• Теги
    • избранные теги
    • Компании12
      • Показать ещё
      Международные организации5
      Страны / Регионы2
Rohm and Haas
19 июля 2014, 00:19

Is Bigger Better?

At the end of the recession, growth slowed, and companies were sitting on cash. As a result, there was a flurry of acquisitions. Some large and notable M&A activity in this period were the deals for Kraft/Cadbury, Dow/Rohm and Haas, Pfizer/Wyeth, and Merck/Schering-Plough. Today, we have a similar situation. Growth has [...]

19 апреля 2014, 10:01

Экономика (Комментарии): Грандиозная развязка: как Запад роет себе могилу

 Поступающие из Москвы новости говорят о том, что Россия на грани подписания «Святого Грааля» – газового соглашения с Китаем. Соглашение между «Газпромом», контрольный пакет акций которого принадлежит государству, и Пекином предполагает, что к 2018 году начнутся поставки в объёме 38 миллиардов кубометров в год по трубопроводу между Россией и Китаем, который планируется построить. Переговоры по поводу соглашения велись долгие годы, но недавние события на западном фланге Москвы (украинский кризис) значительно ускорили эту работу, в которой последним камнем преткновения остаётся цена. Если договор действительно будет подписан во время майского визита Путина в Китай, что предсказывают многие аналитики, это станет важным событием не только в экономике, но и в геополитике. Учитывая, что соседние государства Россия и Китай – крупнейшие в мире поставщик и потребитель природного газа, было бы логичным предположить, что трубопровод между странами уже существует. Но геополитика не всегда подчиняется логике. Напряжённость между двумя бывшими коммунистическими странами (хотя политический и экономический строй Китая так называют до сих пор) тянулась с 1960-х годов, когда территориальные споры поставили Китай и Россию на грань войны. Установление газовых связей стало бы мощным сигналом о растущем понимании русского медведя и китайского дракона, что их будущее связано с взаимным сотрудничеством, а не с Североатлантическим альянсом и его приспешниками, всё активнее стремящимися окружить и изолировать эти страны. Газовое соглашение, если оно будет подписано, станет логическим продолжением наблюдающегося в последние годы движения к сотрудничеству между Россией, Китаем и государствами, которые в советское время находились в сферах их влияния. Активно развивается Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). ШОС включает Китай, Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан и Узбекистан. Своего часа ожидают государства-наблюдатели Афганистан, Индия, Иран, Монголия и Пакистан, а также «партнёры по диалогу» Беларусь, Турция и Шри-Ланка. Первоначально была создана Шанхайская пятёрка, куда вошли страны, подписавшие в 1996 году Договор об углублении военного доверия в приграничных районах. Внутри организации расширялись военные связи, а также контакты в сфере разведки и безопасности. С 2003 года проводятся совместные учения. В 2004 году была создана Региональная антитеррористическая структура, в 2006 году подписано соглашение с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), представляющей собой противовес НАТО. Усиливается БРИКС. Возвышение БРИКС в течение истекшего десятилетия невозможно отрицать – организация прошла путь от появившихся на бумаге теоретических построений 2001 года до сегодняшнего политического союза с ежегодными саммитами и встречами министров стран-участниц. Хотя остались в прошлом сообщения об исчисляющихся двузначными значениями темпах роста и доминировании в мире, значимость организации заключается в объединении столь непохожих развивающихся стран в экономический и политический противовес так называемому «Вашингтонскому консенсусу», навязываемому режимом Всемирного банка и МВФ. Взаимовыгодные связи превращают объединение в нечто большее, чем просто сочетание стран, позволяя им стремиться к расширению влияния путём создания Банка развития БРИКС. Выходит на сцену Евразийский экономический союз Беларуси, Казахстана и России, который должен быть создан к 1 января 2015 года. Он основывается на модели Европейского союза, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) напоминает Европейскую комиссию. ЕЭК отвечает за интеграцию в сфере таможенного регулирования, энергетики, финансовой политики, трудовой миграции и других ключевых областях. Конечной целью является создание наднациональной организации, во многом напоминающей Евросоюз. На очереди Армения, Таджикистан и Киргизия. В качестве жеста доброй воли последняя закрывает авиабазу НАТО в аэропорту «Манас» (предположительно использующуюся в качестве перевалочного пункта для наркоторговли из Афганистана) и расширяет российскую авиабазу. Действия Москвы по установлению более тесных экономических, политических и военных связей с соседними странами – весьма логичный и ожидаемый результат давления на российский западный фланг со стороны США и НАТО. Речь идёт не только о недавних санкциях, но также о размещении элементов ПРО в Восточной Европе и поглощении восточноевропейских стран Альянсом. Зачем НАТО загоняет Россию в угол, подталкивая её к участию во всех названных организациях? Ведь чем теснее Москва сотрудничает со своими региональными союзниками, тем сильнее она (в том числе и экономически) отключается от той самой системы, которая даёт НАТО дипломатические и политические рычаги влияния. Другими словами, зачем Альянс способствует сплочению своих геополитических противников? Такими действиями НАТО усиливает собственных же врагов. Санкции против Ирана неуклонно вовлекали его в двусторонние торговые соглашения, позволяющие не просто обойти карательные меры, но и отказаться от долларовой зависимости самой стране и её торговым партнёрам. Турция начала оплачивать иранский природный газ золотом, Индия и Китай – товарами. С 2012 года Москва и Тегеран перешли на рубли в двусторонней торговле. В итоге Западу удалось навредить иранской экономике, но он также преуспел в стимуляции заключения торговых союзов, минующих доллар и ослабляющих действие санкций. За усиление военной и морской мощи Китая тоже надо поблагодарить США. Производилась как прямая передача военных технологий (например, разработок Ливерморской национальной лаборатории при администрации Клинтона), так и опосредованная (и незаконная) через Израиль. Расследование Конгресса в прошлом месяце обнаружило доказательства планируемой правительством США передачи России высокоуровневых военных технологий для тренировки войск, хотя ведутся разговоры об ужесточении санкций и других страшных карах за присоединение Крыма. Китайское промышленное могущество также возникло не на пустом месте. Технические возможности для китайского экономического чуда прошедшего десятилетия были заложены в более ранний период. За 7 лет с 1994 по 2001 годы американские прямые инвестиции выросли в 4 раза с 2,6 миллиардов долларов до 10,5 миллиардов. За этот же период количество дочерних предприятий американских компаний в Китае удвоилось, и по объёму американских инвестиций в проведение исследовательских работ Китай поднялся с 30 на 11 место в мире. Среди тех, кто развернул в 1990-х бурную деятельность в Китае, были и представители списка крупнейших компаний мира «Fortune 500»: «DuPont», «Ford», «General Electric», «General Motors», IBM, «Lucent Technologies», «Microsoft», «Motorola», «Rohm and Haas». Банк «Goldman Sachs» немало поспособствовал созданию объединения БРИКС, которое аналитики называли самой крупной угрозой возглавляемому США экономическому неолиберализму. Банк выпустил исследование экономик этих четырёх стран, настолько убедительное, что оно подтолкнуло их к созданию БРИК, воплотив документ в жизнь. Похоже, мир приближается к «новой холодной войне», где Запад поддерживает противников по всем направлениям. Можно с уверенностью сказать, что разговоры о втором раунде холодной войны сбываются. Чего стоит одно решение Китая воздержаться на голосовании в Совбезе ООН по поводу крымских событий. Учитывая проблемные регионы в самой Поднебесной (Тибет, Синьцзян), тот факт, что Китай не одобрил резолюцию, осуждающую самовольное отделение регионов, явно свидетельствует об усилении геополитического сотрудничества с Россией. Силы НАТО сами создали себе врага, помогли ему вооружиться, а теперь ещё и спровоцировали его к действиям.     MixedNews

15 апреля 2014, 03:34

The Great Decoupling: How the West is Engineering its Own Downfall

James Corbett Activist Post Reports out of Moscow indicate that Russia is on the verge of signing the “holy grail” of gas deals with China. The deal between Russian state-owned gas firm Gazprom and Beijing would see as much as 38 billion cubic meters of natural gas per year flowing through the first proposed Russia-China pipeline by 2018. The agreement has apparently been in the works for years, but recent events on Moscow’s western flank (read: the Ukrainian situation) has moved the timetable on the plan up dramatically, with the last sticking point being the price. If the deal is signed next month during Putin’s state visit to China, as many analysts are speculating will happen, it will be a significant event not only economically, but geopolitically. Given the fact that Russia, the world’s largest gas producer, and China, the world’s largest gas consumer, are neighbors it would be logical to assume that a gas pipeline between the two countries already exists. But logic and geopolitics seldom mix, and tensions between the two formerly communist countries (however one characterizes China’s current political and economic system) have remained ever since border disputes brought Moscow and Beijing to the brink of war in the 1960s. Establishing a gas link would thus be a very powerful signal of the growing understanding between the Russian bear and the Chinese dragon that their future lies more with each other than it does with a NATO-backed alliance that is increasingly encircling and isolating them.  Speaking of logic, this latest deal, if it is signed after all, would only be the logical extension of all of the moves toward cooperation between Russia, China and their ex-Soviet satellites that we’ve been seeing in recent years.   (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});  There’s the rise of the Shanghai Cooperation Organization. The “SCO” encompasses China, Kazakhstan, Kyrgyzstan, Russia, Tajikistan and Uzbekistan, with Afghanistan, India, Iran, Mongolia and Pakistan waiting in the wings as observer nations, and Belarus, Sri Lanka and Turkey as “dialogue partners.” Originally the “Shanghai Five” of signatories to the 1996 Treaty on Deepening Military Trust in Border Regions, the group has gone on to deepen their military, intelligence and security ties, staging joint military exercises since 2003 and China-Russia war games since 2005. They are also coordinating on security matters, including a 2004 agreement on a Regional Antiterrorism Structure and the 2006 cooperation agreement with CSTO, the NATO counterbalance in the region. There’s the rise of the BRICS. From a theoretical construct in an economic paper in 2001 to a very real political association with annual summits and ministers meetings today, the rise of the BRICS grouping in the past decade has been undeniable. Although the days of double digit growth and “taking over the world” reports are now a thing of the past, the association remains important for its ability to fuse developing economies as diverse as those of Brazil, Russia, China, India and South Africa into an economic and political counterbalance to the so-called “Washington consensus” of the World Bank / IMF regime. While China is undeniably in the BRICS driver’s seat, the access that the five-nation grouping gives each other’s member nations to far-flung parts of the globe, and the ways that the members’ economies can find surprisingly symbiotic notes (like that of the relation between Brazil and China) have made it into more than the sum of its parts, and it is now looking to expand its regional influence with the creation of the BRICS development bank. There’s the rise of the Eurasian Union. Set to come into existence on New Year’s Day 2015, the proposed economic union of Belarus, Kazakhstan and Russia has been modeled on the European Union, complete with a “Eurasian Economic Commission” based on the European Commission. The Commission will coordinate integration on customs issues, macroeconomics, energy and financial policy, labour migration and other key issues, with the end goal being a European Union-style supra-national organization very much like the EU. Armenia, Kyrgyzstan and Tajikistan are already waiting in the wings to get on board with the union, with Kyrgyzstan shutting down the U.S. Manas air base (allegedly used to ship drugs out of Afghanistan) and expanding the Russian air base that it currently hosts as a goodwill gesture. Once again, the idea that Russia would seek closer economic, political and military cooperation with its regional neighbours is a perfectly logical and predictable outcome of the pressure that is building on Russia’s western flank from the US and NATO, not just the recent sanctions, but the years-long build-up of “ballistic missile defense” in Eastern Europe and NATO’s steady progress in swallowing up Eastern European nations. For those who are still locked in the mindset that moves on the geopolitical chessboard are essentially random, with countries scattering this way and that like billiard balls at the break, this poses a puzzling question: why would the NATO allies be backing Russia into a corner to the point that it starts engaging in these alliances? After all, the more Russia turns to its regional allies the more it weans itself and its economy off of the very system that could provide diplomatic and political pressure points for NATO to press upon when needed. In other words, why is NATO helping to push their geopolitical rivals into a closer union? Are they trying to build up their own enemy? For those who like their answers up front, that answer is “yes.” For those who need to see the argument before they arrive at the conclusion, there are no shortage of stories demonstrating how Russia, China, and their “resistance bloc” allies have been built up by the west in recent years. The sanctions that have been levied against Iran in recent years have steadily driven that country into bilateral trade agreements that not only circumvent the sanctions, but help ease the country and its trading partners off their dependency on the dollar. There was the ‘gas-for-gold‘ swap between Iran and Turkey that skirted the sanctions. There was the ‘junk-for-oil‘ trade between Iran and India/China. There was the rouble-denominated bilateral agreement signed between Russia and Iran in 2012. In the long run, the west succeeded in doing damage to the Iranian economy, but they also succeeded in building up trading alliances that skirt the dollar (and weaken future sanctions regimes) altogether. The growing naval and aerial threat of the Chinese military has US technology to thank, not only by direct military transfer(as a Lawrence Livermore National Laboratory whistleblower demonstrated the Clinton administration did in the 1990s) but by indirect (and illegal) transfers via Israel. And just last month, a congressional investigation uncovered evidence that the US government was planning to give Russia high level military technology for use in training their troops as part of the FY2015 budget, even as they were talking about tough sanctions and dire consequences for Russia’s annexation of Crimea. The Chinese industrial juggernaut did not just spring up overnight; the infrastructure for China’s economic marvel of the last decade was laid in the decade before. In the seven years from 1994 to 2001 alone, direct investment of US-based multinational corporations in China quadraupled from $2.6 billion to $10.5 billion.  Source Data: Excel file In the same time period, China rose from the 30th-largest target of US R&D investment to the 11th on the back of a doubling of US affiliates in the country. The list of companies that started major R&D activities or facilities in China in the 1990s reads like a who’s who of the CFR-nested Fortune 500 set: DuPont, Ford, General Electric, General Motors, IBM, Intel, Lucent Technologies, Microsoft, Motorola, and Rohm and Haas all had a significant stake in China by the beginning of the 21st century. And the BRICS association that economists were wringing their hands over in previous years as a major threat to American-led western economic neoliberalism? It was actually created by Goldman Sachs, an outgrowth of a research paper that was convincing enough that it actually caused the four nations (of the then-”BRIC” grouping) to start a political process that made the paper into reality. It seems that as we enter the world of the “new cold war” there is western backing behind every aspect of this new rivalry. And sure enough, the much-ballyhooed Cold War 2.0 is becoming a self-fulfilling prophecy. China’s decision to abstain from the UN Security Council vote on Crimea’s annexation last month was a significant turning point in and of itself. Given China’s unease over its own territorial issues (Tibet, Xinjiang), the fact that they didn’t vote for the resolution condemning a nation’s right to unilaterally secede from a country speaks volumes about China and Russia’s increasing cooperation in geopolitical matters. The inescapable conclusion is that the NATO powers have helped to create their own enemy. They have helped to arm and fund that enemy, and then poked and prodded him into reaction. We would do well to remember the true genesis of this conflict the next time we are told about the “New Cold War.” This is an article from The Corbett Report Subscriber, the weekly e-newsletter for members of corbettreport.com. Please support this website and this work by signing up for a Corbett Report membership today for as little as 100 Japanese Yen ($1 US) per month. CLICK HERE for details.  See more from James Corbett at CorbettReport.com and YouTube. 

Выбор редакции
23 сентября 2012, 13:57

Японцы разработали новый тип топливных водородных элементов

Научно-исследовательская группа, в которой участвуют специалисты из трех организаций (Rohm, Aquafairy Corp., Киотский Университет), разработала легкий и практичный топливный водородный элемент. Эти элементы могут служить для зарядки смартфонов и прочих портативных устройств. По сравнению с прочими топливными элементами и аккумуляторами новое изобретение обладает рядом преимуществ. Читать дальше →