• Теги
    • избранные теги
    • Компании972
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1281
      • Показать ещё
      Разное555
      • Показать ещё
      Издания119
      • Показать ещё
      Международные организации89
      • Показать ещё
      Формат42
      Показатели51
      • Показать ещё
      Люди188
      • Показать ещё
      Сферы4
25 апреля, 23:18

Aramco Insiders Suggest The Company May Not Be Worth $2 Trillion

As Saudi Arabia's deputy crown prince, Mohammad bin Salman Al Saud, pushes his nation's Vision 2030 economic overhaul and crows of the $2 trillion Saudi Aramco valuation (ahead of its potential IPO), WSJ reports that officials at the state-owned oil company are applying internal value estimates of $1.3 to $1.5 trillion to the valuation, calling bin Salman's estimate "unrealistic and mind blowing." Since deputy crown prince, Mohammed bin Salman, announced the stock-offering plan and his $2 trillion estimate early last year. Insiders and outsiders…

25 апреля, 19:31

Could Lack Of Transparency Hurt Aramco's Trillion Dollar Valuation?

With officials calling Saudi deputy crown prince bin Salman's $2 trillion estimate of Saudi Aramco valuation as "unrealistic and mind blowing," OilPrice.com's Cyril Widdershoven notes the primary discussion taking place is the overall level of transparency offered by Aramco’s leadership, which is supported by the Saudi government. Saudi Aramco’s IPO, slated to raise between $100 billion and $400 billion from a 5 percent stake in the company, will continue to make headlines until its launch. Lately, discussions on the valuation of Aramco have been intense, and the jury is still out regarding an exact price. Aramco’s IPO will be a game-changer, propelling the world’s largest National Oil Company (NOC) into a league of its own on the financial markets. The current market capitalization estimates of $1-2 trillion are based on valuations of Aramco’s hydrocarbon reserves carried out by independent consultants. These estimates put the giant oil company far ahead of any other publicly owned company. Two major questions remain to be answered however, one of which has been largely ignored by the mainstream media. The primary discussion taking place is the overall level of transparency offered by Aramco’s leadership, which is supported by the Saudi government. After several days of attending the GCC Petroleum Media Forum (GCCPMF) in Abu Dhabi, attended by all GCC ministers of oil, including Saudi minister Khalid Al Falih, and a long list of government advisors, the issue of transparency has yet to be solved. Gulf oil ministers and CEOs still hold a very conservative idea about financial and operational transparency. There have been minor attempts by Aramco, ADNOC, and QP to open more data and insights to the financial world and media, but the world’s largest oil company remains far from transparent. When asked about the Aramco IPO and Saudi Vision 2030, the respective Saudi officials, including Khalid Al Falih, only produced basic media statements, already largely published in the Arab and global media outlets. Even the fact that the Forum was also meant to present a new OPEC-Abu Dhabi based data outlet, no real new information on reserves, production figures, or investment cycles were presented. Analysts still need to rely on figures presented by the existing outlets, OPEC-IEA-EIA-EIF. Aramco’s IPO still falls short when it comes to accurately representing the level of reserves, operational figures, and income that we are used to when assessing international oil companies (IOCs) or independents. Yes, Aramco has increased its insights into what many consider the Holy Grail of the oil sector, aka Saudi Arabia’s oil and gas reserves (P1-P3-P5), but a lot still needs to be done to gain the same level of confidence as analysts can have with Exxon, Shell, BP, Apache, Tullow or Statoil. The lack of criticism by international media or analysts in regard to the Aramco IPO is startling. Most analysts have simply duplicated the assessments of Gaffney, Cline, and Associates, part of Baker Hughes and Dallas-based DeGolyer and MacNaughton, which have been published by Aramco itself. Questions still remain on the real facts and figures. Ongoing criticism by the U.S. Securities Exchange Commission (SEC) on the reserves reporting of IOCs, such as Exxon, should be a cause for skepticism in the market related to the overall positive reporting currently in place. Until now, no real insights have been given on the depletion rate of Saudi Aramco’s fields, especially the Al Ghawar field. Taking unofficial assessments, such as a report by Simmons & Simmons years ago, decline on most Saudi producing fields could be above average. Without these insights and facts, it should be a major point of concern for investors assessing the IPO. At the same time, there is an even more critical issue which is rarely addressed. Saudi Aramco, as an NOC, is fully integrated into the geopolitical and financial discussions of the Kingdom. At present, Aramco’s production and export strategies are 100 percent linked to the Kingdom’s overall geopolitical aspirations. As one analyst stated years ago, the Kingdom’s power in the world totally depends on its crude oil reserves and production figures. Even while Saudi deputy crown prince Mohammed bin Salman’s Saudi Vision 2030 is trying to diversify the nation’s economy for the era beyond oil, Riyadh’s geopolitical impact will depend on its crude oil potential through the next 40-50 years. The set-up of the Aramco IPO should be assessed against this backdrop. Offering 5 percent of Aramco doesn’t mean that the company will change into an (N)IOC. The majority shareholder is still the Kingdom itself, even though the ownership will officially be transferred to the Saudi Public Investment Fund - a 100 percent state-owned and regulated sovereign wealth fund (SWF). Playing devil’s advocate; by offering a 5 percent stake in Aramco, Riyadh is not offering a say in the company, its operations, or an insight into its reserves potential. The only strategy currently in place is using the vast international interest for Aramco as leverage to access financial markets to counter the current use of Saudi’s vast international financial holdings. This strategy is working, and for this Mohammed bin Salman needs to receive full credit. The Saudis will not offer any real say in the operational and strategic decision-making process of Aramco, especially as it is the main geopolitical power instrument the Kingdom holds at present. In stark contrast to IOCs or independents, where minority shareholders can and will demand a say in the future of their investments, Aramco’s future will very much remain in the hands of Riyadh. For shareholders used to investments in companies that are solely focused on setting up structures to increase ROI, shareholder value, or dividends, the Aramco IPO will be a difficult nut to crack. When assessing the value of your multibillion investment in the IPO, how are you going to assess future return on investments or dividends if your majority shareholder is not only interested in return on investments (financially) but also has a geopolitical interest? How are you going to deal with Saudi Aramco’s unilateral decision to play the oil market according to Riyadh’s unilateral political decisions? Investors will need to be fully intertwined with the inner-circle of the royals to predict and assess possible changes in Saudi strategy before it hits the market. At present, most of the investors showing an interest have an immense lack of knowledge of Saudi politics, power-structures, or even energy strategies. This situation doesn’t bode well.  Saudi Aramco’s IPO will be a market shaker of unknown proportion. Its overall financial impact will be immense as, whatever the outcome of the specific IPO, the Kingdom is already using its leverage to gain access to new investments. The Asia trip by King Salman last month is one of the clearest results of the IPO’s leverage build up. Most deals in China, India, and Indonesia were linked to Aramco, aimed at building bridges between Asian investors and the Saudi NOC. More interesting, however, will be the decisions of international financial institutions, knowing that they will not have any say in the future of the company. The Kingdom will never allow Aramco’s strategy to be changed by ‘normal’ global financial indicators. Aramco’s IPO is already being used as a political instrument of the Kingdom. Increased investments in Aramco or the Kingdom will be strategically placed by Riyadh to mitigate perceived geopolitical and economic risks. Investors should be aware that Aramco’s price settings or production volumes will not change from the pre-IPO era when entering the IPO market. Saudi oil is, at present, the only sword in the armament of the Kingdom, mainly to be used to support the country’s interests. ROI or dividends will hold little to no importance if the survival of the Kingdom’s ruling structure is being threatened.

Выбор редакции
25 апреля, 13:56

For Aramco Insiders, Prince's $2 Trillion IPO Valuation Doesn't Add Up

Officials working on taking the state-owned oil company public have struggled to come up with a scenario under which Saudi Aramco is worth more than $1.5 trillion, according to people familiar with the matter.

25 апреля, 09:44

Компания AspenTech проводит международную отраслевую конференцию OPTIMIZE™ 2017

Aspen Technology, Inc. (NASDAQ: AZPN), лидер в области программного обеспечения для оптимизации производственных активов, с гордостью сообщает, что сегодня состоялось открытие международной отраслевой конференции OPTIMIZE™ 2017 в отеле The Marriott Marquis Houston, в штате Техас. В конференции OPTIMIZE™ 2017 принимают участие руководители и специалисты из более чем 45 стран и 250 компаний. На конференции будут обсуждаться передовые инновации, которые помогают компаниям сложных и капиталоемких отраслей промышленности обеспечить устойчивое конкурентное преимущество при максимальной эффективности на протяжении всего жизненного цикла производственных активов. Даниэль Кумбс (Daniel Coombs), исполнительный вице-президент по производству, проектам и технологиям для перерабатывающей промышленности компании LyondellBasell, доктор Габор Кенесси (Dr. Gabor Kenessey), генеральный директор по управлению цепями поставок компании Orpic, и Скотт У. Шори (Scott W. Shorey), директор по технологиям и бизнес-решениям компании Amec Foster Wheeler присоединились к Антонио Пьетри (Antonio Pietri), президенту и главному исполнительному директору компании AspenTech, а также Джошу Фредбергу (Josh Fredberg), исполнительному вице-президенту по продукции и маркетингу AspenTech на церемонии открытия этой международной конференции. Спикеры от компаний-заказчиков поделились мнениями о том, как инновации и технологии повышают операционную эффективность. Мировые отраслевые лидеры собираются в рамках конференции OPTIMIZE 2017 для того, чтобы обеспечить:Инновации с передовыми технологиями, которые максимально увеличивают время безотказной работы, и расширяют границы производительности. Взаимодействие с программным обеспечением, предназначенным для бесшовной интеграции в масштабах целого предприятия. Подъем производительности путем расширения охвата оптимизации благодаря сочетанию опыта в области моделирования производственного процесса и технологий Big Data для машинного обучения.В рамках международной конференции OPTIMIZE 2017, Alcoa, BASF, BP, Chevron, The Dow Chemical Company, ENI S.p.A, EQUATE Petrochemical, Evonik Industries, ExxonMobil, INVISTA, Marathon Petroleum, Momentive, Mitsubishi Chemical, SABIC, Saudi Aramco, Shell, Statoil, Sinopec, Perstorp, Valero и другие компании-заказчики представят более 100 исследований в области инженерии, производства и управления цепями поставок, а также проведут сессии и живые демонстрации на тему контроля производительности активов. Для получения актуальной информации о мероприятии, включая регистрацию, тематику основных докладов и отслеживания обновлений в программе конференции, посетите сайт OPTIMIZE 2017. Цитата по теме: Джош Фредберг (Josh Fredberg), исполнительный вице-президент по продукции и маркетингу компании AspenTech "В рамках международной отраслевой конференции OPTIMIZE 2017, AspenTech в очередной раз продемонстрирует свою приверженность в помощи лучшим компаниям стать еще лучше за счет оптимизации проектирования производственных активов и циклов эксплуатации и обслуживания в сложных промышленных средах. С нашим программным обеспечением мы будем продолжать обеспечивать успешную поддержку для предприятий капиталоемких отраслей промышленности с пониманием того, что производственные активы должны становиться быстрее, безопаснее, долговечнее и экологичнее." Ссылки по теме: OPTIMIZE 2017 AspenTech LinkedIn AspenTech Facebook AspenTech TwitterО конференции OPTIMIZE 2017 Международная конференция OPTIMIZE 2017, которую организует и проводит компания AspenTech, является ведущей отраслевой конференцией по оптимизации производственных активов и операционной эффективности. Медиа-спонсоры, оказывающие информационную поддержку, включают Control Magazine, Hydrocarbon Processing и World Oil. О компании AspenTech Компания AspenTech - ведущий поставщик программного обеспечения для оптимизации производительности активов. Наши продукты разработаны для использования в сложных промышленных средах, где очень важную роль играет оптимизация проектирования производственных активов и циклов эксплуатации и обслуживания. AspenTech уникально сочетает десятилетия опыта в области моделирования производственного процесса с технологиями Big Data для машинного обучения. Наша цель - создание программной платформы для автоматизации работы с производственными данными и обеспечение устойчивого конкурентного преимущества, сохраняя высокую доходность за весь жизненный цикл актива. Как следствие, предприятия в капиталоемких отраслях промышленности могут максимально увеличить время безотказной работы и расширить границы производительности, модернизируя и делая свои активы быстрее, безопаснее, долговечнее и экологичнее. Чтобы узнать больше, посетите сайт AspenTech.com.(http://promrf.ru/text/100...)

Выбор редакции
25 апреля, 09:30

Экономисты назвали стоимость Saudi Aramco, готовящейся к IPO

Цена Saudi Aramco оказалась ниже прогнозной стоимости, всего 1,3–1,5 трлн долларов, а не 2 трлн долларов, как утверждали экономисты ранее, сообщает WSJ со ссылкой на инсайдера.

Выбор редакции
25 апреля, 02:54

A $500 Billion "Hitch" Emerges In The Saudi Aramco IPO

As Saudi Arabia's deputy crown prince pushes his nation's Vision 2030 economic overhaul and crows of the $2 trillion Saudi Aramco valuation (ahead of its potential IPO), WSJ reports that officials at the state-owned oil company are using internal value estimates to $1.3 to $1.5 trillion, calling bin Salman's estimate "unrealistic and mind blowing." Since deputy crown prince Mohammed bin Salman announced the stock-offering plan and his $2 trillion estimate early last year, insiders and outsiders have questioned how he arrived at that number. Source About two dozen employees have been working since last year to try and figure how to take Aramco public, and have been working with Western consultants to explore ways to restructure Aramco to maximize its value, say people familiar with the process. The team has determined several variables - or what some call “levers” - likely to affect the price investors will pay for shares of the world’s largest oil producer, according to internal documents reviewed by The Wall Street Journal and people familiar with the process. But, as The Wall Street Journal reports, no matter how they pull those levers, which include the price of oil and Saudi tax policy, Aramco’s projected value tops out at about $1.5 trillion, these people say. One such lever was a major tax reduction (but even then it didn't add up to bin Salman's $2 trillion guess... The Saudi government last month said it is reducing Aramco’s tax rate to 50% from 85%, bringing its tax rate closer to the level of the world’s biggest oil companies such as Exxon Mobil and Royal Dutch Shell.   That move would result in higher dividends for potential shareholders, and it brought Aramco’s internal value estimates to $1.3 trillion to $1.5 trillion from about half a trillion dollars, say people involved in the process. By selling up to 5% of shares in an initial public offering targeted for next year, the government plans to raise billions of dollars that it can use to invest in other industries as part of a plan to reduce its heavy dependence on oil. The valuation discrepancy raises new challenges for a deal that is already fraught with complexity and facing opposition within the ranks of the kingdom’s government bureaucracy, according to people familiar with the matter. One Aramco official called the figure “unrealistic and mind blowing.” Questions about Aramco’s valuation surfaced earlier this year when a report for potential investors prepared by oil-industry consultant Wood Mackenzie Ltd. put Aramco’s value at around $400 billion, according to a client who attended a private Wood Mackenzie briefing. Saudi government officials say Aramco’s high reserves and low costs should make the company attractive to investors. “Our profitability is higher than others and the interest we have received so far is huge,” said one official who defended the $2 trillion number. Some officials inside the company and in government have privately suggested reevaluating the listing, say people familiar with the matter, and perhaps reducing its size or delaying it. So far,  Prince Mohammed and his staff seem unlikely to do so, say people familiar with the matter. “This IPO will happen regardless of the valuation they may receive,” according to the government official who called the $2-trillion-dollar number “mind-blowing.”

Выбор редакции
25 апреля, 01:08

Вкратце

Консультантом Saudi Aramco при IPO выбран HSBC

22 апреля, 02:34

Saudi Arabia, a kingdom built on oil, plans a future beyond it

It prepares to sell a piece of its crown jewel, Saudi Aramco, and reshape its economy

22 апреля, 02:33

Saudi Arabia, a kingdom built on oil, plans a future beyond it

It prepares to sell a piece of its crown jewel, Saudi Aramco, and reshape its economy

21 апреля, 21:13

Why the crude rally has fizzled, continued: Market analysis series

This is the second of a three-part look at why oil prices have failed to rally despite OPEC’s best efforts at managing supply cuts. Read part 1 here. So, why is everyone so bullish? Many oil analysts take as a fait accompli that OPEC-led production cuts thus far are key to balancing the crude market. […] The post Why the crude rally has fizzled, continued: Market analysis series appeared first on The Barrel Blog.

21 апреля, 08:36

Китай формирует консорциум для участия в IPO Aramco

Китай создаёт консорциум, в который войдут государственные нефтяные гиганты, банки и фонд национального благосостояния КНР и который будет ключевым инвестором в рамках IPO Saudi Aramco, сообщили Рейтер осведомленные источники. Saudi Aramco, один из крупнейших экспортёров нефти в Китай наравне с Роснефтью, в следующем году проведёт IPO, которое, как ожидается, станет крупнейшим в мире, поскольку его размер может составить около $100 миллиардов.

21 апреля, 00:54

Nigeria’s Navy Thwarts Attack On Oil Products Pipeline

Nigeria’s navy has foiled an attempt by vandals to break a pipeline operated by the Nigerian National Petroleum Corporation (NNPC) that carries petroleum products from Atlas Cove, Lagos, to Mosimi depot in southwest Ogun state, local media report. According to Vanguard news outlet, the vandals were spotted on boats on Monday. The Navy deployed patrol boats to the scene but the vandals escaped after seeing the patrol, abandoning four boats and leaving behind 972 empty drums and 595 jerricans. The Navy has recovered the abandoned boats and…

20 апреля, 23:00

Platts: India Will Not Achieve Target To Cut Oil Imports By 10%

India will not be able to reach its target to reduce its oil imports dependence by 10 percent by 2022, S&P Global Platts analysts reckon. India’s Prime Minister Narendra Modi has set a target to cut import dependence by 10 percent by 2022, amid increasing oil consumption. The imports reduction is expected to be achieved by boosting domestic oil production and increasing the share of natural gas and other energy sources in the energy mix. Speaking to India’s BusinessLine, Sambit Mohanty, Senior Editor of S&P Global Platts,…

20 апреля, 23:00

Ithaca Energy Shareholders Approve Takeover By Israel’s Delek

North Sea oil and gas operator Ithaca Energy said on Friday that the conditions of the cash takeover offer by Israel’s Delek Group have been satisfied and shareholders of Ithaca have accepted the offer, which values the shares of the takeover target at $646 million. Ithaca Energy, currently listed in Toronto and London, said that holders of some 70.3 percent of its issued and outstanding common shares - not including the common shares already owned by Delek or any of its affiliates prior to announcement of the offer – have accepted…

Выбор редакции
20 апреля, 17:41

Indian Refiner Seeks To Sell Plant To Aramco

  • 0

India’s ONGC Petrol Additions Ltd is negotiating the sale of half its $4.6-billion petrochemicals plant with Saudi Aramco, unnamed sources told Bloomberg. The negotiations are still private, the source said, and follow earlier talks with Kuwait Petroleum Corp. India’s demand for petrochemicals is thriving, so for Aramco the investment would be a lucrative one: the middle class is growing, so is urbanization, and these two are driving higher the consumption of polymers. In fact, India currently accounts for a third of the global consumption…

Выбор редакции
20 апреля, 17:41

Indian Refiner Seeks To Sell Plant To Aramco

  • 0

India’s ONGC Petrol Additions Ltd is negotiating the sale of half its $4.6-billion petrochemicals plant with Saudi Aramco, unnamed sources told Bloomberg. The negotiations are still private, the source said, and follow earlier talks with Kuwait Petroleum Corp. India’s demand for petrochemicals is thriving, so for Aramco the investment would be a lucrative one: the middle class is growing, so is urbanization, and these two are driving higher the consumption of polymers. In fact, India currently accounts for a third of the global consumption…

Выбор редакции
20 апреля, 17:41

Indian Refiner Seeks To Sell Plant To Aramco

  • 0

India’s ONGC Petrol Additions Ltd is negotiating the sale of half its $4.6-billion petrochemicals plant with Saudi Aramco, unnamed sources told Bloomberg. The negotiations are still private, the source said, and follow earlier talks with Kuwait Petroleum Corp. India’s demand for petrochemicals is thriving, so for Aramco the investment would be a lucrative one: the middle class is growing, so is urbanization, and these two are driving higher the consumption of polymers. In fact, India currently accounts for a third of the global consumption…

Выбор редакции
20 апреля, 17:41

Indian Refiner Seeks To Sell Plant To Aramco

  • 0

India’s ONGC Petrol Additions Ltd is negotiating the sale of half its $4.6-billion petrochemicals plant with Saudi Aramco, unnamed sources told Bloomberg. The negotiations are still private, the source said, and follow earlier talks with Kuwait Petroleum Corp. India’s demand for petrochemicals is thriving, so for Aramco the investment would be a lucrative one: the middle class is growing, so is urbanization, and these two are driving higher the consumption of polymers. In fact, India currently accounts for a third of the global consumption…

Выбор редакции
20 апреля, 17:41

Indian Refiner Seeks To Sell Plant To Aramco

  • 0

India’s ONGC Petrol Additions Ltd is negotiating the sale of half its $4.6-billion petrochemicals plant with Saudi Aramco, unnamed sources told Bloomberg. The negotiations are still private, the source said, and follow earlier talks with Kuwait Petroleum Corp. India’s demand for petrochemicals is thriving, so for Aramco the investment would be a lucrative one: the middle class is growing, so is urbanization, and these two are driving higher the consumption of polymers. In fact, India currently accounts for a third of the global consumption…

Выбор редакции
20 апреля, 17:41

Indian Refiner Seeks To Sell Plant To Aramco

  • 0

India’s ONGC Petrol Additions Ltd is negotiating the sale of half its $4.6-billion petrochemicals plant with Saudi Aramco, unnamed sources told Bloomberg. The negotiations are still private, the source said, and follow earlier talks with Kuwait Petroleum Corp. India’s demand for petrochemicals is thriving, so for Aramco the investment would be a lucrative one: the middle class is growing, so is urbanization, and these two are driving higher the consumption of polymers. In fact, India currently accounts for a third of the global consumption…

11 июня 2016, 21:47

Продажа «Роснефти» и начало эпохи нефтяного юаня

США, впервые с 2012 года, вывели в море шесть из десяти своих авианосцев, пять из которых двигаются в направлении Китая или находятся в Южно-Китайском море. Причиной таких действий мог стать возможный поворот Китая к политике создания независимой от доллара торговой зоны юаня, о которой «Южный Китай» писал в апреле этого года.   Одним из шагов к воплощению этой стратегии может стать покупка доли и контроль над «Роснефтью», а также появление России на Шанхайской энергетической бирже. Несмотря на очевидно выгодную сделку по приобретению главного актива современной России, в самом Китае, однако, существует мощное противодействие этому курсу - ставку на внутреннюю нефтяную и политическую «оппозицию» делают американские нефтяники, чей мировой экспорт только за последние три месяца вырос почти в восемь раз.  Американское нефтяное цунами 2016 год стал годом больших перемен на мировом нефтяном рынке. Экспорт американской нефти WTI, запрет на который был снят 18 декабря 2015 года, лишь за первые три месяца 2016 года вырос в семь раз. В январе США экспортировали 1,2 млн барреля нефти, в феврале экспорт удвоился, достигнув 2,9 млн баррелей, а в марте он уже превосходил январский показатель почти в восемь раз, достигнув 8 млн баррелей. Основная часть американской нефти была направлена в Италию и Японию.  Американские эксперты, пытаются сдержать панические настроения среди конкурентов, и отмечают, что на экспорт WTI сильно влияет стоимость перевозки. Тем не менее, не трудно рассчитать к каким показателям придет уже к концу 2016 года американский экспорт, если динамика его роста останется неизменной. Только по состоянию на апрель экспорт нефти из США достиг 100-летнего максимума.  Применение революционных технологий фрэкинга привело к удвоению американского производства нефти с 2011 по 2015 год, а также вывело США в тройку крупнейших производителей черного золота. Саудовская Аравия и Россия, которые находятся на первом и втором месте не без оснований обеспокоены возможным появлением нового и сильного конкурента на традиционных рынках сбыта.  В апреле американская нефть появилась и в Китае - это была лишь капля в море, 16 700 баррелей. В мае на НПЗ компании Sinopec в городе Маомин (Гуандун), которым когда-то руководил член Политбюро Чжан Гаоли, пришла первая партия американской нефти WTI объемом в 43 000 тонн. 20 июня, прямо перед визитом Владимира Путина в Пекин и обсуждения сделки по продаже доли «Роснефти», в Маомин прибудет вторая партия американской нефти - в три раза больше, чем предыдущая - 130 000 тонн - свыше 1 млн баррелей. Только, учитывая эти данные, рост американского экспорта с марта по июнь вырастет в более чем 50 раз.   Нефтяной юань против нефтедоллара  Появление нового игрока на рынке предложения нефти происходит на фоне репетиции углеводородного апокалипсиса, когда в феврале 2016 года цена на нефть упала до 26 долларов за баррель, что стало серьезной угрозой социальной стабильности и даже существованию политических режимов большинства нефтеэкспортеров мира. В условиях, когда рынок самих США и Евросоюза находится под куполом военно-политического влияния Вашингтона, рынок Китая, потеснившего США с позиции самого большого потребителя нефти, становится по сути единственной альтернативой для большинства нефтеэкспортеров Азии. В 2015 году импорт нефти в Китай достиг 332,63 млн тонн, составив 62,2% от всего объема потребляемой страной нефти. За последние 10 лет Китай увеличил импорт нефти в два раза. В апреле 2016 года Китай ежедневно импортировал 7,96 млн баррелей в день, что на 7,6% больше, чем в прошлом году, и 3,5% больше, чем в марте. Рекорда импорт нефти в Китай достиг в феврале 2016 года, составив 8,04 млн баррелей в день. Однако Китай не только покупает нефть, но и является самым большим экспортером товаров для большинства стран Азии, за исключением Индии. Это в полной мере относится к двум Кореям, странам Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Центральной Азии и России. Такая взаимодополняемость стран региона на фоне растущего желания США не только заполнить ниши на рынке нефти, но и внеэкономическими методами ликвидировать конкуренцию, создает выгодную для экономики Китая ситуацию перехода во взаиморасчетах между странами на юани. Разрастающиеся противоречия между США и Саудовской Аравией, а также между США и Россией, волатильность на рынке нефти, торгующейся за доллары - толкают последних к более тесному сотрудничеству с китайскими властями.  Шанхайская нефтяная биржа Китайская экономика и юань далеко не идеальны с точки зрения замещения доллара. Нестабильность фондового рынка, замедление темпов роста китайской экономики - все это вселяет сомнения в азиатские страны в возможность использования юаня. С другой стороны для таких стран как Россия и Саудовская Аравия при обострении отношений с США и вероятностью роста американского давления альтернативой китайской волатильности может стать куда более серьезные социально-политические последствия. Вторым важным обстоятельством, которое делает возможным появление «нефтяного юаня» и ведения полноценной торговли в юанях является позиции Китая как крупнейшего импортера других товаров - железной руды, меди, золота и целого ряда важнейших позиций в сельском хозяйстве, а также потенциально огромный рынок торговли экологическими квотами. Последнее обстоятельство делает возможным появление в Азии полноценного аналога западного биржевого альянса ICE, значительно консолидировавшегося в начале 2013 года. Вершиной такого китайского биржевого конгломерата, который может стать инструментом поглощения юанем значительной части мировой торговли, должна стать Шанхайская нефтяная биржа (Шанхайская энергетическая биржа INE), создание которой однако откладывается уже в течение нескольких лет, но ожидается, согласно заявлениям китайских властей во-втором квартале 2016 года. После открытия биржи на ней ожидается появление целого роя игроков: торговля на INE может вестись контрактами от 100 баррелей, тогда как контракты на Brent и WTI торгуются от 1000 баррелей. Однако на торговлю будут введены лимиты, которые не позволят цене колебаться больше или меньше, чем на 4% в день. Биржа переведет мир нефти на пекинское время и будет работать с 9.00 до 11-30 и с 13-30 до 15.00, закрываясь в то время, когда московские офисные менеджеры еще не успеют выпить первую кружку кофе.  Согласно официальным заявлениям, постоянно откладывающиеся решение о начале функционирования биржи и торгов нефтяными фьючерсами за юани связано с рядом нерешенных вопросов технического характера. Тем не менее, открытие INE прежде всего находится во власти Китайской комиссии по регулированию ценными бумагами, и связано с политическими вопросами выработки курса экономики страны. Обсуждение нефтяного юаня началось в прессе КНР внезапно, до июньских публикаций такая стратегия не обсуждалась вообще, хотя очевидно, что идея витала в воздухе. Перспективы начала функционирования INE и торговли фьючерсами на нефть за юани скептически оцениваются китайскими респондентами ряда изданий, которые отмечают, что INE потребуется 10-30 лет, чтобы догнать конкурентов. Однако вряд ли можно сказать, что это INE недооценивается американскими СМИ. Сколько энергии и ресурсов потребуется китайскому руководству для реализации финансового доминирования в Евразии сказать сложно, хотя очевидно, что реализации такой задачи может стать мотивирующей для всей современной элиты КНР и группы Си Цзиньпина в частности - как минимум на краткосрочный период стагнации экономики - и позволит сплотиться вокруг "коренного лидера".  Вытеснение американского доллара из стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и России - фактически означает объявление войны США. Существует большая вероятность, что пять авианосцев США, выведенные в море и движущиеся или находящиеся в регионе Восточной Азии, связаны с последними изменениями в нефтяной стратегии Китая, предстоящими переговорами по приватизации «Роснефти» и арабского нефтяного гиганта «Arаmco».  «Банда нефтяников» и «комсомольцы»  По вопросам «нефтяного юаня» в самом руководстве Китая существует определенная борьба мнений между лояльными американским корпорациям руководителям «комсомольской» группы, группы внутренних производителей «нефтяников», а также близкой к ним «шанхайской» политической группы, отстаивающий интернациональное видение будущего превращения юаня в мировую валюту через вхождение юаня в корзину валют МВФ на основании взаимного согласия с мировыми финансовыми элитами. Для всех указанных групп появление «нефтяного юаня» и замены внутреннего производства арабским и российским импортом - не принесет пользы или приведет к очевидному вреду и потере влияния. Очевидно, что конфликт в нефтяной отрасли и стратегические вопросы ее развития, которые имеют непосредственное отношение к вопросам государственной безопасности, не будут выноситься на публичное обсуждение. Однако косвенным признаком такой борьбы стала частая смена руководителей Госуправления по делам энергетики (国家能源局), вырабатывающего решения в том числе и нефтяном секторе.   В 2013 году был арестован его руководитель Лю Тенань, назначенный при бывшем генсеке Ху Цзиньато, который также занимал позицию замглавы Комитета по развитию и реформам КНР, китайским аналогом «госплана». Сегодня управление возглавляет уйгур по национальности Нур Бекри, бывший мэр столицы Синьцзяна Урумчи и глава правительства Синьцзян-Уйгурского автономного района. Энергетическое управление до Нур Бекри занимали уроженцы «шанхайского» региона У Синьсюн и Чжан Гобао. Правление нового лидера страны, выстраивающего Шелковый (а может быть «нефтяной») путь от Синьцзяна и Пакистана до Египта и Саудовской Аравии, началось с разгрома «Банды нефтяников» (石油帮) крупнейшего предприятия нефтяной отрасли Китая - Китайской нефтегазовой корпорации CNPC (中石油). Кроме генерального директора Цзян Цземиня (蒋洁敏,не путать с Цзян Цзэминем) и еще 11 топ-менеджеров корпорации, управляющих крупнейшими Дацинским (大庆石油田) и Таримским месторождениями (塔里木油田), пожизненное заключение получил и бывший член Политбюро, нефтянник по образованию, а также руководитель CNPC Чжоу Юнкан, занимавший пост в том числе и первого секретаря обкома провинции Сычуань - места сосредоточения крупнейших запасов сланцевого газа и нефти в Китае и мире. В июле 2015 года в госпрессе КНР появились прямые намеки на связь «банды нефтяников  с правой рукой "шанхайского" генсека Цзян Цзэминя и зампредседателя КНР (2003-2008) при генсеке Ху Цзиньтао - Цзэн Цинхуне. Обновленное руководство CNPC сегодня - основной партнер «Роснефти» на китайском направлении. Приход к власти Си Цзиньпина сопровождался борьбой с нефтяными кланами, внутренними производителями в стране. Наступление новой нефтяной эпохи низких цен на нефть привело к резкому сокращению стоимости нефтяных активов и острой борьбой за сохранение позиций собственной нефтяной промышленности в Китае. Себестоимость добычи нефти в КНР по технологическим и другим причинам составляет от 45 до 53 долл, что предполагает быструю деградацию отрасли в стране при низких мировых ценах на нефть. Добыча Sinopec (中石化) сократилась в 2015 году на 5%, CNPC (中石油) - на 1,5%. Даже добыча на шельфе у корпорации CNOOC (中海油) сократилась на 5%, по причине истощения большинства месторождений, открытых еще в 80-х годах.  В этих условиях для нефтяной отрасли Китая существует три возможных варианта развития ситуации: дотирование нефтяной отрасли со стороны государства с целью обеспечения энергетической безопасности страны, что однако стало бы неподъемной задачей в условиях аналогичного дотирования угольной и сталелитейной отраслей, переход на массовое потребление сначала зарубежной, а при определенных политических условиях американской нефти, а по сути дотирование американской промышленности, либо расширение сотрудничества с российскими и арабскими нефтяными компаниями и параллельное активное освоение шельфа Южно-Китайского моря, вопреки риску обострения международной ситуации. В ходе активного противостояния в китайском руководстве победили сторонники последнего варианта.  Это привело к появлению внутренней нефтяной оппозиции, которая сегодня в самом упрощенном виде сводится к руководителям Таримского и Дацинского нефтяных месторождений. Первое находится в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, одна из партийных газет которого в марте опубликовала письмо с требованием отставки Си Цзиньпина, а второе в приграничной с Россией Хэйлунцзяне, который возглавляет бывший первый секретарь лояльно относящейся к американским корпорациям комсомольской организации Лу Хао. Известно, что планируемое расширение нефтепровода Сковородино-Мохэ было сорвано китайской стороной - прежде всего руководителями, находящегося в Хэйлунцзяне месторождения Дацин. Если Хэйлунцзян зависит от производства нефти частично, то Синьцзян полностью сидит на таримской нефтяной игле и дальнейшее сокращение цен и сворачивание производства нефти грозит потерей ее руководству утратой былого политического влияния в том числе и в рамках всего Китая. Относительно сложная обстановка сохраняется и вокруг Шанхайской нефтяной биржи - начало ее функционирования полностью находится в руках недавно назначенного регулятора фондового рынка Лю Шиюй - человека одинаково близкого как к «шанхайской» так и к «комсомольской» группе в Компартии Китая. Лю Юйши занял свой пост после отстранения Сяо Гана - «шанхайского» руководителя ведомства. Очевидно, что фигура Лю Шиюй играет блокирующую функцию для реализации плана «нефтяного юаня».  Приватизация «Роснефть» и «Aramco»  Для функционирования биржи нужны зарубежные игроки. Однако пул игроков вряд ли спешит пополниться иностранными участниками - начало торговли фьючерсами за юани чревато любыми, самыми негативными обстоятельствами для игроков - за примерами далеко ходить не надо. «Нефтяное лобби» США физически уничтожило за последние 15 лет режимы Ливии и Ирака, не говоря об активном участии в «арабской весне» на территории ряда государств Ближнего Востока. Первый шаг для такой торговли может и хочет сделать Россия, однако руководство страны хочет сохранить поле дня маневра, тогда как китайские инвесторы стремятся максимально тесно связать «Роснефть» узами вечной дружбы с Поднебесной. Обстоятельства участия «Роснефти» и торговли нефтью марки ESPO на INE неизвестны, что оставляет широкое поле для спекуляций.  Тем не менее, из сообщений участников сделки по приобретению CNPC известно, что руководство китайской нефтяной компании хотело бы получить больше прав на осуществление управления главной российской корпорацией. Сегодня CNPC владеет 0,62% акций «Роснефти», тогда как после приобретения 19,5% ее акций доля CNPC превысит 20%-порог и превысит долю британской компании, которая также владеет 19,75% акций российской корпорации. В совете директоров нефтяного гиганта девять человек, двое из которых британцы. Если исходить из логики китайского заявления, Китай претендует на большее число мест в совете директоров или на три позиции, что вместе с британцами образует большинство в составе директоров корпорации. О том, что такое сближение возможно, говорит тесное взаимодействие между BP и CNPC. Однако для выдвижения требований о праве на управление компанией со стороны CNPC иметь 20,12% акций не достаточно, тем не менее у CNPC имеются сильные аргументы. C самого начала существования «Роснефти» в реализации ее политики по консолидации российских нефтяных активов CNPC неизменно выступала доступным кредитором, помогая созданной на основе активов российского «Юкоса» компании скупать российские нефтяные компании, получая при этом выгодные для себя условия, а иной раз и в одностороннем порядке требуя дополнительных скидок. Сотрудничество между двумя корпорациями увенчалось историческим контрактом (2013) на поставку «Роснефтью» 375 млн тонн нефти в КНР в ближайшие 25 лет. По мнению аналитиков «Сбербанка CIB» на начало 2016 года, однако, корпорация, которая испытывает сильное давление от кредитного бремени, могла полностью получить предоплату от китайской стороны, однако не до конца выполнить условия поставок в Китай на 2016 год. Последний, выступая как дружественный кредитор, ожидает от руководства «Роснефти» серьезных уступок в том числе, и играя на противоречиях с Саудовской Аравией.  В начале 2016 года Китай допустил ситуацию, когда импорт сырой нефти из России впервые превысил импорт из Саудовской Аравии. Реверанс в сторону России трудно объясним, если не учитывать готовящуюся сделку по приватизации крупнейшего нефтяного производителя в мире Arаmco. Китай, который является ожидаемым покупателем как доли в «Роснефти» так и в «Aramco», разыгрывает между продающими сторонами соревнование за лучшие условия будущей сделки, подогревая саудитов конкуренцией со стороны России, а Россию через сокращение доли использования нефти ESPO в шаньдунских нефтеперерабатывающих заводах, основном центре китайской нефтепереработке Циндао, заменяя ее на нефть из Африки и Латинской Америки за период февраль-апрель 2016 года. В преддверии сделки неприятные комментарии, которые могут повлиять на ее исход, появились и в российской печати: например, в дочернем издании Правительства РФ «Российской газеты» Russia Beyond The Headlines была опубликована статья, в которой «Роснефти» предрекали судьбу «ЮКОСа», ликвидированного за попытку «торговать суверенитетом» или продать контрольный пакет акций американскому «Шеврону» и «Эксону». Кроме того, в публикации приводилось заявление министра экономического развития Улюкаева, который по совместительству входит в состав руководства китайского госбанка АИИБ, что сделка по «Роснефти» должна быть в любом случае завершена, так как на деньги от ее продажи рассчитывают в правительстве. Такое заявление лишает компанию маневра в переговорах и возможность напугать китайскую сторону их потенциальным срывом. Сделка с Aramco может стать, наравне с приобретением «Роснефти» сделкой года и даже десятилетия для китайской нефтяной промышленности. Ситуация с Саудовской Аравией, рассорившейся с США, настолько важна для Китая, что в стране заменен старый посол, возглавлявший представительство Пекина в стране с 2007 года. Новый посол Ли Синьхуа - уроженец столицы провинции Гуандун - Гуанчжоу, древнего центра китайско-арабской торговли, который судя по всему, наиболее заинтересован в приобретении арабских нефтяных активов.  Ожидаемый размер IPO Arаmco - 125 млрд долларов, что в пять раз больше рекордного IPO китайской корпорации «Алибаба». Вся стоимость компании оценивается в 2,5 трлн долл. Сможет ли Sinopec одержать победу в исторической сделке - покажет время, однако до сих пор компания  смогла получить доступ лишь к покупке канадских нефтяных активов, которые характеризуется одной из самой высокой себестоимостью добычи в мире. Несмотря на очевидную второстепенность сделки по «Роснефти» перед перспективой приобретения доли Aramco - это единственные надежно защищенные поставки нефти в Китай. В случае обострения китайско-американских отношений и разрастания конфликта в Южно-Китайском море, а также роста напряженности в Индийском океане, поставки арабской и иранской нефти, а также добыча в Южно-Китайском море будут поставлены под угрозу, тогда как поставки по ВСТО будут гарантированно произведены. Сделка по "Роснефти" также, очевидно, гарантирована для Китая и не грозит непредвиденными эксцессами в отношениях с США, а срыв сделки по "Роснефти" вряд ли прибавит Китаю шансов в арабском IPО. Виктор Николаев Язык Русский