• Теги
    • избранные теги
    • Люди1421
      • Показать ещё
      Страны / Регионы642
      • Показать ещё
      Международные организации99
      • Показать ещё
      Компании820
      • Показать ещё
      Издания217
      • Показать ещё
      Формат28
      Разное636
      • Показать ещё
      Показатели76
      • Показать ещё
      Сферы1
Рон Пол
Рон Пол
Рональд Эрнест «Рон» Пол (Ronald Ernest "Ron" Paul, 20 августа 1935) — американский политик. Член палаты представителей. Участник «Движения чаепития». Участвовал в президентских выборах в 1988 году в качестве кандидата от Либертарианской партии. Пере ...

Рональд Эрнест «Рон» Пол (Ronald Ernest "Ron" Paul, 20 августа 1935) — американский политик. Член палаты представителей. Участник «Движения чаепития». Участвовал в президентских выборах в 1988 году в качестве кандидата от Либертарианской партии. Перед выборами 2008 года до 12 июня являлся претендентом на выдвижение в кандидаты на пост президента США от Республиканской партии. 13 мая 2011 года официально объявил, что он будет бороться за выдвижение в кандидаты от Республиканской партии США на выборах Президента США в 2012 году. Однако, кандидатом от Республиканской партии тогда стал Митт Ромни. Подробнее

Развернуть описание Свернуть описание
29 марта, 19:00

The Crash Of Trumpcare Opens The Door To Full Medicare For All

You can thank House Speaker Ryan and President Trump for pushing their cruel health insurance boondoggle. This debacle has created a big opening to put Single Payer or full Medicare for all prominently front and center. Single Payer means everybody in, nobody out, with free choice of physician and hospital. The Single Payer system that has been in place in Canada for decades comes in at half the cost per capita, compared to what the U.S. spends now. All Canadians are covered at a cost of about $4500 per capita while in the U.S. the cost is over $9000 per capita, with nearly 30 million people without coverage and many millions more underinsured. Seventy-three members of the House of Representatives have co-signed Congressman Conyers’s bill, HR 676, which is similar to the Canadian system. These lawmakers like HR 676 because it has no copays, nasty deductibles or massive inscrutable computerized billing fraud, while giving people free choice and far lower administrative costs. Often Canadians never even see a bill for major operations or procedures. Dr. Stephanie Wohlander, who has taught at Harvard Medical School, estimated recently that a Single Payer system in the U.S. would potentially save as much as $500 billion, just in administrative costs, out of the nearly $3.5 trillion in health care expenditures this year. Already federal, state and local governments pay for about half of this gigantic sum through Medicare, Medicaid, the Pentagon, VA, and insuring their public employees. But the system is complexly corrupted by the greed, oft-documented waste, and over-selling of the immensely-profitable, bureaucratic insurance and drug industry. To those self-described conservatives out there, consider that major conservative philosophers such as Friedrich Hayek, a leader of the Austrian School of Economics, so revered by Ron Paul, supported “a comprehensive system of social insurance” to protect the people from “the common hazards of life,” including illness. He wanted a publicly funded system for everyone, not just Medicare and Medicaid patients, with a private delivery of medical/health services. That is what HR 676 would establish (ask your member of Congress for a copy or find the full text here. Conservatives may wish to read for greater elaboration of this conservative basis, my book, Unstoppable: The Emerging Left-Right Alliance to Dismantle the Corporate State.) Maybe some of this conservative tradition is beginning to seep into the minds of the corporatist editorial writers of the Wall Street Journal. Seeing the writing on the wall, so to speak, a recent editorial, before the Ryan/Trump crash, concluded with these remarkable words: “The Healthcare Market is at a crossroads. Either it heads in a more market-based direction step by step or it moves toward single payer step by step. If Republicans blow this chance and default to Democrats, they might as well endorse single-payer because that is where the politics will end up.” Hooray! Maybe such commentary, repeated by another of the Journal’s columnists, will prod more Democrats to come out of the closet and openly push for a Single Payer system. At a recent lively town meeting in San Francisco, Minority Leader Nancy Pelosi blurted at her younger protesters: “I’ve been for single-payer before you were born.” Presumably retired President Barack Obama and Hillary Clinton will do the same, since they too were for “Full Medicare for All” before they became politically subservient to corporate politics. Even without any media, and any major party calling for it, a Pew poll had 59% of the public for Full Medicare for All, including 30% of Republicans, 60% of independents and 80% of Democrats. Ever since President Harry S. Truman proposed to Congress universal health insurance legislation in the nineteen forties, public opinion, left and right, has been supportive. We’ve compiled twenty-one ways in which life is better in Canada than in the U.S. because of the Single Payer health insurance system. Canadians, for example, don’t have to worry about pay or die prices, don’t take or decline jobs based on health insurance considerations, nor are they driven into bankruptcy or deep debt, they experience no anxiety over being denied payment or struck with reams of confusing, trap-door computerized bills and fine print. People in Canada do not die (estimated at 35,000 fatalities a year in the U.S.) because they cannot go for diagnoses or treatment in time. Canadians can choose their doctors and hospitals without being trapped, like many in the U.S., into small, narrow service networks. In Canada the administration of the system is simple. You get a health care card when you are born. You swipe it when you visit a physician or hospital. All universal health insurance systems in all western countries have their problems; but Americans are extraordinarily jammed with worry, anxiety and fear over how or if their care is going to be covered or paid, not to mention all the perverse incentives for waste, gouging and profiteering. Time to call your Senators and Representatives. There are only 535 of them and you count in the tens of millions! For the full 21 Ways, see the article here. For more information on health care in the U.S., what’s being done to combat vicious commercial assaults on our country’s most vulnerable people, and to find out how you can help fight back, visit singlepayeraction.org. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

29 марта, 18:15

Может ли Медведев повторить судьбу Хиллари Клинтон

В продолжение опроса о судьбе Медведева -- Путину и Медведеву надо серьёзно поговоритьМожет быть, кому-то не известны отдельные нюансы избирательного процесса.Как вы думаете, кто это?Совершенно верно!Это Вера Пятнистый Орёл! Независимый кандидат в президенты США.При пересчете голосов, которого требовала Клинтон, за неё проголосовал один из выборщиков -- оказалось, что в истории президентских выборов США это первый раз, когда выборщик отдал голос за представителя коренных народов США.Несколько выборщиков проголосовали:3 -- за Колина Пауэлла1 -- за Джона Кейсика1 -- за Рона Пола1 -- за Веру Пятнистый Орёл1 -- за Берни СандерсаТаким образом, за Хиллари Клинтон было отдано 48,03% голосов избирателей, и она проигралаЗа Трампа -- 45,94% (почти на 3 млн.человек! меньше), и он выиграл.После этого про США в плане "демократии" можно вообще не говорить, но я продолжу.Во время продолжающейся истории с "фондами Медведева" не покидает ощущение определенной вторичности, провинциальности нашего скандала.Вроде и размах есть, но чувствуется некая искусственность (когда смотришь миллиардные закупки Минобороны США, это чувство пропадает))Совершенно не желая облагораживать чьи-то поступки, посчитал раскрытые "Новой газетой" доходы и расходы "фондов Медведева":2015 "Дар": получил 1,4 млрд рублей в виде пожертвований, но ничего не потратил на благотворительность.На "иные мероприятия" ушло 454,6 млн рублей, на покупку "основных средств инвентаря" — 574 млн рублей, а на зарплаты, содержание автомобилей, командировки — 224,7 млн рублей.За строительство нежилого здания в селе Миловка под Плесом "Дар" заплатил в 2010 году краснодарской компании 603,4 млн рублей.2015 "Соцгоспроект": получил 1 млрд рублей, потратив на благотворительность 750 млн рублей, но на какие именно благотворительные проекты — неизвестно.2013 году "Градислава": получил из неназванного источника 549 млн рублей.ФПЗОВС 2015: 160 млн рублей на благотворительность и 211 млн рублей на содержание аппарата управления.Если даже всё это вместе сложить, и благотворительность, и иные..., и предположить, что это 3 млрд. рублей в год и умножить, например, на 4 года (время президентства Медведева) можно получить невероятную астрономическую цифру 12 млрд.рублей.Но невольно вспоминаешь Пелевина: Если вы думаете, что коррупция - это то, что творится в России или на Украине, вы, как бы помягче сказать, провинциальны и не видели зверя страшнее кошки.Когда проводили аудит деятельности фонда Клинтонов, то насчитали «несоответствий» за четыре года на сумму 225 млн. долл. (можно и к 12 млрд. рублей привести, если поиграть с курсами)Это то, что просто растворилось в воздухе.То, с чего не было выплат налогов в американскую казну.+ злосчастные миллиарды Фонда Клинтонов из-за границы: даже когда Хиллари заняла должность государственного секретаря, поток денег из-за границы не иссяк (фонд перестал получать деньги от правительств, но теперь он стал получать их от иностранных граждан и частных компаний (которые, как выяснилось, всегда были тесно связаны с правительствами своих стран).+ расходы Фонда, которые периодически превышали размер благотворительных пожертвований.+ транспортные расходы для сотрудников в среднем по 5 млн.долларов в год -- что как раз почти совпадает с командировочными в "Даре"Можно сказать, что "фонды", которые связывают с Медведевым, отчасти приблизились к высотам благотворительной деятельности бывшего госсекретаря США и кандидата в президенты США Х.КлинтонПожалуй, фундаментальное отличие Клинтон от Медведева в том, что медиа смогли "вытащить" её из пучины скандала, связанного с Clinton Foundation, и она получила на выборах 2016 в США 48 процентов голосов избирателей.Вот это я понимаю гигантская сила СМИ, которые многие упрекают за "бессилие против Трампа".На нашем примере можно посмотреть: при очень серьёзных обвинениях в коррупции (Фонду Клинтонов (не абстрактному "Дару") жертвовали иностранные государства во время того, как Клинтон занимала одну из высших гос.должностей) Хиллари не только осталась кандидатом в президенты США, но снискала голоса большинства американских избирателей.Большинства!Мне кажется, у нас никакие государственные СМИ, никакая Е. Чудновец (видели, что она написала: "Сейчас Дима увидит что народ России не доволен, что тот с ним не поделился и исправится, поделится. А как ему иначе поступить? ведь тогда ему отставку и в тюрьму. Думаю все образуется, к тому же они с Вовой уже сытые, а новые придут и как начнут воровать как с ума сошли!") Медведеву уже не помогут набрать 40%...И попутно отмечу, что другому представителю славной фамилии Медведев, Евгении Медведевой, раз за разом удаётся устанавливать мировые рекорды.Сегодня очередной -- в Хельсинки

29 марта, 17:41

Комитет Конгресса США одобрил законопроект о проверке ФРС

Комитет по надзору и правительственным реформам Палаты представителей Конгресса США одобрил законопроект, который позволит надзорным органам проводить проверку решений Федеральной резервной системы относительно денежно-кредитной политики (ДКП).

28 марта, 22:34

House Committee Passes Bill To "Audit The Fed"

The Republican-controlled Committee on Oversight and Government Reform approved a bill earlier today to allow for a congressional audit of the Federal Reserve's monetary policy, a proposal Fed policymakers have opposed and likely faces a difficult path to final approval in the Senate.  Under the bill, the Fed’s monetary policy deliberations could be subject to outside review by the Government Accountability Office.  While similar bills have garnered some support from Democrats in the past, they uniformly spoke against the current proposal during a meeting of the House of Representatives suggesting the current iteration would face stronger resistance from an increasingly polarized environment in Washington D.C.. The House previously passed similar versions of this legislation twice before in 2012 and 2014, with dozens of Democrats joining nearly unanimous Republican support.  That said, those bills both died in the Senate and likely would have faced a Presidential veto from Obama had they survived anyway. That said, Trump expressed interest in passing such legislation multiple times during the 2016 campaign cycle which means the 3rd time might just be the charm for Republicans.  It is so important to audit The Federal Reserve, and yet Ted Cruz missed the vote on the bill that would allow this to be done. — Donald J. Trump (@realDonaldTrump) February 22, 2016 President-elect @realDonaldTrump has stated his support for #AuditTheFed. Let’s send him the bill this Congress. https://t.co/1twVBMv37u — Senator Rand Paul (@RandPaul) January 4, 2017   And while proponents of the bill argue that the Fed wields too much power over the U.S. economy with minimal oversight, opponents assert that Fed decisions should be informed purely by economic indicators and completely insulated from "political pressure"...and we presume those same opponents would argue that Yellen's decision to wait until just after the conclusion of the 2016 Presidential election to start hiking rates had absolutely nothing to do with politics.  Per Reuters: Proponents of the measure argue that the Fed is too powerful and lacks sufficient oversight for its interest rate decisions. But Fed officials from Yellen on down, as well as other critics, have warned that such a policy could subject the Fed to undue political pressure and discourage it from taking unpopular steps for the good of the overall economy.   "We should not in any way hinder their independence," said Representative Carolyn Maloney, a New York Democrat, echoing the sentiment of Fed policymakers who say they could come under political pressure to avoid making unpopular decisions such as raising interest rates to slow growth and control inflation. The next step for the bill would be a floor vote by the entire House, where Republicans hold a solid majority, followed by a Senate vote that would be much more difficult given Republcans' narrow lead.

28 марта, 15:11

Did The Government Spy On Trump? Ron Paul's Answer: "Of Course... It Spies On All Of Us!"

Authored by Ron Paul via The Ron Paul Institute for Peace & Prosperity, There was high drama last week when Rep. Devin Nunes announced at the White House that he had seen evidence that the communications of the Donald Trump campaign people, and perhaps even Trump himself, had been “incidentally collected” by the US government. If true, this means that someone authorized the monitoring of Trump campaign communications using Section 702 of the FISA Act. Could it have been then-President Obama? We don’t know. Could it have been other political enemies looking for something to harm the Trump campaign or presidency? It is possible. There is much we do not yet know about what happened and there is probably quite a bit we will never know. But we do know several very important things about the government spying on Americans. First there is Section 702 itself. The provision was passed in 2008 as part of a package of amendments to the 1978 FISA bill. As with the PATRIOT Act, we were told that we had to give the government more power to spy on us so that it could catch terrorists. We had to give up some of our liberty for promises of more security, we were told. We were also told that the government would only spy on the bad guys, and that if we had nothing to hide we should have nothing to fear. We found out five years later from Edward Snowden that the US government viewed Section 702 as a green light for the mass surveillance of Americans. Through programs he revealed, like PRISM, the NSA is able to collect and store our Internet search history, the content of our emails, what files we have shared, who we have chatted with electronically, and more. That’s why people like NSA whistleblower William Binney said that we know the NSA was spying on Trump because it spies on all of us! Ironically, FISA itself was passed after the Church Committee Hearings revealed the abuses, criminality, and violations of our privacy that the CIA and other intelligence agencies had been committing for years. FISA was supposed to rein in the intelligence community but, as is often the case in Washington, it did the opposite: it ended up giving the government even more power to spy on us. So President Trump might have been “wiretapped” by Obama, as he claimed, but unfortunately he will not draw the right conclusions from the violation. He will not see runaway spying on Americans as a grotesque attack on American values. That is unfortunate, because this could have provided a great teaching moment for the president. Seeing how all of us are vulnerable to this kind of government abuse, President Trump could have changed his tune on the PATRIOT Act and all government attacks on our privacy. He could have stood up for liberty, which is really what makes America great. Section 702 of the FISA Act was renewed in 2012, just before we learned from Snowden how it is abused. It is set to expire this December unless Congress extends it again. Knowing what we now know about this anti-American legislation we must work hard to prevent its renewal. They will try to scare us into supporting the provision, but the loss of our liberty is what should scare us the most!

Выбор редакции
27 марта, 19:11

Did the Government Spy on Trump? Of Course. It Spies on All of Us!

By Ron Paul There was high drama last week when Rep. Devin Nunes announced at the White House that he had seen evidence that the...

26 марта, 19:00

Программа Section 8 — распил в Америке

На этой неделе исполняется ровно 75 лет с того момента, как член Палаты представителей Генри Стигалл (Алабама) и сенатор Роберт Вагнер (Нью-Йорк) закончили работать над законопроектом The Housing Act of 1937, который большинству современных жителей Соединённых Штатов более известен под названием Section 8 (Восьмая программа). Тогда Стигалл и Вагнер, обеспокоенные жилищными проблемами людей с низким […]

26 марта, 12:00

Фальсификация выборов в США

Оказывается, в своих попытках превратить президентскую кампанию в бесполезный фарс российские оппозиционеры совсем не одиноки. Похожий скандал разгорается и за океаном. Американские блогеры кричат об "украденных голосах", о фальсификациях, вывешивают протоколы и доказательства обмана и "лайкают" в соцсетях популярного оболганного кандидата, ставшего жертвой самой демократической избирательной системы. О том, почему Россия теперь – Америка, Накануне.RU […]

26 марта, 04:51

Trump Obamacare Repeal Blew Up Bigly Because of a House Divided Against Itself

The following article by David Haggith is from The Great Recession Blog: Trump’s really big supporters openly grieved that the explosion of his emphatically promised Obamacare replacement bodes poorly for all of Trump’s plans. Fox’s Sean Hannity and Lou Dobb’s regaled the Republican party for failing to take the reins and lead now that the party finally has the chance to prove it can do what it has promised. Hannity stated that numerous high authorities told him this marks the end of any Obamacare repeal for 2017. This first attempt by Trump and his party to see if they can accomplish anything together was by everyone’s account (except Trump’s) a dismal failure. Even Paul Ryan, who drafted the plan that Trump endorsed, admitted the enormity of failure quite honestly. The least I can say for him (not being one who likes him in the slightest) is that he owned it. Ryan picked up the argument leveled against Republicans by Democrats when they were running congress, which said that it is easy to be an opposition party and simply stand against everything, but quite a different matter to be creative and actually govern. Democrats long argued that Republicans really have no plan to replace Obamacare that could possibly succeed — that they were all talk — and Republicans just proved them right. Since Republicans kept Democrats completely out of the discussion, it’s fair to say Republicans failed entirely on their own. Ryan failed embarrassingly, and I question whether his leadership will survive this failure, except for the fact that the faction most responsible for the failure (outside of Ryan himself) is the one that would likely seek his blood if Ryan had succeeded. Nevertheless, they cannot stand him and would probably join any other faction that now wants to bring him down. Trump failed bigly, too, because the truth is that he swore over and over to his supporters that he would get a “great” replacement through congress as one of his first orders of business. Granted he did not say he would succeed right away, but only that he would make it his first order of business. It is, however, now questionable that he will ever get a replacement through, much less a great one. He has three more years to try again, but a total failure within your own party to get your first order of business done, especially when it is something the entire Republican party has said it will do over and over for years and when you are in your honeymoon period, is no small failure. Ryan has manned up to that. The party needs to also. Trump blamed it on Democrats, but that actually is deplorable, because Trump knew every time he made the promise that he didn’t have a ghost of a chance at getting Democrat support, given how much he attacked them over the plan. How could he not know that unless he is delusional? The last group in the world that would help him repeal Obamacare would be Democrats. So, if the repeal’s failure is their fault, give that they were never even included in the discussion, the failure to realize the obvious — that they would never support him — was his own. Republicans could learn from this and do better, but it remains to be seen whether they are able and willing to learn. That requires humility, which is always scarce in congress. In the meantime, the failure to deliver Trump’s big promise of “immediate Obamacare repeal” is a death knell to the Trump Rally, and the clock is ticking against all of Trump’s plans. (It doesn’t guarantee that the stock market will immediately crash, though it easily could; but its rally days are over. My prediction last year was that the rally would end as soon as Trump and congress had to actually work together. That is when investors would be forced to grasp reality and see that nothing Trump has promised is anywhere near as likely to come to pass as they believe. That is when I expected they will start to let go of their Tumphoria. Candidate promises are easily made. Legislation is not, and congress has never been more divided. Neither has that congressional subset called Republicans.   A house divided against itself   Here is how it all came down. The proposed American Health Care Act (AHCA) died because the House Republican Conference (the official name for the entire Republican caucus in the House of Representatives) is divided into factions that aligned in three groups.  When the center group — the largest group of Republicans who solidly backed Paul Ryan’s bill — tried to move further right to appease the most conservative group, it lost votes from the group that is furthest left (more centrist with respect to American politics overall). There are nowhere near enough votes in the center group of Republicans to beat Democratic opposition, and compromise toward one faction lost the other; so no House majority could be built. It is hard to say exactly who was in each group because no vote was taken to put members on record, but this appears to be generally how things fell apart: 1) By far the largest group would have consisted of the house’s largest conservative faction (172 members), known as the Republican Study Committee, probably joined by members of the House Republican Conference who do not identify with any particular faction. I’m talking here about the group that solidly supported President Trump and Speaker of the House Paul Ryan on the AHCA as originally drafted. The Republican Study Committee — formed in 1973 to keep an eye on the party’s moderate leadership during the Nixon-Ford years — is the House’s oldest active faction. It has allied itself over the years with the National Rifle Association, the Heritage Foundation, Focus on the Family, the religious right, Concerned Women for America, the conservative magazine National Review.  One might now categorize it as representing the center of the House Republican Conference (though the truest middle consists people who don’t belong to any faction). This caucus, as the House Republican Conference’s mainstay faction, has included such Republican luminaries as Vice President Dan Quayle, former Vice President Dick Cheney, Majority Leader Eric Cantor, former House Majority Leader Tom DeLay, and current Vice President Mike Pence. House Speaker John Boehner was not a member of the group. 2) The smallest, rewest, and most conservative faction of the House Republican Conference, called the “Freedom Caucus,” was established in 2015 to battle then Speaker John Boehner, particularly to fight his approval of Obamacare (the Affordable Care Act). These members of congress can be seen as the present rabble rousers because this is the faction that was willing to shut down the government in the original fight against Obamacare. Naturally, this group remains set toward making sure Obamacare is completely repealed and is willing to shut down government again, including apparently the leader of the House and the President just to make sure Obamacare is fully repealed. Not compromising on abolishing Obamacare was more important to them than whether or not Trump succeeds by getting off to a strong start. The Freedom Caucus is tough enough that it forced John Boehner to remove his butt from the speaker’s cushion, which led to his exiting congress altogether, so Paul Ryan knows full well they could accomplish that again. This battle-hardened caucus embraces the tea party folks, but it is not the Tea Party Caucus, which is now nearly inactive because the official Tea Party Caucus was largely rejected by citizens in the tea party movement (including members of congress, such as Marco Rubio, who were elected by those citizens). It was rejected because the tea party movement saw the Tea Party Caucus as a Republican attempt to hijack a grass-roots movement. By nature, those who identify themselves as part of the tea party movement do not want to see their movement institutionalized or co-opted by the establishment. The Freedom Caucus currently has thirty-one members. The group that initially opposed the ACHA certainly included this faction and likely some of the Republicans’ more libertarian faction, formed by Representative Ron Paul, called the Liberty Caucus. These two factions overlap in membership. Michelle Bachman, for example, was a founder of the Tea Party Caucus (now largely subsumed by the Freedom Caucus) and a member of the Liberty Caucus. 3) A larger faction of the House Republican Conference consists of about fifty people, who are the left-most Republicans in the House of Representatives (meaning only that they are moderates since no one in the Republican party is a leftist). This group was established in 1994 as the “Tuesday Group” when Republicans took control of the House under the more conservative leadership of Newt Gingrich. Gingrich rallied Republicans around his Contract with America. The Tuesday Group formed to resist Gingrich’s more conservative positioning of the Republican party. The actual battle went like this: Unquestionably, those aligned with the Freedom Caucus felt the original AHCA bill, as proposed by Paul Ryan, did not go far enough in repealing Obamacare. Therefore, the group of Republicans who were with Trump and Ryan modified the bill to strip out more of Obamacare by taking down some of its Medicaid provisions and other benefits in order go gain some of the more conservative votes. That resulted in those aligned with the Tuesday Group (the most moderate Republicans) feeling the bill now went further right than they could tolerate. As a result, the Republicans lost some moderate votes when they compromised to pick up more conservative votes, and they never gained all of the conservative votes. So, they could not find a majority that could agree on any bill, and they had already thumbed their noses at Democrats completely, so they certainly wouldn’t get any help there.   Why Trump faces big-league troubles in enacting any of his stimulus plans   As Lincoln said in quoting Jesus Christ, “A house divided against itself cannot stand.” (Lincoln was talking about government. Jesus was talking about the devil. Beg me to describe the difference.) One major accusation Democrats made against Republicans when Republicans ran an opposition government against Obama was that it is easy to simply be against everything. It is quite another job to govern — to have a clear vision, a good vision that will actually do something for America, and then to unite behind it. Anybody can oppose things without an idea in his or her head as to what will actually work to do some good. Now that he’s been knocked around by his own party, Paul Ryan co-opted the argument as his own: (See his comments at the start and then at the 6:30 time maker and especially 8:12 marker.)         And this is exactly why Trump is going to have a hard time getting his legislation passed. Republicans could somewhat unite in opposing anything Democrats came up with because even enemies are known to unite around a common foe. However, the formation of the Freedom Caucus and its overthrow of John Boehner proves even that kind of unity is never complete and hard to achieve. Coming up with great ideas, which Trump entrusted to Ryan, and then uniting around something you can support, though not fully, is harder still. As the new opposition government, Democrats are solidly united against Trump, and the Republican party is too divided to create a large enough majority to overcome the Democrats. It has become increasingly divided since the tea-party movement began, so that will not easily change. It could change now that all Republicans should be able to see that, if they don’t unite around something, they will get nothing at all; but will it? The Freedom Caucus has not exactly shown itself to be a group that is amendable to softening its positions toward the party’s center, and the Tuesday Group, which might soften toward the party’s center, will never go as far right on anything as the Freedom Caucus demands. That said, other issues may be less polarizing than Obamacare, given that the Freedom Caucus largely formed around the intention of defeating Obamacare during the Boehner years. It took only took a matter of days for plan number one to fall embarrassingly flat on its face. That’s a bitter reality for both Trump and Ryan because promises to repeal and replace Obamacare or just abolish it entirely were the biggest and most frequent pledges heard from all Republicans. So, if they can’t get together on that … Trump also blinked on his get-tough negotiations with his own party. He said he was going to force a vote so that Republicans who voted against this repeal and replacement of parts of Obamacare would be held accountable on election day. He reneged and backed Ryan’s desire to simply pull the vote so that no one is held accountable and no one can see by what margin it actually failed. (Perhaps the failure was bigger than we know.) As a result, no one had to go on record as being the reason hope of an Obamacare repeal in 2017 failed. As Ryan announced in the video above, Obamacare now stands as the law of the land for the foreseeable future because Republicans could not find any plan around which they could form a congressional majority. (In other words, he will not approve another go at it in this session of congress because the votes are not there, nor is the hope of compromise; and any future party leader is going to be hesitant to take this battle on, seeing how Ryan got clobbered.) Due to a small faction demanding everything, no Republican got anything they could take back to their voters. Even strong supporters of President Trump like Lou Hobbs and Sean Hannity see this as a massive failure of the Republican House to accomplish anything:         As Hannity said to all congressional Republicans in the video above just before the bill’s final hour,   It’s time for you to give the American people a bill that you have now promised them for almost eight years. I would argue tonight, Failure is not an option for the president of the United States and his first piece of legislation. If you don’t succeed, you will have nobody to blame but yourselves…. And here’s my message to you people in congress: For the love of God, after eight years, can you please do your job? Can you please find a way to work together? Can you please find a way to serve your country, not yourselves, not your re-election?   They just couldn’t do it. They could not succeed even in the slightest compromise even with the promise that this was only phase one and more of their wishes would come later. Republicans now have all the reins of power, and they still accomplished nothing!   What it all means for the Trump Rally   This total fiasco — which was huge, really huge — demonstrates why I’ve said all along that Trump’s road to getting his plans enacted through congress, even with Republicans in control of both houses, is far from being the likelihood that has been priced into the stock market by the Trump Rally. While the AHCA defeat is not the end of the game for Trump’s plans, it shows exactly why I’ve said the Trump Rally is a clear case of irrational exuberance on the scale that precedes a major crash (said when writing about the stock market’s response to Trump’s stimulus plans back in December):   Is the stock market irrational in its exuberance for shifting so much just because of Trump’s pledges, which are far, far from becoming reality? I think so. I haven’t even talked about Democrat resistance to Trump’s plans, and he’s already got resistance from the Republican leader of the senate…. That doesn’t mean the market won’t keep going up. Who knows what the maximum height or duration of irrational exuberance is (because who knows how crazy people can get); but I am certain of this much: the higher the stock market rockets upward on such irrationality, the harder it falls into the chasm of ever-growing debt from which it has been constructed…. There is nothing you’re going to do that can stop the markets (in stocks and bonds) from having their hangover when the bubbly stuff is over and irrational exuberance suddenly looks like delirium. Our greatest economic crashes have always happened when least expected. (“Irrational Exuberance in US Stock Market Grasps at 20K for Dow“)   This past week proves the stock market was irrationally premature in rising to Trump’s stimulus talk. Trump has no possibility of any support from Democrats, who hate his guts on just about everything he stands for, and we have now seen proof that he has no majority support he can count on in his own party. This is one major reason I have refused to join those who believe things will and are now turning around economically because of Trump’s election, even though it has probably cost me readers (given that my audience is largely anti-establishment). For Trump’s plans to become reality, he has to build consensus around a plan that can save the economy, and he is far from either consensus or a plan that can save the economy from its fundamental flaws. The best his plan would do — if he could get it enacted — is pump it higher for a little longer. You can accomplish a little bit in the US by executive decree, but not much. Maybe Republicans will now join around a tax plan, but time is not on their side. So, my prediction remains that the economy, including the stock market, goes down this year for the numerous reasons I’ve given beyond the solitary reason that has just played out above. He hasn’t even started squaring off with the Democrat’s opposition. This one went down just from the opposition within his own party! It’s time to wake up and smell the ammonia!

25 марта, 12:00

Фальсификации в США

Накануне праймериз в штате Южная Каролина американские избиратели, да и все, кто следит за этим увлекательным шоу, были сбиты с толку заявлением Республиканского Комитета штата Айова о том, что победа Митта Ромни в этом штате была провозглашена ошибочно. Подлинным победителем оказался ультраконсервативный бывший сенатор Рик Санторум. Дальше началась такая чехарда, что уследить за ней оказалось не по силам даже опытным политическим обозревателям ведущих американских изданий, […]

25 марта, 11:00

Фальсификации на выборах в США

Американская блогосфера кипит от возмущения — результаты выборов были сфальсифицированы. Но американская пресса, крупные СМИ молчат об этом, будто набрали в рот воды. Молчит и мадам Клинтон. Впрочем, это не странно — фальсификация произошла в Соединенных Штатах, а не в России. Жертвой стал Рон Пол, один из ведущих кандидатов на пост президента от Республиканской партии, а местом преступления — штат Айова.Американские блогеры кричат об «украденных голосах», о фальсификациях, вывешивают протоколы и доказательства обмана. Но их голоса не прорываются […]

24 марта, 05:15

Paul Craig Roberts: "In America Today, Facts Cannot Compete With Lies"

Authored by Paul Craig Roberts, Unable to provide an ounce of evidence that a Trump/Putin conspiracy stole the presidential election from Hillary Clinton, the corrupt US “intelligence” agencies are shifting their focus to social media and to Internet sites such as Alex Jones and Breitbart. Little doubt the FBI investigation will trickle down to Glenn Greenwald at The Intercept, Zero Hedge, the Ron Paul Institute, Nomi Prins, Naked Capitalism, Lew Rockwell, Global Research, antiwar.com, and to others on the PropOrNot, Harvard Library, and Le Monde lists, such as top Reagan administration officials David Stockman and myself. It is extraordinary that the FBI is so desperate to protect the budget of the military/security complex that it brings such embarrassment to itself. Who in the future will believe any FBI report or anything a FBI official says? Those behind this “investigation” understand that it is so ridiculous that they must give it gravity and credibility. They selected two reporters, Peter Stone and Greg Gordon, in the McClatchy News Washington Bureau, who fit Udo Ulfkotte’s definition of “bought journalists.” Hiding behind anonymous sources—“two people familiar with the inquiry” and “sources who spoke on condition of anonymity”—the presstitutes fell in with the attack on independent media, reporting that one former US intelligence official said: “This may be one of the most highly impactful information operations in the history of intelligence.” http://www.mcclatchydc.com/news/politics-government/white-house/article139695453.html Wow! A totally ridiculous “investigation” is one of the most important in history. The implication is that the Russians are operating through scores or hundreds of independent media sites to control how Americans vote. There was once a time in America when people were skeptical of anonymous sources. It was widely understood that anyone could tell a reporter anything and that a reporter could claim an anonymous source whether or not the source existed. Perhaps it was the Watergate “investigation” by the Washington Post that gave anonymity credibility. The Post’s reports made it sound like any sources ratting on Nixon’s perfidy was at risk of their lives, and the subtle emphasis on risk gave anonymity credibility. The real story under our noses is not a Trump/Putin/independent media conspiracy to steal the presidential election. The real story is the totally obvious collusion between the Hillary forces, the US print and TV media (with the partial exception of Fox News), and the CIA and FBI to steal the Democratic nomination from Bernie Sanders, the presidential election from Donald Trump, and to delegitimize Trump’s election. The theft of the nomination from Sanders is precisely what the leaked Podesta emails show. The totally one-sided presstitute support for Hillary and full-scale assault on Trump clearly show the presstitutes participation in the collusion. The extraordinary lies told in public by Obama’s CIA Director John Brennan clearly demonstrate the CIA’s lead in the attempted frame-up of Trump and his team. FBI Director Comey’s statement the day before the presidential election that the FBI had once again cleared Hillary of criminal charges sent the Dow up 371 points and set the stage for a Hillary election victory. Why are not any of these hard facts in the news? Why, instead, do the presstitutes and “intelligence” agencies report nothing but fake news, supported by anonymous “sources”? Why is a false reality being constructed, and the hard facts ignored? Note another extremely strange feature of our strange time. Elements of the liberal/progressive/left portray President Trump as a member of the One Percent operating for the One Percent against the people and filling his government up with generals and his budget with more military spending. Why then is Trump under full-scale assault from the military/security complex? Why are they working to contradict, delegitimize and impeach their own agent? If Americans were a thinking people, or even a people capable of thought, how could such inconsistent disinformation dominate public discussion? What we should be scared about is that in America today, facts cannot compete with lies. The McClatchy story describing a pointless investigation as one of the most important in history is working its way through the media. See: http://www.latimes.com/politics/washington/la-na-essential-washington-updates-some-right-wing-sites-under-1490115530-htmlstory.html http://dailycaller.com/2017/03/21/fbi-probing-breitbart-infowars-in-russian-influence-investigation/ http://news.antiwar.com/2017/03/21/fbis-russia-probe-turns-focus-on-social-media-bots/print/ Are we to conclude that America’s corrupt and disloyal “intelligence” agencies are a direct threat to democracy, that they are committed to overthrowing Trump’s presidency in a “color revolution,” that, unable to provide any evidence whatsoever for their conspiracy theory of a Trump/Putin collusion to steal the presidential election, the “intelligence” agencies have moved on to the discredit the independent Internet media that are in the way of the “intelligence” agencies’ control over explanations? It is a hard fact that the Democrats, US “intelligence,” and the presstitutes are absolutely determined to control the explanations given to the American people and the wider world. The Agents are out in force, and Neo is nowhere in sight. The demonization of Russia and the extraordinary level of tension that the ignorant and foolish Clinton, George W. Bush, and Obama regimes created with Russia are disconcerting, indeed, frightening to those, such as myself, Patrick Buchanan, and Stephen Cohen, who experienced the long decades of the Cold War. We have never seen such highly provocative, entirely gratuitous behavior of one nuclear power toward another as the behavior of the US toward Russia over the past six presidential terms. What the Cold Warriors of the time experienced was a gradual buildup of mutual trust that enabled Reagan and Gorbachev to end the Cold War and remove the threat of nuclear Armageddon. In contrast, the Clinton, Bush, and Obama regimes, the FBI, CIA, NSA, the New York Times, Washington Post, CNN, NPR, MSNBC, and the rest of the presstitutes, the right-wing Republicans, such as Lindsey Graham, John McCain, and Ben Sasse, the Democratic Party, and the liberal/progressive/left have convinced Russia, in the words of Russia’s President Putin, that “we cannot trust the United States.” This “achievement” of these idiots comprises the greatest crime humans have committed in their entire history. The atomic bombs with which the Americans gratuitously destroyed two Japanese cities are mere pop guns compared to the thermo-nuclear weapons of today. Some of the crazed neoconservatives erroneously believe that Russia is not sufficiently well-armed to respond to US aggression, but the fact of the matter is that Russia’s strategic weapons are superior and more powerful than those of the US. How can it be anything other than a death wish for European governments to be egging on conflict with Russia, for women marching not against war but against Trump for wanting to reduce tensions with Russia, for US “intelligence” to be totally committed to orchestrating a “Russian threat” that all but guarantees thermo-nuclear war? One would think that people would be marching in favor of reduced tensions with Russia and demanding that Trump deliver on this promise, not that they would be out opposing Trump. What is the importance of Identity Politics compared to nuclear war? How can Americans, Democrats, Republicans, Greens, Europeans, Canadians, Australians, New Zealanders, and Japanese contain their outrage against the governments that are putting the life of the planet at risk for nothing except the budget and power of the US military/security complex? Trump is silly to roll back environmental protections, but this pales in comparison to the environmental damage of thermo-nuclear war. How can the left-wing be lost in Identity Politics while the life of the planet is being put at extreme risk? Why did CounterPunch recently and suddenly abandon the working class and peace and take up the cause of the victim groups of Identity Politics— women, blacks, homosexuals, lesbians, transgendered, and Muslim refugees (see Eric Draitser CP, Vol. 24, No. 1), the cause of the EU and globalism (see http://www.counterpunch.org/2017/03/20/brexit-nationalism-and-the-damage-done/ ) which benefits only the One Percent, and the demonization of Trump and Putin? Perhaps it is only a coincidence, but CounterPunch’s collapse coincides with CP being put on and removed from the PropOrNot list of Russian agents/dupes. My columns, for years a welcome feature on CounterPunch, suddenly ceased to appear. We have had no explanation from CounterPunch why the site suddenly gave up on peace and bread. One might think that the audacity of the lies from the FBI, CIA, NSA and their media whores would provoke a powerful response from the liberal/progressive/left and from European populations, but it hasn’t. What about Trump himself? Has he been forced to abandon his goal of normal relations with Russia, as this article in the Intercept suggests? https://theintercept.com/2017/03/21/revolving-door-military/ If not, is Trump filling top Pentagon and Homeland Security positions with generals and defense contractors in order to neutralize the military from participating in a CIA/presstitute coup against him? If Trump is eliminated, with Pence as VP and the list of appointees provided by the Intercept, the US government will pass into the hands of the military/security complex for the remainder of its existence. Is Trump now focused on protecting himself instead of protecting all of us from a deadly conflict with Russia? If so, this is the achievement of the US “intelligence” services, the Democratic Party, right-wing Republicans, the presstitute media, and the liberal/progressive/left. If anyone remains to write the history of the Great Incineration, the identity of those responsible is completely clear.

Выбор редакции
23 марта, 02:05

'North Korean' Roulette

North Korea has tested the patience of America for way too long, now that there is a new sheriff in town, President Trump, things may be different.   Source: Branco via ComicallyDifferent.com Ron Paul has some views on this too... Is North Korea about to launch an attack? Is it capable of being an existential threat to the US? Or is it possible that the threat is only made worse by continued US meddling in the dispute?

22 марта, 21:21

Do Wars Help or HURT the Economy?

Does Defense Spending Stimulate the Economy and Create Jobs … Or Is It BAD for the Economy? Preface: Trump wants to drastically increase military spending.  At the same time, France, China, Japan and other countries are ramping up their military spending. An understanding of the effect on the economy is therefore timely. A number of influential mainstream economists, think tanks and media personalities –  including Ben Bernanke,  Martin Feldstein, the Rand Corporation, David Broder and Wolf Blitzer – argue that defense spending and war are good for the economy. On the other hand, About.com writes: One of the more enduring myths in Western society is that wars are somehow good for the economy. And former banker, and risk management and derivatives consultant Satyajit Das wrote in 2016: The high cost of war is damaging the global economy. Economic stability demands that we find peace   ***   The post-1989 economy reaped the benefits of a ‘peace dividend’.   *** Scientific and mathematical resources previously employed in the defence-industrial infrastructure were re-deployed, helping accelerate the growth of other parts of the economy, especially technology industries.   ***   [On the other hand,] actual conflict increases the cost dramatically. There is the direct cost of dealing with the issue of conflict. There is also the indirect cost, by way of disruptions, restrictions on normal commercial and personal life, and the loss of confidence which impinges on economic activity. Even minor conflicts can disrupt critical resource supplies, such as oil or crucial minerals, and trade routes. Conflict can displace large numbers of people resulting in large numbers of refugees. The Syrian civil war illustrates the high humanitarian cost and the economic expense of dealing with the crisis. Combating and controlling failed states, resulting from conflict, such as those in the Middle East, Africa and central Asia, requires commitment of vast resources, by way of manpower and treasure. Asymmetric warfare, cyber-attacks or isolated terrorist attacks, impose high cost on economies. Increased security measures designed to prevent or minimise the effects of such attacks are expensive.   The large and rising homeland security costs in the US and elsewhere is a large and unproductive expense. The reversal of the ‘peace dividend’ now weighs heavily on the prospects of the global economy. Who’s right? Top Economists Say War Is Bad for the Economy After idiotically saying for years that war is good for the economy, Nobel prize winning economist Paul Krugman finally admits: If you’re a modern, wealthy nation, however, war — even easy, victorious war — doesn’t pay. And this has been true for a long time. In his famous 1910 book “The Great Illusion,” the British journalist Norman Angell argued that “military power is socially and economically futile.” As he pointed out, in an interdependent world (which already existed in the age of steamships, railroads, and the telegraph), war would necessarily inflict severe economic harm even on the victor. Furthermore, it’s very hard to extract golden eggs from sophisticated economies without killing the goose in the process.   We might add that modern war is very, very expensive. For example, by any estimate the eventual costs (including things like veterans’ care) of the Iraq war will end up being well over $1 trillion, that is, many times Iraq’s entire G.D.P.   So the thesis of “The Great Illusion” was right: Modern nations can’t enrich themselves by waging war. Nobel-prize winning economist Joseph Stiglitz agrees that war is bad for the economy: Stiglitz wrote in 2003: War is widely thought to be linked to economic good times. The second world war is often said to have brought the world out of depression, and war has since enhanced its reputation as a spur to economic growth. Some even suggest that capitalism needs wars, that without them, recession would always lurk on the horizon. Today, we know that this is nonsense. The 1990s boom showed that peace is economically far better than war. The Gulf war of 1991 demonstrated that wars can actually be bad for an economy. Stiglitz has also said that this decade’s Iraq war has been very bad for the economy. Seethis, this and this. Former Federal Reserve chairman Alan Greenspan also said in that war is bad for the economy. In 1991, Greenspan said that a prolonged conflict in the Middle East would hurt the economy. And he made this point again in 1999: Societies need to buy as much military insurance as they need, but to spend more than that is to squander money that could go toward improving the productivity of the economy as a whole: with more efficient transportation systems, a better educated citizenry, and so on. This is the point that retiring Rep. Barney Frank (D-Mass.) learned back in 1999 in a House Banking Committee hearing with then-Federal Reserve Chairman Alan Greenspan. Frank asked what factors were producing our then-strong economic performance. On Greenspan’s list: “The freeing up of resources previously employed to produce military products that was brought about by the end of the Cold War.” Are you saying, Frank asked, “that dollar for dollar, military products are there as insurance … and to the extent you could put those dollars into other areas, maybe education and job trainings, maybe into transportation … that is going to have a good economic effect?” Greenspan agreed. Economist Dean Baker notes: It is often believed that wars and military spending increases are good for the economy. In fact, most economic models show that military spending diverts resources from productive uses, such as consumption and investment, and ultimately slows economic growth and reduces employment. Professor Emeritus of International Relations at the American University Joshua Goldstein notes: Recurring war has drained wealth, disrupted markets, and depressed economic growth.   ***   War generally impedes economic development and undermines prosperity. And David R. Henderson – associate professor of economics at the Naval Postgraduate School in Monterey, California and previously a senior economist with President Reagan’s Council of Economic Advisers – writes: Is military conflict really good for the economy of the country that engages in it? Basic economics answers a resounding “no.” The Proof Is In the Pudding Mike Lofgren notes: Military spending may at one time have been a genuine job creator when weapons were compatible with converted civilian production lines, but the days of Rosie the Riveter are long gone. [Indeed, WWII was different from current wars in many ways, and so its economic effects are not comparable to those of today’s wars.] Most weapons projects now require relatively little touch labor. Instead, a disproportionate share is siphoned into high-cost R&D (from which the civilian economy benefits little), exorbitant management expenditures, high overhead, and out-and-out padding, including money that flows back into political campaigns. A dollar appropriated for highway construction, health care, or education will likely create more jobs than a dollar for Pentagon weapons procurement.   ***   During the decade of the 2000s, DOD budgets, including funds spent on the war, doubled in our nation’s longest sustained post-World War II defense increase. Yet during the same decade, jobs were created at the slowest rate since the Hoover administration. If defense helped the economy, it is not evident. And just the wars in Iraq and Afghanistan added over $1.4 trillion to deficits, according to the Congressional Research Service. Whether the wars were “worth it” or merely stirred up a hornet’s nest abroad is a policy discussion for another time; what is clear is that whether you are a Keynesian or a deficit hawk, war and associated military spending are no economic panacea. The Washington Post noted in 2008: A recent paper from the National Bureau of Economic Research concludes that countries with high military expenditures during World War II showed strong economic growth following the war, but says this growth can be credited more to population growththan war spending. The paper finds that war spending had only minimal effects on per-capita economic activity.   ***   A historical survey of the U.S. economy from the U.S. State Department reports the Vietnam War had a mixed economic impact. The first Gulf War typically meets criticism for having pushed the United States toward a 1991 recession. The Institute for Economics & Peace (IEP) shows that any boost from war is temporary at best. For example, while WWII provided a temporary bump in GDP, GDP then fell back to the baseline trend. After the Korean War, GDP fell below the baseline trend: IEP notes: By examining the state of the economy at each of the major conflict periods since World War II, it can be seen that the positive effects of increased military spending were outweighed by longer term unintended negative macroeconomic consequences. While the stimulatory effect of military outlays is evidently associated with boosts in economic growth, adverse effects show up either immediately or soon after, through higher inflation, budget deficits, high taxes and reductions in consumption or investment. Rectifying these effects has required subsequent painful adjustments which are neither efficient nor desirable. When an economy has excess capacity and unemployment, it is possible that increasing military spending can provide an important stimulus. However, if there are budget constraints, as there are in the U.S. currently, then excessive military spending can displace more productive non-military outlays in other areas such as investments in high-tech industries, education, or infrastructure. The crowding-out effects of disproportionate government spending on military functions can affect service delivery or infrastructure development, ultimately affecting long-term growth rates.   ***   Analysis of the macroeconomic components of GDP during World War II and in subsequent conflicts show heightened military spending had several adverse macroeconomic effects. These occurred as a direct consequence of the funding requirements of increased military spending. The U.S. has paid for its wars either through debt (World War II, Cold War, Afghanistan/Iraq), taxation (Korean War) or inflation (Vietnam). In each case, taxpayers have been burdened, and private sector consumption and investment have been constrained as a result. Other negative effects include larger budget deficits, higher taxes, and growth above trend leading to inflation pressure. These effects can run concurrent with major conflict or via lagging effects into the future. Regardless of the way a war is financed, the overall macroeconomic effect on the economy tends to be negative. For each of the periods after World War II, we need to ask, what would have happened in economic terms if these wars did not happen? On the specific evidence provided, it can be reasonably said, it is likely taxes would have been lower, inflation would have been lower, there would have been higher consumption and investment and certainly lower budget deficits. Some wars are necessary to fight and the negative effects of not fighting these wars can far outweigh the costs of fighting. However if there are other options, then it is prudent to exhaust them first as once wars do start, the outcome, duration and economic consequences are difficult to predict. We noted in 2011: This is a no-brainer, if you think about it. We’ve been in Afghanistan for almost twice as long as World War II. We’ve been in Iraq for years longer than WWII. We’ve been involved in 7 or 8 wars in the last decade. And yet [the economy is still unstable]. If wars really helped the economy, don’t you think things would have improved by now? Indeed,the Iraq war alone could end up costing more than World War II. And given the other wars we’ve been involved in this decade, I believe that the total price tag for the so-called “War on Terror” will definitely support that of the “Greatest War”. Let’s look at the adverse effects of war in more detail … War Spending Diverts Stimulus Away from the Real Civilian Economy IEP notes that – even though the government spending soared – consumption and investment were flatduring the Vietnam war: The New Republic noted in 2009: Conservative Harvard economist Robert Barro has argued that increased military spending during WWII actually depressed other parts of the economy. (New Republic also points out that conservative economist Robert Higgs and liberal economists Larry Summers and Brad Delong have all shown that any stimulation to the economy from World War II has been greatly exaggerated.) How could war actually hurt the economy, when so many say that it stimulates the economy? Because of what economists call the “broken window fallacy”. Specifically, if a window in a store is broken, it means that the window-maker gets paid to make a new window, and he, in turn, has money to pay others. However, economists long ago showed that – if the window hadn’t been broken – the shop-owner would have spent that money on other things, such as food, clothing, health care, consumer electronics or recreation, which would have helped the economy as much or more. If the shop-owner hadn’t had to replace his window, he might have taken his family out to dinner, which would have circulated more money to the restaurant, and from there to other sectors of the economy. Similarly, the money spent on the war effort is money that cannot be spent on other sectors of the economy. Indeed, all of the military spending has just created military jobs, at the expense of the civilian economy. Professor Henderson writes: Money not spent on the military could be spent elsewhere.This also applies to human resources. The more than 200,000 U.S. military personnel in Iraq and Afghanistan could be doing something valuable at home.   Why is this hard to understand? The first reason is a point 19th-century French economic journalist Frederic Bastiat made in his essay, “What Is Seen and What Is Not Seen.” Everyone can see that soldiers are employed. But we cannot see the jobs and the other creative pursuits they could be engaged in were they not in the military.   The second reason is that when economic times are tough and unemployment is high, it’s easy to assume that other jobs could not exist. But they can. This gets to an argument Bastiat made in discussing demobilization of French soldiers after Napoleon’s downfall. He pointed out that when government cuts the size of the military, it frees up not only manpower but also money. The money that would have gone to pay soldiers can instead be used to hire them as civilian workers. That can happen in three ways, either individually or in combination: (1) a tax cut; (2) a reduction in the deficit; or (3) an increase in other government spending.   ***   Most people still believe that World War II ended the Great Depression …. But look deeper.   ***   The government-spending component of GNP went for guns, trucks, airplanes, tanks, gasoline, ships, uniforms, parachutes, and labor. What do these things have in common? Almost all of them were destroyed. Not just these goods but also the military’s billions of labor hours were used up without creating value to consumers. Much of the capital and labor used to make the hundreds of thousands of trucks and jeeps and the tens of thousands of tanks and airplanes would otherwise have been producing cars and trucks for the domestic economy. The assembly lines in Detroit, which had churned out 3.6 million cars in 1941, were retooled to produce the vehicles of war. From late 1942 to 1945, production of civilian cars was essentially shut down.   And that’s just one example. Women went without nylon stockings so that factories could produce parachutes. Civilians faced tight rationing of gasoline so that U.S. bombers could fly over Germany. People went without meat so that U.S. soldiers could be fed. And so on.   These resources helped win the war—no small issue. But the war was not a stimulus program, either in its intentions or in its effects, and it was not necessary for pulling the U.S. out of the Great Depression. Had World War II never taken place, millions of cars would have been produced; people would have been able to travel much more widely; and there would have been no rationing. In short, by the standard measures, Americans would have been much more prosperous.   Today, the vast majority of us are richer than even the most affluent people back then. But despite this prosperity, one thing has not changed: war is bad for our economy. The $150 billion that the government spends annually on wars in Iraq and Afghanistan (and, increasingly, Pakistan) could instead be used to cut taxes or cut the deficit. By ending its ongoing wars … the U.S. government … would be developing a more prosperous economy. Austrian economist Ludwig Von Mises points out: That is the essence of so-called war prosperity; it enriches some by what it takes from others. It is not rising wealth but a shifting of wealth and income. We noted in 2010: You know about America’s unemployment problem. You may have even heard that the U.S. may very well have suffered a permanent destruction of jobs.   But did you know that the defense employment sector is booming? [P]ublic sector spending – and mainly defense spending – has accounted for virtually all of the new job creation in the past 10 years: The U.S. has largely been financing job creation for ten years. Specifically, as the chief economist for BusinessWeek, Michael Mandel, points out, public spending has accounted for virtually all new job creation in the past 1o years: Private sector job growth was almost non-existent over the past ten years. Take a look at this horrifying chart:     Between May 1999 and May 2009, employment in the private sector only rose by 1.1%, by far the lowest 10-year increase in the post-depression period.   It’s impossible to overstate how bad this is. Basically speaking, the private sector job machine has almost completely stalled over the past ten years. Take a look at this chart:     Over the past 10 years, the private sector has generated roughly 1.1 million additional jobs, or about 100K per year. The public sector created about 2.4 million jobs.   But even that gives the private sector too much credit. Remember that the private sector includes health care, social assistance, and education, all areas which receive a lot of government support.   ***   Most of the industries which had positive job growth over the past ten years were in the HealthEdGov sector. In fact, financial job growth was nearly nonexistent once we take out the health insurers.   Let me finish with a final chart.     Without a decade of growing government support from rising health and education spending and soaring budget deficits, the labor market would have been flat on its back. [120] *** So most of the job creation has been by the public sector. But because the job creation has been financed with loans from China and private banks, trillions in unnecessary interest charges have been incurred by the U.S. And this shows military versus non-military durable goods shipments: [Click here to view full image.] So we’re running up our debt (which will eventually decrease economic growth), but the only jobs we’re creating are military and other public sector jobs.   Economist Dean Baker points out that America’s massive military spending on unnecessary and unpopular wars lowers economic growth and increases unemployment: Defense spending means that the government is pulling away resources from the uses determined by the market and instead using them to buy weapons and supplies and to pay for soldiers and other military personnel. In standard economic models, defense spending is a direct drain on the economy, reducing efficiency, slowing growth and costing jobs. A few years ago, the Center for Economic and Policy Research commissioned Global Insight, one of the leading economic modeling firms, to project the impact of a sustained increase in defense spending equal to 1.0 percentage point of GDP. This was roughly equal to the cost of the Iraq War.   Global Insight’s model projected that after 20 years the economy would be about 0.6 percentage points smaller as a result of the additional defense spending. Slower growth would imply a loss of almost 700,000 jobs compared to a situation in which defense spending had not been increased. Construction and manufacturing were especially big job losers in the projections, losing 210,000 and 90,000 jobs, respectively.   The scenario we asked Global Insight [recognized as the most consistentlyaccurate forecasting company in the world] to model turned out to have vastly underestimated the increase in defense spending associated with current policy. In the most recent quarter, defense spending was equal to 5.6 percent of GDP. By comparison, before the September 11th attacks, the Congressional Budget Office projected that defense spending in 2009 would be equal to just 2.4 percent of GDP. Our post-September 11th build-up was equal to 3.2 percentage points of GDP compared to the pre-attack baseline. This means that the Global Insight projections of job loss are far too low…   The projected job loss from this increase in defense spending would be close to 2 million. In other words, the standard economic models that project job loss from efforts to stem global warming also project that the increase in defense spending since 2000 will cost the economy close to 2 million jobs in the long run. The Political Economy Research Institute at the University of Massachusetts, Amherst has also shown that non-military spending creates more jobs than military spending. High Military Spending Drains Innovation, Investment and Manufacturing Strength from the Civilian Economy Chalmers Johnson notes that high military spending diverts innovation and manufacturing capacity from the economy: By the 1960s it was becoming apparent that turning over the nation’s largest manufacturing enterprises to the Department of Defense and producing goods without any investment or consumption value was starting to crowd out civilian economic activities. The historian Thomas E Woods Jr observes that, during the 1950s and 1960s, between one-third and two-thirds of all US research talent was siphoned off into the military sector. It is, of course, impossible to know what innovations never appeared as a result of this diversion of resources and brainpower into the service of the military, but it was during the 1960s that we first began to notice Japan was outpacing us in the design and quality of a range of consumer goods, including household electronics and automobiles.   ***   Woods writes: “According to the US Department of Defense, during the four decades from 1947 through 1987 it used (in 1982 dollars) $7.62 trillion in capital resources. In 1985, the Department of Commerce estimated the value of the nation’s plant and equipment, and infrastructure, at just over $7.29 trillion… The amount spent over that period could have doubled the American capital stock or modernized and replaced its existing stock”.   The fact that we did not modernise or replace our capital assets is one of the main reasons why, by the turn of the 21st century, our manufacturing base had all but evaporated. Machine tools, an industry on which Melman was an authority, are a particularly important symptom. In November 1968, a five-year inventory disclosed “that 64% of the metalworking machine tools used in US industry were 10 years old or older. The age of this industrial equipment (drills, lathes, etc.) marks the United States’ machine tool stock as the oldest among all major industrial nations, and it marks the continuation of a deterioration process that began with the end of the second world war. This deterioration at the base of the industrial system certifies to the continuous debilitating and depleting effect that the military use of capital and research and development talent has had on American industry.” Economist Robert Higgs makes the same point about World War II: Yes, officially measured GDP soared during the war. Examination of that increased output shows, however, that it consisted entirely of military goods and services. Real civilian consumption and private investment both fell after 1941, and they did not recover fully until 1946. The privately owned capital stock actually shrank during the war. Some prosperity. (My article in the peer-reviewed Journal of Economic History, March 1992, presents many of the relevant details.)   It is high time that we come to appreciate the distinction between the government spending, especially the war spending, that bulks up official GDP figures and the kinds of production that create genuine economic prosperity. As Ludwig von Mises wrote in the aftermath of World War I, “war prosperity is like the prosperity that an earthquake or a plague brings.” War Causes Austerity Economic historian Julian Adorney argues: Hitler’s rearmament program was military Keynesianism on a vast scale. Hermann Goering, Hitler’s economic administrator, poured every available resource into making planes, tanks, and guns. In 1933 German military spending was 750 million Reichsmarks. By 1938 it had risen to 17 billion with 21 percent of GDP was taken up by military spending. Government spending all told was 35 percent of Germany’s GDP.   ***   No-one could say that Hitler’s rearmament program was too small. Economists expected it to create a multiplier effect and jump-start a flagging economy. Instead, it produced military wealth while private citizens starved.   ***   The people routinely suffered shortages. Civilian wood and iron were rationed. Small businesses, from artisans to carpenters to cobblers, went under. Citizens could barely buy pork, and buying fat to make a luxury like a cake was impossible. Rationing and long lines at the central supply depots the Nazis installed became the norm.   Nazi Germany proves that curing unemployment should not be an end in itself. War Causes Inflation … Which Keynes and Bernanke Admit Taxes Consumers As we noted in 2010, war causes inflation … which hurts consumers: Liberal economist James Galbraith wrote in 2004: Inflation applies the law of the jungle to war finance. Prices and profits rise, wages and their purchasing power fall. Thugs, profiteers and the well connected get rich. Working people and the poor make out as they can. Savings erode, through the unseen mechanism of the “inflation tax” — meaning that the government runs a big deficit in nominal terms, but a smaller one when inflation is factored in.   ***   There is profiteering. Firms with monopoly power usually keep some in reserve. In wartime, if the climate is permissive, they bring it out and use it. Gas prices can go up when refining capacity becomes short — due partly to too many mergers. More generally, when sales to consumers are slow, businesses ought to cut prices — but many of them don’t. Instead, they raise prices to meet their income targets and hope that the market won’t collapse. Ron Paul agreed in 2007: Congress and the Federal Reserve Bank have a cozy, unspoken arrangement that makes war easier to finance. Congress has an insatiable appetite for new spending, but raising taxes is politically unpopular. The Federal Reserve, however, is happy to accommodate deficit spending by creating new money through the Treasury Department. In exchange, Congress leaves the Fed alone to operate free of pesky oversight and free of political scrutiny. Monetary policy is utterly ignored in Washington, even though the Federal Reserve system is a creation of Congress.   The result of this arrangement is inflation. And inflation finances war. Blanchard Economic Research pointed out in 2001: War has a profound effect on the economy, our government and its fiscal and monetary policies. These effects have consistently led to high inflation.   ***   David Hackett Fischer is a Professor of History and Economic History at Brandeis. [H]is book, The Great Wave, Price Revolutions and the Rhythm of History … finds that … periods of high inflation are caused by, and cause, a breakdown in order and a loss of faith in political institutions. He also finds that war is a triggering influence on inflation, political disorder, social conflict and economic disruption.   ***   Other economists agree with Professor Fischer’s link between inflation and war.   James Grant, the respected editor of Grant’s Interest Rate Observer, supplies us with the most timely perspective on the effect of war on inflation in the September 14 issue of his newsletter: “War is inflationary. It is always wasteful no matter how just the cause. It is cost without income, destruction financed (more often than not) by credit creation. It is the essence of inflation.” Libertarian economics writer Lew Rockwell noted in 2008: You can line up 100 professional war historians and political scientists to talk about the 20th century, and not one is likely to mention the role of the Fed in funding US militarism. And yet it is true: the Fed is the institution that has created the money to fund the wars. In this role, it has solved a major problem that the state has confronted for all of human history. A state without money or a state that must tax its citizens to raise money for its wars is necessarily limited in its imperial ambitions. Keep in mind that this is only a problem for the state. It is not a problem for the people. The inability of the state to fund its unlimited ambitions is worth more for the people than every kind of legal check and balance. It is more valuable than all the constitutions every devised.   ***   Reflecting on the calamity of this war, Ludwig von Mises wrote in 1919 One can say without exaggeration that inflation is an indispensable means of militarism. Without it, the repercussions of war on welfare become obvious much more quickly and penetratingly; war weariness would set in much earlier.*** In the entire run-up to war, George Bush just assumed as a matter of policy that it was his decision alone whether to invade Iraq. The objections by Ron Paul and some other members of Congress and vast numbers of the American population were reduced to little more than white noise in the background. Imagine if he had to raise the money for the war through taxes. It never would have happened. But he didn’t have to. He knew the money would be there. So despite a $200 billion deficit, a $9 trillion debt, $5 trillion in outstanding debt instruments held by the public, a federal budget of $3 trillion, and falling tax receipts in 2001, Bush contemplated a war that has cost $525 billion dollars — or $4,681 per household. Imagine if he had gone to the American people to request that. What would have happened? I think we know the answer to that question. And those are government figures; the actual cost of this war will be far higher — perhaps $20,000 per household.   ***   If the state has the power and is asked to choose between doing good and waging war, what will it choose? Certainly in the American context, the choice has always been for war. And progressive economics writer Chris Martenson explains as part of his “Crash Course” on economics: If we look at the entire sweep of history, we can make an utterly obvious claim: All wars are inflationary. Period. No exceptions.   ***   So if anybody tries to tell you that you haven’t sacrificed for the war, let them know you sacrificed a large portion of your savings and your paycheck to the effort, thank you very much. The bottom line is that war always causes inflation, at least when it is funded through money-printing instead of a pay-as-you-go system of taxes and/or bonds. It might be great for a handful of defense contractors, but war is bad for Main Street, stealing wealth from people by making their dollars worth less. Given that John Maynard Keynes and former Federal Reserve chair Ben Bernanke both say that inflation is a tax on the American people, war-induced inflation is a theft of our wealth. IEP gives a graphic example – the Vietnam war helping to push inflation through the roof: War Causes Runaway Debt We noted in 2010: All of the spending on unnecessary wars adds up.   The U.S. is adding trillions to its debt burden to finance its multiple wars in Iraq, Afghanistan, Yemen, etc. Indeed, IEP – commenting on the war in Afghanistan and Iraq – notes: This was also the first time in U.S. history where taxes were cut during a war which then resulted in both wars completely financed by deficit spending. A loose monetary policy was also implemented while interest rates were kept low and banking regulations were relaxed to stimulate the economy. All of these factors have contributed to the U.S. having severe unsustainable structural imbalances in its government finances. We also pointed out in 2010: It is ironic that America’s huge military spending is what made us an empire … but our huge military is what is bankrupting us … thus destroying our status as an empire. Economist Michel Chossudovsky told Washington’s Blog: War always causes recession. Well, if it is a very short war, then it may stimulate the economy in the short-run. But if there is not a quick victory and it drags on, then wars always put the nation waging war into a recession and hurt its economy. (and remember Greenspan’s comment.) It’s not just civilians saying this … The former head of the Joint Chiefs of Staff – Admiral Mullen – agrees: The Pentagon needs to cut back on spending.   “We’re going to have to do that if it’s going to survive at all,” Mullen said, “and do it in a way that is predictable.” Indeed, Mullen said: For industry and adequate defense funding to survive … the two must work together. Otherwise, he added, “this wave of debt” will carry over from year to year, and eventually, the defense budget will be cut just to facilitate the debt. Former Secretary of Defense Robert Gates agrees as well. As David Ignatius wrote in the Washington Post in 2010: After a decade of war and financial crisis, America has run up debts that pose a national security problem, not just an economic one.   ***   One of the strongest voices arguing for fiscal responsibility as a national security issue has been Defense Secretary Bob Gates. He gave a landmark speech in Kansas on May 8, invoking President Dwight Eisenhower’s warnings about the dangers of an imbalanced military-industrial state.   “Eisenhower was wary of seeing his beloved republic turn into a muscle-bound, garrison state — militarily strong, but economically stagnant and strategically insolvent,” Gates said. He warned that America was in a “parlous fiscal condition” and that the “gusher” of military spending that followed Sept. 11, 2001, must be capped. “We can’t have a strong military if we have a weak economy,” Gates told reporters who covered the Kansas speech.   On Thursday the defense secretary reiterated his pitch that Congress must stop shoveling money at the military, telling Pentagon reporters: “The defense budget process should no longer be characterized by ‘business as usual’ within this building — or outside of it.” And the Founding Fathers and father of modern economics AGREED that debt-financed wars ruin the economy. While war might make a handful in the military-industrial complex and big banks rich, America’s top military leaders and economists say that would be a very bad idea for the American people. Indeed, military strategists have known for 2,500 years that prolonged wars are disastrous for the nation. War Increases Inequality … And Inequality Hurts the Economy Mainstream economists now admit that runaway inequality destroys the economy. War is great for the super-rich, but horrible for everyone else. Defense contractors, Congress membersand bankers love war, because they make huge profits from financing war. Pulitzer prize winning New York Times reporter James Risen notes that the so-called war on terror has caused “one of the largest transfers of wealth from public to private hands in American history,” and created a new class of war profiteers which Risen calls “the oligarchs of 9/11.” War Increases Terrorism … And Terrorism Hurts the Economy Security experts – conservative hawks and liberal doves alike – agree that waging war in the Middle Eastweakens national security and increases terrorism. See this, this, this, this, this, this and this. Terrorism – in turn – terrorism is bad for the economy. Specifically, a study by Harvard and the National Bureau of Economic Research (NBER) points out: From an economic standpoint, terrorism has been described to have four main effects (see, e.g., US Congress, Joint Economic Committee, 2002). First, the capital stock (human and physical) of a country is reduced as a result of terrorist attacks. Second, the terrorist threat induces higher levels of uncertainty. Third, terrorism promotes increases in counter-terrorism expenditures, drawing resources from productive sectors for use in security. Fourth, terrorism is known to affect negatively specific industries such as tourism. The Harvard/NBER concludes: In accordance with the predictions of the model, higher levels of terrorist risks are associated with lower levels of net foreign direct investment positions, even after controlling for other types of country risks. On average, a standard deviation increase in the terrorist risk is associated with a fall in the net foreign direct investment position of about 5 percent of GDP. So the more unnecessary wars American launches and the more innocent civilians we kill, the less foreign investment in America, the more destruction to our capital stock, the higher the level of uncertainty, the more counter-terrorism expenditures and the less expenditures in more productive sectors, and the greater the hit to tourism and some other industries. Moreover: Terrorism has contributed to a decline in the global economy (for example, European Commission, 2001). So military adventurism increases terrorism which hurts the world economy. And see this. Attacking a country which controls the flow of oil also has special impacts on the economy. For example, well-known economist Nouriel Roubini says that attacking Iran would lead to global recession. The IMF says that Iran cutting off oil supplies could raise crude prices 30%. War Destroys Freedom … Which, In Turn, Destroys the Economy A permanent war economy destroys our freedoms.  In turn, loss of liberty is bad for the economy. For example, mass surveillance – under the guise of stopping terrorism – is causing huge economic damage to America’s tech sector. And Mary Theroux pointed out in 2011 – in an article entitled War On Terror Bad for Economy – that the tourism industry is one of the largest employers in the U.S., but tourists are being discouraged from visiting the U.S. due to its intimidating treatment of tourists due to the never-ending wars. War Causes Us to Lose Friends … And Influence While World War II – the last “good war” – may have gained us friends, launching military aggression is now losing America friends, influence and prosperity. For example, the U.S. has launched Cold War 2.0 – casting Russia and China as evil empires – and threatening them in numerous way. For example, the U.S. broke its promise not to encircle Russia, and isusing Ukraine to threaten Russia; and the U.S. is backing Japan in a hot dispute over remote islands, and backing Vietnam in its confrontations with China. And U.S. statements that any country that challenge U.S. military – or even economic – hegemony will be attacked are extremely provocative. This is causing Russia to launch a policy of “de-dollarization”, which China is joining in. This could lead to the collapse of the petrodollar.  

21 марта, 16:00

‘Suspect of trade relations makes no sense’ – Ron Paul Institute director on alleged Trump collusion

For the first time, the FBI director James Comey has publicly confirmed there's an investigation into claims that Russia meddled in last year's U.S. presidential election and also suspected collusion between President Trump's campaign and Moscow. The statement came as Comey and his NSA counterpart testified before Congress on Monday. READ MORE: https://on.rt.com/86c0 RT LIVE http://rt.com/on-air Subscribe to RT! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=RussiaToday Like us on Facebook http://www.facebook.com/RTnews Follow us on Twitter http://twitter.com/RT_com Follow us on Instagram http://instagram.com/rt Follow us on Google+ http://plus.google.com/+RT Listen to us on Soundcloud: https://soundcloud.com/rttv RT (Russia Today) is a global news network broadcasting from Moscow and Washington studios. RT is the first news channel to break the 1 billion YouTube views benchmark.

Выбор редакции
21 марта, 05:15

Ron Paul: Obamacare Repeal Or Obamacare 2.0?

Authored by Ron Paul via The Ron Paul Institute for Peace & Prosperity, This Thursday, the House of Representatives will vote on a Republican bill that supposedly repeals Obamacare. However, the bill retains Obamacare’s most destructive features. That is not to say this legislation is entirely without merit. For example, the bill expands the amount individuals can contribute to a health savings account (HSA). HSAs allow individuals to save money tax-free to pay for routine medical expenses. By restoring individuals’ control over healthcare dollars, HSAs remove the distortions introduced in the healthcare market by government policies encouraging over-reliance on third-party payers. The legislation also contains other positive tax changes, such a provision allowing individuals to use healthcare tax credits to purchase a "catastrophic-only" insurance policy. Ideally, health insurance should only cover major or catastrophic health events. No one expects their auto insurance to cover routine oil changes, so why should they expect health insurance to cover routine checkups? Unfortunately the bill’s positive aspects are more than outweighed by its failure to repeal Obamacare's regulations and price controls. Like all price controls, Obamacare distorts the signals that a freely functioning marketplace sends to consumers and producers, thus guaranteeing chaos in the marketplace. The result of this chaos is higher prices, reduced supply, and lowered quality. Two particularly insidious Obamacare regulations are guaranteed issue and community ratings. As the name suggests, guaranteed issue forces health insurance companies to issue a health insurance policy to anyone who applies for coverage. Community ratings forces health insurance companies to charge an obese couch potato and a physically-fit jogger similar premiums. This forces the jogger to subsidize the couch potato’s unhealthy lifestyle. Obamacare’s individual mandate was put in place to ensure that guaranteed issue and community ratings would not drive health insurance companies out of business. Rather than repealing guaranteed issue and community ratings, the House Republicans’ plan forces those who go longer than two months without health insurance to pay a penalty to health insurance companies when they purchase new policies. It is hard to feel sympathy for the insurance companies since they supported Obamacare. These companies were eager to accept government regulations in exchange for a mandate that individuals buy their product. But we should feel sympathy for Americans who are struggling to afford, or even obtain, healthcare because of Obamacare and who will obtain little or no relief from Obamacare 2.0. The underlying problem with the Republican proposal is philosophical. The plan put forth by the alleged pro-free-market Republicans implicitly accepts the premise that healthcare is a right that must be provided by government. But rights are inalienable aspects of our humanity, not gifts from government. If government can give us rights, then it can also limit or even take away those rights. Giving government power to enforce a fictitious right to healthcare justifies government theft and coercion. Thievery and violence do not suddenly become moral when carried out by governments. Treating healthcare as a right leads to government intervention, which, as we have seen, inevitably leads to higher prices and lower quality. This is why, with the exception of those specialties, like plastic surgery, that are still treated as goods, not rights, healthcare is one of the few areas where innovation leads to increased costs. America’s healthcare system will only be fixed when a critical mass of people rejects the philosophical and economic fallacies justifying government-run healthcare. Those of us who know the truth must continue to work to spread the ideas of, and grow the movement for, liberty.

20 марта, 16:06

Mainstream Media in Total Collapse — Paul Craig Roberts

Mainstream Media in Total Collapse Paul Craig Roberts Few any longer believe the “mainstream media,” that is, the presstitutes. This has put them into a panic as the presstitutes lose their value to the ruling elite if the presstitutes cannot control the explanations in order to justify the self-serving agendas of the ruling elite. To… The post Mainstream Media in Total Collapse — Paul Craig Roberts appeared first on PaulCraigRoberts.org.

18 марта, 09:00

Какова жизнь на Западе?

Пишет Oblomov (http://worldcrisis.ru/crisis/oblomov): Известно ли вам всем о недавнем закрытии русской и украинской служб Голоса Америки? Их тут в июле закрыли без излишнего шума и пыли. А ведь русская служба была легендарной -- с неё, собственно, и начался Голос Америки. Помнится, в СССР все диссиденты и другие сотрудники АН СССР, да и миллионы граждан, ночами […]

17 марта, 00:13

He overstepped the line – Ron Paul on McCain accusing Rand Paul of ‘working with Putin’

John McCain accuses Senator Rand Paul of working for the Russian president, as he voiced an objection to Montenegro’s accession to NATO. RT LIVE http://rt.com/on-air Subscribe to RT! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=RussiaToday Like us on Facebook http://www.facebook.com/RTnews Follow us on Twitter http://twitter.com/RT_com Follow us on Instagram http://instagram.com/rt Follow us on Google+ http://plus.google.com/+RT Listen to us on Soundcloud: https://soundcloud.com/rttv RT (Russia Today) is a global news network broadcasting from Moscow and Washington studios. RT is the first news channel to break the 1 billion YouTube views benchmark.

16 марта, 21:45

Рон Пол ответил Маккейну на обвинения в адрес его сына о "работе с Путиным"

Бывший член палаты представителей конгресса США Рон Пол прокомментировал обвинения американского сенатора Джона Маккейна в адрес Рэнда Пола о том, что последний якобы работает на Кремль.   "Сейчас мы говорим о расширении НАТО и Маккейн утверждает, что 98% сенаторов проголосуют за это. Думаю, это проблема, что они хотят быть в НАТО, только потому "русские идут". Я думаю, он (Маккейн. - RT) переступил черту, когда выступил с нападками на моего сына", - рассказал RT Пол.По словам политика, Маккейн называет главной причиной вступления Черногории в НАТО защиту от России."Не думаю, что люди купятся на это. Не думаю, что те, кто выступает "за" принятие Черногории в НАТО будут использовать это как аргумент. Думаю, это не имеет никакого значения", - подчеркнул Пол.Ранее сообщалось, что Джон Маккейн обвинил своего коллегу Рэнда Пола в работе на Кремль. Такое заявление политик сделал в сенате, после того как Пол проголосовал против упрощённого рассмотрения заявки о вступлении Черногории в НАТО.(https://russian.rt.com/wo...)

13 октября 2015, 20:13

Госдеп США сам отправил в Сирию Toyota, которые оказались в руках ИГИЛ

Пока от России требовали перестать наносить удары по умеренным сирийским террористам,  разрешив только избирательно бомбить НЕ-умеренных, вскрылось, что Госдеп США сам отправил в Сирию Toyota, которые как раз и оказались в руках неумеренных ИГИЛ через умеренных любимых "сукиных сынов" США.Ранее американские власти потребовали от Toyota объяснить наличие у боевиков ИГИЛ большого количества японских внедорожниковфото: REUTERS/StringerАмериканский Институт мира и процветания Рона Пола раскрыл загадку о том, откуда у боевиков ИГИЛ оказались в распоряжении сотни автомобилей марки Toyota. Оказалось, что в 2013–2014 годах Госдеп США и британское правительство поставляли эти джипы «Свободной сирийской армии», которая борется против режима Башара Асада. Политолог Тони Карталуччи ссылается на данные американского радио — Public Radio International и английской газеты The Independent. Ранее власти США потребовали объяснений у компании Toyota.Телеканал ABC News на прошлой неделе сообщил, что антитеррористический департамент минфина США обратился с запросом в компанию Toyota, желая выяснить, как у террористической группировки ИГИЛ оказалось большое количество новых пикапов и внедорожников японской марки — Toyota Land Cruiser, Hilux и др. На видеороликах, снятых в Сирии, Ливии и Ираке, боевики регулярно появляются на оснащенных оружием японских автомобилях.Однако в Toyota отрицают любую причастность к поставкам автомобилей террористам. В ответ на запрос властей США автоконцерн заявил, что не знает, каким образом террористическая организация получила в распоряжение их автомобили.Как пишет Институт мира и процветания Рона Пола, министерство финансов США должно было направить запрос не в Toyota, а в Государственный департамент США. Дело в том, что именно Госдеп отправил джипы марки Toyota в Сирию, как утверждалось, для «Свободной сирийской армии». Международное общественное радио (Public Radio International) в 2014 году опубликовало интервью с советником Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил Оубаи Шахбандаром, где говорится, что Госдепартамент США возобновил отправку помощи сирийским повстанцам, включая 43 пикапа Toyota.«Hiluxes были в списке пожеланий «Свободной сирийской армии», — сообщает PRI.Правительство Великобритании также поставляло транспортные средства сирийским террористам. В 2013 году британская газета The Independent опубликовала материал под названием «Разоблачение: что Запад дал мятежникам Сирии», где говорится, что Великобритания направила оборудования на сумму около £8 млн, в соответствии с официальными бумагами, с которыми ознакомилась The Independent. Так, «помощь» состояла из пяти транспортных средств с баллистической защитой; 20 комплектов бронежилетов; четырех грузовиков (три 25-тонных и один 20-тонный); шести внедорожников; пяти небронированных пикапов; одной эвакуационной машины и пр.Институт мира и процветания Рона Пола заключил, что тайна того, как сотни одинаковых, новеньких автомобилей Toyota попали в Сирию, раскрыта — правительства США и Великобритании фактически собственными руками снабдили боевиков ИГИЛ новеньким автопарком. «Возможно, в Вашингтоне считают, что если правительство США задает вопрос о том, как террористам удалось получить автомобили, никто не будет подозревать, что они сыграли в этом определенную роль», — говорится в сообщении института.

03 июня 2015, 18:48

Питер Тиль: жизнь после PayPal

Предприниматель и сооснователь PayPal Питер Тиль собственный успех связывает не с удачей, а с мастерством. В интервью Кэрол Кэдуолладр он рассуждает о высшем образовании, инвестировании в людей и смертности. В1998 году Питер Тиль с партнером основал PayPal, а четыре года спустя продал компанию за 1,5 млрд долларов. Купив 10% Facebook, он стал первым инвестором соцсети (его совет Марку Цукербергу был обманчиво прост: «Только не про*** – и все»). Кроме того, на средства венчурной структуры ЦРУ Тиль основал Palantir Technologies, и компания, как утверждают, помогла найти Усаму бен Ладена. Сегодня Питер – один из самых успешных и влиятельных инвесторов Кремниевой долины, откровенный сторонник либертарианской политики и крупный спонсор различных проектов: от президентской кампании Рона Пола до Seasteading – организации, которая хочет создать в открытом море плавучее национальное государство.Ваша книга «От нуля к единице» (Zero to One) основана на курсе лекций, который вы читали в Стэнфордском университете. При этом вы настаиваете в ней на том, что вузы – это пустая трата денег, что они делают из студентов рабов, не способных мыслить независимо. Нет ли здесь некоего противоречия?Не думаю, что вузы – это категорически плохо. Я думаю, что есть некоторый образовательный пузырь. Учиться все еще важно. Цель, которую я ставил перед собой, читая стэнфордский курс о стартапах и предпринимательстве, заключалась в том, чтобы донести все те знания о бизнесе, которые я приобрел за последние 15 лет в Кремниевой долине как инвестор и предприниматель, собрать их воедино. С книгой то же самое.В декларации вашего Founders Fund напи­сано: «Мы хотели летающих машин, а получили 140 символов». Не кажется ли вам, что это и есть проблема, то, что мы мыслим слишком узко?Мне кажется, две тысячи нынешних сотрудников Twitter и через 10–20 лет будут иметь высокооплачиваемую работу. Это хороший бизнес, но не думаю, что его хватит на то, чтобы привести цивилизацию в будущее. Вовсе не обязательно, что в ближайшие несколько десятилетий будет невероятный технологический прогресс. Я не согласен с Рэймондом Курцвейлом, который говорит, что сингулярность рядом и нужно лишь сидеть и есть попкорн. Для прогресса надо работать, и мы должны его добиться.Корректно ли назвать вас техноутопистом? Л­етающую машину еще хотите?Я не считаю, что наука и технологии – это автоматически хорошо. Мы же придумали ядерное оружие в XX веке. Но я действительно верю, что без технологического прогресса хорошего будущего быть не может. У нас на планете 7 миллиардов человек. В следующем веке будет 10 миллиардов. Чтобы эти люди жили как в странах первого мира, нужны громадные инновации. Простое копирование не сработает. Если каждый китаец, как каждый американец, будет водить машину, мы получим масштабное загрязнение, нефть кончится. Модели нужно менять.Но вы не думаете, что смерть неизбежна?Мы слишком долго с ней мирились. Мы не должны так кротко погружаться в этот сон. По-моему, этот вопрос – вопрос старения, долголетия и смертности – с самого начала был глубоко в основе всего процесса вдохновения творцов научно-технологической эпохи. И при этом мы все равно знаем о т­еоретической физике больше, чем, скажем, о питании.Есть ли у нас в таком случае шансы победить смерть?Люди постоянно твердят, что хотят проживать каждый день как последний. У меня же всегда была контрастная позиция. Я бы хотел проживать каждый день, как будто жизнь никогда не закончится. Если бы жизненный цикл был неограничен, мы бы продолжали работать и начинали бы новые большие проекты. Мы бы очень аккуратно относились к окружающим, зная, что столкнемся с ними снова.В вашей книге есть фраза о том, что Кремниевая долина помешалась на «прорывах», как модно сейчас говорить. А три года назад The New Yorker опубликовал о вас справку, где вы называете это слово одним из любимых. Что изменилось? Прорыв надорвался?Мы слишком увязли в напряженной конкуренции. Великие предприятия фокусируются не на том, чтобы делать что-то, чего не делают другие, а на том, чтобы делать то, что ценно само по себе. Точно так же успешная карьера строится не на гонке с остальными – она строится на работе, которая имеет самостоятельную ценность.По-вашему, один из самых спорных вопросов в бизнесе – это вопрос о том, что приносит успех: мастерство или удача. Вы утверждаете, что мастерство. А может, вам просто очень повезло в жизни?Мне действительно повезло, и тяжело точно определить, воспользовался ли я умело возможностями или все это было чистой удачей, ведь эксперимент уже не повторить. Но я полагаю, что как общество мы слишком многое относим на счет удачи. Удача – это как атеистический синоним бога. Мы объясняем ею то, что не понимаем или не хотим понимать. Как венчурный капиталист я считаю, что одна из самых вредных вещей – это воспринимать как лотерейные билеты людей, в которых инвестируешь, и говорить: «Ну, не знаю, заработает ли твой бизнес. Может, да. Может, нет». По-моему, это ужасно – так смотреть на людей. Антилотерейный подход – в том, чтобы постараться обрести высокую уверенность, задать себе вопрос: «Уверен ли я в этом бизнесе настолько, что мог бы к нему присоединиться?»Вы учредили стипендии в 100 тысяч долларов, чтобы молодые люди не шли в вузы, а становились предпринимателями. Но вы сами учились в элитном вузе и добились довольно многого. Не так ли?Жизнь не прожить дважды. Правда в том, что элитные заведения – это хорошая строчка в резюме, но они еще и удивительно сужают фокус, и внимание людей концентрируется на определенных высокопопулярных областях: праве, финансах, немного на медицине, немного на политике. Мне тревожно, потому что те, кто туда идет, наверное, могли бы делать гораздо больше для общества. Если посмотреть на школьных выпускников – они увлеченно мечтают о том, как будут жить дальше. Мне кажется, в системе высшего образования есть нечто, что заставляет очень активно конкурировать, и это выбивает из большинства их м­ечты.Вы жертвовали огромные деньги политикам, и большинство из них, как Рон Пол, в итоге проиграли. Мне, как неспециалисту, это ужасно напоминает выбрасывание денег на ветер.В финансах я скорее консерватор, а вот социальные взгляды у меня больше либеральные. И я всегда колеблюсь во мнении о том, как далеко нужно заходить в политике. Не бесконечно ли обескураживающее это занятие. Что действительно нужно, как мне кажется, так это продвигать идеи, и Рон Пол таки продвинул ряд либертарианских идей. Он поставил вопросы о различных войнах, где участвуют США, и это было важно.В «Википедии» говорится, что вы входите в управляющий комитет Бильдербергского клуба. Правда ли это, и если да, чем вы там занимаетесь? Организуете тайное мировое гос­подство?Это правда, хотя все не до такой степени тайно или секретно, чтобы я не мог вам рассказать. Суть в том, что ведется хороший диалог между разными политическими, финансовыми, медиа- и бизнес-лидерами Америки и Западной Европы. Никакого заговора нет. И это проблема нашего общества. Нет секретного плана. У наших лидеров нет секретного плана, как решить все наши проблемы. Возможно, секретные планы – это и плохо, но гораздо возмутительнее, по-моему, отсутствие плана в принципе.   Источник: Getty Images / Bloomberg / David Paul Morris

31 марта 2015, 15:36

Рон Пол: настало время положить конец МВФ, никаких реформ!

Repeal, Don’t Reform the IMF!МОСКВА, 31 мар – РИА Новости. Настало время положить конец работе Международного валютного фонда, равно как и остальных инструментов американской политики экономического экспансионизма,  уверен американский политик Рон Пол.МВФ, отмечает он, использует деньги американских налогоплательщиков, чтобы поддерживать экономически слабые, "нежизнеспособные", часто значительно коррумпированные правительства. Это, в свою очередь, искажает рынок и не только не приносит пользы самим американцам, но и вредит жителям тех регионов, которым МВФ оказывает свою помощь.Поскольку фонд большую долю финансирования получает из США, совершенно логично, что он адаптирует свои действия к продвижению внешнеполитических целей Вашингтона, пишет политик.Рон Пол подчеркивает, что ни один ответственный финансовый институт не предоставил бы 17- или 40-миллиардный кредит в долларовом эквиваленте заемщику, который с трудом пытается погасить уже существующий многомиллиардный кредит. Однако именно это в прошлом месяце сделал МВФ, выделив новый кредит Украине. С экономической точки зрения эти деньги не помогут Украине выбраться из кризиса, но с политической — они обеспечат продвижение внешнеполитической стратегии США.Политик убежден, что МВФ невозможно реформировать за счет изменения формы распределения капитала, потому что его источники финансирования – это частные компании, поэтому эту структуру нужно просто ликвидировать, как и все остальные международные институты, продвигающие американскую политику экономического экспансионизма и управляющие мировой экономикой.Как это водится у РИА, переведена только часть, поэтому некоторые моменты , упущенные РИА, переведу.Будет странно, если,читая Рона Пола, вы не увидите про ФРС и его аудит.МВФ не является единственной организацией, которая управляет мировой экономикой.Нам всем известно, в последние годы появился таинственный покупатель американских трежерис , который именуется "Бельгией", названный так потому,что операции идут через Бельгию. Особенность покупателя, именуемого "Бельгией" заключается в том,что через него осуществляются большие объемы продаж трежерис, если вдруг иностранное государство предпочитает их продать. Крупные объемы покупателя "Бельгия" появились в течении нескольких месяцев после введения ФРС программы количественного смягчения. Основные подозрения на фиктивность этих операций связаны с тем,что , несмотря на то,что продажи трежерис не согласованы с Правительством, они легко находят свой сбыт и , единственное, чем это можно объяснить , так это тем,что именно ФРС занимается скупкой гособлигаций. Проводимый ограниченный аудит ФРС в период финансового кризиса привел к тому,что ФРС активно вмешивается глобальные рынки.Для чего федеральное Правительство заключает соглашения с иностранными правительствами? Оно работает,чтобы выручить Грецию и ЕС? Или оно предпочитает действовать тайно, помогая американской внешней политике,финансируя нынешних союзников , по примеру американского союзника 80-х Саддама Хуссейна? Отсутствие прозрачности деловых отношений федерального правительства с зарубежными центральными банками и иностранными правительствами является еще одной причиной,почему Конгресс должен утвердить законопроект об аудите.Собирая деньги от американских налогоплательщиков,чтобы поддержать экономически слабые и коррумпированные правительства, МВФ, (аналогично ФРС), искажает рынок, обогащает коррумпированные правительства , тем самым неся вред как американским налогоплательщикам, так и жителям государств, которым МВФ оказывает "помощь".Настало время положить конец МВФ вместе с остальными инструментами американской интервенционистской  внешней политики.

19 декабря 2014, 09:36

Валовая лицевая стоимость деривативов в мире более 700 триллионов

Оригинал взят у barskaya в Финансы и кредит, долги, нефтедоллар, золото... - Часть 1СТИВ МАЙЕРС: Меня зовут Стив Майерс. И я хочу поблагодарить вас за внимание к этому эксклюзивному интервью в программе Денежное Утро с Джимом Рикардсом (Jim Rickards), аналитиком по вопросам финансовых угроз и асимметричных военных действий, работающим на Пентагон и ЦРУ. Недавно был выпущен шокирующий доклад с участием всех 16 отделов нашего Разведсообщества.  Среди этих агентств – ЦРУ, ФБР, Армия и Военно-морской флот, они уже начали оценивать влияние падения доллара как мировой резервной валюты. И наше господство как глобальной сверхдержавы уничтожается подобно тому, как приходил конец Британской империи после Второй мировой войны. Финальная игра может проходить по кошмарному сценарию, когда весь мир погрузится в длительный период анархии. Джим Рикардс опасается, что предостережения, высказываемые им и его коллегами, игнорируются нашими политическими лидерами и Федеральным Резервом, и мы находимся на грани вступления в самый мрачный экономический период в истории нашей страны. Начнётся Великая Депрессия, которая продлится четверть века. Сегодня мы изучим всё, что он обнаружил, потому что хаос может начаться в ближайшие 6 месяцев. Вот почему каждый американец должен услышать его предостережения, пока не стало слишком поздно. Джим Рикардс, спасибо, что вы с нами. ДЖИМ РИКАРДС: Очень приятно, Стив. Рад быть с вами. СТИВ МАЙЕРС: В начале восьмидесятых вы были членом команды переговорщиков, которая помогла окончить иранский кризис с заложниками. В конце девяностых, когда стало ясно, что Long-Term Capital Management, фирма с Уолл-Стрит, может вызвать полный обвал финансовых рынков, Федеральный Резерв должен был обратиться к вам с целью не дать Америке погрузиться в рецессию. И до 9/11 вы выполняли задание ЦРУ по выявлению инсайдерских сделок, которые могли быть проведены до террористических атак. ДЖИМ РИКАРДС: Совершенно верно. Дело в том, что у ЦРУ нет никакого опыта по работе на рыке капитала. И с чего бы он у них был? До начала глобализации рынки капитала не были частью поля боя. Поэтому ЦРУ запустили какую-то программу, наняли каких-то людей, меня в их числе, чтобы у агентства появились какой-то опыт, связанный с Уолл Стрит. Так начался проект «Пророчество». Итак – ЦРУ интересовало, не будет ли где-нибудь ещё какой-то сильно зрелищной атаки? Можно ли каким-то образом по действиям участников рынка определить, террористы ли это, или какие-то стратегические противники Соединённых Штатов? Можно ли это увидеть? Можно ли получить информацию и разрушить заговор, спасти жизни американцев? СТИВ МАЙЕРС: Эта система, которую вы построили в рамках проекта «Пророчество», действительно предсказала террористическую атаку, которая была предотвращена в 2006. ДЖИМ РИКАРДС: 7 августа 2006 года я получил емейл от своего партнёра. Он писал: «Джим, у нас есть совершенно чёткий сигнал по Американским Авиалиниям. Выглядит как возможная террористическая атака». Мы всё записали. Я проснулся в 2 часа ночи в своём кабинете, включил СNN и увидел, как МИ-5 и Новый Скотланд Ярд предотвратили террористическую атаку. Они арестовывали подозреваемых и изымали файлы. Итак, система работала. Она хороша не только для предсказания атак террористов, но и для предсказания террористических атак противников и соперников Соединённых Штатов. СТИВ МАЙЕРС: Вот уже многие годы вы помогаете Пентагону и ЦРУ быть готовыми к противостоянию асимметричным военным действиям и финансовым угрозам, потому что сегодня есть чрезвычайные опасения, что по нам нанесут удар, и это будет, как вы описывали ранее, финансовый Перл Харбор. ДЖИМ РИКАРДС: Есть озабоченность в разных частях американского правительства. Исторически, о долларе заботились Вашингтон, Фед и Казначейство. Пентагон и Разведсообщество занимались остальными угрозами, но что делать, если доллар и есть угроза?  Американцы знают, что:         Фед увеличил денежную массу на 3.1 триллиона.       У нас 17.5 триллиона долга.        У нас 127 триллионов нефинансируемых обязательств.  Что это значит?  Медикер, Медикейд, Социальное страхование, студенческие займы, Фанни Май, Фредди Мак, FHA. Вы спускаетесь по списку, а он всё не кончается. И нет способов это всё оплатить. Долг не может больше использоваться для того, чтобы наращивать нашу экономику. Во время бума 50-х и 60-х на каждый доллар долга мы получали 2.41 доллара экономического роста. Доллар получил такой неплохой толчок. Но к концу семидесятых это соотношение на самом деле разрушилось. На доллар долга в конце семидесятых мы получали только 41 цент роста, очевидно, огромное падение. И вы знаете, какое это число сегодня? Сегодня на каждый доллар долга мы получаем 3 цента роста.  То есть мы наращиваем долг, но получаем всё меньше и меньше роста. Вот такой тренд – 2.41, потом 41, потом 3. Скоро пойдут отрицательные числа. Это признак того, что сложная система скоро рухнет. СТИВ МАЙЕРС: Об этом как раз идёт речь в вашей новой книге, Смерть Денег, с таким красноречивым заголовком, который как бы говорит нам – источник опустел. Вы предупреждаете, что мы вот-вот упадём в четвертьвековую Великую депрессию. Что фондовый рынок может просесть на день на 70%. ДЖИМ РИКАРДС: (прерывает) Знаете, когда я использую термин «25-летняя депрессия», это звучит немного чересчур, но исторически тут ничего экстраординарного. У нас была 30-летняя депрессия в США с 1870 года по 1900. Экономисты называют её «Длинной Депрессией». Это было до Великой депрессии. Великая депрессия продолжалась с 1929 по 1940, тоже довольно долго. В США уже началась депрессия. СТИВ МАЙЕРС: Ну, наверное многие бы с вами не согласились насчёт того, что у нас уже депрессия. Слово «депрессия» вызывает в памяти образы тридцатых годов и бесплатные столовые. ДЖИМ РИКАРДС: Так у нас уже есть сегодня бесплатные кухни… Они прямо в Whole foods и ваших местных супермаркетах, потому что 50 миллионов американцев сидят на фудстемпах. Дело не в том, есть ли у нас проблемы. У нас огромные проблемы, но они спрятаны различными способами. Уровень безработицы сегодня 23 процента, если считать её правильно.  СТИВ МАЙЕРС: И вы показываете прямо на Фед, Конгресс и Белый Дом. ДЖИМ РИКАРДС: Я был на встрече в Казначействе и там сказал: «Главными угрозами национальной безопасности являются Фед и Казначейство, а не Аль Каида». Прямо там, в этом здании, перед этими людьми… «Это вы разрушаете доллар и вопрос времени, когда он разрушится». По этому поводу я свидетельствовал перед Сенатом Соединённых Штатов.  Я предупреждал Сенат, может быть мы не можем прекратить землетрясения по разлому Сан Андреас… Но никто не думает, что послать армейских инженеров сделать этот разлом больше – хорошая идея. Но печатая деньги, раздавая кредиты и проводя беспечную монетарную политику Феда, мы ежедневно делаем разлом Сан Андреас больше. А когда вы делаете сложную систему большой, риск растёт не постепенно, а экспоненциально. И сейчас риск стал уже неуправляемым. Коллапс ещё не наступил, но силы накапливаются, и вот-вот выстрелит. СТИВ МАЙЕРС: Джим, ваш подход, и многих из Разведсообщества… Очень отличается от того, что мы слышим с Капитолийского холма. Вот почему обвинения, которые вы делаете в этой книге, вызывают такое отторжение в Вашингтоне. ДЖИМ РИКАРДС: Недавно я был на закрытом собрании в Скалистых Горах с парой главных банкиров, один из Федерального Резерва и один из Банка Англии. В частной беседе они могут сказать то, что не скажут официально. И мне передали сборник Джанет Йеллен. То, что делает Фед – это какие-то пропагандистские попытки… Врать нам по поводу экономических перспектив, говорить о «признаках роста», вселять ложный оптимизм, чтобы заставить нас потратить деньги. Фед не знает, что он делает. И не думайте, что они знают, что делают. Вы можете напечатать сколько угодно денег, но если люди не хотят их брать в долг, если они не тратят эти деньги, тогда ваша экономика коллапсирует, хоть вы и печатаете деньги. Вот так оно примерно происходит… Предположим, что я иду на обед и даю чаевые официанту. Официант берёт мои чаевые и берёт такси, чтобы доехать домой. Водитель такси берёт плату и заливает в бак бензин. В этом примере у моего доллара есть скорость «три». 1 доллар поддерживает три доллара товаров и услуг: чаевые, поездку на такси и топливо. Ну а что если я себя плохо чувствую? Я остаюсь дома и смотрю телевизор. Я не трачу деньги. И у денег скорость ноль. Я оставляю деньги в банке, но не трачу ничего. Посмотрите на то, что происходит со скоростью денег. Она тонет. Она падает очень быстро.  Сравните это падение скорости сегодня с тем, что, как мы видели, привело к Великой депрессии. Во дни Великой депрессии скорость была ещё меньше… Но… Если сравнить то, что происходит сегодня, с тем, что было в конце двадцатых, как раз перед Великой депрессией, можно увидеть поразительное сходство.  Так что не имеет никакого значения, сколько денег печатает Фед. Представьте себе пикирующий самолёт. Он падает… падает… приближается к земле. Фед пытается схватить штурвал и вывести самолёт из пике, вернуть его опять в воздух… Но это, к сожалению, не работает, катастрофа всё ближе. СТИВ МАЙЕРС: Мы сейчас обсудили много всех этих поразительных чисел, эти признаки приближающейся Великой Депрессии. Давайте посмотрим, удастся ли мне всё это собрать вместе. Никто не отрицает, что у нас в стране долговой кризис, но вы говорите, что мы не можем больше наращивать долг без существенного замедления экономики. Мы сейчас едва над водой. Это сигнал номер 1. Сигнал номер 2 – опасное замедление в скорости денег. Скорость уже замедлилась до уровней, не наблюдаемых со времени Великой Депрессии тридцатых годов. Есть ли какие-то другие сигналы, наблюдаемые Разведсообществом, которые бы говорили, что катастрофа прямо за углом? ДЖИМ РИКАРДС: Да, есть, Стив. Сигналов много, и они очень, очень беспокоящие. За одним из них я наблюдаю очень пристально, и я знаю людей из Разведсообщества, которые тоже этим занимаются. Называется «индекс Горя». Индекс Горя = Реальный уровень инфляции + Реальный уровень безработицы. Если посмотреть на индекс Горя сегодня, и сравнить его с периодом стагфляции поздних семидесятых и ранних восьмидесятых, которые американцы помнят очень хорошо, что сегодня всё на самом деле хуже. Это может привести к социальной нестабильности…  Посмотрите, что было во времена Великой Депрессии. Индекс Горя был 27. Сейчас он 32,89.  Верите или нет, сегодня хуже, чем было во времена Великой Депрессии. Что происходит, когда депрессия усиливается? Бизнесы не могут платить свои долги. Банки несут потери. Банки в конце концов падают. Такое случалось раньше. Феду приходилось спасать банки. Но что случится, когда Фед, в свою очередь, оказывается в опасности? СТИВ МАЙЕРС: Судя по тем сигналам, за которыми вы наблюдаете, Федеральный Резерв должен упасть? ДЖИМ РИКАРДС: Федеральный Резерв, на самом деле, в некотором смысле уже упал. Я говорил с членом Совета Управляющих Федерального Резерва и я сказал, что думаю, что Фед неплатёжеспособен. Управляющий сначала отнекивался и возражал. Но потом я надавил немного сильнее и он сказал: «Да, может быть». А потом я просто посмотрел на неё и она сказала: «Ну, да. Но это не имеет никакого значения». Другими словами, тут Управляющий Федерального Резерва признаётся мне, в частной беседе, что Федеральный Резерв неплатёжеспособен, но, продолжает он, это не имеет значения, потому что центральным банкам не требуется капитал. А я думаю, что центральным банкам очень нужен капитал. Посмотрите на эту диаграмму.  Она показывает, что Фед увеличил капитал на 56 миллиардов. Звучит неплохо. Можно сказать – 56 миллиардов большие деньги, неплохая база.   Но это не всё Надо сравнить капитал с балансовым листом. Как это соотносится с активами и обязательствами?  Смотрим и видим, что картина гораздо более пугающая, потому что действительные обязательства, или долги, если хотите, по книгам Феда – 4.3 триллиона. То есть у вас 4.3 триллиона долгов сидит на тощей основе капитала в 56 миллиардов… Очень нестабильная ситуация. До 2008 года левередж Феда был 22 к 1. Это значит, что у них было 22 доллара долга на 1 доллар капитала. Сегодня левередж 77 к 1.  Да, капитал вырос, но долг и обязательства выросли гораздо больше. СТИВ МАЙЕРС: Ваши предостережения не прошли полностью незамеченными. В бюджете, который он представлял в этом году, сенатор Рон Пол цитировал вашу работу, говоря о том, каким образом наша экономика подведена к краю, за которым может последовать коллапс в стиле Римской Империи.  У нас даже есть отрывок, где сенатор Пол инструктирует американцев прислушиваться к вашим предостережениям. СЕНАТОР РОН ПОЛ: Джим Рикардс указывает на неплатёжеспособность Феда. Фед лишается своего капитала. Конечно, Фед ведёт записи в своём реестре. Но если сделать правильную переоценку, то Фед окажется разорённым. ДЖИМ РИКАРДС: Сначала, я хотел бы отдать должное cенатору Рону Полу. Он один из немногих людей, которые понимают, какие здесь скрыты опасности. Но проблема не ограничивается Федом. Она также заражает частную банковскую систему.  На балансовых счетах нашей банковской системы 60 триллионов долга. Достаточно долго банки и долги росли примерно вдвое быстрее, чем росла экономика. Но в конце концов это взорвалось. Сегодня соотношение 30 к 1.  Другими словами, на каждый доллар экономического роста есть 30 долларов кредита, созданного банковской системой. Всё это очень нестабильно Вот очень хороший пример, из физики. Представьте 35-фунтовый кусок урана в форме куба. Он будет довольно безопасным. Такое поведение называется подкритическим. Радиоактивность будет, но довольно спокойная. А теперь представьте, что вы осуществляете с этим куском манипуляции. Вы берёте один кусок и придаёте ему форму, скажем, грейпфрута. Берёте другой кусок и придаёте ему форму, похожую на бейсбольную биту. Потом укладываете вместе в трубу и свариваете вместе с помощью взрывчатки. Это вызывает ядерный врыв. Так можно разрушить город. Форма и компоновка – вот что переводит систему из подкритической в надкритическую. СТИВ МАЙЕРС: Джим, вы видите какие-то признаки того, что наш фондовый рынок достиг надкритического состояния? ДЖИМ РИКАРДС: Да, к сожалению да. Мы видим много признаков. Один из них, и он действительно фундаментальный, и на самом деле важный, это отношение капитализации фондового рынка к ВВП. Потому что, вспомните, сумма всех акций на фондовом рынке должна как-то отражать реальную экономику. Эта сумма не должна вести свою собственную жизнь. Но стоит посмотреть на то, что происходит с этим соотношением в последнее время: оно устремилось в небеса. Сейчас оно 203 процента.  Как раз перед рецессией… Это число было 183%  Вернёмся к известному пузырю хайтека, схлопыванию доткомов 2000 года. Тогда величина составляла 204%.  Ну а если вы хотите услышать самые страшные новости… Как раз перед Великой Депрессией это число было 87%.  Другими словами… Капитализация фондового рынка в процентах ВВП сейчас вдвое выше, чем было как раз перед Великой Депрессией. Так что это действительно хороший параметр для того, чтобы задаться вопросом, а не собирается ли фондовый рынок упасть. И данные говорят – да, собирается. Но есть ещё один параметр, ещё один знак опасности, если хотите, и он ещё более пугающий. Это валовая лицевая стоимость деривативов. Есть какая-то часть акций IBM, про которые мы знаем, что они не обеспечены, но мы точно знаем, какая. А деривативам нет предела. Я могу выписывать опционы и контракты на акции IBM с утра до вечера, и на акции других компаний на фондовом рынке. И это то, что происходит в действительности. И сейчас валовая лицевая стоимость деривативов в мире более 700 триллионов. Не миллиардов. 700 триллионов. Это в десять раз выше мирового ВВП.  Коллапс неизбежен. Пора задаться вопросом – насколько всё плохо может быть? Ну, это уже случалось в 2007, 2008, когда рынки коллапсировали… Мы все помним, как падала цена акций. Падали цены на недвижимость… Суммарное падение стоимости составило 60 триллионов. Проблема в том, что система стала больше, и я ожидаю, что падение стоимости в этот раз будет 100 триллионов... возможно, намного больше. Мы сейчас в этом критическом состоянии, подходим к надкритическому, когда система схлопывается. Но системе требуется искра, требуется катализатор. Я исследовал некоторое количество потенциальных точек воспламенения. СТИВ МАЙЕРС: Джим, через какое-то время я хотел бы обсудить, какие шаги надо предпринять американцам со своими инвестициями и личными финансами для того, чтобы быть готовым к тому, что предсказываете вы и ваши коллеги. Но сейчас давайте ненадолго сфокусируемся на этих главных точках воспламенения. ДЖИМ РИКАРДС: Одина из ключевых точек – это иностранное владение государственным долгом США. Это очень важная для понимания вещь. Мы все знаем, что Казначейство выпустило более 17 триллионов долговых обязательств. Вопрос – кто их покупает? Многие долговые обязательства США находятся в руках иностранцев. Кто владеет ими? Китай, Россия, другие страны… Страны, которые не обязательно наши друзья. И они могут захотеть избавиться от этих бумаг. И вообще-то такое уже происходит. С недавнего времени иностранная доля во владении госдолгом США падает.  Но есть и более интересные вещи. Мы недавно говорили о проекте, которым я занимался для ЦРУ… Проект «Пророчество» Как мы говорили, вы можете видеть не только действия на рынке, но и то, стоят ли за ними противники, враги или террористы, работающие на финансовых рынках. Итак, мы знаем, что Россия напала на Крым весной 2014 года. Представьте себе, что вы Путин. Вы собираетесь напасть на Крым. Вы можете ожидать финансовых санкций со стороны США. Что бы вы стали делать? Вы просто начинаете смягчать влияние санкций, начинаете сбрасывать долговые обязательства заранее, чтобы когда вы сделали свой ход, и Казначейство начнёт играть против вас, вы бы были подготовлены. Вернёмся назад, в октябрь 2013 года, вот Россия сбрасывает трежериз месяц за месяцем.  Это был ясный сигнал, что они что-то замышляют… Чтобы вступить в финансовую войну с США. Но всё ещё хуже.  Мы знаем, что Россия и Китай работают вместе. Поэтому стоит ли удивляться, что когда русские стали сбрасывать обязательства… Китайцы стали сбрасывать их тоже? СТИВ МАЙЕРС: Есть ли у Разведсообщества возможность защитить нашу страну в случае, если такие события будут развиваться и дальше? ДЖИМ РИКАРДС: Верите или нет, в Казначействе есть подразделение разведки. И у них есть там штаб. Это значит, что финансовая война уже ведётся, она реальна. Так что если русские сбрасывают обязательства… Если китайцы сбрасывают… Кто собирается выкупать весь этот долг? И вот появляется таинственный покупатель.  Недавно Бельгия купила невероятное количество долговых обязательств… Это сотни миллиардов долларов за долговые бумаги правительства США. СТИВ МАЙЕРС: То есть Бельгия стала скупать трежериз, случайно в то же самое время, когда Россия и Китай стали их сбрасывать? ДЖИМ РИКАРДС: (прерывает) Это не Бельгия. Эти количества больше, чем есть денег у Бельгии. Такие вещи покупают не бельгийские стоматологи. Бельгия это фасад Знаете, может быть это сам Фед? Вот в чём дело. Может быть общественность не знает, кто этот таинственный покупатель, но спецслужбы знают. Итак, Казначейство, ведя операции через штаб, Фед… таинственный покупатель в Бельгии… Сейчас им удалось удержать рынок трежериз. Он пока не развалился. Но они не смогут постоянно вытаскивать кроликов из шляпы, есть предел. Это должно быть очень страшно, потому что если Фед упадёт… а мы недавно говорили про то, что левередж Феда 77 к 1. То есть Фед находится на пределе того, что он может сделать. Иностранцы избавляются от трежериз, и если их никто не будет покупать… представьте, процентные ставки пойдут вверх. Это утопит фондовый рынок, утопит рынок недвижимости. Более высокие процентные ставки означают, что долг растёт, поэтому процентные ставки растут ещё выше. Вы попадаете в воронку, и из неё нет выхода. СТИВ МАЙЕРС: Атака на наш рынок долговых обязательств – достаточно серьёзная точка воспламенения, которая и может вызвать Великую Депрессию, о которой вы написали в своей книге. Давайте поговорим о другой точке воспламенения. ДЖИМ РИКАРДС: То, что я называю точкой воспламенения номер 2, имеет отношение к нефтедоллару. СТИВ МАЙЕРС: Вы можете объяснить, что такое нефтедоллар? продолжение 

08 сентября 2014, 17:03

20 миллиардеров, которые управляют политикой США

Они добились успеха в бизнесе и инвестициях, и теперь пытаются протолкнуть свои и чужие политические идеи в политической системе США. В нашем списке самые влиятельные миллиардеры-политики Америки.  20.Элис Уолтон Элис Уолтон - наследница богатства крупнейшей в мире розничной сети Wal-Mart, пусть и не единственная. Уолтон вполне открыто поддерживает Хиллари Клинтон и вложилась в так называемый "PAC" (Комитет политических действий) под названием "Ready for Hillary".  19.Дональд Трамп Владелец конгломерата The Trump Organization и король американского сектора недвижимости Дональд Трамп, как и многие представители большого бизнеса, придерживается республиканских взглядов. Напомним, что Республиканская партия поддерживает наиболее мягкую налоговую политику в отношении богачей.  18.Марк Андрессен Инвестор-миллиардер Марк Андрессен уверен, что будущее за Республиканской партией США. Он поддерживал кандидата от республиканцев Митта Ромни на президентских выборах 2012г. В данный момент Андрессен инвестриует в широкий спектр активов, многие из которых будут влиять и на политический фон. Стоит вспомнить хотя бы о криптовалюте bitcoin.  17.Питер Дж. Питерсон Питерсон был министром торговли при Ричарде Никсоне, а теперь управляет мощным фондом. Миллиардер ратует за уменьшение государственного долга, и с помощью Peter G. Peterson Foundation основал такие организации, направленные на борьбу с долгами США как Fix the Debt и Committee for a Responsible Federal Budget.  16.Поль Зингер Поль Зингер - бизнесмен с партийным билетом. Он консервативный республиканец, но выступает за однополые браки. Именно эта идея стала для него центральной в политической деятельности. С помощью организации American Unity он вложил $2 млн в поддержку республиканцев, которые также выступают за однополые браки. Главный актив Зингера - Elliott Management Corporation.  15.Арт Поуп Бывший председатель бюджетного комитета Северной Каролины и преуспевающий бизнесмен Арт Поуп вложил миллионы долларов в продвижение своих политических идей. В первую очередь, речь идет о свободном рынке, который Поуп считает основной составляющей успешной экономики. Арт Поуп также республиканец.  14.Пьер и Памела Омидьяр Семья иранского происхождения, которая добилась успеха в США, вкладывает существенные средства в продвижение идеи прозрачности и открытости. Пьер и Памела интересуются также вопросами прав на собственность и экономического развития.  13.Джефф и Макинзи Безос Кто бы мог подумать, что руководство Amazon.com может интересоваться политикой. Однако Джефф Безос недавно приобрел издание Washington Post и вложил $2,5 млн в поддержку однополых браков. Напомним, что этот вопрос в США остается одним из наиболее острых в области внутренней политики.  12.Марк Цукерберг И снова миллиардер из высокотехнологического сектора, который интересуется политикой. Марк Цукерберг совместно с организацией FWD.us работает над иммиграционной реформой, а в Нью-Джерси проталкивает реформу начального образования. Напомним, что самому владельцу Facebook в настоящий момент всего 30 лет.  11.Питер Тиль Питерь Тиль, известный инвестор, владелец хэдж-фондов и сооснователь PayPal, вложил $2,6 млн в предвыборную кампанию в 2012г., деньги получил Рон Пол, который вылетел из гонки во время праймериз. В последнее время Тиль активно выступает в пользу увеличения минимального размера оплаты труда.  10.Уоррен Баффет Миллиардер Баффет, владелец знаменитого Berkshire Hathaway, сыграл важную роль в политике США после избрания Барака Обамы на пост президента. Уоррен Баффет выступает за ограничение власти богачей, увеличение налогов для них, и собирается расстаться с большей частью своего богатства в рамках The Giving Pledge ("Клятва дарения").  9.Пенни Прицкер Пенни Прицкер была министром торговли и одним из главных лоббистов идей Барака Обамы. Кроме того, Прицкер является сооснователем PSP Capital Partners, Pritzker Realty Group и еще ряда крупных фирм, что придает ее голосу значимость, когда речь заходит о внутренней политике.  8.Джон и Лора Арнольд Джон Арнольд управлял крупным хэдж-фондом, и фокусировался на инвестициях в газовые активы а потом стал филантропом. Правда, не каждый найдет желание помочь людям в его стремлении добиться сокращения пенсий и добиться роста финансовой нагрузки для работников предприятий.  7.Билл и Мелинда Гейтс The Bill & Melinda Gates Foundation - один из самых авторитетных благотворительных фондов, инвестирующих в борьбу с болезнями и бедностью в развивающихся странах, в частности, в Африканских. Также основатель Microsoft и его супруга сражаются за реформирование американской системы образования и легализацию однополых браков.  6.Руперт Мердок Руперт Мердок контролирует Wall Street Journal и Fox News - это важнейшие поставщики политических и экономических новостей. Таким образом, Мердок сосредоточил в своих руках активы, способные задавать новостной тон и влиять на настроения в обществе. Кроме того, Руперт Мердок сотрудничает с Bloomberg по вопросу иммиграционной реформы.  5.Джордж Сорос Джордж Сорос открыто лоббирует идеи демократов. Он потратил $1 млн в 2012г. на поддержку Барака Обамы на выборах. Кроме того, Сорос в данный момент является сопредседателем комитета политических действий "Ready for Hillary".  4.Шелдон Эделсон Наша жизнь - игра, и один из королей игорного бизнеса Шелдон Эделсон активно вкладывает средства в политику. Он потратил $93 млн, чтобы "победить Барака Обаму". Речь, конечно, не о том, что бизнесмен надеялся участвовать в выборах, а о поддержке республиканцев, которые "выполняют свои обещания". На следующих выборах Эделсон инвестирует в кампанию вдвое больше.  3.Том Стейер Стейер - сооснователь и один из руководителей фонда Farallon Capital Management. Он также основал несколько банков. Помимо бизнеса Тома Стейера интересуют вопросы охраны окружающей среды, и он активно лоббирует соответствующие идеи в политической среде.  2.Майкл Блумберг Бывший мэр Нью-Йорка и основатель агентства Bloomberg Майкл Блумберг активно борется с бесконтрольным распространением оружия. Он инвестировал $50 млн в противодействие организации NRA, которая как раз пытается добиться свободной торговли оружием на всей территории США, делая отсылку ко Второй поправке к Конституции.  1.Чарльз и Дэвид Кох Братья Кох инвестировали $30 млн в программу, которая выявляет слабые стороны демократов. Это специальная рекламная кампания, навредившая тем политикам, которым есть что скрывать. К следующим выборам общий объем инвестиций в эту программу семья Кох собирается довести до $290 млн. Еще одной жертвой стала программа здравоохранения "Obamacare".

23 июля 2014, 09:36

Как элите остановить Рэнда Пола?

От редакции: Портал Terra America не первый раз обращает внимание читателей на фигуру сенатора Рэнда Пола. Месяц за месяцем этот республиканец отвоевывает у своих политических соперников пункты рейтингов. Он ярый критик «Большого государства», придерживается крайне правых взглядов в экономических вопросах и демонстрирует крайне взвешенный подход к внешней политике (иногда его недоброжелатели называют его изоляционистом). Отчасти, во всяком случае, поначалу, он стал популярен благодаря своему отцу Рону Полу, члену Палаты Представителей (ныне в отставке), но таких рейтингов, как сын, знаменитый борец с ФРС никогда не собирал. Рэнд Пол не только с большим отрывом стал самым популярным спикером консервативного съезда CPAC, но недавно опередил саму Хиллари по популярности среди всех американцев. В чем причина столь стремительно растущего рейтинга сенатора от штата Кентукки? Почему такой «несистемный консерватор» сегодня всерьез рассматривается как вполне вероятный следующий президент Америки? Что это говорит о политической элите США, которая в большинстве своем его на дух не переносит? На эти вопросы постарался найти ответы наш новый автор Константин Черемных. * * * Сенатор Джон Маккейн называет Барака Обаму «дезертиром», а бывшая напарница Маккейна на выборах 2008 года, Сара Пэйлин, призывает к импичменту. Спикер Палаты представителей Джон Бейнер подает иск в суд против Обамы. Поводы у всех разные, вердикт один: президент, шесть лет назад заткнувший за пояс Хиллари Клинтон на праймериз и снискавший успех даже у белых фермеров в глухой глубинке, «не оправдал доверия». Отваливающееся дно Известно, что в США очередная предвыборная кампания начинается в тот день, когда закончилась предыдущая. Но такого еще не бывало, чтобы к середине кампании две трети населения считало, что страна «идет куда-то не туда», и больше половины считала действующего лидера «негодным». И это негодование с конкретного Обамы распространяется и на правящую партию вообще. Хиллари, общепризнанный фаворит Демократической партии, вынуждена на презентациях своей книги «Трудный выбор» отвечать на неудобные вопросы о своем госсекретарстве. В самом деле, разве внешнеполитические провалы Белого Дома не берут своего начала именно в том периоде? И разве ее мемуары, как и их заглавие, – не попытка самооправдания? Вот что пишет Дженнифер Рубин, ведущая колонки «Взгляд справа» в The Washington Post: «Есть только три причины, которые могут побудить Хиллари отказаться от участия в гонке – это ее собственное здоровье, это здоровье Билла, и наконец, это такая ситуация, когда от политики Барака Обамы отваливается дно. Похоже, мы приближаемся к третьей ситуации. Недавно казалось, что выборы 2016 года не будут касаться внешней политики, но сегодня ясно, что этого не избежать. Хиллари это знает, но не выходит из игры. В самом деле, откажись она сейчас, резко упадет такса на ее публичные выступления, и она опять окажется “совсем разорена”». Рубин «подкалывает» Хиллари ее же неосторожной фразой. «Мы с Биллом были совсем разорены после ухода из Белого Дома», – прибеднялась Хиллари в интервью CNN. В интерьерах роскошного особняка это звучало лицемерно, и сотни блоггеров занялись ее источниками дохода. Венцом «троллинга» стало открытое письмо ассоциации студентов Калифорнийского университета, где Хиллари рассчитывала получить 22 000 долларов за презентацию мемуаров. Студенты потребовали от ректората расторгнуть пиар-сделку. Мадам Рубин не скрывает своих электоральных предпочтений и подводит под них теоретическое обоснование: «Среди республиканских кандидатов внешнеполитическая ситуация также произведет жесткий отбор. Тед Круз правильно сделал, что примкнул к ястребам, а не к изоляционистам. В том же направлении движется Марко Рубио. Что можно сказать о Джебе Буше? С одной стороны, таяние (влияния) США в мире может быть отчасти поставлено в вину его брату. Но с другой стороны, он более опытный и надежный для избирателей кандидат в то время, когда одних громких речей будет недостаточно. Его, по крайней мере, можно представить себе главнокомандующим». И далее она указывает пальцем на «неправильного» республиканца, которого «сама жизнь» должна отсеять из гонки, которому выносит следующий вердикт: «Рэнд Пол с его критикой АНБ, позицией по Ирану, Ираку, по использованию дронов и тому подобным, сегодня просто неадекватен». Следующую свою колонку она специально посвящает «разносу» Рэнда Пола по всем пунктам внешней политики. Маргинал в мэйнстриме Стороннему наблюдателю может показаться странным сам факт того, что Джеб Буш и Рэнд Пол уживаются под одной партийной крышей. Сын техасского потомственного миллиардера, снискавшего славу победителя СССР в «холодной войне», и потомственный медик, который никого не хочет побеждать. За этим парадоксом стоят десятилетия истории с того времени, как Америка была ведущей индустриальной державой до 2014 года, когда Бюро экономической статистики было вынуждено признать однозначный факт рецессии, как и столь же однозначное отставание США от Китая по объему торговли и производству электроэнергии. Рон Пол, отец Рэнда Пола, говорил о том, что страна идет «не туда» аж с 1971 года, когда Федеральный резерв отделил курс национальной валюты от золотого эквивалента. Больше тридцати лет он шел наперекор мэйнстриму. Его оценку рисков нового мирового порядка для Америки разделял в политической среде только изгнанный в маргиналы Линдон Ларуш. Оба сходились в неприятии идеи «пределов роста», дополненной теорией глобального потепления. И оба считали современную экофилософию идеологической страшилкой, наносящей прямой ущерб американской реальной экономике. Оба пытались создавать проекты третьих партий. Но мэйнстрим их не слушал, а политическая машина – от фондов до медиа-аппарата выборов – вытесняла все проекты третьих партий на обочину. Глобализация с аутсорсингом индустрии, во многом в результате немилосердной экологической зарегулированности, давала фору в Америке не только финансовому сектору, утратившему связь с производством, но и джентльменскому набору «постиндустрии» – IT, «зеленой энергетике», поп-культуре. С подменой приоритетов пропаганда «нового мирового порядка» принесла и подмену понятий. Квазиэкономика причислялась к экономике, производные финансовые инструменты – к капиталу, гражданские права заместились правами меньшинств, человеческая жизнь уравнялась с животной – и все это вместе стало называться «прогрессизмом», став идеологией Демпартии. В свою очередь, консервативные ценности – семья, частная собственность, личная тайна, – отделившись от труда, уступили место в идеологии Республиканской партии другой триаде (словами Уильяма Кристола): американская исключительность, непобедимые вооруженные силы и поддержка Израиля. Это стало именоваться «неоконсерватизмом». С деградационным упрощением повестки дня изменилось и качество спонсорства конкурирующих экспансионистских концептов. Еще при Билле Клинтоне ведущим «мотором» кампаний Демпартии стал фонд Джорджа Сороса в разных обличьях, а неоконсерваторам «давал старт» игорный магнат Шелдон Адельсон (также основной благодетель израильского «Ликуд»). На этом фоне Рон Пол оказался в конце 80-х в Палате представителей, но сохранил репутацию маргинала, поскольку бросал вызов мэйнстриму почти по всем вопросам политической повестки дня. «Прогрессистов» он шокировал предложением сократить на 30% бюджет Агентства по защите окружающей среды (EPA), неоконсерваторов – отказом поддерживать вторжение в Ирак и санкции против Ирана, поскольку санкции «не соответствуют принципам рыночной экономики». Эта третья, изоляционистская позиция была маргинальной при Джордже Буше-младшем, когда неоконы были «на коне». Она была задвинута в другой политический угол на первом сроке Обамы, когда IT-корпорации победно разносили по арабскому миру «арабскую весну» под прогрессистскими лозунгами дерадикализации ислама. Тем не менее, уже с 2003 года, когда братья-нефтехимики Чарльз и Эдвард Кох проспонсировали прообраз «Чайной партии», третья позиция республиканцев-изоляционистов нащупала свою социальную базу. Финансовый кризис, а вслед за ним пресловутое «таяние влияния США» вынесли прежних маргиналов в мэйнстрим. Рэнд Пол в период учебы в консервативном Baylor Institute был членом студенческого тайного общества Noze Brotherhood, которое практиковало шуточный обряд «взятия в плен озонового слоя». Когда он стал политиком, экоскепсис уже не был пощечиной общественному вкусу. В 2013 году Барак Обама назначил Эдмунда Мониса, специалиста по сланцевому газу, главой Департамента энергетики. В это же время была озвучена идея Трансатлантического партнерства (TTIP) – торгового союза, в котором Америке была отведена роль производителя, а Европе – потребителя американских товаров. А для этого требовалась реиндустриализация. Барак Обама дважды извлек выгоду из раскола в Республиканской партии, когда шел спор о бюджете и потолке госдолга. Сейчас Рэнд Пол помогает Обаме через голову экоактивистов протолкнуть проект нефтепровода Keystone XL, который очень важен для взаимопонимания США и Канады. Страна, которой не жалко 9 июля социолог Джон Зогби, на которого ссылалась Дженнифер Рубин, очень сильно расстроил неоконсерваторов. По его новому подсчету, Рэнд Пол опередил Джеба Буша на целых семь процентных пунктов. Опросы CNN и Quinnipiac University давали преимущество только в 1%. Нельзя исключить, что Зогби (как представитель ливанского лобби) подыграл Джону Керри. Именно в это время Керри согласовал в Кабуле пересчет голосов на президентских выборах – в то время как казалось, что Ахмад Гани Амадзай, надежда «ястребов», уже одолел «продемократического» (и проиранского) Абдуллу Абдуллу. А накануне вел дипломатию с Ираном в связи с путчем салафитов в Ираке. Незадолго до этого Рэнд Пол нанес личную обиду экс-вице-президенту Дику Чейни, апостолу неоконсервативного сообщества, весьма неудобным предположением о том, что вторжение в Ирак мотивируется частным интересом компании Halliburton. Не менее звучно Рэнд «отделал» техасского губернатора Рика Перри, и также по поводу Ирака. Чем опять же оказал услугу Обаме, которого Перри как раз накануне гвоздил за мягкотелость к иммигрантам. Истэблишмент уже догадался, что в отличие от отца, Рэнд – не только выразитель все более популярных взглядов, но еще и ловкий политический игрок. Как рассказала The New York Times, Рэнда Пола уже начало мягко обхаживать израильское лобби. Замеры в Айове и Нью-Хэмпшире – штатах, где как правило, определяются результаты праймериз – показали, что Рэнд Пол догнал Хиллари Клинтон по рейтингу, а в штате Колорадо перегнал на 3%. Обозреватели флоридской Sunshine News подвели итог: Республиканской партии следует выставить на выборы именно Рэнда Пола. В полемике с Перри Рэнд Пол сослался на опрос Public Policy Polling, согласно которому новую интервенцию США в Ирак не поддерживают 74% американцев, и ехидно поинтересовался: «Не будете же вы обвинять всю американскую нацию в том, что она является изоляционистской?» В ответ он немедленно подвергся очередной порции разоблачений в предательстве со стороны команды Джеба Буша. Количество переходит в качество, что становится проблемой уже не только лично для Джеба Буша и команды, видящей его главнокомандующим. Очередные корректировки бюджета неизбежны, а взгляды Пола и его единомышленников на этот счет известны: налоги сократить, а выпадающий доход компенсировать за счет не только ЕРА, но и институтов внешней помощи (foreign assistance). Эта угроза затрагивает личные интересы весьма внушительных сословий, привыкших «кормиться» на внешней политике. Она касается и NDI, и IRI, и Freedom House, не говоря об уже урезанной на 40% номенклатуре USAID. Она касается множества окологосударственных структур, паразитирующих на Госдепе. Она касается финансирования спецслужб, особенно АНБ (в команде Пола фигурировал, в частности, Брюс Фейн, общественный защитник Эдварда Сноудена) и Пентагона с подрядчиками – не только ВПК, но и ЧВК. Проблема истеблишмента Америки сегодня не в самом Рэнде Поле, а в мышлении консервативного большинства. За год, по данным The Wall Street Journal, доля республиканского электората, считающего афганскую войну «бессмысленной», возросла с 37 до 58%. В такой ситуации средством отчаяния остается «ломка менталитета» с использованием интересов колониальных режимов, для которых foreign assistance – вопрос жизни и смерти. Майкл Уитни из Counterpunch 9 июля предупреждал: «Нам следует ожидать на Украине новой “операции под чужим флагом”, только большего масштаба, чем в Одессе. Вашингтон собирается устроить что-то очень большое и выдать это за дело рук Москвы». А 13 июля блоггер continentalist получил «инфу» о том, что украинский олигарх Игорь Коломойский готовит сюрприз для своего президента, и «это касается самолетов»… Rasool Nafisi

13 марта 2014, 21:13

Зое Шлангер (Newsweek, США): "Американец, осмелившийся обосновать действия Путина "

Оригинал взят у gazeta1plus1 в Зое Шлангер (Newsweek, США): "Американец, осмелившийся обосновать действия Путина " Стивен Коэн из Принстона говорит, что это он истинный американский патриот, а не его критики.  Почетный профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетов Стивен Коэн (Stephen Cohen) оказался недавно в довольно странной компании. Этот ученый с прогрессивными в целом взглядами женат на Катрине Ванден Хувел (Katrina vanden Heuvel), работающей главным редактором левого издания Nation. Его взгляды на украинские события заставляют американцев понять точку зрения Путина. В своей статье «Ложь о России» (Distorting Russia) Коэн написал, что «демонизация» Путина в новостях равноценна «ядовитой» и недобросовестной практике СМИ, граничащей с паникерскими заявлениями времен холодной войны. Другие идут еще дальше. Они хвалят Путина за его активные и жесткие действия и за яростное отстаивание национальных интересов России. Икона консерваторов Пэт Бьюкенен (Pat Buchanan) недавно задал вопрос о том, не слишком ли это — сравнивать Путина с Гитлером, и вполне естественно выступил на защиту путинской политики против геев. Автор из American Conservative Род Дреер (Rod Dreher) соглашается с Бьюкененом, а бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани (Rudy Giuliani) хвалит российского президента, заявляя, что это «тот человек, каких зовут лидерами». Даже Сара Пэйлин (Sarah Palin), как известно, смотрящая на Россию из окна своей кухни на Аляске, и та в 2008 году посчитала путинское вторжение на Украину неизбежным. Но хотя мнения этих людей остаются в основном без комментариев, Коэна подвергли всеобщему осмеянию, назвав апологетом Путина. А вот бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич (Newt Gingrich) его поддержал (кто бы мог подумать!). Коэн говорит, что он - истинный американский патриот, а те, кто призывает президента Барака Обаму и Евросоюз выступить против русских в Крыму, являются угрозой для нашей национальной безопасности. Коэн — это один из главных в США ученых специалистов по России. Он был советником президента Джорджа Буша-старшего по СССР, вел курс по России в Принстонском и Нью-Йоркском университетах, написал восемь книг по современной российской истории, а также он публикует свои статьи в Washington Post,Reuters и других средствах массовой информации. — Что вы думаете о тех, кто называет вас апологетом Путина? — Для тех, кто меня охаивает, у меня двоякий ответ. Реальность такова, что я единственный американский патриот среди тех людей, которые нападают на меня. Я патриот американской национальной безопасности. Пока все это не началось, Путин был нашим лучшим потенциальным партнером в мире в делах национальной безопасности США. Процитирую строку из статьи, которую я написал много лет назад: «Американская национальная безопасность по-прежнему проходит через Москву». Обескураживает то, что мы увидели это в Сирии в августе, когда Путин буквально спас Обаму на посту президента. Когда Обама оказался в западне и не захотел нападать на Дамаск, он не мог заручиться поддержкой своей собственной партии и конгресса. Путин предоставил ему Асада и химическое оружие. Путин и [министр иностранных дел России] Лавров, находясь в тени, подталкивали Иран к диалогу с Соединенными Штатами, потому что от Обамы требовали напасть и на Иран тоже. И это - не говоря о том, что Россия обеспечивает перевозку 60 процентов материально-технических средств для нужд НАТО и американских войск, воюющих в Афганистане. Но проблема в том, что если кто-то скажет о России то, что думает, ему надо готовиться к оскорблениям со стороны других людей. В почте я обычно получаю сообщения следующего рода: «Сколько вам платит Кремль?» Поверьте мне, недостаточно. — А раньше вас называли апологетом Путина? — Я уже проходил через это, потому что стар, и это было во времена холодной войны. Тогда спор шел о том, каковы оптимальные подходы к Советскому Союзу. Надо ли нам работать над «разрядкой», как это тогда называлось, то есть, создавать области сотрудничества, которые смягчают конфликты, чтобы никто не применял ядерное оружие. Страсти в те дни разгорались нешуточные, и по сути дела, в стране шла травля прогрессивных элементов. Нас называли прокоммунистическими силами или просоветскими, или прокремлевскими, а еще апологетами. Но разница заключалась в том, что на нашей стороне была организация под названием Американский комитет за согласие между Востоком и Западом. Это была своего рода лоббистская группа, члены которой говорили с конгрессменами, с президентами и с редакторами различных изданий. Был Дональд Кендалл (Donald Kendall) из компании Pepsi Co., был Том Уотсон (Tom Watson), возглавлявший в то время IBM, и был Джордж Кеннан (George Kennan) [автор американской послевоенной политики сдерживания Советского Союза], который действовал очень живо и активно. Так что в этом участвовало множество очень известных консервативных людей. В этой группе не было четкого разделения на левых/правых/консерваторов/либералов. Так что если кто-то хотел назвать меня антиамериканцем, то в этом случае и руководителя IBM тоже следовало так назвать? В 90-х годах, когда Клинтон начал продвигать НАТО в сторону России, я начал предупреждать всех, что это приведет к тому, к чему привело. Я писал об этом не только в Nation, но и в Washington Post, и в своих книгах. Я писал, что если мы будем поступать таким образом, то уподобимся Пакману из одноименной компьютерной игры, который идет с запада на восток и пожирает все на своем пути, пока не упрется в границу России. Мы уперлись в границу России при Буше, потому что прибалтийские республики вступили в НАТО. Затем у нас был тот эпизод в Грузии в 2008 году, потому что там мы перешли красную черту. И мы перешли ее на Украине. Я не понимаю, почему люди этого не видят. Если ты в течение 20 лет придвигаешь военный альянс, имеющий политические компоненты, включающий систему противоракетной обороны, включающий неправительственные организации, получающие государственные деньги и глубоко вовлеченные в российскую политику, а также вынашивающий идею революций на границах России, то со временем ты обязательно упрешься в красную линию. И она, в отличие от Обамы, начнет этому противодействовать. Украина для этих людей всегда была вожделенным призом. Они хотели ее заполучить и зашли там слишком далеко. Любой российский лидер, обладающий у себя в стране легитимностью, был бы вынужден сделать то же самое, что сейчас делает Путин. Они бы начали противодействовать. Я говорю об этом, и за это меня называют путинским апологетом. Эти люди не понимают. И им наплевать на национальную безопасность. Поэтому я патриот. Мне небезразлична национальная безопасность. А все, что мы делаем, это старая тактика маккартизма по преследованию прогрессивных сил. — Вы сказали, что Обаме надо было продемонстрировать свою «благодарность Путину», поехав на Олимпиаду. Почему? — Не в этом моя главная мысль, но это то, чему меня учила мать: когда кто-то делает для тебя что-то хорошее, не плюй ему в лицо. Неужели все забыли 11 сентября и Бостон? Я написал, что Обаме следовало поехать на один день в Сочи, встать рядом с Путиным, когда террористы грозили взорвать Олимпиаду, показать, что в борьбе с международным терроризмом они стоят плечом к плечу. Это был бы фантастический пример лидерства, однако он [Обама] просто ужом извивался в этом вопросе с геями и не смог так поступить. А теперь меня обвиняют в том, что я против геев. Я говорю, что нам нужен единый фронт борьбы с международным терроризмом, который яростно нападает на Россию и дважды наносил удар по нам, в последний раз в Бостоне, а они твердят одно: «Он против геев». Ну что это за разговор? Это безответственные люди. Они ведут себя непатриотично, потому что вешать на людей такие ярлыки - это не по-американски. Такого рода разговоры не принесут пользы американской национальной безопасности. Если они действительно не согласны со мной, пусть опубликуют какой-то материал, где говорится, что Коэн неправ в том и в этом, и что смотреть на это надо так и так. Это было бы здорово. Может, я действительно неправ. Но мне хотелось бы узнать, почему. А если они считают мудрой политикой действия по продвижению НАТО в восточном направлении от Берлина, если они нарушают обещание, данное Горбачеву — что НАТО ни на дюйм не продвинется на восток, а тем более - вплоть до российской границы, то пусть объяснят, почему это такая мудрая политика. Но правду они вам не скажут, потому что правда заключается в том, что они хотят лишить Россию всех сил и средств по обеспечению своей национальной безопасности. Украина — это трофей, но они зашли слишком далеко, и сейчас мы оказались в исключительно опасной ситуации. Исключительно опасной. Это худшая ситуация за всю вашу жизнь. А если у вас есть дети и внуки, то им придется пережить последствия того, что мы наблюдаем сегодня. И в этом - вина Белого дома, конгресса и Евросоюза. Не Путин это начал. Он этого не хотел. Он очень этого не хотел. И сейчас он действует в ответ. Я не одинок в своем убеждении, просто я говорю от себя. Я предупреждал, что это случится, но меня не слушали. У них есть идеологи на должностях во внешнеполитическом ведомстве типа Майкла Макфола [бывший посол США в России]. Он - идеолог, а не дипломат. Если вы будете назначать таких людей на основные политические посты, и будете давать такие рекомендации президенту... Знаете, что сегодня сказала Хиллари Клинтон? Она приравняла Путина к Гитлеру. И эта женщина хочет быть президентом США. Прекрасные же у них будут беседы, если ее выберут. Но как можно вести переговоры с Гитлером? А потом она заявила, что конечно, надо снизить напряженность и приступить к переговорам. Если так, не называй его Гитлером. Если не можешь расставить все по местам, не надо стремиться в президенты. Даже Обама сказал, что Путин ведет себя как некий испорченный ребенок, слоняющийся по классу. Недостойно президенту США говорить такие вещи. Не могу припомнить, чтобы хоть кто-то говорил так о советских руководителях. Мы не любили Брежнева, потому что нам не нравилась его политическая система, но в этом не было ничего личного. Никсон с Брежневым ладил просто чудесно. Они испытывали симпатии друг к другу. Путин, между прочим, самый последовательный руководитель 21-го века (последовательный не значит хороший или плохой). Он находится у власти 14 лет. Он возвышается над всеми остальными. Единственный, кто может составить ему компанию, это Меркель. Три последних американских президента были неудачниками во внешней политике, были поджигателями войны. Можно подумать, что здесь присутствует некий элемент зависти: Путин очень успешно представляет интересы своей страны, а наши президенты все портят. Одна провальная война за другой. Именно так думают русские, между прочим. Я был в России в декабре, и меня спросили: почему, почему они так нападают на Путина? Они что, завидуют? Мне пришлось сделать паузу и задуматься. Я не знаю. Может, так оно и есть. Но здесь есть один важный момент. В демократии из кризисов выбираются посредством диалога. А в нашей стране нет никакого диалога. Есть лишь эти люди, твердящие, что Путин бредит. И что в этом нового? Он что, действительно бредит? Нет. Бредят те, кто называет его Гитлером. Если он Гитлер, то сегодня у нас Мюнхен. А если сегодня Мюнхен, то завтра нам придется начинать войну, ведь так? Они думают хотя бы на шаг вперед? Нет. Они оказались в тисках этого безумного синдрома и заявляют, что более злобного человека, чем Путин, мы в жизни не видели. Но все, что он сделал для них оскорбительного, это поднял Россию с колен. Мы любили Ельцина, потому что он был вечно пьян и со всем соглашался. И вот в России появился трезвый человек, защищающий ее интересы — правильно он их видит или нет. Именно так должны поступать наши национальные лидеры. А дипломаты должны сидеть и со всем этим разбираться. — Вы говорите, что Путин защищает национальные интересы — правильные они или нет. Но исключает ли это действия со стороны США, если США определят, что они неправильные? — Об этом мы ведем дебаты. Но я по этому поводу сказал бы следующее. Имеет ли Россия вообще какие-то легитимные национальные интересы на своих границах? Дело в том, что существует неявное допущение, будто таких интересов у нее нет, даже в Крыму. Но если начинать с такой позиции, это изначально ни к чему не приведет, ибо у каждого государства, даже у маленького - и в особенности у великого государства - есть такие интересы. Поэтому я использую следующую аналогию, хотя она не идеальна. Скажем, завтра Россия внезапно начнет демонстрировать свою мощь — политическую, экономическую — в Канаде, прямо на нашей границе, а также в Мексике. Мы что, в этом случае просто скажем: «Ладно, у каждого народа есть право решать свою будущую судьбу?» Неужели так и скажем? Но если мы заявляем, что Россия должна убраться из Крыма, что само по себе нелепо, то как насчет Гуантанамо? Это возведенный в абсолют двойной стандарт. Я не знаю, почему они так думают: потому что глупы, потому что лживы, или потому что просто запутались. Мой главный тезис заключается в том, что не Путин, а мы умудрились передвинуть рубеж новой холодной войны прочь от Берлина, где было небезопасно. Это мы придвинули его прямо к границам России. Может, это и не железный занавес, но Берлин был разделен 45 лет. А сейчас мы перемещаем этот рубеж прямо на территорию расколотой Украины. А Украину раскололи Бог и история, но не Путин. — Вы считаете, что нет абсолютно никаких оснований говорить о том, что это неправильно, когда Россия осуществляет военное вмешательство на Украине? — Мы не знаем, вошел Путин в Крым или нет. Мы фактически не знаем этого. Мы говорим о «фактах», исходящих из Киева, а в них масса дезинформации. — Вы думаете, что это не Путин? — Нет, нет, я не это имею в виду. Мы не знаем. Мне кажется, что я знаю, однако я не располагаю фактами. А как ученый, я придерживаюсь того, что знаю. Похоже, что в Крыму сосредоточилось около 9000 российских военнослужащих. Они патрулируют улицы, охраняют здания. У них там есть военно-морская база. Так что по закону, по контракту Россия имеет полное право находиться там. У них там есть пехота, защищающая стратегические объекты. Я думаю, что по Крыму перемещаются войска, взятые с крымской военно-морской базы. Я не знаю, направили ли они войска через российско-крымскую границу. Поэтому, если мы хотим использовать слово «вторжение», надо иметь точную информацию. Да, Путин что-то сделал. Он мобилизовал находящиеся там войска. В этом нет сомнений. Возможно, он и нарушил условия контракта с Украиной по вопросу перемещения войск на военно-морской базе. Такое может быть. Но слышали ли вы эту историю про снайперов? — Да, слышала. — Все обвиняли Януковича, что он использовал снайперов, которые убивали людей на киевском Майдане. Я тогда сказал: откуда вы знаете, кто кого убивает? Откуда мы можем об этом знать? Я сказал, надо подождать. А теперь стало очевидно, что сказал эстонский министр иностранных дел министру иностранных дел Евросоюза. Он сказал, что это были не снайперы Януковича, а снайперы из правого движения, действующего на улицах, что это была провокация. Но я не знаю, правда ли это. Если окажется, что правда, сможем ли мы развернуть события вспять? Сможем ли мы сказать, что Янукович легитимен и прав? Сможем ли мы вернуть его в Киев? Нет, поезд уже ушел. Когда такие люди, как я, предлагают сначала рассмотреть факты, а уже потом принимать решения, нам говорят: «Вы апологеты Путина!» — Но протесты на Украине все равно имели место, независимо от того, действовали эти снайперы по указанию Януковича или нет. — В ноябре и в декабре это были очень мирные протесты. А Джон Маккейн поехал туда и встал рядом с одним из фашистских лидеров, и даже обнял его. Он не знал, кто это такой. А Виктория Нуланд [заместитель госсекретаря по европейским и евразийским делам], как мы теперь знаем, планировала заговор по свержению правительства. У нас теперь есть пленка, на которой она говорит американскому послу, как американцы будут формировать новое правительство. Это называется государственный переворот. Януковича избрали законно. Все заявили, что выборы были честные. — Видите ли вы какие-то плюсы в протестах? — Конечно. Но позвольте развернуть все это другой стороной. Скажем, партия чаепития говорит, что Обама со своей программой Obamacare нарушил американский закон и конституцию. Она окружает Белый дом. Чайные партийцы бросают бутылки с бензином в охрану Белого дома. Обама бежит, и партия чаепития ставит во главе Белого дома Теда Круза (Ted Cruz). Вы назовете это демократией? А на Украине какая демократия? Кстати, почему они не могли подождать? До очередных президентских выборов оставался один год. Почему Вашингтон и ЕС не сказали "нет"? Мы же демократические страны, мы так не поступаем. Мирные протесты - это все, что нам нужно. Но коктейли Молотова мы в полицейских не бросаем, потому что, если бы начали бросать в какой-нибудь демократической столице, полиция открыла бы огонь. Посмотрите, что они сделали в Лондоне. Посмотрите, что они сделали в Греции. Посмотрите, что мы сделали на Уолл-стрит с движением Occupy. Они даже не проявляли никакого насилия, а мы их избивали и поливали перцовым газом. Вот как мы поступали. Мы считаем, что люди имеют полное право на мирный протест. Они получают разрешение, идут на улицу и могут стоять там, пока не пойдет снег. Это их право — если они не препятствуют дорожному движению. Но они не могут швырять бутылки с зажигательной смесью в полицейских. Это правило действует в любой стране, в любой демократии. Но мы вдруг начинаем считать, что в Киеве можно так поступать. Они же борцы за свободу. Итак, демократически избранный президент Янукович бежит, а в Киеве появляется правительство, не обладающее юридической легитимностью ни по нормам украинского, ни по нормам международного права. А нам говорят, что это правительство — образец добродетели. А еще есть парламент, где они распугали большинство депутатов, представляющих правящую партию. И этот парламент начинает принимать бредовые законы. Туда отправился [госсекретарь Джон] Керри и попытался урезонить их, и как мне кажется, он сделал это, потому что эти люди отреклись от своих обещаний. Потому что сейчас хвост виляет собакой. — Вы говорили о том, что американские средства массовой информации неверно представляют некоторые аспекты России, включая ситуацию с гомосексуалистами в этой стране. Каким образом СМИ неверно представили наступление на права геев? — Что ж, СМИ не знают истории. В советской России гомосексуализм считался преступлением. Когда я жил в России в 70-е и 80-е годы, наши друзья-геи жили в страхе, опасаясь арестов. Они находились даже не в чулане, их опустили до уровня подвала. В 1993 году Россия вывела гомосексуализм из разряда уголовно наказуемых деяний. После этого геи стали появляться на публике. Не так, как здесь — ну, вы понимаете. Затем они стали обращаться за разрешениями на проведение гей-парадов, и городские власти отреагировали на это очень негативно. Почему? Россия - это страна традиций. Все данные опросов показывают, что примерно 85 процентов россиян считают гомосексуализм либо болезнью, либо сознательным выбором. Вы и я — мы скажем, что это ужасно. Как можно быть такими примитивными? А я скажу вам, как. Именно так думали люди и в США в моем детстве, когда я жил в Кентукки и в Индиане. И даже когда я приехал в Нью-Йорк в 1960-х годах. Что изменило такое отношение? Просвещение. Геи боролись за свои права. Это была длительная борьба. Но даже сегодня у нас есть восемь или девять штатов, где законы в отношении геев более репрессивные, чем в России. Российский закон был глупым законом, потому что прежде всего он неосуществим. Во-вторых, этот закон провоцирует гомофобию. Но факт остается фактом. В России отсутствует широкое общественное мнение в поддержку прав геев. Отсутствует абсолютно. Его не было там ни 30, ни 40 лет назад. Я не припомню ни одного русского, кто приехал бы к нам в США и начал рассказывать американским геям, как надо бороться за свои права. Я вырос на юге, где была сегрегация. Я не припомню ни одного русского, кто приехал бы туда и начал учить чернокожих, как надо бороться за свои права. Это всеобщее правило. Либо ты борешься за свои права у себя в стране и получаешь их, либо не получаешь. А мы просто усугубили положение [геев в России]. Как говорят мои друзья-геи из России, «вчера я был просто гомосеком, а сейчас я американский гомосек». Мы ухудшили ситуацию для геев. Это вам скажут многие разумные и политически сознательные российские гомосексуалисты. — Вы думаете, что американское вмешательство ухудшило положение геев в России? — Не думаю, а знаю. Я могу назвать вам фамилии российских законодателей, которые говорили мне, что хотят избавиться от этого закона, хотят побеседовать об этом с Путиным. Но это невозможно сделать, если превращать данный вопрос в очередную баррикаду, разделяющую Америку и Россию. Вы думаете, ситуация на Украине пойдет на пользу российским геям? — Но положение гомосексуалистов в России - просто отчаянное. Мы видели немало сообщений на эту тему. — А я и не говорил, что у них все прекрасно. Но почему это нас должно волновать? Мы что, сформируем бригаду и отправим ее туда освобождать российских геев? Будь ты чернокожим, евреем, геем или мусульманином, в нашей стране ты обретаешь права, когда борешься за них. Именно так работает демократия. И почему это Америка должна отправляться туда и разбираться с проблемой геев, если 85 процентов россиян считают, что у них не должно быть никаких прав? Они должны бороться у себя дома, и большинство разумных геев понимают это. В нашей стране такое случалось неоднократно. Кстати, пока мы не скатились в лицемерие, я напомню данные из New York Times о том, что насильственные действия против геев в Нью-Йорке в 2013 году выросли вдвое по сравнению с 2012 годом. Может, нам надо сначала навести порядок на своих улицах? — Как вы считаете, какова цель тех людей, которые вас критикуют? — Это своеобразная форма цензуры. Я знаю людей из американских университетов, которые думают так же, как и я. Но они боятся высказываться, и я стыжу их за это. В нашей стране нечего бояться. Бояться надо в России. Но здесь, что они могут с нами сделать? Хотя могут. Ты не получишь хорошую работу, о которой мечтал, ты можешь не получить повышение. Тебя начинают очернять, на тебя вешают ярлыки. Они хотят заткнуть мне рот. Мне звонят и угрожают. Я бы не стал придавать им особого значения, списав это на глупость людей, однако я слишком одинок. Мне нужны другие люди, вышедшие из политического чулана. Мы оказались на грани войны с Россией. Сейчас многие понимают, что все зашло слишком далеко. Даже [лидер сенатского большинства] Гарри Рид (Harry Reid) - и тот сказал позавчера, что нам надо немного остыть и подумать. Молодец, Гарри Рид. Сенатор Рэнд Пол (Rand Paul) заявил, что нам надо задать себе вопрос, а не способствовали ли мы сами всему этому. Я едва со стула не упал позавчера вечером на передаче CNN. Я говорил им то же самое, что сейчас говорю вам, что это мы давили на русских, что это мы несем тяжкое бремя ответственности. Путина нельзя назвать невиновным, но мы из всего этого не выберемся, если не возьмем на себя часть вины. Сказав это, я подумал, что сейчас меня отстегают кнутом. И знаете, что сказал [бывший член палаты представителей] Ньют Гингрич? «Я согласен с профессором Коэном». [Примечание редактора: в расшифровке передачи Гингрич говорит, что в словах профессора Коэна «есть много правды».] Он сказал, что мы переоценили себя, что мы ведем себя неразумно с Россией. Нам надо думать о том, что мы собираемся делать. Я едва не заплакал, и удержался лишь потому, что был на телевидении. Для меня это стало спасательным кругом. — А вы не думаете, что он сказал это, дабы получить какие-то доводы против Обамы? — Да, вы правы. Они часто нападают на Обаму, говорят, что это он все создал — из-за Сирии и всего прочего. Но это полная ерунда. Знаете, почему Гингрич сказал это? Потому что он - образованный человек. Он историк. Он мыслит историческими категориями. Он умен. И у него сейчас нет президентских амбиций. Так что в этот раз он говорил от сердца. — А что вы думаете о Pussy Riot? — Кто-то провел исследование. В 82 странах их бы казнили за то, что они сделали. Не знаю, что бы произошло, выступи они в соборе Святого Патрика [в Нью-Йорке]. 15 лет назад одна молодая пара пришла в собор Святого Патрика, сняла одежду и занялась там сексом. Их арестовали. Не знаю точно, что было с ними потом. Одна из проблем России состоит в том, что у них мало административной юстиции, которая может дать условный срок, оштрафовать нарушителя или заставить его смывать граффити в метро. Она существует, но ее надо развивать, потому что многих людей вообще не следует сажать в тюрьму, им надо давать условный или испытательный срок. России надо реформировать свою правовую систему. Когда это произошло, вся страна выступила против Pussy Riot. Когда их отправили в тюрьму, люди смягчились и сказали: «Бедные девчонки. Они вроде бы и неплохие». Знаете, чем они занимались до тюрьмы? Они приходили в супермаркет, раздевались, ложились на спину, разводили ноги в стороны и засовывали себе во влагалище замороженных цыплят. А ведь в магазине были люди с детьми. Но российские власти ничего не делали. Они их не арестовывали. Pussy Riot сделали нечто очень забавное. Не помню где - в Москве или в Санкт-Петербурге - есть разводной мост. Так они нарисовали на нем пенис, и когда мост развели, это пенис поднялся. Довольно забавно и смешно. Это была умная идея. Но потом они пошли в самый святой храм в России, который в 30-е годы был взорван по приказу Сталина (а потом восстановлен). И они пели не просто о том, что Путин плохой. Они потом почистили свою песню, прежде чем запускать ее в интернет. Там были элементы грязной порнографии и копрологии. Это плохая оппозиционная политика. Первоисточник: newsweek.com Перевод: inosmi.ru  

01 ноября 2013, 16:09

Валютные свопы навсегда!

Шесть основных центральных банков мира заявили, что сделают соглашения о валютных свопах постоянными как "разумную поддержку ликвидности" на случай будущих глобальных финансовых трудностей. Банк Японии, Федеральная резервная система США, Европейский центральный Банк, Банк Англии и Центральные банки Канады и Швейцарии конвертируют "временные двусторонние своп соглашения" в постоянные договорённости, которые "будет оставаться в силе до дальнейшего уведомления". ... "Мы решили сделать их постоянными, чтобы избежать неопределённости, так как они истекали в феврале следующего года" - заявил Курода на пресс-конференции. "Мы не планируем расширить число своп-соглашений за пределы шести центральных банков". (Рейтер*) До 2011 г. неограниченные свопы между центробанками открывались на срок 7 дней. В декабре 2011 появились трёхмесячные свопы. Тогда ФРС поддержала LTRO-1 - первую эмиссию ЕЦБ в полтриллиона евро (Согласованная эмиссия: бомба!) трёхмесячными свопами на общую сумму в 100 млрд долл. Сложно представить, как упал бы курс, если бы избыточное евро вышло на валютный рынок при неизменном предложении долларовых объёмов. Спасибо ФРС... Поэтому декабрь 2011 года я считаю началом согласованной эмиссии. Смысл неограниченных своп-операций в том, что любые астрономические суммы могут проходить между центробанками, минуя валютный рынок. Поэтому эпоха независимых игроков, способных повлиять на курс одной из резервных валют ЦБ-6, завершена. Более того, завершена эпоха свободно-конвертируемых валют, потому что главным свойством СКВ есть свободное рыночное формирование курса. По сути, эта шестёрка резервных валют являет собой неофициальную глобальную валюту (подробнее: Согласованная эмиссия = глобальная валюта), колебания между составными которой ограничены коридором, о котором центробанки не хотят и не могут сообщить, ибо придётся признать существование сговора в обход правительств и парламентов. Разумеется, негласный коридор не может быть вечным, он подлежит коррекции время от времени - вероятно, с периодичностью полгода-год. Если бы внутри ЦБ-6 не было установленных коридоров, то начался бы хаос... Но произошло прогнозируемое - волатильность валют с 2011 года снизилась в разы.  Странам БРИКС следовало бы взять пример с ЦБ-6, отбросив бюрократически-непродуктивную идею собственной единой валюты - см. Оперативная программа обороны БРИКС в валютной войне - материал был републикован новостным агрегатором официального сайта МИД РФ. Фраза Куроды, что постоянные неограниченные свопы не выйдут за рамки ЦБ-6, говорит очень много: Китай, несмотря на многочисленные своп-соглашения (все они лимитированы) с другими центробанками, уже не войдёт в согласованную эмиссию с резервными валютами. Хотя некоторые подозрительные предпосылки для этого были. Фракция глобалистов (в том числе МВФ), выступающая за глобальную валюту (ГВ) на базе стран G-20, уступила ещё одну позицию фракции, продвигающей ГВ на базе валют ЦБ-6. В общем, если бы центробанки могли говорить прямо, то сказали бы так: "Печатаем вместе. Обесцениваемся вместе. Понадобится, тонуть будем тоже вместе. Если только нам не помешают маргиналы навроде венгерского Виктора Орбана, американского Рона Пола или французской Мари Ле Пен. _______________ * getlost - спасибо за сообщение.