• Теги
    • избранные теги
    • Компании778
      • Показать ещё
      Страны / Регионы970
      • Показать ещё
      Международные организации88
      • Показать ещё
      Разное388
      • Показать ещё
      Формат14
      Люди154
      • Показать ещё
      Показатели22
      • Показать ещё
      Издания70
      • Показать ещё
27 апреля, 12:00

Donald Trump's 'Criminal Aliens' Hotline Trolled With Reports Of Extraterrestrials

This almost certainly isn’t what he had in mind.  When President Donald Trump signed an executive order in January targeting what he called “criminal aliens,” he probably wasn’t thinking of extraterrestrials. Immigration and Customs Enforcement unveiled its Victims of Immigration Crime Engagement office Wednesday, one of the results of Trump’s order ― and it includes a hotline for victims of “criminal aliens.”  Critics such as Rep. Norma Torres (D-Calif.) say the new office is part of the Trump administration’s effort “to perpetuate a stereotype that immigrants are dangerous and something to be feared.” Others are taking their criticism a step further, turning it into a form of performance art by calling the 1-855-48-VOICE (6423) phone number to report space aliens.  Here’s some of what they had to say about it on Twitter:  Wouldn't it be a shame if millions of people called this hotline to report their encounters with aliens of the UFO-variety. https://t.co/Cl048Gihnk— Alexander McCoy (@AlexanderMcCoy4) April 26, 2017 If any of you need to report space aliens to our government, please call their hotline: 1-855-48-VOICE. Here are some of their Most Wanted: pic.twitter.com/nWnVYdDdpG— Steven Santos (@stevensantos) April 27, 2017 Also if that toll free hotline isn't flooded with calls reporting crimes committed by ET aliens, this isn't the America I love anymore— Alisha Rai (@AlishaRai) April 26, 2017 "You were abducted by aliens that took you to what planet?" If you call the ICE hotline they treat your space alien complaint like it's real— Rose (@AZMAROBI) April 26, 2017 @AlishaRai pic.twitter.com/p8PHUtn4PA— Caitlin Wells (@wellscai) April 26, 2017 In case you want to share your X-Files fan fiction with DHS... 1-855-48-VOICE https://t.co/o0LUR6GCCS— Parker Molloy (@ParkerMolloy) April 27, 2017 I beg someone more comfortable with phones to call the "criminal aliens" hotline and just read the plot of Man of Steel off Wikipedia.— Commander Cheesecake (@trollprincess) April 27, 2017 @AlexanderMcCoy4 @alt_labor I'm reporting a crime by an illegal alien right now. Very scary. pic.twitter.com/yIZI7AP4uA— Brendan Kavanagh (@moulinrouge2005) April 26, 2017 @TaraAriano @Margandon I only call from the payphone at Area 51.— Ken Layne (@KenLayne) April 27, 2017 RT: Call Trump's hateful hotline at 1-855-48-VOICE and keep telling him about "alien" crimes. Martians et al. Open 8am-8pm EST #AlienDay— Katy Otto (@exfkaty) April 27, 2017 @AlexanderMcCoy4 @Vets_Vs_Trump pic.twitter.com/w9Sz8boZp1— democracy sleeps (@scaldedpuppy) April 26, 2017 The # for Trump's hotline to report "criminal aliens" is 855-48-VOICEPlease do not call this number to describe plots of X-Files episodes.— Rob Robots (@Cheetimus) April 27, 2017 IF YOU SEE ANY SUSPICIOUS KLINGONS, CARDASSIANS, ROMULANS, FARENGI, SAY SOMETHING Toll free hotline # is 1-855-48-VOICE (1-855-488-6423) https://t.co/rttxzsJhoB— Skepacabra (@Skepacabra) April 27, 2017 I can't but wonder whether @ICEgov was referring to these aliens when launching the VOICE hotline to "report alien crime". pic.twitter.com/9YWsSDjTfn— Claudia Cojocaru (@DefiantCrimGrad) April 27, 2017 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
24 апреля, 17:59

Angola plans Aug. 23 vote, signaling end to dos Santos rule

A report says Angola has set its presidential election for Aug. 23.

Выбор редакции
21 апреля, 03:57

Colombia president asked to testify in campaign probe

Colombia’s National Electoral Council is asking President Juan Manuel Santos to voluntarily testify in its investigation into whether his re-election campaign received contributions from the scandal-tarred Brazilian construction company Odebrecht.

17 апреля, 16:16

НА ДАЛЕКОЙ АМАЗОНКЕ (23)

Окончание. Ссылки на предыдущее здесь.Без жуликов и воровПриход к рулю Эрмиса Родригеса да Фонсека, племянника Отца Республики, абсолютное большинство «всей Бразилии», - то есть, 6% достаточно грамотных, чтобы заполнить избирательную анкету, встретила с изумленным восторгом. Изумленным, потому что никто не верил в возможность потеснить «кофе с молоком», а с восторгом – ибо маршал, ученик Бенжамена Констана, некогда адъютант графа д'Э, мужа принцессы Изабеллы, имел репутацию кристально порядочного человека, безмерно далекого от олигархов и считающего их препятствием на пути прогресса.От него ждали перемен, и он, наверное, сам хотел изменить все к лучшему. Во всяком случае, вскоре после  инаугурации отдал приказ военным разогнать «несменяемые» правительства нескольких штатов, даже обстреляв из пушек дворец губернатора Баии. Однако не срослось: изнанные вернулись по суду. К тому же,  весной 1911 года, при попытке, потренировавшись на кошках, сместить губернатора Сан-Паулу, национальная гвардия штата, вооруженная лучше армейских частей и выдрессированная французскими военспецами, просто разогнала военных, крепко подрубив престиж маршала.Да и вообще, объективная реальность не вдохновляла. Падение цен на кофе сделало недавнего «тигра» драной кошкой, едва сводящей концы с концами, и хотя страна строилась, - сеть железных дорог росла, заводы и фабрики возникали десятками, иммигранты прибывали десятками тысяч, включаясь в работу, - все хорошее, в основном, принадлежало инвесторам, которым и уходило большинство прибылей. А ведь и проценты по долгам за спасение «кофейных королей» нужно было оплачивать вовремя, чтобы не копить пеню. Так что, налоги скакали не вниз.К объективным факторам добавились субъективные: вместе с маршалом под поддержанным абсолютным большинством избирателей лозунгом Baixo com o trapaceiros e ladrões! («Прочь жуликов и воров!»)  пришло явление, до тех пор Бразилии совершенно незнакомое – взятки. А также попилы и откаты. Ранее-то, как мы знаем, чистых «барашков в бумажке» страна не знала, все держалось на полуфеодальном «патронаже», системе взаимных услуг, знакомств, родства и связей как по горизонтали, так и по вертикали. Своим шли навстречу во всем, чужим не делали одолжений ни за какие деньги. А теперь оказалось, что можно брать и просто деньгами,чем окружение сеньора Эрмиса и занималось с полной отдачей, даже вдохновением, и их можно понять. Своей-то команды у маршала не было, его втянула в процесс пестрая компания мелких политиканов из «младших штатов», на деньги «каучуковых королей» создавшая «борца с властью жуликов и воров», - и теперь, дорвавшись до шанса погрязнуть в коррупции, борцы с коррупцией, никакими феодальными комплексами отродясь не обремененные, отрывались вовсю.А поскольку рыба гниет с головы, новые правила игры быстро сползали вниз по новой кадровой вертикали. Лично же президент, по мнению решительно всех мемуаристов, «человек безупречно, болезненно честный», мыслил военными категориями, и совершенно не понимая, куда попал, единожды поверив кому-то, - особенно тем, кто сделал ему что-то доброе (скажем, привел в президенты), ничего не прося взамен, - верил навсегда.Ну как навсегда… Если факты вопили уж вовсе благим матом, дом да Фонсека, как пишет Жулиан ди Мелу, один из его близких друзей,«приглашал заподозренного на беседу, предлагал ему ознакомиться с документами, а затем, сверля визави своим знаменитым орлиным взором, отрывисто, словно на поле боя, бросал: “Готовы ли Вы, сеньор Х, дать слово чести, что это ложь?”. После чего, если собеседник не мялся, а быстро и открыто, глядя в глаза, говорил “Клянусь честью и всем святым, это гадкая ложь!”, маршал с радостной улыбкой обнимал его и совсем иным, обычным своим дружеским тоном приглашал выпить кофе и забыть недоразумение. Источник же сведений, как бесчестный клеветник, отныне терял всякую возможность удостоиться личного приема».Забавнее всего, что мнения своего маршал не менял никогда, до конца жизни так и будучи уверен в том, что министр Х стал миллионером, потому что нашел затонувший корабль с сокровищами пиратов, начальник полиции Y – получив наследство от дяди из Лиссабона, о котором ничего раньше не знал, депутат Z - три раза подряд сорвав главный приз в лотерее, и так далее. Но итоги такой работы с кадрами можно, надеюсь, не расписывать в деталях.К тому же, пришла еще одна беда, откуда совсем не ждали: рухнула «каучуковая империя», самая молодая и динамичная отрасль бразильского экспорта. Несмотря на лютый надзор и страшные сроки, грозившие любому, кто попытается вывезти из страны семена гевеи, отчаянный м-р Викхем (о, это отдельная захватывающая история!) сумел совершить невозможное. И вскоре выяснилось, что «научный» способ получения каучука продуктивнее «природного», а в Малайе, где сэры учредили плантации, нет грибка microciclus, самого страшного врага гевеи.Так что, всего за год-полтора дешевый британский каучук вытеснил с рынка бразильский, - и в Манаусе, «чудо-городе на Амазонке», где трамвай пустили раньше, чем в Москве, а в шикарном оперном театре блистали Карузо и Анна Павлова, началась волна самоубийств: кто был всем, не хотел возвращаться в ничто, и вскоре «столица каучука», как и прочие «чудо-города», превратилась в полупустой, никому не нужный городишко в самой глухой глухомани.От такого хука федеральный бюджет, и без того уже находящийся в состоянии грогги из-за никак не повышавшихся цен на кофе и необходимости покупать излишки, впал в кому, усугубленную попыткой особо одаренных финансистов спасти ситуацию, врубив печатный станок на полную мощность. Все стало так плохо, что все предыдущее казалось белой полосой, каждый штат боролся за выживание, привлекая инвесторов на любых условиях, а из «низов», которые, естественно, оплачивали банкет, внезапно вылетели протуберанцы нового для Бразилии красного цвета, во всех оттенках, от нежно-розового до густо-багряного.Резко окрепли профсоюзы. Стачки сделались длинными и упорными. Невесть откуда взявшиеся уличные трибуны с очень разными, - немецким, ирландским, испанским и прочими акцентами, - на многотысячных митингах орали чудовищные вещи, от «Собственность – это кража!» до «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», и митинги эти все чаще заканчивались драками с полицией, по масштабу напоминавшими сражения.Но, впрочем, все это были еще даже не цветочки, а так, бутончики. Даже, скорее, завязь. Полновесные же, сочные ягодки созрели в глубинке, куда прогресс, пришпориваемый инвесторами, на всех уровнях нашедшими идеальный общий язык с «людьми чести» по версии маршала Эрмиса,  рвался галопом. И даже не галопом, а если уж совсем точно, на всех парах…Третье пришествиеОднако о паровозах позже. Пока что давайте не о них, и даже не о шпалах, а об истоках. Ибо многие говорят о войне в Contestado, - обширной спорной территории между южными штатами Парана и Санта-Катарина, как о «втором Канудусе», а это не так. Разве что, на первый взгляд. Да, и там, и там – степи. Но, в отличие от выжженных северных sertao, на юге – пампа. Идеальный климат, густые леса и тучные луга, со стадами и табунами не в несколько сотен, а во многие тысячи голов, и край, в отличие от Баии, малолюдный, почти неосвоенный. Разве что на самых украинах - фазенды «полковников», сдававших пастбища в аренду пеонам-гаучо, однако арендаторов не так много. Незачем, потому что сядь на коня, и через день пути, - уже «ничейные» земли, и селись-не хочу.Вот с колониальных времен и селились в тех местах «кабокло», вольные люди всех оттенков кожи, такое себе своеобразное казачество. Жили просто, бедно, но сытно,  нравы были суровые, по принципу «война это мир». Чувство чести обострено до предела, культура вендетты отточена до синего звона, с «правильными полковниками» дружили и скота  не угоняли, с «неправильными», хотя и не слишком кроваво, враждовали из поколения в поколение. К farrapos в 1835-1845  и maragatos в 1893-1895, при том, что сочувствовали, пошли самые лихие, но в целом, не  поддержали, - а зачем? Люди имеют право воевать, но для кабокло эти войны чужие. Во-всяком случае, пока их не трогают. И поскольку их не трогали, ничего не менялось. Вчера не отличалось от год назад, а сегодня от вчера, а на завтра не загадывали, и день за днем, месяц за месяцем, год за годом возвращался ветер на круги своя.Но пришли новые времена, а с ними новые люди, одетые по-городскому. Они ездили по пампе,  что-то писали, что-то измеряли, честно платили за ночлег и продукты, и кабокло, чтя законы гостеприимства, не причиняли им зла и не задавали вопросов. А потом вдруг появились рабочие и начали ставить на не своей земле поселки, валить лес в не своих лесах и портить не свои пастбища, пугая скот. Причем какие-то странные рабочие, щебечущие на каком-то птичьем языке, вроде бы знакомом, но не простом и понятном португальском. Не знающие порядков пампы и не уважающие ее обычаев.Это напрягало, а когда «батьки» aldeias livres (что-то вроде станиц) приезжали к дружественным «полковникам», чтобы расспросить, чего чужакам надо, грамотные друзья говорили такое, что ни в какие ворота не лезло, и ясно было только, что сами, по доброй воле незваные пришельцы не уйдут. А раз сами не уйдут, нужно помочь.Вот с 1902 года и начались налеты. На лесопилки, на усадьбы враждебных «полковников», с какой-то стати начавших пересекать установленную межу, на землекопов, рывших какие-то непонятные ямы, на фермы «птичек», - власти очень поощряли «вторичную колонизацию», то есть, заселение пустующих краев иммигрантами, в основном из Италии, а кабокло для властей как бы и не существовали, потому что в налоговых списках не значились.Разумеется, появились полицейские разъезды, с которыми воевать было куда интереснее, и по пампе загуляли атаманы, охотившиеся за правоохранителями, - в 1905-1906 гремел бывший maragato Деметрио Рамос, в 1911-м - Алейхо Гонсалвис де Лима, еще один бывший maragato. Их приметы расклеивали в поселках, обещая награду за содействие, отслеживали, если получалось, отлавливали, убивали, но появлялись новые, и степнякам это даже нравилось, ибо экстрим и новости.А потом, - вдруг, резко, - потемнело. Чужаков стало много, тысяч семь, или восемь, или еще больше, - кабокло в премудростях счета искушены не были, и они, перестав копать ямы, разбрелись по «полковничьим» фазендам, соглашаясь работать даже за еду. Из-за чего старых пеонов начали рассчитывать и прогонять, и они вместе с семьями перебирались в пампу, жалуясь старым друзьям на обиды, - и тут кабокло вообще перестали что-то понимать.Впрочем, возьмись им кто-то объяснить, они вряд ли поняли бы, что строительство железной дороги из Сан-Паулу в Порту-Аллегри через Санта-Катарину завершено, что 6,696 квадратных километров земли, - по 15 кэмэ на восток и на запад от полотна, - решением штата отчуждены, и это утверждено в Рио, хотя и противоречит Закону № 1850 «О занятой земле».А уж что «полковникам» нанимать итальянских нищебродов выгоднее, чем платить положенную долю «фамилиарам», которые, может и обходятся дороже, но ежели что, без всяких вопросов за своего  «патрона» и убьют, и умрут, кабокло и вовсе в толк бы не взяли, ибо так не бывает. Но вот что если сидеть сиднями и ждать дальше, можно дождаться только беды, - это до них дошло.В общем, повторяю: не Канудус. Наоборот: на Фавелу стекались униженные и оскорбленные, чтобы отделаться от государства, а государство гналось за ними и требовало себя уважать, здесь же  люди никуда не бежали, просто жили на своей земле, а государство явилось к ним с претензиями. Более того, проложило дорогу для Железного Коня, мешавшего скоту пастись. Это логично сравнивать, скорее, с «индейскими войнами», ибо в прериях Северной Америки творилось примерно то же. Хотя, если уж быть совсем точными, нечто общее между Канудосом и Контестаду все-таки было, - и тут самое время рассказать о Três Santos, Трёх Святых……Задолго до времен, о которых речь, - еще и Дом Педру II был молод, - в пампе появился монах по имени Жоан Мария ди Агостини, итальянец. С 1844 по 1870 бродил он по краю, испытывавшему острый дефицит в падре, отпевал, крестил, если просили, венчал, не беря мзды, - и считался праведником. Помимо прочего, упорно, год за годом, проповедовал на тему «Ребята, давайте жить дружно», убеждая не враждовать, уважать друг друга, потому что рано или поздно в их райскую землю придут черти, и против чертей придется драться сообща. Был он при этом красноречив, убедителен, и к 1870-му, когда монах, уже совсем старенький, отдал Богу душу, в пампе уже не было вендетты. А умирая, святой человек просил огорченных кабокло не тужить, потому что, если станет совсем плохо, он обязательно вернутся, - при условии, что в пампе не будет вражды.Ему поверили, его очень ждали, - и примерно в 1895 он пришел. То есть, не он, - пришелец, хотя и очень похожий на легендарного старика, умершего четверть века назад, был гораздо моложе и смуглее, его (правда, кабокло были не в курсе) звали Атанас Маркаф и родом он был то ли из Ливана, то ли с Балкан, но речи его очень походили на речи первого монаха. Как сам он говорил, дух старика вселился в него, и он стал Жоаном Мария, обязанным идти в пампу, потому что скверные времена уже близко. И: «Я на стороне тех, кто страдает».Новый Жоан Мария рассказывал пастухам удивительные вещи  о событиях в большом мире, бранил Рио и Республику, хвалил героев-maragatos, дравшихся за честную, вольную жизнь, а в целом, проповедь его сводилась к тому, что жить ему, похоже, недолго, сердце огнем горит и дышать трудно, а впереди беды, голод и войны, и без него добрым кабокло придется трудно, но когда станет совсем плохо, он вернется.К нему привыкли, его, как и первого Жоана Мария, полюбили, и примерно в 1900-м, похоронив, искренне оплакали, - а вскоре появился еще один монах, называвший себя Жозе Мария де Санто Агостиньо, братом Жоана Марии. Как сам рассказывал, был он когда-то страшным грешником, обреченным Аду, но брат отмолил его у Святой Девы, и Дева заступилась перед Сыном, выпросив прощения, а потом послала к людям пампы, ибо час испытаний уже на пороге и нужно готовиться.Судя по сохранившимся полицейским протоколам, так он и было (до просветления звали монаха Мигелом Лусена ди Боавентура и был он в розыске как дезертир и насильник), но в пампе человека оценивали по делам его, а Жозе Мария оказался безупречен. Опытный травник, целитель и костоправ, он отличался от обычных знахарей, - вел дневники, ставил опыты, изобретал снадобья из трав и змеиного яда, - проповедовал уважение к соседу, к животным, к природе, наставлял превыше жизни беречь честь и достоинство, не обижать слабых.Умел находить воду (открытые им ключи по сей день именуют «святыми водами» или «водой монаха») и точно предсказывать погоду. Успешно лечил тяжелые болезни, срезал бельма и даже исцелил от псориаза благородную даму, жену местного «правильного полковника» Франсиско де Алмейды. Однако наотрез отказался от золота, вместо того попросив выделить флигель под аптеку и бесплатную больничку для всех, чем окончательно заслужил восхищенную славу и репутацию святого человека, пришедшего на землю только ради спасения больных и нуждающихся, а уж если дает совет, так это всем советам совет.Если Деве нужен джихад...Вот к нему-то, когда стало ясно, что отсидеться не получится, пришли старшины кабокло и несколько местных «патронов», живших по старинке, с вопросом: что делать? Готовиться, был ответ, ибо черти пришли. Положиться на Христа и особенно Деву Марию, ибо (в отличие от Канудуса) это не Конец Света, но Великое Испытание. Нужно объединяться под единым знаменем «Царства Небесного», - белым полотнищем с зеленым, цвета травы и листвы, крестом, как у рыцарей-монахов. Отказаться от денег, перейдя на обмен плодами труда своего. Чистить ружья, - и ничего не бояться, ибо после победы все павшие за дело Божье оживут юными и сильными.И еще: Рио нам не указ. Мы отдельные. Для всех друзья, но кто придет к нам со злом, тот черт и враг. Вот ты, - ткнул пальцем, - будешь императором, но не владыкой, а просто потому что без императора нельзя, а вы, - опять показал, кто, - будете «рыцарями Круглого стола», защитниками нашего монарха. Я же, - особо повторил, несколько раз, - не Наставник. В каждом поселке есть чистые люди (он называл имена, и это были, в самом деле, достойные имена), которые пусть и будут наставниками в «оплотах  небесного царства», где все братья и сестры и все готовы биться во славу Девы.В общем, в гуру не лез. Определил наставников в каждый поселок и сказал, что каждый поселок будет «небесным царством», живущим в братстве и совместно защищающимся, - и дав такие наставления, вместе с тремя сотнями «верных», отказавшихся его покинуть, пошел в городок Такуапусу, близ владений старого друга, «полковника» Алмейды, где и обосновался, подняв флаг Божий. Люди его вели себя непривычно для кабокло тихо, не пили, не скандалили, никого не обижали,но  местный «неправильный полковник», некто Франсиску де Альбукерке, старый враг «правильного» Алмейды, зарившийся на какие-то луга соседа, срочно послал телеграммы в столицу: «Мятеж тчк объявлена монархия зпт республика опасности вскл зн», - и в столице, где и без того устали от жалоб путейцев и прочих обиженных , обрадовались, учуяв шанс прослыть если и не «людьми чести», то, по крайней мере, патриотами, а лично президент с огромным облегчением занялся тем, в чем разбирался хорошо.Быстро организовали экспедицию, - с две сотни полицейских, - и когда в Contestado об этом узнали, Жозе Мария со своими «верными» пошел на перехват карателям, чтобы не подставлять под беду Такуапусу. Предсказав перед уходом: «Будет битва, я погибну, но падет и вождь чертей, и они уйдут. А вместо меня останется Дева», - тут он указал на 15-летнюю девочку Марию Росу, - «и когда придет время, другая дева, совсем дитя, передаст вам весть от меня».Так и случилось. 22 октября 1912 года у речки Ирани был тяжелый бой, солдаты, попав в засаду, потеряли немало своих, включая командира, и бежали, побросав оружие и пожитки, но и божьи люди понесли потери. Пал и Жозе Мария, но его похоронили без слез, не сомневаясь, что он где-то рядом, и когда сочтет нужным, явится во плоти.После разгрома «чертей» война пошла всерьез, тем паче, что далеко на севере, в Сеаре, тоже началось и на год затянулось нечто подобное, отвлекая на себя силы правопорядка. Нападения на стройки, лесопилки, железнодорожные станции и фазенды «неправильных полковников» стали рутиной. Чужаков выгоняли, предупреждая, что если вернутся, умрут. Вместо маленьких станиц выросли многолюдные крепости-«оплоты», в самом большом, - Санта-Мария, - под 20 тысяч душ, а летом 1913 года, как и обещал покойный монах, «дитя», одиннадцатилетняя девочка Теодора, сообщила, что Заступник явился ей во сне и повелел сделать столицей Такуапусу.И сделали, как он велел, окружив главный «оплот» двойной бревенчатой стеной, ибо знали, что «черти» придут опять. Как и случилось. 8 февраля 1914 года в Contestado двинулась вторая экспедиция, снаряженная штатами Санта-Катарина и Парана, с подкреплениями из Рио: 700 солдат с артой и пулеметами. 9 марта они сумели взять Такуапусу, но и только. Повстанцы успели уйти в «оплот» Карагуато, к Марии Росе, армия которой превышала шесть тысяч бойцов. Она к этому моменту считалась главной во всех смыслах («император» с «круглым столом» куда-то потерялся).Начались и на два месяца затянулись позиционные бои с переменным успехом, завершившиеся победой божьих людей: солдаты бежали, бросив и пушки, и пулеметы, а кабокло, - Мария Роса «на белом коне под белым седлом, в белом платье, с алым цветком в распущенных волосах, винтовкой и мачете» впереди, - гнали их до самой границы своих земель.Новая победа окрылила. Если раньше кто-то сомневался, то теперь сомнения исчезли. Под Божье знамя пошли тысячами. «Неправильные полковники» сбежали, их стада стали общими. Выросли новые «оплоты», - и кабокло, перестав защищаться, перешли в наступление, 2 сентября огласив «Монархический Манифест», именем Девы объявив  «священную войну» всем обидчикам. Их конница начала врываться в приграничные города, уничтожая земельные архивы, сгорели все лесопилки, были сорваны все рельсы и шпалы.Такое обращение с новинками прогресса цивилизовнный мир категорически не устраивало. Срочно присланный из Рио с сильным отрядом генерал Карлос Фредерико де Мескит, ветеран Канудуса, попытался договориться по-хорошему. Тщетно. Атаковал и взял один из сильных «оплотов»,  опять попытался, но опять тщетно, и лишь после падения Карагуаты (правда, там был тиф и люди не очень дрались), наступило некоторое затишье, после чего генерал отрапортовал президенту о победе.А рано. Укрепившись в Санта-Марии, повстанцы быстро пришли в себя, и guerrilla заполыхала с новой силой. Взятия городов, сожжение станций, засады на мелкие отряды карателей, - и главное, везде. Божьи люди стали единственной властью в крае. Ходили слухи, - безумные, конечно, но им верили, - что «фанатики» вот-вот пойдут на Рио, и правительство, рассудив, что лучше перебдеть, чем недобдеть, на сей раз послало на юг генерала Фернандо де Карвалью Сетембрино, начальника Оперативного отдела Генштаба, с реальной армией: аж 7000 солдат, 8000 местных гвардейцев, мощная арта плюс два самолета. Главная задача: во что бы то ни стало восстановить железную дорогу, гарантировав ее сохранность, ну и, конечно, вслед за тем покончить с «фанатиками и бандитами».Правда, новая метла, как и старая, сперва попыталась по-хорошему. Используя данные центром полномочия, генерал огласил предложение: кто сейчас же сложит оружие, получит прощение и официальный сертификат на «незаконно используемую» землю, но кто не сдастся, пусть пеняет на себя, - а когда выяснилось, что сдаваться, несмотря на щедрый посул, не намерен никто, начал наступление. Однако не без труда: солдаты-призывники, сами из крестьян, солдатчиной тяготились, а повстанцам симпатизировали и не очень рвались усмирять.Пришлось, вопреки закону, пороть,  подтягивая дисциплину. Подтянули, и повели войну по-новому, используя опыт англо-бурской: медленно, избегая боев, не дробя силы, четырьмя группами,  – Norte, Sul, Leste, Oeste, -  блокировали подходы к «оплотам». Вскоре в битком набитых укрывищах начался голод, а голод не тетка. Люди начали сдаваться, но, в основном, под белым флагом выходила обуза, - старика, женщины и дети, – а сильные мужчины оставались.Новый лидер, Деодато Мануэль Рамос (позывной «Adeodatо») запретил способным держать оружие прекращать сопротивление, расстреливая слабодушных на месте. Со ссылкой на позволение явившегося во сне Заступника (хотя позже, на следствии, признался, что никакого сна не видел, а все выдумал). Но это потом, а пока что, укрепив дисциплину, «Меч Господен», как сам он себя именовал, в начале января 1015 года увел Божью армию в долину Санта-Марии, на соединение с Марией Росой, сумев оторваться от карателей.Впрочем, те не спешили. Группа Север вошла в долину только 8 февраля, и заняла глухую оборону, дожидаясь подкреплений и отразив за полтора месяца почти два десятка ночных атак, стоивших немалых потерь. Наступление началось лишь 28 марта, когда подошла группа Восток, - тысяча бойцов капитана Тертуллиано Потигуара Рейнхардтом, - и тут уже надежда оставалась разве что на Заступника, однако на сей раз он не пришел. Даже 1 апреля, когда на реке Хантер божьи воины дали «чертям» бой, в ходе которого, возглавив атаку конницы, погибла Мария Роса, а «Меч Божий», отрезанный от «оплота», с сотней бойцов ушел в леса.Спустя два дня, после многочасового обстрела и двух приступов, Санта-Мария пала. «Сожжено 5000 домов, - рапортовал полковник Афонсу Эстильяс, командир группы Север, - убитых боевиков 612, и еще 207 женщин, которые дрались, как мужчины, и пали в бою. Вероятно, кто-то спасся, но миссия, возложенная на армию, выполнена». И был прав. Что-то, конечно, еще тлело в мелких оплотах, еще гулял Адеодато, - но все это было уже вопросом времени, и недолгого: в августе 1916 года сдался и «Меч Господен», пошедший под суд (получил традцатку, а 1923-м погиб при попытке к бегству).И все. Явление в мае 1917 года четвертого монаха, Жезуса ди Назари, посланного, по его словам, лично Девой Марией прямо с Небес, не стало даже искрой: успев только поднять Божье знамя и собрать полсотни «верных», он был настигнут и застрелен полицией. И стало тихо, и лишь трава колыхалась над могилами то ли 17, то ли 18, то ли 20 тысяч погибших, - имена их лишь пампа знает, - а сколько легло точно, никто так никогда и не сосчитал.Конец мезозоя…А пока кабокло бодались с прогрессом, в цивилизованном мире, на Олимпах его и у подножий, кипело и булькало. Всего за четыре года, - какой, казалось бы, срок? - «жулики и воры», вышвырнутые из большой политики маршалом Эрмисом, стали героями былых времен, вернуть которых к рулю «вся Бразилия» мечтала на кухнях, на митингах и в кулуарах. Чем «кофе с молоком» и воспользовались, выставив на выборах 1914 года единого кандидата, Венсеслау Брас Перейру Гомеса из Минас-Жераис. И естественно, вернулись. Как в былые времена, договорившись о партнерстве. Но...Но возвращения к «Что хорошо для Сантоса, хорошо и для Бразилии» было уже невозможно, как и к былому тесному союзу олигархов. Теперь каждый бился сам за себя, альянсы стали временными, экспорт сырья ненадежным, а поднять индустрию не было ни малейших шансов, ибо буйные деньги «золотой эпохи» проели и прогуляли, - и плюс ко всему, на арену выходили совсем новые социальные силы. Голодные и злые, которые раньше никто не принимал всерьез, даже не заметив, какие у них острые, в три ряда зубы, какие крепкие когти и какой фантастические аппетит.Началась не столь уж долгая и крайне мучительная агония Старой республики. Впереди были бунты тенентистов, поход колонны Престеса, красные флаги, черные флаги, желтые флаги, две Мировые войны и полтора похода в Европу, интегрализм, А Era Vargas, - эпоха Жетулиу Варгаса с его Estado Novo («Новым государством») и Вторым пришествием, - лихо скандальная Вторая Республика, A Era do Militar, - эпоха военных, - Карлос Маригела, автор теории войны в городах, и многое другое…Однако это уже совсем другая история, безумно яркая, но меня, откровенно говоря, мало волнующая. Тем паче, литературы масса, и найти несложно. О почве же и корнях будущего, - то есть, нашего настоящего, - ставшего для Бразилии, да и не только для Бразилии, именно таким, каково есть, я, как умел, рассказал, - и ставя точку на самом пороге Первой Мировой, разворачиваюсь от мутной Амазонки на юг, к прозрачной Ла-Плате.Até logo, Brasil!Hola, Argentina!

16 апреля, 16:15

НА ДАЛЕКОЙ АМАЗОНКЕ (22)

Прошу прощения, но окончания, как планировал, не получилось. Чуть позже. Так что пока продолжение, - а ссылки на предыдущее здесь.Кофе в натуреИтак, развивались. Более чем успешно, на зависть всем ближним и дальним соседям, - даже Аргентине, где после долгих и сложных разборок тоже настал период «рывка в будущее». Солидные, ответственные люди выдвигали во власть солидных ответственных людей, - в 1906-м президентом стал Афонсу Аугусту Морейра Пена, от «молока» («кофе» сдало жест), бывший имперский министр, весьма порядочный дедушка, - и работа спорилась.А планов было громадье: железные дороги, заводы, фабрики, программа заселения южных штатов европейцами (в основном, из Италии и Испании, чтобы климат был привычный и могли обустроиться без проблем). Плюс модернизация армии с переходом на призыв, плюс участие в «дредноутной гонке», чтобы Аргентина и Чили знали, кто хозяин Южной Атлантики. Конечно, все это требовало огромных денег, но за этим дело не стало, - ведь, как писали газеты, Tudo é transitório, exceto para o preço do café, то есть, «Все преходяще, а цены на кофе вечны».Исходя из чего, свои доходы  «кофейные короли», - а также и «каучуковые», резко вырвавшиеся в первые ряды, - вкладывали в расширение плантаций кофе, чтобы получить больше денег, которые дадут возможность получать больше кофе, а стало быть, еще больше денег. На все остальное привлекали инвесторов, - в основном, из Англии, но уже понемногу и из США, - и те охотно вкладывались в перспективную  инфраструктуру перспективной территории, давая понять, что считают Бразилию ровней.Правда, хотя и ровней, но с оговоркой: если в железные дороги, то чтобы было удобнее транспортировать кофе (ну и молоко, а также каучук), а если в промышленность, то чтобы было удобнее обрабатывать кофе (а также молоко, каучке, мясо, древесину и прочие экспортные товары). И ничего сверх. Да и мажоритарными владельцами всей этой акционерной радости были сэры и мистеры, а сеньоры в последнюю очередь. Но в этом никто никакой беды не видел, -ведь, как писали газеты, O Brasil é café Inglaterra, то есть, «Бразилия – кофейная Англия» или, иначе говоря, «кофейная сверхдержава», плюс еще и каучуковая, а все остальные, подсевшие на кофейную иглу, можно сказать, ее индустриальные придатки. Так что, гордый лозунг Santos´а, делового клуба семидесяти  «кофейных богов», - O que é bom para o Santos, bom para o Brasil, то есть, «Что хорошо для “Сантоса”, хорошо для Бразилии», полностью разделяли все думающие люди.И вдруг. Нельзя было сказать, «никогда такого не бывало, и вот опять», потому что такого, в самом деле, не бывало никогда. Внезапно выяснилось, что кофе, великолепного бразильского кофе, и элитной Arabica, и простецкой Robusta, на рынке, ранее глотавшем все, столько, что рынок начал блевать. А «кофейные короли», даже образованные, знакомые с трудами м-ра Рикардо и месье Сэя, насчет кризисов производства ничего не знали, ибо во времена классиков политэкономии для такой беды предпосылок не было, труды же Маркса, который все объяснял на пальцах, считались опасной бредятиной, почитателей которой не слушать надо, а в тюрьму сажать.В итоге, началось немыслимое, вплоть до возврата оптовиками неликвидного кофе, скопившегося на складах Нью-Йорка, и Бразилия, пытаясь уклониться от такой радости, даже поссорилась со Штатами, и крепко, хотя и ненадолго. К середине 1907 года люди из «Сантоса» оказались на грани банкротства, а деньги, ранее обеспеченные оборотом кофе, резко обесценились, поставив на грань банкротства страну, - и попытка исправить положение привычным методом, введя «золотой стандарт», ни к чему не привела, потому что излишки кофе нужно было куда-то девать.Не купи «короли» из Сан-Паулу власть власть заранее, им пришлось бы очень плохо, но они купили, и пришло время отдавать власти прямые приказы. По ультимативному требованию «Сантоса», правительство объявило программу «валоризации» - гарантированных закупок всего «лишнего» кофе государством, - естественно, за счет срочных зарубежных займов. И никто не отказал. Хотя, поскольку займы срочные, и Сити, и Уолл-стрит выставили условия, которые в иной обстановке не принимаются. Тут, однако, никуда не денешься, пришлось, - и «кофейные короли» облегченно вздохнули: их проблемы стали проблемами государства, и все вложения окупились.Вот только у каждого аверса есть реверс и у каждого зенита – надир. Займы были краткосрочные, возвращать их следовало сразу, и если Сан-Паулу, которому еще и налоги скостили, «валоризация» спасла, то для  остальных штатов, она обернулась тяжким бременем, чем, разумеется, были недовольны решительно все, включая Минас-Жераис, справедливо рассудивший, что партнеры продуктивно решают свои проблемы за его счет, и Баии, не менее справедливо полагавшей, что партнеры ее нагло кинули.Единство «кофе и молока» в конгрессе, - следовательно, и на местах, - дало трещину, к тому же крайне не вовремя скончался авторитетный президент, старенький д-р Морейра Пена, а его вице особого влияния не имел, и в много лет монолитный элитах пошли разброд и шатания, вылившиеся, в конце концов, в скандал. Официальный преемник покойного президента, Руи Барбоза, опытнейший политик и, судя по всем воспоминаниям, очень хороший человек, как выяснилось, устраивал только «паулистов», которые его и выдвинули.Зато малые штаты, которым «каучук» под выборы щедро открыл кошелек, создав «союз угнетенных», выставили против официального кандидата своего «человека от народа», - беспартийного маршала Эрмес да Фонсека из Риу-Гранди-ду-Сул (племянника первого президента), -  затем на съезде, при поддержке «мяса» из Баии и подчеркнутом самоустранении «молока», утвердили его кандидатуру, и 10 ноября он легко и элегантно победил Руи Барбозу, за которым стояло казавшееся всесильным «кофе».С точки зрения политики это было чудом, - обозреватели почти единодушно пришли к выводу, что «паулисты» проиграли из-за подтасовок, - но страна в целом была довольна: что система подгнила, соглашались все, и на «честного солдата» возлагались немалые надежды. Так что, эхо события, хоть и громкое, вскоре заглохло, - тем паче, что аккурат в это время ветер с моря принес  настоящий гром. С молниями и свинцовым градом.Из ливерпульской гаваниКак мы помним, после событий 1893-1894 годов принципы формирования экипажей ВМФ Бразилии были полностью изменены. Ломая кастовость и связи низшего состава с высшим, белых и грамотных брать в матросы перестали, набирали только негров, послушных и бессловесных. В связи с чем, - досадная необходимость, - пришлось негласно (внутренними инструкциями) вернуть систему телесных наказаний, - от суток карцера до 25 горячих кнутом, - без чего обучить черных людей хоть чему-то техническому восстанавливать не представлялось возможным.Однако времена были уже не те, что раньше: крутясь при сложных машинах, матросы «нового образца» волей-неволей просвещались, начиная думать о странном. К тому же, общаясь с моряками других военных флотов, частых гостя в Рио, узнавали, что нигде, кроме Бразилии, таких порядков нет, а то, что творят с ними, попахивает эпохой рабства.В кубриках начались разговорчики, - а между тем, в самом разгаре была т. н. «дредноутная гонка», и в 1907-м в Великобританию, на верфях которой готовился к спуску на воду суперновейший по тем временам линкор Minas Geraes прибыл будущий экипаж, чтобы освоить судно и привести его домой. Дело затянулось на два года, взаперти морячков в свободное время, естественно, никто не держал, они шлялись по Ливерпулю, общались с англичанами, знакомились с европейскими реалиями и новостями (в частности, узнали про эпопею «Потемкина»), и все это мотали на ус.Так что, к моменту отбытия среди экипажей уже действовал Революционный Комитет, созданный матросом первой статьи Жоао Кандиду Фелисберту и боцманом Виталино Жозе Феррейро, а когда свеженькая, с пылу да жару, эскадра прибыла в Рио, у комитетчиков уже был план действий, весьма радикальный, но, следует подчеркнуть особо, без малейшего намека на экстремизм.Начали с минимума: комендор Франсиску Диас Мартинс, умевший писать «высоким штилем», написал офицерам письмо от имени некоей «Черной руки» (о событиях в Сербии морячки тоже наслушались), предупреждая, что если матросов будут пороть и дальше, кончится плохо. Реакции, конечно, не последовало, и Ревком перешел к следующему пункту плана: от слов к делу. Дело же решили было приурочить к 15 ноября, - то есть, к инаугурации нового президента, - однако, поспорив, сочли такой шаг слишком уж политическим и перенесли «Время Ч» на десять дней, заранее определив, что крови быть не должно и расписав, кто и как будет доставлять захваченных врасплох офицеров на берег.Но получилось иначе. 21 ноября 1910 года некто Марселино Родригес Менезес с Minas Geraes получил за препирательство с офицером 250 плетей, - в десять раз больше максимально дозволенного, - после чего «спина его казалась изрезанной бритвой», и реакция экипажа оказалась настолько предсказуема, что Ревком, опасаясь утратить контроль над ситуацией, постановил начинать немедленно. И начали, - однако без крови не обошлось: капитан и еще два офицера, а также четыре матроса, их защищавшие, погибли, и новым капитаном, как самого авторитетного, избрали Жоао Кандиду.А спустя пару часов, когда к мятежу присоединились еще шесть судов, - в том числе, линкоры Sao Paolо (второй по величине корабль ВМФ, где погиб один офицер) и Deodoro, а также крейсера Bahia (погибли офицер и матрос), - его же единогласно объявили адмиралом, и новоиспеченный комфлотом с помощью все того же комендора Мартинса написал ультиматум властям. Очень простой и короткий: «Мы не изменники и не убийцы, мы протестуем против кнутов, и если президент и морской министр согласятся, а также гарантируют амнистию, мятеж будет прекращен. Если же нет, в Рио-де-Жанейро не останется камня на камне».Естественно, власти, обоснованно полагая, что обнаглевшие негры блефуют, ответили коротко: «Никаких переговоров», - и тогда Жоао Кандиду приказал стрелять. Не холостыми и прямой наводкой: по дворцу президента и зданию Конгресса. Из самых крупных калибров, которых на Minas Geraes было в избытке. А убедившись, что пушкари не подвели и попали именно туда, куда надо, - хотя, истины ради, попали и куда не надо, обнулив пару десятков обывателей, на свою беду гулявших не там, где следовало бы, в неправильное время, - отвел эскадру на рейд. Там ее не могли достать орудия береговых фортов, зато имелась полная возможность при необходимости крошить город.И вот тут власти растерялись всерьез. Все. От президента и министра до депутатов. С одной стороны, мятеж, да еще отягощенный кровью, - тягчайшее преступление. С другой, требования минимальны и по-человечески понятны (порки многие считали варварством). А главное, «ливерпульская» эскадра, забитая боеприпасами под завязку и вооруженная мощнейшими орудиями, в самом деле, могла стереть с лица земли если и не весь город, то центр и порт, и улицы уже кишели перепуганными людьми.Пытаясь выиграть время, на Minas Geraes послали полномочного комиссара – уважаемого на флоте капитана Жозе Карлоса ди Карвалью, известного борца с телесными наказаниями, и он, поговорив с Ревкомом, доложил: матросы, действительно, протестуют только против унижения человеческого достоинства, не требуют невозможного и согласно протоколу заседания накануне бунта, убийств не планировали, а красный флаг, вывешенный кем-то на мостике, лично Жоао сорвал, пояснив экипажу:  Somos patriotas, não anarquistas («Мы патриоты, а не анархисты». Таким образом, лучше пойти навстречу и не усугублять.Тем временем, военно-морское министерство, несколько придя в себя, начало принимать меры. Суда «старой эскадры», - в основном, эсминцы, экипажи которых недолюбливали «ливерпульцев», - 25 ноября получили приказ: «атаковать торпедами и преследовать с максимальной энергией, подталкивая их на грань, но, по возможности, не уничтожая». Однако выполнить оказалось сложнее, чем получить: первая же торпедная атака была встречена столь плотным и метким предупредительным огнем Deodoro,что правительственные суда сочли за благо прекратить опасный эксперимент и отойти в безопасное место, откуда, однако, и торпеды не добирались до цели. А пока в море разыгрывалась дуэль, Конгресс с подачи Руи Барбозы, - неудачливого кандидата в президенты, - принял законы об отмене телесных наказаний на флоте и о полной амнистии, на следующий день подписанные президентом, после чего Жоао Кандиду спустил на Minas Geraes флаг мятежа и вернул эскадру с рейда в порт.Дети лейтенанта ШмидтаКазалось бы, точки расставлены. Однако ни командование ВМФ, ни сам президент (военный до мозга костей, к тому же разделявший традиционную нелюбовь армейских к флотским), ни общественность Рио, перепуганная и оскорбленная обстрелом города, с компромиссом не примирились. Уже 27 ноября, через пару часов после объявления амнистии, матросам бывших мятежных судов приказали сдать орудийные замки, что отнюдь не говорило о доверии, а 28 ноября министр подписал распоряжение, позволяющее «с этого момента увольнять с флота недисциплинированные элементы».Затем начались письма протеста от флотских офицеров всех рангов, а в СМИ пошел вал статей на тему «правительство встало на колени перед убийцами», вскоре сменившихся публикациями о подготовке амнистированными «второго бунта». Никаких доказательств, все на уровне слухов, и тем не менее, на основании публикаций министерство потребовало, чтобы Жоао Кандиду, все еще контролировавший «новую эскадру», списал на берег 25 «уличенных заговорщиков», среди которых значились имена тех, кто убивал офицеров.Несколько дней эскадра решала, что делать. Все понимали, что списанных на берегу вряд ли встретят цветами, но абсолютное большинство, и сам Almirante Negro «офицероубийц» не одобряли, и хотя список скорректировали, вычеркнув девять фамилий, 2 декабря шестнадцать моряков, - 8 с Minas Geraes и 8 с Sao Paolo, - покинули корабли. А два дня спустя четверо из них были арестованы по обвинению в «нарушении условий амнистии и заговоре».Все это напрягало, - арестов не ждал никто, - по судам поползли слух о том, что армия готовит страшную месть всем морякам без разбора, и 9 декабря из-под контроля вышла команда крейсера Rio Grande do Sul, одного из тех, кто не поддержал восстание (на борту не было даже ячеек Ревкома). Повод? Ну как же без повода. Какой-то матрос чем-то провинился, а поскольку телесные наказания отменили, его привязали на ночь к мачте, что считалось «позорным», но все же не поркой.Вот только матросы, в таких тонкостях не разбиравшиеся, восприняли это как отмену запрета, и экипаж забузил. Правда, стихийно, лидера не нашлось, и капитан сумел пресечь бунт в зародыше, но все же на палубе осталось два трупа. В тот же день, взвинченные слухами о неизбежных репрессиях восстали морские пехотинцы базы Ilha de Cobra («Змеиный Остров»), - вообще стихийно, не имея никаких связей с Ревкомом, непонятно, почему, - однако таких козырей, как у «новой эскадры» у них не было, а правительство было настроено жестко.Рано утром 10 декабря Конгресс вотировал введение осадного положения, после чего по приказу президента Змеиный начали расстреливать из всех калибров, и хотя очень скоро над базой поднялся белый флаг, обстрел не прекращался еще почти пять часов. Из трехсот повстанцев выжило меньше сотни, большая часть которых тут же оказалась в казематах своей же базы, - а в Рио начались повальные аресты.Взяли Жоао Кандиду, взяли других членов Ревкома, - хотя они категорически высказались против «второго восстания» и призывали морпехов не дурить, - и все они оказались в тех же казематах, по обвинению в причастности к мятежу гарнизона. В основном, в обычных камерах, но 26 самых «опасных» в специальных caixões de pedra (каменных гробах), где и вообще-то было неуютно, а после того как 24 декабря, в ночь на Рождество,специально приехавшие «навестить» офицеры бросили в «гробы» известь, стало вовсе худо; за сутки в одной яме из 18 арестантов выжили только двое, в том числе, Черный Адмирал, во второй задохнулись двое из шести. На воле же указом министра были уволены с флота 2000 из 2379 участников мятежа, и сто пять из них без суда, в административном порядке отправлены на каторгу в Амазонию, причем по пути одиннадцать человек пристрелили, официально – при попытке бежать.Все это, - не говоря уж о бессудных расстрелах, информацию о которых строжайше засекретили, - настолько воняло вульгарной местью, что оппозиция в Конгрессе поставила вопрос о провокации «второго восстания» властями и командованием ВМФ. Однако Руи Барбозу и прочих «паулистов» быстро заклевали, как «слюнявых гуманистов, из-за которых Бразилия унизила себя капитуляцией перед бунтовщиками», резонно спрашивая, были бы они так принципиальны, если бы «ливерпульцы» крушили не Рио, а их любимый Сан-Паулу, - и на том заглохло.Жоао Кандиду Фелисберту на два года заперли в сумасшедшем доме, еще девять «комитетчиков» растолкали по тюрьмам, и хотя 1 декабря 1912 года все они были судом оправданы, военно-морское ведомство всячески травило Черного Адмирала и гадило ему по мелочи аж до 6 декабря 1969 года, последнего дня его жизни. Впрочем, он в долгу не оставался, а телесные наказания на бразильском флоте канули в Лету, и это, наверное, самое главное.Окончание следует.

Выбор редакции
12 апреля, 12:44

5 of the most important discoveries by the 'Russian Leonardo da Vinci'

1. The metal-clad airship  Model of all-metal dirigible designed by Tsiolkovsky on display at the Museum of the Yury Gagarin Order of the Red Banner and Order of Kutuzov Air Force Academy. Source: Runov/RIA Novosti In 1885, when only rubber aerial balloons ascended to the sky, 28-year-old Tsiolkovsky elaborated the theory of how to create the first metal-clad airship, which was better than existing dirigibles not only with its technical characteristics but also with the fact that it used hot air as fuel, not hydrogen. Tsiolkovsky, however, was not given the necessary economic support to build the airship. Almost 50 years later, however, calculations made in a Soviet factory proved that Tsiolkovsky's concept was correct. 2. 'The birdlike flying machine' An aircraft model based on the drawings of Konstantin Tsiolkovsky, 1895. Tsiolkovsky State Museum of the History of Cosmonautics. Source: Igor Vinogradov/RIA Novosti Another of Tsiolkovsky’s ideas that was not well-received by his scientific contemporaries anticipated the appearance of planes in the form that we know them today. The airplane, according to Tsiolkovsky, had to have the form of a "soaring bird frozen in flight." He pointed to defects in existing models that imitated the flap of wings, and proposed creating planes out of metallic constructions with a streamlined form that would help increase speed. His construction ideas were more progressive than the later projects developed by the Wright brothers, Santos-Dumont, Voisin and other aviation pioneers. 3. The rocket  A working model of Konstantin Tsiolkovsky's piloted space rocket in the Tsiolkovsky State Museum of the History of Cosmonautics in Kaluga. Source: Sergey Pyatakov/RIA Novosti In the final years of the 19th century Tsiolkovsky was developing a theory of using jet engines. He was the first to prove that a rocket is the only vehicle capable of flying to outer space. In his sketches it looks like an oblong metallic construction. In this and subsequent publications, Tsiolkovsky proposed projects for a jet engine, a steering wheel for controlling the flight and many other ideas that today are used for building rocket carriers. 4. Theoretical cosmonautics   Konstantin Tsiolkovsky. Source: Science Museum/Global Look Press Tsiolkovsky designed not only the engineering aspects of launching objects into space but also introduced a formula that determined the speed a rocket needs to exceed in order to overcome Earth's gravity and go into orbit. Several years later, he calculated the optimal flight trajectory for the descent of a body toward Earth. Today, this trajectory is used for landing a space ship, which means that Tsiolkovsky knew how to bring back to Earth something that did not yet exist. 5. 'Rocket trains'  Exhibits in the hall of space technology inside the Tsiolkovsky State Museum of the History of Cosmonautics in Kaluga. Source: Sergey Pyatakov/RIA Novosti In the 1920s, Tsiolkovsky thought of how to use a multistage rocket system, the "rocket trains," as he called them. This served as the basis for the creation of the first spaceship. In 1935, in his treatise, "The Rocket's Highest Speed," he affirmed that with the level of technology at the time it would be possible for a rocket to escape Earth’s gravity only with the help of a multistage rocket. This is still valid today: all modern rocket ships have carriers that are multistage, and this is the system that Vostok-1 had when on April 12, 1961 it was the first to take a man to outer space. QUIZ: 10 simple space flight questions that are difficult to answer

Выбор редакции
11 апреля, 13:58

'You Carry On, We Carry Off': The Savage New (Spoof) United Airlines Slogans

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Rebrands often follow a PR nightmare. And with United Airlines in the news for all the wrong reasons this week after a passenger was forcibly dragged from a flight because the airline overbooked it, social media users have suggested dozens of new mottos it may want to adopt. But with recommendations such as “We overbooked but you pay the price” to “We put the hospital into hospitality” trending via the #NewUnitedAirlinesMottos on Twitter, it’s unlikely United will take them up anytime soon. Here’s a sampling of the best suggestions so far: Normal flights have cabin crews, we have bouncers #NewUnitedAirlinesMottos— NKS (@NKS1806) April 11, 2017 #NewUnitedAirlinesMottos we will re-accomdated you. pic.twitter.com/bsv74nGyZT— Maxism Mao (@MaxismMao) April 11, 2017 Board as a doctor,Leave as a patient. #NewUnitedAirlinesMottos— Jenn (@fanqin0619) April 11, 2017 #NewUnitedAirlinesMottosWould you like a neck pillow?Or a neck brace?— My Alias is Dammit (@dammit_rick) April 11, 2017 "We overbooked but you pay the price." #NewUnitedAirlinesMottos— DGraciela Mira (@dgjohnsonm) April 11, 2017 #NewUnitedAirlinesMottosVolunteer, or we'll make you volunteer pic.twitter.com/K4kXgaB7Kq— Fabian (@itsFabian) April 11, 2017 "We have Red Eye and Black Eye flights available!" #NewUnitedAirlinesMottos— LAMusing (@LAMusing) April 11, 2017 #NewUnitedAirlinesMottos We have an offer you can't refuse. No really.— OldCrow (@BirdieWings80) April 11, 2017 Did you want a window seat or a concussion? #NewUnitedAirlinesMottos— B (@ThatBrandyn) April 11, 2017 New United-Airlines motto #NewUnitedAirlinesMottos #unitedAIRLINES pic.twitter.com/sUP9bvepzS— Grvty (@FallWithGrvty) April 11, 2017 We put the hospital in hospitality. #newunitedairlinesmottos— David E (@DaSkrambledEgg) April 11, 2017 If we cant seat you, we will beat you #NewUnitedAirlinesMottos— Mohit Singhai (@singhaim) April 11, 2017 You carry on, we carry off #NewUnitedAirlinesMottos— Sir Castic One (@SnapDad42) April 11, 2017 If we overbook, you'll catch a right hook. #NewUnitedAirlinesMottos— Aaron (@Swankbaank) April 11, 2017 You can run but you can't fly#NewUnitedAirlinesMottos pic.twitter.com/2joEKUOI89— United Airlines (@Fake_UnitedPR) April 11, 2017 #NewUnitedAirlinesMottosTell us your safe word at check in— flip (@theflipgod) April 11, 2017 We'll drag you all over the world #NewUnitedAirlinesMottos pic.twitter.com/Y559QzFbEv— rdu3 (@rdu3_richard) April 11, 2017 Now serving punch #NewUnitedAirlinesMottos— Miguel Santos (@migs_santos) April 11, 2017 #NewUnitedAirlinesMottosYou can take the $800 for another flight, or risk it all for our big surprise...— Pope James Collins I (@allhailcollins1) April 11, 2017 No volunteers?Unseat -> Beat -> Repeat #NewUnitedAirlinesMottos— Sathesh S'Rajah (@SatheshSRajah) April 11, 2017 The captain has turned on the no passenger sign #NewUnitedAirlinesMottos— W.T. Martyn (@WTMartyn2) April 11, 2017 type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=58ec96bfe4b0145a227cb821,58ec33c4e4b0c89f9120ce72,58ebc4d0e4b0c89f91205870,58ebab2fe4b0df7e20441165 Want more crazy stories like this? Get the HuffPost Weird News email. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

11 апреля, 09:34

Геополитика вновь мешает мировым рынкам

Азиатские фондовые индексы упали во вторник, поскольку геополитическая напряженность на Ближнем Востоке и Корейском полуострове прибавилась к неопределенности в отношении приближающихся выборов во Франции. Это подтолкнуло инвесторов к защитным активам.

11 апреля, 09:34

Геополитика вновь мешает мировым рынкам

Азиатские фондовые индексы упали во вторник, поскольку геополитическая напряженность на Ближнем Востоке и Корейском полуострове прибавилась к неопределенности в отношении приближающихся выборов во Франции. Это подтолкнуло инвесторов к защитным активам.

07 апреля, 19:59

Karoon lets contract for Echidna field development off Brazil

Karoon Petroleo & Gas, a Brazilian subsidiary of Karoon Gas Australia Ltd., Melbourne, has let a multiyear contract to Wood Group for the engineering services for full field development of Echidna oil field in the Santos basin offshore Brazil.

Выбор редакции
07 апреля, 18:35

What Daryl Katz's Defamation Suit Teaches Us About Crisis Management

Billionaire Daryl Katz is under attack for offering "Jane the Virgin" star Greice Santo movie roles and money for sex. This legal battle offers us a glimpse into Hollywood’s scandalous reputation and the role that crisis management plays in this world.

07 апреля, 02:05

Argentina 2017 - Press Conference Global Launch of the Travel & Tourism Competitiveness Ranking 2017

http://www.weforum.org/ Press Conference: Global Launch of the Travel & Tourism Competitiveness Ranking 2017 Join us for the global launch of the Travel & Tourism Competiviveness Ranking 2017 of the World Economic Forum, ranking more than 100 countries globally, including all major Latin American countries, on their "tourism-readiness". Find out the rankings, strengths and opportunities for countries including Argentina, Brazil, Colombia, as well as Spain, United States, and France, and many others! -Eduardo Coello , Group Executive, Latin America and Caribbean, Visa, USA -Enrique De la Madrid Cordero, Secretary of Tourism of Mexico -María Claudia Lacouture, Minister of Trade, Industry and Tourism of Colombia -Gustavo Santos, Minister of Tourism of Argentina

06 апреля, 22:07

15 of the Worst Celebrity Chef Restaurants in America

Want to check out the restaurants your favorite celebrity chefs run? Avoid these eateries, which earn poor reviews from critics and customers.

06 апреля, 20:42

Argentina 2017 - Eliminating Poverty: Practical Solutions

http://www.weforum.org/ What practical and innovative solutions are at hand to eliminate multidimensional poverty in Latin America? Dimensions to be addressed: - Context-specific models for poverty assessment - Applied training and education programmes - New approaches to micro-finance and financial literacy This session was developed in partnership with Deutsche Welle. · Martin Burt, Founder and Chief Executive Officer, Fundación Paraguaya, Paraguay · Jorge Familiar Calderon, Vice-President, Latin America and Caribbean, World Bank, Washington DC · Simón Gaviria Muñoz, Minister of National Planning of Colombia · Mauricio Ramos, Chief Executive Officer, Milicom, USA · Carolina Stanley, Minister of Social Development of Argentina Moderated by · Carol Guerrero Santos, Journalist and News Anchor, Deutsche Welle, Germany

Выбор редакции
06 апреля, 13:44

Brazil police banned from striking by Supreme Court

It comes two months after a police strike triggered a wave of violence in Espirito Santo state.

Выбор редакции
05 апреля, 20:03

The Amazon Takeover Of NYC's Bookstore Scene Continues

Yep, Amazon is opening a brick-and-mortar bookstore in the Big Apple, according to Publishers Weekly. Don’t worry, that feeling is not déjà vu ― the online megastore had previously announced that it would be opening a bookstore in Manhattan all the way back in January. The new announcement pertains to a second Amazon bookstore in New York City, which is scheduled to open this summer. If all goes according to plan, 2017 should see two Amazon Books opening their doors in Gotham. An Amazon spokesman confirmed to PW that the store will be on West 34th Street, right across the street from the Empire State Building. As the LA Times points out, this location are within miles of several of the city’s longtime beloved bookshops, including Idlewild Books. Launching a two-pronged attack on the New York book sales scene makes for a bold move on Amazon’s part. Though indie booksellers have faced tough times since the rise of big chain bookstores and then Amazon, New York City has maintained a relatively vibrant array of bookshops, from the cavernous Strand to the cozy Housing Works. Still, recent years have seen the closure of several of the city’s iconic indies, including St. Mark’s Bookshop and Brooklyn’s BookCourt, as well as big chain stores. function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Meanwhile, some under-resourced neighborhoods in New York lack any bookstores. The Bronx Barnes & Noble closed at the end of 2016, leaving millions of the borough’s residents without a local general interest bookstore. A new indie bookstore and wine bar is coming to the Bronx soon, thanks to the tireless efforts and fundraising of bookseller Noëlle Santos. But don’t count on Amazon for any help; the digital giant has chosen to place its two bookstores in midtown Manhattan, only about 30 blocks apart. The Amazon Books train is going full steam ahead; according to PW, the company is already hiring “store managers and associates” for the newly announced location. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=586d6a00e4b0c56eb4b6ea7f,589b924ae4b04061313b6bb3,586fa74ee4b043ad97e2f5f0,58cc3aa7e4b0be71dcf4bede,58acc348e4b03d80af706cb1,58c807b7e4b0598c6699cd07,58b49a75e4b060480e0b1184 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

05 апреля, 18:36

Малазийкам предложили выходить замуж за своих насильников

Член парламента Малайзии вынес предложение о том, чтобы жертвы выходили замуж за своих насильников. Таким образом, у них будет будущее, и, как минимум, муж, сообщает NUR.KZ со ссылкой на The Guardian. Иллюстративное фото: Aaron Joel Santos/Alamy На заседании парламента Малайзии один из его членов, бывший судья шариата, заявил, что жертвы насилия могут избежать безрадостного будущего, выйдя замуж за тех, кто над ними надругался. Во время обсуждения законопроекта о сексуальных преступлениях в отношении детей, Датук Шабудин Яхайя решил высказать свое мнение о жертвах насилия. Бывший судья, а ныне член парламента, не стал отрицать, что изнасилование - это преступление, но при этом Яхайя посчитал, что преступник и его жертва могут решить социальные проблемы и начать жизнь "с чистого листа", поженившись.  "Возможно, через женитьбу они могут начать более здоровую и лучшую жизнь. И таким образом, человек, подвергшийся насилию, сможет избежать безрадостного будущего. Как минимум, у нее будет муж, и это может помочь решить нарастающие социальные проблемы", - объяснил своей предложение Яхайя. Более того, член парламента заявил, что девочки, которым исполнилось 12 лет, уже должны быть "духовно и физически" готовы к замужеству. Шармила Секаран, председатель правозащитной группы "Голос детей", также присутствовала на заседании и была возмущена выдвинутым предложением. "Он послал сообщение стране, что насилие - то, с чем мы должны мириться. Это крайне беспокойный тренд: "Иди и изнасилуй кого-нибудь, а если тебя поймают - женись", - пояснила Секаран. Не поддержали Яхайю и коллеги с его региона. Они заявили, что им стыдно иметь такого представителя в парламенте. Поделитесь этой новостью в Whatsapp или в соцсетях ⇓⇓⇓ Читайте также: Реклама в Skype заражает пользователей "вымогательским" вирусом>> Ученые придумали контрацептив для мужчин, действующий 10 лет>> Насколько подорожали машины "в масле" в Казахстане>>

Выбор редакции
05 апреля, 06:41

Mocoa landslide: Colombia president defends rescue effort

President Juan Manuel Santos fends off criticism after a landslide left 263 people dead in Mocoa.

04 апреля, 22:14

New Jersey Teen Admits He Plotted To Kill Pope Francis During U.S. Visit

A New Jersey teenager has pleaded guilty as an adult in a plot to kill Pope Francis during the pontiff’s 2015 U.S. visit, according to federal prosecutors. Santos Colon, Jr., 17, admitted Monday that from June 30, 2015 to Aug. 14, 2015 he was planning to orchestrate an attack during the pope’s visit to Philadelphia, Pennsylvania in September 2015. Colon, who was 15 at the time, planned to recruit a sniper to shoot the pontiff during a papal Mass and set off explosive devices in the vicinity. The teen contacted someone he believed to be a sniper, who turned out to be an undercover FBI employee, according to a release from the Department of Justice. “Colon engaged in target reconnaissance with an FBI confidential source and instructed the source to purchase materials to make explosive devices,” Monday’s release stated. FBI agents arrested him in 2015. According to a joint intelligence bulletin issued by the FBI and Department of Homeland Security to law enforcement on Aug. 14, 2015, Colon was charged with trying to provide material support to a terrorist organization, ABC News reported at the time. function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Monday’s court documents revealed the teen, a U.S. citizen, also went by the name Ahmad Shakoor and aimed to carry out the attack in support of the Islamic State group, according to Agence France-Presse. The pope traveled to Washington, D.C., New York City and Philadelphia in September 2015 for his first and only papal trip to the U.S. so far. His visit to Philadelphia took place on Sept. 26-27 for the Vatican-sponsored World Meeting of Families. Hundreds of thousands of people attended Francis’s papal Mass on the Benjamin Franklin Parkway, which Colon reportedly planned to target in an attack. Kenneth A. Gavin, a spokesperson for the Archdiocese of Philadelphia, said in a statement to The Huffington Post on Tuesday: “The Archdiocese is extremely grateful to all members of the law enforcement community and to the various security agencies who worked to provide a safe atmosphere for the Holy Father and those who traveled from around the world to be with us for the World Meeting of Families and Pope Francis’ visit in September 2015.” Colon has not been sentenced, but he faces up to 15 years in prison and a fine of $250,000. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

04 апреля, 21:06

Devastating Mudslides in Colombia

Heavy rains in Colombia over the weekend caused rivers to overflow and sent mudslides crashing down on the town of Mocoa, burying neighborhoods in piles of mud, boulders, and shattered trees.