• Теги
    • избранные теги
    • Компании254
      • Показать ещё
      Страны / Регионы42
      • Показать ещё
      Разное37
      • Показать ещё
      Международные организации4
      Люди16
      • Показать ещё
      Показатели4
      Издания2
      Сферы1
      Формат1
09 января, 12:15

Грант: Конкурс для тех, кто хочет учиться в Голландии

40%, 20% и 10% на оплату обученияДо 10 февраля Мечтаешь учиться в престижном вузе Голландии? Знаешь английский на уровне Intermediate и выше (а может даже получил более5.0 за IELTS)? Учишься в 11 классе на четверки и пятерки? Планируешь получить образование по бизнесу, менеджменту, наукам илиинженерии?Тогда скорее берись за дело![Прими участие в конкурсе и выиграй стипендию на обучение в Голландии] (http://i-events.ru/msk/2017-02-10-konkurs-holand/?utm_source=teory&utm_medium=holand_campaign=letter).Не упусти уникальный шанс стать студентом таких вузов, как: University of Groningen The Hague University of Applied Sciences Hanze University of Applied Sciences, Groningen Tilburg University University of Twente Vrije Universiteit Amsterdam Wittenborg University AmsterdamГолландия издавна славится своим высоким уровнем образования и прекрасными возможностями трудоустройства. Именно здесь находятся европейские штаб-квартиры таких мировых компаний, как Sony, Sara Lee и Microsoft. Студенты посвящают много времени практике и профессиональным стажировкам. При этом учиться в Нидерландах значительно дешевле, чем в Великобритании или США, а занятия также идут на английском языке. И еще у выпускников голландских вузов есть целый год на поиск работы.Конкурс состоит из трех этапов, для участия тебе необходимо: зарегистрироваться и прислать выписку оценок за 10 и 11 классы, а такжесертификат IELTS (если он у тебя есть) до 10 февраля, написать эссе на английском языке по предложенной теме до 20 февраля, пройти скайп-интервью с приемной комиссией.Три победителя получат стипендии наших партнеров!1 место - стипендия 40% от стоимости за обучение;2 место - стипендия 20% от стоимости за обучение;3 место - стипендия 10% от стоимости за обучение.Удачи!

30 декабря 2016, 16:00

Don’t Overlook the Small Brands You Already Own

In our most recent Breakthrough Innovation Report, Taddy Hall and I cite that 49 percent of the growth in U.S. food and beverage over the last four years is coming from twenty thousand companies below the top one hundred largest companies. Many large companies are on an acquisition spree to pick up these small brands to buy growth that is hard for many big brands to generate themselves, often at Silicon Valley-like valuations. Ironically, many big companies have small brands they already own that they could use to generate growth in a much cheaper and easier way. More often than not, these brands are small not because they can’t grow, but because there aren’t enough financial resources and leadership mindshare left over to truly explore their upside. Sometimes this is the natural result of portfolio strategy. But corporate development and M&A groups within companies need to apply the same rigor and imagination whether they’re evaluating the shiny objects outside of their companies or the seemingly dusty objects they already own. Big companies can ask themselves three questions to see if they have a neglected small brand they own that could be much bigger. The first is: “Has there been a big shift in demand underneath the surface?” Many companies miss this as they just look at overall growth rates without going deeper. A seemingly flat growth category may actually have a high growth sector that is being canceled out by losses in another sector. In my experience, this kind of thing happens more times than not. Consider the SweeTarts brand from Nestle USA. A few years ago it was a flat growth brand. But over the last two years, Daniela Simpson, the director of marketing, helped it achieve 15% revenue growth per year, which is seven times higher than category growth. She and the team recognized a palate shift from traditional hard candies to gummier, chewier, and more sour candies. Simpson quickly shifted her focus away from the hard candies line and launched new gummy products using existing excess capacity in a plant. She relaunched an existing product (Kazoozles) into SweeTart ropes (a tart, gummy licorice-like product). The gummy and rope products grew at forty to fifty percent growth rates, which more than offset the declines in the hard candies. But importantly, it drove new interest and new consumers to the brand. Key customers took notice and elevated the brand so that it grew 20% to 30% in those channels. Brand consideration went up 20% without any big TV advertising dollars. She brought the brand to life again. Small brands are important here for a few reasons. First, it is much easier for smaller brands to shift and pivot than large brands because small brands have less at stake. Second, a big shift in a small brand’s product from current to emerging demand that is highly relevant and exciting can transform its brand equity farther, faster, and more cheaply. The second question to ask is: “Is there a savvy, scrappy leader with a strong entrepreneurial spirit to lead this brand?” These leaders need to be someone who is willing to challenge conventional wisdom, test and learn, and ask for forgiveness instead of permission. When Steve Clapp and Carl Gerlach took over the Ball Park hot dog brand in 2006, the brand had not grown in three years and was a good decade beyond its successful Michael Jordan ad campaign, with the tagline “Plump when you cook ‘em.” The brand was deemed not a strategic priority for its corporate parent, Sara Lee, and had little in the way of resources. So in an entrepreneurial fashion and with minimal budget, Steve and Carl created Ball Park Angus hot dogs after a casual “what if” conversation with Mike Clabby, the lead food scientist. They tested the product with just a few retailers with whom they had good relationships, and who gave them a pass on slotting fees for this new product. It was a small-scale hit and they soon expanded it. Within two years, it became a $100 million dollar product and it became the number one brand of hot dogs. Steve and Carl were on their way to growing the business 40 percent over three years. Their actual advertising budget went down, but their spending worked harder for them as they had a hit innovation that created news energy and clarity around their super consumer—teen boys—to maximize their creative. The last question to ask is: “Is there a senior leader there who will protect these leaders in the event of both failure… and success?” Achieving growth in this day and age requires placing bets and taking risks. When big brands do this, there’s a lot of care and checking done to reduce risk. Small brands and their leaders don’t have this luxury, so it is important that a senior leader protects them if their bets result in failure. Equally important, if less obvious, is the need to protect the leader from success, as well. This is in keeping with the Japanese proverb, “The nail that sticks out gets hammered down.” Ironically, even when leaders of small brands realize success, the organization can inadvertently hammer them. Bending the rules brings the process police out. Savviness can be mistaken for recklessness. Thankfully for Daniela Simpson of SweeTarts, her boss, Nestle president Carlos Velasco, was supportive of her approach. Hopefully more companies will ask and embrace these questions and not overlook small brand, high-growth opportunities right under their noses.

09 декабря 2016, 14:00

Nearly 5 Million U.S. Jobs Depend on Trade With Mexico

Arguments that policies such as NAFTA have killed American manufacturing jobs often ignore the many other American jobs that such deals create and support.

10 октября 2016, 22:22

Ложь, которой нас кормят

Прочитал в пора валить пост свежего иммигранта, восторгающегося ценой и качеством американских продуктов (ОМГ!!! натуральный апельсиновый сок по 2 бакса!) и рука машинально потянулась к морде.Вся пищевая индустрия работает над тем, чтобы не дать нам возможность контролировать то, что мы едим. Чтобы наивные фиалки жрали и получали от этого глубокое моральное удовлетворение. A их боссы, может, по пьяни накупили по дешевке какого нибудь говна на прошлой неделе и теперь их задача - скормить это потребителю, обойдя походу мерссское требование указывать на продуктах ингридиенты, из которых они были изготовлены. Начнем с первого "секретного ингридиента".ДроваГазеты - офигенная вещь. А еще офигеннее - их отсутствие, когда все можно читать на компьютере, на планшете, на телефоне или вообще на продвинутой кофеварке. Ни для кого не секрет, что интернет обвалил всю газетную индустрию. Прихватив сопутствующую - производство бумаги. В которую были вложены огромные деньги и в которой задействована куча людей.- Но какое это имеет отношение к жратве?- Сейчас расскажу.Куда девается вся целлюлоза, производимая в немеряных количествах? Объясняю - ее скармливают нам. Бубликом не подавились еще?Бублики из целлюлозы? Беру два!Это делают все. Сироп для оладьев от Aunt Jemima? Целлюлоза. Пирожные Pillsbury? Целлюлоза. Бублики от Kraft's? Целлюлоза. Завтраки от Sara Lee? Целлюлоза. Общепитовский сыр в гамбургерах? Целлюлоза. Целлюлоза, целлюлоза, везде гребаная целлюлоза.Целлюлоза оказалась замечательным наполнителем, и производители продуктов с удовольствием заменяют на нее ненужные и дорогие муку и масло. Целлюлоза на треть дешевле, она съедобна и не-ядовита. И FDA не горит желанием как-то ограничивать ее использование, точнее - ограничивать ее максимальное содержание в продуктах питания. Она везде, даже в органической еде. В конечном итоге, с некоторой натяжкой - это обычная органика. Но это - не еда, это наполнитель, не имеющий по большому счету никакой пищевой стоимости. По достоинству это смогут оценить разве что сидящие на диете бобры.Количество дeрева в этом хлебе примерно сопоставимо с количеством дерева в разделочной доске.Зомби апельсиновый сокСходу - какой самый полезный напиток назовет любой человек? Апельсиновый сок, скажет большинство. Его даже рекомендуют пить для предотвращения простуды. Прямо лекарство. И на упаковкам крупными буквани написано - 100% НАТУРАЛЬНЫЙ!!!!! НЕ ИЗ КОНЦЕНТРАТА!!!! БЕЗ ДОБАВЛЕНИЯ САХАРА!!!!как минимум 4 капли на ведроИ почему бы этому не верить? Это вам не колбасу из туалетной бумаги бодяжить. Все просто - берется апельсин, берется налоговый агент, который в состоянии выдавить из апельсина все до последней капли. Результат разливается в соответствую тару и поступает на полки магазинов. Как-то так... за исключением, может, налогового агента. Разве нет?А как насчет того, что "свежевыжатый сок" может быть годичной давности и прошедший через процесс, от которого у доктора Франкенштейна волосы дыбом встанут?Разливочный цех брэнда Тропикана. Отсутствующий цвет - оранжевый.Никогда не замечали, что каждая упаковка сока на вкус совершенно идентична другой (и слегка отличается от конкурирующей марки)? Всегда, в любое время года. Несмотря на заявленное отсутствие добавок и консервантов.Процесс действительно начинается с выжимания сока из апельсинов. Но это - первая и последняя нормальная часть процесса. После выжимания, сок поступает в гигантские баки, откуда откачивается кислород. Это позволяет сохранить сок вполоть до года. И именно поэтому апельсиновый сок лежит в магазинах круглый год, вне зависимости от сезона.Спасибо Тропикане за отвертку круглый годУ процесса имеется только один минус (с точки зрения производителя) - он убивает вкус. От слова напрочь. Все что остается - это винтажное водянистое фруктовое пюре со вкусом бумаги. Что остаетса делать производителю? Элементарно! Придать жидкости требуемый вкус так называемым "вкусовым пакетом" (flavor pack), который производят те же химические компании, которые разрабатывают запахи ваших дезодорантов и духов. После чего реанимированая жидкость со вкусом бумаги разливается в тару и поступает в магазины.И благодаря пробелу в законодательстве - они даже не обязаны об этом упоминать на упаковке.Аммиачные гамбургерыВсе рестораны, продающие гамбургеры из кожи вон лезут, чтобы убедить нас в чистоте и натуральности своих котлет. Например Макдональдс ("Все наши гамбургеры сделаны из 100% из говядины, поставляемой фермами, утвержденными левой шарагой по утверждению ферм, поставляющих говядину в макдональдс") или Тако Белл (как и вся американская говядина, наша говядина поставляется фермами, сертифицированными департаментом сельского хозяйства и проходит нашу внутренную инспекцию), которые готовы расписаться в натуральности каждого перемолотого кусочка мяса. Их пафос в подтверждении качества и чистоты мяса производит впечатление, что речь идет как минимум о филе миньоне.Элитное блюдо!И в общем-то, за исключением действительно редких случаев заражения мяса кишечной палочкой, мясо действительно чисто. Проблема в том, как оно очищается.Аммиак. Тот самый, который является частью удобрений и средств для чистки унитазов. Кишечную палочку он действительно убивает отлично, а хомяков вообще разрывает на куски. Так что был изобретен процесс, при котором котлеты пропускаются через трубу, в которой обдаются газообразным аммиаком. Об этом никто и не догадывается, за исключением редких случаев, когда фарш реально воняет аммиаком настолько, что клиент возвращает купленный продукт.Поэтому Бигмак и пахнет писсуаром.Процесс аммиаченья является изобретением компании Beef Products inc. для санитарной обработки самых дешевых внутренностей животных, используемых в фарше вместо дорогой филейной вырезки, используемой конкурентами (и которую по утвержденю общепита мы якобы до сих пор и потребляем, ага). В конечном итоге, спрос на продукцию Beef products привел к тому, что ими поставляется 70% гамбургеров. Спасибо, аммиак.Фальшивые ягодыПредставьте себе маффин с голубикой.Один маффин, обжора!!!!Даже несмотря на полученную выше информацию о содержании в нем целлюлозы, слюноотделение подавить тяжело. Целлюлоза нейтральна - фик с ней. Зато ягоды - квинтессенция здорового питания до такой степени, что они просто не имеют морального права быть такими вкусными.Если задуматься, что голубику добавляют в такое количество продуктов - становится удивительным отсутствие голубичных плантаций на каждом шагу.Проблема в том, что из употребленной вами таки образом голубики, только мизерная ее часть поступила с плантаций. Если вообще поступила.Исследования продуктов "с содержанием голубики" показали, что в природе подобная голубика отсутствует каккласс. Попадающиеся нам в кексах вкусные и сочные ягодки - полностью и на 100% искуственные. Произведенные с использованием различных комбинаций сиропа, крахмала, загустителей, пищевых красок и "идентичных натуральным" вкусов, содержащих в названиях кучу произвольных букв и номеров.Мошенники в законе работают на отлично, нужно самому быть химиком, чтобы их на чем нибудь подловить. В каком-то смысле, об этом можно догадаться, взглянув на состав продукта, однако производители любят сыпать вводящими в заблуждение терминами типа "голубичный жмых" и так далее.Ничто не скажет "ням" громче красителей, призведенных в нефтехимии.Разница между реальными ягодами и фальшивыми, разумеется, огромна. Фальшивые могут храниться куда дольше натуральных и несравнимо дешевле как для производителя, так и для покупателя в конечном итоге. Но дело в том, что в них, в отличие от настоящих, нет ровным счетом ничего полезного для здоровья. Что не мешает производителям оседлать скакуна Полезных Для Здоровья Ягод, налепить на этикетку фото реальных ягод и написать на упаковке лозунгов о пользе голубики, несмотря на фактическое отсутствие голубики в продукте.Хорошая новость - по закону производители обязаны указывать о то, что голубика - не настоящая. Плохая новость - закон умалчивает, в каком конкретно виде информация должна быть до потребителя донесена, и производители продуктов отрываются по полной программе. Например, голубичные хлопья от Келлога:Несмотря на три ягоды на коробке, производитель даже не скрывает того факта, что продукт выглядит как не особо замаскированные целлюлозные брикеты, замазанные местами фаршем из смурфиков.Betty Crocker или Таргет используют другой путь. Они добавляют следовое количество натуральной голубики в свои продукты, что дает им по закону право рекламировать "натуральный вкус" и прочие ништяки натуральных ягод, используя по большей части искуственные.Найдите три настоящие ягоды.Ну или можно просто пойти путем "идите все в жопу", которым пошли Дженерал Миллз, выпустив хлопья Total Blueberry Pomegranate. Вся идея громкого названия, от которого весь их маркетинговый отдел получил коллективный оргазм, вертится вокруг якобы того, что в хлопья добавляется туева хуча голубики и гранатов.На самом же деле, вся их голубика на 100% фальшивая, и вы не хотите знать, из чего делаются их "гранаты".Free range chicken - вольно пасущиеся курицыПокупка яиц от "вольных куриц" - лучший способ почувствовать себя ответственным покупателем - эти яйца лежат в каждом магазине и стоят непринципиально дороже производимых гигантскими и злобными куроненавистническими корпорациями тюремного типа. С учетом етого, нет смысла покупать "обычные" яйца, только от "вольных" куриц. Правда, никто не уверен, что это означает. Все только уверены, что животные должны жить в адекватных условиях - чем свободнее, тем лучше. Поэтому почему бы и не поощрять фермеров, понимающих в свободе и покупать мясо "свободных" кур, коров и так далее.Согласно закону, мясная (!) птица должна не более чем иметь доступ "на улицу", чтобы ее можно было ярлычить в качестве "вольной". Эээ... ок, с яйцами, значит, пролетаем по определению, плюс это не совсем та свобода, которую мы себе представляли. Но тем не менее, лучше чем ничего. С доступом наружу и всеми делами...На самом деле... слова могут быть громкими и не значить ничего. В оригинальном значении, "вольный" (free range) означает отсутствие заборов и иных ограничений на передвижение. И подсознание именно такую картину и рисует. Свободные курицы, катающиеся на маленьких лошадках одетые в маленькие ковбойские шляпы и откладывающие в процессе яйца свободы. На заднем фоне играет банджо...Хотя... со всей ответственностью заявляю - свободные куры предпочитают Богдана ТитомираВ реальности, за исключением мясных куриц, термин free range не значит ровным счетом ничего. По закону, ваша шоколадка сникерс может быть "вольного выпаса".Просто индустрия знает, насколько мы становимся счастливы услышав магическую мантру про свободный выпас и использует ее в хвост и в гриву. И курицы на подобных фермах живут точно такой же тюрьме. Только вместо камер, отбывают свой срок в общей душевой.Ура! Свобода!Медленно но верно, люди начинают включать мозг и узнавать о реальностях, касающихся "свободного выпаса". Мало того, производителей, заходящих слишком далеко во лжи, время от времени отправляют за решетку. Тем не менее, пока ничего е изменилось. Мало того, с 1-го января 2012 года евросоюз запретил яйца куриц, живущих в клетках. угадайте, какие яйца пришли им на замену?Вранье о полезности продукта для здоровьяОрехи, уменьшающие риск сердечных заболеваний. Йогурт, улучшающий пищеварение и повышающий иммунитет. Детская еда, защищающая вашего ребенка от атипичного дерматита... чем бы он ни был. Такие продукты сегодня можно найти везде и честно говоря - почему бы их и не купить? Мы йогурт один хрен едим, почему бы не сделать это с пользой для здоровья?А этот брэнд лечит сифилис и диабет.Остается только удивляться, откуда возникли все эти волшебнные лекарственные продукты. Вчера это были обычные орешки, а сегодня инфаркт туда, диабет сюда... Видать в каком-то НИИ здравоохранения случился охрененно продуктивный день.Или всех в очередной раз нае... эээ... обманули.Мистер Орех не может врать!!!На самом деле, подавляющее большинство продуктов, якобы имеющих ккой либо целительный эффект имеет отношение к древнему искусству откровенного вранья. Целительный эффект всяких "чудо йогуртов" разбивается в пух и прах студентом медиком. Но почему производители продолжают так откровенно врать?Все началось в 2002 году, когда куча заурядных продуктов питания внезапно получила суперсилу. FDA, организация, регулирующая подобные вопросы, предложила новую категорию вранья, касающуюся заранее утвержденных заявлений относительно продуктов питания. Их назвали "квалифицированные заявления о пользе для здоровья" (qualified health claims). Очередной лист чисто маркетингового фуфла, которое маркетологи могут использовать, если их продукция соответствует определенным критериям. Ничего концептуально нового - очередной лоббистский финт ушами. Новым там было только отсутствие необходимости консенсуса со стороны ученых, при заявлении о той или иной пользе для здоровья.На простом языке, отсутствие необходимости консенсуса означает то, что достаточно заплатить проигравшемуся в Вегасе человеку в белом халате, который подтвердит, что ваша еда стала волшебной и ему можно поверить на слово, вне зависимости от иных мнений. И производителей понесло.У каждого появились карманные "ученые", утверждающие в своих публикациях ровно то, что им требуется для продвижения "дружественной" продукции.Я не утверждаю, что все утверждения о лечебных свойствах того или иного жорева - вранье. Их наверняка хватает. Однако их практически невозможно отождествить в лавине совершенно бредовых (и легальных) заявлений. Производители жратвы, может хватить врать, а? Какая вам разница, мы все равно это съедим, что бы там ни было написано на коробке. В конце концов, люди даже курят добровольно! :)отсюда, источник

10 октября 2016, 15:00

Two Ways to Break into India’s Consumer Market

While India is the fastest growing major economy in the world today, some foreign companies are still struggling to enter the market there. However, recent developments have opened new doors for consumer product companies to expand their presence and sales in India, at much lower risks. Giant companies such as Coca Cola , L’Oréal  and PepsiCo have made large, profitable investments in India, but many others are absent or have withdrawn, including Henkel, Mary Kay and Sara Lee. In the meantime, both the number of middle class consumers and their spending per capita continues to rise, driving rapid growth of domestic Indian consumer companies from Amul (foods, dairy), to Dabur (personal care) to Godrej (home care and hair care) to Patanjali (foods, beverages, personal care) to Ghari (laundry detergent). To enter the Indian market with more profitability, multinational companies would benefit by creative use of the country’s supply chain and the explosive growth of its online channel. Two ways to achieve this are by sourcing locally and selling via e-commerce. Leveraging India’s Supply Chain New entrants tend to start by exporting finished goods from the nearest Asian factory with a desire to protect brand quality and/or intellectual property and/or to minimize capital investments. But import duties, taxes, transportation costs, and slow supply chains can cause the market size to be very limited in India with such an approach. One way to mitigate these costs and appeal to a larger customer base is to manufacture in India.  Indian Prime Minister Narendra Modi’s government has launched a concerted effort to encourage companies from all over the world to “Make in India.” Indeed, Mars International committed to investing $160 million in building a confectionary factory in Pune in 2015. This does not automatically mean companies should be investing large sums in an Indian factory, however. Fortunately, India now boasts a vibrant ecosystem of third party contract manufacturers (CMOs) who produce consumer goods in India for both Indian and global companies. Foreign entrants can carefully choose among hundreds of viable CMOs or “co-packers” who can manufacture to global standards, using very low cost local labor and many locally sourced ingredients. Import duties and shipping costs are then payable only on a small subset of foreign raw materials or on proprietary intermediates where the foreign company wants to protect trade secrets or intellectual property. This approach of using Indian CMOs enables foreign companies to ramp up Indian manufacturing rapidly with minimal capital deployment. Once sales reach levels that impress the C-Suite, justifying an investment in factories is no longer risky or difficult; for example Amway relied on third party manufacturing for its initial entry and once volumes reached sufficient scale, it invested in a 50-acre facility in India’s southern state of Tamil Nadu. We suggest a three-step strategy in manufacturing: Use CMOs to establish beach heads to understand market dynamics. Set up low-cost manufacturing units in India that increase profitability. Drop product prices and boost volume growth. Leverage scale and cost efficiencies and export products to neighboring countries. While sourcing locally can reduce costs, new entrants also need creative ways to build revenues from India. E-Commerce as a Viable Entry Pathway Most individual consumer product distributors in India have limited capital and geographical reach. For example, Hindustan Unilever has over 7,000 distributors in India. When a new foreign entrant signs up a single distributor, often it does not even move the needle for substantial sales. India has over 10 million mom-and-pop retail outlets and they do an amazing job of servicing urban and rural neighborhoods with their most common daily needs. With rising aspirations across the country, consumers in large and small towns desire a wider range of products that are not easily stocked by the local shop.  This is a niche that American companies can fill. By leveraging online sales, new entrants gain instant access to a national market, particularly outside of India’s largest cities. Also, India today is changing socially. The number of Indians with smartphones has skyrocketed from a few million to over a quarter billion in less than three years. Because middle class families are dispersed, e-commerce channels are an efficient way to send gifts to business acquaintances and such staying far away during major Indian festivals such as Diwali. In terms of e-commerce, 130 million Indians will make an online purchase in 2016. That exceeds the entire population of Japan and is up 76% percent from the previous year.  This impressive growth will continue in the next five years.. Two Indian e-commerce platform companies, Flipkart of Bangalore, founded by a pair of former Amazon employees, and Snapdeal near New Delhi, founded by a Wharton graduate, have each received over a billion dollars in venture funding and are in a war for these customers. Amazon CEO Jeff Bezos has made India a top priority for growth; he projects that the country will be its second largest market globally by 2025. Amazon has put the funds and the management bench strength to lend credence to this ambition. We fully expect that by 2020, in many categories, India’s online merchants will be as large as or larger than their brick-and-mortar counterparts. Foreign companies can enter India via e-commerce with much lower risk and investment than by setting up a physical presence. E-commerce enables them to sell to a national footprint in India and to find the niche customers who value their unique offering. India has 23 official languages, with diverse climates, eating, grooming, and clothing habits. E-commerce sales data can reveal which segments of the market have the greatest affinity for products from a new company.  India also has a very high density of social media users. Multinationals must build trusted communities using social networks such as Facebook and Whats App. Digital assets, search engine strategies, big data analytics, and social media marketing techniques perfected in the West can readily be adapted to work in the Indian marketplace. Neither the e-commerce opportunity nor the potential of the Indian supply chain is yet generally recognized as a lever for quick entry to the Indian consumer marketplace. Nimble global consumer companies looking for growth can accelerate their entry into India while mitigating their risks if they use one or both strategies.

29 сентября 2016, 23:25

"Человек - то, что он ест"?

Ложь, которой нас кормятПрочитал в пора валить пост свежего иммигранта, восторгающегося ценой и качеством американских продуктов (ОМГ!!! натуральный апельсиновый сок по 2 бакса!!!!) и рука машинально потянулась к морде.Вся пищевая индустрия работает над тем, чтобы не дать нам возможность контролировать то, что мы едим. Чтобы наивные фиалки жрали и получали от этого глубокое моральное удовлетворение. A их боссы, может, по пьяни накупили по дешевке какого нибудь говна на прошлой неделе и теперь их задача - скормить это потребителю, обойдя походу мерссское требование указывать на продуктах ингридиенты, из которых они были изготовлены. Начнем с первого "секретного ингридиента".ДроваГазеты - офигенная вещь. А еще офигеннее - их отсутствие, когда все можно читать на компьютере, на планшете, на телефоне или вообще на продвинутой кофеварке. Ни для кого не секрет, что интернет обвалил всю газетную индустрию. Прихватив сопутствующую - производство бумаги. В которую были вложены огромные деньги и в которой задействована куча людей.- Но какое это имеет отношение к жратве?- Сейчас расскажу.Куда девается вся целлюлоза, производимая в немеряных количествах? Объясняю - ее скармливают нам. Бубликом не подавились еще?Бублики из целлюлозы? Беру два!Это делают все. Сироп для оладьев от Aunt Jemima? Целлюлоза. Пирожные Pillsbury? Целлюлоза. Бублики от Kraft's? Целлюлоза. Завтраки от Sara Lee? Целлюлоза. Общепитовский сыр в гамбургерах? Целлюлоза. Целлюлоза, целлюлоза, везде гребаная целлюлоза.Целлюлоза оказалась замечательным наполнителем, и производители продуктов с удовольствием заменяют на нее ненужные и дорогие муку и масло. Целлюлоза на треть дешевле, она съедобна и не-ядовита. И FDA не горит желанием как-то ограничивать ее использование, точнее - ограничивать ее максимальное содержание в продуктах питания. Она везде, даже в органической еде. В конечном итоге, с некоторой натяжкой - это обычная органика. Но это - не еда, это наполнитель, не имеющий по большому счету никакой пищевой стоимости. По достоинству это смогут оценить разве что сидящие на диете бобры.Количество дeрева в этом хлебе примерно сопоставимо с количеством дерева в разделочной доске.Зомби апельсиновый сокСходу - какой самый полезный напиток назовет любой человек? Апельсиновый сок, скажет большинство. Его даже рекомендуют пить для предотвращения простуды. Прямо лекарство. И на упаковкам крупными буквани написано - 100% НАТУРАЛЬНЫЙ!!!!! НЕ ИЗ КОНЦЕНТРАТА!!!! БЕЗ ДОБАВЛЕНИЯ САХАРА!!!!как минимум 4 капли на ведроИ почему бы этому не верить? Это вам не колбасу из туалетной бумаги бодяжить. Все просто - берется апельсин, берется налоговый агент, который в состоянии выдавить из апельсина все до последней капли. Результат разливается в соответствую тару и поступает на полки магазинов. Как-то так... за исключением, может, налогового агента. Разве нет?А как насчет того, что "свежевыжатый сок" может быть годичной давности и прошедший через процесс, от которого у доктора Франкенштейна волосы дыбом встанут?Разливочный цех брэнда Тропикана. Отсутствующий цвет - оранжевый.Никогда не замечали, что каждая упаковка сока на вкус совершенно идентична другой (и слегка отличается от конкурирующей марки)? Всегда, в любое время года. Несмотря на заявленное отсутствие добавок и консервантов.Процесс действительно начинается с выжимания сока из апельсинов. Но это - первая и последняя нормальная часть процесса. После выжимания, сок поступает в гигантские баки, откуда откачивается кислород. Это позволяет сохранить сок вполоть до года. И именно поэтому апельсиновый сок лежит в магазинах круглый год, вне зависимости от сезона.Спасибо Тропикане за отвертку круглый годУ процесса имеется только один минус (с точки зрения производителя) - он убивает вкус. От слова напрочь. Все что остается - это винтажное водянистое фруктовое пюре со вкусом бумаги. Что остаетса делать производителю? Элементарно! Придать жидкости требуемый вкус так называемым "вкусовым пакетом" (flavor pack), который производят те же химические компании, которые разрабатывают запахи ваших дезодорантов и духов. После чего реанимированая жидкость со вкусом бумаги разливается в тару и поступает в магазины.И благодаря пробелу в законодательстве - они даже не обязаны об этом упоминать на упаковке.Аммиачные гамбургерыВсе рестораны, продающие гамбургеры из кожи вон лезут, чтобы убедить нас в чистоте и натуральности своих котлет. Например Макдональдс ("Все наши гамбургеры сделаны из 100% из говядины, поставляемой фермами, утвержденными левой шарагой по утверждению ферм, поставляющих говядину в макдональдс") или Тако Белл (как и вся американская говядина, наша говядина поставляется фермами, сертифицированными департаментом сельского хозяйства и проходит нашу внутренную инспекцию), которые готовы расписаться в натуральности каждого перемолотого кусочка мяса. Их пафос в подтверждении качества и чистоты мяса производит впечатление, что речь идет как минимум о филе миньоне.Элитное блюдо!И в общем-то, за исключением действительно редких случаев заражения мяса кишечной палочкой, мясо действительно чисто. Проблема в том, как оно очищается.Аммиак. Тот самый, который является частью удобрений и средств для чистки унитазов. Кишечную палочку он действительно убивает отлично, а хомяков вообще разрывает на куски. Так что был изобретен процесс, при котором котлеты пропускаются через трубу, в которой обдаются газообразным аммиаком. Об этом никто и не догадывается, за исключением редких случаев, когда фарш реально воняет аммиаком настолько, что клиент возвращает купленный продукт.Поэтому Бигмак и пахнет писсуаром.Процесс аммиаченья является изобретением компании Beef Products inc. для санитарной обработки самых дешевых внутренностей животных, используемых в фарше вместо дорогой филейной вырезки, используемой конкурентами (и которую по утвержденю общепита мы якобы до сих пор и потребляем, ага). В конечном итоге, спрос на продукцию Beef products привел к тому, что ими поставляется 70% гамбургеров. Спасибо, аммиак.Фальшивые ягодыПредставьте себе маффин с голубикой.Один маффин, обжора!!!!Даже несмотря на полученную выше информацию о содержании в нем целлюлозы, слюноотделение подавить тяжело. Целлюлоза нейтральна - фик с ней. Зато ягоды - квинтессенция здорового питания до такой степени, что они просто не имеют морального права быть такими вкусными.Если задуматься, что голубику добавляют в такое количество продуктов - становится удивительным отсутствие голубичных плантаций на каждом шагу.Проблема в том, что из употребленной вами таки образом голубики, только мизерная ее часть поступила с плантаций. Если вообще поступила.Исследования продуктов "с содержанием голубики" показали, что в природе подобная голубика отсутствует каккласс. Попадающиеся нам в кексах вкусные и сочные ягодки - полностью и на 100% искуственные. Произведенные с использованием различных комбинаций сиропа, крахмала, загустителей, пищевых красок и "идентичных натуральным" вкусов, содержащих в названиях кучу произвольных букв и номеров.Мошенники в законе работают на отлично, нужно самому быть химиком, чтобы их на чем нибудь подловить. В каком-то смысле, об этом можно догадаться, взглянув на состав продукта, однако производители любят сыпать вводящими в заблуждение терминами типа "голубичный жмых" и так далее.Ничто не скажет "ням" громче красителей, призведенных в нефтехимии.Разница между реальными ягодами и фальшивыми, разумеется, огромна. Фальшивые могут храниться куда дольше натуральных и несравнимо дешевле как для производителя, так и для покупателя в конечном итоге. Но дело в том, что в них, в отличие от настоящих, нет ровным счетом ничего полезного для здоровья. Что не мешает производителям оседлать скакуна Полезных Для Здоровья Ягод, налепить на этикетку фото реальных ягод и написать на упаковке лозунгов о пользе голубики, несмотря на фактическое отсутствие голубики в продукте.Хорошая новость - по закону производители обязаны указывать о то, что голубика - не настоящая. Плохая новость - закон умалчивает, в каком конкретно виде информация должна быть до потребителя донесена, и производители продуктов отрываются по полной программе. Например, голубичные хлопья от Келлога:Несмотря на три ягоды на коробке, производитель даже не скрывает того факта, что продукт выглядит как не особо замаскированные целлюлозные брикеты, замазанные местами фаршем из смурфиков.Betty Crocker или Таргет используют другой путь. Они добавляют следовое количество натуральной голубики в свои продукты, что дает им по закону право рекламировать "натуральный вкус" и прочие ништяки натуральных ягод, используя по большей части искуственные.Найдите три настоящие ягоды.Ну или можно просто пойти путем "идите все в жопу", которым пошли Дженерал Миллз, выпустив хлопья Total Blueberry Pomegranate. Вся идея громкого названия, от которого весь их маркетинговый отдел получил коллективный оргазм, вертится вокруг якобы того, что в хлопья добавляется туева хуча голубики и гранатов.На самом же деле, вся их голубика на 100% фальшивая, и вы не хотите знать, из чего делаются их "гранаты".Free range chicken - вольно пасущиеся курицыПокупка яиц от "вольных куриц" - лучший способ почувствовать себя ответственным покупателем - эти яйца лежат в каждом магазине и стоят непринципиально дороже производимых гигантскими и злобными куроненавистническими корпорациями тюремного типа. С учетом етого, нет смысла покупать "обычные" яйца, только от "вольных" куриц. Правда, никто не уверен, что это означает. Все только уверены, что животные должны жить в адекватных условиях - чем свободнее, тем лучше. Поэтому почему бы и не поощрять фермеров, понимающих в свободе и покупать мясо "свободных" кур, коров и так далее.Согласно закону, мясная (!) птица должна не более чем иметь доступ "на улицу", чтобы ее можно было ярлычить в качестве "вольной". Эээ... ок, с яйцами, значит, пролетаем по определению, плюс это не совсем та свобода, которую мы себе представляли. Но тем не менее, лучше чем ничего. С доступом наружу и всеми делами...На самом деле... слова могут быть громкими и не значить ничего. В оригинальном значении, "вольный" (free range) означает отсутствие заборов и иных ограничений на передвижение. И подсознание именно такую картину и рисует. Свободные курицы, катающиеся на маленьких лошадках одетые в маленькие ковбойские шляпы и откладывающие в процессе яйца свободы. На заднем фоне играет банджо...Хотя... со всей ответственностью заявляю - свободные куры предпочитают Богдана ТитомираВ реальности, за исключением мясных куриц, термин free range не значит ровным счетом ничего. По закону, ваша шоколадка сникерс может быть "вольного выпаса".Просто индустрия знает, насколько мы становимся счастливы услышав магическую мантру про свободный выпас и использует ее в хвост и в гриву. И курицы на подобных фермах живут точно такой же тюрьме. Только вместо камер, отбывают свой срок в общей душевой.Ура! Свобода!Медленно но верно, люди начинают включать мозг и узнавать о реальностях, касающихся "свободного выпаса". Мало того, производителей, заходящих слишком далеко во лжи, время от времени отправляют за решетку. Тем не менее, пока ничего е изменилось. Мало того, с 1-го января 2012 года евросоюз запретил яйца куриц, живущих в клетках. угадайте, какие яйца пришли им на замену?Вранье о полезности продукта для здоровьяОрехи, уменьшающие риск сердечных заболеваний. Йогурт, улучшающий пищеварение и повышающий иммунитет. Детская еда, защищающая вашего ребенка от атипичного дерматита... чем бы он ни был. Такие продукты сегодня можно найти везде и честно говоря - почему бы их и не купить? Мы йогурт один хрен едим, почему бы не сделать это с пользой для здоровья?А этот брэнд лечит сифилис и диабет.Остается только удивляться, откуда возникли все эти волшебнные лекарственные продукты. Вчера это были обычные орешки, а сегодня инфаркт туда, диабет сюда... Видать в каком-то НИИ здравоохранения случился охрененно продуктивный день.Или всех в очередной раз нае... эээ... обманули.Мистер Орех не может врать!!!На самом деле, подавляющее большинство продуктов, якобы имеющих ккой либо целительный эффект имеет отношение к древнему искусству откровенного вранья. Целительный эффект всяких "чудо йогуртов" разбивается в пух и прах студентом медиком. Но почему производители продолжают так откровенно врать?Все началось в 2002 году, когда куча заурядных продуктов питания внезапно получила суперсилу. FDA, организация, регулирующая подобные вопросы, предложила новую категорию вранья, касающуюся заранее утвержденных заявлений относительно продуктов питания. Их назвали "квалифицированные заявления о пользе для здоровья" (qualified health claims). Очередной лист чисто маркетингового фуфла, которое маркетологи могут использовать, если их продукция соответствует определенным критериям. Ничего концептуально нового - очередной лоббистский финт ушами. Новым там было только отсутствие необходимости консенсуса со стороны ученых, при заявлении о той или иной пользе для здоровья.На простом языке, отсутствие необходимости консенсуса означает то, что достаточно заплатить проигравшемуся в Вегасе человеку в белом халате, который подтвердит, что ваша еда стала волшебной и ему можно поверить на слово, вне зависимости от иных мнений. И производителей понесло.У каждого появились карманные "ученые", утверждающие в своих публикациях ровно то, что им требуется для продвижения "дружественной" продукции.Я не утверждаю, что все утверждения о лечебных свойствах того или иного жорева - вранье. Их наверняка хватает. Однако их практически невозможно отождествить в лавине совершенно бредовых (и легальных) заявлений. Производители жратвы, может хватить врать, а? Какая вам разница, мы все равно это съедим, что бы там ни было написано на коробке. В конце концов, люди даже курят добровольно! :)

29 сентября 2016, 16:30

Tyson Foods, CF Industries Holdings, Xerox, Macy's and Steelcase highlighted as Zacks Bull and Bear of the Day

Tyson Foods, CF Industries Holdings, Xerox, Macy’s and Steelcase highlighted as Zacks Bull and Bear of the Day

29 сентября 2016, 13:24

Bull of the Day: Tyson (TSN)

Bull of the Day: Tyson (TSN)

27 сентября 2016, 23:27

Three Long and Short Plays on the TPP

There are investment opportunities for those who think the TPP will pass, and short-play opportunities for those who think it will fail.

05 сентября 2016, 17:16

Look for the Union Label for Your Labor Day Picnic or BBQ

American families should look for the union label when buying items for their Labor Day party or cookout. Over many years, America's workers battled for the right to have a voice at work. Labor Day should be a celebration of the labor movement's accomplishments -- the weekend, an end to child labor, the eight-hour day, Medicare and safer workplaces, among them -- and a reminder that there are still workers struggling to improve life for their families, communities and society. How you spend your money can make a difference for our country, our communities, our families and our friends. By purchasing union-made goods and services made by companies that provide fair wages, safe working conditions and access to health care, conscientious consumers help protect and grow America's middle class. You also have the security of knowing that your money is buying quality goods made in ethical shops. Fortunately, two union-sponsored website, Union Label and Labor411, help consumers identify union-made products. Need a new grill for your cookout? Both Weber and Thermador grills are made with union hands. Need something to grill on your new union made Weber or Thermador? Look for: Butterball burgers and franks Wenzel's sausage Smithfield sausage Oscar Meyer hot dogs Boars Head hot dogs Ball Park Franks Hebrew National franks Foster Farms fresh chicken Hormel Red Franks Nathan's Ball Park hot dogs How about a bun? Buy: Alfred Nickles Bakery Sunbeam Maier's Stroehmann Arnold Francisco Need toppings? Try these: Heinz Ketchup Open Pit French's Gulden's Mustard Frank's Red Hot Vlasic brand pickles Something on the side? Burnham and Morrill Baked Beans Suddenly Salad Pace Salsa Rold Gold Frito-Lay Doritos Chex Mixes Lays Chips and French Onion Dip Sun Chips UTZ Pretzels Pirate Booty Bugles Cheez-It Something to wash it down with? Try these union-made beers: American Lager Camo Black Ice Hamm's Miller beer Shock Top Budweiser/ Bud Light Alexander Keiths Coors/ Coors Light Genesee Cream Ale Moosehead Micky's Malt Red Stripe Iron City Mad River Michelob Leinenkugel's Icehouse Red Dog Steelhead Fine Ale Stegmaier Lionshead Not a beer drinker? Try these beverages: Welch's Juices Minute Maid Hawaiian Punch Mott's V8 Sprite Mountain Dew Pepsi, Diet Pepsi Coke, Diet Coke Canada Dry 7-UP A&W Root Beer Orange Crush RC Cola Barq's Blumers Old Philadelphia Want dessert? Satisfy your sweet tooth with these union made products: S'mores made with Keebler Graham Crackers, Hershey's Chocolate Bars, and Campfire Marshmallows Tastykake Entenmann's Sara Lee (frozen) Happy Labor Day! Peter Dreier is professor of politics at Occidental College. His latest book is The 100 Greatest Americans of the 20th Century: A Social Justice Hall of Fame (Nation Books). -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

09 июля 2016, 20:41

The Carlson Camp

Inside the team of lawyers and P.R. agents strategizing former Fox anchor’s battle against Roger Ailes

26 мая 2016, 22:21

10 Huge Food Recalls That Cost American Shoppers Billions

Another huge food recall has gripped America's restaurants and grocery stores. Here's a quick rundown of the most expensive recalls in history.

Выбор редакции
05 февраля 2016, 02:53

Hanesbrands (HBI) Misses on Q4 Earnings and Revenues

Here's what you will need to know about the report.

31 декабря 2014, 04:30

The Prison State Of America

Submitted by Chris Hedges via TruthDig, Prisons employ and exploit the ideal worker. Prisoners do not receive benefits or pensions. They are not paid overtime. They are forbidden to organize and strike. They must show up on time. They are not paid for sick days or granted vacations. They cannot formally complain about working conditions or safety hazards. If they are disobedient, or attempt to protest their pitiful wages, they lose their jobs and can be sent to isolation cells. The roughly 1 million prisoners who work for corporations and government industries in the American prison system are models for what the corporate state expects us all to become. And corporations have no intention of permitting prison reforms that would reduce the size of their bonded workforce. In fact, they are seeking to replicate these conditions throughout the society. States, in the name of austerity, have stopped providing prisoners with essential items including shoes, extra blankets and even toilet paper, while starting to charge them for electricity and room and board. Most prisoners and the families that struggle to support them are chronically short of money. Prisons are company towns. Scrip, rather than money, was once paid to coal miners, and it could be used only at the company store. Prisoners are in a similar condition. When they go broke—and being broke is a frequent occurrence in prison—prisoners must take out prison loans to pay for medications, legal and medical fees and basic commissary items such as soap and deodorant. Debt peonage inside prison is as prevalent as it is outside prison. States impose an array of fees on prisoners. For example, there is a 10 percent charge imposed by New Jersey on every commissary purchase. Stamps have a 10 percent surcharge. Prisoners must pay the state for a 15-minute deathbed visit to an immediate family member or a 15-minute visit to a funeral home to view the deceased. New Jersey, like most other states, forces a prisoner to reimburse the system for overtime wages paid to the two guards who accompany him or her, plus mileage cost. The charge can be as high as $945.04. It can take years to pay off a visit with a dying father or mother. Fines, often in the thousands of dollars, are assessed against many prisoners when they are sentenced. There are 22 fines that can be imposed in New Jersey, including the Violent Crime Compensation Assessment (VCCB), the Law Enforcement Officers Training & Equipment Fund (LEOT) and Extradition Costs (EXTRA). The state takes a percentage each month out of prison pay to pay down the fines, a process that can take decades. If a prisoner who is fined $10,000 at sentencing must rely solely on a prison salary he or she will owe about $4,000 after making payments for 25 years. Prisoners can leave prison in debt to the state. And if they cannot continue to make regular payments—difficult because of high unemployment—they are sent back to prison. High recidivism is part of the design. Corporations have privatized most of the prison functions once handled by governments. They run prison commissaries and, since the prisoners have nowhere else to shop, often jack up prices by as much as 100 percent. Corporations have taken over the phone systems and charge exorbitant fees to prisoners and their families. They grossly overcharge for money transfers from families to prisoners. And these corporations, some of the nation’s largest, pay little more than a dollar a day to prison laborers who work in for-profit prison industries. Food and merchandise vendors, construction companies, laundry services, uniforms companies, prison equipment vendors, cafeteria services, manufacturers of pepper spray, body armor and the array of medieval instruments used for the physical control of prisoners, and a host of other contractors feed like jackals off prisons. Prisons, in America, are a hugely profitable business. Our prison-industrial complex, which holds 2.3 million prisoners, or 25 percent of the world’s prison population, makes money by keeping prisons full. It demands bodies, regardless of color, gender or ethnicity. As the system drains the pool of black bodies, it has begun to incarcerate others. Women—the fastest-growing segment of the prison population—are swelling prisons, as are poor whites in general, Hispanics and immigrants. Prisons are no longer a black-white issue. Prisons are a grotesque manifestation of corporate capitalism. Slavery is legal in prisons under the 13th Amendment of the U.S. Constitution. It reads: “Neither slavery nor involuntary servitude, except as punishment for crime whereof the party shall have been duly convicted, shall exist within the United States. …” And the massive U.S. prison industry functions like the forced labor camps that have existed in all totalitarian states.  Corporate investors, who have poured billions into the business of mass incarceration, expect long-term returns. And they will get them. It is their lobbyists who write the draconian laws that demand absurdly long sentences, deny paroles, determine immigrant detention laws and impose minimum-sentence and three-strikes-out laws (mandating life sentences after three felony convictions). The politicians and the courts, subservient to corporate power, can be counted on to protect corporate interests. Corrections Corporation of America (CCA), the largest owner of for-profit prisons and immigration detention facilities in the country, had revenues of $1.7 billion in 2013 and profits of $300 million. CCA holds an average of 81,384 inmates in its facilities on any one day. Aramark Holdings Corp., a Philadelphia-based company that contracts through Aramark Correctional Services to provide food to 600 correctional institutions across the United States, was acquired in 2007 for $8.3 billion by investors that included Goldman Sachs. The three top for-profit prison corporations spent an estimated $45 million over a recent 10-year period for lobbying that is keeping the prison business flush. The resource center In the Public Interest documented in its report “Criminal: How Lockup Quotas and ‘Low-Crime Taxes’ Guarantee Profits for Private Prison Corporations” that private prison companies often sign state contracts that guarantee prison occupancy rates of 90 percent. If states fail to meet the quota they have to pay the corporations for the empty beds.  CCA in 2011 gave $710,300 in political contributions to candidates for federal or state office, political parties and so-called 527 groups (PACs and super PACs), the American Civil Liberties Union reported. The corporation also spent $1.07 million lobbying federal officials plus undisclosed sums to lobby state officials, according to the ACLU. The United States, from 1970 to 2005, increased its prison population by about 700 percent, according to statistics gathered by the ACLU. The federal Bureau of Justice Statistics, the ACLU report notes, says for-profit companies presently control about 18 percent of federal prisoners and 6.7 percent of all state prisoners. Private prisons account for nearly all newly built prisons. And nearly half of all immigrants detained by the federal government are shipped to for-profit prisons, according to Detention Watch Network. But corporate profit is not limited to building and administering prisons. Whole industries now rely almost exclusively on prison labor. Federal prisoners, who are among the highest paid in the U.S. system, making as much as $1.25 an hour, produce the military’s helmets, uniforms, pants, shirts, ammunition belts, ID tags and tents. Prisoners work, often through subcontractors, for major corporations such as Chevron, Bank of America, IBM, Motorola, Microsoft, AT&T, Starbucks, Nintendo, Victoria’s Secret, J.C. Penney, Sears, Wal-Mart, Kmart, Eddie Bauer, Wendy’s, Procter & Gamble, Johnson & Johnson, Fruit of the Loom, Motorola, Caterpillar, Sara Lee, Quaker Oats, Mary Kay, Microsoft, Texas Instruments, Dell, Honeywell, Hewlett-Packard, Nortel, Nordstrom’s, Revlon, Macy’s, Pierre Cardin and Target. Prisoners in some states run dairy farms, staff call centers, take hotel reservations or work in slaughterhouses. And prisoners are used to carry out public services such as collecting highway trash in states such as Ohio.  States, with shrinking budgets, share in the corporate exploitation. They get kickbacks of as much as 40 percent from corporations that prey on prisoners. This kickback money is often supposed to go into “inmate welfare funds,” but prisoners say they rarely see any purchases made by the funds to improve life inside prison. The wages paid to prisoners for labor inside prisons have remained stagnant and in real terms have declined over the past three decades. In New Jersey a prisoner made $1.20 for eight hours of work—yes, eight hours of work—in 1980 and today makes $1.30 for a day’s labor. Prisoners earn, on average, $28 a month. Those incarcerated in for-profit prisons earn as little as 17 cents an hour. However, items for sale in prison commissaries have risen in price over the past two decades by as much as 100 percent. And new rules in some prisons, including those in New Jersey, prohibit families to send packages to prisoners, forcing prisoners to rely exclusively on prison vendors. This is as much a psychological blow as a material one; it leaves families feeling powerless to help loved ones trapped in the system. A bar of Dove soap in 1996 cost New Jersey prisoners 97 cents. Today it costs $1.95, an increase of 101 percent. A tube of Crest toothpaste cost $2.35 in 1996 and today costs $3.49, an increase of 48 percent. AA batteries have risen by 184 percent, and a stick of deodorant has risen by 95 percent. The only two items I found that remained the same in price from 1996 were frosted flake cereal and cups of noodles, but these items in prisons have been switched from recognizable brand names to generic products. The white Reebok shoes that most prisoners wear, shoes that lasts about six months, costs about $45 a pair. Those who cannot afford the Reebok brand must buy, for $20, shoddy shoes with soles that shred easily. In addition, prisoners are charged for visits to the infirmary and the dentist and for medications. Keefe Supply Co., which runs commissaries for an estimated half a million prisoners in states including Florida and Maryland, is notorious for price gouging. It sells a single No. 10 white envelope for 15 cents—$15 per 100 envelopes. The typical retail cost outside prison for a box of 100 of these envelopes is $7. The company marks up a 3-ounce packet of noodle soup, one of the most popular commissary items, to 45 cents from 26 cents. Global Tel Link, a private phone company, jacks up phone rates in New Jersey to 15 cents a minute, although some states, such as New York, have relieved the economic load on families by reducing the charge to 4 cents a minute. The Federal Communications Commission has determined that a fair rate for a 15-minute interstate call by a prisoner is $1.80 for debit and $2.10 for collect. The high phone rates imposed on prisoners, who do not have a choice of carriers and must call either collect or by using debit accounts that hold prepaid deposits made by them or their families, are especially damaging to the 2 million children with a parent behind bars. The phone is a lifeline for the children of the incarcerated. Monopolistic telephone contracts give to the states kickbacks amounting, on average, to 42 percent of gross revenues from prisoner phone calls, according to Prison Legal News. The companies with exclusive prison phone contracts not only charge higher phone rates but add to the phone charges the cost of the kickbacks, called “commissions” by state agencies, according to research conducted in 2011 by John E. Dannenberg for Prison Legal News. Dannenberg found that the phone market in state prison systems generates an estimated $362 million annually in gross revenues for the states and costs prisoners’ families, who put money into phone accounts, some $143 million a year. When strong family ties are retained, there are lower rates of recidivism and fewer parole violations. But that is not what the corporate architects of prisons want: High recidivism, now at over 60 percent, keeps the cages full. This is one reason, I suspect, why prisons make visitations humiliating and difficult. It is not uncommon for prisoners to tell their families—especially those that include small children traumatized by the security screening, long waits, body searches, clanging metal doors and verbal abuse by guards—not to visit. Prisoners with life sentences frequently urge loved ones to sever all ties with them and consider them as dead. The rise of what Marie Gottschalk, the author of “Caught: The Prison State and the Lockdown of American Politics,” calls “the carceral state” is ominous. It will not be reformed through elections or by appealing to political elites or the courts. Prisons are not, finally, about race, although poor people of color suffer the most. They are not even about being poor. They are prototypes for the future. They are emblematic of the disempowerment and exploitation that corporations seek to inflict on all workers. If corporate power continues to disembowel the country, if it is not impeded by mass protests and revolt, life outside prison will soon resemble life in prison.     

21 октября 2014, 08:11

David Perdue Has Up To $1 Million Managed By Swiss Private Bank Fund

WASHINGTON -- Republican David Perdue, the Georgia businessman running for U.S. Senate, has as much as $1 million invested in an exclusive fund managed by a Swiss private bank -- a rarefied investment strategy that has earned him between $100,000 and $1 million since 2012. The fund, Vontobel Non-U.S. Equity LLC, is managed by a subsidiary of the Zurich-based private bank Vontobel to invest in companies that operate primarily outside the United States. Registered as a Delaware corporation, the fund includes shares of mortgage companies in India, global tobacco corporations, and European consumer goods manufacturers. The fund's manager is a sister company of family-owned Bank Vontobel based in Zurich. Its slogan: "Vontobel: Your Swiss Private Bank." Nevertheless, Perdue's investment is not the same as a Swiss bank account, and his fund, managed out of New York, cannot be used to hide taxable assets from the Internal Revenue Service. Rather, it is a pooled investment fund, designed to make money for investors. By limiting the investor pool to high-net worth individuals and well-funded organizations, the Vontobel fund is exempt from the typical requirement that, as a Delaware corporation, it register with the Securities and Exchange Commission. Perdue's estimated net worth of between $27 million and $82 million easily qualifies him to invest in the restricted fund. As of September, Perdue was one of 769 investors who together had given Vontobel's asset managers more than $1.25 billion to invest in the Vontobel Non-US Equity LLC fund.  As Perdue crisscrosses Georgia, promising to use his extensive business experience to benefit the millions of voters hard hit by the Great Recession, his participation in the Vontobel fund may expose him to charges he's out of touch with the blue-collar voters he needs to win next month's election. Perdue is facing Democrat Michelle Nunn for the seat of retiring Sen. Saxby Chambliss (R). Perdue's vulnerability was hammered home in recent weeks, as scrutiny intensified into his business record of outsourcing American jobs, to be filled by cheaper laborers in what he recently called the "Third World." "I spent most of my career" outsourcing jobs, Perdue said in a 2005 deposition, released to the media this month. Since then, Perdue has repeatedly claimed that he is "proud" of this part of his record, and has rebuffed critics who point out that he has overseen hundreds of layoffs during his decades as CEO of companies like Reebok, Sara Lee and Dollar General. Yet Perdue's pride in his work history seems tempered by reports that his campaign deleted a paragraph from its website that described Perdue's stint as a consultant for a startup in India, from 2007 to 2009. In response to questions from The Huffington Post, Perdue's campaign refused to say when Perdue first invested in the Vontobel fund, or how much he Perdue ventured. The campaign also declined to say how much Perdue has earned from his Vontobel investment, beyond the range offered in his personal financial disclosure form, or how much he has paid to Vontobel in management fees. The campaign did note that Nunn lists four non-U.S. investment funds on her Senate financial disclosure forms. These include an Emerging Markets Core Equity Fund, an International Small Cap Value Fund, an International Core Equity fund, and an International Small Company fund -- all through Dimensional Fund Advisors, for a total value of between $4,004 and $60,000. Nunn reported combined two-year income from all four investments of between $201 and $1,600. In a statement to The Huffington Post, Perdue spokeswoman Megan Whittemore said, "Overall, David has more invested in Henry County school bonds than in this fund. Investing a portion of your portfolio in international companies is standard diversification for most investors, including Michelle Nunn, " Unlike Perdue's restricted Vontobel fund, Nunn's holdings are in publicly traded funds -- and significantly smaller than Perdue's investment.  Little is known about the Vontobel fund, which was created in July 2007, the same month that Perdue exited his job as CEO of Dollar General. The executive's departure netted him more than $42 million. The Vontobel fund appears to be among a series of funds Vontobel established in 2007 to help shield U.S. investors from the looming financial crisis. For wealthy Americans, the prospect of placing money in the hands of Vontobel's star asset manager, Rajiv Jain, was a welcome alternative to the bad news shaking Wall Street. In response to questions from HuffPost, the Perdue campaign released the top 10 holdings for the Vontobel fund, which mirror those for other Jain-managed Vontobel funds. They include British American Tobacco (U.K.), Philip Morris International (U.S.), Unilever (Netherlands), Nestle (Swiss), Housing Development Finance Corp. (India), Roche Holding (Swiss), HDFC Bank (India), SABMiller (U.K.), Novo Nordisk (Denmark), and Reckitt Benckiser (U.K.). A spokeswoman for Vontobel Asset Management, a U.S. subsidiary of the Swiss bank, declined to answer questions about the Vontobel Non-US Equity LLC fund's structure and management.

21 октября 2014, 08:11

David Perdue Has Up To $1 Million Managed By Swiss Private Bank Fund

WASHINGTON -- Republican David Perdue, the Georgia businessman running for U.S. Senate, has as much as $1 million invested in an exclusive fund managed by a Swiss private bank -- a rarefied investment strategy that has earned him between $100,000 and $1 million since 2012. The fund, Vontobel Non-U.S. Equity LLC, is managed by a subsidiary of the Zurich-based private bank Vontobel to invest in companies that operate primarily outside the United States. Registered as a Delaware corporation, the fund includes shares of mortgage companies in India, global tobacco corporations, and European consumer goods manufacturers. The fund's manager is a sister company of family-owned Bank Vontobel based in Zurich. Its slogan: "Vontobel: Your Swiss Private Bank." Nevertheless, Perdue's investment is not the same as a Swiss bank account, and his fund, managed out of New York, cannot be used to hide taxable assets from the Internal Revenue Service. Rather, it is a pooled investment fund, designed to make money for investors. By limiting the investor pool to high-net worth individuals and well-funded organizations, the Vontobel fund is exempt from the typical requirement that, as a Delaware corporation, it register with the Securities and Exchange Commission. Perdue's estimated net worth of between $27 million and $82 million easily qualifies him to invest in the restricted fund. As of September, Perdue was one of 769 investors who together had given Vontobel's asset managers more than $1.25 billion to invest in the Vontobel Non-US Equity LLC fund.  As Perdue crisscrosses Georgia, promising to use his extensive business experience to benefit the millions of voters hard hit by the Great Recession, his participation in the Vontobel fund may expose him to charges he's out of touch with the blue-collar voters he needs to win next month's election. Perdue is facing Democrat Michelle Nunn for the seat of retiring Sen. Saxby Chambliss (R). Perdue's vulnerability was hammered home in recent weeks, as scrutiny intensified into his business record of outsourcing American jobs, to be filled by cheaper laborers in what he recently called the "Third World." "I spent most of my career" outsourcing jobs, Perdue said in a 2005 deposition, released to the media this month. Since then, Perdue has repeatedly claimed that he is "proud" of this part of his record, and has rebuffed critics who point out that he has overseen hundreds of layoffs during his decades as CEO of companies like Reebok, Sara Lee and Dollar General. Yet Perdue's pride in his work history seems tempered by reports that his campaign deleted a paragraph from its website that described Perdue's stint as a consultant for a startup in India, from 2007 to 2009. In response to questions from The Huffington Post, Perdue's campaign refused to say when Perdue first invested in the Vontobel fund, or how much he Perdue ventured. The campaign also declined to say how much Perdue has earned from his Vontobel investment, beyond the range offered in his personal financial disclosure form, or how much he has paid to Vontobel in management fees. The campaign did note that Nunn lists four non-U.S. investment funds on her Senate financial disclosure forms. These include an Emerging Markets Core Equity Fund, an International Small Cap Value Fund, an International Core Equity fund, and an International Small Company fund -- all through Dimensional Fund Advisors, for a total value of between $4,004 and $60,000. Nunn reported combined two-year income from all four investments of between $201 and $1,600. In a statement to The Huffington Post, Perdue spokeswoman Megan Whittemore said, "Overall, David has more invested in Henry County school bonds than in this fund. Investing a portion of your portfolio in international companies is standard diversification for most investors, including Michelle Nunn, " Unlike Perdue's restricted Vontobel fund, Nunn's holdings are in publicly traded funds -- and significantly smaller than Perdue's investment.  Little is known about the Vontobel fund, which was created in July 2007, the same month that Perdue exited his job as CEO of Dollar General. The executive's departure netted him more than $42 million. The Vontobel fund appears to be among a series of funds Vontobel established in 2007 to help shield U.S. investors from the looming financial crisis. For wealthy Americans, the prospect of placing money in the hands of Vontobel's star asset manager, Rajiv Jain, was a welcome alternative to the bad news shaking Wall Street. In response to questions from HuffPost, the Perdue campaign released the top 10 holdings for the Vontobel fund, which mirror those for other Jain-managed Vontobel funds. They include British American Tobacco (U.K.), Philip Morris International (U.S.), Unilever (Netherlands), Nestle (Swiss), Housing Development Finance Corp. (India), Roche Holding (Swiss), HDFC Bank (India), SABMiller (U.K.), Novo Nordisk (Denmark), and Reckitt Benckiser (U.K.). A spokeswoman for Vontobel Asset Management, a U.S. subsidiary of the Swiss bank, declined to answer questions about the Vontobel Non-US Equity LLC fund's structure and management.

16 октября 2014, 18:20

Разделяй и властвуй

Количество анонсированных мероприятий по дроблению корпораций на независимые компании (спин-офф) в этом году приближается к рекордным значениям. По мнению экспертов, это подстегнет рынок слияний и поглощений, который уже сейчас находится на семилетнем максимуме и продолжает развиваться. В лидерах - сектор высоких технологий. В этом году уже 166 компаний, от Hewlett-Packard до EBay, заявили о том, что будут выделять свои подразделения и активы в отдельные публичные структуры. Если этот тренд продолжится, то количество проведенных операций спин-офф может побить рекорды 2012 года, когда было анонсировано более 196 таких мероприятий. При этом объем рынка глобальных слияний и поглощений также продолжает расти безумными темпами и уже составил более $2,3 трлн по всему миру, что является самым высоким показателем за последние 7 лет. По мнению главы направления по международному рынку M&A банка Bank of America Merrill Lynch Эдриана Ми, эти рынки являются, безусловно, взаимозависимыми. Отделяемые компании зачастую становятся привлекательными объектом для поглощений или сами могут стать активными покупателями. Например, разделение Sara Lee Corp на две публичные компании (Hillshire Brands и D.E Master Blenders) повлекло за собой череду сделок M&A объемом в $20 млрд всего через 2 года после разделения. Hillshire Brands производила сосиски и была поглощена Tyson Foods, а D.E Master Blenders стала частной компанией и теперь сама занимается скупкой бизнесов в кофейной отрасли. Безусловным лидером по числу анонсированных разделений стал высокотехнологический сектор. Совсем недавно Hewlett-Packard объявил о выводе своего подразделения по производству персональной компьютерной техники в отдельную компанию под названием HP. Оставшаяся же материнская структура сосредоточится на разработке программного и аппаратного обеспечения для корпоративных клиентов. EBay же в сентябре объявил о том, что собирается сделать PayPal отдельной компанией до 2015 года. Symantec также хочет разделиться на две отдельные структуры. Впрочем, процесс спин-офф не быстрый и требует большой подготовительной работы, чтобы в результате никому не пришлось платить дополнительных налогов. Так, по американским законам, с момента разделения должно пройти не менее двух лет, чтобы покупка выделенных компаний обошлась без лишних фискальных издержек. По истечению этого срока «отпочковавшиеся» предприятия тут же кем-нибудь покупаются – на радость инвестиционных банкиров, юристов и прочих консультантов, зарабатывающих на этом немалые деньги.  

Выбор редакции
10 октября 2014, 22:20

Tyson's Sara Lee Brings Blueberry, Ginger Flavored Cakes - Analyst Blog

Global meat producer Tyson Foods Inc. (TSN) continues its consistent product innovation under the ongoing growth strategy.

02 сентября 2014, 05:05

США: худшая налоговая политика в мире

Самая большая глупость - это делать одно и то же и надеяться на другой результат. Тем не менее именно этим занимаются США, пытаясь сохранить конкурентоспособность, но не прибегая при этом к изменениям в налоговой политике.  Это все равно что готовиться к марафону, но при этом питаться в McDonald's. США имеют самую высокую среди развитых стран ставку корпоративного налога. Кроме того, в отличии от других стран, они облагают налогом не только компании, которые находятся на территории страны, но и зарубежные подразделения. Отметим, что налог взимается только в том случае, если прибыль переводится в США. В связи с этим нет ничего удивительного, что американские корпорации хранят на зарубежных счетах почти $2 трлн нераспределенной прибыли. Никто не хочет платить такие налоги, поскольку они снижают конкурентоспособность компаний на международной арене. К тому же то, как США тратят бюджетные деньги, а речь идет о бесконечных военных операциях по всему миру, желание избежать уплаты налогов только растет, и этот процесс уже не остановить. Компании начинают переезжать за рубеж и регистрировать свои фирмы там. Эта тенденция с каждым годом набирает обороты. Только за последние пару лет можно вспомнить несколько громких имен, которые сменили прописку на новую с более низким налогом. Среди них Medtronic, Liberty Global, Sara Lee и Omnicom Group. Кроме того, одна из крупнейших в мире фармацевтических компаний - Pfizer - в этом году пыталась также переехать на новое место и сэкономить тем самым на налогах около $1 млрд в год. Что-то, правда, у Pfizer не срослось. В основном же компании, которые работают за рубежом, используют стратегию, называемую инверсией. То есть они сливаются с зарубежной компанией в юрисдикции с более низкой ставкой налога. Американское законодательство этого не запрещает, поэтому все крики и возмущения политиков о том, что компании США ведут себя не патриотично, не имеют никаких под собой оснований, поскольку закон никто не нарушал. На самом деле политики не зря бьют тревогу: перерегистрация компаний и слияние с зарубежными партнерами в США сейчас вызывают эффект домино - таких становится все больше и больше. Помимо уже упомянутых факторов есть еще и определенные нюансы. Если компания хранит нераспределенную прибыль за пределами США, то при перерегистрации она получит свободный доступ к этим средствам, в противном случае по ним придется уплатить налог. Таким образом, США, вместо того чтобы создавать условия для бизнеса, фактически его выгоняют и при этом не хотят предпринимать никаких конструктивных действий для изменения сложившихся тенденций. (http://www.vestifinance.r...)