• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2064
      • Показать ещё
      Разное670
      • Показать ещё
      Международные организации168
      • Показать ещё
      Люди252
      • Показать ещё
      Издания107
      • Показать ещё
      Компании496
      • Показать ещё
      Формат40
      Показатели31
      • Показать ещё
      Сферы2
Саудовская Аравия
Саудовская Аравия
Основатель динатии - Абдул-Азиз ибн Сауд Год основания: 1932 Аль Сауды сегодня — одно из немногих королевских семейств, имеющих абсолютную власть в стране. Все посты в правительстве и в регионах занимают представители Аль Саудов, которые назначаются королём. Выборы на правительственном у ...

Основатель динатии - Абдул-Азиз ибн Сауд Год основания: 1932

Аль Сауды сегодня — одно из немногих королевских семейств, имеющих абсолютную власть в стране. Все посты в правительстве и в регионах занимают представители Аль Саудов, которые назначаются королём. Выборы на правительственном уровне никогда не проводились, а в местные органы были проведены в первый раз лишь в 2005 году; при этом, право голоса имеет лишь небольшая часть населения страны: не имеют права голосовать женщины, военнослужащие и кочевники (бедуины), хотя сам закон о выборах не запрещает женщинам участвовать в выборах и даже избираться. Тем не менее, половина депутатов назначается королём.

Саудовскую Аравию часто называют «Страной двух мечетей», имея в виду Мекку и Медину — два главных священных города ислама. Краткое название страны на арабском языке — ас-Саудия (араб. السعودية‎‎). Саудовская Аравия в настоящее время — одно из трёх государств в мире, название которых связано с правящими династиями (другие — Лихтенштейн и Иорданское Хашимитское королевство). Сегодня главой династии является король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, а общее количество саудитов достигает 25 тысяч человек, среди которых насчитывается более 200 принцев.

Наследование у Саудитов происходит не как у большинства династий, от отца к детям, а в большинстве случаев от брата к брату, а лишь затем к старшему из следующего поколения. Женская линия не учитывается.

 

Все монархи мира. Саудовская Аравия

Васильев А. История Саудовской Аравии. 1745—1973

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
20 августа, 05:29

Gavekal On The Coming Clash Of Empires: Russia's Role As A Global Game-Changer

Submitted by Charles and Louis-Vincent Gave of Gavekal Research Carthago Est Delenda “Carthage must be destroyed”. Cato the elder would conclude his speeches in the Roman Senate with the admonition that salt should be spread on the ruins of Rome’s rival. Listening to the US media over these summer holidays from Grand Lake, Oklahoma, it is hard to escape the conclusion that most of the American media, and US congress, feels the same way about Russia. Which is odd given that the Cold War supposedly ended almost 30 years ago. But then again, a quick study of history shows that clashes between land and sea-based empires have been a fairly steady constant of Western civilization. Think of Athens versus Sparta, Greece versus Persia, Rome versus Carthage, England versus Napoleon, and more recently the US versus Germany and Japan (when World War II saw the US transform itself from a land-based empire to a sea-based empire in order to defeat Germany and Japan), and of course the more recent contest between the US and the Soviet Union. The maritime advantage Such fights have been staples of history books, from Plutarch to Toynbee. Victory has mostly belonged to the maritime empires as they tend to depend more on trade and typically promote more de-centralized structures; land-based empires by contrast usually repress individual freedoms and centralize power. Of course the maritime power does not always win; Cato the elder did after all get his wish posthumously. With this in mind, consider a mental map of the productive land masses in the world today. Very roughly put, the world currently has three important zones of production, with each accounting for about a third of world GDP. North and South America: This is a sort of island and is not reachable by land from the rest of the world. It constitutes the heart of what could be called the current “maritime” empire. Europe ex-Russia: This is an economic and technological power as large as the US but a military minnow. Its last two wars have been fought between the then dominant maritime power (the US), first against Germany, then the Soviet Union to gain the control of the so called “old continent”. A resurgent Asia: Here China is playing the role of the “land-based challenger” to the “maritime hegemon”. A visiting Martian who knew little about our global geopolitical make-up, except for the above history books, would likely conclude that a new version of the age-old drama is being set up. This time, however the contest would be between a China-dominated “land-based empire” and a US controlled “maritime power”, with Europe (and to a lesser extent Africa) as the likely “prize.” To have a chance in the fight, the continental empire would have to “keep” a massive land mass under its control. This would require building extensive lines of communication (rail, roads, telecoms, satellites…), linking its own land-mass to the other “productive” land masses, avoiding as much as possible the use of sea links to communicate with other nations. The land empire would need to develop an economy which would not need to trade through the seas. This is what is happening today and why we gave carte blanche to Tom Miller, leaving him free to roam through Central Asia and Eastern Europe over a couple of years and report on the capital that China was pouring to build such links (readers who have not done so should pick up a copy of Tom’s book, China’s Asian Dream, available at all good bookstores and of course, through our website). Now for China’s “dream of empire” to work, China would need to convince two important countries, and maybe three, to at least become “neutral”, instead of quasi-hostile, for these new communications lines to work. Those two countries are Russia and Germany. The 3rd is Saudi Arabia, which has an interesting hand to play. 1. Russia Russia is the main land bridge between China and Europe. So logic says that the US should be very nice to Russia and seek to establish some kind of military alliance, if only to control the movement of people and goods between China and Europe, and from Europe to China. However, in its immense wisdom, the US Senate and the entire US diplomatic corps have decided that America’s interests are best served by imposing sanctions on Russia for crimes—not even proven at the time of writing—that the Central Intelligence Agency routinely commits inside countries that are nominally allies of the US! It seems that US policymakers have forgotten Lord Palmerston’s dictum that nations don’t have friends, just permanent interests. And instead of following policies to maximize its national interest, the US would rather cut off its nose to spite its face. The end result is that the US seems to be  working as hard as possible to make Russia join forces with China. But why would the US so consciously make an enemy out of Russia? A starting point is that it is a little odd that a country that cannot conceivably be invaded spends more on defense then the next ten nations combined (see chart overleaf). It is also odd that the US has been involved in wars, somewhere around the globe, with very few interruptions, ever since President Dwight Eisenhower warned his countrymen about the growing clout of the “US military industrial complex”. Of course, we fully realize that even mentioning the “US military industrial complex’ makes one sound like some kind of tin-potted, conspiracy-theorist prone loon. This is not our intention. But we do want to  highlight that, in order to justify a budget of US$622bn, soon heading to US$800bn, the US military industrial complex needs a bogey-man. Now the natural bogey-man should logically be China. After all, China is now sporting the second biggest military budget in the world (US$192bn in 2016), is rapidly expanding its global presence (Belt and Road, Asian Infrastructure Investment Bank, Silk Road Fund) and increasingly treats the South China Sea as a mare nostrum. Still, the past few months of broad US hysteria toward Russia make it fairly clear that US military interests would rather pick on Russia then China. Why so? The first, and most obvious explanation, is simply institutional inertia. After all, Russia was the main enemy between 1945 and 1991 and entire institutions were built (NATO, OECD, the International Monetary Fund and the World Bank) with either the stated, or unstated, goal of containing Russia’s influence. Such government-led institutions usually turn around as easily as a cruise ship captained by Francesco Schettino. Predictable France There are historical precedents for this. Take France as an example: from Cardinal Richelieu onward, the sole purpose of French diplomacy was to destroy the Austro-Hungarian empire. This left successive French rulers blind to the rise of Prussia; at least until 1870 and the pummeling of Paris. Still, even after losing Alsace and Lorraine, France continued its anti-Habsburg crusade until 1919, and the final destruction of the Austrian empire with the 1919 Versailles treaty. This treaty left France vulnerable should the Russians and Germans ever ally (a key policy goal of the Habsburgs was to prevent such an alliance) or the Brits decide that they’d rather head home (which duly occurred in 1940 at Dunkirk and is perhaps happening again today). The bottom line is that the sheer force of institutional inertia means the “smartest people” are often incapable of adjusting to new realities. It happened in France, and it could easily be happening in the US today. A second explanation is that there exists tremendous resistance within the broader US community to making China a scapegoat. US corporations have huge interests in China and relatively limited exposure to Russia. Thus attempts to cast China in too bad a light are habitually met with concerted lobbying efforts (Lenin did say that the “Capitalists will sell us the rope with which we will hang them”). As no-one in the US business community cares deeply about Russia, Moscow makes for a good, “compromise bogey man”? A third explanation is tied to a theme we have discussed in the past (see The Consequences of Trump’s Syrian Strike), namely the unfolding civil war in the Middle-East between Sunnis and Shias. On the Sunni side of the war sits Saudi Arabia. On the Shia side of the war is Iran. And behind Iran stands Russia, who would like nothing more than to see the Saudi regime implode. Indeed, a collapse of the House of Saud would be an immense boon for Russia. The price of oil would likely surge (which would be great for non-Arab producers like Russia) and Europe would find itself wholly dependent on Russia for its energy supplies, thereby giving Moscow more geopolitical clout than it has enjoyed in decades. At the same time, a collapse of the House of Saud would be terrible news for US, French and British arms suppliers (for whom the Middle-Eastern monarchies are big clients) and for all big oil companies which have huge contracts in Saudi Arabia and across the Middle-East to protect. This brings us to the current make-up of the US administration which, to say the least, is somewhat skewed towards military officers (military men and the merchants of death tend to get along) and oil-men. Is it too much of a stretch to think that an administration loaded with oil and military men would, almost by default, fight Saudi Arabia’s corner? Now this may be unfair. After all, it’s not as if the first trip of the current US president was to Saudi Arabia, or as if that trip yielded many lucrative deals for US weapons manufacturers, US oil companies, and US financiers, was it? Russia as a game-changer Whatever the reason for the current anti-Russia hysteria in the US, it is now clearly in Russia’s interest for it to play a very active role in the coming Chinese efforts to reduce the power of the dominant “maritime empire”. This means that Chinese and European products will be able to travel through Russia for the foreseeable future, so avoiding possible threats created by the US navy should Washington ever act to disrupt trade between the two economic centers. The reason that the US’s approach to Russia is so short-sighted is that Russia’s role in the coming clash between the two empires may go far beyond it facilitating communication and transport across its territory. Indeed, Russia (along with Qatar and Iran) could already be helping China break the monopoly that the US has on the payment of energy all over the world through the US dollar (see The Most Important Change  And Its Natural Hedge). For the past 100 years, the US dollar has been the world’s major reserve and trading currency. Needless to say, having the ability to settle one’s (rather large) trade and budget deficits in one’s own currency is a competitive advantage of huge proportions. Greater than its edge in finance, tertiary education, technology, biotech, weapons manufacturing and agricultural productivity, this “exorbitant privilege” may be the US’s single biggest comparative advantage. Now our starting point when looking at China is that the guys who run the show in Beijing are basically control freaks. After all, what else do you expect from career technocrats steeped in Marxist theory? So with that in mind, the question every investor should ask themselves is: why would control freaks yield control of their country’s exchange rate and interest rate structure? Why liberalize the bond and currency markets? For let’s face it, there are few prices as important to an economy as the exchange rate and the interest rate. So if the politburo is willing to gradually lose control over them, it must be because it hopes to gain something better on the other side. And the something better is to transform the renminbi into Asia’s deutschemark; the “natural” trading (and eventually reserve) currency for Asia and even wider emerging markets. In fact, internationalizing the renminbi is the lynchpin on which the whole “Belt and Road” empire rollout rests. If this part fails, then China’s imperial ambitions will most likely crumble over time (for one cannot have an empire on somebody else’s dime). The rise of the renminbi Which brings us to a key change in our global monetary system that has received scant attention, namely, the recent announcement by the Hong Kong exchange that investors will soon be able to buy and settle gold contracts in renminbi (see release). This initiative has the potential to be a game-changer for the architecture of our global monetary system. Imagine being Russia, Iran, Qatar, Venezuela, Sudan, Uzbekistan or any other country liable to fall foul of US foreign policy, and thus susceptible to having Washington use the dollar as a “soft weapon” (see BNP, Big Brother And The US Dollar). Then China comes along and says: “Rather than trading in dollars, which leaves us both exposed to US sanctions, and US banks’ willingness to fund our trade, let’s deal in renminbi. I can guarantee that ICBC will never pull the rug from under your feet”. If you are Russia, or Qatar (which have already signed renminbi deals for oil and natural gas), this may be an interesting proposition. However, the  question will quickly arise: “What will I do with my renminbi? Sure, I can buy goods in China, but I only need so much cheap clothing, tennis shoes, and plastic junk. What do I do with what is left over?”. And the answer to that question is that the US dollar remains the world’s reserve currency since the US offers the deepest and most liquid asset markets. From real estate (as shown by the Russia-Trump investigation), to equities, to bonds, there is no shortage of US assets that Americans will sell foreigners so that foreigners can park their hard earned dollars back into the US. This brings us back to China and the main constraint to the renminbi’s rise as a reserve currency. Simply put, foreign investors do not trust the Chinese government enough to park their excess reserves in Chinese assets. This lack of trust was crystallized by the decision in the summer of 2015 to “shut down” the equity markets for a while and stop trading in any stock that looked like it was heading south. That decision confirmed foreign investors’ apprehension about China and in their eyes set back renminbi internationalization by several years, if not decades. Until now, that is. For by creating a gold contract settled in renminbi, Russia may now sell oil to China for renminbi (already signed), then take whatever excess currency it earns to buy gold in Hong Kong. As a result, Russia does not have to buy Chinese assets or switch the proceeds into dollars (and so potentially fall under the thumb of the US Treasury). This new arrangement is good news for Russia, good news for China, good news for gold and horrible news for Saudi Arabia as it leaves the Middle-Eastern kingdom in between a rock and a hard place. 2. Saudi Arabia The fact that China wants to buy oil with its own currency will increasingly present Saudi Arabia with a dilemma. It could acknowledge that China is now the world’s largest oil importer, and only major growth market, and accept renminbi payments for its oil. However, this would go down like a lead balloon in Washington where the US Treasury would (rightly) see this as a threat to the dollar’s hegemony. In such a  scenario, it is unlikely that the US would continue to approve modern weapon sales to Saudi and the embedded “protection” of the House of Saud that comes with them. And without this US protection, who knows  which way the Sunni-Shia civil war may tip (most likely in favor of the Iran-Russia axis). Unfortunately for Saudi Arabia, the alternative is hardly attractive. Getting boxed out of the Chinese market will increasingly mean having to dump excess oil inventories on the global stage, thereby ensuring a sustained low price for oil. But with its budget deficit stuck at about 16% of GDP, with half its population below 27 and needing jobs, and with reserves shrinking by around US$10bn a month, just maintaining the current status quo is not a long-term viable option. So which way will Saudi turn? Will Riyadh accept low oil prices forever and the associated costs on Saudi society? Or will it change horse and move to accept renminbi in order to ensure more access to the world’s largest oil importer, even at the risk of triggering Washington’s wrath? Investors who like to bet on form may wish to consider the second option. Indeed, King Ibn Saud (the current King Salman's father) was once a loyal British client as the Brits had helped suppress the Wahhabi brotherhood, so cementing his power. Yet in 1936, Ibn Saud's adviser Abdullah Philby (father of British traitor Kim Philby), persuaded the king to  switch his allegiance to the US, by offering Saudis exclusive oil concession to Chevron/Texaco rather than BP. This is why the Saudi oil company is called Aramco (the Arab-American oil company) rather than Arbroco. Could the House of Saud pull off the same stunt again? One indication may be who lines up as cornerstone investors in the coming Aramco IPO. If those end up as China Investment Corporation, Petrochina and the PRC’s State Administration of Foreign Exchange, than perhaps Aramco will be on its way to becoming Archoco. And with that, the pricing of Saudi oil could shift from US dollars to renminbi. Incidentally, such a move would likely solve Saudi’s biggest macro hurdle; specifically, the defense of the Saudi Riyal peg to the US dollar. Indeed, with reserves shrinking so rapidly, the arrangement looks to be on a slow-moving death watch (admittedly, at the current pace of reserve depletion, Riyadh could hold out three years and possibly five). But should Saudi announce that Aramco (or Archoco!) will now accept renminbi for oil payments, the dollar would likely tank while oil prices would shoot up (as Saudi would have a willing buyer for its oil in China). A lower US dollar/ higher oil combination would, needless to say, make the Saudi peg that much easier to sustain. Lastly, if you were King Salman and thought that the long-term sustainability of the House of Saud depended on dumping the US and engaging China, what would you be doing right now? Would you be buying as many top-end US weapons as you possibly could, knowing that, in the future, such purchases may no longer be as easy as they are today? But let us now move to the third major player in this many-part drama, namely Germany, where the situation is even more complex. 3. Germany Unencumbered by its own “heavy” history, Germany— being at heart a “continental” nation—would probably have joined the “continental alliance” and left the maritime alliance (which may explain why the “maritime alliance” tapped Angela Merkel’s phone; arguably a greater intrusion then anything the US has accused Russia of). After all, consider the advantages for Germany of joining the “land-based empire”: Politically, Germany could finally develop its own diplomacy and stop taking orders from Washington. Economically, German industry would have unlimited access to develop not only Russia but also all the populations north of the Himalayas set to join the modern world through the creation of the “New Silk Road”. Geopolitically, let us first state the obvious: a Middle-East ruled by the Sunnis under the control of the US diplomacy has not been a resounding success. Worse yet, the incredible mistakes made by the last two US administrations across the Middle-East have led to a very old religious war (Sunnis vs. Shiites) again erupting. As we write, it seems that the Russians and Iranian allies are gradually succeeding in taking the control of the Middle East. Now the return to some form of peace (under a Russia/Iranian yoke) would offer new markets for German industry, provided Germany immediately allied itself with Russia and broke away from the American sanctions imposed by the US Senate. Failing that, Germany could lose a Middle-Eastern market which has historically been important for its exporters. Domestically: A German-Russian alliance would crimp Turkey’s resurgence as Ankara would find itself isolated due to Iran and China being on its eastern borders and Russia on its northern frontiers. As a result, Turkey would most likely stop rattling Europe’s cage, which would be a boon for Merkel as Recep Tayyip Erdo?an has been a significant thorn in her side. In other words, Merkel would outsource her “Turkey problem” to Russia. Energetically, a Russian-dominated Middle East would still provide gas from Russia and oil from the Middle-East. The implication is that Germany would no longer need to have its energy imports “protected” by the maritime empire’s fleet (Merkel’s short-sightedness on the energy front, from the end of coal, to the banning of nuclear power, has fitted in the category of being “worse than a crime, it is a mistake”). Many people in Germany—business people and public servants such as ex -chancellor Gerhard Schroeder—understand the above and have lobbied for such an outcome. The recent trend of US prosecutors trying to export the supremacy of the US legal system over local ones, and imposing egregious fines on all and sundry (Deutsche Bank, Volkswagen) can only push German business leaders further down that path. Of course, as Frenchmen, we know that nothing good comes of: Germany and Russia getting along like a house on fire. Britain retreating back to its island. And we would suggest that President Emmanuel Macron is also keenly aware of this. Which explains he is so far the only Western leader to have gone out of his way to be nice to President Trump; aside from the Polish President of course (more on that later). Macron has bent over to accommodate Merkel. And let’s face it, his task is not easy. For as good as our president may be with the older ladies, he needs to convince Merkel to walk away from the above win-win and keep Germany committed to the greater European integration exercise, and Germany wedded to its role inside the broader “maritime empire”. Germany as the sole paymaster Now, to be fair, the German population has enthusiastically supported the European integration project, partly out of historical guilt (now abating as the share of the population alive in World War II fast shrinks) and partly because it has been a boon to German exporters. However, recent years have highlighted that the low hanging fruit of European integration has been harvested. And to stay afloat, the European project now needs Berlin to transfer 2%-6% of GDP to poorer, less productive, European Union countries (especially as the UK will soon stop paying into EU coffers). This is a hard sell, even for a politician as gifted as Macron. Soon, Germany may be the only meaningful contributor to French agricultural subsidies; and that is unlikely to go down well with the average Bavarian housewife. Which brings us to the only other Western leader who has publicly embraced the current incumbent of the White House, namely Polish president, Andreszj Duda. After all, History suggests that France should not be the only country worried about a German rapprochement with the new “land-based empire”. Most Eastern European countries, in particular Poland, have similar reactions to such a hook-up. In fact, threat of a German-Russian rapprochement may already be creating the birth of a new, Austro-Hungarian empire, aka the Visegrad Group alliance of the Czech Republic, Hungary, Poland and Slovakia. Historically, the role of the Austrian empire was to protect Europe from the Turks and also to stop an alliance between Prussia and Russia. For the time being the Visegrad group is negotiating (rather unsuccessfully) with Berlin about how to handle thousands of “Turks” (at least migrants entering Europe through Turkey, whether those migrants come from North Africa, the Middle-East, Afghanistan, Bangladesh or elsewhere is almost irrelevant). This Eastern grouping may have to address, sooner than they think, a German-Russian rapprochement. Just as importantly, the re-emergence of the Austrian empire is incompatible with the “Europe as a Nation” project. In the world we are describing Poland, followed by Hungary and the Czech Republic, may be the next countries to leave the EU. Although in so doing, the Visegrad Group would almost guarantee the feared rapprochement between  Germany and Russia. Of course the Eastern European nations would only make such a move if they were militarily guaranteed by the US. And, by an amazing coincidence, this is exactly the promise that President Trump just delivered in Warsaw! For the “maritime empire”, a loss of Germany would have to be rapidly compensated by an increased presence in Poland, the Czech Republic, Austria, Lithuania and almost every country East of Berlin and West of Moscow. Of course, this is what France and England (the “maritime empires of the day”) did in the 1930s— with limited success. Conclusion History shows that maritime powers almost always have the upper hand in any clash; if only because moving goods by sea is cheaper, more efficient, easier to control, and often faster, than moving them by land. So there is little doubt that the US continues to have the advantage. Simple logic, suggests that goods should continue to be moved from Shanghai to Rotterdam by ship, rather than by rail. Unless, of course, a rising continental power wants to avoid the sea lanes controlled by its rival. Such a rival would have little choice but developing land routes; which of course is what China is doing. The fact that these land routes may not be as efficient as the US controlled sealanes is almost as irrelevant as the constant cost over-run of any major US defense projects. Both are necessary to achieve imperial status. As British historian Cyril Northcote Parkinson highlighted in his mustread East And West, empires tend to expand naturally, not out of megalomania, but simple commercial interest: “The true explanation lies in the very nature of the trade route. Having gone to all expenses involved… the rule cannot be expected to leave the far terminus in the hands of another power.” And indeed, the power that controls the end points on the trading road, and the power that controls the road, is the power that makes the money. Clearly, this is what China is trying to achieve, but trying to do so without entering into open conflict with the United States; perhaps because China knows the poor track record of continental empires picking fights with the maritime power. Still, by focusing almost myopically on Russia, the US risks having its current massive head-start gradually eroded. And obvious signs of this erosion may occur in the coming years if and when the following happens: Saudi Arabia adopts the renminbi for oil payments Germany changes its stripes and cozies up to Russia and pretty much gives up on the whole European integration charade in order to follow its own naked self-interest. The latter two events may, of course, not happen. Still, a few years ago, we would have dismissed such talk as not even worthy of the craziest of conspiracy theories. Today, however, we are a lot less sure. And our concern is that either of the above events could end up having a dramatic impact on a number of asset classes and portfolios. And the possible catalyst for these changes is China’s effort to create a renminbi-based gold market in Hong Kong. For while the key change to our global financial infrastructure (namely oil payments occurring in renminbi) has yet to fully arrive, the ability to transform renminbi into gold, without having to bring the currency back into China (assuming Hong Kong is not “really” part of China as it has its own supreme court and independent justice system… just about!) is a likely game-changer. Clearly, China is erecting the financial architecture for the above to occur. This does not mean the initiative will be a success. China could easily be sitting on a dud. But still, we should give credit to Beijing’s policymakers for their sense of timing for has there ever been a better time to promote an alternative to the US dollar? If you are sitting in Russia, Qatar, Iran, or Venezuela and listening to the rhetoric coming out of Washington, would you feel that comfortable keeping your assets, and denominating your trade, in dollars? Or would you perhaps be looking for alternatives? This is what makes today’s US policy hard to understand. Just when China is starting to offer an alternative—an alternative that the US should be trying to bury—the US is moving to “weaponize” the dollar and pound other nations—even those as geo-strategically vital as Russia—for simple domestic political reasons. It all seems so short-sighted. * * * And so, if any of the above sounds even remotely plausible, then some investments may be today grotesquely mispriced, including: SELL US, British and French defense stocks: we may be reaching peak “military industrial complex”. In the coming years, the main foreign clients of Western weapons, namely Middle-Eastern monarchies may either (i) implode or (ii) take their business to China/ Russia. Meanwhile, Western defense stocks are priced for an ever growing order book. SELL French bonds and (non-Russian) Eastern European bonds: There is little value in these bond markets and should Germany ever decide to rotate away from further European integration, they would crash. At this point, these bond markets represent “return-free risk”. BUY Russian bonds: Russian bonds may well be among the world’s cheapest, yielding almost 8% for a real yield of above 4%. This for a country with almost no external debt to speak of, huge amounts of (Chinese) capital about to pour in, and a by-now established position as the first supplier into the world’s fastest growing market for oil imports. BUY Russian energy stocks: One of two things will happen. If Saudi Arabia continues to refuse renminbi payments, Russian energy companies will end up owning the Chinese market. Alternatively, if Saudi starts to accept renminbi payments for its oil, the US dollar will take another leg-down and energy prices will rebound (ensuring a rebound in oil stocks everywhere). BUY Renminbi bonds: As China moves to create both oil and gold contracts denominated in renminbi, and as more Asian and global trade starts to be denominated in renminbi, it is hard to think that total returns on renminbi bonds will not surpass those of most Western currencies. The returns may come from falling interest rates (as a growing number of market participants are forced to keep renminbi deposits to fund trade), or rising exchange rates. Or, most likely, a combination of both. But today, very few investors, and even fewer large institutions own any renminbi bonds. In five years’ time, the situation may be very different and it may make sense to buy renminbi bonds before Saudi Arabia confirms the currency shift as by that point a lot of the gains will likely have been harvested. BUY Gold and precious metal miners: In an initial phase, most countries and market participants will likely stay skeptical of China. As such, the demand for gold, as settlement for renminbi trade, will likely pick-up. At the very least, at current valuations, gold miners can be considered an option on market participants doing more in renminbi (to please China), yet exchanging their renminbi for gold (out of a lack of trust for the new continental empire).

Выбор редакции
18 августа, 00:01

Саудовская Аравия в одиночку спасает рынок нефти

Иронично, что именно ближневосточное королевство начало "ценовую войну", чтобы убрать с рынка мешающие ей сланцевые компании. Теперь, чтобы как-нибудь подтолкнуть нефтяные цены вверх Саудовская Аравия снижает свой экспорт.

Выбор редакции
17 августа, 13:53

S&P Futures, Euro, Stocks Fall After Fed's Low Inflation Warning

S&P futures, European stocks and bond yields all fell in early trade alongside oil and the euro after the latest Fed minutes expressed concern over weak U.S. inflation, while Asian equities rose overnight ahead of WalMart earnings and the latest ECB minutes. Gold rose as high as $1,290 before fading most gains as the USDJPY rebounded. Fund futures are now pricing in about a 40% chance the Fed will raise rates by December, compared to 50% before the Fed's minutes. Last week's market turmoil and resultant near record jump in volatility in the wake of heightened tensions between the U.S. and North Korea has continued to ease, bringing down gauges of equity and bond volatility and repairing most of the damage done to stock markets, in fact as Bank of America showed, the retracement in the VIX on Monday was among the fastest on record. But political angst isn’t over; investors continue to watch the political trainwreck in Washington where President Trump disbanded two high-profile business advisory councils amid the fallout from his response to the weekend violence in Virginia. "Trump dissolving his major business groups makes the investment community even more pessimistic because this sets the stage for even more failure for him," Naeem Aslam, chief market analyst at Think Markets in London, wrote in a note. Lost in the political noise was the July FOMC minutes, where the most notable takeaway was the reference to “most participants expected inflation to pick up over the next couple of years….and to stabilize around the 2% objective over the medium term”. However, many participants “saw some likelihood that inflation might remain below 2% for longer than they currently expected, and several indicated that the risks to the inflation outlook could be tilted to the downside.” The debate on inflation echoed recent comments made public by various Fed presidents, while some members noted the “committee could afford to be patient….in deciding when to increase the rates further and argued against additional adjustments until incoming information confirmed that the recent low inflation were not likely to persist”. However, those comments were balanced by the observation that “…some other participants were more worried about risks arising from a labour market that had already reached full employment and was projected to tighten further from the easing in financial conditions”. Elsewhere, on the balance sheet unwind topic, “several” members favoured an announcement in the July meeting, but most preferred to defer that decision to the next meeting in September. With concerns about weak inflation in the air, the Stoxx 600 Index was down 0.1%, with declines in banking shares offsetting advances in healthcare stocks. Germany's DAX, France's CAC 40 and the UK's FTSE 100 all fell 0.1%. Yesterday's Reuters' trial balloon, according to which Mario Draghi would not say anything of note next week during the Jackson Hole conference, weakened the euro, which traded as low at 1.1700 this morning and gave support to fixed income assets with European government bond yields dropping, and the 10Y Bund yield down nearly 2 bps to 0.42%, down from Wednesday's high of 0.47%. Most other euro zone yields fell 1-2 basis points. In currencies, in addition to the euro sliding before the ECB minutes release, most Asian currencies rose overnight, with the Korean won up 0.3% after tensions over North Korea continued to ease. Overnight, the yen gained for a second day as the dollar decline on declining US rate hike expectations. The Australian dollar rose a second day against the U.S. dollar to reach the highest in nearly 2 weeks after July employment data beat estimates while prior month data was revised higher and iron ore prices erase week-to-date losses. In Europe, the pound rose against the euro after strong U.K. retail sales data. In commodities, London copper, aluminum and zinc hit multi-year highs on expectation China's reform of its metals industry will curb supply against a backdrop of robust demand. Gold and tin were among the best performing metals, and zinc traded near a 10-year high.  Oil prices edged higher after new data showed U.S. crude stocks have fallen by 13 percent from a peak in March. Brent crude futures were at $50.36 per barrel, up 0.2 percent from their last close. Today's data include jobless claims, Philadelphia Fed Business Outlook and industrial production. Wal-Mart, Gap, Ross Stores and Madison Square Garden are among companies reporting earnings. Bulletin Headline Summary from RanSquawk Choppy GBP reaction to UK retail sales Financial leading the declines in Europe post last night's FOMC minutes Looking ahead, highlights include ECB minutes, US Philly Fed and jobless claims Market Snapshot S&P 500 futures down 0.1% to 2,465 STOXX Europe 600 down 0.1% to 378.62 MSCI Asia up 0.5% to 159.86 MSCI Asia ex Japan up 0.5% to 526.58 Nikkei down 0.1% to 19,702.63 Topix down 0.07% to 1,614.82 Hang Seng Index down 0.2% to 27,344.22 Shanghai Composite up 0.7% to 3,268.43 Sensex up 0.4% to 31,888.42 Australia S&P/ASX 200 down 0.1% to 5,779.21 Kospi up 0.6% to 2,361.67 German 10Y yield fell 1.0 bps to 0.435% Euro down 0.3% to $1.1738 Italian 10Y yield unchanged at 1.755% Spanish 10Y yield fell 1.0 bps to 1.454% Brent futures down 0.2% to $50.17/bbl Gold spot up 0.3% to $1,287.08 U.S. Dollar Index up 0.2% to 93.70 Top Overnight News Alibaba, Wal-Mart Report Earnings; ECB Minutes Watched for Taper Clues The U.S.’s top general declined to comment on South Korean leader Moon Jae-in’s assertion that he needed to sign off on a war against North Korea, saying President Donald Trump had the final say on a unilateral military strike Trump’s pro-business image tarnished as CEOs abandon president China believes the Korean Peninsula issue can only be solved via dialogue and negotiations, Fan Changlong, Vice Chairman of Central Military Commission said Saudi Arabia shipped the least oil in almost three years in June, just as domestic stockpiles are dwindling. U.K. retail sales rose 0.3% m/m in July, exceeding the median estimate of +0.2%, driven by the biggest jump in purchases of food in almost two years President Donald Trump waded into a longstanding scrap between online retailers and their brick- and-mortar rivals with a Twitter posting Wednesday about Amazon.com Inc. and taxes Fed officials are looking under the hood of their most basic inflation models and starting to ask if something is wrong Investors are about to get their first look at Bill Ackman’s plans for improving the performance of Automatic Data Processing Inc., which the activist investor contends is losing ground to smaller rivals Credit Suisse, JPMorgan and Citigroup have struck the first deals on a new structured debt platform amid a boom in repackaged note transactions Most industrial metals eased back after a rally that took zinc to the highest level in almost 10 years on signs of supply curbs and faster economic growth around the world U.K. consumers are flagging, stripping the economy of its most consistent and important support over the past two years. Air Berlin Plc’s insolvency could open the way for Deutsche Lufthansa AG to add new hubs for inter-continental flights while allowing short-haul discount specialist EasyJet Plc to boost its presence in the German capital South Korea’s Moon says will be no war again on the peninsula Japan July trade 418.8b yen vs 327.1b est; exports 13.4% vs 13.2% est Australia July jobs 27.9k vs 20.0k est; unempl rate 5.6% vs 5.6% est New Zealand Aug ANZ consumer confidence 126.2 vs 125.4; +0.6% m/m Elliott Is Said to Buy Debt in Move to Block Berkshire Oncor Bid For Bull Market in U.S. Stocks, You’re Only as Young as You Feel Credit Suisse’s London Sublease to WeWork Said to Be Blocked Trump’s Pro-Business Image Tarnished as CEOs Abandon President Republican Leaders Duck for Cover After Trump’s Race Remarks Asia equity markets traded indecisive following a relatively tepid close in the US where basic materials outperformed as zinc rose above USD 3000/ton to a decade high, while energy and financials declined on oil weakness and after US yields were pressured post¬FOMC minutes. ASX 200 (-0.10%) was choppy with miners underpinned by strength across the metals complex and as a slew of earnings releases also drove individual stocks, while Nikkei 225 (-0.14%)was subdued by a firmer currency. Shanghai Comp (+0.68%) and Hang Seng (-0.24%) were both initially higher, although the latter then pared gains on profit taking and amid an increase in money market rates. 10yr JGBs traded flat amid an indecisive risk tone in Japan, while the 5yr auction also failed to spur price action as the results were mixed. PBoC injected CNY 60bln in 7-day reverse repos and CNY 40bln in 14-day reverse repos. (Newswires) PBoC set CNY mid-point at 6.6709 (Prey. 6.6779). Japanese Trade Balance (Jul) JPY 418.8bln vs. Exp. JPY 327.1b1n (Prey. JPY 439.9b1n); Exports (Jul) Y/Y 13.4% vs. Exp. 13.2% (Prey. 9.7%);Imports (Jul) Y/Y 16.3% vs. Exp. 17.0% (Prey. 15.5%) Top Asian News Economic Growth in the Philippines Exceeds 6% for Eighth Quarter Casino Giants Look for Clarity as Japan Begins Public Debate Series of Gaffes Taint Unicom’s $11.7 Billion Sale Announcement Gemadept Seeks $125M From Stake Sales in 2 Units: CEO Minh Tokyo Stocks Slip as Yen Strengthens After Dovish Fed Minutes Taiwan Blackout Seen Pressuring Tsai to Reconsider Energy Policy BOJ Seen Trimming Bond Purchases Further If Yields Extend Slide China Kickstarts Privatization Push With Unicom Share Sale Tencent’s Appetite for AI Sends Sector Stocks Surging in China European equities trade modestly lower (Eurostoxx 50 -0.2%) with financials underperforming in the wake of yesterday's FOMC minutes which received a somewhat dovish response given concerns at the Fed regarding inflation. To the upside, material names outperform in response to the gains seen overnight in the metals complex with Dalian iron ore prices up over 6% during Asia-Pac trade. In fixed income markets, prices were originally supported by the softness seen in European equities and the fallout of yesterday's FOMC minutes with the 10yr Bund approaching 164.00 to the upside. Looking ahead, investors will likely turn towards today's ECB minutes release for any views on concerns surrounding scarcity of core paper and any potential biases the central bank could have in purchasing paper from across the continent. Top European News U.K. Said to Plan Visa-Free Travel for Europeans After Brexit U.K. July Retail Sales Rise, Led by Surge in Demand for Food Nets CEO Opens Door to European Expansion Amid Deals Speculation Axa, NN Are Said to Near Deal for Billionaire March’s Encampus Seadrill Shields Seadrill Partners From Impact of Chapter 11 Novo’s Diabetes Drug Bests Lilly’s in Aiding on Weight Loss Vestas Maintains Outlook, Begins $706 Million Share Buy Back Lufthansa Swoop for Air Berlin Would Add Lower-Cost U.S. Routes In currencies, sterling was once again a key focus for FX markets amid further tier 1 data from the region, this time with retail sales on the data slate. Upon the release, GBP/USD saw a spike higher after 3/4 headline metrics exceeded expectations before prices were dragged lower to pre-announced levels with all 4 components revised lower. USD has regained some ground against its major counterparts following the losses seen last night in the wake of the FOMC minutes. USD has particularly out-muscled EUR with participants looking for further insight via the ECB minutes into the current train of thought at the central bank given yesterday's source reports. AUD has regained some ground amid firmer metals prices, subsequently shrugging off the domestic jobs data overnight. In commodities, the metals complex traded higher overnight with gold prices extending on gains seen following the FOMC minutes. Elsewhere, Copper traded higher alongside broad strength across basic materials with Dalian iron ore prices up nearly 6%, while WTI traded quiet overnight and failed to make any significant recovery from yesterday's post-DoE declines. Saudi Arabia June output rose 190K bpd M/M to10.07mln bpd, while Saudi Arabia June crude exports fell 40K bpd M/M to 6.889mn bpd, according to JODI data. Libya's NOC said that the Sharara oil field is "working normally and the situation is currently stable" following recent security breaches. Looking at the day ahead, we’ve got a fair bit of data due today including July IP (0.3% mom expected), capacity utilisation, conference board US leading index (0.3% expected), the Philadelphia Fed business outlook survey (19 expected), initial jobless claims and continuing claims stats. Away from the data, the ECB will publish the account of its July policy meeting and the Fed’ Kaplan will also speak. Further, Wal-Mart will report its results today. US Event Calendar 8:30am: Initial Jobless Claims, est. 240,000, prior 244,000; Continuing Claims, est. 1.96m, prior 1.95m 8:30am: Philadelphia Fed Business Outlook, est. 18, prior 19.5 9:15am: Industrial Production MoM, est. 0.3%, prior 0.4%; Capacity Utilization, est. 76.7%, prior 76.6% 9:45am: Bloomberg Consumer Comfort, prior 51.4, Bloomberg Economic Expectations, prior 47 10am: Leading Index, est. 0.3%, prior 0.6% 1pm: Fed’s Kaplan Speaks in Lubbock, Texas DB's Jim Reid - or in this case not - concludes the overnight wrap Don't panic. Jim's absence today isn't because his twins have arrived early. Although we're not totally sure which of the following shocks he's getting over this morning. The fact that it's 25 years today since his A-Level results, his 4th wedding anniversary today or being told last night by the consultant that the twins will be coming a little earlier than planned and to expect to be called in anytime in the next 10 days. Luckily we haven’t had to alert him to any super important market related news this morning although things did get a bit more interesting towards the end of the US session last night. Initially the news that one of President Trump’s business advisory groups was disbanding in reaction to events in Virginia over the weekend saw risk assets initially pare some gains. Then after that we got the release of the FOMC minutes which showed a relatively healthy debate amongst policy makers about inflation and which the market appeared to take slightly dovishly given the decent rally for Treasuries into the close. We’ll jump into both of events those shortly. Prior to that the lack of any more updates or news on the North Korea/US front seemed to be helping keep things fairly calm overall and in fact after all the excitement of last week the S&P 500 and Stoxx 600 have clawed back nearly three-quarters of last week’s moves lower after ticking up another +0.14% and +0.69% yesterday. The VIX is also back down to 11.74 after nudging down another -2.5% yesterday and having peaked at just over 16 last week. We’ve been saying for a while that we are likely in for a quiet spell although after Amazon’s $16bn bond deal attracted orders equivalent to the GDP of Belarus ($47bn) it seems that markets are still some way from a taking a full holiday just yet. Back to the FOMC minutes, the most notable takeaway was the reference to “most participants expected inflation to pick up over the next couple of years….and to stabilize around the 2% objective over the medium term”. However, many participants “saw some likelihood that inflation might remain below 2% for longer than they currently expected, and several indicated that the risks to the inflation outlook could be tilted to the downside.” The debate on inflation echoed recent comments made public by various Fed presidents, while some members noted the “committee could afford to be patient….in deciding when to increase the rates further and argued against additional adjustments until incoming information confirmed that the recent low inflation were not likely to persist”. However, those comments were balanced by the observation that “…some other participants were more worried about risks arising from a labour market that had already reached full employment and was projected to tighten further from the easing in financial conditions”. Elsewhere, on the balance sheet unwind topic, “several” members favoured an announcement in the July meeting, but most preferred to defer that decision to the next meeting in September. So while the tone of the minutes was actually fairly balanced much of the focus was on the inflation references and particularly the dovish elements. Treasuries were a bit stronger heading into the minutes although yields nosedived a bit further after the text was digested and we saw 10y yields end 5bps lower at 2.223%. 2y yields were also a couple of basis points lower, while the USD (-0.33%) ended weaker for the first time this week. Gold also rallied +0.90% along with the wider precious metals space while EM currencies also benefited from the weaker Greenback (South African Rand +1.08%, Mexican Peso +0.85%, Ruble  +0.58%). That was interestingly also in the context of a weaker day for Oil with WTI falling -1.62% following the latest US crude production data. Staying with the US, President Trump’s political agenda appeared to take another blow yesterday, as he was effectively forced to disband two of his business advisory councils pre-emptively, given reports (per Bloomberg) that one of the groups, led by the Blackstone CEO is planning to quit. The story is taking up plenty of column space in the papers this morning and while the impact on markets wasn’t huge the S&P 500 did end up paring a gain of closer to +0.50% just before the headlines broke with some suggestion that this might make fiscal progress more difficult. It feels like one to keep an eye on. Closer to home yesterday, European govies had a very very brief moment of excitement too at the open when a Reuters report hit the wires suggesting that President Draghi won’t deliver any new messages at the Jackson Hole conference next week on 25th. Instead the article quoted an ECB spokesman as saying that the focus will be on the “theme of the symposium, fostering a dynamic global economy”. That sounds about as vague as you can get which probably fits the bill that he’s looking for. There had been a fairly decent buzz building around the event although in fairness the ECB did suggest that the debate over tapering was more likely to take place at the September council meeting so it probably would have been a big surprise to hear anything prior to this of any substance. In terms of the moves for rates, as we noted it was very brief with Bunds at best 2bps stronger in a short period of time, only then to completely reverse and edge a little higher in the mid-morning which is roughly where they held into the close to finish up 1.2bps at 0.439%. The Euro also mostly recovered a temporary dip lower to end just +0.3% on the day. Jumping over to the latest in Asia this morning, markets are broadly speaking flat to slightly firmer. The Nikkei is back to unchanged following a weak start, while the ASX and Hang Seng are also little changed. China bourses are up around +0.35% and the Kospi is +0.6%. US equity futures are slightly in the red however. Away from markets, Sky news reported late last night that the next phrase of Brexit talks are likely to be delayed until December (from October), in part driven by the challenge and timing of getting a more formal engagement from a new German government as federal elections will occur in September. However, it does mean leaving less than a year for talks on the future trading relationship between the UK and the EU, and another two months of the two-year Article 50 timetable being used up. The reaction for Sterling has been fairly subdued however and if anything it’s a little stronger this morning. Moving on. In terms of data yesterday most of the focus was on GDP numbers in Europe. The eurozone print of +0.6% qoq was in line while the annual rate pushed up one-tenth to +2.2% yoy, which is the highest since March 2011. The Netherlands (+3.3% yoy vs. +2.3% expected) and Italy (+1.5% yoy vs. +1.4% expected) in particular stood in some of the details after coming in stronger than expected. This follows decent GDP data in Germany on Tuesday too. In the US yesterday the July housing data were a tad lower than expected, with housing starts falling 4.8% mom to 1.16m (vs. 1.22m expected), largely due to a 15.3% mom decline in the multi-unit sector. Building permits fell 4.1% in July to 1.22m (vs. 1.25m expected), but this follows an upward revision to the prior month, leaving a still solid annual growth of 4.1%. Elsewhere, MBA mortgage applications dipped 0.1%. Looking at the day ahead, the Eurozone’s July CPI came in as expected (-0.5% mom) while UK July retail sales ex fuel printed at 0.5%, above the 0.2% expected. In the US we’ve got a fair bit of data due today including July IP (0.3% mom expected), capacity utilisation, conference board US leading index (0.3% expected), the Philadelphia Fed business outlook survey (19 expected), initial jobless claims and continuing claims stats. Away from the data, the ECB will publish the account of its July policy meeting and the Fed’ Kaplan will also speak. Further, Wal-Mart will report its results today.

Выбор редакции
17 августа, 10:24

Saudi Arabia to open border with Qatar to let pilgrims attend hajj

Move by King Salman follows the hosting of an envoy from Doha – the first signs of a thaw in the region’s diplomatic crisisSaudi Arabia’s King Salman has ordered the reopening of the land border with Qatar to facilitate the annual hajj pilgrimage, according to state media, in one of the first signs of a thaw in the region’s worst diplomatic crisis in years.The Salwa border crossing had been shut after Saudi Arabia, along with Egypt, Bahrain and the United Arab Emirates, severed diplomatic and trade ties with Qatar on 5 June, accusing the emirate of supporting Islamist extremist groups. Continue reading...

17 августа, 09:22

Совпадение? В Саудовской Аравии за август умирает второй принц

Королевский двор Саудовской Аравии заявил, что скончался принц Бандар бин Фад бин Саад бин Абдулрахман...

17 августа, 09:00

China-India Conflict Is Far More Dangerous Than US-North Korea One

Authored by Adam Garrie via OrientalReview.org, While the international media remains concerned to the point of being fixated on the US-DPRK (North Korea) stand-off, in terms of sheer firepower, the much more pressing stand-off between China and India holds the potential to be far more destructive. Indian Nuclear Weapons While the best intelligence about North Korea’s weapons delivery capabilities indicates that North Korea is in possession of intermediate range ballistic missile systems which are incapable of hitting the US mainland, India’s intermediate range systems are not only more advanced but due to India’s proximity with China, these missiles could easily strike targets within China. Of course, China has a vastly more equipped army and nuclear capacity, but any war between China and India that would involve the use of intercontinental ballistic missiles would be a world-changing event. While many have focused on the possibility of a short land-based border war, similar to that which the two countries fought in 1962, due to the rapid advance of both the Chinese and Indian militaries in the decades since 1962, there is every possibility that such a war could escalate quickly. The Modi Factor Much is said in the western mainstream media about North Korea’s leader Kim Jong-Un being unpredictable and flippant. This information is largely based on self-fulfilling propaganda rather than actual knowledge of Kim Jong-Un’s thought process and leadership. While little is actually known about Kim Jong-Un’s long term strategic thinking, India’s Prime Minister Narendra Modi’s modus operandi is all too clear. Modi’s political programme has resulted in economic stagnation, worsening relations with its two most important neighbours, China and Pakistan and increasing incidents of violence, discrimination and intimidation against India’s large Muslim minority. With these major failures looming large (however much they are dismissed or rationalised by the ruling BJP), Modi has resorted to an entrenched militant nationalism which has resulted in galvanising the most extreme elements of Modi’s Hindutva base domestically while provoking China by placing Indian troops in territory China claims as its sovereign soil. Against this background it could be fair to surmise that India’s leadership is less stable than that of North Korea, even when accounting for the differences in India’s size, wealth and global reach vis-à-vis North Korea. If US leaders have been well known to provoke wars to get a poor domestic political performance or a scandal out of the headlines, one should not surmise that Modi will behave any differently. The fact that a conflict with China whether a military conflict, the ensuring trade conflict for which India is virtually entirely responsible or a combination of both, is manifestly to India’s detriment, seems to be lost on a leadership which is obsessed with short term propaganda victories rather than genuine economic and diplomatic progress. Actual versus Perceived Chinese Interests China’s concerns about Indian violations of its sovereignty and moreover with the anti-cooperative attitude that Modi’s government has taken, is a very serious matter for China. China has repeatedly warned that its patience is being tested and that China will not ultimately hesitate to militarily defend itself, even while stating that war is not China’s preferred option. By contrast, China’s interest in both North and South Korea is one of stability and more importantly, one of peace. China, like Russia, does not want to see the Korean war reignite on its borders. This is why China has taken an even hand on the North Korean issue, one that has surprised those who overestimate China’s relationship with the DPRK, one which throughout most of the second half of the 20th century, was less important than Pyongyang’s relationship with the Soviet Union. North Korea is on occasion a source of a Chinese headache, but it is the United States which has a lingering geo-strategic ambition to unite Korea under the auspices of a pro-American government. China by contrast would be happy with the status-quo minus weapons tests and military drills on both sides of the 38th parallel. In respect of India however, China has a deeply specific set of interests which are summarised as follows: No threats made to China’s territorial integrity A resentment towards dealing with an Indian government that from the Chinese perspective is needlessly hostile A long term goal of cooperation with India in respect of One Belt—One Road A more intrinsic desire not to see India fall too deeply into the US rather than what Chinese media calls the ‘Asian’ sphere of influence. Modi would appear to understand China’s perspective which is perversely why his government is doing precisely the opposite of what China wants. India currently has soldiers on Chinese territory in the disputed Doklam/Donglang region. India is attempting to shut China out of Indian markets in such a manner that seeks to paint India as a competitor to China rather than a country whose economic potential is complimentary to that of China. In an all-out trade war with China, India will lose, the only question remains how badly. Thus far Modi’s attitude does not bode well for an honourable second place. Finally, India’s recent purchase of American weapons that are vastly overpriced via-a-vis their Russia or Chinese equitant is an example of Modi being penny wise and pound foolish. Modi’s relationship with the United States is one where Modi is squandering Indian treasure in order to make an expensive point. Donald Trump himself joked at a press conference with Modi that the American side will try and get the final price higher before India commits to a final sale of weapons. Conclusion: India would stand to benefit greatly from doing what Pakistan has been going for years, namely understanding that the old alignments of the Cold War, including the idea of being non-aligned means something very different in 2017 than it did in 1970. The China-Pakistan Economic Corridor, Pakistan’s historically good relations with Russia and its refusal to follow US ally Saudi Arabia into an unnecessary conflict with Qatar and by extrapolation with Iran, demonstrates a far-sighted geo-strategic maturity that will ultimately benefit Pakistan greatly. India has every ability to do with China what Pakistan has done with Russia while not losing its old Cold War friend. Until India realises this, it is fair to say that the flash-points of conflict between Beijing and New Deli are far more worrying and could be far more damaging in the long term than the war of words between Washington and Pyongyang, frightening though it may at times sound.

Выбор редакции
17 августа, 06:42

Скончался принц Саудовской Аравии

Читать далее

16 августа, 20:38

Genocide: Which of These 8 Stages are Happening Now?

Via The Daily Bell His neighbor, a woman who had lived in the same community with him all his life, shouted out to the Nazi soldiers. Hersch Altman was 11 years old, hiding with his older sister. His Polish neighbor pointed them out. He got away. His sister did not. Hersch never saw her again. There are tens of millions of stories just like that one. You can change the names, the places, the regimes, and the ethnicity of those involved. Yet the same thing has played out again and again. During WWII  the worldwide death toll was about 55 million. Excluding military casualties, Hitler was responsible for the death of 12 million assorted “enemies” of the state. This included Hersch Altman’s entire family. He survived by running and hiding throughout the Polish countryside. In China just between the years 1958-1962,  Mao “worked, starved, or [beat] to death” about 45 million Chinese civilians. Millions more Chinese civilians were murdered over the next 50 years. In Russia, Stalin starved about 7 million Ukrainians to death from 1932-1933. American intellectuals were busy telling Americans how great Uncle Joe was. Most estimate a total of 20-60 million civilians were killed by Stalin. In North Korea just since the 1990?s several million civilians have been murdered, or died in forced labor camps. Pol Pot’s regime in Cambodia murdered 2 million civilians in the 1970?s, and the Rwandan genocide in the 1990?s saw over a million deaths. I could go on but you get the point. It is important to recognize the conditions which lead to these atrocities, in order to protect ourselves, our communities, our families, and all of society. There are 8 stages which lead up to a genocide. Not all 8 stages always occur before a genocide, nor does any one necessarily signify an impending genocide. By recognizing these 8 steps, we can stop the madness before it starts. 1.  “Us” versus “Them” Nazi’s are such an easy target when it comes to explaining genocide–they claimed the Jews were different, that they were undermining the culture, and that they were stealing from the rest of Germany by being the middle-man in many transactions. In Russia, the bourgeoisie or the business class were targeted. Leaders told the proletariat they had been exploited by the bourgeoisie. The Hutus and the Tutsis were never rival tribes. They are a made up distinction coined by Belgian colonials. They called the taller people with longer necks and lighter skin Tutsis, and the shorter people with a stockier build Hutus. The Belgians did this to maintain control by creating a hierarchy. What they caused was eventual genocides in both Rwanda and Burundi. Before each genocide took place, this “us against them” perspective was exploited by leaders. I’m not saying we are on the verge of genocide in America, but we can see the “us against them” mentality inserted into politics at all levels by power hungry politicians. Poor versus rich, black versus white, Antifa versus the alt right, Democrats versus Republicans, Muslims versus Christians. Just this past weekend this mentality led to violence in Charleston. You can see how it quickly escalates. 2. Symbolism to distinguish the Classes Nazi’s forced Jews to wear the Star of David sewn onto their sleeve. Nazi’s themselves were identified by the Swastika. Members of the Khmer Rouge in Cambodia wore Red to identify their members. Symbols like eye-glasses were associated with the “evil” business class. Today some countries have banned burqas and other traditional Muslim clothing. Saudi Arabia enforces a dress code for women. In America, symbols are combined with “us against them.” The police have their thin blue line, and Black Lives Matter has the raised fist. Of course just having a symbol doesn’t mean a group will be involved with a genocide. But there is cause for concern when these 8 indicators start adding up. 3. Dehumanization Rats, cockroaches, vermin, cancer. Cops are pigs, the poor are leeches, the rich are snakes, protesters are animals. Before the 1972 mass murder of Hutus in Burundi, the government radio announced that it was time to “hunt down the python in the grass.” At least 100,000 Hutus were then systematically hunted down and killed by government troops, and young supporters of the regime. If people are thought of as less than human, as was so obvious with the Nazi treatment of Jews, it is easier to carry out atrocities against those people. Perpetrators feel that they are not killing a human, they are exterminating a pest. After all, the proper thing to do about an infestation is to destroy it. Can you think of any groups said to be infesting America and Europe? 4. Mob Crimes. Groups are key to carrying out genocide. People behave differently in groups and can hide behind others’ actions. Take any one individual participating in a riot, and they would probably not throw a rock through a window of a store. But rally them into an exclusive group of people, and the pressure from the group will allow evil to pass as normal. In genocide, groups are usually organized into para-military style units so that when the time comes for the “final solution”, resistance is more easily crushed. During the Armenian genocide the victims were marched into the desert without food or water, and systematically attacked, robbed, raped and killed by groups of Kurds working under the Ottoman Empire. The Young Turks were the political group that sprung up with the goal of eliminating Armenians from their Turkish society. Genocides are almost always carried out by governments. They already have military and police units at their disposal. Not only does this cause group think, but the hierarchical structure makes it difficult for underlings to decline to participate in the violence. In Burundi, a small initial attack by Hutus on Tutsis was used as an excuse by Tutsis to kill all Hutus. Most of the information in this article came from the text Century of Genocide. Tensions are rising among political factions in America. Riots could easily spiral out of control, from an initially isolated violent group attack to large scale retribution. 5. Polarization Hate groups are set up that drive people apart. Moderates are ushered into one category or another, “because you are either with us, or against us.” Under these circumstances moderates often become a silent part of the problem, fearing reprisal from the initiators of the genocide. It became a crime to sell weapons to Jews in Nazi Germany. Russians who hid political dissidents were sent to the gulag as well. Under Mao, you either turned in your neighbor or became a target yourself. This is the more violent and hate filled second phase of the “us against them.” It must happen after dehumanization because moderates need to be bullied and brainwashed to not resist. Fewer people will stand up to protect rats than will protect neighbors. Hersch Altman’s neighbor who pointed he and his sister out to the Nazis didn’t feel that she was condemning an 11-year-old boy and his teenage sister to death. She felt she was helping to prevent rats from growing large enough to steal from her. Years of polarization culminated in the civilians not simply standing by while Nazis rounded up the Jews, but gleefully participating. And then when Hersch was fleeing and hiding in the countryside of Poland, many families who he came across wanted nothing to do with him. If they took him in, they would be complicit and murdered themselves if caught. Unfortunately, in America, some historically marginalized groups now feel it is “their turn.” Black student groups have kicked white students out of their black only events. A generation of Bernie supporters think the rich made them poor, bankers should be in jail, and wealth should be confiscated and redistributed. Others assume Mexicans are taking their jobs, bringing disease and crime to the country. Even when there are elements of truth, it is important to remove emotion from the equation and come at the problem rationally. 6. Organization Polarized groups will be ushered into ghettos or concentration camps. Logistics are put into play, with secret police or other groups trained to carry out raids, and conditioned to perform atrocities. In the Philippines, drug dealers–or anyone suspected of dealing drugs–can be murdered without consequences for the killer. Their police just killed 32 suspected drug dealers in raids this week. President Duterte praised the murders and encouraged the police to commit more. He already succeeded in polarizing and dehumanizing drug dealers. Why should people care about what happens to these animals undermining society? Mob murders of supposed drug dealers were encouraged, and the organized police forces are now escalating the violence. Concentration camps, the gulag, the desert, and abandoned schools in Cambodia have all served as the setting for genocide. 7. Extermination In this stage Jews were put in concentration camps and murdered or worked to death. Hutus and Tutsis, first in Burundi, then in Rwanda, were hunted down by neighborhood gangs and government troops and murdered with machetes. Armenians were forced into the desert on a death march. The people carrying out the atrocities will say it is a good deed, that the world will be better to be rid of the targeted group. In Soviet Russia, the bourgeoisie were carted away because of past “crimes” that exploited the working classes. In Cambodia children were either “reeducated”, or if that failed, murdered. One Nazi soldier wrote home, telling nonchalantly of shooting at Jewish babies other soldiers tossed into the air over the mass graves. As you read this, North Koreans are being murdered by their government for as little as practicing any religion. They must accept Kim Jung-un as their only god, or die. 8. Denial After it has all been done, the victims have been murdered, and the murderous regime has fallen (or not) there is denial. Denial of the scale of the atrocities, denial that they ever happened, denial that the perpetrators are who we say they are. Bodies are burned and buried in the hopes of not being discovered. It took years for people in the west to know about and believe the Soviet orchestrated starvation of 7 million Ukrainians. War criminals on trial say that they were just following orders. New governments will help cover-up the atrocities to save face. Victims will be blamed, facts will be denied, paper trails will be burned, and excuses will be made for why it happened. To this day countries will deny the existence of genocides that happened, or question the magnitude, or seek to redefine genocide so that what happened in their country does not fit the definition. But by the denial stage, it is too late to help most of the victims, and the only thing to do is to bring those responsible to justice. Prevention We can start by refusing to engage in an “us against them” philosophy. The government, media, and corporations want us to be polarized and fight amongst ourselves. We shouldn’t play into hating any large swaths of the population, just because the propaganda says to. I do not believe a genocide is close to occurring in America. But it is a scary yet enlightening exercise to go through each of the eight stages and think about current events that match the description. In the comments, tell me what came to mind as you were reading about each stage.

16 августа, 17:40

WTI/RBOB Slide After Oil Production Surge Offsets Biggest Crude Draw Since Sept

Following last night's mixed mesage from API (crude draw, gasoline build), WTI prices have gone nowhere as all eyes focus on DOE data this morning. Confirming API's trend, crude saw its biggest draw since Sept 2016 but Gasoline, Distillates, and Cushing (most since March) saw builds which upset the machines and sent prices lower. Crude production rose once again to its highest since July 2015.   API Crude -9.2mm (-3.38mm exp) - biggest draw since Sept 2016 Cushing +1.7mm (+700k exp) - biggest build since March Gasoline +301k (-450k exp) - second weekly build in a row Distillates -2.1mm (-250k exp) DOE Crude -8.945mm (-3.38mm exp) - biggest draw since Sept 2016 Cushing +678k (+700k exp) - biggest build since March Gasoline +22k (-450k exp) Distillates +702k (-250k exp) Last week's surprise build in gasoline (confirmed by API) and big draw in crude (also confirmed by API overnight) remains the big focus and DOE data confirmed it with the biggest crude draw since Sept 2016 but builds in products and at Cushing... While the builds in produst were modest, they were nevertheless a surprise shift in trend from draws to builds... Imports from Saudi Arabia jumped 47 percent to 813,000 barrels a day, but remain well under the 1-million barrel figure exceeded through much of the first two quarters of this year. As Bloomberg's David Marino notes, the total stockpile draw of 7.32 million barrels brings inventories to the lowest since January 2016, but still more than 200 million barrels above November 2014, when the glut really started building up. A lot of work still to do, as OPEC well knows. Some more details, courtesy of Reuters: total commercial stocks fell -8.9 million bbl to 466 million bbl in the week to Aug 11 (much faster than normal at this time of year). Total stocks are now -25 million bbl below 2016 level but... +134 million bbl over 10-yr average. Stocks are now down -13 million bbl since start of year compared with +40 million rise in 2016 and 10-yr avg of +25 million, as the rebalancing appears to be taking shape. Meanwhile, refinery throughput unchanged last week's record 17.6 million b/d. One number which the market was closely watching were gasoline stocks, which disappointed the bulls by rising fractionally by 22kb, and basically unchanged at 231 million bbl, despite an expectation of a 1mm decline. As a result, gasoline stocks are now 2.3mm bbl below similar levels last year, but are 19 mm bbls above the 10 year average. Finally, while domestic production increased again, so did imports, which accelerated by +364,000 b/d to 8.1 million b/d in the week to Aug 11 While rig count growth has stabilized, crude production continues to rise in the Lower 48 (though had dropped in Alaska for 3 straight weeks) but both saw a rise this week (total production up 79k) as Lower 48 production hit its highest since July 2015... Bloomberg notes that U.S. oil production from major shale plays is set to hit another record at 6.15 million barrels a day next month, according to the EIA. It's not just the Permian that's growing, as the agency sees higher output across the board. WTI Crude prices barely budged from last night's API print heading into the DOE data, spiked higher on the crude draw but slipped back lower on product builds and production surge... Heading into the print, "the size of a potential draw in crude inventories is “going to be the most material” aspect of the report, Brad Hunnewell, senior equity analyst at Rockefeller & Co., says, adding that "investors also expect to see a rise in gasoline demand." However, as Bloomberg Intelligence energy analyst Vince Piazza notes: No change to our bearish view: long road to recovery still ahead. We still see mid $50-$60s as the threshold for acceleration of U.S output. Commentary from exploration and production company conference calls implies drilling efficiencies are aiding productivity.   Elevated refining utilization has helped deplete bloated inventories across the petroleum value chain during the key seasonal driving period, and exports have helped as well. However, the market is seeing the end to summer, with runs traditionally declining in early fall.

16 августа, 16:15

Cash-Strapped Qatar Unexpectedly Cuts Credit Suisse Stake

Is the ongoing Qatar blockade starting to seriously squeeze the finances of the tiny, but rich (or maybe not so rich any more) Gulf nation? Overnight, Credit Suisse's largest shareholder, Qatar, announced it has lowered its direct shareholding in the largest Swiss bank to 4.94% through the nation's sovereign wealth fund - the Qatar Investment Authority - marking a rare sale of the Swiss bank’s stock. The QIA previously owned 5.01% in voting rights and is reporting a sale of shares for the first time since 2008. Qatar’s overall holding - including convertible bonds - declined to 15.91% from 17.98% after a rise in the number of outstanding Credit Suisse shares because of its capital increase. In June, Credit Suisse, which is halfway through a three-year strategy revamp, raised about CHF4.1 billion after tapping shareholders for a second time since CEI Tidjane Thiam took over in mid-2015, Bloomberg reported. The fresh funding would boost its common equity Tier 1 capital to 13.4% of risk-weighted assets, up from 11.7% in the first quarter. Qatar's sovereign wealth fund has been the Zurich-based bank's biggest shareholder since the financial crisis of 2008-09. Then, the cash-rich emirate helped Credit Suisse avert a state bailout by injecting billions in capital into the bank; now Qatar itself may be on the verge of needing a bailout.  The sale has come at a price: the infusion was designed as convertible bonds in Credit Suisse, for which the bank has paid a coupon of between 9 and 9.5%. However, in a harbinger of what's to come, in February Credit Suisse said that Bin Hamad J.J. Al Thani, who represented the Qataris on Credit Suisse’s board of directors, won’t stand for re-election. Saudi Arabian group Olayan is also a major shareholder in Credit Suisse. As shown below, Qatar boasts one of the world’s largest sovereign wealth funds, with stakes in companies from Glencore to Barclays to Volkswagen (come to think of it, all companies that have one or major major "structural" issues). The small peninsular nation also hosts the regional headquarters for U.S. Central Command, making it a critical outpost for the US military's ongoing involvement in the middle east. In the nearly ten years since the capital investment, Credit Suisse has made hundreds of millions in annual payments to Qatar. That changed in February of this year when as noted above, Qatar's board representative, Jassim Bin Hamad J.J. Al Thani, left the bank with little explanation and no replacement. However, Qatar did participate in Credit Suisse's CHF4.1 billion capital-raising to full up its depleted cushion of capital. Now, Qatar has sharply lowered its overall stake in Credit Suisse. The emirate now holds 4.94% of shares and 10.97% in converts, down from 5.0%1 in shares and 12.96% in the securities, or from 17.98% to 15.91% in total. The sale comes against the backdrop of tensions between the emirate and Saudi Arabia, Egypt, Bahrain, and the United Arab Emirates, which according to some have led to a sharp deterioration in the country's finances.  The move has unpleasant consequences for Credit Suisse as well: Abu Dhabi has reportedly boycotted banks in which Qatar is invested. Besides Credit Suisse, those include Germany's Deutsche Bank and London's Barclays Bank, also a crisis beneficiary of Qatar's generosity.

16 августа, 01:05

"Sleepwalking Into An Even Worse Version Of The 1930's Depression"

Authored by Gail Tverberg via Our Finite World blog, World GDP in current US dollars is in some sense the simplest world GDP calculation that a person might make. It is calculated by taking the GDP for each year for each country in the local currency (for example, yen) and converting these GDP amounts to US dollars using the then-current relativity between the local currency and the US dollar. To get a world total, all a person needs to do is add together the GDP amounts for all of the individual countries. There is no inflation adjustment, so comparing GDP growth amounts calculated on this basis gives an indication regarding how the world economy is growing, inclusive of inflation. Calculation of GDP on this basis is also inclusive of changes in relativities to the US dollar. What has been concerning for the last couple of years is that World GDP on this basis is no longer growing robustly. In fact, it may even have started shrinking, with 2014 being the peak year. Figure 1 shows world GDP on a current US dollar basis, in a chart produced by the World Bank. Figure 1. World GDP in “Current US Dollars,” in chart from World Bank website. Since the concept of GDP in current US dollars is not a topic that most of us are very familiar with, this post, in part, is an exploration of how GDP and inflation calculations on this basis fit in with other concepts we are more familiar with. As I look at the data, it becomes clear that the reason for the downturn in Current US$ GDP is very much related to topics that I have been writing about. In particular, it is related to the fall in oil prices since mid-2014 and to the problems that oil producers have been having since that time, earning too little profit on the oil they sell. A similar problem is affecting natural gas and coal, as well as some other commodities. These low prices, and the deflation that they are causing, seem to be flowing through to cause low world GDP in current US dollars. Figure 2. Average per capita wages computed by dividing total “Wages and Salaries” as reported by US BEA by total US population, and adjusting to 2016 price level using CPI-Urban. Average inflation adjusted oil price is based primarily on Brent oil historical oil price as reported by BP, also adjusted by CPI-urban to 2016 price level. While energy products seem to be relatively small compared to world GDP, in fact, they play an outsized role. This is the case partly because the use of energy products makes GDP growth possible (energy provides heat and movement needed for industrial processes), and partly because an increase in the price of energy products indirectly causes an increase in the price of other goods and services. This growth in prices makes it possible to use debt to finance goods and services of all types. A decrease in the price of energy products has both positive and negative impacts. The major favorable effect is that the lower prices allow the GDPs of oil importers, such as the United States, European Union, Japan, and China, to grow more rapidly. This is the effect that has predominated so far. The negative impacts appear more slowly, so we have seen less of them so far. One such negative impact is the fact that these lower prices tend to produce deflation rather than inflation, making debt harder to repay. Another negative impact is that lower prices (slowly) push companies producing energy products toward bankruptcy, disrupting debt in a different way. A third negative impact is layoffs in affected industries. A fourth negative impact is lower tax revenue, particularly for oil exporting countries. This lower revenue tends to lead to cutbacks in governmental programs and to disruptions similar to those seen in Venezuela. In this post, I try to connect what I am seeing in the new data (GDP in current US$) with issues I have been writing about in previous posts. It seems to me that there is no way that oil and other energy prices can be brought to an adequate price level because we are reaching an affordability limit with respect to energy products. Thus, world GDP in current dollars can be expected to stay low, and eventually decline to a lower level. Thus, we seem to be encountering peak GDP in current dollars. Furthermore, in the years ahead the negative impacts of lower oil and other energy prices can be expected to start predominating over the positive impacts. This change can be expected to lead to debt-related financial problems, instability of governments of oil exporters, and falling energy consumption of all kinds.   Peak Per Capita Energy Consumption Is Part of the Problem, Too One problem that makes our current situation much worse than it might otherwise be is the fact that world per capita energy consumption seems to have hit a maximum in 2013 (Figure 3). Figure 3. World Daily Per Capita Energy Consumption, based on primary energy consumption from BP Statistical Review of World Energy and 2017 United Nations population estimates. Surprisingly, this peak in consumption occurred before oil and other energy prices collapsed, starting in mid-2014. At these lower prices, a person would think that consumers could afford to buy more energy goods per person, not fewer. Per capita energy consumption should be rising with lower prices, unless the reason for the fall in prices is an affordability problem. If the drop in prices reflects an affordability problem (wages of most workers are not high enough to buy the goods and services made with energy products, such as homes and cars), then we would expect the pattern we are seeing today–low oil and other energy prices, together with falling per capita consumption. If the reason for falling per capita energy consumption is an affordability problem, then there is little hope that prices will rise sufficiently to fix our current problem. One consideration supporting the hypothesis that we are really facing an affordability problem is the fact that in recent years, energy prices have been too low for companies producing oil and other energy products. Since 2015, hundreds of oil, natural gas, and coal companies have gone bankrupt. Saudi Arabia has had to borrow large amounts of money to fund its budget, because at current prices, tax revenues are too low to fund it. In the United States, investors are cutting back on their support for oil investment, because of the continued financial losses of the companies and evidence that approaches for mitigating these losses are not really working. Which Countries Are Suffering Falling GDP in Current US Dollars? With lower oil prices, Saudi Arabia is one of the countries with falling GDP in Current US$. Figure 4. Increase in GDP since 1990 for Saudi Arabia in current US dollars, based on World Bank Data. Saudi Arabia pegs its currency to the dollar, so its lower GDP is not because its currency has fallen relative to the US dollar; instead, it reflects a situation in which fewer goods and services of all kinds are being produced, as measured in US dollars. GDP calculations do not consider debt, so Figure 4 indicates that even with all of Saudi Arabia’s borrowing to offset falling oil revenue, the quantity of goods and services it was able to produce fell in both 2015 and 2016. Other oil-producing countries are clearly having problems as well, but data is often missing from the World Bank database for these countries. For example, Venezuela is clearly having problems with low oil prices, but GDP amounts for the country are missing for 2014, 2015, and 2016. (Somehow, world totals seem to include estimates of the total omitted amounts, however.) Figure 5 shows similar ratios to Figure 4 for a number of other commodity producing countries. Figure 5. GDP patterns, in US current dollars, for selected resource exporting countries, based on World Bank data. A comparison of Figures 4 and 5 shows that the GDP patterns for these countries are similar to that of Saudi Arabia. Because resources (including oil) do not account for as large a share of GDP for these countries as for Saudi Arabia, the peak as a percentage of 1990 GDP isn’t quite as high as for Saudi Arabia. But the trend is still downward, with 2014 typically the peak year. We can also look at similar information for the historically big consumers of oil, coal and natural gas, namely the United States, the European Union, and Japan. Figure 6. Increase in GDP since 1990 for the United States, the European Union, and Japan, in current US dollars, based on World Bank data. Here, we find the growth trend is much more subdued than for the countries shown in the previous two charts. I have purposely put the upper limit of the scale of this chart at 6 times the 1990 GDP level. This limit is similar to the upper limit on earlier charts, to emphasize how much more slowly these countries have been growing, compared to the countries shown in Figures 4 and 5. In fact, for the European Union and Japan, GDP in current US$ is now lower than it has been in recent years. Figure 6 is telling us that the goods and services produced in these countries are now lower in US dollar value than they were a few years ago. Since part of the cost of goods and services is used to pay wages, this lower relativity indirectly implies that the wages of workers in the EU and Japan are falling, relative to the cost of buying goods and services priced in US dollars. Thus, even apart from taxes added by these countries, consumers in the EU and Japan have been falling behind in their ability to buy energy products priced in US dollars. Figure 6 indicates that the United States has been doing relatively better than the European Union and Japan, in terms of the value of goods and services produced each year continuing to grow. If we look back at Figure 2, however, we see that even in the US, wage growth has lagged far behind oil price increases. Thus, the US was also likely headed toward an affordability problem relating to goods and services made with oil. The Asian exporting nations have been doing relatively better in keeping their economies growing, despite the downward pressure on energy prices. Figure 7. Increase in GDP since 1990 for selected rapidly growing Asian exporting countries in current US dollars, based on World Bank data. The two most rapidly growing countries are China and Vietnam. There seems to be a recent slowing of their growth rates, but no actual downturn. India, Pakistan, and the Philippines are growing less rapidly. They do not seem to be experiencing any downturn at all. Considering the indications of Figure 4 through 7, it appears that only a relatively small share of countries have experienced rising GDP in current US dollars. Although we have not looked at all possible groupings, the countries that seem to be doing best in terms of rising current US$ GDP are countries that are exporters of manufactured goods, including the Asian countries shown. Countries that derive significant GDP from producing energy products and other commodities seem to be experiencing falling GDP in current US dollars. To fix the problems shown here, we would need to get prices of oil and other energy products back up again. This would indirectly raise prices of many other products as well, including food, new vehicles, and new homes. With lagging wages in many countries, this would seem to be virtually impossible to accomplish. The Wide Range of GDP Indications We See  In this post, I am talking about GDP of various countries, converted to a US$ basis. This is not quite the same as the GDP that we normally read about. It is not until a person starts working with world data that a person appreciates how different the various GDP and inflation calculations are. GDP in US dollars is very important because energy products, including oil, are generally priced in US$. This seems to be true, whether or not the currency used in the actual transaction is US$. See Appendix A for charts showing the close connection between these two items. The type of GDP is generally reported is inflation-adjusted (also called “real”) GDP. The assumption is made that no one will care (very much) about inflation rates. In general, inflation-adjusted GDP figures are much more stable than those in Current US$. This can be seen by comparing world GDP in Figure 8 with that shown in Figure 1. Figure 8. GDP in 2010 US dollars, for the world and for the United States, based on World Bank data. Using inflation-adjusted world GDP data, there doesn’t seem to be any kind of crisis ahead. The last major problem was in the 2008-2009 period. Even the impact of this crisis appears to be fairly small. The 2008-2009 crisis shows up more distinctly in the Current US$ amounts plotted in Figure 1. World GDP growth figures that are published by the World Bank and others combine country by country data using some type of weighting approach. Economists tend to use an approach called Purchasing Power Parity (PPP). This approach gives a great deal more weight to developing nations than the US dollar weighted approach used elsewhere in this post. For example, under the PPP approach, China seems to get a weighting of about 1.9 times its GDP in US$; India seems to get a weighting of about 3.8 times its GDP in US$. The United States gets a weight of 1.0 times its GDP in US$, and the weights for developed nations tend to be fairly close to 1.0 times their GDP in US$. The world GDP we see published regularly should be called “inflation-adjusted world GDP, calculated with PPP weights.” The relationship among the three types of GDP can be seen in Figure 9. It is clear that GDP growth in Current US$ is far more variable than the inflation-adjusted growth rate (in 2010 US$). PPP inflation-adjusted GDP growth is consistently higher than GDP growth with US dollar weighting. Figure 9. World GDP Growth in three alternative measures: Current dollars, Inflation-adjusted GDP is in 2010 US$ and adjusted to purchasing power parity (PPP). It is also clear from Figure 9 that there is also a big “Whoops” in the most recent years. Economic growth is at a record low level, as calculated in Current US$. World “Inflation” Indications The typical way of calculating inflation is by looking at prices of a basket of goods in a particular currency, such as the yen, and seeing how the prices change over a period of time. To get an inflation rate for a group of countries (such as the G-20), inflation rates of various countries are weighted together using some set of weights. My guess is that these weights might be the PPP weights used in calculating world GDP. In Figure 10, I calculate implied world inflation using a different approach. Since the World Bank publishes World GDP both in 2010 US$ and in Current US$, I calculate the implied world inflation rate by comparing these two sets of values. (Some people might call what I am calculating the implicit price deflator for GDP, rather than an inflation rate.) I use three-year averages to smooth out year-to-year variability in these amounts. Figure 10. World inflation rate calculated by comparing reported World GDP in Current US$ to reported World GDP in 2010 US$. Both of these amounts are available at the World Bank website. The implied world inflation rates using this approach are fairly different from published inflation rates. In part, this is because the calculations take into account changing relativities of currencies. There may be other factors as well, such as the inclusion of countries that would not normally be included in aggregations. Inflation rates tend to be high when demand for energy products is high, and low when demand for energy products is low. Figure 10 shows that, on a world basis, there have been negative inflation rates three times since 1963–in approximately 1983-1984; in the late 1990s to early 2000s; and since about 2014. If we compare these dates to the oil price and energy consumption data on Figures 2 and 3, we see that these time periods are ones that are marked by falling per capita energy consumption and by low oil prices. In some sense, these are the time periods when the economy is/was trying to stall, for lack of adequate demand for oil. The workaround used to “fix” the lack of demand in the late 1990s to early 2000s seems to have been an increased focus on globalization. China’s growth in particular was very important, because it added both a rapidly growing supply of cheap energy from coal and a great deal of demand for energy products. The addition of coal effectively lowered the average price of energy products so that they were again affordable by a large share of the world population. The availability of debt to pull the Chinese and other Asian economies forward was no doubt of importance as well. The United States has been fairly protected from much of what has happened because its currency, the US Dollar, is the world’s reserve currency. If we look at the inflation rate of the United States using data of the US Bureau of Economic Analysis, the last time the United States had a substantial period of contracting prices was in the US Depression of the 1930s. It is quite possible that such a situation existed worldwide, but I do not have world data for that period. Figure 11. US inflation rate (really “GDP Deflator”) obtained by comparing US GDP in 2009 US$ to GDP in Current US $, based on US Bureau of Economic Analysis data. It was during the Depression of the 1930s that debt defaults became widespread. It was only through deficit spending, including the significant debt-based funding for World War II, that the problem of inadequate demand for goods and services was completely eliminated. How Do We Solve Our World Deflation Crisis This Time  There seem to be three ways of creating demand for goods and services. [1] A growing supply of cheap-to-produce energy products is really the basic way of increasing demand through economic growth. If there are cheap-to-produce energy products available, a growing supply of these energy products can be used to increasingly leverage human labor, through the use of more and better “tools” for the workers. When workers become increasingly more productive, their wages naturally rise. It is this growing productivity of human labor that generally produces the rising demand needed to maintain the economic growth cycle. As growth in energy consumption slows and then declines (Figure 3), this productivity growth tends to disappear. This seems to be part of today’s problem. [2] Increasing the amount of debt outstanding can work to make the energy extraction system work more effectively, by raising the price that consumers can afford to pay for high-priced goods. This increasing ability to pay for high-priced goods seems to come in two ways: (a) The debt itself can be used to pay for goods, making these goods more affordable on a month-to-month or year-to-year basis. (b) Increased debt can lead to increased wages for wage earners, because some of the increased debt ultimately goes to create new jobs and to pay workers. Figure 12 shows the positive association that increasing debt seems to have with inflation-adjusted wages in the United States. Figure 12. Growth in US Wages vs. Growth in Non-Financial Debt. Wages from US Bureau of Economics “Wages and Salaries.” Non-Financial Debt is discontinued series from St. Louis Federal Reserve. (Note chart does not show a value for 2016.) Both sets of numbers have been adjusted for growth in US population and for growth in CPI Urban. Debt is, in effect, the promise of future goods and services made with energy products. These promises are often helpful in allowing an economy to expand. For example, businesses can issue bonds to provide funds to expand their operations. Selling shares of stock acts in a manner similar to adding debt, with repayment coming from future operations. In both cases, the payback can occur, if energy consumption is in fact growing, allowing the output of the business to expand as planned. Once world leaders decide that debt levels are too high, or need to be controlled better, we are likely headed for trouble, because debt can be very helpful in “pulling the economy forward.” This is especially the case if productivity growth is low because per capita energy consumption is falling. [3] Rebalancing of currency relativities to the US dollar. Rebalancing currencies to different levels relative to the dollar seems to play a major role in determining the “inflation rate” calculated in Figure 10. Currency rebalancing also plays a major role in determining the shape of the GDP graph in current US$, as shown in Figure 1. In general, the higher the average relativity of other currencies to the US$, the higher the demand for goods and services of all kinds, and thus the higher the demand for energy products. One problem in recent years is that, in some sense, the average relativity of other currencies to the US dollar has fallen too low. The fall in relativities took place when the US discontinued its use of Quantitative Easing in late 2014. Figure 13. Monthly Brent oil prices with dates of US beginning and ending QE. The price of oil and of other energy products dropped steeply at that time. In fact, in inflation-adjusted terms, oil prices had been falling even prior to the end of QE. (See Figure 2, above.) The shift in the currency relativities made oil and other energy products more expensive for citizens of the European Union, Japan, and most of the commodity producing countries shown in Figures 4 and 5. The ultimate problem underlying this fall in average relativities to the US dollar is that there is now a disparity between the prices that consumers around the world can afford to pay for energy products, and the prices that businesses producing energy products really need. I have written about this problem in the past, for example in Why Energy-Economy Models Produce Overly Optimistic Indications. At this point, none of the three approaches for solving the world’s deflation problem seem to be working: [1] Increasing the supply of oil and other energy products is not working well, because diminishing returns has led to a situation where if prices are high enough for producers, they are too high for consumers to afford the finished goods made with the energy products.   [2] World leaders have decided that we have too much debt and, indeed, debt levels are very high. In fact, if energy prices continue to be low, a significant amount of debt currently outstanding will probably be defaulted on.   [3] Countries generally don’t want to raise the exchange rates of their currencies to the dollar, because lower exchange rates tend to encourage exports. If the United States raises its interest rates, either directly or by selling its QE bonds, the level of the US dollar can be expected to rise relative to other currencies. Thus, other currencies are likely to fall even lower than they are today, relative to the US dollar. This will tend to make the problem with low oil prices (and other energy prices) even worse than today. Thus, there seems to be no way out of our current predicament. Conclusion The world economy is in a very precarious situation. Many of the world’s economies have found that, measured in current US$, the goods and services they are producing are less valuable than they were in 2013 and 2014. In particular, all of the oil exporting nations have this problem. Many other countries that are producing commodities have the same problem. Governments around the world do not seem to understand the situation we are facing. In large part, this is happening because economists have built models based on their view of how the world works. Their models tend to leave out the important role energy plays. GDP growth and inflation estimates based on PPP calculations give a misleading view of how the economy is actually operating. We seem to be sleepwalking into an even worse version of the Depression of the 1930s. Even if economists were able to figure out what is happening, it is not clear that there would be a good way out. Higher energy prices would aid energy producers, but would push energy importing nations into recession. We seem to be facing a predicament with no solution.

Выбор редакции
Выбор редакции
15 августа, 19:06

How to Get Saudi Women Rights, and Make Your Neighbor Paint his House

Via The Daily Bell If you get government wrong, you get everything wrong. New York City has a lot of wealth. There is infrastructure, skyscrapers, smart people, transportation, and so on. But what would happen if North Korea took over the city tomorrow? Would all that wealth simply remain in place? Would everyone just go on with their lives? Of course not. People would flee in droves, the city would crumble. Tom Bell says that 44% of the wealth in the world is the rule of law. Clearly, there are plenty of gripes to be had with the governments of New York City, New York State, and the United States. But even governments which mix statutory and common law can provide a decent arena where businesses and individuals can flourish. Of course, we should always want to improve our circumstances. Since 44% of the wealth of the world comes down to how good the government is, this is the most important area to improve. We could continue voting, volunteering on political campaigns, and calling our representatives. But speaking from personal experience, this doesn’t seem to make much difference. But we have another choice right under our noses. It is already in practice in homeowners associations. Some people choose to voluntarily submit to a neighborhood wide private governing structure. Maybe you can’t bear the thought of living next to a neighbor with chipping paint on his house. You, therefore, agree that you will keep your home’s paint fresh, knowing that your neighbor signed the same agreement. The consequences for failing to hold up your side of the bargain are clearly stated in the contract you sign. This same privatized rule of law is expanding beyond neighborhoods. Improving Terrible Governments Tom Bell is a law professor who spoke at the Startup Societies and D10e conference this past weekend in San Francisco. Tom has a book coming out called Your Next Government? From the Nation State to Stateless Nations. Here’s what he has said in the past about what your next government might look like: Your next government might thus resemble a city-sized corporation, with you and other residents buying shares, electing the board of directors, and so forth. Think of it as residential co-op, upgraded for the big leagues… In double democracy, owners manage the community on a one share/vote basis while residents enjoy the power to veto select laws or officers on a one person/vote basis. Owners construct; residents correct. Double democracy provides a structural safeguard against offensive governments without opening the door to mob rule. Both shareholders’ property rights and residents’ individual rights get represented in double democracy. By privatizing the rule of law, you can get a much better product. Remember that the rule of law accounts for 44% of the wealth of the world, according to Bell. Even places as repressive as Saudi Arabia, therefore, have some incentive to let go, in order to create more wealth in their jurisdictions. The country set up a special economic zone called KAEC City (King Abdullah Economic City). The city is administered by a publicly traded private company called Emaar Economic City. And if you are a woman in Saudi Arabia, this is where you want to be. The oppressive police forces of the Saudi government are not present. The city was designed with tourists and young Saudi’s in mind. The majority of the hundreds of thousands of Saudi’s studying abroad are women. Neither they nor tourists have an appetite for the oppressive laws against women which stain the rest of the country. So there is a continuum here on what can be accomplished by neighborhood associations and private cities. Some people want to make sure their neighbor cuts his grass, and some people want to not be whipped for driving cars and showing their face. When governing is done by consent, this is all possible, and everything in between. Why Would Governments Allow it? You would think governments would feel vulnerable at the thought of private governing structures competing with their power. And surely many do. But there are also incentives to letting go of control. Cash strapped governments are happy to let private companies pay for the infrastructure which would otherwise have to come out of the public coffer. So a government can preside over a beautiful new city or neighborhood, reap the economic benefits, and not have to pay a dime. And then there is the proper strategy for anyone attempting to start a special economic zone or private city. To get a law passed–or repealed–across an entire country, you need to appeal to countless politicians, bureaucrats, and special interest groups. It sounds less scary to politicians and voters when you can say, “Look, we don’t want to change things everywhere. We just want this one little piece of land to have different rules.” From my perspective, this is the camel’s nose under the tent strategy. Before governments know what hit them, the whole world will be privatized. People will see the success of private governance, special economic zones, and government by consent. Then they will clamor to create their own mini society, or move to their favorite one. That 44% of the Earth’s wealth, the rule of law, cannot be stolen. But it can be created. And under those conditions, a new world is forming.

15 августа, 12:00

Is Trump Gearing Up To End The Iran Nuclear Deal?

Authored by ISN Security Watch via OilPrice.com, Jack Thompson and Oliver Thränert argue that President Trump´s administration is laying the groundwork for the U.S. to withdraw from the Iran nuclear deal. However, they suggest that if the U.S. were to end its participation in the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA) on Iran’s nuclear program, it would severely damage transatlantic relations and the nuclear non-proliferation regime. As a result, Thompson and Thränert urge European governments to talk with Trump’s most influential advisers and convince them that a unilateral withdrawal from the JCPOA will leave the U.S. isolated. U.S. President Trump seems determined to kill the nuclear deal with Iran. European leaders should strive to prevent this, as it would severely damage transatlantic relations and the nuclear non-proliferation regime. Key Points The Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA) of 2015, which would have been impossible without close transatlantic cooperation, brought Iran back into compliance with the Nuclear Non-Prolifera¬tion Treaty (NPT).   U.S. President Trump and some of his political advisors are preparing to end participation in the JCPOA, possibly as early as October 2017. Iran is gaining ever more influence in the Middle East, they contend, which is why sanctions need to be reinforced, not lifted.   If the U.S. were to withdraw from the JCPOA, it would deal another blow to U.S.-European ties and could weaken the NPT.   Hence, European governments need to talk to Trump’s most influential advisers and convince them that withdrawal from the JCPOA would leave the U.S. isolated One of the most successful examples of transatlantic cooperation in recent years was the conclusion of the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA), which was finalized in July 2015. The deal imposes strict constraints on Iran’s nuclear program, and provides for enhanced transparency, in return for relief from international sanctions. However, that deal is now under threat. U.S. President Donald Trump, who as a candidate called the JCPOA the “stupidest deal of all time”, is convinced that it does little to prevent Iran from developing nuclear weapons. Therefore, the White House is laying the groundwork for withdrawal, possibly as early as October 2017.1 If the U.S. were to unilaterally withdraw from the JCPOA, this would antagonize the European signatories who, through their early and intense diplomatic engagement, made the JCPOA possible in the first place. With transatlantic relations already under strain, mostly as a result of the Trump administration’s ambivalence about NATO and, more broadly, the liberal world order, the termination of the JCPOA would constitute yet another significant blow to U.S.-European relations. Furthermore, ending the deal would lift the present limitations on Iran’s nuclear program and weaken the entire nuclear non-proliferation regime. Therefore, decisive European action is required to stop the Trump administration from abandoning the JCPOA. Divisions in the Trump Administration Two factors are likely influencing the thinking of Trump and other hardliners. Partisanship is one. For many conservatives, the Iran deal was emblematic of what they viewed as Barack Obama’s feckless foreign policy, and Trump has been adept at channeling conservative anger at the former president.   Second, Trump and other critics emphasize Tehran’s extensive involvement in Syria and Iraq and its support for Hamas and Hezbollah. As a result, they argue, Iran is gaining ever more influence in the Middle East. To stop Iran, goes the argument, sanctions have to be reinforced, not lifted. Intense lobbying by the Saudi and Israeli governments has reinforced the administration’s anti-Iran tendencies. Key political advisors in the administration, such as Chief Strategist Steve Bannon and Deputy Assistant to the President Sebastian Gorka, have played a role in convincing the president to put more pressure on Tehran, to end the JCPOA, and to enforce sanctions. At the same time, most of the president’s principal national security advisors – with the notable exception of CIA Director Mike Pompeo – oppose leaving the JCPOA. Though some of them are critical of the agreement, unilateral withdrawal would leave the U.S. isolated, they believe, and would remove any ability it would have to influence the development of Iran’s nuclear program. This group includes Secretary of Defense James Mattis, National Security Advisor H.R. McMaster, Chairman of the Joint Chiefs of Staff General Joseph Dunford, and Secretary of State Rex Tillerson. But this faction appears to be losing the battle on the Iran deal. Instead, ideologues such as Bannon, Gorka, and Stephen Miller, a Senior Advisor to the president, appear to have scored an important victory. These aides are skeptical of the national security establishment, which they view as the embodiment of the corrupt Washington “swamp” that is in need of draining, and as hostile to Trump’s presidency. Even though the president has openly stated that he advocates direct abrogation of the deal, some of his advisors reportedly favor a subtler approach. They believe that it would be preferable to find a way to goad Tehran into withdrawing from the agreement or, alternatively, into taking steps that could be portrayed as being in violation of the JCPOA. The most likely option at present is that the International Atomic Energy Agency (IAEA), which is responsible for conducting inspections under the JCPOA, would be convinced to request unrestricted access to all of Tehran’s military sites. This thinking reflects a complete misunderstanding of international organizations, such as the IAEA, on the part of Trump and his followers: Their purpose is not to serve narrowly defined U.S. national interests, but to implement provisions agreed to by all parties. Furthermore, the IAEA would be well advised to ask for access to particular sites only if it has information that hint at anomalies not compatible with the JCPOA. The U.S. is in the process of attempting to gather intelligence that would convince its allies and the IAEA of the need to inspect these sites. In any event, to gain access to additional military sites, a step that Tehran would likely resist, the U.S. would need the support of a majority of the other JCPOA signatories. The JCPOA and its Implementation To be sure, the JCPOA is imperfect. Particularly controversial is the fact that it allows Iran to maintain its entire nuclear infrastructure, and to continue conducting research. Moreover, the deal is of limited duration. Iran can return to full-scale uranium enrichment – a dual-use technology that can be used for the production of bomb-grade fissile material – once special restrictions in the JCPOA are removed, beginning about eight years from now. Because Tehran probably knows how to build nuclear explosive devices, it is what nuclear proliferation experts call a “threshold state”: A country that has the knowledge and the infrastructure available to become a nuclear state in a short period of time. Moreover, the JCPOA does not limit Iran’s right to develop and test ever more sophisticated missiles. It is therefore free to perfect its delivery systems, which could be fitted with nuclear weapons. In spite of such flaws, the JCPOA is a remarkable achievement. It is the only example of a determined violator of the Nuclear Non-Proliferation Treaty (NPT) having been brought back into full compliance without using military force. This was made possible by the creation of an international coalition, which was initiated by the three main European powers – France, United Kingdom and Germany – in October 2003. In an intense diplomatic effort, this troika and the EU joined forces with an initially hesitant George W. Bush administration, as well as with Russia and China. The E3/EU plus 3, or P-5 plus 1, orchestrated, beginning in July 2006, the adoption of a series of UN Security Council resolutions directed against the Iranian nuclear program, including sanctions. When Barack Obama became president, the US immediately took the lead in these diplomatic efforts, which eventually led to the JCPOA. Unsurprisingly, Iran has tested the limits of the agreement. For instance, its heavy water production exceeded the cap defined by the JCPOA. But this issue has been addressed through the Joint Commission that was set up as a negotiating channel between the E-3/EU plus 3 and Iran. So far, the IAEA apparently has not inspected Iranian military sites, because it did not feel this to be necessary, given that Iran’s plutonium reactor at Arak remains filled with concrete; 15,000 centrifuges for uranium enrichment remain locked under IAEA supervision; and Tehran continues to provide inspectors with timely access across the entire uranium chain. At this point, in contrast to Trump and the hawks in his administration, representatives of the E-3/EU plus 3 and the IAEA believe that the JCPOA is working.2 The Threat of Nuclear Proliferation The cornerstone of international efforts to prevent the proliferation of nuclear weapons, the Nuclear Non-Proliferation Treaty (NPT), has been under stress for some time. Many non-nuclear weapons states contend that the disarmament pace prescribed by this treaty is too slow. The recent adoption in the UN of a treaty on the prohibition of nuclear weapons will further complicate matters. All nuclear weapon states, and those that shelter under the U.S. nuclear umbrella, have boycotted this agreement – a split which is heightening divisions within the NPT community.3Furthermore, one of the few things that NPT members agree upon is continued implementation of the JCPOA, which many see as essential. Hence, if the Trump administration were to abandon the JCPOA, this would weaken the nuclear nonproliferation norm. Iran’s nuclear program would be freed from the special JCPOA constraints. Moreover, more states may consider the nuclear option. For instance, Iran’s archrival Saudi Arabia might seek to develop a nuclear capability, which would further destabilize the Middle East. In addition, at a time when North Korea is in the process of developing intercontinental ballistic missiles that it could fit with nuclear warheads, Japan and South Korea have already begun to question U.S. security guarantees. They note that, in the event of a military confrontation with Pyongyang, Washington would have to reckon with the possibility of a nuclear strike on its west coast. This has bolstered those in both countries, especially in South Korea, who wish to establish an independent nuclear deterrent. Until now, the very existence of the NPT has served as a check on these arguments. But within the context of a weakened NPT, South Korea – and other states such as Japan – going nuclear could become more likely.4 Europe: Time for Action In the upcoming months, European governments should do their utmost to convince the Trump administration to not abolish the JCPOA. This will require intensive dialogue with the right people in Washington. These are no longer representatives of the State Department, who seem to have entirely lost their influence. Rather, European officials need to approach national security professionals that value transatlantic cooperation, such as Secretary Mattis. However, if possible, a dialogue with Trump advisers such as Bannon and Gorka might also be useful. Furthermore, Congress needs to be brought into the loop. Influential figures such as Republican Bob Corker, Chairman of the Senate Foreign Relations Committee, seem to be more flexible than the hardliners. European officials should emphasize four points. First, they should reassure their counterparts that they would continue to support Washington in any meaningful effort to ensure that Iran implements all of the JCPOA provisions, including verification, but that the respective regulations should not be abused.   Second, the Europeans need to make it clear that they continue to support U.S. sanctions that are directed against human rights abuses and the Iranian missile program. Such was the case in August 2017, when the U.S., joined by the UK, France and Germany, sent a joint letter to the UN Security Council and the Secretary General. Iran’s launch of a missile that carried a satellite into orbit, the letter noted, was inconsistent with UNSCR 2231, which codified the JCPOA.5   Third, European policymakers should seek to convince the White House that they would not allow Tehran to withdraw from the JCPOA, and thereby win the blame game, by arguing that sanctions directed against the Iranian missile program contradict the JCPOA.   Fourth, however, Europe must leave no room for doubt: unilateral withdrawal from the JCPOA, let alone military action against Iran, would leave the U.S. isolated.

Выбор редакции
15 августа, 07:00

Saudi Arabia: new details of dissident princes' abductions emerge

Documentary broadcasting this week asserts three princes were victims of government scheme to kidnap defectorsNew details have emerged about the abductions of three dissident Saudi princes in what appears to be a systematic state-run Saudi government programme to kidnap defectors and dissidents.The three, all members of the Saudi regime before they became involved in peaceful political activities against the government in Riyadh, were kidnapped and taken against their will to Saudi Arabia between September 2015 and February 2016. Continue reading...

14 августа, 19:33

Turkey’s Drive To Restore Ottoman Era Influence

Via Disobedient Media After nearly a century of being relegated to a smaller regional power acting alongside the Israeli-Saudi nexus, Turkey's new leadership stands prepared to significantly increase its political power and prestige. Taking advantage of various conflicts around their borders, Turkey has embarked on a bit to expand their influence not just in the Middle East, but also on the borders of an increasingly volatile European Union. These actions, along with consolidation domestically and an increased focus on militarization mean that Turkey's profile stands a good chance of rising over the next decade. I. Expansion In The Middle East Turkey has taken an active role in Syrian territories which were historically part of the Ottoman Eyalet (Province) of ?am by deploying military assets which they claim are part of their efforts to help bring an end to the Syrian Civil War. However, Turkey's intervention came only after they used their control of Syria's northern border to fracture rebel groups who might have opposed them. Wikileaks' Berat's Box release has revealed that organizations tied to government officials such as Powertrans were directly implicated in the facilitation of ISIS oil imports. Leaked German government documents published by public broadcaster Arbeitsgemeinschaft der öffentlich-rechtlichen Rundfunkanstalten der Bundesrepublik Deutschland (ARD) also show that Turkey supported a number of other jihadist groups in Syria in addition to Palestine's Hamas and Egypt's Muslim Brotherhood. This strategy of supporting various jihadist groups in Syria created a rebel coalition that was prone to infighting, unable to effectively mount concerted resistance to ISIS and created a need for Turkish assistance which began when troops entered Syria in August 2016. Russian new source Sputnik reported that since intervening, Turkey had established military bases in the Aktarin district north of Aleppo and the city of al-Bab which was previously held by ISIS. With a firm presence in northern Syria, Turkey has now begun a diplomatic dance of name calling and accusations with the United States over disagreements about support for Kurdish YPG rebel groups operating in Syria. Turkey opposes arming the Kurdish YPG due to their close relationship with the Turkey Partiya Karkerên Kurdistanê (PKK), a Turkish communist political party and rebel group which maintains military assets in northern Iraq. On July 19th, 2017, the Turkish state-run Anadolu Agency leaked the precise locations of a number of U.S. military bases in Syria in a move that understandably caused considerable anger to American officials. The revelation was likely in response to Turkish anger at President Donald Trump's decision in May 2017 to arm the YPG. Erdogan has recently threatened to attack U.S. troop positions should they stand in the way of future operations against the YPG according to Turkish media. Map published by Turkey's Anadolu Agency showing locations of U.S. bases in northern Syria Turkey has also sought out diplomatic confrontation with regional power Saudi Arabia in the Kingdom's conflict with Qatar where it has deployed troops to the Gulf state. Disobedient Media has previously reported that the move is part of efforts by Turkey and Iran to position themselves as political opponents and replacements to Saudi Arabia, which has for many years acted as the Middle East's dominant regional player alongside Israel in a power sharing dynamic referred to as the Israeli-Saudi nexus. With Saudi Arabia likely to experience an internal conflict between factions of the royal family, Turkey hopes to be able to marginalize the Kingdom and promote itself as a regional alternative. II. Expansion In East/West Europe Finally, Turkey has also sought confrontation with the European Union, using Greece as a flash point. Traditionally a territory of the Ottoman Empire, Greece has historically had a hostile relation with its Aegean neighbor. But relations have taken a particularly sour turn over the past year. In January 2017, Al Jazeera reported that Turkey had threatened to end its migration deal with Greece after a Greek court refused to return eight soldiers who had sought asylum in the aftermath of the failed 2016 coup d'état. The escalation came after a year of competition in the fishing industry, where Greek fisherman claimed the Turkish government had created conditions which unfairly benefitted Turkish fishing enterprises. Tensions reached a new height after reports in July 2017 that the Greek Coast Guard had fired on a Turkish freighter in the Aegean Sea which authorities claimed was carrying narcotics. Turkey has also threatened retaliation against Greece for engaging in oil exploration in Cyprus, which has been partitioned between the two countries since a military invasion in 1974. Arab American news source Al-Monitor has noted that the escalation in the Aegean is less about historical differences than it is Turkey's relationship with the European Union. This confrontation has lead to a breakdown in military cooperation between Turkey and European powers such as Germany. Unchecked, these disagreements could lead to a devolution in cooperation ending with Turkey's withdrawal from NATO and and end to it's bid to join the EU. While Greece represents a major financial liability to the European Union, it is an excellent opportunity for Turkey to make a power play and distract European states from other issues. Disobedient Media has previously outlined the EU's campaign to consolidate control over Greece by imposing harsh austerity measures after playing political and financial allies of German Chancellor Angela Merkel. Despite the political control it now enjoys, Europe is stuck attempting to run a country which consistently requires financial support and struggles to maintain adequate military deterrents in the face of Turkish military spending. The focus on Greece distracts from other problems such as alarming threats by Turkish President Recep Tayyip Erdo?an to weaponize Turkish and Middle Eastern migrant populations against Europe. In March 2017, Erdo?an told European officials they would "pay the price" after the Netherlands and provinces in Germany blocked Turkish officials from engaging in political campaigns among Turkish migrants living abroad. The New York Times reported that Erdo?an alarmingly exhorted Turks to ethnically replace Europeans by outbreeding them. Sources estimate that there are between 5 to 10 million Turks living throughout the European Union, primarily in Germany. Politico has accused Erdo?an of using the European migrant crisis to further his own political agenda. In 2016, Erdo?an threatened to unleash millions of refugees and migrants into Europe after politicians moved to suspend talks to include Turkey in the European Union. Voice of America has also noted that Turkey is currently engaged in a global drive to build 18 mosques internationally in locations such as Cuba, the United States, Russia, Kyrgyzstan, the Philippines, Palestine, the United Kingdom and Albania. In 1998, Erdo?an was jailed for four months after penning a poem where he referred to mosques as "our barracks." III. Domestic Consolidation Of Power And Militarization After weathering the July 2016 coup against the Turkish government, Erdo?an used the incident to not only purge political opponents, but to sell Turks propaganda promising a new geopolitical vision. In October, just a few months after the coup, Foreign Policy noted that maps displayed on Turkish TV showed the country with its borders extended into the Aegean as well as into Syria and Northern Iraq. The message has resonated with Turkish citizens, who in April 2017 voted in a sweeping constitutional referendum which strengthened the office of the president, weakened Turkey's legislature and allowed for more political appointees in the judiciary branch. Map shown on Turkish TV with borders slightly expanded Pro-peace organization PAX has detailed Turkey's place as the sixth largest arms importer worldwide, seeking to be self sufficient by 2023. The Turkish military has evolved over the years as well, upgrading its existing stockpiles of equipment and integrating new types of platforms such as drones. Erdo?an also pledged in early July 2017 to commit towards the construction of Turkish aircraft carriers starting in 2021. Figures close to the Turkish leader have urged even more extreme defense measures. On March 16, 2017, The Express reported that a cleric close to Erdo?an's AK Party urged Turkey to develop its own nuclear weapons. Both mainstream media sources and public figures have expressed concerns that other Middle Eastern states such as Saudi Arabia and Qatar may have already developed their own weapons of mass destruction. With the dramatic shifts in the geopolitical balance of the Middle East and the European Union facing a number of issues stemming from unrest and terrorism stemming from the migrant crisis, ongoing conflict with Russia and growing disagreements with Eastern Europe, Turkey is well positioned to increase its stature in the region. Should Erdogan avoid further internal destabilization in the form of coups and unrest from neighboring countries, it is more than likely that Turkey will once again experience a glimmer of the prestige it once enjoyed under the Ottoman Empire.

14 августа, 16:05

[Premium] Morten Frisch - Oil Prices And What They Mean for LNG: Analysis

This article is exceptionally free to view, if you would like to access more premium content please subscribe. Although the LNG market is becoming more flexible with respect to trade and pricing, most medium and long-term LNG supply arrangements still have crude oil pricing; mainly linked to the...

25 июня, 19:46

Как США вооружали террористов в Сирии

Объемная статья c большим количеством фактического материала, посвященная истории финансирования и вооружения американцами террористических группировок в Сирии.Для лучшего понимания реальной подоплеки "восстания за свободу" в Сирии и нынешего лицемерия многих участников катарского кризиса.Америка вооружала террористов в СирииКонгрессмен Тулси Габбард (Tulsi Gabbard), которая одновременно является членом комитетов Палаты представителей по делам вооруженных сил и по иностранным делам, вынесла на рассмотрение законопроект, который запрещает США оказывать любое содействие террористическим организациям в Сирии, а также любым организациям, непосредственно сотрудничающим с ними. Что еще важнее, этот законопроект запрещает США продавать оружие и сотрудничать в военной сфере со странами, которые предоставляют оружие и финансируют эти террористические организации, а также их пособников.Предложенный Габбард Закон о прекращении финансирования террористов (Stop Arming Terrorists Act) стал первой попыткой оспорить в Конгрессе политику США по отношению к Сирии и продолжающейся там гражданской войне — попыткой, которую необходимо было предпринять уже давно: в 2012-2013 годах администрация Обамы помогала своим суннитским союзникам — Турции, Саудовской Аравии и Катару — предоставлять оружие сирийским и несирийским вооруженным группировкам, чтобы те могли свергнуть режим президента Башара аль-Асада. А в 2013 году администрация начала отправлять оружие тем, кого ЦРУ тогда считало «относительно умеренными» оппозиционными группировками, которые нередко исповедовали принципы исламистского экстремизма. Такая политика, которая должна была способствовать замене режима Асада на более демократический режим, в действительности способствовала превращению сирийского ответвления «Аль-Каиды»*, «Фронта ан-Нусра»*, в главную угрозу для правительства Асада.Сторонники политики предоставления оружия считают, что это необходимо делать для того, чтобы противостоять росту влияния Ирана в Сирии. Однако этот аргумент не имеет никакого отношения к реальной проблеме, возникшей в связи с такой политикой США. Сирийская политика администрации Обамы фактически подорвала процесс реализации интересов США, которые должны были стать краеугольным камнем «глобальной войны с терроризмом», а именно уничтожение «Аль-Каиды» и связанных с ней террористических организаций. В сущности, США подчинили свои интересы, заключавшиеся в борьбе с терроризмом, интересам своих суннитских союзников. Таким образом, они помогли создать новую террористическую угрозу в самом сердце Ближнего Востока.Политика предоставления оружия военизированным группировкам, стремящимся свергнуть правительство президента Башара аль-Асада, началась в сентябре 2011 года, когда суннитские союзники президента Барака Обамы — Турция, Саудовская Аравия и Катар — потребовали от него предоставить тяжелое вооружение той военизированной оппозиции, чей режим они намеревались установить в Сирии. Турция и режимы стран Персидского залива хотели, чтобы США предоставили повстанцам противотанковое и зенитное оружие, как сообщил один бывший чиновник администрации Обамы.Обама отказался предоставить оружие оппозиции, но он согласился оказать скрытую логистическую поддержку в проведении кампании по предоставлению военной помощи, заключавшейся в передаче оружия оппозиционным группировкам. Участие ЦРУ в процессе вооружения антиасадовских сил началось с организации поставок оружия со складов режима Каддафи, которые сохранились в Бенгази. Контролируемые ЦРУ компании отправляли оружие из военного порта в Бенгази в два небольших порта в Сирии, привлекая бывших американских военных, которым поручалось решение логистических вопросов. Об этом в 2014 году написал в своем отчете журналист Сай Херш (Sy Hersh). Средства на реализацию этой программы поступали в основном от Саудовской Аравии.В рассекреченном докладе Разведывательного управления Министерства обороны США, составленном в октябре 2012 года, говорилось, что партия оружия, отправленная в конце августа 2012 года, включала в себя 500 снайперских винтовок, 100 реактивных противотанковых гранатометов (РПГ), а также 300 снарядов для РПГ и 400 гаубиц. Как говорилось в докладе, в каждой партии было по 10 грузовых контейнеров, в каждом из которых было по 20 тонн груза. То есть общий вес каждой партии оружия достигал примерно 250 тонн. Даже если ЦРУ организовывало поставку всего одной такой партии в месяц, общий объем поставок оружия в Сирию с октября 2011 года по август 2012 года должен был составить 2750 тонн. Скорее всего, в реальность общий объем поставок был во много раз больше.Операция ЦРУ по проведению тайных поставок оружия из Ливии неожиданно прекратилась в сентябре 2012 года, когда ливийские боевики атаковали и сожгли пристройку к зданию посольства в Бенгази, которая использовалась для проведения этой операции. К тому времени гораздо более масштабный канал поставок оружия антиправительственным группировкам уже начал свою работу. ЦРУ помогло саудовцам наладить контакт с одним высокопоставленным хорватским чиновником, который предложил продать крупную партию оружия, оставшегося после войн на Балканах 1990-х годов. ЦРУ также помогало саудовцам закупать оружие у поставщиков и правительств еще нескольких стран бывшего советского блока.Располагая большим количество оружия, полученного в результате ливийской операции ЦРУ и купленного у хорватов, в декабре 2012 года Саудовская Аравия и Катар резко увеличили число полетов военных грузовых самолетов в Турцию и сохраняли их интенсивность в течение следующих двух с половиной месяцев. Как сообщило издание New York Times, к середине марта 2013 года общее число таких полетов составило 160. Самолет ИЛ-76, который чаще всего используется для решения подобных задач в странах Персидского залива, может поднимать воздух примерно 50 тонн груза, то есть с конца 2012 года до начала 2013 года через турецкую границу в Сирию было доставлено примерно 8 тысяч тонн оружия.Один американский чиновник назвал новый уровень поставок оружия сирийским повстанцам «водопадом оружия». Результаты продлившегося целый год расследования, проведенного Балканской сетью расследовательской журналистики (Balkan Investigative Reporting Network) и Проектом по расследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project), показали, что саудовцы намеревались создать мощную традиционную армию в Сирии. В «сертификате конечного пользователя» оружия, приобретенного у одной компании в Белграде, Сербия, в мае 2013 году, указаны 500 советских гранатометов ПГ-7ВР, способных пробивать толстую танковую броню, вместе с 2 миллионами снарядов, 50 противотанковых ракетных комплексов «Конкурс» с 500 ракетами, 50 зенитных орудий, 10 тысяч осколочных гранат ОГ-7, способных пробивать тяжелые бронежилеты, четыре реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град», каждая из которых способна одновременно выпускать по 40 ракет дальностью от 19 до 30 километров, а также 20 тысяч ракет «Град».В сертификате конечного пользователя другой партии, отправленной в Саудовскую Аравию этой же сербской компанией, было указано 300 танков, 2 тысячи РПГ и 16,5 тысячи других ракетных установок, миллион снарядов для зенитной установки ЗУ-23-2 и 315 миллионов патронов для различных видов оружия.Эти две партии являются лишь малой долей того объема оружия, которое Саудовская Аравия приобрела в течение следующих нескольких лет у восьми балканских государств. Эксперты обнаружили, что саудовцы заключали самые крупные сделки со странами бывшего советского блока в 2015 году и что многие оружейные системы, проданные саудовцам, были совершенно новыми. Более того, почти 40% оружия, приобретенного саудовцами у этих стран, не было доставлено до начала 2017 года. То есть саудовцы заключали контракты на поставки оружия так, чтобы вести полномасштабную войну в Сирии в течение еще нескольких лет.Однако пока самой значимой единовременной покупкой оружия саудовцами стала закупка не у балканских государств, а у США. Речь идет о продаже 15 тысяч тяжелых противотанковых ракетных комплексов TOW, которые обошлись Саудовской Аравии в 1 миллиард долларов. Эта сделка стала результатом принятого Обамой решения снять свой запрет на предоставление смертельного оружия антиасадовским вооруженным группировкам. Более того, саудовцы пообещали, что эти противотанковые комплексы попадут в руки сирийских повстанцев только с разрешения США. Эти комплексы появились в Сирии уже в 2014 году и скоро оказали существенное влияние на военный баланс в стране. Такая хлынувшая в Сирию лавина оружия наряду с приходом 20 тысяч иностранных боевиков — в основном из Турции — во много определили характер этого конфликта. Это оружие помогло превратить сирийское ответвление «Аль-Каиды», «Фронт ан-Нусра» (которое теперь называется «Тахрир аш-Шам»*), и его верных союзников в самую мощную антиасадовскую силу в Сирии — и стало толчком к формированию «Исламского государства»*.К концу 2012 года американским чиновникам стало ясно, что основная масса оружия, которое стало прибывать в страну с начала года, отправлялась боевикам «Аль-Каиды» и их союзникам, которые стремительно укрепляли свои позиции в Сирии. В октябре 2012 года американские чиновники признали в беседе с репортерами New York Times, что «большая часть» оружия, переплавленного вооруженным оппозиционным группировкам в Сирии при поддержке США в течение предыдущего года, попала в руки «радикальных исламистских джихадистов» — то есть в руки боевиков «Фронта ан-Нусра».«Фронт ан-Нусра» и его союзники стали главными получателями оружия, потому что Саудовская Аравия, Турция и Катар хотели, чтобы оружие попало в руки тех военных группировок, которые демонстрировали наивысшие результаты в борьбе против правительственных сил. К лету 2012 года «Фронт ан-Нусра», пополнивший свои ряды за счет нескольких тысяч иностранных джихадистов, прибывших в Сирию через турецкую границу, уже выполнял роль лидера в атаках на войска сирийского правительства в тесном сотрудничестве с бригадами «Сирийской свободной армии».В ноябре и декабре 2012 года боевики «Фронта ан-Нусра» вместе с представителями «Сирийской свободной армии» начали создавать своеобразные «координационные центры» на нескольких фронтах, как написал Чарльз Листер (Charles Lister) в своей книге «Сирийский джихад». Одним из командиров, который нравился Вашингтону, был полковник Абдул Джаббар аль-Окейди (Abdul Jabbar al-Oqaidi), бывший офицер сирийской армии, возглавивший Революционный военный совет Алеппо. Посол Роберт Форд (Robert Ford), который сохранил за собой эту должность даже после того, как ему пришлось покинуть Сирию, публично встретился с Окейди в мае 2013 года, чтобы сообщить ему о готовности США оказать ему поддержку.Однако Окейди и его отряды были всего лишь младшими партнерами в коалиции сил Алепоо, в которой самым сильным элементом был «Фронт ан-Нусра». Реальную ситуацию можно оценить по видеоролику, в котором Окейди рассказывает о своих хороших отношениях с лидерами «Исламского государств» и в котором показано, как он празднует захват военной базы сирийского правительства, произошедший в сентябре 2013 года, вместе с главным командиром джихадистов в провинции Алеппо.К началу 2013 года «Сирийская свободная армия», которая никогда, в сущности, не была военной организацией, перестала играть какую-либо значимую роль в сирийском конфликте. Новые антиасадовские группировки даже перестали пользоваться этим названием, чтобы обозначать себя, как сказал один специалист по сирийскому конфликту.Поэтому, когда оружие из Турции прибывало на различные фронты, все неджихадистские группировки понимали, что это оружие достанется «Фронту ан-Нусра» и его ближайшим союзникам. В докладе McClatchy, опубликованном в начале 2013 года и посвященном ситуации в городе на севере центральной части Сирии, говорилось о том, как военные договоренности между «Фронтом ан-Нусра» и бригадами «Сирийской свободной армии» управляли процессом распределения оружия. Несколькими неделями ранее один из этих отрядов — «Бригада победы» — приняла участие в успешной атаке на стратегический город вместе с самым важным военным союзником «Аль-Каиды», бригадой «Ахрар аш-Шам»*. Один репортер наблюдал за тем, как члены той бригады и «Ахрар аш-Шам» демонстрировали новое оружие, в том числе сделанные в России РПГ-27 и гранатометы РГ-6. На вопрос о том, передала ли «Бригада победы» часть нового оружия «Ахрар аш-Шам», представитель последней ответил: «Конечно, она передала нам оружие. Мы сражаемся вместе».Турция и Катар сознательно выбрали «Аль-Каиду» и ее ближайшего союзника, «Ахрар аш-Шам», в качестве получателей оружейных систем. В конце 2013 года и начале 2014 года турецкая полиция перехватила несколько грузовиков с оружием, которые направлялись в провинцию Хатай на юге Турции. Согласно показаниям турецких полицейских, эти грузы сопровождали несколько сотрудников турецкой разведки. Эта провинция контролируется боевиками «Ахрар аш-Шам». Скоро Турция начала относиться к «Ахрар аш-Шам» как к своему главному клиенту в Сирии, как сказал Файзаль Итани (Faysal Itani), старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока имени Рафика Харири при Атлантическом совете.Один агент катарской разведки, который принимал участие в поставках оружия экстремистским группировкам в Ливии, стал ключевой фигурой в организации поставок оружия из Турции в Сирию. Один агент арабских разведывательных служб, знакомый с содержанием переговоров с внешними поставщиками, проводившимися в Турции у сирийской границы в те годы, сообщил изданию Washington Times, что, когда один из участников переговоров предупредил, что внешние державы поддерживают джихадистов, тогда как неисламистские группировки постепенно выдыхаются, представитель Катара сказал: «Я буду посылать оружие даже "Аль-Каиде", если это поможет».По словам одного дипломатического источника на Ближнем Востоке, Катар поставлял оружие как «Фронту ан-Нусра», так и «Ахрар аш-Шам». В 2013 году члены Национального совета безопасности при администрации Обамы предложили американским чиновникам выразить свое недовольство в связи с тем, что Катар вооружает экстремистов в Сирии и Ливии, убрав истребители с американской военно-воздушной базы в Катаре. Пентагон отверг это предложение, чтобы сохранить доступ к этой базе.Как пишет Херш, президент Обама обсуждал с премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan) тему поддержки, которое его правительство оказывало джихадистам, во время ужина в Белом доме в мае 2013 года. «Мы знаем, что вы делаете с радикалами в Сирии», — сказал тогда Обама, обратившись к Эрдогану. Между тем публично администрация США мельком упомянула о сотрудничестве Турции с «Фронтом ан-Нусра» только в конце 2014 года. Вскоре после отъезда из Анкары Фрэнсис Риккардоне (Francis Ricciardone), посол США в Турции с 2011 по середину 2014 года, сообщил изданию Daily Telegraph, что Турция, «честно говоря, некоторое время сотрудничала с группировками, в том числе с "ан-Нусра"».Ближе всего к тому, чтобы публично упрекнуть своих союзников в предоставлении оружия сирийским террористам, Вашингтон подошел тогда, когда вице-президент Джо Байден (Joe Biden) подверг критике их действия в октябре 2014 года. В ходе своего импровизированного выступления в Школе Кеннеди Гарварда Байден пожаловался, что «нашей главной проблемой являются наши союзники». По его словам, теми силами, которым они предоставляли оружие, были «"ан-Нусра", "Аль-Каида" и экстремистские элементы из числа джихадистов, прибывших из других стран мира». Байден быстро извинился за свои слова, объяснив, что он вовсе не имел в виду, что союзники США сознательно предоставляли оружие джихадистам. Но посол Форд присоединился к его жалобе, сказав в интервью ВВС: «То, что сказал Байден о наших союзниках, способствующих углублению проблемы экстремизма, — это правда».В июне 2013 года Обама дал свое согласие на первую прямую поставку смертельного оружия повстанческим бригадам, которые ЦРУ тщательно проверило. К весне 2014 года сделанные в США противотанковые ракетные установки BGM-71E из тех, которые были переданы Саудовской Аравии, начали появляться в руках избранных антиасадовских группировок. Но ЦРУ выдвинуло условие, чтобы те группировки, которые их получают, не сотрудничали с «Фронтом ан-Нусра» и его союзниками. Это условие подразумевало, что Вашингтон поставляет оружие вооруженным группировкам, которые достаточно сильны для того, чтобы сохранить независимость от «Фронта ан-Нусра». Однако все группировки из списка «относительно умеренных» повстанцев, проверенных ЦРУ, были чрезвычайно уязвимыми перед влиянием и мощью «Фронта ан-Нусра». В ноябре 2014 года боевики «Фронта ан-Нусра» нанесли удары по двум сильнейшим группировкам, поддерживаемым ЦРУ — «Харакат Хазм» и «Сирийский революционный фронт» — захватив их тяжелое оружие, включая противотанковые ракетные установки TOW и ракетные установки «Град». В начале марте 2015 года ветка «Харакат Хазм» в Алеппо прекратила свое существование, а «Фронт ан-Нусра» сразу же продемонстрировал фотографии ракет TOW и другого оружия, которое им удалось захватить после ее распада. В марте 2016 года боевики «ан-Нусра» атаковали штаб-квартиру 13-й дивизии на северо-западе провинции Идлиб и захватили все ее ракеты TOW. Позже, тоже в марте, «Фронт ан-Нусра» выложил видеоролик, на котором видно, как его боевики используют те установки TOW, которые они ранее захватили.Однако это был не единственный способ, при помощи которого «Фронт ан-Нусра» воспользовался щедростью ЦРУ. Вместе со своим близким союзником, «Ахрар аш-Шам», эта террористическая организация начала планировать кампанию по захвату контроля над всей провинцией Идлиб зимой 2014-2015 годов. Перестав притворяться, что у них нет ничего общего с «Аль-Каидой», Турция, Саудовская Аравия и Катар начали работать вместе с «Фронтом ан-Нусра» над созданием нового вооруженного формирования для провинции Идлиб под названием «Армия завоевания», куда вошли боевики «Фронта ан-Нусра» и его ближайших союзников. Саудовская Аравия и Катар предоставили очередную порцию оружия для реализации этой задачи, а Турция помогла переправить его в Сирию. 28 марта, спустя четыре дня после начала этой кампании, «Армия завоеваний» успешно захватила контроль над городом Идлиб.Неджихадистские группировки, получавшие современное оружие по программе ЦРУ, не принимали участия в первоначальном наступлении на Идлиб. После захвата города Идлиб оперативный пункт во главе с США, находившийся на юге Турции, просигнализировал поддерживаемым ЦРУ группировкам, что теперь они могут принять участие в кампании по консолидации контроля над оставшейся частью этой провинции. Как сообщил Листер, британский эксперт по джихадистам в Сирии, который поддерживает контакт с джихадистами и другими вооруженными группировками, получатели оружия ЦРУ, такие как 13-я дивизия, присоединились к «Фронту ан-Нусра» в его кампании по захвату Идлиба, и ЦРУ даже не попыталось их остановить.Когда началось наступление на Идлиб, поддерживаемые ЦРУ группировки уже получали множество ракетных комплексов TOW, и теперь они чрезвычайно эффективно использовали их против танков сирийской армии. Это стало началом новой фазы войны, в ходе которой политика США заключалась в поддержке альянса «относительно умеренных» группировок и «Фронта ан-Нусра». Этот новый альянс распространился и на Алеппо, где джихадистские группировки, близкие к «Фронту ан-Нусра» создали новое объединение под названием «Фатех Халаб»* вместе с девятью вооруженными группировками в провинции Алеппо, получавшими помощь от ЦРУ. Поддерживаемые ЦРУ группировки имели полное право заявлять, что они не сотрудничают с «Фронтом ан-Нусра», потому что это ответвление «Аль-Каиды» не входило в официальный список участников объединения. Однако, как говорится в одном докладе, это была всего лишь уловка, чтобы ЦРУ имело возможность и дальше поставлять оружие своим клиентам, несмотря на их фактический альянс с «Аль-Каидой».Суть всего этого ясна: поскольку США помогали своим суннитским союзникам обеспечивать оружием «Фронт ан-Нусра» и его союзников и поставляли в зону боевых действий современное оружие, которое рано или поздно должно было оказаться в руках «ан-Нусра» и укрепить их военные позиции, Вашингтон несет ответственность за расширение зоны влияния «Аль-Каиды» на территории Сирии. ЦРУ и Пентагон, очевидно, готовы закрыть глаза на такое отступление от заявленной Америкой контртеррористической миссии. Если Конгресс или Белый дом открыто не выступят против такого предательства — на чем настаивает Тулси Габбард в своем законопроекте — США будут и дальше способствовать консолидации власти «Аль-Каиды» в Сирии, даже если «Исламское государство» потерпит там поражение.Гарет Портер. "The American Conservative"http://inosmi.ru/politic/20170625/239668952.html - цинк

14 июня, 17:17

Пятилетнее снижение сырьевых рынков

Вполне типична склонность человека к мифологизации и приданию сверхъестественных свойств объектам в условиях неопределенности и отсутствия понимания причинно-следственных связей различных явлений. Так, кстати говоря, и появлялась религия ) Возвращаясь к причинам падения цен на нефть и тому самому известному мему о гипотетических действиях Саудовской Аравии, которые способствовали обвалу.Прежде, не помешало бы оценить весь мировой рынок комодитиз. Мировые товарные активы начали обрушаться с 2011 года.Кто-то сразу, быстро и драматически, как сельскохозяйственные группы (хлопок в 2.5 раза за год, каучук в 5 раз за 3 года),А кто-то помедленнее, но все равно сильно (пшеница и кукуруза в 2 раза упали, соевые бобы и рис более, чем в 1.5 раза).Падали промышленные металлы. Никель в три раза упал, медь почти в два раза, железная руда также в 2 раза снизилась, однако на пике обвала доходило до четырехкратного падения.Обрушились и драгоценные металлы, где наибольшие потери зафиксированы в серебре.Нефть в 2014 единственный товар с глобальным оборотом свыше 30 млрд долл, который избежал масштабного ценового сжатия, хотя на тот момент уголь уже обрушился более, чем в 2.5 раза от посткризисных максимумов.Однако нефть, имеющая в 2014 году мировой оборот почти в 3 трлн долл, – предельно политизированный инструмент с картельными сговорами, как на государственном, так и на корпоративном уровне. Тем не менее, тот нисходящий тренд, который наблюдается по всему спектру товарных активов был сформирован в 2011 и не случайно.Дело в том, что именно с 2011 года ФРС и американскими регулирующими органами стала ограничиваться торговля сырьевыми товарами со стороны инвестиционных банков и первичных дилеров. Сначала в США, потом уже в Европе и следом по всему миру. Вплоть до полного закрытия товарных подразделений. Но ведь именно благодаря инвестиционным банкам и товарным деривативам в 2006-2007 мир увидел многократный рост сырьевых рынков и связанных с ними активов. Тогда инвестиционные конторы создали легенду, что быстрорастущая Азия и в особенности Китай поглотит мир своим неимоверным спросом, а сырья на всех не хватит, и что мол эпоха дешевого сырья закончилась. Ага-ага!Логика движения денежных потоков (образца 2006-2007) повторилась и в 2009-2011 после закрытия кассовых разрывов, нормализации нормы ликвидности, спрэдов в 2008 и улучшении доступа к финансовым ресурсам ФРС через первую фазу QE. Все повторилось так, что в США (более 3.5%) и Европе (в Англии доходило до 5%, а по Еврозоне до 3%) разгон инфляции выходил за все мыслимые пределы, причем так, что Трише (тогдашний глава ЕЦБ) в режиме тильта стал повышать процентную ставку!Собственно, именно тогда каналы абсорбирования ликвидности через товарные деривативы для инвестиционных контор перекрыли. И понеслось. Во многом обвал на сырьевых рынках был нерыночным, по внеэкономическим и внебалансовым причинам. По балансу спроса и предложения в реальном секторе экономики не произошло вообще ничего, чтобы сельскохозяйственные, металлургические и энергетические активы так драматически падали.В 2012 они придумали легенду, что «Китай замедляется». С тех пор, когда Китай начал замедляться в физическом спросе он прибавил 20-30% по товарным группам, создав Францию и Германию вместе взятые. Всем бы так замедляться! С момента падения сырьевых рынков физический спрос вырос для всех без исключения групп товаром с мировым оборотом свыше 30 млрд долл. А со стороны предложения не произошли никакие структурные сдвиги, которые бы способствовали критическому перекосу баланса в сторону предложения. Наоборот, многие металлургические и угольные компании стало вымывать с рынка из-за низких цен. Например, росту цинка способствовали закрытия крупнейших шахт Century и Lisheen.Что, неужели Австралия, как крупнейший в мире производитель железной руды специально обвалили цены в три раза, чтобы выдавить там каких-то конкурентов? Или может золотодобытчики в ЮАР стали демпинговать ниже рентабельности производства, чтобы себе очистить рынок? Или какая еще условная «Саудовская Аравия» нашлась в никеле или меди, чтобы в два и более раза грохнуть эти активы?Как можно было видеть в начале статьи, упали все товарные активы за редкими исключениями. Энергетические, промышленные металлы, драгоценные металлы. Сельскохозяйственная группаДинамика товарных групп относительно мая 2017Вообще, когда говорят о превышении спроса над предложением необходимо понимать следующее: нерушимо и неделимо тождество (реализованное предложение – конечный спрос + баланс запасов =0)Если кто-то говорит, что предложение нефти превышает спрос на 2 млн, то как бы предполагается, что ежедневно на мировых рынках формируется запас нефти в 2 млн баррелей (более 730 млн барр в год). Где может формироваться запас? В транспортных запасах (танкеры, железнодорожные цистерны, автоцистерны), в недвижимых запасах (наземного и подземного хранения). Транспортные запасы по умолчанию никогда не бывают стратегического типа, т.е. не предназначены для длительного хранения (больше года) нефти в рамках энергетической политики государства или крупного бизнеса. Транспортные запасы всегда под доставку конечному потребителю, по сути законтрактованный тип. Что касается недвижимых запасов подземного или наземного хранения, то тенденции в мировых государственных запасах нефти не показывают ничего близкого к годовому приросту в 730 млн баррелей.С коммерческими запасами иначе. Если государственные запасы нефти могут формироваться на случай непредвиденных перебоев с поставками сырья из-за природных катаклизмов, войн, политических факторов, то коммерческие запасы имеют другую логику. Нефтеперерабатывающая, энергетическая и химическая индустрия всегда имеют определенный запас нефти, который в целом статичен и пропорционален объему реализации продукции. Однако многие нефтегазовые компании имеют практику формирования незаконтрактованных запасов нефти под будущий спрос. Это связано с тем, что скорость развертывания нефтедобывающей инфраструктуры имеет определенную инерцию, невозможно одномоментно нарастить добычу на 100 или 200 тыс баррелей. Поэтому в связи сезонностью или предположением о будущих контрактах некоторые компании действительно добывают больше, чем продают, формируя запасы. Однако, по динамике запасов нефтегазового бизнеса в мире не было замечено аномальных отклонений. Эта практика фактически не влияет на мировые цены на нефть и имеет ограниченное измерение.Несколько другое дело, когда из всего кластера предложения некоторая часть предложения нефти может идти с демпингом (по ценам ниже рыночных). Те многие новости, которые сообщали о том, что Саудовская Аравия намеренно демпингует мало соотносятся с реальностью. Дело в том, что на Ближнем Востоке не торгуют Brent. Это лишь бенчмарк. Там свыше 10 различных сортов нефти, которые имеют динамические спрэды с Brent (от минус 10% до +3%), более того вполне типично не только для Саудовской Аравии заключать долгосрочные контракты, которые могут ощутимо отличаться от внутридневных или даже среднемесячных цен, как в большую, так и в меньшую сторону. Поэтому, как говорят в этом случае – фраза, вырванная из контекста.Опять же, еще раз повторю. Ни с точки зрения глобального спроса и предложения нефти, ни с точки зрения изменений коммерческих или государственных запасов нефти, ни с точки зрения общей структуры нефтяной отрасли не произошли в 2014-2017 какие-либо фундаментальные изменения, которые бы оправдали переоценку нефти в разы. Хотя что уж говорить, не только нефти, но и других сырьевых активов. То, что США нарастили добычу почти в 2 раза, прибавив около 4.5 млн баррелей с 2009 года ни о чем не говорит, кроме того, что они сократили импорт нефти. Только с 2014 года глобальный спрос вырос на 4 млн баррелей.Те поставки, которые были сокращены в США перераспределились в Азию. Поэтому на самом деле появление свыше 4 млн баррелей нефти за последние 7 лет со стороны США важны, но не определяющие в рамках долгосрочных цен на нефть. Мировой спрос растет примерно на 1.3-1.5 млн баррелей в год и это значительно больше, чем в среднем в год выдает США.Нефть, как и сырье упало из-за изменения правил игры на спотовом и фьючерсном рынке сырья, где избыточная ликвидность была принудительно убрана ФРС и регулирующими органами. Убрана для того, чтобы весь тот безумный избыток кэша абсорбировать во всяких этих Facebook, Amazon и Apple, которые в совокупности прибавляют сотни миллиардов долларов капитализации. Узкий и относительно мало ликвидный рынок сырья не выдержал бы таких издевательств. Это разогнало бы инфляцию и заблокировало первичным дилерам и центральным банкам денежно-кредитную вакханалию на фондовом и долговом рынке. А новая формация ценообразования без участия международных спекулянтов еще не сформировалась, и комоды из финансового актива превратились в скучный физический актив.Падение цен сырьевых рынков является осознанным шагом тех, кто контролирует этот рынок (США, Великобритания, Япония, Еврозона). Аналогичный материал по теме. Все эти страны являются чистыми импортерами сырья, поэтому в рамках экономической программы по снижению сырьевых издержек, обвал цен на комоды способствовал активизации роста в этих странах. По всей видимости, с очень высокой вероятностью, это было заранее обговорено с ведущими мировыми нефтегазовыми и сырьевыми корпорациями, когда десятилетие высоких цен 2004-2014 может смениться десятилетием низких цен. Как компенсация – щадящие условия фондирования. А вы думали, как сланцевая промышленность в США пережила такой обвал цен? Очевидно не без политической составляющей, когда фактическим банкротам выдавались щадящие ссуды по околонулевым ставкам, что позволило адаптировать отрасль под новую ценовую реальность. Как результат, уже в мае новый рекорд добычи сланцевой нефти в США.Вероятно, цикл низких цен на сырьевом рынке продолжится, как минимум до момента окончания безумного ралли на фондовом рынке и выработке новой концепции ценообразования. Это не значит, что нефть рухнет до 25, но затяжную ценовую стагнацию можем получить.

08 июня, 01:01

«Арабская весна». Реинкарнация. Удар по монархиям

В Катаре паника. Скупают всю еду в магазинах. То, что сейчас начало происходить между монархиями Персидского залива, только поначалу показалось «скандалом в благородном семействе». По истечению нескольких суток с начала внезапного разрыва отношений с Катаром его соседями – Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном – начала проявляться тревожная перспектива.  «Арабская весна», как хорошо продуманная, спланированная и реализуемая политика Вашингтона по Хаотизации Ближнего Востока, наконец, переходит в фазу «удар по монархиям». Уж сколько раз мы здесь демонстрировали ставшие знаменитыми карты передела Ближнего Востока, которые принадлежат офицеру Пентагона подполковнику Петерсу. Дело доходит до того, что профессионалам, которые прекрасно знают эти карты, они… наскучили: «Ну, сколько можно показывать одно и то же!» Зато по собственному опыту знаю, что в аудиториях, где слушатели достаточно далеки от мировой политики, эти документы вызывают живой интерес. Люди о таком даже не слышали.  Так, взглянем ещё разок – в самом начале нового витка ближневосточного обострения – на эти, исторические, карты. Проблема в том, что «переформатирование» Ближнего Востока «а-ля Петерс» продолжает материализоваться на наших с Вами глазах.  И почему кто-то подумал, что процесс «переформатирования» остановился на Сирии? А Вы вглядитесь в карты – там от и Саудовской Аравии, раздробленной на три части, мало, что должно остаться по Пентагоновским планам:  А планы военного ведомства – это приказ. Только сроки исполнения приказа как-то у них, в США… растянулись.  Зато тенденция – налицо! Та же Саудовская Аравия уже увязла в войне с Йеменом, а теперь готова чуть не воевать с Катаром. А это – десятки миллиардов долларов, а это – дыры в бюджете, который верстается с дефицитом в 100 миллиардов долларов уже не первый год, а запасы королевства чуть выше полутриллиона, и они будут использованы на затыкание брешей бюджета за пять лет – по сотне в год. А потом придут «добрые дяди из США» и скупят по дешевки все ресурсы Саудии, прежде всего нефть, через приватизацию «Сауди Арамко» - крупнейшей в мире нефтяной компании. Её уже «сватают» на биржу… Всё же просчитано!  Но это случится позже, а сейчас давайте обратим также внимание на некоторые, на наш взгляд, принципиальные моменты, проявившихся в последние дни.  Вот президент США Дональд Трамп посещает Саудовскую Аравию и объявляет о своем неприятии «международного терроризма». Свято дело! В своей речи он заявил: «The leaders of the Middle East have agreed at this unprecedented meeting to stop funding the radical ideology that leads to this horrible terrorism all over the globe» - «Лидеры ближневосточных стран во время этой беспрецедентной встречи договорились прекратить финансировать радикальную идеологию, которая ведет к этому страшному терроризму на всей планете».  То есть лидеры ближневосточных стран признали факты своего финансирования радикальной идеологии и отказались финансировать терроризм в будущем! Мы уж писали об этой информационной бомбе, звук от взрыва которой мягко погасили западные и арабские СМИ. Команды не было?  Одновременно Трамп договаривается с Саудовской Аравией о военных поставках на сотни миллиардов долларов, что сразу же выводит эту страну из числа тех, кого Штаты завтра обвинят в «пособничестве международному терроризму». Откупились?  И сразу – скандал в Персидском заливе! Причем, среди самых близких «соратников» Трампа на саммите в Эр-Рияде стоит и улыбается (крайний слева) именно эмир Катара:  Фото Saudi Press «Соратник», говорите? Так, буквально через несколько дней оказалось, что – противник! Трамп просто и откровенно написал в своем Twitter: «…все связи указывают на Катар. Возможно, это станет началом конца ужасов терроризма».  Но, что делают США после информации о разрыве дипотношений между Саудией с союзниками и Катаром? Не прошло и суток, как представители администрации президента США объявили, что Трамп не стал «принимать ничью сторону». Как написала «Washington Post»: «Trump administration officials said Tuesday that President Trump was not “taking sides” in the deepening dispute among key U.S. counterterrorism partners in the Persian Gulf, despite a morning of presidential Twitter posts congratulating Saudi Arabia — and himself — for cracking down on Qatar for alleged terrorism financing» - «Администрация Трампа заявила, что президент Трамп не занимает ничью сторону в усугубляющемся споре между ключевыми американскими союзниками по контртерроризму в Персидском заливе, несмотря на утренний Твиттер президента в поддержку Саудовской Аравии в деле сокрушения Катара за финансирование терроризма».  Они что там, «все малахольные» (с)? Как эти расстыковки воспринимать?  Очень похоже, что в США, несмотря на все проблемы внутри оперяющейся администрации, видят в Хаотизации Ближнего Востока один из источников пополнения банковских счетов на Уолл-Стрит: «Было ваше – стало наше». И отныне над сотнями миллиардов, «дремлющих» на счетах богатых монархий Залива в банках США, расцветает простая, как апельсин, проблема: а отдадут ли янки эти миллиарды когда-нибудь? Или отныне, в ситуации «форс-мажор», арабам ждать назад своих кровных денег – как немцам своего родного золотого запаса из сейфов ФРС Нью-Йорка? То есть не дождутся…  Про то арабы ещё задумаются – время не пришло, зато как же громко слова Трампа сразу же «отозвались в сердцах» монархов Персидского залива! Причем, по-разному. Если одни монархии и их союзники перешли к стремительному разрыву дипломатических и иных отношений с Катаром, то совсем по-иному смотрят на этот кризис в отношениях другие члены объединяющей монархии залива организации под названием Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Итого – раскол налицо! «Против» Катара – Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн. Плюс Египет, который должен саудитам так много (они влили в экономику Египта примерно 20 миллиардов долларов после отстранения армией от власти близких к Катару «братьев-мусульман» во главе с президентом Мурси), что будет на их стороне в любом следующем конфликте в регионе. Поддержали Эр-Рияд ещё Йемен, что само по себе вызывает вопросы, поскольку его землю «утюжат» сейчас войска Саудии, да Ливия, нынешним властям которой именно Катар «дал свободу от Каддафи». Неужели неблагодарные ливийские «демократы» позабыли, что именно эмир Катара направил в 2011 году войска в поддержку мятежников, сбросивших – вкупе с иностранными спецназами и бомбежками НАТО – режим Джамахирии? Да ещё катарский телеканал «Аль-Джазира» занимался тогда производством и распространением «фейковых» телесюжетов «о штурме Триполи» в 2011 году, которые мы называли в свое время «Катар-фильм». В общем, ливийские «демократы» предали своего спонсора, которому многое должны…  С другой стороны, часть участников ССАГПЗ – Кувейт и Оман стали на сторону Катара. Эмир Кувейта просто поехал по столицам региона «в поисках мира». Только, вот, мир искать ему надо бы совсем в других местах, например, в Вашингтоне и в Тель-Авиве, где уж не нарадуются такому повороту событий... Сегодня уже видно, как «арабская весна», спровоцированная американскими спецслужбами, пришла в ту часть арабского мира, которая некоторое время ещё подыгрывала чужим усилиям ликвидировать и хаотизировать те местные режимы, что не нравились монархиям Залива после падения Саддама Хуссейна: Джамахирия – Каддафи, Тунис времен Бен Али, АРЕ эпохи Мубарака, Сирия – Асада, Йемен – Салеха. Самое интересное – везде под огонь попали те страны, где, в соответствии с западными же традициями, «начальники» не были «королевских кровей». Другими словами, были взорваны «прото-демократические» страны арабского мира, где худо-бедно президентов избирали. И, на первых порах, при раскручивании маховика Хаотизации под названием «арабская весна», никто-никто не тронул те «правильные арабские режимы», где президентов отродясь не бывало, а есть монархии, короли и эмиры. Персидский залив – их родина. По какой-то странной причине эти режимы личной, монархической власти почему-то стали уверены, что «карты Петерса» не про них, не про будущее их стран, не про их личную Судьбу. Они активно способствовали крушению Каддафи и свержению Мубарака. Они начали войну в Йемене. Они по сей день спонсируют в Сирии врагов Асада, который держится «всем смертям назло» при непосредственной помощи России. Да, в Сирии стратегия, прописанная на картах Петерса, забуксовала, но её-то никто там, в вашингтонских штабах, не отменял. Вот и пошла сегодня – по нарастающей – раскручиваться та самая программа «переформатирования Ближнего Востока», о которой говорила в 2006 году Кондолиза Райс, в то время – помощник по национальной безопасности президента США: «то, что мы наблюдаем сегодня, по сути, представляет собой начало родовых схваток, в результате которых родится “Новый Ближний Восток”». Они это задумывали в начале 2000-х и тогда же озвучили. «Рукописи» и «планы Пентагона» «не горят». Взгляните на то, что вспыхнуло и началось прямо за последние несколько дней.  Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ разрывают отношения с соседним Катаром, все страны, выступившие против Катара, объявляют «блокаду», в том числе и воздушного его пространства. Другие государства-члены Совета сотрудничества арабских государств ПЕрсидского залива (ССАГПЗ) Оман и Кувейт, а также большинство стран-участников Лиги арабских государств отношения с Катаром не разрывают, раскол в рядах арабских монархий Персидского залива – налицо. Иран выражает поддержку Катара и готов снабжать Катар продовольствием, львиную часть которого там получали всегда с территории Саудовской Аравии. В Катаре сметают еду с полок супермаркетов. Иран выявляет свою позицию «pro Катар», что сразу же поднимает противоречия и вражду между Саудитами и Катаром на уровень «pro и contra» с их главным врагом Ираном! Видимо, Катару припомнят и то, что с Ираном его связывает нечто большее, чем просто нормальные отношения: Катар и Иран совместно эксплуатируют крупнейшее месторождение природного газа в Персидском заливе ― «Южный» и «Северный Парс».  Более того, янки совсем не нравится, что Доха, Тегеран и Москва выступают главными игроками газового рынка (Катару, например, принадлежат почти 15% мировых запасов природного газа) и лоббистами создания газового картеля, аналога ОПЕК, против чего выступают США, Саудовская Аравия и ОАЭ.  Показательно, что на сторону Катара встал Пакистан, чей МИД заявил, что не собирается разрывать отношения.Новый элемент ситуации – позиция Турции. В начале 2016 года Турция и Катар создали стратегический альянс, и Анкара взяла на себя обязательство «защищать Катар от внешних угроз». Также Турция объявила о планах по созданию военной базы в Катаре, где уже есть военная база США с примерно 10 тысячью солдат US Army US Air Force. А две базы НАТО в одном Катаре, это, Вам, не «пес чихнул»…  Сошлемся здесь на мнение американского радиокомментатора Хала Терера (Hal Turner), который, оценивая происходящее, написал в своем блоге так:  «До сегодняшнего дня Ближний Восток условно разделялся на два больших лагеря:  РОССИЯ + ИРАН + СОЮЗНИКИ.  США + НАТО + САУДОВСКАЯ АРАВИЯ + САТЕЛЛИТЫ.  Однако сейчас мы, похоже, наблюдаем за рождением третьей лагеря, или Третьей Силы. Это – ТУРЦИЯ + ПАКИСТАН + КАТАР + и Бог знает кто еще».  Никому в США, по большому счету, «не интересно», кто из стран Залива какие исламистские и террористические организации кормит. Катар – «братьев-мусульман», Саудия – ИГИЛ, ОАЭ – мятежников Ливии. Дело в том, что у каждого есть «скелет в шкафу», но именно сегодня вытаскивают на свет Божий «скелеты» Катара, а тот в свою очередь через «Аль-Джазиру» уже начал припечатывать связи ОАЭ с Израилем. И это – только начало междоусобной войны. Чего и требовалось достичь «заказчикам скандала». Игра по высшему разряду – никто глубинных целей раскола на Аравийском полуострове не понимает, а янки тихо потирают руки в связи с новым обострением, которое они сами и спровоцировали. Ай, да Трамп! И кто его недооценивал в геополитических играх? Уже раздаются голоса, которые правильно оценивают эту комбинацию на этапе «арабская весна 2.0», как хорошо продуманную стратегию близкого окружения Трампа, ориентирующегося на Израиль, который в первую очередь, получает все преимущества от очередной «межарабской свары». И это – только некоторые выводы из начавшегося процесса вздыбливания стран и народов Аравийского полуострова.Кое-кто даже предполагает, что Саудиты пошли в атаку на Катар, чтобы «выбить» из Дохи через давление и угрозы «контрибуцию» в 300 миллиардов долларов, которые сами Саудиты должны будут платить США за военные поставки в течение ближайших 10 лет. Именно на эту сумму договоры и протоколы о намерениях были подписаны в мае в ходе визита президента США в Эр-Рияд.  А у самих Саудов денег всё меньше и меньше – резервный фонд в 500 миллиардов долларов может быть опустошен в течение 5 лет при текущем дефиците бюджета в 100 миллиардов в год. Три сотни от соседей, у которых запасы значительно больше, не помешают для решения собственных проблем.  Хотя, не факт, что и у Катара скоро останутся свободные авуары. Ведь, основные деньги Катар хранит в банках США, а при наличии обвинений в «прямой поддержке международного терроризма» все-все-все вклады Катара в банках США будут, как минимум, арестованы, как максимум,.. конфискованы. «Во благо самой демократической страны в мире»! Пока до такого не дошло, но ситуация стремительно развивается, а янки надо же чем-то закрывать бреши в собственном бюджете. Вот Сауды им подкинули несколько десятков миллиардов, и ещё почти 1 триллион саудовских денег «завис» в США. Теперь – очередь Катара «спасать» Дядю Сэма. Нет? А на чьи это гроши Карат «веселился» десятилетия после получения независимости? Пора делиться…  А тут – «вдруг» – прямо сейчас, как «ложка к обеду», террористические нападения в Иране. Теракты в Тегеране – новый элемент в разжигании конфликта вокруг Персидского залива. Если иранцы найдут связи террористов, посмевших взорвать могилу имама Хомейни – очень грамотно выбрана мишень атаки(!), с Саудовской Аравией, не знаю, какой будет ответ. Значит, иранцев прямо сейчас подталкивают на «обострение».  Ответственность возлагают на ИГИЛ. С учетом того, что ИГИЛ, что уже ни для кого не тайна, – креатура и США, и Саудитов. И Иран может ответить «по Саудитам». Последствия прямого военного конфликта «Иран vs Саудовская Аравия» – да в условиях раскола монархий Аравийского полуострова по вопросу отношений с Катаром – просто «подарок» для стратегов Вашингтона, разработавших и реализующих процессы, обозначенные на «картах Петерса».Значит, пришла пора «раскачивать» монархии Залива, которые «слишком уж хорошо живут» на фоне спотыкающихся янки и евросчастливцев руками тех же иранцев да ещё в разгар начинающейся свары между членами ССАГПЗ. Так что иранцы, да и саудиты должны проявить максимум выдержки и… мудрости. Иначе…  Как видно, ничего не закончилось. Сирия – не последний этап разрушения БВ. Очередь пришла к заливным монархиям. Им теперь – готовиться к Хаосу.  Для начала их там грамотно – у всех на виду – стравили. А до этого – начали «доить». 300 миллиардов СА на закупки оружия у США – это немыслимые деньги! Но далее – намечаются «откупные» со стороны Катара.  А впереди, просто, за углом – «суннито-шиитский конфликт».  Израиль тихо радуется. В США раздают награды отставникам, разработавшим стратегию Хаотизации БВ. Подполковник Петерс – «герой Вашингтона».  По некоторым данным, американцы «подмяли» под свои компании до 10 процентов нефте- и газодобычи в Ливии. И именно с этих месторождений они готовятся снабжать Европу нефтью и газом по ценам, «более привлекательным», чтобы занять рынки ЕС после вытеснения оттуда газа из Катара. Для «Газпрома» – прямая конкуренция.  При дальнейшем «переформатировании» Большого Ближнего Востока можно только догадываться о последствиях – англосаксы играют вдолгую…  «Дипломатическая изоляция Катара может стать началом новой большой войны», – пишет в «Foreign Policy» Саймон Хендерсон, директор Программы политики по отношению к странам Персидского залива и по вопросам энергетики Вашингтонского института ближневосточной политики: «Will Qatar’s Diplomatic Exile Spark the Next Great War?». Этот автор косвенно раскрывает планы Вашингтона по стравливанию государств двух берегов Персидского залива в «новой битве»: «Суннитские страны давно стремились к войне с Ираном. Ситуация с Катаром — возможно, просто повод, которым они решили воспользоваться». С его точки зрения, «мы сейчас, возможно, находимся на пороге исторического момента, сравнимого с убийством в Сараево в 1914 году австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Именно это событие послужило формальным поводом для начала Первой мировой войны» (sic!).  Но, дело в том, что они за-све-ти-лись! И у стран ССАГПЗ есть шанс открутить картинку в обратную сторону, тем более, что активно способствует этому эмир Кувейта – спасибо ему!  Им бы сейчас позаботится о том, чтобы скорее выводить свои гроши из американских юрисдикций, да… некуда! Вы же помните, как усиленно янки уничтожали год от года один за другим все офф-шоры – от Кипра до Панамы.  Они знали, что грядет! Они готовились к сегодняшним событиям, чтобы миллиардам Персидского залива некуда было деваться! Чтобы гигантские авуары никуда с территории Уолл-Стрит не дернулись.  Это – во всей истории с «арабской весной» – главное. Остальное – лирика… 

30 мая, 02:59

Идентификация Трампа

Фото kommersant.ruДональд Трамп любит яркие галстуки и красивых женщин. Дональд Трамп любит яркие выступления и красивые сделки. А, разве кто-то ждал другого от сложившегося к 70 годам жизни бизнесмена, которого судьба его класса вознесла до высот Овального кабинета президента США? Перед Трампом поставлена задача – «Спасать Америку!» И не в кино про «Спасение рядового Райна», а наяву. Потому Трамп и выдвинул для этой цели лозунг – «Make America great again!» Он и пришел заниматься исправлением финансово-экономических «косяков», наделанных в США сонмом предшественников со своими командами за последние четверть века (!). И от него сегодня хотели что-то иное услышать? Да, он просто начал продвигать свою программу «в мировом масштабе». А для этого нужны, не удивляйтесь, деньги. За неделю Трамп «выколотил» для любимой Америки сотню миллиардов долларов. Чем не президент-патриот? Про «партнеров» разговор отдельный, но и этой темы коснемся.Дл начала, с чувством глубокого удовлетворения, можно констатировать, что январские оценки будущей деятельности Трампа, предложенные в нашем материале «Трамп-президент. День первый», начинают материализовываться достаточно быстро и… громко. Столь громко, что уже сама канцелярина Германии Ангела Меркель, скрывая волнение, заявляет публично за кружкой пива по окончании саммита «Большой семерки» в Италии: «Те времена, когда мы могли полностью положиться на других, прошли. Это я осознала за прошедшие дни… Мы, европейцы, должны действительно взять свою судьбу в собственные руки!» Немецкая пресса сразу растолковала это, как реакцию канцлера на политику новой американской администрации во главе с Дональдом Трампом, проявившуюся на встрече G7 на Сицилии.Для более полного ощущения тех чувств, что обуяли союзников по НАТО после явления Трампа народу на целой чреде официальных встреч и визитов, состоявшихся в течение только одной недели – от Эр-Рияда в Саудовской Аравии через Израиль и Палестину до европейских Брюсселя, Рима, Ватикана и Сицилии, – приведем ещё несколько признаний «с той стороны». В общей сложности за время этого вояжа Трампу предстояло встретиться с лидерами примерно 80 стран (пусть меня поправят за такой подсчет, но порядок примерно таков – С.Ф.), и он это план выполнил. А западные оценки случившегося, в данной ситуации, чрезвычайно ценны и показательны. Похоже, что первый вояж Дональда Трампа по зарубежным странам не только привлек огромное внимание в целом свете, но и – чем дальше, тем больше – вызвал по итогам такой «реагаж» прессы и политиков, что одного этого «Magical Mystery Tour» хватает, чтобы сделать первые, но достаточно долгосрочные оценки содержания вырисовывающейся внешней политики нового президента США. А то, что она совершенно оригинальна и многим на Западе не нравится, это – их проблемы.Так вот, несколько оценок «из-за». А потом и сами кое-что выскажем. «То, что мы наблюдали на саммитах (НАТО и G7), не соответствовало ни интеллектуальному, ни любому другому потенциалу, которого мы могли бы ожидать от США и президента этой страны», – заявил эксперт фракции правящего в Германии блока ХДС/ХСС Юрген Хардт (Jürgen Hardt).Председатель фракции «левых» в Бундестаге Сара Вагенкнехт (Sahra Wagenknecht) предложила распустить саммит «Большой семерки» и «направить освободившиеся деньги на помощь голодающим детям Йемена».«Союзникам США больно видеть, что Трампу, похоже, гораздо комфортнее с такими авторитарными лидерами, как Владимир Путин и филиппинский Эдуардо Дутерте, нежели с лидерами европейским стран НАТО», – таково мнение Яна Бреммера (Ian Bremmer), возглавляющего консультативную компанию Eurasia Group. «Это – победа для Путина», – говорит он в беседе с газетой «Aftenposten» (Норвегия).И это ещё «цветочки»! «The Washington Post» прямо пишет, что «зарубежный вояж Трампа будет иметь опасные последствия. И они уже стали проявляться». Почему? Да, потому, что, по мнению газеты, Трамп пообещал союзникам США в арабском мире, что «США не будут учить их правам человека» и это удивительно контрастирует с его «резкой критикой европейских союзников США».В «The New York Times» с удивлением отметили: то, что Трамп несколько раз обрушивался на НАТО с нападками – «не только унизительно, но и болезненно», и, кажется, сознали, что, собственно, происходит. В передовице газеты они написали, будто Трамп «смотрит на НАТО как на чистое соотношение затрат и выгод, а не как на важнейший альянс, благодаря которому удается сохранять мир 70 лет и чью ценность невозможно измерить долларами и центами». И с каких это пор доллары и центы перестали иметь значение в изданиях Сульцбергера?..«The Wall Street Journal» никак не может уйти от фобий «русского присутствия». Как будто там витает дух самого Форрестола. Газета пишет: «Намекать без каких-либо доказательств на то, что США не станут исполнять свои обязательства, связанные с НАТО, на пользу только Владимиру Путину. Это либо душит ростки доверия между союзниками, либо делается для того, чтобы выставить Трампа в дурном свете».Британская BBC как будто даже тихо ухмыляется – «Брексит» к тому островитян располагает: в ходе церемонии НАТО Трамп выглядел как «семиклассник на школьном собрании», он поджал ноги под стул и смотрел на свои руки». Хотя, признают бритты, Трамп усилил политику «Америка прежде всего» – по словам его сотрудников, Трамп осознал, что «США должны усилить свою роль на мировой арене». Вывод настоль тривиальный насколько и простенький. А бритты слово в простоте не скажут по таким серьезным поводам…«Европейские лидеры надеялись, что во время своего визита в Брюссель президент Дональд Трамп недвусмысленно подтвердит основополагающее для НАТО положение о коллективной обороне, которое он называл «пустым» на всем протяжении своей президентской кампании. Он этого не сделал. Вместо этого он раскритиковал членов НАТО за то, что они недостаточно тратят на свою оборону», – отмечает Робби Грэмер в «Foreign Policy».Что более всего возмутило этого автора, так это то, что «Трамп отказался подтвердить ценность Статьи 5 Устава НАТО о коллективной обороне, которая является краеугольным камнем «единства НАТО и его системы сдерживания с момента основания альянса в 1949 году». В ней говорится, что «все члены НАТО придут на помощь любому атакованному члену».«Каждый американский президент со времен Трумэна давал обязательство выполнять статью 5 и обещал, что США будут защищать Европу. Трамп сегодня этого не сделал. Большая ошибка», — написал бывший американский представитель в НАТО Николас Бернс (Nicholas Burns). Горечь в его словах… В ходе саммита НАТО президент США Дональд Трамп, вопреки ожиданиям, так и не заявил о своей приверженности принципу «коллективной обороны», что сохранило у союзников Америки неуверенность насчет намерений Вашингтона, отмечает лондонская «The Guardian». Вместо этого Трамп показал, что «готовность США прийти на помощь союзнику может зависеть от того, сколько этот союзник тратит на военные нужды». Тон речи американского президента был преимущественно критичным. Кроме того, его высказывания продемонстрировали упорное непонимание им принципов работы альянса, отмечает лондонское издание. Он чувствовал себя «не в своей тарелке» среди союзников по НАТО, особенно по сравнению с явным удовольствием президента от лестных высказываний саудовской королевской семьи, отмечает «The Guardian». «Видимо, золоченые дворцы и абсолютная власть – более приятная для него обстановка». Завидуют бритты? Ещё как! Или всё проще и… жестче: Трамп привык платить сам – а политики Европы привыкли, что платят им. Чувствуете разницу? Король Саудии и Трамп – одной крови. Трамп и лидеры НАТО – разных кровей. (Он потом им, западникам, это продемонстрировал в Европе на саммитах G7 и НАТО, а они ничего не поняли). Они ему – неровня. Они – нанятые менеджеры от политики. А он – Хозяин, который сам всё создал для себя. И это – идеология Трампа. Он всех видит «насквозь», как в битловской песне «I’m looking through you»… Признание «Forbes»: «Перед НАТО не осталось каких-либо реальных задач, оправдывающих его существование»Однако, к политике вернемся. Означает ли заявления Трампа в Саудии ту смену курса Вашингтона, когда военная политика в исполнении Трампа совсем не гарантирует странам НАТО «включение» US Army в какую-нибудь ситуацию, где американские солдаты должны будут гибнуть «За демократию» вдалеке от собственных берегов? Автор «Foreign Policy» Робби Грэмер, похоже, уже трактует даже не слова Трампа, а его молчание «по поводу»? Более того, консервативный журнал, а именно таким всегда был «Foreign Policy», продолжает свои переживания в таких выражениях: «И хотя Трамп затронул угрозу терроризма, он не распространялся по поводу российской угрозы, чтобы развеять страхи союзников. Это стало еще одним разочарованием». Доброхот заботится о безопасности территорий НАТО, прилегающих к российской границе. Хотя он, как квалифицированный специалист, должен знать и помнить, что это не «Россия пришла на рубежи НАТО», а «НАТО пришло на рубежи России». И что это теперь – НАТО перепугалось? Боязно? – Так, не надо было расширяться «до самых до наших рубежей». Спокойнее бы все там спали. Зато теперь американский журнал переполнен озабоченностями: «Страны Балтии особенно встревожены сосредоточением российских вооруженных сил, которые могут захватить их. Они надеялись на типичную для США железную преданность, но были разочарованы». Добавляет «перцу» в сюжет Дерек Чоллет, бывший чиновник Пентагона: «Все это, конечно, не дотягивало до того, что европейцы надеялись услышать, – сказал он «Foreign Policy». – Эти члены альянса чрезвычайно обеспокоены своим будущим. Они считают угрозу со стороны России угрозой своему существованию. Они живут с этим каждый день».Ну, а кто, позвольте спросить, просил-неволил их в НАТО вступать? Неужели не было сразу понятно, что надо просто посмотреть на карту, чтобы потом нервы не портить ни нам, ни Трампу?Более взвешенно комментирует произошедшее на сайте «Forbes» обозреватель издания Дуг Бэндоу: «На прошедшем саммите НАТО Дональд Трамп поступил в соответствии со своими предвыборными лозунгами, поставив интересы США на первое место, что не понравилось европейским союзникам». И далее: американцев итоги саммита должны радовать, ведь, после окончания «холодной войны» перед НАТО не осталось каких-либо реальных задач, оправдывающих его существование. При этом доля Европы в военной мощи НАТО постоянно падала. В то же время альянс охотно принимал в свои ряды восточноевропейские страны, которые «вряд ли способные усилить его в военном отношении – последним из таких сомнительных приобретений стала Черногория».И вот после этого предварительного обзора мнений автор хотел бы отметить самые важные моменты недельного вояжа Дональда Трампа и дать некоторые пояснения и комментарии. Сначала – главные характеристики визита. Мы же написали в самых первых строках: «Дональд Трамп любит яркие выступления и красивые сделки». И президент США так спланировал свою поездку, что диву даешься по поводу того, как его задумки были реализованы. И – главное – с чем он вернулся в Вашингтон, и каким козырями-«трампами» будет бить своих оппонентов-оппозиционеров.Трамп привез домой десятки миллиардов долларовКто-то сразу скажет: «Трамп привез домой десятки миллиардов долларов», и будет абсолютно прав! Коммерческая жилка Дональда Трампа – с использованием давления через военно-политическую мощь и престиж США – дала потрясающие финансовые результаты! С одного замаха новый хозяин Белого дома за неделю (!) заработал для Америки… Ну, пусть специалисты и считают точные суммы прибыли, а мы предположим, что – где-то в районе 300 миллиардов долларов на подписанных сделках и контрактах, рассчитанных на ближайшие годы. Общая сумма соглашений, заключенных США и Саудовской Аравии во время визита в Эр-Рияд американского президента Дональда Трампа, достигает 380 млрд долларов, заявил глава саудовского МИД Адель аль-Джубейр.А это – прямое выполнение предвыборных обязательств Трампа перед теми «рэднеками», которые проголосовали за него в ноябре 2016 года. Он обещал наполнить их производства заказами из-за границы? Вот и исполняет свои обещания – ВПК США с его огромными массами персонала получает загрузку мощностей на десятилетие вперед: «Трамп сказал – Трамп сделал!» При этом сразу отметим интересный момент. Оружие на 100 с лишнем миллиардов долларов будет у американского ВПК закупать армия Саудовской Аравии. С учетом проявления своих боевых качеств в Йемене за последние год-полтора саудовские войска могут быть обеспечены и экипированы хоть чем, но боевой дух и мастерство у них от наличия дорогостоящих иностранных «стрелялок» не возрастет, как ни крути. Значит, Саудовская Аравия просто согласилась через финансирование штатовского ВПК выплачивать свой «оброк» Вашингтону.Откуда такое почтение? Так, видимо, многие помнят, что сегодня в судах Америки концентрируются многомиллиардные иски «гражданин США против Саудовской Аравии» по обвинению последней в организации и проведении нападения 11 сентября 2001 года на Нью-Йорк (башни-близнецы) и Вашингтон (Пентагон и Госдеп). По многочисленным фактам и уликам это дело выводит на «внутренний заговор» в США («Тайна 11 сентября близка к разгадке?»), однако, американское правосудие приняло в производство обвинения против граждан Саудовской Аравии. И вот сегодня, вооружившись этим шантажом, Трамп прилетел в Эр-Рияд с «предложением, от которого не принято отказываться»: «закупайте, мол, срочно наши вооружения, или мы вас обдерем, «как липку» через суды». А у саудитов в американских банках, по разным подсчетам, – от 1 до 2 триллионов долларов, которые они там «запарковали», продав туда же свою нефть. Результат политики, придуманной в 1970-х годах Генри Киссинджером: дома у Саудов – ни нефти, ни долларов, полученных за «продажу» этой нефти. Нобелевку для Генри – в студию!Более того – в студию борцов с коррупцией! – власти Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов вложат 100 миллионов долларов на счета благотворительной организации, создать которую предложила дочь американского президента Иванка Трамп. Она, кстати, поразила местную женскую общественность тем, что ни слова не сказала о сложной судьбе женщин в королевстве, зато выразила уверенность в их прекрасных перспективах. Для мировой общественности этот семинар должен стать, как говорят французы, exemplaire – показательным. И добро бы так. «Париж стоит мессы», а комплимент в сторону «свободных женщин Саудии» стоит 100 миллионов в личный фонд Иванки Трамп. В связи с такой наметившейся практикой готов лично высказать комплимент со своей стороны. А ещё один Фонд можно легко создать…И Вы полагаете, о чем Дональд Трамп говорил в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде с лидерами почти пятидесяти стран, где ислам суннитского направления стал главной государственной религией? Он говорил не о духовном, но о материальном. Кровь бизнесмена. Хотя перед ним сидели и слушали его речь, в частности, эмир Кувейта, эмир Катара, король Бахрейна, наследный принц Абу-Даби, президент Йемена, президент Мавритании, премьер-министр Пакистана, президент Казахстана, президент Таджикистана и многие другие лидеры государств Ближнего Востока и Средней Азии.Послушайте основные тезисы выступления Трампа и расслышьте в них «шорох купюр» ФРС США:- Трамп элегантно показал, где лежат корни терроризма. Чуть позже в своей речи в НАТО он заявил, обращаясь именно к решениям саммита в Эр-Рияде: «Лидеры ближневосточных стран во время этой беспрецедентной встречи договорились прекратить финансировать радикальную идеологию, которая ведет к этому страшному терроризму на всей планете».Ещё раз: «…договорились прекратить финансировать радикальную идеологию, которая ведет к этому страшному терроризму на всей планете» (sic!). Значит, Трамп знает, кто кого финансирует…- Трамп также заявил в Эр-Рияде, что «привез с собой из Соединенных Штатов послание надежды и любви». Он подчеркнул, что именно этим объясняется тот факт, что его «первая зарубежная поездка как президента ознаменовалась визитом в Саудовскую Аравию». Да, любовь Трампа к деньгам никто опровергнуть не в силах… - Трамп заявил, что США стремятся создать коалицию стран, «которые разделяют общую цель – искоренение экстремизма», и назвал эту борьбу «битвой добра и зла»: «Мы сможем преодолеть это зло, только если силы добра будут едины и могущественны и если каждый человек в этом зале проделает свою часть работы и возьмет на себя часть бремени». Правильно – «каждый должен проделать свою часть работы». И не бесплатно. Заметим, что турне Трампа сопровождалось некими мистическими знаками и жестами. Вот кадр из Саудовской Аравии, где он вместе с королём Салманом и президентом Египта ас-Сиси держатся за светящийся земной шар. Они и вправду делали это ритуально, с особенной серьёзностью. При том, что этот шар установлен в «Контр-террористическом центре Эр-Рияда». Фото Saudianews«Зло» в понимании Трампа было представлено Ираном. «От Ливана до Ирака и Йемена Иран финансирует, вооружает и обучает террористов, ополченцев и других экстремистов, которые распространяют разрушения и хаос по всему региону», – говорил он, ни буквой не упомянув собственное ЦРУ и соратников американских спецслужб по созданию и поддержке «Аль-Каиды», ИГИЛ и иных бандформирований. Прозвучало так, что «Империя Добра» требует… скинуться на борьбу со «злом», которое, как ни крути, породили сами США вкупе с некоторыми особо отличившимися режимами, чьи главы, на секундочку, присутствовали в зале. Однако кое для кого слова Трампа стали шоком: «Концепция-то изменилась!» «Это – выбор будущего, и Америка не может сделать этот выбор за вас… Мы здесь не для того, чтобы поучать, – не для того, чтобы говорить другим, как жить, что делать или чему поклоняться. Вместо этого, мы здесь для того, чтобы предложить партнерство – основанное на разделяемых нами интересах и ценностях – на стремлении к лучшему будущему для всех нас…»Дальше – просто в стиле «признание комиссара полиции прокурору республики»: «Страны Ближнего Востока не могут ждать, пока американская мощь не уничтожит этого врага для них… Терроризм распространился по всему миру. Но путь к миру начинается здесь (sic!), на этой древней земле, в этой священной стране», – пояснил Трамп собравшимся, у которых даже не хватило сил на аплодисменты по окончанию его речи – они продолжались около 20 секунд. Никто вообще не встал, что предполагалось… Все поняли, что Трамп просто указал на место зарождения терроризма и призвал: «Путь к миру начинается здесь». Ему же доложили, как главе государства, «что к чему»… И теперь, при Трампе, все должны разбираться со своими клиентами сами. «Сами, всё – сами»: «Страны Ближнего Востока не могут ждать, пока американская мощь не уничтожит этого врага для них». Более, чем ясно сказано. Нет?«Платить и каяться». Вариант для «партнеров» СШАА далее Трамп завел разговор о том, что «безопасность требует денег» и предложил дорогостоящий проект «формирования воинского контингента ради поддержки борьбы с террористами в Ираке и Сирии». От слов к делу перешли быстро и сформулировали это положение в заключительном документе, принятом по итогам саммита в Эр-Рияде. Главы государств и правительств из более 50 стран, принявшие участие во встрече в столице Саудовской Аравии, поддержали предложение о «формировании резервного воинского контингента для поддержки антитеррористических операций в Ираке и в Сирии». В документе указывается, что численность этого резерва составит 34 тысяч военнослужащих. Трамп уехал, а здесь никак не поймут, кто, собственно, пойдет воевать и умирать в Ирак и в Сирию, да ещё «за свой счет»? 34 тысячи бойцов – это не просто так собрать и обеспечить для войны… Но, американский же начальник всем сказал: «Разбирайтесь сами».Удивительно, но создание этого «арабского НАТО», как сходу обозвали проект в западной прессе, вдруг озаботило… Израиль. Там задали простой вопрос: а зачем собирать это арабское войско, если против терроризма эффективны не танки и авиация, а совсем иные силовые меры? «Против кого дружить будут?» Например, министр энергетики Израиля Юваль Штайниц (вербальные протесты, как правило, начинаются с менее заметных фигур) выразил обеспокоенность в связи с согласованием оборонных контрактов между США и Саудовской Аравией на 110 млрд долларов. «Associated Press» цитирует его слова о том, что израильские чиновники захотят «услышать объяснения» по этим соглашениям. «Это не та страна, с которой у нас есть дипломатические отношения, она по-прежнему враждебна для нас, и никто не знает, что будет в будущем», — заявил Штайниц. Да ещё, по мелочам, Трамп убедил саудитов выложить примерно 20 миллиардов долларов на… развитие экономики США. По договоренности, государственная нефтяная компания Саудовской Аравии «Saudi Arabian Oil Co.» (Saudi Aramco) планирует в ближайшие пять лет вложить 18 млрд долларов (!) на расширение своей деятельности в Америке, сосредоточившись на развитии своей американской «дочки» – нефтеперерабатывающей компании «Motiva Enterprises». Контрибуция? В общем, тихая радость саудов – откупились! – для израильтян не стала их счастьем. Окончание: "Идентификация Трампа" - 2     

21 мая, 06:34

Капитализация и объем торгов акциями на ведущих биржах планеты

В России с фондовым рынком все тухло и уныло, с 2011 года оборот торгов сократился примерно в два раза (сейчас около 30 млрд руб в день проходит) и регулярно свыше 50% оборота от всего рынка акций обеспечивают лишь две бумаги – Газпрома и Сбербанка. Если учесть прирост рублевой денежной массы, то оборот торгов на ММВБ наименьший за 12-15 лет. Все очень печальненько. Как в мире?В целом существует тенденция на снижение оборота торгов акциями на крупнейших биржах, но не столь радикально, как в России. Центром мировой ликвидности в 2017 году по торговле акциями предсказуемо являются США. С начала 2017 года до конца апреля среднедневной оборот на NYSE составил 63.6 млрд долл, а на бирже NASDAQ 43.6 млрд. Статистика НЕ затрагивает облигации, кредитные, денежные, валютные и производные инструменты, паи ETF или взаимных фондов. Только акции и ничего более.На втором месте Китай. Через биржу Shenzhen Stock Exchange проходит ежедневно 36 млрд и еще 30.6 млрд через Shanghai Stock Exchange. Но Китай по оборотам серьезно просел после управляемого сноса пузыря в 2015 году. Тогда Китай был самым ликвидным рынком планеты. В среднем за 2015 по всем биржам проходило свыше 165 млрд долл в день (около 80 млрд по каждой из биржи)!! Пиковый оборот превышал 380 млрд в день! Для сравнения, годовой оборот торгов в 2015 году на ММВБ был 140 млрд долл. А в Китае в день проходило в разы больше!Третье место стабильно у Японии – около 22 млрд долл в день в среднем за последние 4 месяца. Четвертое место у Великобритании. Через Лондон прокачивается около 9 млрд оборота в день.Euronext, объединяющий ведущие компании Западной Европы на 5 месте с 7 млрд оборота, что примерно в 10 раз меньше, чем только по одному NYSE.Полный список ведущих бирж планеты ниже.Зеленый цвет – Северная и Южная Америка, синий цвет – Европа, Африка и Ближний Восток, а оранжевый – Азия.Как видно, даже ЮАР (Johannesburg Stock Exchange), Турция (Borsa Istanbul), Бразилия (BM&FBOVESPA S.A.), Саудовская Аравия (Saudi Stock Exchange (Tadawul)) значительно опережают Россию по ликвидности рынка. Бразилия до 5 раз, ЮАР и Турция почти в 2,5-3 раза.Прогресс в создании МФЦ в России просто феерический. Капиталы так и прут, так и прут, что только и успевают останавливать. В принципе, данная статистика показывает, что российский финансовый сектор находится в достаточно деградационном положении, хотя финансовая инфраструктура (биржа и брокеры) развита хорошо. Крупным инвесторам российский рынок не может быть интересен по определению.Тут даже дело не только в исключительно низкой ликвидности (где только 2-3 бумаги соответствуют международным стандартам ликвидности), но и совершенно неприемлемые политические риски, полное отсутствие гарантии частной собственности и достаточно ущербная корпоративная культура в сравнении с западными компаниями.Что касается капитализации, то расклад такой:Капитализация акций, входящих в листинг биржи Nyse составляет свыше 20 трлн и 8.6 трлн на NASDAQ, японская биржа 5.2 трлн, а китайская 4.4 трлн. До сдутия пузыря китайский фондовый рынок был лишь в 2,5 раза дешевле всего американского рынка.Российский рынок оценивается в 610 млрд. Это, кстати, на 40% ниже, чем в ЮАР и почти на 30% ниже Бразилии! По формальным финансовым коэффициентам российский рынок является самым дешевым в мире, что безусловно положительно сказывается на перспективах удержания долгосрочных длинных позиций (по крайней мере для консервативных внутренних инвесторов), хотя это нисколько не гарантирует приход иностранных инвесторов в рынок.Такие дела…

15 мая, 08:26

Москва и Эр-Рияд снова спасают рынок нефти

Цены на нефть резко растут в понедельник на фоне того, что министры энергетики Саудовской Аравии и России заявили, что соглашение по сокращению добычи нефти будет продлено до марта 2018 г.

07 апреля, 22:00

Соблазнительная сделка

Статья Луизы Бойл в британском издании Daily Mail от 30 января 2013 года, которая показывает, откуда растут ноги у истории с бомбардировкой Шайрата.США "поддержали план нанести по Сирии химическую атаку и свалить вину на режим Асада"Электронные письма, просочившиеся в Сеть, возможно, доказывают, что Белый дом одобрил применение химического оружия в Сирии, пишет таблоид The Daily Mail. "В такой атаке можно было бы обвинить режим Асада, что, в свою очередь, подтолкнуло бы к применению иностранных войск в пострадавшей стране", - поясняет журналистка Луиза Бойл.Итак, в понедельник было опубликовано сообщение, где цитируется переписка по электронной почте "двух высокопоставленных сотрудников британской компании Britam Defence, выполняющей заказы правительства" (формулировки издания). "В письмах излагается план, "одобренный Вашингтоном", и разъясняется, что Катар профинансирует повстанцев в Сирии, с тем чтобы они применили химическое оружие", - говорится в статье.В декабре Обама заявил, что США не потерпят применения Асадом химического оружия против сирийцев. "По данным Infowars.com, письмо от 25 декабря отправил директор Britam по развитию бизнеса Дэвид Гулдинг, оно было адресовано Филипу Доути, основателю компании", - говорится в статье.Газета цитирует само письмо:"Фил... У нас есть новое предложение. Снова насчет Сирии. Катарцы предлагают соблазнительную сделку и клянутся, что идея одобрена Вашингтоном.Мы должны будем доставить в Хомс CW (аббревиатура, которая может означать chemical weapon - "химическое оружие". - Прим. ред.), химический снаряд (в оригинале g-shell) советского происхождения из Ливии, подобный тем, которые должны иметься у Асада. Они хотят, чтобы мы направили наших украинских сотрудников, которые должны говорить по-русски и сделать видеодокумент.Честно говоря, я не считаю, что это хорошая идея, но суммы предлагаются огромные. Каково твое мнение?С уважением, Дэвид".Газета сообщает: Britam Defence и Госдепартамент США пока не ответили на просьбу прокомментировать информацию.Кто же опубликовал эти электронные письма? "Малайзийский хакер, который также добыл резюме и копии паспортов топ-менеджеров через незащищенный сервер компании", - утверждает издание, ссылаясь на Cyber War News.Газета также напоминает: 28 января на брифинге для прессы в Вашингтоне был поднят вопрос о применении химического оружия. Представитель администрации заявил, что Соединенные Штаты вслед за международным сообществом "в отношении последствий применения химического оружия установили обычные "красные линии". Кроме того, блог The Cable журнала Foreign Policy (США) опубликовал несколько статей о депеше генконсула США в Турции, где сообщалось о расследовании версии, что сирийская армия применила химическое оружие в Хомсе в декабре https://www.inopressa.ru/article/23Jan2013/foreignpolicy/syria.htmlhttps://www.inopressa.ru/article/30Jan2013/dailymail/us_syria.html - цинкhttp://www.dailymail.co.uk/news/article-2270219/U-S-planned-launch-chemical-weapon-attack-Syria-blame-Assad.html#ixzz2JQtAaPt5 - оригинал публикации (на данный момент удален)http://web.archive.org/web/20130130091742/http://www.dailymail.co.uk/news/article-2270219/U-S-planned-launch-chemical-weapon-attack-Syria-blame-Assad.html - сохраненная копия публикации БойлВ общем, схема эта хоть и не нова, но как показывает практика, вполне работоспособна. Не исключено, что даже финансовые спонсоры у провокации теже самые - Катар и Саудовская Аравия (что делает бессмысленным подсчет американских расходов, скорее всего удар оплатят другие страны).Вот эти ребята.PS. C 0 часов 8 апреля Россия приостанавливает контакты с США по Сирии.PS2. И для тех, кто волновался, на заглавной картинке свежая карикатура от Гариссона, а так же его карикатура из 2013 года в качестве напоминания.

03 апреля, 07:51

Александр Хуршудов: Если экспортеров не устроит нынешний медленный рост нефтяных цен, то они сократят свои квоты в июне

В феврале ОПЕК сократил добычу нефти на 139,5 тыс барр./сут. При этом Саудовская Аравия утверждает, что в этом месяце она добывала 10,011 млн барр./сут, а из других источников следует, что эта цифра на 214 тыс барр./сут меньше. Кувейт и ОАЭ вместе потеряли ...

05 марта, 22:28

«Арабская весна». Закат

Такое впечатление, что энергия так называемой «арабской весны» сошла на нет, и перед нами раскрываются новые перспективы ближневосточной Истории. Перед нами – Закат той зловещей Игры по имени «арабская весна», что была затеяна в начале 2010-х годов в этом огромном и очень чувствительном для мировой политики регионе Планеты. Мы не будем здесь возвращаться к истокам трагедии «арабской весны». Напомним только несколько основных статей, где мы анализировали её причины и мотивы: «Вот нам и сказали правду», «”Арабская весна” - бессмысленная и беспощадная», «Халифат: Фейк? Реальность? Перспектива?», «В какие дебри завела «арабская весна». И как оттуда выбираться?», «Саудиты назвали инициаторов “арабской весны”». Почему мы предлагаем такое понимание ситуации – «закат»? Причин несколько.Первое. Цель «арабской весны» – хаотизация Ближнего Востока со стороны стран НАТО и их союзников в регионе – достигнута. Ливия, Сирия, Йемен пали жертвами «арабской весны», которая не принесла в эти страны «демократию» и «свободу», а оставила здесь сотни тысяч могил и разрушенную экономику. Более того, из региона «убежали» очень большие деньги в банки Запада, спасаясь от войны и бедствий, поддержав западную финансовую систему. Ливийский город после «демократических» бомбежек НАТОВторое. Каждое действие получает свое противодействие, поэтому на отпор хаотизации поднялись местные силы – в Сирии, в Йемене при поддержке Ирана, который в 2011 году был ещё сам под международными санкциями и занимал оборонительную позицию. Здесь надо заметить, что отказа США от санкций против Ирана два года назад мог быть связан с тем, что американцы, открыв Ирану новые возможности, просто завлекли его в «ловушку» многостороннего конфликта в регионе, усложнив на будущее задачу урегулирования. Теперь в сложной конфигурации интересов и противоречий присутствует и фактор Ирана. Третье. Приход России в Сирию для оказания помощи законному правительству САР в борьбе против интервентов ИГИЛ/ДАИШ, местных боевиков из «ан-Нусры» и других бандформирований стал поворотным пунктом в развитии ситуации. Такое решение Москвы стало для авторов «арабской весны» полной неожиданностью, они и потеряли нить управления хаотизацией, и по сей день не могут восстановить свои бразды правления.Четвертое. Избрание на пост президента США Дональда Трампа может иметь прямые последствия для продолжения американской Игры по имени «арабская весна». У США сегодня уже нет тех сил и даже потенциальных возможностей, чтобы продвигать этот «проект» далее. А усилий американских союзников в регионе явно недостаточно, чтобы разгромить Сирию, как они сделали с Ливией. Чистой победы здесь им, судя по всему, не видать. Пятое. Такая мощная сила региона, как Турция, после попытки государственного переворота летом 2016 года, за которым явно просматривался американский след, о чем заявлял сам Эрдоган, изменила свою политику в Сирии, и видит сегодня свою задачу, прежде всего, в том, чтобы утихомирить своих основных противников – курдов, а не «брать Дамаск», что было заметно на первых порах. При этом сейчас курдам прямо помогают американцы, что сильно раздражает Турцию и делает крайне маловероятным возращение Анкары на путь безоговорочной поддержки Вашингтона в регионе.Шестое. У авторов «арабской весны» уже нет столь мощных боевых формирований местных исламистов или интервентов-иностранцев, как было ещё два-три года назад, когда на Сирию обрушился скоординированный удар международных сил – одни платили, другие воевали. Седьмое. В руководстве арабских монархий произошла переоценка задач в связи с тем, что долгая политика по «свержению Асада» не принесла результата, а США готовы уйти либо решительно сократить здесь свое военное присутствие. С другой стороны, в регион вошла Россия, и в Москву уже выстроилась очередь из лидеров стран-противников Сирии. Восьмое. В регионе начали возникать новые коалиции, видящие свой интерес как в урегулировании и прекращении Хаоса, так и в переформатировании кризисной ситуации в иную форму, например, противостояния «Саудовская Аравия + Израиль vs Иран». Да, и такая перспектива появилась. Но, согласитесь, это уже очень далеко от собственно «арабской весны». Возможно, эксперты могут сформулировать ещё несколько ключевых пунктов для описания происходящего процесса «заката». Однако, на наш взгляд, всё указанное выше, говорит о том, что «арабская весна» пришла к той точке, когда Game Over. И… начинается новая Игра. А вот об этом, о некоторых деталях происходящих перемен, за которыми уже просматривается новая ближневосточная ситуация, наш материал.Пальмира наша!Сирийские правительственные войска при поддержке ВКС России освободили Пальмиру, доложил министр обороны Сергей Шойгу президенту Владимиру Путину. Российская авиация и Силы специальных операций внесли решающий вклад в разгром в Пальмире террористической группировки «Исламское государство» (ИГИЛ/ДАИШ, деятельность организации запрещена в России), заявил начальник главного оперативного управления Генштаба ВС России Сергей Рудской. Знаменитый сирийский исторический город Пальмира был освобожден, несмотря на постоянное увеличение числа боевиков, которые перебрасывались сюда из-под Мосула и Ракки. В ходе операции уничтожено более тысячи боевиков, добавил Сергей Рудской. Для сохранения исторического наследия удары в районе памятников не наносились, подчеркнул он.Освобождение Пальмиры в данном случае отличается от того, как этот город был уже взят под контроль силами Асада около года назад. Недавно исламисты захватили его снова в тот момент, когда правительственная армия Сирии штурмовала Алеппо. А теперь Алеппо под контролем властей САР, и Пальмира уже не будет сдана ИГИЛ. Более того, сил для наступления на восточные районы Сирии, где окопались бандиты, у Асада теперь, после освобождения Алеппо и Пальмиры, значительно больше. А это – уже переломный момент в войне. Некоторые обозреватели даже сравнили победу в Алеппо с победой в Сталинграде в начале 1943 года. Ещё один важный штрих к этой картине. ИГИЛ бежит из иракского города Мосул, где была его главная база, под напором армии Ирака, в рядах которой находятся американские советники. Бежит… в горы. Об этом открытым текстом говорит глава ИГИЛ/ДАИШ аль-Багдади. Этот главарь террористической группировки назвал «прощальным» свое обращение к боевикам, находящимся под его командованием. Он призвал их «укрыться в горных районах», сообщил телеканал «Alsumaria». По информации телеканала, аль-Багдади признал военное поражение ИГИЛ/ДАИШ в Ираке. Сейчас начинаются спекуляции относительно того, что ИГИЛ выбрали себе нового врага – Китай. Возможно, в этой информации есть доля правды. Однако, на сегодняшний день уже ясно, что «проект ИГИЛ» американцы закрывают, как закрыли несколько лет назад «проект Бен Ладен». Мы писали об этом в материале «Проект “Бен Ладен” закрыт». Агентуру свою янки снимают с довольствия (финансирования), а потом выбрасывают безжалостно. Вот и теперь, похоже, новый президент Соединенных Штатов Дональд Трамп начал исполнять своё намерение о борьбе с ИГИЛ/ДАИШ. Во время недавнего митинга в Орландо, штат Флорида, избранный президент США Дональд Трамп повторил свое предвыборное обещание «быстро» разгромить «Исламское государство». А это значит, что Дамаск получает весьма серьезную, хоть и косвенную, поддержку из Вашингтона, хотя об этом никто открыто в США не говорит. Это ли не ещё один штрих в картинку «заката» «арабской весны», к провоцированию которой именно американцы приложили свою руку? Мы же помним вояжи госсекретаря Хилари Клинтон по странам-жертвам «арабской весны». Вот она в бывшей Джамахирии за несколько дней до убийства Каддафи: И вот ситуация. Освобождение Пальмиры, судя по всему, уже окончательное, и это – прежде всего, удар по бандитам, что называется, «в лоб». Притом, что в те же часы они получают удар «в спину», когда аль-Багдади зовет своих боевиков «уходить в горы». Почему в горы? Видимо, по примеру Бен Ладена, прятавшегося от американской армии поначалу в афганском горном массиве Тора-Бора. Так что, картина вырисовывается следующая: силы у ИГИЛ на наступление в Сирии уже вряд ли остались, значит, главная ударная сила «арабской весны», использованная против Дамаска, «сдувается». И на этом участке ближневосточного противостояния наметился решающий перелом. Поэтому мы и можем говорить об «арабской весне», как о деле прошлом. Во всяком случае, на территории Сирии.Правда, возникает новая угроза эскалации – впервые произошло прямое столкновение армий Сирии и Турции в северной части САР, куда вошли турецкие войска, преследуя курдов. Под городом Эль-Баб турецкие войска столкнулись с сирийской правительственной армией. У населенного пункта Тадеф турецкий спецназ зачем-то попытался прорвать линию обороны САА при помощи бронетехники. В результате 15 сирийских солдат погибли, трое попали в плен, и двоих из них непонятно с какой целью активно демонстрируют по турецкому телевидению. Турецкий спецназ потерял одну бронемашину, ее захватили сирийцы, и примерно 40 человек убитыми и ранеными. С учетом того, что столкновение произошло несколько дней назад, и пока эскалации не отмечено, мы можем надеяться на благоразумие обеих сторон. Но, в любом случае, инцидент тревожный. Сирии совсем не нужен вооруженный конфликт с Турцией, а для самой Турции, имеющей немало проблем дома, во внутренней политике, война с Сирией уж совсем странный вариант. Освобождение Алеппо и Пальмиры, точнее, перелом в войне против терроризма на сирийской земле, получило весьма показательную реакцию со стороны «мирового сообщества», если под этим терминам подразумевать западные страны и их союзников, как они любят себя называть сами. Там – тишина.Как сообщают из Алеппо, целый ряд международных организаций не выполняют своих обещаний оказать содействие в восстановлении исторического центра этого сирийского города. Об этом заявил РИА «Новости» директор Департамента древностей города Халед Аль-Масри: «Нас в Алеппо посетили представители многих организаций, самая видная из которых — ЮНЕСКО, а также представители многих международные сообществ. Тем не менее, к настоящему моменту они не предоставили нам никакой помощи». Комментарии излишни…Ну, в ситуации, когда, как сообщает агентство «Рейтер», прекращены поставки военной помощи вооруженной сирийский оппозиции, координируемые со стороны ЦРУ, можно считать, что пока в этом месте счет 0:0 – ни для Алеппо, ни для вооруженной оппозиции западники денег не выделяют. Речь идет о жаловании, обучении, боеприпасах и в некоторых случаях противотанковых управляемых ракетах, которые получали от США группировки, входящие в Свободную сирийскую армию (ССА), на взносы со стороны Турции, Катара и Саудовской Аравии. Да, и реакция генерального секретариата ООН на освобождение Пальмиры отличается сейчас скромностью. Француз Стефан Дюжаррик, представитель генерального секретаря ООН, по этому поводу отметил, что во Всемирной организации «ждут уточнения гуманитарной ситуации в городе». Он также подчеркнул в ООН обеспокоены тем, что мирные жители не могут покинуть районы боевых действий в Сирии, при этом, по его словам, у представителей ООН нет широкого доступа к ним: «Мы только что видели сообщения (об освобождении Пальмиры), я попросил своих коллег предоставить последнюю информацию о гуманитарной ситуации».И это заявляют в день, когда из Пальмиры выгнали отряды ИГИЛ/ДАИШ, признанных в самой ООН террористами… Израиль выходит из тениМногие обращали внимание на то, что пока раскручивался маховик «арабской весны», со стороны Израиля было заметно некое напряженное ожидание: ни громких заявлений, ни зримых подвижек в отношениях с палестинцами, что для Тель-Авива является ключевым вопросом. Не было даже каких-то громких медийных акций для привлечения внимания, чем широко пользуются те страны и те руководители, которые хотят привлечь внимание «мирового сообщества». Не станем здесь приводить подобные примеры – их немало, и многие знают про то не понаслышке.Так вот, Израиль долго – по большому счету – молчал. И с Обамой у премьера Нетаньяху были отношения непростые, и у границ полыхала сирийская война, так что в Тель-Авиве терпеливо ждали момента для активизации и, вот, его дождались. И это тоже – маркер процесса завершающейся «арабской весны». Трудно припомнить, проявлял ли Израиль столь высокую активность в разгар «арабской весны»… Правда, Израиль сразу же получил «букет» проблем, которые как-то не проявлялись столь остро, пока здесь было тихо. О чем речь?Вот только несколько событий, последовавших в эти дни наряду с успешным, как считает израильский премьер Биньямин Нетаньяху, его визитом «к Трампу» в Вашингтон. О результатах визита – чуть ниже. А в начале – о проблемах. В Израиле услышали заявление Дональда Трампа о возможном переносе Посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, и стали громко это обсуждать. А затем Нетаньяху объявил в январе 2017 года о начале строительства на палестинских землях – на Западном берегу реки Иордан – тысяч новых домов для граждан Израиля.После этого в ООН выразили обеспокоенность. Как заявил официальный представитель генерального секретаря ООН уже известный нам Стефан Дюжаррик: «Мы вновь предупреждаем о недопустимости любых односторонних действий, которые могут служить препятствием для переговорного решения, основанного на создании двух государств, и призываем обе стороны вернуться к переговорам на основе резолюций Совета Безопасности и в соответствии с международным правом». Затем выступил Евросоюз. В его заявлении отмечается, что «ЕС в соответствии с недавно принятой Советом Безопасности ООН резолюцией 2334, считает израильские поселения на оккупированной палестинской территории незаконными с точки зрения международного права и осуждает недавние объявления о строительстве новых поселений».Специальный координатор ООН по ближневосточному мирному процессу Николай Младенов выразил глубокую обеспокоенность по поводу голосования в израильском парламенте: «Если этот закон будет принят, то он будет иметь далеко идущие правовые последствиям для Израиля и серьезно подорвет перспективы арабо-израильского мирного урегулирования». Сразу заволновались в Палестине. В руководстве Организации Освобождения Палестины (ООП) заявили, что после прихода к власти в Америке правительства Дональда Трампа кабинет Израиля издает уже третий указ о незаконном строительстве на палестинских землях, на Западном берегу реки Иордан, и «данные акции режима Израиля означают срыв компромиссных переговоров». МИД Палестины обвинил «многие страны мира во главе с Америкой», молчание которых «означают на самом деле зеленый сигнал правительству Нетаньяху продолжать захватывать палестинские земли».Не осталась в стороне и Франция, министр иностранных дел которой Жан-Марк Эйро назвал намерение Дональда Трампа перенести посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим «провокацией, которая будет иметь крайне тяжёлые последствия». Планы переноса посольства осудила и Иордания, министр информации которой Мохаммед Момани заявил, что перенос посольства может повлиять на отношения США с союзниками в регионе и подчеркнул, что подобный шаг может стать «красной чертой» для Иордании и «разожжёт исламские и арабские улицы», а также будет подарком экстремистам.Вот сколь резкой и показательной стала реакция на первые же шаги Израиля, где сегодня надеются на поддержку новой американской администрации. Не представляется ли Вам, что Израиль после долгой паузы «выходит из тени»? Во всяком случае, премьер Биньямин Нетаньяху был очень доволен результатами переговоров с Дональдом Трампом. После их встречи он объявил: «У Израиля нет лучше друга, чем Трамп». Отметим – не «США», а именно «Трамп». Что в какой-то степени объясняет паузу, взятую израильским руководством на период «арабской весны», которую разработала администрация США при президенте Буше-младшем и реализовала при президенте Обаме. Шерлок Хомс, пожалуй, оценил бы всё это, как «косвенные улики». Теперь добавим ещё некоторые подробности относительно приезда израильского премьера в Вашингтон – «к Трампу». Памятуя при этом, что как-то Нетаньяху появился в столице США вопреки отказу президента Обамы принять его с официальным визитом, и даже выступил в Конгрессе также вопреки воле главы американского государства. Поэтому избрание Д.Трампа для Израиля – это, безусловно, новые возможности. Послушаем, о чем говорили Дональд Трамп и Биньямин Нетаньяху на совместной пресс-конференции. Пресс-конференции «по окончании “арабской весны”». Новая политика нового президента США – новый расклад на Ближнем Востоке. Нет? Лидеры, в частности, сообщили, что обсуждают перспективы достижения «более крупной сделки» для мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Вот говорит Нетаньяху: «Я считаю, что большая возможность для мира исходит из регионального подхода. Из вовлечения наших новообретенных арабских партнеров в стремление к более широкому миру, как и миру с палестинцами».Со своей стороны, Трамп констатировал, что речь идет о «гораздо более крупной и, в определенном смысле, более важной сделке», чем все, что рассматривалось ранее. По его словам, в ней «участвовало бы много, много стран и она охватила бы очень большую территорию».Трамп отметил, что для достижения договоренности израильтянам придется «проявлять некоторую гибкость, что непросто». Однако, он считает, что «новая концепция, обсуждаемая уже некоторое время, позволяет им проявлять больше гибкости, чем в прошлом, поскольку общая картина теперь шире… На мой взгляд, им очень хочется заключить сделку. Иначе я бы здесь не стоял и не был бы настроен столь оптимистично».Пока и из этой «сделки» выявилось только то, что строительство израильских поселений на оккупированных палестинских землях вопреки решениям ООН только увеличивается… Чрезвычайно многозначительно заявление Нетаньяху относительно «наших новообретенных арабских партнеров». Кто бы это мог быть? Разберем ниже, а здесь поставим напрашивающийся вопрос: «Неужели, речь идет о новом «переформатировании» Ближнего Востока?» Тогда, при любых раскладах, это и есть – Game Over («Проект закрыт») для «арабской весны». Впереди – иные проблемы. Но, вот эту «весну» арабский мир, видимо, уже пережил. С невосполнимыми утратами… А теперь обратим внимание на слова Трампа о том, что речь на Ближнем Востоке идет о «гораздо более крупной и, в определенном смысле, более важной сделке», чем все, что рассматривалось ранее. По его словам, в ней «участвовало бы много, много стран и она охватила бы очень большую территорию». Как сейчас модно говорить: «Мы вас услышали». Но мы и вправе поставить вопросы по этому поводу: «Новая сделка – это новая коалиция? Во имя чего? С каким участием? С какими целями?» Некоторые детали «плана Трампа» по Ближнему Востоку – видимо, этот план существует хотя бы «вчерне» – раскрыл прессе высокопоставленный представитель Белого дома, которого не называют. Возможно, это – «прощупывание» (по-нашему) или «тестирование» (не по-нашему), реакции, в том числе, и реакции Москвы. Тем не менее «мы услышали»: неназванный (?) представитель Трампа сообщил журналистам, что новая американская администрация, в отличие от своих предшественников, не будет настаивать на решении палестино-израильского конфликта на основе концепции «двух государств».Ещё раз: новая американская администрация, в отличие от своих предшественников, не будет настаивать на решении палестино-израильского конфликта на основе концепции «двух государств». Это означает, что Вашингтон в лице нового президента США намерен переформатировать палестино-израильские отношения. Зачем? Судите сами – вот что предлагается.Последние четверть века принцип «два государства для двух народов» считался безальтернативным путем к достижению мира в регионе, был одобрен обеими конфликтующими сторонами и лежал в основе всех дипломатических инициатив, принимавшихся в работу международным сообществом. США готовы отказаться от принципа «двух государств для двух народов» при урегулировании палестино-израильского конфликта, если это поможет достижению мира, заявил представитель Белого дома: «Принцип двух государств, который не приносит мира — не та цель, которой кто-то хочет достигнуть. Мир — вот цель». Информационные агентства цитируют в связи с этим «разворотом» и слова генерального секретаря Исполкома Организации освобождения Палестины (ООП), официального представителя Государства Палестина на переговорах с Израилем Саиба Ариката: «Альтернативой двум государствам могло бы стать создание одного демократического государства, свободного от всякой религиозности, в котором бок о бок на равных живут мусульмане, христиане и иудеи». Одновременно с этим высокий палестинский представитель категорически отверг любые возможные изыскания на тему создания «Палестины на территории Синайского полуострова»: «Синай – египетская территория, и мы категорически отвергаем какие-либо измышления на этот счет». Итак, в треугольнике интересов Израиль-США-Палестина появляется «революционная идея», которая совершенно не совпадает с решениями ООН от 1947 (резолюция Генеральной ассамблеи ООН № 181 года) о создании в Палестине двух независимых государств – палестинского и еврейского, но весьма интересна с точки зрения материальной реализации этой новой идеи в условиях «пост-арабской весны». В условиях, когда палестинцам неоткуда ждать поддержки, поскольку все их союзники из числа арабских стран, поддерживавших палестинцев в конце ХХ века, «размазаны катком “арабской весны”». Израиль дождался, похоже, своего часа, чтобы решить «палестинский вопрос». А Трамп денег «подкинет». Нет? И кто после этого главный выгода-приобретатель «плодов» «арабской весны»?Продолжение "«Арабская весна». Закат" - 2

16 декабря 2016, 11:36

Приватизация "Роснефти": как это было

О подробностях приватизации "Роснефти", вкладе В. Путина и скрытых перспективах сделки рассказал Рустам Танкаев, генеральный директор "ИнфоТЭК - Терминал".

12 декабря 2016, 08:05

Сокращают все. Что будет с ценами на нефть?

Страны, не входящие в ОПЕК, присоединились к соглашению по сокращению объемов добычи нефти, и цены на "черное золото" устремились вверх. Что дальше?

01 декабря 2016, 15:28

Эксперт: ОПЕК наступила себе на горло

О противоборствующих кланах внутри картеля и перспективах выполнения договоренности о сокращении добычи нефти рассказал в программе "Курс дня" Рустам Танкаев, генеральный директор "ИнфоТЭК-Терминал".

16 ноября 2016, 17:30

Настоящее преступление, выявленное в письмах Хиллари Клинтон

Настоящее преступление, выявленное в письмах Хиллари Клинтон, отправленных с её личного почтового сервера, тщательно скрывалось, по крайней мере, до сих пор. Это преступный заговор – да, настоящий заговор – с целью скрыть некую информацию от американского народа и от всего мира. Это настолько опасно для тех, кто в нём замешан, что генеральный прокурор США и глава ФБР скрыли это, рискуя своей карьерой.Стоит обратить особое внимание на Хуму Махмуд Абедин (Huma Mahmood Abedin), неизменную компаньонку Хиллари ещё с тех времён, когда она была помощницей Хиллари в Белом доме в разгар скандала, связанного с Биллом Клинтоном, в начале 1996 г. Во время предвыборной гонки в США 40-летняя Хума Абедин являлась заместителем руководителя президентской предвыборной кампании Хиллари.Очевидно, Хума Абедин является единственным человеком, который имел полный доступ к личной учётной записи электронной почты Хиллари в период, когда Клинтон была госсекретарём, а Хума заместителем главы аппарата Клинтон. И, что просто поразительно и является явным конфликтом между личными и профессиональными интересами, работая в Госдепартаменте США и имея допуск к секретным документам, Абедин сотрудничала с Фондом Клинтона, который находится под следствием из-за злоупотребления Хиллари должностью госсекретаря, заключавшегося в спекуляции авторитетом взамен на многомиллионные «пожертвования» в фонд Билла. Среди основных жертвователей были правительства Саудовской Аравии и Катара, отнюдь не случайно являющиеся на сегодняшний день двумя основными источниками финансирования Фронта ан-Нусра Аль-Каиды (вашингтонской «умеренной оппозиции» Асаду) и ИГИЛ.Почему я считаю, что Хума Абедин, которая была близким другом Клинтон почти двадцать лет, с тех пор как ей было 19, находится в самом сердце преступного заговора, который можно считать «ещё более серьёзным чем Уотергейт»?Потому что Хума Абедин находится в центре преступной международной террористической сети, которая стоит за всеми основными исламистскими террористическими группировками, действующими в мире с тех пор как в конце 1970-х годов в рамках своей операции «Циклон» ЦРУ создало афганских моджахедов. Хума Абедин, правая рука человека, который мог стать следующим президентом США, является членом «Братьев-мусульман», а точнее «Сестёр-мусульман». И степень её влияния на Хиллари Клинтон, по сравнению со всеми приближёнными, просто невероятна.Хума Абедин с 1978 года, когда ей было 2 года, и до поступления в Университет Джорджа Вашингтона воспитывалась своими суннитскими родителями, Сайедом Зайнулом Абедином (Syed Zainul Abedin) и Салехой Махмуд Абедин (Saleha Mahmood Abedin) в Джидде, Саудовская Аравия.Хума и её семья переехали в Джидду, когда её отец Сайед, выходец из Индии, занял высокий пост в Министерстве по делам ислама правительства Саудовской Аравии. В Джидде отец Хумы основал журнал Journal of Muslim Minority Affairs. Запомните это название, так как оно занимает центральное место в истории Хумы.Наряду с этим Сайед Абедин на саудовские деньги основал дочерний исследовательский центр, Институт по делам мусульманских меньшинств (the Institute of Muslim Minority Affairs) в Джидде. По словам Валида Шебата (Walid Shoebat), бывшего члена «Братьев-мусульман», а ныне активиста движения за мир, «Абедины на протяжении десятилетий фактически работали на иностранное учреждение, Министерство по делам ислама правительства Саудовской Аравии, а не на американскую демократию, как утверждал президент Обама». В то время, когда Сайед Абедин занимал пост в правительстве Саудовской Аравии, оно, при поддержке ЦРУ, тесно сотрудничало с «Братьями-мусульманами», чтобы распространить своё феодальное ультрареакционное течение ислама по всему миру.Хума Абедин росла в колонии ссыльных семей «Братьев-мусульман», незаконно ввезённых в ультрареакционную Саудовскую Аравию Центральным разведывательным управлением США в 1950-х годах после того, как «Братья» совершили неудачную попытку убийства президента Египта Насера.Я подробно описал это объединение политически агрессивной организации «Братьев-мусульман» из Египта, основанной в 1920-х гг. Хасаном аль-Банной (Hassan Al-Banna), с ультра-феодальным ваххабитским течением ислама саудитов в моей недавней книге «Священные войны Западного мира». Там я подробно описываю секту Хумы Абедин. Две цитаты основателя «Братьев-мусульман», Хасана аль-Банны, демонстрируют истинную природу тайного общества культа смерти:«Аллах – наша цель; Пророк – наш лидер; Коран – наша Конституция; Джихад – наш путь; Смерть на службе Аллаху является нашим высочайшим желанием; Слава Аллаху; Аллах велик».– Кредо египетского «Общества Братьев-мусульман», Хасан аль-Банна«Победа может прийти только с мастерством "Искусства смерти". Мученическая смерть сражавшегося за установление нового Халифата является самым коротким и простым шагом от этой жизни к жизни после смерти».– Хасан аль-Банна, основатель «Братьев-мусульман»(В. Энгдаль “Священные войны Западного мира”)Немецкий психолог еврейского происхождения Арно Грюн (Arno Gruen), который бежал с семьёй в Нью-Йорк из нацистской Германии, всю жизнь изучал корни фашизма. Анализируя взаимосвязь между неблагополучным детством и теми людьми, которые жаждут войны и очарованы смертью, Грюн отметил: «Если смерть означает высочайшую степень безопасности для такого человека, то это то, чего он жаждет. Не случайно идеологии, которые выражают самое глубокое презрение к состраданию и преклоняются перед мужской мифологией силы и героизма, были и остаются фашистскими. И каждая из них прославляет смерть». (В. Энгдаль “Священные войны Западного мира”)Общество «Братьев-мусульман» Аль-Банны основано на такой же фашистской, жаждущей смерти идеологии. Оно во многом было смоделировано по образу других тайных обществ, таких как «Общество Иисуса» или СС Гиммлера в нацистской Германии. На самом деле, находясь во время Второй мировой войны в изгнании в Берлине, глава «Братьев-мусульман» того времени, Великий муфтий Иерусалима Амин аль-Хусейни (Amin al-Husseini) работал в тесном контакте с руководителем СС Генрихом Гиммлером, распространяя из Берлина разжигающие ненависть сообщения, провоцирующие антиеврейские бунты в Иерусалиме. В своей послевоенной автобиографии Великий муфтий писал: «Нашим основным условием сотрудничества с Германией была полная свобода в искоренении всех евреев в Палестине и арабском мире. Я попросил Гитлера позволить нам решить проблему с евреями приличествующим нашим национальным и расовым стремлениям образом, а также в соответствии с научными методами, применяемыми Германией в решении этого вопроса. На это я получил ответ: "Евреи – твои"». (В. Энгдаль “Священные войны Западного мира”)Семейные делаСегодня Хума Абедин печально известна среди американцев не из-за своих весьма важных и опасных политических связей с террористической сетью «Братьев-мусульман». Она известна как бывшая жена сексуально-озабоченного Энтони Винера (Anthony Wiener). На самом деле недавно конфискованный ФБР ноутбук, предположительно содержащий около 650 000 писем от Абедин, Хиллари Клинтон и, как сообщается, Барака Обамы, по имеющимся данным, был ноутбуком, который нью-йоркское отделение ФБР взяло у Винера, когда они расследовали обвинения в том, что Винер, вынужденный уйти в отставку с поста американского конгрессмена за рассылку интимных фотографий различным женщинам, отправил фотографию своего полового органа несовершеннолетней 15-летней девочке.Брат Хумы, Хасан Абедин (Hassan Abedin), занимал должность директора по развитию в Центре исламских исследований Оксфорда до 2010 года, работая под руководством духовного главы «Братьев-мусульман» и специалиста по международным связям, шейха Юсуфа аль-Кардави (Yusuf al-Qaradawi), наряду с Абдуллой Омаром Насифом (Abdullah Omar Naseef), основателем организации Rabita Trust, дочерней компании, финансируемой саудитами и находящейся под контролем «Братьев-мусульман», Всемирной мусульманской лиги, которая была классифицирована правительством США как глобальная террористическая организация особой категории, и чьи активы Министерство финансов США заморозило в связи с трагедией 11 сентября 2001 года. Насиф был и является председателем совета, а Карадави являлся членом совета, когда там работал Абедин. Кроме того, Хасан Абедин работал с саудовским принцем Аль-Валидом ибн Талалом (Alwaleed bin Talal) над проектом под названием «Распространение ислама на Запад».Тот же источник финансирования террористической Аль-Каиды, главная фигура «Братьев-мусульман», Абдулла Омар Насиф, вместе с отцом Хумы Абедин являлся соучредителем Института по делам мусульманских меньшинств в Саудовской Аравии в 1978 году.Милая мама АбединМать Хумы Абедин, уроженка Пакистана Салеха Махмуд Абедин, является главой женской ячейки «Братьев-мусульман». Салеха Абедин фактически является членом Совета руководящего штаба Международного исламского совета по вопросам миссионерства и помощи «Братьев-мусульман» наряду с лидером «Братьев-мусульман» Абдуллой Омаром Насифом, который играл ключевую роль и в Аль-Каиде, и в организации «Братьев-мусульман», тем же Насифом, который стал одним из основателей Института по делам мусульманских меньшинств в Саудовской Аравии вместе с Сайедом Абедином.Хотя организация, обеспечивающая финансовую поддержку Всемирной исламской лиги в США, Rabita Trust, была закрыта из-за связей с террористическими организациями, она до сих пор существует под названием Rabita al-Alam al-Islami. Салеха Абедин также является членом этой организации.Помимо этого Салеха является председателем Международного исламского комитета в поддержку женщин и детей (IICWC). IICWC в свою очередь является дочерней компанией Всемирной исламской лиги, контролируемой «Братьями-мусульманами». Устав IICWC был разработан духовным лидером «Братьев-мусульман», Юсуфом аль-Кардави.В речи, транслировавшейся в 2009 году на поддерживающем «Братьев-мусульман» телеканале Аль-Джазира в Катаре, Кардави заявил: «На протяжении всей истории Аллах поставил над [евреями] людей, которые бы наказывали их за коррупцию. Последний раз их наказал Гитлер. Сделав то, что он делал с ними – хотя они преувеличили этот вопрос – он сумел поставить их на место. Для них это было наказание, ниспосланное свыше...»Официальная политика IICWC поддерживает изнасилования в браке, браки в детском возрасте, женские обрезания и полигамию. Уставной документ Международного исламского комитета в поддержку женщин и детей (IICWC) Салехи Абедин гласит: «Криминализация женских обрезаний полностью противоречит мусульманским законам, которые не предусматривают такого запрета, это было подтверждено доктором Юсуфом аль-Кардави, который был одним из составителей устава...»В 2010 году, тогда же, когда она собиралась запустить волну цветных революций «арабской весны» в Египте, Тунисе, Ливии и Сирии, госсекретарь Хиллари Клинтон посетила женский колледж Дар Аль-Хекма в Джидде, портовом городе на берегу Красного моря в Саудовской Аравии. Её принимала мать Абедин, доктор Салеха Махмуд Абедин. В то время Салеха Абедин, мать ближайшей соратницы Хиллари и хранителя почти 650 000 писем, которые в настоящее время изучаются ФБР, была заместителем декана колледжа. Она была одним из основателей колледжа вместе с Ясином Абдуллой Кади (Yaseen Abdullah Kadi) – саудитом, который в 2000 году в резолюциях Совета Безопасности ООН был назван подозреваемым в сотрудничестве с террористической сетью Усамы бен Ладена, Аль-Каидой. Колледж Салехи также получал поддержку со стороны членов семьи бен Ладена.Хума Абедин никак не отдалилась от своей семьи, входящей в организацию «Братьев-мусульман». Она является неотъемлемой её частью. Хума работала помощником редактора журнала Journal of Muslim Minority Affairs, главным редактором которого была её мать, Салеха, а брат, Хасан Абедин, был младшим редактором. Хума присоединилась к журналу, основанному её покойным отцом, также связанным с «Братьями-мусульманами», в 2002 году и официально числилась в штате до сентября 2008 года, вскоре после ухода заняв высокую должность в Администрации Обамы в качестве помощника госсекретаря Хиллари Клинтон. В 2002 году, в то время, когда она стала работать в журнале своей матери, признанный террорист, одна из ключевых фигур организации «Братья-мусульмане», Абдулла Омар Насиф являлся членом редакционного совета журнала.Кроме того, в 1997 году, когда она была студенткой в Университете Джорджа Вашингтона и работала стажёром у Хиллари Клинтон в Белом доме, Хума Абедин входила в состав исполнительного комитета университетского филиала Ассоциации студентов-мусульман (MSA), самой влиятельной мусульманской студенческой организации в Северной Америке, основанной в 1963 году членами организации «Братьев-мусульман». В то же время Хума Абедин, заместитель руководителя президентской предвыборной кампании, которая на протяжении многих лет была приближённой Хиллари Клинтон, работала помощником редактора в журнале Насифа.Настоящий «заговор правых сил»Происходящее вокруг этого скандала сейчас, следовало бы назвать «Хума-гейтским скандалом», так это настоящий «заговор правых сил», как Хиллари Клинтон любит называть всех недоброжелателей.Хума Абедин явно сыграла ключевую роль в союзе разведывательного сообщества США, Пентагона и Госдепартамента с всемирной суннитской тайной террористической организацией «Братьев-мусульман».В свете исследований, которые я провёл, чтобы изучить истинную природу «Братьев-мусульман» и их отношений с обладающими «тайной властью» разведывательными сетями США для моей книги «Священные войны западного мира», мне совершенно очевидно, что именно этот Хума-гейтский заговор, который Белый дом и аппарат Клинтон отчаянно пытаются скрыть, является реальной причиной неуклонной поддержки бывшим президентом Бараком Обамой и его госсекретарём Хиллари Клинтон, а позже Джоном Керри, установления режима «Братьев-мусульман» вследствие начавшихся в 2010 году операций по смене режимов под названием «арабская весна». В этом кроется причина того, что Белый дом Обамы был в ярости, когда президент Египта, занявший место Мубарака (Mubarak), Мухаммед Мурси (Mohammed Morsi), член «Братьев-мусульман», был отстранён от власти в результате военного переворота под руководством генерала Аль Сисси (Al Sissi).Именно Хиллари Клинтон Обама в 2010 году передал ведущую роль, чтобы она могла контролировать государственные перевороты, устроенные «Братьями-мусульманами» по всему исламскому миру. Именно заместитель главы аппарата Клинтон Хума Абедин в то время была связана с «Братьями-мусульманами» и рьяно выступала за свержение ливийского лидера Муаммара Каддафи, лютого врага «Братьев-мусульман», даже когда Обама и его министр обороны проявили нежелание воевать.Именно Клинтон выступала за свержение египетского лидера Хосни Мубарака и его замену лидером «Братьев-мусульман» Мухаммедом Мурси. Именно она настаивала на непосредственном участии США в сирийской гражданской войне, в том числе и в вооружении сирийских повстанцев, объединившихся с Аль-Каидой, которые сегодня называются ИГИЛ.Настоящий скандал, связанный с 650 000 писем Хиллари Клинтон и Хумы Абедин, скрытых в одном или нескольких ноутбуках в доме Энтони Винера, бывшего мужа Хумы Абедин, состоит не в том, что Хиллари могла солгать под присягой в деле о передаче своих электронных писем. Настоящий скандал заключается в том, что самые разрушительные тайны невидимого правительства Америки о том, что его параллельное «глубинное государство» действует бесконтрольно, по меньшей мере со времён вице-президента и бывшего главы ЦРУ Джорджа Буша-старшего, в 1980-х годах, могут стать достоянием общественности. Если это произойдёт, «вся королевская конница, и вся королевская рать» будут обвиняться в государственной измене, если не хуже. Это как раз может стать подходящим моментом для того, чтобы начать чистку авгиевых конюшен, известных сегодня как политический Вашингтон.Автор Уильям ЭнгдальСтатья на сайте издательства СеладоСледите за нашими публикациями в соцсетях:

20 октября 2016, 22:57

Экономика. Курс дня. Эфир от 20 октября 2016 года

Мягкость без конца: Марио Драги рассказал, что обсуждалось на заседании ЕЦБ. И что не обсуждалось: точное время сворачивания программы количественного смягчения. Сэкономили на дебатах: Трамп и Клинтон рассказали, как их экономические программы сберегут для страны деньги и обеспечат рост. Это, конечно, на словах. $55 за баррель: столько будет стоить нефть по мнению Игоря Сечина. Очень похожие цифры накануне озвучил министр нефти Саудовской Аравии Халид Аль Фалих. Совпадение?

20 октября 2016, 05:29

Коалиция без союзников

Саудовская Аравия с начала «арабской весны» – один из главных наряду с Катаром и Турцией возмутителей спокойствия на Ближнем и Среднем Востоке переделывает регион под себя со значительным перенапряжением сил и немалым риском для собственного будущего. Проблема престолонаследия в преддверии смены поколений и прихода к власти не сыновей, а впервые в истории КСА внуков основателя династии создает различные варианты для дестабилизации ситуации в королевстве, вплоть до его развала в не самой отдаленной перспективе.

18 октября 2016, 23:42

Экономика. Курс дня. Эфир от 18 октября 2016 года

Ставка на технологии и на покупку технологий. Об этом говорил Владимир Путин на съезде "Деловой России". Обсудим тему и с генеральным директором Агентства по технологическому развитию Максимом Шерейкиным. Нефть по 50-60: именно такой диапазон Саудовская Аравия назвала достаточным и для бюджета и для развития мировой экономики. Джанет Йеллен дала пищу для ума. Послушав главу ФРС, Bank of America советует перекладывать деньги из облигаций – в реальные активы.

18 октября 2016, 07:34

Коалиция без союзников: Эр-Рияд может остаться один на один с надорвавшейся экономикой (Евгений Сатановский)

Внимание прессы привлекают в первую очередь действия КСА в сирийской гражданской войне, где саудиты поддерживают радикальную исламистскую оппозицию, лоббируя на Западе свержение президента Асада. Между тем политика Эр-Рияда все больше буксует не только в Сирии, но и в Йемене, сталкивается с нарастающим раздражением соседей и союзников, включая Оман и Египет. Да и для самого королевства последствия могут быть непредсказуемыми, что в полной мере касается Ирака. Рассмотрим ситуацию с текущим положением и региональными проектами Саудовской Аравии, опираясь на работы экспертов ИБВ П. П. Рябова и Ю. Б. Щегловина. Боевики выходят, но остаются По данным отечественных экспертов, американские и саудовские спецслужбы договорились о предоставлении боевикам запрещенного в РФ «...

03 октября 2016, 12:57

JASTA – мина под Америку и мировую финансовую систему

В мае сего года Сенат США единодушно проголосовал за принятие закона JASTA (Justice Against Sponsors of Terrorism Act) – «Правосудие в отношении спонсоров терроризма». Новый акт дал право родственникам погибших в катастрофе 11 сентября 2001 года американских граждан выдвигать иски против властей Саудовской Аравии с требованиями компенсации понесенного ущерба.  Далее история развивалась следующим образом. 9 сентября законопроект был одобрен...