• Теги
    • избранные теги
    • Компании1055
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1238
      • Показать ещё
      Разное529
      • Показать ещё
      Издания97
      • Показать ещё
      Международные организации88
      • Показать ещё
      Формат48
      Люди191
      • Показать ещё
      Показатели42
      • Показать ещё
      Сферы2
22 мая, 17:51

President Trump Continues His First Overseas Trip

President Trump Continues His First Overseas Trip

22 мая, 17:08

Trump Makes Huge Deals with Saudis, Now in Israel

A massive $110 billion arms deal with Saudi Arabia is presented as the crown jewel of the weekend's deal-making.

22 мая, 15:42

Jacobs (JEC) Forms JV with Saudi Aramco for PMCM Services

Jacobs Engineering Group Inc. (JEC) inked an agreement with Saudi Aramco to establish a Saudi Arabia-based joint venture (JV).

Выбор редакции
22 мая, 13:50

National Oilwell Varco and Saudi Aramco to form JV in Saudi Arabia, making land rigs and equipment

This is a Real-time headline. These are breaking news, delivered the minute it happens, delivered ticker-tape style. Visit www.marketwatch.com or the quote page for more information about this breaking news.

21 мая, 15:29

Jordan 2017 - Overcoming Inertia A Talent Revolution

http://www.weforum.org/ The Middle East and North Africa is currently utilizing less than 62% of its human capital potential, the third-lowest in the world. How can the region fully develop and deploy its talent pool? · Khalid Alkhudair, Founder and Chief Executive Officer, Glowork, Saudi Arabia; Young Global Leader · Nabil Al Dabal, General Manager, Training and Development, Saudi Aramco, Saudi Arabia · Khadija Idrissi Janati, Founder and Chief Executive Officer, KMK Groupe, Morocco; Young Global Leader Moderated by · Lara Habib, Senior Presenter, Al Arabiya, United Arab Emirates

20 мая, 21:28

U.S., Saudi firms sign tens of billions of dollars of deals as Trump visits

U.S. and Saudi Arabian companies signed business deals worth tens of billions of dollars on Saturday during a visit by U.S. President Donald Trump, as Riyadh seeks help to develop its economy beyond oil. National oil firm Saudi Aramco said it signed $50 billion of agreements with U.S. firms. Energy minister Khalid al-Falih said deals involving all companies totalled over $200 billion, many of them designed to produce things in Saudi Arabia that had previously been imported.

20 мая, 21:25

U.S., Saudi firms sign tens of billions of dollars of deals as Trump visits

U.S. and Saudi Arabian companies signed business deals worth tens of billions of dollars on Saturday during a visit by U.S. President Donald Trump, as Riyadh seeks help to develop its economy beyond oil. National oil firm Saudi Aramco said it signed $50 billion of agreements with U.S. firms. Energy minister Khalid al-Falih said deals involving all companies totalled over $200 billion, many of them designed to produce things in Saudi Arabia that had previously been imported.

20 мая, 17:33

Trump Signs "Single Largest Arms Deal In US History" With Saudi Arabia Worth $350 Billion

When all other sources of economic growth appear tapped out, there is always the military-industrial complex coming to the rescue of US GDP with the sale of arms and equipment to the world's biggest purchaser of weapons: Saudi Arabia. Because when one looks beyond the pageantry, pomp and circumstance of Trump's visit to Saudi Arabia, the main purpose behind the president's visit is precisely that: selling weapons, some $350 billion over the next decade, according to estimates. To be sure, Trump arrival in Saudi Arabia on Saturday was quite a spectacle, with the Saudi king throwing the president's family arrival at the Royal Diwan a "welcome fit for a king." WATCH: President Trump, the First Lady and Ivanka arrive at Royal Diwan alongside prancing horses and flag-bearers https://t.co/93yD8pG7AT — NBC News (@NBCNews) May 20, 2017 However, it is what was announced on Saturday that is the highlight of the various meetings between the Trump delegation and his Saudi hosts, who have promised to invest billions of dollars in the U.S. as well and make other decisions aimed at pleasing Trump. According to a statement just issued by the White House, Trump "has just completed largest single arms deal in US history, negotiating a package totaling more than $109.7 billion" which will boost Saudi Arabia's defense capabilities, bolstering equipment and services in the face of extreme terrorist groups and Iran.  The White House added that the deal will create defense jobs while also reaffirming America's commitment to Saudi Arabia. In Saudi Arabia @POTUS has just completed largest single arms deal in US history, negotiating a package totaling more than $109.7 billion — Sean Spicer (@PressSec) May 20, 2017 “This package of defense equipment and services support the long-term security of Saudi Arabia and the Gulf region in the face of Iranian threats, while also bolstering the Kingdom’s ability to contribute to counter terrorism operations across the region,” the White House said in a statement on Saturday, as quoted by CNBC News. US President Donald Trump, along with US Secretary of State Rex Tillerson who is accompanying him on the trip, will attend the signing of a memorandum of intent on the package, Reuters reports, citing a White House official. “This package demonstrates, in the clearest terms possible, the United States’ commitment to our partnership with Saudi Arabia and our Gulf partners, while also expanding opportunities for American companies in the region,” the statement reads, according to Reuters. The deal will provide Saudi Arabia, the world's largest importer of weapons (for the breakdown of the world's weapons trade, see "Visualizing The Global Weapons Trade"), with top-tier equipment and services including missiles, bombs, armored personnel carriers, Littoral Combat Ships, THAAD missile defense systems, and munitions. According to estimates cited by The Indepdent, including restocking and future commitments over the next ten years, the deal could balloons to $350 billion worth of arms, over a third of a trillion dollars. Gary Cohn, Trump's chief economic advisor, said Saudi Arabia is “going to hire US companies” as a result of the defense deal. The goal of the deal is “to invest a lot of money in the U.S. and have a lot of U.S. companies invest and build things over here,” Cohn said, according to a White House press pool report. The vast funds which will boost the US defense sector will be spent to "address Saudi Arabia's defense needs while scaling back U.S. military involvement in specific operations" the Hill reported. Saudi Crown Prince Mohammed bin Salman began negotiations on this deal shortly after the 2016 US election when he sent a delegation to Trump Tower to meet with the president’s son-in-law Jared Kushner, who is serving as a senior advisor of sorts to Mr Trump. The deal will be what the Washington Post said is a “cornerstone” of the proposal encouraging the Gulf states to form its own alliance like the North Atlantic Treaty Organisation (Nato) military alliance, dubbed “Arab Nato." It's not just weapons, however. According to Bloomberg, Saudi Aramco will sign initial accords and joint-venture agreements valued at about $50 billion with companies including General Electric Co., Schlumberger Ltd. and Halliburton Co., Chief Executive Officer Amin Nasser told reporters in Riyadh. These companies are “trying to expand their footprint in the kingdom by expanding trade between the two sides,” he said. “Many of us sitting on the table are overseeing substantial investments in the United States,” Energy Minister Khalid Al-Falih said. “Sabic has a big platform with the acquisition of GE Plastics which they continue to build on.” Other deals will be announced today, he said.   Saudi Aramco also plans to sign accords with Baker Hughes Inc., KBR Inc., Jacobs Engineering Group Inc., Nabors Industries Ltd., Weatherford International Plc, McDermott International Inc. and Rowan Companies Plc, two people familiar with the matter said earlier this week. And so, with industrial and manufacturing spending in the US having declined over the past two years following the collapse in commodity prices, mothballing much of US capital spending, US GDP is about to get a fresh boost courtesy of what has become the world's most prolific arms dealer. With that, both the neo-cons in D.C., as well as the all-powerful American Military-Industrial complex can declare a truly unprecedented victory.

20 мая, 17:25

General Electriс заключила договор с Саудовской Аравией на 15 млрд долларов

Один из крупнейших американских производителей электроники — корпорация General Electric (GE) заключила 20 мая контракт с Саудовской Аравией по итогам американо-саудовского экономического форума. Общая сумма сделки составляет примерно 15 миллиардов долларов, сообщает агентство KUNA. Отмечается, что стороны договорились работать в сферах здравоохранения, нефтяной, газовой и горнодобывающей промышленности. В частности, GE произведёт кооперацию с саудовской государственной нефтяной компанией Saudi Aramco с целью повышения производительности работы. В то же самое время говорится, что часть договора пока лишь предварительно согласована, подписаны меморандумы о взаимопонимании, но чёткого регламента работы сторон нет. Как ранее сообщал Лайф, Дональд Трамп прибыл в Саудовскую Аравию. В рамках визита американского президента в Эр-Рияде ожидается подписание крупных контрактов между компаниями двух стран на общую сумму 50 миллиардов долларов.

20 мая, 15:52

Трамп предложил новую дружбу мусульманскому миру

Дональд Трамп начал первое зарубежное турне. В Саудовской Аравии его лично встретил глава королевства Салман. От Трампа прежде всего ждут не только экономических и военных сделок на десятки миллиардов долларов, но и отказа от курса своего предшественника Барака Обамы. В воскресенье Трамп выступит с обращением ко всему мусульманскому миру и предложит перезапустить войну с терроризмом.

20 мая, 15:00

В мире: Трамп предложил новую дружбу мусульманскому миру

Дональд Трамп начал первое зарубежное турне. В Саудовской Аравии его лично встретил глава королевства Салман. От Трампа прежде всего ждут не только экономических и военных сделок на десятки миллиардов долларов, но и отказа от курса своего предшественника Барака Обамы. В воскресенье Трамп выступит с обращением ко всему мусульманскому миру и предложит перезапустить войну с терроризмом. В субботу президент США Дональд Трамп прибыл в Эр-Рияд – отправной пункт его первого зарубежного многодневного турне. В столичном аэропорту хозяина Белого дома встретил на красной ковровой дорожке король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз Аль Сауд, который опирался на трость. Момент приземления президентского самолета был запечатлен на видео американскими журналистами. После короткого рукопожатия раздалась игра духового оркестра и прогремели выстрелы из пушек. Затем в небе появились семь саудовских истребителей, которые оставляли за собой яркие полосы красного, белого и голубого дыма. «Очень рад видеть вас», – сказал Салман. На что Трамп признался, что для него это «большая честь». К этой поездке приковано огромное внимание, так как многие американские издания трактуют ее не иначе как бегство президента от проблем внутри его администрации, вызванных прежде всего обвинениями оппонентов в слишком тесных связях советников Трампа с Россией. Перелет из аэропорта в Мэриленде длился более 12 часов. Как рассказал Трамп, за это время он почти не спал, но успел почитать газеты, пообщаться с подчиненными и поработать над речью, с которой выступит в воскресенье. Она может стать отправной точкой новой вехи отношений США с мусульманским миром. Наблюдатели обратили внимание на поведение первой леди США Мелании Трамп, которая вышла на публику без предписанного мусульманскими обычаями головного убора. Впрочем, и другие влиятельные женщины западных стран при визите в королевство обходились без головных уборов. В частности, так поступали канцлер ФРГ Ангела Меркель, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй и Хиллари Клинтон в бытность госсекретарем США. Экс-первая леди США Мишель Обама тоже не покрывала голову платком во время визитов мужа в страны арабского мира. Причем в 2015 году Трамп через Twitter пожурил Мишель за то, что она позволяла себе появляться в таком виде в мусульманской стране. В прошлом году Обама прилетал в Саудовскую Аравию на встречу с королем и лидерами других стран Персидского залива, но Салман даже не приехал встречать его в аэропорт, что было расценено как пренебрежение к Обаме. Прибытия же Трампа местная публика ждала с энтузиазмом, что крайне нехарактерно для такой сдержанной страны. Знаком тому стали огромные билборды вокруг Эр-Рияда с изображениями Трампа и Салмана, а по маршруту следования кортежей были установлены американские и саудовские флаги. В Саудовской Аравии от Трампа ждут отклонения от курса Барака Обамы, которого сильно критиковали в королевстве за ядерную сделку с Ираном, заключенную в 2015 году. Визит Трампа будет наполнен переговорами не только политического, но прежде всего экономического содержания. Пресс-конференции по итогам переговоров не будет, зато запланировано несколько фотосессий с лидерами стран региона. В субботу ожидаются подписания двусторонних соглашений в области экономики. Например, саудовская государственная нефтяная компания Saudi Aramco планирует заключить с американцами более десятка соглашений на 50 млрд долларов. Об этом, как передает ТАСС, сообщил исполнительный директор компании Амин ан-Насер. Переговоры будут проходить вечером в присутствии Трампа и Салмана. В воскресенье Трамп встретится с членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, в который входят Саудовская Аравия, Катар, Оман, Бахрейн, ОАЭ, Кувейт. Его также ожидают расширенные переговоры, к которым присоединятся лидеры других арабских государств. Более того, во время двухдневного визита в Саудовскую Аравию ожидается анонсирование Трампом военной сделки с Эр-Риядом на сумму более 100 млрд долларов. Таким образом США намерены продемонстрировать свое стремление обеспечивать безопасность региона. Но главным событием воскресенья станет выступление Трампа с речью к мусульманскому миру. Он предложит объединиться против экстремизма и терроризма. Как говорили источники в Белом доме, Трамп хочет перезапустить глобальную войну против радикальных исламистов. Более того, президент своей речью хотел бы смягчить критику в своей адрес за то, что ранее он ввел запрет на приезд в США мигрантов из ряда мусульманских государств. Как писала газета ВЗГЛЯД, в ходе турне Трамп посетит шесть стран и встретится с руководителями почти 80 государств (в том числе он поучаствует в саммите НАТО в Брюсселе и встрече G7 на Сицилии). Главной целью визита, помимо экономического сотрудничества, будет знакомство Трампа с главами европейских и исламских стран. Более того, сам американский президент выступает в роли миротворца и объединителя, что должно стать особо заметным на фоне действий предшественника Барака Обамы. Теги:  внешняя политика США, Саудовская Аравия, Дональд Трамп

Выбор редакции
20 мая, 11:49

Saudi Aramco подпишет соглашения с компаниями из США на $50 млрд

Saudi Aramco планирует заключить соглашения с по меньшей мере 10 компаниями из США во время визита главы американской администрации в Эр-Рияд

19 мая, 13:36

Saudi Aramco намерена заключить соглашения с 12 американскими компаниями

Эр-Рияд.  Государственная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Arabian Oil Co. (Saudi Aramco) собирается подписать соглашения с 12 американскими компаниями во время визита президента США Дональда Трампа в страну.  Ожидается, что ...

19 мая, 12:00

Will The $40 Billion Saudi Infrastructure Gift Influence Trump?

Authored by Zainab Calcuttawala via OilPrice.com, It’s “Infrastructure Week” in Washington, and foreign powers are taking note. Ahead of President Donald Trump’s upcoming visit to the Middle East, Saudi Arabia has promised to make $40 billion of its sovereign wealth fund available to the United States to bankroll part of the roughly $1 trillion in infrastructure improvements that Trump promised on the campaign trail. The move is reminiscent of the KSA’s strategy amongst its allies in the Gulf Cooperation Council (GCC), as well as Morocco and Jordan. This GCC + 2 group of kingdoms is regularly showered with billions of dollars in gifts from its wealthiest members, earmarked for similar construction projects, allowing the most stable Arab countries to remain intimately connected through financial obligations. The monarchial structure of these countries allows the lead executive to accept the sizeable donations without much fuss from the public. It’s just the way things are done there, and citizens of those regions generally accept. But using foreign funds, especially those from a country such as Saudi Arabia - which only garnered favorable reactions from 31 percent of Americans polled by Gallup in February 2017 – could be another political trap for Trump. The KSA had gone all-in on Hillary Clinton before the election, expecting her to continue to tweak policies put in place by Barack Obama. Contributions from GCC nations, especially Saudi Arabia, to the Clinton Foundation total in the millions. Reports of the serial grand donations made voters question Clinton’s allegiances in the 2016 elections. Trump could suffer a similar loss in faith if he begins accepting funding from monarchies willy-nilly – though censuring the new commander-in-chief in the media for any questionable action has led to fierce resistance from the White House and far right. Riyadh’s most recent $40 billion gift is an effort to court support in the Trump administration, especially as the Saudi Aramco IPO approaches next year. Deputy Crown Prince Mohammed Bin Salman met Trump at the White House in the early days of the new administration. Local media took to labelling the trip a “historic turning point” in bilateral relations – a marked shift from rumors regarding friction between the two countries during Obama’s tenure. Nonetheless, the Department of Defense continued to approve the KSA’s weapons orders for use in Yemen and other regional squabbles, and Trump will likely continue that legacy. The new president has already declared his support for a new U.S.-Saudi program with $200 billion in direct and indirect investments over the course of his presidency for use in technical development in the energy sector and other advancements in financial relationships between the two countries. As Zero Hedge pointed out earlier this week, it would be ironic if the Saudi funds used for energy research end up discovering new ways to lower shale extraction costs for American producers. Saudi Arabia, the largest producer in the Organization of Petroleum Exporting Countries (OPEC), has led a vociferous effort to deter additional shale production, particularly from the Permian Basin. The modest jump in oil prices seen after OPEC agreed on a 1.2 million bpd cut allowed hundreds of rigs in the U.S. to reactivate, causing barrel rates to tumble as Libya and Nigeria also tallied rising outputs. Riyadh needs a strong barrel price to guarantee a hefty valuation for Aramco ahead of the IPO, which is why it announced that the nation would extend its cuts through March 2018. Saudi Arabian clout in the oil community would take a hit if the plan to rebalance supply fails over the next few months. There’s nothing Trump can really do about shale production. Unlike oil-rich countries in the Gulf, Africa, and South America, where nationalized oil companies are the norm, the U.S. oil sector is highly privatized. The CEOs of ExxonMobil, Chevron, and the hundreds of other oil companies active in the country reserve the right to decide when to drill and when not to drill. On top of that, Trump’s campaign vow of unleashing exploration and extraction prospects in the U.S. makes it unlikely that the White House would use regulatory power to curtail future fossil fuel development. Carving out a niche in the new administration looks to be an uphill battle for Saudi Arabia.

Выбор редакции
19 мая, 11:43

«ЛУКойл» вышел из проекта в Саудовской Аравии

По сообщению журналистам главы «ЛУКойл» Вагита Алекперова, нефтяной компанией был завершен выход из проекта в Саудовской Аравии. На соответствующий вопрос журналистов он ответил: «Да». Напомним, что «ЛУКойл» проводила буровые работы в Саудовской Аравии, таким образом участвуя в СП «LUKoil Saudi Arabia Energy Ltd.» или «Luksar». В этом совместном предприятии доля «ЛУКойл Оверсиз» составляет 80%, а […]

19 мая, 10:55

Saudi Aramco намерена заключить 10 соглашений с американскими компаниями

Компания планирует заключить соглашения о сотрудничестве с как минимум десятью американскими компаниями в ходе визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию

18 мая, 15:44

ЛУКОЙЛ завершил процедуру выхода из СП Luksar в Саудовской Аравии

ЛУКОЙЛ завершил процедуру выхода из совместного предприятия Luksar в Саудовской Аравии, сообщил журналистам глава компании Вагит Алекперов

18 мая, 14:21

«Лукойл» на распутье: «Компания вынуждена урезать количество проектов»

Почему «Лукойл» вышел из крупного проекта в Саудовской Аравии?Сегодня, 17 мая, стало известно о том, что «Лукойл» покинула Lukoil Saudi Arabia Energy Ltd (Luksar Energy), совместное предприятие с крупнейшей саудовской компанией Saudi Aramco. Как пояснил в интервью ИА REGNUM ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, российская нефтегазовая компания старается выходить из всех не очень выгодных проектов и концентрируется лишь на нескольких самых перспективных.«Здесь дело в том, на каких условиях разрабатывался данный проект. Видимо, там вложения были довольно большие средства, а потом цены на нефть упали. «Лукойл» вообще сейчас хочет сконцентрировать свои финансы. Он планирует и заправки свои продавать, и выходить из ряда иностранных проектов, то есть он пытается сконцентрировать ресурсы на ограниченном количестве проектов, тем самым себя [...]

18 мая, 12:15

Саудовская Аравия хватается за соломинку, пытаясь ...

Saudi Arabian Oil Co. и государственная компания China North Industries Group Corp. (Norinco) подписали во вторник соглашение, в рамках которого Saudi Aramco намеревается заняться строительством нефтехимического комбината в городе Паньцзинь провинции Ляонин. Данный шаг станет новой вехой в укреплении связей между крупнейшим мировым продавцом нефти и ее крупнейшим мировым импортером. … читать далее…

11 июня 2016, 21:47

Продажа «Роснефти» и начало эпохи нефтяного юаня

США, впервые с 2012 года, вывели в море шесть из десяти своих авианосцев, пять из которых двигаются в направлении Китая или находятся в Южно-Китайском море. Причиной таких действий мог стать возможный поворот Китая к политике создания независимой от доллара торговой зоны юаня, о которой «Южный Китай» писал в апреле этого года.   Одним из шагов к воплощению этой стратегии может стать покупка доли и контроль над «Роснефтью», а также появление России на Шанхайской энергетической бирже. Несмотря на очевидно выгодную сделку по приобретению главного актива современной России, в самом Китае, однако, существует мощное противодействие этому курсу - ставку на внутреннюю нефтяную и политическую «оппозицию» делают американские нефтяники, чей мировой экспорт только за последние три месяца вырос почти в восемь раз.  Американское нефтяное цунами 2016 год стал годом больших перемен на мировом нефтяном рынке. Экспорт американской нефти WTI, запрет на который был снят 18 декабря 2015 года, лишь за первые три месяца 2016 года вырос в семь раз. В январе США экспортировали 1,2 млн барреля нефти, в феврале экспорт удвоился, достигнув 2,9 млн баррелей, а в марте он уже превосходил январский показатель почти в восемь раз, достигнув 8 млн баррелей. Основная часть американской нефти была направлена в Италию и Японию.  Американские эксперты, пытаются сдержать панические настроения среди конкурентов, и отмечают, что на экспорт WTI сильно влияет стоимость перевозки. Тем не менее, не трудно рассчитать к каким показателям придет уже к концу 2016 года американский экспорт, если динамика его роста останется неизменной. Только по состоянию на апрель экспорт нефти из США достиг 100-летнего максимума.  Применение революционных технологий фрэкинга привело к удвоению американского производства нефти с 2011 по 2015 год, а также вывело США в тройку крупнейших производителей черного золота. Саудовская Аравия и Россия, которые находятся на первом и втором месте не без оснований обеспокоены возможным появлением нового и сильного конкурента на традиционных рынках сбыта.  В апреле американская нефть появилась и в Китае - это была лишь капля в море, 16 700 баррелей. В мае на НПЗ компании Sinopec в городе Маомин (Гуандун), которым когда-то руководил член Политбюро Чжан Гаоли, пришла первая партия американской нефти WTI объемом в 43 000 тонн. 20 июня, прямо перед визитом Владимира Путина в Пекин и обсуждения сделки по продаже доли «Роснефти», в Маомин прибудет вторая партия американской нефти - в три раза больше, чем предыдущая - 130 000 тонн - свыше 1 млн баррелей. Только, учитывая эти данные, рост американского экспорта с марта по июнь вырастет в более чем 50 раз.   Нефтяной юань против нефтедоллара  Появление нового игрока на рынке предложения нефти происходит на фоне репетиции углеводородного апокалипсиса, когда в феврале 2016 года цена на нефть упала до 26 долларов за баррель, что стало серьезной угрозой социальной стабильности и даже существованию политических режимов большинства нефтеэкспортеров мира. В условиях, когда рынок самих США и Евросоюза находится под куполом военно-политического влияния Вашингтона, рынок Китая, потеснившего США с позиции самого большого потребителя нефти, становится по сути единственной альтернативой для большинства нефтеэкспортеров Азии. В 2015 году импорт нефти в Китай достиг 332,63 млн тонн, составив 62,2% от всего объема потребляемой страной нефти. За последние 10 лет Китай увеличил импорт нефти в два раза. В апреле 2016 года Китай ежедневно импортировал 7,96 млн баррелей в день, что на 7,6% больше, чем в прошлом году, и 3,5% больше, чем в марте. Рекорда импорт нефти в Китай достиг в феврале 2016 года, составив 8,04 млн баррелей в день. Однако Китай не только покупает нефть, но и является самым большим экспортером товаров для большинства стран Азии, за исключением Индии. Это в полной мере относится к двум Кореям, странам Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Центральной Азии и России. Такая взаимодополняемость стран региона на фоне растущего желания США не только заполнить ниши на рынке нефти, но и внеэкономическими методами ликвидировать конкуренцию, создает выгодную для экономики Китая ситуацию перехода во взаиморасчетах между странами на юани. Разрастающиеся противоречия между США и Саудовской Аравией, а также между США и Россией, волатильность на рынке нефти, торгующейся за доллары - толкают последних к более тесному сотрудничеству с китайскими властями.  Шанхайская нефтяная биржа Китайская экономика и юань далеко не идеальны с точки зрения замещения доллара. Нестабильность фондового рынка, замедление темпов роста китайской экономики - все это вселяет сомнения в азиатские страны в возможность использования юаня. С другой стороны для таких стран как Россия и Саудовская Аравия при обострении отношений с США и вероятностью роста американского давления альтернативой китайской волатильности может стать куда более серьезные социально-политические последствия. Вторым важным обстоятельством, которое делает возможным появление «нефтяного юаня» и ведения полноценной торговли в юанях является позиции Китая как крупнейшего импортера других товаров - железной руды, меди, золота и целого ряда важнейших позиций в сельском хозяйстве, а также потенциально огромный рынок торговли экологическими квотами. Последнее обстоятельство делает возможным появление в Азии полноценного аналога западного биржевого альянса ICE, значительно консолидировавшегося в начале 2013 года. Вершиной такого китайского биржевого конгломерата, который может стать инструментом поглощения юанем значительной части мировой торговли, должна стать Шанхайская нефтяная биржа (Шанхайская энергетическая биржа INE), создание которой однако откладывается уже в течение нескольких лет, но ожидается, согласно заявлениям китайских властей во-втором квартале 2016 года. После открытия биржи на ней ожидается появление целого роя игроков: торговля на INE может вестись контрактами от 100 баррелей, тогда как контракты на Brent и WTI торгуются от 1000 баррелей. Однако на торговлю будут введены лимиты, которые не позволят цене колебаться больше или меньше, чем на 4% в день. Биржа переведет мир нефти на пекинское время и будет работать с 9.00 до 11-30 и с 13-30 до 15.00, закрываясь в то время, когда московские офисные менеджеры еще не успеют выпить первую кружку кофе.  Согласно официальным заявлениям, постоянно откладывающиеся решение о начале функционирования биржи и торгов нефтяными фьючерсами за юани связано с рядом нерешенных вопросов технического характера. Тем не менее, открытие INE прежде всего находится во власти Китайской комиссии по регулированию ценными бумагами, и связано с политическими вопросами выработки курса экономики страны. Обсуждение нефтяного юаня началось в прессе КНР внезапно, до июньских публикаций такая стратегия не обсуждалась вообще, хотя очевидно, что идея витала в воздухе. Перспективы начала функционирования INE и торговли фьючерсами на нефть за юани скептически оцениваются китайскими респондентами ряда изданий, которые отмечают, что INE потребуется 10-30 лет, чтобы догнать конкурентов. Однако вряд ли можно сказать, что это INE недооценивается американскими СМИ. Сколько энергии и ресурсов потребуется китайскому руководству для реализации финансового доминирования в Евразии сказать сложно, хотя очевидно, что реализации такой задачи может стать мотивирующей для всей современной элиты КНР и группы Си Цзиньпина в частности - как минимум на краткосрочный период стагнации экономики - и позволит сплотиться вокруг "коренного лидера".  Вытеснение американского доллара из стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и России - фактически означает объявление войны США. Существует большая вероятность, что пять авианосцев США, выведенные в море и движущиеся или находящиеся в регионе Восточной Азии, связаны с последними изменениями в нефтяной стратегии Китая, предстоящими переговорами по приватизации «Роснефти» и арабского нефтяного гиганта «Arаmco».  «Банда нефтяников» и «комсомольцы»  По вопросам «нефтяного юаня» в самом руководстве Китая существует определенная борьба мнений между лояльными американским корпорациям руководителям «комсомольской» группы, группы внутренних производителей «нефтяников», а также близкой к ним «шанхайской» политической группы, отстаивающий интернациональное видение будущего превращения юаня в мировую валюту через вхождение юаня в корзину валют МВФ на основании взаимного согласия с мировыми финансовыми элитами. Для всех указанных групп появление «нефтяного юаня» и замены внутреннего производства арабским и российским импортом - не принесет пользы или приведет к очевидному вреду и потере влияния. Очевидно, что конфликт в нефтяной отрасли и стратегические вопросы ее развития, которые имеют непосредственное отношение к вопросам государственной безопасности, не будут выноситься на публичное обсуждение. Однако косвенным признаком такой борьбы стала частая смена руководителей Госуправления по делам энергетики (国家能源局), вырабатывающего решения в том числе и нефтяном секторе.   В 2013 году был арестован его руководитель Лю Тенань, назначенный при бывшем генсеке Ху Цзиньато, который также занимал позицию замглавы Комитета по развитию и реформам КНР, китайским аналогом «госплана». Сегодня управление возглавляет уйгур по национальности Нур Бекри, бывший мэр столицы Синьцзяна Урумчи и глава правительства Синьцзян-Уйгурского автономного района. Энергетическое управление до Нур Бекри занимали уроженцы «шанхайского» региона У Синьсюн и Чжан Гобао. Правление нового лидера страны, выстраивающего Шелковый (а может быть «нефтяной») путь от Синьцзяна и Пакистана до Египта и Саудовской Аравии, началось с разгрома «Банды нефтяников» (石油帮) крупнейшего предприятия нефтяной отрасли Китая - Китайской нефтегазовой корпорации CNPC (中石油). Кроме генерального директора Цзян Цземиня (蒋洁敏,не путать с Цзян Цзэминем) и еще 11 топ-менеджеров корпорации, управляющих крупнейшими Дацинским (大庆石油田) и Таримским месторождениями (塔里木油田), пожизненное заключение получил и бывший член Политбюро, нефтянник по образованию, а также руководитель CNPC Чжоу Юнкан, занимавший пост в том числе и первого секретаря обкома провинции Сычуань - места сосредоточения крупнейших запасов сланцевого газа и нефти в Китае и мире. В июле 2015 года в госпрессе КНР появились прямые намеки на связь «банды нефтяников  с правой рукой "шанхайского" генсека Цзян Цзэминя и зампредседателя КНР (2003-2008) при генсеке Ху Цзиньтао - Цзэн Цинхуне. Обновленное руководство CNPC сегодня - основной партнер «Роснефти» на китайском направлении. Приход к власти Си Цзиньпина сопровождался борьбой с нефтяными кланами, внутренними производителями в стране. Наступление новой нефтяной эпохи низких цен на нефть привело к резкому сокращению стоимости нефтяных активов и острой борьбой за сохранение позиций собственной нефтяной промышленности в Китае. Себестоимость добычи нефти в КНР по технологическим и другим причинам составляет от 45 до 53 долл, что предполагает быструю деградацию отрасли в стране при низких мировых ценах на нефть. Добыча Sinopec (中石化) сократилась в 2015 году на 5%, CNPC (中石油) - на 1,5%. Даже добыча на шельфе у корпорации CNOOC (中海油) сократилась на 5%, по причине истощения большинства месторождений, открытых еще в 80-х годах.  В этих условиях для нефтяной отрасли Китая существует три возможных варианта развития ситуации: дотирование нефтяной отрасли со стороны государства с целью обеспечения энергетической безопасности страны, что однако стало бы неподъемной задачей в условиях аналогичного дотирования угольной и сталелитейной отраслей, переход на массовое потребление сначала зарубежной, а при определенных политических условиях американской нефти, а по сути дотирование американской промышленности, либо расширение сотрудничества с российскими и арабскими нефтяными компаниями и параллельное активное освоение шельфа Южно-Китайского моря, вопреки риску обострения международной ситуации. В ходе активного противостояния в китайском руководстве победили сторонники последнего варианта.  Это привело к появлению внутренней нефтяной оппозиции, которая сегодня в самом упрощенном виде сводится к руководителям Таримского и Дацинского нефтяных месторождений. Первое находится в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, одна из партийных газет которого в марте опубликовала письмо с требованием отставки Си Цзиньпина, а второе в приграничной с Россией Хэйлунцзяне, который возглавляет бывший первый секретарь лояльно относящейся к американским корпорациям комсомольской организации Лу Хао. Известно, что планируемое расширение нефтепровода Сковородино-Мохэ было сорвано китайской стороной - прежде всего руководителями, находящегося в Хэйлунцзяне месторождения Дацин. Если Хэйлунцзян зависит от производства нефти частично, то Синьцзян полностью сидит на таримской нефтяной игле и дальнейшее сокращение цен и сворачивание производства нефти грозит потерей ее руководству утратой былого политического влияния в том числе и в рамках всего Китая. Относительно сложная обстановка сохраняется и вокруг Шанхайской нефтяной биржи - начало ее функционирования полностью находится в руках недавно назначенного регулятора фондового рынка Лю Шиюй - человека одинаково близкого как к «шанхайской» так и к «комсомольской» группе в Компартии Китая. Лю Юйши занял свой пост после отстранения Сяо Гана - «шанхайского» руководителя ведомства. Очевидно, что фигура Лю Шиюй играет блокирующую функцию для реализации плана «нефтяного юаня».  Приватизация «Роснефть» и «Aramco»  Для функционирования биржи нужны зарубежные игроки. Однако пул игроков вряд ли спешит пополниться иностранными участниками - начало торговли фьючерсами за юани чревато любыми, самыми негативными обстоятельствами для игроков - за примерами далеко ходить не надо. «Нефтяное лобби» США физически уничтожило за последние 15 лет режимы Ливии и Ирака, не говоря об активном участии в «арабской весне» на территории ряда государств Ближнего Востока. Первый шаг для такой торговли может и хочет сделать Россия, однако руководство страны хочет сохранить поле дня маневра, тогда как китайские инвесторы стремятся максимально тесно связать «Роснефть» узами вечной дружбы с Поднебесной. Обстоятельства участия «Роснефти» и торговли нефтью марки ESPO на INE неизвестны, что оставляет широкое поле для спекуляций.  Тем не менее, из сообщений участников сделки по приобретению CNPC известно, что руководство китайской нефтяной компании хотело бы получить больше прав на осуществление управления главной российской корпорацией. Сегодня CNPC владеет 0,62% акций «Роснефти», тогда как после приобретения 19,5% ее акций доля CNPC превысит 20%-порог и превысит долю британской компании, которая также владеет 19,75% акций российской корпорации. В совете директоров нефтяного гиганта девять человек, двое из которых британцы. Если исходить из логики китайского заявления, Китай претендует на большее число мест в совете директоров или на три позиции, что вместе с британцами образует большинство в составе директоров корпорации. О том, что такое сближение возможно, говорит тесное взаимодействие между BP и CNPC. Однако для выдвижения требований о праве на управление компанией со стороны CNPC иметь 20,12% акций не достаточно, тем не менее у CNPC имеются сильные аргументы. C самого начала существования «Роснефти» в реализации ее политики по консолидации российских нефтяных активов CNPC неизменно выступала доступным кредитором, помогая созданной на основе активов российского «Юкоса» компании скупать российские нефтяные компании, получая при этом выгодные для себя условия, а иной раз и в одностороннем порядке требуя дополнительных скидок. Сотрудничество между двумя корпорациями увенчалось историческим контрактом (2013) на поставку «Роснефтью» 375 млн тонн нефти в КНР в ближайшие 25 лет. По мнению аналитиков «Сбербанка CIB» на начало 2016 года, однако, корпорация, которая испытывает сильное давление от кредитного бремени, могла полностью получить предоплату от китайской стороны, однако не до конца выполнить условия поставок в Китай на 2016 год. Последний, выступая как дружественный кредитор, ожидает от руководства «Роснефти» серьезных уступок в том числе, и играя на противоречиях с Саудовской Аравией.  В начале 2016 года Китай допустил ситуацию, когда импорт сырой нефти из России впервые превысил импорт из Саудовской Аравии. Реверанс в сторону России трудно объясним, если не учитывать готовящуюся сделку по приватизации крупнейшего нефтяного производителя в мире Arаmco. Китай, который является ожидаемым покупателем как доли в «Роснефти» так и в «Aramco», разыгрывает между продающими сторонами соревнование за лучшие условия будущей сделки, подогревая саудитов конкуренцией со стороны России, а Россию через сокращение доли использования нефти ESPO в шаньдунских нефтеперерабатывающих заводах, основном центре китайской нефтепереработке Циндао, заменяя ее на нефть из Африки и Латинской Америки за период февраль-апрель 2016 года. В преддверии сделки неприятные комментарии, которые могут повлиять на ее исход, появились и в российской печати: например, в дочернем издании Правительства РФ «Российской газеты» Russia Beyond The Headlines была опубликована статья, в которой «Роснефти» предрекали судьбу «ЮКОСа», ликвидированного за попытку «торговать суверенитетом» или продать контрольный пакет акций американскому «Шеврону» и «Эксону». Кроме того, в публикации приводилось заявление министра экономического развития Улюкаева, который по совместительству входит в состав руководства китайского госбанка АИИБ, что сделка по «Роснефти» должна быть в любом случае завершена, так как на деньги от ее продажи рассчитывают в правительстве. Такое заявление лишает компанию маневра в переговорах и возможность напугать китайскую сторону их потенциальным срывом. Сделка с Aramco может стать, наравне с приобретением «Роснефти» сделкой года и даже десятилетия для китайской нефтяной промышленности. Ситуация с Саудовской Аравией, рассорившейся с США, настолько важна для Китая, что в стране заменен старый посол, возглавлявший представительство Пекина в стране с 2007 года. Новый посол Ли Синьхуа - уроженец столицы провинции Гуандун - Гуанчжоу, древнего центра китайско-арабской торговли, который судя по всему, наиболее заинтересован в приобретении арабских нефтяных активов.  Ожидаемый размер IPO Arаmco - 125 млрд долларов, что в пять раз больше рекордного IPO китайской корпорации «Алибаба». Вся стоимость компании оценивается в 2,5 трлн долл. Сможет ли Sinopec одержать победу в исторической сделке - покажет время, однако до сих пор компания  смогла получить доступ лишь к покупке канадских нефтяных активов, которые характеризуется одной из самой высокой себестоимостью добычи в мире. Несмотря на очевидную второстепенность сделки по «Роснефти» перед перспективой приобретения доли Aramco - это единственные надежно защищенные поставки нефти в Китай. В случае обострения китайско-американских отношений и разрастания конфликта в Южно-Китайском море, а также роста напряженности в Индийском океане, поставки арабской и иранской нефти, а также добыча в Южно-Китайском море будут поставлены под угрозу, тогда как поставки по ВСТО будут гарантированно произведены. Сделка по "Роснефти" также, очевидно, гарантирована для Китая и не грозит непредвиденными эксцессами в отношениях с США, а срыв сделки по "Роснефти" вряд ли прибавит Китаю шансов в арабском IPО. Виктор Николаев Язык Русский