29 января, 16:08

The British Army Can’t Find Enough Soldiers

Kevin Knodell Security, Who will fight the United Kingdom’s wars? The British military is one of the world’s most legendary fighting institutions. It enabled the British monarchy to become one of the world’s most powerful institutions, conquering huge swathes of the world and building the largest empire in history. During World War II, besieged by Nazi Germany, the Royal Air Force fought for Free Europe’s survival as the Luftwaffe bombed London and British planes fought back. When America entered the war, Britain was the hub for the Western Allies’ European operations. British commandos pioneered modern special operations. Many armies around the world base their organizational structures, training, tactics and traditions on the British military. And today, Her Majesty’s Armed Forces are fighting the Islamic State in Iraq and Syria, training fledgling armies in Afghanistan and Somalia, keeping watch in the Falklands and operating in many other places around the world. But these missions have put a great deal of strain on the British military and its troops. At the same time, fewer and fewer young Brits feel compelled to take up the mantle. Much like the U.S. military across the pond, the British military is struggling to find new recruits to take on new missions. Figures show 15,140 regular troops left the British military during the past 12 months, but only 13,450 new troops came in. It’s a particularly acute problem for the British Army. The British parliament released data showing that 6,910 new recruits joined the Army over the past 12 months. The target was 9,580 — adding up to a shortfall of 28 percent. Most notably, 2,380 troops signed up for the infantry against a target of 3,480 — the largest gap. The British military — the Army in particular — has been very active in the 21st century. In May 2000, hundreds of British paratroopers with full-force protection intervened in Sierra Leone’s civil war as part of Operation Palliser fighting Revolutionary United Front rebels. It was a relatively short intervention and was widely hailed as a success. After 9/11, the United Kingdom joined the United States in the invasion of Afghanistan to oust the Taliban and later the invasion of Iraq to overthrow Saddam Hussein. Read full article

Выбор редакции
Выбор редакции
23 января, 16:05

Missing millions

Nearly three years after Ebola hit Sierra Leone, millions of dollars in funds raised to fight the deadly virus have still not been accounted for.

19 января, 20:27

Global Coalition Aims To Outpace Epidemics With New Vaccines

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); A global coalition of governments, health specialists and philanthropists will launch a new plan on Thursday to “outsmart” future disease epidemics with a fund to prepare and create new vaccines. Stung by the devastation of West Africa’s 2014-2015 Ebola outbreak, which killed more than 11,300 people before an effective vaccine was developed, the coalition is aiming to ensure such deadly outbreaks can’t happen again. John-Arne Rottingen, interim chief executive officer of the Coalition for Epidemic Preparedness Innovations (CEPI), said it is designed as “a global insurance policy against epidemic and pandemic threats.” CEPI’s founders used the World Economic Forum in Davos to announce its launch, with initial funding of $460 million from the governments of Germany, Japan and Norway, the Bill & Melinda Gates Foundation and the Wellcome Trust global health charity. Bill Gates, co-chair of the Gates Foundation and a leading global health philanthropist, said recent major viral disease epidemics - Ebola and Zika - showed how the world “is tragically unprepared to detect local outbreaks and respond quickly enough to prevent them from becoming global pandemics”. “Without investments in research and development, we will remain unequipped when we face the next threat,” he said. “The ability to rapidly develop and deliver vaccines when new unknown diseases emerge offers our best hope to outpace outbreaks, save lives and avert disastrous economic consequences.” The initial commitments mean CEPI has raised nearly half the $1 billion it needs for its first five years. It is now calling for proposals from researchers and companies who want to work on developing shots against its first target diseases - the Middle East Respiratory Syndrome (MERS), Lassa and Nipah viruses. Rottingen said all these have shown the capacity to spread across borders and become fast-growing outbreaks causing death and illness. CEPI aims to drastically shorten the time it takes to make vaccines to protect against these and other viruses, which can emerge suddenly as global public health threats. Jeremy Farrar, director of the Wellcome Trust, told Reuters CEPI aims to develop two vaccine candidates against each disease before any epidemic, so they are ready for rapid deployment in field trials if and when an outbreak starts. He noted that with Ebola, despite huge international efforts to work faster, a vaccine was developed and validated as 100 percent protective only in the final months of the West Africa epidemic, after thousands had been infected and killed in Guinea, Sierra Leone and Liberia. “This partnership is trying to make sure the horror of Ebola is not forgotten,” he said. “There are moments in time that have to be seized.” CEPI is also backed by major pharmaceutical companies, the World Health Organization and the international health charity Médecins Sans Frontières (MSF). Joanne Liu, head of MSF, welcomed the launch of CEPI but said price, safety and speed were crucial. “For new vaccines to be game changers, they must be developed and tested before outbreaks hit and made accessible and affordable for all communities in times of health crisis,” she said. (Reporting by Kate Kelland; Editing by Mark Trevelyan) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
Выбор редакции
17 января, 21:37

Сайентологи и самогон. Чем занимался автор фильма о Трампе до премьеры на ВВС

Основные этапы творческой биографии журналиста, который реализовал замысел "скандальной документальной" картины о Дональде Трампе, опубликованы на сайте Panorama — специального проекта ВВС. За спиной у Джона Суини имеются военные репортажи из Ирака, Алжира и Сьерра-Леоне, нашумевшая документальная лента о массовых захоронениях в Зимбабве, серия пронзительных документальных зарисовок об американцах, которым были предъявлены ложные обвинения в убийстве детей.  Но российская тематика всегда вызывала у Суини особый трепет.  Он то в течение нескольких лет дотошно разбирается в обстоятельствах убийства бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, то обращается от частного к общему и посвящает целый документальный фильм расследованию смертей сотни россиян, отравившихся контрафактным алкоголем.  Разбираться в особенностях "жёлтой смерти" (так Суини образно называет самопальную водку самого низкого качества) журналисту пришлось около 10 лет назад в Псковской области. Суини тогда даже решился попробовать самогонку: мутную жидкость, налитую в пластиковую бутылку из-под кока-колы. — Я открыл бутылку, понюхал и сделал маленький глоток. Вкус такой, будто к ракетному топливу подмешали немного гуталина, — поделился впечатлениями журналист. К счастью, в бормотухе не оказалось яда. Практически в то же время Джон Суини занимался и фильмом-расследованием о Сайентологической церкви и её последователях. По словам журналиста, информационная атака на религиозную организацию чуть не стоила ему здоровья и даже жизни. — Посторонние люди заявились к нам на свадьбу. Они звонили домой моей тёще в Девон и задавали вопросы. Какие-то люди приближались к нашему дому и стучались к нашим соседям под видом службы доставки товаров на дом. Это было неприятно, мрачно и страшно. Нельзя поссориться с Сайентологической церковью и легко это пережить, — вспоминает он. Напомним, ранее телеканал BBC показал фильм "Трамп. Кремлёвский кандидат?" авторства Джона Суини. Получасовая лента рассказывает о якобы "опасных связях" избранного президента США с Россией. Более того, фильм начинается с утверждения, что Путин привёл к победе Дональда Трампа. При этом сотрудник BBC ранее заявил Лайфу, что съёмочная группа так и не смогла доказать связи Трампа с "русскими хакерами". Более того, в рамках расследования обстоятельств создания фильма Лайф также обнаружил ряд интересных подробностей, не вошедших в итоговую версию картины.   

17 января, 10:53

Borders and Networks: The Forgotten Elements of Development

  • 0

Laurent Bossard, Director, OECD Sahel and West Africa Club (SWAC) Secretariat The latest SWAC/OECD publication Cross-Border Co-operation and Policy Networks in West Africa addresses the crucial but often overlooked issue of cross-border co-operation, employing an analytical approach sparsely used in the development field and in West Africa in particular – social network analysis. These two […]

17 января, 10:53

Borders and Networks: The Forgotten Elements of Development

  • 0

Laurent Bossard, Director, OECD Sahel and West Africa Club (SWAC) Secretariat The latest SWAC/OECD publication Cross-Border Co-operation and Policy Networks in West Africa addresses the crucial but often overlooked issue of cross-border co-operation, employing an analytical approach sparsely used in the development field and in West Africa in particular – social network analysis. These two […]

15 января, 18:00

«Путин, ты нужен Латинской Америке!»

Петицию под заголовком Intervención Rusa en México para eliminar el mal gobierno (Российское вмешательство в Мексике для устранения плохого правительства) разместил на сайте Change.org некий Freppo Sovietico из Мексики. Автор заявляет, что «политическая ситуация в Мексике находится в наихудшем состоянии за всю историю», страна «истекает кровью от такого грабежа и таких крыс». Freppo Sovietico утверждает: «Нам нужен кто-то, кто способен остановить этих коррумпированных мексиканских политиков, которые отдают и воруют все», причем расцвет коррупции в Мексике на руку сопредельным США: «Американские империалисты и ООН не делают ничего, кроме того, распространяют шокирующие новости». Под занавес автор обращения заявляет: «Владимир Путин, ты нужен Латинской Америке». На момент публикации данного материала петиция собрала немногим более 6 тысяч подписей – результат не особо впечатляющий. Да и в случае более активного отклика интернет-пользователей на призыв Freppo Sovietico, скорее всего, максимум чего можно было бы ожидать – устного комментария представителя президента РФ Дмитрия Пескова. Борьба с коррупцией (или не борьба, а потворствование, как утверждает автор петиции) – одно из направлений внутренней политики государства. Решение о том, какими методами и инструментами его реализовывать (и реализовывать ли вообще), является исключительной прерогативой властных структур, в данном случае, Мексики. Любое мало-мальски активное вмешательство другого государства является нарушением суверенитета. Это указано и в ст. 5 Конвенции ООН против коррупции, самого масштабного международного документа по рассматриваемой проблеме: «Ничто в настоящей Конвенции не наделяет Государство-участника правом осуществлять на территории другого государства юрисдикцию и функции, которые входят исключительно в компетенцию органов этого другого государства в соответствии с его внутренним законодательством». Целая глава Конвенции посвящена международному сотрудничеству – взаимодействию государств в борьбе с коррупцией. Однако там подчеркивается, что приматом остается национальное законодательство и правоприменительная практика: «Когда это целесообразно и соответствует их внутренней правовой системе, Государства-участники рассматривают возможность оказания друг другу содействия в расследовании и производстве по гражданско-правовым и административным вопросам, связанным с коррупцией».   Страны-участницы Конвенции ООН против коррупции по состоянию на 12.12.2016 Примечательно, что для подписания данная Конвенция была открыта именно в Мексике – на Политической конференции высокого уровня в Мериде 9 декабря 2003 года. 9 декабря было объявлено Международным днем борьбы с коррупцией, а Конвенцию впоследствии ратифицировали и Мексика (20 июля 2004 года), и Россия (9 мая 2006 года). Соответственно, изложенные в Конвенции принципы безоговорочно принимают в качестве обязательных обе страны – и тут уже не имеет значения, сколько подписантов наберет петиция мексиканца. Эксперты предлагают рассматривать сам факт обращения к российскому президенту для решения внутренних проблем другого государства как признание за Россией статуса игрока, способного переломить ход ситуации. Политолог Александр Асафов заявил ФБА «Экономика сегодня», что «после последних событий Россия, действительно, в глазах третьих стран стала восприниматься как некая сила, которая может изменить сложившийся порядок вещей, который не устраивает граждан какой-либо страны». Речь идет «не о политической элите и лидерах мнений, а именно о простых жителях разных стран, которые обсуждают политику в интернете», уточняет политолог. Асафов указывает: «Среди них существует очень давнее и прочное убеждение, что Путин – сильный лидер, его приводят в пример. И сама их увлеченность российской политикой на самом деле удивляет. Такое явление наблюдается в Америке, в Европе. Причем – что странно – это чаще всего происходит в странах, которые в политическом поле являются оппонентами России». Самое забавное, что верящие в сильного лидера Путина мексиканцы живут в стране с индексом восприятия коррупции 35, что соответствует 95-му месту в рейтинге Transparency International, а в самой России индекс составляет лишь 29 (119-е место, уровень Гайаны и Сьерра-Леоне). Данные приведены за 2015 год, публикация индекса за 2016 год запланирована на 25 января. Видимо, коррупция волнует россиян не так сильно, как мексиканцев. Во всяком случае, в ходе опроса ВЦИОМ под занавес 2016 года лишь 8% респондентов назвали коррупцию в числе главных проблем России.

Выбор редакции
13 января, 16:44

Валерий Рашкин, Аппетиты людей в погонах

Если за три года Россия с позорного 119 места между Гайаной и Сьерра-Леоне поднимется на 45 или больше пунктов – пожалуйста, приз в студию...

11 января, 19:21

Нетаниягу встретился в Иерусалиме с президентом Сьерра-Леоне

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу встретился сегодня утром, 11 января, в Иерусалиме с президентом Сьерра-Леоне Эрнестом Бай Коромой

06 января, 19:10

The USSR’s Futurist Film and Sweden’s Sweet Tooth: The Week in Global-Affairs Writing

The highlights from seven days of reading about the world

05 января, 01:28

In pictures

Photographing the men who sieve for diamonds in Sierra Leone

Выбор редакции
02 января, 11:20

'Devil Boy': Down's syndrome in Sierra Leone

In a country that demonises mental disabilities, a mother recalls the journey of her community's acceptance and remorse.