• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2081
      • Показать ещё
      Международные организации133
      • Показать ещё
      Компании330
      • Показать ещё
      Разное566
      • Показать ещё
      Формат36
      Люди242
      • Показать ещё
      Издания71
      • Показать ещё
      Показатели25
      • Показать ещё
Руанда
17 сентября, 08:18

Нетаниягу отказался от встречи с главой правительства Швеции

Речь идет о втором подобного рода отказе

17 сентября, 03:37

Бурундийцев убивают в ДРК

По меньшей мере, 36 беженцев из Бурунди были убиты солдатами регулярной армии Демократической республики Конго. Ещё более 120 бурундийцев получили ранения после того, как беженцы вышли на демонстрацию в районе города Букаву, на границе с Руандой. Представители армии ДРК заявили, что агрессивные демонстранты напали на помещение службы безопасности, после чего по ним был открыт огонь. ООН и власти Бурунди требуют расследования инцидента. "Такое положение дел прискорбно, наших братьев убивают, ка… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/09/16/burundian-refugees-killed-in-congo euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

15 сентября, 16:49

Rwanda genocide: France keeps 1990s archives secret

A new ruling thwarts a researcher who suspects a French role in the 1994 Rwandan genocide.

Выбор редакции
15 сентября, 13:55

Earthen Flooring from EarthEnable, Rwanda

EarthEnable: Sustainable earthen flooring for Rwanda from EarthEnable on Vimeo.Dust is kicked up, spills and puddles stick around, and the floors of peoples’ homes become a breeding ground for mosquitos, parasites, and all of the disease that comes with them. But concrete floors are just too expensive for many families, especially in Rwanda. EarthEnable’s custom-developed earthen floors are the solution. EarthEnable eliminates unsanitary dirt floors and provides affordable, sanitary flooring that can be washed, cleaned, and used to create a healthy home environment for millions of people.

Выбор редакции
15 сентября, 08:28

Тайная роль Америки в руандийском геноциде. The Guardian, Великобритания

Насилие, потрясшее мир в 1994 году, появилось не из ниоткуда. При попустительстве ЦРУ его союзники...

12 сентября, 21:51

В принципе не ново, но истина не тускнеет от повторения.

  • 0

Почему доллар.Еще один миф, достойный обсуждения, состоит в том, что за "долларом ничего нет и если мир поеряет доверие к США и откажется принимать доллары, то доллар и США рухнут"... Я немного писал уже об этом, но не худо повторить чуть более развернуто.Самое простое "метафорическое" возражение состооит в том, - вспомните "Ариэля" Александра Беляев, - если все атомы тела полетят в одном направлениии и с одной скоростью, то и тело полетит вперед со скоростью звука (даже чуть быстрее). Но почему-то это не реально. Почему?Второе уже более точное объяснение состоит в следующем.Вот рубль. Его эмиттирует Москва, он расходится по всей стране и , скажем, владивостокский заборостроительный завод покупает урюпинский полуфабрикат за рубли. В свою очередь, урюпинский производитель полуфабрикатов за рубли покупает сырье у норильского горно-металлургическоного комбината, а норилький горно-обогатиельный комбинат покупает заборы у владивостокского заборостроительно. Цикл замкнулся. "Москвы" в этом цикле и близко нет. Гуляя по таким вот замкнутым цепочкам, часть рублей - та часть, которая не связана с закупками  чего-то в Москве, никогда в Москву не возвращается. Вообще никогда.Можно сказать, что "рубль расщепился" - скажем 10% выпущенных Москвой рублей - это рубли "московские" - те, что обслуживают закупки в Москве (10% - это доля продукции и услуг, производимых Москвой), а 90% рублей "забывают" о своем московском происхождении и являются "периферийной" валютой, никогда не используется для покупки чего либо в Москве.Надеюсь, картина нарисована понятная? Какие из нее выводы? - А очень простые.Во-первых, Москва формально оказывается с большим внешне-торговым лефицитом, так как покупает товары на все эмиттированные ею рубли, а у нее покупается товаров  только на часть рублей, которая не застряла на периферии.Во-вторых, поскольку периферийные рубли, после того как ушли в оборот, вообще никакого отношения к Москве не имеют.Стало быть и "доверие" к ним никакого отношения к доверию к Москве не имеет. "Периферийный" рубль обеспечен не золотым запасом Москвы, не московскими товарами и услугами и даже не "доверием" к Москве, а тем фактом, что на этот периферийный рубль владивостокский завод может купить товары в Урпиинске. Или в Норильске, или  в Магадане, или на Кубани... И совершенно не обязан "конвертировать" свой рубль в "московский" - то есть не обязан покупать что-то в Москве. Иными словами, если "московский рубль" обеспечен только московскими товрами и услугами, то  "периферийный" рубль - "всем достояние страны", кроме Москвы.Переводя это на язык долларов, получаем условное деление доллара на "американские доллары" и "мировые доллары". Американские доллары - это доллары, на которые закупается что-то в США, а "мировые доллары" - это доллары, которые обходят США стороной, но обсуживают весь остальной мир.В свою очедень, это означает, что мировой доллар базируется не на доверии к США, а на доверии мировой экономики к самой себе.  Это и означает, что ДОЛЛАР - есть мировая валюта.Теперь нетрудно сообразить, почему выйти из доллара трудно.На самом деле, в мире валют много: это как если бы в России наряду с рублями ходили бы владивостокские " гроши", урпинские "алтыны". норильские "копейки", которые обслуживали бы свои регионы, но не позволяли бы обмен товаров других регионов.В лучшем случае, возможен был бы бартер - прямой обмен владивостокской продукции на, скажем, урюпинскую. Или обмен валютами (скажем Урюпинск и Владивосток обмениваются определенным объемом алтынов и грошей). Ео это очень ограничительные  действия. Последнее эффективно, если Урюпинск покупает у Владивостока ровно столько же, сколько Владивосток у Урбпинска. А если нет?  Если Владживостоку нужно покупать сырье из Урюпинска, а Урюпинску из Владивостока покупать ничего не надо, ему надо покупать из  Норильска? Тогда владивостоку алтыны нужны, а гроши - Урюпинску - нет. Урбпинску нужны норильские копейки. А откуда они у Владивостока? - В нашей цепочке это еше не катастрофа: мы предположили, что Норильск покупает заборы у Владивостока... Поэтому Владик может принять копейки у Норильска и отдать их Урюпинску.Но даже "на троих" это "кривая процедура".  А если поставшиков для строительства заборов Владивостоку нужен десяток: ну там гвозди, краска... и все это в разных местах? - Сбалансировать такую систему крайне трудно, а на самом деле, просто невозможно. И главное - такая система будет мнократно ДОРОЖЕ  системы с универсальной валютой, позволяющей покупать что угодно у кого угодно.А теперь вернемся к доллару и смене валют.Ну и зачем козе - баян?   Какую выгоду поимеет мир от замены доллара в качестве мировой валюты на юань, или рубль, или какой-нибудь "руанд"? - Ни малейшей. Потому что страна - эмитент мировой валюты получит ровно то же, что имют США - преимущество эмитента. А все остальные не получат ни малейшей выгоды...По-просту, вообще не имеет значения, кто эмиттирует мировую валюту. Важно, что она уже мировая. Вот и все.Ну и в заключение - опять о золоте. Золото - это самый жесткий из известных монетарный механизм. Поскольку речь идет о его физическом количестве, то эмиссия золота абсолютно ограничена его добычей. (Это испанцы, обрадовашись американскому золоту завезли его в Европу столько, что устроили золотую гиперинфляцию - но это и было связано с неограниченой эмиссией золота). Поэтому, золотой стандарт имеет смысл только если следовать жесточайшему монетаризму. Для очень большого числа стран - это дичайшая безработица и остановка оборота.PS. Спрашиваете - отвечаем: ar1980 10 авг, 2014 13:54 (UTC)А если сформулировать задачу: как лишить США статуса эмитента мировой валюты.Кроме уничтожения США как государства есть варианты?Ответ: Это неправильная постановка вопроса. Правильная состоит в том: кто должен быть эмитентом мировой валюты вместо США и зачем это нужно не-эмитентам? PPS. Поразительно! - Впечатение такое, что что большинство комментаторов просто тект даже и не прочитало, а если прочитало, а если прочитало, то не поняло, а если поняло, то не так....Ну как можно понять комментарий: "А разве Владивосток и Урюпинса - не одна страна"?   - Одна, одна... Только это не имеет ни малейшего значения. Ибо и мир - ОДИН.Или, по-прежнему талдыить о "доверии к США", когда ясно сказано - на с остояние доллара доверие к США уже практически никак не влияет именно потому, что МИРОВОЙ доллар - это НЕ ВАЛЮТА США - это МИРОВАЯ ВАЛЮТА. И  "держится" она на взаимном доверии стран мира, а не стран и США. Ну как проще-то объяснить?   Из комментариев: Я бы добавил, что "доллар США", это совсем не доллар США. Это "доллар ФРС".США могут рухнуть, ФРС - вряд ли.   Новый комментарийЭто вообще не имеет значения.Неважно кто эмиттирует мировую валюту. Важно, что она уже мировая.   Новый комментарийНу да.Я и имел в виду, что по сути уже нет привязки доллара к США как стране.Как нет привязки, скажем, Макдоналдса или Кока-колы к США. Да, начиналось все исторически-географически в США, но сейчас это транснациональные компании. Исчезни вдруг США с карты мира, ни Кока-кола, ни Макдональс не исчезнут.

12 сентября, 17:46

Ближневосточный хирург рассказывает об «экологии войны» (2).

Первая часть.Интифада в Секторе Газа.Военная медицина.Г. А-С.: Военная хирургия выросла из наполеоновских войн. Во время этих войн встречались две армии; обычно они встречались на линии фронта. Они атаковали друг друга, стреляли друг в друга и кололи друг друга. Большинство раненных были военными, и их лечили в военных госпиталях. Так развивалась военная хирургия. В нашем регионе другая картина – эти войны и конфликты не временные битвы, они не начинаются и не кончаются. Они постоянны и изменяют биологическую экологию, в которой живут люди. Так формируется экология войны. Эта экология распространяется намного дальше обычной стрельбы, потому что она изменяет окружающую обстановку, в которой живут люди. Раны – физические, психологические и социальные. Окружающая среда изменяется и становится враждебной, и к здоровым и к раненным. Мы знаем о росте количества бактерий, устойчивых к различным лекарствам, и это большая проблема во всём мире. 85% раненных в иракской войне столкнулись с устойчивыми к лекарствам бактериям, 70% раненных в сирийской войне – то же самое…Мы говорим: это экология, это биосфера, которую создают конфликты; изменяются даже ДНК бактерий. У нас есть несколько теорий об этом. Отчасти это роль тяжёлых металлов в современной артиллерии, которые могут вызывать мутации устойчивых к антибиотикам бактерий. Итак, ваша биосфера, ваш пузырь, ваш экологический пузырь, в котором вы живёте, постоянно меняется. И это не прекращается после окончания бомбардировок. От этого нужно избавиться, но для этого нужно понять динамику экологии войны. Вот почему наша программа разрабатывалась в университете, который был главным высшим учебным заведением во время гражданской войны и израильского вторжения в 1982 году. И когда началась война в Ираке и Сирии, к нам начали поступать пациенты из этих стран, и мы стали их лечить. Мы поняли, что нам нужно понимать динамику военной медицины и экологию войны; как выражаются физические, биологические, психические и социальные проявления военных ранений, и как формируется экология войны. Это касается всего: от бактерий до снабжения водой, ядовитых военных воспоминаний, последствий для организма человека… У многих моих иракских пациентов есть множество раненных и пострадавших родственников.А. В.: Медицинский центр Бейрута стал теперь пионером в этих исследованиях – экологии войны?Г. А-С.: Да, из-за наследия гражданской войны… региональных войн.А. В.: Это не что иное, как бесконечный региональный конфликт…Г. А-С.: Бесконечный конфликт, да; сначала домашний, затем региональный. Мы – медицинский центр для иракского Министерства здравоохранения, иракского Министерства внутренних дел, поэтому мы действуем как региональный центр, и цель нашей программы заключается в увеличении времени, пространства и энергии для понимания экологии войны.А. В.: В своих очерках и фильмах я часто провожу параллель между войной и крайней нищетой. Я работал в самых худших трущобах на Земле: в Африке, Центральной Америке, на Карибах, в Южной Азии, на Филиппинах и в других местах. Я пришёл к выводу, что многие страны, официально живущие в мире, на самом деле живут в условиях длительных и даже бесконечных войн. Нищета – это разновидность войны, хотя нет никакого «объявления войны», и нет никакой линии фронта. Я писал о множестве войн, о страданиях нищеты, и параллель, особенно физическое, психологическое и социальное воздействие на людей, кажется поразительной. С точки зрения ваших исследований, ты согласен с этим? Ты считаешь, что страдание – разновидность войны?Г. А-С.: Полностью. Да. В основе этого лежит «дегуманизация» людей. Крайняя нищета – это разновидность насилия. Чем хуже нищета, тем ближе она к физической форме насилия. Война – ускоренная деградация человеческой жизни до полной нищеты. Но крайняя нищета может появиться и постепенно. Война только ускоряет этот процесс.А. В.: Бесконечная нищета похожа на бесконечную войну.Г. А-С.: Определённо. И это война, главным образом, против тех, кто вынужден жить в этих условиях. Это война против бедных и Юга. Это война против бедняков в западных странах.А. В.: Когда вы изучаете экологию войны, вы рассматриваете то, что мы сейчас обсуждаем? Вы исследуете воздействие крайней нищеты на организм и жизнь человека? В этом регионе нищета сосредоточена в огромных лагерях беженцев, а в других частях мира она поразила бесчисленные трущобы.Г. А-С.: Крайняя нищета – это часть экологии, о которой мы говорим. Один из элементов экологии – когда берётся раненный человек и помещается в суровую окружающую среду, и он снова и снова получает повторные раны, и эта суровая окружающая среда становится продолжением поля боя из-за постоянного процесса поражения. Не потому, что он всё ещё воюет в Сирии, а потому, что его дети живут в палатке с 8 чужими людьми, и рискуют заболеть различными болезнями, например, мы часто сталкиваемся с массовыми ожогами из-за пожаров в плохих жилищах.Давай посмотрим на это с разных сторон: что такое военная рана или ранение в результате конфликта? Основная военная рана – огнестрельное ранение или от взрыва. Что произойдёт, если раненного бросить в палатку? Каковы осложнения для раненного, оказавшегося в такой суровой обстановке - это тоже связанная с войной рана? Если разорить население до черты, когда дети получают травмы из-за плохого жилья - это военная рана? Вот сейчас есть дети, которые получают производственные травмы, потому что они должны работать с малых лет и кормить всю семью, работая в автомастерских или швейцарами или ещё кем-нибудь. Или возьмём такой факт: человек приезжает из страны, где раньше его болезнь лечилась легко, а теперь медицинская система так разрушена, что эту болезнь больше не могут лечить из-за нехватки больниц, врачей, лекарств - это тоже военная рана? То есть мы должны рассматривать всю экологию, не только пули и бомбы.А. В.: Ваши исследования, видимо, актуальны для большинства стран.Г. А-С.: Конечно. Ведь мы знаем, что все эти гуманитарные кризисы существуют только в воображении СМИ и ООН. Нет никаких кризисов.А. В.: Это постоянное состояние.Г. А-С.: Да, у этого нет конца. Нет перерыва. Это происходит всё время. Поэтому нет такого явления - «временные кризисы» - мы доказываем это. Нет судьи, который свистит в конце кризиса. Когда камеры отворачиваются, СМИ и весь мир думают, что кризис закончился. Но мы знаем, что в Лаосе, например, до сих пор самый высокий уровень ампутаций в мире.А. В.: Я знаю, я там был, в Долине Кувшинов, которая, на самом деле, до сих пор - огромное минное поле.Г. А-С.: Или Вьетнам, с самым высоким в мире уровнем детских уродств из-за Agent Orange.А. В.: Ты работал в этих странах?Г. А-С.: Да.А. В.: Я тоже. Раньше я жил во Вьетнаме. Целый регион всё ещё страдает от так называемой «тайной войны». В Лаосе бедность столь сурова, что люди вынуждены продавать неразорвавшиеся американские бомбы в металлолом. Они часто взрываются. В Камбодже, даже между Сиемреапом и тайской границей, есть деревни, где люди до сих пор гибнут и теряют конечности.Г. А-С.: Теперь многое зависит от точки зрения. Часто это просто игра слов.А. В.: Индия – это военная зона, от Кашмира на северовосток, до Бихара и трущоб Мумбаи.Г. А-С.: Если взять грубый способ оценки конфликта, т.е. число убитых людей во время войны, то в Гватемале и Сальвадоре самый высокий уровень убийств во время войны. Но поскольку природа насилия меняется, то в отсутствии политической окраски, это не обсуждается. Но, на самом деле, картина та же - одни люди выступают против других людей.Медицинские эксперименты на Гаити.А. В.: Я писал и снимал фильмы о Сальвадоре, Гондурасе и Никарагуа. Чрезвычайное насилие – прямой результат навязанного конфликта, сфабрикованного, развязанного Западом, особенно США. То же самое можно сказать о многих местах: Ямайка, Доминиканская республика, Гаити. Это привело почти к полному социальному коллапсу.Г. А-С.: Да, на Ямайке ЦРУ сыграло большую роль в 70-х.А. В.: В этой части мира мы говорим не просто о бедности…Г. А-С.: Нет, нет. Мы говорим об AK-47!А. В.: Точно. Однажды я снимал в Сан-Сальвадоре, в преступном мире… Мой друг, местный либеральный священник любезно провёз меня по местным районам. Мы сделали две петли. Первая петля была прекрасна. На второй они открыли стрельбу по нашему внедорожнику. Пулевые отверстия остались в дверях нашей машины, и пули пробили две шины. Мы уехали только на дисках. В деревнях бандиты просто приезжают, грабят и насилуют. Они забирают всё, что хотят. Это война.Г. А-С.: В этих странах хирургов обучает Красный крест. МККК ввёл военную хирургию в курс медицинского обучения в Колумбии и Гондурасе. Потому что эти страны живут в состоянии войны, и местные врачи должны знать, что делать. Тамошний врач принимает по 4-5 пациентов в день с огнестрельными ранениями.А. В.: Давай я расскажу о Гаити, чтобы проиллюстрировать твои слова. Несколько лет назад я был в Сите Солей в Порт-о-Пренсе. Они говорят, что это самый опасный «район» на Земле. Местная мудрость гласит: «ты можешь войти, но ты никогда не выйдешь живым». Я въехал туда на грузовике с двумя вооружёнными охранниками, но они так перепугались, что просто убежали и бросили меня посреди улицы, а у меня были большие камеры и другие дорогие вещи. Я продолжил снимать район, так как у меня просто не было выбора. Потом я увидел длинную очередь перед окружённым стеной зданием. Я вошёл внутрь. Вдруг я увидел нечто шокирующее: несколько местных жителей лежали на деревянных столах, повсюду кровь и несколько американских военных медиков делают хирургическую операцию под открытым небом. Жара, мухи и грязь… Мужчина сказал, что у его жены большая опухоль. Медики, даже не проверяя его слова, просто кладут её на стол, вводят местный наркоз и начинают резать. Сразу после операции муж и жена пешком побрели на автобусную остановку, чтобы поехать домой. В паре километров оттуда я увидел хорошо оснащённый американский госпиталь, но он был только для американских военных. Я спросил врачей, чем они, в действительности, занимаются на Гаити, и они прямо сказали: «мы обучаемся по военному сценарию… Эта обстановка приближена к боевой, лучшего мы не можем найти». Они экспериментируют на людях. Учатся, как действовать в боевых условиях…Г. А-С.: Да, разница в точках зрения.А. В.: Как хирург, проработавший по всему Ближнему Востоку, а также в других частях мира, как ты оцениваешь здешний конфликт, по сравнению с конфликтами в Азии, Африке и других местах?Г. А-С.: На Ближнем Востоке до сих пор есть люди, которые помнят, что такое больницы. Иракцы, которые приезжают к нам, помнят 80-е. Они понимают, что жизнь отличается от того, что было. Они помнят, что такое настоящая медицина. Другая проблема – только в 2014 году 30 тысяч иракцев обратились в больницы с огнестрельными ранениями. Цифры поразительны. У нас нет точных цифр из Ливии, множество людей убиты во время этнических чисток и массовых расстрелов, происходящих сейчас в Ливии. С точки зрения чисел, они велики, но с точки зрения последствий, мы в начале фазы уничтожения медицины. Таким образом, эти медицинские системы не развиваются. Они деградируют. Они движутся вспять.А. В.: Ты обвиняешь западный империализм в этой ситуации?Г. А-С.: Если посмотреть на санкции, и что они сделали с медицинской системой, то конечно! Если посмотреть на Ливию, то конечно! Идея в том, что разложение этих государств – ложь. Мы знаем, что сделали санкции в Ираке, и что с ним сделали после 2003 года. Мы знаем, что случилось в Ливии.Афганский ребёнок.А. В.: Или в Афганистане…Г. А-С.: Первое, что приказали моджахедам в Афганистане или контрас в Никарагуа – это напасть на клиники. Американцы всегда понимали, что для разрушения государства, надо помешать ему исполнять ненасильственные функции, о которых я говорил.А. В.: Ты считаешь эту часть мира наиболее пострадавшей, разрушенной?Г. А-С.: В данный момент, эпоху, да, конечно. И статистика показывает это. Думаю, около 60% погибших от войн – в этом регионе…А. В.: Как определить этот регион географически?Г. А-С.: От Афганистана до Мавритании. Включая алжиро-малийскую границу. Ливийскую границу… Катастрофа разделила Судан. Посмотри, что происходит в Южном Судане, Сомали, Ливии, Египте, Синайской пустыне, Сирии, Йемене, Афганистане, даже Пакистане, включая людей, убитых беспилотниками…А. В.: Но тогда у нас есть порядка 10 миллионов человек, умерших в Демократической республике Конго, начиная с руандийского вторжения в 1995 году…Г. А-С.: Теперь немного по-другому. Это «более продвинутая фаза»: они полностью захватывают государства… В арабском мире Ливия – самый свежий сценарий. Нефтяные компании захватили эту страну. Горнодобывающие корпорации оккупировали ДРК. И они напрямую руководят войнами, западные армии тоже подчиняются им. Они разрушают государство, до нуля, пока оно не исчезнет, а затем корпорации непосредственно становятся властелинами, как было при колониализме – Ост-Индская Компания и датские компании.А. В.: Какова цель вашего исследования, огромного проекта под названием «экология войны»?Г. А-С.: Мы настаиваем, что должен быть целостный подход. Разделение – это цензура. «Ты – микробиолог, поэтому смотри только на то, что происходит с бактериями… Ты – хирург-ортопед, поэтому смотри только на раны от бомб и мин…» Разделение мешает людям видеть полную картину. Поэтому мы подключаем к этой программе социологов, политологов, антропологов, микробиологов, хирургов… Иначе, мы просто увидим только часть. Мы пытаемся объединить науки, чтобы видеть всю картину. Мы пытаемся соединить все части головоломки.А. В.: И теперь у вас будет большая конференция 15 мая…Г. А-С.: Да, большая конференция, первый конгресс, который рассмотрит все аспекты конфликтов и здравоохранения, от хирургии до восстановления изуродованных тел, проблем устойчивости бактерий, инфекционных заболеваний и других важных проблем. Например, до войны в Йемене было 30 тысяч почечных больных. Большинство пациентов могли прожить пару недель без лечения. То есть возникает вопрос, как обеспечивается лечение во время конфликтов? Что сделать для обеспечения централизации оказания услуг? Перемещение пациентов затруднено, и санкции… Одной из тем станет «рак и война»… Эта конференция рассмотрит максимум вопросов о конфликтах и медицине. Мы ожидаем более 300 делегатов из Индии, Йемена, Палестины, Сирии, СК, у нас есть люди из гуманитарного сектора, из МККК, которые работали в Африке и на Ближнем Востоке, которые работали во время различных современных войн, т.е. у нас будут люди из различных областей.А. В.: Какова конечная цель программы?Г. А-С.: Мы должны рассмотреть здравоохранение в регионе, где нет государств. На принципиальном уровне мы должны попробовать выяснить, что происходит? Мы видим некоторые примеры. Один из них – регионализация медицины. Реальность состоит в том, что ливийцев лечат в Тунисе, иракцев и сирийцев – в Бейруте, йеменцев – в Иордании. Мы видим распад этих государств и миграцию людей в региональные центры. Государство перестало быть крупным игроком, потому что разрушено. Мы чувствуем, что это болезнь ближайшего будущего, а также долгосрочного будущего. Поэтому мы должны понять это, чтобы лучше понимать механизмы передачи знаний в медицинскую образовательную систему для увеличения числа медицинских профессионалов. Мы должны убедиться, что люди понимают все нюансы конфликтов, помимо бомб и пуль. Чем больше исследований мы проведём в этой области военной медицины, тем более гибкие технологии мы сможем разработать – лучшие медицинские практики, лучшее образование для студентов и лучшая работа медиков в нашем регионе в ближайшие 10-15 лет.А. В.: И, надеюсь, будет спасено больше жизней.Источник: Middle Eastern Surgeon Speaks About The ‘Ecology Of War’, Andre Vltchek, countercurrents.org, popularresistance.org, May 1, 2017.

Выбор редакции
12 сентября, 08:00

America’s secret role in the Rwandan genocide

The violence that shocked the world in 1994 did not come from nowhere. While the CIA looked on, its allies in the Ugandan government helped to spread terror and fuel ethnic hatredBetween April and July 1994, hundreds of thousands of Rwandans were murdered in the most rapid genocide ever recorded. The killers used simple tools – machetes, clubs and other blunt objects, or herded people into buildings and set them aflame with kerosene. Most of the victims were of minority Tutsi ethnicity; most of the killers belonged to the majority Hutus.The Rwanda genocide has been compared to the Nazi Holocaust in its surreal brutality. But there is a fundamental difference between these two atrocities. No Jewish army posed a threat to Germany. Hitler targeted the Jews and other weak groups solely because of his own demented beliefs and the prevailing prejudices of the time. The Rwandan Hutu génocidaires, as the people who killed during the genocide were known, were also motivated by irrational beliefs and prejudices, but the powder keg contained another important ingredient: terror. Three and a half years before the genocide, a rebel army of mainly Rwandan Tutsi exiles known as the Rwandan Patriotic Front, or RPF, had invaded Rwanda and set up camps in the northern mountains. They had been armed and trained by neighbouring Uganda, which continued to supply them throughout the ensuing civil war, in violation of the UN charter, Organisation of African Unity rules, various Rwandan ceasefire and peace agreements, and the repeated promises of the Ugandan president, Yoweri Museveni. Continue reading...

11 сентября, 18:25

История предательства. Как миротворцы ООН обрекли на смерть 2000 руандийцев

  • 0

Не всегда «голубые каски» оказываются в состоянии выполнить свои обязанности. Однако то, что произошло 11 апреля 1994 года в столице Руанды городе Кигали, позорным пятном легло на репутацию миротворческих сил ООН.

11 сентября, 16:30

Ближневосточный хирург рассказывает об «экологии войны» (1).

Интифада в Секторе Газа.Доктор Гус Абу-Ситта – глава отделения пластической хирургии Медицинского центра Американского университета Бейрута в Ливане. Он специализируется на восстановительной хирургии. В этой части мира это означает, что из военных зон вам приносят людей, разорванных на части, без лиц, сожжённых до неузнаваемости, и вы должны попытаться вернуть их к жизни. Кроме этого, Абу-Ситта – мыслитель. Палестинец, родившийся в Кувейте, он учился и жил в Соединённом королевстве (СК), работал в различных горячих точках Ближнего Востока и всей Азии, а затем устроился в Медицинский центр в Бейруте.Мы встретились из-за несчастного случая. Несколько месяцев назад я получил ожог ноги в горячих песках Юго-Восточной Азии. Ожог заживал медленно, но всё-таки заживал. Но потом я поехал в Афганистан, где на КПП в Герате снял ботинки и увидел, что рана загнивает. Проезжая через Лондон, я пошёл в местную больницу, и меня осмотрел учитель Абу-Ситта. Когда я сказал, что направляюсь в Ливан, он посоветовал мне посетить одного из «лучших моих студентов, который теперь работает в Бейруте».Я так и сделал. В то время панарабский телевизионный канал Al-Mayadeen, в передаче на английском с арабскими субтитрами, показал моё двухсерийное интервью о моём новом политико-революционном романе «Аврора», о положении на Глобальном Юге и об экспансии западного империализма. К моему изумлению, доктор Абу-Ситта и его коллеги следили за моими работами и политическими статьями. Для этих матёрых хирургов моя «проблема» с ногой – всего лишь мелкая царапина. Намного важнее было нападение США на Сирию, Палестину и провокация против Северной Кореи.Моя «рана» скоро зажила, и мы с доктором Абу-Ситта стали хорошими друзьями. К сожалению, я должен был покинуть Бейрут и улететь в Юго-Восточную Азию, не дожидаясь большой конференции под названием «Экология войны», которую местные врачи должны были начать 15 мая 2017 года. Я считаю, что это совершенно поразительная и важная для всего человечества тема; важная для его выживания. Эта тема – сочетание философии, медицины и науки.Что происходит с людьми в зонах боевых действий? И что такое зона боевых действий, вообще? Мы пришли к некоторым общим выводам, поскольку оба работаем в этой сфере, но смотрим на неё с разных точек зрения: «Страдание – это война. Разрушение сильного государства приводит к конфликту. Огромное количество людей на нашей планете живёт в состоянии конфликта или войны, не понимая этого: в трущобах, лагерях беженцев, в полностью разрушенных государствах и в приютах».Мы много говорили: о страхе, который охватывает такие страны как СК, о новой волне индивидуализма и эгоизма, которые коренятся в психических заболеваниях. Однажды он сказал: «В большинстве стран мира «свобода» - синоним борьбы за независимость государства. А в странах типа СК, это слово означает - больше индивидуализма, эгоизма и личных свобод». Мы говорили об империализме, медицине и страдании на Ближнем Востоке. Позже мы решили опубликовать нашу беседу, пролив немного света на «Экологию войны» - совершенно новую дисциплину в философии и медицине.Экология войны.(Беседа в кафе «Юнес» в Бейруте (Ливан), 25 апреля 2017 года.)Нарушение общественного договора в арабском мире и в Европе.Гус Абу-Ситта: На Юге медицина и здравоохранение всегда были критическими факторами постколониального государства. И постколониальные государства создали медицинские системы, как например в Ираке, Египте и Сирии, которые стали частью общественного договора. Они стали неотъемлемой частью этих государств. И было понимание, что государство должно защищать свою власть через насилие (мы знаем, что государство может посадить нас в тюрьму и даже убить), но в большинстве случаев через ненасилие: оно должно дать нам жильё, образование, медицинскую помощь и другие вещи. И эта ненасильственная власть государства – критический фактор легитимизации государственной власти. Мы видели это развитие в 50-х, 60-х и 70-х годах. Для сравнения, если ты хочешь посмотреть на разрушение государства: цель антииракских санкций заключалась не в ослаблении Махабарата или армии, цель их состояла в отборе у Ирака права на ненасильственную власть – способность давать жизнь, образование; и поэтому после 12 лет санкций это государство разрушилось изнутри – ведь его лишили способности к ненасилию и к обеспечению социальных гарантий для граждан.Андре Влчек: Таким образом, нарушился договор между государством и народом.Г. А-С.: Совершенно верно! У нас был этот договор в большинстве постколониальных стран. После введения политик МВФ и Всемирного банка, которые рассматривают медицину как бремя для государства и возможность зарабатывать для правящих элит и корпораций, появилась эрозия ненасильственной власти в таких странах как Египет и Иордания, приведя к постепенному ослаблению легитимности. Опять же, цель МФВ и Всемирного банка состояла в превращении медицины в товар, который продавался гражданам, вернее тем, кто мог себе позволить купить его.А. В.: Это американская модель, но в более жестокой форме, так как зарплаты в большинстве этих стран существенно ниже.Г. А-С.: Точно! И в этих странах картина такая: создаётся двухуровневая система, где государственная сфера недофинансируется, и люди вынуждены уходить в частный сектор. А в частном секторе процветают все аспекты медицинского бизнеса: от страхования до медицинских услуг и продажи лекарств.А. В.: Как ни странно, этот сценарий осуществляется сегодня в СК.Г. А-С.: Мы видим это в СК и скоро увидим во многих других европейских странах. Но этот регион, арабский мир, уже пострадал. Здесь медицинские услуги были важной частью новых государств. Это был жизненно важный фактор государственной легитимности.А. В.: Сценарий чрезвычайно циничный: в арабский и другие регионы мира насильственно внедрена частная медицинская система, хотя на Западе, исключая США, медицина остаётся, в основном, государственной и бесплатной. Мы говорим о медицине в Европе, Канаде, Австралии и Новой Зеландии.Г. А-С.: Да. В Европе, в рамках социального государства, которое возникло после Второй мировой войны, предоставление медицинских услуг стало частью общественного договора. Но в правление Тэтчер и Рейгана социальное государство было демонтировано, и этот процесс распространился на многие страны. Разница лишь в том, что в СК и Германии это было сделать сложнее. Возникала опасность провала на выборах. Поэтому появился план Б, состоявший в разрушении системы здравоохранения тысячами мелких ударов. В СК всё закончилось постепенной приватизацией медицины. И люди не понимают, не замечают, что система становится частной. Или в Германии, где правительство не платит за здравоохранение – оно субсидирует страховые компании, которые получают прибыль на предоставлении медицинских услуг.А. В.: До этого разговора мы говорили о философских проблемах, которые теперь возникли в медицине. Даже социальное медицинское обслуживание в Европе – разве это, в какой-то степени, не циничная сделка? Почти все европейские страны входят сейчас в империалистический блок, вместе с США, и они грабят весь мир – Ближний Восток, Африку, часть Азии – они, фактически, субсидируют свою социальную систему за счёт этого грабежа. Это одна сторона. Но также врачи и медсёстры, работающие, например, в СК или Германии, часто «импортируются» из беднейших стран, где они получили бесплатное образование. Вместо помощи своим нуждающимся людям они обслуживают стареющее и неоправданно испорченное и требовательное население Европы, которое часто использует медицинские учреждения как некие «социальные клубы».Г. А-С.: Думаю, происходящее сейчас, особенно в Европе – постепенная эрозия всех аспектов социального государства. С политической точки зрения, очень сложно убить бесплатную медицину. Медицинская проблема, которую ты видишь в СК – это следствие социальных и экономических условий, в которых живут люди. Если у вас есть безработица, второе и третье поколение имеет проблемы с безработицей, и это сказывается на здоровье. Если у вас разрушена пенсионная система и социальная помощь для безработных, то это приводит к последствиям… дешевое жильё приводит к медицинским последствиям. Политически легко избавиться от всех остальных аспектов социального государства, но с медициной всё не так просто. Медицинские системы на Западе проигрывают, потому что борются со следствиями жестокой капиталистической системы. Но мы знаем, что если образ жизни ухудшил здоровье людей, то уже поздно надеяться на врача. Европейская система здравоохранения пытается вытащить людей из системы и отправить их на улицу. Они лечат астму у детей, не обращая внимания на гнилые дома, в которых живут эти дети. Они лечат ранения от насилия, а не само насилие, психические и физические заболевания, а не их причины – безработицу, расизм и неолиберализм. Так возникает аномалия – создаётся раздутая система здравоохранения, которая вызывает у людей отвращение, потому что делает людей больными и пытается их лечить, вместо предотвращения заболеваний. И это связано с утечками мозгов, когда в Нью-Йорке больше врачей из Ганы, чем в самой Гане.А. В.: А в СК армия филиппинских медсестёр, хотя в Маниле острый дефицит квалифицированных медсестёр.Г. А-С.: Совершенно верно! Это следствие факта, что здоровье людей «оказалось» вне системы здравоохранения. Поскольку нельзя избавиться от системы здравоохранения, они создали другую раздутую систему, и пытаются бороться с болезнями, которые лезут в дверь.Разрушение медицины на Ближнем Востоке.Госпиталь Шифа в Секторе Газа.А. В.: Ты работаешь по всему региону. Ты работал в Ираке и Газе… Мы были с тобой в госпитале Шифа… Ты работал на юге Ливана во время войны. Насколько сурова ситуация на Ближнем Востоке? Насколько тяжелы, например, страдания иракского народа, по сравнению с западными пациентами? Насколько тяжела ситуация в Газе?Г. А-С.: Если посмотришь на такие страны как Ирак: в 80-х в Ираке была одна из самых современных медицинских систем в регионе. Затем началась первая американская война, а потом 12 лет экономических санкций, которые разрушили всю медицинскую систему – не только больницы и доступ к лекарствам, сократилось количество врачей и других медицинских профессионалов, а также ухудшились все аспекты здравоохранения, включая разрушение канализации, водопроводов с питьевой водой и электростанций – ведь все эти факторы напрямую влияют за здоровье людей.А. В.: А также обеднённый уран…Г. А-С.: А также война 2003 года и полное разрушение, аннигиляция государства, и эмиграция около 50% иракских врачей.А. В.: Куда они мигрировали?Г. А-С.: В разные страны: от Персидского залива до Запада, Северной Америки, Европы… То есть иракская система не просто разрушена – потеряны компоненты, без которых её нельзя восстановить. Невозможно обучить новое поколение врачей в Ираке, потому что учителя убежали из Ирака. Невозможно восстановить медицинскую систему в Ираке, потому что создана государственная система, которая нестабильна и держится на различных центрах власти, которые сражаются за контроль над различными кусками государства… и иракцы передали здравоохранение на больничном уровне Индии, Турции, Ливану и Иордании, потому что сами попали в порочных круг.А. В.: Но это только для тех, кто может заплатить?Г. А-С.: Да, для тех кто может, но даже тогда, когда у правительства есть деньги, оно всё равно не может восстановить свою систему. Отсюда медицинский аутсорсинг, потому что система настолько разрушена, что даже деньги не помогают.А. В.: То же самое происходит и в других странах региона?Г. А-С.: То же самое происходит в Ливии, и в Сирии аналогичная ситуация с миграцией врачей. Сирия превратится в Ирак, если также разрушат её государственность.А. В.: Но она всё ещё держится.Г. А-С.: Она всё ещё держится и продолжает оказывать медицинские услуги большинству населения, даже тем, кто живёт в захваченных мятежникам районах. Они едут в Дамаск и другие города для лечения кардиологических и онкологических заболеваний.А. В.: То есть, нет проблем – вы больны, вас лечат?Г. А-С.: Даже из захваченных ИГИС районов люди едут и лечатся, потому что это тоже государственная обязанность.А. В.: То же самое происходит и с образованием. Сирия продолжает оказывать основные услуги в этой сфере.Г. А-С.: Точно! Но в Ливии этого больше нет, потому что там государство полностью развалилось.А. В.: Ливия теперь - не одно государство.Г. А-С.: Нет единой страны и нет никакой системы здравоохранения. В Газе и в Палестине оккупация и блокада мешают нормальному развитию системы здравоохранения. А в случае Газы, Израиль говорит: «каждые несколько лет мы приходим и косим газон» - они убивают множество людей во время жестоких и кровавых войн, чтобы гарантировать, что в течение следующих лет люди будут заняты только выживанием в тех условиях, которые им навязали.А. В.: Есть ли от израильских врачей какая-нибудь помощь?Г. А-С.: О, да! Очень немногим людям, но есть… Но израильская медицинская система – внутренняя часть всей израильской системы. И Израильская медицинская ассоциация отказывается осуждать соучастие израильских врачей в пытках палестинских политических заключённых – они называют это: «исследованиями для определения пригодности пациентов к допросам». То есть доктор осматривает заключённых, чтобы определить, какие пытки он сможет выдержать.А. В.: Это напомнило мне о том, что мне рассказали в 2015 году в Претории, в Южной Африке, где меня пригласили выступить на Международной конференции психологов за мир. Несколько психологов из США рассказали, что во время допросов и пыток подозреваемых в терроризме присутствуют профессиональные психологи и даже клинические психиатры, часто помогая следователям.Г. А-С.: Да, действительно, я знаю 2-3 знаменитых американских психологов, которые разрабатывали систему допросов ЦРУ.А. В.: Это же происходит в Палестине, и, очевидно, это часть широко распространённой системы. В индийском Кашмире мне рассказали, что израильские офицеры спецслужб обучают индийских коллег методам допросов и пыток. И конечно, США тоже участвуют в этом.Источник: Middle Eastern Surgeon Speaks About The ‘Ecology Of War’, Andre Vltchek, countercurrents.org, popularresistance.org, May 1, 2017.Вторая часть.

11 сентября, 16:15

«Сыны Божьи» для Украины

Нареченными «сынами Божьими» в Нагорной проповеди Христос назвал миротворцев (Мф, 5,9). Хотя результаты миротворческих операций, проводимых Организацией Объединенных Наций в последние десятилетия, вызывают… совершенно обоснованный скепсис. Ведь те операции, с которых миротворческая деятельность нача...

Выбор редакции
02 сентября, 12:00

How being a footballer saved me from death in Rwanda genocide

Eric Eugène Murangwa, a Tutsi and former national team captain, was spared being butchered in his home by Hutu soldiers when one of them recognised him in a team photographEric Eugène Murangwa was face down on the floor of his home being shouted at. “I am a Rayon Sport fan, how can you say you play for them?” roared the soldier. “You’re lying to me and I’m not going to tolerate that. We were going to kill you later but now you have fast-tracked your death.” At that moment some of the other soldiers ransacking Murangwa’s flat happened to toss a photo album into the air. It landed open on a page full of pictures of Murangwa and his team-mates from Rayon Sport. The first soldier studied the surprising new evidence.“Are you Toto?” he eventually asked Murangwa. Toto, meaning ‘Young One’ in Swahili, was the nickname by which Murangwa was known to fans of Rayon Sport, whom he had joined as a boy before making his first-team debut at 16. “Yes, it’s me,” replied the goalkeeper. “Why didn’t you say so earlier?” the soldier demanded. “But I’ve been saying it for the last half an hour,” spluttered Murangwa. “Wow,” the soldier said, shaking his head incredulously. “So, how are you?” Continue reading...

Выбор редакции
29 августа, 17:00

Руанда – жизнь после геноцида

Оригинал взят у antinormanist В  одной центральноафриканской стране прошли президентские выборы. Действующий президент был избран на третий семилетний срок подряд 98 % голосов. Однако никаких воплей о таком вопиющем нарушении основополагающих принципов демократии не слышно.Страна, зажатая в центре Африки между Демократическим Конго и Танзанией, невелика – размером с Македонию, даже чуть меньше соседки Бурунди. Из-за холмистого рельефа она получила имя "Страна тысячи холмов".Население – более 12 миллионов человек, официальными языками являются местный бантуязычный киньяруанда, французский и английский, преобладающая религия – католицизм.ВВП стабильно растёт, хотя пока ещё более 50 % живёт ниже черты бедности. Но в целом социальные показатели по африканским меркам неплохи, грамотны более трёх четвертей населения, хорошие дороги, развитая система образования и здравоохранения, преступность и коррупция на минимуме. В стране запущена государственная программа по сокращению рождаемости.Руанда остаётся преимущественно аграрной, достигла самообеспечения продуктами, поставляет на мировой рынок кофе, в небольших количествах добываются олово, вольфрам, золото. Страна получает большую международную помощь, которая, в отличие от обычных африканских стран, не разворовывается и не разбазаривается.Руанда традиционно хвалится МВФ за строгую монетарную политику. Много внимания уделяется развитию АйТи-индустрии и возобновляемых источников энергии. Обозреватель Би-Би-Си Эндрю Хардинг как-то сравнил Руанду со счастливым ребёнком с рекламного плаката международного развития.В традиционном обществе скотоводы-тутси господствовали над земледельцами-хуту. Германские колонизаторы, захватившие эти земли в конце XIX века сохранили власть местного короля (мвами) и аристократии-тутси, подводя под это новомодный расистский фундамент. Ситуация не изменилась и после того как эти земли перешли в 1922 году Бельгии в качестве мандатной территории.В 50-е годы рост антиколониальных настроений совпадает с выступлениями хуту против тутси, вершиной которых стали погромы осенью 1959 года, которые были провозглашены "социальной революцией". Несколько десятков тысяч тутси убито, более 150 тысяч бежало в Уганду.В 1961-м традиционная монархия тутси была ликвидирована, в 1962 году страна получила независимость. В Руанде вскоре был установлен однопартийный режим во главе с лидером движения за независимость Грегуаром Кайибандой. В 1973 году его сверг министр обороны Жювеналь Хабьяримана, но сути режима это не изменило.В Руанде была установлена "власть хуту", с помощью системы квотирования тутси вытеснялись из всех сфер жизни, в отдельные годы доходило и до официального запрета смешанных браков. Фактически в стране создавался своеобразный "апартеид". Благодаря прозападной (преимущественно профранцузской) ориентации Руанды особого интереса положение дел в стране не вызывало.Летом 1990-го, в рамках новых веяний, президент Хабьяримана объявил о переходе к многопартийной демократии. А осенью 1990 года из Уганды в Руанду вторглись отряды созданного эмигрантами-тутси во главе с Полем Кагаме Руандийского патриотического фронта (РПФ). Вялотекущая гражданская война закончилась мирными соглашениями осенью 1993 года. Но положение оставалось напряжённым. РПФ, остановленный в 30 километрах от столицы, наращивал силы, а среди хуту нагнетался массовый психоз против иньензи (тараканов) – тутси, пытающихся вернуть себе власть в Руанде и поквитаться с хуту.Вечером 6 апреля 1994 года при подлёте к Кигали был сбит из ПЗРК самолёт, на котором возвращались с мирной конференции в Танзании президенты Руанды Хабьяримана и соседней Бурунди Сиприен Нтарьямира. Обвинив в гибели лидеров РПФ, армия и поддерживающие её племенные ополчения хуту итерахамве начали резню "тараканов". За несколько месяцев было уничтожено около 800 тысяч тутси и несколько десятков тысяч "умеренных" хуту.РПФ развернул решительное наступление на врага, 4 июля они захватили столицу Кигали, остатки руандийской армии бежали в соседний Заир. Вместе с ними страну покинули до полутора миллионов хуту, опасавшихся мести. В ходе расправ РПФ "по горячим следам" было убито до 50 тысяч хуту. Несколько десятков тысяч хуту затем было осуждено Международным трибуналов и местными судами.Бежавшие хуту не оставляли надежд на возвращение в Руанду, при поддержке заирских властей. Это и дало старт в 1996 году серии Конголезский войн, сотрясавших "сердце Африки" до 2003 года, в ходе которой руандийцы снискали славу "африканских пруссаков".В ходе этих войн Поль Кагаме отстранил формально занимавшего пост президента Пастера Бизимунгу, сам заняв в 2000 году пост президента. Началась "эра Кагаме", продолжающаяся по сей день.Поль Кагаме покинул страну в двухлетнем возрасте в ходе "социальной революции" 1959 года. Его первые детские воспоминания – горящий родной дом, звуки выстрелов, отчаяние матери. Он вырос в лагерях беженцев в Уганде, в 80-е годы присоединился в угандийским повстанцам, приведшим к власти нынешнего президента Мусевени. В 1990 году майор угандийской военной разведки Кагаме, прошедший подготовку на Кубе и в США, возглавил РПФ.За десятилетия Кагаме, внешне больше похожий на университетского профессора, проявил себя как жёсткий и эффективный руководитель. Примерами для себя он называет Сингапур Ли Куан Ю и Южную Корею Пак Чон Хи.В стране формально существует демократия, но, как констатировала "Хьюман Райтс Уотч", "Кагаме допускает меньше политической свободы внутри страны, чем Роберт Мугабе в Зимбабве". Политические противники и оппозиционные журналисты регулярно арестовываются по обвинению в "идеологии геноцида" или просто убиваются "неизвестными", в том числе и за границами Руанды.К обвинениям из-за границы у Кагаме – полный иммунитет. Из событий 1994 года он вынес глубочайшее и устойчивое неуважение к "международному сообществу", разнообразным "правозащитникам" и каким-либо их претензиям на моральный авторитет.Он установил чрезвычайно жёсткие условия деятельности в стране иностранных НКО: "Они приходят сюда, ничего не зная и ничего не понимая, но судят и критикуют вас, указывают, что вы должны делать".Во внешней политике Кагаме решительно порвал с прежней профранцузской ориентацией, повернувшись в сторону Лондона и Вашингтона (за что его леваки порой величают "проамериканским тираном"). Это проявилось, в том числе и в повсеместном насаждении английского языка и во вступлении страны в британское Содружество.К Франции у Кагаме вообще много претензий и он их никогда не стеснялся озвучивать – "именно французы вооружали и направляли тех, кто убивал". А когда в 2006 году один французский судья обвинил его в том, что именно по приказу Кагаме был сбит президентский самолёт в апреле 1994-го, руандийский лидер в течение 24 часов разорвал дипотношения с Францией и выслал из страны всех французских граждан. Франции потом пришлось извиняться.Официально теперь в Руанде нет хуту и тутси, а только единый народ руанда: "Мы все теперь руандийцы". С любыми проявлениями этничности ведётся непримиримая борьба, сами слова тутси и хуту фактически находятся под жесточайшим запретом.За экспериментом Кагаме в Руанде следит вся Чёрная Африка. На континенте никогда не было недостатка в диктаторах, но впервые появился "африканский Ли Куан Ю" или "африканский Пак Чон Хи". Интересно, получится ли у него?

Выбор редакции
29 августа, 17:00

Руанда – жизнь после геноцида

Оригинал взят у antinormanist В  одной центральноафриканской стране прошли президентские выборы. Действующий президент был избран на третий семилетний срок подряд 98 % голосов. Однако никаких воплей о таком вопиющем нарушении основополагающих принципов демократии не слышно.Страна, зажатая в центре Африки между Демократическим Конго и Танзанией, невелика – размером с Македонию, даже чуть меньше соседки Бурунди. Из-за холмистого рельефа она получила имя "Страна тысячи холмов".Население – более 12 миллионов человек, официальными языками являются местный бантуязычный киньяруанда, французский и английский, преобладающая религия – католицизм.ВВП стабильно растёт, хотя пока ещё более 50 % живёт ниже черты бедности. Но в целом социальные показатели по африканским меркам неплохи, грамотны более трёх четвертей населения, хорошие дороги, развитая система образования и здравоохранения, преступность и коррупция на минимуме. В стране запущена государственная программа по сокращению рождаемости.Руанда остаётся преимущественно аграрной, достигла самообеспечения продуктами, поставляет на мировой рынок кофе, в небольших количествах добываются олово, вольфрам, золото. Страна получает большую международную помощь, которая, в отличие от обычных африканских стран, не разворовывается и не разбазаривается.Руанда традиционно хвалится МВФ за строгую монетарную политику. Много внимания уделяется развитию АйТи-индустрии и возобновляемых источников энергии. Обозреватель Би-Би-Си Эндрю Хардинг как-то сравнил Руанду со счастливым ребёнком с рекламного плаката международного развития.В традиционном обществе скотоводы-тутси господствовали над земледельцами-хуту. Германские колонизаторы, захватившие эти земли в конце XIX века сохранили власть местного короля (мвами) и аристократии-тутси, подводя под это новомодный расистский фундамент. Ситуация не изменилась и после того как эти земли перешли в 1922 году Бельгии в качестве мандатной территории.В 50-е годы рост антиколониальных настроений совпадает с выступлениями хуту против тутси, вершиной которых стали погромы осенью 1959 года, которые были провозглашены "социальной революцией". Несколько десятков тысяч тутси убито, более 150 тысяч бежало в Уганду.В 1961-м традиционная монархия тутси была ликвидирована, в 1962 году страна получила независимость. В Руанде вскоре был установлен однопартийный режим во главе с лидером движения за независимость Грегуаром Кайибандой. В 1973 году его сверг министр обороны Жювеналь Хабьяримана, но сути режима это не изменило.В Руанде была установлена "власть хуту", с помощью системы квотирования тутси вытеснялись из всех сфер жизни, в отдельные годы доходило и до официального запрета смешанных браков. Фактически в стране создавался своеобразный "апартеид". Благодаря прозападной (преимущественно профранцузской) ориентации Руанды особого интереса положение дел в стране не вызывало.Летом 1990-го, в рамках новых веяний, президент Хабьяримана объявил о переходе к многопартийной демократии. А осенью 1990 года из Уганды в Руанду вторглись отряды созданного эмигрантами-тутси во главе с Полем Кагаме Руандийского патриотического фронта (РПФ). Вялотекущая гражданская война закончилась мирными соглашениями осенью 1993 года. Но положение оставалось напряжённым. РПФ, остановленный в 30 километрах от столицы, наращивал силы, а среди хуту нагнетался массовый психоз против иньензи (тараканов) – тутси, пытающихся вернуть себе власть в Руанде и поквитаться с хуту.Вечером 6 апреля 1994 года при подлёте к Кигали был сбит из ПЗРК самолёт, на котором возвращались с мирной конференции в Танзании президенты Руанды Хабьяримана и соседней Бурунди Сиприен Нтарьямира. Обвинив в гибели лидеров РПФ, армия и поддерживающие её племенные ополчения хуту итерахамве начали резню "тараканов". За несколько месяцев было уничтожено около 800 тысяч тутси и несколько десятков тысяч "умеренных" хуту.РПФ развернул решительное наступление на врага, 4 июля они захватили столицу Кигали, остатки руандийской армии бежали в соседний Заир. Вместе с ними страну покинули до полутора миллионов хуту, опасавшихся мести. В ходе расправ РПФ "по горячим следам" было убито до 50 тысяч хуту. Несколько десятков тысяч хуту затем было осуждено Международным трибуналов и местными судами.Бежавшие хуту не оставляли надежд на возвращение в Руанду, при поддержке заирских властей. Это и дало старт в 1996 году серии Конголезский войн, сотрясавших "сердце Африки" до 2003 года, в ходе которой руандийцы снискали славу "африканских пруссаков".В ходе этих войн Поль Кагаме отстранил формально занимавшего пост президента Пастера Бизимунгу, сам заняв в 2000 году пост президента. Началась "эра Кагаме", продолжающаяся по сей день.Поль Кагаме покинул страну в двухлетнем возрасте в ходе "социальной революции" 1959 года. Его первые детские воспоминания – горящий родной дом, звуки выстрелов, отчаяние матери. Он вырос в лагерях беженцев в Уганде, в 80-е годы присоединился в угандийским повстанцам, приведшим к власти нынешнего президента Мусевени. В 1990 году майор угандийской военной разведки Кагаме, прошедший подготовку на Кубе и в США, возглавил РПФ.За десятилетия Кагаме, внешне больше похожий на университетского профессора, проявил себя как жёсткий и эффективный руководитель. Примерами для себя он называет Сингапур Ли Куан Ю и Южную Корею Пак Чон Хи.В стране формально существует демократия, но, как констатировала "Хьюман Райтс Уотч", "Кагаме допускает меньше политической свободы внутри страны, чем Роберт Мугабе в Зимбабве". Политические противники и оппозиционные журналисты регулярно арестовываются по обвинению в "идеологии геноцида" или просто убиваются "неизвестными", в том числе и за границами Руанды.К обвинениям из-за границы у Кагаме – полный иммунитет. Из событий 1994 года он вынес глубочайшее и устойчивое неуважение к "международному сообществу", разнообразным "правозащитникам" и каким-либо их претензиям на моральный авторитет.Он установил чрезвычайно жёсткие условия деятельности в стране иностранных НКО: "Они приходят сюда, ничего не зная и ничего не понимая, но судят и критикуют вас, указывают, что вы должны делать".Во внешней политике Кагаме решительно порвал с прежней профранцузской ориентацией, повернувшись в сторону Лондона и Вашингтона (за что его леваки порой величают "проамериканским тираном"). Это проявилось, в том числе и в повсеместном насаждении английского языка и во вступлении страны в британское Содружество.К Франции у Кагаме вообще много претензий и он их никогда не стеснялся озвучивать – "именно французы вооружали и направляли тех, кто убивал". А когда в 2006 году один французский судья обвинил его в том, что именно по приказу Кагаме был сбит президентский самолёт в апреле 1994-го, руандийский лидер в течение 24 часов разорвал дипотношения с Францией и выслал из страны всех французских граждан. Франции потом пришлось извиняться.Официально теперь в Руанде нет хуту и тутси, а только единый народ руанда: "Мы все теперь руандийцы". С любыми проявлениями этничности ведётся непримиримая борьба, сами слова тутси и хуту фактически находятся под жесточайшим запретом.За экспериментом Кагаме в Руанде следит вся Чёрная Африка. На континенте никогда не было недостатка в диктаторах, но впервые появился "африканский Ли Куан Ю" или "африканский Пак Чон Хи". Интересно, получится ли у него?

Выбор редакции
07 августа, 01:13

Rwanda President’s Lopsided Re-election Is Seen as a Sign of Oppression

President Paul Kagame’s victory reflected what rivals called the stifling of dissenting views, and showed the glaring absence of a viable opposition.

Выбор редакции
05 августа, 15:28

Paul Kagame re-elected president with 99% of vote in Rwanda election

Former guerrilla leader praised for bringing stability and growth after genocide but criticised as authoritarian wins third termPaul Kagame, the controversial president of Rwanda, has won a landslide victory in the small African state’s election, securing a third term in office and extending his 17 years in power.The result will surprise no one, inside or outside Rwanda. Continue reading...

Выбор редакции
04 августа, 15:53

A direwolf in Yorkshire and a hot, sleepy polar bear: 18 unmissable photos

A selection of the best photographs from around the world, including a direwolf mask, a polar bear cooling down in Budapest, and voting in Rwanda Continue reading...

Выбор редакции
04 августа, 14:06

Rwanda presidential election – in pictures

Rwandans are going to the polls on Friday in an election that pits opposition candidates Frank Habineza of the Democratic Green party and independent Philippe Mpayimana against the incumbent leader, Paul Kagame. Many believe victory is guaranteed for Kagame, who has been in charge of the country since 2000 after taking over from Pasteur Bizimungu Continue reading...

Выбор редакции
04 августа, 11:47

Paul Kagame Appears Set for Victory in Rwanda Vote

Mr. Kagame brought stability to his traumatized country after a 1994 genocide, but there is no viable opposition in Rwanda and dissenting views are frequently silenced.

Выбор редакции
04 августа, 09:00

‘Rwanda is like a pretty girl with a lot of makeup, but the inside is dark and dirty’

With Paul Kagame set for a landslide victory in Friday’s election, Diane Rwigara, a fierce critic of the Rwandan president, is challenging his human rights recordDiane Rwigara asks to postpone the interview. “My personal adviser is missing,” explains the text message. This is the new normal for Rwigara, who was until recently a loyal scion of Rwanda’s ruling elite. Since the death of her father in 2015, the 35-year-old businesswoman has become a fierce critic of Paul Kagame, the country’s all-powerful president, and the ruling Rwandan Patriotic Front (RPF). Continue reading...