• Теги
    • избранные теги
    • Люди54
      • Показать ещё
      Страны / Регионы88
      • Показать ещё
      Разное126
      • Показать ещё
      Компании12
      • Показать ещё
      Формат8
      Международные организации10
      • Показать ещё
      Показатели1
      Издания1
      Сферы3
14 апреля, 15:50

«Век Октября. Моя революция». Интервью с профессором С.Г. Кара-Мурзой в газете «Правда»

Профессор Сергей Кара-Мурза в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко.При выборе собеседников для рубрики «Век Октября. Моя революция» не смог я обойти такого интересного, хотя в чём-то и спорного исследователя, как Сергей Георгиевич Кара-Мурза. ...Читать дальше →

21 марта, 13:59

Сергей Кара-Мурза. "Страдания и радости диссидентов"

Сергей Георгиевич Кара-Мурза, автор книг "Манипуляция сознанием", "Советская цивилизация" и многих других, о том, кто такие диссиденты, против чего бунтовали "стиляги" и как становились диссидентами поклонники "истинного Маркса". #ДеньТВ #диссиденты #СССР #история #интеллигенция #предательство #разрушениеСССР #либерализм #Сахаров #Солженицын #КараМурза #коммунизм #советскийчеловек #Горбачёв #Мамардашвили

01 марта, 17:53

Юбилей Великой Иудейской Революции

Сергей Кара-Мурза, 16 февраля 2017Революция 1917 года была очередной но неудачной попыткой Мирового Правительства уничтожить русский народ, Россию. Как когда-то была стёрта из людской памяти и всемирной истории Славяно-Арийская Империя, Великая Тартария...

26 февраля, 20:04

Сергей Кара-Мурза. "Февраль и Октябрь: юбилейные размышления". Хроники революции

  • 0

Сергей Георгиевич Кара-Мурза, автор книг "Манипуляция сознанием", "Советская цивилизация" и др. об историческом осмыслении событий Февраля и Октября 1917 года и состоянии современного обществоведения". #ДеньТВ #КараМурза #СССР #история #1917й #большевики #социалисты #партии #эсеры #меньшевики #кадеты #Плеханов #либералы #буржуазия #крестьяне

25 февраля, 09:22

Текст: Февральские тезисы ( Сергей Кара-Мурза )

"Наступивший 2017 год — год столетия Февральской и Октябрьской революций. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революций в России. Не только для историков, учёных — российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий", — отметил президент Российской Федерации Владимир Путин в своём Федеральном послании 2016 года. В современном российском обществе до сих пор не преодолён и активно поддерживается раскол меж...

14 января, 10:06

НЭП: так начинался эксперимент

Безусловно, новая экономическая политика (НЭП) была крупнейшим поворотом в политике большевиков, который, однако, как и политика военного коммунизма, первоначально являлся скорее настоящим экспромтом, нежели продуманной партийной программой на длительную историческую перспективу.

14 января, 05:25

НЭП: так начинался эксперимент

Безусловно, новая экономическая политика (НЭП) была крупнейшим поворотом в политике большевиков, который, однако, как и политика военного коммунизма, первоначально являлся скорее настоящим экспромтом, нежели продуманной партийной программой на длительную историческую перспективу.

08 декабря 2016, 21:34

«Дикий капитализм» добрался до Боголюбова

Рядом со знаменитым храмом хотят выпускать презервативы

04 декабря 2016, 09:00

Сергей Кара-Мурза: «Кубинцы говорили: придут молодые и продадут нас, как Горбачев – вас...»

Сегодня урна с прахом Фиделя Кастро будет захоронена на кладбище Святой Ифигении в Сантьяго-де-Куба. О том, в чем заключался смысл «кубинского социализма» и почему советская либеральная интеллигенция, влюбленная в Кубу, все 90-е годы так ждала, чтобы она без СССР «рухнула, озверела от голода и разложилась», «БИЗНЕС Online» беседует с известным ученым и философом левых взглядов Сергеем Кара-Мурзой.

29 ноября 2016, 00:22

К вопросу перемирия и размежевания

Сегодня была по ТВ "Радио Свободы" передача под названием "Грани Времени. Кубинский Сталин умер. Живо ли его дело?"Анонс: "О Фиделе Кастро, его жизни и судьбе - политолог Татьяна Ворожейкина, историк Сергей Кара-Мурза, журналист, правозащитник Александр Подрабинек".Можно послушать в mp3 "Радио Свободы" http://www.svoboda.org/a/28113987.htmlТеперь выложили и видео: http://www.svoboda.org/a/28144674.html

Выбор редакции
03 ноября 2016, 13:23

Объединимся ли?

Как изменилось наше отношение к празднику – Дню народного единства. // Комментируют эксперты Сергей Кара-Мурза и Олег Нилов

02 ноября 2016, 14:14

Попросили в ЛГ реплику о празднике Единства (1000 знаков)

http://www.lgz.ru/article/-43-6573-2-11-2016/put-k-edinstvu/Сергей Кара-Мурза, политолог, публицист:Основанием для введения праздника 4 ноября была ликвидация 7 ноября. Это – гиря из наследия Ельцина, акт из программы профанации праздников СССР, топор раскола народа. Все это знают, ну что же... Куда круче: 12 июня – День России или День принятия Декларации о суверенитете России, еще его называют «Днём независимости России». Вот и удержи Украину или собери Евразийский союз! Распад общества по социальным линиям скрывает травму погрома пантеона символов. Элита это не чует – признак краха культуры. Не по Сеньке шапка. Анестезия страхом и шопингом, массовая амнезия позволили нашим рыхлым общностям терпеть друг друга – только б не было войны. Но на такой почве не быть единству. Что же… В 1612 г. вырвались из Смуты, т.к. разогнали Семибоярщину. А у нас-то она пока правит – ну и праздник! Курьез. Спасибо, хоть Смуту слегка подморозили. Вот и голосуют за ЕР и дорожат 4 ноября – не спасение, но запас живучести. Это дорогого стоит. Поэтому надо ценить этот праздник. Хотя пресса сообщила: «Демократы не признают 4 ноября праздником».

06 сентября 2016, 09:38

Текст: БЕСПАМЯТНЫЙ КАРА-МУРЗА ( Борис Ихлов )

БЕСПАМЯТНЫЙ КАРА-МУРЗА В одной из свих книжек Сергей Кара-Мурза поместил главку «Что печалит испанских моpяков». Читаем. «В начале 1992 г. случайно познакомился я в Испании с человеком, который много повидал на свете и в то же время почти всю жизнь прожил в отрыве от прессы и телевидения. С юных лет и до седых волос он плавал моряком на самых разных судах и под разными флагами. Тогда, в 1992 г., был капитаном испанского рыболовного флота... И простые суждения этого человека были для меня, избитого демократической пропагандой, как глоток свежей воды в жару, хоть и наговорил он мне неприятных вещей…  То, что произошло с СССР, сказал Эдуардо Гаpсия Осес, — большое горе для очень многих во всем мире, даже для тех, кто вроде бы радует...

30 августа 2016, 07:00

Кто вы, мистер Путин?

Либералы о Путине:"А во-вторых, так дела не делаются. Деньги любят тишину и хорошая политика тоже. Такие предложения озвучивать можно только для самопиара. В реале же на месте Путина я бы сделал по-другому - из доверенных людей выделил непримиримую оппозицию на случай непредвиденных ситуаций (природные и пр. катастрофы, которые могли бы пошатнуть нынешний режим), и эта оппозиция, триумфально придя к власти на публичном и громком антипутинизме и "антитандемизме", продолжила бы ту же самую либеральную линию, которую ведут путинисты.Понимаю, что из стана либералов на меня сейчас обрушатся с визгами о том, что Тандем - вовсе не либералы, а напротив. Не соглашусь. Ибо все познается в сравнении. А в сравнении с теми, кто может прийти к власти, нынешние - просто светоч либерализма. Не верите мне, поверьте противной стороне - активный плакальщик по ушедшему СССР Сергей Кара-Мурза откровенно называл Путина и его Грефо-Кудринскую команду либералами. Он приводит слова Чубайса: "Реальный внутриполитический курс Путина - правый. А внешнеполитический - так просто слов нет! Мы развернулись за два года на 180 градусов. В НАТО практически вступили. В ВТО вступим..." Это было сказано почти 10 лет назад. Тогда Путимн был президентом. И тогда мы в НАТО так и не вступили, хотя Путин такую идею высказывал. Теперь ее высказывает продолжатель путинского дела - Медведев.Кстати, о Чубайсе.. Да один только тот факт, что в команде Путина до сих пор находится Чубайс, и еще тот факт, что Гайдару устроили пышные похороны, что Сталина на самом высоком уровне называют кровавым преступником, а учебник со словами об "эффективном менеджере" получил пинка под корешок, да плюс признание сталинских преступлений в Катыни... все это говорит о многом! Монетизация льгот - либерализм. Признание того факта, что у нас слишком много госкорпораций - либерализм. Разговоры на самом верху о том, что с государства нужно сбросить максимум полномочий, оставив ему минимум функций - либерализм. Второй виток приватизации, затеянный недавно - либерализм. Вступление в НАТО и ВТО теперь уже совсем не за горами.Понятно, что нам хочется либерализма побольше, и потому мы Путина и Медведева справедливо критикуем. Но нужно понимать, что политик работает в поле возможного, а не в сферическом вакууме."http://a-nikonov.livejournal.com/839523.htmlНекоторые либералы таки понимают, что делает Путин в стране вот уже 15 лет. А вот моя картинка о месте Путина на политическим поле России:Отсюда.Наглядно видно из диаграммы, что место Путина очень и очень далеко от центра поля, от консенсуса всего общества. Хотя нельзя сказать, что Путин не достиг консенсуса. Достиг, только это консенсус находится в центре либерального поля, поля сторонников капиталистического пути для России, бенефициантов дальнейшего разграбления страны и народа.Ответ на заголовок поста будет следующим: Путин нелиберальными методами, т.е. недемократично и вопреки желанию народа, ведет Россию к либерализму.

17 августа 2016, 19:50

Отмечают юбилей ГКЧП. Вот реплика в "Литгазете"

Сергей Кара-МурзаОтошли 25 лет после «путча ГКЧП». В водовороте 1991 г. мы не могли оценить это событие, хотя эта терминальная операция готовила и тайный договор в Беловежье, и приватизацию, и Беслан, и Майданы на Украине. До этого была репетиция в январе 1991 г. в Вильнюсе. Все было прозрачно, но тогда все это проносилось как в зазеркалье, под тяжелым наркозом. Многое еще увидим, но разум окреп. Надо изучать уроки, ставшие уже историей, хотя болтать о таких вещах нельзя. Это страшные события, которые тянутся на ногах у государства, как тяжелые гири. В политический спектакль перестройки большинство вперилось, как в греческие трагедии – очарование, ужас, катарсис. Быстро была подавлена рациональная логика, население стало парить над землей в виртуальной реальности. Бесполезны были попытки завязать диалог и вернуться к духу расчетливости. Более подготовленные западные философы были потрясены спектаклем свержения и убийства Чаушеску в 1989 г., а потом замолчали. Но остались статьи, вот цитата из одной: «Тимишоара представляет кульминацию, до такой степени, что ее имя следовало бы присвоить всему новому курсу мировой политики. Потому что там секретная полиция, организовала заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим... Впервые в истории человечества похороненные недавно трупы были спешно выкопаны, а другие собраны по моргам, а затем изуродованы, чтобы имитировать перед телекамерами геноцид, который должен был бы легитимировать новый режим. То, что весь мир видел в прямом эфире на телеэкранах как истинную правду, было абсолютной неправдой. И, несмотря на то, что временами фальсификация была очевидной, это было узаконено мировой системой СМИ как истина — чтобы всем стало ясно, что истинное отныне есть не более чем один из моментов в необходимом движении ложного. Таким образом, правда и ложь становятся неразличимыми, и спектакль легитимируется исключительно через спектакль». У нас было мягче, а крови совсем немного. Судьи даже не успели допросить всех обвиняемых «заговорщиков», и Госдума объявила амнистию: «Прекратить все уголовные дела, которые находятся в производстве по событиям 19-21 августа 1991-го, связанные с образованием ГКЧП». Надо же! Язов позже был награжден орденом Почета, Варенников стал депутатом Госдумы РФ. Подкрепила власть сигнал для тугодумов в октябре 1993 г. – и реформа пошла. Народ безмолвствует… Некоторые правители на такой «работе» сгорели, но «греческий театр» разумно закрыли. Я лично благодарен нынешней власти за то, что дали нам успокоиться хотя бы в этой трясине, не ворошат при нас все эти события – пусть они опускаются в предание. Сейчас просто читать даже академические тексты интеллектуалов перестройки и 1990-х годов – и то опасно для психики. Хорошо, что студентам читать не дают. Разбор и оценки таким операциям должна представить власть, если посчитает нужным и возможным. Например, до сих пор не раскрыли смысла и авторов замысла «Кровавого воскресенья», это событие предали забвению. Спустили на тормозах небывалый проект полиции – создать боевую террористическую организацию эсеров, командиром которой стал Азеф, осведомитель полиции с 1893 г. Этим боевикам санкционировали убийства государственных чиновников высшего ранга (как министра внутренних дел Плеве и великого князя Сергея Александровича). Тот факт, что разоблаченному Азефу руководители эсеров Чернов и Савинков после допроса разрешили удалиться, трудно объяснить, если не считать что были тайные договоренности. Этот симбиоз полиции, радикальных диссидентов и преступности – болезнь части нашей интеллигенции. Их мышление – гибрид западничества, мессианства и русского нигилизма. Такая синкретическая структура культуры в кризисные периоды порождает «странных» людей. Над этой проблемой бился Достоевский. Эту культуру нельзя назвать ни западной, ни русской, это были первые атаки постмодерна. Но продолжать такие атаки в России – слишком опасная угроза. Мы пока еще слишком ослаблены.

09 августа 2016, 18:27

Горловка под прицелом ВСУ

Но у жителей Донбасса есть и другие враги, помочь в борьбе с которым могут неравнодушные россияне

16 мая 2016, 08:30

Текст: Интервью Сергея Кара-Мурзы "Своб. прессе" про образование ( Сергей Кара-Мурза )

«СП» (Александр Дремлюгин): — Какие ключевые проблемы отечественного образования вы бы могли отметить? Профессор, автор работ по истории СССР, политолог и публицист Сергей Кара-Мурза: — Их две: разрушение отечественной системы образования, которую кропотливо выстраивали два века, и попытка создать иную систему по шаблонам Запада, которая не удалась. Результат — полный регресс и все вытекающие отсюда последствия. «СП»: — Чем это грозит нашему обществу? Сергей Кара-Мурза: — Выпадением нашего общества (и государства!) из отечественной культуры и ещё быстрее — из мировой. В и...

11 мая 2016, 12:32

Интервью "Своб. прессе" про образование

Кто хочет читать весь заочный разговор с двумя «экспертами», вот ссылка: http://svpressa.ru/politic/article/147857/Ученье, как известно, — свет, а неученье — тьма. В каком из этих образных явлений пребывает наше отечество, какого человека сегодня воспитывает наше общество и что происходит с государственной системой образования?«СП» (Александр Дремлюгин): — Какие ключевые проблемы отечественного образования вы бы могли отметить?Профессор, автор работ по истории СССР, политолог и публицист Сергей Кара-Мурза:— Их две: разрушение отечественной системы образования, которую кропотливо выстраивали два века, и попытка создать иную систему по шаблонам Запада, которая не удалась. Результат — полный регресс и все вытекающие отсюда последствия. «СП»: — Чем это грозит нашему обществу?Сергей Кара-Мурза:— Выпадением нашего общества (и государства!) из отечественной культуры и ещё быстрее — из мировой. В итоге — деградация материальной и духовной основ. «СП»: — Какую личность воспитывает российское образование или этот вопрос сегодня не актуален?Сергей Кара-Мурза:— В российском образовании пока что идёт борьба старой раненой системы с больной системой-мутантом, поэтому воспитываются дети, подростки и юноши «двоедушные» — им приходится быть конформистами и носить маски. Это деформирует сознание и совесть, омрачает жизнь, расщепляет систему ценностей и желаний. Эту молодёжь поддерживает память, близкие, учителя, сама реальность, которую они пытаются улучшить. Но из этого периода тихой войны многие выйдут контуженными и искалеченными. «СП»: — Как мы оказались в подобной ситуации?Сергей Кара-Мурза:— Могу сказать, как я вижу главную причину, но мало кто захочет это слышать. Наши деды и отцы совершили великую революцию, и страна взмыла в полёте. Но она так быстро развивалась и усложнялась, что с конца 1950-х годов власть и общество перестали её «знать и понимать». У нас отсутствовали некоторые небольшие, но необходимые системы. Конкретно, не было обществоведения научного типа — и мы «не знали общества, в котором живём». Такое общество и сманил Крысолов со своей дудочкой. Мы совсем распадёмся, если сейчас государство и общество где-то в партизанском лесу не соберут отряд, который выработает метод не впадать в идеологические свары, а добывать достоверное знание о нашей реальности и главных угрозах.«СП»: — Как, на ваш взгляд, можно исправить ситуацию?Сергей Кара-Мурза:— Исправить быстро нельзя, но можно ползти к этому. Надо бы прекратить битву призраков (белые, красные, либералы, националисты…) или хотя бы собрать из них группы разумных и ответственных, чтобы они в «зоне перемирия» внятно изложили свои кредо и образ будущего, предложили «национальную повестку дня» лет на 15 и опубликовали свои манифесты. Требуется общественный договор, а пока что в отсутствии диалога главные реальные проблемы и угрозы маскируются и размазываются. Практически, нет общества, а без него и государство теряет силу. «СП»: — Стоит ли вновь обратиться к советскому опыту в вопросах образования или от него необходимо полностью отказаться?Сергей Кара-Мурза:— Не выйдет ни то, ни другое: ни обратиться к советскому опыту, ни полностью от него отказаться. Мы существуем на огрызках советских систем в оболочках коррупции и криминального бизнеса. Сложилась такая структура, которую надо осторожно демонтировать, но всё равно из неё выйдет что-то новое. В лучшем случае, ближе к советским моделям, адекватным нашим бедам и угрозам, похожим на прошлые. Новые беды и угрозы требуют новых моделей. «СП»: — Возможны ли эти процессы при нынешней политической и экономической модели государственного управления?Сергей Кара-Мурза:— Если то, о чём мы с вами говорим, начнёт развиваться, то политическая и экономическая модели «как бы сами» будут изменяться. Они же не свыше даны, их создали сравнительно небольшие группы людей (хотя с поддержкой Запада и преступного мира). Но это произошло потому, что общество утратило самосознание и навыки самоорганизации. Если эти качества человека не восстановить, то нечего и претендовать. В истории было много исчезновений народов и культур.

03 мая 2016, 15:49

Контузия системы образования

Кто и почему пытается превратить школы и ВУЗы в «предприятия сервиса»

12 ноября 2013, 16:33

Манипуляция сознанием

Описываемые приемы манипуляции сознанием взяты из книги С.Г. Кара-Мурзы и С. Смирнова "Манипуляция сознанием - 2", изданной издательством "Алгоритм" в 2009 году.  1. Подмена понятий Данный прием относится к разряду наиболее используемых средств манипуляции сознанием. Его можно, без сомнения, считать «классикой манипуляции». Манипулятор обсуждает какой-либо вопрос, доказывая свою информационную установку. В обсуждении вместо «неудобного» для него факта (предмета, примера или понятия) он вставляет «удобный» — схожий по смыслу, но уводящий обсуждение в нужную ему сторону. Вновь использованное понятие должно быть очень похожим на только что подмененное — настолько, чтобы жертва манипуляции не заметила подмены. Отличительной особенностью данного приема является то, что подменяется не информационная составляющая предмета (смысл, значение предмета), а сам предмет. Подмена понятий широко используется и в дискуссиях, и в прессе, и в электронных СМИ. Основная опасность этого приема в том, что, не имея необходимой подготовки (в некоторых случаях ее можно заменить наблюдательностью и быстрой реакцией на информацию), выявить и, соответственно, нейтрализовать данный прием достаточно сложно. Действенной защиты от подмены понятий могут стать: хорошее знание обсуждаемого предмета, высокий уровень критического мышления, пропускающего услышанное через «фильтр сомнения», неторопливость в выводах (спокойно обдумать услышанное позже и принимать решение только после тщательного обдумывания). Собственно, эти же рекомендации можно отнести и ко всем последующим приемам манипуляции.    2. Мозаичность информации Резкое изменение темы обсуждения, «перескок» с одного обсуждаемого вопроса на другой таким образом, чтобы у реципиента не появилось возможности обдумать и критически оценить полученную непосредственно перед этим информацию. Подробное описание. Прием «мозаичность информации» используется, когда манипулятор проводит в сознание реципиента манипуляции информационную установку, не имеющую убедительных доказательств, или когда ему необходимо «приучить» реципиента не проводить тщательного и серьезного анализа внедряемой в сознание информационной установки. Последняя в этом случае высказывается в «беглой» форме, быстро, либо вообще без доказательств, либо с использованием незначительных доказательств, не выдерживающих серьезной критики. Для того чтобы не допустить демонстрацию несостоятельности установки и ее доказательств через критику, обсуждение или критическое осмысление реципиентом, после ее высказывания тема разговора резко переносится на другой объект. Ход обсуждения, в контексте которого была высказана информационная установка, получается «рваный», непоследовательный, логика реципиента «бросается» манипулятором из стороны в сторону. Благодаря этому информационная установка «выводится» из-под критики и оседает в подсознании реципиента как уже «доказанная». С мозаичностью информации все мы сталкиваемся практически ежедневно. Это достаточно специфичный вид манипуляции сознанием. Опасен он, в первую очередь, своей способностью практически полностью отключать критическое восприятие реципиента, оставляя его беззащитным перед закладываемыми манипулятором «информационными минами». Небольшое отступление. Важно знать, что критический анализ принимаемой информации — одна из важнейших функций человеческого сознания. Она, как фильтр, просеивает полученные человеком данные, все увиденное и услышанное, отсеивая то, что распознается как ложное или двусмысленное. Результаты такой «фильтрации» — проверенная на истинность информация — поступают в подсознание, где находятся, дожидаясь необходимого применения. Все ложное откидывается (или остается в подсознании как пример обмана), правдивое — принимается как информация, пригодная к использованию.  3. Осмеяние символа При осмеянии чего-либо манипулятор использует иронию, насмешку, высмеивание как процесс придания предмету манипуляции осмеяния недостойного, несерьезного, неопасного и малопривлекательного значения. 3.1. Осмеяние как разрушение Осмеяние как разрушение используется манипулятором для десакрализации предмета манипуляции, демонстрации его недостойных, отрицательных, неприятных свойств или сторон. Результатом осмеяния как разрушения является создание у реципиента убеждения, что эти отрицательные стороны предмета манипуляции (символа) являются его единственными или главными, доминирующими сторонами. В результате реципиент перестает замечать положительные качества и стороны предмета манипуляции вообще или в значительной части, так как они «перекрыты» отрицательными качествами и сторонами. Данное убеждение является у реципиента сиюминутным, не постоянным. Но особенность человеческой психики в том, что (в условиях отсутствия серьезных мотивов к защите символа) реципиент охотнее возвращается к смешным, веселым («юмористическим») элементам своего сознания. Именно такие детали охотнее всего вспоминаются реципиентом, извлекаясь из массы хранящейся в памяти информации. В результате «юмористические» воспоминания о предмете манипуляции вспоминаются первыми и, как следствие, определяют отношение реципиента к предмету манипуляции. Данный прием является, пожалуй, одним из наиболее знакомых читателям по огромному количеству анекдотов, бытовавших ранее, про деятелей советского государства. 3.2. Осмеяние как противоядие Осмеяние как противоядие используется манипулятором в том случае, когда ему необходимо скрыть какое-то явление, действие или факт, представляющие угрозу для реципиента. Например, для того, чтобы реципиент не стал реагировать на эту угрозу как на угрозу и не предпринимал мер противодействия. Но сделать это иногда невозможно из-за чрезмерной «заметности» этого явления (факта). В этом случае оптимальное решение — представить явление, которое требуется скрыть, в несерьезном, смешном и как следствие неопасном для реципиента виде. То есть последний будет знать об этом явлении, но не воспримет его как угрозу и, следовательно, отреагирует на него так, как это требуется для манипулятора.  4. Негативизация При негативизации чего-либо манипулятор использует демонстрацию отрицательных качеств (сторон) предмета манипуляции как процесс придания предмету манипуляции недостойного, отрицательного имиджа, «с которым лучше не связываться» и «не ассоциироваться». 4.1. Негативизация как разрушение Используя негативизацию как разрушение, манипулятор приписывает предмету манипуляции отрицательные и плохие качества, или гипертрофированно «раздувает» имеющиеся незначительные так, чтобы они полностью «перекрывали» все положительные качества. В этом случае реципиент «не замечает» или не принимает в расчет все то положительное, что имеется у предмета манипуляции, и рассматривает его исключительно как носителя отрицательных качеств. Негативизация как разрушение — один из классических способов манипуляции сознанием. Проще всего обмануть жертву манипуляции, убедив ее в том, что навязываемый манипулятором предмет манипуляции — хороший, а тот, от которого он пытается «отговорить» жертву, — плохой. Для этого зачастую манипулятору даже не нужно расхваливать «свой товар», а достаточно представить в невыгодном свете «конкурента». В народе такой прием называется «навешать всех собак»: обвинил оппонента во всех смертных грехах, и пусть он дальше «отмывается», как хочет. Это уже будут его проблемы. 4.2. Косвенная негативизация как разрушение Весьма простой, эффективный и оттого часто встречающийся прием манипуляции. Задача манипулятора — негативизировать, условно говоря, «конечный предмет манипуляции» не впрямую, а косвенно, через упоминание отдельных его недостатков, минусов, отрицательных сторон (реальных и, что бывает очень часто, — вымышленных). Условно схема манипуляции выглядит так: манипулятор, показывая, какие «огромные недостатки» имеет объект манипуляции, закладывает в сознание реципиента установку, что предмет этот принципиально плох и его нужно либо разрушить, либо «коренным образом улучшить» (что, чаще всего, равнозначно). «Недостатки» выступают в роли главного предмета манипуляции. Они обсуждаются, о них рассказывается — но настоящей мишенью является «конечный предмет манипуляции». Расчет делается на то, что, если несколько раз напомнить о «серьезных недостатках» «конечного предмета манипуляции», реципиент может начать воспринимать его так, как нужно манипулятору. Эффективным средством противодействия является понимание сути данной манипуляции: через негативизацию частности добиваться негативизации целого. 4.3. Негативизация как противоядие Данный прием эффективен, но, из-за специфичности и сложности исполнения, используется сравнительно редко. Суть его в том, что манипулятор, стремясь сокрыть некую информационную установку (факт, явление, тенденцию и пр.), не может это сделать из-за излишней заметности этой установки или сообразительности реципиента. В этом случае манипулятор упоминает информационную установку, создавая видимость своей «честности» и «объективности». Однако вслед за этим она выставляется в отрицательном, неприглядном виде. Это может достигаться через демонстрацию отрицательных качеств сообщившего такую информацию, или через косвенное упоминание о ее «возможной необъективности» (в этом случае манипулятор, к тому же, еще и выступает как защитник «объективности»), либо с помощью иных приемов, косвенно дискредитирующих не саму данную информацию, а нечто, с ней неразрывно связанное. Результатом является, по замыслу манипулятора, перенос реципиентом отрицательной оценки с того, что демонстрируется в отрицательном виде, на саму информационную установку. Приняв отрицательное значение, эта информационная установка предстает перед жертвой манипуляции в отрицательном (необъективном) виде. Данный прием использует эффект «ассоциативной цепочки» (6), так как отрицательное значение носителя информации ассоциативно увязывается с самой информацией. Разница исключительно в методике подачи — в данном случае она проведена более тонко и умело. Настоящий прием зачастую используется вместе с приемом «присвоение новости» (17.1), так как манипулятор «сам», «первым» сообщает информационную установку, отрицательную для реципиента. Эффективным способом противодействия такому приему является точное осознание реципиентом того, что является для него желательным, а что — нет. В этом случае никакие демонстрации «косвенно отрицательных» качеств того, что реципиенту на самом деле важно и нужно, не смогут его обмануть. 4.4. "Упреждающий удар" Данный прием является упрощенной разновидностью предыдущего. Допустим, манипулятору необходимо скрыть появление желательного для себя и опасного для реципиента явления (события) с тем, чтобы последний не стал активно ему противодействовать. Если явление скрыть уже невозможно, манипулятор может постараться скрыть опасные его стороны, чтобы не допустить противодействия со стороны реципиента. Для предотвращения противодействия манипулятором наносится «упреждающий удар». Оно сообщает о «возможных негативных сторонах» явления, и вслед за этим выдается опровержение: да нет, ничего такого не будет, опасаться нечего! Реципиент, увидев «правдивость» манипулятора (ведь последний «сказал правду» о «неприятных сторонах»), может подсознательно начать рассматривать его как честного человека («ведь он же правду мне сказал!»). Да еще и как человека, принесшего «добрую весть» («ведь он же сказал, что «ничего страшного не будет!»). В этом случае возникает вероятность, что он поверит информации манипулятора и не станет противодействовать опасному для себя развитию событий.  5. Оглупление (примитивизация) темы разговора Оглупление (примитивизация) темы разговора призвано свести обсуждение темы на столь низкий и ограниченный уровень, при котором правдивое выяснение реальных особенностей, побочных эффектов и последствий обсуждаемого предмета (явления, события) становится невозможным. Для этого обсуждаемая тема умышленно упрощается. А многие важные для обсуждения, но опасные для манипулятора детали «опускаются». 5.1. Безальтернативность выбора Название данному приему дала книга-манифест либеральных сил начала 90-х годов «Иного не дано!». Суть данного приема в том, что манипулятор сознательно «опускает», прячет иные возможные варианты решения обсуждаемой проблемы, кроме угодных ему самому. Реципиенту внушается, что действовать он может только так, как предлагает манипулятор, и никак иначе. Прием исключительно примитивен и легко распознаваем. В последнее время он используется крайне редко, так как население за последние годы, благодаря «реформам», значительно поумнело и обмануть его подобным простым способом сегодня исключительно сложно. Прием «безальтернативность выбора», как уже отмечалось, сегодня применяется манипуляторами крайне редко. 5.2. Ложная альтернатива Данный прием является модифицированным вариантом предыдущего. Его суть — в навязывании реципиенту следующей информационной установки: варианты решения обсуждаемой проблемы могут быть различные, но только такие, какие предлагаются манипулятором. Он внушает, что иначе, чем предложено им самим, действовать нельзя. Если реципиент соглашается с навязываемой манипулятором схемой, то он попадает в ситуацию, когда любой из предложенных ему вариантов выбора оказывается для него одинаково проигрышным. 5.3. Максимальное упрощение схемы ("кретинизация") Данный способ также является разновидностью первого, но доведенной до логического абсурда. Манипулятор в процессе обсуждения какой-либо темы выхватывает отдельный, чаще малозначимый или непринципиальный, но удобный для него аспект темы и сводит всю многогранную проблему исключительно к нему. Все, не связанное с данным аспектом, отбрасывается или «не замечается». Обсуждение целостной схемы вводится в удобные манипулятору рамки. Если реципиент принимает такую трактовку, он автоматически лишается возможности увидеть вопрос в комплексе и оценить все стороны рассматриваемой проблемы.  6. Ассоциативная цепочка ("перенос значения") Один из самых простейших, но достаточно эффективных приемов манипуляции сознанием. Заключается в том, что предмет манипуляции выставляется манипулятором перед реципиентом в том виде, который ему необходим («хороший» для манипулятора — в положительном, «плохой» — в отрицательном). То есть увязывается в сознании реципиента с каким-либо предметом, явлением или процессом посредством логической или эмоциональной ассоциации (отсюда и название «цепочка»). Это делается путем навязывания реципиенту мнения манипулятора о предмете манипуляции. Средства для этого могут использоваться самые различные. От акцентации мимикой, жестами и тембром голоса (например, «демонизируя» предмет манипуляции, манипулятор может делать страшное или унылое выражение лица, а «идеализируя» его — томно и благоговейно закатывать глаза), до упоминания в контексте обсуждения предмета манипуляции вещей (терминов, символов, событий), которые непосредственно с предметом могут быть и не связаны, но косвенно придают ему свою эмоциональную или качественную «окраску». Обычно это выглядит как использование постороннего символа для придания речи (тексту) обсуждения большей насыщенности и аттрактивности.  7. Паразитирование Комплекс приемов манипуляции сознанием, объединенный общим термином «паразитирование», основывается на использовании манипулятором, с одной стороны, эмоций и рефлексов реципиента, а с другой — качеств сторонних предметов, личностей или понятий. Имея конечной целью повысить доверие реципиента к информации манипулятора или отключить критическое восприятие ее, манипулятор для этого старается, в глазах реципиента, «приобщить себя» к тому, что вызывает симпатию у реципиента, нравится ему. В результате положительные эмоции, которые жертва манипулирования проявляла к тому, на чем паразитировал манипулятор, начинают неосознанно переноситься ею на предмет манипуляции (информационную установку). 7.1. Паразитирование на популярных терминах В данном случае манипулятор, для повышения доверия к себе со стороны реципиента, идет на использование «народных», молодежных, массовых слов, действий и др. коммуникативных элементов (жестов, речевых оборотов, привычек и пр.). Этим он ассоциирует себя «с народом», с массами или просто старается казаться «в доску своим парнем», который, раз уж он настолько «свой», обмануть ну никак не может. В ином варианте он может использовать слова, ассоциирующиеся у реципиента с теми ценностями, которые ему, реципиенту, дороги и близки. Манипулятор стремится вызывать неосознанную симпатию к себе как к «носителю», а то и защитнику этих ценностей. 7.2. Паразитирование на авторитете Паразитирование на авторитете кого- или чего-либо выражается в употреблении манипулятором, в контексте обсуждения, названия или имени объекта паразитирования. Часто это преподносится как доказательство: вот, что на эту тему сказал такой-то ученый (наш уважаемый президент, Александр Сергеевич Пушкин и т. п.). Манипулятор стремится использовать имя заслуженного и уважаемого человека, или некой общности, или чего-то еще, для манипулирования сознанием реципиента. Он рассчитывает, что реципиент расценит упоминание «про авторитета», как если бы авторитет поддерживал сказанное манипулятором. У реципиента должно возникнуть ощущение, что «авторитет» с манипулятором заодно и придерживается одной с ним позиции, одних взглядов. Путем ловкого и несложного подбора цитаты манипулятор старается заполучить в союзники какую-либо известную и уважаемую личность. С тем чтобы «давить» на реципиента уже «вместе» с «авторитетом»… Показательно, что очень часто упомянутые манипулятором цитаты и высказывания «авторитета», на самом деле не имеют к рассматриваемому вопросу ни малейшего отношения. Манипулятор просто выдирает их из контекста, что называется, «с мясом». Эффективным средством противодействия в этом случае является проверка оригинала, откуда взята приведенная цитата, или анализ отношения личности (общности людей), на которую ссылается манипулятор, к предмету манипуляции. 7.3. Паразитирование на эмоциях Паразитируя на эмоциях реципиента, манипулятор использует сильно выраженные эмоциональные термины. Они, по его замыслу, должны «бить по нервам», по эмоциональному восприятию реципиента так, чтобы «отключить» его критическое мышление. Чрезмерные эмоциональные оценки, используемые манипулятором, призваны свидетельствовать: предмет манипуляции является из ряда вон выходящим явлением. К нему нельзя подходить со стандартными человеческими мерками. Это нечто ужасное, чудовищное (или наоборот — великолепное и совершенно необходимое всем и каждому, а уж реципиенту особенно…). То есть сомневаться в нем не только нельзя — но и кощунственно! Манипулятор паразитирует на неосознанном (но совершенно справедливом) убеждении реципиента, что нормальным и серьезным людям пристало говорить спокойно, логично, без «надрыва». Если же такой эмоционально окрашенный разговор имеет место — значит, и в самом деле случилось что-то «из ряда вон»… Ведь не станет же солидный и разумный человек бросаться ТАКИМИ словами, устраивать настоящую истерику без достаточного на то повода! В том-то и дело, что очень даже «станет». Используя чрезмерные эмоциональные оценки («крик»), манипулятор специально «оглушает» эмоциями жертву манипуляции, заставляя ее не применять критическую оценку к услышанному (прочитанному). В результате этого доверие к информационной установке повышается, что и требовалось манипулятору. Эффективным средством противодействия данному приему может быть определенная «эмоциональная глухота», «нечувствительность». Необходимо — хотя бы на краткий отрезок времени, в течение которого производится данная манипуляция, «отключить эмоции» и рассматривать любое утверждение, любую информационную установку (для «доказательства» которой используется «надрыв») трезво, исключительно с логической точки зрения. 7.4. Паразитирование на скрытых желаниях (рефлексах) Зачастую манипулятор, для повышения доверия к себе, может апеллировать к тому, что является ЖЕЛАТЕЛЬНЫМ для реципиента (аудитории). К примеру, манипулятор может в качестве аргумента, «подтверждающего правоту», выдвинуть информационную установку «но вы же не хотите, чтобы случилось что-то ужасное? Тогда вы должны поверить мне!». Расчет на то, что никто не хочет, чтобы «случилось что-то ужасное». Опасение, что «это» может случиться, заставляет жертву манипуляции отключать критическое восприятие информационной установки. В данном случае манипулятор старается выступить как «защитник» жертвы, стремящийся уберечь ее от грозящей опасности. Начав так оценивать манипулятора, жертва начинает относиться к нему с большим доверием, на что он и рассчитывает. В обратном варианте манипуляция состоит в том, что «если реципиент поступит так, как нужно (манипулятору), то он достигнет чего-то очень хорошего» (указывается, чего именно). Манипулятор рассчитывает на естественное для людей стремление к хорошему и, таким образом, как бы «обещает» жертве манипуляции это «хорошее», если она выполнит то, чего он от нее добивается. Как чаще всего и бывает, апеллирование к желаниям носит неявный, латентный характер. Манипулятор не будет ничего обещать открыто — сделает это вскользь, в виде намека, используя разновидность приведенного вывода (10). 7.5. Паразитирование на поддержке аудитории/собеседника В процессе убеждения реципиента манипулятор часто использует достаточно эффективный прием, основанный на «взаимопонимании» и «согласии» со своей позицией другого собеседника (не реципиента) или целой аудитории. Манипулятор, излагая свою информационную установку, спрашивает на виду у реципиента, собеседника (аудиторию): а вы согласны с этим? И собеседник соглашается (иногда для вида, «как бы» поколебавшись и поразмыслив). Этот прием призван убедить недоверчивого реципиента, что, с одной стороны, имеет место честное обсуждение проблемы. А с другой — что позиция манипулятора верна — с ней готовы согласиться окружающие. Интуитивно у жертвы манипуляции может зародиться мысль: они ВСЕ согласны — может, это я не прав, что не соглашаюсь? На это и рассчитывает манипулятор. 7.6. Паразитирование на собственном авторитете Данный прием — образец достаточно грубой и в настоящее время редко встречающейся (вследствие значительного «поумнения» населения) манипуляции сознанием. В общих чертах он схож с приемом «паразитирование на авторитете», с той лишь разницей, что в роли авторитета выступает сам манипулятор. Доказывая выдвигаемую им информационную установку, манипулятор в качестве «доказательства» ссылается на свои собственные заслуги, звания, должности и пр. Он как бы говорит своей аудитории: вот, посмотрите — ну неужели я, добившийся таких высот в науке/политике/культуре/ военной карьере и пр., могу вас обмануть? Неужели те, кто мне эти звания присваивал, могли их присвоить человеку, недостойному вашего доверия?! Одной из основных примет такого рода манипуляции, является ссылка манипулятора на свои заслуги или на проводимую руководимым манипулятором коллективом людей (структурой) «полезную работу». От тривиальной саморекламы (17.2) этот прием отличается тем, что имеет конечной целью не рекламу манипулятора как такового, а с помощью его заслуг «легализацию» выдвигаемой им информационной установки. Этот прием манипуляции используется не часто и, как правило, только в тех случаях, если манипулятору нечем более аргументировать свою информационную установку, кроме как «давить своим авторитетом».  8. "Расхваливание товара" ("Продажа") Суть данного приема — в расхваливании некоторых, тщательно подобранных и определенных манипулятором сторон (выгодных манипулятору) или качеств предмета манипуляции, при одновременном умолчании о других сторонах предмета, которые являются неприемлемыми для реципиента. В этом случае за демонстрацией «преимуществ» манипулятор сознательно скрывает «недостатки». Очень часто «преимущества» бывают либо ложными, либо гипертрофированными.  9. Приведенный вывод Наиболее эффективной манипуляция может считаться, когда ее жертва воспринимает информационную установку не под мощным воздействием/давлением манипулятора, а как бы добровольно. Жертва уверена: она «сама до этого додумалась», ее «никто не убеждал» и, как следствие, не обманывал. Для достижения такого результата используется прием «приведенный вывод». Манипулятор подбрасывает реципиенту определенным образом подобранную информацию с таким расчетом, чтобы реципиент, приняв и начав ее обдумывать, пришел к тем выводам, которые необходимы манипулятору. Реципиент как бы «подводится» манипулятором к нужному выводу. Безусловно, для успеха такого рода действий, манипулятору необходимо хотя бы в общих чертах знать алгоритм мышления реципиента. Проще говоря — представлять, по какому пути будет «двигаться» логика реципиента при обработке данной информации. Применение такого приема требует от манипулятора известного умения и даже таланта. Но и результат в итоге может быть весьма значительный, так как жертва манипуляции остается обманутой, но с твердым убеждением, что ее никто не обманывал. Особенность психики большинства людей состоит в том, что, будучи обманутыми, они склонны выгораживать себя и отстаивать истинность информационных установок, с помощью которых эти люди были обмануты. В итоге жертва старается оправдать обманувшего ее манипулятора, на что последний и рассчитывает.  10. Использование допущений в качестве аргументации Данный прием построен на том, что, в контексте обсуждения (статьи, передачи) манипулятор вначале делает определенное логическое допущение или «логическую натяжку». Далее она, на какое-то время, оставляется манипулятором в покое; он к ней не апеллирует и о ней не вспоминает. Позднее, высказанная ранее в форме допущения информационная установка уже приводится в виде обоснованного и совершенно справедливого утверждения, в форме «ну, об этом мы уже говорили (и это уже доказали)». Расчет на то, что, следуя за ходом мысли манипулятора, реципиент НЕ УСПЕВАЕТ подвергнуть критическому анализу высказанную ранее информационную установку (логическое допущение-«натяжку»). Он «пробегает» мимо нее, стремясь «успеть» за мыслью манипулятора. Осев в подсознании, такая информационная установка (которая практически всегда бывает ложной или, как минимум, неоднозначно убедительной) БЕЗ КРИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА воспринимается мозгом как «доказанная» и, следовательно, истинная. На этой ее ложной «истинности» манипулятор строит свои дальнейшие действия.  11. Использование мифов (информационно-идеологических или иных штампов) Мифы — эффективный инструмент манипуляции сознанием. Сам по себе миф мало что значит. Но введенный в сознание людей и глубоко там укрепившийся, миф способен длительное время (при наличии определенных предпосылок) подменять собой реальность. В результате реципиент воспринимает ее в соответствии с трактовкой мифа и действует, исходя из этого восприятия. Миф удобен тем, что, упрощая реальность, он снимает с реципиента необходимость напряженно (и, зачастую, болезненно) думать и осмысливать мир вокруг себя. Человеку уже не нужно познавать мир — он берет готовую заготовку, МИФ О МИРЕ. Это очень удобно, на этом основана современная масс-культура (идеально данный феномен описан Р. Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту»). Опасность в том, что заготовку кто-то готовил — она же не сама появилась на этом свете. И этот «кто-то» преследовал определенные цели, которые можно достичь, подсовывая людям сделанный на заказ миф. 11.1. Создание новых мифов Как отмечалось выше, миф может упрощать реальность, «облегчая» ее понимание реципиентом, отвыкшим напряженно и плодотворно мыслить. В этом его притягательность для тех, кто отвык мыслить самостоятельно. Для того, чтобы заставить реципиента принять ту или иную информационную установку или, наоборот, отказаться от нее, манипулятору необходимо соответствующим образом изменить мир. Но сделать это так, чтобы «новый мир» был правдив и прост для понимания не привыкшим напряженно мыслить реципиентом. То есть создать миф о мире. Восприняв измененный манипулятором мир, как истинную и реальную картину, реципиент придет к выводам, необходимым манипулятору. Создание мифа — зачастую одна из составных частей приема «приведенный вывод» (10). Для того чтобы привести реципиента к необходимым выводам, манипулятор создает миф, воздействующий на эмоции реципиента так, как это требуется манипулятору. Жертва манипуляции может ужаснуться, увидев нарисованную манипулятором картину — и начнет двигаться от «такого мира» к тому, который и требуется манипулятору. Или наоборот — показанная картинка настолько очарует жертву, что она, как дети за дудочкой крысолова, пойдет за этим мифом куда угодно (очень часто — в пропасть, что и является конечной целью манипулятора). 11.2. Эксплуатация существующих мифов Если миф создан — его нужно использовать. Созданный ранее миф разрабатывается манипуляторами до тех пор, пока не будет доказана его ирреальность и пока он не станет отчетливо отвергаемым основной массой аудитории. То есть до тех пор, пока его применение не перестанет быть эффективным. До того момента миф эксплуатируется так же, как в п. 12.1, с той лишь разницей, что манипулятор не создает новый, а использует уже имеющийся миф. Впрочем, зачастую это как раз наиболее эффективно.  12. "Троянский конь" Данный прием представляет из себя фрагментирование и постепенное внедрение необходимой манипулятору информационной установки между или вперемешку с информацией нейтральной, объективной или не являющейся частью манипуляции. Подробное описание Принцип действия данного приема основан на том же принципе, что и прием «логическое допущение» (10). Информация, введенная в сознание реципиента в едином блоке, то есть внятная, четкая, последовательная (так бывает, когда человек говорит честно и открыто, безо всякого обмана излагает свою точку зрения; последовательно, честно, что называется — «не юлит»), легче воспринимается мозгом и легче поддается анализу, в том числе критическому. Манипулирование в этом случае весьма затруднено, так как манипуляцию (обман) гораздо легче выявить. Поэтому иногда манипулятор разбивает свою единую информационную установку на отдельные, зачастую, казалось бы, не связанные между собой части. Эти части он располагает в тексте высказывания, выступления или статьи так, чтобы между ними находились куски информации нейтральной. При этом само тело информационного носителя (рассказа, статьи, выступления, серии статей, в некоторых случаях — целой информационной кампании, которая может продолжаться даже длительный период времени), должно быть единым и последовательным. То есть манипулятор должен говорить или писать о каком-то одном предмете, явлении и т. п.  13. Навешивание ярлыков (обобщение) Навешивание ярлыков, или обобщение каких-либо качеств, применительно к конкретной личности, общности или к историческому явлению, является простым и достаточно эффективным приемом манипуляции. Некоторые качества (особенности), не свойственные предмету манипуляции вообще или свойственные в незначительной степени, гипертрофируются. По утверждению манипулятора, предмет манипуляции становится чуть ли не воплощением, олицетворением этих качеств. Задача манипулятора — заставить реципиента поверить, что именно такие свойства присущи предмету манипуляции, что они являются для него определяющими и главными. А все противоположные по значению ему не свойственны вообще (чаще доказывается, что «противоположные» качества являются для предмета манипуляции просто-таки невозможными, немыслимыми и недопустимыми. 13.1. Навешивание отрицательных ярлыков ("Демонизация") В рассматриваемом случае предмету манипуляции приписываются некие ужасные, чудовищные качества или поступки. Затем манипулятор объявляет, что именно эти плохие качества свойственны данному предмету и полностью определяют его характер. И наоборот: никакие хорошие, положительные и добрые качества рассматриваемому предмету манипуляции не только не свойственны, но и чужды. А если «что-то там» хорошее у него и было — это крайне редкая частность, исчезающее малая величина или просто ложь, маскировка («чтобы прикинуться хорошим»). В результате перед реципиентом предстает образ некоего чудища, монстра, которому не место на Земле и которое нужно без сожаления уничтожить («демона»). Манипулятор ставит своей целью доказать, что жалость, сострадание, поиск положительных качеств в данном предмете манипуляции не имеют смысла и просто опасны — нужно поскорее этого «демона» стереть в порошок, разрушить… 13.2. Навешивание положительных ярлыков ("Сияющее обобщение") Данный случай — полная противоположность предыдущему. В задачу манипулятора входит идеализация предмета манипуляции. Для этого рассматриваемому предмету приписываются несуществующие положительные качества или гипертрофируются крайне несущественные имеющиеся. Все, что имеет или может иметь отношение к предмету манипуляции и может выставить его в лучшем свете перед реципиентом, подбирается, суммируется и выдается как наиболее характерные и типичные его особенности. Все отрицательные качества, наоборот, тщательно скрываются и объявляются либо абсолютно не свойственными рассматриваемому предмету манипуляции, либо исчезающе мелкими величинами, либо «происками врагов» предмета манипуляции, которые задались своей целью «опорочить его честное имя». В результате жертва манипуляции видит перед собой образ, близкий к идеальному, эдакий ангел во плоти. Задача манипулятора — сделать так, чтобы жертва стала относиться к предмету манипуляции максимально хорошо, с симпатией и одобрением. Конечной целью этого является добиться непротиводействия со стороны реципиента процессу реализации планов манипулятора, если они связаны с усилением, развитием или повсеместным установлением предмета манипуляции. 13.3. Навешивание групповых ярлыков (приписывание группам безоговорочных свойств, "Групповое обобщение") В рассматриваемом случае манипулятор производит предельное, зачастую доходящее до гротеска и полного искажения, упрощение качеств различных групп (социумов, общественно-политических движений, общественных систем и пр.). То есть приписывает этим группам какие-либо свойства, объявляя их доминирующими для каждой конкретной группы. Манипулятор умышленно «забывает», что любая группа не является однородной. В ней есть как положительные личности и течения, так и нейтральные, разноплановые и отрицательные. Сводить какое-либо сложное (особенно — новое по сути) групповое явление к упрощенной схеме нельзя, это является грубейшей логической ошибкой, влекущей крайне негативные последствия. Подобный подход не даст полной и достоверной картины. В результате сформировать правильное и разумное отношение к такому явлению (группе) будет невозможно. Цель манипулятора как раз в том и состоит, чтобы, упростив явление, навязать реципиенту свое собственное представление о данном предмете манипуляции. Для этого используется обобщение упрощенных качеств и приписывание каких-то отдельных, подобранных манипулятором качеств ВСЕМУ явлению (группе). На это явление распространяется качественная характеристика либо вовсе ему не свойственная, либо свойственная отдельной, незначительной (а зачастую — отторгаемой) его части. И такая характеристика объявляется манипулятором «присущей» всему групповому явлению. «Групповое обобщение» может преследовать цель как улучшить образ «группы», так и «демонизировать» его, в зависимости от отношения манипулятора к данной группе.  14. Тенденциозный подбор информации Применяя этот прием, манипулятор исходит из того, что аудитория (реципиент) должна получить ту информацию, которая выгодна манипулятору. Для достижения этой цели манипулятор теми или иными способами утаивает нежелательную, вредную для него информацию, и, наоборот, «предъявляет» реципиенту свою — полезную и желательную для себя. 14.1. Замалчивание информации Зачастую для достижения своей цели манипулятору важно НЕ ПОКАЗАТЬ, утаить от реципиента какую-либо информацию, опровергающую манипуляцию или делающую ее неэффективной. Утаенная информация не позволит реципиенту понять реальное положение вещей и, следовательно, сделать правильный выбор. В итоге манипулятор может эффективно воздействовать на жертву. Как правило, замалчивание информации возможно в монологической речи, в статьях или в недискуссионных передачах — там, где у оппонента отсутствует возможность указать манипулятору на обман. 14.2. Уход от обсуждения темы Одной из разновидностей утаивания информации является уход от обсуждения нежелательной для манипулятора информации, применяемый, как правило, в дискуссии. В ходе ее манипулятор старается направить разговор так, чтобы обсуждаемая тема не пересекалась с утаиваемой информацией. Все попытки перевести разговор в сторону утаиваемой информации манипулятором пресекаются. Особенность данного приема в том, что это «пресечение» проводится не «силовым» («затыкание рта», лишение слова, прерывание дискуссии — см. п. (14.5), и пр.) путем, а через логический увод дискуссии в нужную манипулятору сторону. Он как бы навязывает оппонентам выгодную себе тему обсуждения в расчете на то, что они не заметят, как эта тема уходит от предмета манипуляции. Важной приметой данного способа манипуляции является нежелание манипулятора рассматривать отличные от предложенного им направления дискуссии (обсуждения). 14.3. Забалтывание информации Под «забалтыванием» следует понимать сокрытие нежелательной для манипулятора информации, «спрятанной» за большим количеством посторонней, не относящейся к делу информации, специально им представленной. Чтобы «заболтать» тему, не дать реципиенту возможность получить нежелательную информацию, манипулятор специально «нагромождает» большое количество дополнительных вопросов, ссылок, уточнений, определений и пр. Которые, также «требуя» уточнений, разъяснений и пр., просто не позволяют реципиенту наконец-таки дойти до обсуждаемой темы. Жертва манипуляции «запутывается» в ненужной информации, обсуждение «вязнет» в ней настолько, что пробиться к необходимой, скрываемой манипулятором информации становится просто не возможно. Поскольку «отвлекающая», ложная информация, «вроде бы» относится к обсуждаемому вопросу, реципиент может не заметить обмана. В результате он, ничего не подозревая, «не доходит» до информации, скрываемой манипулятором и, следовательно, принимает решения, исходя из недостоверных, выгодных манипулятору данных. 14.4. Забалтывание через апелляцию к достоверным фактам ("прицеп") В технологии сокрытия или изменения смысла (равного сокрытию) информации присутствует любопытный и весьма эффективный прием манипуляции, именуемый в просторечии «прицеп». Для сокрытия («забалтывания») информации манипулятор начинает вначале приводить абсолютно достоверную, совершенно очевидную и относящуюся непосредственно к обсуждаемой теме разговора, но НЕПРИНЦИПИАЛЬНУЮ информацию. Она может быть сугубо второстепенной по значению, не единожды уже обнародованной или просто ненужной. Само ее упоминание для того, чтобы это не выглядело как явная манипуляция (если реципиент достаточно умен, он понимает: ненужную информацию просто так, без умысла, приводить никто не станет), может быть обставлено как уточнение фактов, деталей, некоторых «важных подробностей» обсуждаемого вопроса. Манипулятором создается впечатление, что он не забалтывает вопрос, а стремится донести максимально полную информацию до реципиента. Во всех, так сказать, деталях… Отличительным признаком подобного приема является то, что выдаваемая информация НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ к предмету манипуляции, если последний является тем самым элементом обсуждаемого вопроса, который необходимо скрыть. Такая информация отвлекает внимание реципиента от чего-то более важного, нежели выставляемые напоказ «важные детали». Пытаясь разобраться в них, реципиент просто забывает о предмете манипуляции… 14.5. Лишение оппонента возможности высказывания Данный прием используется в том случае, когда оппонент манипулятора, во-первых, не является реципиентом, а во-вторых, не согласен с ним (заметил манипуляцию и хочет сообщить реципиенту об этом). В этом случае манипулятор, если ему не удалось пресечь публичное разоблачение путем иных приемов манипуляции сознанием, может, обладая достаточным «административным ресурсом», не дать оппоненту возможности высказать свою точку зрения. Это достигается различными способами. Зачастую человеку просто не дают говорить, отбирая у него микрофон, не дают возможность выступать по телевидению, требуя денег, не позволяют выпускать свою газету. 14.6. Специально подобранная информация В этом случае манипулятор специально подбирает информацию, которую приводит реципиенту в качестве доказательства своей информационной установки. Из всего массива информации по данному вопросу он вычленяет только ту, что полностью подтверждает его позицию, одновременно опровергая его оппонентов. В итоге реципиент получает информацию, которая, не вызывая у него подозрения в манипуляции, должна укрепить его в мысли, что манипулятор говорит правду. Для этого информация должна быть подобрана очень тщательно и умело — иначе манипуляция становится заметной. Как правило, данный прием используется вместе с навешиванием ярлыков (13), использованием мифов (11), «расхваливанием товара» (8), оглуплением (5), негативизацией (4), осмеянием (3) темы разговора и некоторыми иными приемами. 14.7. Навязывание необъективной информации Этот случай является разновидностью паразитирования на собственном авторитете (7.6). Манипулятор излагает свою информационную установку, в качестве «доказательства» которой приводится его должность, положение или заслуги. Подсознательно в мозг реципиента вводится установка, что ТАКОЙ человек не может говорить неправду и, следовательно, то, что он сообщает — правда. Это также разновидность прямой лжи (18.1), с той лишь разницей, что в качестве доказательства используется авторитет манипулятора. Навязывание необъективной информации манипулятором происходит, как правило, в тех случаях, когда манипулятору крайне необходимо убедить реципиентов в чем-то, но более-менее убедительных аргументов для доказательства своих утверждений у него нет. В этом случае манипулятор как раз и начинает навязывать свою точку зрения, стараясь «задавить авторитетом» слушателей (читателей), упрощенно разыгрывая такую схему: ситуация обстоит именно так, как я вам говорю! И я отвечаю за свои слова — вы что, не видите, какой я большой и важный? Разве такой большой и важный человек может соврать?! Подумайте сами — ведь моя важность является гарантией моей честности! На самом деле опыт показывает: чем «больше и важнее» человек — тем легче и больше он лжет, не моргнув глазом.  15. Использование специфических дезориентирующих терминов Использование слов, понятий и терминов, «внешний вид» которых отличается от их истинного смысла, является одним из важнейших разделов манипуляции сознанием. Это исключительно обширная тема, требующая своего специального исследования (и, следует отметить, она его непременно получит). В настоящей книге дан краткий анализ и примеры этих приемов манипуляции. 15.1. Специальные термины, скрывающие сущность ("лукавые термины") Часто многие явления, названные своими настоящими именами, способны нанести манипулятору информационный ущерб. Общественность (реципиенты, аудитория), скорее всего, неприемлемо для манипулятора отреагирует на информацию о том, что ей угрожают явления, представляющие собой серьезные опасности. Соответственно, задачей манипулятора является смягчение отрицательных последствий такой реакции реципиентов или полное их преодоление. Для этого манипулятор дает опасным и нежелательным для реципиентов явлениям названия, которые «смягчают» их значение, делают его не столь пугающим и раздражающим реципиентов. За новым названием прячется истинный, опасный для реципиента, реально угрожающий ему смысл явления. Такого рода «переназвания», как правило, являются «наукообразными», «умными» и «серьезными», часто «заграничными». Но всегда одинаково путаными или просто не понятными для реципиента. Расчет на то, что последний не станет разбираться — а что на самом деле скрыто манипулятором за тем или иным «иностранно-научным» термином? В данном случае налицо еще и паразитирование на авторитете (науки, иностранной культуры и пр.) (7.2). 15.2. "Птичий язык" «Птичий язык» — развитие предыдущего приема, предусматривающее специальное построение речи (речевых оборотов, слов, высказываний, изложений проблемы и пр.) для сокрытия истинного и придания сказанному иного, отличного от истинного, смысла. Это происходит в тех случаях, когда обсуждаемая проблема (предмет манипуляции) настолько важна, заметна и известна реципиентам, что скрыть ее невозможно в принципе. Особенно, когда аудитории известны многие аспекты этой проблемы и она настроена на ее обсуждение. Попытка ее сокрытия может привести к серьезному недоверию реципиента по отношении к манипулятору, что последнему, разумеется, крайне нежелательно. Равно и использование приема «присвоение новости» (16.1) здесь также неэффективно, так как реальное или близкое к реальному обозначение проблемы может также нанести информационный ущерб манипулятору.  16. Опережение Данная разновидность приемов основана на стремлении манипулятора упредить разворачивающиеся информационные события. Его задача — использовать возможность «нанести информационный удар» первым, ранее своего оппонента. 16.1. "Присвоение новости" В «присвоении новости» манипулятор сам сообщает информацию, которая неизбежно должна появиться в обозримом будущем. Ее появление и, следовательно, принятие реципиентом, может быть отрицательным для манипулятора, так как разрушает его информационную установку. Но и предотвратить появление этой информации манипулятор, в силу разных причин, не в силах. В этом случае самое оптимальное для него — сообщить новость самому, с таким расчетом, чтобы в роли «гонца, принесшего важную весть» выступил он сам, а не его оппонент. Во-первых, он получает дополнительную возможность «втереться в доверие», отключить критическое отношение к себе со стороны реципиента, так как выступает в роли «честного человека», сообщающего важную для реципиента и, возможно, не очень приятную для себя самого, информацию. Манипулятор показывает, какой он честный и объективный. Против своих интересов идет — лишь бы дать возможность моей дорогой аудитории получать объективную и оперативную информацию! Во-вторых, и это самое главное, предоставляя информацию первым, манипулятор получает эксклюзивную возможность «подправить» ее в своих интересах так, чтобы она наносила ему минимальный вред, а то и оказывалась полезной. Таким образом, манипулятор «выхватывает» оружие из рук своих противников и старается обратить его себе на пользу. 16.2. Самореклама В некоторых случаях появление информации, не имеющей отношения к манипулятору или имеющей отрицательное для него значение, может быть использовано им для саморекламы. Манипулятор, сообщая отрицательную информацию, которую он не может сокрыть (чаще всего — в будущем времени), о подозрениях в свой адрес, об опасениях, что его деятельность может принести вред окружающим (в том числе — реципиенту), рассказывает о своих действиях по предотвращению этих негативных моментов. Построение высказывания и методика подачи информации сводятся к тому, что манипулятор, рассказывая о своих (предполагаемых) действиях «по предотвращению», сводит обсуждение к пропаганде собственных усилий «на благо общества» (реципиентов). Вопрос о возможных неприятных последствиях его действий теряется; демонстрируются только «самоотверженные усилия» и «неусыпная забота». Манипулятор убивает сразу двух зайцев одним выстрелом: во-первых, уходит от опасной для себя темы, а, во-вторых, выставляет себя в максимально выгодном свете перед реципиентом. Частным случаем использования этого приема может быть ситуация, когда манипулятор говорит о том, КАК ДОЛЖНО БЫТЬ, придавая этому форму того, КАК ЕСТЬ УЖЕ СЕЙЧАС, или цели, к которой приведет деятельность манипулятора.  17. Логический подлог Под логическим подлогом понимается сознательное изменение манипулятором свойств, качеств или логического смысла (далее — смысла) предметов, понятий и явлений (предметов манипуляции) так, чтобы измененный смысл соответствовал необходимым для манипулятора целям и отличался от истинного смысла предметов манипуляции. Сознательно изменяя логический смысл предмета манипуляции, манипулятор стремится получить на выходе доказательство, необходимое для подтверждения своей информационной установки. Так как эта установка ложная (иначе просто не имело бы смысла манипулировать сознанием), то и подобрать доказательство без использования логического подлога в некоторых случаях крайне сложно или невозможно. Поэтому манипулятор использует имеющийся пример, но извращает его смысл так, как удобно ему для проведения манипуляции.  18. Использование лжи Смысл использования лжи в манипуляции сознанием грубом обмане реципиента. Ему предлагается информация, абсолютно не соответствующая действительности. Расчет делается на то, что реципиент не знаком с обсуждаемым вопросом и не сможет немедленно уличить манипулятора во лжи. Поэтому ложь чаще всего используется во вспомогательных фактах, в деталях, которые трудно проверить, по крайней мере, непосредственно в процессе манипуляции. Ложь слишком «прямолинейное» средство; при достаточной эрудиции в обсуждаемой области легко поддающееся разоблачению. Поэтому она редко встречается в полемике с достаточно умными оппонентами. Чаще ее применяют в газетных публикациях или различных передачах, там, где увидевший ложь реципиент не может оперативно указать на это другим жертвам манипуляции. 18.1. Ложь прямая Это — наиболее простой способ лжи и манипуляции сознанием. Манипулятор сообщает то, что не соответствует действительности, как правдивую информацию, приводя ее в подтверждение своей информационной установки. Происходит фальсифицирование информации в интересах манипулятора. Расчет на то, что реципиент либо не владеет информацией, либо просто не успевает должным образом отреагировать (манипулятор может, к примеру, прибегнуть к приему мозаичность информации (2) или к иным приемам, чтобы уйти от разоблачения). 18.2. Ложь историческая Заключается в том, что, аргументируя свою информационную установку, манипулятор ссылается на «исторический опыт», прецеденты, факты и случаи из истории. Но сам этот «исторический опыт» изменен манипулятором так, что, имея с реальными событиями мало общего, он полностью «подтверждает» информационную установку манипулятора. Расчет на то, что реципиент не владеет историческими данными и не может своевременно вычленить ложь. Косвенным признаком исторической лжи может являться изменение данных-или оценки каких-либо исторических событий, использованных для аргументации одной информационной установки. Если такие данные или оценки менялись, следовательно, они были изначально недостоверны и нет никакой гарантии, что они являются достоверными сейчас. Историческая ложь исключительно популярный у манипуляторов прием воздействия на сознание аудитории. Он сложен технически: манипулятору нужно как минимум знать историю, чтобы лгать «как надо» и не «подставиться», однако позволяет манипулятору минимальными средствами добиться весьма значительных успехов, воздействуя на свою аудиторию. Трактовка исторических фактов так, как это выгодно манипулятору, а не так, как все было на самом деле, всегда имеет целью нанести удар не по прошлому, а именно сегодня, по сегодняшним позициям и ценностям объекта манипуляции. В крайне упрощенной форме это выглядит так: жертве манипуляции объявляют, что свои ценности она защищать не должна (ценности эти неудобны для манипулятора, разрушая его манипуляционные установки), так как это глупо, постыдно и преступно. Почему? Да потому, что тридцать лет тому назад ценности эти стали причиной геноцида, репрессий, раскулачивания, расказачивания или оправки в принудительном порядке неких личностей, боровшихся за «права человека» на средства спецслужб иностранных государств, на стройки народного хозяйства. Это очень плохо, объясняют жертве манипуляторы, это чудовищно и недопустимо. И ценности, что сегодня вроде как дороги жертве, так же чудовищны и недопустимы в «цивилизованном обществе» (лукавый термин, 15.1). Неужели жертва станет защищать нечто «чудовищное»? Неужели не хочет жить в «цивилизованном обществе», быть «цивилизованным человеком»?! Кому же хочется, чтобы его сочли «нецивилизованным»? Тем более что предлагается — якобы «на выбор» — типичная ложная альтернатива (5.2): либо жертва защищает «чудовищные» ценности и, таким образом, лишается возможности быть «цивилизованным человеком». Либо от них отказывается (моральное обоснование: они же «чудовищные»!) и, таким образом, «возвращася в лоно цивилизации» (был некогда исключительно популярен такой речевой оборот, 5.2). Что выберет человек, не знакомый с методикой манипуляции сознанием? Сопротивляться такому информационному воздействию, особенно, если оно умело и профессионально выполнено, ему крайне сложно. Получается эффективная и простая манипулятивная схема: чтобы уничтожить настоящее, не обязательно бить по нему. Достаточно ударить по прошлому — настоящее станет рушиться само. Это подтверждает неразрывность прошлого и настоящего, как и то, насколько важны для мира сегодняшнего правильное знание и ПОНИМАНИЕ исторических событий и их причин.  19. "Жертвенная корова" Иногда манипулятору необходимо отвлечь внимание реципиента от процесса обсуждения какими-либо запоминающимися обстоятельствами, чтобы скрыть факт (признаки) манипуляции. Это чаще всего происходит в тех случаях, когда а) манипуляция может стать заметной из-за пристального внимания реципиента к обсуждаемому вопросу (если, к примеру, вопрос для реципиента очень важен и он боится быть обманутым), б) у манипулятора уже есть неоднозначный имидж и доверие реципиента к его информационным установкам понижено, в) предмет манипуляции обладает свойством «шила в мешке» (которое сложно утаить) и г) когда тема достаточно неприятна для реципиента (например, повышение цен или уменьшение социальных льгот). Кроме того, у реципиента может, по указанным причинам, возникать неосознанное раздражение, отрицательные эмоции, вызванные ожидаемым подвохом или неприятностью темы. Для манипулятора возникает вероятность, что такие эмоции будут экстраполированы на него лично, доверие к нему снизится и манипуляция окажется неэффективной.  20. Реклама Реклама политического движения, фигуры или даже информационной установки ставит своей целью повышение популярности рекламируемого объекта у населения (аудитории, реципиентов). «Накачка рейтинга», или «пиар», являются прямыми целями манипуляции сознанием. Конечным результатом может быть принятие реципиентом (или реципиентами) как положительных для себя, рекламируемых манипулятором объектов, которые на самом деле являются для реципиентов нежелательными. Подобная реклама может производиться различными способами. Чаще всего это: а)демонстрация выгодных, сильных сторон рекламируемого предмета (остроумие, возможные «выгоды» для реципиентов, энергичность, популярность и пр.); б) выгодное отличие от окружающих. Для этого используется контраст с явно проигрывающим объекту рекламы иным объектом (политической фигурой, движением, информационной установкой и пр.); в) частое и назойливое упоминание объекта рекламы перед реципиентами («чтоб не забывали») и пр.  21. Искажение сказанного оппонентом Данный пример действует по предельно простой схеме — исказить то, что говорит оппонент и с легкостью опровергнуть «сказанное» (вернее — не сказанное) им. Во всех случаях использования данного приема различается лишь «антураж», оформление извращения сказанного. 21.1. Собственно искажение сказанного Манипулятор приписывает оппоненту то, чего тот не говорил, или извращает смысл сказанного (например — с помощью допущений, подмены понятий, лжи и др.). В результате сказанное оппонентом приобретает гротескный, уязвимый для критики и неправдоподобный смысл. То есть сказанное приобретает вид, имеющий явно отрицательную информационную, эмоциональную или иную оценку в глазах реципиента. Благодаря этому информационные установки манипулятора на таком фоне начинают выглядеть явно выигрышнее, чем ранее. Этим и пользуется манипулятор. Он с легкостью опровергает извращенные высказывания оппонента, информационно блокирует его аргументы и более успешно манипулирует сознанием реципиента. Искажение манипулятором чьего-то высказывания или придание высказыванию объекта манипуляции иного смысла, отличного от изначального, вплотную граничит с ложью (18), как исторической, так и прямой. Логичнее, однако, все же вынести данный вид манипуляции в отдельный вид, ибо в данном случае манипулятор «почти ничего» не придумывает. Трактует высказывание «чуть иначе», дескать, «я его так понял, это не злой умысел». 21.2. "Бабий аргумент" Данная разновидность приема «искажение сказанного оппонентом» является классической и нередко употребляется в бытовых условиях. Чаще всего это используется женщинами, что и дало название приему. Суть его в том, что, в ответ на аргумент или обвинение, манипулятор утрирует аргумент оппонента КОЛИЧЕСТВЕННО до полного абсурда и тут же выдвигает «модифицированный» таким образом аргумент против самого оппонента. Логической критики данный прием не выдерживает абсолютно. С точки зрения здравого смысла дезавуировать его не составляет никакого труда. Осознанно или интуитивно чувствуя это, манипулятор использует ярко-выраженные эмоциональные оттенки высказывания, имитируя (чаще — неосознанно) крайнюю нервозность и возбужденность. Расчет, опять же зачастую интуитивный, на то, что оппонент предпочтет «не связываться с дураком» и просто отступит со своей позиции, или же смолчит в ответ — что в глазах стороннего наблюдателя может быть расценено как слабость. Именно благодаря своей явной алогичности прием нередко достигает цели и поэтому используется достаточно часто. 21.3. Искажение смысла/характера действий/высказываний Данный прием, как правило, за незначительным исключением достаточно груб, прямолинеен и примитивен. Его суть в том, что манипулятор «разъясняет» реципиенту смысл/характер поступков, высказываний, действий исторических личностей и исторических процессов, приводя при этом свою, удобную для обоснования своей манипулятивной установки, трактовку. Фактически, в данном случае, манипулятор просто навязывает собственное мнение. Однако в этом случае, в отличие от приема 26, это делается однозначно и прямолинейно, без каких-либо ссылок на вероятность иной трактовки. История с «многомиллионными сталинскими репрессиями» раскручена настолько, что стала одним из базовых оправданий разрушения СССР. О ее реальных масштабах говорилось выше. С точки зрения автора, одним из наиболее известных и наиболее показательных примеров искажения смысла поступков (действий) является объяснение сути и причин «сталинских репрессий» в позднесоветской и современной российской общественной среде. Не вдаваясь в детали о гипертрофировании масштабов этих репрессий, важно отметить, как трактуется то, почему они происходили, что стало причиной этих трагических обстоятельств в нашей истории.  22. Втирание в доверие Прием основан на отключении критического восприятия у реципиента через апеллирование к самым добрым его чувствам. Создавая себе максимально положительный имидж в глазах реципиента, манипулятор заставляет его относиться к себе с максимальной же симпатией. В этом случае симпатия препятствует критической оценке реципиентом информационной установки, исходящей от манипулятора. 22.1. "Приобщение к аудитории" В данном случае манипулятор старается создать у реципиента впечатление, что ничем от него не отличается, их интересы полностью совпадают и, следовательно, реципиент может ему полностью, отбросив всяческие сомнения, доверять. Для этого используются различные апеллирования к единству с реципиентом, ссылки на то, что «мы с тобой одной крови», «я такой же бедный, такой же русский, как и ты» и пр. Расчет делается на то, что, признав манипулятора «своим», реципиент начнет относиться к нему благожелательно, с доверием — то есть «отключит» критический подход ко всей информации, излагаемой манипулятором. Как правило, использование этого приема говорит об отсутствии элементарной порядочности у манипулятора и/или о крайне слабой базе его позиции (обоснованности выдвигаемых им утверждений). 22.2. Покаяние В случае с «покаянием» манипулятор паразитирует на традиционной черте всех порядочных людей — способности прощать, а зачастую и оказывать действенную поддержку раскаявшемуся грешнику (преступнику). Само по себе покаяние свидетельствует: человек искренне раскаялся в своих грехах и достоин не только прощения, но и лучшего к себе отношения, так как смог найти в себе силу и порядочность прилюдно признать свои ошибки. Он честный и порядочный — соответственно, и отношение нему может быть зачастую значительно лучше, чем к обычному, рядовому человеку. На это улучшенное отношение и рассчитывает манипулятор, демонстрируя «покаяние». Его задача — заставить реципиента отнестись к нему с жалостью, расположением и, самое главное, с доверием.  23. Отключение критического восприятия Критическая оценка получаемой информации — одна из важнейших функций интеллекта, своего рода иммунитет сознания. Отключение этой системы приводит к тому, что любая, в том числе неправильная и опасная, информация беспрепятственно попадает в сознание и остается там, «принимаясь к действию». Критическое восприятие есть та причина, по которой, собственно, и появилась манипуляция сознанием. Преодоление критического восприятия многократно повышает эффективность манипуляции. Поэтому процесс преодоления является исключительно важным и ответственным для манипулятора. Собственно, все приемы манипуляции сознанием направлены на подавление или отключение критического восприятия реципиента. В данном разделе мы рассмотрим наиболее грубые и показательные примеры таких действий манипулятора. 23.1. Создание атмосферы шоу Атмосфера шоу — эффективное средство воздействия на сознание реципиента, направленное на подавление критического восприятия. Основная задача манипулятора в данном случае — создание атмосферы эйфории, праздника, феерии. Введение жертвы манипуляции в такое состояние создает эффект наркотика, отравляющего сознание. Положительные эмоции, свойственные празднику, «оглушают» жертву. Она становится из-за этих эмоций неспособна объективно оценивать информацию. Попытка критического осмысления получаемой информации (в момент действия шоу) расценивается сознанием как попытка насильственного вывода из состояния праздника, эйфории. Сознание рефлекторно сопротивляется подобному «насилию», создавая ощущение нежелания выхода из состояния эйфории (своего рода аналог «ломки» у наркозависимых людей). Соответственно, реципиенту «не хочется», «лень» начинать оценивать полученную информацию с критической точки зрения — ему хочется, чтобы «праздник продолжался». Именно такого эффекта и добивается манипулятор: в подобном состоянии жертву манипуляции обманывать гораздо легче, чем в состоянии адекватной оценки (и, соответственно, критического восприятия) его информационных установок. Отличительной чертой данного приема манипуляции является попытка создания праздничной, «опьяняющей» атмосферы, вместо трезвой и спокойной оценки информации. 23.2. Спецэффекты Использование специальных эффектов призвано отвлечь внимание реципиента или воздействовать на его эмоции таким образом, чтобы они не позволяли сознанию адекватно оценивать происходящее. В качестве специальных эффектов манипулятор может использовать кинохронику, участия иных лиц (демонстрацию «свидетелей и очевидцев» с леденящими душу «рассказами», появление «неожиданных гостей», несчастные случаи и пр.), какие-либо происшествия (случайные или, как правило, подстроенные) и иные нестандартные ходы. Яркое, нестандартное происшествие, факт, сильно выделяющийся из общей линии обсуждения, нечто запоминающееся и впечатляющее — все это (при умелом использовании) эффективно воздействует на сознание реципиента и способно отвлечь его от критического осмысления информационных установок манипулятора, что и является целью последнего.  24. "Единение с аудиторией" ("Фургон с оркестром") Механизм данного приема манипуляции заключается в том, что манипулятор апеллирует к «коллективным настроениям», но не аудитории (реципиента), а некоей сторонней общности людей. Приводя доказательства своей «правоты», манипулятор указывает, что «все так думают» или что «подавляющее большинство населения так считает» и «так желает» (например, чтобы предмет манипуляции стал именно таким, каким его представляет манипулятор). Он не обращается напрямую к реципиенту, но приводит ему в пример «желания» большого коллектива людей. В данном случае манипулятор фактически паразитирует на коллективном сознании, присущем нашему народу, — ведь идти против «мнения коллектива» реципиенту, скорее всего, не захочется.  25. Создание заданной информационной атмосферы Целью данного приема является подготовить эмоциональное состояние реципиента и информационное пространство вокруг него таким образом, чтобы действия манипулятора не встречали неприятия с его стороны. В зависимости от целей манипуляции, ее жертва целенаправленно вводится в состояние испуга, радости, аффекта, в ее сознании создаются устойчивые стереотипы восприятия окружающей действительности (фактов, событий, физических и юридических лиц, процессов и пр.), на которые потом будет эффективно накладываться следующая манипулятивная информация и благодаря которым она будет восприниматься реципиентом не как враждебная, опасная или неоднозначная, а как истинная и полностью соответствующая его видению мира. В качестве предельно упрощенного примера создания заданной информационной атмосферы можно привести следующее. Многие часто замечали, как вечером рабочего дня безобидная, не слишком смешная в иных условиях шутка вызывает у аудитории безудержный, едва ли не нервный смех. Расскажи ее утром или в выходной день — люди в лучшем случае улыбнутся (хорошо, если не из вежливости). А вечером после работы она имеет такой же успех, как острота самого популярного комика.  26. Навязывание собственного видения вопроса или своего вывода Навязывая реципиенту собственное видение вопроса, манипулятор, не убеждая первого в своей точке зрения открыто, «просто рассуждает вслух». Ни к кому, вроде бы, особенно не обращаясь, он высказывает свои аргументы в такой форме, максимально поддерживающей манипулятивную установку и разрушающей альтернативную, не угодную манипулятору, точку зрения. Для этого используются соответствующие аргументы, искажение информации, ложные трактовки и умалчивание о тех фактах, которые не выгодны манипулятору. Используя навязывание аудитории своего видения обсуждаемого вопроса или своего вывода из имеющейся информации — простой по сути, но достаточно сложный в исполнении прием манипуляции сознанием. Фактически это версия приема «навязывание необъективной/недостоверной информации», 14.7, только выполненная более тонко и с большим профессионализмом. Манипулятору не имеет смысла «в лоб» убеждать жертву в своем мнении, навязывать ей свою манипулятивную установку, заявляя: как я считаю, так и ты тоже считать должен! Без достаточно серьезных средств убеждения жертва просто не поверит манипулятору, «закроется» от его воздействия и цель им достигнута не будет. Следовательно, требуется каким-то образом убедить жертву (аудиторию) в том, что ситуация обстоит именно так, как она видится манипулятору (и как он пытается убедить в этом окружающих).  27. Информационный повод Манипулятор для проведения в сознание реципиента своей манипулятивной установки выбирает (или, нередко, сам совершает) некое действие, на примере которого может обосновать свою позицию. Действие, на которое он ссылается — событие, высказывание, исторический процесс и т. п. — подбираются таким образом, чтобы максимально полно и убедительно доказать его объективность и истинность его установки. Прием «информационный повод» исключительно широко известен в рекламной среде как образец использования рекламных технологий в их «классическом» амплуа — для увеличения реализации товаров и услуг конкретного их производителя или поставщика. В этом случае магазин (фирма-изготовитель, дистрибьютор и пр.), «цепляясь» к какому-либо событию, а то и просто выдумывая его, заявляет: в связи с этим мы объявляем грандиозные скидки (беспрецедентную распродажу, специальное предложение всем пришедшим в этот день покупателям или какой-либо отдельной их группе и пр.). Например, скидки «нашим прекрасным покупательницам в 8 марта» или «нашим дорогим ветеранам к 9 мая». Как вариант изобретения повода может служить «день рождения нашего магазина», «вывод на рынок нового товара (услуги)» и т. п. Цель не только в увеличении продаж, но и в дополнительном напоминании фирмы-рекламодателя о себе, о предлагаемых ею товарах. Ради того, чтобы эффективнее проталкивать информацию о рекламодателе на рынок, используется любой минимально разумный повод — что, собственно, и дало название данному приему.