• Теги
    • избранные теги
    • Люди872
      • Показать ещё
      Компании977
      • Показать ещё
      Разное487
      • Показать ещё
      Страны / Регионы237
      • Показать ещё
      Международные организации31
      • Показать ещё
      Издания103
      • Показать ещё
      Формат20
      Сферы10
      • Показать ещё
      Показатели18
      • Показать ещё
10 февраля, 13:49

Кого могла лишиться Америка? 7 великих иммигрантов

Глава Apple Тим Кук не раз высказывался против политики Трампа по вопросу мигрантов. Мы решили вспомнить тех иммигрантов, которые сыграли важную роль в развитии экономики Америки, которых страна могла бы лишиться из-за закона о запрете на иммиграцию.

10 февраля, 13:49

Кого могла лишиться Америка? 7 великих иммигрантов

Глава Apple Тим Кук не раз высказывался против политики Трампа по вопросу мигрантов. Мы решили вспомнить тех иммигрантов, которые сыграли важную роль в развитии экономики Америки, которых страна могла бы лишиться из-за закона о запрете на иммиграцию.

07 февраля, 22:03

Tech Stock Roundup: Industry Comments on Visa Ban

Visa ban comments from a large number of technology companies that have become increasingly dependent on tech talent from abroad.

07 февраля, 04:01

Tech vs. Trump war over immigration intensifies

Shortly after his election victory, Donald Trump assembled executives from tech giants including Amazon, Apple and Google for a meeting at Trump Tower meant to mend fences with the industry, pledging: “We're going to be there for you."Just two months later, those same companies are going to war with the White House.By barring visa-holders from a slew of Muslim-majority countries, Trump has reopened his intense political rift with Silicon Valley and darkened any prospects for collaboration with a tech sector that’s crucial to economic growth — and had shown some early signs of cooperation. In response to Trump’s immigration directive, the Valley’s biggest players in recent days have issued sharp rebukes, backed public protests and filed legal salvos over a policy they regard as an imminent threat to their industry.Late Sunday, a group of more than 100 companies, including Apple, Facebook, Microsoft and Twitter, told a federal court the order “makes it more difficult and expensive for U.S. companies to recruit, hire, and retain some of the world’s best employees.” Those and other companies are expected to affirm their opposition in a letter to Trump that will be sent soon, sources said.Such an outpouring of political opposition is rare for a tech sector that normally cultivates Democratic and Republican allies in equal measure in Washington. And the standoff could intensify if Trump signs orders that take aim at other immigration programs — like the H-1B high-skilled visas that tech has come to rely on to fuel its workforce.In another warning shot, to be sent in a different letter to Trump on Tuesday, a group of investors and tech firms including Ron Conway, a Valley venture capitalist, and companies like Pinterest and Venmo, write that they're "deeply troubled" by Trump's current and proposed orders on immigration."We believe these actions are both morally and economically misguided, and will inflict irreversible harm on the startup community and America’s ability to compete globally," they wrote.A White House spokeswoman did not respond to a request for comment.Under pressure from their employees, tech executives reacted swiftly to Trump’s order targeting seven Muslim-majority countries. Apple CEO Tim Cook, Google CEO Sundar Pichai and scores of other leaders from Airbnb to Uber blasted the president after he signed it — and offered aid to employees affected by the new travel restrictions. Some in tech were quick to point out that the father of the late Apple CEO Steve Jobs came from Syria, one of the countries on the list. At Google, Pichai joined a protest alongside roughly 2,000 employees, as did the search giant's co-founder Sergey Brin. Brin, who came to the U.S. as a refugee from the Soviet Union as a child, also took part in a demonstration at San Francisco International Airport. Others, like LinkedIn founder Reid Hoffman, have ramped up their political activism in the wake of Trump’s immigration order. And Uber CEO Travis Kalanick withdrew from an economic advisory group formed by Trump just hours before it was set to meet Friday, saying his participation had been misinterpreted as support for the White House.Amazon, Airbnb, Google, Uber and others began coordinating strategy in earnest last week. After an off-the-record gathering of these and other tech representatives in the Bay Area, they set about crafting an official legal paper, opposing the immigration order, which they filed in a San Francisco court on Monday. The decision now rests in the hands of the three judges on the 9th Circuit Court of Appeals, which is deciding whether to sustain a stay that keeps the government from enforcing the order — or grant the Trump administration’s request to toss it.In recent days, prominent Republicans have urged tech leaders to hold their fire. On stage before an audience of tech engineers in Washington, for example, House Majority Leader Kevin McCarthy urged the industry to give Trump the "benefit of the doubt" on the order. Days later, Rep. Marsha Blackburn (R-Tenn.) — who advised Trump as part of his transition team — attributed the tech industry's opposition to the fact they "probably don’t understand" the policy.Even before the election, however, the Valley’s prominent executives sent plenty of signals that they would do battle with Trump if he turned his immigration rhetoric into policy. Apple withdrew from the GOP convention nominating him for president, citing his comments about immigrants and minorities. And Facebook CEO Mark Zuckerberg, without mentioning Trump by name, took aim at his support for a wall along the Mexican border — a statement that drew the outrage of the Trump campaign.Once Trump became president, tech companies tried to engage him constructively. The meeting at Trump Tower in late December broached the subject of immigration, sources said at the time. Apple’s Cook huddled privately with Jared Kushner, the president’s son-in-law and one of his top advisers, at a dinner in D.C. last month, and later met with lawmakers who will be key to any tax reform in Congress, sources told POLITICO. Eric Schmidt, the executive chairman of Google’s parent company, paid Kushner a visit for lunch in January.Some of the tech industry’s leading voices in Washington believe there’s still plenty of opportunity for Trump and the tech industry to find some common ground. "My sense is that on the surface it may seem like [the gap] is widening, but that’s in part because there’s always an ebb and flow to engagement and relationships with administrations," said Dean Garfield, the president of the Information Technology Industry Council, which represents Apple, Facebook, Google and other tech giants. Garfield said the tech sector already had connected with the Trump administration constructively on tax and manufacturing issues, to name two. "We’ll speak up where we have something important to say and where there’s work to be done," he said, adding he is "hopeful the president and the administration sees it that way as well."But Trump’s travel restrictions could cause long-term problems with tech. For one thing, Trump’s pick for attorney general, Sen. Jeff Sessions (R-Ala.), is a public opponent of the country’s current high-skilled immigration programs, which tech companies have lobbied for years to expand.Sessions has previously threatened to investigate companies' use of H-1B visas, in particular if they're displacing U.S. workers, and, if confirmed, he could use his perch at the Justice Department to launch such probes. He’s also directed criticism at Zuckerberg and his immigration reform group FWD.us in speeches on the Senate floor.The Trump administration has contemplated a second executive order — circulating among Washington insiders — that could greatly restrict how the tech industry obtains H-1Bs. Others in tech fear Trump might cancel the Deferred Action for Childhood Arrivals program, clouding the fate of thousands of immigrants brought to the U.S. illegally by their parents who had been allowed to stay and work under the Obama administration. If either occurs, “You can expect to see a similar response if there are [executive orders] that are just as bad and target different aspects of the immigration regime,” said Evan Engstrom, the leader of Engine, a nonprofit that helped organize startups' forthcoming letter.Ashley Gold contributed to this report.

07 февраля, 01:02

Corporate America tackles Trump

Major American companies are increasingly willing to take on the new president publicly — despite the risk of a backlash.

03 февраля, 21:09

A 'City on a Hill' as a Fortress in a Moat

The notion that one form of prejudice can defeat another is an illusion.

03 февраля, 12:17

Как добиться успеха в своей жизни

Секреты успеха от величайших мастеров своего делаДля своей новой книги «Мастерство» Роберт Грин изучил биографии гениев, проштудировал интервью современных мастеров и много лет проводил собственные психологические исследования.Грин утверждает: человек запрограммирован на успех и совершенствование. Обладая самодисциплиной и последовательно выполняя определённые шаги, практически каждый может стать выдающимся мастером в избранной области.Мы приводим здесь основные положения книги в кратком изложении:Шаг 1. Найди задачу своей жизни Многие люди чётко знают, что именно у них лучше всего получается. Но часто на пути к этой сфере деятельности встают другие люди. Так вот — первый важный шаг на пути к мастерству — это поверить самому себе; понять, что в вас есть такого уникального и самостоятельно выбрать направление, в котором вам хотелось бы строить свою карьеру.Леонардо да Винчи нашёл себя не только как художник, ребёнком он удовлетворял своё детское любопытство касательно всего, что было ему интересно, и, став взрослым, превратился в специалиста в огромном количестве совершенно разных сфер — от архитектуры до анатомии.Вместо того чтобы пополнить армию специалистов в области, где и так не протолкнуться, найдите нишу, в которой сможете занимать господствующее положениеЛегендарный нейробиолог  В. Рамачандран  когда-то долго искал и не мог найти «свою тему». И только когда начал изучать фантомные боли, возникающие после ампутации конечностей и другие редкие мозговые нарушения, то обнаружил явления, над которыми с увлечением работает вплоть до сегодняшнего дня.Так что найдите идеальную нишу для себя и не сдавайтесь.Сопротивляйтесь, если вам пытаются навязать неподходящую для вас дорогу и используйте свою злость как мотивациюКогда Моцарт был совсем маленьким, отец возил его с концертами по всей Европе. Потом у ребёнка обнаружился ещё и композиторский талант, но деспотичный родитель попытался его подавить. Но Моцарт сумел пойти против воли отца и стал великим композитором.Нами довольно часто движут ложные цели — деньги, слава, одобрение окружения.Не пренебрегайте увлечениями детстваТо, что в детстве поражает и восхищает — это, как правило, не просто проходящее увлечение, а сигнал, на который стоит обратить внимание, чтобы выбрать верную дорогу в жизни. Марию Кюри, например, завораживали инструменты в лаборатории её отца.Шаг 2: Найдите идеальный для себя способ обученияЧарльз Дарвин всегда учился так себе. Во всяком случае, во время обучения в школе распознать в нём будущего гения было практически невозможно.  Аудиторные занятия наводили на него тоску, гораздо больше ему нравилось наблюдать за образцами в живой природе. Когда у него появился шанс войти в состав экспедиции в Америку, он чуть его не упустил. Однако именно это путешествие позволило Дарвину найти дело своей жизни и создать одну из наиболее значительных теорий за всё время существования науки.Мы часто чувствуем себя зависимыми он педагогов. Но иногда именно опыт и самостоятельное исследование может изменить нас и привести к настоящему мастерству.Наблюдайте, экспериментируйте и непрестанно практикуйтесьНаблюдениеВам не обязательно производить на людей впечатление. Но обязательно за ними наблюдать. Если вы разберётесь, как устроено то, чем вы пытаетесь заниматься, то сможете стать первым.Практика, практика, и ещё раз практикаНаш мозг приспособлен для совершенствования навыков. Повторяя одно и то же снова и снова, мы укрепляем связи между нейронами и активизируем «зеркальные» нейроны головного мозга, которые играют ключевую роль в процессах имитации и обучении языку. Это одна из причин, по которой невозможно разучиться ездить на велосипеде.ПробуйтеВы не поймёте, что вы что-то умеете, пока не попробуете это сделать. Пробуйте — только так вы сможете действительно чему-либо научиться.Ставьте обучение выше денег, чтобы как можно меньше зависеть от других людейВместо прибыльной и занимающей всё время коммерческой деятельности, Марта Грэм взялась за низкооплачиваемую работу педагога, благодаря которой у неё оставалось время тренироваться и развивать собственное новаторское направление в танце.В конце концов, это позволило ей стать для своей области таким же революционером, как Пикассо для живописи.Самая высокооплачиваемая и требующая полной отдачи работа не оставляет возможности для тренировки, обучения и наставничества. Такая работа потребует от вас удовлетворения интересов других людей.Не бойтесь возвращаться к более низкому положению, если это даст вам возможность чему-нибудь научитьсяОдарённый лингвист Дэниел Эверетт не мог выучить язык народа пираха, проживающем в отдалённом районе Бразилии, у Амазонки. Этот язык ставил в тупик исследователей на протяжении многих лет. Эверетт не мог его освоить, потому что подходил к нему с позиции превосходства — как лингвист и христианский миссионер.Ему удалось освоить этот язык только когда он стал учить его как один из детей пираха -зависимый от племени, признающий свою ограниченность, низкое положение и необходимость в  поддержке более опытных членов племени.Когда вы пытаетесь освоить новую для себя область, вам необходимо учиться как можно скорее. Предубеждения и чувство превосходства препятствуют этому обучению.Постоянно практикуйтесь и будьте готовы к сопротивлению и болиВключённый в Баскетбольный Зал славы Билл Брэдли подходил для баскетбола только по росту. Он был недостаточно быстрым, не мог высоко прыгать и никакими другими данными, необходимыми для успеха в этой игре, тоже не блистал. Но он практиковался не меньше трёх часов после школы каждый день, все выходные, привязывал дополнительный вес к своим ботинкам и закрывал картонками нижнюю часть своих очков, чтобы двигаться, не видя мяч. Это стало основой его образа жизни.Тренировки «на сопротивление» могут оказаться вдвое эффективнее, чем те, что достаточно комфортны.Метод проб и ошибок — самый верныйПола Грэма всегда завораживали компьютеры. Он бился над решением сложных задач, терпел неудачу за неудачей, но попыток не оставлял. В результате появилась компания Ycombinator, которая финансирует интернет-стартапы с перспективными, с точки зрения развития и воплощения, идеями.Обучение не должно быть формальным. Вы должны протаптывать свою собственную тропинку, вырабатывая свой уникальный стиль обучения.Впитывайте всё, что может дать вам ваш учительПостроив правильные отношения ученик-учитель,  вы найдёте самый эффективный и быстрый путь обучения. Таким образом вы получите возможность сосредоточиться на одном совершенном источнике знаний вместо того, чтобы разрываться среди многих. А следовательно, сможете освоить то, что потребовало бы от вас целой жизни, за относительно небольшой отрезок времени.Выбирайте учителя, который ставит перед вами сложные задачиКарл Юнг боготворил Фрейда как пионера в своей области, но не принимал определённые положения его теории. Будучи его учеником, он сумел лучше понять свои собственные расхождения во взглядах с Фрейдом, многому научился и отточил формулировки собственный идей.Чем требовательнее ваш педагог к другим, тем больше пользы он может принести вам.Впитайте знания вашего учителя и меняйте их по-своемуПианист Гленн Гульд был самым перспективным учеником знаменитого Альберто Герреро. Гульд моментально схватывал всё, чему Герреро его учил, но перерабатывал эти знания совершенно по-своему. В 19 лет он начал самостоятельную карьеру, но даже много лет спустя Герреро распознавал в игре ученика свои секреты, полностью усвоенные, но основательно переработанные собственным гением ученика.Учиться у великого человека дело не простое — у вас может возникнуть страх, что сделать лучше или хотя бы так же невозможно. Преодолевайте этот страх, впитывая в себя все правила, а затем выходя за их пределы.Шаг 4. Развивайте социальный интеллектСерьёзной помехой в вашем деле может стать неумение общаться с другими. Идея, что человек может быть настолько хорош в своём деле, что у него не будет необходимости ладить с окружающими — большая ошибка. Окружающие могут оказать помощь, а могут оказаться непреодолимой преградой на пути к вашей цели. Мастера используют навыки общения, чтобы расширить свои возможности.Принимайте критику и постарайтесь использовать людей облечённых властью на пользу своего делаИгнац Земмельвейс был одним из основоположников антисептики — техники, которая могла спасти миллионы жизней ещё при жизни учёного. Однако при жизни учёного его идеи были отвергнуты сильными мира сего — из-за высокомерия, с которым он общался. Земмельвейс умер в нищете и одиночестве в возрасте 47 лет.Не пренебрегайте общением с теми, кто находится у власти. В противном случае ваш гений может пропасть ни за грош.Работайте над собственным  образомХудожница Тереза Фернандез могла затеряться среди других и остаться не замеченной среди своих коллег-мужчин. Но работая не только над своим творчеством, но и над собственным образом, она добилась популярности и добилась большого успеха.В обществе мы все носим маски. Помните об этом и вы сможете использовать любую ситуацию в свою пользу.Терпите дураков и учитесь их использоватьНемецкий писатель и поэт Иоганн Вольфганг Гёте какое-то время в юности провёл при дворе одного герцога, где ему приходилось общаться с ограниченной и мелочной публикой. Гёте сумел использовать этот опыт для создания образов своих произведений.Дураков слишком много, чтобы общения с ними можно было полностью избежать. Не опускайтесь до их уровня.Шаг 5. Развивайте пространственное мышление и будьте смелымПосле того, как период обучения заканчивается, большинство старается использовать для работы установленные, проверенные и привычные правила.Ключ к настоящему мастерству — отрицание всякого консерватизма и смелость в принятии решений.Впитайте в себя всю возможную информацию и прислушайтесь к интуиции.Мозг так устроен, чтобы в нём постоянно возникали связи. Когда мы чересчур сосредоточены на какой-либо задаче и слишком напряжены, то мозг может просто отказаться работать. Мастера читают и впитывают всё, что может помочь мозгу совершить прорыв.Луи Пастер говорил: «Случайные открытия делают только подготовленные умы».Пытайтесь смотреть на привычные вещи по-новомуСамые креативные умы сопротивляются естественному желанию всё упрощать. Меняя угол зрения, можно добиться поразительных результатов.Создатели поисковой системы Google Ларри Пейдж и Сергей Брин увидели иначе то, что казалось единственно возможным и привычным: их не устраивали результаты, выдаваемые поисковыми системами, которые в то время сортировали выдачу по количеству упоминаний искомых терминов на странице.  Пейдж и Брин придумали определять актуальность сайта по количеству и важности страниц, которые ссылаются на этот сайт.Не позволяйте нетерпению разрушить ваши планыАмериканский джазовый музыкант Джон Колтрейн добился успеха далеко не сразу. То, что он делал, было скорее имитацией, чем инновацией. Однако, после многих лет впитывания чужих стилей и освоения чужих техник, он научился смешивать всё это и получать нечто совершенно уникальное, не похожее ни на кого.Один из самых главных врагов творчества — нетерпение. Идите своим путём и развивайте свою уникальность.Цените технические и отвлечённые знания в равной степениСамые выдающиеся инженеры на Земле не сумели создать машину, летающую по воздуху. Братья Уилбур и Орвил Райт были механиками по части велосипедов. Им первым пришла в голову простая идея, что летающая машина должна создавать «крен» в сторону поворота, точно так же как это делают велосипедисты. И обошли многих специалистов, которые бились над этой проблемой долгие годы.Технические навыки и сосредоточенность на функциональности могут оказаться так же важны как и полёт научного воображения.Избегайте увлекаться технической «красивостью» вместо того, чтобы решать реальную проблемуПионер нейроробототехники Йоку Матсуока поставила перед собой невозможную задачу — создать искусственную руку, которая будет похожа на настоящую. Для неё это не было набором механических головоломок — она занялась тем, что досконально изучила то, как действует человеческая рука. Незначительные на первый взгляд анатомические детали оказались невероятно важными для выполнения различных функций.Зацикленность на технических деталях приводит к тому, что человек теряет способность к широкому обзору проблемы. Наблюдая за человеческой рукой, Матсуока смогла превзойти тех, кто был поглощён поиском чисто технических решений.Финальный шаг. Совместите интуитивное и рациональноеОбъединив интуицию с рациональной деятельностью, человек может достичь самых невероятных результатов, стать настоящим мастером своего дела.Формируйте собственный мир вокруг своих сильных сторонАльберту Энштейну не нравилось, как в его время преподавали физику; он не любил эксперименты. Его озарения приходили неведомо откуда. Его теория относительности была результатом размышлений отчасти о лучах света, отчасти о взаимоотношениях между мужчинами и женщинами.В 20 лет он решил дистанцироваться от обычной экспериментальной науки и удалился от сообщества, которое не давало ему развиваться. Это было сделано интуитивно, выглядело алогичным, но, тем не менее, оказалось в высшей степени рациональным.Помните, что практика так же важна, как и врождённый талантУтверждение, что успех достигается тысячами часов тренировок, может показаться вам банальностью. Но именно так большинство мастеров своего дела добились высот.

03 февраля, 00:48

A Slice Of Apple Pie

Pie is...the secret of our strength as a nation and the foundation of our industrial supremacy. Pie is the American synonym of prosperity. Pie is the food of the heroic. No pie-eating people can be permanently vanquished. - The New York Times, 1902 Good morning, officer. How do you do. My passport? Yes of course. My visa is on that page. My DS-2019 and customs form. Proof of employment, travel itinerary, a smile for the camera, glasses off. Eight fingers and then my two thumbs, I know, for the biometrics scan. My suitcase? Yes I packed it myself. All that is in it is mine; clothes, a few books and some photographs of the life and loved ones I left back home. Neither business nor pleasure, actually. I am here for the American dream. While you read through my file, I will look around these walls who have seen millions queue here before me. Give me your tired, your poor, Your huddled masses yearning to breathe free, The wretched refuse of your teeming shore. The tired, the poor, the wretched refuse who stood at your borders, in this line, for a chance at life, liberty, and the pursuit of happiness in the land of the brave and free. The star-spangled banner that in triumph doth wave, over baseball, the Fourth of July, Thanksgiving, and the greatest symbol of Americana: the apple pie. The apple itself was an immigrant too, one of the earliest to this country. From Kazakhstan in 328 B.C. to Macedonia with Alexander the Great, on to Rome and with the Romans then all the way up North, to England where it got its name. It crossed the ocean with the British immigrants, the first to land and settle here. The first seeds grew into the first apple trees in Massachusetts, pollinated by European honey bees. Then an Englishman called John Chapman planted row after row across the Midwest. Today, there are two thousand five hundred varieties of apples in this country. Water and flour for the crust. The wheat was an immigrant too. The Africans, Scots, Irish, Dutch, German, and French who landed at Plymouth Rock, had centuries ago learned to grind flour from the mills of the Orient. The French brought the butter that turned the crust rich, flaky, and soft. The Cubans, Puerto Ricans, Hawaiians, and Philippinos brought the sugar that turned it sweet. The lemon Columbus and the Spaniards had brought, in 1493, was squeezed on the apples the Pennsylvanian Dutch had masterfully learned to preserve. The Arabs sprinkled cinnamon they brought from Indonesia, Sri Lanka, China, Burma, Vietnam. Then into a simple brick oven for around thirty minutes; the pie and this country were born. Today, there exist two hundred and thirty-one registered recipes of apple pie. In addition to every grandmother's, mother's, gourmet chef's, single father's, family's recipe, carefully copied down on yellowed pages, stored, archived, handed down for progeny. American citizens, too, can trace their ancestry to seventy-eight other countries at least. As American as apple pie, every non-native to this land has once stood, like me, in this line. I thought to write a history of the immigrants in America. Then I discovered that the immigrants were American history. - Oscar Handlin America is the Marquis de Lafayette and the revolution that founded the country, John Muir and the national parks, Levi Strauss and a pair of jeans. It is Joseph Pulitzer and journalism, Andrew Carnegie and steel, Alexander Graham Bell and the telephone, Marcus Goldman and finance. Wernher von Braun and the rocket, Albert Einstein and the atomic bomb, Subranhmanyan Chandrasekhar and astronomy, David Ho discovering AIDS. It is the voices of Irving Berlin, Eddie Van Halen, Joni Mitchell, Bob Marley. The faces of Sophia Loren, Cary Grant. The writings of Ayn Rand, Isabel Allende, Gibran Khalil Gibran, Edward Said. It is Procter, Gamble, Pfizer, Kraft, Anheuser, Busch, Dupont. It is Jerry Yang and Yahoo, Pierre Omidyar and eBay, Sergey Brin and Google, Jan Koum and WhatsApp. As of 2014, over 42.4 million people in America are foreign born, and most of the other 276.5 million were foreigners themselves once; immigrants and refugees who stood in line, showed their passports, visas, customs forms, smiled for the camera then went on to build this country and bake apple pies. Send these, the homeless, tempest-tost to me, I lift my lamp beside the golden door! - Emma Lazarus, The New Colossus You have the right, Mr. Officer, to deny me a slice, of pie, of land, of dream, but not that to forget the very values that made your great country what it is. This post was originally published on Aristotle at Afternoon Tea. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

02 февраля, 21:47

CEOs Must Take A Stand On Donald Trump Or Pay The Price

Mild and jargon-laden statements from U.S. businesses don’t cut it in the Trump era. Employees, customers and activists want business leaders to pick a side. That became increasingly clear over the past week, as businesses grappled with President Donald Trump’s executive order placing new restrictions on immigrants and refugees.   There doesn’t seem to be one company actually in favor of the order, which suspends all refugee resettlement for 120 days, bans Syrian refugees indefinitely and suspends travel from seven Muslim-majority countries. Indeed, more than 230 companies ― from Coca Cola to Starbucks to Goldman Sachs ― put out statements opposing it. Yet even companies and CEOs who spoke out or raised objections to the policy found themselves targeted by demonstrations, boycotts and petitions. Any sign you are willing to work with Trump can put you in protesters’ crosshairs.   Activists called for a boycott of the Washington-based hoagie chain Taylor Gourmet and labeled its co-founder, Casey Patten, a fascist collaborator after he attended a White House ceremony on small business last week. Patten said he urged Trump to consider his 300-plus workers, more than half of whom are immigrants or the children of immigrants. “My political views don’t lean to one side or another,” he told The Washington Post. Tip: If you like having customers, maybe *don't* collaborate with a fascist regime that opposes our human rights. Ta ta, @TaylorGourmet! — Vail Kohnert-Yount (@vailkoyo) January 31, 2017 “It’s going to be harder and harder to sustain an apolitical stance,” said David Bach, an associate dean at Yale’s business school. Typically, companies try and “make nice with the White House,” Bach said. In this political climate, that’s a problem. Take ride-hailing company Uber. Though CEO Travis Kalanick put out a statement opposing Trump’s immigration ban on moral grounds, he was savaged as a Trump “collaborator” by customers and activists for sitting on Trump’s CEO advisory board.  It didn’t help that over the weekend, Uber lowered its pricing during a taxi protest over the immigration ban in New York City. Customers were outraged: #DeleteUber trended on Twitter. More than 50,000 people so far have signed on to a petition called “Tell Uber: Stop collaborating with Trump.” “I don’t know how many people have deleted the app, but this gives you a sense of how poorly they’ve managed this,” Bach said. “It’s so easy to get this wrong.” On Thursday, Kalanick resigned from the Trump advisory board in protest. “Earlier today I spoke briefly with the president about the immigration executive order and its issues for our community,” Kalanick wrote in a memo to employees, obtained by The New York Times. “I also let him know that I would not be able to participate on his economic council. Joining the group was not meant to be an endorsement of the president or his agenda but unfortunately it has been misinterpreted to be exactly that.” The reaction to the immigration ban is the most dramatic sign yet that Trump’s “America first” populism is going to be tough to reconcile with his pro-business posturing. To be sure, there are plenty of companies eagerly anticipating the Trump administration’s promised tax reforms, as The Wall Street Journal notes. And some companies have customers who are more firmly in Trump’s camp. For example, executives from motorcycle manufacturer Harley-Davidson met with the president on Thursday. On Twitter, the responses to that decision were decidedly mixed, with many expressing extreme displeasure with the company. We welcome the opportunity to meet with the administration tomorrow on how US manufacturing can unify the country. #UnitedWeRoll #Freedom pic.twitter.com/A9L91qjOWi— Harley-Davidson (@harleydavidson) February 1, 2017 For many firms, “America first” just doesn’t work: These companies are global in scope, connected to a vast supply chain. They were already antsy about Trump’s talk of trade wars. Smaller operations, like the hoagie shop, are less globally connected, but they also employ diverse, often foreign-born workers who are terrified of the new president. The immigration ban also seems personally offensive to many executives who are themselves immigrants ― like Google co-founder Sergey Brin and Microsoft’s Satya Nadella. Or those who are the descendants of immigrants and refugees, like Facebook CEO Mark Zuckerberg. Even if none of this applies, though, Trump’s erratic, off-the-cuff style ― exemplified by his hastily signed and chaotically implemented executive order ― is destabilizing for business, Matt Levine writes in the latest issue of Bloomberg Businessweek. “The reason the U.S. is a good place to do business is that, for the past two centuries, it’s built a firm foundation on the rule of law,” Levine writes. “President Trump almost undid that in a weekend. That’s bad for business.” Billionaire hedge funder Ray Dalio, who previously said he believed Trump would be good for the economy, has changed his tune: “There is significant risk [Trump’s] populist policies could hurt the world economy (and worse),” he wrote in a letter published Wednesday. Many CEOs and companies spoke out against Trump during the election, but it’s clear that now is the moment for them to go all-in on their opposition, instead of hiding behind the hope of tax cuts and regulation relaxation. Some Tesla buyers this week withdrew orders for new cars, voicing their displeasure with CEO Elon Musk, who also sits on Trump’s advisory council. Musk said he’d present issues with the immigration ban to the president.  Please read immigration order. Lmk specific amendments. Will seek advisory council consensus & present to President. https://t.co/qLpbsP4lEk— Elon Musk (@elonmusk) January 29, 2017 That hardly mollified critics. .@tqbf Thanks. Cancelled my early reservation and will be donating the $1k to charity instead. Kills me as a TSLA fan but need to take stand pic.twitter.com/JW7Mjc903U— Colin Niloc (@colinniloc81) January 30, 2017 Leading corporate feminist Sheryl Sandberg, Facebook’s chief operating officer, finds herself now “dancing around a land mine” on Trump, as one person put it to BuzzFeed’s Nitasha Tiku on Wednesday. While she’s put out a couple of Facebook statements condemning the immigration ban and the administration’s anti-abortion gag rule, Sandberg is still talking about her hopes for Trump. “It’s very early days,” she said of the Trump administration at a women’s conference. Most companies are trying to do a Sandberg-like dance, carefully choosing their language and not speaking about Trump directly, but that just doesn’t seem sustainable, said Susan Lamotte, who runs an HR consulting company called Exaqueo. Lamotte is advising clients to come up with a Trump strategy. “Your workers and prospective workers ― especially millennials ― are going to want to know where you stand,” she said. “People are talking about their pride in their company for coming out with a statement.” Always proud to work at @google, extra proud today. #nobannowall #nomuslimban #googlersunite #dontbeevil A photo posted by Dan Vallejo (@mutual_dan) on Jan 30, 2017 at 7:22pm PST It’s not surprising companies don’t want to openly criticize the sitting president, but the ethics of the situation demand it, Gautam Mukunda, a Harvard Business School professor and author of Indispensable: When Leaders Really Matter, told The Huffington Post by phone on Monday. “Clearly, being seen as the most aggressive anti-Trump company is not a role you want to have. But is that nearly as pressing a problem as seeing millions of people out marching on back-to-back weekends?” Mukunda said. “If I were them, I’d be a lot more worried about being on the wrong side of that phenomenon.” This article was updated to reflect Uber CEO Travis Kalanick’s resignation from Trump’s advisory board.  How will Trump’s first 100 days impact you? Sign up for our weekly newsletter and get breaking updates on Trump’s presidency by messaging us here. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

02 февраля, 21:47

CEOs Must Take A Stand On Donald Trump Or Pay The Price

Mild and jargon-laden statements from U.S. businesses don’t cut it in the Trump era. Employees, customers and activists want business leaders to pick a side. That became increasingly clear over the past week, as businesses grappled with President Donald Trump’s executive order placing new restrictions on immigrants and refugees.   There doesn’t seem to be one company actually in favor of the order, which suspends all refugee resettlement for 120 days, bans Syrian refugees indefinitely and suspends travel from seven Muslim-majority countries. Indeed, more than 230 companies ― from Coca Cola to Starbucks to Goldman Sachs ― put out statements opposing it. Yet even companies and CEOs who spoke out or raised objections to the policy found themselves targeted by demonstrations, boycotts and petitions. Any sign you are willing to work with Trump can put you in protesters’ crosshairs.   Activists called for a boycott of the Washington-based hoagie chain Taylor Gourmet and labeled its co-founder, Casey Patten, a fascist collaborator after he attended a White House ceremony on small business last week. Patten said he urged Trump to consider his 300-plus workers, more than half of whom are immigrants or the children of immigrants. “My political views don’t lean to one side or another,” he told The Washington Post. Tip: If you like having customers, maybe *don't* collaborate with a fascist regime that opposes our human rights. Ta ta, @TaylorGourmet! — Vail Kohnert-Yount (@vailkoyo) January 31, 2017 “It’s going to be harder and harder to sustain an apolitical stance,” said David Bach, an associate dean at Yale’s business school. Typically, companies try and “make nice with the White House,” Bach said. In this political climate, that’s a problem. Take ride-sharing company Uber. Though CEO Travis Kalanick put out a statement opposing Trump’s immigration ban on moral grounds, he’s been savaged as a Trump “collaborator” by customers and activists for sitting on Trump’s CEO advisory board. It didn’t help that over the weekend, Uber lowered its pricing during a taxi protest over the immigration ban in New York City. Customers were outraged: #DeleteUber trended on Twitter. More than 50,000 people so far have signed on to a petition called “Tell Uber: Stop collaborating with Trump.” “I don’t know how many people have deleted the app, but this gives you a sense of how poorly they’ve managed this,” Bach said. “It’s so easy to get this wrong.” The reaction to the immigration ban is the most dramatic sign yet that Trump’s “America first” populism is going to be tough to reconcile with his pro-business posturing. To be sure, there are plenty of companies eagerly anticipating the Trump administration’s promised tax reforms, as The Wall Street Journal notes. And some companies have customers who are more firmly in Trump’s camp. For example, executives from motorcycle manufacturer Harley-Davidson met with the president on Thursday. On Twitter, the responses to that decision were decidedly mixed, with many expressing extreme displeasure with the company. We welcome the opportunity to meet with the administration tomorrow on how US manufacturing can unify the country. #UnitedWeRoll #Freedom pic.twitter.com/A9L91qjOWi— Harley-Davidson (@harleydavidson) February 1, 2017 For many firms, “America first” just doesn’t work: These companies are global in scope, connected to a vast supply chain. They were already antsy about Trump’s talk of trade wars. Smaller operations, like the hoagie shop, are less globally connected, but they also employ diverse, often foreign-born workers who are terrified of the new president. The immigration ban also seems personally offensive to many executives who are themselves immigrants ― like Google co-founder Sergey Brin and Microsoft’s Satya Nadella. Or those who are the descendants of immigrants and refugees, like Facebook CEO Mark Zuckerberg. Even if none of this applies, though, Trump’s erratic, off-the-cuff style ― exemplified by his hastily signed and chaotically implemented executive order ― is destabilizing for business, Matt Levine writes in the latest issue of Bloomberg Businessweek. “The reason the U.S. is a good place to do business is that, for the past two centuries, it’s built a firm foundation on the rule of law,” Levine writes. “President Trump almost undid that in a weekend. That’s bad for business.” Billionaire hedge funder Ray Dalio, who previously said he believed Trump would be good for the economy, has changed his tune: “There is significant risk [Trump’s] populist policies could hurt the world economy (and worse),” he wrote in a letter published Wednesday. Many CEOs and companies spoke out against Trump during the election, but it’s clear that now is the moment for them to go all-in on their opposition, instead of hiding behind the hope of tax cuts and regulation relaxation. Some Tesla buyers this week withdrew orders for new cars, voicing their displeasure with CEO Elon Musk, who also sits on Trump’s advisory council. Musk said he’d present issues with the immigration ban to the president.  Please read immigration order. Lmk specific amendments. Will seek advisory council consensus & present to President. https://t.co/qLpbsP4lEk— Elon Musk (@elonmusk) January 29, 2017 That hardly mollified critics. .@tqbf Thanks. Cancelled my early reservation and will be donating the $1k to charity instead. Kills me as a TSLA fan but need to take stand pic.twitter.com/JW7Mjc903U— Colin Niloc (@colinniloc81) January 30, 2017 Leading corporate feminist Sheryl Sandberg, Facebook’s chief operating officer, finds herself now “dancing around a land mine” on Trump, as one person put it to BuzzFeed’s Nitasha Tiku on Wednesday. While she’s put out a couple of Facebook statements condemning the immigration ban and the administration’s anti-abortion gag rule, Sandberg is still talking about her hopes for Trump. “It’s very early days,” she said of the Trump administration at a women’s conference. Most companies are trying to do a Sandberg-like dance, carefully choosing their language and not speaking about Trump directly, but that just doesn’t seem sustainable, said Susan Lamotte, who runs an HR consulting company called Exaqueo. Lamotte is advising clients to come up with a Trump strategy. “Your workers and prospective workers ― especially millennials ― are going to want to know where you stand,” she said. “People are talking about their pride in their company for coming out with a statement.” Always proud to work at @google, extra proud today. #nobannowall #nomuslimban #googlersunite #dontbeevil A photo posted by Dan Vallejo (@mutual_dan) on Jan 30, 2017 at 7:22pm PST It’s not surprising companies don’t want to openly criticize the sitting president, but the ethics of the situation demand it, Gautam Mukunda, a Harvard Business School professor and author of Indispensable: When Leaders Really Matter, told The Huffington Post by phone on Monday. “Clearly, being seen as the most aggressive anti-Trump company is not a role you want to have. But is that nearly as pressing a problem as seeing millions of people out marching on back-to-back weekends?” Mukunda said. “If I were them, I’d be a lot more worried about being on the wrong side of that phenomenon.”Trump: How will Trump’s first 100 days impact you? Sign up for our weekly newsletter and get breaking updates on Trump’s presidency by messaging us here. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

01 февраля, 23:41

Silicon Valley’s criticism of Donald Trump

EARLY in 2016 Schumpeter went to a dinner with one of Silicon Valley’s luminaries, a man of towering intelligence and negligible humility. Asked about the upcoming election, he scoffed: it didn’t matter who America’s president was. Politics had become irrelevant, he said. Technology firms, and their leaders, would carry on fashioning brilliant products and generally carrying out God’s work on Earth, regardless of who occupied the White House. Cue smirks and more Hawaiian Kampachi all round. Now Silicon Valley has thrust itself into a presidential stink. Technology groups were the first among big firms to slam Donald Trump’s executive order of January 27th, which temporarily bans people from seven mainly-Muslim countries in the Middle East from entering America. Tim Cook, Apple’s boss, criticised it to employees. Mark Zuckerberg at Facebook said he was “concerned”. Sundar Pichai, CEO of Google, told staff he was “upset” on the day of the order, and a day later the firm’s co-founder, Sergey Brin, was spotted among hundreds of protesters at San Francisco airport. Just a month earlier all these technology firms and more had paid...

31 января, 22:50

Google Workers Stage Large-Scale Walkout To Protest Trump's Executive Order On Immigration

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Google workers across the country kicked off the week by walking off the job to protest President Donald Trump’s executive order on immigration, which temporarily bans citizens from seven predominantly Muslim countries from entering the United States. Photos showed hundreds of Googlers rallying outside several company offices Monday, including its global headquarters in Mountain View, California. CEO Sundar Pichai and co-founder Sergey Brin joined their employees and delivered an emotional series of speeches to the crowd. Participants chanted, “You build a wall, we’ll tear it down!” and “No hate! No fear! Immigrants are welcome here!” while waving handmade signs featuring messages such as, “Build Bridges, Not Walls” and “Refugees Welcome.” “So many people were obviously outraged by this order, as am I myself, being an immigrant and a refugee,” Brin told the crowd of employees Monday. “I wouldn’t be where I am today or have any kind of the life that I have today if this was not a brave country that really stood out and spoke for liberty.” Brin, who was 6 when his family immigrated to the U.S. from the Soviet Union during the Cold War, joined protests against the immigration ban at San Francisco International Airport on Saturday. “I hope this energy carries forward in many different ways, beyond what just our company can do, beyond just what companies can do, but as really a powerful force and really a powerful moment,” he said.  The keynote address was given by Soufi Esmaeilzadeh, a Google product manager who is Iranian-Canadian, reports Business Insider. Esmaeilzadeh was reportedly on a plane from San Francisco to Zurich when Trump announced the executive order Friday. She immediately returned to San Francisco after a federal judge ruled to temporarily block certain parts of the travel ban. “Three weeks ago, I was in Iran visiting my 89-year-old grandma, and when I came back to the U.S., they said, ‘Welcome home,’” Esmaeilzadeh said at the rally. “I spent this weekend in secondary detention watching four officers pore over all my documents.” Googlers tagged their photos and videos with #GooglersUnite on Twitter: At HQ today #GooglersUnite to show solidarity with immigrants, refugees, Muslims and fellow Googlers worldwide. pic.twitter.com/g4V7fh8nZZ— Life at Google (@lifeatgoogle) January 31, 2017 Proud to work at #google #googlersunite #NoBanNoWall pic.twitter.com/nmI7YTGpQV— Jenny Gove (@jennylg) January 31, 2017 Proud to be a part of todays @google rally. #NoBanNoWall #GooglersUnite #nomuslimban #proudtobeagoogler pic.twitter.com/jXDVYcrklt— Anchal Mirza (@AMirza0711) January 31, 2017 The demonstration follows Pichai’s internal memo to employees on Saturday, announcing the creation of a $4 million “crisis fund” to help those affected by the executive order. Google pledges to donate $2 million to the fund with the option for employees to match up to another $2 million in donations. The fund is Google’s largest crisis campaign and will benefit four organizations: the American Civil Liberties Union, Immigrant Legal Resource Center, International Rescue Committee and the United Nations refugee agency.  Google said in a statement to USA Today on Sunday: We’re concerned about the impact of this order and any proposals that could impose restrictions on Googlers and their families, or that could create barriers to bringing great talent to the U.S. We’ll continue to make our views on these issues known to leaders in Washington and elsewhere. Watch Brin’s full address below: Check out more of the photos and videos under #GooglersUnite on Twitter: Very proud to work at @Google today! #GooglersUnite #NoBanNoWall pic.twitter.com/dVkUqtFFrG— Ruben Santa (@rubengsanta) January 31, 2017 Googlers stand with immigrants ❤️ We have work to do! This affects our familias! ✊ #NoBanNoWall #wearehome #googlersunite pic.twitter.com/jl6Fbyt15Y— Shamara Valdez (@shamshiine) January 31, 2017 Ashamed of the President, proud to be a Googler. #googlersunite #NoBanNoWall #nomuslimban pic.twitter.com/OvccRRYmOH— Miles Johnson (@milesjam) January 31, 2017 #GooglersUnite against hatred! #NoBanNoWall pic.twitter.com/UtAocgch3n— Bhushan Mondkar (@Bhushan_NYC) January 30, 2017 Proud, moved, and touched to be at a company that boldly stands for its people #GooglersUnite pic.twitter.com/ayJSMuyQvs— Sam Tse (@samkelllie) January 31, 2017 This is what democracy looks like. #MuslimBan #GooglersUnite pic.twitter.com/QCvNQPKv2U— William Hester (@WilliamHester) January 30, 2017 At HQ today #GooglersUnite to show solidarity with immigrants, refugees, Muslims and fellow Googlers worldwide. pic.twitter.com/g4V7fh8nZZ— Life at Google (@lifeatgoogle) January 31, 2017 Proudly protesting at Seattle #google along other campuses nationwide #GooglersUnite #NoBanNoWall pic.twitter.com/4r7ohZy8LV— Kim Cameron (@occasionalvegan) January 30, 2017 type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=588d5f26e4b08a14f7e66d10,58904221e4b0c90efeffd8f8,588e26fce4b01763779503d8 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

31 января, 22:50

Google Workers Stage Large-Scale Walkout To Protest Trump's Executive Order On Immigration

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); Google workers across the country kicked off the week by walking off the job to protest President Donald Trump’s executive order on immigration, which temporarily bans citizens from seven predominantly Muslim countries from entering the United States. Photos showed hundreds of Googlers rallying outside several company offices Monday, including its global headquarters in Mountain View, California. CEO Sundar Pichai and co-founder Sergey Brin joined their employees and delivered an emotional series of speeches to the crowd. Participants chanted, “You build a wall, we’ll tear it down!” and “No hate! No fear! Immigrants are welcome here!” while waving handmade signs featuring messages such as, “Build Bridges, Not Walls” and “Refugees Welcome.” “So many people were obviously outraged by this order, as am I myself, being an immigrant and a refugee,” Brin told the crowd of employees Monday. “I wouldn’t be where I am today or have any kind of the life that I have today if this was not a brave country that really stood out and spoke for liberty.” Brin, who was 6 when his family immigrated to the U.S. from the Soviet Union during the Cold War, joined protests against the immigration ban at San Francisco International Airport on Saturday. “I hope this energy carries forward in many different ways, beyond what just our company can do, beyond just what companies can do, but as really a powerful force and really a powerful moment,” he said.  The keynote address was given by Soufi Esmaeilzadeh, a Google product manager who is Iranian-Canadian, reports Business Insider. Esmaeilzadeh was reportedly on a plane from San Francisco to Zurich when Trump announced the executive order Friday. She immediately returned to San Francisco after a federal judge ruled to temporarily block certain parts of the travel ban. “Three weeks ago, I was in Iran visiting my 89-year-old grandma, and when I came back to the U.S., they said, ‘Welcome home,’” Esmaeilzadeh said at the rally. “I spent this weekend in secondary detention watching four officers pore over all my documents.” Googlers tagged their photos and videos with #GooglersUnite on Twitter: At HQ today #GooglersUnite to show solidarity with immigrants, refugees, Muslims and fellow Googlers worldwide. pic.twitter.com/g4V7fh8nZZ— Life at Google (@lifeatgoogle) January 31, 2017 Proud to work at #google #googlersunite #NoBanNoWall pic.twitter.com/nmI7YTGpQV— Jenny Gove (@jennylg) January 31, 2017 Proud to be a part of todays @google rally. #NoBanNoWall #GooglersUnite #nomuslimban #proudtobeagoogler pic.twitter.com/jXDVYcrklt— Anchal Mirza (@AMirza0711) January 31, 2017 The demonstration follows Pichai’s internal memo to employees on Saturday, announcing the creation of a $4 million “crisis fund” to help those affected by the executive order. Google pledges to donate $2 million to the fund with the option for employees to match up to another $2 million in donations. The fund is Google’s largest crisis campaign and will benefit four organizations: the American Civil Liberties Union, Immigrant Legal Resource Center, International Rescue Committee and the United Nations refugee agency.  Google said in a statement to USA Today on Sunday: We’re concerned about the impact of this order and any proposals that could impose restrictions on Googlers and their families, or that could create barriers to bringing great talent to the U.S. We’ll continue to make our views on these issues known to leaders in Washington and elsewhere. Watch Brin’s full address below: Check out more of the photos and videos under #GooglersUnite on Twitter: Very proud to work at @Google today! #GooglersUnite #NoBanNoWall pic.twitter.com/dVkUqtFFrG— Ruben Santa (@rubengsanta) January 31, 2017 Googlers stand with immigrants ❤️ We have work to do! This affects our familias! ✊ #NoBanNoWall #wearehome #googlersunite pic.twitter.com/jl6Fbyt15Y— Shamara Valdez (@shamshiine) January 31, 2017 Ashamed of the President, proud to be a Googler. #googlersunite #NoBanNoWall #nomuslimban pic.twitter.com/OvccRRYmOH— Miles Johnson (@milesjam) January 31, 2017 #GooglersUnite against hatred! #NoBanNoWall pic.twitter.com/UtAocgch3n— Bhushan Mondkar (@Bhushan_NYC) January 30, 2017 Proud, moved, and touched to be at a company that boldly stands for its people #GooglersUnite pic.twitter.com/ayJSMuyQvs— Sam Tse (@samkelllie) January 31, 2017 This is what democracy looks like. #MuslimBan #GooglersUnite pic.twitter.com/QCvNQPKv2U— William Hester (@WilliamHester) January 30, 2017 At HQ today #GooglersUnite to show solidarity with immigrants, refugees, Muslims and fellow Googlers worldwide. pic.twitter.com/g4V7fh8nZZ— Life at Google (@lifeatgoogle) January 31, 2017 Proudly protesting at Seattle #google along other campuses nationwide #GooglersUnite #NoBanNoWall pic.twitter.com/4r7ohZy8LV— Kim Cameron (@occasionalvegan) January 30, 2017 type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=588d5f26e4b08a14f7e66d10,58904221e4b0c90efeffd8f8,588e26fce4b01763779503d8 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

31 января, 18:02

Cars, Shoes, Tech: An Array of Corporations Protests the Immigration Ban

An unusually wide range of major companies are speaking out against President Trump’s recent executive order.

31 января, 18:02

Cars, Shoes, Tech: An Array of Corporations Protests the Immigration Ban

An unusually wide range of major companies are speaking out against President Trump’s recent executive order.

31 января, 17:50

CEOs Face Off Against Trump (or Not)

Americans have become accustomed to chief executives offering their views on political issues, but rarely do they witness the scenes that played out last weekend. Within hours of President Trump ordering a 90-day halt on travel to the United States from seven predominantly Muslim countries, CEOs — primarily in the tech industry — began criticizing the new president. Netflix CEO Reed Hastings called the executive order “un-American,” and predicted it will make the country “less safe.” At San Francisco International airport, Google cofounder Sergey Brin joined in the protest, declaring: “I’m here because I’m a refugee.” (Brin was born in Russia; his family immigrated in 1979. He noted he was participating in the protest personally, not representing Google.) And Starbucks founder Howard Schultz called the move an attack on human rights and the American Dream — and pledged that Starbucks would hire 10,000 refugees over the next five years. By the end of the weekend, companies including Google and Lyft had pledged to donate millions to the American Civil Liberties Union. As the new workweek began, a second wave of companies, including JPMorgan Chase and Goldman Sachs, began issuing memos decrying the new administration’s restrictions on immigration. For CEOs and their communications teams, deciding when, whether, and how to speak out against a policy they object to can be a challenge — and less than two weeks into the Trump administration, it appears companies will face these dilemmas more frequently. Research into the effects of CEO activism points to a balance of risks and rewards. A recent study by Aaron Chatterji of Duke University and Michael Toffel of Harvard Business School examined how consumers responded to Apple CEO Tim Cook’s opposition to a proposed law that would discriminate against LGBT people in Indiana, in the U.S. The results showed that purchase intent rose or fell based on whether customers agreed with Cook’s position. (In the experiments, the positive sales effect outweighed the negative impact; in the real world, it’s difficult to determine how consumers actually reacted after Cook spoke out against the Indiana law in early 2015, because Apple’s sales are driven by factors including seasonality and new product launches.) The researchers write: “When CEOs take public stands on controversial issues, they can galvanize support for their company from those who share the same viewpoint… [and risk] alienating consumers who disagree.” Another study, an online survey conducted in 2016 by Weber Shandwick and KRC Research, found that consumers are more likely to approve of CEO activism when the issues involved are directly relevant to the company’s business; that Millennials are more supportive of activist CEOs than other generations; that a CEO’s political statements can affect purchase intent; and that many Americans believe that CEOs who take political stands are doing so primarily to get media attention. Writing about the study in HBR last year, Leslie Gaines-Ross, Weber Shandwick’s chief strategist, stated: “In order to reap the benefits and mitigate the risks, companies have to better understand the attitudes of internal and external stakeholders when it comes to controversial issues… [and] clarify how they relate to the company’s values and business.” In the reactions to the travel ban, Toffel sees nuance in exactly how CEOs are voicing their disapproval of the policy. Some companies, such as General Electric, have issued fairly narrow statements that express “concern” and focus on how the new policy will disrupt their employees who travel globally. Other CEOs have gone much further, attacking the policy in moral terms. In one series of tweets, for instance, Marc Benioff, founder and CEO of Salesforce.com, paraphrased from the Gospel of Mark (“When we close our hearts and stop loving other people as ourselves, we forget who we truly are — a light unto the nations”); in another, he offered the simple line “I’m with her” adjacent to an image of the Statue of Liberty. “Some CEOs are making a practical argument, some are making a moral argument, and some are combining them,” says Toffel, who’s currently working on a research-driven framework that will help CEOs think through the complexities of voicing political views. Toffel noted that beyond the statements’ content, the way they’re distributed sheds light on how out-in-front a CEO wants to be on the issue. Among CEOs who are opposing the ban, many of them (especially at nontech companies) did so with internal memos to employees that were released to the media. This is a quieter way of sending the message than directly tweeting to the public. On the surface, speaking out against a travel ban that seems to target Muslim immigrants (and that a federal judge quickly tried to pause, due to Constitutional questions) might seem a low risk. Can you think of any other issue that Dick Cheney, Elizabeth Warren, the Koch brothers, and Dale Earnhardt Jr. all agree on? Despite that range of support, companies still face risks in speaking out. “I don’t see this as a no-brainer — there are many CEOs who are thinking deeply about how they want to register any concerns they have about the ban,” says Gaines-Ross. There are at least three reasons many CEOs are treading cautiously. First, the Trump administration’s views on immigration are shared by millions of Americans. In a poll conducted in early January, 48% of respondents supported halting immigration from terror-prone regions, while 42% opposed it. (In the same poll, 53% support a registry for Muslims.) So a CEO who criticizes it risks upsetting a large segment of consumers who share Trump’s views, even if that CEO feels firmly in the mainstream by decrying a policy that has been called ineffective, counterproductive, and unconstitutional. The second risk is that there’s so much emotion around this issue that people may react rashly, punishing a company before it’s even clear why. For an example of that, consider Uber. On Saturday night, as protesters gathered at New York’s John F. Kennedy International Airport, Uber tweeted that it was turning off its surge-pricing mechanism, which raises fares during periods of peak demand. A Twitter user misinterpreted the tweet as a move against taxi drivers, who’d briefly stopped service to protest the travel ban. (Uber’s announcement about surge pricing came out after the taxi strike was set to end.) Another person tweeted to point out that Uber cofounder Travis Kalanick is one of 18 CEOs on President Trump’s Strategic and Policy Forum. Soon the hashtag #deleteuber was trending and the ride-sharing service was in a defensive crouch — even though Kalanick has said he sees his meeting with Trump on Friday as an opportunity for “principled confrontation.” Perhaps the biggest risk of criticizing Trump’s policy is, of course, the power and reach of the president’s Twitter account. Since his election, Trump’s critical tweets have (at least temporarily) drained billions from market value of companies such as Boeing and Toyota; trading houses are even setting up special trading algorithms to instantly trade based on the president’s social media barbs. Speaking on CNBC on Monday, Andrew Ross Sorkin, the well-connected New York Times reporter, said many of his C-suite sources are “scared out of their minds” at the prospect of Trump tweeting his rage against their employers, so they’re disinclined to criticize him. Of course, there’s also a risk in not speaking out, though it’s difficult to quantify. The most obvious one is that employees who disagree with the travel ban (or broader elements of the new administration’s agenda) will lose faith in the CEO, decreasing morale and potentially increasing attrition. Some companies have already seen attrition or lost sales that are directly connected to the political views of CEOs or directors: In November a senior content strategist at IBM quit in protest after IBM CEO Ginni Rometty released a letter in support of the president-elect, and L.L. Bean received threats of a boycott after news came out that a board member had donated money to a pro-Trump political action committee. With more companies speaking out on the travel ban by the hour, it’s difficult to assess how important a moment this will be in the history of CEO of activism. But it may be significant. The uproar over the ban “could be a tipping point,” says Gaines-Ross. “There’s going to be a groundswell of CEOs defending their corporate values and principles.” They may have another opportunity to do so soon: According to some reports, the Trump administration is currently preparing a new executive order that takes aim at the use of H-1B visas to recruit high-skills workers to U.S. companies.

31 января, 17:49

Alphabet Employees Protest Against Trump's Immigration Ban

More than 2000 Alphabet Inc.'s (GOOGL) Google employees staged protests against Trump's immigration ban by walking out of eight offices worldwide including the company's headquarters in Mountain View on Monday.

31 января, 15:29

Трамп vs "Правосудие"_продолжение

Как известно уже, наверное, всем ночью по нашему времени в США из-под контроля Трампа попыталась выйти исполнительная власть.Лидер Демократов в Сенате Чак Шумер назвал это очередное цирковое представление его “Monday Night Massacre” по аналогии с “Saturday Night Massacre” (увольнение Никсоном Генпрокурора).Суть -- временный Генпрокурор Сэлли Ятс решили заняться самопиаром (или просто испугалась за будущую карьеру) и отказалась исполнять указы Президента.По смехотворному основанию: не потому что они нелегальны или антиконституционны, а так как указы “не подпадают под наш взгляд о правильности и справедливости”.Дословная цитата.Круто. Круто. Круто!Она прямым текстом напросилась на увольнение, которое и не заставило себя долго ждать.Шон Спайсер в объяснении решения об увольнении использовал довольно резкие выражения: “Действующий Генпрокурор предала свое ведомство, отказавшись испольнять абсолютно легальный указ, направленный на защиту американских граждан… Сэлли Ятс - назначенец Обамы, которая не имеет никаких твердых позиций в вопросе борьбы с нелегальной миграцией…”И всё это произошло буквально за день до голосования за нового Генпрокурора Джеффа Сешнса в юридическом комитете Сената (его утверждение в Сенате может пройти до конца недели).Впрочем, новый временный Генпрокурор, Дана Боент, уже пообещал “исполнять все законы и президентские указы для того, чтобы обеспечить безопасность американской нации”.И уже сегодня -- компании Microsoft и Amazon пообещали оказать содействие иску генерального прокурора штата Вашингтон Боба Фергюсона в отношении президента США Дональда Трампа.Как заявили Reuters в Microsoft, компания предоставляет генеральной прокуратуре штата информацию о том, какое влияние оказывает указ Трампа об ограничении приема иностранцев из семи мусульманских стран.По словам представителя Microsoft Пита Вуттона, компания рада оказать поддержку прокурору и будет готова к сотрудничеству и в дальнейшем.Глава Amazon Джефф Безос 30 января, когда стало известно об иске генпрокурора Вашингтона к Трампу, написал сотрудникам компании, что он не поддерживает указ Трампа. Безос также отметил, что юристы уже подготовили обращение к генпрокуратуре Вашингтона с выражением поддержки иска к президенту США. «Мы работаем и над другими юридическими мерами», — написал Безос.Также известно, что компания Expedia, которая занимается туристическим и гостиничным бизнесом, выразила поддержку иску, пишет The Verge. И Microsoft, и Amazon, и Expedia базируются в штате Вашингтон.Указ Дональда Трампа о временном запрете на поездки в США граждан Ливии, Сирии, Йемена, Сомали, Судана, Ирака и Ирана, а также о полном запрете на четырехмесячный срок на прием беженцев, был принят 27 января 2017 года. Решение Трампа привело к акциям протеста в американских аэропортах и резкой критике как в США, так и за рубежом.Свои протесты в связи с решением Трампа выражали глава Facebook Марк Цукерберг, основатель Tesla и SpaceX Илон Маск и другие IT-предприниматели, а основатель Google Сергей Брин принимал участие в одной из акций протеста в Сан-Франциско.Прокурор штата Вашингтон Боб Фергюсон 30 января объявил, что подаст в суд на Дональда Трампа в связи с указом о беженцах и мигрантах. По мнению Фергюсона, указ нарушает несколько положений конституции, в том числе о равенстве представителей всех религий перед законом.

Выбор редакции
31 января, 12:40

Антон Носик, Сергей Брин, Стив Джобс, Фредди Меркьюри и другие беженцы из Сомали

Проблемой всё это стало лишь в ту секунду, когда Трамп победил Хиллари. Тут уже всякое лыко пошло в строку...

12 сентября 2016, 08:22

Америке и Китаю нужен искусственный интеллект

Американская газета «The News York Times» сообщила о начале переговоров между крупнейшими ИТ - компаниями - Alphabet, Amazon, Facebook, IBM и Microsoft - о выработке единой стратегии развития ИИ (искусственного интеллекта).Это творческое объединение четырех корпоративных гигантов пока еще не получило названия, и ход переговоров не афишируется, пишет The New York Times. Известно, что ИТ-гиганты будут обсуждать развитие искусственного интеллекта и его влияние на «на сферу труда, транспорта и обороны». Как и Илон Маск с организацией Open AI, компании обеспокоены стремительным прогрессом в сфере ИИ и угрозами, которые этот прогресс может нести.Что касается намерений Илона Маска, то следует уточнить, что основатели Open AI, в частности Илон Маск и Сэм Альтман, действительно подчеркивают, что их главная цель — способствовать развитию ИИ (artificial intelligence) без вреда для человека. Компания предлагает ученым сформировать штат полиции искусственного интеллекта, которая будет следить за порядком в мире алгоритмов, кодов и нейросетей. Однако, эксперты не без оснований полагают, что учредители OpenAI также хотят сдержать монополизацию исследований по ИИ, на которую уже претендуют Google и Facebook.Справка:Alphabet Inc. — холдинг, располагающийся в Калифорнии (США). Владеет несколькими компаниями, ранее принадлежавшими Google Inc, и самой Google Inc в том числе. Во главе холдинга находятся сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин.Реорганизация Google в Alphabet была официально объявлена 10 августа 2015 года и завершена 2 октября 2015 года. Все акции Google были преобразованы в акции Alphabet, они продолжают торговаться на Nasdaq как GOOGL и GOOG (класс A — GOOGL, — с правом одного голоса, и класc C — GOOG, — без права голоса.1 февраля 2016 года Alphabet стал крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации, обойдя компанию Apple. Однако, спустя два дня, стоимость компании снова уступила компании из Купертино. 15 мая Alphabet стал опять крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации.Таким образом, разработка стратегии исследований по ИИ становится приоритетной для крупнейших мировых корпораций. Безусловно, задача сделать ИИ максимально безопасным для человечества весьма важна, но в данном случае я хотел бы обратить внимание на применение ИИ в оборонной сфере.Как известно, Пентагон, с которым активно сотрудничает та же Google- Alphabet, придает ключевое значение развитию автономных систем вооружений, которые будут применяться в «войнах будущего».В последнее время технологии ИИ стали более практичными и доступными, что сделало возможным их применение в автономных системах вооружений. И это сразу же вызвало протесты со стороны экспертов ООН и Международного Красного Креста.В феврале этого года та же «TheNewsYorkTimes» рассказала о докладе бывшего сотрудника Пентагона Пола Шерри под названием «Автономное оружие и операционный риск».Пол Шерри руководит программой по разработке приемов ведения «войны будущего» в Центре Новой Американской Безопасности (Вашингтон, округ Колумбия). С 2008 по 2013 годы Шерри работал в Пентагоне над разработкой стратегии применения автономных систем вооружений (АСВ). В 2012 году он стал одним из авторов директивы Министерства обороны, которая устанавливала военную политику по использованию АСВ.В своем докладе Шерри предупреждает о реальных рисках, связанных с АСВ. Он противопоставляет полностью автоматизированные системы, которые могут убивать без вмешательства человека, оружию, которое «держит людей в курсе» в процессе выбора и поражения цели.По его мнению, автономным системам вооружений не хватает «гибкости», поэтому во время выполнения боевого задания могут возникнуть ошибки, которых можно избежать при наличии контроля со стороны оператора.Полностью автономное оружие начинает появляться в армиях различных государств. Южная Корея установила автоматическую турель вдоль границы с Северной Кореей, в Израиле принят на вооружение беспилотник, который запрограммирован атаковать вражеские РЛС противника после их обнаружения.Армия США пока не использует АСВ. Однако, в этом году Пентагон запросил около одного миллиарда долларов для производства корпорацией Lockheed Martin противокорабельной ракеты дальнего действия (Long Range Anti-Ship Missile), которая описывается как «полуавтономная». Цель выбирает оператор, но затем ракета будет автоматически идентифицировать и атаковать вражеские войска.Честно говоря, я не считаю такую систему какой-то новинкой, так как даже принятая на вооружение в 1975 году советская крылатая ракета морского базирования ПКР -500 «Базальт», приемными испытаниями которой я занимался в 80-е годы, точно так же сначала наводилась на цель оператором, а затем сама выбирала свою цель.Справка:Ракетный комплекс «Базальт» получал первичное целеуказание от орбитальных платформ МКРЦ «Легенда», или от средств воздушной разведки. Получая корректировки от МРСЦ «Успех», ракеты следовали к цели на большой высоте, чтобы сэкономить горючее. Приблизившись к цели на дистанцию захвата ГСН, ракеты самостоятельно выполняли распределение целей и снижались до сверхмалой высоты, скрываясь за радиогоризонтом.Первый испытательный запуск «Базальта» чуть было не привел к катастрофе. Ракета сразу же стала самонаводиться на собственный стартовый комплекс. Чтобы таких казусов больше не происходило, в систему ИИ ракеты было введено ограничение на размер цели - не крупнее авианосца.Американцы существенно отстают он нас в противокорабельных ракетных комплексах (долгое время полагались на их количество, а не на качество), и у них все хлопоты с ракетными ИИ еще впереди.Основное внимание в своем докладе Пол Шерри уделяет сбоям и ошибкам компьютерных систем, а также «непредвиденным взаимодействиям с окружающей средой» (как в случае с первым запуском «Базальта»).В качестве альтернативы АСВ, Шерри предлагает «Centaur Warfighting» («Кентаврические системы вооружений»). Термин «centaur» (ИИ плюс оператор) применяется для систем, в которых интегрирована работа людей и компьютеров. Как пишет NYT, в телефонном интервью Шерри все же признал, что просто оператора, «нажимающего на кнопки», недостаточно:«Наличие просто «оповещенного» о действиях машины человека недостаточно», сказал он. «Они (люди) не могут быть просто частью алгоритма работы системы. Человек должен активно участвовать в принятии решений».В сущности наметившийся альянс крупнейших ИТ- корпорация в разработке безопасных стратегий развития ИИ является ответом на уже очевидные опасности как гражданского применения ИИ, так и создания АСВ.В гонку по развитию ИИ-технологий двойного назначения включился Китай, который активно скупает робототехнические компании по всему миру. Совсем недавно китайской фирмой Agic Capital приобретена компания Gimatic, итальянский производитель электрических и пневматических захватов, датчиков и позиционеров. Agic Capital совместно с China National Chemical Corp (ChemChina) и Китайским государственным фондом Guoxin International Investment Corp в январе этого года также выкупили немецкую группу KraussMaffei Group (интегратор промышленных роботов и обработчик пластмассы, углеродного волокна и резины).Американская компания Paslin, интегратор сварочных роботов, систем автоматизации и оснастки, была приобретена китайской компанией Wanfeng Technology Group.Китай пока еще довольно далек от уровня ведущих западных исследователей ИИ. Возможно, что китайские инженеры и ученые даже не стремятся к первенству в этих исследованиях, а будут следовать своему извечному принципу - идти «по пятам» передовиков научно-технического производства и копировать лучшие образцы как гражданского, так и военного назначения.Как бы то ни было, Китай является одним из мировых лидеров в производстве ударных беспилотников. Благодаря покупке вышеперечисленных западных робототехнических компаний, китайские ударные БПЛА будут оснащены самыми современными датчиками, которые помогут им эффективней выбрать и поражать цель. Через некоторое время в прессе могут появиться сообщения о покупке КНР ИТ-компаний, разрабатывающих программное обеспечение для боевых роботов.Как бы то ни было, две ведущие военные державы, США и Китай, вступили в гонку по развитию самых передовых и опасных систем вооружений, которые предполагают создание армий автономных роботов-убийц. Это станет новой революцией в военном деле, в стороне от которой, будем надеяться, не останутся и российские вооруженные силы.Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/army/2016/09/438061

29 сентября 2015, 18:56

Игорь Ашманов: WIKILEAKS – это гигантская американская информационная пушка

Сопредседатель Партии Великое Отечество Игорь Ашманов продолжает знакомить общественность с технологиями ведения современной информационной войны. Игорь Станиславович ранее объяснил, как отличить реальную новость от искусственно раздутой, а также показал на примерах факты манипулирования общественным сознанием в интернете. В своём интервью порталу «Царьград» Сопредседатель ПВО, являющийся также одним из ведущих специалистов в области компьютерных технологий, рассказал о том, как изменилось цифровое и информационное пространство после терактов 2001 года. Предлагаем полный текст беседы вашему вниманию.Источник: http://tsargrad.tv/article/wikileaks-jeto-gigantskaja-amerikanskaja-informacionnaja-pushka.— Игорь Станиславович, приветствую! Поскольку грядет очередная годовщина 9/11, давайте поговорим об этом теракте. Но не о том, кто снес эти башни, а о том, что эти рухнувшие башни изменили в мире? Мы же в другом мире стали жить после 11 сентября 2001 года.Особенно и говорить не о чем. Все ведь известно. После того как взорвали эти башни, в Штатах был принят ряд законов, в первую очередь Патриотический акт, которые позволяют следить за своими гражданами (а эти законы, очевидно, имеют также секретные приложения и подзаконные акты). Кроме того, все спецслужбы США были объединены в огромного единого монстра Homeland Security. А еще «поставили под ружье» все крупные компании – Apple, Microsoft, Google,Twitter и так далее.— А что мешало государству взять контроль над Yahoo, Google и остальными без этого теракта?Google вырос как технологический стартап, изначально инициированный спецслужбами, поэтому, я думаю, с ним проблем и не было. Эрик Шмидт, по-моему, изначально был куратором, поставленным в Google от спецслужб: параллельно он был советником администрации по информационной безопасности.Но после 2001 года во все компании пришли кураторы из спецслужб и объяснили новые правила игры.Замечание в сторону: Вообще это видно и в массовом сознании, в литературе: я читаю немало американских триллеров (просто для поддержания уровня английского), и в них архетип о том, что с 2001 года все происходит по новым правилам, во всех повторяется. То есть там всегда появляются некие люди, которые следователям и адвокатам говорят: «Забудь про все, что ты знал о правах, адвокатуре, процессуальном кодексе – времена другие». Может быть, это преувеличение авторов, но эти авторы – американцы и пишут они для американцев. Все знают, что что-то необратимо изменилось.— И все-таки что мешало властям, которые в принципе не были замечены в какой-то этичности или соблюдении договоренностей, обойтись без теракта – просто прийти и приказать жить всем компаниям по новым правилам, взять над ними власть?Наверное, то же самое, что мешает и у нас, – сложное устройство жизни и общества.У нас, например, есть «Яндекс» – довольно независимый, кто бы что ни говорил: спецслужбы «Яндексом» не управляют. «Яндекс» – довольно либеральный; он чиновников к себе не пускает и так далее.В Штатах – огромный разрыв между декларируемой идеологией, свободой и реальным тоталитарным характером режима. Формально публичные интернет-сервисы – это коммерческие организации. Они как бы полностью независимы, и если их попытаться «нагнуть» без повода, то будет то же самое, как если бы вы попытались диктовать что-то «Яндексу». Поднимется крик, пойдут утечки в прессу – это никому не нужно.— То есть они нуждались в общественном одобрении вводимых изменений?Да. Надо понимать, что там множество игроков со своими интересами. У нас в стране мы видим, что у Кремля есть разные «башни», есть разные интересы. Несмотря на то, что наверху как бы «кровавый диктатор» Путин, который все решает, в реальности тут довольно много группировок, которые борются за влияние и интересы. И мы это осознаем, потому что нам это близко.А США для нас (поскольку мы не видим их изнутри и не политологи) – это некая общая, монолитная сила. Когда что-то Обама сказал – это «США считают», когда какой-то там сенатор еще что-то сказал – опять это «США считают». На самом деле там огромное количество группировок – гораздо больше, чем у нас.Они же изображают свою жизнь в своих фильмах и так далее. Если посмотреть их фильмы, да хотя бы «Звездные войны», то то, как они изображают там галактический парламент, – практически художественная калька с их Конгресса: все хитрят, все что-то выкраивают, договариваются, торгуются, ищут союзников.Кроме того, мне кажется, Америка – такая страна, где гораздо сильнее, чем у нас, действует правило, по которому за все надо платить. No free lunch in America. Вероятно, если ты хочешь зайти к Google за данными – заплати. Звонком, ответной услугой, угрозой: чем угодно, но заплати. Даже если ты очень важная шишка.Поэтому, я думаю, объединение всей разведки в единую пирамиду подчиненности в том числе и для этого кому-то потребовалось. Ведь раньше «крыша» у Google была в одной «башне», а с компании кто-то пытался получить информацию для другой «башни». Была же публичная история, когда в Google пришли из Министерства юстиции США и попытались что-то получить про логи пользователей, а Google начал отказывать и публично заявлять, что самое ценное для него – это свобода, прайвеси и так далее.На самом деле это означало, с моей точки зрения, что люди из Министерства юстиции должны идти и договариваться с «крышей» Google, которая гораздо круче этого министерства.И вот когда спецслужбы объединили, эта борьба частично прекратилась или упорядочилась, ситуацию упростили. Возможно, раньше было так, что спецслужбы контролируются одними людьми от власти, а интернет-компании – другими, и просто прийти и затребовать информацию было трудно – а теперь проще.— А что 11 сентября изменило для мирового интернета? То есть можно обвинять или не обвинять американцев в том, что они не отдают контроль над интернетом всему миру, но сейчас контроль по-прежнему у них. Соответственно, их информационная политика влияет на весь мир. Или, к примеру, в России ничего не изменилось, потому что мы очень свободные – у нас и «Яндекс», и свои социальные сети, и так далее, – а во всем мире изменилось?Да, у нас мало что изменилось. У нас сознание, скорее, изменилось.Вот мы приютили Сноудена и знаем, что американцы, все их ИТ-компании за всеми следят. Еще три-четыре года назад если сказать кому-то, что его айфон за ним следит, – следовала вспышка возмущения: «Что за чушь? Тут же цивилизованные люди! Apple же – публичная компания, она дорожит репутацией, она не может себе этого позволить!». Побег Сноудена и его рассказ очень сильно изменил сознание людей.У тех, кто занимается информационной безопасностью, оно изменилось раньше. Все специалисты и раньше понимали, что мы находимся на поле боя, а не на поле взаимовыгодного сотрудничества наций в розовом свете мирной глобализации.Первые боевые вирусы появились на несколько лет раньше побега и разоблачений Сноудена. Почему это важно? Надо понимать, что в принципе спам и вирусы – американское изобретение. Всем, кто занимается антиспамом и антивирусами, более-менее известно, что подавляющий объем вирусов и спама приходит из Штатов: там много денег и много людей с хорошими компьютерами и хорошими навыками программирования. Часто эти люди имеют досуг, им не надо крутиться-вертеться, чтобы выжить (как в Сомали или Мумбае), потому что вообще страна богатая.В общем, однажды появился Stuxnet (вирус, уничтожавший центрифуги в Иране. – Прим. ред.). Его проанализировали, в том числе в России, и пришли к выводу, что он создан именно в промышленной государственной лаборатории, поскольку ни у одной хакерской тусовки нет таких ресурсов: примерная стоимость разработки этого вируса – около 100 млн долларов. Таких денег у вирусописателей-одиночек и у хакерских групп просто нет. Потом американцы (и израильтяне) по поводу этого вируса все-таки сознались, что это именно их детище. Для них это было предметом гордости – отличная успешная операция.Затем эти вирусы пошли потоком – Duqu, Flame и тому подобные. Начались публичные нападки в американской и английской прессе на «Лабораторию Касперского», которые все видели, – она стала мешаться.Это говорит о том, что в определенный момент американское государство разрешило себе вести кибервойну практически в открытую. Для прикрытия в США сразу начали громко кричать про атаки китайских и российских хакеров, но это было просто завесой.После 2001 года в американских спецслужбах, натурально, стали работать миллионы человек. В том числе создаются и хакерские подразделения при Пентагоне.Ведущая роль спецслужб стала естественной. США публично признали работу этих спецслужб по всему миру. Недавно начальник американского Управления спецопераций докладывал об успехах – о том, что за последние пять лет им удалось увеличить число стран, в которых проводились спецоперации, до 150. Наверняка имеются в виду и кибероперации. Это значит, что они считают территорией своих интересов весь мир.А то, что они контроль над интернетом не отдают «мировому сообществу», – вообще не очень важно. Вот когда у нас говорят о цифровом суверенитете, может показаться, что главное тут – чтобы нам не выключили «рубильник»: то есть как бы нам сохранить «сигнал» в сети, чтобы его не отключили. Так вот, наличие сигнала в кабеле у нас в Рунете для США даже более важно, чем для нас.Поверх этого сигнала идет информационная война. Он нужен для этого.Его никто не отключит. Такое возможно разве что на «горячей» стадии настоящей войны, а до тех пор они будут использовать интернет (да и уже используют) как информационное оружие против нас. Им нужно видеть и влиять, поэтому отключать интернет никто не будет.— А может быть есть смысл бороться за независимость? В том смысле, чтобы мы могли сами дернуть «рубильник», отключиться и при этом имели бы свой независимый интернет? Жили бы как Китай, грубо говоря.Конечно, могли бы и так прожить. И плюсов было бы больше, чем минусов. Но если об этом написать – тут же поднимется крик: «Невозможно так жить в глобальном мире. Патриотические идиоты лишают нас мировой информации и интеграции в мировое сообщество. Интернет соединяет всех людей!».— При том, что 90-95% человек никогда за пределы Рунета не выходят?Разумеется. Я считаю, что ничего страшного в экономической изоляции нет. Китай жил в изоляции веками – не вымер же. СССР большую часть своей славной истории жил в экономической изоляции – и рухнул как раз тогда, когда начал «интегрироваться в мировую экономику», то есть сел в 1980-х на иглу экспорта нефти и импорта ширпотреба.Есть более прагматичные точки зрения. Например, что мы сейчас не сможем потянуть всю технологическую цепочку, а в результате у противника будут военные технологии лучше. Это отчасти верно.Но вообще есть известное утверждение Паршева, который написал книгу «Почему Россия не Америка», в которой он еще в середине 1990-х начал разоблачать либеральные мифы. Оно заключается в том, что исторически очевидно, что Россия достигала наибольших успехов и процветания именно во время экономической изоляции: как правило, во времена противостояний с Западом или просто ограничений на «интеграцию» в западную экономику. То есть когда у нас не конвертируется валюта, затруднен вывод капитала, затруднен приход капитал извне, нет бирж, доступных с Запада, и тому подобного – тогда нам хорошо, как ни странно это для западника. Потому что мы обычно доноры. Потому что иначе капитал из России просто высасывает, как пылесосом, туда, где возврат на инвестиции заведомо выше, а таких мест на планете много. Да, технологии заимствовать нужно, как мы всегда и делали, а делать прозрачной экономическую границу – нельзя.Поэтому, мне кажется, рассматривать возможность в той или иной степени экономически изолироваться – нужно: изоляция приводит к очищению экономики от «экспортеров капитала» и снижает риски манипуляции нашей экономикой, то есть возможность извне засунуть огромную экономическую кочергу и как следует пошуровать ею.Но в любом случае информационная война уже идет и на этом не закончится.У нас пока работают и Google, и Facebook, и Twitter. Они считают своей миссией «нести свободную информацию людям в странах с авторитарными режимами», как прямо сказал однажды Сергей Брин в своем интервью про ситуацию с Google в Китае. То есть их миссия – пропагандистская, а не коммерческая, и они это в Google, Twitter, Facebook отлично понимают.Поэтому они сейчас переходят (практически перешли уже) на шифрованный протокол соединения с браузером пользователя (то есть на https), когда никто «в середине пути» не может прочитать, что за «свободную информацию» они несут пользователям.— Вот Wikipedia тоже на https, и в результате ее чуть целиком не заблокировали.Это и было специально сделано владельцами интернет-проекта, чтобы невозможно было блокировать отдельные страницы. В результате и возникает вопрос блокировки целиком ресурса, который отказывается выполнять наши законы. Можно было бы закрыть только одну страницу – закрыли бы только ее.У нас есть законы, которые должны работать, и мы должны требовать у этих «западных монстров» исполнения этих законов. У нас работает Роскомнадзор, но пока не слишком эффективно (из-за боязни общественного резонанса, наличия у нас во власти довольно толстой прослойки «западников», из-за модели «черных списков», из-за https, из-за нехватки полномочий и тому подобного), и перед той же Wikipedia ему пришлось фактически отступить.С моей точки зрения, у западных ТНК просто опыт и возможности лоббирования – гораздо больше. Некоторые западные интернет-компании, по слухам, просто чемоданами деньги заносят туда, куда надо у нас тут.При этом они не считают нужным соблюдать наши законы: им достаточно соблюдения своих американских правил. Они не блокируют ни детское порно, ни торговлю наркотиками и уж тем более то, что у нас признано экстремизмом. Все эти запреты с точки зрения американских владельцев сервисов – не запреты, поскольку в США это можно.Я часто наблюдаю работу GR-специалистов западных компаний. Они везде, где есть какое-то движение. И их главная задача – не дать принять какие-то законы, которые могут изменить существующее положение с контролем контента в Рунете. Со 139-м федеральным законом о фильтрации они яростно боролись в 2013 году.Замечание в сторону. На одном из заседаний в Госдуме РФ представительница Google утверждала, что у них детского порно нет. Я прямо там нашел на телефоне это порно в выдаче Google, предъявил ей – она даже не стала как-то признавать ошибку, сказала: «Ну мало ли что бывает? Будем работать». Естественно, спустя несколько месяцев все было на том же месте в той же выдаче.При этом надо понимать, что в самих Штатах это все блокируется.— То есть законы делятся на те, что «для белых людей» и те, что для всех остальных?У себя все должно быть хорошо, а колониальным папуасам вроде нас нужно поставлять другое – то, что для них вредно, что позволяет ими манипулировать.В общем, мы говорили про влияние теракта 11.09.2001. Количество ИТ-опасностей с 2001 года, конечно, увеличилось, потому что сейчас все крупные интернет-компании США контролируются государством, все американские операторы связи контролируются, все производители оборудования контролируются, появились боевые вирусы, Wikileaks, анонимизаторы, биткоины и в интернете начались эти самые информационные войны.— Давайте еще немного поговорим о независимости нашего интернета от их влияния. Есть Россия, есть Китай – и пожалуй, все: весь остальной мир в области интернета и ИТ подконтролен западным компаниям, и независимых рынков нет. Так все выглядит?Почти. В Японии есть свой поисковик (не Google – японская версия Yahoo), но Япония – уже 70 лет сателлит США, фактически оккупированная страна. Есть Корея – там свой поисковик, но и она сателлит и, по сути, несамостоятельна. Есть Северная Корея, но про нее говорят, что там интернета вообще нет.— Вот Северная Корея, как там?Американцы и южные корейцы обычно пишут, что там вообще нет интернета, но потом затевают скандал насчет того, что-де северокорейские хакеры атаковали сервера Sony. Как они это сделали без интернета – неясно, но это пропагандистов не смущает.У нас есть мобильный стартап Osmino, который позволяет искать доступ с бесплатным точками Wi-Fi. Это международный проект, в нем участвуют миллионы пользователей. Северная Корея на карте бесплатного Wi-Fi есть. То есть у них имеется интернет, работает он там.С этой страной вообще все очень странно, потому что практически все новости о ней выдумываются в паре газет в Южной Корее (где, заметим, можно получить до семи лет тюрьмы за публичное позитивное высказывание о Северной Корее). То есть вот эти все «внучатого дядю Ким Ын Чуна расстреляли из боевых собак за чтение Библии во сне» производятся всего несколькими журналистами в Сеуле и потом бешено раскручиваются CNN, BBC и т.п., да и у нас. Потому что очень уж трафика они производят много.И они формируют дикие представления о Северной Корее у всего мира, который верит западной прессе. То есть у нас и у всего мира – внушенное представление: мы считаем, что в Северной Корее происходит то, что про нее пишут в Южной Корее, – то есть бред. А туда в день несколько рейсов из Владивостока отправляется – там есть жизнь, и она совсем не такая, какой ее представляют.— Выходит, больше никого нет? Только мы, Китай и Северная Корея?Еще немного есть Бразилия, они там также пытаются быть независимыми в области ИТ. То есть некоторые страны БРИКС действительно создают альтернативу существующему порядку в мире ИТ.— Это подводит нас ко второй части нашей беседы – новости. Новости, которые мы смотрим и слушаем каждый день. Тысячи информационных сообщений проходят через обычного человека, десятки тысяч – через журналистов. Все это переваривается и вываливается вFacebook, «ВКонтакте», «Одноклассники» и прочее. С 2001 года новости тоже изменились. Их подача, форма и использование вообще механизма новостей. Я помню сам 2001 год и то, как новость подавалась по-разному каждым телеканалом. До этого подобного не было ни после терактов в России, ни во время войны. Новости стали другими, новости стали оружием.Новости, конечно, и до этого были оружием, с наполеоновских времен, просто вид этого оружия изменился. Была создана такая гигантская информационная пушка как Wikileaks. Она сейчас практически не слышна: возможно, ее перестали активно применять. С моей точки зрения, Wikileaks – это американская информационная пушка, а Ассанж там – просто клоун, поставленный сверху, чтобы народ развлекать.Замечание в сторону. Как у Дугласа Адамса: единственное задание и цель, которую имеет президент Галактики – чтобы никто не задумывался о том, кто на самом деле управляет Галактикой. Поэтому чем больше он фрик, тем лучше – он всех отвлекает, все про него судачат. Ассанж – такой же фрик, который отвлекает от реального назначения Wikileaks.Почему именно Wikileaks – такая информационная пушка? Ее очень сильно раскрутили, вкладывали в это значительные усилия. Вот сейчас она стоит как бы в стороне, а напротив – СМИ. Она в них стреляет – и происходит мировой информационный взрыв.Все мировые СМИ стоят в низкой стойке, готовые к сливам из Wikileaks, и как только там что-то появляется, они с готовностью и массово перепечатывают – и не несут за это никакой ответственности. Потому что «ну это же Wikileaks, а мы просто пересказываем».Это как у нас «в интернете пишут». Если говорить об интернете, то его нельзя сам по себе считать источником – все равно кто-то спросит: «А откуда это?», «А что это?».А Wikileaks – это уже источник. Про Wikileaks есть раскрученная легенда – что ресурс создали какие-то хакеры, мотивов которых никто не знает, зато эти хакеры – гарантировано высоколобые, честные, справедливые. Зачем они это все делают, у кого они это все тащат – непонятно, и мы этого не спрашиваем – принимаем как должное.По России тоже из Wikileaks стреляли, но неудачно. То есть был какой-то компромат, но он «не зажег».А всю «арабскую весну» запалили при помощи Wikileaks. Мы просто не читаем арабских газет и журналов, не смотрим их ТВ, поэтому в России это мало кто заметил.Сделали целый ряд выстрелов про компромат, коррупцию властей, лидеров – дальше в обычных СМИ валом пошли публикации о том, какие власти коррумпированные в Египте, в Тунисе и так далее, призывы выходить на площадь за все хорошее… Далее – как обычно.Ранее такого не было. То есть, создать этакий «сливной бачок», абсолютно отмытый, с гигантским ресурсом цитируемости, безответственный, и сливать в него что нужно.И главное – никакой ответственности. Ты не обязан доказывать, подтверждать достоверность – ты только говоришь: «Ну, мы это просто украли». Это слишком изящная штука, чтобы она могла сама по себе появиться. Собственно, она так и была использована в интересах англосаксов – ни одного реального слива про американцев/англичан, который бы им хоть насколько-то серьезно повредил, не было. Хотя за Wikileaks как бы напоказ гонялись в духе комедийной погони в цирке: «А давайте Ассанжа посадим за проституток, которым он то ли не заплатил, то ли их не так использовал!» – «Ой, а он в посольстве спрятался!» – «Ну тогда не знаем, что делать…».В основном печатался Wikileaks в Guardian. Так же, как Google, когда он отказывался отдать данные по требованию Министерства юстиции США, Guardian таким образом имел вид некоторой фронды, хотя на самом деле просто работал на отмывку этих полезных викиликсовских сливов.Подобных механизмов было построено много. С 2001 года, заметьте, произошла еще одна очень интересная вещь в смысле распространения информации, отвязанной от ответственности за источник. Поисковые машины тогда уже были, интернет-СМИ были, но еще не появились социальные сети.— В 2001 году как раз Livejournal у нас появился.Да, появился, но ЖЖ мало кто считал и считает социальной сетью, хотя он ей, конечно, является. Сети тоже стали такой информационной пушкой. Появление и развитие Facebook и тому подобного, возможно, сделало ненужным Wikileaks. Сейчас все то же самое можно вбрасывать в социальные сети и потом «отмывать» в СМИ – совершенно не неся ответственности.Как выглядит классический информационный вброс? В мире СМИ есть так называемые «сливные бачки». Это такие недо-СМИ, где появляются новости, взявшиеся ниоткуда, – такие наезды, черный пиар, – типа нашего compromat.ru или moscow-post.com. Там происходит слив и легализация вброса. То есть вброс уже выглядит как «публикация в СМИ», на него уже может сослаться более приличное СМИ. А на того – и вовсе респектабельные «Коммерсант» или «Ведомости» могут сослаться.Ну а в мире соцсетей такими «сливными бачками», в первую очередь, служат аккаунты «квазипользователей».— Типа Мустафы Найема?Нет, этот хотя бы живой. Возможно, он делает не свое дело, а просто исполнитель, но он реальный человек. А есть фальшивые пользователи, одноразовые.Например, три года назад, в 2012-м, во время катастрофы в Крымске, когда после прорыва плотины снесло поселки и погибли 156 человек, мы наблюдали именно такую технику вбросов.Какой-то пользователь «ВКонтакте» – якобы девушка, которая публиковала до этого одних котиков и цветочки, – внезапно пишет длиннейший пост совершенно в другом стиле о том, что, мол, «у меня папа работает где-то в областном аппарате, и в Крымске тысячи трупов валяются на улице, ими забивают холодильники» и так далее. У нее до этого было три друга. И вдруг ее текст бешено начинают публиковать везде. Узнать о ней средствами самой социальной сети было бы нельзя, потому что у нее три друга, то есть у нее социальной видимости не было. Следовательно, текст раскручивался внешними для данной социальной сети средствами: кто-то звонил или присылал ссылку в электронной почте.Через четыре часа после того как текст все скопировали и опубликовали, аккаунт закрылся. И начался крик, что «ВКонтакте» – это «кровавая гэбня», которая душит правду и так далее. Администрация отвечает, что пользователь сам закрыл аккаунт, но ей уже никто не верит, слышатся лишь вопли: «Сатрапы!».Во время грузинской войны это имело вид «мой папа военный, он по радио слышал приказы вторгнуться в Грузию, а вот и аудиозапись этого приказа». Этакие «дочери кондиционера», хотя тогда их так еще не называли. Приказ в духе фэнтези Толкина: «Идите на грузинскую землю, убивайте всех без разбору, жгите, пытайте» и так далее. Это начальник дивизии дает такой приказ.— Ну да, обычно в такой форме приказы и отдаются.Конечно. Я же видел в фильмах по Толкину – там главные орки точно так и говорят. И руку так простирают вперед.Соответственно, теперь механизмом отвязывания ответственности от публикаций служат социальные сети.Боты вроде «девочки из Крымска» – уже не самая эффективная технология. Гораздо лучше, когда точкой вброса служит раскрученный живой пользователь, вокруг которого построена система усиления сигнала. У нас в России, в частности, такой механизм был построен вокруг Навального. На Украине – Мустафа Найем, а у нас есть Навальный.Как написал в свое время один наш общий знакомый в 2012 году: «За последний год у нас все СМИ выстроились «свиньей» за Навальным. Навальный у нас оказался ньюсмейкером, а «Коммерсант», «Ведомости» и кто поменьше – «Эхо», «Фонтанка» – просто раскрывают тему, которую он вбрасывает».Навальный сам по себе ответственности не несет, как мы видим. Возможно, обслуживанием этой безответственности занимается специальная команда юристов, которая борется в судах или «заносит куда надо». Это не столь важно.Важно, что есть механизм: Навальный эти темы вбрасывает, а все – разносят. Кроме безусловной, просто автоматической поддержки либеральных СМИ, в социальных сетях вокруг него сформирована группа поддержки из 30-40 тысяч человек. Есть ядро, потом есть стая, потом тусовка, потом стадо. На каждом звене увеличение – примерно на порядок. Условно, ядро – 40 человек, стая – 400, тусовка – 4000 и так далее.— Получается пирамида.— Да, пирамида – это самая эффективная форма управления людьми. Получается мощнейший усилитель сигнала, подобный Wikileaks. Надо построить такую структуру, натренировать ее, а дальше ты вбрасываешь любое сообщение, и оно за полдня разлетается на аудиторию из миллионов людей.— То есть, значит, у нас не сработал Wikileaks, но сработал Навальный?Да, потому что наличие или отсутствие интернет-сигнала в канале – это еще не все. Главное, кто этот сигнал эффективно эксплуатирует.У нас долгие годы с начала 1990-х работали сотни некоммерческих организаций, которые на западные деньги и по западной гуманитарной технологии строили эти структуры, пирамиды из людей.Как это делается? Во время еще первых выборов на Украине в 2004 году (а потом и на следующих) в стране работало более 1000 неправительственных организаций, которые занимались обслуживанием «майданов». Например, была создана организация «Избиратели Украины». В каждом занюханном городишке обязательно было представительство этой организации. Таких контор были тысячи.— Как это выглядело?Просто брались студенты из какого-нибудь Мукачево или Трускавца. Для украинского студента 100 долларов в месяц – это очень серьезные деньги. И вот он там у себя открывал контору, а сам назывался председателем или президентом представительства организации «Избиратели Украины» в этом городе. Дальше от него требовалось вбрасывать какие-то новости. «А у нас вот все против Януковича и за Ющенко» или «Нас преследуют!» или еще что-то. Дальше это поднималось по структуре поддержки, попадало в ангажированные газеты – местные, потом – в центральные, отмывалось там, попадало на Запад, оттуда журналисты центральных газет опять уже звонили этому студенту. А студент просто получал сверху указания, что ему нужно сказать, и отправлял опять наверх по той же цепочке.Таких систем вброса и отмывки сообщений было построено очень много.И у нас они построены. Тусовку вокруг Навального строили несколько лет. Это долгая работа по построению секты. Чем она отличается от какой-нибудь обычной компании или группы по интересам? Прежде всего, это многоуровневая фильтрация.Сперва захватываются самые широкие массы. Как я понимаю, американцы рассуждали в 1990-е так: «Так, у них нет женских организаций. Создаем женскую организацию», «Так, организации по защите животных тоже нет. Сейчас сделаем».В результате, как писали не раз, например, где-нибудь в Ярославле есть один дом, в котором на одном этаже зарегистрировано два-три десятка подобных некоммерческих «правозащитных» организаций. Тут и борьба за «планирование семьи» (то есть за аборты и сексуальное просвещение), и эмансипация женщины, и права животных, и контроль выборов – организаций двадцать, а начальников, лидеров в них может быть всего семь: они совмещают.И они в свою воронку начинают сначала затаскивать всех подряд (всех фриков, всех озабоченных правами женщин, тех, кому просто нечего делать вечером, и так далее) на ни к чему не обязывающие мероприятия. Поговорить, выслушать, выпустить некоторых фриков на сцену и посмотреть, как они реагируют на те или иные раздражители. Из нескольких сотен пришедших на следующие мероприятия отбираются десятки. Их уже отдельно собирают и на этот раз накачивают контентом гораздо более жестким, смотрят на реакцию. На кого не подействует или вызывает чувство отторжения – тем говорят: «Ну, извините».Замечание в сторону. Я видел, как работает многоуровневая фильтрация, например, на сеансах Кашпировского. Четырем сотням человек в зале заводят успокаивающую психоделическую музыку и просят соединить руки за головой; потом у полусотни эти руки в самом деле не разнимаются – впали в легкий транс, потому что внушаемые. Их просят пройти на сцену, они там стоят 5-10 минут под ту же музыку, потом сзади подходит ассистент и кладет руку на затылок. Испытуемые с грохотом падают на спину, как шкаф, не выставляя рук. Кто до или после падения испугался и пришел в себя – того отправляют в зал и так далее. Постепенно остается 15-20 человек, из которых можно просто вить веревки, заставлять видеть любые галлюцинации, лазить по воображаемому дереву и есть воображаемые фрукты – в результате этой многоуровневой фильтрации.А при втягивании в некоммерческие организации правозащитников, представителей «гражданского общества» тоже нужны внушаемость и желание участвовать в движухе, делать карьеру. На них и тестируют. Работа идет со стимулами, с комплексами, с карьеризмом. Испытанный способ сектантов для тестирования на управляемость – послать людей на улицу что-нибудь вытворить, к прохожим приставать.В некоторых бизнес-школах и на курсах бизнес-успеха делают то же самое. Ломают барьеры, дают странные задания и смотрят, у кого пойдет, а у кого не пойдет. Лишних выгоняют, чтобы они не портили картину, и оставляют самых подверженных внушению. Да, количество уменьшается. Но если много ресурсов (а у американцев их всегда много), то это не так важно. Главное – ширина начальной воронки и достаточный процент конверсии.На это в норме уходят годы, десятилетия. Вот, скажем, сайентологи в нашей стране существуют уже 25 лет. Да, остаются только люди совершенно «с головой не на месте», ну так им такие ведь и нужны. Они – готовые бойцы....Окончание статьи здесь: http://cont.ws/post/122929

03 сентября 2015, 21:44

Кто стоял за Гейтсом, Джобсом и Цукербергом

Во все времена главным двигателем технического прогресса была война и расходы на вооружение.Десятилетиями правительство США целенаправленно вкачивало деньги в Силиконовую долину. Хитрость состояла в том, что финансировали не чисто военные исследования, а гражданские проекты. Затем проекты, которые выживали, выдерживали конкуренцию, окупались, находили и военное применение. Долину создавали рука об руку государство, университеты и постепенно становившийся на ноги благодаря заказам правительства частный сектор.Начнем с миллиардера Билла Гейтса. Сына простой школьной учительницы Мэри Максвэлл Гейтс, как гласит легенда. На самом деле мама Гейтса была членом совета директоров солидных финансовых и телекоммуникационных компаний, в том числе президентом национального совета UnitedWayInternational. Там под ее руководством заседали два монстра компьютерного рынка — президенты IBM разных лет Джон Опель и Джон Эккерт. Так случайно вышло, что IBM поручило разработать операционную систему для первого персонального компьютера никому не известной компании «сына простой учительницы» Microsoft. Гейтс купил за $50 тысяч у программиста Патерсона систему QDOS, обозвал ее MS-DOS, продал лицензию IBM, сохранив авторское право за Microsoft. Так на свет появилась первая операционка Microsoft. Компьютеры РС, ставшие стандартом для всей мировой индустрии персональных компьютеров, оказались крепко привязаны к Microsoft. В 1996-м, имея за плечами контракты с IBM и операционные системы, Билл Гейтс вышел на биржу и стал в одночасье невероятно богатым. Для нашей темы крайне важен факт: IBМ с 60-х годов и поныне — головной производитель «сложного железа» для АНБ и других разведслужб.История с Google началась в самом центре Силиконовой долины — Стэнфордском университете. Там студенты Ларри Пейдж и Сергей Брин работали над Стэнфордским проектом цифровой библиотеки. Библиотеке требовался поисковик. Проект финансировался за счет Национального научного фонда (по статусу — Федеральное агентство США, тесно связан с разведсообществом и Пентагоном). Первые $100 тысяч на поисковик Google двум студентам поступили от Энди Бехтольштайма, подрядчика целого ряда проектов, финансируемых Агентством передовых военных технологий Пентагона DARPA.Первые серьезные деньги в Google вложил Sequoia Capital — один из самых успешных венчурных фондов в мире. Глава фонда, знаменитый Дон Валентино, был одним из руководителей в крупнейшем подрядчике Пентагона и разведывательного сообщества Fairchild Semiconductor.Facebook был социальной сетью «Лиги Плюща» — университетов, где учится американская элита. Марку требовались деньги на развитие бизнеса, раскрутку. Первые $500 тысяч дал Питер Тиль. Уже через четыре месяца Facebook собрал первый миллион пользователей и стал стремительно расти. До инвестиций в Цукерберга Тиль создал платежную систему PayPal, которую позиционировал как средство борьбы с национальными платежными системами, своего рода шаг к мировой валюте. Но сейчас Питер Тиль известен не PayPal и даже не Facebook. Он пять лет по крупицам собирал и финансировал команду лучших математиков, лингвистов, аналитиков, специалистов по системному анализу, доступу к данным и т. п. Теперь это любимое детище американского разведывательного сообщества — компания Palantir. Ее шеф Тиль — член Бильдербергского клуба (который считают тайным мировым правительством. — Ред.)Цукербергу требовались все новые деньги. Парой миллионов помог Билл Гейтс. Не хватающие для сверхбыстрого роста Facebook 13 миллионов удалось получить в компании Accel Partners. Инвестицию организовал Джеймс Брейер, бывший глава Национальной ассоциации венчурных капиталистов в сотрудничестве с Гилман Луи, исполнительным директором официального Фонда американского разведывательного сообщества In-Q-Tel. Так что по Силиконовой долине чужие и случайные не ходят.Все знают про знаменитый голосовой помощник SIRI, установленный сегодня в айфонах покойного "бунтаря" Стива Джобса. Его прообразом послужило программное обеспечение нового типа Calo. Происходит название от латинского слова Calonis — слуга офицера. Проект финансировался все тем же пентагоновским агентством DARPA. Можно еще примеры приводить по компьютерным гуру, но не хочу утомлять читателей.Высокотехнологичный бизнес, университеты, американское разведывательное сообщество — ребята с одного двора. Своего рода «военно-информационно-промышленный комплекс». Они занимаются одним делом — собирают, обрабатывают индивидуальные и корпоративные данные, т. е. сведения о каждом из нас. Одни — ради прибыли. Другие — ради национальной безопасности или того, что этим прикрывается.Есть хрестоматийная история. Отец, работающий в компьютерной компании, узнал о беременности дочери еще до того, как она сама ему призналась. Каждый из нас, в зависимости от желаний, потребностей, настроений и т. п., что-то ищет в интернете, заходит на разные порталы, оставляет сообщения. А в интернете — запомните! — никогда ничего не пропадает. Если обобщить заходы, сообщения, то можно понять, что происходит с человеком либо с организацией. А если ты знаешь, что происходит с кем-либо, то можешь предложить ему в нужный момент нужные товары, услуги и т. п. И он их обязательно приобретет. Это называется управление поведением. А теперь представьте, что вы продаете в Сети не товары и услуги, а те или иные политические убеждения, взгляды, точки зрения на мир и т. п. viaЭксперт по конкурентной разведке Елена Ларина

11 августа 2015, 04:44

Google станет подразделением Alphabet Inc.

Крупнейшая поисковая система интернета Google кардинально изменит свою операционную структуру, став одной из дочерних компаний головной корпорации Alphabet Inc.

20 февраля 2013, 12:10

Средство от неизлечимых болезней: зачем Мильнеру и Цукербергу премия по медицине

Миллиардер Юрий Мильнер объяснил Forbes, зачем стал одним из соучредителей фонда Breakthrough Prize in Life Sciences Foundation, который в среду вручил первые 11 премий по медицине «Я думаю, что эти первые премии — это только начало. Она вообще задумывалась как платформа, на которой могут существовать и другие премии в области медицины. Я надеюсь, что к нам присоединятся и другие люди», — заявил Forbes один из основателей Mail.ru Group и DST Global Юрий Мильнер (№92 в списке богатейших бизнесменов России, состояние $1 млрд), комментируя сегодняшнее сообщение о вручении первых премий за прорыв в области медицины. Читать далееПохожие статьиДеньги в лом: зачем компания Игоря Зюзина купила убыточную фирму за 4,6 млрдЭтот день в истории бизнеса: трактора, которые стали суперкарами, и Mail.ruПрохоров продал долю в Polyus Gold за $3,6 млрдОчки для соцсети: почему Марк Цукерберг заинтересован в успехе Google GlassПравила бизнеса Майкла Делла

11 февраля 2013, 10:27

Олег Лурье, Россияне сделали Америку или снова о национальной идее

Как-то недавно убеждал меня один небезызвестный блогер в том, что все хорошее, прогрессивное и разумное приходило в мир из Соединенных Штатов Америки. А мы, тупоголовые и а лаптях из секонд-хенда, можем только использовать готовые идеи американского интеллекта. Да, и то бездарно. Может быть, это и так. Но только в окончательном результате. А ведь первично все это вышеозначенное «прогрессивное и хорошее» пришло в США из других стран. И немалая доля здесь принадлежит России. Краткий экскурс в историю великих «американцев» говорит о том, что без выходцев из нашего отечества Америка не знала бы большой части своих брендов и имен, составляющих ныне гордость страны. Приведенные мною примеры — лишь немногое из того, что получили США «прямой доставкой» с территории бывшего Советского Союза и России. Итак: Известная фирма «MaxFactor» снована выходцем с юга России Максимом Факторовым в 1930 году и до сих пор занимает лидирующее положение в индустрии декоративной косметики. Символ Америки Голливуд по сути был также создан выходцами из СССР. Основатели киностудии «Warner Brothers» — четыре брата Вороновы из Белоруссии (они же Уорнеры). А знаменитую кинокомпанию «Metro Goldwyn Mayer» создали Луис Барт Мейер, урожденный Лазарь Меир из Минска и Сэмюель Голдвин, урожденный Шмуэль Голдфиш из Варшавы. Русский создатель легендарного американского спорткара «Шевроле Корветт» Захарий Аркус-Дантов родился в 1909 году в России. В мае 1953 года Аркус-Дантов пришел в «Дженерал Моторс», в подразделение «Шевроле», где и разработал самый знаменитый спортивный автомобиль Америки. К рождению знаменитой джинсовой марки приложил руку не только Леви Страусс, но и эмигрант из Российской империи Якоб Йофис . В 1869 году он открыл в Рино швейное ателье. Материалы для заказов он покупал у продавца из Сан-Франциско Леви Страусса, который занимался производством диковинной для того времени одежды из плотной хлопчатобумажной ткани. Однажды ему поступил заказ от женщины, попросившей сделать для ее мужа-дровосека прочные штаны. Тогда Дэвису и пришло в голову закреплять карманы с помощью металлических заклепок. Увидев, что новшество пользуется спросом, Дэвис решил запатентовать его, обратившись за помощью к Леви Страуссу. Так началось их многолетнее плодотворное сотрудничество. В 1922 году 29-летний эмигрант из российского города Смоленск Морис Маркин основал Checker Cab Manufacturing Co — автозавод, специализирующийся на производстве такси собственной конструкции. В криминальные двадцатые «чеккер» стал любимой машиной чикагских гангстеров. В просторном такси было удобно прятать спиртное и выезжать на дело: 6—9- местный салон легко вмещал целую банду. В 1956 году появился Checker А10 — самый просторный седан Америки. Его облагороженная версия — Marathon 1960 года и стала легендарным американским «желтым такси». Кстати, кубики на бортах машины придумал именно он — бывший житель Смоленска Морис Маркин. Натан Шварц, давший жизнь знаменитой обувной марке Timberland родился в Одессе, в семье бедных сапожников. Перед началом Первой мировой войны вместе с родителями переехал в Бостон, где продолжил свое обучение на обувного мастера. В 1965 году вместе со своими сыновьями он придумал технологию бесшовного соединения резиновой подошвы обуви с кожаным верхом, выполняемую при помощи специального пресса. Уже в 1973 году вышли первые партии ботинок, одним из слоганов для которых был «Если вы любите Timberland, относитесь к ним как можно хуже». Так Шварц вошел в историю, сделав продукцию марки широко популярной за пределами США. Создатель знаменитой марки Ralph Lauren был сыном Франка Лившица, советского эмигранта, из белорусского города Пинска. Первый успех пришел к Лорену в 1967 году после создания широкой модели галстука, в противоположность распространенным тогда узким. В 1968 году он запустил собственную марку Polo Ralph Lauren, а уже через год открыл первый магазин. Сейчас Ralph Lauren — одна из самых популярных марок одежды в мире. Американский писатель- фантаст Айзек Азимов, написавший около 500 книг, многократный лауреат литературных премий Хьюго и Нейбьюла, родился в 1920 году в местечке Петровичи Климовичского уезда Гомельской губернии( сейчас это Шумячский район Смоленской области) и при рождении получил имя Исаак Юдович Озимов. Российских предков имеет и известный писатель Сидни Шелдон, настоящая фамилия которого- Шехтель. Его романы переведены на 56 языков и изданы тиражом более чем 300 миллионов экземпляров в 100странах мира, по его сценариям снято 25 фильмов. Писатель признавался, что видит и чувствует драму именно потому, что его предки- русские. Ну и, конечно же, из бывших «наших» и авиаконструктор и отец американского вертолетостроения Игорь Сикорский, и изобретатель телевидения Владимир Зворыкин, и Александр Понятов, создавший первый в мире видеомагнитофон. И, само собой разумеется, что в списке людей, сделавших современную Америку, далеко не последнее место занимают соучредитель фирмы Apple сын выходца из СССР Стив Возняк и создатель поисковика «Google» русский эмигрант Сергей Брин. И это все лишь небольшая часть того, что США получили от бывшего СССР. Читаешь и понимаешь, что хорошо у американцев не с врожденными талантами , а с приобретенной опытным путем соображалкой. В связи с отсутствием нормального генофонда, они, не скрывая и гордясь этим, заимствуют мозги, способности и идеи у всего мира. А может быть, именно в этом и заключается та самая национальная идея, которую ищут все, за исключением США? Они ее, эту идею, давно нашли и последние сто лет эксплуатируют и хвост и в гриву. И у них это неплохо получается. У нас же подобные варианты, за исключением сбежавшего от налогов престарелого Депардье, пока не проходят. Может мало денег предлагаем? А что если ввести дополнительный налог на доходы нефтяных, газовых и другие ресурсных миллиардеров (других в России, к сожалению, нет), скажем в шесть процентов, и направлять его на приобретение лучших умов и идей из всех стран мира? Представьте, шесть процентов от годовой прибыли участников российского «Форбса» составит около 10 миллиардов долларов. Сколько мозгов можно купить на эти деньги? Я думаю, что много. Даже на территории тех же Штатов, не говоря уже о Европе или развивающихся странах. И действовать так же, как и американцы — убивать ценой. Наповал. — Уважаемый, сколько Вам платят в Силиконовой долине? — Три миллиона в год. -Получите десять. Распишитесь и завтра с вещами и семьей мы Вас встречаем в Шереметьево. Конечно же, к нам вернутся и те наши соотечественники, которые раньше убежали к американцам. И, поверьте, их будет гораздо больше, чем коренных жителей США. Генофонд все-таки. И дело здесь в каких-то шести процентах от ресурсных миллиардов. Всего лишь... Господа олигархи, а может, скинетесь на будущий русский «Apple» или хотя бы на отечественный «Корветт»? Нет, конечно, отечественные миллиардеры, вскормленные на дармовой нефтянке, на покупку мировых гениев денег не дадут. По собственной воле не дадут. А вот если вежливо попросит Путин, то разговор будет, разумеется, с положительным результатом. Так, что, Владимир Владимирович, может поговорите? Заодно и национальная идея появится. И, может быть, после такого разговора в России наконец-то появятся свои гейтсы и джобсы. Если, конечно, и эти шесть процентов отечественное чиновничество не разворует. Оригинал