• Теги
    • избранные теги
    • Люди158
      • Показать ещё
      Разное207
      • Показать ещё
      Формат5
      Страны / Регионы216
      • Показать ещё
      Компании34
      • Показать ещё
      Сферы6
      Издания11
      • Показать ещё
      Международные организации6
      Показатели2
23 июня, 16:34

Великая тайна Великой Отечественной. Новая гипотeза начала войны

Советская официальная версия, не пересмотренная со времен Сталина. Вероломно, без объявления войны, нарушив заключенные в 1939 году советско-германские соглашения (Пакт о ненападении и Договор о дружбе и границе), с превосходящими силами, имея двухлетний опыт войны и более совершенную военную технику, собрав под свои знамена всю Европу, Германия напала на СССР.

22 июня, 20:00

Судьба семьи Геббельса – урок русофобам

Этот материал надо прочитать всем русофобам. Всем ненавидящим Россию, всем, кто хочет с Россией бороться. Особенно 22 июня – в трагическую дату русской истории. Ведь потом обязательно наступает расплата. И расплачиваются не только сами преступники, но и их близкие.Самый наглядный тому пример – семья Геббельса. Шесть детей были отравлены по приказу своих родителей, которые также ушли из жизни…Источник: http://sadalskij.livejournal.com/3068383.htmlДочь ГеббельсаЭту девочку фоторепортеры снимали чаще всего, Хельга считалась любимицей Гитлера.Он был крестным всех детей Геббельса, но старшую, которую при крещении держал на руках, всегда выделял.Всех своих детей Геббельсы называли именами на букву «Н» в честь Гитлера (Hitler) — Хельга, Хильда, Хельмут, Хольда, Хедда, Хейда…По совпадению, сын Магды от предыдущего брака тоже носил имя на букву «Н» — Харальд. После развода родителей мальчик остался жить с отцом, но, женившись на Магде, Геббельс очень быстро нашел общий язык с пасынком, подружился с ним, и Харольд вскоре переехал в новую семью к матери.Это единственный из оставшийся в живых детей Магды: в конце апреля 1945 он находился в лагере военнопленных в Северной Африке. В 1944-м Харальд служил лейтенантом в люфтваффе, в Италии был ранен и арестован союзными войсками.В прощальном письме Магда написала своему первому сыну:«Мир, который придет после Фюрера, не стоит того, чтобы в нем жить. Поэтому я и беру детей с собой, уходя из него. Жалко оставить их жить в той жизни, которая наступит. Милостивый Бог поймет, почему я решилась сама взяться за своё спасение».Магда Геббельс Гитлера боготворила. В 1938 году именно он спас их семью от развода.Геббельс тогда увлекся чешской актрисой Лидой Бааровой. Настолько серьезно, что даже пытался покончить с собой, когда Гитлер по просьбе Магды потребовал прекратить роман. Геббельс в ответ подал прошение об отставке, надеясь развестись с женой и уехать с Бааровой за границу. Гитлер прошение не принял. Баарову вернули на родину, а Геббельса — в лоно образцовой арийской семьи.22-го апреля 1945 года около 17.00 Геббельс вместе с женой Магдой и шестью детьми покинули свою квартиру на Герман Геринг Штрассе и спустились в бункер фюрера.Навсегда.По официальной версии, вечером 1 мая 1945 года 12-летнюю Хельгу, 11-летнюю Хильду, 9-летнего Хельмута, 8-летнюю Хольду, 6-летнюю Хедду и 4-летнюю Хедду уложили спать.К ним вошла мать и сказала: «Не бойтесь. Доктор сделает вам укол, который делают детям и настоящим солдатам», после чего покинула комнату.По словам дантиста Геббельсов Гельмута Кунца, он сделал инъекции морфия «сначала двум старшим девочкам, затем мальчику, а затем остальным детям, что заняло около 10 минут».После этого Магда принесла в комнату капсулы с синильной кислотой. Умертвить собственноручно детей она была не в состоянии и попросила об этом Кунца, но тот отказался, ссылаясь на то, что совсем недавно потерял своих двух дочерей во время авианалета.Тогда Магда позвала доктора Штумпфеггера (слева на фото).Хирург, оберштурмбаннфюрер СС Людвиг Штумпфеггер принадлежал к числу доверенных лиц шефа СС Генриха Гиммлера. По неподтвержденным данным, он вложил детям во рты раздавленные ампулы, повлекшие скорую смерть.Все эти несколько дней жизни в бункере Хельга писала письмо своему другу, Генриху Лею. Он был племянником Рудольфа Гесса и сыном Роберта Лея, рейхсляйтера и обергруппенфюрера СА. Дети были ровесниками, знали друг друга с детства, дружили.Копия письма Хельги была передана Гельмутом Кунцем сотрудникам СМЕРШа в мае 1945 года. Оригинал он до ареста успел отдать кому-то из членов своей семьи. Еще одну копию уже после своего освобождения из советского лагеря Кунц отдал Генриху Лею, которому оно и было адресовано.(Публикуется с сокращениями)Мой дорогой Генрих!Я, может быть, неправильно поступила, что не отправила тебе того письма, которое написала в ответ на твое. Я, наверное, должна была его послать, и я могла бы — передать с доктором Мореллем, который сегодня уехал из Берлина. Но я перечитала свое письмо, и мне стало смешно и стыдно за себя. Ты пишешь о таких сложных вещах, о которых нужно много думать, чтобы их понять, а я со своей вечной торопливостью и папиной привычкой всех поучать отвечаю совсем не так, как ты, наверное, ждешь от меня. Но теперь у меня появится время обдумать все; теперь я смогу много думать и меньше куда-то торопиться.Мы сегодня днем переехали в бомбоубежище; оно устроено почти под самой рейхсканцелярией канцлера. Тут очень светло, но так тесно, что некуда пойти; можно только спуститься ещё ниже, где теперь кабинет папы и сидят телефонисты. Не знаю, можно ли оттуда звонить. Берлин очень сильно бомбят и обстреливают из пушек, и мама сказала, что тут безопасно, и мы сможем подождать, пока что-то решится. Я слышала, говорили, что самолеты все ещё взлетают, и папа мне сказал, чтобы я была готова помочь маме быстро собрать маленьких, потому что мы, может быть, улетим, на юг.Я буду думать над твоим письмом и буду писать каждый день, как ты это делал для меня во время той болезни…Мне бы хотелось улететь! Здесь повсюду такой яркий свет, что даже если закрыть глаза, то все равно светло, как будто солнце светит в голове, и лучи выходят прямо из глаз. Наверное, от этого света я все время себе представляю тот корабль, на котором вы плыли в Америку: как будто я с вами: мы сидим на палубе — ты, Анхен и я и смотрим на океан. Он вокруг, он повсюду, он очень светлый, мягкий и весь переливается. И мы качаемся на нем и как будто никуда не движемся. А ты говоришь, что это только так кажется; на самом деле мы очень быстро плывем к нашей цели. А я спрашиваю тебя — к какой цели? Ты молчишь, и Анхен молчит: мы обе ждем ответа от тебя.Только что заходил папа, спросить, как мы устроились, и велел ложиться спать. Я не легла. Потом мы с ним вышли из спальни, и он мне сказал, чтобы я помогала маленьким и маме. Он мне сказал, что теперь многое изменилось, и он очень на меня рассчитывает. Я спросила: «Ты будешь мне приказывать?» Он ответил: «Нет. Больше никогда». Генрих, я не победила! Нет, это не победа. Ты был прав: нельзя, глупо желать победить волю родителей. Можно только оставаться самим собой и дождаться. Как ты был прав! Я прежде не могла выносить его взгляда, этого его выражения, с каким он выговаривает и Гюнтеру, и герру Науману и мне! А теперь мне стало его жалко. Лучше бы он накричал.Я пойду спать. Пусть он думает, что я подчинилась. Анхен бы не одобрила. Но ты все понимаешь, все, все! Мне так грустно. Лучше бы мы остались наверху. ……Приходила Блонди. Она привела щенка. Ты помнишь Блонди? Она внучка Берты. Блонди, наверное, как-то отвязалась, и я её решила отвести вниз.. Папа не велел туда ходить без разрешения. А я, решившая быть послушной.., я пошла. Я хотела только отвести Блонди фрейлейн Браун, но вспомнила, что она очень её не любит. И я села с Блонди в одной комнатке и стала ждать. Блонди на всех рычала, кто заходил, и вела себя странно. За ней пришел герр Гитлер, она только с ним пошла.Герр Гитлер мне сказал, что я могу ходить здесь повсюду, где мне хочется. Я не просила; он сам мне разрешил. Может быть, я этим воспользуюсь.Здесь, внизу, все выглядит странно; иногда я не узнаю знакомых мне людей: у них другие лица и другие голоса. Помнишь, ты мне говорил, что после той болезни ты не мог никого сразу узнавать? Я тогда не могла тебя понять, а теперь понимаю. Я тоже как будто чем-то переболела. Если бы можно было поплавать с Людвигом! Я забыла тебя спросить, сколько живут дельфины! Я тебе признаюсь: я написала рассказ про Людвига, как он спас одного мальчика. Это не совсем все, как было; есть и мои фантазии. Мне так хочется тебе его показать. Я в этом рассказе думала над каждым словом. Я завтра тоже буду писать только важное, а то, наверное, тебе будет скучно читать про то, как я тут ничего не делаю, и мысли все разбежались.Мне почему-то хочется просто сидеть и писать тебе, просто так, обо всем: я представляю себе, что мы как будто сидим в нашей беседке, в Рейдсхольдсгрюне и разговариваем. Но я это вижу недолго — опять корабль, океан… Мы не плывем, никуда не движемся, но ты говоришь, что это не так. Откуда ты это знаешь? Если бы я могла показать тебе рассказ, ты бы сказал, есть ли у меня способности или нет? И что важнее: талант или опыт, знания? Что интереснее в пересказе? Папа мне говорил, что в моем возрасте исписал ворохи бумаги, но все зря, потому что в таком возрасте нечего сказать и нужно помнить — из «Фауста»: …кто мыслью беден и усидчив, кропает понапрасну пересказ заимствованных отовсюду фраз, все дело выдержками ограничив».А я сейчас вспомнила другие строчки: «Когда всерьез владеет что-то вами, не станете вы гнаться за словами…» Я написала рассказ, потому что очень люблю Людвига. Я его люблю больше почти всех живых существ на свете, хоть он всего лишь дельфин. Он ведь тебя вылечил.Опять заходил папа. Он сказал, что все с нами будет хорошо.Мама плохо себя чувствует; у нее болит сердце, и мне приходится быть с маленькими. Мои сестрички и брат ведут себя хорошо и меня слушаются. Папа велел разучить с ними две песни Шуберта. Я пела им твою любимую; они повторяли, на слух. Еще я стала им читать на память из «Фауста»; они слушали внимательно, с серьезными лицами. Хайди ничего не понимает, думает, что это английская сказка. А Хельмут спросил, может ли и к нам тоже прилететь Мефистофель. И знаешь, что мы все начали после этого делать? То есть это, конечно, я предложила, а они поддержали. Сначала я думала, что это будет просто игра, развлечение для маленьких. Мы стали загадывать, кто и о чем бы попросил Мефистофеля! Я и сама стала загадывать, а потом опомнилась. Я им объяснила, кто такой Мефистофель и что не нужно ни о чем просить, даже если он вдруг сюда явится.И я решила с ними помолиться, как учила бабушка. Когда мы стали молиться, к нам зашел папа. Он ничего не сказал, только стоял молча и слушал. При папе я не смогла молиться. Нет, он ничего не сказал, даже не усмехнулся. Он так смотрел, словно и сам хотел помолиться с нами. Я раньше не понимала, почему люди вдруг молятся, если не верят в бога. Я не верю; в этом я тверда. Но я молилась, как бабушка, которая тоже тверда — в вере. Помнишь, Генрих, это был тот вопрос, который ты мне задавал в последнем письме: верю ли я в бога? В том письме, которое я не отправила, я тебе легко ответила, что не верю. И вот теперь я уже твердо повторю: я не верю. Я это навсегда тут поняла. Я не верю в бога, но, получается, подозреваю, что есть дьявол? То есть искушение. И что здесь оно грязное. Я же молилась, потому что… мне захотелось… умыться, вымыться даже или… хотя бы вымыть руки. Не знаю, как ещё это объяснить. Ты подумай над этим, хорошо? Ты как-то все умеешь соединить или распутать. Ты мне говорил, что нужно изучать логику. Я буду изучать, я вообще решила, что, когда мы вернемся домой, я попрошу папу дать мне те книги, о которых ты мне писал. Я их возьму с собой, когда мы уедем на юг.23 апреля.Нас не выпускают гулять в сад. Очень много раненных осколками……Я вижу все меньше знакомых мне людей. Они прощаются с папой и мамой так, точно уходят на час или на два. Но они больше не возвращаются.Сегодня мама привела нас к герру Гитлеру, и мы пели Шуберта. Папа на губной гармошке пробовал играть «Соль минор» Баха. Мы смеялись. Герр Гитлер обещал, что скоро мы вернемся домой, потому что с юго-запада начался прорыв большой армии и танков.Я сегодня три раза спускалась вниз, и я видела министра фон Риббентропа. Я слышала, что он говорил герру Гитлеру и папе: он не хотел уходить, просил его оставить. Папа его убеждал, а герр Гитлер сказал, что от дипломатов теперь нет пользы, что, если министр хочет, пусть возьмет автомат — это лучшая дипломатия. Когда фон Риббентроп уходил, у него текли слезы. Я стояла у двери и не могла себя заставить отойти.Я подумала: а какая же от нас польза? Я бы все равно осталась с папой и мамой, но маленьких хорошо бы отсюда увезти. Они тихие, почти не играют. Мне тяжело на них смотреть.Если бы мне с тобой поговорить хоть минутку! Мы бы придумали что-нибудь. Ты бы придумал! Я точно знаю, ты бы придумал, как убедить папу и маму отослать маленьких, хотя бы к бабушке. Как мне их убедить?! Я не знаю……(несколько раз, очень тщательно зачеркнуто). 25 апреля.Я сердита на маму. Она мне сказала, что попросила доктора Швегерманна дать мне пилюлю, от которой я спала весь день. Мама говорит, что я стала нервная. Это неправда! Я просто не все могу понять, а мне никто не объясняет. Сегодня герр Гитлер очень сильно кричал на кого-то, а когда я спросила — на кого, папа накричал на меня. Мама плачет, но ничего не говорит. Что-то случилось. Хельмут ходил вниз и там слышал, что говорила фрейлейн Кристиан, секретарь-машинистка, что Геринг — предатель. Но это же неправда, зачем же повторять?! Только странно, что он не может никого прислать, потому что я видела генерала Грейма и его жену Ханну: они прилетели на самолете с юга. Значит, можно и улететь отсюда? Если самолет маленький, можно посадить только малышей, даже без Хельмута.Он сказал, что останется с папой, мамой и со мной, а Хильда пока будет ухаживать за малышами. Это было бы правильно, но все-таки лучше бы Хельмут тоже улетел. Он плачет каждую ночь. Он такой молодец: днем смешит всех и играет с Хайди вместо меня.Генрих, я только сейчас стала чувствовать, как я их люблю — Хельмута и сестренок! Они немножко подрастут, и ты увидишь, какие они! Они могут быть настоящими друзьями, хоть ещё и такие маленькие! И опять я вспоминаю, как ты был прав, когда писал — как это здорово, что у меня их так много, что я впятеро счастливая, а ты и Анхен — только вдвое. Я их очень люблю… Сейчас прилетел ещё один самолет; он сел на Ост-Весте…Генрих, я видела твоего папу!!! Он здесь, он с нами!!! Я тебе сейчас все расскажу! Он сейчас спит. Он очень устал. Он прилетел на каком-то смешном самолете и сказал, что сел «на голову русским». Сначала его никто не узнал, потому, что он был с бородой, усами и в парике, и в форме фельдфебеля. Его узнала только Блонди; она поставила ему на грудь лапы и виляла хвостом. Это мне рассказала мама. Я побежала к нему, и он — ты только подумай — он хотел меня взять на руки, как раньше!!! Мы так смеялись, хохотали! Он сказал, что я тут вытянулась, как росток без света.Мама сказала, чтобы я закончила письмо, потому что его можно передать.Я не знаю, как закончить: я ещё ничего тебе не сказала.Генрих, я … (эти два слова тщательно зачеркнуты, но читаются).Сегодня почти час не обстреливали. Мы выходили в сад. Мама говорила с твоим папой, потом у нее заболело сердце, и она присела отдохнуть. Твой папа нашел для меня крокус. Я его спросила, что с нами будет. Он сказал, что хочет нас отсюда забрать. Но ему нужен другой самолет; он его раздобудет и прилетит за нами и за мамой. «Если не прилечу, значит, меня сбили. Тогда выйдете под землей.Вас выведет сахиб». Я видела, как мама кивнула ему. У нее было светлое лицо. Он сказал мне, чтобы я не боялась.Я спросила его, что будет потом: с моим папой, с твоим дядей Рудольфом, вообще с немцами, и что будет с ним, если его возьмут в плен? Он ответил, что таких игроков, которые не справились, выводят из команды. Но команда продолжит игру — чтобы я это твердо помнила. Я спросила: как же её продолжить, если все разбомбили и взорвали — папа об этом все время говорил по радио? Мама на меня накричала, назвала несносной и бесчувственной. Твой папа взял нас обеих за руки и сказал, чтобы мы не ссорились, потому что в Германии наступает время женщин и что женщин победить нельзя.Начали обстреливать……Сегодня 28-е. Нас вывезут через два дня. Или мы уйдем. Я сказала об этом маленьким. Они сразу стали собирать игрушки. Им плохо здесь! Они долго не выдержат.Мама закончила письмо нашему старшему брату Харальду. Она попросила меня показать ей мое письмо для тебя. Я сказала, что уже его отдала. Мне так стыдно. Я никогда до этого так не врала маме.Мне удалось прийти к твоему отцу на минутку вниз и спросить: нужно ли мне сказать тебе в письме что-то такое, что говорят, когда знают, что больше не встретятся? Он сказал: «На всякий случай скажи. Ты уже выросла, понимаешь, что ни фюрер, ни твой отец, ни я — никто из нас уже не может отвечать за свои слова, как прежде. Это уже не в нашей власти». Он меня поцеловал.Но твой папа честный. Я на всякий случай с тобой попрощаюсь. Сейчас мне нужно отдать письмо. Потом пойду наверх, к маленьким. Я им ничего не скажу. Раньше мы были мы, а теперь, с этой минуты, есть они и я.Генрих, ты помнишь, как мы с тобой убежали в нашем саду, в Рейхольсгрюне, и прятались целую ночь… Помнишь, что я тогда сделала и как тебе это не понравилось? А если бы я это сделала теперь? Ты тогда сказал, что целуются одни девчонки… А теперь? Можно, я представлю себе, что опять это сделала? Я не знаю, что ты ответишь.., но я уже… представила… Мне так хорошо, что у меня это есть, очень уже давно, с самого нашего детства, когда мы с тобой первый раз встретились. И что это выросло и теперь такое же, как у взрослых, как у твоей мамы к твоему отцу. Я всегда им так завидовала!Не думай, что я предательница. Я люблю папу и маму, я их не сужу, и это так и должно быть, что мы будем все вместе.Генрих… Генрих…Когда буду отдавать письмо, поцелую твоего папу.Хельга.P.S. По материалам журналистки Елены Съяновой (в начале 1990-х она оказалась в числе немногих, кто получил возможность работать в открывшемся на короткое время для исследователей трофейном архиве Генерального штаба Советской Армии):В 1958 году в Мюнхене состоялось судебное заседание делу «Об умерщвлении шестерых малолетних детей супругов Геббельс», на котором присутствовал американский журналист Герберт Линц. У него на руках оказалась копия протокола допроса Гельмута Кунца от мая 1945 года, в котором тот признался следователям СМЕРШа, что лично сделал детям Геббельсов усыпляющие уколы морфия и присутствовал при том, как Магда Геббельс своими руками давала своим детям яд.Перед заседанием Герберт Линц нанес визит Кунцу и предъявил копии допросов:— Таким образом, если я попрошу моих русских друзей представить подлинники ваших признаний от 1945 года, вы станете не свидетелем, а соучастником преступления, убийства детей, — сказал журналист Кунцу. — А если хотите, чтобы этого не случилось, расскажите правду мне.Кунц наотрез отказался разговаривать с «паршивым америкашкой». Тогда Герберт Линц назвал свое подлинное имя — Генрих Лей, сын бывшего вождя Трудового фронта Роберта Лея. В 1940 году в возрасте восьми лет мать увезла его из Германии, а в 1955-м он получил американское гражданство.И показал Кунцу ещё один документ — протокол осмотра советскими врачами тел детей Геббельсов. В протоколе говорилось, что на лице старшей, Хельги, имеются следы физического насилия. Тогда Кунц сделал последнее признание:— Произошло страшное… После смерти моих девочек во время бомбежки в 45-м это было самое страшное, что я видел в жизни. Она… Хельга… очнулась. И встала.По версии Кунца произошло следующее.Умертвить детей так никто и не решился. Тогда Геббельс перед принятием яда приказал: после того, как они с женой будут мертвы, сжечь их тела в комнате, закрыв все двери, но открыв двери в спальни детей. Этого будет достаточно…Когда горевшие тела Геббельсов кое-как затушили, и воздух стал очищаться, Хельга проснулась. Ей сказали о смерти родителей. Но она не поверила. Ей показали и якобы умерших сестер и брата, но она снова не поверила. Она стала их трясти и почти разбудила Гельмута. Все дети действительно были ещё живы.Но в бункере никому уже было не до детей! Оставшиеся вместе с Борманом готовились к прорыву под защитой бронетранспортера.Доктор Штумпфеггер сказал Кунцу, что Борман велел не оставлять Хельгу в живых. Эта рано повзрослевшая девочка — слишком опасный свидетель. Оба врача, Штумпфеггер и Кунц, предложили Борману взять детей с собой и использовать их для создания образа бегущей от обстрелов многодетной семьи, но Борман приказал не молоть вздор. По его мнению, волю родителей должно было выполнить!Кунц якобы пытался помешать. Но Штумпфеггер ударил его, а затем нанес и Хельге удар по лицу, затем вложил ей в рот капсулу с ядом и сжал челюсти. Потом засунул в рот по капсуле всем остальным детям. Доктор Гельмут Кунц умер в 1976 году в городе Фройденштадт. До последнего дня жизни он активно работал, имел обширную врачебную практику. О его причастности к убийству детей Геббельса никто и никогда больше не вспоминал.Генрих Лей умер в 1968 году от тяжелого нервного расстройства. В возрасте 36 лет.Останки детей Геббельсов в 1945 году были захоронены в пригороде Берлина. В ночь на 5 апреля 1970 года могилы были вскрыты, останки извлечены и сожжены. Пепел развеяли над Эльбой.отсюда

21 июня, 07:40

Судьба семьи Геббельса – урок русофобам (18+)

Этот материал надо прочитать всем русофобам. Всем ненавидящим Россию, всем, кто хочет с Россией бороться. Особенно накануне 22 июня – трагической даты русской истории. Ведь потом обязательно наступает расплата. И расплачиваются не только сами преступники, но и их близкие. Самый наглядный тому пример – семья Геббельса. Шесть детей были отравлены по приказу своих родителей, которые также ушли из жизни… Источник: http://sadalskij.livejournal.com «Дочь Геббельса Эту девочку фоторепортеры снимали чаще всего, Хельга считалась любимицей Гитлера. Он был крестным всех детей Геббельса, но старшую, которую при крещении держал на руках, всегда выделял. Всех своих детей Геббельсы называли именами на букву «Н» в честь Гитлера (Hitler) — Хельга, Хильда, Хельмут, Хольда, Хедда, Хейда… По совпадению, сын Магды от предыдущего брака тоже носил имя на букву «Н» — Харальд. После развода родителей мальчик остался жить с отцом, но, женившись на Магде, Геббельс очень быстро нашел общий язык с пасынком, подружился с ним, и Харольд вскоре переехал в новую семью к матери. Это единственный из оставшийся в живых детей Магды: в конце апреля 1945 он находился в лагере военнопленных в Северной Африке. В 1944-м Харальд служил лейтенантом в люфтваффе, в Италии был ранен и арестован союзными войсками. В прощальном письме Магда написала своему первому сыну: «Мир, который придет после Фюрера, не стоит того, чтобы в нем жить. Поэтому я и беру детей с собой, уходя из него. Жалко оставить их жить в той жизни, которая наступит. Милостивый Бог поймет, почему я решилась сама взяться за своё спасение». Магда Геббельс Гитлера боготворила. В 1938 году именно он спас их семью от развода. Геббельс тогда увлекся чешской актрисой Лидой Бааровой. Настолько серьезно, что даже пытался покончить с собой, когда Гитлер по просьбе Магды потребовал прекратить роман. Геббельс в ответ подал прошение об отставке, надеясь развестись с женой и уехать с Бааровой за границу. Гитлер прошение не принял. Баарову вернули на родину, а Геббельса — в лоно образцовой арийской семьи. 22-го апреля 1945 года около 17.00 Геббельс вместе с женой Магдой и шестью детьми покинули свою квартиру на Герман Геринг Штрассе и спустились в бункер фюрера. Навсегда. По официальной версии, вечером 1 мая 1945 года 12-летнюю Хельгу, 11-летнюю Хильду, 9-летнего Хельмута, 8-летнюю Хольду, 6-летнюю Хедду и 4-летнюю Хедду уложили спать. К ним вошла мать и сказала: «Не бойтесь. Доктор сделает вам укол, который делают детям и настоящим солдатам», после чего покинула комнату. По словам дантиста Геббельсов Гельмута Кунца, он сделал инъекции морфия «сначала двум старшим девочкам, затем мальчику, а затем остальным детям, что заняло около 10 минут». После этого Магда принесла в комнату капсулы с синильной кислотой. Умертвить собственноручно детей она была не в состоянии и попросила об этом Кунца, но тот отказался, ссылаясь на то, что совсем недавно потерял своих двух дочерей во время авианалета. Тогда Магда позвала доктора Штумпфеггера (слева на фото). Хирург, оберштурмбаннфюрер СС Людвиг Штумпфеггер принадлежал к числу доверенных лиц шефа СС Генриха Гиммлера. По неподтвержденным данным, он вложил детям во рты раздавленные ампулы, повлекшие скорую смерть. Все эти несколько дней жизни в бункере Хельга писала письмо своему другу, Генриху Лею. Он был племянником Рудольфа Гесса и сыном Роберта Лея, рейхсляйтера и обергруппенфюрера СА. Дети были ровесниками, знали друг друга с детства, дружили. Копия письма Хельги была передана Гельмутом Кунцем сотрудникам СМЕРШа в мае 1945 года. Оригинал он до ареста успел отдать кому-то из членов своей семьи. Еще одну копию уже после своего освобождения из советского лагеря Кунц отдал Генриху Лею, которому оно и было адресовано. (Публикуется с сокращениями) Мой дорогой Генрих! Я, может быть, неправильно поступила, что не отправила тебе того письма, которое написала в ответ на твое. Я, наверное, должна была его послать, и я могла бы — передать с доктором Мореллем, который сегодня уехал из Берлина. Но я перечитала свое письмо, и мне стало смешно и стыдно за себя. Ты пишешь о таких сложных вещах, о которых нужно много думать, чтобы их понять, а я со своей вечной торопливостью и папиной привычкой всех поучать отвечаю совсем не так, как ты, наверное, ждешь от меня. Но теперь у меня появится время обдумать все; теперь я смогу много думать и меньше куда-то торопиться. Мы сегодня днем переехали в бомбоубежище; оно устроено почти под самой рейхсканцелярией канцлера. Тут очень светло, но так тесно, что некуда пойти; можно только спуститься ещё ниже, где теперь кабинет папы и сидят телефонисты. Не знаю, можно ли оттуда звонить. Берлин очень сильно бомбят и обстреливают из пушек, и мама сказала, что тут безопасно, и мы сможем подождать, пока что-то решится. Я слышала, говорили, что самолеты все ещё взлетают, и папа мне сказал, чтобы я была готова помочь маме быстро собрать маленьких, потому что мы, может быть, улетим, на юг. Я буду думать над твоим письмом и буду писать каждый день, как ты это делал для меня во время той болезни… Мне бы хотелось улететь! Здесь повсюду такой яркий свет, что даже если закрыть глаза, то все равно светло, как будто солнце светит в голове, и лучи выходят прямо из глаз. Наверное, от этого света я все время себе представляю тот корабль, на котором вы плыли в Америку: как будто я с вами: мы сидим на палубе — ты, Анхен и я и смотрим на океан. Он вокруг, он повсюду, он очень светлый, мягкий и весь переливается. И мы качаемся на нем и как будто никуда не движемся. А ты говоришь, что это только так кажется; на самом деле мы очень быстро плывем к нашей цели. А я спрашиваю тебя — к какой цели? Ты молчишь, и Анхен молчит: мы обе ждем ответа от тебя. Только что заходил папа, спросить, как мы устроились, и велел ложиться спать. Я не легла. Потом мы с ним вышли из спальни, и он мне сказал, чтобы я помогала маленьким и маме. Он мне сказал, что теперь многое изменилось, и он очень на меня рассчитывает. Я спросила: «Ты будешь мне приказывать?» Он ответил: «Нет. Больше никогда». Генрих, я не победила! Нет, это не победа. Ты был прав: нельзя, глупо желать победить волю родителей. Можно только оставаться самим собой и дождаться. Как ты был прав! Я прежде не могла выносить его взгляда, этого его выражения, с каким он выговаривает и Гюнтеру, и герру Науману и мне! А теперь мне стало его жалко. Лучше бы он накричал. Я пойду спать. Пусть он думает, что я подчинилась. Анхен бы не одобрила. Но ты все понимаешь, все, все! Мне так грустно. Лучше бы мы остались наверху. … …Приходила Блонди. Она привела щенка. Ты помнишь Блонди? Она внучка Берты. Блонди, наверное, как-то отвязалась, и я её решила отвести вниз.. Папа не велел туда ходить без разрешения. А я, решившая быть послушной.., я пошла. Я хотела только отвести Блонди фрейлейн Браун, но вспомнила, что она очень её не любит. И я села с Блонди в одной комнатке и стала ждать. Блонди на всех рычала, кто заходил, и вела себя странно. За ней пришел герр Гитлер, она только с ним пошла. Герр Гитлер мне сказал, что я могу ходить здесь повсюду, где мне хочется. Я не просила; он сам мне разрешил. Может быть, я этим воспользуюсь. Здесь, внизу, все выглядит странно; иногда я не узнаю знакомых мне людей: у них другие лица и другие голоса. Помнишь, ты мне говорил, что после той болезни ты не мог никого сразу узнавать? Я тогда не могла тебя понять, а теперь понимаю. Я тоже как будто чем-то переболела. Если бы можно было поплавать с Людвигом! Я забыла тебя спросить, сколько живут дельфины! Я тебе признаюсь: я написала рассказ про Людвига, как он спас одного мальчика. Это не совсем все, как было; есть и мои фантазии. Мне так хочется тебе его показать. Я в этом рассказе думала над каждым словом. Я завтра тоже буду писать только важное, а то, наверное, тебе будет скучно читать про то, как я тут ничего не делаю, и мысли все разбежались. Мне почему-то хочется просто сидеть и писать тебе, просто так, обо всем: я представляю себе, что мы как будто сидим в нашей беседке, в Рейдсхольдсгрюне и разговариваем. Но я это вижу недолго — опять корабль, океан… Мы не плывем, никуда не движемся, но ты говоришь, что это не так. Откуда ты это знаешь? Если бы я могла показать тебе рассказ, ты бы сказал, есть ли у меня способности или нет? И что важнее: талант или опыт, знания? Что интереснее в пересказе? Папа мне говорил, что в моем возрасте исписал ворохи бумаги, но все зря, потому что в таком возрасте нечего сказать и нужно помнить — из «Фауста»: …кто мыслью беден и усидчив, кропает понапрасну пересказ заимствованных отовсюду фраз, все дело выдержками ограничив». А я сейчас вспомнила другие строчки: «Когда всерьез владеет что-то вами, не станете вы гнаться за словами…» Я написала рассказ, потому что очень люблю Людвига. Я его люблю больше почти всех живых существ на свете, хоть он всего лишь дельфин. Он ведь тебя вылечил. Опять заходил папа. Он сказал, что все с нами будет хорошо. Мама плохо себя чувствует; у нее болит сердце, и мне приходится быть с маленькими. Мои сестрички и брат ведут себя хорошо и меня слушаются. Папа велел разучить с ними две песни Шуберта. Я пела им твою любимую; они повторяли, на слух. Еще я стала им читать на память из «Фауста»; они слушали внимательно, с серьезными лицами. Хайди ничего не понимает, думает, что это английская сказка. А Хельмут спросил, может ли и к нам тоже прилететь Мефистофель. И знаешь, что мы все начали после этого делать? То есть это, конечно, я предложила, а они поддержали. Сначала я думала, что это будет просто игра, развлечение для маленьких. Мы стали загадывать, кто и о чем бы попросил Мефистофеля! Я и сама стала загадывать, а потом опомнилась. Я им объяснила, кто такой Мефистофель и что не нужно ни о чем просить, даже если он вдруг сюда явится. И я решила с ними помолиться, как учила бабушка. Когда мы стали молиться, к нам зашел папа. Он ничего не сказал, только стоял молча и слушал. При папе я не смогла молиться. Нет, он ничего не сказал, даже не усмехнулся. Он так смотрел, словно и сам хотел помолиться с нами. Я раньше не понимала, почему люди вдруг молятся, если не верят в бога. Я не верю; в этом я тверда. Но я молилась, как бабушка, которая тоже тверда — в вере. Помнишь, Генрих, это был тот вопрос, который ты мне задавал в последнем письме: верю ли я в бога? В том письме, которое я не отправила, я тебе легко ответила, что не верю. И вот теперь я уже твердо повторю: я не верю. Я это навсегда тут поняла. Я не верю в бога, но, получается, подозреваю, что есть дьявол? То есть искушение. И что здесь оно грязное. Я же молилась, потому что… мне захотелось… умыться, вымыться даже или… хотя бы вымыть руки. Не знаю, как ещё это объяснить. Ты подумай над этим, хорошо? Ты как-то все умеешь соединить или распутать. Ты мне говорил, что нужно изучать логику. Я буду изучать, я вообще решила, что, когда мы вернемся домой, я попрошу папу дать мне те книги, о которых ты мне писал. Я их возьму с собой, когда мы уедем на юг. 23 апреля. Нас не выпускают гулять в сад. Очень много раненных осколками… …Я вижу все меньше знакомых мне людей. Они прощаются с папой и мамой так, точно уходят на час или на два. Но они больше не возвращаются. Сегодня мама привела нас к герру Гитлеру, и мы пели Шуберта. Папа на губной гармошке пробовал играть «Соль минор» Баха. Мы смеялись. Герр Гитлер обещал, что скоро мы вернемся домой, потому что с юго-запада начался прорыв большой армии и танков. Я сегодня три раза спускалась вниз, и я видела министра фон Риббентропа. Я слышала, что он говорил герру Гитлеру и папе: он не хотел уходить, просил его оставить. Папа его убеждал, а герр Гитлер сказал, что от дипломатов теперь нет пользы, что, если министр хочет, пусть возьмет автомат — это лучшая дипломатия. Когда фон Риббентроп уходил, у него текли слезы. Я стояла у двери и не могла себя заставить отойти. Я подумала: а какая же от нас польза? Я бы все равно осталась с папой и мамой, но маленьких хорошо бы отсюда увезти. Они тихие, почти не играют. Мне тяжело на них смотреть. Если бы мне с тобой поговорить хоть минутку! Мы бы придумали что-нибудь. Ты бы придумал! Я точно знаю, ты бы придумал, как убедить папу и маму отослать маленьких, хотя бы к бабушке. Как мне их убедить?! Я не знаю… …(несколько раз, очень тщательно зачеркнуто). 25 апреля. Я сердита на маму. Она мне сказала, что попросила доктора Швегерманна дать мне пилюлю, от которой я спала весь день. Мама говорит, что я стала нервная. Это неправда! Я просто не все могу понять, а мне никто не объясняет. Сегодня герр Гитлер очень сильно кричал на кого-то, а когда я спросила — на кого, папа накричал на меня. Мама плачет, но ничего не говорит. Что-то случилось. Хельмут ходил вниз и там слышал, что говорила фрейлейн Кристиан, секретарь-машинистка, что Геринг — предатель. Но это же неправда, зачем же повторять?! Только странно, что он не может никого прислать, потому что я видела генерала Грейма и его жену Ханну: они прилетели на самолете с юга. Значит, можно и улететь отсюда? Если самолет маленький, можно посадить только малышей, даже без Хельмута. Он сказал, что останется с папой, мамой и со мной, а Хильда пока будет ухаживать за малышами. Это было бы правильно, но все-таки лучше бы Хельмут тоже улетел. Он плачет каждую ночь. Он такой молодец: днем смешит всех и играет с Хайди вместо меня. Генрих, я только сейчас стала чувствовать, как я их люблю — Хельмута и сестренок! Они немножко подрастут, и ты увидишь, какие они! Они могут быть настоящими друзьями, хоть ещё и такие маленькие! И опять я вспоминаю, как ты был прав, когда писал — как это здорово, что у меня их так много, что я впятеро счастливая, а ты и Анхен — только вдвое. Я их очень люблю… Сейчас прилетел ещё один самолет; он сел на Ост-Весте… Генрих, я видела твоего папу!!! Он здесь, он с нами!!! Я тебе сейчас все расскажу! Он сейчас спит. Он очень устал. Он прилетел на каком-то смешном самолете и сказал, что сел «на голову русским». Сначала его никто не узнал, потому, что он был с бородой, усами и в парике, и в форме фельдфебеля. Его узнала только Блонди; она поставила ему на грудь лапы и виляла хвостом. Это мне рассказала мама. Я побежала к нему, и он — ты только подумай — он хотел меня взять на руки, как раньше!!! Мы так смеялись, хохотали! Он сказал, что я тут вытянулась, как росток без света. Мама сказала, чтобы я закончила письмо, потому что его можно передать. Я не знаю, как закончить: я ещё ничего тебе не сказала. Генрих, я … (эти два слова тщательно зачеркнуты, но читаются). Сегодня почти час не обстреливали. Мы выходили в сад. Мама говорила с твоим папой, потом у нее заболело сердце, и она присела отдохнуть. Твой папа нашел для меня крокус. Я его спросила, что с нами будет. Он сказал, что хочет нас отсюда забрать. Но ему нужен другой самолет; он его раздобудет и прилетит за нами и за мамой. «Если не прилечу, значит, меня сбили. Тогда выйдете под землей. Вас выведет сахиб». Я видела, как мама кивнула ему. У нее было светлое лицо. Он сказал мне, чтобы я не боялась. Я спросила его, что будет потом: с моим папой, с твоим дядей Рудольфом, вообще с немцами, и что будет с ним, если его возьмут в плен? Он ответил, что таких игроков, которые не справились, выводят из команды. Но команда продолжит игру — чтобы я это твердо помнила. Я спросила: как же её продолжить, если все разбомбили и взорвали — папа об этом все время говорил по радио? Мама на меня накричала, назвала несносной и бесчувственной. Твой папа взял нас обеих за руки и сказал, чтобы мы не ссорились, потому что в Германии наступает время женщин и что женщин победить нельзя. Начали обстреливать… … Сегодня 28-е. Нас вывезут через два дня. Или мы уйдем. Я сказала об этом маленьким. Они сразу стали собирать игрушки. Им плохо здесь! Они долго не выдержат. Мама закончила письмо нашему старшему брату Харальду. Она попросила меня показать ей мое письмо для тебя. Я сказала, что уже его отдала. Мне так стыдно. Я никогда до этого так не врала маме. Мне удалось прийти к твоему отцу на минутку вниз и спросить: нужно ли мне сказать тебе в письме что-то такое, что говорят, когда знают, что больше не встретятся? Он сказал: «На всякий случай скажи. Ты уже выросла, понимаешь, что ни фюрер, ни твой отец, ни я — никто из нас уже не может отвечать за свои слова, как прежде. Это уже не в нашей власти». Он меня поцеловал. Но твой папа честный. Я на всякий случай с тобой попрощаюсь. Сейчас мне нужно отдать письмо. Потом пойду наверх, к маленьким. Я им ничего не скажу. Раньше мы были мы, а теперь, с этой минуты, есть они и я. Генрих, ты помнишь, как мы с тобой убежали в нашем саду, в Рейхольсгрюне, и прятались целую ночь… Помнишь, что я тогда сделала и как тебе это не понравилось? А если бы я это сделала теперь? Ты тогда сказал, что целуются одни девчонки… А теперь? Можно, я представлю себе, что опять это сделала? Я не знаю, что ты ответишь.., но я уже… представила… Мне так хорошо, что у меня это есть, очень уже давно, с самого нашего детства, когда мы с тобой первый раз встретились. И что это выросло и теперь такое же, как у взрослых, как у твоей мамы к твоему отцу. Я всегда им так завидовала! Не думай, что я предательница. Я люблю папу и маму, я их не сужу, и это так и должно быть, что мы будем все вместе. Генрих… Генрих… Когда буду отдавать письмо, поцелую твоего папу. Хельга. P.S. По материалам журналистки Елены Съяновой (в начале 1990-х она оказалась в числе немногих, кто получил возможность работать в открывшемся на короткое время для исследователей трофейном архиве Генерального штаба Советской Армии): В 1958 году в Мюнхене состоялось судебное заседание делу «Об умерщвлении шестерых малолетних детей супругов Геббельс», на котором присутствовал американский журналист Герберт Линц. У него на руках оказалась копия протокола допроса Гельмута Кунца от мая 1945 года, в котором тот признался следователям СМЕРШа, что лично сделал детям Геббельсов усыпляющие уколы морфия и присутствовал при том, как Магда Геббельс своими руками давала своим детям яд. Перед заседанием Герберт Линц нанес визит Кунцу и предъявил копии допросов: — Таким образом, если я попрошу моих русских друзей представить подлинники ваших признаний от 1945 года, вы станете не свидетелем, а соучастником преступления, убийства детей, — сказал журналист Кунцу. — А если хотите, чтобы этого не случилось, расскажите правду мне. Кунц наотрез отказался разговаривать с «паршивым америкашкой». Тогда Герберт Линц назвал свое подлинное имя — Генрих Лей, сын бывшего вождя Трудового фронта Роберта Лея. В 1940 году в возрасте восьми лет мать увезла его из Германии, а в 1955-м он получил американское гражданство. И показал Кунцу ещё один документ — протокол осмотра советскими врачами тел детей Геббельсов. В протоколе говорилось, что на лице старшей, Хельги, имеются следы физического насилия. Тогда Кунц сделал последнее признание: — Произошло страшное… После смерти моих девочек во время бомбежки в 45-м это было самое страшное, что я видел в жизни. Она… Хельга… очнулась. И встала. По версии Кунца произошло следующее. Умертвить детей так никто и не решился. Тогда Геббельс перед принятием яда приказал: после того, как они с женой будут мертвы, сжечь их тела в комнате, закрыв все двери, но открыв двери в спальни детей. Этого будет достаточно… Когда горевшие тела Геббельсов кое-как затушили, и воздух стал очищаться, Хельга проснулась. Ей сказали о смерти родителей. Но она не поверила. Ей показали и якобы умерших сестер и брата, но она снова не поверила. Она стала их трясти и почти разбудила Гельмута. Все дети действительно были ещё живы. Но в бункере никому уже было не до детей! Оставшиеся вместе с Борманом готовились к прорыву под защитой бронетранспортера. Доктор Штумпфеггер сказал Кунцу, что Борман велел не оставлять Хельгу в живых. Эта рано повзрослевшая девочка — слишком опасный свидетель. Оба врача, Штумпфеггер и Кунц, предложили Борману взять детей с собой и использовать их для создания образа бегущей от обстрелов многодетной семьи, но Борман приказал не молоть вздор. По его мнению, волю родителей должно было выполнить! Кунц якобы пытался помешать. Но Штумпфеггер ударил его, а затем нанес и Хельге удар по лицу, затем вложил ей в рот капсулу с ядом и сжал челюсти. Потом засунул в рот по капсуле всем остальным детям. Доктор Гельмут Кунц умер в 1976 году в городе Фройденштадт. До последнего дня жизни он активно работал, имел обширную врачебную практику. О его причастности к убийству детей Геббельса никто и никогда больше не вспоминал. Генрих Лей умер в 1968 году от тяжелого нервного расстройства. В возрасте 36 лет. Останки детей Геббельсов в 1945 году были захоронены в пригороде Берлина. В ночь на 5 апреля 1970 года могилы были вскрыты, останки извлечены и сожжены. Пепел развеяли над Эльбой.» Прочесть полный материал можно в моём блоге.

Выбор редакции
17 июня, 11:51

Тюрьма Шпандау сегодня. Фото через 30 лет.

Оригинал взят у spandau_prison в Тюрьма Шпандау сегодня. Фото через 30 лет. Часть 1.Прошло 30 лет с того времени, как 17 августа 1987 года последний заключенный Межсоюзной тюрьмы Шпандау в Западном Берлине Рудольф Гесс покончил жизнь самоубийством. Хочу рассказать, как сегодня в 2017 году выглядит бывшая территория тюрьмы, сравнивая одни и те же места через 30 лет. Все фотографии 2017 года сделаны примерно с тем же ракурсом, что и ставшие уже историческими фотографии 30-летней давности.Советские и американские военнослужащие фотографируются на память у тюремной стены после смены караула. Вдали видно служебное здание, использовавшееся для отдыха караулов союзников.В 2017 году на этом месте проходит дорога и размещается автомобильная стоянка. От тюремной стены не осталось и следа, но сохранилось здание на заднем фоне и деревья.*****Советский караул и командование роты на фоне главного тюремного здания и тюремных ворот после сдачи караула.Автомобильная стоянка и здание нового торгового центра расположились сегодня на этом месте.*****Смена часовых советского и американского караулов на посту №7 у караульного помещения.Подсобные помещения торгового центра размещаются сегодня на этом месте.*****Советский караул фотографируется на фоне ворот и главного здания тюрьмы Шпандау.Пустырь и торговый центр на этом же месте в 2017 году.*****17 августа 1987 года. Толпа любопытных людей собралась напротив ворот тюрьмы Шпандау, заслышав весть о смерти последнего заключенного.2017 год. О прежнем месте напоминает автомобильная дорога, да неизменный фонарный столб, служащий уже более трех десятилетий.*****Вид с воздуха на Межсоюзную тюрьму Шпандау.Вид со спутника на территорию, где 30 лет назад находилась тюрьма Шпандау.*****Продолжение следуетОригинал взят на сайте http://spandau-prison.com/tjurma-shpandau-segodnja/

12 июня, 06:44

Неизвестные документы Нюрнбергского трибунала. Третий аффидевит Гауса?

В предыдущих публикациях "Первый аффидевит Гауса" и "Второй аффидевит Гауса" подробно разобраны показания под присягой, данные Фридрихом Гаусом в ходе Нюрнбергского процесса 15 марта и 11 апреля 1946г. Как в советских (российских), так и в зарубежных исторических изданиях ни о каких других аффидевитах Гауса в ходе данного судебного процесса никогда ничего не говорилось. Но интересный документ нашелся в российском архиве.

01 июня, 22:14

Третий и Четвёртый рейх:

Как то так получилось, что все современные союзники США-Англии это и бывшие союзники Третьего Рейха. Можно сказать, что возникает Четвёртый рейх. Где роль немцев взяли на себя англо-саксы. (Кстати, генетические наследники германцев, как и современные немцы.)И наоборот: те народы, кто противостоял Третьему Рейху, так же противостоят и Четвёртому.Знаете, зачем Рудольф Гесс улетел в Англию? Гитлер и его заместитель Гесс, считали досадным недоразумением, что Англия не их союзник. И предложили исправить это недоразумение. Для совместных дальнейших завоеваний.Англичане с подачи США заявили, что условием этого должно стать полная реабилитация евреев в Германии, возврат их имущества и выдача компенсации пострадавшим от террора.Гитлер и Гесс сказали, что это не реально в сложившихся условиях по внутри политическим причинам.Союз не состоялся. Гитлер объявил Гесса сумасшедшим и начал настоящую войну с Англией.Если кто помнит, то до этого была "Странная война". Когда война формально была, а боевых действий не было. Вот это время и велись закулисные переговоры Англии, стоящими за ней США и Германии.Поскольку переговоры на уровне агентов долго не давали результата, то послали в Англию заместителя Гитлера - Гесса, чтобы он придал новый импульс. Но не получилось. Разногласия по еврейскому вопросу были слишком серьёзны.Сейчас то препятствие устранено...

11 мая, 11:00

Главная загадка Второй мировой: зачем ближайший соратник Гитлера сбежал от него?

10 мая 1941 года произошло одно из самых загадочных событий Второй мировой войны, до сих пор будоражащее умы исследователей. Рудольф Гесс, ближайший соратник Гитлера, не сказав никому ни слова, сел в самолёт и выпрыгнул с парашютом над территорией Англии. Изумлённым англичанам он заявил, что прибыл с миссией мира — убедить их отказаться от войны. Это было столь же странно и нелепо, как если бы в 1943 или 1944 году с парашютом над Берлином выпрыгнул Молотов или Маленков. Лайф разобрался в самой загадочной истории Второй мировой войны. Вместе с Гитлером Гесс познакомился с Гитлером в самом начале его восхождения к власти, когда будущий фюрер ещё выступал в пивных залах и его приходила послушать сотня-другая человек. Хотя их происхождение различалось: Гитлер был перебивавшимся с хлеба на воду художником, а Гесс — сыном преуспевающего бизнесмена. Но они оба добровольно ушли на фронт в первые дни Первой мировой, охваченные патриотическим порывом. Оба имели награды за храбрость, ранения и прошли всю войну до самых последних её дней. Гесс очень тяжело переживал крушение империи и победу социал-демократов, поэтому яркие и эмоциональные речи Гитлера находили в его душе самый живой отклик. Гесс стал буквально боготворить Гитлера, который, в свою очередь, проявил неожиданный интерес к Гессу. Обычно Гитлер был равнодушен к соратникам. Они были настолько близкими, что вплоть до самой женитьбы Гесса в 1927 году ходили слухи о том, что вождя НСДАП и Гесса связывает нечто гораздо большее, чем просто дружба. Именно Гесс помогал Гитлеру редактировать его книгу-манифест, написанную за время заключения. Он же подобрал для неё громкое и запоминающееся название — "Моя борьба" (Гитлер хотел назвать её "4,5 года борьбы против лжи, глупости и предательства"). После выхода из тюрьмы Гитлер попросил Гесса стать его личным секретарём. НСДАП во второй половине 20-х уверенно набирала силу, и, казалось бы, незначительная должность сделала Гесса одним из самых влиятельных людей в партии. После прихода нацистов к власти большую часть времени Гитлера стали занимать государственные дела, и он больше не мог уделять много внимания партии. Поэтому специально для Гесса была учреждена должность заместителя фюрера, который получил всю полноту власти в партийных делах. Гитлер, любивший выступать с речами, не мог находиться в нескольких местах одновременно, поэтому там, куда Гитлер не мог поехать, от его имени выступал Гесс.  Положение Гесса и его должность были уникальными. Он не подчинялся вообще ни одному ведомству или руководителю, за исключением лично Гитлера.  Связи с англичанами В 30-е годы было ясно, что мир, установленный Версальским договором, скоро рухнет, что повлечёт за собой новую войну. Но кого с кем? Конфигурации альянсов ещё были неясны. То, что Франция — извечный противник Германии в силу своего географического положения, это понятно. Но как быть с Британией? Все предыдущие неудачи немцев были из-за того, что они ввязывались в конфликт с англичанами. А что если в этот раз не воевать с ними, а договориться совместно править миром? Такие мысли синхронно стали возникать как у немцев, так и у англичан применительно к Германии. Так возникли две организации. В Германии появилось Общество германо-британской дружбы, которое опекали Риббентроп и Гесс. В Англии появилось Общество англо-германского товарищества. Не стоит обманываться неброским названием: в обществе состояли очень влиятельные сторонники дружбы с Германией. Например, глава Банка Англии Монтегю Норман, известный очень близкой дружбой с министром экономики рейха Ялмаром Шахтом (Норман даже был крёстным его внука). В конце концов, главным сторонником дружбы с Германией был новый британский король Эдуард VIII, публично высказывавший симпатии немецкому режиму. Все 30-е годы в Англии шла незримая борьба между двумя властными группировками, кардинально расходившимися во взглядах по германскому вопросу. Одна выступала за превентивную войну, вторая считала, что Германии и Британии нечего делить и они должны договориться. Поначалу верх брала "партия мира". Немцам в 1935 году удалось заключить с Англией морское соглашение, фактически снимавшее ограничения на развитие немецкого флота и в одностороннем порядке отменявшее ограничения, наложенные на Германию Версальским миром. Немцы очень активно пытались поддержать своих "друзей". Одним из наиболее активных проводников британской политики, наряду с Риббентропом, стал Гесс, имевший репутацию одного из главных англофилов рейха. Он приглашал в Германию британских аристократов и депутатов, организовывал им пышный приём, а затем лично убеждал, что Германии и Англии делить нечего и они могли бы вместе править миром, объединив свои усилия против главного врага цивилизации — большевизма. Однако в 1936 году "партия войны" нанесла своим соперникам сокрушительный удар, добившись отречения Эдуарда VIII, чьи симпатии к Гитлеру и Муссолини уже не были ни для кого секретом. Дабы соблюсти приличия, свержение короля было оформлено как добровольное отречение от престола "ради любви". Сразу же после этого Эдуарда изгнали из страны, и первым делом он отправился в Германию, где его принимали на высшем уровне. Гесс лично пригласил Эдуарда к себе в гости, и тот провёл у него целый вечер.  Тем не менее до 1939 года англичане продолжали политику умиротворения, которая создавала ложное впечатление, что позиции "партии мира" всё ещё сильны. Это подтолкнуло Гитлера к решению польского вопроса. По условиям Версальского мира Восточная Пруссия была отрезана от Германии по суше, поскольку Польше были переданы Данциг и часть суши, получившая название Польский коридор. Было очевидно, что Гитлер попытается это изменить. Англия дала Польше гарантии независимости, подписав союзный договор. Нацистское руководство всё ещё верило, что англичане не решатся на войну, и потребовало от Польши Данциг и Польский коридор для соединения с Кёнигсбергом. Однако поляки, окрылённые поддержкой англичан и французов, отказали. В ходе краткосрочной военной кампании польские войска были разбиты, и Гитлер, добившийся своих целей, предложил всем воюющим державам созвать мирную конференцию для определения новых границ. По этим условиям западная часть Польши переходила к немцам, а центральная часть становилась полунезависимым государством. Однако англичане и французы отказались вести переговоры на этих условиях. Гитлер, более не чувствующий себя связанным какими-либо ограничениями, начинает военные действия по всей Европе. Начинается самая жестокая война в истории человечества. Война и мир Быстрый разгром Франции привёл к тому, что Англия оказалась в одиночестве, а ситуация превратилась в патовую. Англичане не имели армии, чтобы сражаться с вермахтом в одиночку, но были надёжно защищены морем. Немцы из-за подавляющего превосходства британского флота не могли высадить десант. В этой обстановке вновь усилилась борьба между партиями "мира" и "войны". Сторонники мира призывали найти какое-то компромиссное решение, которое устроит всех и не допустит повторения кошмарной европейской бойни 1914 года. Сторонники войны, в первых рядах которых был Черчилль, теперь ставший премьер-министром, считали, что мир лишь даст небольшую передышку, Гитлер уже вкусил побед и сам уже не остановится. Поэтому надо сражаться в одиночку и ждать, когда появятся новые союзники. Немцы весь 1940 год вели неформальные переговоры через посредников, пытаясь прозондировать почву на предмет заключения мира. Гитлеру до Британии не было никакого дела, ему требовалась только свобода действий на континенте. После победы над Францией немцы делают англичанам ещё одно предложение приступить к мирным переговорам. Но Черчилль понимает: немецкий мир — не самое лучшее, что ждёт Британию. Во-первых, это означает крах карьеры Черчилля и возвращение на престол Эдуарда VIII, во-вторых, в случае триумфа Германии на континенте британской гегемонии придёт конец и начнётся упадок империи. В-третьих, Германия превратится в такую силу, с которой британцы точно не смогут совладать, и рано или поздно им придётся подчиниться. Полёт Гесса Однако попытки "принудить Британию к миру" путём бомбардировок её территории и потопления морских судов привели к обратному результату. "Партия мира", прежде влиятельная, потеряла всякую поддержку. Не добившись бомбардировками ничего, Гитлер повернул взгляд на восток. Он рассчитывал разгромить СССР в быстротечной кампании и тем самым одним выстрелом убить двух зайцев: и "расширить жизненное пространство", и лишить Британию последней надежды. Гесс драматично переживал бомбардировки Британии и разрывался между верой в гений фюрера, который лучше всех знает, что делать, и своими собственными взглядами, согласно которым Англии и Германии предначертано совместно править миром. Кроме того, начавшаяся война несколько ослабила позиции Гесса. Больший вес получили военные ведомства. В государственной иерархии он превратился из второго человека после Гитлера в третьего, поскольку его обошёл Геринг. В голове у Гесса рождается план: спасти цивилизацию, помирив родственные народы. Для этой цели он решает отправиться в Англию в одиночку. Свой план он готовит несколько месяцев, начиная с осени 1940 года. В Англии он устанавливает контакт с герцогом Гамильтоном — видным аристократом и дальним родственником королевской семьи, с которым он познакомился ещё на Олимпиаде 1936 года и который до войны был сторонником "партии мира". Переписка с Гамильтоном уверила его, что позиции сторонников мира с Германией сильны как никогда, и он решил действовать. Дважды он отменял свой секретный вылет и только на третий раз, 10 мая 1941 года, отправился в полёт. Гороскопы обещали успех всем начинаниям этого дня. В плену Передав через своих адъютантов прощальное письмо фюреру, Гесс улетел втайне от всех. Британская ПВО быстро засекла его самолёт, однако Гесс спустился к земле и ушёл от перехватчиков. Ему так и не удалось найти поместье Гамильтона, поэтому он выпрыгнул с парашютом и тут же сдался в плен местным ополченцам, назвавшись чужим именем и потребовав встречи с Гамильтоном. Гесс был в немецкой военной форме, т.к. опасался, что без формы его примут за шпиона и расстреляют на месте. Гамильтон прибыл на следующее утро и не узнал Гесса (или сделал вид, что не узнал). Тогда же он назвал своё настоящее имя и заявил, что прибыл с миссией мира. Следующие несколько дней Гесса допрашивали в попытке выяснить его истинные намерения. Он заявил, что Германия великодушно предлагает Британии мир, чтобы избежать ненужной войны. В ответ она желает смещения правительства Черчилля и свободы действий в континентальной Европе. Вопреки ожиданиям, Британия не стала использовать столь мощный козырь и не вела пропагандистской кампании в связи с перелётом Гесса, что вызвало многочисленные подозрения в том, что англичане ведут свою игру. Уже через несколько дней, когда стало ясно, что Гесс не очень хорошо осведомлён о дальнейших планах немецкого руководства, спецслужбы потеряли к нему интерес, и до конца войны Гесс содержался как военнопленный.  В Германии Гесс был объявлен сумасшедшим, его имя было вычеркнуто отовсюду, а сам полёт Гесса вызвал у Гитлера приступ ярости, впрочем, нельзя исключать, что это было лишь искусной игрой, призванной смягчить эффект от провала. Тайна Гесса До сих пор остаётся загадкой, зачем всё-таки Гесс решился на столь сомнительное мероприятие. Существует множество версий о причинах, побудивших заместителя Гитлера к этому полёту.  — Гесс полетел в Англию по приказу фюрера. Это была последняя отчаянная попытка Германии избежать войны на два фронта, поэтому Гитлер отправил на столь ответственное дело своего самого доверенного человека. Мир был гораздо нужнее Германии, опасавшейся повторения ошибки 1914 года — войны на два фронта. Косвенным подтверждением этой версии служат воспоминания Карла Вольфа, который незадолго до конца войны по поручению Гитлера пытался наладить контакты с американцами по поводу мира. По словам Вольфа, Гитлер сказал ему, что если его начинание провалится, то он "поступит с ним, как с Гессом", то есть объявит сумасшедшим и предателем. — Полёт Гесса был его личной инициативой. Гесс, известный своими симпатиями к Англии, тяжело переживал начавшуюся войну между народами. — Гесса заманили в ловушку британские спецслужбы. Операция, безусловно, была бы огромной победой, поскольку речь шла не о генерале и даже не о министре, а о самом доверенном человеке Гитлера. При любом раскладе попадание Гесса в руки англичан наносило серьёзный урон режиму Гитлера.  В пользу этой версии свидетельствует несколько фактов. Гамильтон, прибывший по требованию Гесса на встречу с ним, заявил, что не узнаёт его и знать не знает ни о какой переписке, которую он якобы вёл несколько месяцев. От имени Гамильтона могли вести её либо спецслужбы (даже не сообщая ему об этом), либо он сам делал это под их строгим контролем.  Переписка "Гамильтона" и Гесса исчезла практически сразу же, и её никто не видел, но можно предположить, что речь в письмах шла о серьёзном движении за мир в британских властных кругах и, возможно, даже о заговоре против Черчилля.  — Гесс с самого начала был агентом английских/американских спецслужб. Достаточно маргинальная конспирологическая теория. Она гласит, что Гесс с самого начала был внедрён в окружение перспективного политика Адольфа Гитлера и быстро завоевал доверие, а затем исправно передавал информацию о нём. Однако эта версия совершенно не объясняет, зачем понадобилось "выдёргивать" столь ценного агента в 1941 году. Жизнь и смерть в Шпандау Нюрнбергский трибунал приговорил Гесса к пожизненному заключению. Он отбывал его в тюрьме Шпандау вместе с другими осуждёнными трибуналом. В 1966 году были освобождены Шпеер и фон Ширах, и с этого момента на протяжении 21 года Гесс оставался единственным заключённым этой тюрьмы. С этого момента в Германии разворачивается движение за помилование Гесса. В поддержку помилования высказывался знаменитый художник Курт Хиллер, при Гитлере оказавшийся в концлагере как трижды враг рейха. За его освобождение высказался и Сефтон Делмер — один из самых влиятельных британских специалистов по пропагандистской войне с Германией. Сторонники помилования Гесса указывали на то, что самые жестокие преступники, осуждённые за уничтожение и преследование десятков тысяч человек, за самые жестокие эксперименты над людьми, давно уже отпущены и гуляют на свободе, а Гесс — уже давно безобидный старик. Но сторонники освобождения своего не добились. В августе 1987 года тело 93-летнего Гесса была обнаружено в садовом домике тюрьмы. По официальной версии, он покончил с собой, пробыв в заключении 46 лет. Многие усомнились в официальной версии, особенно активно — сын Гесса. По его мнению, 93-летний старик, который был настолько стар и дряхл, что практически был не в состоянии даже ухаживать за собой, не мог совершить самоубийство указанным в официальном заключении способом — хотя бы потому, что для этого надо было проявить недюжинные для его возраста и физического состояния сноровку и ловкость, чтобы уложиться в несколько минут, пока рядом отсутствовал охранник. Кроме того, патологоанатом обнаружил у него ушибы и переломы рёбер, однако официально записал их как "полученные в рамках реанимационных мероприятий". Гесс оставил предсмертную записку, однако его родственники по ряду косвенных фактов заметили, что она была написана в 60-е годы, когда Гесс сильно заболел и несколько дней находился на грани жизни и смерти. Сын Гесса был уверен, что отца убили агенты британских спецслужб. Он даже называет мотив: Горбачёв в рамках новой политики и "ветра перемен" был согласен на помилование Гесса по гуманитарным соображениям. Но это не входило в планы англичан, которые опасались, что освобождение Гесса вызовет приток журналистов и он расскажет какую-то тайну, которую мир не должен узнать. Поэтому они подослали к нему двух агентов спецслужб, которые и задушили Гесса, инсценировав самоубийство.

06 мая, 08:27

Любовь против нацизма: история человека, который отказался зиговать Гитлеру

Накануне 9 мая обычно рассказывают о великих победах и горьких поражениях, просчетах политиков и разведки, публикуют секретные официальные документы и снова рассуждают о том, что могло бы изменить ход истории. И порой забывают помянуть самых обычных людей, оказавшихся в центре событий. Это не активисты, не политики, от решения которых многое зависело. Это самые обычные люди. Но у них есть своя история маленькой борьбы. Ruposters рассказывает об Августе Ландмессере - человеке со знаменитой фотографии, который не поднял руку, чтобы поприветствовать Гитлера в 1936 году. Умереть за идеалы

06 мая, 05:31

Дочь Геббельса

Bo4kaMeda Эту девочку фоторепортеры снимали чаще всего, Хельга считалась любимицей Гитлера. Он был крестным всех детей Геббельса, но старшую, которую при крещении держал на руках, всегда выделял. Всех своих детей Геббельсы называли именами на букву "Н" в честь Гитлера (Hitler) - Хельга, Хильда, Хельмут, Хольда, Хедда, Хейда… По совпадению, сын Магды от предыдущего брака тоже носил имя на букву "Н" - Харальд. После развода родителей мальчик остался жить с отцом, но, женившись на Магде, Геббельс очень быстро нашел общий язык с пасынком, подружился с ним, и Харольд вскоре переехал в новую семью к матери. Это единственный из оставшийся в живых детей Магды: в конце апреля 1945 он находился в лагере военнопленных в Северной Африке. В 1944-м Харальд служил лейтенантом в люфтваффе, в Италии был ранен и арестован союзными войсками. В прощальном письме Магда написала своему первому сыну: "Мир, который придет после Фюрера, не стоит того, чтобы в нем жить. Поэтому я и беру детей с собой, уходя из него. Жалко оставить их жить в той жизни, которая наступит. Милостивый Бог поймет, почему я решилась сама взяться за своё спасение". Магда Геббельс Гитлера боготворила. В 1938 году именно он спас их семью от развода. Геббельс тогда увлекся чешской актрисой Лидой Бааровой. Настолько серьезно, что даже пытался покончить с собой, когда Гитлер по просьбе Магды потребовал прекратить роман. Геббельс в ответ подал прошение об отставке, надеясь развестись с женой и уехать с Бааровой за границу. Гитлер прошение не принял. Баарову вернули на родину, а Геббельса - в лоно образцовой арийской семьи. 22-го апреля 1945 года около 17.00 Геббельс вместе с женой Магдой и шестью детьми покинули свою квартиру на Герман Геринг Штрассе и спустились в бункер фюрера. Навсегда. По официальной версии, вечером 1 мая 1945 года 12-летнюю Хельгу, 11-летнюю Хильду, 9-летнего Хельмута, 8-летнюю Хольду, 6-летнюю Хедду и 4-летнюю Хедду уложили спать. К ним вошла мать и сказала: "Не бойтесь. Доктор сделает вам укол, который делают детям и настоящим солдатам", после чего покинула комнату. По словам дантиста Геббельсов Гельмута Кунца, он сделал инъекции морфия "сначала двум старшим девочкам, затем мальчику, а затем остальным детям, что заняло около 10 минут". После этого Магда принесла в комнату капсулы с синильной кислотой. Умертвить собственноручно детей она была не в состоянии и попросила об этом Кунца, но тот отказался, ссылаясь на то, что совсем недавно потерял своих двух дочерей во время авианалета. Тогда Магда позвала доктора Штумпфеггера (слева на фото). Хирург, оберштурмбаннфюрер СС Людвиг Штумпфеггер принадлежал к числу доверенных лиц шефа СС Генриха Гиммлера. По неподтвержденным данным, он вложил детям во рты раздавленные ампулы, повлекшие скорую смерть. Все эти несколько дней жизни в бункере Хельга писала письмо своему другу, Генриху Лею. Он был племянником Рудольфа Гесса и сыном Роберта Лея, рейхсляйтера и обергруппенфюрера СА. Дети были ровесниками, знали друг друга с детства, дружили. Копия письма Хельги была передана Гельмутом Кунцем сотрудникам СМЕРШа в мае 1945 года. Оригинал он до ареста успел отдать кому-то из членов своей семьи. Еще одну копию уже после своего освобождения из советского лагеря Кунц отдал Генриху Лею, которому оно и было адресовано. (Публикуется с сокращениями) Мой дорогой Генрих! Я, может быть, неправильно поступила, что не отправила тебе того письма, которое написала в ответ на твое. Я, наверное, должна была его послать, и я могла бы - передать с доктором Мореллем, который сегодня уехал из Берлина. Но я перечитала свое письмо, и мне стало смешно и стыдно за себя. Ты пишешь о таких сложных вещах, о которых нужно много думать, чтобы их понять, а я со своей вечной торопливостью и папиной привычкой всех поучать отвечаю совсем не так, как ты, наверное, ждешь от меня. Но теперь у меня появится время обдумать все; теперь я смогу много думать и меньше куда-то торопиться. Мы сегодня днем переехали в бомбоубежище; оно устроено почти под самой рейхсканцелярией канцлера. Тут очень светло, но так тесно, что некуда пойти; можно только спуститься еще ниже, где теперь кабинет папы и сидят телефонисты. Не знаю, можно ли оттуда звонить. Берлин очень сильно бомбят и обстреливают из пушек, и мама сказала, что тут безопасно, и мы сможем подождать, пока что-то решится. Я слышала, говорили, что самолеты все еще взлетают, и папа мне сказал, чтобы я была готова помочь маме быстро собрать маленьких, потому что мы, может быть, улетим, на юг. Я буду думать над твоим письмом и буду писать каждый день, как ты это делал для меня во время той болезни… Мне бы хотелось улететь! Здесь повсюду такой яркий свет, что даже если закрыть глаза, то все равно светло, как будто солнце светит в голове, и лучи выходят прямо из глаз. Наверное, от этого света я все время себе представляю тот корабль, на котором вы плыли в Америку: как будто я с вами: мы сидим на палубе - ты, Анхен и я и смотрим на океан. Он вокруг, он повсюду, он очень светлый, мягкий и весь переливается. И мы качаемся на нем и как будто никуда не движемся. А ты говоришь, что это только так кажется; на самом деле мы очень быстро плывем к нашей цели. А я спрашиваю тебя - к какой цели? Ты молчишь, и Анхен молчит: мы обе ждем ответа от тебя. Только что заходил папа, спросить, как мы устроились, и велел ложиться спать. Я не легла. Потом мы с ним вышли из спальни, и он мне сказал, чтобы я помогала маленьким и маме. Он мне сказал, что теперь многое изменилось, и он очень на меня рассчитывает. Я спросила: "Ты будешь мне приказывать?" Он ответил: "Нет. Больше никогда". Генрих, я не победила! Нет, это не победа. Ты был прав: нельзя, глупо желать победить волю родителей. Можно только оставаться самим собой и дождаться. Как ты был прав! Я прежде не могла выносить его взгляда, этого его выражения, с каким он выговаривает и Гюнтеру, и герру Науману и мне! А теперь мне стало его жалко. Лучше бы он накричал. Я пойду спать. Пусть он думает, что я подчинилась. Анхен бы не одобрила. Но ты все понимаешь, все, все! Мне так грустно. Лучше бы мы остались наверху. … …Приходила Блонди. Она привела щенка. Ты помнишь Блонди? Она внучка Берты. Блонди, наверное, как-то отвязалась, и я ее решила отвести вниз.. Папа не велел туда ходить без разрешения. А я, решившая быть послушной.., я пошла. Я хотела только отвести Блонди фрейлейн Браун, но вспомнила, что она очень ее не любит. И я села с Блонди в одной комнатке и стала ждать. Блонди на всех рычала, кто заходил, и вела себя странно. За ней пришел герр Гитлер, она только с ним пошла. Герр Гитлер мне сказал, что я могу ходить здесь повсюду, где мне хочется. Я не просила; он сам мне разрешил. Может быть, я этим воспользуюсь. Здесь, внизу, все выглядит странно; иногда я не узнаю знакомых мне людей: у них другие лица и другие голоса. Помнишь, ты мне говорил, что после той болезни ты не мог никого сразу узнавать? Я тогда не могла тебя понять, а теперь понимаю. Я тоже как будто чем-то переболела. Если бы можно было поплавать с Людвигом! Я забыла тебя спросить, сколько живут дельфины! Я тебе признаюсь: я написала рассказ про Людвига, как он спас одного мальчика. Это не совсем все, как было; есть и мои фантазии. Мне так хочется тебе его показать. Я в этом рассказе думала над каждым словом. Я завтра тоже буду писать только важное, а то, наверное, тебе будет скучно читать про то, как я тут ничего не делаю, и мысли все разбежались. Мне почему-то хочется просто сидеть и писать тебе, просто так, обо всем: я представляю себе, что мы как будто сидим в нашей беседке, в Рейдсхольдсгрюне и разговариваем. Но я это вижу недолго - опять корабль, океан… Мы не плывем, никуда не движемся, но ты говоришь, что это не так. Откуда ты это знаешь? Если бы я могла показать тебе рассказ, ты бы сказал, есть ли у меня способности или нет? И что важнее: талант или опыт, знания? Что интереснее в пересказе? Папа мне говорил, что в моем возрасте исписал ворохи бумаги, но все зря, потому что в таком возрасте нечего сказать и нужно помнить - из "Фауста": …кто мыслью беден и усидчив, кропает понапрасну пересказ заимствованных отовсюду фраз, все дело выдержками ограничив». А я сейчас вспомнила другие строчки: "Когда всерьез владеет что-то вами, не станете вы гнаться за словами…" Я написала рассказ, потому что очень люблю Людвига. Я его люблю больше почти всех живых существ на свете, хоть он всего лишь дельфин. Он ведь тебя вылечил. Опять заходил папа. Он сказал, что все с нами будет хорошо. Мама плохо себя чувствует; у нее болит сердце, и мне приходится быть с маленькими. Мои сестрички и брат ведут себя хорошо и меня слушаются. Папа велел разучить с ними две песни Шуберта. Я пела им твою любимую; они повторяли, на слух. Еще я стала им читать на память из "Фауста"; они слушали внимательно, с серьезными лицами. Хайди ничего не понимает, думает, что это английская сказка. А Хельмут спросил, может ли и к нам тоже прилететь Мефистофель. И знаешь, что мы все начали после этого делать? То есть это, конечно, я предложила, а они поддержали. Сначала я думала, что это будет просто игра, развлечение для маленьких. Мы стали загадывать, кто и о чем бы попросил Мефистофеля! Я и сама стала загадывать, а потом опомнилась. Я им объяснила, кто такой Мефистофель и что не нужно ни о чем просить, даже если он вдруг сюда явится. И я решила с ними помолиться, как учила бабушка. Когда мы стали молиться, к нам зашел папа. Он ничего не сказал, только стоял молча и слушал. При папе я не смогла молиться. Нет, он ничего не сказал, даже не усмехнулся. Он так смотрел, словно и сам хотел помолиться с нами. Я раньше не понимала, почему люди вдруг молятся, если не верят в бога. Я не верю; в этом я тверда. Но я молилась, как бабушка, которая тоже тверда - в вере. Помнишь, Генрих, это был тот вопрос, который ты мне задавал в последнем письме: верю ли я в бога? В том письме, которое я не отправила, я тебе легко ответила, что не верю. И вот теперь я уже твердо повторю: я не верю. Я это навсегда тут поняла. Я не верю в бога, но, получается, подозреваю, что есть дьявол? То есть искушение. И что здесь оно грязное. Я же молилась, потому что… мне захотелось… умыться, вымыться даже или… хотя бы вымыть руки. Не знаю, как еще это объяснить. Ты подумай над этим, хорошо? Ты как-то все умеешь соединить или распутать. Ты мне говорил, что нужно изучать логику. Я буду изучать, я вообще решила, что, когда мы вернемся домой, я попрошу папу дать мне те книги, о которых ты мне писал. Я их возьму с собой, когда мы уедем на юг. 23 апреля Нас не выпускают гулять в сад. Очень много раненных осколками… …Я вижу все меньше знакомых мне людей. Они прощаются с папой и мамой так, точно уходят на час или на два. Но они больше не возвращаются. Сегодня мама привела нас к герру Гитлеру, и мы пели Шуберта. Папа на губной гармошке пробовал играть "Соль минор" Баха. Мы смеялись. Герр Гитлер обещал, что скоро мы вернемся домой, потому что с юго-запада начался прорыв большой армии и танков. Я сегодня три раза спускалась вниз, и я видела министра фон Риббентропа. Я слышала, что он говорил герру Гитлеру и папе: он не хотел уходить, просил его оставить. Папа его убеждал, а герр Гитлер сказал, что от дипломатов теперь нет пользы, что, если министр хочет, пусть возьмет автомат - это лучшая дипломатия. Когда фон Риббентроп уходил, у него текли слезы. Я стояла у двери и не могла себя заставить отойти. Я подумала: а какая же от нас польза? Я бы все равно осталась с папой и мамой, но маленьких хорошо бы отсюда увезти. Они тихие, почти не играют. Мне тяжело на них смотреть. Если бы мне с тобой поговорить хоть минутку! Мы бы придумали что-нибудь. Ты бы придумал! Я точно знаю, ты бы придумал, как убедить папу и маму отослать маленьких, хотя бы к бабушке. Как мне их убедить?! Я не знаю… …(несколько раз, очень тщательно зачеркнуто). 25 апреля. Я сердита на маму. Она мне сказала, что попросила доктора Швегерманна дать мне пилюлю, от которой я спала весь день. Мама говорит, что я стала нервная. Это неправда! Я просто не все могу понять, а мне никто не объясняет. Сегодня герр Гитлер очень сильно кричал на кого-то, а когда я спросила - на кого, папа накричал на меня. Мама плачет, но ничего не говорит. Что-то случилось. Хельмут ходил вниз и там слышал, что говорила фрейлейн Кристиан, секретарь-машинистка, что Геринг - предатель. Но это же неправда, зачем же повторять?! Только странно, что он не может никого прислать, потому что я видела генерала Грейма и его жену Ханну: они прилетели на самолете с юга. Значит, можно и улететь отсюда? Если самолет маленький, можно посадить только малышей, даже без Хельмута. Он сказал, что останется с папой, мамой и со мной, а Хильда пока будет ухаживать за малышами. Это было бы правильно, но все-таки лучше бы Хельмут тоже улетел. Он плачет каждую ночь. Он такой молодец: днем смешит всех и играет с Хайди вместо меня. Генрих, я только сейчас стала чувствовать, как я их люблю - Хельмута и сестренок! Они немножко подрастут, и ты увидишь, какие они! Они могут быть настоящими друзьями, хоть еще и такие маленькие! И опять я вспоминаю, как ты был прав, когда писал - как это здорово, что у меня их так много, что я впятеро счастливая, а ты и Анхен - только вдвое. Я их очень люблю… Сейчас прилетел еще один самолет; он сел на Ост-Весте… Генрих, я видела твоего папу!!! Он здесь, он с нами!!! Я тебе сейчас все расскажу! Он сейчас спит. Он очень устал. Он прилетел на каком-то смешном самолете и сказал, что сел "на голову русским". Сначала его никто не узнал, потому, что он был с бородой, усами и в парике, и в форме фельдфебеля. Его узнала только Блонди; она поставила ему на грудь лапы и виляла хвостом. Это мне рассказала мама. Я побежала к нему, и он - ты только подумай - он хотел меня взять на руки, как раньше!!! Мы так смеялись, хохотали! Он сказал, что я тут вытянулась, как росток без света. Мама сказала, чтобы я закончила письмо, потому что его можно передать. Я не знаю, как закончить: я еще ничего тебе не сказала. Генрих, я … (эти два слова тщательно зачеркнуты, но читаются). Сегодня почти час не обстреливали. Мы выходили в сад. Мама говорила с твоим папой, потом у нее заболело сердце, и она присела отдохнуть. Твой папа нашел для меня крокус. Я его спросила, что с нами будет. Он сказал, что хочет нас отсюда забрать. Но ему нужен другой самолет; он его раздобудет и прилетит за нами и за мамой. "Если не прилечу, значит, меня сбили. Тогда выйдете под землей. Вас выведет сахиб". Я видела, как мама кивнула ему. У нее было светлое лицо. Он сказал мне, чтобы я не боялась. ... спросила его, что будет потом: с моим папой, с твоим дядей Рудольфом, вообще с немцами, и что будет с ним, если его возьмут в плен? Он ответил, что таких игроков, которые не справились, выводят из команды. Но команда продолжит игру - чтобы я это твердо помнила. Я спросила: как же ее продолжить, если все разбомбили и взорвали - папа об этом все время говорил по радио? Мама на меня накричала, назвала несносной и бесчувственной. Твой папа взял нас обеих за руки и сказал, чтобы мы не ссорились, потому что в Германии наступает время женщин и что женщин победить нельзя. Начали обстреливать… … Сегодня 28-е. Нас вывезут через два дня. Или мы уйдем. Я сказала об этом маленьким. Они сразу стали собирать игрушки. Им плохо здесь! Они долго не выдержат. Мама закончила письмо нашему старшему брату Харальду. Она попросила меня показать ей мое письмо для тебя. Я сказала, что уже его отдала. Мне так стыдно. Я никогда до этого так не врала маме. Мне удалось прийти к твоему отцу на минутку вниз и спросить: нужно ли мне сказать тебе в письме что-то такое, что говорят, когда знают, что больше не встретятся? Он сказал: "На всякий случай скажи. Ты уже выросла, понимаешь, что ни фюрер, ни твой отец, ни я - никто из нас уже не может отвечать за свои слова, как прежде. Это уже не в нашей власти". Он меня поцеловал. Но твой папа честный. Я на всякий случай с тобой попрощаюсь. Сейчас мне нужно отдать письмо. Потом пойду наверх, к маленьким. Я им ничего не скажу. Раньше мы были мы, а теперь, с этой минуты, есть они и я. Генрих, ты помнишь, как мы с тобой убежали в нашем саду, в Рейхольсгрюне, и прятались целую ночь… Помнишь, что я тогда сделала и как тебе это не понравилось? А если бы я это сделала теперь? Ты тогда сказал, что целуются одни девчонки… А теперь? Можно, я представлю себе, что опять это сделала? Я не знаю, что ты ответишь.., но я уже… представила… Мне так хорошо, что у меня это есть, очень уже давно, с самого нашего детства, когда мы с тобой первый раз встретились. И что это выросло и теперь такое же, как у взрослых, как у твоей мамы к твоему отцу. Я всегда им так завидовала! Не думай, что я предательница. Я люблю папу и маму, я их не сужу, и это так и должно быть, что мы будем все вместе. Генрих… Генрих… Когда буду отдавать письмо, поцелую твоего папу. Хельга. P.S. По материалам журналистки Елены Съяновой (в начале 1990-х она оказалась в числе немногих, кто получил возможность работать в открывшемся на короткое время для исследователей трофейном архиве Генерального штаба Советской Армии): В 1958 году в Мюнхене состоялось судебное заседание делу «Об умерщвлении шестерых малолетних детей супругов Геббельс», на котором присутствовал американский журналист Герберт Линц. У него на руках оказалась копия протокола допроса Гельмута Кунца от мая 1945 года, в котором тот признался следователям СМЕРШа, что лично сделал детям Геббельсов усыпляющие уколы морфия и присутствовал при том, как Магда Геббельс своими руками давала своим детям яд. Перед заседанием Герберт Линц нанес визит Кунцу и предъявил копии допросов: - Таким образом, если я попрошу моих русских друзей представить подлинники ваших признаний от 1945 года, вы станете не свидетелем, а соучастником преступления, убийства детей, - сказал журналист Кунцу. - А если хотите, чтобы этого не случилось, расскажите правду мне. Кунц наотрез отказался разговаривать с «паршивым америкашкой». Тогда Герберт Линц назвал свое подлинное имя - Генрих Лей, сын бывшего вождя Трудового фронта Роберта Лея. В 1940 году в возрасте восьми лет мать увезла его из Германии, а в 1955-м он получил американское гражданство. И показал Кунцу еще один документ - протокол осмотра советскими врачами тел детей Геббельсов. В протоколе говорилось, что на лице старшей, Хельги, имеются следы физического насилия. Тогда Кунц сделал последнее признание: - Произошло страшное... После смерти моих девочек во время бомбежки в 45-м это было самое страшное, что я видел в жизни. Она... Хельга... очнулась. И встала. По версии Кунца произошло следующее. Умертвить детей так никто и не решился. Тогда Геббельс перед принятием яда приказал: после того, как они с женой будут мертвы, сжечь их тела в комнате, закрыв все двери, но открыв двери в спальни детей. Этого будет достаточно... Когда горевшие тела Геббельсов кое-как затушили, и воздух стал очищаться, Хельга проснулась. Ей сказали о смерти родителей. Но она не поверила. Ей показали и якобы умерших сестер и брата, но она снова не поверила. Она стала их трясти и почти разбудила Гельмута. Все дети действительно были еще живы. Но в бункере никому уже было не до детей! Оставшиеся вместе с Борманом готовились к прорыву под защитой бронетранспортера. Доктор Штумпфеггер сказал Кунцу, что Борман велел не оставлять Хельгу в живых. Эта рано повзрослевшая девочка — слишком опасный свидетель. Оба врача, Штумпфеггер и Кунц, предложили Борману взять детей с собой и использовать их для создания образа бегущей от обстрелов многодетной семьи, но Борман приказал не молоть вздор. По его мнению, волю родителей должно было выполнить! Кунц якобы пытался помешать. Но Штумпфеггер ударил его, а затем нанес и Хельге удар по лицу, затем вложил ей в рот капсулу с ядом и сжал челюсти. Потом засунул в рот по капсуле всем остальным детям. Доктор Гельмут Кунц умер в 1976 году в городе Фройденштадт. До последнего дня жизни он активно работал, имел обширную врачебную практику. О его причастности к убийству детей Геббельса никто и никогда больше не вспоминал. Генрих Лей умер в 1968 году от тяжелого нервного расстройства. В возрасте 36 лет. Останки детей Геббельсов в 1945 году были захоронены в пригороде Берлина. В ночь на 5 апреля 1970 года могилы были вскрыты, останки извлечены и сожжены. Пепел развеяли над Эльбой. http://www.mn.ru/friday/20120505/317202413.html sadalskij.livejournal.com .

03 мая, 11:00

Кто виноват в поражениях 1941 года

О роли Жукова я писал здесь: Виноват ли Жуков в поражениях? Конечно, был ещё главком Тимошенко, по современному - министр обороны. Тимошенко по сравнению с Жуковым был намного бездарнее и вряд ли мог анализировать разработки Генштаба в полной мере. А разработки были любопытные, например, увлечение индивидуальными ячейками вместо окопов. На бумаге это помогало увеличить нормативы […]

12 апреля, 00:03

Про Гитлера и концентрационные лагеря

И сразу на ход ноги история про лагеря смерти (из Телеграмма "буря и натиск"):"...сидел над книгой профессора Лондонского университета Никлауса Вахсманна «История нацистских концлагерей», которая совсем недавно вышла на русском... кажется, результат получился занятным. Попытался в одном месте рассказать об эволюции лагерной системы Третьего рейха – от мест принудительного заключения левой оппозиции до полноценных фабрик смерти. Вокруг холокоста и концентрационных лагерей, которые чаще всего ошибочно считают синонимами, до сих пор ведутся политические и научные споры. И как показывают сегодняшние исследования, всё действительно намного сложнее. Веймар – один из главных центров немецкого Просвещения. Именно в этом небольшом городе большую часть своей жизни проживает Гёте: здесь он работает при дворе герцога Саксен-Веймар-Эйзенахского и заканчивает писать «Фауста». В 36-м году Гиммлер решает соорудить новый концентрационный лагерь в Тюрингии и его выбор падает северный склон горы Эттерсберг, неподалеку от Веймара. Лагерь получает неуместное пасторальное название Бухенвальд (Buchenwald – «буковый лес»). В разгаре строительства выясняется, что на территорию лагеря попал большой дуб, под которым Гёте, согласно преданию, встретился со своей музой. Место считалось памятником культуры и охранялось государством, поэтому участок с дубом остается нетронутым. Только представьте себе: первое, что видят прибывшие в концентрационный лагерь узники – это знаменитый дуб, под которым некогда писал Гете.Выдержки из статьи:"...Точное число жертв не будет известно никогда.Вечером 27 февраля 1933 года здание берлинского Рейхстага охватывает пожар. Той же ночью в Германии начинаются первые скоординированные аресты. В течение нескольких часов в полицейскую тюрьму на Александерплац доставляют заметную часть либеральной и левой элиты Берлина. Весь предыдущий месяц по указу рейхсканцлера Гитлера политическая полиция пополняет списки предполагаемых «левых экстремистов и террористов» — писателей, художников, журналистов, адвокатов и политиков, которые были замечены в публичных выступлениях против НСДАП. Многих довольно скоро отпустят, но некоторых отправят в Дахау уже весной 1933 года. До конца года по политическим мотивам арестуют в общей сложности более 200 тысяч человек.Тюрьмы Веймарской республики не справляются с таким потоком заключенных, поэтому места для содержания политических арестантов определяются ситуативно: ими становятся гостиницы, усадьбы, замки, спортплощадки, заводы, ночлежки для бездомных, рестораны и пивные. Импровизированные концентрационные лагеря сильно отличаются друг от друга в зависимости от личностей управляющих. В Берлине первые концлагеря появляются в рабочих районах — Кройцберге и Веддинге, где абсолютное большинство открыто поддерживает коммунистов и социал-демократов. Они не появляются из ниоткуда: лагеря напрямую следуют традициям пенитенциарной системы имперской Германии и колониальной политики Европы.Насилие и пытки определяют атмосферу лагерей с первых дней: в охранники рекрутируются молодые штурмовики, желающие свести счеты с политическими противниками. Иногда они даже заключают пари — кому удастся довести до самоубийства больше заключенных. Уже на заре Третьего рейха страна наполнена слухами о репрессиях в концлагерях и превентивных арестах либералов и левых. Эти проблемы активно освещаются международной прессой, в том числе советской.В этот период СС еще вынуждены считаться с общественным мнением, поэтому к концу 1933 года большинство первых концлагерей закрываются из-за циркулирующих о них слухов. На смену приходит проект централизованных лагерей, образцом которым служит Дахау.Дахау становится первым местом принудительного заключения, которое СС открыто называют «концентрационным лагерем для коммунистов и всех противников режима левого толка». Территорию бывшей фабрики огораживают колючей проволокой, строят охранные башни и бараки для арестантов. После «Ночи длинных ножей» комендантом лагеря становится Теодор Эйке, а управляющим всей системой — Генрих Гиммлер. Вместе они проведут фундаментальную реформу концентрационных лагерей.Унификация лагерейВ середине 1930-х годов легитимность концентрационных лагерей и проект Гиммлера с Эйке по их унификации под угрозой. Руководство Третьего рейха уверено — национал-социалистическая революция произошла, больше нет надобности в насилии и беззаконии. Несмотря на протесты СС, власти проводят масштабную амнистию политических заключенных. Спасает концлагеря только личное вмешательство Гитлера. Рейхсканцлер не просто поддерживает запрос на увеличение штата охранников, но и заявляет, что лагеря пригодятся еще в течение многих лет. С 1938-го финансирование лагерей осуществляется напрямую из бюджета министерства внутренних дел. Гиммлер становится главой полиции Германии и получает власть над всеми вопросами, связанными с превентивным заключением.Гиммлер и Эйке (со статусом главного инспектора по концлагерям) полностью перекраивают лагерную систему. На смену построенным в спешке лагерям приходят стационарные, рассчитанные на длительное использование и последующее расширение. В день открытия XI летних Олимпийских игр в Берлине неподалеку от немецкой столицы начинается строительство концлагеря Заксенхаузен, спустя год в Тюрингии появляется Бухенвальд. На территории последнего заключенных встречает знаменитый дуб Гете, под которым (по легенде) поэт встретился со своей музой.И хотя по внутренней организации новые лагеря во многом повторяют Дахау, для них разрабатывается особая урбанистика и функциональный дизайн, упорядочивающие жизнь узников. Лагеря строятся на большой территории (Заксенхаузен — около 80 гектаров, Бухенвальд — более 100), бараки занимают меньшую часть. Построенные подальше от населенных пунктов, концлагеря теперь должны полностью себя обеспечивать. Для этих целей сооружаются коммуникации, канализация, склады, рабочие цеха, административные корпуса, казармы для охраны, лазареты, прачечные, плацы для построений и перекличек. Новые лагеря по сути сами становятся городами, для обслуживания охраны и офицеров СС создается сфера услуг: кузнецы, электрики, портные, столяры, сапожники. В Дахау работают собственные пекари и мясники. В силу их удаленности и самообеспеченности во второй половине 1930-х концентрационные лагеря становятся куда менее заметны немцам, чем в период массовых арестов.К 1939 году к Бухенвальду и Заксенхаузену добавляются еще три лагеря — Флоссенбюрг, Маутхаузен и Равенсбрюк. Последний становится первым концлагерем исключительно для женщин.Довоенная лагерная рутина«Лозунг, начертанный над входом в эти лагеря: путь к свободе существует. Его этапы: повиновение, усердие, честность, аккуратность, чистота, умеренность, правдивость, готовность к жертвоприношению и любовь к отечеству», — так Гиммлер объясняет по радио знаменитую фразу «Arbeit macht frei» в январе 1939-го.В результате реформы возникает довольно стандартизированная система, вырабатываются определенный облик, структура, штат. Для узников вводят форму — куртки и брюки в сине-белую полоску летом и серо-белую зимой. Заключенных больше не называют по фамилии — только по номеру на груди. К концу 1930-х появляется система иерархий и разноцветных треугольников, которые причисляют арестантов к разным группам.До 1938 года большинство арестантов квалифицируется как политические — их отличительным знаком становится красный треугольник. Основное ядро политзаключенных составляют коммунисты, еще одна заметная группа — католические и протестантские священники, помещенные в лагерь как «асоциальные элементы» в рамках борьбы нацистов с христианскими конфессиями. Самой многочисленной группой, заключенной в концлагеря по религиозным мотивам в середине 1930-х, становятся свидетели Иеговы. До начала войны в Бухенвальде более 10% мужчин-узников — иеговисты с нашитыми на робы фиолетовыми треугольниками. Примерно тогда же в круг политически неблагонадежных попадают гомосексуалы. Гиммлер становится одним из инициаторов гомофобной кампании, а СС активно используют ложные обвинения в гомосексуальности как средство политической борьбы. Гомосексуалы (наравне с религиозными арестантами) становятся основными мишенями пыток и изощренных издевательств. С одной стороны, им поручается самая грязная и тяжелая работа, с другой — руководство поощряет насилие в отношении обладателей розовых треугольников со стороны других заключенных. Многие насильно подвергаются кастрации. Рядом с ними в лагерной иерархии стоит люмпен-пролетариат с черными треугольниками и уголовные преступники-рецидивисты с зелеными. Самая высокая смертность наблюдалась именно среди последних — их жизнь в системе довоенных лагерных отношений не стоила почти ничего.С точки зрения узников, чье заключение пришлось на 1940-е годы, порядки в довоенных концлагерях гораздо гуманнее: заключенные имели постоянный паек, свободное время, возможность писать письма домой и посещать библиотеку (в одном только Бухенвальде насчитывалось более шести тысяч книг). В некоторых лагерях арестанты устраивают представления, соревнования и дискуссионные клубы. Евреи составляли в концентрационных лагерях едва заметное меньшинство (около 5%). Основной целью антисемитской политики Третьего рейха до «Хрустальной ночи» остается принудительная эмиграция. Но сразу после погрома гестапо арестовывает около 26 тысяч евреев (преимущественно из среднего класса) и направляет их в Дахау, Заксенхаузен и Бухенвальд. Осенью 1938 года общая численность заключенных удваивается до 50 тысяч, порядки меняются до неузнаваемости, и жизнь узников превращается в ад.В начале войны из-за широкомасштабных арестов концентрационные лагеря переполнены — руководство СС в спешке вынуждено искать места для строительства новых. В окружении Гиммлера рождается идея создать особый лагерь для восточных территорий рейха, который будет держать в повиновении польское население. Выбор падает на городок Освенцим. Комендантом назначают Рудольфа Гесса. Всего через полгода после открытия, в конце 1940-го, в нем будет 7900 заключенных, еще через год — 12 тысяч. Освенцим изначально создается для борьбы с инакомыслием и местной оппозицией — в первые годы здесь содержатся практически одни поляки.По мере разрастания Третьего рейха в Европе — завоевания Польши, оккупации Дании, капитуляции Голландии, Бельгии, Франции и Норвегии — в концлагеря доставляют все больше и больше людей из-за рубежа. Расширение лагерной системы связано не с одним лишь террором, но и с принудительным трудом: экономические амбиции СС растут так же стремительно, как и мощь вермахта. Узники работают на «Немецких песчаных карьерах и каменоломнях», «Немецких заводах вооружений». Гиммлер активно сотрудничает с частным сектором — автомобильными концернами и химическими гигантами. Некоторые новые заводы, например, конгломерата IG Farben, теперь открываются только рядом с концлагерями.Проблема роста арестантов становится ключевой — размеренный довоенный порядок уходит в прошлое. Не хватает униформы, постельного белья, мыла. Максимальная вместимость бараков в некоторых лагерях превышена в 3–4 раза. Начиная с 1940 года, повсеместно наблюдается дефицит продуктов — и теперь постоянный голод не покинет бараки. Процветает черный рынок: торгуют очистками гнилых овощей и кухонными отходами. Хлеб — главный ресурс выживания, за который будет вестись ожесточенная борьба. Истощенные арестанты становятся особенно восприимчивы к болезням: даже если узников доставили здоровыми, резко ухудшившиеся условия и эпидемии мало кого обходят стороной....За год представители «Т-4» проезжают с инспекцией по всем лагерям Третьего рейха, чтобы затем переключиться на поиск готовых решений для новой программы массового уничтожения — Холокоста. Машины с красным крестом направляются в Бельзен, Собибор, Треблинку.Централизованно убивают неспособных к труду и в лагерях. Под видом прививок от туберкулеза узникам вкалывают смертельные инъекции фенола (когда яд заканчивался — просто воздух), топят в душевых с ледяной водой. Распространены расстрелы и повешения. Травить газом все еще экономически не оправдано, поэтому в некоторых лагерях экспериментируют и начинают применять пестициды с синильной кислотой — «Циклон Б». Эта находка запускает первые фабрики смерти. К началу 1942 года на территории рейха насчитывается 13 основных концлагерей. Число заключенных резко возрастает с 20 до 80 тысяч, большинство новоприбывших — из Польши и СССР. ...«Окончательное решение» во многом принимается спонтанно. К 1942 году руководству СС уже ясно — грандиозному проекту по заселению восточных территорий немцами сбыться не суждено. =============И еще одна запись из Телеграмма "буря и натиск"Полк Листа становится для молодого Гитлера своеобразной новой родиной: после смерти любимой матери, бегства из Вены, годов бесцельных скитаний и нищеты он, пожалуй, впервые в жизни чувствует себя на своем месте. Наконец-то удовлетворена его в сущности детская тяга к приключениям, а казарменная дисциплина и четкая система армейской иерархии видится ему чуть ли не идеальным образцом человеческого общежития. Когда Гитлер говорит, что война его перевернула, он действительно не лукавит. Важную роль здесь сыграла и его репутация среди однополчан: хотя и Гитлер считается по меньшей мере чудаковатым, его хладнокровие перед огнем и чувство собственного долга, доведенное до нездоровой экзальтации, не остаются незамеченными. Товарищи по полку шепчутся за спиной: если Гитлер рядом на поле боя – то ничего не случится, и все останутся живы. Эта иррациональная вера в его «особость» помогает Гитлеру, с одной стороны, наконец-то хоть немного социализироваться. С другой стороны – только сильнее укрепляет в нём уверенность в собственной исключительности, которую он настойчиво сохранял все предыдущие годы унижений и неудач. Гитлер становится свидетелем критических размышлений других солдат – сам он способен только воспроизводить усвоенную в венский период оптику пангерманизма. Впрочем, это не мешает ему вслед за товарищами по казармам впитывать убежденность, что руководство Германской империи поражено бессилием, а государственный строй, за который большинство из них выступило с оружием в руках, одряхлел. Видимо, в этот самый момент Гитлер впервые начинает по-настоящему интересоваться политикой и вопросом о будущем порядке – и это целиком захватывает его мысли. Надо сказать, фронт оказывает Гитлеру неоценимую услугу: война даст провинциальному австрийцу моральное право считать своей настоящей родиной Германию. Без этого факта невозможно представить его будущую карьеру – именно фронт сделает голос Гитлера как политика легитимным. Осенью 1916 года Гитлер получает легкое ранение в бедро – и на лечение его доставляют в лазарет под Берлином, где он проведет почти полгода. До этого два года кряду Гитлер отказывается от положенного отпуска, предпочитая оставаться в своем во многом вымышленном и идеализированном мире. Но столкновение с жизнью за пределами фронта его шокирует – августовские дни 1914 года врезались в память Гитлера как момент безусловного внутреннего единства немецкой нации перед лицом врага, но теперь он видит, что всеобщий энтузиазм давно и безвозвратно прошел. Не окончив предписанный курс лечения, Гитлер покидает Берлин, полный гнева на «тыловых крыс», политиков и журналистов. Хорошо усвоенный в Вене пангерманизм быстро помогает ему найти виновных в раздробленности общества – «иудейских губителей народа». C этой идеей Гитлер возвращается на фронт весной 1917 года и как никогда раньше ощущает, насколько весь штатский мир – к которому он и до этого никак не смог приспособиться – чужд и непонятен ему. Гитлер участвует в позиционных боях во французской Фландрии и кровавой весенней битве при Аррасе, потому что желает только одного – победы. Примерно в этот период Гитлер обсуждает со своим сослуживцем (к слову, тоже художником) Эрнстом Шмидтом их будущее после войны. По свидетельствам последнего, будущий фюрер не расстается с мечтой о карьере художника и архитектора. Однако именно в этих беседах у Гитлера впервые начинает проскальзывать пока нечеткая, весьма туманная и плохо оформленная мысль – а не попробовать ли свои силы в политике?

08 апреля, 14:39

Здесь я представляю вам краткий конспект той части учебника которая охватывает период от Александра 3 до Путина.

Это всего лишь краткое и не сильно иллюстрированное изложение основных событий составляющих причинно-следственную связь исторических событий. Все настолько кратко что это скорее оглавление заключительной части учебника истории. Нет ни времени ни сил подбирать фото, документы, детализировать происшедшее. Кому это интересно может заняться этим самостоятельно. Подтверждений изложенной позиции множество в открытом доступе. Собственно все что есть достоверного в открытом доступе это подтверждение правды. Ведь даже ложь становится понятной когда знаешь правду.Итак, Господи Благослови.- с 1892 года цесаревич Николай 2 два года блудит с лицедейкой-еврейкой Матильдой Кшесинской. Это его первая любовь. Все напоказ, все знают, царевичу плевать. Переоценить такую интеграцию будущего царя в еврейский мир трудно. После двух лет в обьятиях Матильды евреи становятся особо доверенными и близкими людьми для Николая 2. Впоследствии Николай даже лично принимает участие в открытии синагог в России. Спустя 25 лет именно дворец Матильды станет первым "штабом евреев большевиков", присланных в Россию евреем Ротшильдом для принятия в управление России из рук временного правительства. (После блуда с Николаем Матильда кровосмесительно блудила с двоюродным братом Николая Андреем Владимировичем и даже прижила от него сына).⁃ с 1910 г Столыпин прельстил наивных русских крестьян небольшими деньгами и отправил миллионы семей с насиженных мест в далекую Сибирь. Там деньги у крестьян быстро закончились, почти все быстро поразорялись, заложили банкам свои земли и превратились в рабочих для освоения подземных ископаемых сибирского региона. Столыпин резко усилил массовую "перекачку" крестьян в Сибирь. Это назвали "крестьянской Столыпинской реформой". Затем эту "перекачку" продолжат Сталин с Молотовым. Уже не миллионы а десятки миллионов крестьян поедут в Сибирь те ми же столыпинскими вагонами но уже с вооруженным конвоем нквд. ⁃ 1913 Витте создал ФРС России, а потом эту пирамиду перенесли в США и наполнили российским золотом - получилось ФРС США. ⁃ с 1914 Кузены Вильгельм 2 и Николай 2 имитировали позиционную войну между собой. Войска сидели в окопах напротив друг друга. Прорыв за всю войну был только один - брусиловский. Заодно ученые испытали кучу оружия. Война обеспечила главное - все грядущие смены власти и династий теперь было на что списать. Война развязала кузенам руки и дала маневр. Очень выразительно на вопрос "когда закончится война?" однажды ответил Вильгельм : "Война закончится тогда когда этого пожелает мой брат Николай".Все это время в России пестовались и всячески поощрялись всевозможные революционные движения. Тех, кто сильно зарывался и "терял берега", казнили. Но это были единичные случаи. В основном чиновники от самодержавия пыль сдували с революционеров. Без "революционеров" невозможно было обьяснить грядущую радикальную смену власти в России. До Александра 3 включительно революционеров не трогали потому что и у "просвещенных" государей и у революционеров была одна общая цель и общая мечта - скорейшее развитие науки и создание нового невиданного "совершенного" общества. Только предлагаемые методы и темпы были разными - революционеры требовали радикального и быстрого переустройства всего общества по лекалам ученых - недаром большинство революционеров было студентами то есть учениками колдунов-ученых. Поэтому они боролись против самодержавия которое с их точки зрения было тормозом на пути научного прогресса. Цари относились с пониманием к таким требованиям. Но отказываться от власти не желали. Но и революционеров сильно не наказывали - это был их круг, люди читавшие те же книжки и получавшие то же самое образование у тех же самых ученых. А вот у Николая 2 уже появляется дополнительная мотивация не трогать революционеров. У него уже есть конкретный план. Как и вожделенный рывок научный совершить и свою власть сохранить и даже укрепить и преумножить.Итак, подошло время для мощной всемирной индустриализации. Ученые разработали план электрификации всей планеты. Триумвират мировой власти в лицах трех двоюродных братьев Георга 5, Николая 2 и Вильгельма 2 приняли план мега-индустриализации к исполнению. Мировая индустриализации предполагала 10-15 лет каторжных работ для сотен миллионов людей. Ответственность за моря крови брать на себя братья-короли не пожелали. Часть территории подлежали передачу в концессию евреям Ротшильдам, в том числе Россия, большая ее часть. Основные жертвы предстояло понести именно России, так как именно тут были бескрайние сибирские и уральские дикие просторы, требующие труднейшего освоения с целью добычи подземных ископаемых для нужд всемирной индустриализации. Поэтому именно для русских эти планы ученых обошлись дороже всего. Именно поэтому с тех пор Россия сырьевая держава.⁃ В октябре 1915 г Георг 5 ломает себе тазобедренную кость в результате падения с лошади во время посещения Бельгии и становится калекой. Перед Николаем вторым открывается перспектива править одному вместо двоих - уникальное сходство Георга и Николая дает эту уникальную возможность. - 16 декабря 1916 г Убийство Распутина очень близким человеком Николая 2 князем Юсуповым. Распутина при грядущем развитии событий был обречен. Его пришлось убрать ,потому что он бы наверняка понял что вместо царской семьи появилась семья двойников и разверещался бы на эту тему. С живым распутиным обман был невозможен или как минимум очень рискован. Он был самый опасный и неуправляемый свидетель для грядущей операции. Да и гемофилия у наследника закончилась - ведь это болезнь подростковая.⁃ 2 марта 1917 г Начало основной фазы передачи России в столетнюю концессию Ротшильдам. Николай 2 из Ставки, где он был в роли главнокомандующего, отправился на некую станцию Дно в глухих лесах Псковской губернии. Он знал, когда и куда он поедет, потому что одновременно на эту глухую станцию прибыла группа депутатов Думы из Петрограда. На станции Дно депутатам была передана левая неоформленная бумажка с текстом об отречении царя от престола, и депутаты поехали обратно в Питер и опубликовали «отречение». А отрекшийся государь вернулся в Ставку к своим офицерам и солдатам, к целой армии.Там он пишет такой приказ:«В последний раз обращаюсь Я к вам, горячо любимые Мной войска. После отречения Моего от Престола Российского» власть передана временному правительству, по почину Государственной думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия! Исполняйте же ваш долг, защищайте же доблестно вашу великую Родину, повинуйтесь временному правительству, слушайте ваших начальников, помните, что всякое ослабление порядка службы — только на руку врагу. Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к чашей великой Родине. Да благословит вас Господь и да ведет вас к победе Св. Великомученик и Победоносец Георгий!»НИКОЛАЙСтавка, марта 8-го дня (ст. ст.) 1917Если бы «отречение» в Псковском лесу было вырвано у царя силой или обманом, то все это можно было мгновенно обнулить. Вооруженного ресурса у царя-главнокомандующего для этого было более чем достаточно. Но вместо этого Николай немедленно выпускает приказ по армии свято повиноваться новому Временному правительству. Ещё Временного правительства нет, а Николай уже в курсе, что оно будет и приказывает всей армии ему повиноваться не за страх, а за совесть. То есть тот, кому армия давала присягу, извещает солдат и офицеров, кому теперь он велит повиноваться. Таким образом, произошла и гражданская, и военная передача власти. Ненасильственная и подготовленная. Ангажированные историки назвали эти два дня «свержением царской власти». После возвращения в Ставку Николай II проводит полдня в обществе своей матушки и после этого отбывает в Лондон, где его уже ждет семья. Далее в роли царя в России выступает двойник. А в роли семьи царя сборная семья двойников. О том что у царской семьи были сборные семьи двойников еще до революции упоминал в своих воспоминаниях глава "охранки" генерал Джунковский.⁃ 8 марта 1917 г из ставки в Царское село уже без привычного конвоя отправляется двойник царя, а в Царском селе его ждет сборная семья двойников. Перед этим происходит замена абсолютно всего конвоя и охраны в Царском селе. Всех ,кто лично знал Николая 2, удаляют, а на их место ставят преданных офицеров-монархистов, обласканных в свое время Николаем через награды и пожалования, но никогда с ним лично не общавшихся. Эти люди были готовы отдать жизнь за царя, и именно они охраняли семью двойников и в Царском селе и далее в их путешествии вплоть до Тобольска. Конечно они были абсолютно уверены в том, что это настоящая царская семья. Конвой подчинялся не Керенскому, а "царю". Даже Керенский мог увидеть "царя" только с разрешения конвоя. А "царь" подчинялся сотрудникам Ми-6, таким ка преподаватель царских детей Чарльз Гиббс. Гиббс через "царя" приказывает конвою разделить семью чтоб они общались как можно меньше. Видимо что то бросалось в глаза охранникам. Никто не посещает "царя" с марта по август!!! Хотя во власти "царя" принимать всех кого не пожелает, ведь охрана подчиняется ему. Обратите внимания на все известные фотографии "семьи" этого периода. "Поднадзорные" сидят или лежат развалившись по-хозяйски, а "тюремщики" стоят перед ними исключительно по стойке смирно.⁃ Начиная с марта 1917 Ротшильды мобилизуют всякий еврейский сброд в Америке и Европе и отправляют его в Петроград для создания уже постоянного правительства России и принятия власти над концессией "Россия" от Временного правительства. Пароходом из Нью-Йорка в Россию плывет Троцкий с толпой американских русскоязычных евреев, а поездом из Европы едет Ленин с бандой евреев европейских. Одновременно прибывают дополнительные кураторы от Ми-6 из Лондона Локкарт, Робинсон, Рейнштейн и Томпсон со товарищи. Первое пристанище им предоставляе еврейка Кшесинская в своем дворце, подаренном ей ее любовником Николаем 2-м. Все евреи будущего советского правительства прямиком с ж/д вокзалов или морского порта едут к ней во дворец. Там для них и кров и стол и рабочее место. Напоминаю кто забыл, Матильда первая любовь Николая.⁃ 17 июля 1917 в Лондоне королевским указом "отменяется" Саксен-Кобург-Готская династия и обьявляется о том, что отныне английский престол занимает "Виндзорская династия". Вообще такой династии никогда не было. Виндзор - это название замка в Англии, где провели часть детства и Георг 5, Вильгельм 2 , Николай 2 и Алиса, его жена. Таким образом "Виндзорская династия" стала неким единым объединённым названием трех династий правивших миром до этого, как бы названием общего мирового престола и общей мировой власти Саксен-Кобург-Готов, Гольштейн-Готторпов и Гогенцоллернов.- Август 1917 сборная царская семья двойников отбывает на Урал поездом "красного креста" ("красный крест" - это известное прикрытие спецслужбы его королевского величества Ми-6) в сопровождении высокопоставленного английского разведчика Чарльза Гиббса и под охраной преданного "царю" конвоя. (После исчезновения семьи двойников Гиббс некоторое время возглавляет секретку! у Колчака - это свидетельствует о том, что он кадровый английский разведчик). Во всех города на пути следования встречи и обеспечение "царской семьи" происходит по всем нормативам дореволюционной России. Под них сразу освобождается дворец губернатора и все окрестные здания для сопровождающих лиц, обслуживающего персонала и царского конвоя.⁃ 26 октября 1917 г Временное правительство мирно передает власть уже сформированному постоянному еврейскому правительству Ротшильда - Ленину, Троцкому, Сталину (так называемая "советская власть"), действующих под непосредственным надзором комиссаров из Лондона. Все члены временного правительства арестовываются в Зимнем дворце и буквально через несколько часов отпускаются на свободу. Кто пожелал уехал за границу, остальные влились в правительственные органы советской власти. С этого дня начинает свой отсчет столетний срок концессии Ротшильдов - начинают править присланные ими люди.- 11 марта 1918 г - Война больше не нужна. Заключается мир с Германией. Чтоб солдаты быстрее отправлялись по домам и не представляли угрозу для новой еврейской власти одновременно с декретом о мире выходит декрет о земле - дурачки солдаты-крестьяне бегом бегут домой, чтоб не опоздать к дележу земли.- ⁃ август 1918 г По дополнительному соглашению к Брестскому мирному договору безо всяких дополнительных требований со стороны Германии советские главные евреи вывозят весь золотой запас России в Германию Вильгельму 2. Можете себе представить евреев которые жаждут отдать эшелон с чистым золотом кому то заграницу? Это может быть только выполнение приказа грозного хозяина.⁃ 17 июля 1918 г на Урале происходит имитация убийства двойника царя. И он и вся сборная семья двойников развозится офицерами английской разведки в разные стороны с последующей эвакуацией заграницу. Двойников царской семьи не убивали не из-за гуманности, а чтоб не осталось трупов для последующей идентификации и разоблачения подмены. Доподлинно известно как вывозили двойника царевича Алексея. Его вывозил через Китай и Австралию сам Чарльз Гиббс. Сначала с паспортом сироты Георгия Павельева а потом вообще с фамилией Гиббс в результате усыновления юноши Чарльзом Гиббсом для оотбытия в Австралию из Китая. Вот сделанное в Харбине для Лондона отчетное фото Гиббса с "Алексеем".⁃ 9 ноября 1918 Вильгельм 2 отрекается от престола и отбывает в свой дворец в Голландию, передав власть временному немецкому правительству во главе со своим старым другом Гинденбургом. С Вильгельмом в Голландию отбывает целый поезд с сокровищами второго рейха и с российским золотым запасом переданным Троцким и Лениным (остатки золотого запаса России вскоре уже через Сибирь вывезет в Англию "убитый и утопленный" Колчак - помните пропавшее "золото Колчака". Обычно забывают о том что и Колчак пропал вместе с золотом. Его трупа никто никогда не видел. Значительная часть золота была вывезена еще до революции для обеспечения ФРС США. Так что ничего из своих сокровищ в России Гольштейн-Готторпы не оставили. Потом еще долго будут вывозить всякие картины и скульптуры, книги и ювелирные изделия. Это поручат Соросу а изготовление копии вывезенного - Грабарю)Гольштейн-Готторпы еще долго опасались ,что план сорвется и долго оставляли возможность заднего хода - отсюда жалкая неправдоподобная бумажка об отречении и невнятная информация об убийстве царя - то ли отрекся то ли подделка, то ли убили ,то ли не убили. Мало ли что, вдруг кто там неплановый у Троцкого с Лениным власть над Россией отнимут - тогда опять появится Николай. Весь в белом. И вновь займет престол обьявив отречение подделкой, а свое убийство и подавно. Но все устаканилось. Советская власть установилась прочно. Царя и семью обьявили убитыми "мучениками".В России бушует гражданская война. Ряд лиц, искренне не понимавших что произошло, пытаются скинуть евреев и взять власть в России. Всем им "помогает" английская разведка. Обе стороны конфликта под полным контролем англичан. Вот что значит спецслужбы, рыцари плаща и кинжала. Кукловоды играют в куклы. Английского офицера Колчака так вообще прислали из Америки с целым английским штабом и обьявили его "верховным правителем России". Вся гражданская война - это "советские" евреи Ротшильдов против "системной подконтрольной оппозиции", подконтрольной англичанам. Исход гражданской войны был предрешен. Задача поставленная спецслужбам его величества короля английского была блестяще выполнена - власть над Россией схранилась прежней в лице "убитого" Николая 2 сидящего в Лондоне, с новыми управляющими в Москве в виде советского правительства евреев - ставленников Ротшильда, который сам оставался в Лондоне под рукой и под полным контролем Николая 2 и его спецслужб.Все в целом идет по плану. В России начинаются жесточайшая коллективизация и садистский Гулаг, одновременно в США многолетние изнурительные неоплачиваемые общественные работы в рамках "всемирной депрессии", в Европе и общественные работы за похлебку и концлагеря Гитлера. Индустриализация мира в разгаре. Строятся шоссе, роются шахты, насыпаются плотины - ученые руководят всем процессом.⁃ 1928 г Начало коллективизации.- С того же 1928 года начинаются три предвоенные пятилетки - собственно индустриализация.⁃ 1924 -1953 гг. - Наполнение ГУЛАГа рабочей силой. Все планы по раскулачиванию, а также по количеству и адресной отправке врагов народа на стройки индустриализации спускаются на Лубянку из советской академии наук. Создаются "шарашки" из колдунов-ученых, прикрепленные к лагерям для непосредственного руководства строительством обьектов народного хозяйства..⁃ 20 января 1936г. Эдуард 8 наследует престол Англии. По начальной договоренности он должен отречься от престола в пользу Алексея, но Эдуард тянет. Отречение происходит только на 325 день!!! после вступления Эдуарда на престол. Что интересно, коронация Эдуарда за столько времени так и не произошла. Окружение Николая 2, а потом и Алексея сохранило верность Гольштейн-Готторпам и заставило Эдуарда 8 выполнить обязательства перед родней и братьями по ложам.⁃ 10 декабря 1936 г Эдуард 8 наконец отрекается от престола. Его отправляют на материк под надзор в замок Ротшильдов где он находится под присмотром до самой коронации Алексея 2 ("Георг 6")⁃ 11 декабря 1936 г На английский престол садится Алексей Гольштейн-Готторпский сын Николая 2 ("Георг 6").Но тут вдруг форс мажор. Один из наследников взбрыкнул. Сын Георга 5 Эдуард, отрекшийся в соответствии с начальными договоренностями от английского престола в пользу Георга (сына Николая 2 Алексея), окончательно взбунтовался и отправился к Гитлеру с предложением вернуть ему престол силой оружия. Гитлер согласился поддержать Эдуарда и начал войну с Англией. Весь мир элит разделился на два лагеря: сторонники Эдуарда Саксен-Кобург-Готского и сторонники Георга (Алексея) Гольштейн-Готторпского. Оба - "Виндзоры". Сталин сначала поддерживал своих хозяев из Лондона. Потом вступил в сговор с Гитлером, а потом опять переметнулся на сторону Лондона. И уже вместе с Рузвельтом и Черчиллем уничтожил Гитлера. Эдуард 8 проиграл. Английский, читай мировой престол, сохранил за собой Алексей Гольштейн-Готторпский (Георг 6). Хронологически это было так:⁃ В октябре 1937 года вашей эры Эдуард 8 с супругой уже после отречения от престола прибывают к Гитлеру в Германию, и их встречают как "их величеств". В Нюрнберге сверхбогатый королевский прием для всех аристократов Саксен-Кобург-Готской династии и некоторых представителей династии Гогенцоллернов, где Эдуарду 8 воздаются королевские почести и все дамы делают реверансы жене Эдуарда, таким образом, публично признавая ее королевой. Это уже открытый бунт.⁃ Сталин вступает в сговор с Гитлером на стороне Эдуарда 8 против Алексея ("Георга 6"). Мотивация Сталина и Гитлера понятна - они всего лишь ставленники и внешние управляющие даже не английских королей, а всего лишь ростовщиков Ротшильдов. А в случае победы над Георгом и возврата престола Эдуарду 8 сам новый английский король становится уже ИХ ставленником. При этом Гитлер все время пытался обмануть и предать Сталина, а Сталин пытался обмануть и предать Гитлера. Кстати, у настоящего Георга 5 никогда не было сына по имени Георг. У него был сын Альберт. И куда он делся неведомо. По официальной версии он типа переименовался в "Георга" в честь папы уже при восшествии на престол. Удивительным образом не сохранилось никаких детских фотографий Альберта-Георга при том, что детских фото Эдуарда 8 или Алексея Гольштейн-Готторпского сотни, если не тысячи. Это не косвенное, а прямое доказательство подмены физического лица.-Рокфеллеры сделали савку на Эдуарда и вступили в альянс с Гитлером. Их мотивация тоже понятна. Рокфеллеры метят на место Ротшильдов в мировой финансовой иерархии.- Сталин полностью уничтожает советскую внешнюю разведку, в основном еврейской национальности, которые работали в плотной связке с людьми Ротшильда и под контролем ми-6. Сталину уже нужны свои спецслужбы независимые от Ротшильдов.Эдуард 8 ведет себя как трус. Гитлера и Сталина втянул в конфликт, а сам ни вашим ни нашим.В 1940 вашей эры Гитлер обращается ко всем европейским странам с предложением о примирении. Он готов вывести немецкие войска изо всех оккупированных территорий, кроме исконно немецких Австрии, части Чехословакии, части Польши и Эльзас-Лотарингии и выплатить компенсации всем пострадавшим от действий Германии странам. Все мирные инициативы Германии сорваны срочно начавшимися односторонними бомбежками немецких городов английской авиацией. Только через два месяца после начала налетов английской авиации Гитлер в ответ начинает бомбить Лондон. Причем очень недолго. Английский король не желает примирения. Предатель Гитлер приговорен.Черчилль арестовывает и сажает в тюрьму более 2000 английских аристократов Саксен-Кобург-Готской династии, династии Гогнцоллернов и других сторонников Эдуарда 8. Никого не казнят и не пытают, но из английских тюрем они выйдут только после окончания второй мировой.⁃ Май 1941 - полет Рудольфа Гесса в Англию. Гитлер уверяет Англию в том, что он не собирается на нее нападать и заверяет, что он нападет на Сталина. Черчиль извещает Сталина о грядущем нападении Гитлера. ⁃ В это же время в мае Гитлер шлет гонца и к Сталину. Гитлер обещает Сталину напасть на Англию и не нападать на Сталина. Сталин верит и ждет. Чтобы после нападения Гитлера на Англию всей мощью ударить ему в спину и освободить от Гитлера всю Европу и главное искупить свою временную слабость и выступить в роли спасителя Алексея 2 ("георга 6") от Гитлера. Для этого на границе с Германией Сталин сосредотачивает практически всю советскую армию. Счет до победоносного освободительного похода до самой Атлантики идет на дни.⁃ Гитлер вместо обещанного десанта в Англию (операция "Морской лев") неожиданно для Сталина наносит массированный удар по узкой приграничной полосе СССР, где битком набиты советские войска и техника ,и буквально за несколько дней уничтожает все, что несколько лет ударными темпами и страшными жертвами ГУЛАГа производила вся промышленность СССР. Миллионы советских солдат и офицеров уничтожены, взяты в плен или окружены. Сталин первые часы отказывается верить в вероломное нападение своего союзника и надеется, что это всего лишь провокация проанглийский настроенных немецких генералов. Если бы Гитлер неожиданно не сжег сверхмощную советскую армию 22-23 июня, то освобождение Европы от Гитлера длилось бы не четыре года, а пару месяцев.Далее четыре года Сталин, Черчилль и Рузвельт под общим руководством "Георга 6" гасят Гитлера. Сталину приходится мучительно долго по новой производить все то, что было сожжено на советско-германской границе за несколько дней в июне 41-го.⁃ Эдуард 8 отправлен Черчиллем в ссылку подальше от Гитлера в карибский бассейн. Эдуард послушно отбывает на пассажирском лайнере. продолжает вести себя как последний трус. Гитлер подвисает в воздухе. И Эдуард и Гитлер теряют всякую поддержку мировых элит.⁃ 1941-1945 Сталин исправляется в глазах английского короля. Не жалеет ни сил ни средств на разгром своего бывшего подельника.⁃ 1943 год на конференции в Тегеране на третий год войны Черчилль от имени Алексея 2 ("Георга 6") вручает рыцарский меч Сталину как награду за защиту английского трона от Гитлера. Сталин публично преклоняет колени перед Черчиллем. Как вассал перед посланцем господина. Отныне Сталин - маршал. Впоследствии это место из видеохроник вырезано. Нарезка замаскирована под вспышки фотоаппарата.⁃ Окончание второй мировой. Гитлер разгромлен. Эдуард 8 посрамлен. Мировая власть осталась в руках Алексея 2 (Георга 6). Все враги английского короля ползут к нему на коленях. Часть казнят. С остальных, таких как Рокфеллеры, король берет огромные контрибуции. Сталин претендует на повышение статуса - ведь именно ему подконтрольная территория самые большие потери в защите мирового господства Гольштейн-Готторпских. Верх его амбиций это подчиняться напрямую королю, а не Ротшильдам. Но изменение статуса невозможно. Король считает, что достаточно того что под внешнее управление Сталину отданы дополнительные территории восточной Европы, те страны, элиты которых поддержали бунт Эдуарда и Гитлера.- 1947 г Сталин выходит из под контроля Ротшильдов. Начинается "холодная война". СССР начинает вести независимую от бывших хозяев политику и проявляет самостоятельность вплоть до самой смерти Сталина. Независимость Сталина зримо проявляется в полном запрете евреям находится в составе уже не только разведывательных но и внутренних советских спецслужб, и, главное, в отказе принимать доллар в качестве денег не обеспеченных золотом. Отныне именно доллар является главным инструментов мировой власти "Виндзоров". Кто принимает доллары в оплату за все, тот вассал Лондона, кто не принимает, тот враг. Владельцы ФРС США - Виндзоры. Военная мощь "Виндзоров" соредотачивается на территории США - так по честному и называют "роль мирового жандарма". Всего лишь "жандарма".Дальше пока совсем кратко, некогда писать:- Англия делает ставку на Берию.1 марта 1953 г Берия сыплет Сталину яд. Сталин умирает.⁃ Внешним управляющим России назначается Берия и незамедлительно начинает политику возвращения России под руку главных концессионеров - Ротшильдов.Апрель 1953 г Хрущев убивает Берию и продолжает политику холодной войны, то есть политику независимого правления начатую Сталиным.⁃ Период независимой власти Хрущева и Брежнева. Холодная война.⁃ Приход к власти Андропова. Андропов разворачивается обратно под власть Англии.⁃ Ставленник Андропова - Горбачев. Конец холодной войны. Ротшильды получают обратно свою концессию. Доллар признается основной расчетной единицей и для России.⁃ Ставленник Андропова - Ельцин.Столетняя концессия Ротшильдов над Россией истекает 26 октября 2017 г

11 марта, 08:43

Зачем фальсифицировали расследование в Шпандау? Заключение

В предыдущих частях публикации мы доказали, что в материалах расследования британской Королевской военной полиции по факту смерти заключенного №7 Рудольфа Гесса имеются как минимум следующие фальсификации:

11 марта, 08:42

Нацистские преступники Рудольф Гесс и Рудольф Гёсс. Путаница в российских СМИ

Во многих российских средствах массовой информации, даже очень солидных и серьезных, часто путают или смешивают воедино двух нацистских военных преступников, двух Рудольфов — Гесса и Гёсса. А если учесть, что оба являлись участниками Международного военного трибунала в Нюрнберге, то значительная часть российских читателей с трудом их различает.

08 марта, 11:30

Женская солидарность: как визит рейхсфюрерин едва не предотвратил Вторую мировую

Однако в 1930-е годы всё было не так: нежелание возвращаться в кошмар Первой мировой было очень крепким, а сила послевоенного интернационализма и пацифизма — весьма велика. И важную роль в альтернативной дипломатии (неформальных контактах между великими державами) играли женщины — уповая на то, что здравый смысл жён и матерей больше сделает для сохранения мира, чем расчёты мужчин-политиков. И как раз 7–9 марта 1939 года прошла последняя попытка остановить войну: в Лондон прилетела Гертруда Шольц-Клинк, рейхсфюрерин Национал-социалистической женской организации и союза "Немецкие женщины". Представительницы британской аристократии и разного рода женских организаций, принимавшие Шольц-Клинк, были уверены, что рейхсфюрерин, за которой стоят десятки тысяч чиновниц, врачей, активисток, матерей и домохозяек Германии, есть что сказать. Могут ли женщины остановить войну? Эти ожидания возникли не на пустом месте. После Первой мировой войны (которую, кстати, развязали прежде всего монархи и дипломаты-мужчины) в Европе возник огромный интерес к трансграничному сотрудничеству самых разных неправительственных организаций, считающих нужным "гасить" агрессию государств и поддерживать мир. Одновременно женщины, впервые получившие во многих европейских странах право голоса, начали заявлять о своих, женских интересах — и недопущение новой войны занимало в них одно из первых мест. Даже политики-мужчины признавали этот факт: так, в 1929 году Ллойд Джордж, премьер-министр Великобритании в годы войны, назвал женщин миротворцами. Если бы они получили право голоса до 1914 года, Первой мировой войны не случилось бы, утверждал политик. Стояли за этим движением не только либеральные и левые силы, но и правоконсервативные — они хотели "патриотического сестринства" среди антикоммунистических наций Европы, прежде всего Англии и Германии. Но какую роль в этом играли рейхсфюрерин и её британские сторонницы? Надо сказать, что среди нацистов всегда было очень мощное англофильское лобби. Немцы не очень верили в демократический характер британской политики, считая Англию "старомодной" державой с аристократическими порядками. Доля правды в этом была: хотя женщины и рабочий класс получили право голоса, политика всё равно вершилась в мужском мире закрытых клубов и вечеринок в роскошных поместьях. Однако и там были свои влиятельные женщины: жёны дипломатов, аристократки, организующие приёмы в своих особняках, любовницы влиятельных политиков и, конечно, шпионки — вроде принцессы Стефании фон Гогенлоэ, работавшей в пользу Гитлера в британском высшем свете. Любопытно, что сама Шольц-Клинк в эти круги никак не вписывалась. Она родилась в простой семье, была замужем за мелким чиновником-нацистом, её не допускали в ближний круг "женщин Гитлера" — Юнити Митфорд, Магды Геббельс, Евы Браун и Лени Рифеншталь. Хотя в 1934 году её назначили на высокий пост (глава всех женских организаций рейха), в неформальной иерархии нацистских структур аппаратный вес Шольц-Клинк был очень невелик. Это, впрочем, не мешало ей поддерживать самые жестокие меры режима: в 1937 году она вместе с Гиммлером посетила концлагерь в Лихтенбурге, где содержались лесбиянки, сектантки и другие "асоциальные" женщины; поддерживала она и принудительную стерилизацию "неполноценных" женщин. Англо-германский медовый месяц Так что же привело Шольц-Клинк в Лондон 8 марта 1939 года, в политически судьбоносный момент? Важно, что её пригласила Прюнелла Стэк, глава "Женской лиги здоровья и красоты" (WLHB). Эта организация пропагандировала фитнес, спорт и здоровый образ жизни среди англичанок — к 1936 году туда входило уже 100 000 человек. Во время коронации Георга VI гимнастки WLHB выложили своими телами на стадионе слова "король — здоровье — мир". Не питая особых симпатий лично к Гитлеру, WLHB пропагандировала характерную для правых и тоталитарных режимов эстетику и практику массовой физкультуры — и имела все основания опасаться войны: в 1941 правительство, действительно, прикрыло все программы спортивных занятий для женщин (из-за дефицита кадров и средств).  Кроме того, в 1938 году, в самый разгар "медового месяца" между Англией и Германией (после Мюнхенского сговора) Прюнелла Стэк вышла замуж за лорда Давида Дугласа-Гамильтона. Его брат Дуглас был известным авиатором, знакомым Гитлера и Геринга — именно в его поместье хотел попасть Рудольф Гесс в 1941 году, чтобы передать план сепаратного мира с Германией. Помимо Стэк приглашение рейхсфюрерин отправило ещё "Общество англо-немецкой дружбы". Эту организацию основал банкир Эрнест Теннант, близкий друг фон Риббентропа — чтобы пропагандировать "общность интересов" между двумя державами среди тех, кто прямо не поддерживал нацистский режим. После антиеврейских погромов "Хрустальной ночи" (ноябрь 1938 года) многие британцы вышли из состава "Общества", но его аристократическая верхушка всё ещё надеялась поддержать дух "мюнхенской дружбы". "Немецкая женщина-фюрер не использует косметику" В самой Германии на приглашение Шольц-Клинк с визитом мира тоже отреагировали неоднозначно. Риббентроп уже не особо верил, что британское общественное мнение получится настроить на прогерманский лад. Британию всё чаще называли не аристократическим партнёром молодой немецкой империи, а "старой истеричкой", отказывающейся признать свою слабость и договориться с рейхом о честном переделе мира между "народами германской расы". Но Риббентроп всё же дал добро на визит, надеясь как минимум на то, что его освещение в британской прессе покажет общественные настроения в стране. Прибыв 7 марта в лондонский аэропорт Кройдон, Гертруда Шольц-Клинк сразу же отправилась на торжественный приём в свою честь. "После 14 лет марксистко-большевистского порядка [имелась в виду Веймарская Республика] каждая немецкая женщина готова отдать нации всё самое лучшее… Немки не являются, вопреки инсинуациям журналистов, самыми угнетаемыми в мире", — сказала она в своей речи. Затем последовали визиты в школы акушерок, училища для молодых девушек, физкультурные залы, женские больницы и тому подобные учреждения. Однако главную, официально-пропагандистскую программу визита реализовать так и не удалось: Шольц-Клинк не пустили ни в британский парламент, ни в женский колледж Оксфордского университета. Более того, с ней отказалась встречаться леди Нэнси Астор — первая британская женщина-парламентарий, глава влиятельной группы чиновников и аристократов, агитирующей за "умиротворение" Германии ради предотвращения войны. Астор одновременно была пацифисткой и активной феминисткой, из-за чего протестовала против политики Третьего рейха по возвращению женщин в дом, к семье и воспитанию детей. Критично отнеслись к визиту Шольц-Клинк и британские газетчики, особенно мужчины: "Немецкая женщина-фюрер не использует косметику… На ней тёмные чулки, чёрные туфли, чёрный костюм и белая рубашка, значок нацистской партии на лацкане… Её лицо в морщинах, брови не выщипаны" (London Evening Standard). При этом консервативные и выступающие за мир с Германией издания отразили вояж рейхсфюрерин нейтрально или даже позитивно. Цель властей рейха, в общем, была циничной: заслать Шольц-Клинк как представительницу миллионов немецких женщин и детей, желающую объединить женщин всех антикоммунистических стран в общем движении за здоровье и против войны. Хитрые нацистские бонзы планировали воспользоваться духом трансграничной женской солидарности для манипуляции общественным мнением британцев в свою пользу. Частично им это удалось, конечно: торжественные приёмы в честь рейхсфюрерин посетили десятки руководительниц различных женских организаций. Но общая уверенность в неизбежности войны в Германии и Британии (как среди элиты, так и в обществе) к марту 1939 года стала слишком прочной, чтобы единичная инициатива могла что-то изменить. Насколько силён "материнский инстинкт"? Подведём итоги. В 1930 годы, из-за Гитлера прежде всего, в европейском женском движении произошёл раскол. Антифашистски настроенные феминистки обвиняли Третий рейх в насилии над еврейками, славянками и политическими противниками, не говоря уж о том, что нацисты хотели "приковать" всех женщин к семейному очагу. Феминистки-пацифистки стремились к миру любой ценой и предпочитали не поднимать тему зверств нацистов — и к визиту Шольц-Клинк отнеслись нейтрально. Но было и третье, очень мощное движение: вера в то, что "материнский инстинкт" и "естественная" ненависть к войне женщин всех европейских стран объединит их поверх всех политических различий и государственных границ. Именно на его волне Шольц-Клинк и прилетела в Лондон. В какой-то из альтернативных Вселенных женское движение могло бы развернуть общественное мнение Британии на согласие с гитлеровской аннексией Чехии в 1939 году. Но даже при таком развитии событий немецкие мужчины в коричневой униформе уже сделали выбор в пользу расширения "жизненного пространства" — и мира для человечества их намерения уже не обещали. Материалы по теме: Лесбиянки в Третьем рейхе: "запретная любовь" глазами гестапо

07 марта, 21:33

Нацистские преступники Рудольф Гесс и Рудольф Гёсс. Путаница в российских СМИ.

Оригинал взят у spandau_prison в Нацистские преступники Рудольф Гесс и Рудольф Гёсс. Путаница в российских СМИ.Не надо путать Бабеля с Бебелем, Гоголя с Гегелем и Гесса с Гёссом.Во многих российских средствах массовой информации, даже очень солидных и серьезных, часто путают или смешивают воедино двух нацистских военных преступников, двух Рудольфов – Гесса и Гёсса. А если учесть, что оба являлись участниками Международного военного трибунале в Нюрнберге, то значительная часть российских читателей с трудом их различает.Рудольф Гесс и Рудольф Гёсс Откуда пошло и чем вызвано такое смешение? Хочу кратко рассказать про обоих и прояснить ситуацию.Рудольф Гесс, по-немецки Rudolf Heß, бывший заместитель фюрера по партии. В мае 1941 года он улетел в Великобританию с предложением немецко-британского перемирия и, возможно, совместной войны против СССР. Однако был заключен британской стороной под стражу и объявлен военнопленным. В 1945 году был отправлен в Нюрнберг и помещен в тюрьму Нюрнбергского дворца юстиции вместе с другими нацистскими главными военными преступниками. В Нюрнбергском дворце юстиции проходил Международный военный трибунал, на котором Рудольф Гесс и предстал в качестве обвиняемого. Герман Геринг и Рудольф Гесс на скамье подсудимых Нюрнбергского трибуналаРудольф Гесс выступает на Нюрнбергском трибунале.Решением трибунала Рудольф Гесс был признан виновным по двум из четырех предъявленных пунктов обвинения и приговорен к пожизненному заключению. 40 лет Рудольф Гесс провел в Межсоюзной тюрьме Шпандау в Западном Берлине, зарегистрированный там как «заключенный номер семь». 17 августа 1987 года Рудольф Гесс в возрасте 93 года покончил с собой, повесившись на электрическом удлинителе в садовом домике во дворе тюрьмы.Межсоюзная тюрьма Шпандау в Западном БерлинеРудольф Гесс в тюрьме ШпандауСадовый домик, в котором повесился Рудольф ГессРудольф Гёсс, по-немецки Rudolf Höß, бывший комендант концентрационного лагеря Освенцим (Аушвиц). После окончания войны арестован английскими военнослужащими. Был привлечен к участию в Международном военном трибунале в Нюрнберге в качестве свидетеля со стороны защиты подсудимого Кальтенбруннера. Гёсс был доставлен в Нюрнберг и тоже помещен в тюрьму Нюрнбергского дворца юстиции, только в крыло для свидетелей, а не в крыло для главных военных преступников. Рудольф Гёсс выступает в качестве свидетеля защиты на Нюрнбергском трибунале 15.04.1946В мае 1946 года Рудольф Гёсс был выдан союзниками польским властям. Весной 1947 года в Варшаве состоялся судебный процесс по делу Рудольфа Гёсса. Рудольф Гёсс на процессе в Польше.2 апреля 1947 года Польский верховный трибунал приговорил Гёсса к смертной казни через повешение. Через две недели Рудольф Гёсс был повешен на территории концлагеря Освенцим, прямо возле своей бывшей резиденции.Рудольф Гёсс перед эшафотом… и после казниВиселица в Освенциме, на которой был повешен Рудольф ГёссНа мой взгляд, путаница в фамилиях возникла, в частности, из-за особенностей русской грамматики, а именно укоренившегося уже много лет назад правила свободной и повсеместной замены буквы «ё» на букву «е». В клавиатурах многих современных гаджетов русская буква «ё» вообще отсутствует. Используя официальную свободу замены букв наборщики в типографии, редакторы журналов, многочисленные создатели сайтов спокойно меняли и меняют Рудольфа Гёсса на Рудольфа Гесса. Так как этот процесс идет уже многие годы, то и основная масса русскоязычных читателей, да и «писателей», уже не различают этих двух людей.А начало такой путанице, надеюсь, что случайно, дал сам русскоязычный первоисточник — Сборник материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками в двух томах, под редакцией К.П.Горшенина (главный редактор), Р.А.Руденко, И.Т.Никитченко, государственное издательство юридической литературы, Москва, 1954 год. . На странице 879 тома 1 этого сборника можно встретить выписку из стенограммы заседания трибунала от 15 апреля 1946 года с показаниями свидетеля — начальника лагеря Освенцим Рудольфа Гесса. При наборе сборника буква "ё" была везде заменена на букву "е", а получился в итоге совсем другой человек. Показаний реального Рудольфа Гесса — заместителя фюрера, в этом сборнике, к сожалению, не опубликовано совсем.Из сборника материалов трибунала, изданного в 1954 г.В сети интернет есть достаточно материала про коменданта Освенцима Рудольфа Гёсса. Однако, первый автор этого материала указал его фамилию на русском языке как Хёсс, заменив букву "Г" на "Х". Так эта фамилия сейчас и гуляет в русскоязычной части всемирной паутины. Однако есть строгие правила перевода немецких имен собственных на русский язык и нарушать их не стоит. Фамилии Гитлер, Геринг, Геббельс, Гесс, Гёсс — все подчиняются единому правилу написания. И мир должен знать негодяев, как и героев, под своими настоящими фамилиями.Оригинал взят на сайте http://spandau-prison.com/nacistskie-prestupniki-rudolf-gess-i-rudolf-gjoss/

29 января, 11:11

Неизвестные документы Нюрнбергского трибунала. Часть 3. Третий аффидевит Гауса?

В предыдущих публикациях "Первый аффидевит Гауса" и "Второй аффидевит Гауса" подробно разобраны показания под присягой, данные Фридрихом Гаусом в ходе Нюрнбергского процесса 15 марта и 11 апреля 1946г. Как в советских (российских), так и в зарубежных исторических изданиях ни о каких других аффидевитах Гауса в ходе данного судебного процесса никогда ничего не говорилось. Но интересный документ нашелся в российском архиве.

29 января, 06:00

Неизвестные документы Нюрнбергского трибунала. Часть 3. Третий аффидевит Гауса?

В предыдущих публикациях "Первый аффидевит Гауса" и "Второй аффидевит Гауса" подробно разобраны показания под присягой, данные Фридрихом Гаусом в ходе Нюрнбергского процесса 15 марта и 11 апреля 1946г. Как в советских (российских), так и в зарубежных исторических изданиях ни о каких других аффидевитах Гауса в ходе данного судебного процесса никогда ничего не говорилось. Но интересный документ нашелся в российском архиве.

28 января, 09:43

Неизвестные документы Нюрнбергского трибунала

В публикации "Первый аффидевит Гауса" мы остановились на том, что Международный военный трибунал приобщил первый аффидевит Гауса от 15.03.1946 к материалам дела, но отказался рассматривать вопрос о секретном протоколе, в виду отсутствия у суда текста самого протокола. Однако доктору Зайдлю "улыбнулась удача".

28 января, 06:47

Неизвестные документы Нюрнбергского трибунала. Часть 2. Второй аффидевит Гауса

В публикации "Первый аффидевит Гауса" мы остановились на том, что Международный военный трибунал приобщил первый аффидевит Гауса от 15.03.1946 к материалам дела, но отказался рассматривать вопрос о секретном протоколе, в виду отсутствия у суда текста самого протокола. Однако доктору Зайдлю "улыбнулась удача".

10 ноября 2015, 15:22

Пивной путч, 9 ноября 1923

Оригинал взят у skif_tag в Пивной путч, 9 ноября 1923Гитлер выступает в годовщину путча, 9 ноября 1941 годМюнхенская пивная. Здесь группа патриотов Германии приняли решение бороться с пятой колонной, захватившей власть в Германии. Они очень хотели, что бы Германия встала с колен...На трибуне АдольфГерхард Росбах и его люди в день путча перед пивной Бюргерброй. Мюнхен, 9 ноября 1923 годаШтрейхер выступает как народный оратор 9 ноября 1923 годаОтряд Рема перед Военным министерством Баварии на Людвигштрассе. В центре с флагом стоит Генрих Гиммлер. Мюнхен, 9 ноября 1923 годаОдеонсплацПлакат, посвященный погибшим участникам мюнхенского путча 1923 годаГитлер у окна тюрьмы ЛандсбергГитлер, Эмиль Маурис, Герман Крибель, Рудольф Гесс, Фридрих Вебер. Тюрьма Ландсберг. Снимок сделан тайно в тюрьме ЛандсбергФотография с процесса по делу проведения Пивного ПутчаГитлер и компания плохо кончили.Может всё дело в пиве?)

14 июня 2015, 17:00

Тавистокский институт, сатанизм и наркоторговля

Наркоторговля, порнография и сатанизм связаны теснейшим образом. Но для понимания сути происходящего нужно осмыслить весь контекст контркультуры, вдохнувшей в последние годы новую жизнь в такое явление, как сатанизм. Контркультуру 60-х годов можно охарактеризовать по-разному, но лучше всего, пожалуй, ее характеризует то, что лежит на поверхности. Раз это контркультура, значит, она замышлялась в качестве противоположности современной […]

16 апреля 2015, 14:33

Заместитель Гитлера Рудольф Гесс "был убит британскими агентами", чтобы он не выдал секреты войны

Скотленд-Ярду предоставили имена британских агентов, которые предположительно убили нациста Рудольфа Гесса в печально известной тюрьме Шпандау, но прокуроры рекомендовали им не продолжать расследование, согласно недавно обнародованному полицейскому отчету.