• Теги
    • избранные теги
    • Компании60
      • Показать ещё
      Страны / Регионы6
      Международные организации5
      Разное5
      Показатели1
      Люди1
Русский Южный банк
05 мая 2015, 12:02

О решениях Банка России (05.05.2015)

Банк России 28 апреля 2015 года принял решения: переоформить бланки лицензий профессионального участника рынка ценных бумаг следующим организациям: Коммерческому Банку «Финансовый стандарт» (Общество с ограниченной ответственностью) (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением места нахождения, Обществу с ограниченной ответственностью Коммерческому Банку «Национальный стандарт» (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением места нахождения, БАШКОМСНАББАНКУ (публичное акционерное общество) (г. Уфа) на осуществление брокерской, дилерской деятельности в связи с изменением наименования, Акционерному обществу коммерческому межотраслевому банку стабилизации и развития «ЭКСПРЕСС-ВОЛГА» (г. Саратов) на осуществление дилерской деятельности в связи с изменением наименования, публичному акционерному обществу «Социнвестбанк» (г. Уфа) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением наименования, «НОТА-Банк» (Публичное акционерное общество) (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением наименования, Обществу с ограниченной ответственностью Инвестиционной компании «АстраКапитал» (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской деятельности в связи с изменением места нахождения, Публичному акционерному обществу «МДМ Банк» (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением места нахождения и наименования, Публичному акционерному обществу «Евразийский банк» (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением места нахождения и наименования, Банку «СЕРВИС РЕЗЕРВ» (акционерное общество) (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением наименования, Акционерному обществу «Натиксис Банк» (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением наименования, Банку «Первомайский» (публичное акционерное общество) (г. Краснодар) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением наименования, Публичному акционерному обществу «Бест Эффортс Банк» (г. Москва) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности в связи с изменением места нахождения и наименования, Публичному акционерному обществу коммерческому банку «Русский Южный банк» (г. Волгоград) на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности в связи с изменением наименования; зарегистрировать следующие документы Открытого акционерного общества «Московская Биржа ММВБ-РТС» (г. Москва): Правила организованных торгов на срочном рынке Открытого акционерного общества «Московская Биржа ММВБ-РТС», Правила допуска к участию в организованных торгах Открытого акционерного общества «Московская Биржа ММВБ-РТС». Спецификация маржируемого опциона на фьючерсный контракт на Индекс ММВБ Открытого акционерного общества «Московская Биржа ММВБ-РТС», Спецификация фьючерсного контракта на Индекс ММВБ Открытого акционерного общества «Московская Биржа ММВБ-РТС»; выдать дубликаты бланков лицензий на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами Обществу с ограниченной ответственностью «Торговый дом Финансов и Инвестиций» (г. Москва).

Выбор редакции
06 ноября 2014, 15:58

"Юнистрим" расширяет свое присутствие на Юге России

Партнером международной системы денежных переводов Юнистрим стала крупнейшая кредитная организация Волгоградской области Русский Южный банк.

20 октября 2014, 14:24

ЦБ привлек два банка к административной ответственности

Банк России привлек к административной ответственности Уральский Финансовый Дом и Русский Южный банк. Сообщение об этом размещено в разделе инсайдерской информации на сайте регулятора.Речь идет о правонарушениях, предусмотренных статьей 15.27 Кодекса России об административных правонарушениях «Неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Уточняется, что банки привлечены к ответственности на основании первой части этой статьи.Она формулируется как «Неисполнение законодательства в части организации и (или) осуществления внутреннего контроля, не повлекшее непредставление сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю, либо об операциях, в отношении которых у сотрудников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, а равно повлекшее представление названных сведений в уполномоченный орган с нарушением установленного срока, за исключением случаев, предусмотренных частями 2-4 настоящей статьи». Оба банка оштрафованы, соответствующие постановления вступили в законную силу.ЦБ не раскрывает в своих сообщениях причины привлечения кредитных организаций к административной ответственности. Портал Банки.ру предлагает банкам отправлять комментарии на [email protected], и они будут опубликованы в этой новости.

27 марта 2013, 21:55

Что и от кого Иран защищает на Каспии?

 В последние годы мировую общественность приучили к тому, что главными врагами Ирана являются США в союзе с Израилем, странами Запада и монархиями Персидского залива. А основная угроза Тегерану после падения Ирака Саддама Хуссейна исходит  с запада со стороны тревожного много-конфессионального Ирака и Персидского залива, а также с юга от Аравийского моря. Подтверждений этому последние годы явлено достаточно. Это и регулярные угрозы Тель-Авива о нанесении бомбовых ударов по иранским ядерным объектам, и враждебная Ирану позиция Саудовской Аравии и Катара, хозяйничающих в принадлежавшем Ирану до 1971 года шиитском Бахрейне, островной конфликт Тегерана с ОАЭ и религиозно-этническая нестабильность в соседнем Ираке, грозящая перерасти в гражданскую войну. А самое главное - болезненное американское эмбарго на экспорт иранской нефти, на которое Иран реагирует угрозами перекрытия судоходства в Ормузском проливе, усиливая в Заливе силы флота (прежде всего "москитного" и подводного), средства постановки мин, разрабатывая ракетное ударное оружие и регулярно проводя соответствующие масштабные учения в Заливе, в том числе совместно с ВМС Омана. Но 17 марта Иран спустил на воду в Каспийском море новый эсминец "Джамаран-2" с новой системой двигателей, улучшенной системой боевого управления и улучшенными навигационными системами. Мало того, в связи со спуском на воду указанного эсминца министр обороны Ирана Ахмад Вахиди заявил о планах Ирана построить и запустить новые подводные лодки и беспилотники в Каспийском море. Иран готов сформировать общие вооруженные силы в Каспийском море в целях обеспечения безопасности региона, добавил Вахиди.  А еще ранее командование иранских ВМС сообщало о намерении развернуть (не исключено, что и на Каспийском море) новые  1000-тонные корветы типа “Моудж” собственной постройки с ракетным и противолодочным вооружением и вертолетом на борту. Но если отбросить высокий пафос политических заявлений для широких масс, то в остатке кристаллизуется главный вопрос - от каких угроз Иран усиливается и что защищается в военном плане на Каспии?  Достаточно очевидных, на первый взгляд, вариантов  немного: 1) Иран предполагает без согласия соседних Азербайджана и Туркмении продолжить освоение новых нефтегазовых месторождений на все еще не делимитированном шельфе Каспия, защиту которых нужно будет обеспечить любыми средствами, в том числе и силой оружия. 2) Иран ожидает, что Азербайджан и Туркменистан без согласия других прикаспийских стран (Ирана, России и Казахстана) при поддержке Запада и, прежде всего, стран ЕС начнут строительство Транскаспийского газопровода. Тегеран намерен противостоять этим планам не только политическими, но и физическими мерами и должен быть достаточно силен, чтобы противодействовать силам НАТО. Есть и вовсе нереальные, на мой взгляд, версии о том, что в ожидании бомбардировок со стороны США и Израиля, Иран готовится к нанесению ударов возмездия по крупнейшему казахстанскому месторождению Тенгиз, разрабатываемому "Shell" или по азербайджанским шельфовым месторождениям "ВР-Amoco". Но даже объединенные силы ВМФ Азербайджана, Туркмении и Казахстана при нынешней расстановке сил уже сейчас не в состоянии никоим образом противостоять каспийской группировке ВМС Ирана: "По данным международных источников, ВМС Ирана на Каспии представлены двумя силами – армией и стражами исламской революции. Они базируются в Энзели и Ноушехре. Всего Иран имеет на Каспии около 90 мелких кораблей. Самыми ценными из них являются ракетные катера, принятые на вооружение в 2003 и 2006 гг. и имеющие китайские ракеты с дальностью стрельбы 120 км. Иран стал второй после России страной на Каспии, располагающей морскими ударными ракетами. По существующим оценкам, в настоящее время Иран способен в короткое время в 1,5 раза увеличить группировку своих кораблей на Каспии путем переброски катеров из Персидского залива. Командование ВМС сообщало о намерении развернуть на Каспийском море новые 1000-тонные корветы типа “Моудж” собственной постройки с ракетным и противолодочным вооружением и вертолетом на борту". Пентагон также имеет виды на Каспий: так, он намерен в течение шести лет вложить в программу “Каспийский страж” (Caspian Guard) $130 млн. Напомним, что Вашингтон предложил создать подразделения “Каспийской стражи” для охраны нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и углеводородных ресурсов Каспийского моря. Благодаря программе “Каспийский страж”, США надеются улучшить патрулирование на Каспийском море, обеспечить сохранность границ в регионе, остановить перемещения террористов, оружия и наркотиков и стабилизировать регион в целом. Но эта программа скорее относится к разряду желаемого, чем реально достижимого. Даже самое щедрое финансирование (а 130 млн. дол явно не та сумма, которая достаточна для нужд создания современного конкурентоспособного флота), материальное оснащение и обучение моряков Туркменистана, Азербайджана и Казахстана вряд ли способны даже приблизиться по силе и выучке их флота к ВМС России или Ирана, дислоцированным на Каспии. Кроме того, Транскаспийский газопровод, равно как и усиление американского влияния и присутствия на Каспии, а значит в Средней Азии и на Кавказе, гарантированно вызовут крайне негативную реакцию и максимальное противодействие сильнейших в военном плане стран региона - России и Ирана. Очередное прожектерство США? Возможно, но лишь в том случае, если иранский флот по каким-то причинам не станет противостоять в Каспийском море России и ее флоту. А так ли фантастично противостояние Ирана и России на Каспии? Нет вечных союзников и вечных врагов, особенно на Востоке. Друзья сегодня - соперники или даже враги завтра. Персия традиционно искала свою судьбу не в морях, а на суше. И, несмотря на все эпохи мировых завоевания, а также соседство достаточно сильных и агрессивных государств - арабских, хорезмского, монгольских, османских... - Персия/Иран  в конечном итоге не только возрождалась как богатое, самостоятельное и влиятельное в регионе Каспия государство, но и прирастала сухопутными территориями. Но с начала 19 века до того достаточно мощная Персия/Иран, все еще продолжая сдерживать таких сильных соседей как Османская и Российская Империя, начала неуклонно терять свои территории в результате войн и дипломатических соглашений Британской Империи.  И в первую очередь это коснулось восточных территорий и северных прикаспийских пределов Ирана. А вытеснила Персию, до той поры доминировавшую на Каспии, от центра на юг моря в ходе ряда войн, длившихся с перерывами около ста лет, именно Россия. Но к этому факту вернемся в конце статьи... Так в чем же состояло главное богатство Персии, позволившее ей пережить античные завоевания греков-македонян и средневековые завоевания монголов и сохранить свою самобытность, влияние и богатство в те времена, когда нефть не считалась богатством? География, а точнее расположение Персии/Ирана на главных и богатейших традиционных торговых путях запад-восток.  Хотя указанная карта и относится к древним временам, сегодня старые торговые пути медленно но неуклонно возрождаются. И причина состоит в том, что Китай, осознавая невозможность защитить и обеспечить "Жемчужный путь" своих торгово-сырьевых морских коммуникаций по Индийскому океану, упорно и последовательно ищет надежные запасные сухопутные маршруты для торговли с Европой. Еще в апреле 2012 года на Пятой конференции регионального экономического сотрудничества по Афганистану США, как и ожидалось, использовали представившуюся возможность для пропаганды своей инициативы под названием "Новый Шелковый путь", предусматривающей превращение Афганистана в один из узловых центров торговли между странами Центральной и Южной Азии: ..."Богатые запасы природных ресурсов региона, новые торговые соглашения и развивающаяся сеть транспортных и энергетических путей подчеркивают многообещающий экономический потенциал процесса интеграции Южной и Центральной Азии, – отметил главный представитель США на конференции, а именно помощник госсекретаря США по делам Центральной и Южной Азии Роберт Блейк. – Но укрепление экономического взаимодействия – сути программы "Нового Шелкового пути" – является нелегкой задачей и произойдет не в одночасье. Для этого потребуются активное взаимодействие и координация усилий правительств стран региона, международных партнеров и привлечение инвестиций частного сектора". Так что можно себе представить, как должны были взволноваться США, услышав от участников конференции о намерении "форсировать" реализацию планов строительства железнодорожной магистрали из Кашгара (на крайнем западе Китая) в Герат (в западном Афганистане). Кашгар и Герат – это же словно сам Шелковый путь, да и задача объединить Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Афганистан в рамках одного регионального проекта – тоже достойная цель. Но все дело в том, что движущей силой железнодорожного проекта Кашгар-Герат выступает Иран. А США невыносима любая мысль о сотрудничестве с Ираном, и пропади пропадом весь этот проект "Нового Шелкового пути"!.. Но времена меняются... Новое руководство Китая взяло курс на сближение с Россией. Возникла угроза, что "Новый шелковый путь" будет воссоздан КНР независимо от возражений и без учета пожеланий США. Не исключено, что после показательного и знакового первого визита новоизбранного китайского лидера Си Цзиньпина в Москву, имевшего целью политическое, военное и экономическое сближение КНР с Россией перед лицом растущей угрозы Пекину со стороны политики США в Юго-Восточной Азии, Вашингтон осознал, что "Новый шелковый путь" может быть создан Китаем по территории Казахстана и России (верхняя серая линия на карте древних торговых путей), где влияние США достаточно слабо и встречает растущее противодействие. А если событие нельзя предотвратить, то остается лишь один вариант - направить его в наиболее выгодное для себя русло, не дожидаясь пока ситуация самостоятельно полностью выйдет из-под контроля. Американское руководство достаточно прагматично для того, чтобы перед лицом подобной угрозы своим геополитическим планам в корне изменить свое прошлогоднее мнение. Пусть Иран внешне и остается враждебным Западу, но воссоздание "Нового шелкового пути" по старому маршруту все же лучше, чем углубление союза России и КНР с перспективой их взаимного усиления в противостоянии США. Тем более, что в этом случае "Новый шелковый путь" пройдет по территории Узбекистана и Туркменистана, достаточно дружественных США, и через оккупированный Афганистан. А, значит, США смогут контролировать такой транспортный коридор. Иран не пойдет на подобный шаг в угоду пожеланиям своего главного врага США? Но враги ли США и Иран? Скорее соперники. Несмотря на взаимные угрозы последних лет, если не считать введенного США эмбарго на экспорт иранской нефти, взаимная борьба Вашингтона и Ирана последние годы все же остается в пределах агрессивной риторики и не переходит к активным действиям. Иран - инструмент, а не цель для США. И это касается даже достаточно пассивного противодействия Запада иранской ядерной программе. Вашингтон, несмотря на угрозы и предостережения продолжает участвовать в переговорах с Тегераном по данному вопросу. К примеру, с Ираком, у которого не было ни ядерной программы, ни ОМП, США поступили предельно решительно и жестоко. После последних переговоров в Стамбуле по иранской ядерной проблеме даже непримиримая Европа устами МИД ФРГ заявила, что "окно возможностей" для решения ядерной проблемы Ирана пока открыто.  Достойно внимание и еще более знаково другое событие в ирано-европейских отношениях: Иран и Великобритания ведут переговоры о возобновлении консульских отношений. Такие же позитивные для Тегерана подвижки в марте наблюдаются и в отношении американского эмбарго на экспорт иранской нефти: США пересмотрели запрет на покупку иранской нефти, исключив из него Японию и 10 стран Евросоюза. Бывшие крупные импортеры иранской нефти были выведены из числа стран, обязанных поддерживать нефтяные санкции. Помимо Японии, это Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Испания, Италия, Нидерланды, Польша, Франция и Чехия, сообщает РБК. Как заявил госсекретарь США Джон Керри, страны ЕС полностью поддерживали эмбарго на иранскую нефть, а Япония значительно сократила объемы своих покупок. Теперь покупка нефти у Ирана не будет приводить к отстранению стран-импортеров от финансовой системы США. В то же время Керри еще раз подтвердил готовность сохранить давление на режим Ирана, пока сохраняется озабоченность насчет его ядерной программы. Ранее в Конгрессе США приступили к разработке законопроекта, призванного лишить власти Ирана возможности использовать трансграничную платежную систему Европейского центрального банка Target2. В результате Тегеран не сможет проводить платежи в евро для развития ядерной программы. Хотя с другой стороны Сенат США единогласно проголосовал за поправку о "евро лазейке" в политике санкций против Ирана. Сенат Соединенных Штатов в субботу утром послал сообщение в Европейский союз (ЕС) относительно Ирана, единогласно приняв поправку, поддерживающую усилия для блокирования доступа Ирана к его золотовалютным резервам и ограничения способности определенных иранских предприятий, таких как Центральный банк Ирана, проводить сделки в евро. Но это скорее проблема Европы, чем "камень в огород" Ирана. Изложенное дает основания предполагать как вполне вероятное то, что Ирану если не непосредственно Вашингтоном, то через его посредников сделано предложение содействия/благоприятствования в прокладке "Нового шелкового пути" по маршруту Китай-Средняя Азия-Афганистан-Иран и далее на запад к Средиземному морю. Но в качестве ответного шага Ирану могли поставить встречное условие - одобрение (не препятствование) прокладке Транскаспийского газопровода (ТКГ). И если Иран имеет намерение подобное предложение принять, то одиноким противником ТПГ на Каспии остается лишь Россия, т.к. это откроет путь туркменскому газу, могущему составить конкуренцию монополии российского "Газпрома", в Южную Европу. Думаю, что тегеранское руководство достаточно прагматично и в нем еще жив дух персидских купцов. Поэтому потенциальная экономическая выгода для Ирана, скорее всего, пересилит неодобрение пока еще дружественной ему России. Возможные упреки Тегерана в непоследовательности и сговоре с недавним злейшим врагом США, могут вызвать возмущение и протесты среди простых иранцев? Но Тегерану с США непосредственно можно и не общаться. Рядом с Ираном за последние годы взращен идеальный посредник - Турция. Турция, которой США все время действия эмбарго разрешали без каких-либо ограничений торговать с Ираном. Не исключаю и того, что недавнее "чудесное примирение" Анкары с  Израилем (а был ли вообще настоящий конфликт?), имеет целью скрытно включать в диалог с Ираном через Турцию и врага Тегерана номер один - Тель-Авив. По большому счету ведь даже иранские лидеры обращают внимание на то, что их врагом не являются евреи или Израиль, а расовая сионистская политика, проводимая Тель-Авивом от имени всего государства Израиль. Будет ли Пекин против подобного транспортного коридора? Вряд ли, если он будет построен за чужие средства и до той поры, пока он будет работать и приносить Китаю прибыль. Даже несмотря на то, что США смогут контролировать маршрут. КНР будет использовать сегодняшние выгоды, а проблемы решать только по мере их возникновения. В итоге все должны остаться довольны. И Китай, и страны Средней Азии, и Афганистан, и Иран, через которые не только пойдут китайские товарные потоки, но и они сами получат возможность торговли с Западом и Европой. И, конечно, Европа, США и их союзники. Даже Израиль. Торгующий враг не настолько бескомпромиссен и безжалостен, как голодный и пребывающий в осаде. Все кроме России.  Ведь кроме получения конкукрента в виде туркменского, а в перспективе, возможно, и иранского газа на европейском рынке, Россия по мере работы "Нового шелкового пути" будет неуклонно утрачивать влияние в Средней Азии, а значит, и на Каспии и на Кавказе. А это именно то, на что Москва уже не сможет не реагировать. А слова в переговорах с Востоком никогда не помогали, если они не были подкреплены реальной силой. Возможно, что Иран это осознает и усиление иранских ВМС на Каспии как раз и предполагает защиту от России после ожидаемого грядущего ухудшения отношений между Москвой и Тегераном? Но если это так, то, считаю, будет не лишним напомнить, что все противостояния и конфликты с Россией, начиная с 19 века для Персии и Ирана заканчивались потерей не только территорий, но и ценнейших национальных богатств. А вечное напоминание этому хранится сегодня в Алмазном фонде в Москве. Алмаз «Шах», одна из величайших ценностей персидских шахов. Был передан в числе прочих даров российскому императору Николаю I правителем Персии Фетх Али-шахом после того, как в январе 1829 года в Тегеране произошло убийство русского посольства во главе с А. С. Грибоедовым.   

27 марта 2013, 20:38

Юридический флёр кибернетической войны: НАТО выработало 95 правил для сражений в информационном пространстве

Юридический флёр кибернетической войны: НАТО выработало 95 правил для сражений в информационном пространстве 31 октября 1517 года в столице Саксонии Виттенберге произошло примечательное событие. Доктор богословия Мартин Лютер приколотил к дверям Замковой церкви документ, вошедший в историю как «95 тезисов», или, совсем кратко, XCV. Уникальную смесь размышлений о глубочайших проблемах теологии и актуальной политической полемики. С этого момента в странах католической Европы пошел процесс, известный как Реформация. Ознаменовавшийся множеством религиозных войн (последняя из них, пожалуй, война Зондербунда, союза клерикальных кантонов, против союзного правительства Швейцарии в 1847 году…). И – приведший к колоссальному ускорению научно-технического прогресса (в том числе и из-за того, что христарадничавшим бродягам перестали подавать, а начали отправлять их в работные дома, плести канаты для Королевского флота, под охраной которых развозить по колониям, расширяя рынки для возникающей индустрии…). С вывешивания этой бумаги началась Реформация Ну а 5 марта 2013 года миру была представлена книга, вышедшая в издательстве Cambridge University Press. Написана она международной группой экспертов под руководством профессора Майкла Н.Шмитта, главы отделения международного права в Naval War College, практически – академии ВМФ США. Называется книга The Tallinn Manual on the International Law Applicable to Cyber Warfare, или, сокращенно «Таллиннское руководство». Иждивением НАТО (NATO Cooperative Cyber Defence Centre of Excellence и породил данный документ) с ее полным текстом можно ознакомиться здесь. А здесь содержатся 95 правил кибервойны И содержит это книжка тоже девяносто пять… Но не тезисов, а Правил. Правил кибервойны! На первый взгляд список международной группы экспертов выглядит очень благородно – профессор из Католического (старейшего из всех католических) университета во фламандском Лёвене (занятно, что в Первую мировую войска кайзера стерли этот город с лица земли, а будущий лауреат Нобелевской премии Томас Манн, в компании с уже получившим Нобеля Герхардом Гауптманом, деяние это горячо оправдывал – впрочем, союзники, весной 1944-го, по Лёвену тоже отбомбились на славу, вторично испепелив библиотеку). Ученый немец из университета в Потсдаме (ну, это новодел, образца 1991-го года – склероз, забыл, какая организация там сидела до этого, и какое событие в тишайшем городке было в мае 1945-го…). Куча законников из Школ права различных штатов и англосаксонских стран в Южных морях. И даже пара персон из Международного Комитета Красного Креста (без гуманитарных бюрократов на планете ныне не обходится ни одна подлость…). Но занималась эта пестрая компания (особенно радует присутствие делегатов трижды удостоенного Нобелевской премии мира Красного Креста) созданием всеобъемлющего руководство для Североатлантического Альянса по ведению кибернетической войны. Кибернетической, как мы увидим далее, тут скорее как характеристика стадии технологического развития, на которой война эта будет проходить… А почему это руководство Таллиннское? Ну, это связано с событиями 27 апреля 2007 года. Тогда в столице Эстонии произошли столкновения полиции с защитниками «Бронзового солдата», памятника на братской могиле красноармейцев, погибших при освобождении города от нацистов. А через несколько дней правительственные сайты Эстонии столкнулись с киберугрозой. Была это тривиальная DDoS-атака. Но – большой мощности. Ричард А.Кларк, бывший советник президента Джорджа «Дабью» Буша по кибербезопасности, назвал ее «самой крупной в истории». Несколько ботнетов, до миллиона компьютеров, повели атаку на «адреса серверов, управляющих телефонной сетью, системой верификации кредитных карт, каталогами интернет-ресурсов». Эстония – страна кибернетизированная, про ее успехи в информатизации писали давно. И поэтому она оказалась уязвимой. «Hansapank, крупнейший банк в стране, не устоял. На всей территории нарушились торговля и связь». (Впрочем, эстонские хакеры тоже порезвились, о чем КТ в свое время рассказывала…) Могли ли входившие в Таллин бойцы и офицеры знать, что имени города суждено будет в будущем обозначить новую эпоху войн… Эстонцы пожаловались в НАТО (это, примерно, как в случае отсутствия горячей воды не пойти попинать ЖЭК, а написать в МЧС…). Слетевшиеся со всего мира эксперты выяснили «что в программном коде использовалась кириллица» – неожиданно для страны, где для около 30% населения русский язык родной. Еще были найдены ведущие в Россию следы (учитывая любовь компатриотов к пиратщине, в которую боты порой заложены изначально, неудивительно) – и тут Кларк (мы цитировали «Питер»-овский перевод его книги «Третья мировая война. Какой она будет?») говорит: «Имеет ли российская госбезопасность отношение к кибератаке в Эстонии? Возможно, стоит переформулировать вопрос. Они предложили провести атаку, способствовали ей, отказались расследовать дело и наказать виновных? Но, в конце концов, так ли это различие важно, если вы гражданин Эстонии, который не может снять свои деньги с карты банка Hansapank?». Вот и все… Традиции юриспруденции, ведущие начала от Рима, с обязательными процедурами установления субъекта и умысла, объявлены ничтожными; лозунг императора Священной Римской империи Фердинанда I Pereat mundus et fiat justicia заменен целесообразностью… «Так ли это различие важно…» А «Таллиннское руководство» это уже полноценное руководство для ведения войн информационной эпохи. Примерно такое же, какими для эпохи индустриальной были «Характер операций современных армий» Триандафиллова, «Achtung — Panzer!» Гудериана, «Il Dominio dell’Aria» Дуэ. Именно для ведения войн, а не для их ограничения. Ограничения по кибероперациям, в ходе которых будут уничтожены АЭС, дамбы и плотины, установленные Правилом 80, не должны никого вводить в заблуждение. Ведь что такое война по Клаузевицу? Продолжение политики иными, насильственными, методами. А на что может быть направлена реальная политика? Да на захват – либо рынков, либо ресурсов. А территория, зараженная или затопленная, так себе рыночек… Да и ресурсы с нее брать неудобно. Вот отсюда и ограничение! Бомбила же 617-я эскадрилья RAF дамбы и плотины в Германии («Затопить Германию» Пола Брикхилла и фильмы – «The Dam Busters» середины 50-х плюс один из эпизодов современной «Foyle’s War«). По очень простой причине – рынком для англосаксов Германии только еще предстояло стать, а ныне мы живем в условиях глобального хозяйства, как в 1913 году… Дамбы в Рейхе англичане сносили с помощью катящихся по волнам бомб И не должны вводить в заблуждения прочие правила – от начальных, говорящих о Суверенитете и Юрисдикции, до конечных, посвященных Нейтралитету при действиях Совета Безопасности. Слова, как и Гражданские, Наемники, Защита детей и Защита журналистов не имеют тут уже привычного значения. Равно как и предусмотренный Правилом 85 запрет Коллективного наказания. Документ только имеет юридический, хоть и не обязательный ни для одной страны на свете, вид. На самом деле он – очень прагматичен. Рекомендации избегать человеческих жертв – это только рекомендации. А во главу угла ставится оценка достигаемого эффекта в случае своей операции или потенциального ущерба в случае операции противника. А противником может быть не только военный, одетый в форму, носящий ясно видимые знаки различия, хакер. Противником может оказаться любой, чья деятельность будет сочтена угрожающей. Член какой-нибудь хакерской организации. Или просто одиночка. И всех их, в случае необходимости, можно будет убивать или калечить (kill and injure). Нет-нет. Убивать и калечить не просто так. Их предварительно надо будет уличить в том, что они сами осуществляли или планировали нечто смертоносное, равно как разрабатывали вредоносное программное обеспечение, которое могло привести к тяжелым последствиям. То есть практически выдана «лицензия на убийство» оффшорного программиста, который принял через Сеть заказ на разработку того, что может кому-то навредить. Не обнулить ему кредитку, а убить. Навскидку моделируется следующая ситуация. Террорист регистрирует фирму по индустриальной безопасности. Затем набирает (через Сеть) специалистов (от Бангалора до Хабаровска), которым ставит задачу для проверки безопасности химзавода, ГЭС или чего подобного, проанализировать их компьютерные системы. Проанализировать, придумав способ нарушения их фуекционирования. Задача – рутинная. И вполне легальная. И поймай полиция такого разработчика – суд его оправдает, ибо нет умысла на злодеяние (а закона запрещающего писать программы, в отличие от законов, запрещающих без лицензий ладить оружие и боеприпасы, нигде, вроде, нет…). Но попади такой компьютерщик в прицел кибервоинов – все, он превращается в законную цель. В результате кибератаки (для которой потенциально может быть использован его продукт) действительно могут погибнуть люди. И поэтому джеймсбонды с парой нулей могут подловить бедолагу в Турции на пляже, да и утопить. Или прирезать в родном подъезде. А в перспективе – когда беспилотники станут поменьше и подешевле – послать к нему с визитом и дрон, как ныне это делается с заподозренными в связях с Аль-Каидой. То есть международное право – это флёр, маскировка. Суть дела в том, что человечество деловито осваивает для войны новое пространство, любезно предоставленное технологией. Массовые армии и глубокие операции Триандафиллова, господство в воздухе Дуэ, бронетехника Гудериана… Теперь настал черед киберпространства. И интерес к нему военных прямо пропорционален тому, какую роль оно играет в глобальной экономике, как быстро прогрессирует ИТ. А роль эта крайне велика – и именно об этом говорит появление 95 правил!

18 ноября 2012, 00:06

Сценарий с физическим устранением Путина западными спецслужбами в РФ невозможен:

Некоторое время назад в Вашингтоне был опубликован крайне любопытный документ под названием «Альтернативные сценарии будущего России до 2017 года» (Alternative Futures For Russia to 2017), подготовленный группой американских экспертов из влиятельного Центра стратегических и международных исследований (The Center for Strategic and International Studies — СSIS). 70 страничная англоязычная версия доклада доступна на официальном сайте CSIS в сети интернет. Документ сразу привлек внимание российских журналистов и политиков одним экстравагантным эпизодом, в котором речь, правда, в сослагательном наклонении, шла об убийстве Путина в Рождественскую ночь при выходе из Храма Христа Спасителя в Москве и последовавшей вслед за этой резкой сменой государственного курса.Координатор международной экспертной группы ИА REX Сергей Сибиряков провёл в социальной сети Макспарк опрос по теме «Возможен ли в РФ сценарий с физическим устранением Путина западными спецслужбами?».Результаты опроса по теме «Возможен ли в РФ сценарий с физическим устранением Путина западными спецслужбами?»Вариант ответаЧисло участников опроса, давших положительный ответ% участников опросаНет. Охрана Путина профессиональна и не позволит этого сделать26311%Да, возможен. Путин не устраивает США35815%Нет. Путин вполне устраивает Запад142759%Трудно ответить.1476%Свой вариант ответа.2179%Приводим самые интересные комментарии к опросу:Виктор Сорокин:Считаю, что весь этот шум о стремлении Запада к устранению Путина — просто пиар-акция, дающая голоса за Путина, как якобы неугодного Западу. Прозападный курс надо чем-то завуалировать, поэтому Запад и согласовывает ему отдельные шаги, якобы для Запада неприемлемые... Но это шаги не стратегические и не представляют реальной угрозы интересам Запада... Не исключаю, что Западу был бы более приемлем человек с ещё более «скоростным» курсом на сдачу России, но пока и Путин их устраивает, идёт верным для Запада курсом!Виктор Быков:Это Медведев попытался быть в западном деле, правда, особо времени не было. Как он головку-то поднял, будучи президентом. Если бы Путин за уздечку Медведева не придерживал, вот уж тогда он бы развернулся. Как-то реально надо оценивать ситуацию. Путин не мог рисковать по принципу 50Х50. С этим Медведевым и то сложности были. Взять тот же конфликт с Грузией. Если бы Путин не среагировал и не дал во время пинка Медведеву, вряд ли всё так закончилось бы с Южной Осетией. Но это только один момент, когда Путину приходилось поправлять своего «протеже».Олег Давыдов:Путин на деле — слуга транснациональных корпораций Запада. И как колониальный администратор он эти круги вполне устраивает. Поэтому никакие спецслужбы Запада не будут пытаться его устранить, скорее наоборот, помогут его охранять. Как правильно указал Ефим Андурский, наиболее вероятный сценарий развития ситуации — распад России. Почему Путин держится за власть? В том числе и потому, что при смене власти новые руководители могут его отправить под суд, а там и лишение свободы до конца дней. А при распаде России новых руководителей попросту не будет, и Путин остаётся при накопленных 130 млрд долларов, может уехать в любую точку мира и жить там припеваючи. Поэтому в интересах Путина вести дело только к распаду России.Юрий Крылов:В России с испокон веков руководителей государства свои бояре ликвидируют. Так было при царях, которых убивали, а про советский период и говорить нечего. Товарищ Ленин в расцвете сил сгинул, да и про товарища Сталина то же поговаривают. Ну, Хрущёва не ликвидировали, так просто убрали, подсидев, братья коммунисты, С Брежневым и Андроповым опять всё не чисто. Один Черненко подозрений не вызывает. Горбачёва тоже свои люди кинули.Владимир Ефимов:Западу Путин нужен. Российская Федерация с 1994 года по июль 2012 года получила 4 трлн долларов. В расчёте на одного коренного жителя РФ это 29,7 тыс долларов (930 тысяч рублей). На что потрачены эти деньги? Из РФ вывезли ядерные материалы, нефть, газ, металлы и другие высококачественные товары. На часть денег ввезли товары, которые страна могла бы производить сама, если бы правители своей политикой почти полностью не уничтожили промышленность и сельское хозяйство. За часть товаров РФ получила записи в банках, что эти деньги принадлежат РФ. Сальдо торгового баланса (превышение товарного экспорта страны над её товарным импортом) 1 трлн. 576,346 млрд долларов. Сравните: прогнозируемый общий объём доходов федерального бюджета РФ на 2012 год 11 779 855 206,0 тыс рублей. Это 375 млрд долларов США (Банк России: с 03.11.2012 $1=31,3817 руб.). 4 трлн.долларов хватило бы, чтобы превратить Российскую Федерацию в самую передовую страну в мире с очень высоким уровнем жизни коренного трудового народа. Полученный РФ результат явно не соответствует этой сумме. Правители превратили РФ в отсталую страну с нищим вымирающим народом. Подмена правителей РФ прислужниками других государств и транснациональных компаний — главный метод новой войны. В РФ власть, обслуживающая интересы других государств и транснациональных компаний. Народ для них только обуза. Тем более пенсионеры и дети — они прибыль не приносят, а расходы на них есть. Победа или смерть.Анатолий Лукьянов:Устранение Путина мало что может изменить. Кто бы, что не говорил, но Владимир Путин российским обществом востребован. Оно, т. е. общество откажется от Путина (или же он уйдёт сам), если общество изменится. Наиболее вероятным сценарием считаю распад РФ. Не исключено, что Федерация преобразуется в Соединенные штаты России, как это предрекает писатель Дмитрий Быков.Irina Kozlova:Начну с исторического факта: Король Франции Генрих IV претерпел много покушений и оставался жив, потому что хотел жить, он был легко убит, когда жизнь стала ему безразлична. Ещё один пример экс-президент Франции Де Голь претерпел много покушений, но умер в собственной постели от старости, после всего президентского срока. Известный писатель и философ сказал, что человек жив, пока у него есть воля к жизни. Мне неизвестен человек, который бы на сегодняшний день больше подходил для роли президента России, чем Путин, так что всё зависит от его воли к жизни. Я считаю целью президента, улучшение жизни в России и сохранение единства России. С моей точки зрения создание Третьего Рима не нужно никому. Западники не любят Россию только потому, что она хочет быть самостоятельным никому не подчиняющимся государством и у нас есть сила, чтобы быть таким государством. Ведь Россию хотят уничтожить не граждане США, и может быть даже не государство США. Самое главное, чтобы Путин обладал волей к жизни, а народ сплотился около президента и не нужна пятая колонна. Так что мой лозунг — уничтожим пятую колонну.Владимир Соболев:История человечества имеет строго религиозный смысл. Это для продвинутых, которые упёрлись лбом в стену , пытаясь понять ход истории с материалистической точки зрения. Вы — ещё не упёрлись, поэтому обойдёмся без понятия Третий Рим. Западники или англосаксы руководствуются в отношении России не чувствами: любят, не любят, не их инструменты. Во враждебных действиях англосаксов лежит сугубый прагматизм. Исторически сложилось так, что Запад не имеет практически никаких ресурсов, обеспечивающих их высокий жизненный уровень, а жить они хотят хорошо и даже очень хорошо за счёт других менее расторопных. Если они не завоюют страны с полезными ископаемыми и, в частности Россию, то, как минимум будут влачить жалкое существование, а то и погибнут, а Запад, как вполне разумное образование, этого естественно не хочет. И борется за своё существование всеми доступными ему средствами. Нам эти средства могут казаться плохими, очень плохими, подлыми, гадкими, лишёнными всякой нравственности, бесчеловечными, но по другому запад не может и не будет: это война на выживание, кто кого — или англосакс, или весь остальной континентальный мир. И ничего личного!Добавим, что опрос проводился с 8 по 14 ноября. В нём приняли участие 2412 блогеров, оставивших 470 комментариев по теме опроса.Напомним, что, по мнению эксперта ИА REX, социального психолога, кандидата медицинских наук Марка Сандомирского наиболее вероятен, к сожалению, национал-экстремистский сценарий развития российского общества. «Почему наиболее вероятен? Это удобное русло канализации растущей социальной напряжённости — так же, как когда-то в Веймарской Германии. Почему к сожалению? Очевидно, возможны массовые антисоциальные эксцессы, не исключается также раскол страны», — считает эксперт.В то же время эксперт ИА REX, политконструктор Юрий Юрьев полагает, что ни один из упомянутых сценариев не выглядит реальным. «Русского солдата мало убить, его нужно ещё и повалить. То же самое и с Путиным. Путин это патрон в патроннике, а в обойме ещё много следующих Путиных. Допустим, кому-то удаётся уничтожить Путина. Что должен сделать его преемник? Во-первых, стабилизировать „путинский курс“, иначе ему не на что будет опереться. Во-вторых, заблокировать „антипутинский курс“, иначе и преемника прикончат. В-третьих — отомстить, иначе есть риск возникновения „гиперпутинского курса“. Чтобы не создавать столь же нудный текст с обильным пиаром персоналий, как у этих сценаристов, можно сказать лишь одно: „Это — Спарта!“. Кстати, эти все сценарии, скорее рекламирующие „советологов-кремленологов“, чем прогнозирующих реалии, можно будет свернуть в трубочку после выборов в США, поскольку геополитика США в любом случае изменится в связи с появлением на политической арене США активных сообществ военных ветеранов, не желающих превращения государств планеты в территории власти банд», — резюмирует эксперт.

15 ноября 2012, 14:48

Мировой кризис – спланированное начало глобальных процессов

Интервью 2009 г., с писателем-историком Валерием Шамбаровым.   -    Валерий Евгеньевич, в своей книге “Антисоветчина. Оборотни в Кремле” вы описали, что так называемая Великая Депрессия 1929 г. была организована искусственно. А что вы можете сказать о нынешнем кризисе?   -    Не только Великая Депрессия, но и все масштабные кризисы в США с начала ХХ в. создавались искусственно. Кстати, в одном из выступлений президент Медведев сказал, что о приближении кризиса было известно, Россия предупреждала иностранных партнеров, но никаких мер не предпринималось. А с чего их стали бы предпринимать? За океаном о предкризисных явлениях знали не хуже нашего. Но неужели президент или его советники не знакомы с работами известного политолога Ральфа Эпперсона и других авторов, которые как раз и показали, что подобные вещи планируются целенаправленно ради сверхприбылей международных банкирских кругов, а главное – решения глобальных политических задач? -    -    Вы считаете, финансовые и экономические потрясения будут связаны с политикой?   -    Без сомнения. Они связаны всегда. Механизм таких манипуляций описан Яном Козаком в его книге “Без выстрела”: создайте проблему, а затем подтолкните людей, которых она задела, к требованию законов, благоприятных тем, кто создал проблему. Именно такими способами уже неоднократно пользовались финансово-политические силы, которые великий русский философ И.А. Ильин назвал “мировой закулисой”. -    -    Можете ли Вы привести конкретные примеры?   -    Сколько угодно. Начнем с кризиса 1907 г. Крупнейший американский банкир того времени Дж.П. Морган провел несколько месяцев в Лондоне и Париже, консультируясь с британскими и французскими Ротшильдами, с которыми был тесно связан, а по возвращении в США вдруг стал распространять слухи, будто нью-йоркский Knickerbrocker Bank неплатежеспособен. Вкладчики перепугались, кинулись изымать деньги. Но хорошо известно, что в любом банке находится лишь небольшая часть вложенных средств, остальное отдается в заем, вкладывается в те или иные проекты. При одновременном массовом изъятии наличности наверняка не хватит – что и произошло. Катастрофа одного банка переполошила вкладчиков других, они тоже принялись забирать деньги, покатилась повальная паника. Причем Морган, спровоцировавший ее, выглядел мудрым “пророком”. Банки, чтобы расплатиться с клиентами, стали изымать средства, вложенные в различные предприятия и отрасли хозяйства, финансовая паника переросла в экономический кризис. -    -    А каковы были политические последствия?   -    После кризиса на пост президента удалось провести Вудро Вильсона. Его программа “Новая свобода” выставляла этого кандидата как защитника “маленьких людей”, пострадавших от потрясений. Хотя на самом деле за ним стояли тузы Уолл-стрита – Морган, Шифф, Варбурги, Вандерлип и др. А непосредственно “вели” президента и стали серыми кардиналами при нем финансисты Мандел Хаус и Бернард Барух. И под предлогом того, чтобы не допустить подобных кризисов в будущем, в 1913 г. была создана Федеральная Резервная Система. Это аналог Центробанка, но система не является государственным учреждением, а представляет собой кольцо частных банков. Правительству США она не подотчетна, тем не менее, ФРС получила право печатать доллары, ссужать их государству и определять его финансовую политику. Как отмечал конгрессмен Ральф Пэтмэн, “сегодня в Соединенных Штатах мы имеем, по существу, два правительства”, одно конституционное, одно теневое. -    -    То есть, кризис был вызван для проведения внутренних реформ в США, выгодных банкирам?   -    Эти реформы, конечно же, не являлись самоцелью. Они стали инструментом, который использовался для колоссальных потрясений на международной арене. Одно из них – Первая мировая война. Воротилы, входящие в ФРС и в окружение Вильсона, очень крепко погрели руки на ней. Второе – революция в России. В ее финансировании и организации активно участвовали те же Морган, Варбурги, Шифф и т.п. Многочисленные доказательства этого приводились в книге профессора Э. Саттона “Уолл-стрит и большевистская революция”, в недавно прошедшем на телеэкранах фильме Е.Н. Чавчавадзе “Лев Троцкий – тайны мировой рефолюции”, в моей работе “Нашествие чужих. Заговор против империи”. Ну а после крушения России и военных бедствий была предпринята первая попытка глобализации и создания “мирового правительства”, Лиги Наций. Из писем и дневников упомянутого серого кардинала Хауса известно, что целью ставилось мировое господство США. Америка должна была лидировать в Лиге Наций и навязывать другим странам свою волю под флагом защиты “демократических ценностей”. Они провозглашались некой самодовлеющей величиной, а США выступали мировым учителем и контролером “демократии”. Но антиглобалистские тенденции и в Европе, и в самой Америке оказались еще слишком сильны, и реализовать план не удалось. -    -    Но вернемся к теме нашей беседы. Пока мы разбираем последствия только одного кризиса.   -    Второй был организован в 1920 г. В его механизме сумел разобраться конгрессмен Линдберг, в своей книге “Экономические тиски” он писал: “Согласно закону о Федеральном Резерве, паники создаются на научной основе. Данная паника была первой, созданной научно, она была просчитана подобно математической задаче”. Действительно, ФРС стала готовым инструментом для организации кризисов. В 1920 г. был резко сокращен кредит, банки получили указание требовать возврата долгов. Итог – разорение миллионов американских фермеров, их земли были подешевке скуплены крупными финансовыми корпорациями. Кроме того, вылетели в трубу много мелких и средних предприятий и 5400 банков. Какая задача преследовалась? Как ни парадоксально, сокрушение “классического” капитализма. На словах от него, разумеется, никто не отказывался, но уничтожалась база свободного предпринимательства. Весь американский бизнес должен был перейти под контроль группировки могущественных олигархов. Кризис 1920 г. начал этот процесс, Великая Депрессия 1929 г. завершила. -    -    За ее организацией стояли те же круги?   -    Да, это доказано. Механизмы, приведшие к Депрессии, разобраны в работе Р.Эпперсона “Невидимая рука или введение во взгляд на историю как на заговор”. В США развернулись широчайшие биржевые спекуляции, причем внедрилась методика продажи акций в кредит, при оплате лишь 10 % стоимости. Для покупателей это было чрезвычайно выгодно. Но в договоры вводился пункт – при определенных условиях брокер был вправе потребовать в 24 часа вернуть полную сумму. Казалось бы, ничего страшного, если понадобится, владелец продаст часть акций и расплатится. Но по сигналу верхушки Уолл-стрита такое требование было предъявлено сразу многим держателям акций. Их выброс на биржу вызвал понижение стоимости. Тут же кинулись продавать другие владельцы акций, и произошел обвал. Известно, что в день “черного вторника” Бернард Барух привел на нью-йоркскую биржу своего друга Уинстона Черчилля – продемонстрировать собственное могущество и начало катастрофы мирового уровня. Сам Барух, как и его коллеги из финансовой элиты США Варбурги, Диллон, Кеннеди и пр. заблаговременно избавились от акций и ничуть не пострадали. -    -    Каковы же были результаты?   -    Кризис был затяжным и очень тяжелым. А Федеральная Резервная Система, созданная, вроде бы, для предотвращения таких бедствий, наоборот, усугубляла его. Она вправе регулировать объем денежной массы, и стала резко сокращать ее. За 4 года количество денег, находившихся в обращении, уменьшилось с 45,7 до 30 млрд $, более чем в 1,5 раза! Это затруднило расчеты, парализовало кредит, лопались банки, останавливались заводы, миллионы людей остались без работы, а то и без крыши над головой. После чего в 1932 г. финансисты провели на пост президента Франклина Рузвельта. Он со своей программой “Новый курс”, как когда-то Вильсон, провозглашался защитником “маленького человека”. Хотя его предвыборную кампанию возглавляли те же Хаус и Барух – который стал при президенте главным советником. И в команду Рузвельта вошли представители крупнейших банковских концернов. -    -    То есть, люди совсем не “маленькие”?   -    Да уж какие “маленькие”! Рядовым американцам, наоборот, еще раз досталось. Под предлогом “антикризисных” мер Рузвельт провел радикальные преобразования. В апреле 1933 г. он отменил золотой стандарт – свободный обмен долларов на золото, и осуществил принудительный выкуп золота у населения. Отказавшимся сдать золото грозило тюремное заключение или солидный штраф. А в октябре 1933 г., когда большую часть золота уже “выкупили”, Рузвельт объявил о девальвации доллара. Обесценил бумажки, полученные гражданами за драгметаллы. Добавился еще ряд подобных шагов, и “антикризисные” меры ограбили американцев не меньше, чем сам кризис. Мелкий и средний бизнес в США был окончательно подорван. Разорилось 16 тыс. банков. А организаторы катастрофы скупали обесценившиеся акции предприятий, и в итоге 100 из 14.100 американских банков стали контролировать 50 % активов страны. -    -    Получается, небольшая группа лиц обворовала все государство?   -    Не только обворовала. Одним из тех, кто понял, что произошло, был конгрессмен Луис Мак Фэдден. Он писал, что ФРС “незаконно захватила правительство”, что денежные ресурсы США отныне контролируются группой “Фест нэшнл банк” Моргана и “Нэшнл сити банк” Куна-Лоеба, и приходил к выводу – “в Соединенных Штатах устанавливается мировая банковская система. Сверхгосударство, управляемое международными банкирами и промышленниками, чтобы подчинить мир своей воле”. Мак Фэдден пытался выдвинуть официальное обвинение в ограблении народа и заговоре, дважды в него стреляли наемные убийцы, третье покушение удалось – он был отравлен. А Рузвельт в рамках тех же “антикризисных” мер менял и сам облик США, похоронил “классический” капитализм, отбрасывал демократические “свободы”. Ввел планирование, регулирование экономики, жесткое вмешательство государственных ведомств в деловую и частную жизнь американцев. -    -    Но Великая Депрессия поразила не только США.   -    Да, это был первый из американских кризисов, перекинувшийся на другие страны. Особенно болезненным он стал в том государстве, которое сильнее всех было связано с американским бизнесом – в Германии. И силы “мировой закулисы” использовали это, чтобы привести к власти Гитлера. Американские политики и спецслужбы заинтересовались им еще с 1922 г., с 1923 г. его партия получала крупные суммы из-за границы. В окружении Гитлера очень отчетливо можно выделить “американский след”, подробно я разбирал этот вопрос в своей книге “Антисоветчина”. В частности, “финансовым гением” фюрера был Ялмар Шахт, тесно связанный с Уолл-стритом. Почти все предприятия в Третьем рейхе, производившие вооружение, были совместными, германо-американскими. По расчетам “мировой закулисы”, Гитлер должен был сокрушить конкурентов США в Европе, а потом его требовалось столкнуть с СССР, чтобы они измочалили друг друга. А цель ставилась прежняя, мировое господство Америки. Так же, как после Первой мировой, создавалось “мировое правительство”, ООН, верховодить там должны были США, а навязывать свой диктат остальным странам снова предполагалось под флагом “защиты демократических ценностей”. -    -    И этот план опять сорвался?   -    Он удался наполовину, в отношении Западного мира. Но СССР, вопреки всем ожиданиям, вышел из войны не ослабленным, а усилившимся, очень быстро преодолел разруху, обрел свое ядерное оружие (перечеркнув план Баруха о ядерной монополии США). И пришлось вести длительные подрывные операции по развалу Советского Союза. Кстати, отмена Рузвельтом золотого стандарта дала ФРС возможность печатать доллары вообще неограниченно, каждые 10 лет денежная масса примерно удваивалась, и потоки “баксов” заливали весь мир, вовлекая его в сеть финансовых игрищ. Был и еще один “промежуточный” кризис, в 1978 г. А результат – принятие в 1980 г. закона, который предоставил ФРС контроль над всеми депозитарными учреждениями США, независимо от того, имеют они отношение к ФРС или нет. В тот раз очередной раз нашелся конгрессмен, Ральф Пэтмен, председатель комиссии по банкам Палаты представителей, обративший внимание, что надо бы контролировать саму ФРС, потому что ее не проверяли со времени создания, с 1913 г. Ему повезло больше, чем Мак Фэддену. Его просто сместили с поста председателя комиссии. -    -    Как, по-вашему, будет протекать нынешний кризис?   -    Он будет долгим, продлится, по крайней мере, несколько лет – с неожиданными поворотами и «наворотами», временными стабилизациями и новыми рецидивами. Ведь организаторам надо выбить из колеи обывателя, деморализовать, заставить метаться, вогнать в прострацию, чтобы он с радостью и с облегчением принял реформы, которые ему предложат. -    -    А что это будут за реформы?   -    В предшествующий период, после Второй мировой войны, “закулисе” удалось превратить большинство западных обывателей в натуральных зомби – бездуховных, бескультурных, сытно жрущих, совокупляющихся, зацикливших жизнь в покупках и потреблении, легко программируемых рекламой и средствами массовой информации. Сейчас будут внедряться механизмы управления этими зомби. А именно – жесткая диктатура. Причем сами несчастные американцы будут пребывать в уверенности, что у них сохраняется “демократия” (хотя ее уже давно упразднили, в Америке нет даже всеобщего избирательного права). Искренне поверят, что диктаторская система нужна во благо той же “демократии” и для их собственной пользы. Словом, США будут превращаться в Империю Зла не только по содержанию, но и по форме. -    -    А на международной арене?   -    Так же, как в 1929 – 33 гг “мировая закулиса” обворовала американцев, теперь она обворует другие страны. И эти дела начались еще до кризиса, вспомним хотя бы отправку российского золота в “стабилизационный фонд”. А в политическом плане будет сделан дальнейший шаг к глобализации. Можно привести пример. Допустим в неком доме один жилец хочет контролировать остальных. Он устраивает прорыв отопительной трубы и заливает всех. Потом созывает собрание жильцов и предлагает: чтобы избежать таких бедствий, надо создать комиссию, которая получит право заходить в любую квартиру, проверять, указывать хозяевам. Сам автор диверсии при этом становится председателем комиссии. А жильцы, не желающие пускать ее, объявляются врагами – получается, что они подвергают опасности затопления весь дом. Следовательно, к ним допустимо выламывать двери, принуждать силой, наказывать. -    -    Как вы считаете, сможет ли нынешнее руководство России противостоять попыткам “выламывания дверей”? -    Вот это вопрос очень сложный. Ведь в самом этом руководстве наблюдаются слишком противоположные тенденции. Все знают, как оно дало отпор распоясавшимся грузинам, выражает озабоченность окружением России военными базами НАТО, нагнетанием антироссийских настроений у прибалтов, украинцев. Но почему-то в это же время вдруг появляются планы очередных военных реформ с массовым сокращением сухопутных войск, офицерского состава, прапорщиков. Как это прикажете понимать? Тут уж поневоле выстраивается эдакая логическая цепочка: нашу армию больше 20 лет, начиная с “перестройки”, ломали и кромсали реформами, потом натравили Грузию, но оказалось, что войска еще боеспособны, и хотя бы грузин разгромить могут. Значит, надо еще сокращать. Нет, я, конечно же, далек от того, чтобы в чем-то обвинять или подозревать президента, премьер-министра. Хорошо известна их патриотическая позиция во время конфликта в Южной Осетии, известны их указания о необходимости укрепления обороны страны. Но получается, что рядом с ними, в том же руководстве государства и вооруженных сил, кто-то действует вопреки линии президента и премьер-министра? Вот и остается гадать, почему это оказывается возможным? А отсюда неоднозначным получается и ответ на ваш вопрос. Он будет зависеть от того, какие же силы и тенденции все-таки возьмут верх в российских высших эшелонах. Вел беседу Дмитрий Якунин

15 ноября 2012, 08:22

По разные стороны идеологических баррикад

Жизни царских офицеров и генералов, происходивших из одной культурной среды, воспитанных в одних патриотических идеалах, после 1917 года зачастую настолько круто менялись, что остаётся только удивляться перипетиям их судеб. Вместе с тем интересно сравнивать эти жизни с жизнями близких им людей, которые после революции 1917 года встали по другую от них сторону баррикад и были вынуждены подчас сражаться против своих же родственников. К сожалению, российская история ставя близких людей перед гражданским выбором – остаться ли приверженцем идеалов царской России и уехать в эмиграцию или же стать сторонником новой большевистской власти, - на долгие годы раскалывала семьи, превращая личные трагедии в символ общей большой трагедии всей страны…Братья Алексей и Павел Игнатьевы принадлежали к старинному знатному графскому роду. Их дядя, генерал Николай Игнатьев, был известным дипломатом, русским послом в Константинополе, человеком, подписавшим Сан-Стефанский договор, положивший конец Русско-турецкой войне в 1877 году. Алексей Алексеевич Игнатьев пошёл по семейной традиции на военно-дипломатическую службу. Был военным атташе в странах Дании, Швеции, Норвегии, с 1912 года – на дипслужбе во Франции.Несмотря на то, что практически всё русское общество ожидало весьма скорейшей победы русского оружия в начавшейся Первой мировой войне, - война подзатянулась, перейдя из активной фазы в фазу позиционных боевых действий. Причины тому были разные, и не самой последней стояла нехватка боевых припасов. На помощь русской военной промышленности пришёл француз Андре Ситроен (будущий крупный автопромышленник, в 10-е годы ХХ века он занимался оружейной индустрией). К 1915 году в районе набережной реки Жавель, на бывшем капустном поле (всего-то в паре километрах от Эйфелевой башни) Ситроен отстроил завод для конвейерного производства шрапнельных снарядов (калибр 75-ти миллиметров). Андре Ситроен не отказал и Алексею Игнатьеву с его «русским» военным заказом.Для закупки французского оружия царским правительством Игнатьеву были выделены средства, выраженные в 225 миллионов франков золотом, и Игнатьев был единственным человеком, кто имел право распоряжаться государственным счетом России в «Банк де Франс». После революции 1917 года Игнатьев переводит эти деньги на свой личный счёт.Революционные события и смута Гражданской войны в России поначалу никак не повлияли на Алексея Игнатьева: в равной степени он равнодушен как к большевикам, так и к белому движению. Однако чуть позже ему пришлось всё же определиться, - и не в пользу эмигрантского белого движения.Белоэмигранты, рассчитывавшие на то, что царский генерал всю огромную по тем временам сумму денег пожертвует на борьбу с Красной Россией, были возмущены его позицией, выражавшейся в заявлении Игнатьева о том, что он знает один свой долг — перед Россией, даже если ее называют красной, а деньги передаст только представителю законной российской власти. И действительно, в 1924 году Алексей Игнатьев пришёл на приём к торговому представителю Советской России во Франции, Леониду Красину и предложил отдать деньги. Для себя он просил при этом возвращения ему русского гражданства и возможности вернуться в Россию.Этот поступок Алексея Игнатьева получил всеобщее осуждение не только со стороны общества белых эмигрантов: от него отреклась его мать, Софья Сергеевна, а родной брат Павел даже стрелял в него – вот до чего доводил людей раскол во взглядах и убеждениях (справедливости ради, надо сказать, что братская любовь смогла позже растопить лёд в отношениях Алексея и Павла, и Павел перед смертью даже попрощался с брато)…Судьба Павла Игнатьева до революции складывалась тоже довольно успешно в русле военной (а позже и разведывательной) деятельности.Павел Игнатьев блестяще закончил Киевский лицей, учился в Петербургском университете (получив липлом лиценциата права). Военную службу проходил в гусарском полку, позже поступил в Академию Генерального штаба. Во время Первой мировой войны Павел Игнатьев возглавляет командование 2-м эскадроном лейб-гвардии гусарского полка и вместе с этим полком участвует во всей Восточно-Прусской кампании.После серьёзного ранения в ногу Павел Игнатьев вынужден был покинуть ряды воевашей армии и заняться вопросами разведывательной деятельности. Так, с 1915 года он работает в Париже в интересах русской разведки, позже становится начальником Русской миссии в Межсоюзническом бюро при военном министерстве Франции. После 1917 года Павел Игнатьев остаётся во Франции и поддерживает белоэмигрантское движения (которое, несмотря даже на выстрел в брата-предателя, воспринимает Павла очень холодно). Умер Павел Алексеевич Игнатье в 1931 году.Алексей Игнатьев же, герой-миллионер, вернувший целое состояние на Родину, смог вернуться в Россию в 1937 году. В СССР Игнатьев повторно получает звание генерал-майора (уже Красной Армии). Работает преподавателем в Военной Академии, занимается редакторской деятельностью в Воениздате, и по одной из легенд – именно Алексею Игнатьеву принадлежит идея возвращения в советскую армию погон…Необычна судьба и у двух других братьев – братьев Свечиных, мужественных людей, закалённых духом ещё царской армии, однако, позже разошедшихся по руслам альтернативно-исторических русских дорог.Свечины принадлежали старинному дворянскому роду. Михаил окончил 2-й Кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище, и был выпущен в чине корнета в лейб-гвардии Её Величества Кирасирский полк. Михаил Свечин до 1917 года последовательно продвигался от чина поручика до генерал-лейтенанта. После революции Михаил Свечин воюет в качестве шефа Сводной кавалерийской дивизии на Юго-Западном фронте, позже он становится командиром 1-го Кавалерийского корпуса.В декабре 1917 года, переодевшись в солдатскую форму, Михаил Свечин прибывает к генералу Алексееву в Новочеркасск. Весной 1918 года Свечин участвует в Общедонском восстании, после занимает должности начальника штаба по обороне Новочеркасска и начальника штаба Южной оперативной группы Донской армии. Михаил Свечин участвовал на Парижской мирной конференции в составе дипломатической делегации от Донской республики. Окончательно покинуть Россию он был вынужден в марте 1920 года.В эмиграции Михаил Свечин живёт сначала в Сербии, потом в Германии и окончательно оседает во Франции, в Ницце. Живя заграницей, Свечин не забывает о том, кто он, чтит русские традиции, - и участвует в деятельности правления «Общества взаимопомощи бывших юнкеров Николаевского кавалерийского училища». Также Свечин начальник подотдела местного отделения Русского Обще-Воинского Союза (РОВСа), в организации, объединявшей множество военных союзов и эмигрантских обществ. Занимался Свечин и писательской деятельностью – его военные очерки публиковались в эмигрантском журнале «Военная быль». Всю свою жизнь и деятельность Свечин описал в мемуарах «Записки старого генерала о былом».Александр Свечин, как и его брат, тоже окончил 2-й Кадетский корпус, затем поступил в Михайловское артиллерийское училище. В 1903 году он заканчивает Николаевскую академию Генерального Штаба по 1-му разряду и остаётся служить при Генштабе. Воевал в русско-японскую войну, в 1-ю Мировую он вступил командиром полка, позже – служил в крупных штабах, был офицером-вестовым при штабе Верховного Главноклмандующего, составлял сводки для Ставки о ходе боевых действий и операций.Михаил Свечин принял большевиков не сразу: «До марта 1918 года я был враждебно настроен к Октябрьской революции. Но наступление немцев заставило меня остановить свой выбор на советской стороне», - так он пишет сам в своих мемуарах. После вступления в Красную Армию, Свечин был назначен начальником Всероссийского главного штаба. Позже, Л. Троцкий оценив Александра Свечина как крупного военного специалиста царской армии, назначает его преподавателем Академии Генерального штаба Красной Армии.До сих пор сложно оценить тот теоретический научный вклад, который внёс Александр Свечин в военную дисциплину. Более того, именно он с поразительной точностью предсказал весь ход грядущей Второй Мировой войны. Ещё в 30-е годы он писал, что первой жертвой гитлеровской агрессии будет Польша. Свечин утверждал, что Гитлер при нанесении удара будет руководствоваться не экономическими мотивами (в частности, выступит не по экономически развитым районам Украины), а политическими. Поэтому основной удар немецких войск придётся на полуаграрную Белоруссию – это наикратчайший путь к Москве.Ещё одним примером поразительного предвидения Свечиным будущих военных действий был предложенный им план обороны Украины. План заключался в том, чтобы сдав практически без боя правобережную часть этой страны (и тем самым сохранить человеческую численность армии), - укрепиться на левоим берегу, превратив Днепр в настоящий непроходимый танковый «ров» естественного происхождения.Тем не менее, эти военно-стратегически «пророчества» не были услышаны военным командованием СССР, а по слухам, свечинская критика развёртывания военно-промышленной индустрии на Западе страны и вовсе раздражала Сталина. Неудивительно, что уже в начале 30-х годов над Александром Свечиным начинают сгущаться тучи: в 1930-м году его арестовывают по делу «Национального центра», однако, вскоре отпускают. В 1931 году его арестовывают уже по делу «Весны» (общее название репрессивн-карательных процессов против красноармейских офицеров, служивших ранее в царской армии) и дают 5 лет содержания в лагерях. Фортуна Свечину улыбается и на этот раз – через год его снова освобождают, и Александр Андреевич возвращается в Красную Армию. С 1936 года Свечин на службе в Генеральном Штабе РККА, в качестве заведующего кафедры военной истории, но вскоре его снова арестовывают – за упоминание в собственной биографии о родном брате Михаиле. В ходе следствия Александр ни в чём не сознался, никого не оговорил. Этот арест становится роковым, - вскоре Александра Свечина расстреливают.Как видно из рассказа об этих людях, назвать их жизнь счастливой можно вряд ли. При всей несхожести их судеб, единственное, что было общее у всех них – это огромная безмерная любовь к Родине, служению которой они отдали (вне зависимости от своих идеологических представлений) себя полностью. Непросто сложидась судьба трёх братьев Махровых, выходцев из русской военной фамильной семьи. Пётр, Василий и Николай с самого детства видели себя в качестве военных.Пётр Семёнович Махров окончил Московское военное училище и Николаевскую Академию Генерального штаба. Ещё только учась в Академии, Пётр по собственному желанию уезжает на фронт воевать с японцами – в 3-ю Манчжурскую армию. Перед началом 1-й Мировой войны Пётр Семёнович в должности начальника штаба 34-й дивизии. Командуя 13-м Сибирским стрелковым полком, отличился Махров в 1917 году в боях на рижском направлении, осенью этого же года (будучи уже генерал-майором) он вступает в должность генерал-квартирмейстера 12-й армии. За героизм, проявленный в войнах, был удостоен многих наград.С началом Гражданской войны Пётр Махров вступает в Добровольческую армию, и активно ведёт борьбу с большевиками в составе Белой Армии. Основной сферой деятельности Махрова было управление военными сообщениями при армиях Деникина, Шкуро, Врангеля, в подчинении которых он был в разное время в период Гражданской войны. В 1920-м году Пётр Махров эмигрирует в Польшу, где занимается обустройством и защитой русских солдат, задержавшихся в Польше после подписания Рижского договора с Советской Россией. С 1925 года Махров оседает в Париже, где начинает новую для себя, полную трудностей и житейских препятствий жизнь обыкновенного эмигранта.Наверное жизнь вдали от Родины, которую он как и всякий русский офицер, отдавшей её защите немало лет и здоровья, наложило некий отпечаток на Петра Махрова: его идейная позиция полного неприятия большевистской власти со временем трансформируется. Он начинает склоняться к идее взаимного сотрудничества эмигрантов с Советской Россией, поддерживает движение «Смены вех», много ездит с лекциями в защиту большевистской власти по Франции, а перед Второй Мировой войной выступает даже с предложением о создании эмигрантских русских батальонов, которые бы воевали с немецким агрессором. Естественно, для большинства людей эмигрантской среды обитания эта позиция Петра Махрова была неприемлимой, многие приняли его призывы к сотрудничеству с СССР за личное оскорбление, и до самой своей смерти в 1964 году Пётр Махров был, в общем-то, «белой вороной» среди эмигрантов.Николай так же, как и брат, окончил военное училище и Николаевскую Академию Генерального штаба (по первому разряду). Николай тоже воевал - с 1915 года он числится старшим адьютантом в штабе 20-го корпуса. Николай Махров – один из тех счастливчиков, которые вышли из окружения в Августовских лесах в начале 1915 года (в ходе Мазурского сражения) под предводительством полковника В. Н. фон Дрейера. За время службы в царской армии Николай Семёнович прошёл путь от юнкера до генерал-майора Императорской армии. В отличие от двух других своих братьев Николай благосклонно относился к событиям октября 1917 года, а в 1918 году и вовсе перешёл на сторону Красной Армии, и вскоре получает звание комбрига. Удивительное дело, но во время Гражданской войны дивизия Николая Махрова стояла под Царицыным напротив войсковых соединений, в которых несли боевую службу его братья. Именно к этому периоду времени относится эпизод, описанный позже в мемуарах Петра Махрова. Однажды, во время недолгого перерыва в боях между белой и красной армиями, к Петру Семёновичу пришёл военный врач, который попал в плен к белогвардейцам с весточкой от Николая Семёновича. «Николай Семёнович просил передать вам, что он ...очень страдает, не имея возможности перейти на сторону бе¬лых... Он командует бригадой в 28-й стрелковой дивизии, которая действу¬ет на севере под Царицыном против армии генерала Врангеля. В одном из последних боев я предупредил Николая Семеновича, что решил перейти на сто¬рону белых. Вот он к дал мне поручение передать вам и вашему брату Василию Семеновичу свой привет и сказать, что он сам перейти не может, так как жена Наталья Даниловна и дочь Тамара объ¬явлены заложницами... Им пользуются как военным «спецом», и к нему при¬ставлен комиссар, который следит за каждым его шагом», - такова была суть весточки вкратце.Вообще, Никодай Махров тяжёло переживал вынужденную разлуку с братьями. Об этом говорит хотя бы тот факт, что уже в мирное время, в 20-е и 30-е годы он ухитрялся через Международный Красный Крест отправлять письма братьям, что по тем временам в СССР было довольно небезопасно.Василий Семёнович Махров – тоже выходец из царской русской армии и от монархических идеалов после революции не отказался, воюя с большевиками в рядах знаменитой Дроздовской дивизии, действовавшей на Кубани. После разгрома белых войск Василий вынужден был эмигрировать и остаток жизни прожил в Тунисе.

09 ноября 2012, 13:37

Центрально-Азиатский регион в Большой Игре

Центрально-Азиатский регион в Большой Игре  Леонид Савин Профессор Высшей военно-морской школы США и один из авторов концепции сетевых войн Джон Аркилла в недавнем выпуске издания «Foreign Policy» назвал свою статью до удивления откровенно: «Да, Россия - это наш главный геополитический враг»" (Yes, Russia Is Our Top Geopolitical Foe). Хотя публикация была, в основном, посвящена оправданию резкого высказывания Мита Ромни в адрес России и общим положениям геополитического противоборства сил суши и сил моря, уходящим корнями еще в XIX век, стоит задуматься о возможных геополитических катаклизмах и роли внешних сил в новой Большой Игре. Если страны-соседи на Востоке - Украина и Беларусь - являются для нас, в принципе, хорошо понятными игроками, то ситуация в странах Центральной Азии более сложная.  В целом можно сказать, что 2012 год стал переломным в процессе переформатирования стратегического ландшафта Азии. И хотя основные события разворачиваются в юго-восточной части континента, перемены неминуемо затронут и Центральную Азию. США продолжают рассматривать этот удаленный от береговой линии регион в качестве важного плацдарма для контроля как над Тихим океаном, где идет перегруппировка военных сил, так и над зоной Персидского залива, являющегося тем самым «горлышком», от которого зависят мировые поставки нефти. Прежде всего, Вашингтон не упустит шанса «перекрыть кислород» Пекину, точнее, поставки энергоресурсов из Казахстана и Туркменистана, а также возможности манипуляций в отношении проекта «Нового Шелкового Пути». Это значит, что Белый дом будет играть и на китайских/антикитайских интересах.  Следует учесть и интересы других геополитических игроков - Индии, Китая, Турции, стран Персидского залива и ЕС, а также противоречия между государствами этого региона. Иными словами, будущее «мягкого подбрюшья Евразии», по определению Збигнева Бжезинского, рождается сейчас, и для его формирования нужно учитывать ошибки прошлого. Здесь достаточно вспомнить, как после распада Советского Союза бывшая партийная номенклатура начала строить национальные государства. Эффект «размораживания» привел тогда к вооруженным конфликтам на этнической и религиозной почве. (Особенно болезненно этот процесс проходил в Таджикистане.) Неопределенность курса России в эпоху Ельцина также не давала особого выбора постсоветским странам, которые обратили свой взгляд на Запад и часто именно там находили поддержку. Одновременно с политической и экономической помощью в страны региона приходили и иностранные спецслужбы. Создавались агентурные сети. Здесь свили гнезда и радикальные исламисты. Развернули свою деятельность западные неправительственные организации. И все эти структуры, хотя и разными методами, но привели к снижению роли государства в странах региона. А ослабление центральной власти неизбежно приводит к межэтническим трениям, которые, к сожалению, до сих пор происходят в регионе, особенно в Ферганской долине.  Цветные революции, которые всколыхнули и Центральную Азию, в первую очередь, Киргизию, заставили политическую элиту стран региона пересмотреть свое отношение к безусловной поддержке «демократических реформ», более внимательно относиться к геополитическим императивам. В Казахстане, например, были введены ограничения на выезд молодежи за рубеж на учебу. Предпринять такие меры, как говорится, жизнь заставила. После возвращения домой молодые люди начинали пропагандировать либеральные ценности, что нередко шло вразрез с интересами своей страны. Вообще, Казахстан - это, пожалуй, единственное государство Центральной Азии которое изначально следовало геополитическим принципам. Нурсултан Назарбаев практически сразу же после распада СССР предложил новую модель интеграции на постсоветском пространстве. Остальные страны, можно сказать, действовали реактивно, а Узбекистан во внешней политике вообще следовал принципу изоляционизма. К этому можно добавить, что США, решая в регионе свои задачи, в том числе, по формированию агентурных сетей, традиционно старались действовать дипломатическими методами. Неформальная сторона внешней политики при этом была ими упущена. Образовался разрыв, который сегодня вполне может заполнить Россия, используя и межгосударственные институты, например бизнес-структуры Шанхайской Организации Сотрудничества. Вполне реально для укрепления экономического сотрудничества применять и «мягкую силу». Таможенный Союз и Евразийский Союз сами по себе могут вызвать позитивную цепную реакцию. Так, Киргизия является очередным претендентом на вступление в ТС. Таджикистан присматривается к таможенному соглашению, а министр иностранных дел Х. Зарифи заявил, что их страна присоединится к Таможенному Союзу, если в него вступит Киргизия. Россия, судя по всему, правильно оценивает роль и значение этого региона в реализации своих стратегических задач. Она сделала очень важный шаг, выступив в качестве посредника между странами региона в решении таких чувствительных вопросов, как распределение водных ресурсов. 20 сентября с.г. в Бишкеке были подписаны соглашения по гидроэнергетике между РФ и Киргизией, согласно которым российские компании будут вовлечены в реализацию проектов Камбар-Атинской ГЭС-2 и Верхне-Нарынского каскада. При этом глава РФ Владимир Путин дал четко понять, что Москва заинтересована в выработке адекватной системы взаимодействия, контроля и раздела ресурсов, которая устроит все стороны. Ясно, что на данный момент Бишкек получил серьезные преимущества перед соседями, и следует ожидать, что Ташкент, Астана и Душанбе (Рогунская ГЭС) присоединятся к выработке взаимовыгодной водной стратегии региона.  Геополитическое значение газа, нефти, урана и редкоземельных металлов, которыми обладают страны Центральной Азии, также формирует интерес внешних сил к воздействию на регион. Здесь особую роль играет Туркмения. Текущие соглашения с Россией и Китаем по поставкам углеводородов на данный момент срывают планы Запада по принципиальной переориентации Ашхабада в направлении ЕС через Турцию. В августе с.г. Анкара уже выступила с инициативой подорвать монополию России по транзиту газа в Европу, переключив на себя поставки из Туркмении, а также из Азербайджана. США пока удается манипулировать мнением лишь по вопросу газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, несмотря на то, что в проекте принимают участие компании из Китая, Южной Кореи и ОАЭ. Важно отметить, что все актуальные вопросы решаются системно. Размещение военной силы РФ и ликвидация чужого (американского) присутствия также обсуждаются в текущих переговорах. Игорь Шувалов ранее сообщил, что с Таджикистаном практически согласован вопрос продления договора о размещении 201-й сухопутной дивизии (самой крупной базы РФ за рубежом). Визит Президента РФ Владимира Путина в Душанбе 5 октября с.г. окончательно поставил точки над «i». Продление аренды на 30 лет и статус неприкосновенности российских военнослужащих – это серьезная дипломатическая победа Москвы. Кроме того, будет развиваться сотрудничество и в нефтегазовой сфере – «Газпром» займется осваиванием газоносных участков, а Таджикистан сможет покупать российские нефтепродукты без пошлины. Более деликатные вопросы, связанные с гидроэлектроэнергетикой, будут прорабатываться с учетом интересов и других региональных игроков. Кстати, в этом году Всемирный банк пытался оказать давление на руководство Таджикистана, обещая помощь в строительстве Рогунской ГЭС «в обмен на изгнание российской базы». Не получилось! В Киргизии Россия также сохранит свое присутствие, а это четыре объекта - центр военной связи, база подводных испытаний, радиосейсмическая лаборатория и авиабаза. Более того, они будут интегрированы и усилены, что в ситуации оперативного обмена информацией и нестабильностью в соседнем Афганистане будет способствовать контролю над обстановкой, прежде всего, в самой Киргизии. И хотя Россия, со своей стороны, спишет часть киргизского долга, в данном случае геополитические интересы важнее экономических. Поэтому продуманные стратегические шаги в отношении каждого актора региона и политическая воля будут играть важную роль и для будущего региона, и для России, в том числе в вопросах безопасности.  К важнейшим угрозам здесь нужно отнести как рост воинствующего исламизма, так и проблему наркотрафика, который, главным образом, направлен в нашу страну. В этом отношении дополнительную роль может сыграть ОДКБ как межгосударственная структура. Генеральный секретарь этой организации Николай Бордюжа на координационном совещании председателей комитетов по обороне и безопасности парламентов стран ОДКБ 18 сентября с.г. в Армении уже заявил о необходимости укрепления военной составляющей ОДКБ через ее реформирование. Предложение Н. Бордюжи состояло в объединении всех существующих компонентов - миротворческих сил, КСОР, двусторонних группировок, сил быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе с включением коллективного авиационного компонента. Такое военное присутствие будет являться серьезным сдерживающим фактором как от возможной агрессии извне, так и для попыток дестабилизации изнутри. Страны-соседи Центрально-Азиатского региона также могут быть вовлечены в конструктивный процесс, связанный с общей безопасностью. Это, в первую очередь Иран, Китай и Индия. Евразийская дуга нестабильности хотя и затрагивает Центральную Азию, однако управляемый извне хаос можно пресечь, тем более, что у его основного источника за океаном назрели свои серьезные проблемы.  Есть еще ряд других вопросов, которые требуют особых решений. Например, те же деструктивные сети, представляющие собой сложную смесь экстремистов-салафитов, агентов западных спецслужб, зарубежных неправительственных организаций, расплодившихся в Центральной Азии, нельзя подавить только авторитарными методами. Хотя опыт России по борьбе с терроризмом и экстремизмом салафитского толка на Северном Кавказе, с определенными корректировками, может быть вполне применим и в Узбекистане, и в Казахстане, где в последнее время происходят всплески насилия. Нужны и свои контрсети, действующие по современной логике (без иерархии, жесткой структуры и четких ограничений) и с учетом местной специфики. События в Киргизии также свидетельствуют о возможной дестабилизации республики, которая может затронуть и соседние страны. Более того, после вывода войск НАТО из Афганистана есть угроза заполнения образовавшегося вакуума радикальными политическими силами типа «Талибан», а также увеличения наркотрафика в сторону Российской Федерации. Следовательно, усиление региональной безопасности при участии России, подразумевающее тесное сотрудничество по вопросам антитерроризма, контрабанды и контроля границ, является одним из императивов для всех государств Центральной Азии. Что касается методов «мягкой силы», то культурной и экономической составляющих будет мало. Поощрение изучения русского языка, пожалуй, является постоянной стратегической задачей, однако в странах Центральной Азии и так пока понимают «великий и могучий». Его знание подразумевает не только возможность временного трудоустройства в России, что в последнее время стало источником единственного и стабильного дохода для многих граждан Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, но и причастность к элите, как было на протяжении всей советской истории. Необходимо учитывать и новую природу взаимоотношений в Центральной Азии, где происходит динамическое смешение местных акторов, которые переосмысливают свою роль как на горизонтальном, так и на вертикальном уровне стратегических осей. Экономические проекты вроде «Нового Шелкового Пути» также могут способствовать широкой интеграции. Как вариант, можно объединить патриотические силы нескольких стран для выявления экстремистских элементов и противодействия им, а также для выработки контркредо, т.е. конструктивной политической программы действий. (Упомянутый ранее Бжезинский не случайно назвал контркредо основной угрозой США в контексте роста антиглобалистских настроений по всему миру.) Для выстраивания адекватных векторов должна анализироваться и дипломатия других стран в постсоветских республиках. Например, усилившееся туркмено-китайское сотрудничество в области энергоресурсов и инвестиций, тесные связи Узбекистана и Афганистана, поступательное проникновение Индии в Таджикистан.  Все эти факторы тоже можно использовать с определенной стратегической выгодой для России.  Гибкое балансирование, направленное на создание взаимосвязанных микро-полюсов, которыми могут быть родовые кланы, политические силы и всевозможные интеграционные проекты, входящих в общее Большое интегрированное пространство Евразии региональных игроков, всесторонний учет сетевой природы и номадической культуры нынешних региональных социумов, сохраняющих преемственность кочевых традиций, - залог успешной внешней политики России в Центральной Азии. Леонид Савин - руководитель администрации Международного «Евразийского движения»       Столетие

09 ноября 2012, 10:30

Вспоминая сходку в городе восходящего солнца. Инфраструктура.

   Последнее время в среде прогрессивной общественности наметился интересный тренд – ругать и критиковать. Нет, я понимаю, что та социальная прослойка, называющая себя интеллигенцией, смысл своейжизни всегда видела в критике России и всего того что с ней связано, но сейчас же речь идет о повальной эпидемии. К интеллигенции подключились все, кто мало-мальски себя уважает и считает грамотным. Причем чем ты умнее – тем больше должен ругать и критиковать.  Если повод для критики сразу не виден, то надо не успокоиться и жить дальше, а начинать копать, чтобы где-нибудь таки и найти какую-нибудь мелочь, а потом гордо представить ее общественности. Построили дорогу? А она плохая… Постоили аэропорт? А он тоже плохой… Открыли  мост? А он не нужен, надо было раздать деньги народу… Если все хорошо построено, то включается другой аргумент – а сколько украли? Никто не знает сколько, не видел кто и когда крал, но общественность хором заявляет, что украли… А как же иначе?  И вот саммит АТЭС-2012. Информационные фекалии потекли широкой рекой. Непаханое поле для оппозиционеров, критиков, креативщиков всех видов, диванных специалистов и всех остальных. И дорогу смыло, и в аэропорту кондиционер капает и вообще все это зря, украли миллиарды, сплошная показуха и никакой пользы. Логичное продолжение – ничего толком не построили, только распилили бюджет, а надо было раздать деньги народу, купить иностранный банк, акции производителя мобильников, вообщем  вариантов правильных куча, а диванные специалисты хором решили, что неправильный способ траты денег только один и именно его выбрала  воровская власть…  А что в реальности? Инфраструктура – это фундамент любой экономики. Именно ее отсутствие тормозит развитие всего дальневосточного региона. Поэтому без решения подобной первоочередной задачи – о благосостоянии и экономическом развитии можно забыть.  Именно развитие инфраструктуры – основная статья расходов на саммит АТЭС. Давайте же посмотрим на что пошли народные денежки.1. Новый международный терминал аэропорта Владивостока.2. Остров Русский обзавелся вертодромом 3. Существенно обновлена энергетикаОАО «ФСК ЕЭС» ввело в эксплуатацию линию электропередачи 220 кВ Владивостокская ТЭЦ-2 – Зеленый  Угол – Волна, протяженностью более 15 км.С вводом новой линии в работу завершено создание энергетического кольца, объединившего основные центры питания г. Владивостока: ВТЭЦ – 2, действующие подстанции 500 кВ Владивосток, 220 кВ Волна, 220 кВ Зеленый угол.Данная схема сети существенно повысила надежность электроснабжения потребителей Владивостока, обеспечив возможность подключения объектов саммита АТЭС к энергосистеме Приморского края и разгрузку распределительной сети 110 кВ. 4. Открыт низководный мост5. Связь и коммуникации также не забыты  Для обеспечения о. Русский связью «Ростелеком» протянул по новому мосту через Босфор Восточный волоконно-оптическую линию связи (ВОЛС), связавшую остров с опорной сетью Владивостока, и построил телекоммуникационную инфраструктуру на самом острове. ВОЛС, общая протяженность которой на острове составила 137 км, соединяет 23 узла агрегации по кольцевой схеме, что увеличивает надежность предоставления услуг связи. Установленные на сети системы передачи способны пропускать трафик со скоростью до 40 Гбит/c, что позволит обеспечить высокое качество связи даже в период пиковых нагрузок во время работы саммита. Общие инвестиции в проект составили 280 млн. руб. Финансирование осуществлялось за счет собственных средств «Ростелекома». 6. Построено несколько  катамаранов для перевозки пассажиров в районе Владивостока7. На территории заброшенного военного городка создан с нуля Дальневосточный университет      8. Дороги9. Построены или достраиваются целые микрорайоны «Патрокл»  «Снеговая падь»  «полуостров Шкота» и др.9.1. Аквамарин (строить начали но строят медленно)10. Гигантский океанариум на острове русскийОбъём аквариумов экспозиционного корпуса составит более 10000 кубических метров, что позволит посетителям познакомится с  жизнью обитателей рек, озёр, морей и океанов. Для удобства наблюдения предусмотрен подводный тоннель длиной 70 метров, оборудованный движущейся дорожкой. В океанариуме будут содержаться свыше 500 видов морских и пресноводных животных, рыб, птиц, морских млекопитающих, собранных в тематические экспозиции.11. Спортивно-концертный комплекс во ВладивостокеОбъект включает в себя включает в себя 2 ледовых поля, 4 игровые площадки для баскетбола и волейбола с трибунами на 6 тысяч человек и главную ледовую арену на 7 тысяч. При необходимости ледовая арена в течение 3-4 часов может превратиться в эстраду для проведения культурно-массовых мероприятий.12. Разумеется, нельзя обойти вниманием русский супер-мост13. Газопровод Сахалин — Хабаровск — ВладивостокЭто первая на Востоке России межрегиональная газотранспортная система, которая позволит обеспечить газом крупных промышленных потребителей сразу в нескольких дальневосточных регионах (Хабаровском и Приморском краях, Еврейской АО) и начать масштабную газификацию, а также создаст условия для поставок газа в страны Азиатско — Тихоокеанского региона. Основной ресурсной базой для развития ГТС станут месторождения шельфа Сахалина, в том числе проекта «Сахалин-3».8 сентября 2011 года первый пусковой комплекс ГТС был введен в эксплуатацию. Во Владивостоке на о. Русском состоялись торжественные мероприятия с участием Председателя Правительства РФ Владимира Путина. Первым потребителем газа в Приморском крае стала ТЭЦ-2 г. Владивостока, затем газ поступит на объекты саммита АТЭС-2012 на о. Русском. Перевод ТЭЦ-2 с угля на газ позволит сделать энергоснабжение потребителей Владивостока более надежным, а также существенно улучшить экологическую обстановку в городе. По мере роста потребления линейная часть ГТС от Комсомольска-на-Амуре до Хабаровска будет расширена и увеличена пропускная способность всей системы за счет ввода в эксплуатацию дополнительных агрегатов на головной компрессорной станции и строительства еще 13 компрессорных станций.14. Во  Владивостоке реконструировали 136 километров канализационных сетей  Генеральным подрядчиком работ по реконструкции канализационной сети выступает КГУП «Приморский водоканал». Как рассказал заместитель генерального директора предприятия по капитальному строительству Андрей Дьяков, сейчас работы ведутся в Центральном планировочном районе города, куда входит Эгершельд, большая часть Ленинского района, Снеговая, Камская, Некрасовская. Здесь заменено порядка 45 километров труб различного назначения.15. Театр оперы и балета16. Отели, бизнес центры17. Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования18. Очистные сооружения Южного, Центрального и Северного план. района19. Реконструированные набережные А теперь интересный вопрос: что из вышеприведенного было построено напрасно – не для жителей Владивостока, а для Путина и его капризов?Надо еще учесть, что здесь приведены только несколько наиболее крупных объектов , огромная работа была проделана по реконструкции уже существующих. Саммит прошел, а все это осталось, все мосты, дороги, стадионы, связь, энергетика, аэропорт – именно на это пошли основные деньги. И не надо здесь приводить саммиты в других странах, которые обошлись дешевле – нигде не было такого масштабного строительства.Владивосток  практически превратился в большой и современный город со всеми атрибутами. Да, были недостатки и промахи, типа размытой дороги, но это ни в коей мере не умаляет того гигантского объема проделанной работы.Фраза «деньги на ветер» по отношению к Владивостоку и саммиту АТЭС может звучать только из уст незнающего, либо провокатора, который на огульной критике всего и вся зарабатывает скудные политические копейки.Рахмет:   http://e-druzin.ru    vvv_ig         almi77       nanonews       imag   Slavaпэсэ: почти все сперто со http://www.sdelanounas.ru Если есть кому что добавить не стесняемся....

08 ноября 2012, 20:08

Переломный 2012-й. Центрально-Азиатский регион в Большой Игре.

Профессор Высшей военно-морской школы США и один из авторов концепции сетевых войн Джон Аркилла в недавнем выпуске издания «Foreign Policy» назвал свою статью до удивления откровенно: «Да, Россия - это наш главный геополитический враг»» (Yes, Russia Is Our Top Geopolitical Foe). Хотя публикация была, в основном, посвящена оправданию резкого высказывания Мита Ромни в адрес России и общим положениям геополитического противоборства сил суши и сил моря, уходящим корнями еще в XIX век, стоит задуматься о возможных геополитических катаклизмах и роли внешних сил в новой Большой Игре.Если страны-соседи на Востоке - Украина и Беларусь - являются для нас, в принципе, хорошо понятными игроками, то ситуация в странах Центральной Азии более сложная. В целом можно сказать, что 2012 год стал переломным в процессе переформатирования стратегического ландшафта Азии. И хотя основные события разворачиваются в юго-восточной части континента, перемены неминуемо затронут и Центральную Азию. США продолжают рассматривать этот удаленный от береговой линии регион в качестве важного плацдарма для контроля как над Тихим океаном, где идет перегруппировка военных сил, так и над зоной Персидского залива, являющегося тем самым «горлышком», от которого зависят мировые поставки нефти. Прежде всего, Вашингтон не упустит шанса «перекрыть кислород» Пекину, точнее, поставки энергоресурсов из Казахстана и Туркменистана, а также возможности манипуляций в отношении проекта «Нового Шелкового Пути».Это значит, что Белый дом будет играть и на китайских/антикитайских интересах. Следует учесть и интересы других геополитических игроков - Индии, Китая, Турции, стран Персидского залива и ЕС, а также противоречия между государствами этого региона. Иными словами, будущее «мягкого подбрюшья Евразии», по определению Збигнева Бжезинского, рождается сейчас, и для его формирования нужно учитывать ошибки прошлого. Здесь достаточно вспомнить, как после распада Советского Союза бывшая партийная номенклатура начала строить национальные государства. Эффект «размораживания» привел тогда к вооруженным конфликтам на этнической и религиозной почве. (Особенно болезненно этот процесс проходил в Таджикистане.) Неопределенность курса России в эпоху Ельцина также не давала особого выбора постсоветским странам, которые обратили свой взгляд на Запад и часто именно там находили поддержку. Одновременно с политической и экономической помощью в страны региона приходили и иностранные спецслужбы. Создавались агентурные сети.Здесь свили гнезда и радикальные исламисты. Развернули свою деятельность западные неправительственные организации. И все эти структуры, хотя и разными методами, но привели к снижению роли государства в странах региона. А ослабление центральной власти неизбежно приводит к межэтническим трениям, которые, к сожалению, до сих пор происходят в регионе, особенно в Ферганской долине. Цветные революции, которые всколыхнули и Центральную Азию, в первую очередь, Киргизию, заставили политическую элиту стран региона пересмотреть свое отношение к безусловной поддержке «демократических реформ», более внимательно относиться к геополитическим императивам. В Казахстане, например, были введены ограничения на выезд молодежи за рубеж на учебу. Предпринять такие меры, как говорится, жизнь заставила. После возвращения домой молодые люди начинали пропагандировать либеральные ценности, что нередко шло вразрез с интересами своей страны. Вообще, Казахстан - это, пожалуй, единственное государство Центральной Азии которое изначально следовало геополитическим принципам. Нурсултан Назарбаев практически сразу же после распада СССР предложил новую модель интеграции на постсоветском пространстве. Остальные страны, можно сказать, действовали реактивно, а Узбекистан во внешней политике вообще следовал принципу изоляционизма. К этому можно добавить, что США, решая в регионе свои задачи, в том числе, по формированию агентурных сетей, традиционно старались действовать дипломатическими методами. Неформальная сторона внешней политики при этом была ими упущена. Образовался разрыв, который сегодня вполне может заполнить Россия, используя и межгосударственные институты, например бизнес-структуры Шанхайской Организации Сотрудничества. Вполне реально для укрепления экономического сотрудничества применять и «мягкую силу». Таможенный Союз и Евразийский Союз сами по себе могут вызвать позитивную цепную реакцию. Так, Киргизия является очередным претендентом на вступление в ТС. Таджикистан присматривается к таможенному соглашению, а министр иностранных дел Х. Зарифи заявил, что их страна присоединится к Таможенному Союзу, если в него вступит Киргизия.Россия, судя по всему, правильно оценивает роль и значение этого региона в реализации своих стратегических задач. Она сделала очень важный шаг, выступив в качестве посредника между странами региона в решении таких чувствительных вопросов, как распределение водных ресурсов. 20 сентября с.г. в Бишкеке были подписаны соглашения по гидроэнергетике между РФ и Киргизией, согласно которым российские компании будут вовлечены в реализацию проектов Камбар-Атинской ГЭС-2 и Верхне-Нарынского каскада. При этом глава РФ Владимир Путин дал четко понять, что Москва заинтересована в выработке адекватной системы взаимодействия, контроля и раздела ресурсов, которая устроит все стороны. Ясно, что на данный момент Бишкек получил серьезные преимущества перед соседями, и следует ожидать, что Ташкент, Астана и Душанбе (Рогунская ГЭС) присоединятся к выработке взаимовыгодной водной стратегии региона. Геополитическое значение газа, нефти, урана и редкоземельных металлов, которыми обладают страны Центральной Азии, также формирует интерес внешних сил к воздействию на регион. Здесь особую роль играет Туркмения. Текущие соглашения с Россией и Китаем по поставкам углеводородов на данный момент срывают планы Запада по принципиальной переориентации Ашхабада в направлении ЕС через Турцию. В августе с.г. Анкара уже выступила с инициативой подорвать монополию России по транзиту газа в Европу, переключив на себя поставки из Туркмении, а также из Азербайджана. США пока удается манипулировать мнением лишь по вопросу газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, несмотря на то, что в проекте принимают участие компании из Китая, Южной Кореи и ОАЭ. Важно отметить, что все актуальные вопросы решаются системно. Размещение военной силы РФ и ликвидация чужого (американского) присутствия также обсуждаются в текущих переговорах. Игорь Шувалов ранее сообщил, что с Таджикистаном практически согласован вопрос продления договора о размещении 201-й сухопутной дивизии (самой крупной базы РФ за рубежом). Визит Президента РФ Владимира Путина в Душанбе 5 октября с.г. окончательно поставил точки над «i». Продление аренды на 30 лет и статус неприкосновенности российских военнослужащих – это серьезная дипломатическая победа Москвы. Кроме того, будет развиваться сотрудничество и в нефтегазовой сфере – «Газпром» займется осваиванием газоносных участков, а Таджикистан сможет покупать российские нефтепродукты без пошлины. Более деликатные вопросы, связанные с гидроэлектроэнергетикой, будут прорабатываться с учетом интересов и других региональных игроков. Кстати, в этом году Всемирный банк пытался оказать давление на руководство Таджикистана, обещая помощь в строительстве Рогунской ГЭС «в обмен на изгнание российской базы». Не получилось!В Киргизии Россия также сохранит свое присутствие, а это четыре объекта - центр военной связи, база подводных испытаний, радиосейсмическая лаборатория и авиабаза. Более того, они будут интегрированы и усилены, что в ситуации оперативного обмена информацией и нестабильностью в соседнем Афганистане будет способствовать контролю над обстановкой, прежде всего, в самой Киргизии. И хотя Россия, со своей стороны, спишет часть киргизского долга, в данном случае геополитические интересы важнее экономических. Поэтому продуманные стратегические шаги в отношении каждого актора региона и политическая воля будут играть важную роль и для будущего региона, и для России, в том числе в вопросах безопасности. К важнейшим угрозам здесь нужно отнести как рост воинствующего исламизма, так и проблему наркотрафика, который, главным образом, направлен в нашу страну. В этом отношении дополнительную роль может сыграть ОДКБ как межгосударственная структура. Генеральный секретарь этой организации Николай Бордюжа на координационном совещании председателей комитетов по обороне и безопасности парламентов стран ОДКБ 18 сентября с.г. в Армении уже заявил о необходимости укрепления военной составляющей ОДКБ через ее реформирование. Предложение Н. Бордюжи состояло в объединении всех существующих компонентов - миротворческих сил, КСОР, двусторонних группировок, сил быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе с включением коллективного авиационного компонента.Такое военное присутствие будет являться серьезным сдерживающим фактором как от возможной агрессии извне, так и для попыток дестабилизации изнутри. Страны-соседи Центрально-Азиатского региона также могут быть вовлечены в конструктивный процесс, связанный с общей безопасностью. Это, в первую очередь Иран, Китай и Индия. Евразийская дуга нестабильности хотя и затрагивает Центральную Азию, однако управляемый извне хаос можно пресечь, тем более, что у его основного источника за океаном назрели свои серьезные проблемы. Есть еще ряд других вопросов, которые требуют особых решений. Например, те же деструктивные сети, представляющие собой сложную смесь экстремистов-салафитов, агентов западных спецслужб, зарубежных неправительственных организаций, расплодившихся в Центральной Азии, нельзя подавить только авторитарными методами. Хотя опыт России по борьбе с терроризмом и экстремизмом салафитского толка на Северном Кавказе, с определенными корректировками, может быть вполне применим и в Узбекистане, и в Казахстане, где в последнее время происходят всплески насилия. Нужны и свои контрсети, действующие по современной логике (без иерархии, жесткой структуры и четких ограничений) и с учетом местной специфики. События в Киргизии также свидетельствуют о возможной дестабилизации республики, которая может затронуть и соседние страны. Более того, после вывода войск НАТО из Афганистана есть угроза заполнения образовавшегося вакуума радикальными политическими силами типа «Талибан», а также увеличения наркотрафика в сторону Российской Федерации. Следовательно, усиление региональной безопасности при участии России, подразумевающее тесное сотрудничество по вопросам антитерроризма, контрабанды и контроля границ, является одним из императивов для всех государств Центральной Азии. Что касается методов «мягкой силы», то культурной и экономической составляющих будет мало. Поощрение изучения русского языка, пожалуй, является постоянной стратегической задачей, однако в странах Центральной Азии и так пока понимают «великий и могучий». Его знание подразумевает не только возможность временного трудоустройства в России, что в последнее время стало источником единственного и стабильного дохода для многих граждан Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, но и причастность к элите, как было на протяжении всей советской истории. Необходимо учитывать и новую природу взаимоотношений в Центральной Азии, где происходит динамическое смешение местных акторов, которые переосмысливают свою роль как на горизонтальном, так и на вертикальном уровне стратегических осей. Экономические проекты вроде «Нового Шелкового Пути» также могут способствовать широкой интеграции. Как вариант, можно объединить патриотические силы нескольких стран для выявления экстремистских элементов и противодействия им, а также для выработки контркредо, т.е. конструктивной политической программы действий. (Упомянутый ранее Бжезинский не случайно назвал контркредо основной угрозой США в контексте роста антиглобалистских настроений по всему миру.) Для выстраивания адекватных векторов должна анализироваться и дипломатия других стран в постсоветских республиках. Например, усилившееся туркмено-китайское сотрудничество в области энергоресурсов и инвестиций, тесные связи Узбекистана и Афганистана, поступательное проникновение Индии в Таджикистан. Все эти факторы тоже можно использовать с определенной стратегической выгодой для России. Гибкое балансирование, направленное на создание взаимосвязанных микро-полюсов, которыми могут быть родовые кланы, политические силы и всевозможные интеграционные проекты, входящих в общее Большое интегрированное пространство Евразии региональных игроков, всесторонний учет сетевой природы и номадической культуры нынешних региональных социумов, сохраняющих преемственность кочевых традиций, - залог успешной внешней политики России в Центральной Азии.источник http://www.stoletie.ru/geopolitika/perelomnyj_2012-j_109.htm

06 ноября 2012, 15:21

РусЮгбанк повысил ставки по вкладам в рублях

РусЮгбанк (Волгоград) увеличил ставки по вкладам в рублях. Теперь «Рецепт успеха» (от 1 тыс. рублей на девять месяцев) открывается под 7-7,5%, «Русский Южный Пенсион» (от 1 тыс. рублей на 370 дней) можно разместить под 7,5%. Проценты по вкладам начисляются ежемесячно с капитализацией и выплачиваются в конце срока. «Удачный сезон с Русским Южным» (от 50 тыс. рублей на 370 дней) теперь привлекается под 7,75-8,25%. Проценты по вкладу выплачиваются в конце срока. «Русский Южный Стандарт» (от 10 тыс. рублей на 18 месяцев) можно открыть под 8%. Проценты по депозиту начисляются ежеквартально с капитализацией и выплачиваются в конце срока. «Пенсионный капитал» (от 1 тыс. рублей на 370 дней) открывается под 9%. Проценты по вкладу начисляются ежемесячно и по желанию клиента могут выплачиваться или капитализироваться. «Русский Южный Удобный» (от 10 тыс. рублей на 370 дней) теперь привлекается под 7,75%. Проценты по вкладу выплачиваются ежемесячно. Все вклады пополняемые, кроме «Пенсионного капитала». ОАО «Коммерческий банк «Русский Южный Банк» - крупнейший банк в Волгоградской области, небольшой по общероссийским меркам. Банк образован в 1992 году. Единственным бенефициаром выступает бизнесмен Лев Кветной через ООО «КБ «Национальный Стандарт». В своей деятельности банк концентрируется преимущественно на кредитовании и расчетно-кассовом обслуживании местных коммерческих организаций, а также на привлечении средств населения во вклады. По данным Банки.ру, на 1 октября 2012 года нетто-активы банка - 9,42 млрд рублей (262-е место в России), капитал (рассчитанный в соответствии с требованиями ЦБ РФ) - 1,12 млрд, кредитный портфель - 5,30 млрд, обязательства перед населением - 4,44 млрд.

06 ноября 2012, 12:07

The End of Petrodollar, или Что случится в 2015 году

The End of Petrodollar, или Что случится в 2015 году   Пролог: что такое нефтедоллар В 1973 году Соединённые Штаты, дабы поддержать глобальный спрос на свою валюту, фактически создали нефтедоллары (Petrodollars). Между США и Саудовской Аравией была заключена сделка, согласно которой каждый баррель нефти, приобретённый у Саудовской Аравии, номинировался в долларах США. Более того, по новым правилам любая страна, которая желает приобрести нефть у Саудовской Аравии, должна была сначала обменять национальную валюту на американские доллары. В обмен на готовность Саудовской Аравии выставлять свою нефть исключительно за доллары, Соединённые Штаты предложили ей оружие и защиту. А к 1975 году уже все страны ОПЕК решили оценить их собственные запасы нефти исключительно в долларах США — и тоже в обмен на оружие и военную защиту. Так возникла мировая нефтедолларовая система, которая быстро создала по всему миру искусственный спрос на американскую валюту. А с дальнейшим увеличением мирового спроса на нефть рос и спрос на доллары… I. Красная рука Сегодня в США увеличиваются объёмы добычи нефти. По данным энергетического департамента США, только в 2012 году они возрастут на 7%. По мнению экспертов, если добыча будет расти подобными темпами, США спустя 2 года лет догонят Саудовскую Аравию. Кроме того, Америка намерена ускорить разработку крупных нефтяных и газовых месторождений, в т. ч. на Аляске. При этом Штаты занимают двенадцатое место в мире по объёму рентабельных разведанных запасов «чёрного золота». В 2012 году Америка вернулась к уровню 14-летнего максимума по нефтедобыче. Также имеется информация, что Америка скоро может распечатать нефтяные резервы, созданные в 1997 г. Аналитики приводят две причины изменения нефтедобывающей политики Вашингтона: 1) США заинтересованы в снижении зависимости от импорта энергоносителей из стран Ближнего Востока, где с быстрым построением демократии либо уже возникли проблемы, либо они скоро ожидаются; 2) Вашингтон и Эр-Рияд заинтересованы в снижении цен на нефть, дабы одним махом двух геополитических зайцев убивахом: ослабить Россию и Иран. Интерес снижению подтверждает сделанное в сентябре министром нефтяной промышленности Али аль-Найми заявление о том, что Саудовская Аравия обеспокоена ростом цен на чёрное золото. Странно. Казалось бы: ведь саудитам радоваться надо, а они беспокоятся. Но всё стало на свои места, когда Вашингтон бурно поприветствовал демпинговые заявления из Эр-Рияда. Нефтедолларовая империя зашаталась! Её демпинговые потуги происходят на фоне того, что Владимир Путин получил от западных журналистов титул «нефтяного шаха мира». Цитата: «Exxon Mobil» больше не является крупнейшим производителем нефти в мире. Начиная со вчерашнего дня этот титул принадлежит «Putin Oil Corp» — тьфу, я хотел сказать — «Роснефти», подконтрольной государству российской компании. «Роснефть» покупает ТНК-BP, которая является вертикально интегрированной нефтяной компанией, принадлежащей на паритетной основе британской нефтяной фирме BP и группе российских миллиардеров, известных как ААР. Будучи одним из 10 крупнейших частных производителей нефти в мире, в 2010 году ТНК-BP, располагая активами в России и на Украине, ежедневно выдавала на гора 1,74 миллиона баррелей нефтяного эквивалента, и перерабатывала почти половину этого объёма на своих НПЗ. Имея на руках ТНК-BP, «Роснефть» будет контролировать добычу свыше 4 миллионов баррелей нефти в день. А кто контролирует «Роснефть»? Никто иной как Владимир Путин, президент богатой ресурсами России». Если сделка ТНК-BP будет доведена до конца, она станет крупнейшей в отрасли с тех пор, как в 1999 году «Exxon» купила «Mobil». И ежедневная добыча «Роснефти» подскочит где-то до 4,5 млн. баррелей — этого достаточно, чтобы «в гонке за званием первого в мире производителя нефти дышать ноздря в ноздрю с «Exxon». «…Россия, — пишет Марин Катуса, — до черта много тратит на покупку своей собственной нефтедобычи, что на мой взгляд попахивает национализацией». А «рулит» всем в России, считают на Западе, «Влад Путин — самый «ресурсомотивированный» лидер современного мира…» Делается вывод: «Сосредоточение в руках Путина ещё большей ресурсной власти может привести только к одному: к высоким ценам на нефть и потрясающе «бычьему рынку» энергии». И вот ещё новость: «…любой, кто хочет работать в матушке России должен иметь в Кремле мохнатую лапу, или он рискует неожиданно для себя обнаружить, что его послали лесом». «План Путина» работает, считает Катуса, за счёт национализации: «За последние десять лет «Роснефть» неузнаваемо выросла — и не по воле случая, а потому что для Владимира Путина она представляет собой инструмент, при помощи которого можно вновь заявить право государственной собственности на неслабый кусок нефтяных месторождений России. Самый известный показательный случай произошёл в 2003 году, когда Путин предъявил находящейся в частных руках нефтяной компании «ЮКОС» $27-миллиардный счёт об уплате налогов, который её и обанкротил. После этого российский президент передал нефтяные месторождения «ЮКОСа» «Роснефти», в результате чего добыча последней подскочила с 400 тысяч до 1,7 миллиона баррелей в день. Это была вопиющая национализация. Глава и основатель «ЮКОС» российский миллиардер Михаил Ходорковский был обвинён в мошенничестве и посажен в тюрьму. За одну ночь «Роснефть» раздулась от небольшого нефтедобытчика до самой большой нефтяной компании России». Автор замечает, что лишь саудиты добывают нефти больше, чем русские, и к тому же никто так много нефти не экспортирует, как Россия. И если «Роснефть» купит ТНК-BP, то русский государственный нефтяной гигант «будет качать почти половину извлекаемой из недр России нефти». Вместе с тем «план Путина» по национализации может не сработать, если президент России не учтёт ошибок, совершённых другими. Вот в 1980 г. Саудовская Аравия национализировала нефтяную промышленность, и за 5 последующих лет добыча упала более чем на 60%. Именно поэтому В. Путин поощряет компанию BP держаться рядом: «Роснефти» нужны специальные технические знания. М. Катуса считает, что Москва собирается «распечатать огромные запасы нетрадиционной нефти в непроницаемых пластах и газа на шельфе. Кроме того, наделение BP статусом важного акционера позволяет Путину поддерживать видимость того, что «Роснефть» — это не просто продолжение государства». На деле же, считает автор статьи, она всё-таки — продолжение государства. Причём по мере того, как «Роснефть» берёт в руки контроль над российскими нефтяными богатствами, вес Путина на международной арене будет только возрастать. Вот почему, добавим от себя, Саудовская Аравия, всё влияние которой на международной арене состоит в нефтерегуляции мировой экономики, в явном сговоре с США собираются начать новые манипуляции с ценами. Их пугает грандиозный «план Путина». Они боятся усиления влияния России на мировом рынке и заодно в геополитике. Нефтеприбыли сегодня — ничто в сравнении с потерями влияния завтра. А тут ещё и «Газпром». Эта компания, пишет Катуса, — тоже российская государственная. «Газпром» фактически обвёл Европу вокруг пальца: ведь Россия покрывает 34% европейских потребностей в газе. Когда-нибудь заработает и строящийся «Южный поток», и процентное соотношение ещё повысится. Всё: «Газпром» контролирует газ Европы, «Роснефть» контролирует её нефть. «Красная рука тянется из России, тянется, чтобы задушить верховенство Запада и проложить дорогу новому мировому порядку — такому, в котором у руля будет Россия». II. Рабочая беднота на смену среднему классу Прогрессивный журналист Майкл Снайдер считает, что Россия, как и Китай — вовсе не «дружки» Соединённых Штатов. Наоборот, они — их безжалостные конкуренты. Мало того, русские и китайские лидеры призывают к новой глобальной валюте. Что, нетрудно догадаться, означает вытеснение из мировой нефтеэкономики доллара. К примеру, недавно Китай и Германия договорились об увеличении объёма совместной торговли за взаимные валюты. В США даже не нашли, что сказать: вашингтонские СМИ ответили молчанием. Снайдер называет это «оглушающей тишиной». А ведь Россия и Китай заключают подобного типа договоры по всему миру уже последние несколько лет. М. Снайдер делает неприятные для Америки выводы. Во-первых, нефть для американцев существенно подорожает. Во-вторых, подорожают все другие товары. В-третьих, иностранный спрос на государственные долговые обязательства США существенно снизится. В-четвёртых, в американской экономике вырастут процентные ставки. На что именно? На всё! А чтобы в России или в Китае не произошло обвала, эти умные страны накапливают золотые ресурсы. Золото вполне способно защитить Москву и Пекин от валютного кризиса, а заодно придаст вес как рублю, так и юаню. В итоге Америка станет Испанией, и пенсионеры окажутся на грани нищеты. Начнутся бунты. Большая часть так называемого «среднего класса» превратится в «рабочую бедноту». А Китай и Россия спокойно разделят контроль над частями мира… III. Про золото Тот же Снайдер пытается обратить внимание своего американского правительства на «золотизацию» России и Китая. Он с горечью жалуется, что средства массовой информации в Соединённых Штатах почти полностью игнорируют одну из самых важных тенденций в мировой экономике. А ведь скупка Китаем и Россией золота при одновременном промышленном подъёме этих государств — это та тенденция, благодаря которой стоимость доллара США резко упадёт, и, как следствие, стоимость жизни в Америке возрастёт. Да, доллар США до сих пор основная резервная валюта мира (более 60% всех валютных резервов в мире). В долларах по-прежнему производится большинство расчётов. Это, конечно, даёт США огромные экономические преимущества. Поскольку торговля осуществляется в долларах, имеет место быть постоянный спрос на доллары — по всему миру. Но сейчас, заявляет товарищ Снайдер, ситуация меняется. Теперь Россия с Китаем возглавляют то движение, которое заинтересовано в отходе от использования американского доллара в международной торговле. Да, сдвиг этот происходит постепенно, но ведь переломный момент обязательно наступит! Кошмарная инфляция охватит США. Настанет перелом во всей мировой финансовой системе. Родная Америка не обращает на это внимания? А зря: Китай и Россия, «безжалостные конкуренты», двигают Соединённые Штаты к краху. Вот потому и удивляется М. Снайдер молчанию американских СМИ. А пока они молчат, Россия в лице «царя Владимира Путина», согласно данным «MarketWatch», накапливает золото невероятными темпами. По данным Всемирного совета по золоту, русские запасы золота более чем удвоились за последние пять лет. В. Путин, считает блоггер, умело воспользовался финансовым кризисом, чтобы создать крупнейший золотой запас в мире — всего за несколько лет. А теперь «царь» покупает золота примерно на полмиллиарда долларов каждый месяц. И Китай, глядя на русских, тоже «спокойно импортирует гигантские золотые горы…» За один только второй квартал 2012 года КНР купила 75,8 тонны золота. Этот показатель в два раза превышает количество, импортированное за весь предыдущий год, — 38,1 тыс. тонны. Надо отметить и то, что за первые семь месяцев 2012 года Китай импортировал почти столько золота, сколько общий хедж-фонд еврозоны (Европейский центральный банк). По прогнозу, на конец 2012 года КНР импортирует больше золота, чем за этот же год ЕЦБ. Мало того, китайские компании ещё и скупают золотодобывающие фирмы — по всему миру. «China National Gold Group» подала заявку на сумму в 3,9 млрд. $, участвуя в конкурсе по приобретению африканской компании «Barrick Gold PLC». Это только один пример; их много, не станем приводить их за отсутствием места. Укажем только, что золотая экспансия КНР распространилась на Африку, Австралию, Бразилию, Казахстан (данные «Fox Business»). И только слепой не видит того, что происходит. Такие опытные дельцы, как Джордж Сорос и Джон Полсон, а за ними и центральные банки по всей планете, тоже накапливают золото. И цена на золото в мире, естественно, растёт. В итоге может сложиться такая ситуация, при которой доллар будет попросту вычеркнут из мировых валют. Он будет стоить меньше, чем бумага для его печати. Не просто «Moody’s» понизит кредитный рейтинг федерального правительства США, но произойдёт, как пишет Снайдер, «взрыв долга». Тем временем Россия с Китаем договорятся о том, какая мировая резервная валюта придёт на смену доллару. Нет, этот день придёт не завтра, считает Снайдер, но он обязательно придёт. И Америка уже никогда не оправится от этого. Кстати, популярный австрийский экономист Джерри Робинсон считает, что отделение президентом Ричардом Никсоном 15 августа 1971 года доллара от золота произошло как раз с целью получить возможность без привязки к золоту напечатать и вбросить в мировую экономику столько долларов, сколько Америке — с её безудержным потреблением и нежеланием экономить — будет нужно. Ниже у нас будет возможность сравнить это мнение об американском потреблении о мнении другого экономиста о потреблении российском. IV. Про 2015 год Россия стоит перед концом излишка нефтедолларов, считает известный экономист-аналитик Чарлз Кловер. «Питаемый нефтью» активный торговый баланс России (785 миллиардов долларов было накоплено в период с 2000 по 2011 гг., что эквивалентно более чем 40% прошлогоднего ВВП) дал Москве третьи по величине в мире запасы иностранной валюты в мире: примерно полтриллиона долларов. Столь впечатляющие запасы нефтедолларов позволили Кремлю истратить более чем 200 миллиардов $ только на преодоление последствий глобального финансового кризиса в 2008-2009 гг. Россия также поместила средства деньги в специальные стабилизационные фонды, например, в резервный фонд (61 миллиард $), в национальный благотворительный фонд (88 миллиардов $), создав тем самым «дополнительный буфер» против отрицательного влияния кризиса. Интересно, что на таком фоне американский экономист пророчит России «экономику двойного дефицита». Да-да, такую, где и федеральный бюджет, и внешний торговый баланс будут иметь отрицательные значения. И вот это-то, по его мнению, и окажется «грубым пробуждением» для нынешних российских «тактиков». Подобные отрицательные величины имели место в конце 1997 года, пишет аналитик, что и явилось затем главной причиной для краха рубля в августе 1998 г. Если в 1998 г. запасы иностранной валюты составляли в стране меньше 20 миллиардов $, то сейчас они достигают приблизительно 500 миллиардов $. Но это не мешает западному экономисту заявлять, что управление российской экономикой сегодня «совсем не прекрасное» и чем-то напоминает «хаос» постсоветских лет (1990-е гг.). Откуда же возьмётся проблема? А дело в том, что русские, по мнению автора, слишком много потребляют, поэтому-то у них, что называется, не сойдётся дебет с кредитом. Ведь товарищ Путин обещал перед выборами триллионы рублей на повышения заработных плат. Кроме того, иностранный эксперт считает, что для обеспечения переизбрания в марте были израсходованы и бюджетные средства. В итоге «вместо того, чтобы оказаться перед таким приятным вопросом, как истратить золотую кучу, правительству, вероятно, придётся делать неприятный выбор между тем, заимствовать ли, обесценить ли рубль, или же урезать расходы». Цена на нефть пока достаточно высока. Центральный банк России считает, что при её цене в 2015 году чуть меньше чем 130$ за баррель страна может позволить себе управлять излишком в размере 51 миллиард $. Но дело в том, считает мистер Кловер, что импорт к тому времени в конечном счёте опередит экспорт: ведь «…русские восполняют лишения коммунизма, потребляя с потрясающими аппетитами». И лишь устранение «мягкой нефтедолларовой подушки» могло бы принести России пользу. Оно могло бы наконец вынудить правительство преобразовать и экономику, и заодно правовую систему, чтобы страна стала привлекательной для зарубежных инвестиций. В настоящее время, однако, вместо привлечения капитала Россия экспортирует его. Чистый отток капитала составил 84 миллиарда $ (что эквивалентно 5% от ВВП) в 2011 г. Центральный банк заявил, что этот показатель упадёт до 65 миллиардов $ в 2012 г. и до 15 миллиардов $ в 2015 г. Американец этому не верит. Это и понятно: иначе вся его статья рассыплется. Между тем «финансовый гуру», известный крупный инвестор Джим Роджерс (бывший партнёр Джорджа Сороса по фонду «Квантум»), уже сегодня советует вкладывать деньги в Россию. Он говорит по свою родную Америку так: «В 2013 и 2014 годах у нас будут экономические проблемы… Или им (политикам) придётся поднять налоги, или им придётся что-то намудрить. …поднятие налогов никогда не приводило к росту экономики». На таком негативном экономическом фоне товарищ Роджерс обратил взгляд к России. Он, всю свою карьеру относившийся к ней негативно, теперь заявляет: «Я убеждён, что впервые дела в России изменились». И сейчас он занято только тем, что думает: куда именно в России вложить свои финансовые средства. Ранее, в сентябре, Роджерс принял предложение российского ВТБ стать советником в сфере сельскохозяйственных инвестиций. Мало того, Россию он считает сейчас в инвестиционном отношении привлекательнее КНР. Насчёт того, что американской экономике приходит «The End», Роджерс высказался ещё в мае: «Соединённые Штаты — крупнейшая нация-должник в мировой истории, многие европейские страны тоже имеют чрезмерные уровни долга. А история показывает, что из такой ситуации можно выйти только через кризис. В Америке уровень долга превысил 1 трлн. $ в этом году. Ситуация становится хуже, а не улучшается. Всё это закончится ужасным коллапсом. Мне неприятно это говорить, но надо смотреть в лицо фактам…» Эпилог: про The End of Petrodollar Нефтедолларовая система, подсказывает нам австрийский экономист Джерри Робинсон, оказалась чрезвычайно полезной для американской экономики. В дополнение к созданию рынка доступных импортируемых товаров из разных стран, которые нуждаются в долларах США, Соединённые Штаты получили и более конкретные преимущества: ведь Америка, по сути, получает нынче «двойной кредит» от каждой глобальной нефтяной транзакции. Во-первых, потребителям нефти приходится закупать её в долларах США. Во-вторых, сверхприбыли нефтедобывающих стран затем помещаются в государственные долговые ценные бумаги США, которые хранятся в западных банках. Нефтедоллары обеспечивают по меньшей мере три непосредственные выгоды для Соединённых Штатов: при подобной системе расчётов увеличивается спрос на доллары США; растёт спрос на ценные долговые бумаги США; наконец, система даёт Соединённым Штатам возможность покупать нефть за такую валюту, которую можно… напечатать по желанию. Последний пункт австрийский учёный сравнивает с выращиванием морковки. Вот вам надо купить бензин, но бензин меняется только на морковку. И есть один человек в вашем городе, который её выращивает: у него на то исключительные права. Неудобно, но ничего не поделаешь: приходится идти к нему за морковкой. Но зато как удобно ему! У него бензина сколько угодно. И морковка ему мало что стоит. Ему лишь нужно бросить в почву семена. Та же история и с печатаньем американских денег. Их может штамповать лишь ФРС США. На бумаге. Очевидно, считает Робинсон, создание системы нефтедолларов оказалось блестящим политическим и экономическим шагом. Все последующие действия Америки на Ближнем Востоке объяснялись защитой ею нефтедолларовой системы — в том числе и под видом исполнения обязательств по давней сделке: ведь договор предусматривал, что Соединённые Штаты гарантируют защиту ближневосточных нефтедобывающих государств от угроз. Остаётся добавить, что источники угроз умело моделировались самими Соединёнными Штатами. Для этого на Ближнем Востоке целые десятилетия подпитывались процессы дестабилизации. У империи, пишет Робинсон, нет друзей, империя имеет дело лишь с вещами. Никогда не следуйте за обманывающими вас СМИ: всегда следуйте за деньгами. Вот, стало быть, почему американские средства массовой информации нынче молчат о реализации московской экспансии на нефтяном рынке, надёжно прикрываемой с тыла скупкой золота! Американская общественность ходит в дураках с самого 1971 года. Стоит ей, этой самой общественности, объяснить, чем чреваты замыслы «царя» Путина, а заодно чревата и золотая пекинская стратегия, как она, общественность, поймёт, как ловко и как долго её дурили. А что дальше? А дальше одни только «психологические ожидания» приведут американскую экономику к биржевому и инфляционному краху. И никакая Саудовская Аравия свою «защитницу» не спасёт. Нефти, знаете ли, и в Венесуэле немало, где «режим» Уго злобно бичуется Вашингтоном как диктаторский. Немало «чёрного золота» и в Иране, недаром попавшем под санкции США и ЕС. Надо ли говорить о России, которая благодаря The End of Petrodollar укрепится на мировой арене? Поэтому американские корпоративные СМИ молчат, ФРС продолжает круглосуточно амортизировать свой станок, а США и саудиты начали совместную кампанию по снижению нефтяных цен, напоминающую ту, при помощи которой был развален СССР. Но на этот раз цель помельче — не разрушение России, а сохранение зашатавшейся нефтедолларовой империи. Обозревал и переводил Олег Чувакин

06 ноября 2012, 08:35

The End of Petrodollar, или Что случится в 2015 году

Пролог: что такое нефтедолларВ 1973 году Соединённые Штаты, дабы поддержать глобальный спрос на свою валюту, фактически создали нефтедоллары (Petrodollars). Между США и Саудовской Аравией была заключена сделка, согласно которой каждый баррель нефти, приобретённый у Саудовской Аравии, номинировался в долларах США. Более того, по новым правилам любая страна, которая желает приобрести нефть у Саудовской Аравии, должна была сначала обменять национальную валюту на американские доллары.В обмен на готовность Саудовской Аравии выставлять свою нефть исключительно за доллары, Соединённые Штаты предложили ей оружие и защиту.А к 1975 году уже все страны ОПЕК решили оценить их собственные запасы нефти исключительно в долларах США — и тоже в обмен на оружие и военную защиту.Так возникла мировая нефтедолларовая система, которая быстро создала по всему миру искусственный спрос на американскую валюту. А с дальнейшим увеличением мирового спроса на нефть рос и спрос на доллары…I. Красная рукаСегодня в США увеличиваются объёмы добычи нефти. По данным энергетического департамента США, только в 2012 году они возрастут на 7%. По мнению экспертов, если добыча будет расти подобными темпами, США спустя 2 года лет догонят Саудовскую Аравию. Кроме того, Америка намерена ускорить разработку крупных нефтяных и газовых месторождений, в т. ч. на Аляске.При этом Штаты занимают двенадцатое место в мире по объёму рентабельных разведанных запасов «чёрного золота».В 2012 году Америка вернулась к уровню 14-летнего максимума по нефтедобыче. Также имеется информация, что Америка скоро может распечатать нефтяные резервы, созданные в 1997 г.Аналитики приводят две причины изменения нефтедобывающей политики Вашингтона: 1) США заинтересованы в снижении зависимости от импорта энергоносителей из стран Ближнего Востока, где с быстрым построением демократии либо уже возникли проблемы, либо они скоро ожидаются; 2) Вашингтон и Эр-Рияд заинтересованы в снижении цен на нефть, дабы одним махом двух геополитических зайцев убивахом: ослабить Россию и Иран. Интерес снижению подтверждает сделанное в сентябре министром нефтяной промышленности Али аль-Найми заявление о том, что Саудовская Аравия обеспокоена ростом цен на чёрное золото. Странно. Казалось бы: ведь саудитам радоваться надо, а они беспокоятся. Но всё стало на свои места, когда Вашингтон бурно поприветствовал демпинговые заявления из Эр-Рияда.Нефтедолларовая империя зашаталась!Её демпинговые потуги происходят на фоне того, что Владимир Путин получил от западных журналистов титул «нефтяного шаха мира».Цитата:«Exxon Mobil» больше не является крупнейшим производителем нефти в мире. Начиная со вчерашнего дня этот титул принадлежит «Putin Oil Corp» — тьфу, я хотел сказать — «Роснефти», подконтрольной государству российской компании.«Роснефть» покупает ТНК-BP, которая является вертикально интегрированной нефтяной компанией, принадлежащей на паритетной основе британской нефтяной фирме BP и группе российских миллиардеров, известных как ААР. Будучи одним из 10 крупнейших частных производителей нефти в мире, в 2010 году ТНК-BP, располагая активами в России и на Украине, ежедневно выдавала на гора 1,74 миллиона баррелей нефтяного эквивалента, и перерабатывала почти половину этого объёма на своих НПЗ.Имея на руках ТНК-BP, «Роснефть» будет контролировать добычу свыше 4 миллионов баррелей нефти в день. А кто контролирует «Роснефть»? Никто иной как Владимир Путин, президент богатой ресурсами России».Если сделка ТНК-BP будет доведена до конца, она станет крупнейшей в отрасли с тех пор, как в 1999 году «Exxon» купила «Mobil». И ежедневная добыча «Роснефти» подскочит где-то до 4,5 млн. баррелей — этого достаточно, чтобы «в гонке за званием первого в мире производителя нефти дышать ноздря в ноздрю с «Exxon».«…Россия, — пишет Марин Катуса, — до черта много тратит на покупку своей собственной нефтедобычи, что на мой взгляд попахивает национализацией».А «рулит» всем в России, считают на Западе,«Влад Путин — самый «ресурсомотивированный» лидер современного мира…»Делается вывод:«Сосредоточение в руках Путина ещё большей ресурсной власти может привести только к одному: к высоким ценам на нефть и потрясающе «бычьему рынку» энергии».И вот ещё новость:«…любой, кто хочет работать в матушке России должен иметь в Кремле мохнатую лапу, или он рискует неожиданно для себя обнаружить, что его послали лесом».«План Путина» работает, считает Катуса, за счёт национализации:«За последние десять лет «Роснефть» неузнаваемо выросла — и не по воле случая, а потому что для Владимира Путина она представляет собой инструмент, при помощи которого можно вновь заявить право государственной собственности на неслабый кусок нефтяных месторождений России. Самый известный показательный случай произошёл в 2003 году, когда Путин предъявил находящейся в частных руках нефтяной компании «ЮКОС» $27-миллиардный счёт об уплате налогов, который её и обанкротил. После этого российский президент передал нефтяные месторождения «ЮКОСа» «Роснефти», в результате чего добыча последней подскочила с 400 тысяч до 1,7 миллиона баррелей в день.Это была вопиющая национализация. Глава и основатель «ЮКОС» российский миллиардер Михаил Ходорковский был обвинён в мошенничестве и посажен в тюрьму. За одну ночь «Роснефть» раздулась от небольшого нефтедобытчика до самой большой нефтяной компании России».Автор замечает, что лишь саудиты добывают нефти больше, чем русские, и к тому же никто так много нефти не экспортирует, как Россия. И если «Роснефть» купит ТНК-BP, то русский государственный нефтяной гигант «будет качать почти половину извлекаемой из недр России нефти».Вместе с тем «план Путина» по национализации может не сработать, если президент России не учтёт ошибок, совершённых другими. Вот в 1980 г. Саудовская Аравия национализировала нефтяную промышленность, и за 5 последующих лет добыча упала более чем на 60%.Именно поэтому В. Путин поощряет компанию BP держаться рядом: «Роснефти» нужны специальные технические знания. М. Катуса считает, что Москва собирается«распечатать огромные запасы нетрадиционной нефти в непроницаемых пластах и газа на шельфе. Кроме того, наделение BP статусом важного акционера позволяет Путину поддерживать видимость того, что «Роснефть» — это не просто продолжение государства».На деле же, считает автор статьи, она всё-таки — продолжение государства. Причём по мере того, как «Роснефть» берёт в руки контроль над российскими нефтяными богатствами, вес Путина на международной арене будет только возрастать.Вот почему, добавим от себя, Саудовская Аравия, всё влияние которой на международной арене состоит в нефтерегуляции мировой экономики, в явном сговоре с США собираются начать новые манипуляции с ценами. Их пугает грандиозный «план Путина». Они боятся усиления влияния России на мировом рынке и заодно в геополитике. Нефтеприбыли сегодня — ничто в сравнении с потерями влияния завтра.А тут ещё и «Газпром». Эта компания, пишет Катуса, — тоже российская государственная. «Газпром» фактически обвёл Европу вокруг пальца: ведь Россия покрывает 34% европейских потребностей в газе. Когда-нибудь заработает и строящийся «Южный поток», и процентное соотношение ещё повысится. Всё: «Газпром» контролирует газ Европы, «Роснефть» контролирует её нефть.«Красная рука тянется из России, тянется, чтобы задушить верховенство Запада и проложить дорогу новому мировому порядку — такому, в котором у руля будет Россия».II. Рабочая беднота на смену среднему классуПрогрессивный журналист Майкл Снайдер считает, что Россия, как и Китай — вовсе не «дружки» Соединённых Штатов. Наоборот, они — их безжалостные конкуренты. Мало того, русские и китайские лидеры призывают к новой глобальной валюте. Что, нетрудно догадаться, означает вытеснение из мировой нефтеэкономики доллара.К примеру, недавно Китай и Германия договорились об увеличении объёма совместной торговли за взаимные валюты. В США даже не нашли, что сказать: вашингтонские СМИ ответили молчанием. Снайдер называет это «оглушающей тишиной».А ведь Россия и Китай заключают подобного типа договоры по всему миру уже последние несколько лет.М. Снайдер делает неприятные для Америки выводы. Во-первых, нефть для американцев существенно подорожает. Во-вторых, подорожают все другие товары. В-третьих, иностранный спрос на государственные долговые обязательства США существенно снизится. В-четвёртых, в американской экономике вырастут процентные ставки. На что именно? На всё!А чтобы в России или в Китае не произошло обвала, эти умные страны накапливают золотые ресурсы. Золото вполне способно защитить Москву и Пекин от валютного кризиса, а заодно придаст вес как рублю, так и юаню.В итоге Америка станет Испанией, и пенсионеры окажутся на грани нищеты. Начнутся бунты. Большая часть так называемого «среднего класса» превратится в «рабочую бедноту».А Китай и Россия спокойно разделят контроль над частями мира…III. Про золотоТот же Снайдер пытается обратить внимание своего американского правительства на «золотизацию» России и Китая. Он с горечью жалуется, что средства массовой информации в Соединённых Штатах почти полностью игнорируют одну из самых важных тенденций в мировой экономике. А ведь скупка Китаем и Россией золота при одновременном промышленном подъёме этих государств — это та тенденция, благодаря которой стоимость доллара США резко упадёт, и, как следствие, стоимость жизни в Америке возрастёт.Да, доллар США до сих пор основная резервная валюта мира (более 60% всех валютных резервов в мире). В долларах по-прежнему производится большинство расчётов. Это, конечно, даёт США огромные экономические преимущества. Поскольку торговля осуществляется в долларах, имеет место быть постоянный спрос на доллары — по всему миру.Но сейчас, заявляет товарищ Снайдер, ситуация меняется. Теперь Россия с Китаем возглавляют то движение, которое заинтересовано в отходе от использования американского доллара в международной торговле. Да, сдвиг этот происходит постепенно, но ведь переломный момент обязательно наступит!Кошмарная инфляция охватит США. Настанет перелом во всей мировой финансовой системе. Родная Америка не обращает на это внимания? А зря: Китай и Россия, «безжалостные конкуренты», двигают Соединённые Штаты к краху.Вот потому и удивляется М. Снайдер молчанию американских СМИ.А пока они молчат, Россия в лице «царя Владимира Путина», согласно данным «MarketWatch», накапливает золото невероятными темпами. По данным Всемирного совета по золоту, русские запасы золота более чем удвоились за последние пять лет.В. Путин, считает блоггер, умело воспользовался финансовым кризисом, чтобы создать крупнейший золотой запас в мире — всего за несколько лет. А теперь «царь» покупает золота примерно на полмиллиарда долларов каждый месяц.И Китай, глядя на русских, тоже «спокойно импортирует гигантские золотые горы…» За один только второй квартал 2012 года КНР купила 75,8 тонны золота. Этот показатель в два раза превышает количество, импортированное за весь предыдущий год, — 38,1 тыс. тонны.Надо отметить и то, что за первые семь месяцев 2012 года Китай импортировал почти столько золота, сколько общий хедж-фонд еврозоны (Европейский центральный банк). По прогнозу, на конец 2012 года КНР импортирует больше золота, чем за этот же год ЕЦБ.Мало того, китайские компании ещё и скупают золотодобывающие фирмы — по всему миру. «China National Gold Group» подала заявку на сумму в 3,9 млрд. $, участвуя в конкурсе по приобретению африканской компании «Barrick Gold PLC». Это только один пример; их много, не станем приводить их за отсутствием места. Укажем только, что золотая экспансия КНР распространилась на Африку, Австралию, Бразилию, Казахстан (данные «Fox Business»).И только слепой не видит того, что происходит.Такие опытные дельцы, как Джордж Сорос и Джон Полсон, а за ними и центральные банки по всей планете, тоже накапливают золото. И цена на золото в мире, естественно, растёт.В итоге может сложиться такая ситуация, при которой доллар будет попросту вычеркнут из мировых валют. Он будет стоить меньше, чем бумага для его печати. Не просто «Moody’s» понизит кредитный рейтинг федерального правительства США, но произойдёт, как пишет Снайдер, «взрыв долга».Тем временем Россия с Китаем договорятся о том, какая мировая резервная валюта придёт на смену доллару.Нет, этот день придёт не завтра, считает Снайдер, но он обязательно придёт.И Америка уже никогда не оправится от этого.Кстати, популярный австрийский экономист Джерри Робинсон считает, что отделение президентом Ричардом Никсоном 15 августа 1971 года доллара от золота произошло как раз с целью получить возможность без привязки к золоту напечатать и вбросить в мировую экономику столько долларов, сколько Америке — с её безудержным потреблением и нежеланием экономить — будет нужно.Ниже у нас будет возможность сравнить это мнение об американском потреблении о мнении другого экономиста о потреблении российском.IV. Про 2015 годРоссия стоит перед концом излишка нефтедолларов, считает известный экономист-аналитик Чарлз Кловер.«Питаемый нефтью» активный торговый баланс России (785 миллиардов долларов было накоплено в период с 2000 по 2011 гг., что эквивалентно более чем 40% прошлогоднего ВВП) дал Москве третьи по величине в мире запасы иностранной валюты в мире: примерно полтриллиона долларов.Столь впечатляющие запасы нефтедолларов позволили Кремлю истратить более чем 200 миллиардов $ только на преодоление последствий глобального финансового кризиса в 2008-2009 гг. Россия также поместила средства деньги в специальные стабилизационные фонды, например, в резервный фонд (61 миллиард $), в национальный благотворительный фонд (88 миллиардов $), создав тем самым «дополнительный буфер» против отрицательного влияния кризиса.Интересно, что на таком фоне американский экономист пророчит России «экономику двойного дефицита». Да-да, такую, где и федеральный бюджет, и внешний торговый баланс будут иметь отрицательные значения. И вот это-то, по его мнению, и окажется «грубым пробуждением» для нынешних российских «тактиков».Подобные отрицательные величины имели место в конце 1997 года, пишет аналитик, что и явилось затем главной причиной для краха рубля в августе 1998 г.Если в 1998 г. запасы иностранной валюты составляли в стране меньше 20 миллиардов $, то сейчас они достигают приблизительно 500 миллиардов $. Но это не мешает западному экономисту заявлять, что управление российской экономикой сегодня «совсем не прекрасное» и чем-то напоминает «хаос» постсоветских лет (1990-е гг.).Откуда же возьмётся проблема?А дело в том, что русские, по мнению автора, слишком много потребляют, поэтому-то у них, что называется, не сойдётся дебет с кредитом.Ведь товарищ Путин обещал перед выборами триллионы рублей на повышения заработных плат. Кроме того, иностранный эксперт считает, что для обеспечения переизбрания в марте были израсходованы и бюджетные средства.В итоге «вместо того, чтобы оказаться перед таким приятным вопросом, как истратить золотую кучу, правительству, вероятно, придётся делать неприятный выбор между тем, заимствовать ли, обесценить ли рубль, или же урезать расходы».Цена на нефть пока достаточно высока. Центральный банк России считает, что при её цене в 2015 году чуть меньше чем 130$ за баррель страна может позволить себе управлять излишком в размере 51 миллиард $.Но дело в том, считает мистер Кловер, что импорт к тому времени в конечном счёте опередит экспорт: ведь«…русские восполняют лишения коммунизма, потребляя с потрясающими аппетитами».И лишь устранение «мягкой нефтедолларовой подушки» могло бы принести России пользу. Оно могло бы наконец вынудить правительство преобразовать и экономику, и заодно правовую систему, чтобы страна стала привлекательной для зарубежных инвестиций.В настоящее время, однако, вместо привлечения капитала Россия экспортирует его. Чистый отток капитала составил 84 миллиарда $ (что эквивалентно 5% от ВВП) в 2011 г. Центральный банк заявил, что этот показатель упадёт до 65 миллиардов $ в 2012 г. и до 15 миллиардов $ в 2015 г.Американец этому не верит. Это и понятно: иначе вся его статья рассыплется.Между тем «финансовый гуру», известный крупный инвестор Джим Роджерс (бывший партнёр Джорджа Сороса по фонду «Квантум»), уже сегодня советует вкладывать деньги в Россию. Он говорит по свою родную Америку так:«В 2013 и 2014 годах у нас будут экономические проблемы… Или им (политикам) придётся поднять налоги, или им придётся что-то намудрить. …поднятие налогов никогда не приводило к росту экономики».На таком негативном экономическом фоне товарищ Роджерс обратил взгляд к России. Он, всю свою карьеру относившийся к ней негативно, теперь заявляет:«Я убеждён, что впервые дела в России изменились».И сейчас он занято только тем, что думает: куда именно в России вложить свои финансовые средства. Ранее, в сентябре, Роджерс принял предложение российского ВТБ стать советником в сфере сельскохозяйственных инвестиций.Мало того, Россию он считает сейчас в инвестиционном отношении привлекательнее КНР.Насчёт того, что американской экономике приходит «The End», Роджерс высказался ещё в мае:«Соединённые Штаты — крупнейшая нация-должник в мировой истории, многие европейские страны тоже имеют чрезмерные уровни долга. А история показывает, что из такой ситуации можно выйти только через кризис. В Америке уровень долга превысил 1 трлн. $ в этом году. Ситуация становится хуже, а не улучшается. Всё это закончится ужасным коллапсом. Мне неприятно это говорить, но надо смотреть в лицо фактам…»Эпилог: про The End of PetrodollarНефтедолларовая система, подсказывает нам австрийский экономист Джерри Робинсон, оказалась чрезвычайно полезной для американской экономики. В дополнение к созданию рынка доступных импортируемых товаров из разных стран, которые нуждаются в долларах США, Соединённые Штаты получили и более конкретные преимущества: ведь Америка, по сути, получает нынче «двойной кредит» от каждой глобальной нефтяной транзакции.Во-первых, потребителям нефти приходится закупать её в долларах США. Во-вторых, сверхприбыли нефтедобывающих стран затем помещаются в государственные долговые ценные бумаги США, которые хранятся в западных банках.Нефтедоллары обеспечивают по меньшей мере три непосредственные выгоды для Соединённых Штатов: при подобной системе расчётов увеличивается спрос на доллары США; растёт спрос на ценные долговые бумаги США; наконец, система даёт Соединённым Штатам возможность покупать нефть за такую валюту, которую можно… напечатать по желанию.Последний пункт австрийский учёный сравнивает с выращиванием морковки. Вот вам надо купить бензин, но бензин меняется только на морковку. И есть один человек в вашем городе, который её выращивает: у него на то исключительные права. Неудобно, но ничего не поделаешь: приходится идти к нему за морковкой. Но зато как удобно ему! У него бензина сколько угодно. И морковка ему мало что стоит. Ему лишь нужно бросить в почву семена.Та же история и с печатаньем американских денег. Их может штамповать лишь ФРС США. На бумаге.Очевидно, считает Робинсон, создание системы нефтедолларов оказалось блестящим политическим и экономическим шагом. Все последующие действия Америки на Ближнем Востоке объяснялись защитой ею нефтедолларовой системы — в том числе и под видом исполнения обязательств по давней сделке: ведь договор предусматривал, что Соединённые Штаты гарантируют защиту ближневосточных нефтедобывающих государств от угроз.Остаётся добавить, что источники угроз умело моделировались самими Соединёнными Штатами. Для этого на Ближнем Востоке целые десятилетия подпитывались процессы дестабилизации.У империи, пишет Робинсон, нет друзей, империя имеет дело лишь с вещами. Никогда не следуйте за обманывающими вас СМИ: всегда следуйте за деньгами.Вот, стало быть, почему американские средства массовой информации нынче молчат о реализации московской экспансии на нефтяном рынке, надёжно прикрываемой с тыла скупкой золота! Американская общественность ходит в дураках с самого 1971 года. Стоит ей, этой самой общественности, объяснить, чем чреваты замыслы «царя» Путина, а заодно чревата и золотая пекинская стратегия, как она, общественность, поймёт, как ловко и как долго её дурили.А что дальше?А дальше одни только «психологические ожидания» приведут американскую экономику к биржевому и инфляционному краху. И никакая Саудовская Аравия свою «защитницу» не спасёт. Нефти, знаете ли, и в Венесуэле немало, где «режим» Уго злобно бичуется Вашингтоном как диктаторский. Немало «чёрного золота» и в Иране, недаром попавшем под санкции США и ЕС. Надо ли говорить о России, которая благодаря The End of Petrodollar укрепится на мировой арене?Поэтому американские корпоративные СМИ молчат, ФРС продолжает круглосуточно амортизировать свой станок, а США и саудиты начали совместную кампанию по снижению нефтяных цен, напоминающую ту, при помощи которой был развален СССР. Но на этот раз цель помельче — не разрушение России, а сохранение зашатавшейся нефтедолларовой империи.Обозревал и переводил Олег Чувакин — специально для topwar.ru

01 ноября 2012, 13:19

Телеграфистъ.рф — новости по-другому

Запись опубликована Nstarikov. You can comment here or there.На ресурсе Телеграфистъ.рф вы сможете не только узнать новость, но и ознакомиться с ее трактовкой. Мы стараемся объяснить смысл происходящего. Рассказать «почему»,  а не просто «что случилось». В Ливии утвержден состав нового правительства Телеграфистъ.РФ отмечает, что данный состав правительства не может быть легитимным, так как не отражает интересов всей Ливии. Напомним, что против центральной марионеточной власти в Ливии восстали сторонники Каддафи и племя варфалла. А это почти два миллиона человек (свыше одного млн численность только племени варфалла), при шести миллионной Ливии. Китайские патрульные корабли впервые вытеснили японских сторожевиков По мнению Телеграфистъ.РФ, Япония, которая с 70-ых годов прошлого века не обращала внимания на эти острова, и неожиданно в 2012 году, на фоне роста военного, политического и экономического могущества Китая, решила резко осложнить свои отношения с соседом из-за них, делает это под управлением США. Которые преследуют цель «политического унижения» Пекина, либо войны в регионе между Японией и Китаем. Напомним, что в 2008 году США попытались «политически унизить» Россию, но в результате их авантюра обернулась против них. Русский язык стал третьим по распространенности в мире Телеграфистъ.РФ уверен, что Россия заканчивается там, где заканчивается русский язык. Влияние страны заканчивается, там где заканчивается влияние ее культуры и языка,именно поэтому мы видим яростные попытки вытеснить русский язык из Прибалтики, а также активное противодействие повышению статуса русского языка в ряде стран СНГ. НАТО готова и дальше оказывать Украине помощь в проведении реформ Телеграфистъ.РФ уверен, что партнерство с НАТО Украине не нужно. Евросоюз и так трещит по швам и новые члены там не нужны, все кто говорят о какой-то возможной интеграции, лукавят. Единственный возможный путь интеграции для Украины — это обратно в Россию, точнее Евразийский союз. На Триумфальной площади начались задержания Телеграфистъ.РФ считает, что люди систематически нарушающие закон о митингах и демонстрациях должны подвергаться наказанию согласно закону. Это наказание для рецидивистов должно быть суровым. Венгрия и «Газпром» договорились об инвестициях в Южный поток» Телеграфистъ.РФ считает, что борьба за потоки углеводородов является определяющей, в договорённостях с Венгрией, как со страной, которая пыталась национализировать центральный банк и является весьма показательной. Госдолг США достигнет установленного законом лимита в $16,4 трлн к концу текущего года Телеграфистъ.РФ считает, что скоро мы увидим очередное шоу под названием подымание планки государственного долга США в котором республиканцы и демократы будут играть установленные им роли. В итоге планка будет поднята, а государственный долг США будет стремится к математически астрономическим высям. Генерал сирийских ВВС застрелен в Дамаске Телеграфистъ.РФ отмечает, что точечные убийства сирийской патриотической элиты, как и крупный терракт в июле, не мог быть подготовлен и организован боевиками и наемниками. К данным убийствам скорее всего причастны спецслужбы таких стран, как США, Израиль, Британия и, возможно, Турция. Остальные страны, открыто поддерживающие боевиков, не имеют спецслужб такого уровня. Российская военная база в Оше не даст создать Ферганский халифат По мнению Телеграфистъ.РФ, российская база в Оше нужна по ряду причин: станет невозможным проект исламского Ферганского халифата — радикального исламистского политического образования в Ферганской долине, который станет оплотом международного терроризма; российская военная 201-я база в Таджикистане получит надежную автодорогу для материально-технического обеспечения из Южной Сибири, минуя территорию Узбекистана; крупные киргизско-российские и таджикско-российские проекты в области гидроэнергетики и добычи полезных ископаемых обретут военную защиту; китайская военно-политическая экспансия в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане столкнется с серьезными препятствиями; станет невозможным образование де-факто независимого государства на Памире — на территории Горно-Бадахшанской АО в Таджикистане и провинции Бадахшан в Афганистане. Эти и другие новости на новостном ресурсе Телеграфистъ.рф Для тех, кто не может набирать кириллический текст в адресной строке, у нас есть альтенатива:http://telegrafist.orghttp://tlgf.ru P.S. Желающим помочь в работе проекта, прошу писать:[email protected] Ждем ваших откликов, впечатлений и советов!  

29 октября 2012, 13:03

Город в меняющемся мире

Мы публикуем стенограмму публичной дискуссии с участием французского социального мыслителя Оливье Монжена (Olivier Mongin), главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова и социолога, директора Московского института социально-культурных программ Виктора Вахштайна, состоявшейся в рамках российско-французского цикла «Мутирующая реальность» в клубе ZaVtra. Организаторы дискуссии: Президентский центр Б.Н. Ельцина Посольство Франции, Отдел книги и французский институт в Москве Франко-Российский исследовательский центр «Полит.ру» Оливье Монжен: Сельскохозяйственная деревня - это не та деревня, где люди занимаются сельским хозяйством. С одной стороны, давит количество населения, с другой стороны - это движение сельского и городского населения. Возврат из города, но - к выдуманной деревне. Мы также видим, когда мы говорим городской – это все территории, которые сегодня находятся под влиянием урбанизации, и отсюда потепление климата и экологические проблемы. Будь то в пустыне или в лесу, даже то, что сохранилось на севере России, – все пространства подвержены процессу урбанизации. Даже если там нет городского строительства - вот что значит урбанизация. То есть сейчас происходит опустынивание в Сахе или Африке, связанное с урбанизацией в мире. И мы видим  здесь – это позволяет мне сделать 2 или 3 вывода. Во-первых, связанность. То есть мир более организуется, потому что он связан, мир преобразуется, потому что есть социальные связи. Это цифровая революция, о которой я говорил. И можно вернуться еще к этой теме. Если мы говорим, что хотим работать в современном городе, то мы видим, что организация пространства происходит так же, как и в виртуальном мире. И вопрос более состоит в том, что это связи подключения и доступа. Шанхайский вокзал похож на аэропорт или порт для высокоскоростных поездов. Кстати, эти вокзалы в Китае строил французский архитектор. И эта проблема центральная – проблема связи, установления связи. Тот, кто не связан, он как бы жалок. В Латинской Америке это главная проблема. Все люди, которые живут вне связи с городской жизнью, материально бедствуют - об этом можно еще поговорить. То есть организация пространства, связанная с виртуальной сетью, соответствует тому, каким образом реально устанавливается пространственная организация. И урбанисты говорят о связи, но связи и подключение - это не так как говорят во Франции – транспортная связь. Связь  - это все в пространстве, где проходит публика. Там, где изучают идеи Большого Парижа, все архитекторы, градостроители считают, что  центральные точки - это вокзалы, метро, почта и т.д.  Оказалось, что нет. Им открыли, что связь и доступ - это больницы, это культурные пространства, места культурного отдыха, это места, к которым нужно получить доступ. Вопрос связи - это вопрос доступа, это стало центральной темой и в виртуальных, и в реальных жизненных сетях. Потому что, как в России вам известно, виртуальной сети достаточно для организации пространства. Я являюсь сторонником идеи, которую выдвинули после Арабской весны, - что все происходит на одной площадке. Знаменитая площадь Тахрир в Каире, вы слышали о ней, где эти социальные сети и интернет оказываются на одной площади. Это возможность некоторой площади, где все собираются. Есть социальная сеть, или нет социальной сети – но все равно стоит вопрос городской среды, которая не принадлежит никому, и это центральное место. Сегодня думают о площадях, где происходили какие-то события, и я думаю, что в России тоже есть некие такие символические площади. Отсюда - необходимость найти площадь, пространство, пустое место. Это вопрос демократии, которая неотделима от города. И последнее замечание, чтобы объяснить переворот, после которого мы получили смещение понятий.  Я не говорю о русской истории, я говорю о всемирной истории, но Россию я не выбрасываю из мировой истории. Но не надо забывать, что в Средние века – по утверждению Жака Ле Гоффа – известного французского ученого, одного из крупнейших  французских историков – городское пространство строилось не против деревни, а рядом с  ней. Но деревня сама построилась по отношению к лесу и пустыне. Пустыня эта была, как духовное пространство. А лес – это несвойственное, ненужное пространство - как Жюль Мишле в книге "Ведьма" написал  о том, что такое лес. То есть проблема в том, что нет больше пределов, происходит полный переворот - и урбанизация затрагивает и сельскую местность, и село, и лес, - и мы видим, какие споры идут в Латинской Америке по поводу Амазонии. То есть сегодня мы находимся в условиях безграничной урбанизации, где вновь завоевываем: и строим город, и нужно строить и деревню, и лес, и пустыню. И сегодня мы уничтожаем это все, одно за другим. Вот важный интересный вопрос, помимо проблемы урбанизации и связи, стоит вопрос об отношении с ландшафтами во Франции, где очень много школ ландшафта– я в одной из них преподаю. И эти вопросы имеют решающее значение. То есть как важны тенденции – а мы их видим повсюду. Это глобализация, потоки важнее, чем всегда. И потоки это материальное и нематериальное, и частное становится важнее, чем публичное, в силу связанности. Вся эта смесь уступает место логике разделения. Нужно переломить эти тенденции. Как это сделать? С каким типом городской управляемости? Потому что проблема городского управления – кто управляет городом? – это очень важно! И очень часто архитекторы спорят об архитектуре, урбанисты - о градостроительстве, и мы просто забываем, что вопрос жизни города - это только одна проблема города. И это не вопрос управления государством, потому что город - это иная модель управления. То есть это очень важный политический вопрос, и само собой разумеется, что это городская глобализация – вы посмотрите на карту, что вы видите на ней? Вы видите новые морские пути, железнодорожные пути в Китае, вы видите, как мир меняется в этом отношении. И европейские государства - а там полностью морские пути отстали по сравнению с тем, что существует в Танжере, в Марокко и других азиатских странах. Нужно понять, что – в России, может быть, иначе – территориальное развитие: 60% человечества - в 100 км от берега. В Бразилии и Китае это видно. Развитие это вдоль моря – почему? Потому что 95% мировой торговли – это уже морская торговля. Поэтому вода становится решающей сегодня. И мы видим сейчас, что  это очень хорошо заметно. И мы видим территориальные потоки, то, что мы называем  ликвидность. И Бауман, который эту тему разрабатывал, – это жидкая, ликвидная среда, и пространство очень важно. Идет становление мира, и это как контейнер. Контейнер - это постоянная мобильность в мире, и поэтому мы видим, что городское пространство требует не неподвижности, городское пространство требует работать на нескольких скоростях. Я сделал несколько замечаний, чтобы открыть этот спор, и потом можно будет сделать еще несколько замечаний и поговорить по этим вопросам. У нас есть общие фундаментальные тенденции и единичные вопросы. И не нужно говорить, что есть глобализация по-американски, где все идет по единому укладу – как в Шанхае. Я уверен, что и в африканском городе кварталы похожи на улицы Сан-Пауло -  это кусочки городов, это новый международный стиль. То же самое - банк архитекторов – и мэры очень любят подобные улицы – потому что это витрины, части города. Но это только куски. И вот мэры продают вам куски города. Например, в Леоне остались кварталы, которые похожи на Сан-Пауло, и движения у вокзала. И такие же участки города, та же архитектура в любой части мира. Есть всегда единичные ответы, связанные с политической управляемостью, с попечительским управлением, типом ландшафта и разными моментами. Когда-то были итальянцы, исследователи территорий, – они говорили о глобализации снизу, что меня больше интересует. Мы не противопоставляем глобальное локальному, потому что потоки приходится учитывать. Проблема в том, чтобы снизить скорость, успокоить эти потоки и создавать при этом, придумывая вновь некий ландшафт, то, что мы назовем метрополия. Метрополия – этот момент был использован в промышленной революции – означает тип города, который может собрать куски, разные фрагменты города, собрать их воедино, некие фрагменты, которые не контактируют друг с другом. И в той книге, которую я сейчас пишу, я различаю две крайности или 8 типов города. Есть глобальный город – Дубай. Это глобальный город, отрезанный от локального жителя Дубая, который финансирует Дубай: они там не живут в своем Лас-Вегасе. Там разрыв между глобальным и локальным, и тот, кто финансирует, – ну, не живет он там. Там нет никого помимо бизнесменов и туристов. Это город без контекста, надо было начать с этого слова. Проблема -воссоздать контекст повсюду. Когда мы говорим о метрополии – а мы часто говорим о метрополиях - заставить политиков вновь пересмотреть политическую и территориальную конфигурацию, во Франции это маленькая коммуна. Большой город, который обычно похож на государство или принимает себя за него. Мы сейчас живем в трудное и интересное время,  потому что все происходит очень быстро. И это будет большая проблема, и это период, когда центральная идея - в придумывании вновь городского пространства – в любом смысле это срочная проблема, и где-то это уже происходит. И, собственно, это повсюду происходит – потому что надо ответить на суровую реальность. Я был в Бразилии – мэр, с которым мы разговаривали, говорил, что он должен повседневно решать срочные проблемы. То есть - свойственные городу и не свойственные. Иначе говоря, глобализация - это не движение. И глобализация - это не только экономическая проблема. Борис Долгин: Спасибо большое.  Пара примечаний - и я дам слово следующему докладчику. Во-первых, первое мероприятие, которым открылся клуб ZaVtra (тогда – "ПирОГИ на Сретенке"), было около полутора лет назад – это была лекция Зигмунда Баумана, где он рассказывал, как из сегодняшнего дня он смотрит на текучую модерность, не ликвидную, а именно текучую. Это первое примечание. Упоминавшиеся историки Жак Ле Гофф и Жюль Мишле переведены на русский. И те, кто захотят вслед за сегодняшним нашим выступлением обратиться к текстам, – вполне могут это сделать. В том числе и текст "Ведьмы" тоже есть по-русски. Виктор Вахштайн Виктор Вахштайн:  Спасибо большое за столь интеллектуально насыщенный анализ современного положения городов. Это заметки на полях того, о чем говорил Оливье. И я просто пытаюсь предлагать некую альтернативную программу осмысления того, что такое город сегодня. Эти заметки будут связаны с именами нескольких людей, которые предложили свой способ мышления о том, что такое города, и как эти города могут быть осмыслены. И даже те работы, которые они писали, и описания, которые они разработали, могут быть нам полезны сегодня - в частности, когда мы говорим о Москве. В конечном итоге, теоретический ресурс полезен настолько, насколько этот ресурс воображения уже может быть передан в ваш непосредственный опыт. И первый из этих людей - конечно, Анри Лефевр – замечательная работа о производстве пространства, до сих пор не переведенная на русский язык. Даже немного стыдно. Но замечательная работа, замечательный тезис, связанный с тем, как производится пространство.   Пространство – и прежде всего городское пространство производится, прежде всего, за счет того, что формируется наш образ восприятия этого места, восприятия как места и не места, того, где вы останавливаетесь. И включая все, даже, казалось бы, такие видимые когнитивные способности – видеть и говорить именно так, а не иначе – оказывается сконструировано. Для Лефевра очень важен тезис, который называется молчание пользователей пространства. Почти как молчание ягнят. Это означает, что мало того, что город - это машина, которая конструирует ваш взгляд. Город - это машина, которая формирует ваш взгляд и скрывает это от вас. Иными словами, вы видите вполне естественным то, что само по себе естественным не является. И яркий пример – правда, уже в другой работе – лавка в Центральном парке в Нью-Йорке. Когда вы на нее садитесь, вам кажется, что она сконструирована таким образом, чтобы вам удобно здесь было сидеть. Но нет, на самом деле, они были спроектированы по заказу муниципалитета так, чтобы на них не могли спать бомжи. У такого города всегда есть некое поле, которое формирует простое пространство и формирует городское пространство, образ восприятия города, одновременно скрывая от глаз, что ваш взгляд уже сфабрикован. Второе - это разделение, которое у нас есть сегодня. В особенности надо сказать о контексте того сюжета, связанного с глобализацией, о котором говорил Оливье. Это конечно - Мартин Хайдеггер, социологи бились над проблемой, которая называлась у нас конвергенция пространства и времени – вы знаете, говорится о скорости, что мы гораздо быстрее перемещаемся в пространстве, что скорость вселенной стремительно растет, практически по экспоненте. Но правильно будет обозначать его работу – очень короткую, которая называлась Вещь, где он описывает значимость этого. Он говорит, что сегодня мы перемещаемся стремительно, и таким образом понятие дали практически исчезло, и осталась просто удаленность мест. В принципе, достаточно просто желания и достаточно быть интегрированным в экономическую политику - либо вы сами платите, либо за вас платят – за ваши перемещения. А удаленность мест – когда исчезает даль, исчезает и близость. В этот момент прекращает существовать что-то, про что можно сказать, что оно далеко. А в принципе, это всего 8 часов на самолете, да? И исчезает что-то, что вы можете назвать близким. Вы, в принципе, уже не можете с уверенностью сказать, что у вас в повседневном обиходе осталась вещь, которую вы можете рассматривать как близкое. Потому что даль и близость – это исключительная диспозиция. А тут не остается ничего удаленного, именно в этом смысл глобализации – уничтожение пространства, уничтожение удаленности, когда не остается ничего близкого. И в этом смысле город перестает быть пространством близости. Город - это место, через которое вы проходите каждый день в разных направлениях, но в нем не остается ничего того, что по-настоящему вам близко в вашем повседневном обиходе. И, наконец, третий ход связан с принципом Джона Ло – создателя концепции социальной топологии. Он использует постструктуралистскую модель городского пространства, которая говорит, что, конечно, всякий город существует в физическом пространстве, но мировые города - особенные. Они существуют в пространстве отношений, которые не имеют отношения к тому месту, где физически находится данный город. Москва – физический объект, который существует в физическом пространстве, но как город мира она гораздо теснее связана с другими городами Европы, чем с другими городами России. В этом смысле оказывается что важно? – экстернализация отношений. Москва формируется не тем, где она находится, Москву как объект формирует не то, что находится внутри нее. Москву как объект формирует система отношений, которая вынесена за ее территориальное образование. Это идея метагорода. Москва - это метагород,  город, который живет двойной жизнью. Он находится одновременно и в физическом пространстве - и мы сами затрудняемся сказать, где находятся границы этого пространства. И еще недавно в постконструктивизме было использовано понятие МКАДа – и сегодня МКАД - это все еще граница Москвы. И сегодня разработчики стратегии Москвы 2020 все еще опасливо, но уже вполне недвусмысленно говорят про московскую агломерацию, мягко намекая, что Московской области надо слегка подвинуться. Москва в этом смысле не тождественна самой себе как пространство. Москва скорее существует в пространстве отношений, и мы ее называем сетевое пространство. И правда, вопрос о том, что происходит с городом, который утрачивает ядро отношений? Что происходит с городом, который переписывает себя каждые 5 лет, в том числе - когда он переписывает стратегию своего развития, отменяя при этом предыдущую?  Является ли это все еще тем же самым городом? Но так или иначе тема города, связанная с именами Хайдегера и Ло, говорит, в частности, о том, что сегодня, наверное, вот этот процесс отчуждения от того места, где вы живете, отчуждения от того места, где вы находитесь физически, приобретает особое значение. В частности, по одному из наших недавних исследований – более 60% москвичей не чувствуют себя местными, они не чувствуют себя теми, кто здесь и родились. И не просто потому, что они сюда приехали, а многие приехали 10-15 лет назад. А многие в принципе здесь и родились, но, тем не менее, принадлежности к этому месту нет. Что еще интересно? Что Москва - это метафора, описанная собственными жителями, - это город-офис, это центральный офис, что важно. Конечно, Москва - это такое место, в котором мы скорее работаем, чем живем. Но, тем не менее, стоит помнить, что это место находится в самом  центре страны и в центре мира. Совсем недавно – ремарка – у нас было два замечательных информанта из одного федерального министерства – они оба произносили фразу: «Люди там, в регионах работают». И они принципиально произносили эту фразу с жестами. Один из них говорил, что люди там работают, и вот было понятно, что регионы расстилаются вокруг Москвы, в картине мира как концентрические окружности расходятся. А второй еще интереснее показывал: у него было такое,  как будто там трудятся гномы-регионалы, а Москва, в которой находится его офис и которая просто воспринимается как огромный офис офисов, находится на самом верху этой пирамиды. Это конечно, офис, но офис центральный. И эта центральность этого места-неместа усиливает ощущение отчуждения, потому что вы ко всему прочему еще и физически не находитесь там, где находитесь. Вы находитесь в Скайпе, разговаривая с людьми, с вашими поставщиками, которыми вы связаны экономическими связями, с вашими родственниками, которые остались в вашем родном городе или уже переехали куда-то дальше, и таким образом – вы все меньше и меньше находитесь в том месте, где находится ваше тело. И отсюда возникает неоднозначная для Москвы сегодня задача: как сделать Москву местом? Такая релокализация метагорода. Как сделать так, чтобы этот город по-прежнему воспринимался людьми как город, который не воспринимается? Если мы попробуем подержать когнитивную карту Москвы, ну - или хотя бы просто очертить, что такое Москва, то с маршрутом не будет никакого связанного образа и единого места – не получится. Но, что интересно, вы не получите даже образа, где человек живет. Потому что то место, где человек живет, – он воспринимает как то, где он спит. В данном случае Москва – это скорее те маршруты, которые он проходит между детским садом, школой, университетом, офисом и домом, чем те места, в которых он находится. Потому что по-настоящему он не находится в месте, он находится в дороге. И отсюда много других забавных сюжетов, в частности, связанных с тем, что все  культурные места Москвы сосредоточены исключительно в центре. За исключением парков – это отдельная история. То есть если вы живете в Южном Бутово и хотите провести вечер в театре, то вам придется преодолеть довольно серьезный пространственный барьер для того, чтобы до этого театра добраться и вернуться назад. Это связано  с индустрией, занимающейся экономикой счастья – есть такое замечательное направление. Оно описано как стоимость денег в зависимости от городского пространства. Понятно, что в России лучше, но рубль в Москве меньше, чем рубль. Просто потому, что когда вы живете в месте, где у вас из окна такой вид и вам нужно 2 часа, чтобы просто доехать до ближайшего музея – вам уже не в радость сумма, которую вы зарабатываете. Это ведет к даун-шифтингу, который с каждым годом растет на 7%. Еще один сюжет, связанный с этим, -  это отсутствие публичных пространств.  Абсолютно правы, когда говорим про агору. У нас проблема с агорой. У нас на протяжении 20 лет публичные пространства вытесняются либо за счет индустриализации этих пространств, либо за счет прямой политической воли – Манежная площадь, когда строился торговый комплекс на Манежной площади, – одной из основных задач, артикулированных в заказе архитекторам, было уничтожить пространство, которое потенциально опасно, потому что там собирался народ. Поэтому этот комплекс построен таким образом, чтобы оставаться над уровнем площади, чтобы сделать невозможным сбор большого количества людей, и архитекторы добросовестно решали эту задачу, чтобы на этом месте не собиралось больше определенного количества. Как мы видели по недавним событиям – 2 года назад – не помогло. Но, тем не менее, заказ на убийство публичного места – это яркий пример. И не единственный. Забавно, что этим в итоге становятся бульвары. Бульвары, которые были изобретены во Франции, чтобы было удобно стрелять, чтобы пушечное ядро хорошо пролетало через баррикады, которые они строят. У нас становится наоборот. И, наконец, последнее – эти не-местности Москвы – задача и речь о ее релокализации, и задача ее превращения снова в то место, где есть близость; место, где возможна соседская община, что очень сложно, потому что сложно понять общину и центр. Очень сложно отменить центр. Community.  Когда мы стараемся сделать какой-то проструктурный городской опрос – у нас всегда проблема, потому что половина слов не имеет аналогов на русском языке. Такая убийственная задача – мы параллельно делаем мониторинг, аудит в Лондоне и Москве – половину понятий очень сложно перевести. Так вот в этой ситуации есть большая проблема: Москва - это не город, который живет в историях, которые всегда найдутся в больших городах. А Москва - это город,  который всегда намерен жить вечностью: это Третий Рим. И потому что это такой город, в котором закреплено такое состояние  – стыковка разнопорядковых утопических проектов, принадлежащих разным эпохам. Мы живем на осколках сразу нескольких утопий, наложенных одна на другую. И ни одна из них не была реализована. И в этом смысле это такая историоризация руин утопий, оповседневненная. Если говорить о понятии гетеротопия, о музеях, садиках… Москва дает еще одно деление, понимание, что такое гетеротопия – это повседневная утопия. Просто когда она спустилась на уровень повседневных практик, мы получили не утопию, а Москву. И один из замечательных сюжетов этого очень странного отношения между утопическим воображением и повседневными практиками - это новый проект реорганизации Юго-Западного округа. Вы еще не знаете, но многие из вас, кто на Юго-Западе – скоро будете тотально манифестированы. Потому что идея хорошая, идея сделать более доступными велосипеды, для развития велосипедного сообщения и т.д.  В апреле возникла в качестве политической инициативы, и развита до таких утопических масштабов… То есть теперь это уже не некоторый глас жителей города, а это вполне конкретное вписанная в планы развития цель. Мы строим город заново на Юго-Западе, и все велосипеды мы берем на себя! Вот эти несколько тем, связанных с демобилизацией Москвы, потому что это уже не просто не город, это уже даже не место – отсутствие публичных пространств, связанное с тем, что экономически в Москве рубль меньше чем рубль, и уж точно меньше, чем рубль в Петербурге. Отсутствуют точки сборки локальных сообществ, где мог бы происходить аналог огорожения в миниатюре. И очень напряженные и странные отношения между повседневными практиками городских сообществ – это как раз те барьеры и те феномены, которые нам пытаются поменять место, когда мы занимаемся исследованием или городским планированием.  Спасибо. Борис Долгин: Спасибо большое. Я очень рад, что к нам присоединился еще один участник дискуссии – Сергей Кузнецов – главный архитектор Москвы. Наш французский гость говорил о том, как вписываются города в процесс глобализации, как меняются границы города, как урбанизируется негородское пространство и деурбанизируется город. И как возникают какие-то новые проблемы в связи с этим, с чем приходится сталкиваться. Собственно, выступление Виктора вы слышали по большей части оно было о том, как проблематика города, меняющихся функций города, меняющихся задач, которые стоят при проектировании города, приведет к такой точке зрения. Как вы видите те феномены, о которых Виктор говорил применительно к Москве? Понятно, что вы знаете и международный опыт, но, естественно, надеюсь, Москва будет в центре ваших размышлений. Сергей Кузнецов Сергей Кузнецов: Добрый вечер всем,  здравствуйте. Ну что можно сказать по этому поводу? Конечно, на примере Москвы можно посмотреть то, как меняются в зависимости от течения жизни экономический и социальный облик города, ритм и стиль жизни, как меняются заложенные в Генплане, может, не утопические, но и не всегда воплощенные планы, которые были  в городе, увидеть, что работает и что не работает. Простой пример: понаблюдать за людьми в ситуации лет 20-25 назад и сравнить их с сегодняшними. Я могу оперировать этими воспоминаниями, хотя я тогда был еще весьма молодой человек.   Например, что изменилось не в лучшую сторону – это децентрализация Москвы. В Генплане 1970-го года присутствовал очень разумный подход: доступность в городе функций для использования, не вызывающая маятниковых миграций, в которые мы сегодня погружены. Это значит рабочие места, культурное пространство, досуг рядом с домом. Понятно, что этот план хорош и не требует никаких доказательств: лучше, когда рядом можно получить сервисы, достаточные для жизни – это все хорошо, это то, к чему в идеале каждый город сегодня хотел бы прийти, или в нашем случае – в случае Москвы – вернуться. Промзоны, которые были разбросаны по округам, раньше заполняли собой потребность в рабочих местах – это был вызов того времени. Но ситуация такова, что промышленность уходит из городов – и не только из Москвы, а вообще из городов. Но раньше всего ушла из Москвы. И образуются городские линзы, не заполненные рабочими местами, и мы получаем транспортный коллапс. Не потому, что у нас концентрация населения очень высокая – она такая же, как в других мегаполисах и городах. А потому, что заложенный генпланом функционал перестал работать. И как это мне видится сегодня с новой позиции – наша деятельность по поводу нового генерального плана города должна сводиться к тому, чтобы эти пустые линзы упразднить. Мы должны не просто корректировать город, а в первую очередь взять за основу те принципы из старого, 70-х годов, Генплана – если не брать пока новые территории, и понять, почему он работал. И сравнить с тем, что сложилось к сегодняшнему дню. Это довольно легко, честно говоря. И попробовать, не выкидывая вместе с водой ребенка, вернуться обратно и «отремонтировать» нынешний дисбаланс. Так мне это видится. Плюс у нас сегодня есть, можно сказать, некоторый подарок, некоторая нагрузка и обременение – это новые территории, которые действительно могут очень разными способами развивать город. Мне очевидно только одно: в сегодняшних изменяющихся реалиях создать Генплан, который можно было бы реализовать от и до, просто невозможно. Вчера выставка открылась – «Историки о Генплане Москвы». И можно посмотреть,  как это происходило. Видно, что кроме Генплана 1935 года, который еще при Сталине во многих частях был воплощен, больше ни один нарисованный план реализован не был. И сегодня, как мне видится, задача по планированию развития города в значительной степени должна сводиться к реакции на изменяющуюся экономическую, социальную, политическую ситуацию, а также автомобилизацию города. То есть этот документ должен быть не столько набором планов, сколько набором, может быть, даже просто текстов, которые описывают, каким образом мы заполняем возникающие пустоты, как и чем их нужно заполнить. Что мы на них должны создавать для баланса большого городского механизма, чтобы он работал лучше, и вернуть себе ту функцию, которая была им утрачена, устранить некий дисбаланс, когда что-то как-то работает, но не оптимально. Борис Долгин: Я правильно понял, что генеральный план для вас - это не столько набор конкретных решений по уже существующим проблемам, сколько набор принципов, которые могут применяться по мере того, как известные и понятные проблемы будут реализовываться на том  или ином участке города? Сергей Кузнецов: Совершенно верно. Это, во-первых. Набор базы для анализа, смоделированная ситуация развития города, причем максимально в электронном виде. Есть программы, которые все это делают. Это база для принятия решений, модель, которая может моделировать развитие. И, во-вторых, это правила, алгоритм выстраивания модели новой ситуации. В какой плоскости надо заложить определенное количество принципов транспортных, инженерных, какой баланс функций они должны соблюдать. Должны быть рабочие места, культурная функция, жилая функция, может быть, временное что-то. По большому счету, этот новый Генплан должен стать правилом, «мануалом» по пользованию города, а не схемой, как это должно выглядеть. Борис Долгин: А вот то, о чем говорили и Оливье, и Виктор, – Москва не только как физический город, но и как метафизический город? Москва не только как город для тех, кто здесь  живет, а Москва как глобальный город – насколько это влияет? Насколько это меняет подходы? Насколько тут вообще есть специфика для городов - вот этих самых мировых глобальных по сравнению с городами как бы локальными? Сергей Кузнецов: У меня на эту тему есть такое видение, как то, что наш офис делал для Биеннале 2010 года – она была, в общем-то, на эту тему. По мотивам именно взгляда на Москву как на глобальный город  – при том, что, в принципе, по моим ощущениям, глобальным городом быть не надо. От этого окружения глобального города нехорошо, потому что оно слишком тяготит, и очень большой центр притяжения. Это на самом деле нехорошо, потому что очень тесно и дискомфортно – и к чему тогда глобальность? Здесь собрано все, что интересно не только городам, но и огромному количеству окружающих, проживающих рядом – и не просто интересно, а жизненно необходимо. Например, возможность выехать из Москвы в огромное количество точек земного шара из России. И невозможность это сделать из той же Казани или Краснодара, хотя у них успешные городские логистики. Или, например, такие города, как Кострома или Нижний Новгород. Сегодня эта невозможность осуществлять функции нормальной жизни больших городов вне Москвы и является для столицы проблемой. Я считаю, что в глобальности города большой набор минусов, хотя есть и плюсы, потому что мы получаем инвестиции. Но отношение качества жизни к стоимости жизни здесь такое именно благодаря этой безмерной глобализации Москвы. Борис Долгин: Спасибо. Изменение принципиальной ситуации: изменение понятия городского с изменением качества среды вокруг городов, с расширением городов и расширением агломераций – стоит вопрос о том, собственно, как должна выглядеть сегодня логическая оппозиция? Город и… что должно быть с другой стороны - село? Наверное, нет. А вот что там и чем оно характеризуется? Или, может, там не два, а три, четыре члена оппозиции? Как должно выглядеть рассмотрение поселения с этой точки зрения? Не на совсем мелком уровне, а в том, что касается сущности, принципов жизни. По каким основаниям это можно определить и т.д. И действительно ли значимо наличие коров на улицах Сан Пауло? Или - как покойный Вячеслав Леонидович Глазычев говорил о развитии города: базовая специфика города - разнообразие внутри города? Что для вас характерная черта города и что ему противопоставлено? Сергей Кузнецов: Во-первых, следует уточнить, о каком удалении от Москвы идет речь, потому что в зависимости от удаленности от столицы мы проходим пояса типов поселений разного рода и размерности, прежде чем перейти к другому городу. Сегодня у нас в России колоссальное расстояние между большими городами. Просто это вакуум, когда до ближайшего крупного города, например, от Москвы до Петербурга 800 км. Борис Долгин: Регионалисты говорят о постепенном смыкании  агломераций Московской и Петербургской. Сергей Кузнецов: Да, сегодня есть развитость, да, считается, что весь мир должен быть агломерациями, потому что сельское хозяйство уже в таком количестве работников не нуждается. Я считаю, что это точка зрения неоднозначная и неочевидная. Надо в этих маленьких городах оставаться. Одно дело – то, что радует глаз, другое – то, что возникаетв ощущениях. Я люблю Европу. В Европе между даже не очень большими и средними городами очень много разных городков совсем небольших, которые на самом деле позитивно влияют на многие вещи в крупном городе. Это создает режим выходного дня, что позволяет экономить всей стране в выходные не спать, не опускаться, а тоже работать. Вокруг Москвы много городов, которые могут заполнить эту экономическую нишу выходного дня – например, с точки зрения культурного времяпрепровождения, и там есть, что посмотреть. Недавно был в Ростове – но сказать, что туда люди из Москвы едут в качестве туристов и готовы там потратить деньги, невозможно. Это только для энтузиастов-экстремалов, потому что ни инфраструктуры, ни каких-либо других сервисов там не существует, и таких городов очень много. И мне образ большой Европы симпатичен: может быть, окружение большого города должно давать некие возможности провести время в приятном, заметно более тихом месте, чем Москва, с хорошим культурным, гастрономическим, лечебным «наполнением», какими угодно еще событиями, которые в большом городе получить не так удобно, как на периферии. Для меня это диалог – если Москва свою агломерацию в радиусе 800 км выстроит, и она появится, то я считаю, это будет здорово и хорошо. Оливье Монжен: Мне хотелось бы сказать, исходя из того, что сказал господин архитектор. Я считал, что маленький европейский город во Флоренции – это был город, который надо было охранять. То, что сейчас реально происходит, – это город-государство – это не ностальгия, это невозможность, это ощущение невозможности, потому что городское развитие Бразилии, Китая происходит так быстро – я не знаю, каким образом эта модель стала невозможной? Что вы сделали? Это может быть такой тип урбанизации не как в Европе, это не Макиавелли: что он делает? Первое, когда мы европейцы, и мы пользуемся автомобилями, то можно сказать анекдот. Один человек со своей семьей летел работать на заводы Пежо, потому что во Франции релокализация предприятия. Французы ездят за границу для того, чтобы строить свои автомобили. Года два года назад я был в Шанхае на Всемирной выставке, и  китайцы там говорили так: «Хватит вам загрязнять нас своими машинами! Предвидьте будущее, будьте разумны, чтобы мы все могли выжить!» Нужно это же сказать московским руководителям: что вы делаете с машинами?! Я уже 4 года здесь не был, но автомобилей стало больше, и я не хочу запрещать кому-то  в среднем классе иметь машину! По какому праву? Я европеец. И мы говорим китайцам: успокойте ваши автомобили, я могу вам дать цифры, это все просто, пользуйтесь электромобилями. И я понимаю. Но во французском павильоне первое, что я видел: «Покупайте Пежо!» - на втором этаже: «Покупайте Рено!» - на третьем этаже… Наша модель роста в том, чтобы вы покупали наши автомобили. Вы понимаете, проблемы тут дифференциальные. Дифференциал скорости. У нас были, конечно, урбанизации – европейская урбанизация, которая во Флоренции приводится как в качестве примера. В Париже много возможностей. Мы благодаря экологам ограничили какие-то участки решения. Большой Париж - это уже другая тема. Но проблема, которая стоит перед нами, - это некая такая устойчивость городская. По какому праву мы можем говорить китайцам и бразильцам: ладно вам, не надо пользоваться машинами? Во Франции должна выйти книга о лесе. Это центральная тема сегодня. Леса Амазонии – я думаю, что для вас вопрос леса - это то, что когда вы приезжаете сюда, вы видите деревья. Лес – это много деревьев. Почему устроителю города нужно задумываться о лесе? Потому что в XVIII веке в Европе было полно споров между экономистами, которые занимаются не только биржей. Сколько потребуется времени, чтобы посадить лес? Лес - это 20, 30 лет. Мы говорим об устойчивом развитии, устойчивых проектах, продолжительность проектов – вот что. Это позволит сделать ответ доказуемым, состоятельным, потому что европейский ответ недостаточен. Потому что сегодня, когда вы гуляете по Бразилии и по Китаю, вы видите, что там есть нечто, что нельзя отстаивать, что там жить нельзя, невозможно жить. И вот в чем проблема. Сам вопрос о жизни - как о существовании, антропологический. Нам нужно вернуться к каким-то правилам проживания, общежития, нельзя жить где угодно и как угодно. Это касается всех, и всех тех, кто собрались – мы живем в приличных условиях, но сегодня не будем врать друг другу. Большинство населения урбанизировано, и люди живут в невыносимых условиях. Неформальное проживание в масштабах всего мира. Я не говорю о всяких программах – 60% урбанизации - это неформальная урбанизация. И это не беда. Неформальность - это градостроительство без правил. Это вопросы очень трудные и серьезные, вопросы коллективного размышления. И нельзя сказать, что они не связаны. Это разрыв между Европой и ритмами городскими,  я говорю о Москве и о России. Это полное несовпадение, это огромные проблемы: китайцы не случайно, не зря навязали городское удостоверение городского жителя. Они должны контролировать рост городского населения. А почему их вокзалы - это 4-этажные аэропорты? Это места для отбора, селекции населения. Это фактически люки и клапаны безопасности. Можно ли переосмыслить публичное пространство? Еще один момент – вы говорили о публичном пространстве. Можно завоевать то, что всегда городское пространство - это улицы, которые занимают машины сегодня во всем мире.  И вопрос - как это превратить в улицу - актуален даже в Европе – мы потеряли это понятие. Публичное пространство всегда начинается с улицы. Даже если убрать улицу - например, в Бразилии есть, в модели Корбюзье на Выставке вы увидите это – автомобиль организует мобильность населения, в городе, например, это 8-полосный проспект, и там бордюра нет, тротуара нет, нет порога. Поэтому Бразилия - этот город можно критиковать по плану – жители его себе присвоили. Это уже вопрос жителя. Есть пространство, которое неприятное, но которое можно опять же освоить. И мы открыли этот спор, потому что проблема не только в хорошей архитектуре, а в тех, кто создает прекрасные машины. И это только один из фрагментов. Иногда город уже состоит из кусков, и нам нужны пространства, которые бы давали возможность существования публичного пространства, и проблема эта действительно такова: каковы городские практики, которые позволяют реализовывать то или иное пространство? Город пишется ногами. Вы идете – вы писатель, вы оставляете следы - как и писатель. Сейчас очень трудно быть таким писателем. В Москве это очень трудно. Потому что есть масса городов, где это просто невозможно. И как мы пишем повесть города? Нужно вернуться и вновь поставить этот вопрос, потому что я считаю, что вот этот спор - воображаемое. Либо воображаемое, которое могут вернуть себе жители города. Есть прекрасное исследование про африканский город Киншасу – очень тяжелый город, идет война, у людей нет крыши – я не говорю, что это хорошо -  им негде жить, но этот город - постоянный театр. Где люди рассказывают - я не говорю, что это хорошо, нам всем нужна крыша над головой. Но я возвращаюсь к европейскому городу – это театр, комедианты – это городские жители. Все представители итальянского театра масс - это городские жители, и нужно напомнить, что город – это театр и публичное пространство. Это тело, которое развивается. И это вопрос Баумана, и публичное пространство наших городов, которые перестали быть городами – нужно, возможно, опять их освоить. Потому что города конкурируют, как предприятия. Можно ли выйти из такого видения города: город как рынок, и выйти с конкуренцией между городами? И это настоящий вопрос. Вы, горожане, можете ли вы присвоить свой город? Я не говорю о булгаковской Москве, но у нас есть какие-то средства для того, чтобы вернуть себе город. Это возможно, но не нужно упускать такую возможность. Город все-таки - воображаемое государство. Для меня важна книга Итало Кальвино «Незримые города». Что такое «Незримые города»? это рассказ путешественника, который уехал из Италии, приехал на Восток, и он прошел много городов, но видит, что все города, через которые он проезжает, – это  некая модель современной ему Венеции. Все города - и нужно сохранить это городское воображаемое от воображаемого Дубая, который хотят нам навязать. Это entertainment, картина, это город-рынок. Предмет этой дискуссии – вернуть себе этот воображаемый город. Может быть, где-то это совсем невозможно. Но в других городах это трудно, но именно там происходит. И, может быть, на Западе хорошо, когда вы видите шоссе, – и легко сказать, что это красиво. Но я думаю, что мы живем в очень важный момент, рубежный, когда нужно дать ответ на вопрос: противопоставить европейский город городам глобальным, жуткой кошмарной глобализации – и не будем обманываться, во Франции маленькие города, и метрополии теряют население, люди уезжают из этих городов. Они пытаются найти кусочек чистой природы, тихую деревню. Наступает обязательно момент, когда люди хотят уехать из города, надо вернуть имидж города, не только как понимался город во время греков – концепция опор… Китайцы имеют свои концепции и теории относительно городов, арабы имели. Я говорил о чистом городе и нечистом городе – борьба между Иерусалимом и Вавилоном. Теперь есть унификация. В Европе все меньше административных границ, но все больше стен. И стены показывают эти ограничительные и сепарационные линии. И в эпоху глобализации – Китай не хочет, чтобы бедные китайцы приезжали жить в города, и для этого строятся эти стены. Борис Долгин: Спасибо большое. Итало Кальвино во мнгом тоже переведен на русский язык. В том числе – "Незримые города". И еще одно маленькое примечание: конечно, китайское правительство "стены" городов строит, но они не для того, чтобы туда не проникали негорожане, а для того, чтобы они там не оседали надолго и навсегда. Потому что все-таки большая, значительная часть работающих в городе - это жители деревни, просто не имеющие должных прав. Приезжаюn в города не за социальной защитой, которой они в деревнях действительно не имеют, а за работой, которой они в деревнях тоже не имеют. Они рады бы остаться в городе, чтобы получить социальную защиту, но надеяться на это могут только редкие счастливчики. А когда они приезжают хотя бы на считанные годы, они хотя бы получают работу и могут кормить семьи, которые живут в сельской местности. Хотя мы знаем, что промышленность туда уже тоже идет активно. Мы знаем, что у побережья рабочая сила стоит все больше, а дальше, на Восток, ее стоимость еще вполне конкурентоспосбна. Виктор Вахштайн: Спасибо, я к вопросу. Я хотел бы два слова сказать о тех замечательных метафорах, которые Оливье запустил. Первая - это город как контекст, который пишется ногами.  Замечательная работа Мишеля де Серто как раз посвящена этому плотному пониманию города. Есть города пешеходов и города тех, кто смотрит на них с точек возвышения, – прямо противоположные способы организации городского пространства. Кстати, Париж в этом смысле, конечно, принадлежит ко второй категории – это то, что можно действительно просматривать насквозь и вглубь. Москва - это город без пешеходной маршрутизации. За исключением небольших пеших зон в центре города, свободное прохождение между тем, что выходит за рамки Садового кольца, не является маршрутом прогулки. Более того, даже набережная Москвы-реки не является распространенным пешеходным маршрутом, если учитывать, что на ней столько машин паркуется. Единственным способом для де Серто вообразить себе Москву как единое целое – это были карты метро, схема московского метрополитена. Это то немногое, что есть, и взрывы московского метро делают Москву Москвой гораздо больше, чем остальное. А второе связано с  метафорой города как театра, это действительно очень сильная метафора, в особенности в европейской урбанистике, но опять же эта формативность городской повседневности мне не  попадала в Москве в поле зрения. Сейчас для того, чтобы политизировать это время со сложными московскими протестами, мы наблюдаем возвращение и возрождение перформативности уличного. Почему-то можно говорить про Москву как про город-театр, и как кукольный театр, когда возникает новое движение митингов, в частности, в Барнауле, когда организаторы собирают игрушки, вооружают их оппозиционными лозунгами и располагают их на городской площади. Городская площадь вновь становится городской площадью, более того, она вновь становится сценой для такого кукольного протеста – буквально «За честные выборы».  В итоге полиция конфискует игрушки, им пишут заявление об организации следующего кукольного митинга на том основании, что игрушки не являются субъектами политического протеста, в особенности, импортные.  Это дословная цитата представителя мэрии. Эта городская перформативность возвращается и дарит один из способов возвращения репатриации городского  публичного пространства. Возвращаясь к твоему вопросу, действительно очень интересному, на самом деле – оппозиция город-деревня, город-село – ключевая, центральная позиция конца XIX века, и как раз социология возникает как попытка ответить на этот вопрос. Собственно, нет ни одного классика социологии – Дюркгейм сделал вид, что он ни при чем, но тоже не очень, – все теории о том, что дело идет к демаршу от общины к обществу. Для Зиммеля организация городской повседневности - это конец европейской души, потому что она не в городах. И вот этот переход на разговор город-село - это переход конца  XIX и начала ХХ века, без которого наша наука бы просто не возникла. Переход, с которым мы сталкиваемся в начале ХХI века, - это принципиально другое, мы говорим о городах с легкой ностальгией, мы говорим о необходимости городской культуры, релокализации городских сообществ. О том, что города снова должны стать местом. Мы сталкиваемся с последствиями реорганизации, с которыми столкнулись классики нашей науки, мы сталкиваемся с гиперурбанизацией – урбанизация, которая превосходит свои собственные пределы с такой скоростью, что просто жуть - когда мы говорим о Москве как о городе, а не городской агломерации. Гиперурбанизация оборачивается для нас потерей всего того, что для нас, собственно, городом и является, и отсюда ответ на твой вопрос, что сегодня заменяет эту оппозицию сто лет спустя. И использовать эту базовую дихотомию, изложенную Джоном Ло, это дихотомия между городами и метагородами. Что делает данный конкретный город городом? Что делает греческий полис полисом? Агора. Это то самое публичное пространство, где люди могут увидеть друг друга. Агора - это точка сборка греческого полиса. Что делает европейский город городом? это сложная система отношений между собором, городской площадью, замком и городской стеной и университетом, но университет никогда не входит в систему устойчивых отношений, который формирует города, это всегда метагородское образование. Что делает городом Петербург? Мы можем детально описывать, что, собственно, такое Петербург, показывая таким образом связь Невского проспекта, Эрмитажа, Дворцовой площади, вот эти вокзалы – мы видим ядро устойчивых отношений Петербурга, это ядро устойчивых отношений и те узлы, которые локализованы на его территории. Что делает Москву Москвой? Шереметьево, Домодедово, Внуково. А Московская область – это делает Москву Москвой еще больше, чем Красная площадь. Красная площадь - это вообще Москва? Средняя Азия как элемент узла сети. Было бы странно игнорировать тот факт, что московская экономика зависима гораздо больше от трудовой миграции, чем любой московский чиновник готов это признать. В том числе, те, кто пришел заниматься развитием. Как бы это так проигнорировать?! Я не очень понимаю, делает ли Третьяковка Москву Москвой? Я точно знаю, что Москву делают те города, для кого она является как бы точкой обязательного прохождения. Потому что они из этой страны вылететь не могут, если не через Москву, даже если из Владивостока приходиться лететь. Можно как Латур, добавлять сюда внешние какие-то – Лондон, добавлять сюда университетские города, когда переехали дети московские и выясним, что  любой из них, окажется, в большей степени входит в ядро устойчивых отношений, которые делают Москву Москвой, чем то, что находится на ее территории. В этом смысле сегодняшняя позиция, что урбанизация - это гиперурбанизация – это позиция, что город - это метагород. Условно это между Петербургом и Москвой – между городом и метагородом. Это, конечно, пример спорный, но я скорее сейчас согласен с тем, что - да, глобальный город – это, прежде всего, огромный пакет минусов. Но и, конечно, один плюс в виде большого количества денег, которые часто, бывает, выступают в лице многих во все эти минусы, с этим связанные. Борис Долгин: А где живут все остальные? Есть ли третий член оппозиции? Виктор Вахштайн: Если бы он был, была бы оппозиция. Если бы он был, то это было бы теоретическим кодом введения среднего оператора. Но мне кажется, что это теоретически неправильно. Я сторонник Леви-Стросса - давайте мыслить чистыми конструкциями.  А потом снимать уже с них. Борис Долгин Борис Долгин: Я думаю, что мы будем собирать вопросы, а потом устроим ответы, если наши участники не возражают. Я пока начну с еще одного вопроса. Не претендую на то, чтобы ответ был сейчас, но, может, это чему-нибудь поможет.  Когда мы говорим о доступности, значимости города, мне вспоминается еще одна такая история, опять-таки у нас упоминался саммит АТЭС. Многие говорят, что центр мира перемещается к Азиатско-Тихоокеанскому региону, о том, что России надо обратить внимание на побережье тихоокеанское. И то, о чем говорили, - о телекоммуникациях, которые могут быть замечательно доступными и там. И сфера услуг может возникнуть там ничуть не хуже.   Но у нас есть некоторое противоречие между транспортом традиционным, хоть и морским, и транспортом новым – телекоммуникациями. Каким образом города - а может, и не города - в этом глобализирующемся мире могут преодолеть это противоречие между доступностью новой и доступностью старой? От того, что человек может сидеть на российском побережье Тихого океана и ничуть не меньше, чем в Москве, быть в курсе всех последних событий, он не приобретает продукты и товары, которые доступны человеку в Москве, точнее - не приобретает за ту же самую цену. Там рубль может оказаться еще дешевле. Как быть с разными типами доступности? Это первый вопрос из ряда тех, которые, я надеюсь, вы запомните и запишете. Григорий Чудновский. Вопрос к Оливье. Как у вас именуются жители Парижа? Парижане? Или все-таки жители, проживающие в Париже? А также вопрос, а как у вас именуются жители страны – французы или еще как-то? И как вы отнесетесь к тому, что сказал Виктор, что значительная часть москвичей не чувствует себя москвичами, с точки зрения француза. И, наконец, как вы относитесь к тому, что в России есть конституция, но при этом себя русскими считает большинство людей, и не желают называть себя россиянами с точки зрения урбанизации. Я объясню, если вы мне дадите не лаконично, а так. А так я как могу, так и высказываю, иначе вопрос не получается. Спасибо. Анна Можайник, Центрально-европейский университет, Будапешт, у меня два вопроса к Виктору. Метагорода – как вам кажется, как Москва здесь выглядит на фоне других global cities? И есть ли какая-то разница в этом отсутствии привязанности к месту? Это такая особенность Москвы или всех метагородов? И второй вопрос по neighborhood feeling – меня саму этот вопрос очень интересует, и я хотела спросить, как вам кажется, как районы и микрорайоны в Москве выполняют функцию neighborhood, потому что мне кажется, что в некоторых случаях, когда инфраструктура достаточно хорошо развита, то можно говорить о том, что появляется такое чувство. Игорь. Вопрос к Оливье. В самом начале своего выступления он сказал, что план Большой Париж провалился. Я бы хотела уточнения. Юрий Пахомов. К Виктору точно. Прозвучала такая мысль, что города меняются и многое теряют, и есть задача вернуть это. Но в какой мере это – может, человек меняется, и то, что теряют наши предки, мы уже не можем вернуть, потому что мы другие? Борис Долгин: А может, и не хотим вернуть? Ксения Луценко. Вопрос к Виктору. Я хотела узнать: в лекции вы сказали, что понятия дальность и близость исчезают, границы города распадаются в процессе глобализации, и все внутри интегрируется. Мне бы хотелось узнать, как в этом меняющемся пространстве продолжает существовать и существует ли вообще воображаемое сообщество, написанное Андерсеном? Вопрос из зала: У меня вопрос к господину Монжену: централизация парижская от Средних веков и старого режима связана с укреплением капитала, эта тенденции сохраняется, что - капитал является такой движущей силой? Или Париж теряет роль финансовой столицы, центра капитала французского? Сергей Митрофанов. Я не получил ответ на такой вопрос: с точки зрения истории и философии, что должно по идее произойти с городами? Они должны раствориться в пространстве – или, наоборот, как черные дыры, замкнуть на себе всю экономику стран? И в связи с этим такой вопрос… Борис Долгин: А это не одно и то же? Сергей Митрофанов: Не знаю. Черные дыры, наоборот, все пространство притянут к себе; как в Китае, будет агломерация. Но хорошо. Вопрос: с точки зрения экономики города себя оправдывают и окупают? Потому что жители России не любят городов, они считают, что экономическая отдача от городов не адекватна потреблению, которое происходит в городах. Борис Долгин: Это нужно сказать, что жители России не случайно не любят москвичей. Петрашкова Наталья, Соцфак МГУ. Я хотела бы задать такой вопрос: в основном, говорили о таких вещах, как близость, удобство города, но не сказали об эстетической части. Насколько я знаю, в том же Париже есть эстетический кодекс. И насколько новая архитектура должна соответствовать общему виду. Возможно, вопрос был больше к главному архитектору, но, возможно, вы также можете на него ответить. И второй вопрос: мне интересно, было ли проведено какое-то исследование по поводу ассоциаций в Москве, поскольку вы привели такие моменты, как связные точки, аэропорты, вокзалы… С чем это было связано? Я все-таки считаю, что в Москве еще есть и другие отправные пути. И просто интересно, это мнение большинства или это просто экспертная оценка? Борис Долгин: То есть, иными словами, какой метод определения? На что можно было опереться, что можно поставить на эту точку зрения? Вопросиз зала: Я хотела бы задать вопрос Оливье, можно ли отличать города приятной жизни, где приятно жить, и есть ли какие-то объективные критерии, которые зависят от наших предпочтений? То есть города, где можно жить и где жить нельзя. Алексей Титков, к оставшемуся российскому представителю. Как раз Виктор говорил с некоторой печалью о сложности исследований между Москвой  и Лондоном, что нет подходящих терминов. Стас Кабаев, у меня вопрос: насколько смысл города и его сегодняшнее бытие и существование зависит от того, потеряло ли оно его изначальную историческую функцию? Ну например, Венеция как крупный торговый город. Или Петербург изначально столица. Борис Долгин: Простите, а в вашем вопросе слово «смысл» вообще что означает? Стас: Ну, вот сейчас восприятие города горожанами и основной частью городской среды таково, что они считают себя частью чего-то такого особенного. Борис Долгин: Зависит ли оно от изменений функций? Стас: Да, которые изначально закладывались. Юрий Пахомов. Вопрос хотел задать Виктору. Что делает то публичное пространство, которое уничтожает другое публичное пространство? Где порог этого? потому что те, кто покушаются на Манежную площадь, и большое количество сейчас начинает процветать танцевальных тусовок на площадках в парках – это однопорядковые вещи? Оливье Монжен Оливье Монжен: Вы знаете, очень трудно и много. Я вижу, москвичи не утратили остроты ума, и это производит сильное впечатление. Но я хотел бы все-таки сказать, что в вопросе о пространстве есть вопрос о приведении в движение – вы входите внутрь и выходите в пространстве – надежда! Это возможность двигаться, это помимо комфортности проживания. Это некая идея о будущем. И помимо этого пространство очень важно. Об этом уже говорили, это антропологический вопрос. Это основной вопрос, что я замкнут. Это хорошо для богатого, кто живет в своем мире для богатых, и также - для жителя города. В Колумбии, например, - я не думаю, что это правильное решение, - они сделали такую кабельную дорогу, что-то типа фуникулера, которая разомкнула город.   Возможность разомкнуться - это первое. И что касается вопроса – не только аэропорты и вокзалы - связь, точки связи – это места, где циркулируют люди. И это не только дороги. Хотя это тоже очень важно. Глобальная урбанизация – порты, аэропорты, вокзалы – это гиперурбанисты, которые создают гипо – то, что ниже. Раньше гипо это был автомобиль, сейчас  урбанисты, которые ничего не имеют общего с движением, с мотором, с двигателем. И гипер – это, может быть, не самый быстрый путь. Самое важное - это корабль, который сегодня организует пути маршрута глобализации. И России здесь трудно – так же, как и Европе, кстати. Смотреть на дороги в Средиземном море, которые огибают Арабский полуостров, – это сколько портов! Там же огромный порт, который финансирует Эмираты. И другой гипоурбанизм вокруг автомобиля – как у нас, так и у вас. Главное – средство связи - это не только средство циркуляции промышленности. Это другие пространства. Есть университет, больница, есть другие организации культурного какого-то свойства. Это подземные связи. Город в Средние века в Европе создавали монахи, которые учреждали университеты, и купцы, которые сейчас в Париже, – мы изучали. Мы государственный университет, а университет - это тоже уже часть города. Изначально городу нужен был университет, и тут нужно заниматься студентами: это жители города, которые являются носителями городской жизни, – не только купцы и торговцы создают город, но и студенты – вот что я хотел сказать. По Парижу много вопросов было задано. Но есть какие-то связи с Москвой, потому что Париж - это централизованный город, который несет на себе странную роль государства. Историк Фернан Бродель различал городские режимы - как в Италии, например. И городские режимы государства. Государство не любит город. Вот парадокс – нигде государство не интересовалось городами, они хотели только захватить город. А сейчас глобализация – очень интересно, что бывает государства очень слабые. Но города, которые становятся городами-государствами, трансформируют городское пространство, это видно. Из самых интересных успешных городов сегодня – не буду вдаваться в детали – но нужно посмотреть город между государством, которое существует как ущербное демократическое государство. Сейчас они переживают не лучший период, а город - просто фактор демократизации Бразилии. Он, город, ничем не занимался – политической реформы нет, там кумовство и коррупция, у них плохой образ, и он не проводил реформы, он работал с городской демократией и социальной демократией. И, что мне интересно, что многие места в мире – политическая демократия не лучше – плохо себя чувствуют. Вы знаете, что это очень важные события. Париж – централизованный город, город-государство, столица, проблемы Большого Парижа – они должны отвечать на эти проблемы, отвечать на вопрос такой страны, как Франция, которая как бы сильное государство. Государство становится слабее, но хочет остаться со столицей. И из-за этого - очень серьезные проблемы. Я хочу напомнить, что то, что мы называем урбанизм, появилось во время промышленной революции в Барселоне, которая тоже в плохом состоянии. Что такое было урбанизм? Это консолидация рисков, это делить услуги и риски – обобществление рисков и городских преимуществ – сделать возможным проживание неким общим пространством. После этого – почему хорошо будет жить? Каждый создает свой город. Это то, что мы говорили о воображаемом.  Если вы не экспроприируете свой город, то даже богатые будут замкнуты в себе, замкнуты в своей жизни. Глобальная сеть – это люди, которые живут в гиперурбанизме аэропортов и отелей. И это  совершенно глобализация. И права Большого Парижа – заставить задать многие вопросы. Вопросы света, например. Блокировка здесь несет политический характер. Сейчас нужно об этом говорить,  и это очень обсуждаемая тема во Франции. С новым президентом нужно проводить какие-то территориальные реформы. Вы видите, что все с самого начала – вопрос ментальной репрезентации, политической репрезентации… Городская среда, городской мир – нужно реконфигурировать территорию. И это касается и Франции, и Бразилии, и Китая, и вас. Если нет политических реформ, то ничего не происходит.  Что такое сейчас Париж? Это блокировка. Государство, которое хочет продолжать держать бразды правления мэрии Парижа, центрального города, 102 кв. км. Нужно переосмыслить политически – что такое глобальное, что соответствует - в 100 раз больше. Можно ли поменять направление движения радикально? И вопрос, кто называет себя парижанином? Люди, которые живут в регионе, в городах, или жители из Иль-де-Франса – они считают себя парижанами? Название и имя - это важно – кто считает себя парижанином, а кто жителем Иль-де-Франса. Назвать что-то - это очень важно – дать чему-то имя или название, и вы правы, задавая этот вопрос: кто парижанин? И последнее замечание – социологи сейчас, по крайней мере, изучают идеи мультимобильности гражданина. Город – это политический конструкт. Я гражданин, я голосую, я житель в более широком пространстве – там, где обмениваются услугами люди. И другой термин - это пользователь.  Я пользователь аэропорта. То есть пользователь, житель, гражданин – это социологические термины, которые говорят, что нельзя просто говорить о жителе какого-то помещения, какого-то района. Даже если это голосующий житель. И сейчас очень много исследований о мобильности людей. Не все живут гипермобильно, это элита глобализации. Но совершенно очевидно, что люди более мобильны по модели, которая близка, скажем, ползучему американскому городу. Город, который меняет место, потому что население двигается – нужно куда-то выезжать. И в предыдущей дискуссии говорили, что в России та же традиция перемены, смены места. Это было интересно учитывать. Не обязательно жить один раз – мы просто играем с воображаемыми преднадеждами. Сейчас глобализация в позитивном смысле приводит нас к тому, что у нас разное воображаемое – в Сан-Пауло и в Париже, и к тому, чтобы люди могли жить в одинаковых городских ритмах. У нас главная ловушка сейчас, что есть только пространство контакта, общения – на самом деле, не только… Мэры обожают создавать пешеходные города для богатых. Это обычный сценарий повсюду. Проблема в том, что много градостроителей над этим работают. Между потоками и контактным пространством, пространством, которым перестала быть улица – нужно вернуться к поливалентности ритмов, которые создают городскую жизнь. А городская жизнь – это связано не только с тем местом, в котором я живу. Вы больше ездите, чем другие люди в вашем городе. Вопрос поездок и передвижений - это очень важно, и это вопрос ритма. И именно городского – в  воображаемом городе. Это воображение без пределов и без границ, потому что это нечто, что связано вообще с человечеством. То есть это опять мы возвращаемся к антропологическому вопросу. Мы выходим из традиции, мы говорили о дезурбанизации в России. Европа как социальное государство, которое создавалось как государство, и город Корбюзье – вы посмотрите, он презирает улицу, он говорит, что нужно покончить с городом. Есть антигородская традиция. А мы говорим о том, что нужно воссоздавать город. Вот когда мы говорим «воссоздавать город», и вопрос, когда нужно воссоздавать реалистичность, – это центральный вопрос. И антигородская традиция очень сильна. И сопровождается тем фактом, что миллиарды населения хотят переселиться в город - в Бразилии, Китае и Индии. И что делать здесь? Борис Долгин: Спасибо. Я должен по традиции сказать, что Бродель тоже во многом переведен на русский язык. В том числе – "Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII вв.". Виктор Вахштайн: Спасибо огромное. Да, я попытаюсь кратко. О том, что говорил Оливье, - мы говорим действительно об исключительно интересных сюжетах. Один из них связан с темпорализацией и движением. И действительно, города - это очень темпоральные образования, это то, через что мы проходим. И по большому счету, у городов – как у особых машин по производству человеческих взаимодействий - есть разные режимы воспроизводства времени. То, что мы сегодня считаем естественным течением времени, – оно не естественно, это то, как время течет в это время в этом конкретном городе в этом конкретном месте. Города производят темпоральное время. И понятно, что речь идет о малых циклах городской повседневности, но и об истории. И есть замечательная лекция Рэма Колхаса, который просто восстает против стремления современных европейских городов и резерваций от формирования некоего исторического background’а - иногда совершенно искусственным образом, через сохранение сохраняемого и еще раз сохраняемого. То есть в этом смысле историзация городских пространств кажется ему одной из центральных угроз. Но это когда мы говорим о производстве времени. Но тут есть еще одна вещь, связанная с тем, что есть города - и Москва в их числе, которые никакого места своего в историческом процессе не то, что не пытаются занять, но пытаются вырваться, и быть отчасти в вечности, быть последним городом, городом, который не то чтобы неподвластен времени… В чем смысл исторического воображения? Оно не связано ни с прошлым, ни с будущим, оно связано с борьбой. Здесь есть замечательная метафора, которая принадлежит Джону Винтропу – замечательному проповеднику, химику, оратору, который возглавил в 1630 году путешествие на корабле "Арабелла" и с группой пуритан устремился к тому, что сегодня называется штатом Массачусетс. И уже только в перспективе был виден холм, на который они высадятся, он произнес проповедь, которая до сих пор является самой мощной для американского самосознания. Проповедь называется «Образец христианского милосердия», но я бы ее свел к одной метафоре - собрав на палубе тех, с кем он собирался в путешествие, он сказал: «И будем подобны граду на холме, и пусть все взоры будут устремлены на нас». Вот град на холме, сияющий град на холме – это последний город, это город городов. Неважно, куда мы смотрим с холма, главное, что на нас смотрят все. Это центр мира, Земли, это последний, никак в исторический процесс не вписанный последний город. Борис Долгин: Прошу прощения, но это вполне конкретный город – Небесный Иерусалим. Виктор Вахштайн: Да, и мы дальше пошли к Вавилонской башне и историзации пространства, тогда можем. Но в данном случае понятно, что идея вневременной фиксации городского пространства как временной – города городов. Так вполне Иерусалим – не небесный, а вполне земной, - является одним из примеров. И второе, о чем говорил Оливье, - это отношение города и государства, действительно очень напряженно и действительно очень интересно. В европейской истории есть такой прекрасный сюжет, когда европейские государства формируются через посредничество городов, в частности, когда центральная городская власть работает для преодоления раздробленности – начинается с того, что центральная королевская власть опирается на вольные города как на инструмент для преодоления самовластия городов. То есть, когда нужно опереться на следующий уровень  - там есть король, есть феодальные владения, и есть, очевидно, следующий уровень феодального владения. Потому что потом феодальный владелец готов войти в сделку с королем. Интересная схема, когда города вступили в стратегический альянс с королевской властью и становятся механизмами централизации европейских государств. Если бы не автономия вольных городов, то сегодня была бы совсем-совсем другая Европа. И уже переходя к ответу на вопросы коллеги из Центрального европейского университета – Москва на фоне других метагородов - это эмпирический вопрос, и я попытаюсь на него ответить, в частности, сейчас, когда делаю большое кросс-культурное исследование. Но  в данном случае между Москвой и Парижем гораздо меньше различий, чем может показаться на первый взгляд. Тем, кто учился некоторое время в Центральном европейском университете, особенно это понятно, когда вы едете из общаги. Я не помню, где конкретно он находится, и вот тот участок города, который надо преодолеть, чтобы оказаться в прекрасном европейском центре – он дает вам понимание того, как устроены метагорода. Вот плавное вытеснение на окраины – централизация, гиперцентрализация - и поехали. То, что касается некой инфраструктуры, – это тоже риторический вопрос, и тоже попытаюсь на него ответить. В частности, проанализируем, чем стали локальные клубы, локальные библиотеки и локальные выставочные залы. И в процессе этой гиперурбанизации и соответственно гиперцентрализации Москвы – сохранили ли они за собой хоть какую-то функцию?  Ну, вот недавно было выяснено, что в некоторых ДК по факту находятся публичные дома. Причем как-то спонтанно произошла приватизация культурных ресурсов. И, соответственно, библиотеки работают не на район. И вот все исследования, которые мы пока видели, говорят о том, что район очень ограничен в этом  смысле – и можно ли вообще в Москве использовать понятие района? Мой район – это слоган, написанный на заборе, и он очень мало отношения имеет к реальности и московской повседневности. Отвечая на вопрос Юрия – изменение человека и изменение города – то, что говорят социологи: что изменение города, а потом человека. То есть социолог искренне утверждал, и аксиоматика нашей дисциплины такова, что сначала меняется городская жизнь и только потом меняется человеческая природа. И то, что сегодня мы считаем человеческой природой, есть, в частности, пример развития городов – такой, какой мы знаем. То есть не от человеческой природы город, а наоборот. И вообще вопрос о том, что такое публичное пространство? И что делает его публичным? Есть как бы две принципиально разные стратегии ответа и понимания, что такое публичное, общественное и т.д. Одна эстетическая философия говорит  нам, что есть некоторые протопубличные пространства в европейских городах. Таким образом, все, что так или иначе мы знаем как общественное и публичное пространство, – это некое наследие агоры и этой политической философии. Полис, политическое публичное пространство. Вторая логика ответа совершенно циничная, но она ближе – она идет из микросоциологии, из Гофмана – его гениальная работа «Behavior in public places»: публичное пространство - это любое пространство, в котором люди оказываются в соприсутствии друг друга, и возможна коммуникация незнакомых людей. То есть, грубо говоря, режим доступа. Но на самом деле эти режимы не противоречат друг другу, сегодня опыт московских протестов показывает, что опыт публичных пространств - это не то, что спроектировано. Это то, что стало публичным пространством в результате спонтанных практик солидаризации людей – где люди оказываются в непосредственной коммуникации друг с другом, ощущают некоторую общность, потом происходит неожиданное и спонтанное проявление солидарности – потом это ренессанс, это фантом. Классики французские очень любят про это говорить: это такая бурлящая, кипящая еще не осмысленная солидарность.  Кто этого боялись, те заказали в свое время Манежную площадь. Теперь отвечая на вопрос Ксении, касающийся грани близости, – да, конечно. Я напомню про Бенедикта Андерсена, те механизмы, которые делают воображаемым и доступным воображению нацию как сообщество: карта, музей, перепись населения. Это те механизмы, которые позволяют представить далекое близким. То что можно представить диахронным и синхронным, и  нация начинает мыслить как что-то существующее в едином моменте, синхронно данное. Через перепись населения, представление коллективных артефактов в музеи, через нанесение территорий в синхронном измерении – что-то, что, похоже, требовало огромного количества времени, чтобы примерно обойти, начинается мыслиться одномоментно, и то, что называется монотекучестью, гештальтом, – схватывается как единый образ. С этого начинается воображаемое сообщество. А сегодня сталкиваемся с прямой противоположностью – как де Серто говорит, карты закрепляют маршрутные дескрипты. Карты - это не схватываемая территория, а изначально указание, куда пойти – туда, 300 шагов туда – только тогда она становится картой. Сегодня как раз сталкиваемся с обратной ситуацией. У нас все сообщества воображаемые, то есть мы лишены границ стирания дальности, близости, мы уже не ходим в пространстве, мы его видим, как мы видим схему московского метрополитена. Это схематическое представление, которое сделало возможным в свое время воображаемое сообщество нации, сегодня сделало город исключительно воображаемым. Вопрос в том, как открывать воображение в практику в другом пространстве. Борис Долгин: Но у города есть много конкурентов в этом смысле – сообщества, которые не связаны с городом, но тоже формируют человека. Виктор Вахштайн: Поэтому я и говорю про метагорода. То есть про города, которые вообще в данном случае не привязаны к данной конкретной территории, на которой они якобы находятся. Отвечая на вопрос Натальи – про городскую эстетику, я не берусь судить – я не специалист по городской эстетике… Но вообще для жителя Москвы – вопрос о городской эстетике умозрителен. Но то, что касается метода деления связанных точек, – это эмпирический вопрос, и - да, мы пытаемся это делать, и мы собираем данные, касающиеся того, что происходит идентификация данного места, и при каких условиях происходит идентификация с данным местом. Огромное спасибо Алексею Тишкову за отдел отгораживания. Это сразу дает поток неконтролируемых ассоциаций, которые трудно прервать. Но, как говорил Корбюзье, которого упоминал Оливье – Алексей тоже должен это оценить, поскольку он один лучших регионалистов России, объехавших всю страну. Город Тольятти построен примерно так, как мечтал Корбюзье, – все, кто там были, говорят, что лучше бы он не мечтал. Потому что там произошло в полный рост все, что связано с сепарацией, огораживанием. Там машины съели друг друга. На этом и строилось. И все, что связано с границами, о которых я говорил в своей лекции, я не знаю, как перевести на французский понятие «лимитчик».  Но это понятие, которое не просто связано с идеей границ, но Москва - это такой город лимитчиков, надо это более или менее понимать. Борис Долгин: Ну да, во всяком случае, вокруг Оливье сидят два москвича, которые родились не в Москве. Виктор Вахштайн: Два человека, не родившихся в Москве. И то, что связано с лимитчиками, – это человек, чье пребывание в Москве ограничено. А точнее, понимание своего пребывания в Москве как пребывания вторичного. И вот совершенно непонятно как это переводить и как это делать некоторым кросс-культурным, однозначно считываемым кодам. Это не миграция, не трудовая миграция, это что-то иное. Борис Долгин: Почему не миграция? Классическая миграция. Виктор Вахштайн: Сравните: лимитчик и мигрант. Борис Долгин: Да, это почти одно и то же, но для разных эпох. Виктор Вахштайн: Это более чем семантическое различие. Это… но ладно, сейчас далеко уйдем. Про смысл города – это интересный такой археологический вопрос Стаса. Вот спрашивать про смысл города и про смысл смыслов. Это такой смысл второго порядка, но здесь как бы у меня нет однозначного осмысленного ответа. Просто мне кажется, что тот момент, когда города-утопии проектировались как обладающие однозначным предпосланным смыслом, и даже он не существовал, как показывает опыт Бразилии. Даже такие города не существуют единственно только своим смыслом – сколько-то долгое время. Город не инструментальный объект, он не создан для выполнения каких-то целей. Город - это то, что само себя переписывает непрерывно. И потому в изначальном смысле можно говорить только умозрительно, что этот город должен был защищать другой город. Или этот город был торговым центром. Это постфактум приписанное значение. Город - это просто антропологический факт, с которым имеет смысл иметь дело - во всяком случае, социологам. Спасибо огромное за вопрос. Оливье Монжен: Ну, если людям интересно,  я хотел бы рассказать о роли кино в градостроительстве. София Коппола, Майкл Манн в Лос-Анджелесе – вы входите в город, и вы из него не выходите. Драйв, видели фильм? Останавливается автомобилист, чемпион, и пытается убежать из города. Для этого нужно иметь помешательство такое на скорости. Главный момент в этой истории – вы любите цитаты, знаете очень много авторов. Не только Европа существует… две главных книги по урбанизации - это «Трактат об архитектуре» Леона-Батиста Альберти XVI века, сейчас это классика – он все сказал. Во-первых, архитектор должен делать солидные, надежные постройки. А не так, чтобы они распадались на части. Надо соблюдать законы физики. И второй момент: необходимо соблюдать условия контекста экологии. Ты работаешь на пользователя. Сейчас архитекторам наплевать на пользователя, на тех, кто будет жить в этих городах, в том, что они проектируют. Вот уехал, ушел архитектор - и я могу спокойно говорить. И последнее – это красота. В этой книге видите все основные правила строительства городов и градостроения. И Альберти направляет: в самом маленьком месте есть город, в каждом маленьком есть большое. Масштаб. Я думаю, что этот трактат переведен на русский. Борис Долгин: Переведен, переведен. Оливье Монжен: И Томас Мор, его «Утопия». Но это абстрактная утопия. Утопия инженерная, это похоже на картину Ведута. Есть или нет на картине? Утопия - это более сложное понятие, есть книга Франсуа Шоэ «Правила и модель», и там  мы живем с правилом антропологическим, которое архитектор должен соблюдать, но мы одновременно утописты. Мы считаем, что знаем, как другие люди должны жить. Борис Долгин: Спасибо большое. Видимо, проблема масштабируема, хотя всегда есть некоторый вопрос о правилах перехода. Спасибо большое всем участникам нашей сегодняшней дискуссии: и тем, кто за столом, и тем, кто ушел, и тем, кто в зале. А также нашим соорганизаторам - Центру Ельцина, Французскому институту и посольству Франции.

27 октября 2012, 14:20

Сокровища Топлицзее.

Оригинал взят у imhotype в Кино и немцы. Mystery of like ToplitzВпервые о кладах на дне австрийского озера Топлиц (Топлицзее) заговорили в мае 1945-го, когда местный рыбак выудил из воды... банкноту в 100 фунтов стерлингов. Он отнес ее в банк в Бад-Аусзее, где получил аналог этой крупной суммы в австрийских шиллингах. Смекнув, что вылавливать деньги значительно выгоднее, чем ловить рыбу, рыбак начал закидывать невод уже специально в поисках банковских купюр. И удача ему улыбалась. Собирая небольшие пачки, рыбак сушил их, гладил и обменивал в местном банке.После четвертого обмена его встретили возле кассы два офицера армии США…… Возникшее на месте соляных копей озеро Топлиц, «Черная жемчужина» Штирии, находится вблизи города Бад-Аусзее, в шестидесяти километрах к юго-востоку от Зальцбурга, в австрийских Мертвых горах. Алиной оно около двух километров, шириною — до четырехсот метров. Но при этом довольно глубокое, в некоторых местах глубина достигает более ста метров. Добраться сюда не просто — дорога к озеру ведет через три перевала высотою более двух километров.А удачливым рыбаком американские спецслужбы заинтересовались не просто так. Уже некоторое время союзники получали любопытную информацию… Когда был освобожден концлагерь Заксенхаузен в Эбензее, выяснилось, что там, в рамках немецкой операции «Бернгард», печатали фальшивые английские деньги с целью подорвать финансовую систему союзников. Назначенный «главным» среди команды заключенных-фальшивомонетчиков чех Оскар Скала тайно вел записи об объемах, видах и номерах банкнот, печатавшихся в концлагере.Из его бумаг следовало, что с конца 1942 года по февраль 1945-го было изготовлено 134 610 810 фунтов стерлингов. Куда делись эти деньги, заключенные сообщить не могли. Ничего не дали и допросы пленных немцев. Сведения о фальшивых фунтах всплыли довольно неожиданно. Вернее, всплыли не сведения, а сами деньги. По одной из австрийских речушек, между Зальцбургом и Линцем, неожиданно поплыли фунты стерлингов, причем во вполне промышленных объемах. После недолгого расследования выяснилось, что на дне реки просто открылся один из ящиков, который туда сбросили из сломавшейся неподалеку немецкой автомашины.Всего в реке было найдено двадцать три ящика, а в них — двадцать один миллион фунтов стерлингов. Колонна машин, как выяснилось, следовала к озеру Топлицзее.Нашлись и живые свидетели. Крестьянин Штайнегерр, английский военнопленный Лофтус и участник австрийского движения Сопротивления Альбрехт Гайсвинклер видели, как в апреле 1945 года эсэсовцы топили в озере большие ящики из белого металла с надписью «Имперский груз». Всего в тот раз ящиков было около ста. Но, скорее всего, это был не единственный визит гитлеровцев на озеро.Стали поговаривать, что в озере якобы лежит золотЬ, награбленное СС на оккупированных территориях, «сокровища Нибелунгов» и даже золотой запас немецкого рейхсбанка. Ведь в апреле 1945 года из Берлина ушло около тысячи грузовиков, нагруженных различными ценностями. Даже сейчас, более чем через 60 лет, мы не можем проследить маршрут большей части из них. … Уже в 1980-х годах журналисты итальянской газеты «Баста» сумели найти бывшего уполномоченного вермахта по борьбе с танками в округе Бишофсхофен австрийца М. Грубера. Осенью 1944-го в замке Фушль, близ Зальцбурга, он стал свидетелем тайного совещания, в котором принимали участие высшие чины рейха, в том числе Геббельс и Риббентроп.Грубер утверждал, что после совещания в Фушль стали прибывать машины с золотыми слитками, монетами, ювелирными изделиями и фальшивыми английскими фунтами стерлингов. Затем транспорт направлялся дальше. Куда именно, Фушль не знал, но направление вполне совпадало с районом озера Топлиц. Сегодня уже известно, что 31 января 1945 года из Берлина началась эвакуация золотого запаса Третьего рейха. В неизвестном направлении ушли 24 вагона с драгметаллами, валютой, иностранными акциями и бумажными рейхсмарками.В 1945 году этого, разумеется, еще не знали, но сам по себе факт захоронения в озере сотни ящиков был необычен. Вдобавок было известно, что на берегах Топлица немцы проводили испытания своего секретного новейшего оружия. Поэтому американские военные водолазы приступили к работе. Из воды было поднято несколько ящиков с фальшивым фунтами, но вскоре у одного из водолазов, работавших на дне, непонятным образом оказался перерезан воздушный шланг.Американцы знали, что в окружающих озеро горах есть ангары, входы в которые были взорваны отступающими немцами, и решили, что в озере работают немецкие диверсанты-ныряльщики. Война уже закончилась, и никто не хотел рисковать своей и чужой жизнью. Тем более что, кроме фальшивых денег, в озере так ничего и не обнаружили.Работы свернули, но тишина на берегах Топлица продлилась недолго. В феврале 1946 года сюда прибыли два инженера из Линца — австрийцы Хельмут Майер и Людвиг Пихлер и их приятель Ганс Хаслингер.Инженеры, опытные альпинисты, зачем-то решили подняться на гору Раухфанг, нависающую над Топлицзее. Хаслингер пошел с ними, но по непонятной причине вскоре вернулся в базовый лагерь, разбитый на берегу озера, а через несколько дней — в Линц. Спустя месяц местные власти, спохватившись, что от альпинистов нет никаких вестей, а их палатки на берегу стоят пустыми, начали поиски. Высоко в Мертвых горах была обнаружена сложенная из снега хижина, где лежали трупы Манера и Пихлера. Причем живот Пихлера был вспорот, а его желудок вынут и засунут в его же рюкзак. Расследование происшествия так ничего и не дало, но удалось выяснить, что в годы войны Майер и Пихлер принимали участие в испытаниях секретного оружия на берегах Топлица.Между тем на озеро продолжали приезжать «туристы». В 1947 году в одном из них опознали бывшего адъютанта Бормана. Его отправили в лагерь, но о причинах своего визита на берега озера он так ничего и не сказал. В 1948 году в горах под Зальцбургом, в сарае, предназначенном для сушки сена, американцы обнаружили тайник с музейными полотнами. А в оборудованной вентиляцией и жилыми помещениями бывшей соляной шахте в Альт-Аусзее была найдена коллекция картин старых мастеров и несколько ящиков с золотом. Стоимость клада составила сто миллиардов марок. Стало ясно, что этот район Австрии использовался фашистами как «сейф» для награбленных сокровищ.В том же 1948 году в саду на одной из вилл Бад-Аусзее неожиданно завяли цветы. Раскопав клумбу, владельцы нашли три ящика из-под боеприпасов, в которых было 19 200 золотых монет и слиток золота весом в полтора килограмма... Другой местный житель нашел в своем огороде золотое колье с бриллиантами, изготовленное в дореволюционной России. Последние две находки были, скорее всего, личными схронами гитлеровских офицеров, сумевших урвать свой кусок от имперских ценностей. И возник резонный вопрос: где же сами ценности?В августе 1950 года на Топлиц приехал гамбургский инженер Келлер в сопровождении профессионального скалолаза Герта Геренса. При попытке подняться на отвесный южный склон горы Рейхенштейн шнур, связывавший альпинистов, оборвался, и Геренс упал в пропасть. Келлер, дав показания о несчастном случае, спокойно уехал. Родственники альпиниста провели собственное расследование и выяснили, что Келлер во время войны был начальником секретной базы подлодок и курировал «опытную станцию» на Топлицзее. Примерно в это же время на берег озера прибыли и остановились в маленьком местном отеле три французских геолога с рекомендательным письмом от армейского командования в Инсбруке. Местная полиция ученым не мешала, и через восемь дней они отбыли, погрузив в машину четыре тяжелых ящика с образцами, как они говорили, минералов. Когда владелец отеля пришел в банк менять полученные от «ученых» деньги, то оказалось, что купюры фальшивые. Расследование показало, что в Инсбруке про ученых никто не знает, а горничная отеля слышала, как французы говорили между собой на чистейшем гамбургском диалекте. После этого к визитам гостей стали относиться более внимательно, но в 1952 году на берегу озера снова были найдены два неизвестных человека с простреленными головами. Не успела полиция толком расследовать это дело, как на другом берегу был найден мертвым учитель географии из Франции Жан де Соз. Причем его рюкзак и инструменты исчезли. Недалеко от трупа обнаружили свежий глубокий шурф. Когда его начали засыпать, то выяснилось, что земли, даже рыхлой, не хватает, чтобы зарыть яму. Получается, что француз что-то нашел и поплатился за это жизнью. Откуда у него были сведения, где и что искать,— неизвестно. Но, отправляясь в Австрию, он говорил нескольким знакомым, что вернется богатым. ...Очередная смерть на берегах озера случилась в 1955 году. Инженер Майер из Франкфурта-на-Майне упал со скалы. Что интересно, он поднимался на гору маршрутом, не обозначенным ни на одной карте. Полиция так и не смогла точно установить, был ли это несчастный случай или убийство. Но странности на берегах Топлица не ограничивались убийствами. Случилось несколько перестрелок, постоянно видели каких-то странных людей, без вести пропали несколько местных жителей...В1959 году западногерманский журнал «Штерн» решил положить конец загадкам Топлица и взялся за собственное расследование. Команда аквалангистов, получив лицензию на проведение водолазных работ, в течение пяти недель исследовала дно озера. Были подняты пятнадцать деревянных и железных ящиков, в которых оказались фальшивые английские банкноты 1935-1937 годов на сумму 55 тысяч фунтов стерлингов. А в последнем ящике оказались документы бывшего Главного управления имперской безопасности (РСХА) и списки узников концентрационных лагерей. Еще несколько десятков обнаруженных ящиков поднимать не стали.Операция внезапно была остановлена. Из редакции журнала пришла телеграмма с распоряжением: «Дальнейшее пребывание нецелесообразно. Немедленно прекратить поиски». Журналистам «Штерна» объяснили, что причина остановки поисков — нехватка денежных средств. Но выделенные за три дня до прихода телеграммы дополнительные тридцать тысяч марок так и не были истрачены. Появились слухи, что некие люди заплатили владельцам «Штерна» очень крупную сумму, чтобы те прекратили поиски.Представители МВД Австрии утверждали, что в ящиках, найденных экспедицией «Штерна», находились «исключительно фальшивые банкноты английских фунтов стерлингов». Но на одной пи пресс-конференций кто-то проговорился, что «дневников Гиммлера среди бумаг не оказалось». Откуда взялась оговорка про дневники — непонятно. Как и то, что же все-таки было в поднятых ящиках...Есть версия, что прекращению работ способствовал бывший штурмбанфюрер СС Вильгельм Хетль (он же Вальтер Хаген), один из руководителей операции «Бернгард».Отсидев два года в лагере союзников, Хетль поселился у Топлицзее и даже выпустил книгу «Предприятие Бернгард», раскрывающую историю фальшивок. С помощью Марты Шинке, бывшей секретарши Вальтера Шелленберга (того самого, которого в «Семнадцати мгновениях весны» сыграл Олег Табаков), он проинформировал больших людей в австрийских бизнес- и властной элитах об успехах экспедиции «Штерна» на озере, и те сумели кулуарно договориться с владельцами журнала.Существовала версия, что помимо банкнот на дне озера были захоронены личные дела особо ценных агентов секретной германской службы. Многие из них, как потом подозревали, заняли в послевоенной Австрии и Германии высокие посты и не хотели, чтобы кто-то знал об их нацистском прошлом.Еще одна версия говорит о том, что в ящиках могли быть финансовые документы. В частности, данные о счетах в швейцарских банках. Часть этих денег была возвращена родственникам репрессированных евреев в конце 1990-х, но лишь с «мертвых» счетов, которые не использовались с самой войны и были к тому же официально зарегистрированы на различные нацистские структуры. Номерные счета «на предъявителя» не известны до сих пор. Нет никакой уверенности, что в послевоенное время эти деньги не перекочевали в более «удобные» места.Довести до конца скандально закончившееся расследование «Штерна» решил в 1960 году гражданин ФРГ А. Каспер. Он сумел произвести шесть погружений, поднял один ящик и сделал фотографии еще четырнадцати. В поднятом яшике снова оказались фальшивые деньги. После этого у Каспера закончились средства, и на озере стало тихо до 1963 года.Поставить точку в розыске нацистских сокровищ решил весьма известный в Австрии правозащитник, бывший участник Сопротивления Альбрехт Гайсвинклер. О его подготовке к экспедиции было объявлено в прессе, и он тут же начал получать угрозы от некоей тайной неофашистской организации «Паук». Угрозы были вполне серьезными: дом Гайсвинклера пытались поджечь, а сам, он несколько раз обнаруживал за собой слежку. Храбрый антифашист не отказался от своих планов, но исследовать озеро ему так и не удалось. Правительство федеральной земли Штирии, в чьем ведении находилась территория Топлицзее, в лицензии на проведение водолазных работ Гайсвинклеру отказало. Почему — не совсем понятно. То ли они получали аналогичные угрозы, то ли и в самом деле было решено не тревожить секретные дела на дне озера.С лицензиями на водолазные работы в Топлице вообще творилось что-то непонятное. Кто-то получал их довольно спокойно, а некоторые не могли добиться разрешений годами. Многие считали, что помимо Хетля есть и еще один «смотрящий» за сокровищами Топлица, некто Шмид, профессор в области теории хозяйства и управления, бывший штандартенфюрер СС, занимавший после войны пост директора одного из промышленных предприятий Вены. Именно он; как говорили, неофициально контролирует выдачу лицензий на исследования дна озера. Так это или нет, точно сказать нельзя, но ни один антифашист, пытавшийся раскрыть тайну Топлица, лицензии так и не получил. Это факт.Между тем в 1963 году австрийские водолазы обнаружили на глубине семидесяти девяти метров немецкий самолет. Что было в нем, выяснить не удалось, так как и эта экспедиция была досрочно прекращена.А 6 октября 1963 года 19-летний специалист по подводному плаванию немец Альфред Эгнер, приехавший на Топлиц «понырять», был найден мертвым. Обстоятельства его смерти были весьма подозрительны, но расследование снова так ничего и не дало.Через месяц еще один кладоискатель, семнадцатилетний Вальтера Ниггл, утонул в соседнем озере Алат, и тоже при весьма странных обстоятельствах… Из соседних озер, которые прославились гораздо меньше Топлица, тоже доставали фальшивые купюры, и там тоже был зарегистрирован ряд странных смертей.Вскоре после этих случаев погружения на дно озера были официально запрещены австрийскими властями, так как не вели «к общественной пользе». Впрочем, нырять в озеро на правах туриста не возбранялось, и вскоре получила относительное подтверждение версия со спрятанными на дне озер сокровищами — одна из неофициальных экспедиций нашла на дне россыпь золотых монет.Говорят, что какие-то ящики любители продолжали поднимать со дна, но достоверных свидетельств этому нет. Так что можно считать, что двадцать лет озеро жило спокойно.А в сентябре 1983 года на Топлице погиб спортсмен-подводник из Мюнхена А. Агнер, пытавшийся исследовать дно как турист-дайвер. Резиновый шланг, по которому к водолазу поступал воздух, был кем-то перерезан. Расследование показало, что Агнер прибыл на озеро с двумя бывшими офицерами СС. Но сразу после гибели водолаза они уехали, и их следы так и не были обнаружены.Трагедия заставила австрийские власти пойти на уступки, и осенью 1984 года профессор Ганс Фрике из Западной Германии исследовал дно озера с помощью специально сконструированной им мини-подлодки «Гео». Профессор сумел погрузиться на глубину восьмидесяти метров, где обнаружил ящики с фальшивыми деньгами, мины, несколько каркасов бомбардировщиков и детали ракет «Фау-1» и «Фау-2» с подводными пусковыми установками.Атаковавшим его журналистам Фрике заявил, что он открыл новый вид бактерии, живущей на большой глубине в сильно соленой воде и питающейся целлюлозой. Именно это и было целью его экспедиции. Все же остальное найдено случайно.Но акул пера такой бесхитростный ответ не устроил, и вскоре они обнаружили косвенные признаки сотрудничества Фрике с западногерманской разведкой БНД. Именно эта спецслужба, по всей видимости, и финансировала проводимые работы, так как официальный организатор экспедиции — Западногерманское исследовательское общество, не выплатило профессору ни пфеннига, а каждый день поисков обходился в тридцать тысяч австрийских марок.Весьма подозрительными показались журналистам и челночные поездки Фрике в Мюнхен па автомашине с доверху нагруженным прицепом. Ученый утверждал, что отвозил пробы воды и фотоматериалы. Однако журналисты были уверены, что в прицепе находились найденные в озере документы. Скандал заставил австрийские власти попросить Фрике прекратить поиски, и они взяли исследования озера под свой контроль.В ноябре 1984 года на Топлицзее появились водолазы из австрийской армии. Была поднята очередная партия фальшивых банкнот, а также 3,5-метровая ракета «Фау» весом около тонны. А в юго-западной части дна озера, на площади примерно 40 квадратных метров, детекторами было обнаружено наличие большого количества металла.Австрийцы взялись также исследовать пещеры, входы в которые были взорваны. Вскоре в семидесяти метрах от берега был обнаружен один из таких входов. Его показал полиции местный житель, чье имя держалось в тайне. В конце войны, еще до того, как ход был завален, он бывал в пещере и сквозь длинную галерею проходил в большой зал, уставленный ящиками с надписью «Взрывчатые вещества».С помощью архивов федерального лесного ведомства удалось выяснить, что после войны уровень воды в озере понизился на полтора метра. Это косвенно свидетельствовало о том, что под горой фашисты пробили подводные галереи, в которые и ушла вода.В 1985 году исследования продолжились. Начали разбирать завалы в подземной галерее, пытаясь проникнуть в глубь скалы. Но, как выяснилось, галерея находилась в очень плохом состоянии и грозила обвалом. Применять для проходки взрывчатые вещества или мощную технику власти не стали, опасаясь, что пещера может быть заминирована. Исследования были прекращены.В 2001 году телевизионная компания Си-Би-Эс и центр Симона Визенталя, занимающийся в том числе и поисками довоенных вкладов евреев, ставших жертвами Холокоста, подписали контракт с владельцами батискафа «Фантом» и приступили к новым поискам на дне Топлица. До этого «Фантом» сумел найти и доставить на сушу обломки космического челнока «Челленджер», взорвавшегося над Атлантикой в январе 1986 года, а затем неоднократно опускался к лежащему на дне «Титанику». Команда «Фантома» должна была исследовать дно озера и поднять на поверхность все, что представляет интерес для заказчиков. Сумма контракта не разглашалась, но составляла, по некоторым денным, порядка 3 миллионов долларов.Первые же погружения дали результаты. На поверхность было поднято девять оцинкованных ящиков весом около 100 кг каждый. Из подъема было устроено шоу, и за работой специалистов наблюдали сотни туристов со специально построенного огромного плота Ящики были погружены в бронированные грузовики и под конвоем отправлены в Зальцбург. Спонсоры мероприятия так до сих пор и не сказали, что же в этих ящиках было. Есть версия, что там все-таки оказались номера счетов гитлеровской верхушки, которые были использованы центром Визенталя в последних судебных процессах с немецкими и швейцарскими банками.Также эта экспедиция сделала ряд фотографий дна. Озеро сильно захламлено. Помимо обломков самолетов, ракет и пусковых установок, там лежат старые промышленные станки, бетонные балки и масса ржавого железа. На отдельных фотографиях видны большие контейнеры, скованные обручами. Среди поднятых находок оказались и таблички на русском языке с адресом изготовителя. Есть версия, что это легендарная Янтарная комната, вывезенная немцами из-под Ленинграда предположительно в Кенигсберг, а потом и вовсе исчезнувшая....В 2005 году на озеро приехала новая поисковая экспедиция. Глава федерального ведомства лесного хозяйства Австрии Томас Уэр, в чьем ведении находится Топлиц, решил, что «поиски секретных документов и золота, которые якобы были спрятаны нацистами по окончании Второй мировой войны на дне озера Топлицзее в Вотесгебирге („Мертвые горы") в австрийской федеральной земле Штирия, должны развеять возникшие вокруг этого озера мифы».По словам Уэра, «половина всех найденных предметов, в том числе и сокровищ, будет передана владельцу озера, в данном случае — Федеральному ведомству лесного хозяйства». Впрочем, австрийские власти сделали оговорку: если владельца предмета удастся установить, то собственность будет ему возвращена. Так что, если Янтарная комната отыщется, Россия вправе на нее рассчитывать… Глава экспедиции, легендарный американский кладоискатель Норман Скотт уверен, что найдет на дне «что-то чертовски большое». Кладоискателю уже 72 года, но он собирается сам опускаться на глубины около ста метров. Скотт считает, что «до сих пор никто не исследовал озеро высокотехнологичным оборудованием. Мы будем первыми, кто это сделает».Члены новой экспедиции будут работать не на мини-субмаринах, а на специальных маневренных устройствах, гораздо более удобных в условиях захламленного дна.Официальный конец экспедиции Скотта намечен на 2008 год, так что результаты мы узнаем весьма скоро....В конце 1944 года Гитлер, выступая перед своими ближайшими соратниками, заявил: «В конце концов мы будем побеждены. Англия отказывается от перемирия. Черчилль будет нести главную ответственность перед будущими поколениями за разгром Запада. В будущей войне Европа будет уничтожена за один день; если наш народ уцелеет, ему нужно будет восстановить свет цивилизации и объединить западную элиту. Я хочу оставить богатое наследство для будущего великого рейха, который придет к власти».И сегодня уже никто не сомневается в том, что наследство для Четвертого рейха оставлено весьма солидное.Найденные клады гитлеровцев, а их немало, всего лишь капля из тайного океана. Залогом того, что все эти сокровища ждут того, кто их найдет,— масса предметов искусства, которые оказались в руках гитлеровцев, но так и не появились нигде после войны. Не всплыли даже не очень крупные раритеты, как, например, коллекция почтовых марок, принадлежавшая Герингу. А о деньгах и говорить не стоит... В 1945 году американцы нашли у задержанного случайно немца следующий перечень, снабженный подписью и пометками генерала СС Фрелиха:«166 250 000 в швейцарских франках299 018 300 в американских банкнотах31 351 250 000 в слитках золота2 949 100 в бриллиантах93 450 000 в коллекционных марках и предметах искусства5 425 000 000 в наркотиках».Это лишь одна ведомость, а сколько таких было...А. Попов Тайны ненайденных кладов

24 октября 2012, 22:52

Переломный 2012-й

Леонид Савин  Профессор Высшей военно-морской школы США и один из авторов концепции сетевых войн Джон Аркилла в недавнем выпуске издания «Foreign Policy» назвал свою статью до удивления откровенно: «Да, Россия - это наш главный геополитический враг»" (Yes, Russia Is Our Top Geopolitical Foe). Хотя публикация была, в основном, посвящена оправданию резкого высказывания Мита Ромни в адрес России и общим положениям геополитического противоборства сил суши и сил моря, уходящим корнями еще в XIX век, стоит задуматься о возможных геополитических катаклизмах и роли внешних сил в новой Большой Игре. Если страны-соседи на Востоке - Украина и Беларусь - являются для нас, в принципе, хорошо понятными игроками, то ситуация в странах Центральной Азии более сложная.   В целом можно сказать, что 2012 год стал переломным в процессе переформатирования стратегического ландшафта Азии.   И хотя основные события разворачиваются в юго-восточной части континента, перемены неминуемо затронут и Центральную Азию. США продолжают рассматривать этот удаленный от береговой линии регион в качестве важного плацдарма для контроля как над Тихим океаном, где идет перегруппировка военных сил, так и над зоной Персидского залива, являющегося тем самым «горлышком», от которого зависят мировые поставки нефти.   Прежде всего, Вашингтон не упустит шанса «перекрыть кислород» Пекину, точнее, поставки энергоресурсов из Казахстана и Туркменистана, а также возможности манипуляций в отношении проекта «Нового Шелкового Пути». Это значит, что Белый дом будет играть и на китайских/антикитайских интересах.   Следует учесть и интересы других геополитических игроков - Индии, Китая, Турции, стран Персидского залива и ЕС, а также противоречия между государствами этого региона. Иными словами, будущее «мягкого подбрюшья Евразии», по определению Збигнева Бжезинского, рождается сейчас, и для его формирования нужно учитывать ошибки прошлого.   Здесь достаточно вспомнить, как после распада Советского Союза бывшая партийная номенклатура начала строить национальные государства. Эффект «размораживания» привел тогда к вооруженным конфликтам на этнической и религиозной почве. (Особенно болезненно этот процесс проходил в Таджикистане.) Неопределенность курса России в эпоху Ельцина также не давала особого выбора постсоветским странам, которые обратили свой взгляд на Запад и часто именно там находили поддержку.   Одновременно с политической и экономической помощью в страны региона приходили и иностранные спецслужбы. Создавались агентурные сети.   Здесь свили гнезда и радикальные исламисты. Развернули свою деятельность западные неправительственные организации. И все эти структуры, хотя и разными методами, но привели к снижению роли государства в странах региона. А ослабление центральной власти неизбежно приводит к межэтническим трениям, которые, к сожалению, до сих пор происходят в регионе, особенно в Ферганской долине.   Цветные революции, которые всколыхнули и Центральную Азию, в первую очередь, Киргизию, заставили политическую элиту стран региона пересмотреть свое отношение к безусловной поддержке «демократических реформ», более внимательно относиться к геополитическим императивам. В Казахстане, например, были введены ограничения на выезд молодежи за рубеж на учебу. Предпринять такие меры, как говорится, жизнь заставила. После возвращения домой молодые люди начинали пропагандировать либеральные ценности, что нередко шло вразрез с интересами своей страны.   Вообще, Казахстан - это, пожалуй, единственное государство Центральной Азии которое изначально следовало геополитическим принципам.   Нурсултан Назарбаев практически сразу же после распада СССР предложил новую модель интеграции на постсоветском пространстве. Остальные страны, можно сказать, действовали реактивно, а Узбекистан во внешней политике вообще следовал принципу изоляционизма.   К этому можно добавить, что США, решая в регионе свои задачи, в том числе, по формированию агентурных сетей, традиционно старались действовать дипломатическими методами. Неформальная сторона внешней политики при этом была ими упущена. Образовался разрыв, который сегодня вполне может заполнить Россия, используя и межгосударственные институты, например бизнес-структуры Шанхайской Организации Сотрудничества. Вполне реально для укрепления экономического сотрудничества применять и «мягкую силу». Таможенный Союз и Евразийский Союз сами по себе могут вызвать позитивную цепную реакцию. Так, Киргизия является очередным претендентом на вступление в ТС.   Таджикистан присматривается к таможенному соглашению, а министр иностранных дел Х. Захири заявил, что их страна присоединится к Таможенному Союзу, если в него вступит Киргизия.   Россия, судя по всему, правильно оценивает роль и значение этого региона в реализации своих стратегических задач. Она сделала очень важный шаг, выступив в качестве посредника между странами региона в решении таких чувствительных вопросов, как распределение водных ресурсов. 20 сентября с.г. в Бишкеке были подписаны соглашения по гидроэнергетике между РФ и Киргизией, согласно которым российские компании будут вовлечены в реализацию проектов Камбар-Атинской ГЭС-2 и Верхне-Нарынского каскада. При этом глава РФ Владимир Путин дал четко понять, что Москва заинтересована в выработке адекватной системы взаимодействия, контроля и раздела ресурсов, которая устроит все стороны. Ясно, что на данный момент Бишкек получил серьезные преимущества перед соседями, и следует ожидать, что Ташкент, Астана и Душанбе (Рогунская ГЭС) присоединятся к выработке взаимовыгодной водной стратегии региона.   Геополитическое значение газа, нефти, урана и редкоземельных металлов, которыми обладают страны Центральной Азии, также формирует интерес внешних сил к воздействию на регион. Здесь особую роль играет Туркмения. Текущие соглашения с Россией и Китаем по поставкам углеводородов на данный момент срывают планы Запада по принципиальной переориентации Ашхабада в направлении ЕС через Турцию. В августе с.г. Анкара уже выступила с инициативой подорвать монополию России по транзиту газа в Европу, переключив на себя поставки из Туркмении, а также из Азербайджана. США пока удается манипулировать мнением лишь по вопросу газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, несмотря на то, что в проекте принимают участие компании из Китая, Южной Кореи и ОАЭ.   Важно отметить, что все актуальные вопросы решаются системно. Размещение военной силы РФ и ликвидация чужого (американского) присутствия также обсуждаются в текущих переговорах.   Игорь Шувалов ранее сообщил, что с Таджикистаном практически согласован вопрос продления договора о размещении 201-й сухопутной дивизии (самой крупной базы РФ за рубежом). Визит Президента РФ Владимира Путина в Душанбе 5 октября с.г. окончательно поставил точки над «i». Продление аренды на 30 лет и статус неприкосновенности российских военнослужащих – это серьезная дипломатическая победа Москвы. Кроме того, будет развиваться сотрудничество и в нефтегазовой сфере – «Газпром» займется осваиванием газоносных участков, а Таджикистан сможет покупать российские нефтепродукты без пошлины. Более деликатные вопросы, связанные с гидроэлектроэнергетикой, будут прорабатываться с учетом интересов и других региональных игроков.   Кстати, в этом году Всемирный банк пытался оказать давление на руководство Таджикистана, обещая помощь в строительстве Рогунской ГЭС «в обмен на изгнание российской базы». Не получилось!   В Киргизии Россия также сохранит свое присутствие, а это четыре объекта - центр военной связи, база подводных испытаний, радиосейсмическая лаборатория и авиабаза. Более того, они будут интегрированы и усилены, что в ситуации оперативного обмена информацией и нестабильностью в соседнем Афганистане будет способствовать контролю над обстановкой, прежде всего, в самой Киргизии. И хотя Россия, со своей стороны, спишет часть киргизского долга, в данном случае геополитические интересы важнее экономических. Поэтому продуманные стратегические шаги в отношении каждого актора региона и политическая воля будут играть важную роль и для будущего региона, и для России, в том числе в вопросах безопасности.   К важнейшим угрозам здесь нужно отнести как рост воинствующего исламизма, так и проблему наркотрафика, который, главным образом, направлен в нашу страну. В этом отношении дополнительную роль может сыграть ОДКБ как межгосударственная структура. Генеральный секретарь этой организации Николай Бордюжа на координационном совещании председателей комитетов по обороне и безопасности парламентов стран ОДКБ 18 сентября с.г. в Армении уже заявил о необходимости укрепления военной составляющей ОДКБ через ее реформирование.   Предложение Н. Бордюжи состояло в объединении всех существующих компонентов - миротворческих сил, КСОР, двусторонних группировок, сил быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе с включением коллективного авиационного компонента.   Такое военное присутствие будет являться серьезным сдерживающим фактором как от возможной агрессии извне, так и для попыток дестабилизации изнутри. Страны-соседи Центрально-Азиатского региона также могут быть вовлечены в конструктивный процесс, связанный с общей безопасностью. Это, в первую очередь Иран, Китай и Индия. Евразийская дуга нестабильности хотя и затрагивает Центральную Азию, однако управляемый извне хаос можно пресечь, тем более, что у его основного источника за океаном назрели свои серьезные проблемы.   Есть еще ряд других вопросов, которые требуют особых решений. Например, те же деструктивные сети, представляющие собой сложную смесь экстремистов-салафитов, агентов западных спецслужб, зарубежных неправительственных организаций, расплодившихся в Центральной Азии, нельзя подавить только авторитарными методами. Хотя опыт России по борьбе с терроризмом и экстремизмом салафитского толка на Северном Кавказе, с определенными корректировками, может быть вполне применим и в Узбекистане, и в Казахстане, где в последнее время происходят всплески насилия. Нужны и свои контрсети, действующие по современной логике (без иерархии, жесткой структуры и четких ограничений) и с учетом местной специфики.   События в Киргизии также свидетельствуют о возможной дестабилизации республики, которая может затронуть и соседние страны. Более того, после вывода войск НАТО из Афганистана есть угроза заполнения образовавшегося вакуума радикальными политическими силами типа «Талибан», а также увеличения наркотрафика в сторону Российской Федерации. Следовательно, усиление региональной безопасности при участии России, подразумевающее тесное сотрудничество по вопросам антитерроризма, контрабанды и контроля границ, является одним из императивов для всех государств Центральной Азии.   Что касается методов «мягкой силы», то культурной и экономической составляющих будет мало. Поощрение изучения русского языка, пожалуй, является постоянной стратегической задачей, однако в странах Центральной Азии и так пока понимают «великий и могучий». Его знание подразумевает не только возможность временного трудоустройства в России, что в последнее время стало источником единственного и стабильного дохода для многих граждан Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, но и причастность к элите, как было на протяжении всей советской истории.   Необходимо учитывать и новую природу взаимоотношений в Центральной Азии, где происходит динамическое смешение местных акторов, которые переосмысливают свою роль как на горизонтальном, так и на вертикальном уровне стратегических осей.   Экономические проекты вроде «Нового Шелкового Пути» также могут способствовать широкой интеграции. Как вариант, можно объединить патриотические силы нескольких стран для выявления экстремистских элементов и противодействия им, а также для выработки контркредо, т.е. конструктивной политической программы действий. (Упомянутый ранее Бжезинский не случайно назвал контркредо основной угрозой США в контексте роста антиглобалистских настроений по всему миру.)   Для выстраивания адекватных векторов должна анализироваться и дипломатия других стран в постсоветских республиках. Например, усилившееся туркмено-китайское сотрудничество в области энергоресурсов и инвестиций, тесные связи Узбекистана и Афганистана, поступательное проникновение Индии в Таджикистан.   Все эти факторы тоже можно использовать с определенной стратегической выгодой для России.   Гибкое балансирование, направленное на создание взаимосвязанных микро-полюсов, которыми могут быть родовые кланы, политические силы и всевозможные интеграционные проекты, входящих в общее Большое интегрированное пространство Евразии региональных игроков, всесторонний учет сетевой природы и номадической культуры нынешних региональных социумов, сохраняющих преемственность кочевых традиций, - залог успешной внешней политики России в Центральной Азии.   Источник - Столетие.ру Раздел: МногополярностьРегион: Азия

06 октября 2012, 11:57

МИСТ — это не косметика

МИСТ — это не косметика          Джиму О’Нилу из «Goldman Sachs» надоело говорить о БРИКС, который он (в первоначальном виде БРИК) придумал 11 лет тому назад, и он создал новый акроним: МИСТ. Хотя он заявлял, что Бразилия, Россия, Индия и Китай будут расти и расти — аж до 2050 года (кстати, расти они не перестали), но, чтобы инвесторы, которые в последний год из фондов БРИК утянули обратно аж 15 млрд. долл., не скучали, ввёл в «оборот» четыре других государства: Mexiko, Indonesien, Suedkorea, Tuerkei, т. е. Мексику, Индонезию, Южную Корею, Турцию. Прежде чем мы перейдём к МИСТ, надо, так сказать, помахать платочком БРИКС. Чем же разочаровали товарища О’Нила пять стран, не столь давно, в правление нашего Медведева, сплотившиеся, можно сказать, в партнёрский блок? Как обычно, западных инвесторов, и Дж. О’Нила с ними, напугали риски авторитарных систем, которые, как на Западе принято выражаться, порождают политическую нестабильность. А уж какие там инвестиции — при политической-то нестабильности? С финансовой нестабильностью западные капиталисты ещё готовы бороться — кто-то играет на повышение, а кто-то на понижение, — а вот перед авторитарной политикой дельцы пасуют. А что Китай, что Россия, да и Индия тоже — страны авторитарные, в этом на Западе не сомневаются. Вторым фактором, вызвавшем некоторые страхи у некоторых инвесторов, оказалась сырьевая зависимость России и Бразилии. Вот тебе на! Раньше эта самая зависимость их нисколько не волновала, даже наоборот, они весело поддакивали тем русским печальным дядькам, что писали о России как сырьевом придатке Запада, — а теперь вдруг всё переменилось с точностью до наоборот. Ах, Россия! Четыре пятых твоей экономики — голимое сырьё. Ах, Бразилия, и ты — туда же! (60% зависимости от сырьевых факторов). Да, и ещё: в ближайшие 40 лет население России должно съёжиться на 25 миллионов человек. Наконец, товарищу О’Нилу и прочим товарищам кажется, что страны БРИКС недостаточно интегрировались в мировую экономику. Э-э… Что они хотят этим сказать? Что Запад недостаточно плотно присосался к России? Но ведь Россия недавно вступила в ВТО. Вероятно, речь идёт о титановых лопатах, которые русские снова могли бы начать вывозить из своей страны, очень тесно интегрируясь с заинтересованными сельскохозяйственными кругами. Вот такие пироги. Зато Мексика и иже с ней — на правильном пути. Во-первых, доля сырой нефти в экспорте у Мексики сократилась с 90% до 10% (ну, так Уго Чавес из Венесуэлы скоро и десять отберёт). Во-вторых, Южная Корея… А что, собственно, нового открыл в Южной Корее товарищ О’Нил? «Самсунг» там и раньше был, и автопром был, и вообще просим не путать со страной Ким Чен Ына. В-третьих, Индонезии главный экономист «Goldman Sachs» отвёл почётное место в новом «блоке» потому… что она богата сырьевыми ресурсами. То есть за то, за что Россия и Бразилия критикуются и выставляются за порог, Индонезия приводится к третьему и почётному месту в новом акрониме. Турция же хороша тем, что её экспорт составляет 20%, и в нём высока доля промтоваров. Знаем мы эти безвкусные тряпки и ковры, шубы, наспех и плохо пошитые и годные только для распродаж, и т. д. Непочётное, последнее, место Турции отдаётся потому, что у неё имеет место быть дефицит торгового баланса и вообще она постоянно зависит от импорта капитала. Впрочем, точного распределения мест аналитик не даёт, ну, да и бог с ним. Дело не в местах внутри акронима, а в том, куда потекут деньги. А потекут они отныне не в БРИКС. Нет, не по решению Дж. О’Нила, а по велению инвесторов. Главный экономист «Goldman Sachs» — отличный аналитик и прогнозист, а не оракул и не пророк. Основанием для такой перемены интересов инвесторов является более высокая доходность от инвестиций именно в страны MIST. Четыре страны возникли не на пустом месте и не по прихоти О’Нила. Ещё в феврале 2011 года компания «Goldman Sachs» запустила проект «N-11 Equity Fund». Его задачей стали инвестиции в экономики одиннадцати развивающихся стран, в которые входят и четыре рассмотренных выше государства. С начала 2012 года доходность фонда составила 12,0% против 1,5% у фонда, инвестирующего в четыре страны BRIC. 12 процентов против полутора процентов. А «политические риски» и прочее — это так, для Интернета и учебников экономики. Аналитики считают, что, в частности, Турция с каждым годом становится всё привлекательнее для инвесторов. В скором времени, лет через 10-11, Турция рассчитывает сделаться не только одним из фабричных центров планеты, куда стекаются десятки миллиардов долларов прямых инвестиций, но и стать одним из пяти стран, лидирующих ведущих в мире в сфере туризма (предполагается, что её будет посещать в год 63 млн. туристов). Кроме того, у Турции выгодное географическое положение — Анкара может использовать свою близость к региональным рынкам. Тут вам и Ближний Восток, и Центральная Азия, и Балканы, и Россия, и значительный энергетический рынок. Правда, безработица среди молодых турок высока — аж до 25%, по данным ОЭСР. Но безработица инвесторов не волнует — их интересует отдача. К тому же чем больше инвестиций, тем больше новых рабочих мест. До тех пор, пока за конвейеры не встанут роботы, но это уже другая тема. Кстати, в экономическом плане у Турции всё хорошо и с Россией. Рост экономического партнёрства Турции и России впечатляет: в 2009 году товарооборот составил 19,6 млрд. долл., а в 2010-м — 25,3 млрд. долл. По итогам 2011 г. он достиг почти 32 млрд. долл. (рост по сравнению с предыдущим годом на 26%). К концу 2011 г. турецкие инвестиции в Россию составили 7 млрд. $, а российские в Турции — 4 млрд. $. Сейчас Россия строит в Турции АЭС. Стоимость четырёхреакторного проекта — 20 млрд. $. АЭС покроет 10% спроса Турции на электроэнергию, а Россия рассчитывает на прибыль в размере 4 млрд. долл. в год. В середине июля Владимир Путин встречался с Реджепом Тайипом Эрдоганом и по итогам встречи заявил о предполагаемом росте товарооборота: «При такой динамике — а у нас есть все шансы её сохранить — мы можем в ближайшее время выйти на уровень 100 млрд. долларов в год». Но если Турция числится в приоритетах западных инвесторов, то Россия ушла на второй план. Дж. О’Нил обманывать не станет. Он занимается вложением денег, и один дурной экономический совет уничтожит его как главного экономиста крупной компании раз и навсегда. О’Нил, кстати, с его аббревиатурами настолько популярен, что как раз по его рекомендациям инвесторы и вкладывают денежки в ту или иную страну. Роды БРИК благословил О’Нил, и он же станет крёстным отцом для МИСТ. Агентство «Moody’s», явно прислушавшись к мнению «Goldman Sachs», в этом месяце уже повысило кредитный рейтинг Индонезии до 13-летнего максимума «Ba1». Это всего на одну ступень ниже инвестиционного уровня Бразилии и Индии. Турция же в рейтингах вообще невероятно оторвалась от России: если пять лет назад Всемирный банк помещал Россию и Турцию рядом в рейтинге «Doing Business», то сегодня в этом рейтинге Турция стоит на 20 позиций выше, чем тогда, а Россия — на 24 ступени ниже. Если же говорить о политической консолидации Индонезии, Турции, Мексики и Южной Кореи (в отличие от стран БРИКС), то возможность таковой под вопросом. Впрочем, главный экономист «Goldman Sachs», составляя свои прогнозы, не помышляет о политике. Его задача — выявить, где «теплее» инвестициям. Так что не удивляйтесь, если отныне страны мира начнут соревноваться за то, чтобы попасть в очередной «акроним» О’Нила. Обозревал и переводил Олег Чувакин

24 сентября 2012, 05:33

Гитлер - дитя Запада

Надоело слышать от желторотых либералов, что, мол, Сталин помогал Гитлеру, что СССР поставлял очччень много продукции Рейху и т.д.Ничего подобного. Своему появлению фашистская Германия целиком и полностью обязана Западу (в первую очередь, США и Британии), который воспитал и взлелеял Гитлера как любимое дитя.Не будем забывать об этом и сегодня, когда Запад замахнулся на глобальное господство!Начнём с того, что в 1930-е годы нацистская Германия вела активную внешнюю торговлю. Более того, без иностранных источников сырья тогдашняя немецкая экономика просто не смогла бы существовать. Так, накануне начала 2-й мировой войны:«По сырью зависимость от импорта составляла примерно 33%. В металлургической промышленности отношение потребления отечественной руды к потреблению ввозимой руды выражалось пропорцией 1:3. По ряду цветных металлов зависимость от заграницы была чрезвычайно большой; так, по свинцу она равнялась 50%, по меди — 70%, по олову — 90%, по алюминию (бокситы) — 99%. Очень значительной зависимость была также по минеральным маслам (65%), по каучуку [186] (свыше 85%) и по сырью для текстильной промышленности (около 70%)»{490}.Кто же снабжал Германию сырьём? Основными поставщиками Третьего рейха были США и Англия, не только давшие гитлеровцам возможность производить обширные закупки благодаря освобождению от платежей по долгам и предоставлению новых кредитов, но и сами снабжавшие их особо ценными видами стратегического сырья, реэкспортируя его в Германию из других стран{491}.Например, Англия реэкспортировала в Германию медную руду из Южной Африки, Канады, Чили, Бельгийского Конго (через Португальскую Восточную Африку). В 1934 году Англией было реэкспортировано в Германию меди на сумму 3870 тыс. марок, что составило треть всего германского ввоза меди, а в 1935 году сумма английских поставок меди для Третьего рейха ещё более возросла, достигнув 6770 тыс. марок{492}.Ввоз шерсти из Англии увеличился с 21 млн марок в 1934 году до 47 млн марок в 1935 году, когда Германия получила через Англию около половины всего своего импорта шерсти{493}.В 1934 году немецкий концерн «ИГ Фарбениндустри» заключил с канадским никелевым трестом соглашение, обеспечившее Германии 50% необходимого ей никеля и значительную экономию валюты. Остальной никель Германия получала через английские фирмы. Количество никеля, ввозившегося в Германию при британском содействии, постоянно возрастало. Так, если в 1932 году, по официальным данным английского министерства торговли, было ввезено 1805 т, то в 1933 году — уже 3760 т{494}. [187]Более того, следует отметить, что поставки британского сырья продолжались даже невзирая на то, что Третий рейх испытывал серьёзные проблемы с платёжеспособностью. Справедливости ради надо сказать, что эти проблемы были им унаследованы от Веймарской республики. По официальным немецким данным, сумма иностранной задолженности Германии составляла на 28 февраля 1933 года 18 967 млн марок, из которых на краткосрочные кредиты (со сроком уплаты до 28 февраля 1934 года) приходились 8702 млн марок и на долгосрочные — 10 265 млн марок{495}. В том числе германский долг Англии на 30 сентября 1933 года равнялся 132 млн фунтов стерлингов, или 1718 млн марок{496}. Для сравнения: весь германский экспорт в 1933 году составил 4871 млн марок{497}.Тем не менее 17 февраля 1933 года основные кредиторы Германии согласились подписать очередное соглашение о невостребовании кредитов{498}. Первое из подобных соглашений было заключено в середине сентября 1931 года, затем в 1932 году его действие дважды продлевалось{499}. По сути это был перевод краткосрочных займов в долгосрочные.В середине февраля 1934 года последовало новое соглашение о невостребовании кредитов{500}. Наконец, 14 июня 1934 года Имперский банк Германии объявил о полном прекращении выплаты иностранных долгов и процентов по ним, кроме платежей по займам Дауэса и Юнга. Вместо этого кредиторы получали сертификаты, которые они могли превратить в облигации трёхпроцентного займа сроком на 10 лет{501}. [188]Вот что писала издаваемая Лондонской биржей «Stock Exchange Gazette» в номере от 3 мая 1935 года:«Без Англии в качестве платёжного учреждения и без возможности продлить сроки кредитов по соглашению о невостребовании кредитов Германия не смогла бы осуществить свои планы. Мы так стремились продавать Германии, что никогда не допускали вмешательства в торговые дела вопросов о платежах. Снова и снова Германия отказывалась от своих обязательств, публичных и частных, но продолжала покупать шерсть, хлопок, никель, каучук и нефть, пока её потребности не были удовлетворены, а финансирование этих закупок проводилось прямо или косвенно через Лондон»{502}Что касается железной руды, то её главным поставщиком была Швеция. В 1933-1936 гг. Германия поглощала до 3/4 всего шведского экспорта железной руды{503}. В 1938 году импорт Третьим рейхом этого стратегического сырья составлял 9 млн тонн, покрывая 41 % потребностей германской металлургической промышленности в руде. Если же учесть высокий процент содержания чистого железа в шведской руде, получается, что 60% немецкого чугуна выплавлялись из руды, импортированной из Швеции{504}.В сравнении с этим доля Советского Союза в поставках сырья Третьему рейху, как это видно из приведённой ниже таблицы, была относительно невелика{505}.ИМПОРТ В ГЕРМАНИЮ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ СЫРЬЯ, тыс. тонн: (стр. 189)193319341935Вид сырьяВесь импортВ т.ч. из СССРВесь импортВ т.ч. из СССРВесь импортВ т.ч. из СССРЖелезная руда452724,582641.9140612,7Нефть и нефтепродукты2428505,53094458,63766491,9Хлопок220 —2605,93293,4Разумеется, делая закупки на мировом рынке, следует что-то продавать взамен. Если в первом квартале 1933 года Германия экспортировала в Англию товаров на [189] 88 млн марок, то в первом квартале 1934 года эта сумма увеличилась до 104 млн марок{506}. В 1936 году германский экспорт в Великобританию достиг суммы в 406 млн марок{507}. В 1937-1938 годах Германии удалось полностью оттеснить Англию от участия во ввозе металлических изделий в Италию и Швейцарию и занять главенствующее положение в импорте Португалии, Голландии, Бельгии, Дании, Швеции и Норвегии{508}.Торговые связи Германии с западными странами не прекратились и после начала 2-й мировой войны. Причём речь идёт отнюдь не только о нейтральных государствах, вроде Швеции, продолжавшей обеспечивать промышленность Третьего рейха высококачественной железной рудой{509}. Например, американская компания «Стандард ойл» всё так же исправно снабжала Гитлера нефтью. Просто теперь её поставки шли через франкистскую Испанию. Американские танкеры везли нефть на Канарские острова, а оттуда уже немецкие танкеры доставляли её в Гамбург. [190]Вот что докладывала по этому поводу 15 июля 1941 года военная разведка США:«Примерно 20% этих поставок предназначаются для фашистской Германии, причём команды шести судов из тех, которые осуществляют перевозки по этому маршруту, набраны преимущественно из нацистов. Нашему агенту удалось выяснить, что немецкие подводные лодки, постоянно курсирующие в районе Канарских островов, подходят туда именно с целью заправки. Этот же агент обратил внимание на следующее: до сих пор ни один из танкеров концерна «Стандард ойл» не был торпедирован ВМС Германии, в то время как суда других американских компаний, действовавших на иных маршрутах, постигла такая участь»{510}.Не стало препятствием выгодному бизнесу американских дельцов и вступление США в войну против Германии. Так, в 1944 году Германия ежемесячно получала через франкистскую Испанию 48 тыс. тонн американской нефти и 1100 тонн вольфрама{511}.Помимо торговли, западные компании владели в Германии изрядной собственностью:«К началу 30-х годов в Германии действовало более шестидесяти предприятий, — филиалов американских фирм и компаний. Концерн «Дженерал моторс» тесно сотрудничал с «Опелем». Треть капиталов «Всеобщей компании электричества» находилась под контролем «Дженерал электрик». Не менее двух пятых немецкой телефонной и телеграфной промышленности подпало под прямой контроль американского концерна ИТТ, связанного с династией Морганов. «Стандард ойл» держала в руках более 90 процентов всего капитала германо-американской нефтяной компании, владевшей третью всех наливных пунктов Германии перед Второй мировой войной»{512}. [191]«Важно учитывать также и размеры американских вкладов в нацистской Германии к моменту событий в Перл-Харборе, которые составляли примерно 475 млн долларов. Инвестиции «Стандард ойл» оценивались в 120 млн долларов; «Дженерал моторс» — 35 млн долларов; ИТТ — 30 млн долларов; «Форд» — 17,5 млн долларов. Исходя из того, что США находились в состоянии войны со странами «Оси», американской стороне было бы патриотичнее прекратить деятельность своих компаний в Германии независимо от того, как поступят с ними нацисты: национализируют или сольют с промышленной империей Геринга. Однако погоня за прибылью толкнула на циничное решение: избежать конфискации, объединив американские предприятия в холдинговые компании, чьи доходы переводились бы на американские счета в немецких банках и хранились бы там до конца войны»{513}. [192]Не отставали от американцев и англичане. Так, крупнейшему военно-промышленному концерну Англии «Виккерс» принадлежали 49% акций германской военно-химической компании «Дуко АГ», 8% акций «Динамит АГ», 3,5% акций «Дойче гольд унд зильбер шайдеанштальт», а также некоторое количество акций «ИГФарбениндустри»{514}.Другие британские фирмы также располагали в Германии значительной собственностью. Например, «Бэбкок энд Уилкокс», поставлявшая паровые котлы всем флотам мира, имела свои предприятия в Третьем рейхе. С началом перевооружения германского флота они резко увеличили производство. Сильно заинтересована в программе моторизации вермахта была фирма «Дэнлоп раббер», предприятия которой в Германии после прихода Гитлера к власти также значительно увеличили выпуск продукции{515}.В свете вышеизложенного легко понять внутреннюю логику уже упоминавшегося мною анекдотического события, имевшего место 5 сентября 1939 года, когда бывший первый лорд Адмиралтейства Леопольд Эмери предложил британскому министру авиации Кингсли Вуду организовать поджог Шварцвальда, чтобы лишить немцев строевого леса, а тот возмущённо ответил: «Не может быть и речи даже о том, чтобы бомбить военные заводы в Эссене, являющиеся частной собственностью, или линии коммуникаций, ибо это оттолкнуло бы от нас американскую общественность»{516}.Моторы для ГерингаМало того, западные фирмы оказывали Третьему рейху активную помощь в налаживании военного производства. [193] Так, концерн «Виккерс» был непосредственно причастен к строительству германского подводного флота. Поскольку эта фирма обладала патентными правами во всех областях изобретений, связанных с подводными лодками, подводными минами и зарядами, то эти последние могли быть изготовлены Германией только с согласия «Виккерса». По свидетельству Чарлза Крейвна, председателя правления фирмы «Виккерс — Армстронг», эта фирма имела лицензии на производство подводных мин и зарядов в Голландии, во Франции, в Испании. Именно в Голландии и Испании, где были расположены тайные филиалы концернов Круппа и Цейсса, Германия и развернула работы по созданию подводного флота{517}.Осуществлялись и непосредственные закупки различного вооружения, производство которого ещё не было налажено в самой Германии. Например, бронебойных снарядов британской фирмы «Хэдфилдс» для морской артиллерии{518}.Создание Военно-воздушных сил Третьего рейха также не обошлось без активного англо-американского участия. По сообщению британского министерства торговли, за 10 месяцев 1934 года различные английские фирмы поставили в Германию 96 моторов, причём имелись в виду только те моторы, которые были официально зарегистрированы как направляемые в Германию. За первые же пять месяцев 1935 года в Германию были вывезены 89 самолётов и моторов на сумму 199 369 фунтов стерлингов{519}.Реальный объём поставок значительно превышал эти официальные данные. Так, только за первые 8 месяцев 1934 года в Германию были отправлены 200 новейших авиационных моторов «Кестрел» фирмы «Роллс-Ройс». В английских ВВС эти моторы устанавливались на [194] истребителях «Хоукер фьюри» («Hawker Fury») и «Файрфлай» («Firefly»). В мае 1934 года Германия приобрела 80 мощных моторов «Армстронг-Сидли» также последнего образца{520}.Кроме того, Германия приобретала лицензии на производство наиболее совершенных типов авиамоторов для военных самолётов. Например, немецкая моторостроительная компания «Байерише моторенверке» купила у фирмы «Роллс-Ройс» лицензию на мотор «Кестрел VI» мощностью 600 л.с.{521}.Ещё большим был вклад американцев. После прихода Гитлера к власти поставки самолётов и моторов из Соединённых Штатов в Германию начали резко возрастать. По данным комиссии Конгресса США под председательством Ная, расследовавшей деятельность военных фирм, сумма экспорта американских самолётов и моторов в Германию увеличивалась следующим образом:1931 год — 2 тыс. долл.;1932 год — 6 тыс. долл.;1933 год — 272 тыс. долл.;1934 год (по 31 августа) — 1445 тыс. долл.{522}При этом вполне возможно, что цифра за 1934 год является заниженной, поскольку, по сведениям американского посла в Берлине Додда, только в январе — феврале 1934 года Германия закупила в США авиамоторов на сумму в 1 млн долларов{523}.В дальнейшем поставки американских самолётов и особенно авиамоторов продолжали увеличиваться. По данным, оглашённым в английском парламенте весной 1935 года, Германия заказала в США части для 3 тыс. [195] авиационных моторов, которые должны были устанавливаться на военных самолётах{524}.Ведущая роль в американских поставках принадлежала «Юнайтед эйркрафт корпорейшн» («United Aircraft Corporation») и её филиалу — «Пратт энд Уитни компани» («Pratt & Whitney Company»). Так, в марте 1934 года Баварским моторостроительным заводам (БМВ) были проданы 420 американских моторов «Хорнет-Д». Усиленно снабжали Германию авиационным оборудованием и другие крупные американские компании — «Кэртисс Райт», «Сперри гироскоп», «Дуглас» и прочие{525}.Помимо готовой продукции, германские фирмы приобретали в США лицензии на производство авиамоторов новейших типов. Например, в феврале 1933 года «Пратт энд Уитни компани» предоставила БМВ лицензию на производство мотора «Хорнет-Д»{526}.В результате в 1935 году из 28 типов германских военных самолётов 11 были оснащены английскими и американскими моторами фирм «Роллс-Ройс», «Армстронг-Сидли», «Пратт энд Уитни» и других{527}.Вполне естественно, что представители западных демократий старались не афишировать свои взаимовыгодные связи с Третьим рейхом. Как справедливо замечает по этому поводу автор вышедшей в 1983 году книги «Торговля с врагом»{528}, русский перевод которой я уже неоднократно цитировал выше, американский публицист Чарльз Хайэм:«Нетрудно представить реакцию граждан США и Великобритании, заяви им, что в 1942 году корпорация «Стандард ойл» торговала горючим с Германией через [196] нейтральную Швейцарию и что горючее, предназначавшееся союзникам, получал их противник. Их охватил бы справедливый гнев. Как бы они были возмущены, узнай, что после событий в Перл-Харборе «Чейз бэнк» заключал миллионные сделки с врагом в оккупированном Париже с полного ведома правления этого банка в Манхэттене; что во Франции грузовики, предназначенные для немецких оккупационных войск, собирались на тамошних заводах Форда по прямому указанию из Дирборна (штат Мичиган), где находится дирекция этой корпорации; что полковник Состенес Бен, глава многонациональной американской телефонной корпорации ИТТ, в разгар войны отправился из Нью-Йорка в Мадрид, а оттуда в Берн, чтобы оказать помощь гитлеровцам в совершенствовании систем связи и управляемых авиабомб, которые варварски разрушали Лондон (та же компания участвовала в производстве «фокке-вульфов», сбрасывавших бомбы на американские и британские войска); что шарикоподшипники, которых так недоставало на американских предприятиях, производивших военную технику, отправлялись латиноамериканским заказчикам, связанным с нацистами. Причем делалось это. с тайного согласия заместителя начальника управления военного производства США, который одновременно был деловым партнёром родственника рейхсмаршала Геринга в Филадельфии. Заметим, что в Вашингтоне обо всём этом отлично знали и либо относились с одобрением, либо закрывали глаза на подобные действия»{529}.Таким образом, упрекать Сталина в аморальности экономического сотрудничества с Германией могут разве что наши доморощенные любители двойных стандартов, сладострастно выискивающие мельчайшие соринки в глазу у своей родной страны и демонстративно не замечающие бревна у обожаемого Запада. [197]Из книги И.В. Пыхалова "Великая оболганная война"http://militera.lib.ru/research/pyhalov_i/07.htmlИсточник