Русско-японская война 1904-1905 гг.
30 октября, 11:34

[История] Российскому флоту - быть! 30 октября 1696 года - день основания Российского Военно-морского флота

Славная история флота Российского берет свое начало более трехсот лет назад и неразрывно связана с именем Петра Первого. Еще в юности, обнаружив в 1688 году в своем амбаре подаренный их семье ботик, названный позднее "Дедушкой Русского флота", будущий глава государства навсегда соединил свою жизнь с кораблями. В этом же году он основал верфь на Плещеевом озере, где благодаря стараниям местных умельцев был построен "потешный" флот государя. Уже к лету 1692 года флотилия насчитывала несколько десятков судов, из которых выделялся красавец-фрегат "Марс" с тридцатью пушками. Справедливости ради отмечу, что первый отечественный корабль был построен еще до рождения Петра в 1667 году. Голландские мастера совместно с местными ремесленниками на реке Ока сумели построить двухпалубный "Орел" с тремя мачтами и возможностью путешествия по морю. Одновременно с этим были созданы пара шлюпок и одна яхта. Руководил этими работами мудрый политик Ордин-Нащокин из московских бояр. Название, как можно догадаться, досталось кораблю в честь герба. Петр Великий считал, что это событие положило начало морскому делу на Руси и "достойно прославления в веках". Однако в истории день рождения военного флота нашей страны связан совсем с другой датой...  Шел 1695 год. Необходимость в создании благоприятных условии для зарождения торговых отношении с другими государствами Европы привело нашего государя к военному конфликту с Османской империи в устье Дона и низовьях Днепра. Петр Великий, видевший необоримую силу в своих новоиспеченных полках (Семеновском, Пребраженском, Бутырском и Лефортовском) решает идти походом под Азов. Он пишет в Архангельск близкому другу: "Пошутили под Кожуховым, а теперь и под Азовом пошутим". Результаты этого путешествия, несмотря на доблесть и отвагу, проявленную в боях русскими солдатами, обернулись страшными потерями. Тогда-то Петр и понял что война - это вовсе не детская забава. При подготовке следующей кампании он учитывает все свои былые ошибки и решается на создание абсолютно новой в стране военной силы. Петр поистине был гением, благодаря своей воле и уму он сумел создать целый флот всего за одну зиму. И средств для этого не жалел. Сперва он запросил помощи у своих западных союзников - короля Польского и императора Австрийского. Они выслали ему знающих инженеров, корабельных мастеров и артиллеристов. После прибытия в Москву Петр организовал собрание своих генералов для обсуждения второй кампании по овладению Азовом. На совещаниях было постановлено соорудить флот, который уместил бы в себе 23 галеры, 4 брандера и 2 корабля-галеаса. Адмиралом флота был определен Франц Лефорт. Командующим всей Азовской армией стал генералиссимус Шеин Алексей Семенович. Для двух главных направлений операции - на Дон и на Днепр - организовали две армии Шеина и Шереметева. Под Москвой в спешном порядке строили брандеры и галеры, в Воронеже впервые на Руси создавали два огромных тридцатишести-пушечных корабля, получивших названия "Апостол Павел" и "Апостол Петр". Помимо этого предусмотрительный государь повелел соорудить более тысячи стругов, несколько сотен морских лодок и обычных плотов, уготовленных в поддержку сухопутной армии. Их постройкой занялись в Козлове, Сокольске, Воронеже. В начале весны корабельные части были привезены для сборки Воронеж, а уже в конце апреля суда были на плаву. 26 апреля на воду был спущен первый галеас - "Апостол Петр". Основной задачей флота было блокирование не сдававшейся крепости с морских направлений, лишив её поддержки в живой силе и провианте. Армия Шереметева должна была направиться к Днепровскому лиману и проводить отвлекающие маневры. В начале лета все корабли русского флота воссоединились под Азовом, и началась его осада. 14 июня прибыл турецкий флот из 17 галер и 6 кораблей, но он так и простоял до конца месяца в нерешительности. 28 июня турки набрались храбрости подвезти десант. Гребные судна направились к берегу. Тогда по приказанию Петра наш флот незамедлительно снялся с якоря. Только увидев это, турецкие капитаны дружно развернули корабли и ушли в море. Так и не получив подкрепления, крепость была вынуждена объявить капитуляцию 18 июля. Первый выход военного флота Петра увенчался полным успехом. А спустя неделю флотилия вышла в море для осмотра завоеванной территории. Государь со своими генералами выбирали место на побережье для строительства нового военно-морского порта. Позже вблизи Миусского лимана были основаны крепости Павловская и Черепахинская. Азовских победителей также ждал торжественный прием в Москве. Для решения вопросов по обороне захваченных территории Петр Первый решает созвать в селе Преображенском Боярскую думу. Там он и спрашивает выстроить "караван морской али флот". 20 октября на очередном заседании дума постановляет: "Быть морским судам!" На последовавший вопрос: "А скольким?", решено "справиться у крестьянских дворов, за духовными и разными чинами людей, накладывать суды по дворам, у торговых людей выписать из таможенных книг". Так и начал свое существование Российский императорский военно-морской флот. Сразу было решено заняться строительством 52 кораблей и спустить их на воду в Воронеже уже до начала апреля 1698 года. Причем решение строить корабли было принято следующим образом: духовенство давало один корабль с каждых восьми тысяч дворов, дворянство - с десяти тысяч. Купечество, посадские люди и иностранные купцы обязались пустить в плавание 12 кораблей. На налоги с населения остальные корабли строило государство. Дело затевалось нешуточное. Плотников искали по всей стране, им в помощь были выделены солдаты. Более пятидесяти иностранных специалистов работали на верфях, а сотня талантливых молодых людей отправилась за границу постигать азы кораблестроения. Среди них в должности обычного урядника был и Петр. Помимо Воронежа верфи были построены в Ступине, Таврове, Чижовке, Брянске и Павловске. Желающие проходили ускоренные курсы обучения на корабельных мастеров и подручных работников. В Воронеже в 1697 году было создано адмиралтейство. Первым в истории военно-морским документом Российского государства стал "Устав по галерам", написанный Петром I еще во время второго Азовского похода на командной галере "Принципиум".  На Воронежской судоверфи 27 апреля 1700 года был на достроен "Гото Предестинация" - первый линкор России. По европейской классификации кораблей начала XVII века оно заслужило IV ранг. Россия по праву могла гордиться своим детищем, поскольку строительство проходило без участия специалистов из-за границы. К 1700 году Азовский флот уже насчитывал более сорока парусных судов, а к 1711 - около 215 (в том числе и гребных), из которых сорок четыре корабля были вооружены 58-пушками. Благодаря этому грозному аргументу удалось подписать мирный договор с Турцией и начать войну со шведами. Бесценный опыт, полученный при строительстве новых кораблей, позволил позднее добиться успеха на Балтийском море и сыграл важную (если не решающую) роль в великой Северной войне. Балтийский флот строился на верфях Санкт-Петербурга, Архангельска, Новгорода, Углича и Твери. В 1712 году был учрежден Андреевский флаг - белое полотнище с голубым крестом по диагонали. Под ним сражались, побеждали и умирали много поколений моряков Российского флота, прославившие своими подвигами нашу Родину. Всего за тридцать лет (с 1696 по 1725 года) в России появился регулярный Азовский, Балтийский и Каспийский флот. За это время было построено 111 линкоров и 38 фрегатов, шесть десятков бригантин и еще больше крупных галер, скампавей и бомбардирских кораблей, шмаков и брандеров, более трехсот транспортных судов и огромное количество мелких лодок. И, что особенно замечательно, по своим военным и мореходным качествам русские корабли совсем не уступали судам великих морских держав, вроде Франции или Англии. Однако так как возникала острая необходимость защищать завоеванные приморские территории и одновременно проводить боевые операции, а в стране не успевали строить и ремонтировать корабли, то их зачастую покупали за рубежом. Разумеется, все главные распоряжения и указы исходили от Петра I, но в делах кораблестроения ему помогали такие видные исторические фигуры как Ф. А. Головин, К. И. Крюйс, Ф. М. Апраксин, Франц Тиммерман и С. И. Языков. Прославили в веках свои имена корабельные мастера Ричард Козенц и Скляев, Салтыков и Василий Шипилов. К 1725 году морских офицеров и кораблестроителей готовили в особых школах и морских академиях. К этому времени центр судостроения и подготовки специалистов для отечественного флота переехал из Воронежа в Санкт-Петербург. Наши моряки одержали блестящие и убедительные первые победы в сражениях при острове Котлин, полуострове Гангут, островах Эзель и Гренгам, захватили первенство на Балтийском и Каспийском морях. Также российские мореплаватели совершили множество значимых географических открытий. Чириков и Беринг в 1740 году основали Петропавловск-Камчатский. Через год был обнаружен новый пролив, позволивший добраться до западного берега Северной Америки. Морские странствия осуществлялись В.М. Головниным, Ф.Ф. Беллинсгаузеном, Е.В. Путятиным, М.П. Лазаревым. К 1745 году в основной своей массе военно-морские офицеры выходили из дворянского рода, а матросы были рекрутами из простого народа. Срок службы их являлся пожизненным. Нередко для прохождения морской службы нанимали иностранных граждан. Примером являлся командир Кронштадтского порта - Томас Гордон. Адмирал Спиридов в 1770 году в ходе Чесменского сражения разгромил турецкий флот и установил господство России в Эгейском море. Также Российская империя одержала победу в войне с турками в 1768-1774 годах. В 1778 году был основан порт Херсон, а в 1783 - на воду спущено первое судно Черноморского флота. Наша страна по количеству и качеству кораблей в конце 18 и начале 19 веков занял третье место в мире после Франции и Великобритании.  В 1802 году начало свое существование Министерство морских сил. Впервые в 1826 году был сооружен военный пароход, оснащенный восемью пушками, который назвали "Ижора". А через 10 лет построили пароходофрегат, прозванный "Богатырем". Это судно имело паровой двигатель и гребные колеса для перемещения. С 1805 по 1855 года русскими мореплавателями осваивался Дальний Восток. За эти года отважные моряки произвели сорок кругосветных и дальних плаваний. В 1856 году Россия была вынуждена подписать Парижский мирный договор и в итоге лишилась черноморского флота. В 1860 году паровой флот окончательно занял место устаревшего и потерявшего былое значение парусного. После Крымской войны Россия активно строила паровые боевые корабли. Это были тихоходные корабли, на которых невозможно совершать дальние боевые походы. В 1861 году на воду спускается первая канонерская лодка под названием "Опыт". Боевой корабль был оснащен броневой защитой и прослужил до 1922 года, побывав полигоном для первых экспериментов А.С. Попова по радиосвязи на воде. Конец 19 века ознаменовался расширением флота. В те времена у власти находился царь Николай II. Высокими темпами развивалась промышленность, но даже она не могла поспеть за неизменно увеличивающимися потребностями флота. Поэтому появилась тенденция заказывать корабли в Германии, США, Франции и Дании. Русско-японская война охарактеризовалась унизительным разгромом военно-морского флота России. Почти все боевые корабли были затоплены, некоторые сдались, только единицам удалось уйти. После неудачи в войне на востоке Российский императорский флот лишился третьего места среди стран-обладательниц крупнейших флотилий мира, сразу оказавшись на шестом. 1906 год характеризуется возрождением военно-морских сил. Принимается решение иметь на вооружении подводные лодки. 19 марта указом императора Николая II в строй вводится 10 субмарин. Поэтому этот день в стране является праздником, Днем подводника. С 1906 по 1913 года Российская империя израсходовала 519 миллионов долларов на потребности военно-морского флота. Но этого было явно недостаточно, так как военно-морские силы других ведущих держав стремительно развивались. Во время первой мировой войны флот Германии существенно опережал российский по всем показателям. В 1918 году под абсолютным контролем Германии находилось все Балтийское море. Германский флот перевозил войска для оказания поддержки независимой Финляндии. Их войска контролировали оккупированную Украину, Польшу и западную часть России.  Главным противником россиян на Черном море издавна была Османская империя. Основная база Черноморского флота находилась в Севастополе. Командующим всеми морскими силами в этом регионе был Андрей Августович Эбергард. Но в 1916 году царь снял его с поста и заменил на адмирала Колчака. Несмотря на успешные боевые действия черноморских моряков, в октябре 1916 на стоянке взорвался линкор "Императрица Мария". Это была крупнейшая потеря Черноморского флота. Он прослужил всего лишь год. И по сей день, неизвестна причина взрыва. Но бытует мнение, что это результат удачной диверсии. Полнейшим крахом и катастрофой для всего российского флота стали революция и гражданская война. В 1918 году корабли Черноморского флота были частично захвачены немцами, частично выведены и затоплены в Новороссийске. Некоторые суда немцы позже передали Украине. В декабре Антанта захватила корабли в Севастополе, которые были отданы Вооруженным силам Юга России (группировке белых войск генерала Деникина). Они участвовали в войне против большевиков. После уничтожения белых армий остаток флота был замечен в Тунисе. Матросы Балтийского флота восстали против Советского правительства в 1921 году. В конце всех вышеизложенных событий у Советской власти осталось совсем немного кораблей. Эти суда и сформировали Военно-Морской флот СССР. В годы Великой Отечественной Советский флот прошел суровую проверку, защищая фланги фронтов. Флотилия помогала остальным родам войск громить фашистов. Русские моряки проявляли небывалый доселе героизм, несмотря на значительное численное и техническое превосходство Германии. В эти годы флотом умело командовали адмиралы А.Г. Головко, И.С. Исаков, В.Ф. Трибуц, Л.А. Владимирский. В 1896 году параллельно с празднованием 200-летнего дня рождения Санкт-Перербурга отмечался и день основания флота. Ему исполнилось 200 лет. Но самое масштабное торжество состоялось в 1996 году, когда отмечался 300-летний юбилей. Военно-морской флот являлся и является предметом гордости многих поколений. Флот России - это упорная работа и героизм россиян во славу страны. Это боевая мощь России, которая гарантирует безопасность жителям великой страны. Но в первую очередь это несгибаемые люди, крепкие духом и телом. Россия всегда будет гордиться Ушаковым, Нахимовым, Корниловым и многими-многими другими флотоводцами, которые верой и правдой служили своей отчизне. И, конечно же, Петром I - поистине великим государем, сумевшим создать сильную империю с могучим и непобедимым флотом.(https://topwar.ru/20171-r...)

28 октября, 09:57

США до самого последнего момента ждали, что японцы атакуют русских

В Вашингтоне были убеждены, что, если Япония и начнёт войну, то не против Соединенных Штатов. Ничто не могло поколебать американское руководство: нападение Японии на Россию абсолютно гарантировано. Отсюда и загадка «Дня позора, 7 декабря 1941 года. Просчёт американцев и британцев был в том, что они недооценили японцев, их аналитические способности. Японцы видели, что их хотят использовать, и что Москва на Дальнем Востоке готова к отпору, а Британия и США с союзниками не смогут на начальном этапе организовать сильный отпор, чем можно воспользоваться для захвата ряда территории, а затем на этой основе уже можно будет торговаться насчёт будущего мира.

28 октября, 05:36

К 175-летию со дня рождения Василия Васильевича Верещагина

Bo4kaMeda Люлли (цыган) 1867—1868 Холст, масло 29,7 x 20 Государственная Третьяковская галерея Портрет бачи 1867—1868 Холст, масло 27 x 20,5 Государственная Третьяковская галерея Известный русский художник, мастер батальной картины. В 1860 поступил в петербургскую Академию художеств, но оставил ее в 1863 году неудовлетворенный системой преподавания. Посещал мастерскую Жана Леона Жерома в парижской Школе изящных искусств (1864). Много путешествовал. Погиб во время русско-японской войны, 31 марта (13 апреля) 1904, при взрыве броненосца «Петропавловск» на рейде Порт-Артура. Бания (торговец). Бомбей 1874—1876 Дерево, масло 32 x 24,3 Государственная Третьяковская галерея Голова индуса Холст, масло 29 x 21 см Одесский художественный музей, Украина Бхил (Бхилы - одно из горных племен Декана) 1874 Холст, масло 36 x 27 Государственная Третьяковская галерея Мусульманин-слуга 1882 - 1883 Холст, масло Государственная Третьяковская галерея Татарин из Оренбургской тюрьмы 1867—1868 Холст, масло, 17 x 16 Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан Казах в меховой шапке 1867—1868 Холст, масло Киевский национальный музей русского искусства Казах в национальном головном уборе 1867-1868 Туркмен Мальчик-узбек 1867—1868 Холст, масло 30 x 22,5 Государственная Третьяковская галерея Священник парс (огнепоклонник). Бомбей 1874—1876 Дерево, масло 32 x 24 Государственная Третьяковская галерея Совар-правительственный посыльный 1874—1876 Холст, масло 24 x 15 Киевский национальный музей русского искусства Зырянин 1893—1894 Холст, масло 39 x 29 Государственный Русский музей Женщина из Бутана 1874-1876 Факир 1874—1876 Дерево, масло 24,2 x 18,8 Государственная Третьяковская галерея Портрет мужчины в белой чалме 1867 Японский священник 1903—1904 Холст, масло 41 x 29 Государственный Русский музей Лама в костюме для религиозного танца «цам» 1875 Арабская женщина в Иерусалиме 1891 Холст, масло 30,5 х 23 Частная коллекция Портрет купца-еврея Холст, масло 23 х 14,8 Частная коллекция Молодая женщина. Декан. 1874 Дерево, масло 18 x 14,8 Государственная Третьяковская галерея Мусульманин шиитской секты в Гималаях 1875 Холст, масло 17 x 17 Государственная Третьяковская галерея Молодой человек Молодой молоканин 1865 Старик молоканин 1865 Старик-молоканин в светлой сорочке 1865 Холст, масло Киевский национальный музей русского искусства Старик дворник конец 1880-х годов Старуха-нищенка девяносто шести лет. Около 1891 Холст, масло 29 x 23 Государственный Русский музей Парень в черном картузе Отставной дворецкий 1888 Холст, масло 47 x 32 Государственный Русский музей Голова девочки. Этюд. 1890-е Женщина в сером платке Молодая женщина. Этюд, конец 1890-х годов В Петровском дворце 1887-1895 На морозе (Наполеон в зимнем одеянии) 1887-1895 www.booksite.ru .

25 октября, 20:48

А.П. Будберг. Сибирские воспоминания

Оригинал взят у d_m_vestnik в Барон Алексей Павлович Будберг. Сибирские воспоминанияВ.И.Калинин: Итак, свершилось! После длительных и продолжительных мучений мы, наконец, издали Сибирские воспоминания барона Алексея Павловича Будберга, бывшего начальником штаба Владивостокской крепости с 1902 по 1913 г., а всего прослужившем на Дальнем Востоке с 1895 по 1914 г. Воспоминания, охватывающие период с 1895 г. и до декабря 1905 г. включительно дополнены двумя отдельными фрагментами - о посещении Владивостокской крепости великим князем Сергеем Михайловичем в 1908 г. и о строительстве Владивостокской крепости в 1914 г. Публикация стала возможной благодаря любезному содействию господина Ива Франкьена (Сан-Франциско, Калифорния, США), предоставившего в наше распоряжение большую часть Воспоминаний, публиковавшихся ранее в виде разрозненных фрагментов в малотиражном "Вестнике Общества русских ветеранов Великой войны в Сан-Франциско", а также уникальные рукописные воспоминания барона о строительстве Владивостокской крепости, хранящиеся в Музее русской культуры в Сан-Франциско. Этот проект реализован как совместный с Домом русского зарубежья им. А. Солженицына (г. Москва), сотрудники которого - Игорь Владимирович Домнин и Никита Анатольевич Кузнецов оказали нам неоценимую помощь, предоставив недостающие фрагменты Воспоминаний, а также уникальную коллекцию фотографий из личного архива барона А.П. Будберга, сохранившихся у его внучек, каковыми мы и проиллюстрировали книгу. Воспоминания предваряются большим биографическим очерком, написанным Р.С. Авиловым, В.И. Калининым и Н.Б. Аюшиным. Двое первых авторов вступительной статьи также выступили в роли редакторов-составителей. Хотя значительная часть информации, представленной в этом очерке публиковалась, в том числе и самим Будбергом, автором удалось внести некоторые исправления в биографию барона, касающиеся его предков. В частности, было установлено, что никто из предков А.П. Будберга по мужской линии не принимал православие в зрелом возрасте при поступлении на русскую службу, это всего лишь красивая легенда. На самом деле несколько поколений Будбергов женились на православных и крестили детей в православную веру. Сам Алексей Павлович был немцем по крови лишь на одну четверть. Книга снабжена подробнейшими комментариями и приложениями, включая воспоминания дочери Алексея Павловича Валентины, текст которых на английском языке нам предоставил И.В. Домнин. Надеемся, что книга понравится читателям. Выходные данные: Будберг Алексей Павлович, барон. Сибирские воспоминания. Владивосток: Общество изучения Амурского края - Приморское отделение Русского географического общества, 2017. 433 с. Формат А4, бумага матовая мелованная, твердый шитый переплет (картон, матовый ламинат). Немного о самих воспоминаниях. Там не только про Владивосток и крепость - там очень много про Хабаровск, Благовещенск, Никольск-Уссурийский и т.д. Барон много пишет о сослуживцах, о крепости, о повседневной жизни и боевой подготовке войск. Для многих специалистов по Русско-японской войне будет интересным анализ всех ее основных событий, сделанный бароном, который по роду службы дешифровывал и перешифровывал всю телеграфную переписку Маньчжурских армий с центром, которая шла через Владивосток. Думаю, что будет интересно и любителям флота, поскольку Алексей Павлович был очень глубоко осведомлен обо всех флотских делах, очень любил флот, что было редким для сухопутного офицера, хорошо знал технику флота, его тактику и стратегию, поскольку считал, что начальник штаба приморской крепости обязан ориентироваться в этих вопросах. Воспоминания дочери барона, хоть и невелики по объему - содержат уникальную информацию о жизни и занятиях барона в США, которые среди прочих включали агентурную разведку против СССР с помощью своей собственной агентуры! > Уважаемые коллеги, спешу проинформировать, что презентация книги А.П. Будберг "Сибирские воспоминания" состоится 27 октября 2017 г. в 19.00 в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына по адресу ул. Нижняя Радищевская, 2. г. Москва. Это в районе метро Таганская. Предполагается присутствие и участие редакторов-составителей книги, в смысле Романа Сергеевича Авилова и меня самого.№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№№27 октября 2017 года в 19.00 Дом русского зарубежья им. А.Солженицына приглашает на представление мемуаров известного русского военачальника и военного писателя, генерал-лейтенанта барона А.П.Будберга «Сибирские воспоминания» (Будберг А.П., барон. СИБИРСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ / Ред.-сост., комментарий Р.С. Авилов, В.И. Калинин; вступ. ст. Р.С. Авилов, Н.Б. Аюшин, В.И. Калинин. – Владивосток: Общество изучения Амурского края - Приморское краевое отделение Русского географического общества, 2017. 400 с.).Издание является совместным проектом Дома русского зарубежья и Военно-исторического клуба «Владивостокская крепость» при Обществе изучения Амурского края (Приморский краевой филиал Русского географического общества).В книгу вошли воспоминания генерал-лейтенанта Генерального штаба барона А.П.Будберга (1869­–1945) о его службе в Приамурском военном округе в 1895–1905 годах, а также фрагменты воспоминаний о службе в 1908–1914 годах. Особую значимость для читателей, интересующихся историей Владивостока, представляют те части воспоминаний, которые относятся к службе автора в должности начальника Штаба Владивостокской крепости в 1902–1913 годах. Публикуемые мемуары предваряются очерком-биографией автора, написанном на основе большого количества документов из российских и зарубежных собраний, многие из которых вводятся в научный оборот впервые и снабжены подробными комментариями. Книга будет интересна не только профессиональным ученым-историкам, но и широкому кругу читателей, интересующихся историей Дальнего Востока России и отечественной военной историей. Текст сопровождает множество уникальных фотографий из фондов Дома русского зарубежья, а также любезно предоставленных проживающими в США правнучками генерала А.П.Будберга.Новое издание будут представлять исследователи из Владивостока, редакторы-составители книги, авторы биографического очерка доктор биологических наук Владимир Иванович Калинин и кандидат исторических наук Роман Сергеевич Авилов. В презентации принимает участие Ив Франкьен (Музей русской культуры, Сан-Франциско), историки из Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, Ярославля и других городов.Ведущий вечера — участник проекта, заместитель директора ДРЗ И.В.Домнин.--------------------------------------------Наш адрес:Москва, ул. Нижняя Радищевская, д. 2Проезд: м. «Таганская» (кольцевая)Тел.: (495) 915-10-80http://www.bfrz.ru/index.php?mod=news&id=3060

25 октября, 18:29

Курильские острова России: что с ними делать?

Опрос.   2 сентября 1945 г. состоялось подписание милитаристской Японией Акта о капитуляции. По условиям капитуляции территория Японии ограничивалась основными островами метрополии. По решению глав союзных держав — США, СССР и Великобритании ранее принадлежавшие Российской империи...

22 октября, 19:10

Википедия, как источник маразма

Википедия, как продукт коллективного творчества, курируемый из США, меня всегда "радовал" предвзятостью и лживостью. Я уже рассказывал, как пытался исправить статью про семью Лыковых, убежавших жить в тайгу во время Гражданской. Пытался исправить указанную там бредовую причину - репрессии против них. Но всякий раз этот бред возвращался на место. Но сейчас о другом.Заглянем в статью о Русско-японской войне 1904-1905 гг. Смотрим в раздел "Потери сторон". Японцы слева:А теперь заглянем в статью об осаде Порт-Артура. Смотрим на потери сторон. Японцы справа:То есть, если судить по Вики, то за всю войну японцы потеряли убитыми 47,4 тыс. человек. Безвозвратные потери 86 тыс. Но при этом при осаде Порт-Артура умудрились потерять больше, чем за всю войну,  а ведь потери Порт-Артура входят в вобщие потери.Косяк замечен тут.

20 октября, 16:20

Немного о наличных

Возросшая в последний год активность в сфере криптовалют естественным образом привлекла к себе и повышенное внимание властей различных стран. Их подходы различаются самым кардинальным образом от «запретить и не пущать» до признания их законными платежными средствами. Некоторые особенно выдающиеся правительственные умы даже начинают выдумывать некие национальные криптовалюты вроде «крипторубля». В качестве обоснования выдвигаются такие глубокомысленные рассуждения, что «если не мы, то кто-нибудь из соседей непременно начнет» или вроде «переноса национальной валюты в цифровую сферу». Все это звучит, возможно, и красиво для совершенно постороннего от этой области человека, но у любого, обладающего элементарным здравым смыслом, должно вызывать глубочайшее изумление.Причина тому крайне проста. Дело в том, что 90% валюты, что в стране, что в мире, существует прежде всего в безналичной или цифровой форме. Ежедневно в мире выполняются десятки и сотни миллионов безналичных платежей, в которых используется не какая-то криптовалюта, а самые обычные рубли, евро, иены, юани и прочие валюты, выпускаемые центральными банками различных стран на протяжении десятилетий. И делается это вполне успешно. Нужна ли для этого еще какая-то как в данном случае криптовалюта? В общем-то нет. Можно ли осуществлять безналичные расчеты с помощью традиционных валют, но более современных – в данном случае блокчейн – технологий? Можно. Необходима определенная модернизация уже существующих процессов, но и только.Поэтому разгоревшийся ажиотаж вокруг криптовалют связан не столько с безналичными расчетами, сколько с альтернативными источниками финансирования, ростом их цен, выраженных в валютах центральных банков и… ведущейся на протяжении уже целого ряда лет борьбой властей и этих самых центральных и приближенных к ним транснациональных банков с наличными. Термин «криптовалюта» оказался красивой и привлекательной оберткой, с помощью которой заинтересованные лица стремятся полностью избавить население от наличности и перевести его на полностью безналичные расчеты под своим тотальным контролем. Не менее важным является и то, что банки будут избавлены от такого неприятного возможного явления как набег вкладчиков на банк.Подобный метод защиты своих сбережений у клиентов банков был еще в те времена, когда все пользовались полновесными обеспеченными деньгами, а не эфемерной валютой центральных банков. Как только в надежности банка возникали сомнения, вкладчики бросались забирать свои деньги из подобного учреждения. Если сомнения были необоснованными, то банк или финансовая система выдерживали, если же нет, то разорялись. В качестве примера первого варианта развития событий можно привести Российскую империю, когда с началом русско-японской войны противники России организовали массированный набег вкладчиков на российские банки с требованием обменять бумажные кредитные билеты на звонкую монету. Российская финансово-банковская система это испытание выдержала достойно, полностью расплатившись со всеми желающими. Как только стало ясно, что рубль стоит крепко и уверенно, все сразу прекратилось. Что же касается второго варианта, то примеров этому и в прошлом, и в настоящем нет числа вне зависимости от страны или континента.Самым свежим примером организации подобного «набега на банк» может служить Каталония, где сторонники ее независимости призвали население этого региона снимать максимально возможные суммы наличных в основных банках, расположенных там. Естественно это испанские банки, а, как учили классики, нет более верного способа подорвать государство, чем подорвать его финансовую систему. Именно поэтому в последние годы Россия, Китай и ряд других стран столь активно накапливают физическое золото, то есть, те самые наличные наднациональные деньги в их абсолютной форме, независящие от действий и прихотей их возможных противников.Дело этим не ограничивается. Другим ярчайшим примером того, сколь важны наличные, может служить разрушенная двумя ураганами находящаяся в регионе Карибского моря Доминика. Отсутствие электричества привело к практически полному параличу безналичных расчетов. Товары и топливо есть, но оставшиеся без электричества и связи продавцы готовы отгружать их только за наличные, поскольку не имеют возможности осуществлять авторизацию безналичных сделок. Остров и численность его населения сравнительно невелики, но кто может дать гарантию того, что нечто подобное не может произойти в другом регионе с гораздо большей численностью населения. Достаточно хотя бы вспомнить аварию на одной из московских электроподстанций и связанные с ней последствия. Она имела сравнительно ограниченный эффект, затронув всего лишь треть или половину города, но что может произойти, если бы нечто подобное произошло в несколько больших масштабах, затронув не только всю Москву, но и область, не говоря о еще более широкомасштабных авариях или катастрофах? Единственное, чем можно было бы рассчитаться за товары и услуги, были бы именно наличные.Как бы ни были привлекательны картинки полного отказа от наличных для властей, для населения сохранение наличных может быть важно не только потому, что это отчасти сохраняет личную свободу каждого, но и потому, что в критических ситуациях наличные могут оказаться тем единственным средством, с помощью которых можно будет приобрести жизненно необходимые товары и услуги, а наилучшими из наличных, когда обстановка принимает наихудший возможный оборот, по-прежнему остаются твердые обеспеченные деньги – физическое золото и серебро.Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

15 октября, 09:20

Итоги недели. Третья мировая начнётся на Евфрате

При взлёте разбился фронтовой бомбардировщик Су-24. Самолёт не смог набрать высоту, выйдя за пределы взлётно-посадочной полосы аэродрома. У самолёта отломилась передняя стойка шасси, произошло воспламенение топлива и детонация боекомплекта. Известно, что члены экипажа самолёта (пилот и штурман) погибли.

12 октября, 17:36

Японская область СССР (часть 1)

В отличие от занятых нашими войсками в том же августе 1945 года Маньчжурии и Северной Кореи, где японцы, по сравнению с местными китайцами и корейцами, составляли господствующее, но явное меньшинство, на южной половине Сахалина ситуация была иной. Здесь почти всё гражданское население состояло именно из японцев.На исходе 1945 года советские органы власти подсчитали, что на юге Сахалина проживает 274 586 гражданских японцев, из них 150 583 мужчины и 124 003 женщины. Такой гендерный перекос объясняется тем, что летом 1945 года, в ожидании советского наступления, японские власти эвакуировали с Сахалина на Хоккайдо около 40 тысяч женщин и детей.Помимо японцев, на южной половине Сахалина проживали 65 тысяч китайцев и корейцев, а также сотня русских, ранее находившихся в японском подданстве. Всё русское население японского Карафуто в годы Второй мировой войны японцы согнали в две резервации, запретив покидать их без разрешения коменданта. И хотя большинство русских Карафуто были в основном из тех, кто бежал сюда от большевиков после гражданской войны, в августе 1945 года они, обиженные японскими властями, приветствовали приход советской армии. Именно русские «старожилы» Южного Сахалина стали первыми местными сотрудниками новой советской администрации бывшего Карафуто.Японская военная пропаганда заранее напугала гражданское население ужасами советской оккупации — незатейливо расписывалось, что русские солдаты всех мужчин убьют, а женщин изнасилуют. Поэтому большинство японцев в августе 1945 года до прихода советских войск попрятались в лесах.Молодой советский лейтенант Николай Козлов так вспоминал город Тойохара, покинутую жителями столицу японского Сахалина, в том августе: «Днём мёртвый город напоминал кладбище. Окна с укором глядели на меня пустыми глазницами. Из керамических труб, что выходили из окон на улицу, не шёл дым. Вокруг тишина. Стоят фабрики, заводы, закрыты магазины, пуст базар. Никто не спешит на работу. Молчит телефон. Нет воды. Японцы покинули город и ушли в горы…»Советские солдаты на пустынных улицах Тойохары Однако нагнетание японской пропагандой гипотетических «ужасов» сыграло злую шутку с планами японского командования — гражданское население, вместо того чтобы прятаться в лесах и партизанить против советских войск, было так заранее напугано, что предпочло не сопротивляться. По городам и посёлкам Южной Сахалина были расклеены первые советские приказы о возвращении японского населения, начинавшиеся словами «Война окончена, народы получили возможность трудиться». К началу сентября 1945 года японское население, напуганное, но послушное, стало возвращаться из лесов в свои дома.Вот как лейтенант Козлов описал возвращение жителей в столицу Южного Сахалина: «Однажды утром я увидел картину, которая до сих пор стоит перед глазами. Со стороны Конумы (Новоалександровска) появилась необычная колонна. Наши часовые закричали «В ружьё!», но тревога оказалась напрасной. Это напуганные, голодные японцы вместе с семьями возвращались из тайги в город. Они поверили нам. Это была первая послевоенная победа… А японцы всё шли и шли. Кто в тёмном кимоно, кто в рабочих спецовках, на спине иероглиф, обозначающий фирму, где он работает. Женщины все в чёрных шароварах и белых кофтах, в руках и на головах большие узлы, за спиной ребёнок, спокойный и тихий. У большинства женщин на ногах деревянные сандалии. В них они не идут, а как-то прискакивают, отчего колонна издаёт такой звук, словно проходит по асфальту кавалерия…"Возвращение жителей в Тойохару «Поток беженцев не прекращался до самой ночи, — вспоминал позднее лейтенант Козлов. — Наутро одиночные японцы, как правило, мужчины, уже выглянули на улицу, где был расклеен приказ командования фронтом: „Война окончилась. Народы получили возможность трудиться. Красная Армия принесла мирный труд и порядок. Ей чужды насилие и порабощение других народов. Она несёт им свободу и счастье…“ Прочитав, они молча уходили. Не все японцы пока рискнули выходить на улицу, хотя многие с удовлетворением восприняли то, что всё имущество и вещи в их квартирах были целы. Задымились трубы в домах. В городе стало как-то веселее и уютнее…»На Южный Сахалин постепенно возвращалась мирная жизнь. Появились первые вывески на русском языке, зачастую с ошибками. По воспоминаниям советских солдат, их особенно веселили надписи «Сапоги-доктор» или «Часы-доктор» — так японцы неумело перевели на русский название мастерских по ремонту обуви и часов.Японский магазин готов встречать советских солдат В лесах Южного Сахалина японским командованием заранее были подготовлены тайные склады продовольствия и оружия, чтобы развернуть партизанское движение в случае войны. Но партизанить против советской власти японцы так и не начали. Из почти 300 тысяч населения с оружием в лесах осталось менее сотни человек, организовавших диверсионный отряд «Боетай». Единственной их заметной акцией стал поджог домов в городе Сисука (ныне г. Поронайск) и убийство в октябре 1945 года капитана контрразведки «Смерш» Николая Земляницкого. К началу 1946 года всех несостоявшихся партизан Сахалина переловили советские контрразведчики не без помощи местных жителей-японцев.В итоге под управлением СССР оказалась самая настоящая японская область с населением свыше 300 тысяч человек, двумя десятками городов и крупных посёлков, большим количеством деревень. Необходимо было налаживать жизнь и экономику этой «Японии в миниатюре», которая так отличалась от русских привычек и традиций.«Южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу…»Уже 27 августа 1945 года, через двое суток после окончания боёв за Южный Сахалин, была создана советская военная администрация для управления японской частью острова. Её возглавил генерал-майор Михаил Алимов — донскому казаку и танкисту Алимову ещё в 1938 году пришлось сражаться с японскими войсками у озера Хасан, в августе 1945 года он командовал передовым отрядом 2-го Дальневосточного фронта во время боёв за Южный Сахалин. Именно отряд Алимова первым вошёл в город Тойохара, столицу японской префектуры Карафуто (ныне Южно-Сахалинск — центр Сахалинской области).Администрации генерала Алимова пришлось решать множество неотложных задач — например кормить и возвращать по домам массы японских беженцев, скопившихся в августе 1945 года в портах Южного Сахалина в тщетной надежде бежать с острова до прихода советских войск. Однако, военная администрация была временным явлением — огромной территории, протянувшейся с севера на юг почти на полтысячи километров и с населением в сотни тысяч человек, требовалось нормальное гражданское управление. Тем более, что вскоре было официально объявлено о присоединении Южного Сахалина к нашей стране.Возвращение японских беженцев2 сентября 1945 года на страницах «Правды», главной газеты СССР, появилось «Обращение товарища Сталина к народу» — по сути это была торжественная декларация верховного правителя о дальнейшей судьбе Сахалина и Курил. «Поражение русских войск в 1904 году, в период русско-японской войны, — писал Сталин, — оставило в сознании народа тяжёлые воспоминания. Оно легло на нашу страну чёрным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старшего поколения, этого дня. И вот этот день наступил.Сегодня Япония признала себя побеждённой и подписала акт безоговорочной капитуляции. Это означает, что Южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу и отныне они будут служить не средством отрыва Советского Союза от океана и базой японского нападения на наш Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии".23 сентября 1945 года правительство СССР официально учредило «Гражданское управление Южного Сахалина при Военном Совете 2-го Дальневосточного фронта». Именно этому органу предстояло управлять жизнью японской половины острова в переходный период. Переход осуществлялся в буквальном смысле слова — от войны к миру, из Японской империи в СССР… Начальником «Гражданского управления Южного Сахалина» назначили 45-летнего чиновника Дмитрия Крюкова.Дмитрий Николаевич КрюковПо современным понятиям это был именно гражданский чиновник — накануне нового назначения Крюков работал заместителем председателя Исполнительного комитета Хабаровского краевого Совета (выражаясь современным языком, был заместителем губернатора Хабаровского края). За год до начала Великой Отечественной войны Крюков был избран председателем Исполнительного комитета Сахалинского областного Совета — по сути все годы самой страшной войны именно он руководил жизнью советской половины острова. Только осенью 1944 года Дмитрия Крюкова с повышением перевели на должность заместителя руководителя Хабаровского края. В то время территория края была куда больше, чем в наши дни — в неё официально входили все земли современной Амурской области, Еврейской автономной области, Чукотки, Камчатки и северной половины Сахалина.Одним словом, человек, назначенный в сентябре 1945 года руководить бывшей японской «префектурой Карафуто», являлся опытным управленцем, прошедшим суровую школу жизни — от трудного детства и гражданской войны до руководства дальневосточными землями в условиях мирового конфликта, да ещё и в рядах сталинской администрации, в которой чиновникам приходилось работать буквально на износ, и за страх, и за совесть. Страх обеспечивала всем известная практика репрессий, а совесть — жёсткая идеология той эпохи. Дмитрий Крюков, о чём свидетельствуют его мемуары, был искренним коммунистом, сторонником социалистической системы в её сталинском понимании. И, что многих сегодня удивит, столкновение в 1945 году этого человека с совершенной иной, японской жизнью лишь укрепило его в прежних убеждениях.«Никаких трофеев на своей земле быть не может…»В конце сентября 1945 года Дмитрий Крюков летел военным самолётом из Хабаровска на Южный Сахалин вместе со штабом маршала Василевского, командующего всеми советскими войсками на Дальнем Востоке. Почти весь полёт до Сахалина свежеиспечённый начальник южной части острова проспал — получив новое назначение, он провёл трое суток без сна, лихорадочно изучая все имевшиеся документы и данные о японской «префектуре Карафуто».Крюков попросил пилотов разбудить его только при подлёте к Южному Сахалину. Позднее, спустя многие десятилетия, он напишет короткие, но яркие мемуары, так никогда и не опубликованные при его жизни. Сегодня мы можем узнать из них первые впечатления о японском Сахалине, каким он встретил Дмитрия Крюкова в последние дни сентября 1945 года.Тойохара с высоты птичьего полёта «Самолёт пересёк самый узкий перешеек острова и пошёл над восточным побережьем на юг, — вспоминает Крюков. — Часто встречались посёлки, тянулась узкой лентой железная дорога, возле неё шоссе. На многих горах выгорел лес. Ландшафт печальный. Поворачиваем от берега в широкую долину. Направо — большие заболоченные поля с речушками, налево — сравнительно крутые горы. Пролетаем над военным аэродромом. Далее у подножия гор, в зелени — красивые здания… Начинается город Тойохара. Делаем над ним круг, чтобы посмотреть сверху. Выглядит он с высоты неплохо. Приземлились на большом аэродроме в южной части города. Двухэтажное каменное здание аэропорта раскрашено в разные цвета. Это камуфляж. Самолёты подруливают на цементированную площадку. Жарко не по-осеннему…»В военной комендатуре состоялось первое совещание «Начальника Гражданского управления» с армейским командованием Южного Сахалина. Тут же возник первый рабочий конфликт: военные и новые гражданские власти по-разному понимали статус новых земель. Военные всё ещё рассматривали занятую с боями территорию «Карафуто» как землю побеждённого неприятеля. Расположившиеся здесь советские войсковые части по фронтовой привычке считали всё местное имущество собственными трофеями. Но Дмитрий Крюков, ссылаясь на обращение Сталина («Южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу…») жёстко заявил генералам: «Никаких трофеев на своей земле быть не может, ничто нельзя растаскивать, надо всё передать советским органам, задача которых, в первую очередь, организованно обеспечить армию материалами и продовольствием и одновременно создать нормальные условия для существования оставшегося здесь четырёхсоттысячного японского населения…»Совещания и споры с военными продолжались до поздней ночи. Уже в темноте новый начальник Южного Сахалина и несколько прилетевших с ним гражданских стали устраиваться на ночлег. «Мне дали провожатого, — вспоминал Крюков, — и мы в темноте отправились к гостинице… Когда мы входили, нас, кланяясь чуть не до земли, встретил хозяин. Оказывается, он весь вечер ждал нас у двери. Кто-то из военных пошутил: мол, скоро сюда явится самый главный начальник острова, он сердитый… Хозяин не потребовал от нас сиять обувь и надеть туфли, а сам надел их прямо на наши сапоги и провёл нас в довольно чистую, хорошо убранную комнату. Через несколько минут принёс нам ужин и тёплое сакэ. Мы немного поели, пить не стали, разделись и легли на постель, положенную посреди комнаты на чистые циновки, и сразу уснули…»Утром выяснилось, что самый главный начальник японской части Сахалина проспал всю ночь без всякой охраны посреди только что завоёванного города. С не меньшим удивлением, Дмитрий Крюков выяснил, что в соседней комнате его вызова всю ночь ждали гейши («девушки к услугам мужчин», как он скромно назовёт их в мемуарах). Одним из первых распоряжений Крюкова станет закрытие этого «дома терпимости», бывших гейш переселят из гостиницы в рабочее общежитие и устроят трудиться на консервный завод. Позднее выяснится, что и японский хозяин гостиницы пребывал в немалом удивлении от первой встречи с «советским губернатором» — в императорской Японии визиты начальства такого уровня не обходились без большой свиты и пышных церемоний.Сталин вместо императораЗа неделю Дмитрий Крюков сформировал «Гражданское управление Южного Сахалина» — всего 18 русских на почти 300 тысяч японцев. Он принял разумное решение временно оставить прежнее японское руководство — от бывшего губернатора до директоров всех фирм и предприятий. Первая встреча с Оцу Тосио, попавшим в советский плен последним губернатором «префектуры Карафуто», состоялась на второй день после появления Дмитрия Крюкова на Южном Сахалине.1-го советник ранга Оцу Тосио Стороны общались через военного переводчика. Русский начальник сообщил японскому губернатору, что бывший советник императора продолжит управлять Южным Сахалином, но уже от имени советской администрации. Крюков подчеркнул, что японское гражданское население «это не пленные, а свободные граждане», советские войска и власти не будут «вмешиваться в их национальные обряды и обычаи», все японские товары и продукты отныне будут не конфисковываться войсками, а покупаться по установленным ценам. Далее Крюков рассказал, что их главной задачей станет восстановление работы местной промышленности и сельского хозяйства. Экономика Южного Сахалина будет постепенно интегрироваться в экономику СССР, для чего вводится одновременное обращение рубля и японской иены, по курсу один к одному.Бывший губернатор, за секунду превратившись из пленного вновь в большого начальника, слушал русского чиновника в явном ошеломлении. «Я смотрю на его лицо, — вспоминал позднее Дмитрий Крюков, — оно то и дело меняется. Глаза то расширяются, то сужаются. Я подумал: а говорили, что японские самураи невозмутимы при любом положении…»По итогам встречи японский губернатор получил легковой автомобиль и шесть советских солдат — одновременно и конвоиров, и телохранителей. Единственное, что не вернули бывшему советнику императора, это его резиденцию в центре города Тойохара (Южно-Сахалинск), занятую штабом советского Дальневосточного фронта, поэтому бывшему губернатору предоставили особняк поскромнее. Отныне управление южной половиной острова строилось так: Оцу Тосио получал от Дмитрия Крюкова письменные приказы, знакомился с ними под роспись и воплощал их в жизнь через почти две тысячи японских чиновников бывшей «префектуры Карафуто».Резиденция губернатора Карафуто. Довоенное фотоЧерез месяц с небольшим, 7 ноября 1945 года, губернатор Оцу Тосио и десяток его высших помощников даже присутствовали на советском празднике, посвящённом очередной годовщине Октябрьской революции. По свидетельствам очевидцев, бывшие подданные японского императора старательно аплодировали торжественным речам в честь коммунистической партии и товарища Сталина.Глядя на такой странный кульбит побеждённых самураев, Дмитрий Крюков вскоре не удержался от попыток поговорить по душам с бывшим губернатором. Ведь им приходилось много работать вместе, проводя бок о бок целые дни напролёт. Вот как ту беседу много десятилетия спустя описал сам Крюков: «Я затеваю разговор с губернатором. Спрашиваю: «Господин Оцу Тосио, почему вы, когда наши войска наступали, не уехали в Японию? У вас ведь была такая возможность?» Он ответил: «У нас начальник всегда, как капитан с тонущего корабля, отступает последним, а если это отступление по его вине, кончает свою жизнь самоубийством». Я смеюсь: «Сомневаюсь! У нас здесь в плену тысячи офицеров, и ни один не сделал себе харакири». Он молчит. Я продолжаю: «Ну, а Вы то в данном случае?» Он: «И я бы ушёл с острова последним японцем». Я опять: «А покончили бы с собой?» Он помолчал и говорит: «Возможно. Лучше быть героем на века, чем изгоем на всю жизнь и переживать этот позор».— "Ну, это крайность!" — «О, не знаю. Возможно, распропагандированный Вами я уехал бы за границу». Я: «Ваш комплимент тут ни к чему. Как и ирония…» После длительного молчания я спросил его, сколько раз он встречался с микадо. Он: «Несколько раз». На мою просьбу рассказать о микадо, он ответил: надо собраться с мыслями…"О своих встречах с японским императором бывший губернатор так и не рассказал, но продолжал старательно аплодировать торжественным речам под портретами Сталина.Официанты в погребальных саванахВпрочем, Дмитрий Крюков и Оцу Тосио начали совместную работу отнюдь не с торжеств, и не с разговоров по душам — первым делом они взялись за восстановление телефонной связи со всеми городами и посёлками Южного Сахалина. Затем попытались решить проблему взаимопонимания двух народов в самом прикладном смысле этого слова. Как вспоминал Крюков: «Были выпущены два русско-японских разговорника, один — из самых необходимых слов в обращении друг с другом, другой — более подробный. Все японцы и русские носили в карманах эти разговорники…»Взаимопонимание требовалось, ведь два народа почти всё делали и воспринимали абсолютно по-разному. Отличалось всё: от большой политики и общественного устройства до самых мелких особенностей работы и быта. Даже символика цветовых оттенков была диаметрально разной, из-за чего в октябре 1945 года случился почти комический казус, описанный в неопубликованных мемуарах Дмитрия Крюкова.Советский начальник и японский губернатор тогда приехали изучить обстановку в небольшом порту Хонто (ныне город Невельск) на берегу Татарского пролива. «Осмотрев город, мы поехали в советскую комендатуру, — вспоминает Крюков. — Комендант решил угостить нас на славу. Уютная столовая, рядом хорошая кухня, на столе цветы. Кроме поваров, взял наших четырёх бойцов для обслуживания. Чистота, повара и бойцы в каких-то немного странных белых коленкоровых халатах, на головах белые колпаки, но не плоские поварские, а колышком. Мы все сели за хорошо сервированный стол. В бутылках виски, сакэ, наша водка. Пригласили за стол и мэра. Обед приготовлен вкусно. Бойцы в белых халатах, как настоящие официанты, чинно подают нам одно за другим блюда, убирают пустые тарелки. Однако я заметил: когда бойцы подходят к губернатору и мэру, те как-то невольно отодвигаются и несколько испуганно смотрят на них. Думаю: что же они отравы, что ли, боятся? Но потом едят с удовольствием. Я прошу выяснить у их переводчика, почему они как будто боятся наших бойцов? Оказалось, что на бойцах надеты балахоны, по-нашему саваны, в которых японцы хоронят мертвецов…»Советский комендант, как и все русские солдаты, просто не знал, что у японцев цвет траура не чёрный, а белый. Обнаруженные на складах белоснежные халаты он принял за поварские. «За обед спасибо, вкусный, но вот японских гостей ты напугал!» — высказал Дмитрий Крюков коменданту, к его изумлению разъясняя дальневосточную специфику белого цвета.Такое непонимание и противоречие абсолютно разных традиций оказалось далеко не последним. Уже осенью 1945 году столкнувшиеся в быту японцы и русские выяснили, что в их столь разных мирах различается почти всё.

12 октября, 13:54

Его называли «душой» Порт-Артура

  12 октября (30 сентября) 1857 года, ровно 160 лет назад, родился Роман Исидорович Кондратенко. Имя этого удивительного человека на века вписано в военную историю государства российского. Именно он в самый тяжелый момент знаменитой осады Порт-Артура японскими войсками возглавил оборону русской крепости, делая для этого все возможное, используя по максимуму и свои военно-инженерные знания, и свое мужество.

05 октября, 08:55

Как США натравливали Японию на Россию

Нападение японцев на Гавайские острова стало шоком для всей Америки. Однако схватка США и Японии возникла не на пустом месте и не могла быть неожиданной для хозяев США. «День позора» был вполне логичным развитием и очередным звеном в американо-японских отношениях.

04 октября, 15:41

Как Россия остановила «серийное убийство государств»

Исполнилось два года с начала стратегической операции российских ВКС в  Сирии. Этой теме был посвящен мультимедийный круглый стол, состоявшийся на днях в МИА «Россия сегодня». Выступавшие (а в их числе были и видный военный, и маститый дипломат) сошлись во мнении, что практически все цели, ставившиеся российским руководством летом 2015 года, когда обсуждалось и принималось решение о начале операции, полностью достигнуты.

03 октября, 00:00

Мемория. Дмитрий Дубяго

3 октября 1849 года родился Дмитрий Дубяго, русский астроном, ректор Казанского университета.   Личное дело Дмитрий Иванович Дубяго (1849–1918) родился в Мстиславле Могилевской губернии в семье, принадлежавшей к древнему, но обедневшему дворянскому роду. Городскую гимназию он окончил в 1868 году с золотой медалью и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. На жизнь он зарабатывал частными уроками, получая к тому же стипендию за «превосходное усердие в учебе». Уже студентом Дубяго активно занимался астрономическими наблюдениями в Пулковской обсерватории. В 1871 году Дубяго был удостоен золотой медали Петербургского университета за работу «О спектральном анализе в применении к астрономическим наблюдениям». Защитив диплом с отличием, ученый остался в университете еще на два года для подготовки к получению звания профессора. В 1875 году Дубяго становится членом Международного астрономического общества, в 78-м получает звание магистра астрономии и геодезии за исследование орбиты Тритона – спутника Нептуна, а в 81-м – докторскую степень за диссертацию «Теория движения планеты Дианы». В конце 1884 года Дубяго занял место директора обсерватории и профессора астрономии знаменитого Казанского университета. Под его руководством был расширен штат обсерватории, организовано вычислительное бюро, начался регулярный выпуск сборников трудов обсерватории. На этом посту Дубяго смог укрепить и расширить связи обсерватории с другими астрономическими учреждениями по всему миру. Казанская обсерватория была включена в плановые международные работы. В 1890 году Дубяго становится деканом физико-математического факультета. Несмотря на возросшую административную нагрузку, он практически один вел преподавание астрономии, причем кроме обязательного курса читал и специальные, а также лекции по геодезии. В 1899-м Дубяго становится ректором университета. К этому моменту остро встал вопрос о строительстве новой обсерватории – быстрая урбанизация Казани стала серьезным препятствием для проведения дальнейших наблюдений (пыль, копоть, освещение здания, закрывающие горизонт), – однако и университетскую обсерваторию необходимо было сохранить для учебных целей. Сыграла роль дружба между Дубяго и доктором астрономии Василием Энгельгардтом, который передал университету свои инструменты (некоторые из которых до сих пор «в строю»), а также пожертвовал крупную сумму денег. 21 сентября 1901 года была торжественно открыта новая «Лесная обсерватория», в честь дарителя получившая название «Энгельгардтовская». Под руководством Дубяго университет принимал активное участие в общественной и культурной жизни России – была возобновлена работа Общества русской словесности, организованы студенческие кружки (в частности, физико-математический и музыкальный), которых не было на тот момент даже в столичных университетах. За активное участие в деятельности общества Красного Креста во время русско-японской войны 1904–1905 годов Дубяго получил медаль Красного Креста и право ношения знака организации. 6 сентября 1905 года в связи с пошатнувшимся здоровьем Дубяго был вынужден уйти в отставку с поста ректора. В следующем году он был произведен в тайные советники и утвержден в звании заслуженного ординарного профессора. В его ведении по-прежнему оставались обе городские обсерватории. Дмитрия Дубяго не стало 22 октября 1918 года во время самой массовой в истории пандемии гриппа («испанки»).   Чем знаменит За время работы в Казанском университете Дмитрий Дубяго организовал научные экспедиции по наблюдению полных солнечных затмений на территории России – в 1887, 1896, 1912 и 1914 годах. Тремя из них он руководил лично. Самой известной стала поездка на Новую Землю в 1896 году, в ходе которой были получены снимки и зарисовки солнечной короны. О чем надо знать   Дмитрий Дубяго В 1893 году Дубяго возглавил комиссию по проведению торжеств к 100-летнему юбилею Николая Лобачевского. Собранные пожертвования позволили не только учредить премию, но и поставить памятник великому геометру перед зданием университета (в 1896 году). Дубяго неоднократно представлял университет в составе различных делегаций. В частности, он был делегирован на празднование 50-летия Пулковской обсерватории, 200-летия Падуанского университета, 300-летия Галилео Галилея, 600-летия Франческо Петрарки. В эпоху студенческих смут начала века Дубяго всеми силами стремился оградить университет от разгула политических стихий, рассматривая его как цитадель науки. Он всегда очень внимательно относился к нуждам студенчества. При его непосредственном содействии было построено студенческое общежитие на 150 мест. Многие нуждающиеся студенты обеспечивались стипендиями, деньги на которые жертвовали казанцы и даже жители других городов в память близких, окончивших Казанский университет. Общее число стипендий или разовых выплат доходило до 300 в год.   Прямая речь О назначении на пост директора обсерватории: «Я совершенно доволен предложенным мне местом, считаю этот пост важным и вполне удовлетворяющим меня в научном отношении. Обсерватория в Казани, после Пулкова, лучшая, во всяком случае не ниже Московской, и без всякого сомнения, выше всех прочих». О студенческих волнениях: «В переполненный зал ворвалась кучка студентов и сначала робко, а потом громко закричала «долой инспекцию, долой самодержавие» и т.д. и начала произносить свою речь. Я объявил перерыв, пошел в толпу, останавливая говоривших, предлагая очистить зал, а они, в свою очередь, теснили меня назад. Затем выбежали на площадь, там развернули красное знамя с такой же надписью, но были рассеяны полицией. Затем начались дела в суде и в университете. Такое составилось судилище, в котором ректор должен был выполнять роль следователя, свидетеля и судьи под угрозой служебной ответственности. Должен был нести нравственную ответственность за единоличное решение. Вы поймете всю трудность положения и мое настроение, если представите себе массу студентов, враждебно настроенных против всего, что является теперь представителем власти. Я хотел выйти из ректоров, но, поговорив с попечителем, нашел, что было бы неблаговидно с моей стороны выходом затруднить еще более положение вещей». О ректорской работе: «Я посвятил 17 лучших лет жизни административной деятельности. Все эти годы я строил, исправлял, переделывал, улучшал, не имея ни одного покойного года, ни одного продолжительного досуга для личного научного труда. По прекрасному и верному сравнению – я был не пассажир на своем судне и не капитан, но бессменный рулевой».   6 фактов о Дмитрие Дубяго Исследованный Дмитрием Дубяго спутник Нептуна Тритон – единственный в Солнечной системе, имеющий ретроградное вращение (в направлении, противоположном собственному движению). Дмитрий Дубяго предложил всем обсерваториям вступить в обмен изданиями, что помогло быстро собрать при казанской обсерватории хорошую библиотеку. На основании наблюдений казанских астрономов, проведенных в 1869–1892 годах, Дмитрий Дубяго составил каталог координат 4281 звезды. Согласно своей последней воле, Дмитрий Дубяго был похоронен в склепе на территории Энгельгардтовской обсерватории; туда же были перенесены и останки самого Энгельгардта, скончавшегося в Дрездене. Сын Дмитрия Дубяго Александр пошел по стопам отца и стал основателем Казанской кометной школы. В честь отца и сына Дубяго назван крупный кратер на видимой стороне Луны.   Материалы о Дмитрие Дубяго Дубяго Дмитрий Иванович, ученый и астроном (1884–1918) Статья о Дмитрие Дубяго в Википедии Космический мемориал. Дмитрий Дубяго

01 октября, 10:00

"Живой мост" из русских солдат

Ещё одна из легенд о Русских воинах. Когда узнаёшь о таких фактах и историях, прям гордость и патриотизм просыпается с новой силой. Но есть всегда скептики, которые могут оспорить и доказать фактами что такого не было и это миф.Например, как с упорством Российское военно-историческое общество доказывает о том, что не было подвига 28 Панфиловцев. Но давайте по порядку посмотрим и подробно разберём картину под названием «Живой мост». Сами события описываются в исторической литературе ВОТ ТАК. А теперь про картину ...В 1898 году французский художник Франц Рубо написал картину «Живой мост», которая представляла один из эпизодов русско-персидской войны 1804-1813-х годов. На этой картине изображен подвиг русских солдат, который мы осветим подробнее.Картина "Живой мост" иллюстрирует подвиг русских солдат в походе полковника Карягина в Мухрат в 1805 году. Сюжетом этого произведения послужило реальное событие, произошедшее во время русско-персидской войны 1804— 1813 гг.Небольшой отряд русской армии в 350 штыков, ядро которого составлял шефский батальон 17-го егерского полка, отступал под натиском 30-тысячной армии Аббас-Мирзы. Путь преградила глубокая промоина, преодолеть которую две имевшиеся в отряде пушки не могли.Ни времени, ни материалов для строительства моста не было. Тогда рядовой Гаврила Сидоров со словами: «Пушка — солдатская барыня, надобно ей помочь» первым лег на дно ямы. За ним устремились еще человек десять устроив таким образом живой мост. Пушки перевезли по телам живых солдат, при этом сам Сидоров погиб от полученной черепной травмы.В июне 1805 года персидский шах Фетх Али (Баба-хан), воспользовавшись тем, что главные силы русских войск воюют далеко на Западе с французской армией Наполеона, двинул свою армию к городу Шуша (расположенному на территории Нагорного Карабаха).Персидская армия насчитывала около 40 000 человек под командованием наследного принца Аббас-Мирзы. Противостоять этому несметному войску выпало 17-му егерскому полку, под руководством полковника Павла Карягина. Это всего 493 штыка и две пушки.После нескольких боестолкновений полк Карягина и персидские войска встретились у города Шуша. Несколько раз персы переходили в наступлении, но каждый раз егеря отбивали их. В конце июля на помощь полку Карягина подошли основные силы русской армии.Сюжет картиныИдёт бой с персидскими войсками. Русским артиллеристам нужно срочно сменить свои позиции. Однако на их пути лежит широкий ров, который невозможно обойти. Тогда солдаты ложатся в качестве живого моста друг на друга, от дна рва до его кромки наверху. Конные упряжки с пушками преодолевают ров по телам стонущих от боли русских солдат.Чтобы отбить очередную атаку персов, русскому отряду нужно было срочно сменить позицию. Но тут они встретились с, казалось бы, непреодолимой преградой: широким рвом, который никак нельзя было обойти.Не было времени и материалов для строительства моста. А без пушек отряд был обречён на смерть перед превосходящими силами противника.Тогда солдат Гаврила Сидоров со словами: «Пушка — солдатская барыня, надобно ей помочь» первым лёг на дно ямы. Его примеру последовали ещё человек десять. Чугунные пушки весом по несколько тонн перетащили на другую сторону по телам солдат, под их стоны, скрежет зубов и хруст костей.Эта легенда и вдохновила художника Франца Рубо к написанию этой картины. Сегодняшние искусствоведы так описывают события, на основе которых Рубо написал «Живой мост»:“Сюжетом этого произведения послужило реальное событие, произошедшее во время русско–персидской войны. Небольшой отряд нашей армии в 350 штыков, ядро которого составлял шефский батальон 17–го егерского полка, отступал под натиском 30–тысячной армии Аббас–Мирзы.Путь преградила глубокая промоина, преодолеть которую две имевшиеся в отряде пушки не могли. Ни времени, ни материалов для строительства моста не было. Тогда рядовой Гаврила Сидоров со словами: «Пушка — солдатская барыня, надобно ей помочь» первым лег на дно ямы. За ним устремились еще человек десять. Пушки перевезли по телам солдат, при этом сам Сидоров погиб от полученной черепной травмы.”Упоминания о подвиге Гаврилы СидороваЕще до написания картины, подвиг Гаврилы Сидорова упоминался в литературных произведениях. Например, в книге русского писателя Дмитрия Бегичева «Быт русского дворянина в разных эпохах и обстоятельствах его жизни», которая увидела свет в 1851-м году.Литературный вариантВ книге Бегичева повествование о подвиге Гаврилы происходит от лица очевидца событий – одного из старших офицеров отряда. Однако в литературном варианте этот подвиг не столь трагичен, как на картине «Живой мост». Бегичев пишет о том, что основой моста были ружья, сложенные вдоль и поперек промоины, а сами солдаты только поддерживали по бокам всю конструкцию.Из архивных источниковЕще одним источником, который можно назвать, более «официальным» для Рубо мог послужить пятитомник «Кавказская война». Его издал военный историк, работавший с военными архивами, полковник Василий Потто. Издание вышло в 1887-м году.У Потто нет четких подтверждений и ссылок на источники информации ни версии Рубо, ни версии Бегичева. Одно можно предположить с высокой степенью вероятности: в своей картине «Живой мост» Франц Рубо “видоизменил” само событие и отразил его по-своему.Возможен ли живой мост технически?6–фунтовая полевая пушка начала XIX весила (без передка/зарядного ящика) 680 кг. Допустить, что из связанных ружей, поддерживаемых людьми, удастся построить некоторую конструкцию, выдерживающую точечную нагрузку в 340 кг, можно. Из рассказа понятно, что такая конструкция была неочевидной (до нее догадался только один солдат), а работала она на грани аварии. Длина ружья той эпохи (без штыка) — 140–150 см, а орудийная запряжка без всяких мостиков могла преодолевать препятствия глубиной до 50–60 см (лимитом был размер колеса, запас тяги у четырех лошадей имелся); следовательно, в данном диапазоне глубин препятствия мост из ружей мог оказаться практически пригодным.Между тем, идея закладывать канаву телами людей представляется технически невыполнимой. На полотне мы видим в канаве восемь солдат, объем которых составляет (даже при неплотной укладке), никак не более одного кубического метра, то есть, при длине тела 1.6 м, 0.6 м2 поперечного сечения канавы. Во–первых, через такую канаву пушка со 130–сантиметровыми колесами могла переехать и сама, а во–вторых, даже если канава и была слишком обрывистой для пушки, то 350 солдат, составлявших отряд, могли закидать ее грунтом или камнями за пять минут. И даже если предположить, что камней рядом нет и в отряде нет лопат, хоть какое–нибудь имущество общим объемом в 1м3, которым можно было бы заполнить канаву, явно имелось — для начала следовало использовать для этого зарядные ящики.Местность, на которой разворачивается действие картины, совсем не соответствует рассказу. Отряд Карягина двигался из Шахбулага (Şahbulaq qalası) в Мухрат (Kiçik Qarabəy). Оба пункта соединены дорогой, идущей по Ширванской долине; но сам–то Мухрат находится уже в горах Карабахского хребта, на 300м выше долины. Сомнительно, чтобы наверх в горы шла идеальная дорога, а вот на равнине неожиданно попалась одна–единственная промоина, через которую невозможно перетащить пушку. Очевидно, что по горной местности пушки либо не возили, либо их сопровождали саперы, у которых были как минимум лопаты, доски, веревки, анкерные колья и мешки для переноски грунта; в противном случае солдаты, телами которых можно было закладывать препятствия, скоро бы закончились. В мемуарах участников Кавказских войн остановки колонн перед препятствиями и вызов саперов для из преодоления упоминаются непрестанно. Пример прекрасной работы саперов мы можем увидеть на картине того же Рубо "Штурм Ахульго" (в комментариях).Основа моральной коллизии: оторвавшийся вагон и толстякМоральная коллизия, содержащаяся в идее переезда пушки через промоину по телам людей, становится ясной, если мы ознакомимся с двумя современными задачами по прикладной этике.Задача А. Отцепившийся вагон мчится по путям. На главном пути стоят не замечающие вагона пять человек, на боковом — также не замечающий вагон толстяк. Вы стоите рядом со стрелкой. Этично ли будет перевести вагон на боковой путь, тем самым пожертвовав одним человеком для спасения пяти?Задача Б. Отцепившийся вагон мчится по путям. На главном пути стоят не замечающие вагона пять человек. Вы стоите на мостике над путями. Рядом с вами стоит толстяк. Если вы столкнете толстяка с мостика, вагон затормозится об него, и пятеро спасутся (если спрыгнете сами — нет). Этично ли будет столкнуть толстяка под вагон, тем самым пожертвовав одним человеком для спасения пяти?Если вы считаете, что стрелку перевести можно, но сталкивать толстяка с мостика нельзя, вам следует ответить на еще один вопрос: в чем разница между двумя случаями, ведь последствия и там, и там одинаковые?Этика — не математика, и единственного правильного ответа тут нет. Близкое мне объяснение состоит в том, что в первом случае вагон перенаправляется посредством стрелки, а толстяк погибает как человек, он сам выбрал для себя прогулку по железнодорожным путям, занятие, содержащее в себе некоторую вероятность быть задавленным, и эта вероятность для него реализовалась. Во втором же случае толстяк погибает не как человек, а как предмет, как живой тормоз, а использовать человека как предмет, груз, вещество, контейнер с биоматериалами и т.п. есть заведомо аморальное дело. В том числе, даже если он сам согласен на такое использование.Тем, кто еще не усвоил такой этический подход, поможет Задача B. У врача–трансплантолога на отделении умирают пять пациентов, которым уже не дождаться донорского органа. Одному нужна печень, другому почки, третьему сердце и т.п. Опечаленный врач выходит в коридор, и видит там случайно забредшего на отделение толстяка. У толстяка совершенно здоровые печень, почки, легкие....Почему была написана эта картинаМы видим, что авторы середины и второй половины 19 века, пересказавшие (или придумавшие) историю подвига Гаврилы Сидорова, отнюдь не представляли его злосчастным толстяком из приведенных выше примеров. Напротив, в поведении Гаврилы подчеркивались инициативность и сметливость, соединенные со смелой готовностью нести разумные риски. Гаврила выступал в их рассказах как деятель, принявший ответственность на себя в обход затупивших офицеров.Рубо переделал историю в совсем ином ключе. Солдаты послушно (и даже с некоторой радостью) идут на бойню. Они отказываются от человеческого достоинства и активности, превращая себя в строительный материал, который сейчас будет раздавлен колесами орудия. Гаврила Сидоров как индивидуум исчезает, и солдаты сливаются в неразличимую массу. Но даже Рубо счел важным подчеркнуть, что солдаты ложатся под колеса добровольно — офицеры, приказывающие подчиненным подобным образом жертвовать собой (то есть сталкивающие толстяка на рельсы) еще казались ему отвратительными.Почему это произошло? Мне кажется, что, как это всегда бывает, художник интуитивно уловил дух наступающей эпохи. Россия, после долгого правления царя–миротворца, снова начала точить когти. Агрессивность военного командования и правительства в целом постепенно повышалась. С кем и зачем воевать, пока что было непонятно, но желание возрастало. А вот армия уже не была старой рекрутской армией, в которой служившие 25 лет солдаты считали роту своим домом, а бесконечную Кавказскую войну — естественным образом жизни. Армия стала призывной. Как поведут себя призывники, если им придется биться за Квантунский полуостров, до которого русскому крестьянину 1905 года точно так же не было дела, как не было ему дела до Гянджинского ханства в 1805 году?И вот тут на сцене появляется Рубо со своей сладкой ложью; Рубо говорит царю и генералам то, что им хочется услышать — русский солдат имманентно предан царю, бездумен и героичен, ему не нужно ничего для себя, он готов отказаться от человеческого достоинства, превратиться в пыль, броситься под колесницу Джаггернаута ради победы, смысла и пользы которой он сам не видит.Картина попала в самую точку и имела большой успех. Каждому приятно восседать на колеснице Джаггернаута, под которую кидаются бесчисленные Гаврилы. Николай II, посетивший выставку в Историческом музее, купил картину для своих апартаментов в Зимнем дворце. В 1904 году началась русско–японская война. Колесо катилось и катилось по Гаврилам, увеличиваясь в размере с каждым годом. Теперь оно стало называться Красным колесом. За последующие 50 лет Колесо переехало в России более 30 миллионов Гаврил, их жен и детей. В 1918 году, в подвале Ипатьевского дома, Колесо переехало и владельца картины.Рубо же не попал под Колесо. Художник, как оказалось, умел пересматривать свои взгляды. Перед войной Рубо, по рождению чистокровный француз, поменял национальную идентичность — он уехал в Мюнхен и принял германское гражданство. Изменилось и отношение художника к войне. В 1915 году он написал неловкую и страшную антивоенную картину "Данте и Вергилий в окопах", в которой война изображается как чистое зло, а окоп становится кругом Ада.Источники:http://iamruss.ru/live-bridge/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%96%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82_(%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0)http://www.vdovgan.ru/zhivoj-most-kartina/https://pikabu.ru/story/frants_rubo_zhivoy_most_chto_na_samom_dele_izobrazheno_na_kartine_4807777

30 сентября, 07:24

«День позора»

7 декабря 1941 года японская палубная авиация нанесла внезапный сокрушительный удар по Тихоокеанскому флоту США на военно-морской базе на Гавайских островах Пёрл-Харбор. Одновременно японские войска и флот атаковали английские, голландские и американские владения на Дальнем Востоке и Южных морях. Началась война на Тихом океане.

21 сентября, 23:38

И опять о грустном...

просто удивительно насколько сходятся мнения стрелкова и алксниса по некоторым вопросам ___________________И опять о грустном...С начала операции ВКС РФ в Сирии я предупреждал, что главной проблемой нашей группировки станет логистика. Война требует не только современного оружия и хорошо обученных военнослужащих, но и надежного тылового обеспечения. Для войны необходимы огромные запасы боеприпасов, топлива, продовольствия, запасных частей к боевой технике и многого другого. И даже если эти запасы и имеются на центральных армейских складах, то ведь надо еще их и доставить на фронт.Вспомним русско-японскую войну... Одной из причин поражения русской армии стало плохое снабжение из-за огромных расстояний от района боевых действий до центра России. Вспомним поражение республиканской Испании... Советский Союз не смог в те годы обеспечить поставку в Испанию всего необходимого для республиканской армии.И вот теперь Сирия...В советское время в составе ВМФ имелся мощный вспомогательный флот, который был способен обеспечить всем необходимым наши корабли и базы на просторах всего Мирового океана. Но за последние десятилетия он был практически уничтожен и поэтому когда было принято решение о начале операции в Сирии, то выяснилось, что обеспечить полноценное снабжение нашей группировки мы не в состоянии. И тогда решили возложить эту задачу на большие и средние десантные корабли, хотя их основное предназначение несколько иное. Ведь не зря их называют десантными. И на мой непрофессиональный взгляд это то же самое, что забивать гвозди микроскопом.К тому же выяснилось, что за годы "реформ" из 107 десантных кораблей ВМФ СССР в строю осталось всего 15. А такое их количество не может обеспечить снабжение нашей группировки в Сирии, хотя к участию в "сирийском экспрессе" привлекли десантные корабли со всех флотов . Выход из этой ситуации нашли следующий - задешево купить у Турции три старых сухогруза и ввести их в состав вспомогательного флота ВМФ России.Но и это не помогло. Все равно трудности со снабжением нашей группировки остались, а с учетом увеличения интенсивности боевых действий даже возросли. Похоже складывается весьма и весьма серьезная ситуации. И неспроста российские СМИ начинают обращать на это внимание.https://www.facebook.com/VAlksnis?hc_ref=ARQHsuVbvQLvn4GBxHo9JFf8Kd7NIcNmwoZa1ig4RE8mL8buIhhWKeIaXIjXs-YP8Po&fref=nf&pnref=story«Сирийский экспресс» забуксовалСнабжение нашей воюющей группировки на Ближнем Востоке все больше ложится на самолеты ВТАhttp://svpressa.ru/war21/article/181633/

18 сентября, 22:51

Вынесено из комментариев к постам про Матильду

Мои комментарии к комментариям идут италикомostrovanet Вчера была хорошая статья у Colonel Cassad тоже про роль РПЦЗ в истории с Николаем II и не только - https://colonelcassad.livejournal.com/3681233.htmlОчень хорощая статья и я ее рекомендую всем прихожанам Русской Православной Церкви, так как вопрос о Матильде, это вопрос о ереси Царебожия, с помощью которой черный миропроект пытается изнутри разрушить Русскую Православную Церковь. Они в ней конечно не со всем могут согласиться, и наиболее важный момент именно для них я выношу в этот пост:Но самое главное, о чем сегодня не пишет пресса, и о чем не говорят с высоких трибун, то, что способно перевернуть ваше мировоззрение и вернуть его в реальность, это слова Святейшего Патриарха Алексия II. 24 декабря 2007 года, выступая на Епархиальном собрании Москвы, Святейший Патриарх Алексий осудил так называемый «чин всенародного покаяния», который проходит в с. Тайнинское, и отметил, что этот «чин» нельзя считать подлинным церковным делом, так как он носит ярко выраженный агитационный характер. Духовенство, принимающее участие в этих действиях, совершает это или вопреки, или без благословения священноначалия. «Мы не можем согласиться с текстом "мытищинского чина", — сказал Святейший Патриарх Алексий, — так как особое место в нем занимает призыв покаяться "за недостаточность" прославления новомучеников и Царской семьи». По словам Его Святейшества, «искупительный подвиг один — Господа нашего Иисуса Христа, и сравнивать расстрел императора и его семьи с искупительной жертвой Спасителя невозможно».«Со всей ответственностью заявляю, что этот "покаянный акт" недопустим и душевреден, — подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. — Недопустимо участие священнослужителей и мирян в чинах, подобных тайнинскому». Тех священнослужителей, которым не хватает Таинства Покаяния, совершаемого в храмах, необходимо лишать сана, ведь они сеют раздор и смуту внутри Церкви, подчеркнул Святейший Патриарх Алексий. Так в церковном лексиконе появилось понятие «Ересь цареискупительская или ересь царебожия»dodo11d =РПЦЗ....Гитлер=Ты забыл (или не знал) одно простое и давно установившееся правило Православной церкви - ВСЕГДА выступать на стороне правительства страны, даже против Православного врага, так было при Османах, патриарх Константинополя был верной опорой против русских, так было во время Русско-японской войны 1905 года - настоятель Православной церкви говорил, что готов лично душить врагов Императора. РПЦЗ в струе, в правилах Церкви.На самом деле все с точность до наооборот. РПЦЗ разорвала церковные отношения с Русской Православной Церковью на том основании, что Московский Патриархат выступил на стороне правительства своей страны. То есть они (рпцзешники) разорвали Тело Христово на основании своих политических соображений, мало того, что ошибочных - ошибиться каждый может, - так к тому же еще и не слишком христианских. И вообще, как показали последующие события, эти соображения были вдохновляемы отнюдь не той духовной сущностью, которая ассоциируется с Христом, даром что именно о ней было написано на пряжках гитлеровских солдат. Мало того они потом создали целую теорию, которая должна была оправдать их действия, и только один из аспектов этой теории уже изобличен как ересь царебожия. seeallofyou Gott mit uns?uriy76Не лучше и некоторые батюшки, признающие Сталина святым, куда мир катится.Этот комментарий достоин отдельного постаfitil57 Похоже, мы имеем случай, когда комментарии к посту не раскрывают его, а иллюстрируют)fitil57 К вопросу о Поклонской, Александру, как любителю политискусстваhttps://colonelcassad.livejournal.com/3688132.htmlИ поскольку ссылка весьма примечательна, то я ее перерпащиваю здесьOriginally posted by colonelcassad at ИстребительницаЧитатели в комментариях подкинули забавную жесть.Картина американского поп-сюрреалиста Марка Рейдена "Истребительница". Написана в 1999 году. Автор явно что-то знал уже тогда, хотя если серьезно, то просто очень забавное совпадение.

18 сентября, 19:53

Безумный барон

Последний поход самого жестокого генерала Гражданской войны15 сентября 1921 года по приговору советского суда был расстрелян Роман фон Унгерн-Штернберг, более известный как барон #Унгерн. Он был одним из самых необычных деятелей Гражданской войны. Его жизнь окружало множество легенд и домыслов.О нём говорят, что он хотел реставрировать империю Чингисхана, что монголы считали его живым воплощением бога войны, что он готовил великий поход Азии на Европу. Но что из этих утверждений правда, а что — легенды?"Я происхожу из древнего рода Унгерн фон Штернбергов, в нём смешались германская и венгерская — от гуннов Аттилы — кровь. Мои воинственные предки сражались во всех крупных европейских битвах. Принимали участие в крестовых походах, один из Унгернов пал у стен Иерусалима под знаменем Ричарда Львиное Сердце. В трагически закончившемся походе детей погиб одиннадцатилетний Ральф Унгерн. Наш род, в котором всегда преобладали военные, имел склонность к мистике и аскетизму", — так описывал Оссендовский откровения Унгерна в своей книге "И звери, и люди, и боги".Трудно сказать, Оссендовский приукрасил откровения барона, или сам Унгерн рассказывал эту историю, чтобы произвести впечатление. Дворянское достоинство род Унгернов-Штернбергов получил — самое раннее — в середине XVII века. Либо это фантазия польского писателя, либо родовые предания, имевшие мало отношения к реальности.Да и ближайшие предки Унгерна особой воинственностью, о которой он говорит, не отличались. Его дед был директором суконной фабрики, отец был философом по образованию и занимался виноделием и геологией, но к армии не имел никакого отношения.Когда Роману Унгерну исполнилось 6 лет, его родители развелись и мать вновь вышла замуж. У родного отца Унгерна позднее возникли психические проблемы и на протяжении нескольких лет он находился под опекой своих родственников как недееспособный.Несколько лет Роман посещал гимназию, но в итоге бросил её. Попытка стать морским офицером также не увенчалась успехом. В юношеском возрасте стал проявляться необузданный нрав Унгерна, и руководство Морского кадетского корпуса вынуждено было отчислить его."Он не знает элементарных правил службы"Как раз в это время началась русско-японская война, что очень воодушевило мечтавшего о сражениях Унгерна. Он долго добивался зачисления его в армию и отправки на фронт и в конце концов добился. Но, к тому моменту как он добрался до Дальнего Востока, активные боевые действия закончились.Он поступает в Павловское военное училище, готовившее офицеров. Учился он не блестяще, тем не менее окончил его по 2-му разряду, что давало право на зачисление в строевые части в чине подпоручика. Однако Унгерна неожиданно отправляют на край света — в Забайкальское казачье войско. Назначение крайне нетипичное. Служили там в основном местные, и ехать туда младшим офицером из Петербурга мало кто хотел. В некоторых источниках утверждается, что причиной назначения было отдалённое родство Унгерна с генералом Ренненкампфом, возглавлявшим Забайкальское войско. Однако Ренненкампф к тому моменту уже два года командовал корпусом в Вильно.По другой версии, Унгерн сам попросился в Забайкалье, потому что хотел быть кавалеристом, но, как выпускник пехотного училища, не мог быть зачислен в армейскую кавалерию.В 1908 году началась его служба в 1-м Аргунском полку Забайкальского войска. И очень скоро стало понятно, что блестящей карьеры Унгерну не видать. И дело не в трусости. Напротив, отваги ему было не занимать, что подтверждали все современники, в том числе и недоброжелатели. Но вот с дисциплиной у барона были колоссальные проблемы.Унгерн отличался слабостью к алкоголю. Проблема была не в том, что он пил, — в заштатных гарнизонах любили выпить и при царях, и при Советах. Дело в том, что Унгерн напивался так, что переставал себя контролировать и вёл себя неподобающим для офицера образом. Нравы в Забайкалье были довольно простыми, поэтому на поступки, за которые в столичных частях можно было попрощаться со службой, там закрывали глаза. До поры до времени. Во время очередной из попоек Унгерн принялся оскорблять другого офицера, тот, недолго думая, ударил его саблей по лбу. Офицерский суд изгнал обоих из полка. К тому времени Унгерн прослужил всего два года.Он перевёлся в Амурский казачий полк, но в 1913 году покинул армию по собственному желанию. Через год грянула Первая мировая война, и Унгерн был мобилизован. Уже через несколько дней после прибытия на фронт он заслужил Георгиевский. Интересно, что непосредственным командиром Унгерна в Нерчинском полку был Пётр Врангель. Ценил он его не очень высоко, во всяком случае, в его мемуарах Унгерн удостоился не самой лестной характеристики: "Это не офицер в общепринятом значении этого слова, ибо он не только совершенно не знает самых элементарных уставов и основных правил службы, но и сплошь и рядом грешит в плане внешней дисциплины и воинского воспитания. Это тип партизана-любителя, охотника-следопыта из романов Майн Рида... Несомненный оригинальный и острый ум, и рядом с этим поразительное отсутствие культуры и узкий до чрезвычайности кругозор, поразительная застенчивость и даже дикость, и рядом с этим безумный порыв и необузданная вспыльчивость".Осенью 1916 года казакам предоставили краткосрочный отдых. Но Унгерн даже за эти три дня умудрился попасть в неприятную историю. Выпив с другим казаком, он явился в гостиницу, однако швейцар отказался их заселять. Приятель Унгерна пошёл разбираться к коменданту, а сам барон устроил мини-погром, разбил стёкла, попытался побить швейцара, затем ворвался в комендатуру и попытался напасть на адъютанта. Военный суд приговорил Унгерна за недостойное поведение и пьянство к 2 месяцам заключения. К моменту революции Унгерн дослужился до звания есаула, что соответствовало званию капитана в пехотных частях. В Гражданскую войну он превратился в генерал-майора, а затем и генерал-лейтенанта. Тогда же он бросил пить и стал нещадно карать своих подчинённых за это пристрастие.Казни своихБарона Унгерна традиционно относят к деятелям белого движения, но это не совсем верно. Их объединяет только неприятие большевизма. Во всём остальном Унгерн был полностью обособлен и действовал самостоятельно. Он признавал разве что атамана Семёнова, своего старого сослуживца. Но Семёнов и сам никого над собой не признавал, был автономен и подчинялся приказам того же Колчака, только когда это было ему выгодно.Личная армия Унгерна не имела ничего общего ни с императорской армией дореволюционного образца, ни с белыми армиями, ни даже с атаманской вольницей зелёных. Ближе всего она была к отрядам хунхузов.Хунхузы были настоящим бичом начала ХХ века. Мобильные отряды китайских, монгольских, манчжурских бандитов терроризировали Забайкалье, Дальний Восток и Манчжурию, пользуясь слабым присутствием государства в этих регионах.В отряде Унгерна вообще не было пехоты, только кавалерия. Рядовой состав в основном пополнялся за счёт монголов и бурят, офицерские должности занимали чаще всего русские. Впрочем, офицерам у Унгерна приходилось тяжко. В отряде очень широко практиковались телесные наказания, а сам Унгерн, будучи не в духе, мог побить палкой подвернувшегося под руку офицера.Учитывая традиции императорской армии, где даже оскорбление словом было тягчайшей обидой для офицера, такие порядки казались просто кощунственными. Неудивительно, что никто из офицеров не хотел служить у него, а большая их часть вынужденно присоединилась к нему в Монголии после разгрома армии Колчака и отступления.Никакого штаба (в традиционном понимании) и прочей бумажной волокиты у Унгерна просто не было. Приказы он отдавал на словах (за редким исключением), а наказаний за любые проступки и ошибки было всего два: телесные истязания и смертная казнь. Со временем практически за любое прегрешение полагалась казнь.Русским офицерам Унгерн не слишком доверял и третировал их особенно сильно. Среди его ближайших соратников, которым он давал высокие чины, почти все были выдвинуты из низших чинов. Он прекрасно понимал, что кадровые офицеры не будут мириться с его обхождением, так что никогда не выдвигал их слишком высоко. По свидетельству одного из приближённых Унгерна, однажды встал вопрос о назначении командиром одного из полков офицера, хорошо проявившего себя. Однако барон наотрез отказал, заявив, что тот "слишком грамотен"."Он позорит русских офицеров"С началом Гражданской войны Унгерн по приглашению Семёнова прибыл в Забайкалье. Красных там было очень мало, тем не менее вскоре обоим пришлось отступить в Манчжурию. Но затем уже большевики из-за незначительности сил покинули регион. Унгерн вернулся в Забайкалье, фактически став наместником Семёнова в Даурии. На протяжении двух лет Унгерн практически не вёл боевых действий, лишь изредка организуя антипартизанские рейды.В конце 1919 года обстановка на фронте стала меняться. Большевикам удалось мобилизовать огромное количество людей в РККА и добиться перелома. Белые армии отступали, Колчак был выдан чехами.Унгерн оставался в Забайкалье, но долго так продолжаться не могло. Опасность заключалась не только в наступающей РККА, но и в том, что каппелевцы отступали прямо в Читу. Отношения барона с деятелями белого движения, мягко говоря, были крайне скверными. По сути, кроме старого приятеля Семёнова, он никого не признавал. Белых офицеров он считал интеллигентскими слюнтяями и именовал их "сентиментальным пансионом колчаковских девиц".Впрочем, они платили ему той же монетой, считая исключительным отморозком. "Безумный барон" — это одна из самых мягких его характеристик. Каппелевцы, отступавшие в Забайкалье, давно грозились при первом удобном случае предать его военно-полевому суду и вздёрнуть на суку за то, что позорит русских офицеров и дискредитирует белую идею.Тем не менее в Забайкалье они были не в том положении, чтобы справиться со ставленником Семёнова. Попытки атамана свести остатки каппелевцев и азиатскую дивизию Унгерна в одну армию были встречены шумными протестами каппелевцев, не желавших находиться в одной армии с Унгерном. Генерал Лохвицкий заявил, что для него оскорбительно служить бок о бок с таким человеком.Каппелевцы не были хозяевами положения, но были реальной силой, с которой приходилось считаться даже Семёнову. В Даурии, которую Унгерн уже покинул, они арестовали одного из сподвижников барона по фамилии Евсеев и приговорили к смертной казни. Спасло его только вмешательство Семёнова, который добился смягчения приговора.Их давление было весьма сильным, а позиции Семёнова слабели. В конце концов Унгерн не нашёл ничего лучше, как самочинно покинуть Забайкалье, уйдя в Монголию с тысячей всадников.В Урге в это время располагался китайский гарнизон. Попытка взять город штурмом провалилась, дивизия понесла тяжёлые потери. Их удалось восполнить только благодаря монголам. За несколько месяцев численность дивизии выросла до 5 тысяч человек. Второй штурм оказался успешен, китайцы бежали.Монголы наградили Унгерна почётным титулом, однако реальной власти он не получил. Богом его тоже никто не считал. Трудно оценить, насколько искренне Унгерн верил в идеи воссоздания империи Чингисхана, великого азиатского похода на Европу, которые он высказывал в переписке с монгольской знатью. Вполне возможно, что он просто рассчитывал заручиться её поддержкой в своих интересах.Однако этого ему сделать не удалось. Более того, ему стали тактично намекать, что пребывание его дивизии тяжким бременем ложится на местное население и пора бы ему уйти, несмотря на то что он всячески заигрывал с местным населением, в противовес этому третируя русскую диаспору города.К концу жизни Унгерн стал весьма подозрителен и едва ли не в каждом русском видел потенциального большевика, которых он умел "определять на глаз". Унгерн разочаровался в европейцах и их культуре и теперь связывал все надежды с Азией. К азиатским солдатам своей дивизии Унгерн относился с чуткостью и вниманием, тогда как офицеров жестоко наказывал за любые провинности. В Урге ему пришлось мобилизовать большую группу бывших колчаковских офицеров, которые сумели добраться до Монголии в частном порядке.Колчаковцев Унгерн не любил, поэтому стал ещё более подозрителен, чем раньше. Как отмечали даже самые верные его соратники, к 1921 году Унгерн окончательно погрузился в пучину безумной жестокости.Барон, имевший очень серьёзные проблемы с дисциплиной во время службы в армии, теперь требовал от своих подчинённых идеальной дисциплины, которая поддерживалась телесными наказаниями и казнями. В отряде строжайше запрещалось употреблять алкоголь всем, кроме его самого доверенного лица — начальника контрразведки Сипайло, который пьянствовал открыто (во всяком случае, Унгерн об этом знал). Причина, по которой Унгерн проникся доверием к этому почти первобытному человеку, была проста. Сипайло работал в контрразведке Семёнова, но там прославился жестокостями и прочими сомнительными поступками, и в конце концов возроптали даже бывалые семёновцы. Его изгнали и пригрозили повесить, если вернётся. Идти ему было некуда: и красные, и белые казнили бы его при первой возможности. Единственным спасением стал Унгерн. Тот точно знал, что Сипайло будет верен, потому что бежать ему некуда и не к кому.Последний походВ конце мая 1921 года Унгерн объявляет поход на Советскую Россию. К этому времени монголы уже неоднократно давали ему понять, что он засиделся в Урге. 3500 бойцов Унгерна отправились в последний поход.Вполне очевидно, что рассчитывать на успех 3,5 тысячи человек против 5,5- миллионной армии большевиков было безумием. В пропагандистских целях барон поднял на щит идею восстановления монархии и воцарения Михаила Николаевича (к тому моменту давно убитого большевиками). Трудно сказать, верил ли сам Унгерн в слухи о его смерти, во всяком случае, очевидно, что он рассчитывал на восстание в России.Кроме того, Унгерн жил в абсолютном отрыве от реальности. Он совершенно не представлял себе настроений в России и даже не знал, что из себя представляет Красная армия. За три года войны он практически ни разу не столкнулся с регулярными частями РККА. В Забайкалье он действовал только против разрозненных групп партизан. Но в то время у большевиков не было в Сибири и Забайкалье своих людей и им приходилось пользоваться услугами весьма сомнительных элементов. Зачастую красные партизаны вербовались из дореволюционных преступников. А "дедушка сибирских партизан" Нестор Каландаришвили до революции имел тесные связи в воровском мире Сибири.Дивизии Унгерна не удалось взять Троицкосавск. Но во втором сражении удалось разбить красный отряд у Гусиноозерского дацана. На этом успехи закончились. Большевики подтянули подкрепления — и отряду пришлось отступать обратно в Монголию, чтобы не оказаться в окружении.Унгерн оказался в ловушке. Куда бы он ни пошёл, везде его ждал трибунал. В СССР его осудили бы как контрреволюционера, в Манчжурии это сделали бы китайцы за нападение на Ургу, а в Приморье власть была у каппелевцев, выдавивших Семёнова, и они тоже не упустили бы случая поквитаться с ним.Унгерн решил идти на юг (по свидетельствам очевидцев — в Тибет), но всем было ясно, что поход будет гибельным. Это переполнило чашу терпения его собственных офицеров, которые решили разделаться с деспотичным командиром. Унгерн не очень хорошо относился к своим офицерам и всегда избегал называть их по званию, только по фамилии. А когда начались первые неудачи, стал вымещать злобу даже на своих любимцах из ближайшего окружения. Он жестоко расправился с несколькими уважаемыми офицерами, чем вызвал ропот среди остальных.Бывшие колчаковские офицеры, которых он мобилизовал в Урге, были недовольны методами Унгерна. Особенно после того, как тот приказал расправиться с Николаем Казагранди под смехотворным предлогом, будто бы он тайный большевик. При этом Казагранди, в отличие от отсидевшегося в Даурии Унгерна, все три года провоевал на фронтах Гражданской войны. Не исключено, что истинной причиной казни стало подозрение Унгерна, что офицеры будут более лояльны харизматичному Казагранди.Большинство офицеров устали от Унгерна и его бессмысленной жестокости. Возник план свергнуть командира и уйти в Манчжурию. В обеих бригадах, на которые была разделена дивизия, зрел заговор. В первой бригаде он был успешен, её командир — ближайший сподвижник барона Резухин — был убит. На Унгерна также было совершено покушение, но он сумел уйти невредимым. Сев на коня, барон помчался к монголам, верность которых казалась ему абсолютной. Однако те связали командира и повезли к офицерам. Но по пути наткнулись на конный разъезд красных. Так Унгерн и попал в плен.Лично Лениным было принято решение провести показательный процесс и расстрелять Унгерна, соответствующую инструкцию он передал в Новониколаевск. Обвинителем на процессе выступал тогда ещё не очень известный Ярославский — будущий главный безбожник СССР. Процесс был весьма коротким, Унгерна обвинили в терроре против населения, контрреволюционных деяниях и работе на японскую разведку. Со всеми обвинениями подсудимый согласился, кроме последнего. 15 сентября в Новониколаевске состоялся суд, закончившийся вынесением смертного приговора. В тот же день Унгерн был расстрелян.Унгерн, несомненно, стал одной из самых экзотических фигур Гражданской войны. Пожалуй, он был единственным из военачальников, которого свои боялись гораздо больше, чем чужие. Хотя бы потому, что серьёзными боевыми действиями (за исключением штурма Урги) барон за всю войну не отметился, тогда как в его отряде и на территориях, контролируемых им, процветал жестокий террор. К тому же численность его отряда, на протяжении войны колебавшаяся от 1 до 3,5 тысячи человек, была настолько мала даже по меркам той войны, что вряд ли противники могли опасаться его всерьёз. Деникин, Колчак, Юденич, Врангель действительно пугали большевиков, одерживали победы и в определённые моменты были очень близки к успеху. Унгерн всю войну просидел в далеком Забайкалье с небольшим отрядом, затем ушёл в Монголию, откуда предпринял самоубийственный поход, не принёсший даже локальных успехов.На суде обвинители стремились представить его типичным представителем дореволюционной аристократии, в духе классового подхода. Но это было нелепостью, учитывая его образ жизни и взгляды. Этот остзейский немец с душой дикого хунхуза совершенно не вписывался ни в какие рамки. Для многих белых офицеров он был безумцем, утратившим человеческий облик. Для красных — аристократом-мракобесом. Для зелёных — слишком жестоким с подчинёнными. Поэтому неудивительно, что его личность до сих пор вызывает огромный интерес, хотя его реальная роль в российской Гражданской войне довольно незначительна, в отличие от Монголии.Источник

18 сентября, 13:35

Эксперт РИСИ: Россию добьёт поколение безграмотных нигилистов

Россияне не сильны в истории и не знают толком, кто сверг царя. Свежее исследование ВЦИОМ продемонстрировало неутешительные тенденции.   «Опрос на знание ряда исторических фактов/событий показывает, что информированность о них – низкая, в особенности, если события относятся к более раннему историческому периоду (начало-середина XX века), а не к недавнему прошлому (последние десятилетия существования СССР, которые многие граждане еще […]

18 сентября, 04:58

«Пока все дома» скандал подробности. Детальная информация.

russian.rt.com: В Госдепе назвали причину обысков в российских дипмиссиях в США В Госдепартаменте США назвали причину обысков в дипломатических представительствах России в Сан-Франциско и Вашингтоне…. …Минобрнауки выбрало 39 вузов, которые первыми начнут реализацию приоритетного проекта по экспорту российского образования. Они … Читать далее →