• Теги
    • избранные теги
    • Компании399
      • Показать ещё
      Разное351
      • Показать ещё
      Формат133
      Страны / Регионы522
      • Показать ещё
      Международные организации38
      • Показать ещё
      Люди126
      • Показать ещё
      Издания53
      • Показать ещё
      Показатели50
      • Показать ещё
      Сферы1
18 января, 13:01

Доллар по 59. Что дальше?

Вчера биржевой курс доллара впервые за полтора года (с июля 2015-го) опустился ниже 59 рублей. Немного о возможных причинах такого снижения позиций американской валюты на рынке и дальнейших перспективах.Кто-то называет нынешнее снижение кратковременным, кто-то говорит о переломе тренда и предсказывает на обозримое будущее чуть ли не 40 руб./$. Кто тут прав — покажет время, но факт остаётся фактом: на вчерашних торгах Московской биржи самая "дешёвая" сделка была заключена на уровне курсов июля 2015-го — 58,96 руб./$, что на 4,3% ниже курса начала первых торгов года (61,60 руб./$). Позже доллар немного "отыгрался", и сессию завершили на 59,36. Но и эта отметка заметно ниже уровней ноября-декабря прошлого года. На фоне снижения доллара на мировых рынках вчера в очередной раз подорожали нефть (до $56,52 за баррель Brent) и золото (до $1213 за тройскую унцию — это максимум с 23 ноября).Помимо рубля доллар упал вчера и по отношению к другим валютам. Так, курс евро/доллар поднялся на 1% и впервые с начала декабря составил $1,07/евро, а британский фунт подорожал на 2,7%. По отношению к корзине из 6 валют, с которыми у США максимальный товарооборот, доллар упал на 1,1%, его индекс снизился до минимума за последние 7 недель — 100,47 пункта. Таким образом потери американской валюты с начала года на этом направлении увеличились до 4%.Многие эксперты связывают вчерашнее падение доллара с выступлением Трампа и сделанными им заявлениями, многие из которых были негативно восприняты участниками рынка. В то же время мнения о том, как курсы поведут себя дальше, разделяются. Так, опрошенные "Ведомостями" эксперты предсказывают рублю дополнительное небольшое укрепление в пределах 0,5-2 рублей, отмечая, что такая ситуация будет сохраняться недолго (до конца января, с меньшей вероятностью — до конца I квартала), а дальше может произойти "откат" в район 60 руб./$ или даже выше.Главный валютный стратег инвестиционного банка Saxo Bank Джон Харди придерживается противоположного мнения. В комментарии для сайта Bankir.ru он связывает имеющуюся нестабильность доллара с отсутствием чёткого понимания экономической политики, которую планирует вести новая администрация США, но считает, что в ближайшее время доллар будет укрепляться.Комментируя для "Давыдов.Индекс" сложившуюся на валютном рынке ситуацию, доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банкового дела РАНХиГС Сергей Хестанов отмечает, что вряд ли укрепление рубля будет долгосрочным: "Не стоит забывать, что бюджет РФ примерно на 60% зависит от поступления экспорта. Соответственно любые сильные изменения экспортных цен заметно влияют на пополнение бюджета. В этих условиях простейший способ снизить дефицит бюджета — ослабить рубль. Кроме того, ослабление рубля помогает экспортёрам и тем российским товаропроизводителям, которые конкурируют с импортной продукцией. При таких бенефициарах понятно, что любые значимые проблемы бюджета будут решаться за счёт ослабления рубля. Уверенности в том, что рубль будет укрепляться долго, к сожалению, не очень много. Сегодня курс доллара упал ниже 59 рублей, но сохранится ли крепкий рубль в течение полугода, года или двух лет — очень большой вопрос. К сожалению, структура российской экономики такова, что и для экспортёров, и для федерального бюджета слабый рубль гораздо более желанен, чем рубль сильный."Другой наш эксперт, экономист и активист ОНФ Евгений Змиев (Краснодар), также негативно воспринимает укрепление рубля, но и в чрезмерном усилении доллара он тоже видит некоторую опасность: "Падение курса доллара ниже 59 рублей можно считать не временной радостью, а скорее всего, долгой грустью, потому что наша экспортозависимость бюджета от объёма продаж и цен на энергоресурсы никуда не делась. Соответсвенно, чем крепче рубль, тем за то же количество проданных нефти и газа и за то же количество полученных долларов мы получаем меньше рублей, а значит, меньше налогов и меньше доходов. Если долго продержится такой крепкий курс рубля, то это исключительно негативно ударит как по бюджету, так и по экономике, и производственной активности в стране. Сейчас мы находимся в такой точке перегиба, когда дальнейшее укрепление рубля приведёт к исключительно негативной ситуации в бюджете и в экономике России. Однако резкое и быстрое обратное ослабление рубля (девальвация), возвращение к уровню 70-80 рублей за доллар будет болезненным и неожиданным как для населения, так и для бизнеса и породит сильные колебания в нашей экономике. К сожалению, иллюзия спокойствия остаётся только иллюзией, развязка будет достаточно быстрой и жёсткой и, как всегда, неожиданной для нас."Ну, как-то так.Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале «Давыдов.Индекс».Ссылки в тему:Доллар обвалился после заявлений ТрампаКурс доллара опустился ниже 59 рублейОбзор валютного рынка: фунт ждет новостей по Брекзиту, доллар падает

17 января, 20:20

Trump Takes On The Deep State

Submitted by Saxo Bank's Michael McKenna via TradingFloor.com, Donald Trump engages in war of words with outgoing CIA head Trump policies on trade, foreign policy depart from longstanding norms Past events point to policymaking powers beyond elected officials Russian relations a major sticking point between Trump, much of gov't Aggressive stance towards China could result in enormous market volatility Last Sunday, US president-elect Donald Trump launched one of his now-trademark series of broadsides against the CIA, claiming that the latest series of leaks concerning his alleged misuse of a Moscow hotel suite previously occupied by president Barack Obama was a “complete fraud”. Trump then compared the US intelligence regime to Nazi Germany in a tweet that called the leak, which alleged various colourful activities involving prostitutes, “fake news […] one last shot at me”. The tweet heard 'round the intelligence world. The incoming president had already been warned against taking on the CIA by no less than Democratic Senate Minority Leader Chuck Schumer, who said on January 2 that Trump was being “really dumb” by taking on the CIA, adding that “you take on the intelligence community, they have six ways from Sunday at getting back at you”. Last Sunday, outgoing CIA director John Brennan told press that he took “great umbrage” at Trump’s words, noting that Trump, who has repeatedly stated his intention to improve ties between the US and Russia, “has to understand that absolving Russia of various actions that it's taken in the past number of years is a road that he, I think, needs to be very, very careful about moving down”. Given that Trump’s plans regarding Russia have been opposed by Democrats, Republicans, and the intelligence community alike, his actions have been interpreted as an assault on what some term “the deep state,” or the collection of policymakers (both elected and not) that guide US policy in certain long-term directions. According to Saxo Bank head of forex strategy John J Hardy, “the deep state” is shorthand for a force within Washington that is able to guide the US' ship of state over periods of time longer than presidential terms, and at times despite the stated intentions of elected officials. If Trump has indeed embroiled himself in a conflict with this entity, then, what does that mean for his policy plans and for the post-Inauguration markets? The international order On October 31, 2016, the Financial Times endorsed Democratic Party candidate Hillary Clinton for US president, stating that “the international order of the past 70 years is fraying, maybe even breaking down”, and claiming that “only one candidate has the credentials” to renew the post-World War Two circumstance of American leadership. In the FT’s view, what some have dared term a “Pax Americana” (apologies to Vietnam, Libya, Iraq, Syria, and others) is imperilled by an increasingly assertive China, a weakened post-Brexit European Union, and an “emboldened Russia”. This past weekend, president-elect Trump was out with what Hardy termed a series of “loose cannon” remarks wherein he lashed out against various key supports of the international order that the FT hoped Clinton would protect. One of Trump’s most controversial strikes was against the North Atlantic Treaty Organisation, the military alliance first established as a bulwark against the Soviet Union and then against the Soviet-led Warsaw Pact alliance. In an interview published January 15, Trump told German daily Bild (paywall, in German; Zero Hedge overview here) that “Nato is obsolete,” adding that “[certain] countries aren’t paying what they should” in terms of the organisation’s upkeep costs. This, of course, flies in the face of current US foreign policy, which since the dissolution of the Soviety Union in 1991 has expanded Nato to include Poland, Hungary, the Czech Republic, Bulgaria, Estonia, Latvia, Lithuania, Romania, Slovakia, Slovenia, Croatia, and Albania. Even as the US prepares for Trump’s inauguration Friday, the Washington-led alliance is deploying thousands of troops and a corresponding amount of weaponry to Poland in a move that Kremlin spokesman Dmitri Peskov says “threatens our interests, our security”. For Russia, no love Trump’s stated desire to improve relations with Russia is perhaps the most significant contrast between his policy plans and established bipartisan norms. In the wake of his election, the US’ largest journals of record immediately advanced the claim, backed by the Office of the Director of National Intelligence, that the Kremlin had “hacked” the US vote. On December 9, 2016, the Washington Post cited unnamed sources in support of its claim that “the CIA has concluded in a secret assessment that Russia intervened in the 2016 election to help Donald Trump win the presidency”. While the phrase “hacking the vote” might reasonably lead one to suspect that Moscow had tampered with the actual ballot count, the issue was in fact the series of leaked emails from the Democratic National Committee and Clinton campaign chair John Podesta that showed evidence of massive corruption within the campaign and the party, including references to “pay-to-play” appointments, collusion with major media outlets to favour Clinton, and an awareness that US allies Saudi Arabia and Qatar were supporting ISIS and other radical Sunni groups in the Middle East. Homs, Syria: The US has admitted to lending tacit support to ISIS, Al-Qaeda and other radical groups in its efforts to oust Syrian leader Bashar al-Assad. Photo: iStock WikiLeaks head Julian Assange has denied that the emails were provided by Russia or any other “state actor”. On October 3, 2016, Politifact quoted cybersecurity firm Taia Global CEO Jeffrey Carr as stating that he believes the “vast majority” of the Podesta emails released were genuine. In this case, then, the partisan divide centres on the fact that some US voters were more concerned about the emails’ content, while others were more alarmed by the source. But though the war of unvetted documents from unverified sources continues, Russia is far from the only sticking point between Trump and the FT’s "international order". The populist threat On June 15, 2016, the FT endorsed the "Remain" vote in the UK’s Brexit referendum, stating that leaving the European Union would damage "the coherence of the West". This argument, like the venerable journal’s endorsement of Hillary Clinton, went unheeded by voters. The twin upsets of Brexit and Trump represented a crushing defeat for an international order that has long pushed free trade, free movement of persons and capital, and a general favouring of the global and general over the local and particular, as the best way to deal with the challenges posed by an increasingly interconnected planet. At last year’s Davos summit, luminaries like Eurasia Group president Ian Bremmer, former Italian PM Mario Monti, and then-French PM Manuel Valls said a Brexit vote was highly unlikely. At the same conference, the prominent historian and Stanford fellow Niall Ferguson said that “by the time we get to March-April, it’s all over,” adding “I’m really looking forward to […] Trump’s humiliation”. As it turned out, it was the Davos consensus that was humiliated throughout 2016, with Trump rubbing salt in their Brexit wounds Sunday by stating that “The UK is smart to leave [the EU]… if you ask me, more countries will leave […] people, countries want their own identity”. The fog of war Underscoring his ability to infuriate both Democrats and Republicans, Trump also told Bild that the US’ decision to invade Iraq under Republican president George W. Bush “may have been the worst in US history”. It is important to remember at this point that the Iraq War, for all the popular dissent present in 2003, was supported by both Hillary Clinton and Bernie Sanders as well as 213 of 225 Republican representatives. Although president Obama, who was not a senator at the time of the Iraq resolution, voiced his opposition to the invasion at the time and campaigned against Clinton in 2008 on an anti-Iraq war platform, The New York Times reported in September that around 5,000 US troops remained in Iraqafter eight years of Obama’s presidency, or twice as long as the US’ involvement in World War Two. The long war. Photo: iStock Given Obama’s fiery anti-Iraq campaign trail rhetoric, then, and despite his series of high-profile "withdrawals", US involvement in that war was apparently able to persist despite the president’s stated intentions, a circumstance that at least implies a more persistent force within Washington that is able to pursue geopolitical and/or ideological goals independent (to some degree) of the wishes of the president, who in the US is also the commander-in-chief of the country’s military. If this persistent force can be termed “the deep state”, and if its façon d´être is to pursue strategic goals with some independence from elected officials and by extension the US public, then Trump appears, with both his policy plans and his customary fiery rhetoric, to have placed himself directly in its crosshairs. What will this mean for his presidency then, given Trump’s apparent isolation from longstanding US policy norms, strategic plans, and bipartisan agreements concerning trade, the economy, and war? Inaugurating volatility Since Trump’s election, equity markets and the dollar embarked on a rally that is only recently beginning to fade. This surge, known as “the Trump trade”, saw a multitude of assets gain value based on expectations of economic stimulus and infrastructure investment from the Trump administration. Recently, however, concerns regarding a potential gap between Trump’s stated plans and the likely reality of his administration have brought USD lower and raised the prices of safe-haven assets such as gold and the Japanese yen. The main question in markets’ collective mind now appears to be whether Trump will in fact have the latitude to depart from longstanding norms concerning free trade, involvement in Middle Eastern wars, and the US’ wary-to-hostile relationship with Moscow. Domestically, the main points of contention between Trump and the Washington consensus surround issues of protectionism and tax/spending policy. “If Trump continues to stick to a strongly protectionist line, which raises corporate uncertainty on where to concentrate investment,” says Hardy, “this will likely boost USD as it risks further US rate hikes if fewer foreigners are interested in or able to own US Treasuries and because it means a shortage of dollars in the world as the US’ trade deficit might shrink”. Hardy cautions, however, that such a policy trajectory would be “dangerous for the world as the US is still the world’s global reserve currency without peer – though its days are numbered.” On the tax and spending front, Hardy says Trump will have a harder time given resistance from legislators, but notes that the president-elect’s ability to reach out to the general public via his (in)famous Twitter account could result in lawmakers running into hard opposition from their own constituents. “Imagine Trump calling out specific congressmen and their willingness to risk their constituent’s health to protect drug companies’ pricing schemes […] this specific issue will be wildly popular across all lower- and medium-income people”, states Saxo’s head of forex strategy. In terms of foreign policy, which is perhaps the largest bone of contention between Trump and what one might either choose to call “longstanding policy norms” or “the deep state,” depending on both one’s partisan inclinations and perceptions of the individuals involved, the US’ relations with geopolitical rivals Russia and China are perhaps the largest risk factors for investors wary of volatility. In the former case, Trump’s rhetoric concerning détente with Moscow is already heavily priced into the USDRUB rate, says Hardy – a market movement that flies in the face of the CIA’s, the Democrats’, and the Republicans’ portrait of Russian president Vladimir Putin as a dangerous dictator who must be opposed and contained. Concerning the latter, Trump’s demands for an end to subsidies of major Chinese industries, a stronger yuan, and military access to the South China Sea (one of his most controversial first moves as president-elect was a phone call with Taiwan) could prove an even more major sticking-point for his regime. Beijing is extraordinarily unlikely to depart from its stance regarding Taiwan, and what it sees as its ownership of the South China Sea. Photo: iStock If China is unwilling to meet Trump halfway on some or all of these measures, says the Daily Reckoning’s Jim Rickards, “Trump is prepared to impose tariffs, border adjustment taxes and other penalties on Chinese imports,” with the same publication’s Dave Gonigam stating that “the problem is that Trump will make demands Chinese leaders can’t possibly meet — even halfway”. If this comes to pass, says Hardy, “it will aggravate market volatility greatly.” The great divider The role of the deep state in markets’ reaction to the Trump presidency then, will likely prove complex and subtle. Given the intelligence community’s apparent willingness to delegitimise the incoming president via leaked information that The New York Times (which gave Hillary Clinton a very strongly worded endorsement prior to the election) termed both “unverified” and “unsubstantiated”, and given the persistence of Washington’s traditional stances regarding the linked issues of trade, China, Russia, and war, Trump’s decision to take on the “deep state” may make it a great deal harder for him to push through the immigration, trade, and foreign policy directives that 62,979,879 Americans voted for. There is little doubt that Trump’s presidency will be an extremely volatile phenomenon within the group of bodies that constitute institutional Washington. Whether this translates into market volatility, in Hardy’s view, depends on which policies Trump can advance from rhetoric into law. In the Saxo forex chief's opinion, however, much of this dispute will not come down to ideology or strategy, but rather to Trump’s unique temperament. “I don’t think we’ll see gridlock in the traditional sense, “ says Hardy; “Trump doesn’t care one iota about partisanship, he only cares about his ratings. If a given action increases his ratings, all else will be sacrificed – everything." "You gotta break some eggs to make an omelette, people. We have the best omelettes at Trump Tower. I love eggs!" Photo: iStock

Выбор редакции
17 января, 16:33

Доллар по-прежнему чувствует себя неуверенно на мировом валютном рынке - Saxo Bank

Американский доллар продолжил снижаться после трехдневных выходных в США без каких бы то ни было видимых причин, возможно, в ожидании инаугурации Трампа в пятницу, констатирует главный валютный стратег инвестиционного банка Saxo Bank Джон Харди.

Выбор редакции
17 января, 14:35

Saxo Bank: Макроэкономический обзор на 1 квартал 2017 года: Рынок облигаций на распутье

Смена базовых фундаментальных факторов на мировом уровне и уход от количественного смягчения через кредитно-денежную политику в сторону фискальных стимулов формируют условия для роста доходности в 2017 году. Облигации находятся на распутье. Вероятно, в этом году, впервые с 2011 (если не считать краткий эпизод 2013 года), доходность по 10-летним гос. облигациям США преодолеет отметку 3% и продолжит расти. Этот прогноз основан на изменении базовых фундаментальных факторов в мировой экономике в конце 2016 года, а также уходом от количественного смягчения через кредитно-денежную политику в сторону фискальных стимулов, например, в США. Последствия растущей инфляции на мировом уровне будут весьма существенными за счет появления ряда других факторов: Общее ожидаемое ускорение роста приведет к возникновению сдерживающих факторов для экономики США и ряда европейских стран, что улучшит возможности ценообразования. На смену негативным инфляционным последствиям низких цен на нефть (особенно, после падения к 26 долларам за баррель) придут нейтрально-положительные, при этом нефть подорожает от текущего уровня в 50 долларов за баррель. В сочетании с другими компонентами (включая рост цен на продукты питания) это подтолкнет инфляционные индексы выше, а доходность по американским гос. облигациям, соответственно, приблизится к 3%. Не исключено, что мы недооцениваем глобальные последствия ускоренного роста в ряде регионов, в первую очередь это относится к ожиданиям на развивающихся рынках, которые могут вырасти на фоне улучшения экономических условий на развитых рынках в сочетании с укреплением курса доллара и удорожанием сырья. Дорога в ад? Значит ли это, что в 2017 году нужно держаться подальше от облигаций? Вовсе нет. Однако тут важно найти правильное сочетание кредитной премии и срока действия актива, при этом мы полагаем, что нужно ориентироваться в первую очередь на премию, поскольку доходность во всем мире приближается к крейсерской высоте в районе 3% (если ориентироваться по 10-летним гос. облигациям США). Вероятность того, что на остальных рынках облигаций повторится кризис 2013 года, невелика. Общий позитивный прогноз, в том числе и по развивающимся рынкам, создаст благоприятные финансовые условия, при этом ЕМ-сегмент выиграет за счет увеличения инвестиционных потоков и благоприятных фоновых условий. Европейский центральный банк, скорее всего, будет придерживаться политики количественного смягчения по меньшей мере до конца первого квартала 2017 года, и вряд ли станет намекать на возможное сворачивание стимулов, однако общее сочетание QE в Европе и других политических мер (включая новые фискальные политики в США) на фоне растущей инфляции обеспечит благоприятные условия для спредовых финансовых продуктов, которые будут показывать хорошую динамику, несмотря на постепенный рост доходности. Главный фактор риска для этого сценария - значительное укрепление доллара, инфляционный шок (крайне маловероятен) и неопределенность в отношении экономического роста Китая. Сыграет ли Драги в Гудини? Доходность в США уже выросла и, скорее всего, на этом не остановится, соответственно, если в первом квартале сохранится позитивная динамика, возникнет вопрос: что в этой ситуации будет делать глава ЕЦБ Марио Драги?  При наиболее благоприятном раскладе возможно быстрое улучшение в Европе за счет роста доллара, разгона мировой экономики и предполагаемых фискальных политик, которые помогут ускориться европейскому корпоративному сектору. В то же время, фактическая и ожидаемая инфляция, в конечном счете, вырастет, вытолкнув Драги из зоны комфорта его нынешней программы количественного смягчения. Проблема в том, как смягчить этот процесс? Избежать резкого роста базовой доходности в Европе будет очень сложно, даже при максимально плавном подходе, при этом последствия будут нарастать как снежный ком по мере увеличения пропасти между миром QE и реальным миром. Драги использует свои навыки, чтобы добиться максимально плавного перехода "любой ценой", и тем самым покажет трюк Гудини в своей интерпретации - для этого потребуется много разговоров и чуть-чуть иллюзии. Таким образом, мы придерживаемся осторожного прогноза по доходности в Европе, будем избегать государственных облигаций и других неспредовых инструментов с долгим сроком погашения. В первом квартале стоит придерживаться инструментов с высокими спредами - в корпоративном сегменте США или на развивающихся рынках - а также европейских бумаг с близким сроком погашения с акцентом на кредитных премиях. В целом нужно формировать комплексный и диверсифицированный портфель, уделяя внимание возможностям хеджирования. В конце первого квартала могут появиться новые возможности - учитывая затянувшийся рост на фондовом рынке и, соответственно, доходности, этот момент будет благоприятным для полномасштабной игры на рынке облигаций.

Выбор редакции
Выбор редакции
15 января, 12:00

Сценарии и прогнозы: Прогноз на 1 квартал 2017 года - добро пожаловать в 1970-е

Уважаемые дамы и господа! В разделе "Сценарии и прогнозы" опубликован обзор Стина Якобсена, старшегоэкономиста Saxo Bank, "Прогноз на 1 квартал 2017 года: добро пожаловать в 1970-е" . ...Все это очень сильно напоминает 1970-е, когда американская политика ориентировалась на интересы большого бизнеса, границы закрылись, началась рецессия (1973-75), а режим доллара можно было охарактеризовать знаменитой фразой Коннэли, сказанной европейским министрам финансов на заседании Большой Десятки в Риме: "Доллар наша валюта, но ваша проблема". Это убило Бреттон-Вудскую систему и спровоцировало девальвацию доллара на 20%... Предлагаем вамознакомиться с этим

Выбор редакции
13 января, 18:00

Сценарии и прогнозы: Прогноз на 1 квартал 2017 года - добро пожаловать в 1970-е

Уважаемые дамы и господа! В разделе "Сценарии и прогнозы" опубликован обзор Стина Якобсена, старшегоэкономиста Saxo Bank, "Прогноз на 1 квартал 2017 года: добро пожаловать в 1970-е" . ...Все это очень сильно напоминает 1970-е, когда американская политика ориентировалась на интересы большого бизнеса, границы закрылись, началась рецессия (1973-75), а режим доллара можно было охарактеризовать знаменитой фразой Коннэли, сказанной европейским министрам финансов на заседании Большой Десятки в Риме: "Доллар наша валюта, но ваша проблема". Это убило Бреттон-Вудскую систему и спровоцировало девальвацию доллара на 20%... Предлагаем вамознакомиться с этим материалом .

Выбор редакции
12 января, 02:20

ZeroHedge: Нефть сдувают-надувают несмотря на массивные запасы, самый большой скачок в добыче за последние 20 месяцев

ZeroHedge: Crude Dumps'n'Pumps Despite Massive Inventory Builds, Biggest Jump In Production In 20 MonthsНа прошлой неделе были массивные запасы продуктов (и нефть сокращалась), API предложил дополнительный рост запасов перед Минэнерго США, которые подтвердили даже больше, чем ожидалось запасов по сырью, бензину и дистиллятам. WTI гэп вниз ускорился, поскольку объём добычи нефти в США с мая 2015 года вырос больше всего. Тогда алгоритмы решили, что пришло время прорвать цены на нефть вверх (возможно по показаниям сильного спроса)...APIБензин +1.53 млн/барр (+1.5 млн/барр ожидание)Кушинг -187 тыс/баррБензин +1.69 млн/баррДистилляты +5.48 млн/баррDOEБензин +4.097 млн/барр (+1.5 млн/барр ожидание)Кушинг -579 тыс/барр ( +100 тыс/барр ожидание)Бензин +5.023 млн/барр (+2.75 млн/барр ожидание)Дистилляты +8.356 млн/баррСамый большой рост запасов с ноября и ещё одна неделя самых массивных запасов бензина и дистиллятов… 13.4 млн/барр увеличение всех нефтепродуктов, за последнюю неделю самый большой еженедельный прирост с апреля 2015 года. Отметим:U.S. CRUDE WEEKLY CRUDE IMPORTS RISE TO HIGHEST SINCE 2012: EIA U.S.DISTILLATE STOCKS REACH HIGHEST WEEKLY LEVELS SINCE OCTOBER 2010: EIAСпрос, отчасти, улучшился на прошлой неделе, после удручающих показателей за последнюю неделю 2016 года. За последние четыре недели потребление идёт со скоростью 19.5 млн/барр в день, что на 1.3% выше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Тем не менее, рост спроса на бензин является слабым, но потребление дизельного топлива улучшается.Цены на сырую нефть подскользнулись на этой неделе, помимо всего прочего, на опасениях роста добычи нефти в США, которые подорвались на последней неделе… Самый большой рост с мая 2015 года. Общая реакция была огромным гэпом вниз по нефти... Но тогда взялись машины... Саудовский выход сдержался создать «ситуацию, когда хорошие новости не сумели остановить фиксацию прибыли», говорит Оле Хансен, руководитель товарной стратегии Saxo Bank. «В краткосрочной перспективе я поддерживаю мнение о том. что риск падения является самым большим из-за ликвидации лонгов».Как отмечает Bloomberg Хавьер Блас, сначала взяли цифру с определённой долей скептицизма. В конце года фактор тумана в районе Хьюстона исказил цифру.Говорит, что энергетический рынок США ещё демонстрирует признаки восстановления равновесия, по нефти, дистиллятам и бензину, все запасы увеличиваются. Общие запасы подскочили на 13.4 млн баррелей, больше всего в районе года. Это отличная новость для медведей.Быки, в качестве причины, взяли лучшие показатели спроса, однако.Плюсуем — мотивируем автора на переводы ZeroHedge :)

Выбор редакции
11 января, 18:39

Crude Dumps'n'Pumps Despite Massive Inventory Builds, Biggest Jump In Production In 20 Months

After last week's massive product builds (and crude draw), API suggested additional builds ahead of DOE data which confirmed even bigger than expected builds in Crude, Gasoline, and Distillates. WTI gapped lower on the print then accelerated lower as US crude production rose by the most since May 2015. Then the algos decided it was time to rip oil prices higher (perhaps on indications of stronger demand)...   API Crude +1.53mm (+1.5mm exp) Cushing -187k Gasoline +1.69mm Distillates +5.48mm DOE Crude +4.097mm (+1.5mm exp) Cushing -579k (+100k exp) Gasoline +5.023mm (+2.75mm exp) Distillates +8.356mm Biggest crude build since November and another week of massive builds in gasoline and distillates...The 13.4 million barrel increase in total U.S. crude and refined products stocks last week is the biggest weekly gain since April 2015. Notably: U.S. CRUDE WEEKLY CRUDE IMPORTS RISE TO HIGHEST SINCE 2012: EIA U.S. DISTILLATE STOCKS REACH HIGHEST WEEKLY LEVELS SINCE OCTOBER 2010: EIA Demand improved somewhat last week, after a dismal performance in the last week of 2016. Over the last four weeks, consumption ran at a rate of 19.5 million barrels a day, up 1.3 percent over the same period of a year ago. Still, gasoline demand growth is lacklustre, but diesel consumption is improving. Crude prices have slipped this week on, among other things, concerns of rising US crude production which exploded higher in the last week...The biggest surge since May 2015   The overall reaction was a huge gap lower in crude... But then the machines took over... Saudi output curbs create “situation where good news fails to halt profit-taking,” says Ole Hansen, head of commodity strategy at Saxo Bank. “In the short-term I maintain the view that the downside risk is the greatest due to the threat of long liquidation” As Bloomberg's Javier Blas notes, first take the numbers with a certain degree of scepticism. Year-end factors plus fog in the Houston area are distorting the figures. Said that, the U.S. energy market is yet to show signs of rebalancing, with crude, distillates and gasoline stocks all increasing. Total stocks jumped 13.4 million barrels, the most in nearly a year. That's great news for the bears. The bulls took better demand figures as a reason to buy, however.

Выбор редакции
11 января, 16:55

Пара евро/доллар по-прежнему не в состоянии четко определиться с направлением - Saxo Bank

"Основные валютные пары с участием доллара нервничают в ожидании сегодняшней пресс-конференции Трампа, которая может вновь запустить ралли доллара или же обусловить его дальнейшее отступление. Недавняя относительная стойкость евро отчасти объясняется ослаблением фунта и, соответственно, покупками кросса евро/фунт. Вчера пара сменила вектор движения, однако пара евро/доллар США по-прежнему не в состоянии четко определиться с направлением, застряв между 1,0670 (потенциальный триггер движения к 1,0800/50) и 1,0450 (этот уровень начинает сигнализировать о нейтрализации повышательных рисков)", – отмечает главный валютный стратег Saxo Bank Джон Харди.

Выбор редакции
11 января, 15:50

Saxo Bank: Пробудит ли Трамп рынки от спячки?

Основные валютные пары нервничают в ожидании пресс-конференции избранного президента Дональда Трампа, который может анонсировать задачи будущей политики своей администрации, приступающей к работе через девять дней.

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
11 января, 12:09

Steen Jakobsen on 'The Nixon Doctrine', Trump, Equities, Gold

Steen Jakobsen, CIO and Chief Economist for Saxo Bank pinged me regarding "The Nixon Doctrine", Trump, Equities, Gold, and major events in his life. There were three "major events" and one of them is happening now.

10 января, 09:32

В Дании озвучили самые невероятные экономические прогнозы на 2017 год

Датский Saxo Bank поделился самыми неожиданными предсказаниями на 2017 год в сфере экономики, которые могут изменить мировую финансовую систему.

Выбор редакции
Выбор редакции
08 января, 14:05

Инвестиционные стратегии на 2017 год

Уже 11-й год сайт Plan.ru продолжает публикацию ежегодных подборок инвестиционных стратегий.Стратегии на русском языке - ссылки под катом 6 штук для приятного чтения в последний новогодний выходнойМВФ: Перспективы развития мировой экономики (окт 2016).UBS: Решающий этап? Неотложные вопросы. View 2017.Альфа Капитал: Инвестиционные стратегии 2017.Промсвязьбанк: Стратегия по российскому рынку акций на 2017 год.Велес Капитал: Стратегия на рынке ОФЗ в 2017.SAXO BANK: Шокирующие предсказания на 2017 год. (New!)

06 января, 00:05

Разлад в Европе и Китай на перепутье. Неожиданные прогнозы на 2017 год

Какие шокирующие сценарии, по мнению экспертов, могут произойти с мировой экономикой в 2017 году, рассказывает АиФ.ru.