• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1535
      • Показать ещё
      Люди413
      • Показать ещё
      Разное998
      • Показать ещё
      Издания33
      • Показать ещё
      Формат68
      Компании255
      • Показать ещё
      Международные организации75
      • Показать ещё
      Показатели25
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
16 августа, 13:00

По дороге среди гор: Задорный грузинский клип о веселой девушке и сельских джигитах

По дороге среди гор: Задорный грузинский клип о веселой девушке и сельских джигитах Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Paata Tediashvili - Gogov Genatsvals - Грузия Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

Выбор редакции
15 августа, 13:57

Машиностроительный завод в Кабардино-Балкарии начал выпускать новый вид продукции

Завод «ТРОТТЕР», входящий в состав Союза машиностроителей России, начал выпуск полуприцепа-цистерны, предназначенной для перевозки и кратковременного хранения пищевых жидкостей.Цистерна изготовлена из специальной марки нержавеющей стали, используемой для пищевых продуктов. С наружной стороны полуприцеп обшит пластиковым корпусом, под которым размещены теплоизоляционные материалы. Объем цистерны составляет 36 куб. м. Цистерна смонтирована на трехосной тележке, также изготовленной на машиностроительном заводе «ТРОТТЕР». Полуприцеп-цистерна оснащена запорно-предохранительной арматурой, позволяющей выполнять операции по наполнению и сливу перевозимого продукта.Подобная техника ранее в Кабардино-Балкарии, СКФО не изготавливалась, и ее освоение является серьезным достижением машиностроителей Кабардино-Балкарии, инженеров и рабочих завода «ТРОТТЕР».Конструкция и комплектация полуприцепа-цист...

Выбор редакции
15 августа, 13:00

Этой весной: Азербайджанский клип о прекрасной девушке и ее любимом мужчине

Этой весной: Азербайджанский клип о прекрасной девушке и ее любимом мужчине Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Damla - Bu Bahar - Азербайджан Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

Выбор редакции
13 августа, 17:00

Мы - веселые ребята: Шутливый кабардино-балкарский клип о жизни парней и девушек с молочной фермы

Мы - веселые ребята: Шутливый кабардино-балкарский клип о жизни парней и девушек с молочной фермы Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Аслан Кулов - ФIыуэ слъагъур фэращ - Кабардино-Балкария, Россия Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

Выбор редакции
10 августа, 15:00

Песни о городах и весях по четвергам - ЕРЕВАН (Армения)

Песни о городах и весях по четвергам - ЕРЕВАН (Армения) Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Erebouni Yerevan - Ереван, мой дом Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Песни о городах" и "Клипы"

Выбор редакции
Выбор редакции
08 августа, 13:00

Шалости в радость: Забавный клип о семейной жизни одной молодой пары и их малолетних детишек

Шалости в радость: Забавный клип о семейной жизни одной молодой пары и их малолетних детишек Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Grigory Esayan - Erexeqs - Армения Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

Выбор редакции
07 августа, 13:00

Ах, Лариса! До чего ж ты хороша: Грузинский клип об истории знакомства не совсем молодых людей

Ах, Лариса, Лариса! До чего ж ты хороша: Грузинский клип об истории знакомства не совсем молодых людей Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Giorgi Tsereteli - Larisa - Грузия Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

Выбор редакции
06 августа, 13:00

Такие мрачные сны: Азербайджанский клип о страстной девушке из восточных сказок

Такие мрачные сны: Азербайджанский клип о страстной девушке из восточных сказок Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Renka - Yuxu - Азербайджан Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

30 июля, 14:58

КТО на Северном Кавказе будет руководить глава Росгвардии Виктор Золотов

Президент России Владимир Путин своим указом назначил руководителем деятельностью Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций (КТО) на территории Северо-Кавказского региона Российской …

30 июля, 14:56

Парад в честь Дня ВМФ в Севастополе собрал 100 тысяч зрителей

Традиционный парад Черноморского флота и военно-спортивный праздник прошли в Севастополе в честь Дня ВМФ. По данным местных властей, порядка 100 тыс. севастопольцев и гостей города собрались на берегах Севастопольской бухты, чтобы посмотреть грандиозное зрелище, которое устраивают моряки- черноморцы, передает корреспондент ТАСС. С места события передает севастопольский новостной портал Форпост. Торжественные мероприятия начались с возложения цветов к мемориалу Героической обороны Севастополя 1941-42 годов. Для этого к девяти часам на площадь Нахимова приехали командующий Черноморским флотом Александр Витко, командующий Западным военным округом Андрей Картаполов, врио губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников и спикер заксобрания города Екатерина Алтабаева. Дорогими гостями на празднике были министр энергетики России Александр Новак, губернаторы Ставропольского края и Владимирской, Ростовской, Тюменской и Московской областей.Среди приглашённых оказались и полпред на Северном Кавказе Олег Белавенцев (его сопровождали главы Крыма, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии) и полпред в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич.Затем командующий Западным военным округом Андрей Картаполов вместе с командующим Черноморским флотом адмиралом Александром Витко принял морской парад - им командовал контр-адмирал Виктор Лиина. Картаполов, Витко и почётные гости праздника на катере объехали строй из 36 кораблей, подводных лодок и судов в Севастопольской бухте. С моря, где стояли корабли, доносилось приветствие Картаполова и ответ ему от моряков - традиционное троекратное "Уррааа!".Военно-спортивный праздник начался с театрализованного представления об основных вехах истории и боевом пути Черноморского флота, в котором участвовали Екатерина Вторая, Григорий Потёмкин, Фёдор Ушаков. Конечно же, их прекрасно сыграли актёры.После чего экипажи тральщиков показали боевую подготовку по поиску и уничтожению минных заграждений, противолодочные силы - поиск и уничтожение подводных лодок, десантники - бой за высадку на берег. Так же зрители увидели показательное освобождение судна, захваченного террористами. Конечно, не обошлось без традиционных и зрелищных "фонтанов на воде" и "вальса" буксиров. "Сегодня для нас - необычный праздник, необычный даже для Дня Военно-Морского Флота", - отметил после парада командующий Черноморским флотом Александр Витко."Мы участвуем в четырёх парадах. Традиционно - в Новороссийске и Севастополе. Кроме того, впервые участвуем в главном военно-морском параде в Санкт-Петербурге (Кронштадт - прим.) - там находятся 15 наших кораблей. И сегодня состоялся и прошёл успешно парад в Тартусе, Сирия - тоже впервые наши корабли проводят там парад. Всего на всех парадах участвовало более 50 кораблей и судов Черноморского флота, который развивается.Мы уже не говорим, что к нам скоро придут, ведь к нам уже пришли четыре подводные лодки, два фрегата. Ещё две подводные лодки и фрегат придут в Севастополь после парада в Санкт-Петербурге. Кроме того, завод в Зеленодольске в этом году достроит нам патрульный и ракетный корабли. Новые корабли мы ожидаем и в следующем году. Черноморский флот растёт, развивается, становится ещё сильнее и красивее", - отметил Александр Витко.По его словам, у кораблей флота столько шефов, что экипажи всегда обеспечены дополнительным питание, не говоря уже о подарках морякам ко Дню ВМФ.Врио губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников добавил, что сегодня за торжественными мероприятиями наблюдали более 100 тысяч гостей города. А председатель заксобрания Севастополя Екатерина Алтабаева отметила, что День ВМФ - самый любимый для всех горожан праздник, "он был таким, есть и будет"."Наш флот всегда был надёжным щитом, который всегда защищал Севастополь и рубежи нашей Родины. А наши моряки - это честь и гордость Севастополя. Севастополь любит Черноморский флот и гордится им", - подчеркнула Алтабаева.С праздником, дорогие севастопольцы и соотечественники!Алексей Лохвицкий Фото Алексея Лохвицкого, видео Дмитрия Осипенко(http://sevastopol.su/news...)

30 июля, 14:56

Парад в честь Дня ВМФ в Севастополе собрал 100 тысяч зрителей

Традиционный парад Черноморского флота и военно-спортивный праздник прошли в Севастополе в честь Дня ВМФ. По данным местных властей, порядка 100 тыс. севастопольцев и гостей города собрались на берегах Севастопольской бухты, чтобы посмотреть грандиозное зрелище, которое устраивают моряки- черноморцы, передает корреспондент ТАСС. С места события передает севастопольский новостной портал Форпост. Торжественные мероприятия начались с возложения цветов к мемориалу Героической обороны Севастополя 1941-42 годов. Для этого к девяти часам на площадь Нахимова приехали командующий Черноморским флотом Александр Витко, командующий Западным военным округом Андрей Картаполов, врио губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников и спикер заксобрания города Екатерина Алтабаева. Дорогими гостями на празднике были министр энергетики России Александр Новак, губернаторы Ставропольского края и Владимирской, Ростовской, Тюменской и Московской областей.Среди приглашённых оказались и полпред на Северном Кавказе Олег Белавенцев (его сопровождали главы Крыма, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии) и полпред в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич.Затем командующий Западным военным округом Андрей Картаполов вместе с командующим Черноморским флотом адмиралом Александром Витко принял морской парад - им командовал контр-адмирал Виктор Лиина. Картаполов, Витко и почётные гости праздника на катере объехали строй из 36 кораблей, подводных лодок и судов в Севастопольской бухте. С моря, где стояли корабли, доносилось приветствие Картаполова и ответ ему от моряков - традиционное троекратное "Уррааа!".Военно-спортивный праздник начался с театрализованного представления об основных вехах истории и боевом пути Черноморского флота, в котором участвовали Екатерина Вторая, Григорий Потёмкин, Фёдор Ушаков. Конечно же, их прекрасно сыграли актёры.После чего экипажи тральщиков показали боевую подготовку по поиску и уничтожению минных заграждений, противолодочные силы - поиск и уничтожение подводных лодок, десантники - бой за высадку на берег. Так же зрители увидели показательное освобождение судна, захваченного террористами. Конечно, не обошлось без традиционных и зрелищных "фонтанов на воде" и "вальса" буксиров. "Сегодня для нас - необычный праздник, необычный даже для Дня Военно-Морского Флота", - отметил после парада командующий Черноморским флотом Александр Витко."Мы участвуем в четырёх парадах. Традиционно - в Новороссийске и Севастополе. Кроме того, впервые участвуем в главном военно-морском параде в Санкт-Петербурге (Кронштадт - прим.) - там находятся 15 наших кораблей. И сегодня состоялся и прошёл успешно парад в Тартусе, Сирия - тоже впервые наши корабли проводят там парад. Всего на всех парадах участвовало более 50 кораблей и судов Черноморского флота, который развивается.Мы уже не говорим, что к нам скоро придут, ведь к нам уже пришли четыре подводные лодки, два фрегата. Ещё две подводные лодки и фрегат придут в Севастополь после парада в Санкт-Петербурге. Кроме того, завод в Зеленодольске в этом году достроит нам патрульный и ракетный корабли. Новые корабли мы ожидаем и в следующем году. Черноморский флот растёт, развивается, становится ещё сильнее и красивее", - отметил Александр Витко.По его словам, у кораблей флота столько шефов, что экипажи всегда обеспечены дополнительным питание, не говоря уже о подарках морякам ко Дню ВМФ.Врио губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников добавил, что сегодня за торжественными мероприятиями наблюдали более 100 тысяч гостей города. А председатель заксобрания Севастополя Екатерина Алтабаева отметила, что День ВМФ - самый любимый для всех горожан праздник, "он был таким, есть и будет"."Наш флот всегда был надёжным щитом, который всегда защищал Севастополь и рубежи нашей Родины. А наши моряки - это честь и гордость Севастополя. Севастополь любит Черноморский флот и гордится им", - подчеркнула Алтабаева.С праздником, дорогие севастопольцы и соотечественники!Алексей Лохвицкий Фото Алексея Лохвицкого, видео Дмитрия Осипенко(http://sevastopol.su/news...)

Выбор редакции
30 июля, 13:00

Как хорошо!: Армянский клип о молодом человеке, возвращающемся к своей семье в родные края

Как хорошо!: Армянский клип о молодом человеке, возвращающемся к своей семье в родные края Видео из "Раз, два, опа - Азия, Европа (Европейская и азиатская этно и фолк попса)" и https://vk.com/tipologg Alen Safaryan - Chka Qez Nman - Армения Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Видео" и "Клипы"

30 июля, 09:39

Виктор Золотов возглавит контртеррористическую группировку на Кавказе

Главнокомандующему войсками национальной гвардии России, генералу Витору Золотову поручено командование ​Объединенной группировкой войск по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе.

30 июля, 09:18

Кровная месть: За что хотели убить Кадырова

Самые известные покушения на чеченского лидера и последний приговор

29 июля, 22:39

Главе Росгвардии поручили руководство антитеррористической группировкой на Северном Кавказе

Согласно подписанному президентом России Владимиром Путиным указу о совершенствовании управления объединенной группировкой сил по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе, общее руководство объединенной антитеррористической группировкой в регионе будет осуществлять директор Росгвардии Виктор Золотов. Документ был размещен в субботу на официальном портале правовой информации.Как следует из указа, к проведению контртеррористических операций в СКФО теперь будут привлекаться соединения, части и подразделения войск Росгвардии и ВС РФ, органы внутренних дел и их подразделения, органы и подразделения МЧС, ФСБ, ФСО, а также федеральных госорганов, в которых предусмотрена военная служба. При этом формирование состава объединенной группировки командующий будет осуществлять на основе предложений руководителей других ведомств в отношении ихслужащих, части же, которые входят в состав в Росгвардии…

29 июля, 20:25

Глава Росгвардии назначен руководителем антитеррористической группировки на Кавказе

Президент России Владимир Путин подписал указ «о совершенствовании управления объединенной группировкой войск по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе». Документ опубликован на официальном портале правовой информации.

29 июля, 19:27

Главе Росгвардии поручено возглавить контртеррористическую группировку на Кавказе

Президент России Владимир Путин поручил главе Росгвардии Виктору Золотову командование ​Объединенной группировкой войск по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе. Указ президента 29 июля был опубликован на портале правовой информации. Документ носит название «О совершенствовании системы управления Объединенной группировкой войск по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации». Согласно ему, в регион для проведения контртеррористических операций должны быть привлечены соединения, воинские части, органы войск Росгвардии и Вооруженных сил, органы и подразделения внутренних дел, МЧС, ФСБ, ФСО и федеральных госорганов. «Общее руководство деятельностью Объединенной группировкой осуществляет директор Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации — главнокомандующий войсками национальной гвардии Российской Федерации», — говорится в тексте указа. В настоящее время эту должность занимает Виктор Золотов. Главнокомандующему дается право лично формировать состав группировки от войск Росгвардии. Решение о формировании состава других подразделений и органов группировки главком будет принимать на основе предложений руководителей этих органов. Из указа также следует, что у командующего Объединенной группировкой будет по одному заместителю от Минобороны, МВД, МЧС, ФСБ и ФСО. Назначением заместителей будут заниматься главы этих органов.

29 июля, 18:48

Директор Нацгвардии возглавит антитеррористическую группировку на Северном Кавказе

Его заместителей назначат из Минобороны, МВД, МЧС, ФСБ и ФСО

05 сентября 2016, 01:00

Роза Хутор. Куда ушли деньги Олимпиады

Последний раз я в Сочи был наверное лет 8 назад. Заезжали мы в ту пору и на Красную Поляну. Когда тут началась грандиозная стройка и подготовка к Олимпиаде 2014 я пообещал себе, что приеду и посмотрю как тут все изменилось. Вот приехал. Вот смотрю. Сегодня рванули на Красную Поляну.Смотрите, кто еще там не бывал ...Фото 2.Помню старый узенький, экстремальный серпантин в виде дороги на Красную Поляну по которой мы ехали в прошлый раз. Водители экскурсионных автобусов специально прижимались к краю дороги, где чуть ли не под колесами был глубокий обрыв. Это было своего рода развлечением для туристов. Дорога была трудная и не безопасная. Фото 3.Сейчас конечно тут понастроено огого. Вот все мусолили круглую сумму денег, которую потратили на подготовку к Олимпиаде, вы знаете, проехавшись по этой дороге и вспоминая старое совсем эта сумма не кажется огромной.Не забываем рассматривать местные красоты по дороге...Фото 4.В Сочи, Адлере и до самой Красной поляны везде стоят камеры контроля движения. Радар вообще не замолкает ни на минуту.Фото 5.А вот посмотрите какая оригинальная опора ЛЭП в виде символа Олимпиады.Фото 6.Приехав в Розу Хутор мы оставили машину на стоянке у жд вокзала, куда приходят "Ласточки". Во первых тут близко к канатной дороге, во вторых тут дешево - 200 рублей на 11 часов стоянки.Но угадав в этом, мы тут же допустили ошибку типовых бестолковых туристов и "купились" на уговоры девушки с плакатиком и купили билеты на канатную дорогу у нее прямо у вокзала (она говорила, что нас доставят бесплатно к самой канатной дороге и все так интересно рассказывала про нее).Фото 7.Нас конечно же довезли бесплатно до начала канатной дороги, но билеты там оказались по 1100 (дети до 6 лет бесплатно) руб, а не по 1300 которые мы заплатили этим посредникам. А с ЖД вокзала ходят автобусы бесплатные (покажу их на фото в конце поста). Так что если вы собираетесь на канатку, езжайте самостоятельно до самих касс. Переплачивать нет никакого смысла.Фото 8.Итак, мы решили немного прогуляться по отметке в 750 метров по моему. Тут располагаются гостиничные комплексы, развлекательные и магазинные комплексы.Фото 9.Вот тут я вел трансляцию в ПЕРИСКОПЕ, пока не удалили можете посмотретьФото 10.Я все же лпять вспоминаю, как мы тут сидели на травке, а вокруг были с десяток деревенских домиков и канатная дорога в виде пластмассовых сидений и металлической цепочки. В то время у нас не было денег на подъем по канатке (да и страшновато как то было).Фото 11.Сейчас смотря по сторонам и понимая, что этот город построили буквально на голом месте диву даешься.Фото 12.Погода была плохенькая, да и время уже сентябрь, но по моим меркам людей очень много. Хотя люди в трансляции Перископа говорили, что в июле тут было в 10 раз больше народу. Так что тут ничего не пустует и все живет своей туристической жизньюФото 13.Фото 14.Вот тут что то башню я "завалил" конкретно. Никогда не слежу за этим, а выправлять потом в Фотошопах лень :-)Фото 15.Ну как вам видок? Не це ж Европа!Фото 16.Фото 17.Фото 18.Фото 19.Фото 20.Фото 21.Звезды чемпионов Олимпиады.Фото 22.Фото 23.Фото 24.Фото 25.Фото 26.Фото 27.Фото 28.Фото 29.Фото 30.Фото 31.А вот это здание кстати многоуровневая парковка.Фото 32.Итак, пора уже ехать на высоту 1700 метров в Олимпийскую деревню.Фото 33.Очередь большая, но идет достаточно быстро.Фото 34.Напоминаю еще раз, билеты покупайте прямо тут в кассах. Посредники накинут на ровном месте пару тройку сотен.Фото 35.Кабинки едут не останавливаясь, по этому запрыгивать надо на ходу. Самому то нормально, с маленькими детьми сложнее ...Фото 36.Ну все, в путь ...Фото 37.Фото 38.С высоты открываются офигительные виды.Фото 39.Фото 40.Весь Роза Хутор как на ладони, вон даже ЖД вокзал виден.Фото 41.Кабинки очень удобные и комфортабельные.Фото 42.Итак поднялись мы в Олимпийскую деревню и тут немного погуляли.Фото 43.К самим домикам и кварталам, где жили бывшие олимпийцы не пошли, Там на балконах до сих пор висят флаги стран, спортсмены которых там жили. Фоткал, но что то не нашел эту фоту.Фото 44.Облачность сильная, по этмоу горы не во всей красе.Фото 45.Посидеть, полюбоваться, подумать о вечном - милое дело.Фото 46.Фото 47.Вот дети разглядели в далеке какой то "замок" - я не понял, что это такое.Фото 48.Фото 49.А еще тут было какое то канатное ответвление на так называемую "Волчью скалу". Т.к в сумму билета это все входило, мы решили прокатиться. Тем более там были открытые сиденья без кабинок.Очереди ... очереди ...Фото 50.Т.е мы теперь опять спустимся на 950 метров и вернемся обратно.Фото 51.Хорошо хоть не цепочки металлические. Хотя все равно страшновато.Фото 52.Фото 53.Фото 54.Очень прикольная поездочка. Всем советую. Это не то что в стеклянной кабине болтаться.Фото 55.А вот это какой то горнолыжный спуск. Видите снеговые пушки по краям. Их вообще по мере нашего продвижения в горы мы наблюдаем буквально ВЕЗДЕ!! Сотни просто ...Фото 56.Фото 57.Приехали и погнали теперь на самую высокую точку свыше двух километров.Фото 58.Фото 59.Ух высотища, облака не дают разглядеть все красоты.Фото 60.ДА еще и дождь начал моросить ...Фото 61.Фото 62.Роза хутор еще с более высокой точки.Фото 63.И вот мы на вершине. Как вы уже поняли по фото, не видно было не зги! Ну то есть буквально ничего, все белое. Однако, народ это не смущало и все бодро фоткались у надписи. Температура кстати внизу была где то 23 градуса, а тут все 10. Фото 64.Чуть погодя облака немного разбежались и стало понятно, что хоть там за оградой.Фото 65.Фото 66.Вдалеке в тумане был какой то экстремальный мост, я бы прошелся ... Фото 67.Фото 68.Вот в общем то карта всего маршрута.Фото 69.Поехали назад.Фото 70.Продолжаются какие то строительные работы ...Фото 71.Фото 72.Фото 73.А вот озера для забора и хранения воды для изготовления искуственного снега.Фото 74.Фото 75.Приехали в начальную точку нашего маршрута.Фото 76.Фото 78.Фото 79.Вот кстати на этом автобусе можно уехать за 19 рублей опять на вокзал ЖД Красной Поляны.Фото 80.А вот такой ветастый автобус вообще бесплатно всех развозит между ЖД вокзалом и началом маршрута канатной дороги.Фото 81.Но Роза Хутор не ограничивается гостиничным комплексом и местом начала канатной дороги. Тут же ценый городок.Фото 82.Фото 83.Пощелкал быстро из окна автомобиля.Фото 84.ЗАценить архитектуру и размах.Фото 85.Фото 86.Фото 87.Фото 88.Фото 89.Фото 91.Фото 92.Поехли в обратный путь. На машине дорога занимает примерно 50 минут до Адлера.Фото 93.Видите в далеке такое сигарообразное сооружение - это самый высокий в мире переходный мост. Я вам о нем рассказывал уже: Самый длинный пешеходный подвесной мост в мире - в СочиФото 94.Вот такая была эта поездка. Что мы интересного пропустили и где по привычке сглупили? Еще что нибудь интересного про канатные дороги. Вот знали ли вы где находится Первая в России канатная дорога МЕЖДУ ГОРОДАМИ, а вот еще Канатная дорога китайских сельских жителей и Город канатных дорог - Чиатура

21 июля 2016, 13:13

Большая удача. Турецкий мятеж и его последствия для России.

Александр НагорныйВсего в одну ночь уложился кровавый, широкомасштабный и абсолютно неудачный мятеж военных в Турции, мятеж против действующего президента и правительства. Казалось бы, вспыхнул и прошёл, как молния, растворяясь в тумане времени. Но нет. Подобный военный заговор с такими человеческими жертвами не исчезает просто так, а только набирает силу в рамках тех последствий, которые он несёт для Турции, да и для всех сопредельных стран. Со всей определённостью можно уже сейчас заключить, что он ещё долго будет давать о себе знать как в жизни самой Турции, так и любого государства. Крупномасштабные изменения мы вскоре увидим в мировом балансе сил и, несомненно,в развитии всей мировой обстановки. Мировое сообществоуже сейчас ощущает грозовые перемены как в отношениях США и Турции, так и Европейского союза и Турции. Звонок Путина Эрдогану, безусловно, обозначает новую, позитивную фазу во взаимоотношениях Москвы и Анкары. Во всяком случае, договорённость о встрече о многом говорит.Конечно, реализация потенций, возникших после сорванного заговора, - дело рук ведущих политических деятелей. Но сейчас эта кардинальная возможность имеется. И мы попытаемся порассуждать на эту очень деликатную тему. Наши аналитики дали довольно объёмную картину произошедших событий. Но мы позволим несколько уточнить базовые итоги, как они видятся с позиции сегодняшнего дня. Зададим основные вопросы, касающиеся этой событийной вспышки.Вопрос первый. Почему мятеж?1.На обстановку и на само решение группы турецких военных действовали самые разные факторы и побудительные мотивы. Но базовая среди причин всё же относилась к коренному противоречию между Эрдоганом и стоящими за ним исламистскими силами и армией, которая со времён Ататюрка являлась конституционным гарантом сохранения политической системы Турции в рамках светского государства. Дело в том, что Эрдоган вместе со своими соратниками всё последнее десятилетие медленно, но неуклонно двигал турецкое общество и турецкое государство к объёмной, если не сказать тотальной исламизации. Такая стратегия неизбежно наталкивалась на жёстко отрицательную позицию армии и силовых структур, которые были поставлены ещё Ататюрком, чтобы сдерживать и предотвращать этот процесс. Причём сделано это Ататюрком было в конституционном порядке. Следовательно, и армия, и часть светского общества всё время испытывали острое недовольство действиями Эрдогана, которой практически вплотную подошёл к конституционному пересмотру в пользу жёстко централизованной президентской республики. Здесь сходились его узкополитические интересы со стратегической установкой перевода Турции на исламистские рельсы. Референдум, вероятнее всего, должен вскоре состояться. А сейчас он пройдёт со свистом. За пересмотром конституции надо ожидать в пределах 3-5 лет полную исламизацию Турецкой республики. Армия теряет свою конституционную власть, а либеральная интеллигенция входит в жёстко регламентируемое религиозное общество.2.Второй наиболее значимой причиной произошедших событий был разворот Эрдогана к позитивным отношениям с Россией и Израилем за несколько недель до мятежа. Данная ситуация после кризиса в российско-турецких отношениях чрезвычайно не понравилась как «вашингтонскому обкому», так и его наиболее близким турецким офицерам и генералам, которые заранее договаривались о развёртывании исламистской партизанской войны на Кавказе. Вашингтоном в обстановке победы Хиллари Клинтон была запланирована линия атаки российского Закавказья через Турцию, которая брала на себя ответственность за переброску исламских экстремистов на Кавказ и их снабжение. Это, несомненно, входило в американский стратегический план удара по РФ с разных направлений (Кавказ, Украина, Средняя Азии и Сирия), а затем и внутренней дестабилизации. Без участия политического руководства Турции, и в первую очередь турецкой армии, весь план разваливался. И поскольку Эрдоган затеял (и не думал отказываться) сближение с РФ, то его надо было срочно «валить». Что и было сделано в большой спешке. А спешка и предусмотрительность Эрдогана, менявшего свои места ночёвки, привели к плохо скоординированному перевороту.Вопрос номер два. Роль США – и, если она была, до какой степени Вашингтон был вовлечён?На первый взгляд, такое начинание было невозможно без консультаций части военных Турции с натовскими верхами и своими спецслужбистскими кураторами в Вашингтоне. Слишком тесные связи, слишком много агентуры накопилось за долгие 70 лет после Второй мировой войны. Но в этом случае возникает определённое несоответствие между визитом Керри в Москву с установкой договариваться по Сирии и Украине и самим путчем. Госсекретарь был явно не при делах, когда растерянно ночью проводил вместе с Лавровым пресс-конференцию по завершении переговоров с российской стороной и прежде всего Путиным. Ещё более растерянным он выглядел в Вашингтоне, отрицая участие США в мятеже. Тогда возникает предположение, что Обама и Керри были просто не в теме, говоря языком плаката. А вот турецкие заговорщики не могли не координировать свои действия с американскими спецслужбами. Тогда вырисовывается другой вопрос: о степени участия США и разбалансированности действий левиафана, сложнейшего аппарата единственной сверхдержавы.Нам просто следует уяснить, насколько глубоко Вашингтон был погружён в готовящуюся операцию. Вовлечение, несомненно, было, но именно со стороны аппарата, ориентирующегося на неоконов и на жёсткую схему по отношении к России.Самый верх Вашингтона мог не знать до конца о планируемых инициативах. Но средний эшелон, безусловно, был в курсе дел и осуществлял помощь. Отсюда вытекает и разборка внутри военной машины США со стороны Обамы и Керри. Но громких выводов делать не будут. А вот провалившийся аппарат сделает всё для того, чтобы неугодного политического деятеля, то есть Эрдогана, убрать. В таких провальных случаях спецслужбистская машина всё равно в конечном итоге будет работать на снос неугодного деятеля, и об этом Эрдоган знает и осознаёт всю опасность своего положения. Ссориться с Вашингтоном сразу и до конца он не будет, но будет стремиться изо всех сил себя страховать по другим линиям, ища новых союзников и соратников. И здесь могут пригодиться связи с РФ и с КНР. Возникает пунктир нового мощнейшего союза.Осмелимся предположить, что в складывающейся обстановке возможны два варианта. Либо небольшие изменения без кардинальных прорывных перемен – в том случае, если Россия и Турция по каким-то причинам замрут на месте и не сумеют правильно оценить всю привлекательность текущего момента. Либо возможность структурного прорыва, который будет базироваться на новом подходе как Москвы, так и Анкары к текущим проблемам (Сирия) и ко всей стратегической ситуации, складывающейся в мире. Это, безусловно, отбрасывание старых конфликтов и наслаивающихся противоречий. Дело в том, что среди заговорщиков были преимущественно те политические элементы, которые стояли за сбитым российским самолётом, и которые взаимодействовали с неоконами США и строили планыширокомасштабного наступления на российский Кавказ и, совместно с бандеровским Киевом, на российские внутренние области. Теперь же, после первого прямого разговора Путина с Эрдоганом, ареста в Турции последователей неоконов, возникает возможность поразительного и чёткого манёвра Москвы совместно с Эрдоганом по урегулированию в Сирии с применением тех методик, которые были использованыв своё время в Ливане. Без раздела Сирии на куски, но с жёсткими рамками и границами различных районов. Латакия остаётся в руках алавитов вместе с Дамаском при защите РФ, а Турция получает значительное влияние во всех других областях при совместной борьбе с террористическими группами. Тем самым алавиты заняли бы важные приморские районы, а сунниты взяли под эгидой Турции нефтяные прииски и стратегически важную пустыню, в то время как курды остались бы в своих землях. Государство бы оставалось Сирией, но имелоконфедеративный характер. Тем самым Турция и Россия прекратили бы братоубийственную и религиозную войну с выдавливанием из региона Запада как такового. Конечно, это очень приблизительный план, но именно сейчас и в ближайшие месяцы Путин может сделать решающий манёвр, что полностью исключит схему партизанских войн против России. Бог или высший разум покровительствует России и Путину, но и Россия с русскими должны жёстко работать, чтобы победить.Вопрос номер три. А что будет дальше в мировой политике?Совершенно ясно, что Эрдоган качественно укрепит свои внутренние позиции, проведёт кардинальную чистку в армии и спецслужбах, осуществит референдум и в течение года-полутора закрепит новую политическую структуру государства. В этот период у него проявятся серьёзные осложнения как с ЕС, так и с США. Уже сейчас руководство ЕС заявило «о необоснованных арестах» турецких заговорщиков, а Эрдоган тут же поставил вопрос относительно восстановления смертной казни, что выводит их отношения на крупные противоречия идеологического характера. Со стороны Анкары последовало и требование о выдаче руководителя заговора. Является он им или нет – длянас не важно. Но противоречие возникло. И тут же была закрыта американская авиабаза в Инжерлике.Все эти наслоения стратегического порядка будут максимально сказываться на турецкой активности в Сирии и вообще на Ближнем Востоке. Придётся Анкаре по-новому отлаживать концепцию возрождения Османской империи и расширения своего военно-политического влияния. Несомненно, Турция будет вынуждена и станет искать новые развязки существующих проблем и противоречий. Нетрудно представить, что США, принимавшие то или иное участие в подготовке путча и имеющие на руках Гюлена, войдут в фазу сложного взаимодействия с Эрдоганом и его структурой. Всё это позволяет увидеть контуры позитива для российской внешней политики.Вопрос номер четыре. А что Россия и Кремль, куда они могут продвинуться?Здесь, грубо говоря,есть две дороги для российской политики. Либо продолжить напряжённость с Анкарой, критикуя её совместно с Западом за нарушение прав человека и необоснованные аресты, а в пропаганде вести замаскированный накат на Эрдогана, как это делали «Эхо Москвы» и другие либеральные издания. Иными словами, присоединиться в этом к ЕС и США, надеясь, что это позволит смягчить подход Запада к России, поможет её включению в консорциум «благородного семейства». Но ведь не включат, а Путина не реабилитируют за Крым и будут всё равно наносить удары с территории, подконтрольной Киеву. Поэтому такая линия маловероятна.Второй путь у Путина и Москвы складывается совсем неожиданно и, можно сказать, парадоксально. Резкое и качественное сближение с Анкарой. Возврат к совместным крупномасштабным проектам. Поворот к стратегическому взаимодействию и включение Турции в ШОС, создание тройственного союза по Шёлковому пути. Всё это даёт две стратегические возможности русской дипломатии. Во-первых, сорвать план развязывания партизанской войны на Кавказе за счёт исламских экстремистов, что ломает и всю американскую стратегическую игру. А во-вторых, сделать резкий разворот к урегулированию в Сирии, что позволит нам иметь свою позицию на Ближнем Востоке и разобраться с бандеровским Киевом. Кстати, Москва уже двинулась в этом направлении со звонком Путина Эрдогану. Но предстоит ещё немало сделать для реализации подобной новой схемы. Русские должны работать засучив рукава и стремиться к новым вершинам. И здесь Турция с Эрдоганом может стать нашим базовым трамплином в борьбе с мировым и отечественным либерализмом.Источник

01 мая 2016, 20:03

Спецназ ГРУ: кем пугали военнослужащих блока НАТО

История спецназа ГРУ После 1945 года разведывательно-диверсионных подразделений в армии, по существу, не осталось, потому что часть из них сократили и присоединили к другим войсковым формированиям, часть — расформировали. Но очень быстро сообразили, что группы спецназа — самый эффективный способ борьбы с надвигающейся ядерной угрозой со стороны НАТО. Поэтому после тщательного изучения и обобщения накопленного во время войны опыта в […] Запись Спецназ ГРУ: кем пугали военнослужащих блока НАТО впервые появилась LastDay Club.

09 февраля 2016, 06:17

Тревожные сводки из Хасавюрта

Дагестанский Хасавюрт, который у многих россиян ассоциируется с, мягко говоря, сомнительными соглашениями 1996 года, на днях снова обозначил себя как очаг напряжённости. Ведущие СМИ России, видимо, посчитали, что хасавюртовские события дня сегодняшнего особого внимания не достойны, и в итоге вышло так, что никакой проблемы в этом северокавказском городе как бы и нет. Но на самом деле обстановку в Хасавюрте совсем нельзя назвать спокойной, и если о проблеме промолчать, то вряд ли это тот случай, когда проблема может «рассосаться» сама собой. Так о чём речь? А речь о том, что в Хасавюрте в последнее время прошли сразу несколько акций протеста представителей местного населения. По улицам 140-тысячного города «прогулялись» люди с выражением явного недовольства на суровых лицах, возмущение которых, как они сами объявили, вызвано закрытием так называемой «северной» мечети. Суровость лиц некоторых недовольных, что обращает на себя особое внимание, скрывали маски.

12 января 2016, 11:02

Мир грядущего десятилетия: перевод прогноза Stratfor на 2015-2025

Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor (основана в 1996 году)Мир начал меняться еще в 2008-м, когда Россия вторглась в Грузию и грянул финансовый кризис. С тех пор стали очевидны три закономерности. Во-первых, ЕС вошел в кризис, который не способен разрешить, и интенсивность которого продолжает усиливаться. Мы считаем, что Европейский Союз никогда больше не вернется к прежнему единству, и что если он уцелеет, то в следующее десятилетие будет существовать в более ограниченной и раздробленной форме. Мы не считаем, что зона свободной торговли сохранится в прежнем виде, без роста протекционизма. Мы ожидаем тяжелых экономических проблем в Германии, и, как следствие, увеличения роли Польши в регионе.Нынешний конфликт с Россией за Украину будет оставаться в центре международной системы в ближайшие несколько лет, но мы не думаем, что Российская Федерация способна просуществовать в своем нынешнем виде еще десять лет. Подавляющая зависимость от экспорта углеводородов и непредсказуемость цен на нефть не позволяют Москве поддерживать государственные институты на всей обширной территории Российской Федерации. Мы ожидаем заметного ослабления власти Москвы, что приведет к формальному и неформальному раздроблению России. Безопасность российского ядерного арсенала будет все более важной проблемой по мере того, как этот процесс начнет ускоряться к концу десятилетия.Мы вступили в эпоху упадка национальных государств, созданных Европой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Власть во многих из этих стран больше не принадлежит государству и перешла к вооруженным партиям, которые не способны выиграть друг у друга. Это привело к напряженной внутренней борьбе. США готовы участвовать в таких конфликтах при помощи авиации и ограниченного вмешательства на земле, но не могут и не хотят обеспечивать их прочное разрешение. Турция, чью южную границу эти войны делают уязвимой, будет медленно втягиваться в конфликт. К концу десятилетия Турция превратится в крупную региональную державу, и в результате усилится соревнование между Турцией и Ираном.Китай перестал быть страной быстрого роста и низких зарплат и вошел в новую фазу, которая станет новой нормой. Эта фаза предполагает гораздо более медленный рост и все более жесткую диктатуру, сдерживающую разнонаправленные силы, порождаемые медленным ростом. Китай продолжит быть крупной экономической силой, но перестанет быть двигателем глобального роста. Эта роль перейдет к группе разрозненных стран, которые мы определяем термином «16 Пост-Китайских Стран»: большая часть Юго-Восточной Азии, Восточная Африка и части Латинской Америки. Кроме того, Китай не будет источником военной агрессии. Основным претендентом на господство в Восточной Азии остается Япония, благодаря одновременно географии и огромной потребности японской экономики в импорте.Соединенные Штаты продолжат быть крупной экономической, политической и военной силой, но их вмешательство будет менее активным, чем раньше. Низкий уровень экспорта, растущая энергетическая независимость и опыт прошедших десяти лет приведут к более осторожному отношению к экономическому и военному вмешательству в дела планеты. Американцы наглядно увидели, что происходит с активными экспортерами, когда покупатели не могу или не хотят покупать их продукты. США осознают, что Северной Америки достаточно для процветания, при условии избирательных вмешательств в других частях света. Крупные стратегические угрозы Америка будет встречать соответствующей силой, но откажется от роли мировой пожарной команды.Это будет хаотичный мир, где многие регионы ждет смена караула. Неизменной останется только власть Соединенных Штатов, в более зрелой форме — власть, которая будет все менее на виду, потому что в ближайшее десятилетие ей будут пользоваться не так активно, как раньше.ЕвропаЕвропейский Союз, похоже, не в состоянии решить свою фундаментальную проблему, и это не еврозона, а зона свободной торговли. Германия — центр притяжения Европейского Союза; немцы экспортируют больше половины своего ВВП, и половина этого экспорта приходится на другие страны ЕС. Германия создала производственную базу, которая во много раз превышает ее собственные потребности, даже при условии стимулирования национальной экономики. От экспорта целиком зависят рост, полная занятость и социальная стабильность. Структуры Европейского Союза — включая оценку евро и множество внутренних европейских правил — только усиливают эту зависимость от экспорта.Это раскалывает и без того раздробленную Европу по меньшей мере на две части. У средиземноморской Европы и таких стран как Германия или Австрия совершенно разные поведенческие паттерны и потребности. Нет единой политики, которая подходила бы всей Европе. Это с самого начала было главной проблемой, но теперь приближается переломный момент. Что идет на благо одной части Европы, вредит другой.Национализм уже значительно вырос. Его усугубляет украинский кризис и озабоченность восточноевропейских стран ожидаемой угрозой со стороны России. Восточноевропейский страх перед русскими создает еще одну Европу — всего этих отдельных Европ четыре, если выделить скандинавские страны в отдельную. Учитывая рост популярности евроскептиков одновременно справа и слева, все большую легитимизацию мейнстримных партий и рост популярности европейских сепаратистов, раздробленность и националистический подъем, которые мы предсказывали в 2005 году и ранее, очевидны.Этот тренд будет продолжаться. Европейский Союз может уцелеть в какой-то форме, но европейская экономика, политика и военное сотрудничество будут управляться преимущественно двусторонними или ограниченными многосторонними партнерствами, имеющими узкую направленность и не связывающими участников. Некоторые государства могут сохранить остаточное членство в сильно измененном Европейском Союзе, но сам по себе он не будет больше определять характер европейской политики.Вместо этого Европу определит возвращение национального государства в качестве основной формы политической жизни на континенте. Число национальных государств, вероятно, будет увеличиваться по мере того, как разнообразные сепаратистские движения будут добиваться успеха — разделения стран на составные части или прямой сецессии. Это будет особенно заметно в ближайшие несколько лет, потому что общеевропейский кризис усилит политическое и экономическое давление.Германия из этой массы национальных государств будет наиболее влиятельной и в политическом, и в экономическом смысле. Но Германия чрезвычайно уязвима. Это четвертая экономика мира, однако это положение сложилось благодаря экспорту. У экспортеров всегда есть естественная уязвимость: они зависят от возможности и желания покупателей потреблять их продукцию. Другими словами, Германия находится в заложниках у экономического благополучия своего окружения.В этом смысле против Германии действую несколько сил. Во-первых, растущий европейский национализм будет все больше предпочитать протекционизм в экономике и на рынке труда. Слабые страны, вероятно, прибегнут к разнообразным механизмам контроля над капиталом, а сильные начнут ограничивать пересечение иностранцами — включая граждан ЕС — своих границ. Мы предполагаем, что существующие протекционистские меры, действующие сейчас в европейских экономиках в области, например, сельского хозяйства, в будущем будут дополнены торговыми барьерами, созданными слабыми странами южной Европы, нуждающимися в восстановлении национальных экономик после теперешней депрессии. В глобальном смысле мы ожидаем, что европейский экспорт столкнется со все более сильной конкуренцией и крайне нестабильным спросом. Таким образом, мы прогнозируем продолжительный экономический спад в Германии, который приведет к внутреннему социальному и политическому кризису и ослабит в ближайшие 10 лет влияние Германии на Европу.Центром экономического роста и растущего политического влияния будет Польша. Польша все это время поддерживала впечатляющие темпы роста — пожалуй, самые впечатляющие после Германии и Австрии. Кроме того, хотя население Польши, вероятно, и начнет сокращаться, но не так сильно, как в Германии или Австрии. По мере того как Германию будут сотрясать глобальные экономические и популяционные сдвиги, Польша диверсифицирует свою внешнюю торговлю и в итоге превратится в доминирующую силу Северо-Европейской равнины. Более того, мы ожидаем, что Польша станет лидером новой антирусской коалиции, к которой в первой половине десятилетия подключится Румыния. Во второй половине десятилетия этот союз сыграет ведущую роль в пересмотре русских границ и возвращении утраченных территорий формальным и неформальным способом. По мере того как Москва будет слабеть, этот союз станет господствовать не только над Белоруссией и Украиной, но и дальше на восток. Все это усилит экономическое и политическое положение Польши и ее союзников.Польша продолжит получать выгоды от стратегического партнерства с Соединенными Штатами. Когда глобальная сила вступает в такое стратегическое партнерство, она всегда стремится насколько это возможно усилить и оживить экономику партнера, чтобы одновременно стабилизировать общество и позволить строительство мощной армии. С Польшей и Румынией произойдет именно это. Вашингтон не скрывает своего интереса в регионе.РоссияМаловероятно, что Российская Федерация в ее современном виде уцелеет. Неспособность России превратить прибыль от экспорта энергоресурсов в устойчивую экономику делает ее уязвимой к колебаниям цен на углеводороды. У РФ нет способа защититься от этих рыночных процессов. Учитывая структуру федерации, в которой прибыль от экспорта сначала идет в Москву, и только потом перенаправляется местным правительствам, регионам будет доставаться очень разное количество этой прибыли. Это приведет к повторению советского опыта 1980-x и 1990-x, когда Москва утратила способность поддерживать государственную инфраструктуру. Все это заставит регионы спасаться от проблем самостоятельно, образуя формальные и неформальные автономные объединения. Экономические связи между Москвой и периферией ослабнут.Исторически Россия решала такие проблемы при помощи спецслужб — КГБ и ее наследницы ФСБ. Но, как и в 1980-х, спецслужбы будут не в состоянии сдержать центробежные силы, отрывающие регионы от центра. Конкретно в этом случае возможности ФСБ ослабляет ее вовлеченность в национальную экономику. Без внушающей подлинный ужас ФСБ раздробление России невозможно будет предотвратить.К западу от России Польша, Венгрия и Румыния попробуют вернуть регионы, потерянные когда-то в борьбе с русскими. Они попытаются присоединить Украину и Белоруссию. На юге РФ утратит способность контролировать Северный Кавказ, в Средней Азии начнется дестабилизация. На северо-западе Карелия попытается вернуться в состав Финляндии. На Дальнем Востоке начнут вести независимую политику приморские регионы, больше связанные с Японией, Китаем и США, чем с Москвой. Прочие регионы не обязательно будут искать автономии, но могут получить ее помимо своей воли. Основная идея: восстания против Москвы не будет, наоборот, слабеющая Москва оставит после себя вакуум. В этом вакууме будут существовать отдельные фрагменты бывшей Российской Федерации.Это приведет к крупнейшему кризису следующего десятилетия. Россия обладает огромным ядерным арсеналом, разбросанным по стране. Упадок московской власти поставит вопрос о контроле за этими ракетами и о том, каким образом можно гарантировать отказ от их применения. Для Соединенных Штатов это станет громадным испытанием. Вашингтон — единственная сила, способная решить такую проблему, но американцы будут не в состоянии физически взять под контроль огромное число ракетных баз чисто военным способом, причем так, чтобы ни одна ракета не была в процессе запущена. Соединенным Штатам придется выработать некое военное решение, которое тяжело сейчас внятно представить, смириться с угрозой случайных запусков или создать в ядерных регионах стабильное и экономически устойчивое правительство, чтобы затем со временем нейтрализовать ракеты невоенным путем. Сейчас тяжело сказать, как будет развиваться эта ситуация. Но учитывая наш прогноз — раздробление России — в ближайшие десять лет эту проблему тем или иным способом придется решать.Вопросом первой половины десятилетия будет территория, на которую распространится новый Балто-Черноморский союз. Логично было бы расширить его до Азербайджана и Каспийского моря. Произойдет ли это, зависит от вещей, которых мы касаемся в прогнозе по Турции и Ближнему Востоку.Ближний Восток и Северная АфрикаБлижний Восток — в особенности область между Левантом и Ираном и Северная Африка — переживает эпоху слома национальных государств. Мы имеем в виду национальные государства, устроенные европейскими державами в XIX и XX веках, которые сейчас рушатся, уступая место фракциям, основанным на родстве, религии или переменчивых экономических интересах. В таких странах, как, например, Ливия, Сирия и Ирак мы видим деволюцию национального государства в конгломерат враждующих группировок, обращающих мало внимания на все сильнее устаревающие национальные границы своих стран.Этот процесс повторяет произошедшее в Ливане в 1970-х и 1980-х — ливанское правительство прекратило существование, и власть перешла к враждующим группировкам. Главные группировки не могли ни одержать решающую победу, ни потерпеть окончательное поражение — их поддерживали и ими манипулировали из-за границы либо они могли позволить себе самообеспечение. Борьба между этими группировками превратилась в гражданскую войну, сейчас затихшую, но в полном смысле не закончившуюся. В регионе существует вакуум, в котором удобно действовать джихадистским группам, но и эти группы в конечном итоге сдерживают их внутренние противоречия.Эту ситуацию невозможно разрешить при помощи внешнего вмешательства. Уровень и продолжительность необходимого силового вмешательства превышают возможности Соединенных Штатов даже по самым смелым расчетам. Учитывая ситуацию в других регионах, в особенности в России, США не могут больше заниматься исключительно Ближним Востоком.В то же время эволюция арабских государств, в особенности расположенных к югу от Турции, представляет угрозу для региональной стабильности. США будут пытаться устранить угрозу со стороны отдельных группировок при помощи ограниченного силового вмешательства. США, однако, не станут вводить в этот регион многочисленные военные контингенты. Вместе с тем страны региона продолжат ждать от США решающей роли даже несмотря на то, что своими глазами наблюдали, как Америка в прошлом десятилетии провалила эту роль. Ожидания будут меняться медленнее, чем реальность.По мере того как реальность начнет брать свое, окажется, что исходя из географии только одна страна, по-настоящему заинтересованная в стабилизации Сирии и Ирака, имеет возможность свободно действовать в этом направлении и может получить к региону по крайней мере ограниченный доступ. Эта страна — Турция. Сейчас Турция со всех сторон окружена внутриарабскими конфликтами, конфликтами на Кавказе и в бассейне Черного моря. Турция пока не готова к полностью независимой политике на Ближнем Востоке и с готовностью пойдет на сотрудничество с США. Это сотрудничество даст возможность передвинуть линию сдерживания в Грузию и Азербайджан.В ближайшие десять лет мы ожидаем усиления нестабильности в арабском мире. Кроме того, мы предполагаем, что Турция втянется в конфликт на юге в той степени, в какой этого потребуют война у самых турецких границ и политические последствия этой войны. Это вмешательство будет как можно менее активным и как можно более медленным, но оно будет, и постепенно начнет шириться и усугубляться. Турция, как бы ей этого ни хотелось, не может позволить себе игнорировать хаос у своих границ, и поблизости нет другой страны, способной взять на себя это бремя. Иран не может вмешаться по военным и географическим причинам, это же можно сказать о Саудовской Аравии. Турки, вероятнее всего, начнут выстраивать изменчивые коалиции, в конечном итоге расширив свое влияние до Северной Африки, чтобы стабилизировать ситуацию. Турецко-Иранское соревнование со временем только усилится, но Турция сохранит готовность сотрудничать с Ираном и саудитами по мере необходимости. Какой бы ни была динамика ситуации, Турция в любом случае будет в центре происходящего.Ближний Восток — не единственный регион, который потребует турецкого внимания. По мере того как Россия будет слабеть, европейцы придут в регионы, которые традиционно были зоной турецких интересов, например северное Причерноморье. Вероятно, Турция будет проецировать на север в основном экономическую и политическую силу, но возможно и умеренное военное вмешательство. Более того, по мере раздробления Европейского Союза и ослабления отдельных европейских экономик некоторые страны могут переориентироваться на восток, и Турция получит возможность усилить свое присутствие на Балканах как единственная крупная сила в регионе.Прежде чем это станет возможно, туркам необходимо найти равновесие во внутренней политике. Турция — одновременно светская и мусульманская страна. Находящееся сейчас у власти правительство пытается устранить этот разрыв, но пока скорее отталкивает многочисленных секуляристов. Вскоре, вероятно, придет новое правительство. Это постоянное слабое место современной турецкой политики. Как это уже случалось со многими другими странами, Турции предстоит расширяться в атмосфере политической неизвестности. Одновременно с внутриполитическим конфликтом туркам придется решать проблемы с армией, разведкой и дипкорпусом, которые потребуют преобразования и расширения под новые нужды. Как бы то ни было, мы ожидаем, что Турция в ближайшие 10 лет станет крупным региональным игроком.Восточная АзияКитай перестанет быть экономикой высокого роста и низких зарплат. По мере того как рост китайской экономики будет замедляться, возникнет необходимость создания экономической инфраструктуры, пригодной для того, чтобы дать рабочие места низкооплачиваемой рабочей силе. В портовых городах это можно сделать быстро, но во внутреннем Китае потребует значительного времени. Китай нормализует свою экономику, как это однажды сделали Япония, Тайвань и Южная Корея. Грандиозное расширение всегда приходит к своему логическому концу, и структура экономики меняется.Основной проблемой Китая в следующие десять лет будут социальные и экономические последствия этой перемены. Прибрежные регионы сейчас целиком держатся на высоком быстром росте и связях с европейскими и американскими потребителями. По мере того как эти связи будут приходить в упадок, начнут появляться политические и социальные вызовы. В то же время надежды на то, что внутренние регионы за пределами более-менее урбанизированной дельты Янцзы будут расти так же быстро, как побережье, нет. Следующее десятилетие будет посвящено решению этих проблем.Усиление диктатуры Пекина и масштабная антикоррупционная компания, которая на самом деле представляет собой попытку централизации власти, показывают, как Китай будет выглядеть в следующие десять лет. Китай выбрал гибридный путь, который предполагает централизацию политической и экономической власти укреплением власти Партии над армией и консолидацию до того разрозненных отраслей, например угля и стали, одновременно с осторожными рыночными реформами в государственной промышленности и банковском секторе. Весьма вероятно, что итогом станет жесткая диктатура с более скромными чем раньше экономическими амбициями. Другой сценарий менее вероятен, но возможен — политические элиты побережья могут взбунтоваться против Пекина, протестуя против перераспределения богатства в пользу центральных областей для поддержания политической стабильности. Так в Китае уже бывало, и хотя это не самый вероятный исход, его необходимо держать в голове. Наш прогноз — установление коммунистической диктатуры, высокая степень экономической и политической централизации, усиление национализма.Китай не сможет легко превратить национализм во внешнюю агрессию. География Китая делает подобные попытки на суше сложными, если не невозможными вовсе. Исключением здесь может быть попытка взять под контроль русское побережье, если наш прогноз верен и Россия раздробится. Здесь Китай наверняка встретит противодействие со стороны Японии. Китай строит большой флот, но у него нет опыта в морской войне и подготовленных офицерских кадров, необходимых для того, чтобы бросить вызов более опытным флотам, включая американский.У Японии достаточно ресурсов для строительства гораздо более мощного флота и есть военно-морские традиции. К тому же Япония сильно зависит от импорта сырья из Юго-Восточной Азии и Персидского залива. Сейчас японцы нуждаются в Америке для сохранения доступа к этому сырью. Но учитывая наш прогноз, предполагающий более осторожное отношение США к вмешательству в иностранные дела, а также независимость Америки от импорта, надежность США как союзника здесь под вопросом. Таким образом, японцы будут усиливать флот.Войн за маленькие острова, производящие дешевую неприбыльную энергию, не будет. Вместо этого в регионе развернется игра между тремя сторонами. Россия, слабеющая сила, будет постепенно терять способность защитить свои морские интересы. Китай и Япония будут заинтересованы в том, чтобы ими завладеть. Мы предполагаем, что по мере угасания России этот конфликт превратится в главную схватку региона, и китайско-японская вражда усилится.Центры пост-китайского производстваМеждународный капитализм требует регионов с высоким ростом и низкими зарплатами, дающих высокий доход с рискованных вложений. В 1880-х, например, таким регионом были США. Китай — самый новый из таких регионов, он сменил в этом качестве Японию. Нет какой-то одной страны, способной заменить Китай, но мы выделили 16 стран с общим населением 1.15 млрд человек, куда производства могут переместиться, покинув Китай. Чтобы определить эти страны, мы рассмотрели три отрасли. Это, во-первых, текстильная промышленность, в особенности в ее дешевой форме, например, подкладки для курток. Вторая отрасль — обувная, третья — сборка мобильных телефонов. Все три отрасли не требуют больших капиталовложений, а производители быстро перемещают производства, чтобы воспользоваться низкими зарплатами. Такая промышленность (например, производство дешевых игрушек в Японии) обычно работает как фундамент для эволюции и постепенно превращается в производство более широкой номенклатуры дешевых и популярных товаров. Рабочая сила, в самом начале часто женщины, становится доступнее по мере того, как в страну приходят новые заводы. По мировым меркам они предлагают низкую зарплату, но на местном уровне она очень привлекательна.Как и Китай в начале взлета 1970-х, эти страны обычно политически нестабильны, там проблемы с правовым государством, бедная инфраструктура и множество прочих рисков, которые обычно отпугивают промышленные производства. Но некоторые иностранные компании в таких условиях процветают и строят на существовании таких стран всю бизнес-модель.На карте видно, что все эти страны находятся в бассейне Индийского океана. Их можно объединить и по другому критерию — это менее развитые регионы Азии, Восточной Африки и Латинской Америки. Мы предполагаем, что в следующие десять лет многие из этих стран — включая, возможно, и некоторые пока незамеченные нами — начнут исполнять функцию, которую в 1980-е исполнял Китай. Это значит, что к концу десятилетия они войдут в фазу ускоренного роста и перейдут к производству гораздо более разнообразных продуктов. Мексика, чья экономика демонстрирует потенциал как для низшего сегмента, так и для более сложных производств, много выиграет от инвестиций и спроса своего северного соседа.Соединенные ШтатыЭкономика США по-прежнему составляет 22% мировой. Америка продолжает доминировать на море и обладает единственной значительной межконтинентальной армией. С 1880-х США беспрепятственно росли в экономическом и политическом смысле. Даже Великая Депрессия оказалась в итоге эпизодической неприятностью. Вокруг роста американской силы выстроена современная международная система, и мы считаем, что он продолжится без препятствий.Главное преимущество Соединенных Штатов — закрытость. Америка экспортирует всего 9% ВВП, и 40% этого экспорта идет в Канаду и Мексику. Только 5% ВВП подвержены колебаниям глобального спроса. В условиях нарастающего хаоса в Европе, России и Китае Америка может позволить себе потерять половину экспорта — громадный объем, — но даже такая потеря будет вполне решаемой проблемой.От проблем с импортом США тоже защищены вполне надежно. В отличие от 1973 года, когда арабское эмбарго на нефть значительно пошатнуло американскую экономику, в следующее десятилетие США входят как крупный производитель энергии. Хотя некоторые минералы приходится ввозить из-за пределов NAFTA, а некоторые промышленные товары страна предпочитает импортировать, без всего этого можно легко обойтись, особенно если учесть ожидаемый рост промышленного производства в Мексике после ухода производств из Китая.Всемирный кризис оставил американцев в выигрыше. В США стекается глобальный капитал — деньги, бегущие из Китая, Европы и России оседают в Америке, снижая процентную ставку и оживляя рынок акций. Америка ощущает некоторое влияние европейского банковского кризиса, но оно, во-первых, несравнимо с тем, что было десять лет назад, а во-вторых, его компенсирует приток капитала. Что касается вечного страха перед уходом китайских денег с американских рынков, это все равно произойдет — но медленно, по мере того как рост китайской экономики будет замедляться, а объем внутренних инвестиций увеличится. Резкий уход невозможен — больше деньги вкладывать просто некуда. Разумеется, в следующие десять лет рост и рынки будут колебаться, но США остается стабильным центром мировой финансовой системы.В то же время американцы стали менее зависимы от этой системы и столкнулись со множеством трудностей в управлении ей и в особенности в ее умиротворении. США в следующие десять лет будут менее охотно принимать на себя политические обязательства, и гораздо неохотнее — устраивать военные интервенции.Америка на протяжении века была озабочена опасностью появления европейского гегемона, в особенности возможным союзом между Россией и Германией или покорением одной из этих стран другой. Такой союз более чем какой-либо другой имел бы возможность — при помощи немецкого капитала и технологий в сочетании с русскими ресурсами и живой силой — угрожать американским интересам. В Первую мировую, Вторую мировую и Холодную войны Америке удалось предотвратить его появление.В мировые войны Америка вступила поздно, и хотя ей удалось понести меньше потерь, чем другие участники конфликта, уровень этих потерь все равно не устроил общество. В Холодную войну США вступили рано, и по крайней мере в Европе не понесли потерь совсем. На этом основан направляющий принцип американской внешней политики, доведенный почти до автоматизма: если в Европе начинает возникать гегемон, США вмешиваются как можно раньше, как во времена Холодной войны, выстраивая союзы и располагая войска на основных оборонительных позициях.Сейчас это делается в отношении России. Хотя мы предсказываем упадок России, в ближайшей перспективе Россия опасна, особенно загнанная в угол экономически. Более того, каким бы ни был прогноз, США не могу быть полностью уверены, что Россия придет в упадок, и действительно, если русским удастся начать успешное расширение (политически, экономически или военным путем), они могут избежать упадка. Из этого Америка и будет исходить. Американцы попытаются выстроить систему союзов, параллельную НАТО, от Прибалтики до Болгарии, и вовлечь в нее как можно больше стран. В союз попробуют завлечь Турцию и распространить его на Азербайджан. В эти страны пропорционально угрозам будут направлены войска.Это станет главным содержанием первой половины десятилетия. Во второй половине Вашингтон сосредоточится на том, чтобы избежать ядерной катастрофы при распаде России. Соединенные Штаты не будут втягиваться в решение европейских проблем, не станут воевать с Китаем, и будут как можно меньше вмешиваться в ближневосточные дела. Международные антитеррористические операции продолжатся, но с полным осознанием их в лучшем случае временного результата.Американцев ожидает крупная проблема. В США существуют пятидесятилетние циклы, каждый из которых заканчивается серьезными социальными и экономическими кризисами. Один из циклов начался в 1932 году с победой Рузвельта и закончился президентством Джимми Картера. Он начался с необходимости восстановить спрос на товары простаивающих фабрик и закончился всеобщим сверхпотреблением, нехваткой инвестиций, двузначными цифрами инфляции и безработицы. Рейган оформил принципы переформатирования американской промышленности через изменения в налоговом законодательстве и сдвинул центр общественной структуры с городских рабочих на обитателей субурбии, профессионалов и предпринимателей.До конца этого цикла осталось 15 лет, и следующий кризис начнет впервые ощущаться во второй половине следующего десятилетия. Его контуры уже видны — это кризис среднего класса. Проблема не в неравенстве; проблема в том, что средний класс больше не может жить, как средний класс. Сейчас средний доход американского домохозяйства держится на уровне 50000 долларов. Зависит от штата, но на деле эта сумма ближе к 40000. Она позволяет середине среднего класса купить скромный дом и при бережном отношении к деньгам выжить за пределами популярных агломераций. Низший средний класс, 25% населения, не может позволить себе даже этого.Этому есть две причины. Во-первых, это рост количества родителей-одиночек: два домохозяйства в два раза дороже, чем одно. Во-вторых, дело в том, что решения, которые обеспечили необходимое переформатирование американской промышленности и чрезвычайно увеличили производительность труда, одновременно ухудшили положение среднего класса на рынке труда и уменьшили его доход. Кризис пока не политический — он станет политическим к концу десятилетия, но не разрешится ни выборами 2028-го, ни выборами 2032-го. Это нормальный, циклический кризис, но он все равно будет болезненным.КонтекстНе бывает безболезненных десятилетий, и даже в самые спокойные времена кто-то продолжает страдать. Кризисы, которые мы ждем в следующие десять лет — не самые тяжелые за прошедший век, и не тяжелее тех, которые еще будут. Как обычно, можно ожидать, что от имеющейся у нас сейчас информации будет зависеть будущее. Часто можно услышать, что страдания и проблемы нашего поколения тяжелее, чем когда бы то ни было. Это обыкновенный нарциссизм. Наше положение неизбежно изменится — и наверняка быстрее, чем мы ожидаем. Наши невзгоды — обыкновенная деталь обычной человеческой жизни. Утешение слабое, но это реальность и тот контекст, в котором нужно воспринимать этот прогноз на ближайшие десять лет.via

29 августа 2015, 20:05

Миграции индоевропейцев

Старая передача Гордон №305 "Миграции индоевропейцев" эфир от 09.10.2003. С участием Вяч. Иванова - одного из создателей знаменитой теории Гамкрелидзе-Иванова. По мотивам которой я когда-то сделал пост о прародине индоевропейцев в Малой Азии.Напишу еще раз несколько строк про теорию Иванова-Гамкрелидзе...Вяч.Иванов, по своему обыкновению, разбрасывается в передаче - он говорит о китайцах, неграх, басках, предоставляя слушателю, действительно, много интересных исторических фактов. Но, к сожалению, мало говорит о, собственно, своей индоевропейской теории, что, по моему мнению, сильно обедняет передачу.Именно эта увлеченность всем и вся не позволила Иванову продвинуть свою теорию на должном уровне. И это касается всех его работ - гениальный лингвист оказался плохим историком, поэтому его теории индоевропейских миграций подверглись ожесточенной, и главное, заслуженной критике.Несмотря на то, что ведущие языковеды мира сразу высоко оценили лингвистическую суть созданного Вяч.Ивановым и Т.Гамкрелидзе праиндоевропейского языка, его фиксация прародины индоевропейцев на Армянском нагорье не была принята большинством специалистов. И что самое интересное, она, фактически, не была принята и им самим, так как в своих последующих статьях Иванов смещал прародину ИЕ от северной Сирии до Балкан.Например, вот его мысли по поводу критики И.М.Дьяконова из статьи "К проблеме прародины носителей родственных диалектов и методам ее установления".>>>>>При этом обращает на себя внимание то, что предлагаемая альтернатива решения проблемы индоевропейской прародины, помещаемой И.М.Дьяконовым в Карпато-Балканском регионе, не представляет по существу нового решения, принципиально отличного от предлагаемого нами, а является одним из частных решений, предусмотренных нашей гипотезой об индоевропейской прародине, локализуемой в "сравнительно более южных областях Средиземноморья в широком смысле, включая Балканы и часть Ближнего Востока". Особенно концептуально близкой к выдвинутой авторами гипотезе о переднеазиатской прародине вплоть до полного совпадения на определенном хронологическом уровне становится точка зрения И.М. Дьяконова, в соответствии с которой балкано-карпатская индоевропейская культура выводится из более древней малоазийской культуры Чатал-Хююка".Т. е. фактически Вяч. Иванов, также как и Дьяконов, признает именно Чатал-Хююк прародиной всех индоевропейцев. Но, при этом продолжает признавать армян автохтонами Армянского нагорья и настаивает на фантастической теории миграции ИЕ через Среднюю Азии на север, с чем несогласно большинство археологов мира.Именно, этот "армянский фактор" и фантастические миграции повлияли на популярность теории Иванова - Гамкрелидзе. Но, нужно уметь отличать зерна от плевел. Возможно, если бы Вяч.Иванов не отстаивал автохтонность армян в Передней Азии, работа вообще не была бы написана. Ведь Иванов и Гамкрелидзе создали настоящую лингвистическую "Войну и мир", в их труде почти 1500 страниц, и, естественно, этот титанический труд кто-то должен был оплачивать. И нетрудно догадаться, кто является главным выгодополучателем от этой теории, не зря же ее упрямо называют "армянской") Хотя оснований для этого вроде бы и нет, если Иванов двигает ПИЕ от Балкан до Сирии, вот только армяне при этом у него почему-то плотно сидят на своем нынешнем месте:)Миграции ИЕ через Среднюю Азию у Вяч.Иванова всего лишь дань популярным фантазиям М.Гимбутас. Иванов, по сути, хотел скрестить свою теорию с "курганной", в которой прародина ИЕ располагается в степной зоне России и Украины. По его мнению, индоевропейцы, совершив огромный круг через Среднюю Азию и Казахстан, как раз должны были выйти в южнорусские степи. Ну, а дальше, исходя из фантазий М.Гимбутас, в 3 тыс. до н.э. "ужасные всадники" обрушились на "миролюбивую цивилизацию Великой Богини", т.е. на Западную Европу.Нужно отметить, что в теориях миграций Вяч.Иванова было и интересное зерно, он допускал проникновение праиндоевропейского языка из Передней Азии непосредственно на Северный Кавказ (Майкопская культура) без каких-либо кругов по Центральной Азии. Но, к сожалению, этот путь Иванов разбирал менее детально, да и индоевропейская атрибуция Майкопской культуры так и не была доказана.Подводя итог, нужно сделать вывод, что Вячеслав Иванов и Тамаз Гамкрелидзе внесли огромный вклад в мировую науку, они создали существенную лингвистическую базу для теории южной - Анатолийской прародины индоевропейских языков (наиболее детально разработанной на данный момент). Поэтому, им можно и нужно простить определенные натяжки и даже фантазии, ведь поиск прародины ИЕ невероятно сложен, над этой проблемой бьются ученые всего мира уже не одно столетие.Карта миграций идоевропейцев по теории Иванова-Гамкрелидзе (кликабельно)И еще одна карта.

05 июля 2015, 23:13

Путешествие по югу России и Кавказу в 1910-х. Часть 1

01. Киев. Цепной мост через Днепр02. Киев. Вход в Лавру03. Киев. Лавра04. Киев. Магазины в Лавре05. Киев. Софийский собор.06. Киев. Собор07. Киев. Свято-Михайловский Златоверхий монастырь08. Киев. Свято-Михайловский Златоверхий монастырь09. Крым. Бахчисарай. Панорама10. Крым. Бахчисарай. Уличная сцена11. Крым. Бахчисарай. Ханский дворец12. Крым. Бахчисарай. Ханский дворец13. Крым. Бахчисарай. Ханский дворец14. Крым. Байдарские ворота15. Крым. Ялта. Порт16. Крым. Севастополь17. Крым. Севастополь. Гавань18. Крым. Евпатория19. Крым. Деревня Коккос20. Дорога на Еленовку21. Дорога на Еленовку22. Еленовка в снегу23. Еленовка24. Сочи. Черное море25. Гагры. Черное море26. Владикавказ. Похороны градоначальника27. Беслан. Вокзал28. Беслан. Вокзал

16 мая 2015, 22:32

Похороны первого президента Чеченской республики

  Похороны первого президента Чеченской республики Ахмат-Хаджи Кадырова. Село Центарой. Курчалоевский район. Чеченская республика. РФ. 10 мая 2004 года.    Ахмат-Хаджи Абдулхамидович Кадыров  — чеченский религиозный и государственный деятель. Первый Президент Чеченской Республики. Ранее несколько лет занимал должность муфтия непризнанной Чеченской Республики Ичкерия. После начала Второй чеченской войны перешёл на сторону России.    Утром 9 мая 2004 года Ахмат Кадыров и все высшие руководители Чеченской Республики, командующий Объединённой группировкой войск по проведению контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Валерий Баранов, другие представители командования Вооружённых Сил России собрались на трибуне для почётных гостей на стадионе «Динамо» в Грозном, где проходил концерт по случаю Дня Победы. «Президент безоговорочно верил своему окружению, он даже не допускал к организации своей охраны сотрудников ФСБ — им глава республики доверял меньше, чем своим бойцам. Однако, как показали события, охранники президента оказались не на высоте. Толкаться с грозным видом с автоматами наперевес рядом с президентом — этого недостаточно для обеспечения надёжной охраны», — отмечал в интервью журналу «Власть» (24.05.2004) бывший в 2001—2002 годах начальником УВД Чечни Саид-Селим Пешхоев[14] Министр внутренних дел Чечни Руслан Алханов, который в роковой час находился рядом с Кадыровым (был начальником его охраны) и был ранен, в 2011 году вспоминал: «На жизнь Ахмата Кадырова множество раз покушались, а он всегда относился к этому спокойно и лишь повторял, что на всё воля Всевышнего, и что, если ему суждено умереть, то никакие щиты его не спасут, а если суждено жить, то, сколько бы на его жизнь ни покушались, он будет жить»[15].В 10:35 произошёл теракт — на центральной трибуне стадиона сработало взрывное устройство. По данным генерал-полковника В. Баранова, взрывчатка была заложена заранее, при реконструкции стадиона; в день праздника, несмотря на то, что работали подавители радиосигналов, подрыв был произведён по проводам[16]. Согласно официальным данным семь человек погибли, более 50 получили ранения[17]. Кадыров был тяжело ранен и умер по дороге в больницу, не приходя в сознание. Тогда же погиб председатель Госсовета Чеченской Республики Хусейн Исаев.По Кадырову в Чечне был объявлен трехдневный траур, погибшего президента похоронили 10 мая в его родовом селении Центарой.15 июня 2006 года сайтом чеченских сепаратистов «Кавказ-центр» было распространено заявление Шамиля Басаева, в котором тот взял на себя ответственность за теракт. Согласно тому же заявлению, исполнителям было уплачено 50 тыс. долларов.

05 мая 2015, 11:06

Кавказ: Газпром против Роснефти. Или против России?

Каждый может легко себе представить, что произойдёт с государственной корпорацией, куда в качестве миноритарного акционера внедрена готовая на всё, то есть, абсолютно на всё, олигархическая структура. А если в крупнейшую госкорпорацию России внедрена мировая суперолигархическая структура, уже на практике приватизировавшая внешнюю и оборонную политику США, не говоря о такой мелочёвке, как Центральное разведывательное управление и элитные подразделения СпН?

28 августа 2013, 22:26

Что стоит за американскими заявлениями о нанесении удара по Сирии?

С редакцией «Кавказской политики» своей позицией по вопросу войны в Сирии, политики, проводимой Западом, о «новом мировом беспорядке» и многом другом поделился известный российский политический и общественный деятель Сергей Кургинян.Когда вам говорят, что какое-либо действие, осуществляемое отдельными людьми или сообществами людей, осуществится со стопроцентной вероятностью, – не верьте. В системах, где решения принимаются людьми, всегда возможно неожиданное возникновение нового фактора, который воспрепятствует принятию решения.Исходя из этого, можно утверждать, что хотя вероятность удара США по Сирии крайне велика, всё же она не равна 100%. Ещё за 10 минут до удара сохранится шанс на то, что его удастся избежать. Но скорее всего, его не удастся избежать в силу ряда очень разных обстоятельств – как мелких, так и невероятно масштабных. Начну с масштабных.Долгое время США поддерживали те политические системы, которые сейчас яростно разрушают, называя авторитарными. Я имею в виду и египетскую политическую систему «им. Садата–Мубарака», и палестинскую политическую систему «им. Арафата–Аббаса», и тунисскую политическую систему «им. Бен Али» и так далее.Если в отдельных случаях такие системы не поддерживались, то это было скорее исключение из правила, порождённое фактором личности (Каддафи, Хусейн), нежели нормой. Оправдывалась поддержка таких систем несколькими способами. Наиболее грубый – «сукин сын, но наш сукин сын». Наиболее мягкий и «онаученный»: «В странах третьего мира авторитарная модернизация является благом».США исповедовали этот принцип вплоть до начала XXI века. А в двухтысячных они от этого резко отказались. Причём сначала от него отказались Буш и члены его команды. А уже потом согласие на отказ от этого принципа подтвердили Обама и Ко.Существуют неопровержимые доказательства отказа. Причём доказательства многочисленные, подтверждённые открытыми заявлениями высоких американских политиков. Человечество пытается не замечать факт этого отказа и не осмысливать его. Потому что признать и начать осмысливать данное обстоятельство – слишком страшно.Но нельзя же в течение десятилетия не замечать решающего обстоятельства мировой политики! Притом, что осуществляются десятки масштабных конкретных действий, подтверждающих наличие этого обстоятельства, делаются откровенные официальные заявления самих американцев и так далее.Вот, совсем недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров высказался по поводу «управляемого хаоса» и тем самым подтвердил наличие одноименной американской доктрины.Но ведь и я сам, и мои соратники написали за последние десять лет десятки, если не сотни аналитических статей и несколько книг по поводу этого самого управляемого хаоса, он же «новый мировой беспорядок» (не путать с «новым мировым порядком», который на данный момент уже чистое ретро).И что же? Российские респектабельные аналитики, наши западные коллеги (израильские в том числе) очень долго упорствовали, утверждая, что ничего подобного нет, поскольку не может быть никогда. Один из таких очень высокостатусных зарубежных аналитиков даже кричал мне: «Этого не может быть, потому что если это так, то моей стране абзац, а я не могу это признать».Такая фраза представляет наитипичнейшую защитную невротическую реакцию. Впечатление, что весь мир (или наибольшая его часть) ведёт себя как невротик, защищающийся от несомненного факта, вытесняющего этот факт из сознания и пр.Признав это, мы начинаем понимать неизбежность американской зачистки Сирии как оплота авторитарно модернизации на Ближнем Востоке. А поскольку никакой другой модернизации за пределами первого мира нет и не может быть, то признание этого факта влечёт за собой необходимый вывод: налицо сознательный отказ от стратегии модернизации за пределами первого мира. В пользу чего? В пользу того, что является наиболее мощной силой, борющейся с модернизацией. И вот уже де-факто американцы поддерживают даже Аль-Кайеду.Но сохраняется ли стратегия модернизации хотя бы для стран первого мира? Нет, не сохраняется. В пользу этого говорит масса свидетельств. Тут вам и одобрительная констатация оскудения принципа национального государства, невозможности опоры на этот принцип – кто только об этом не говорил из западных политиков! И концепция «глокализации» (соединение глобальности и локальности за счёт разрушения национальных государств). И нарастающий неслучайный распад национальных государств. И все эти триумфы ЛГБТ-сообществ, невозможные в случае, если ставка на стратегию модернизации не отменена.Итак, в первом мире осуществляется переход от стратегии модернизации (она же проект Модерн) к стратегии постмодернизации, а за пределами первого мира осуществляется переход от стратегии модернизации к стратегии контрмодернизации. Налицо реальное желание осуществить невероятно масштабную и зловещую глобальную перестройку. Об этом прямо говорят те, кто восхваляют политическую турбулентность. Но опять же имеет место невротическая защита от этих откровенных, можно сказать, наглых, заявок.Если дело обстоит именно так, как я описываю, то Сирия — это чуть ли не последний оплот авторитарной модернизации, который противники модернизации хотят разрушить. Вот наимасштабнейший смысл сирийской эпопеи. Но никоим образом нельзя всё сводить к нему.Демонтаж сирийской политической системы, олицетворяемой Асадом, резко облегчает демонтаж иранской политической системы и разрушение иранского государства. Сначала Сирия, потом Иран – это понимают все.Как только Сирия и Иран будут разрушены, начнётся разрушение Кавказа, с тем, чтобы смести плотину, отделяющую регион нынешнего управляемого хаоса от России. «Мандат» на организацию управляемого хаоса американцы выдали суннитскому СПЕЦ- исламизму. В очередной раз подчеркиваю моё глубокое уважение к исламу вообще и суннитскому в частности. И прошу обратить особое внимание на приставку «спец» и понятие «исламизм», которое отнюдь не равно понятию ислам.За сим я просто вынужден завершить обсуждение масштабных обстоятельств, порождающих высокую вероятность удара американцев по Сирии и перейти к сжатому анализу обстоятельств иного ранга.Вот уже 15 лет никто не может гарантированно утверждать, что внутри наимасштабнейших эксцессов нет скрытой криминальной или коррупционной червоточины. Клинтону Сербию «заказала» албанская мафия, кто-то заказал Бушу Хусейна (как когда-нибудь докажут, что это было порождено в том числе и примитивным нежеланием семейства Бушей отдавать долги Хусейну?). Кто-то «заказал» Каддафи по столь же тёмным криминальным причинам. Кто-то «заказывает» Асада. То, что Катар имеет особый интерес в демонтаже сегодняшней сирийской политической системы – достаточно очевидно.И наконец, надо указать на наиболее очевидное и наименее масштабное обстоятельство. Американцы «влипли» в Сирии по полной программе. Вот-вот сирийские военные в союзе с Хизбаллой и «Стражами иранской революции» полностью разгромят сирийских антиасадовских боевиков. Никакие поставки оружия и другая поддержка этих боевиков ничего не изменят.Что делать? Бомбить нельзя – есть сильное сирийское ПВО. Вводить сухопутный контингент тем более нельзя – и потому, что у Сирии сильная армия, и потому, что вмешается Иран. Остаётся долбануть ракетами с большого расстояния и как бы подтвердить свой авторитет главного мирового «пахана». Разумеется, именно «как бы».Если сумма изложенных мною обстоятельств возобладает (а возобладать она может только при полном отключении разума), мы окажемся ещё намного ближе к опасной черте, по ту сторону которой только мировая война. В чём-то аналогичная Первой, именно первой, мировой войне. Но это уже другая тема. Что же касается Кавказа, то ещё раз предлагаю читателю аналитический образ, позволяющий и понять, и пережить существо ситуации. Кавказ это плотина. По ту сторону нарастает напор вод сознательно создаваемого хаоса. Если плотина рухнет, воды потекут в Россию. А значит, надо укреплять плотину.http://kavpolit.com/chto-stoit-za-amerikanskimi-zayavleniyami-o-nanesenii-udara-po-sirii/

01 июня 2013, 00:00

Флаг порока и знамя пророка

Рубрика: Мировые рынки,  Сергей Егишянц Сезон отчётов закончился – пора подводить итоги Добрый день. На минувшей неделе жизнь пошла совсем уж кувырком – причём по всему миру, не исключая и весьма просвещённые его уголки. Дальневосточное землетрясение вызвало отклики по всей России, включая европейскую часть; свежие удары стихии пришлись по Узбекистану, Северному Кавказу и Индонезии. А в Штатах, едва Оклахома стала приходить в себя от серийных смерчей, над южным Техасом разверзлись хляби небесные – мощнейшие ливни (за неполные сутки до 1500 мм) вызвали массовые затопления; кроме того, из берегов вышла река Сан-Антонио, отчего одноимённый город вмиг превратился в Венецию без гондольеров – и есть погибшие, в основном среди тех, кто утонул, будучи в своей машине. В Европе климат обычно поприятнее, чем в Азии и Америке – но сейчас, похоже, природа сошла с ума повсеместно: в конце мая на благодатнейшие земли Бельгии, Франции (!), Италии (!!) и Испании (!!!) обрушились метели – во многих регионах (даже в Валенсии) выпали снега, а температуры опустились до самых низких за всю подчас многовековую историю наблюдений. Впрочем, подобные катаклизмы часто случаются в периоды сломов предыдущих вековых климатических трендов – во всяком случае, два предыдущих таких периода (в XIII и XVII веках) подарили немало ещё более экзотических примеров: значит ли это, что через несколько десятилетий прежнее потепление сменится похолоданием? – поживём, увидим. Человеческие подвиги ближе к лету тоже стали ещё прекраснее. В Швеции исламские дикари учинили массовые погромы – но полиция ловила вовсе не их, а выражавших естественное возмущение коренных шведов: толерантность прежде всего! Похожая картина в Британии – и там власти прежде всего озаботились "разжиганием расовой ненависти" (причём лишь в интернете!), а только после этого сподобились задержать негромусульман, зарезавших солдата Её Величества средь бела дня в Лондоне. Более того, мэр столицы Борис Джонсон написал, что исламисты хотят установить халифат, чтобы предаться… сексизму и гомофобии – и поэтому, мол, надо в ответ (почти как полыхаевцам из "Золотого телёнка") ещё более сплотиться вокруг светлых идей педерастии и феминизма: ну, мэр-то знает, о чём говорим – он ведь известный гомо-патриот. Бородатый магрибинец зарезал солдата и в Париже – к счастью, зарезал не до конца: тенденция, однако, налицо. Ширятся аресты исламских террористов и в США – после чеченцев настала очередь узбеков, один из которых забрался аж в Айдахо. В ответ на всё это французский писатель самоубился в Соборе Парижской Богоматери, а греки готовы силой остановить стройку мечети в Афинах – хотя власти полны решимости довести дело до конца, несмотря на кризис (денег в казне нет – а на мечеть найдутся); эллинам надо перенять опыт испанцев, которые зарыли останки свиней на выделенном мусульманам участке – после чего для мечети пришлось искать другое место (до сих пор не нашли). В России всё ещё хуже: на днях таджик зарезал четверых новгородцев (и даже не смог объяснить, почему!); а подготовкой терактов занимаются не только узбеки в Айдахо, но и таджики в Нижнем Новгороде; "контртеррористическая операция" в Дагестане становится, похоже, перманентной, а грозненский царёк Нарзан наглеет с каждым днём – и это лишь мелкие эпизоды дикарского нашествия. Растут и домогательства исламистов – теперь их оскорбил "Мойдодыр" Корнея Чуковского: воинам пророка почудилась страница Корана в руке гуливающего крокодила: что характерно, издатели и художник не послали обижанцев куда подальше, но спешно стали каяться – мол, виноваты, исправимся; а не покаешься, и дикари вдарят, и вроде как родное начальство добавит – как в лучших домах Стокгольма, Парижа и Лондона. Кстати, последний предоставил убежище кенийскому людоеду, который сам признался в убийствах сотен людей на родине: но британский МИД его пожалел – ведь при возвращении домой бывшие подельники его по головке не погладят! И вообще, МИДу не до того – в видах борьбы с гомофобией он поднял над секретариатом радужный стяг: флаг порока вместо знамени пророка! Остатки наших "бунтующих вагин" решили дать концерт финнам – но в испуге от длинных рук кровавой гебни исчезли, ввергнув зрителей в смущение. На фоне этого паноптикума обычная политика затерялась – и зря: Китай домогается у Японии теперь и острова Окинава – мол, тот тысячу лет назад платил нам дань, пусть снова платит: от такой наглости японцы потеряли дар речи – их МИД не смог вовремя ответить. Глобальный дурдом! Иллюстрация: Артём Попов Итоги сезона отчётов Денежные рынки. Центральный банк Израиля во второй раз за май срезал базовую ставку – снова на 0.25, до 1.25% годовых; его коллеги из Венгрии методично понижают процент вот уже 10 месяцев подряд – на сей раз он уменьшен до рекордного минимума 4.50%; сократил ставку также Банк Таиланда (с 2.75% до 2.50%) – везде проблемы с ростом экономики. Они есть и в Бразилии – но их власти всё же подняли ставку, да сразу на 0.5% до 8.0% (хотя инфляция упала); канадский центробанк пока ждёт развития событий. После недавнего выступления Бена Бернанке эксперты гадали, когда же начнёт ужесточение ФРС США – и тут их осенило: ближайшее заседание, после которого состоится пресс-конференция шефа Фед, намечено на 17-18 сентября – стало быть, если какие-то изменения и последуют, то не раньше этого срока; от такого открытия у участников рынка резко прибавилось оптимизЬма – что тут же высветилось на биржевых табло. Прониклось и агентство Moody's – оно подняло прогноз рейтинга США с негативного до стабильного, так что угроза снижения показателя до поры перестала существовать. Протокол последнего заседания Банка Японии дал понять, что это учреждение намерено ускоренно печатать деньги до победного конца – однако вопросы, а что делать, если оный конец окажется менее триумфальным, задаются многими: сейчас наибольшую озабоченность вызывают бурно растущие доходности долгосрочных гособлигаций – и это несмотря на мощные покупки центробанка (сметающего свыше двух третей всех новых выпусков). Первопечатник всея Японии Харухико Курода вынужден оправдываться – мол, мы не виноваты, это они (проценты) сами растут: пузырей на рынках нет – и вообще, всё под контролем. А вот член правления того же заведения Риузо Мияо далеко не так убеждён в последнем – поэтому он напомнил, что если упустить рост ставок на рынке, то катастрофа неизбежна: и тут он прав. Валютные рынки. На радостях от эмиссии доллар снова стал было расти – но уже не с прежним энтузиазмом и ненадолго: вообще, на форексе ныне интересного мало – можно отметить разве что падение австралийского доллара против американского коллеги до 20-месячного минимума 0.95. Ну и рубль тоже чувствует себя тревожно – он опять завалился к доллару и евро. Резервный банк Новой Зеландии признался, что проводил интервенции ради недопущения роста киви – и в апреле их размер был максимален за последние 5 лет; центробанк пообещал продолжить эту политику. Фондовые рынки. На прошлой неделе индексы опять взлетели – но затем упали: Nikkeiв четверг просел на 5.2% - а за месяц в целом изобразил весьма угрожающую свечку; вообще, коррекция назрела уже повсюду. Сезон отчётов закончился – пора подводить итоги. В целом за последний год чистая прибыль компаний, входящих в индекс S&P-500, выросла на 3.3% - это ниже реальной инфляции за тот же период (примерно +5% в год); сильнее всего выросли профиты финансового сектора (кто бы сомневался!) – на 11.5%; далее идёт энергетика и коммунальная сфера (+8.9%); в отстающих отрасли информационных технологий (-2.7%), где скверно выступила Apple (-18.0%). По выручке картина ещё хуже: тут вышло -0.3% в год даже в номинальном выражении; и что ещё характернее, прогнозы фирм на следующие периоды в основном понижались – отношение таковых к оптимистам (т.е. компаниям, повысившим прежние оценки) достигло 4.3:1, а это явно хуже обычных значений. Наконец, общее отношение цены к прибыли (P/E) нынче выше, чем было в среднем за последние 5 или 10 лет – и продолжает пухнуть (рост индекса значительно опережает прибавку профитов). Из корпоративных новостей отметим обвинения Еврокомиссии в адрес Apple– мол, та выставляет такие условия своим дистрибьюторам, что те по сути не могут заодно продавать похожие продукты конкурентов, а это нарушение конкуренции: теперь от яблочников требуют срочно написать объяснительную записку, как-де они посмели так себя вести – ну чистый детский сад! Источник: SmartTrade Товарные рынки. Нефть подскочила на радостях от продолжения эмиссии и страхах недопоставок из-за обострения ситуации в Сирии – но ненадолго; природный газ в США стабилизировался в диапазоне 140-160 долларов за 1000 кубометров. Промышленные и драгоценные металлы торговались вяловато – кроме палладия, который продолжил дорожать на аналитических посулах повышенного спроса в ближайшие годы; под конец недели из-за припадков общего пессимизма выше 1400 баксов за унцию подорожало золото. Зерновые выглядят слабо – а бобовые растут в цене: соя недалека от рекордных пиков; дорожают также корма, неплохо себя чувствует и растительное масло. Потихоньку идёт на север свинина (у биржевиков нервы крепкие – исламисты им не указ), зато говядина и молоко по-прежнему унылы. Сахар и кофе (у которого чается прекрасный урожай) неудержимо валятся; падают также какао, хлопок и древесина – и только фрукты более-менее способны удержать прежние позиции на фоне климатических проблем субтропических стран. Источник: Barchart.com "Вот я Димон, но я не юрист" Азия и Океания. МВФ снизил прогноз роста ВВП КНР в этом году с 8% до 7.75% - пока это число выглядит оптимистично, но к реальности оно в любом случае отношения не имеет: в деле фальсификации статистики китайцы дадут фору прочим ведущим странам – хотя и последние занимаются этим постоянно. Пока же прибыли промышленных компаний КНР выросли в апреле на 9.3% в год – но причиной лишь низкая база годичной давности (тогда было -2.2%). В Японии в мае доверие в малом бизнесе опять ухудшилось – и теперь к хилому производственному сектору присоединилась сфера услуг; зато общий PMIулучшился до 51.5 пункта; промышленное производство в апреле выросло на 1.7% в месяц, но упало на 2.3% в год. Цены на корпоративные услуги ускорили падёж – в апреле они снизились на 0.3% в месяц и 0.4% в год (после +0.7% и -0.2% за март); зато в потребительских ценах мини-прогресс (-0.7% в год против -0.9% в марте, а без свежей еды -0.4% после -0.5%). Число новостроек и строительные заказы в плюсе против того же периода прошлого года. Розничные продажи в апреле остались в минусе в годовой динамике (-0.1%), причём "лидирует" ключевой сектор машин и оборудования (-4.8%); покупки в крупных сетях ритейлеров пали заметно сильнее (-2.3%); расходы домохозяйств резко замедлили годовой рост (с +5.2% до +1.5%) – в общем, пока могучая эмиссия не может решить все проблемы. В Австралии новостроек стало больше и ипотека пухнет (хотя все прочие виды кредита физлицам снижаются), и разрешения на строительство говорят о пузыре (в апреле +9.1% в месяц и +27.3% в год); а в Новой Зеландии тот ещё очевиднее (+18.5% и +43% – последняя величина максимальна с апреля 2008 года). Из данных других стран отметим замедление ВВП ЮАР до +1.9% в год и ускорение на Филиппинах и в Индии до +7.8% и +4.8%; в Южной Корее в апреле росло промышленное производство (+0.8% в месяц и +1.7% в год); в Сингапуре дефляция цен производителей стала ещё суровее (-2.3% и -8.1%). Европа. В январе-марте ВВП Швейцарии внезапно отрос на 0.6% в квартал (прогноз 0.0%), но годовая прибавка замедлилась до +1.1%; в Испании -0.5% и -2.0% - как и ожидалось. Деловое доверие улучшилось в Нидерландах, Финляндии, Италии и еврозоне – но везде осталось очень низким (к тому же у финнов рухнул строительный сектор). Оборот внешней торговли сжимается: у Швеции экспорт -2% в год, а импорт -8%; у Швейцарии -1.2% и -3.5% и т.д. Валятся и цены на импорт в Германии (-3.2% - минимум с осени 2009 года). Схожая картина в PPI – он везде в минусе и продолжает валиться: в апреле в Австрии и Италии -1.0% в год, в Греции -2.7%, в Нидерландах -3.0%, в Швеции -5.3%, а в Исландии аж -10.5%. Потребительские цены в мае прервали череду спадов: к примеру, у немцев CPI ускорился с +1.1% до +1.7% в год, у испанцев – с +1.5% до +1.8%, в целом в еврозоне – с +1.2% до +1.4%. Дорожает британское жильё – образуется пузырь (как и в США – о чём ниже), но ипотека пока растёт вяло. Широкая денежная масса (агрегат М4) в Британии стагнирует, а в еврозоне М3 ускорилась из-за низкой базы год назад – но кредитование частного сектора ушло в минус (на 0.9% в год). Индексы доверия потребителей улучшились в Словакии, Ирландии, Португалии, Норвегии и Британии (но везде остались слабыми); ухудшения отмечены в Финляндии и Франции – в последней уже дно с июля 2008 года. В Германии рост безработицы ускорился – хотя сами числа явно лучше, чем у соседей: во Франции, Италии и еврозоне тут новые рекорды. Розничный сектор неоднозначен; отметим Испанию, где годовой спад ужался с 8.9% до 4.7% - зато в Британии нежданное резкое ухудшение, а в Германии снова минус вместо чаемого плюса (а в целом за январь-апрель -0.2% в год). Индикатор потребления UBS в Швейцарии рос из-за спроса на автомашины – как и во Франции, где, однако, в целом траты домохозяйств припали. Америка. ВВП США в январе-марте пересмотрели чуть вниз – но всё равно он сильно завышен: официоз даёт +0.6% в квартал, а на самом деле -0.1%; за последние 12 месяцев душевой ВВП упал на 1.6% (а не вырос на 1.1%, как пишет Минторг), частный внутренний спрос – на 1.4%. ВВП Бразилии вырос на 1.9% в год – слабее ожиданий (+2.2%); напротив, экономика Канады расширилась сильнее прогнозов (на 0.6% в квартал). Индексы деловой активности в производственных секторах регионов США (от ФРБ Ричмонда и Далласа) в мае улучшились, но остались в минусах; компонент текущего выпуска хорош, но занятость и заказы слабы (первая особенно мрачна в Техасе, где субиндекс рухнул на дно с ноября 2009 года); PMI Чикаго вдруг взлетел в небеса. Заявки на ипотеку в США падают вертикально – хотя ставка пока выросла лишь до 3.9% годовых (по 30-летним займам). Цены на жильё от S&P/Case-Shiller, напротив, летят стрелой вверх – в марте уже +10.9% в год (максимум с апреля 2006 года) для 20 крупнейших агломераций; за первый квартал в национальном масштабе +10.2% (и +3.9% в квартал) – тоже 7-летний пик, до того подобное было лишь в 1979 году; и номинально, с учётом инфляции такие темпы, говорящие о пузыре, случались нечасто – и каждый раз в течение 1-3 лет после того начиналось активное охлаждение недвижимости. Источник: Роберт Шиллер, независимые оценки инфляции Потребительское доверие в Штатах по обеим версиям (Conference Board и Мичиганского университета) в мае взлетело до лучших значений за 5-6 лет – думается, однако, что в летние месяцы всё будет не так весело. Доходы и расходы в апреле упали – правда, упали и цены, но если сделать поправки на перманентные махинации с дефляторами, то цены останутся на месте (их спад как раз примерно равен среднему размеру занижения), так что реальные поступления и траты американцев в очередной раз просели. При этом норма сбережений остаётся по историческим меркам всё ещё очень низкой (2.5%) – т.е. при ухудшении настроений публики расходы зажмутся, тем самым ускорив свой реальный спад. Недельные числа безработицы в целом неизменны с начала года, а продажи в розничных сетях слабы – торговцы (ICSC/GoldmanSachs) зарапортовались: если их сетования на торнадо имеют смысл (хотя влияние этих штатов невелико), то совсем смешно слышать одновременные жалобы на тепло на востоке и холод на западе страны; это напоминает советскую шутку, что-де у нашего сельского хозяйства всего 4 врага – зима, весна, лето и осень. Россия. В марте сальдо финансовых результатов российских фирм было почти вдвое хуже, чем год назад. Согласно МЭР, ВВП в апреле рос на 2.6% в год – как мы писали, реально там был спад на 0.2-0.5%, но именно такие числа официоза ожидаемы: партия рявкнула "надо!" – пришлось статистикам мрачно отвечать "есть!" Продолжают "радовать" последствия вступления в ВТО: в апреле экспорт упал на 5.9% к тому же месяцу прошлого года – тогда как импорт, напротив, разбух на 4.9%. И демография не блещет: в январе-апреле смертность выросла сильнее рождаемости, а естественная убыль усилилась; детская смертность увеличилась на 5.0% в год (в том числе в апреле на 11.1%); тревожны дела в Уральском федеральном округе, где ухудшается статистика убийств, самоубийств и смертельного алкоголизма; в целом по стране пухнут числа ДТП. Глава Сбербанка Герман Греф заявил, что покуда Банк России не снизит ставки, банкиры тоже не удешевят кредит – занятно, что нынешняя хозяйка центробанка Эльвира Набиуллина некогда была подчинённой Грефа: послушается ли она бывшего шефа на сей раз? По состоянию на 1 мая годовые приросты денежных агрегатов М0 и М2 немного ускорились – но остались в целом слабенькими; а уж если удалить потребительские и (в меньше степени) ипотечные пузыри, то тут и вовсе будет совсем унылая картина – кредитование реального сектора весьма хилое. Ширятся успехи Сколкова – там удумали электрокар-трансформер, вооружённый джойстиком и планшетником (вместо руля и панели): по мысли креативщиков, это техническое чудо сможет победить московские пробки. Кубанские бизнесмены хотят возродить советский винный бренд "Солнцедар" – Роспатент против, потому что эта идея "противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали": хорошо хоть экстремизма не нашли! Власти тредуют от Левады-центра признать себя иностранным агентом – мол, результаты опросов влияют на умы граждан, тем самым участвуя в политике: видимо, рассердили весенние рейтинги президента и премьера, ставшие худшими с 1999 года. То ли дело почётный мордвин, удмурт и чеченец Депардье, учинивший новый набег на Россию – стал ИП, собрался играть Ахмада Кадырова в вайнахском боевике и поведал о чувствах к нашему президенту: "И в первый день знакомства с ним на вечере в Санкт-Петербурге, и сегодня ощущаю волнение от общения с таким человеком. Для меня он как Франсуа Миттеран или Папа Иоанн Павел II" – но ведь тот-то скучает по Ганди, а не по этим жалким ничтожным личностям! Продолжал блистать премьер – усмотрел "сепаратизм регионов" в призывах покупать местные товары, а затем дал интервью, где в частности исторг блестящую фразу "Я вам здесь не юрист. Вот как я вам здесь не Димон. Вот я Димон, но я не юрист"; далее Медвед поведал, что читает интернет с утра ещё в постели, что президент обучил его контрастным обливаниям, что имеет "белодомовский планшет" (кроме личного) и владеет персональной ручкой для работы – короче, к прежнему явно хлестаковскому образу, кажется, стали добавляться и некоторые (сатирические) онегинские черты: Бывало, он ещё в постеле:К нему записочки несут.Что? Приглашенья? В самом деле,Три дома на вечер зовут:Там будет бал, там детский праздник.Куда ж поскачет мой проказник?С кого начнёт он? Всё равно:Везде поспеть немудрено.Покамест в утреннем уборе,Надев широкий боливар,Онегин едет на бульварИ там гуляет на просторе,Пока недремлющий брегетНе прозвонит ему обед. Иллюстрация: Артём Попов Хорошей вам недели! Динамика цен за прошедшую неделю

24 апреля 2013, 09:40

Россия должна впустить международное сообщество в Чечню

Связь между бостонскими террористами и российским Северным Кавказом вновь привлекла внимание СМИ к региону на краю Европы, проблемы которого упрямо сопротивляются урегулированию, пишет в своей статье для Financial Times Томас де Ваал, старший научный сотрудник Carnegie Endowment. Он называет Северный Кавказ "самой ужасной в Европе зоной конфликтов". По мнению де Ваала, СМИ мало освещают эту войну из-за "ограничений, наложенных на прессу, и стремления России игнорировать свой собственный конфликт".Иностранцам Москва дает двоякий ответ. "С одной стороны, Москва утверждает, что заслуживает западной поддержки, так как деятельность боевиков на Северном Кавказе не имеет никакого отношения к политике России, а является всего лишь одним из фронтов международной "войны с террором". С другой стороны, в Москве говорят, что это внутренняя проблема России и иностранцы не вправе придавать ей международный характер или задавать России вопросы об этом", - говорится в статье.Автор призывает Запад больше не мириться с вышеописанным "двоемыслием". Он ссылается на бостонские теракты: "есть след, ведущий из Массачусетса назад в Дагестан и Грозный. Как минимум, кто-то там захотел экспортировать террор на Запад". Де Ваал также предвидит опасность терактов на Олимпиаде в Сочи.Но автор видит глубинную проблему: Москва утратила авторитет на Северном Кавказе, а никто другой его не приобрел.Он советует Москве пригласить на Северный Кавказ ОБСЕ и Совет Европы, ранее изгнанные оттуда, и приступить к длительному процессу интеграции Северного Кавказа "в большую Европу", по выражению автора.Источник: Financial TimesКак говорится, без комментариев...

12 марта 2013, 16:40

Сечин vs Дворкович

Столкновение кремлевских группировок вышло из-под ковра. Подробности противостояния "групп Сечина и Дворковича" раскрывает Николай Проценко, ЭКСПЕРТ - ЮГ, заместитель главного редактора журнала. http://expert.ru/2013/02/27/news-18_30/

25 декабря 2012, 17:30

Северный Кавказ: сложности интеграции. II. Исламский фактор, вооруженное подполье и борьба с ним

Мы публикуем второй из докладов Международной кризисной группой докладов, исследующих причины конфликтов на Северном Кавказе и проблемы, с которыми Россия сталкивается в процессе его интеграции. В докладе «Сложности интеграции (I): этничность и конфликт» описаны межэтнические противоречия, вскрывшиеся после распада Советского Союза. Во втором докладе «Сложности интеграции (II): Исламский фактор, вооруженное подполье и борьба с ним» анализируется рост влияния фундаменталистского ислама, конфликт между суфиями и салафитами, вооруженное подполье и борьба государства с ним. Третий доклад (будет обнародован в ближайшие месяцы) посвящён исследованию качества государственного управления, вопросам верховенства права и развития экономики, и включит в себя рекомендации по вопросам, затронутым во всех трех частях этой серии. I.ВВЕДЕНИЕ : II. ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР И ИСЛАМистСКИЙ ПРОеКТ : A. Внутриконфессиональный конфликт : B. Распространение салафизма и радикализация: Ингушетия и Кабардино-Балкария : C. Салафизм в мультиконфессиональных регионах : D. Дагестан: салафиты, суфии и диалог : E. Чечня: идеологическая борьба и искоренение салафизма : III. ВООРУЖЕННОЕ ПОДПОЛЬE : A. «Имарат Кавказ» : B. Руководство и вербовка новых членов : C. Тактика и методы : D. Давление на местные сообщества : 1. Вымогательство как способ фандрайзинга : 2. Насаждение исламистского образа жизни : IV. борьба с вооруженным подпольем: силовые методы : A. Нормативно-правовая база : B. Структура командования и силовые ведомства : C. Влияние на силовые структуры : D. Тактика и методы : 1. КТО, спецоперации и правоохранительная деятельность : 2. Ликвидация лидеров вооруженного подполья : 3. Задержания, пытки и насильственные исчезновения : 4. Преследование родственников участников вооруженного подполья : 5. Сбор оперативной информации и мероприятия по разминированию : V. Борьба с вооружЕнным подпольем: несиловые методы : A. Комиссии по адаптации боевиков : B. Каким путем двигаться? : VI. Заключение : ПРИЛОЖЕНИЯ : A. Карта Северного Кавказа : B. Список Аббревиатур : C. Словарь терминов : D. О Международной кризисной группе : E. Доклады и брифинги европейской программы Кризисной группы с 2009 г. : F. Попечительский совет международной кризисной группы   наверх КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ Вооруженный конфликт на Северном Кавказе – самый кровопролитный в современной Европе. Подполье, стремящееся установить в регионе политическое образование, основанное на шариате (исламском праве), совершает нападения на государственных чиновников и силовиков. До недавнего времени ответные действия властей ограничивались преимущественно жесткими силовыми мерами, направленными на уничтожение подполья и осуществляемыми за счет присутствия значительного силового контингента в регионе, что оставляло мало возможностей для диалога. И хотя такой подход обеспечил некоторый успех, уже за первые девять месяцев 2012 г. погибли как минимум 574 человека – боевики, силовики и гражданские лица, вооруженные столкновения в регионе происходят практически ежедневно, а теракты случаются даже в Москве. Несмотря на начало диалога с умеренными салафитами и попытки вернуть к мирной жизни сдавшихся боевиков, особенно в Дагестане, им препятствуют как противники мягких мер среди силовиков, так и вооруженное подполье. Глубинные причины насилия кроются в межэтнических и внутриконфессиональных противоречиях, неэффективности государственных институтов и недостаточной интеграции региона в состав России. Для того чтобы усилия по разрешению конфликта увенчались успехом, Россия должна выработать и реализовать долгосрочную комплексную стратегию, включающую продуманную национальную политику, содействие внутриконфессиональному диалогу, укрепление государственных институтов и адаптацию бывших членов вооруженного подполья. После распада Советского Союза в регионе неуклонно растет влияние исламского фундаментализма, в основном салафитского толка. Особенности развития этого течения в отдельных республиках зависели, главным образом, от отношения правительства и силовых структур к консервативным мусульманским общинам, исторической роли религии и этнического состава населения, связей с конфликтом в Чечне и идеологией местных религиозных лидеров. Исламизация заметнее и глубже на востоке, хотя численность и влияние салафитских общин растет и на западе. На востоке острый конфликт между салафитами и приверженцами традиционного ислама, главным образом суфиями, пользующимися поддержкой государства, способствует радикализации салафитов. Большинство салафитов остаются мирными, но их интеграция в социально-экономическое пространство своих республик затруднена. С весны 2011 г. в Дагестане были предприняты попытки преодоления внутриконфессионального раскола путем гражданского диалога и укрепления сотрудничества между религиозными группами. Продолжение этого процесса оказалось под угрозой в августе 2012 г., когда террористка-смерт­ница убила самого влиятельного на Северном Кавказе суфийского шейха Саида Афанди Чиркейского. В 2007 г., с образованием «Имарата Кавказ», вооруженное подполье, ответственное за большинство вооруженных столкновений и терактов, не дающих покоя местным жителям, провозгласило себя единой силой с общими целями, методами осуществления операций, коммуникациями, кадрами и источниками финансирования, разрозненные группы боевиков были объединены под центральным командованием. Значительная часть лидеров, стоявших у истоков подполья, уже уничтожена силовыми структурами, им на смену пришли более молодые, менее опытные и менее сплоченные командиры. Они уже в меньшей степени способны устраивать масштабные, демонстративные теракты или вести продолжительные боевые действия против силовых структур, однако пока не отказались от тактики проведения терактов в других регионах России, в особенности на транспорте, как это было в аэропорту Домодедово в 2011 г. и в московском метро в 2010 г. Подавляющее большинство нападений на Северном Кавказе сегодня нацелено на сотрудников силовых структур, представителей региональной власти и официальное духовенство и осуществляется с помощью огнестрельного оружия, самодельных взрывных устройств, а иногда террористами-смертниками. Борьба с вооруженным подпольем осуществляется главным образом силами МВД и ФСБ, которые делают основной упор на силовые меры. Силовикам предоставлены достаточно широкие возможности для маневра: включая объявление обширной территории зоной проведения контртеррористической операции, где временно ограничены многие гражданские права и свободы. До недавнего времени предполагаемых боевиков, как правило, убивали или задерживали в ходе спецопераций. Для получения информации или признательных показаний в интересах следствия широко применяются пытки, жертвами насильственных исчезновений становятся не только предполагаемые боевики, но и их вероятные пособники или имеющие значительное влияние исламисты, а в отношении членов их семей в некоторых республиках проводятся карательные операции. Такие жесткие меры не могут убедить радикально настроенную часть населения лояльно относиться к российской власти. Напротив, они побуждают новое поколение разочарованной молодежи «уходить в лес», т.е. присоединяться к вооруженному подполью, в поисках возмездия или иного, более справедливого политического устройства. Многие в российском правительстве осознают ограниченность стратегии борьбы с вооруженным подпольем, которая предполагает исключительно применение жестких силовых методов и уделяет минимальное внимание действиям по завоеванию сердец и умов местного населения. В Дагестане местные власти выбрали другой подход, предполагающий диалог и бóльшую терпимость к умеренным салафитам, а также переговоры с целью убедить боевиков сложить оружие и вернуться к мирной жизни. Аналогичный подход в Ингушетии способствовал существенному улучшению ситуации с 2009 г. Чеченские власти тоже не ограничиваются лишь жесткими силовыми методами, но используют совершенно иной подход, насаждая суфийский ислам, при этом искореняя салафитскую идеологию и применяя крайне жесткие меры против предполагаемых боевиков, а зачастую и против их пособников. Этот, второй, доклад нового проекта Международной кризисной группы по Северному Кавказу анализирует исламский фактор: рост фундаментализма, радикализацию части общин, вооруженное подполье и борьбу государства с ним. Этот доклад составляет единое целое с первым докладом, который публикуется одновременно с ним и в котором анализируются этнические и национальные группы в регионе, их претензии и разногласия, в том числе более подробно рассматривается чеченский конфликт. Следующий, третий, доклад будет посвящен государственной региональной политике, качеству государственного управления и развитию местной экономики, а также будет содержать рекомендации. Москва/Стамбул/Брюссель, 19 октября 2012 г.   наверх I. ВВЕДЕНИЕ После распада СССР в России были совершены одни из самых жестоких террористических атак в мире. С 1996 г. в Москве было осуществлено по меньшей мере 26 крупных терактов. Их жертвами стали не менее 1561 человека, из которых 627 погибли и 934 были ранены[1]. 24 января 2011 г. в международном зале прилета московского аэропорта Домодедово от взрыва террориста-смертника погибли 37 и были ранены 173 человека. Терроризм оказывает глубокое влияние на жизнь Северного Кавказа. Захват в 2004 г. школы в Беслане (Северная Осетия), в результате которого погиб 331 заложник, – самый чудовищный теракт, совершенный на российской земле. Террористические акты продолжаются. В сентябре 2010 г. в результате взрыва террориста-смертника на рынке во Владикавказе (Северная Осетия) погибли 19 и были ранены 233 человека. В 2011 г. в Грозном (столица Чечни) три террориста-смертника убили 7 и ранили 23 человека. Двойной взрыв в столице Дагестана Махачкале в мае – самый кровавый на сегодняшний день теракт за 2012 г. – унес жизни 13 мирных жителей и ранил свыше 100 человек. 19 августа в Ингушетии террорист-смертник взорвал себя на похоронах полицейского, убитого накануне боевиками, в результате погибли 7 человек, ранены 15. Спустя 9 дней в Дагестане террористка-смертница убила одного из самых влиятельных в современной России суфийских шейхов – Саида Афанди аль-Чиркави Ацаева (Саида Афанди Чиркейского) и шестерых его последователей. Если первые теракты были связаны с чеченским сепаратизмом, то бóльшая часть насильственных актов последних лет совершается радикальными исламскими фундаменталистами, которые стремятся установить на Северном Кавказе эмират, основанный на шариате. Вооруженное подполье распространилось по всему региону, из Чечни в Ингушетию, Дагестан, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию, Карачаево-Черкесию и даже в Ставропольский край, где абсолютное большинство составляет русское население. Боевики нападают прежде всего на сотрудников силовых структур, государственных чиновников и официальное духовенство. Уровень насилия снизился в Чечне, а после 2009 г. заметно спокойнее становится и в Ингушетии, но в других регионах, особенно в Дагестане, вооруженные столкновения и нападения идут по нарастающей. В целом за 2011 г. в регионе было убито более 750 и ранено не менее 628 силовиков, боевиков и мирных жителей. За первые 9 месяцев 2012 г. 574 человека были убиты и 422 ранены [2]. Как отмечается в первом докладе этой серии, выпускаемом одновременно, оставшиеся без ответа требования этнических групп подталкивают молодежь к насильственным формам протеста, в том числе джихадизму. Неразрешенные территориальные конфликты, земельные споры, межэтнические столкновения, нереализованные притязания на автономию и равный доступ к власти порождают у населения ощущение несправедливости и создают благоприятную почву для радикальной исламистской пропаганды. Чеченский конфликт, изначально движимый сепаратизмом, после двух жестоких войн превратился из национального движения в ожесточенный джихад, мощное вооруженное подполье, которое теперь действует по всему региону. Боевики, которые во время первой чеченской войны воевали под знаменем национальной независимости и мечтали создать вполне светское национальное государство, постепенно исламизировались. В 1996 г. появились первые шариатские суды, а в 1999 г. фактически независимая Чечня объявила введение полного шариатского правления… По имеющимся данным, в тренировочном лагере близ села Сержень-Юрт в период с 1996 по 1999 г. тысячи молодых людей прошли обучение основам исламистской идеологии, джихада и методам ведения войны. Многие из них, вернувшись в свои республики, сформировали ядро салафитских общин (джамаатов), часть которых впоследствии обратилась к насилию. Настоящий доклад посвящен роли исламского фактора на Северном Кавказе. Ислам исповедует большинство жителей региона, особую роль он играет в Дагестане, Чечне и Ингушетии, где умма (сообщество мусульман) оказывает все более глубокое влияние на все сферы общественной жизни. Большинство местных мусульман – последователи так называемого традиционного ислама, который тесно переплетен с народными обычаями, традициями и верованиями. На востоке сильны традиции суфизма, чьи братства (тарикаты) уже более десятилетия находятся в конфликте с представителями другого направления – салафитами. На западе, где суфизм не укоренился, различия между традиционными мусульманами и салафитами не столь заметны. «Традиционные» мусульмане более успешно интегрированы в светскую систему российского государства, признают его институты и законы, а их духовные управления стали полугосударственными институтами. Интеграция салафитских сообществ происходит намного сложнее. Существование в регионе фундаменталистского течения в исламе стало фактом, и лишь небольшая часть салафитов обратилась к насилию. Более 10 лет государство подвергало фундаменталистов репрессиям, тем самым способствуя их радикализации и маргинализации. Несмотря на то что в нескольких республиках новая религиозная политика направлена на включение салафитов в общественную жизнь, их общины все же остаются преимущественно изолированными и замкнутыми. Трудности, которые они испытывают в процессе трудоустройства, получения образования и доступа к некоторым государственным услугам, не дают им полноценно участвовать в общественной жизни своих республик. Исламистское вооруженное подполье состоит из военизированных группировок и ячеек, действующих в основном автономно, но под знаменем регионального «Имарата Кавказ». Причины, по которым молодежь уходит к боевикам, различны. В начале второй чеченской войны единственной стратегией российского правительства в борьбе с вооруженным подпольем было применение жестких силовых методов, основанных на убийствах и задержаниях, а также насильственных исчезновениях, массовых казнях и преследовании родственников боевиков[3]. В 2006 г. началось восстановление послевоенного Грозного, а в 2010 г. была принята новая государственная стратегия развития Северного Кавказа, направленная прежде всего на экономическое развитие региона. Александр Хлопонин был назначен полномочным представителем президента Российской Федерации вСеверо-Кавказском федеральном округе. Высшие официальные лица, такие как тогдашний президент Дмитрий Медведев, признавали, что ситуация ухудшилась, и в числе причин насилия отмечали высокий уровень безработицы, коррупцию, неразвитую экономику и организованную преступность[4]. С тех пор власти не раз демонстрировали понимание того, что только контртеррористическими операциями невозможно добиться восстановления мира и устойчивого развития региона. В настоящее время на Северном Кавказе применяются две основные модели борьбы с терроризмом. Одна, реализуемая главным образом в Чечне, не дифференцирует членов подполья и направлена на полное искоренение салафитской идеологии, в том числе путем применения жестких силовых методов против боевиков, а зачастую и их пособников. Модель, подразумевающую более открытую религиозную политику, апробируют в Дагестане. Она сочетает силовые методы с ненасильственными механизмами, предоставляет большую религиозную свободу, предполагает диалог между различными частями общества, включая умеренных салафитов, а также возвращение бывших боевиков к мирной жизни. В рамках проекта по Северному Кавказу Международная кризисная группа будет публиковать аналитические доклады с подробными рекомендациями по достижению мирного и устойчивого разрешения региональных конфликтов – этнических, внутриконфессиональных и связанных с вооруженным подпольем. Первые два обзорных доклада, выпускаемые одновременно, описывают сложности интеграции региона в Российскую Федерацию. Сегодня межэтнические столкновения и напряженность затрагивают сравнительно небольшие группы населения (численность каждой из них, за исключением чеченцев, составляет менее миллиона человек), но они привносят глубокий раскол в общество, и последствия их могут оказаться катастрофическими. Выпускаемый параллельно доклад посвящен этнокультурному многообразию и сложным взаимоотношениям между различными этническими и национальными группами, анализирует процесс возрождения национальных движений и их требования. Третий доклад, завершающий серию о сложностях интеграции региона, будет опубликован в начале 2013 г. и исследует особенности политической и экономической ситуации в регионе, в том числе усилия властей по решению проблем, порожденных конфликтом. Он будет содержать рекомендации, основанные на анализе, представленном во всех трех частях серии. Последующие доклады и брифинги продолжат анализ существующих вызовов, в них будут исследованы различные аспекты конфликтов в отдельных республиках. Они будут нацелены на распутывание сложных узлов противоречий и постараются предложить некоторые рекомендации властям, направленные на поиск и реализацию более эффективных подходов к решению проблем в регионе, включая борьбу с вооруженным подпольем.   наверх II. ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР И ИСЛАМИСТСКИЙ ПРОЕКТ Ислам оказывает глубокое воздействие на социальные и политические процессы в регионе и идентичность многих из его жителей. Исторически исламская идентичность тесно переплеталась и конкурировала с национальной[5]. Северокавказская умма неоднородна и фрагментирована. Исламизация более выражена на востоке, но усиливается и на западе, что объясняется различиями в степени интеграции и секуляризации как в советское время, так и раньше, во времена Российской империи. Большинство мусульманских организаций Северного Кавказа подчиняются восьми Духовным управлениям региона, которые тесно сотрудничают с местными властями; многие имамы официальных мечетей пользуются государственной поддержкой в той или иной форме. Однако салафитские организации практически не аффилированы с Духовными управлениями, кроме как отчасти в Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Северной Осетии и Ставропольском крае[6]. Салафитские общины стали играть заметную роль в регионе в середине 1990-х гг. Некоторые их члены воевали на стороне сепаратистов в ходе второй чеченской войны, те, кто вернулся, распространили джихадистскую идеологию в своих республиках. Незаконное насилие против лиц, подозреваемых в причастности к незаконным вооруженным формированиям, и репрессии в отношении приверженцев салафизма привели к дальнейшей радикализации и появлению современного вооруженного подполья. В регионах с бóльшим религиозным разнообразием, таких как Карачаево-Черкесия, Ставропольский край и Северная Осетия, местные власти стараются проводить более гибкую политику в отношении умеренных салафитов. После многих лет насилия наиболее последовательные меры по привлечению салафитов к диалогу с государством и суфийскими лидерами были предприняты в Дагестане. Однако вооруженное подполье не заинтересовано в диалоге и пытается сорвать его новыми террористическими атаками, в то время как силовые структуры также подрывают начавшийся процесс, используя грубые силовые методы. На Северном Кавказе также есть значительное светское население, которое не относит себя ни к одному из течений ислама. Его пугает стремительная исламизация региона, где сжигают магазины, торгующие алкоголем, закладывают взрывные устройства на пляжах, отменяют празднование Нового года в школах, навязывают жителям религиозный дресс-код, а исламский дискурс проникает в систему образования и политику. A. ВНУТРИКОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ Уже более 15 лет глубокий внутриконфессиональный конфликт разделил северокавказских мусульман на традиционалистов и фундаменталистов (преимущественно салафитов), особенно это актуально для Дагестана, Чечни и Ингушетии. Традиционный ислам тесно переплетен с местными этнокультурными традициями, адаптирован к национальному образу жизни и в большей степени сконцентрирован на вопросах местной культурной идентичности, чем на идеях глобальной уммы. Его духовные лидеры признают светские законы и власть и готовы отнести вопросы вероисповедания к сфере частной жизни. В Чечне, Ингушетии и Дагестане большинство последователей этого традиционного течения в исламе – суфии. В современной Чечне суфизм стал идеологией, насаждаемой государством[7]. Суфизм в том виде, как его исповедуют в восточных республиках региона, содержит значительные элементы мистицизма и вобрал в себя традиции и доисламские верования проживающих тут народов. Он поощряет глубокую преданность духовным лидерам. Суфийские тарикаты делятся на более мелкие религиозные союзы (вирды), объединяющие последователей (мюридов) определенного шейха (муршида). В Ингушетии и Чечне лидеры вирдов являются историческими фигурами, в то время как в Дагестане в 1990-х гг. появились многочисленные новые вирды, часто ориентирующиеся на определенные этнические группы, многие их лидеры живут и поныне. Один из наиболее влиятельных шейхов – Саид Афанди Ацаев (Чиркейский), лидер Накшбандийского и Шазалийского тарикатов, в основном имел последователей среди аварцев, самой многочисленной этнической группы Дагестана. Среди его последователей – высшие правительственные чиновники, сотрудники силовых структур и представители бизнес-элиты. Ацаев был убит террористкой-смертницей в собственном доме 28 августа 2012 г. Его сторонники преобладали в Духовном управлении мусульман Дагестана, их часто обвиняли в монополизации официальных исламских структур, исламских образовательных учреждений, средств массовой информации и в организации хаджа. Взаимоотношения между мюридами разных шейхов, особенно в Дагестане, порой весьма напряженны, особенно в случаях, когда они принадлежат к разным этническим группам[8]. Мюриды,как правило, имеют сильную эмоциональную привязанность к своему шейху, что нередко приводит к тому, что личные трения между религиозными лидерами трансформируются в конфликты в местных сообществах[9]. В последние годы министр по делам национальностей Дагестана способствовал расширению этнической базы последователей шейха Саида Афанди Чиркейского[10]. С конца 1990-х гг. господствующее положение суфиев все более настойчиво оспаривали салафиты, которых оппоненты и противники часто называют «ваххабитами». Численность и влияние салафитов в регионе неуклонно растет[11]. Салафиты считают себя мусульманами-фундаменталистами, которые стремятся вернуться к чистому исламу времен пророка Мухаммеда и его первых последователей. Они осуждают поклонение святым и паломничество к местам их захоронения, отрицают любое влияние традиционных верований на религиозную практику, стремятся преодолеть деление мусульманской юриспруденции и права (фикха) на четыре школы (мазхабы), призывают к упрощению обрядовости и буквальному трактованию Корана. Они отвергают разделение общественного и частного в жизни верующего и стремятся к преобладанию исламских норм во всех сферах[12]. Конфликт между салафитами и суфиями возник в середине 1990-х гг., когда исламская молодежь, пройдя религиозное обучение за рубежом, в основном в университетах Ближнего Востока, вернулась домой и стала оспаривать религиозную практику суфиев, отказываясь следовать наставлениям суфийских имамов, называя поклонение живым шейхам политеизмом. Салафиты пытались сместить прежних имамов или создать собственные молельные комнаты. Официальное духовенство ответило резко конфронтационной риторикой, конфликт быстро нарастал. Так, бывший муфтий Дагестана назвал ваххабизм «псевдорелигией» и «чуждой» идеологией, которая «отрицает тысячелетнюю историю дагестанцев», и сказал, что «каждый мусульманин, который убьет ваххабита, попадет в рай»[13]. Государство в целом поддержало традиционных мусульман и фактически запретило салафизм, углубив тем самым внутриконфессиональный раскол. Оно воспринимало «охоту на ваххабитов» как неотъемлемую часть борьбы с терроризмом, особенно после вторжения чеченских боевиков в Дагестан в августе 1999 г[14]. В Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Бал­ка­рии и Карачаево-Черкесии власти составляли порайонные списки салафитов. По имеющимся данным, после инцидентов милиция, основываясь на этих списках, проводила массовые аресты, сопровождавшиеся запугиванием и пытками. Такое давление способствовало радикализации салафитских общин и подпитывало вооруженное подполье[15]. Иностранные боевики и созданные ими тренировочные лагеря в Чечне (см. ниже) также способствовали распространению идеологии джихада. Деятельность большинства салафитов сосредоточена на распространении исламской морали и норм шариата, они не используют насильственные методы и не стремятся к независимости от России. По словам одного из салафитских лидеров, «исламского государства в чистом виде не было со времен Праведных халифов… Мы будем объяснять народу исламские ценности... Но если народ не выберет шариат, то я его ему навязывать не хочу. Этот народ и не достоин шариата, пока он сам его не примет»[16]. Салафиты критикуют власть, коррупцию и непотизм, обвиняют чиновников и официальное духовенство в безнравственности и с этими посылами их идеологи находят поддержку среди разочарованной молодежи. Идеология салафитов успешно распространяется через мечети, университеты и тюрьмы. Большинство столкновений между салафитами, суфиями и приверженцами разных суфийских вирдов возникает вокруг избрания местных имамов. В этих вопросах Духовное управление играет главенствующую, часто решающую роль. B. РАСПРОСТРАНЕНИЕ САЛАФИЗМА И РАДИКАЛИЗАЦИЯ: ИНГУШЕТИЯ И КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ Ингушетия в 1995 г. была одной из первых республик Северного Кавказа, где был основан исламский вуз. Его ректор, известный фундаменталистский лидер Исса Цечоев, бесплатно учил детей и подростков нормам ислама и арабскому языку. В 1998 г. муфтий Ингушетии назвал это учреждение «рассадником бандитизма», ФСБ республики закрыло его, а Цечоева обвинили в радикализации молодежи. Когда началась вторая чеченская война, Ингушетия приняла около 300 000 чеченских беженцев и разместила их в палаточных лагерях, временных местах компактного проживания и частных домах. Президент Ингушетии Руслан Аушев не допускал как укоренения радикального ислама, так и распространения контртеррористических операций на территории своей республики. Но в 2001 г., когда после отставки Аушева ему на смену пришел генерал ФСБ Мурат Зязиков, протеже российского президента Владимира Путина, контртеррористические операции начались в палаточных лагерях беженцев и постепенно распространились на ингушские села. Правозащитные организации сообщали о грубых нарушениях прав человека: задержанные люди исчезали либо их находили мертвыми с очевидными следами пыток. Вооруженное подполье активизировалось, в частности, в ночь с 21 на 22 июня 2004 г. боевики под предводительством чеченского террориста Шамиля Басаева осуществили масштабное нападение на три основных населенных пункта Ингушетии, убив 78 и ранив 100 человек, в основном сотрудников силовых структур[17]. После этого ситуация временами то улучшалась, то становилась хуже. В 2006 г., после убийства Басаева, наблюдалось явное снижение активности вооруженного подполья, а в 2007-2008 гг. полуавтономные группы боевиков совершали нападения на силовиков и полицейских почти ежедневно. После октября 2008 г., когда президентом стал Юнус-Бек Евкуров, ситуация начала улучшаться и к 2010 г. существенно стабилизировалась, количество жертв снизилось. Теперь в республике влияние салафизма не столь заметно, возможно, благодаря силе местных этнических традиций и преобладанию суфизма. В Ингушетии по-прежнему широко празднуются немусульманские праздники, особенно Новый год, который салафиты считают противоречащим исламу. В республике действуют 6 салафитских мечетей, но нет ни одного салафитского анклава. В августе 2012 г. Ахмет Котиев, председатель республиканского Совета безопасности, сообщил представителю Кризисной группы, что за последние более чем 10 месяцев ни один ингуш не примкнул к боевикам, а в составе вооруженного подполья насчитывается не более 50 жителей Ингушетии. Если эта информация соответствует действительности, это означает очень существенное улучшение с 2007-2008 гг.[18] К сожалению, в последнее время ситуация в Ингушетии вновь ухудшилась: в июле–сентябре 2012 г. в республике в результате конфликта убит 41 человек – сотрудники силовых структур, боевики и мирные жители[19]. В Кабардино-Балкарии в период с 1998 по 2005 г. существовал джамаат, объединивший 40 местных организаций, в их состав входили несколько тысяч последователей салафитской идеологии, в основном молодые люди, многие из которых учились на Ближнем Востоке. Его лидер Муса Мукожев, умеренный салафит, признанный общественным деятелем и экспертом в российских академических кругах, первоначально был жестким противником вооруженной борьбы в Кабардино-Балкарии, но считал войну в Чечне джихадом (хотя и не обязательным для всех мусульман), а чеченских боевиков – моджахедами, за которых он совершал коллективные молитвы (ду-а)[20]. В 2002 г. Мукожев вместе с двумя ближайшими сподвижниками, Анзором Астемировым и бизнесменом (бывшим офицером КГБ) Русланом Нахушевым, основали Кабардино-Балкарский институт исламских исследований. Хотя институт никогда не был зарегистрирован, он оказывал значительное влияние на религиозные отношения в республике. Летом 2002 г. радикальный мусульманин Муслим Атаев, отказавшись признавать лидерство Мукожева, основал джамаат «Ярмук» и перешел к тактике вооруженных нападений в Кабардино-Балкарии [21]. Радикализация джамаата происходила постепенно. В 2003-2004 гг. местные силовые структуры начали репрессии против салафитов, инициированные министром внутренних дел Кабардино-Балкарии Хачимом Шогеновым. Эти акции сопровождались «антиваххабитской» кампанией в средствах массовой информации. Ситуацию обострил конфликт с Духовным управлением республики, которое обвинили в растрате средств, собранных на строительство главной мечети и организацию хаджа. Было закрыто большинство курсов изучения арабского языка и Корана, духовных центров (включая Кабардино-Балкарский институт исламских исследований) и мечетей. Салафитов арестовывали и, как сообщалось, часто подвергали пыткам. После того как силовики узнали о том, что Басаев провел длительное время в Баксане в августе 2003 г., по республике прокатилась новая волна «зачисток» и арестов, по имеющимся данным, сопровождавшихся избиениями и унижением чувств верующих[22]. В ходе одной из таких операций, в январе 2005 г., Атаев был убит в собственном доме. Репрессии и последовавшая за ними радикализация создали почву для событий 13-14 октября 2005 г., когда под руководством лидеров джамаата Мукожева и Астемирова от 100 до 200 боевиков совершили нападение на здания силовых ведомств в столице республики Нальчике, в результате которого были убиты 35 сотрудников силовых структур, 14 мирных жителей и 89 нападавших. 36 боевиков были захвачены. Более 100 человек, в основном сотрудники МВД, были ранены, более 2000 человек задержаны по подозрению в причастности к нападению[23]. Население этой маленькой республики (860 000 жителей) оказалось расколотым и глубоко травмированным произошедшим. Нахушев был похищен в ноябре 2005 г. После убийства Мукожева и Астемирова в 2009-2010 гг. активность боевиков пошла на спад[24]. Но уже в 2010 г. вооруженное подполье вновь активизировалось и значительно радикализировалось с приходом новых молодых лидеров. Потери среди силовиков удвоились по сравнению с 2009 г. В феврале 2011 г. были совершены нападения на туристов и туристическую инфраструктуру. В настоящий момент наблюдается некоторое улучшение ситуации с безопасностью в республике. На сегодня салафитское сообщество в республике меньше, чем в Дагестане, но сильнее, чем в других республиках Северного Кавказа, хотя и не имеет своих политических или гражданских организаций. Прежде считалось, что балкарцы чаще примыкают к фундаментальным течениям (особенно к джамаату «Ярмук»), однако теперь салафитское сообщество состоит примерно поровну из кабардинцев и балкарцев. Режим по отношению к салафитам в целом несколько смягчился, хотя сообщалось, что массовые задержания и унижения верующих произошли в Баксане 12 июня 2011 г. 20 сентября 2012 г. в ходе спецоперации были убиты по меньшей мере 8 предполагаемых боевиков, среди них 2 женщины. Еще один предполагаемый боевик был убит на блокпосту двумя неделями ранее [25]. C. САЛАФИЗМ В МУЛЬТИКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ РЕГИОНАХ В Карачаево-Черкесии, Ставропольском крае и Северной Осетии значительную часть населения составляют христиане. В Карачаево-Черкесии 63 процента жителей считают себя мусульманами (большинство – этнические карачаевцы). В Ставропольском крае мусульман 7 процентов, а в Северной Осетии – до 20 процентов. Проблема различий между салафитами и суфиями здесь не актуальна, поскольку суфизм не получил распространения среди местных суннитов. Однако даже в этих республиках в 1990-х гг. было отмечено развитие салафизма, сторонники которого находились в конфронтации с официальным духовенством и становились все более радикальными и воинственными благодаря связям с чеченскими фундаменталистами и вследствие дискриминации, арестов и злоупотреблений со стороны властей. Здесь было гораздо меньше насилия, чем в Дагестане и Кабардино-Балкарии, но с 2011 г. в Ставропольском крае и Карачаево-Черкесии ситуация стала ухудшаться [26]. Карачаево-черкесский джамаат, возглавляемый Магомедом Биджиевым (Биджи-Улла), был одной из первых и наиболее радикальных фундаменталистских групп на Северном Кавказе. В 1991 г. Биджиев объявил о создании «Имамата Карачая» – структуры, параллельной действующему Духовному управлению Карачаево-Черкесии и Ставропольского края, с молодежным крылом «Исламский Джамаат». Быстро была создана сеть джамаатов, а мечеть и медресе в Учкекене стали центрами исламского обучения, куда пригласили преподавателей с Ближнего Востока. «Мусульманское общество N°3» было официально зарегистрировано министерством юстиции Карачаево-Черкесии в 1996 г. Под предводительством Ачимеза Гочияева оно радикализировалось и получило известность в связи с терактами, проведенными за пределами региона[27]. Ачимеза Гочияева обвинили в организации взрывов жилых домов в Москве в 1999 г., которые во многом стали оправданием необходимости начала второй чеченской войны. Сам Гочияев скрылся, но остальных арестовали и приговорили к пожизненному заключению. Существовали связи между карачаево-чер­кес­ским и кабардино-балкарским исламистскими джамаатами, их радикальное меньшинство призывало к вооруженному джихаду[28]. К 2002 г. «Исламский джамаат» фактически прекратил свое существование, так как значительная часть его членов была арестована и осуждена за терроризм, хотя некоторые продолжали участвовать в актах насилия за пределами республики[29]. С 2006 г. радикальное крыло возобновило нападения на силовиков и духовенство. Но в 2007 г. лидер джамаата Рустам Ионов, его жена (по некоторым данным, возглавлявшая женское подразделения джа­маата) и более 20 боевиков были убиты, а остальные арестованы. В 2010-2011 гг. активность вооруженного подполья в Карачаево-Черкесии была значительно ниже, чем в других республиках Кавказа. И хотя в 2011 г. число жертв выросло в 8 раз, их общее число остается небольшим[30]. Относительная стабильность Карачаево-Черкесии объясняется способностью местных мусульманских сообществ достигать внутренних договоренностей в общинах с целью не допустить дестабилизации, а также продуманными действиями правительства, которое учло опыт Кабардино-Балкарии и старается не допустить радикализации мусульман: «У нас были проблемы… В девяностых годах шли горячие споры о необходимости запрета ваххабизма. Но мы поняли, что, если попытаться дать определение ваххабизму, придется запретить весь ислам. Наша главная цель состоит в том, чтобы не допускать преследования за вероубеждения, но обеспечить неотвратимость наказания для тех, кто совершил преступления»[31]. В первом десятилетии нового века, после серии арестов имамов и верующих, уполномоченный главы КЧР по связям с религиозными организациями и Духовное управление обращались к руководству МВД, убеждая их, что нельзя задерживать граждан только за их внешний вид, и способствовали организации встреч имамов с руководством МВД. Был разрешен спор о строительстве центральной мечети в Черкесске. Духовное управление учредило Совет улемов (религиозных лидеров авторитетов), включив в его состав уважаемых в молодежной среде салафитских лидеров, что помогает властям поддерживать контакт с общиной салафитов[32]. По-прежнему имеют место случаи полицейского произвола. Так, в ноябре 2011 г. верующих подвергли массовым проверкам в Учкекене. Двумя месяцами ранее, после нападения на блок-пост в Ставропольском крае, более 100 мужчин с бородами, согласно поступавшим тогда сообщениям, были незаконно задержаны (из них более 80 в Учкекене) и подверглись избиениям и унижениям в полицейском участке: перед освобождением их заставили сбрить бороды, утверждая, что они «позорят республику». Женщины из салафитской общины рассказали представителям Кризисной группы, что в повседневной жизни их не преследуют за ношение мусульманской одежды и совершение молитвы. Однако, по их утверждениям, лиц, задержанных по подозрению в пособничестве вооруженному подполью, обычно подвергают крайне жестокому обращению с целью получения признательных показаний. В октябре 2011 г. 29 предполагаемых боевиков были осуждены по обвинению в попытке захвата власти и изменения конституционного строя. В том же месяце было завершено следствие по делам еще 14 человек, в марте 2012 г. началось следствие еще по другим 13 фигурантам. В сентябре 2012 г. четверо были осуждены за участие в незаконных вооруженных формированиях[33]. В преимущественно христианских Ставропольском крае и Северной Осетии тоже есть небольшие мусульманские общины. В Северной Осетии от 15 до 20% населения считают себя мусульманами. По мнению местных экспертов, в салафитах там видят источник опасности, а женщин в хиджабе воспринимают как угрозу, возможно, вследствие большого числа террористических актов, совершенных в республике[34]. В 1990-х годах в Северной Осетии, как и в других местах, были созданы две параллельные исламские структуры: последователи традиционного ислама консолидировались вокруг Духовного управления, а неформальная организация «Джамаат» объединила несколько сотен молодых людей и в 1996 г. была официально зарегистрирована как «Исламский культурный центр». В начале XXI века во Владикавказе было около 500 салафитов, преимущественно осетин. После захвата заложников в Беслане в сентябре 2004 г. многие активисты «Джамаата» подверглись уголовному преследованию: в 2005 г. их лидер был осужден на 2,5 года за незаконный оборот оружия, а его заместитель был вынужден уехать в Турцию[35]. В 2008 г. Али Евтеев, которого считали умеренным салафитом, был избран муфтием Северной Осетии. В конце 1990-х годов он был активным членом «Джамаата», но, разочаровавшись в радикальных идеях, уехал на учебу в университет Медины (Саудовская Аравия), а затем в университет Аль-Азхар в Каире (Египет). Вернувшись, он стал одним из самых образованных муфтиев на Северном Кавказе. Его избрание поддержали республиканские власти, представители которых сообщили Кризисной группе, что Евтеев – наглядный пример процесса дерадикализации. Евтеев утверждал, что вооруженная борьба на Северном Кавказе противоречит шариату[36]. Евтеев организовал интенсивные исламские образовательные программы, а в его мечетях значительно выросло число прихожан, особенно за счет молодежи. Но в 2010 г. он покинул пост, после того как средства массовой информации развернули очерняющую кампанию в связи с его радикальным прошлым. Новый муфтий, прежний заместитель Евтеева, Хаджимурат Гацалов, продолжил его линию[37]. После убийства осетинского поэта Шамиля Джигкаева 28 мая 2011 г. 18 осетинских салафитов, включая имама мечети Владикавказа, были арестованы, и, как сообщалось, к ним были применены недозволенные методы, после чего они были осуждены за незаконное хранение оружия и наркотиков. Гацалов рассказал Кризисной группе, что приложил много усилий для защиты этих арестованных салафитов, потому что их преследование привело бы только к радикализации сообщества. По мнению местного эксперта, общественность понимает, что молодые люди, скорее всего, осуждены по ложным обвинениям, но предпочитает, чтобы осужденные остались за решеткой, считая их убеждения опасными [38]. Духовное управление Ставропольского края было образовано в 2010 г., чтобы контролировать процесс исламизации традиционно русского региона. Оно объединяет 42 активных мусульманских сообщества. В 2011 г. местный салафитский джамаат обратился к бывшему Президенту Медведеву с просьбой принять меры против незаконных арестов и обысков[39]. Жизнь умеренных религиозных лидеров не раз оказывалась под угрозой. Так, в феврале 2012 г. заместитель муфтия Курман Исмаилов, выпускник Исламского университета в Медине и весьма влиятельный среди местных умеренных салафитов деятель, погиб при взрыве его автомобиля. Спустя 3 месяца имам мечети Нефтекумска был ранен при попытке покушения. D. ДАГЕСТАН: САЛАФИТЫ, СУФИИ И ДИАЛОГ В течение почти десятилетия после начала второй чеченской войны власти Дагестана не делали различий между салафитами умеренными и радикальными, ориентированными на насильственные методы, что способствовало радикализации всей общины. В 2010 г. вступивший в должность президент Магомедсалам Магомедов заявил, что готов к диалогу с фундаменталистскими общинами. Сегодня в Дагестане самая большая и активная салафитская община на Северном Кавказе, со своими мечетями, курсами, общественными, правозащитными и благотворительными организациями, медресе, приютом для мальчиков на 300 мест, центром медиации, основанном на шариате, средствами массовой информации и футбольной лигой. Салафитские ученые разрешают семейные, земельные, имущественные, коммерческие и коммунальные споры по шариату[40]. Салафиты по-прежнему остаются меньшинством среди верующих Дагестана, но это активное меньшинство, и их число ощутимо растет, особенно среди городской молодежи. Некоторые села стали почти полностью салафитскими: все женщины там носят хиджаб, алкоголь не продают и на свадьбах не танцуют. Во многих селах салафиты составляют значительную часть населения. После заявлений Магомедова в 2010 г. салафиты Дагестана предприняли первые шаги, чтобы организоваться как общественная сила. Была учреждена «Ассоциация ученых Ахлю-Сунна в Дагестане», которая представила на рассмотрение президенту Дагестана документ, содержащий анализ причин кризиса в республике и предлагающий пути выхода. Разработанная «дорожная карта» включала: прекращение репрессий против мусульман, возможность беспрепятственного мирного призыва к исламу, строительство джума (пятничных) мечетей в нескольких крупных городах, включение представителей салафитов в Духовное управление, возможность открытия исламских детских садов и религиозных школ, учреждение гражданских шариатских судов – для тех, кто пожелает ими воспользоваться[41]. Умеренные салафиты создали неправительственную организацию «Дагестан – территория мира и развития», куда вошли, в числе прочих, яркие общественные деятели не из числа фундаменталистов и привлекли к диалогу представителей московского гражданского общества. Правительство предприняло шаги по консолидации общества и вовлечению в общественный процесс салафитских авторитетов. Был проведен Съезд народов Дагестана и создана Комиссия по содействию адаптации лиц, решивших прекратить террористическую и экстремистскую деятельность (Комиссия по адаптации боевиков), в которую пригласили одного умеренного салафитского лидера[42]. Режим в отношении салафитов был значительно либерализован. Полиция больше не преследует женщин за хиджаб, хотя закрытые женщины все еще испытывают трудности при трудоустройстве и при найме жилья. Во многих государственных учреждениях допускают ношение хиджаба, хотя некоторые руководители настроены выступают агрессивно против. В некоторых школах за последние два года имели место случаи острых конфликтов между родителями и администрацией по вопросам дресс-кода. Два директора школы были убиты за запрет на ношение хиджаба. По имеющимся данным, некоторые родители запрещают девочкам ходить в школу после достижения пубертатного возраста, если в этих школах не разрешают носить хиджаб[43]. Ассоциация ученых Ахлю-Сунна смогла организовать в Махачкале исламские курсы для женщин, где занятия ведут преподавательницы, получившие образование на Ближнем Востоке. В республике все еще отмечаются случаи неизбирательного насилия и унижения последователей нетрадиционного ислама. Так, 13 мая 2011 г. в селе Советское полицейские ворвались в мечеть во время пятничной молитвы, арестовали, избили и подвергли унижающему достоинство обращению около 80 салафитов, в том числе сбривали им бороды[44]. По имеющимся данным, в феврале 2012 г. в селе Татляр полицейские осквернили Коран, что вызвало бурный общественный протест, хотя местные власти факт осквернения отрицают. Поступила информация о том, что в июле 2012 г. силовики застрелили трех человек в поселке Ленинкент, когда те спокойно отъезжали от мечети после пятничной молитвы, а возмутившегося свидетеля этого убийства , предположительно, также застрелили[45]. В последние месяцы массовые задержания верующих произошли в Махачкале, Новокаякенте и Каспийске. Халилрахман Шаматов, один из лидеров Ахлю-Сунна, получивший образование в Иордании, утверждает, что систематическое насилие d в отношении мусульман – главное препятствие мирному процессу: «Сегодня молодых людей систематически уничтожают без суда и следствия; есть установка с самого верха: уничтожать»[46]. Начало гражданскому диалогу положила встреча, состоявшаяся в конце апреля 2011 г. в Махачкале, целью которой было определить основы для ненасильственного и толерантного взаимодействия, а также поиска совместного решения проблемы оттока молодежи «в лес». Начало было нелегким, но было принято решение развивать диалог поступательно. Как предложил салафитский лидер Камиль Султанахмедов, «если мы пока не готовы объединиться, давайте начнем с того, что будем отмечать праздники вместе». Спустя два месяца, благодаря усилиям лидеров московского гражданского общества, в Махачкале состоялась двухдневная сессия Совета при Президенте РФ по содействию развитию гражданского общества и правам человека. Во время сессии, посвященной проблеме вооруженного подполья, Магомедов участвовал в длительной и плодотворной дискуссии с салафитскими лидерами, которую транслировали по республиканскому телевидению[47]. Диалог развивался на фоне ухудшения ситуации с безопасностью: боевики осуществляли многочисленные нападения на сотрудников милиции и гражданских лиц, а представители силовых структур грубо нарушали права человека в ходе борьбы с вооруженным подпольем. 21 и 25 ноября 2011 г. умеренные исламисты организовали в Махачкале крупные митинги против похищений людей силовыми структурами. За предшествующий месяц по меньшей мере семь человек были предположительно похищены, местонахождение четырех из них по-прежнему неизвестно. Митинг 25 ноября стал крупнейшей акцией протеста в республике за несколько лет, на него вышли более 5000 человек. Участники митинга шли по городу, скандируя «Аллаху Акбар», а ораторы использовали исламистскую риторику. Некоторые из них ясно давали понять, что если государство неспособно исполнять свои (светские) законы, то придут другие люди и установят другие законы (шариата). Заместитель премьер-министра Курбанов пообещал принять меры к поиску похищенных. Лидеры митинга встретились с Магомедовым и министром внутренних дел республики [48]. Диалог продолжился весной 2012 г., когда муфтий Дагестана Ахмад Абдулаев призвал местных жителей проявлять терпимость к исламистам и не называть их «ваххабитами». Он попросил имамов не доносить на прихожан, посещающих их мечети. Он также обратился к полицейским с просьбой не прибегать к незаконному насилию в отношении последователей нетрадиционного ислама. Это было важное заявление для республики, где «ваххабизм» официально запрещен, а внутриконфессиональный раскол очень глубок[49]. Источники Международной кризисной группы в правоохранительных структурах подтвердили, что, поскольку большинство полицейских исповедуют традиционный ислам, слова муфтия были восприняты ими всерьез[50]. 29 апреля в центральной мечети Махачкалы состоялось историческое собрание (маджалис), организованное лидерами двух сообществ. Суфии были представлены Духовным управлением, а салафиты – Ассоциацией ученых Ахлю-Сунна, которая к середине 2012 г. выросла и объединяла уже около 60 салафитских ученых. Они обсуждали необходимость завершить многолетний конфликт, преодолеть существующие предвзятость и ненависть и объединить мусульман. Муфтий Абдулаев призвал участников прекратить взаимные обвинения в куфре (неверии) и просить у Аллаха прощения за конфликт. Было решено создать специальный комитет для разрешения споров, в котором будут в равной мере представлены ученые обеих сторон. Муфтий Абдулаев отметил, что год назад почва для такой встречи еще не была готова[51]. Председатель Ахлю-Сунна рассказал Кризисной группе, что диалог был начат, потому что салафитская община существенно выросла и с ней уже нельзя не считаться. Он заявил: «Мы есть в каждом селе; нас тысячи, около 25 процентов всех верующих. Две-две с половиной тысячи студентов сейчас изучают ислам на Ближнем Востоке. Они вернутся и тоже примкнут к Ахлю-Сунна»[52]. Руководитель медиахолдинга Духовного управления мусульман Дагестана и жена муфтия рассказала, как нелегко лидерам суфиев было начать диалог: «Мы долго думали и наконец решили начать сотрудничество с некоторыми салафитами, потому что споры гораздо проще разрешать на уровне ученых». Она полагает, что для примирения простых людей потребуется больше времени: «Старикам трудно понять нашу позицию. Они помнят старые обиды, как салафиты 20 лет назад топтали их флаг. Но нам следует отнестись к ним с пониманием. Тогда процесс примирения пойдет быстрее». По ее словам, сегодняшние молодые салафиты понятия не имеют об истоках конфликта, которые уходят в 1990-е гг., когда «первые салафитские проповедники очень оскорбительно высказывались о суфийских ученых и имамах. Они говорили, что наши родители не были мусульманами, что их браки не были по исламу и кто от них рожден – незаконные дети. Все это приводило к распрям». Шейх Саид Афанди, муршид муфтия, поддержал диалог, ибо «без его благословения муфтий [Абдулаев] никогда не пошел бы на такой шаг»[53]. Диалог скоро превратился в повседневную рутинную работу, направленную в основном на объединение местных общин. Лидеры суфиев и салафитов работали на местах в удаленных горных селах, встречались с местными джамаатами и разъясняли необходимость преодоления раскола[54]. Так, в лезгинском селе Куруш острый конфликт между суфийскими и салафитскими верующими, возникший в связи с избранием имама, был успешно разрешен совместными усилиями[55]. К лету 2012 г. появились новые сферы взаимодействия, в том числе совместное издание публикаций Духовного управления. Местные эксперты утверждают, что в тех районах, где действует Ахлю-Сунна, меньше молодежи вступает в вооруженное подполье, так как многие предпочитают участвовать в деятельности мирных салафитов: «Отток в лес сократился, потому что у молодежи появилась возможность следовать своей религии в полном объеме, а если и протестовать, то мирно и методами, дозволенными шариатом» [56]. Вооруженное подполье явно не заинтересовано в таком развитии ситуации. После начала диалога оно обвинило Духовное управление в желании разобщить салафитскую общину и отвратить ее от боевиков. Крупный теракт, проведенный спустя всего несколько дней после маджлиса, унес 13 жизней, ранения получили 89 человек[57]. Силовые структуры, в которых также есть противники мирного процесса, по имеющимся данным, уже ответили незаконными мерами: один из семерых похищенных в мае был найден убитым, остальные до сих пор не найдены. Летом 2012 г. влиятельный салафитский проповедник Абу Мустафа Ильясов был похищен и до сих пор не найден. Совершено покушение на председателя Ахлю-Сунна, Халилрахмана Шаматова. Силовики предприняли две попытки похищения Камиля Султанахмедова, салафитского имама села Новокаякент. Шаматов сказал:«Доверенные люди в правоохранительных органах неоднократно меня предупреждали, чтобы я уехал, потому что есть приказ меня убить. Я знаю, что они нас не оставят в покое. Но я не уеду, я готов принести себя в жертву, чтобы остановить эту трагедию. Если нам удастся спасти хоть одну жизнь, награда от Всевышнего будет огромной». В течение лета происходили спонтанные стычки между салафитами и полицией, обычно спровоцированные похищениями или пытками подозреваемых сотрудниками правоохранительных органов[58]. Диалог оказался на грани срыва после убийства в собственном доме самого влиятельного на Северном Кавказе шейха Саида Афанди Чиркейского, совершенного 28 августа 2012 г. новообращенной исламисткой, террористкой-смертницей[59]. На похоронах шейха присутствовало более 150 тысяч человек. Когда умеренные салафитские лидеры осудили это убийство и призвали к продолжению диалога, боевики высказали угрозы в их адрес. При этом Доку Умаров, лидер боевиков, выступил с видеообращением, в котором заявил, что суфии, не сотрудничающие с властями, являются «братьями в исламе», и пригласил их присоединиться к вооруженной борьбе. В ответ на это убийство власти Дагестана распорядились создать народные дружины, которые должны вместе с правоохранительными органами бороться против терроризма. Многие полагают, что это убийство было совершено с целью сорвать внутриконфессиональный диалог и развязать в Дагестане полномасштабный конфликт. Муфтий республики еще не высказался о перспективах диалога, но его жена и глава медиахолдинга ДУМД вскоре после трагедии опубликовала пылкую антисалафитскую статью[60]. E. ЧЕЧНЯ: ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА И ИСКОРЕНЕНИЕ САЛАФИЗМА В отличие от духовных лидеров Дагестана, Ингушетии, Северной Осетии и Карачаево-Черкесии, которые ищут пути включения умеренных исламистов и преодоления внутриконфессионального раскола, лидер Чечни Рамзан Кадыров решительно насаждает суфийский ислам. Он требует, чтобы официальное духовенство просвещало «прихожан мечетей о пагубном воздействии идей ваххабизма и экстремизма». В свою очередь представители духовенства заявляют: «Правительство Чеченской Республики во главе с Рамзаном Кадыровым оказывает колоссальную поддержку представителям духовенства, способствует распространению ислама на чеченской земле. Поэтому мы должны не только благодарно принимать оказываемое содействие, но и с нашей стороны должна быть отдача». Суфийское духовенство открыто поддерживает правительство республики, в том числе во время выборов[61]. В отличие от сдержанных высказываний дагестанского муфтия Кадыров весной 2012 г. попросил свое духовенство умножить усилия по защите общества от «чуждых элементов в исламе» и усилить борьбу против «ваххабизма», сторонники которого «убивали правоверных мусульман, жгли Кораны, уничтожали имущество людей». Государственные чиновники и религиозные лидеры разных уровней неустанно подчеркивают, что защита молодежи от «ваххабизма» – один из основных методов борьбы с терроризмом и экстремизмом в Чечне[62]. Диалог с салафитами или их включение в религиозную жизнь республики исключены. Фундамент такой религиозной политики был заложен отцом Рамзана, бывшим президентом Ахмадом Кадыровым, который открыто выступил против салафитов, осудил их убеждения и объявил врагами ислама[63]. Нынешний глава республики неоднократно публично требовал уничтожить салафитов: «Приверженность к радикальным группировкам видна не только в словах. Одежда, манера общения, поведение должны приниматься во внимание… Человек, который подвергает жизнь мусульман опасности, должен быть ликвидирован любыми средствами»[64]. Руководство Чечни стало инициатором конфликта, который разразился среди официального духовенства Северного Кавказа, когда в апреле, после встречи региональных муфтиев, Духовное управление республики заявило о выходе из состава Координационного центра мусульман Северного Кавказа, основанного отцом Рамзана в 1998 г. Это решение принял муфтий Султан Мирзаев и заявил, что «в функции Координационного центра входило распространение ислама на Кавказе при активном взаимодействии с государственными структурами по противодействию радикализации нашей молодежи, экстремизму, ваххабизму», однако «он не принимал меры с целью формирования негативного общественного мнения об участниках НВФ»[65]. По имеющимся данным, чеченцы недовольны тем, что Исмаил Бердиев, муфтий Карачаево-Черкесии, вновь избран на пост председателя. Возможно, конфликт связан с притязаниями Мирзаева и Кадырова на лидерство в определении религиозной политики в регионе[66]. В то же время, по словам одного из муфтиев, претензии Мирзаева были справедливыми и Координационный центр не проводил системную работу[67]. В Кремле понимают символическую значимость центра и, хотя поддерживают подходы Кадырова, все же не хотят, чтобы в нем доминировали чеченцы[68]. Крупная международная конференция исламских ученых «Исламская доктрина против радикализма», прошедшая в Москве 25-26 мая, приняла фетву (правовое решение), осуждающую радикализм и джихадизм. 27 мая в Грозном Рамзан Кадыров сказал, что решение авторитетных богословов мира «лишний раз доказывает, что ваххабиты являются врагами религии, врагами мусульман»[69].   наверх III. ВООРУЖЕННОЕ ПОДПОЛЬЕ Салафизм укреплял свои позиции в регионе начиная с середины 1990-х гг., но лишь постепенно часть его последователей стала приверженцами вооруженного джихада. Участники вооруженного подполья считают, что ведут политическую и религиозную борьбу, в том числе за умы жителей региона с целью делегитимизации и, в конечном итоге, насильственного свержения власти. A. «ИМАРАТ КАВКАЗ» «Имарат Кавказ» был провозглашен в 2007 г., и это стало последним шагом к преобразованию чеченского сепаратистского движения в общерегиональный радикальный исламистский проект, являющийся частью «глобального джихада». Он объединил в себе разнообразные группы боевиков, а главой (амиром) структуры командования стал Доку Умаров – чеченский полевой командир, воевавший против России с 1995 г. Республиканские вооруженные структуры и их подразделения (по районам и секторам) сохранились, однако были объединены общими целями, командованием и тактикой, выигрывая при этом за счет частично централизованного финансирования и распространения информации[70]. Насколько известно, Умаров сам назначает всех руководителей вилаятов (региональных структур), которые присягают ему на верность. Вместе с тем отдельные группы сохраняют независимость в своих оперативных действиях и не получают от Умарова прямых приказов на проведение каждой операции. Более крупные операции координируются с центром, и «Имарат» может брать на себя ответственность за их проведение. Руководству «Имарата» удается сохранять единство, хотя в 2010-2011 гг. имел место раскол (фитна), когда четверо чеченских командиров объявили, что их целью является независимое чеченское исламское государство, а не межрегиональная структура. Это событие не привело к снижению уровня насилия, и остается неясным, повлияло ли оно в долгосрочной перспективе на отношения между чеченским и другими вилаятами, а также на легитимность Умарова внутри организации. 24 июля 2011 г., после того как состоялась шура (совет) «Имарата», несколько взбунтовавшихся командиров снова присягнули на верность Умарову и фитну сочли завершенной[71]. «Имарат Кавказ» признан террористической организацией не только российскими властями, но и Организацией Объединенных Наций, и Соединенными Штатами[72]. B. РУКОВОДСТВО И ВЕРБОВКА НОВЫХ ЧЛЕНОВ Количество боевиков, действующих в структуре «Имарата», остается неясным. По оценке полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина, в конце 2011 г. их было около 1000 человек. Примерно в то же время глава Следственного комитета по Кабардино-Балкарии генерал Устов заявил, что на территории только его республики находятся 874 боевика и их активных пособника. В марте 2010 г. главнокомандующий внутренними войсками МВД России генерал армии Николай Рогожкин сообщил, что в регионе действует до 500 боевиков, что примерно соответствует численности, которую он называл двумя годами ранее. В 2009 г. Рамзан Кадыров сказал, что в Чечне осталось всего несколько десятков боевиков. Совсем недавно правоохранительные органы Дагестана объявили, что в республике находится 150 боевиков, но их активных сторонников намного больше[73]. В то же время, если учесть количество убитых или захваченных боевиков, все эти оценки кажутся заниженными. Так, по словам Рогожкина, в 2010 г. было убито около 300 и задержано 500 боевиков. А по данным Национального антитеррористического комитета (НАК), в том же году было убито 375 и задержано 779 боевиков. Как заявил руководитель ФСБ Александр Бортников, в 2011 г. было убито 48 боевиков и 297 других «активных членов бандитских группировок» и 660 – задержано. МВД сообщило, что за первое полугодие 2012 г. уничтожено почти 200 боевиков и 235 получили ранения[74]. В результате контртеррористических операций правительства за последние два года были убиты многие лидеры подполья. Однако похоже, что на смену им быстро приходят новые, при этом более молодые и радикальные[75]. Мало кто из них теперь обладает чувством солидарности, приобретенным в ходе чеченских войн, или личной привязанностью к Умарову. Вербовка новых членов происходит при помощи обширной информационной сети. Сайт «Кавказ-Центр», созданный в Грозном в 1999 г. и размещающий новости и обращения лидеров подполья, в 2011 г. был признан Никулинским судом Москвы «экстремистским» и запрещен, сейчас он работает с сервера, доменное имя которого зарегистрировано в Швеции[76]. У каждого вилаята есть собственный сайт. Некоторые материалы можно загрузить на мобильные телефоны или флеш-карты, таким образом они распространяются среди тех, у кого нет доступа к интернет-сайтам. Вербовщики активно работают с молодежью вокруг и в самих мечетях, вузах, спортзалах и на рабочих местах. Записи лекций Саида Бурятского (Александра Тихомирова, выходца из русско-бурятской семьи, принявшего ислам), погибшего еще в 2010 г., популярны среди молодежи и по-прежнему оказывают значительное влияние на процесс вербовки в ряды подполья. «Бурятский стремился завладеть аудиторией, которая до него оставалась неохваченной сайтами чеченских боевиков: это молодые, образованные городские жители из мусульманских регионов бывшего СССР». Он был теологически подкован, часто цитировал Коран на арабском, ссылался на религиозные и исторические источники, но при этом говорил просто, эмоционально и внушал доверие, располагая к себе аудиторию[77]. Мать одного из боевиков рассказала Кризисной группе: «Даже я, пожилая, образованная женщина, была под впечатлением от того, что он говорил. Перед его пропагандой трудно устоять». По словам одного из муфтиев, ему потребовалось несколько часов, чтобы убедить молодых мусульман, посмотревших видеообращение Бурятского, что его подход неверен. Бурятский также одним из первых стал призывать женщин к участию в джихаде[78]. Часто подчеркивается роль иностранных боевиков и иностранного влияния на Северном Кавказе. Так, в середине 1990-х саудовский джихадист Хаттаб привлек значительные финансовые ресурсы и поддержку в Чечню. За последние годы было убито несколько иностранцев, но, поскольку в последние годы глобальный джихад сосредоточился на других регионах мира, в северокавказском вооруженном подполье сейчас довольно мало иностранцев[79]. C. ТАКТИКА И МЕТОДЫ В последние годы вооруженному подполью пришлось сменить тактику, по всей видимости, в результате сокращения их возможностей и осознания того, что некоторые из наиболее жестоких методов контрпродуктивны. Теперь они чаще всего совершают убийства, закладывают самодельные взрывные устройства (СВУ), организовывают взрывы на объектах инфраструктуры и общественном транспорте. Главной мишенью боевиков являются силовые структуры и представители местной власти. Так, 19 августа 2012 г. в Малгобекском районе Ингушетии на похоронах сотрудника полиции, убитого боевиками накануне, террорист-смертник привел в действие взрывное устройство, в результате чего 7 сотрудников полиции погибли и еще 11 полицейских и 4 мирных жителя были ранены[80]. 5 сентября 2012 г. в результате обстрела автоколонны в Сунженском районе Ингушетии были убиты 6 сотрудников полиции и 1 получил ранения[81]. Кроме того, нападениям подвергаются представители судебной системы и официальных религиозных структур. 28 июня в селе, расположенном в центральной части Дагестана (Карамахи, Буйнакский район), был расстрелян имам мечети вместе с прихожанином, а саму мечеть сожгли дотла. 28 августа был убит шейх Саид Афанди Чиркейский, и это 36-е по счету убийство религиозного деятеля в Дагестане с 1998 г.[82] Боевики нападают не только на суфиев и официальных религиозных деятелей. Так, 18 августа произошло нападение на шиитскую мечеть, которую посещала небольшая азербайджанская община Хасавюрта, один человек был убит, еще семеро ранены[83]. Самым разрушительным и психологически травмирующим методом, используемом боевиками, остаются самоподрывы террористов-смертников: в Москве в 2010-2011 гг. произошло три крупных теракта. В 2011 г. в аэропорту Домодедово уроженец Ингушетии привел в действие взрывное устройство: 36 человек были убиты, 191 человек получил ранение. Это был уже 26-й теракт в Москве с 1996 г. За год до этого две жительницы Дагестана взорвали себя на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры», убив 40 и ранив 88 человек[84]. Возобновление нападений террористов-смертников посеяло страх по всей России, и особенно в Москве, в целях поиска потенциальных террористов участились проверки по этническому признаку. Боевики также взрывают поезда, одно из самых крупных таких нападений произошло 27 ноября 2009 г., когда в результате взрыва с рельсов сошел поезд «Невский экспресс» (Москва-Санкт-Петербург). Двадцать восемь человек погибли, включая нескольких высокопоставленных российских должностных лиц: главу Росрезерва и двух сотрудников Центрального банка РФ[85]. В феврале 2011 г. после двух из шести случившихся за этот год нападений РЖД объявили, что пассажирские поезда больше не будут проходить по территории Дагестана с 18.00 до 06.00[86]. Два месяца спустя пять СВУ были обнаружены и обезврежены на путях, соединяющих дагестанские города. В июле 2011 г. ФСБ сообщила о раскрытии предполагаемого заговора с целью подрыва высокоскоростного поезда «Сапсан», следующего по маршруту Москва-Санкт-Петербург. В том же месяце Министерство транспорта выделило 300 миллионов рублей на обеспечение безопасности железных дорог Северного Кавказа[87]. Диверсии на транспорте, а также на объектах электроэнергетической и коммуникационной инфраструктуры, по-видимому, направлены в первую очередь на подрыв экономики и туризма. В 2009 г. Доку Умаров объявил, что вооруженное подполье собирается провести целый ряд диверсий на объектах инфраструктуры в глубине России. 21 июля 2010 г. произошло нападение на Баксанскую ГЭС в Кабардино-Бал­ка­рии. 2 месяца спустя бомба была заложена на Ирганайской ГЭС, а в январе 2011 г. в Левашинском районе Дагестана были взорваны базовая станция оператора сотовой связи и трансформаторная станция[88]. Какое-то время визитной карточкой вооруженного подполья были операции с массовым захватом заложников, которые давали ему некоторое ощущение достижения своих политических целей. В 1995 г. в результате событий в Буденновске (Ставропольский край), где Шамиль Басаев удерживал в больнице от 1200 до 1800 заложников, премьер-министр Виктор Черномырдин согласился остановить военные действия в Чечне. Позже в прессе появилось высказывание Черномырдина, что «российское государство впервые в своей истории поставило жизнь своих граждан выше политической целесообразности»[89]. Захват кизлярской больницы в январе 1996 г., когда террористы удерживали не менее 2000 мирных жителей, закончился гораздо более трагично. Власти согласились обеспечить безопасный отход террористов и добровольцев-заложников назад в Чечню, однако атаковали их после пересечения чеченской границы. В станице Первомайской против них применили вертолеты, реактивные системы залпового огня, бэтээры и танки, но многим террористам удалось скрыться вместе с заложниками. С тех пор власти не шли на переговоры с террористами[90]. В 2002 г. Басаев создал свой печально известный батальон шахидов «Риядус-Салихийн» («Сады праведников», араб.)[91]. Требуя вывода войск из Чечни, он захватил в заложники 916 человек в московском театре на Дубровке. В итоге 130 заложников погибли – в основном в результате применения силовиками газа против террористов. В течение года после этого батальон совершил ряд других терактов на территории Ставропольского края, в Москве и в электричке «Кисловодск–Минеральные Воды», в результате которых был убит 51 человек. Они также взорвали Дом правительства в Грозном, где был убит 71 человек и ранены 640[92]. Самый чудовищный теракт, за который взял на себя ответственность батальон, произошел в средней школе города Беслана (Северная Осетия) 1 сентября 2004 г. Во время школьной линейки, посвященной Дню знаний, было захвачено более 1100 заложников. Террористы на протяжении 3 дней держали их без воды и еды, передав властям требования о выводе войск из Чечни и предоставлении ей независимости. На третий день власти с применением тяжелых видов вооружения взяли школу штурмом. Большая часть заложников была спасена, однако 331 человек погиб, в основном дети. Один из террористов выжил и был приговорен к пожизненному заключению. С тех пор подобные теракты с захватом заложников прекратились. Вероятно, большую роль в этом сыграла смерть Басаева в 2006 г. Другое возможное объяснение заключается в том, что Беслан обернулся невероятной трагедией, не принес боевикам никакой видимой выгоды, но навлек резкое осуждение даже со стороны северокавказских радикалов. Возможно, поэтому руководство подполья решило отказаться от таких методов[93]. Тем не менее в целом с перемещением вооруженного подполья из сельских в городские районы нападения на уязвимые гражданские объекты (особенно закладка бомб) стали дешевле и проще. Террор в отношении мирных жителей привлекает больше внимания СМИ, чем нападения на военных, подразумевает, что правительство не способно защитить своих граждан, и таким образом пытается подорвать его легитимность, что и является основной целью вооруженного подполья. Однако в феврале 2012 г., после массовых протестов против нарушений на выборах в Думу, Умаров объявил, что нападений на мирных граждан больше не будет, потому что они тоже выступают против правительства. Сегодня большая часть жертв среди мирного населения на Северном Кавказе – это люди, случайно оказавшиеся рядом во время нападений на силовиков или должностных лиц. 3 мая 2012 года в Махачкале в результате подрыва двух террористов-смертников на выездном посту полиции были убиты 13 мирных жителей и более 100 получили ранения. Террористы часто прибегают к тактике двойных взрывов, причем вторая бомба закладывается рядом, с целью поразить максимальное число тех, кто придет на помощь жертвам первого взрыва[94]. D. ДАВЛЕНИЕ НА МЕСТНЫЕ СООБЩЕСТВА 1. Вымогательство как способ фандрайзинга В последние годы вооруженное подполье испытывает трудности с финансированием. Приток иностранных средств фактически прекратился со смертью Хаттаба в 2002 г., а также после того, как война в Афганистане заняла центральное место в глобальном джихаде. Представители российских властей в целом признают, что бóльшая часть финансирования генерируется на месте. В частности, полпред Александр Хлопонин говорит о том, что из иностранных источников поступает не более 10 процентов доходов подполья. По официальным подсчетам, только в одном Дагестане в 2010 г. от бизнеса и чиновников подпольщики получили 100 миллионов рублей. По имеющейся информации, в некоторых случаях такие поступления представляют собой плату боевикам за убийство или преследование деловых конкурентов[95]. Часто боевики прибегают к вымогательству. В Дагестане бизнесмены и политики рассказывают, что получают по почте, находят в машинах или собственных домах флеш-карты с видеозаписями, на которых от них требуют внести определенную сумму денег до указанной даты. Все чаще боевики совершают убийства тех, кто отказывается давать деньги «на джихад»[96]. 2. Насаждение исламистского образа жизни Боевики пытаются силой заставить жителей региона принять исламистский образ жизни. Радикалы нападают на магазины и кафе, где продают алкоголь или предлагают другие «запрещенные» товары и услуги. В последние годы в Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Дагестане многие из таких заведений были сожжены – как правило, после того как владельцы получали письменные «предупреждения». В Дагестане боевики также нападают на посетителей таких заведений. Кроме того, они нападают на должностных лиц, запрещающих ношение хиджабов в школах и местных административных зданиях. Директора сельской средней школы Патимат Магомедову убили после того, как в сентябре 2010 г. она попыталась запретить старшеклассницам носить хиджабы. В селе Советское в июле 2011 г. боевики аналогичным образом расправились с другим директором школы. В Дагестане систематически преследуют гадалок и народных целителей, считая их деятельность запрещенной Кораном, в 2010-2011 гг. так были убиты 5 человек. Летом 2010 г. в рамках борьбы с совместным отдыхом мужчин и женщин на пляже в Махачкале было заложено взрывное устройство; при этом серьезно пострадала учительница[97]. Помимо того, боевики убивают охотников, чтобы те держались подальше от их баз в лесах. Боевики также нападают на идеологических противников и конкурентов. В мае 2011 г. в Северной Осетии из собственного дома был похищен известный поэт Шамиль Джигкаев; позже его тело с почти отрезанной головой обнаружили на окраине Владикавказа. С 2008 г. Джигкаеву поступали угрозы убийством за «антиисламские» стихи о конфликте между чеченцами и осетинами, произошедшем недалеко от Беслана. В декабре 2010 г. был убит известный ученый из Кабардино-Балкарии, доктор исторических наук Аслан Ципинов. В его работе о кабардинской национальной культуре боевики усмотрели пропаганду язычества. Известный исследователь из Нальчика рассказал Кризисной группе, что прекратил писать статьи об исламе, потому что «это стало опасно». Государственного деятеля Гаруна Курбанова застрелили в Махачкале, по мнению большинства экспертов, за его открыто атеистическую позицию и выступления в защиту светскости государства[98]. Активные сторонники отделения религии от государства чувствуют себя в опасности и возмущены тем, что власти не прикладывают более серьезных усилий для обеспечения их безопасности и защиты ценностей, закрепленных законами Российской Федерации. Мотивы, по которым молодые люди «уходят в лес» (присоединяются к вооруженному подполью), различны. Для успешной вербовки вооруженному подполью необходимо апеллировать к уязвимому, неудовлетворенному жизнью населению. Существование вооруженного подполья на Северном Кавказе в первую очередь обусловлено насилием в правоохранительных органах, коррупцией, неэффективностью системы государственного управления и неразрешенными межнациональными и внутриконфессиональными конфликтами. Как рассказал Кризисной группе полковник МВД Дагестана, молодежь уходит к боевикам из-за коррупции и ненависти к местным властям: «Здесь у людей обострено чувство справедливости. Отчаявшаяся молодежь начинает помогать боевикам, а вскоре и сама оказывается в горах». По наблюдениям секретаря Совета безопасности Республики Ингушетия, многие из боевиков в республике происходят из социально благополучной среды, имеют высшее образование, а их родители – учителя и врачи. Почти невозможно составить социальный портрет участника весьма разнородного вооруженного подполья. Эксперты-правозащитники подчеркивают, что несоблюдение принципов верховенства права является ключевым фактором, подталкивающим молодежь к уходу в лес[99]. В следующих докладах Международной кризисной группы мы подробнее проанализируем жизненные траектории, которые приводят жителей региона в ряды боевиков, и мотивы, которые ими движут. Однако в общих чертах можно сказать, что большинство из тех, кто примкнул к подполью, считает нынешнюю систему нелегитимной, неэффективной, несправедливой и не способной к реформированию и верит, что государство, построенное на принципах шариата, будет более справедливым.   наверх IV. БОРЬБА С ВООРУЖЕННЫМ ПОДПОЛЬЕМ: СИЛОВЫЕ МЕТОДЫ Меры российского правительства по противодействию вооруженному подполью, первоначально предпринятые для подавления боевиков в Чечне, теперь охватывают всю территорию Северного Кавказа. В 2006 г. была расширена сфера действия контртеррористического законодательства, которое наделяет местное командование значительными полномочиями по ограничению конституционных прав и свобод в зонах проведения контртеррористических операций (КТО). Убийства, исчезновения и пытки с целью получения признательных показаний остаются распространенным явлением. Жесткие силовые методы помогают предотвращать некоторые террористические нападения. Однако сопутствующие им нарушения прав человека подрывают легитимность власти в глазах общества, плохо сказываются на готовности населения сотрудничать с правоохранительными органами и способствуют распространению конфликта из Чечни в другие республики. Силовые структуры продолжают нести потери на уровне примерно 200 сотрудников в год, а служащие силовых ведомств не получают от государства помощи, необходимой для полноценной физической и психологической реабилитации[100]. Силовики достигли определенных успехов по снижению активности подполья. Директор ФСБ Александр Бортников сообщил, что в 2011 г. было совершено 365 терактов по сравнению с 779 в 2010 г. По данным МВД, в 2011 г. было совершено 622 преступления террористического характера, но число собственно террористических актов снизилось на 6,5 процентов. По словам бывшего президента Медведева, в 2011 г. были предотвращены 94 преступления террористической направленности. ФСБ утверждает, что 49 боевиков удалось убедить сложить оружие после переговоров. По словам НАК, подобная работа проводится еще с 90 боевиками[101]. A. НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ БАЗА Основополагающим документом является принятый 6 марта 2006 г. закон N°35-ФЗ «О противодействии терроризму». Он устанавливает основные принципы и правовые и организационные основы противодействия терроризму, включая применение вооруженных сил. Принципы, цели, методы, задачи и координационные механизмы государственной политики изложены в Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной президентом Медведевым 5 октября 2009 г. В статье 205 Уголовного кодекса содержится следующее определение террористического акта: «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». Терроризм наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет, и обычно этому сопутствуют обвинения в совершении других преступлений (например, убийства или захвата заложников), что позволяет выносить гораздо более суровые приговоры. Перед лицом растущей террористической угрозы, и особенно после 2004-2005 гг., формулировка закона «О противодействии терроризму» была расширена[102]. Одновременно с этим Россия ратифицировала Конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма и внесла соответствующие поправки в законы[103]. Терроризм включает в себя не только «практику воздействия на принятие решения, связанную с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий», но и «идеологию насилия». Кроме того, терроризм включает в себя пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности, а также «иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта». «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма» влекут за собой наказание до 5 лет лишения свободы[104]. Поправками к закону «О средствах массовой информации» запрещается «распространение материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов». В законе также запрещается «распространение в средствах массовой информации сведений о специальных средствах, технических приемах и тактике проведения [контртеррористической] операции». Широкие формулировки позволяют произвольно ограничивать свободу слова и приводят к самоцензуре[105]. В зоне проведения КТО (контртеррористических операций) гражданские свободы могут заметно ограничиваться. Ведомства, ведущие борьбу с терроризмом, обладают широкими полномочиями, а границы их ответственности во время КТО размыты. Тут почти не осуществляется никакого гражданского или судебного контроля, поскольку командование может принять решение о проведении КТО без санкции гражданских либо судебных органов. В законе отсутствуют четкие условия для проведения КТО; в документе просто говорится, что «контртеррористическая операция проводится для пресечения террористического акта, если его пресечение иными силами или способами невозможно», и речь может идти в том числе о густонаселенном районе. Не устанавливается никаких временных рамок для проведения КТО. В последние годы КТО неоднократно охватывали значительные территории, которые были на длительный срок практически изолированы от остального мира[106]. Для арестов в ходе КТО не требуется судебного постановления[107]. Статьей 22 закона «О противодействии терроризму» во время КТО лишение жизни лица, совершающего террористический акт, признается правомерным, однако в документе не конкретизируется, когда такое применение силы будет оправданным, что повышает вероятность произвола. Силовики могут, но не обязаны проводить отселение физических лиц из зоны КТО. Случается, что гражданские лица – и даже целые семьи – попадают под перекрестный огонь, особенно жители квартир и частных домов[108]. С точки зрения ограничения прав и свобод режим КТО аналогичен режиму чрезвычайного положения. Однако, в отличие от режима КТО, на режим ЧП распространяется множество ограничений, связанных с парламентским и международным контролем[109]. Поправки к Закону «О средствах массовой информации» ограничивают возможность журналистов работать в зонах проведения КТО, так как командование может ввести определенные правила для сбора информации или просто закрыть район для наблюдателей. Публикация информации о требованиях, выдвигаемых террористами, или о числе заложников тоже может трактоваться как терроризм. Поправки к Закону «О связи» позволяют силовым структурам контролировать средства связи, в том числе обязывая операторов мобильной связи к сотрудничеству. ФСБ имеет право применять силу против террористов за рубежом[110]. В соответствии с принятыми в 2008 г. поправками к Уголовно-процессуальному кодексу введен запрет на рассмотрение дел о терроризме судом присяжных, теперь их заслушивает коллегия из трех судей. По словам правозащитников, в связи с зависимостью судебной системы и практикой фальсификации уголовных дел по терроризму эти поправки лишили подсудимых последней надежды на справедливое разбирательство. Лиц, подозреваемых в терроризме, можно удерживать без предъявления официальных обвинений до 30 дней. С 2002 г. действует запрет на передачу останков террористов их родственникам, а также положение о засекречивании мест их захоронения[111]. 16 июня 2012 г. президент Путин подписал указ о порядке установления уровней террористической опасности: повышенный («синий»), высокий («желтый») и критический («красный»). Решение об установлении и изменении уровня террористической опасности подлежит незамедлительному обнародованию в средствах массовой информации, его отмена происходит только после устранения террористической опасности, однако на Северном Кавказе этот указ пока активно не применяется[112]. B. СТРУКТУРА КОМАНДОВАНИЯ И СИЛОВЫЕ ВЕДОМСТВА Структура и порядок действий российских силовых ведомств на Северном Кавказе претерпели большие изменения после второй чеченской войны. Ответственность в значительной мере была переложена с Министерства обороны на ФСБ и МВД. Ряд военных экспертов говорят о том, что действия последних двух ведомств часто бывают несогласованны. Хотя в целом координация действий силовых ведомств, федеральных и местных структур, а также республиканских гражданских властей улучшилась, эта проблема остается острой, и Москва осознает это по меньшей мере с 2004 г.[113] Для координации действий по борьбе с вооруженным подпольем и выработке политических предложений для президента в феврале 2006 г. Владимир Путин создал Национальный антитеррористический комитет (НАК). Его председателем является директор ФСБ[114]. Координацию, организацию и планирование применения силы, а также командование операциями осуществляет НАК, Федеральный оперативный штаб (ОШ), оперативные штабы в субъектах РФ (во главе с республиканскими главами УФСБ) и антитеррористические комиссии (под председательством высших должностных лиц субъектов РФ). До 2009 г. единственное исключение составляла Чечня, где ОШ возглавлял заместитель министра внутренних дел РФ Аркадий Еделев, который также лично командовал рядом операций против боевиков в Кабардино-Балкарии, Дагестане и Чечне. Выработкой общей политики по противодействию вооруженному подполью по-прежнему занимается администрация президента[115]. Руководство ОШ в Чечне было передано из МВД в УФСБ по Чеченской Республике лишь после того, как в апреле 2009 г. в республике был официально отменен режим контртеррористической операции. Руководителем ОШ назначили главу УФСБ по Чечне и близкого соратника президента республики Александра Сулимова[116]. Это стало важным событием, так как в подчинении ОШ в Чечне находится Объединенная группировка войск (ОГВ) на Северном Кавказе, в которую входит множество различных подразделений вооруженных сил, силовых ведомств и гражданских органов[117]. ОШ также отвечает за все подразделения МВД, направляемые в Чечню из других регионов. В июне 2010 г. Сулимова сменил Александр Кубасов[118]. За последние 6 лет противодействие вооруженному подполью превратилось из военной операции в операцию, которая требует в первую очередь участия правоохранительных органов и усилий по борьбе с терроризмом. Вооруженные силы отошли на второй план и в основном остаются на своих базах. Хотя в октябре 2012 г. в СМИ прошла информация о том, что армия будет вновь активно использоваться для борьбы с терроризмом, НАК вскоре опроверг эти сообщения. В 2010 г. Северо-Кавказский военный округ был преобразован в новый Южный военный округ (ЮВО). В целом на юге России дислоцировано около 200 000 сотрудников силовых ведомств. В 2011 г. на Северном Кавказе было размещено около половины всего контингента внутренних войск[119]. Штаб недавно сформированной 49-й армии располагается в Ставрополе. В состав армии входят две горные мотострелковые бригады (33-я и 34-я), расквартированные в Адыгее (Майкоп) и Ставропольском крае (Буденновск); две воздушно-десантные бригады, базирующиеся в Ставрополе и Новороссийске; а также горная мотострелковая бригада, находящаяся в Карачаево-Черкесии. Насколько известно, в Ставропольском крае также размещается 247-й Кавказский казачий полк, входящий в состав 7-й десантно-штурмовой (горной) дивизии, и 205-я мотострелковая бригада (Буденновск). Как утверждают военные источники, во время КТО воздушно-десантные бригады могут использоваться в любых частях Северного Кавказа[120]. Сохраняется военное присутствие и в Чечне – мотострелковые бригады в Борзое, Шали и Ханкале. В Буйнакске (Дагестан) находится 136-я мотострелковая бригада. Отдельные батальоны и роты «рассеяны» почти по всем северо-кавказским республикам, равно как спецназ и разведгруппы. Сюда входят бригады специального назначения Главного разведывательного управления Генерального штаба (около 4500 человек). Общая численность спецназа МВД на Северном Кавказе достигает примерно 10 000 человек. Самые большие группировки располагаются в Чечне, Ставропольском крае и в Северной Осетии[121]. Передислокация зависит от напряженности ситуации. 28 марта 2011 г. было объявлено, что шеститысячный контингент МВД будет направлен в Кабардино-Балкарию и Дагестан. Годом позже министерство осуществило еще одну переброску сил из Чечни в Дагестан[122]. C. ВЛИЯНИЕ НА СИЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ Силовым структурам удалось сократить число терактов, в том числе направленных против них самих. Число невосполнимых потерь уменьшилось до 190 в 2011 г. против 225 в 2010 г., а число раненых соответственно сократилось с 467 до 462. Дагестан, где в 2011 г. были убиты 111 и ранен 281 человек, остается самой неспокойной республикой[123]. Насилие имеет серьезные психосоциальные последствия. Региональные сотрудники Министерства внутренних дел являются главной целью для боевиков, многие из них потеряли родственников; полицейские из других регионов, которые служат здесь на вахтовой основе, тоже теряют товарищей. Все живут в непрерывном стрессе, понимая, что за ними охотятся боевики. По данным исследования, проведенного несколько лет назад, до 70 процентов всего личного состава российской полиции провели в Чечне не менее шести месяцев[124]. Это оказывает сильное влияние на силовые структуры в целом, что делает психологическую реабилитацию сотрудников силовых структур, отслуживших в зонах вооруженных конфликтов на Северном Кавказе, проблемой национального уровня. Масштабное обследование ветеранов, служивших в Чечне, показало, что опыт участия в насилии оказывает влияние на сотрудника милиции до конца его жизни. Прежде всего, этот опыт меняет его профессиональные стандарты. Полицейские, вернувшись домой, переносят методы, используемые на Северном Кавказе, на свою повседневную работу в российских городах. Это привело к росту полицейского насилия в масштабах страны. Для некоторых сотрудников мотив мести становится важным фактором в профессиональной деятельности[125]. Правительство и руководство МВД не располагают достаточными ресурсами, чтобы решать эти проблемы сотрудников правоохранительных органов. Полицейским, прикомандированным из других регионов России, полагается 10-дневный реабилитационный отпуск в санаториях МВД. Однако многие не используют и такую возможность. Кроме того, не хватает профессиональных психологов, способных работать с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), которое оказывает сильное влиянием на профессиональные навыки, социальную деятельность и семейные отношения сотрудников полиции. Психологическая служба МВД, хотя и была частично реорганизована в 2006 г., все же не может удовлетворить все потребности из-за недостатка оборудования, персонала и специфических профессиональных компетенций. Поскольку часто та же служба дает заключения во время переаттестации личного состава, полицейские обычно неохотно делятся своими проблемами со штатными психологами, рассматривая психологическую службу в большей степени как «контролирующий», а не консультирующий орган[126]. Необходима федеральная программа реабилитации сотрудников правоохранительных органов, прошедших «горячие точки», включающая бюджет на строительство новых профильных санаториев в регионах. Сотрудники полиции, служившие на Северном Кавказе, сталкиваются и с другими проблемами, заслуживающими внимания. По имеющимся данным, раненые часто не могут получить положенную им повышенную пенсию по инвалидности. Из-за бюрократических проволочек или коррупции члены семей погибших военнослужащих вынуждены проходить утомительный путь через судебные инстанции, чтобы получить положенную им пенсию[127]. Старший офицер в Дагестане рассказал сотрудникам Кризисной группы, что лишь некоторым его коллегам удалось получить компенсацию за участие в вооруженном конфликте («боевые»), и то через суд[128]. Коррупция и злоупотребление служебным положением – основные проблемы, на которые должна была быть направлена реформа полиции. В 2011 г. МВД провело переаттестацию всех сотрудников с целью повышения уровня профессионализма и эффективности. Однако, как стало известно Кризисной группе, на Северном Кавказе переаттестацию нередко использовали как повод, чтобы избавиться от профессионалов, отказывавшихся вписываться в коррупционные схемы или имевших личные трения с начальством, тогда как те, кого подозревали в коррупции и серьезных преступлениях, сохранили свои должности. По имеющимся данным, ситуация в МВД вызывает недовольство сотрудников полиции. Некоторые в последние годы оказывали помощь вооруженному подполью или даже примкнули к боевикам[129]. Чтобы укрепить доверие к правоохранительным органам и повысить их эффективность, следует провести тщательную проверку состояния правоохранительной системы и обязать новых сотрудников проходить обязательную профессиональную подготовку. Старший офицер МВД и доктор юридических наук из Дагестана рассказал Кризисной группе, что за последние годы уровень профессионализма в министерстве катастрофически снизился. «Как мы можем бороться с терроризмом и экстремизмом, если внутри ведомства нет порядка? Полицейские противопоставлены населению. Доверия нет. МВД на Кавказе нуждается в серьезной реформе, иначе, по крайней мере в Дагестане, через 5 лет салафиты возьмут власть без единого выстрела». Власти смогут контролировать ситуацию до Олимпийских игр в Сочи, но после она может взорваться, предсказывает офицер[130]. D. ТАКТИКА И МЕТОДЫ Силовые структуры, задействованные в мероприятиях по противодействию вооруженному подполью, сталкиваются с множеством вызовов. Децентрализованный характер действий боевиков требует применения тактики с учетом обстановки на местности (например, сельская или городская среда) и методов отдельных полевых командиров. Особые навыки необходимы для проведения операций в горных условиях; боевики принимают на вооружение новые взрывные устройства, труднее поддающиеся обнаружению; интернет и другие современные средства связи позволяют им легче координировать действия и вербовать новых членов. Стратегия борьбы с вооруженным подпольем главным образом основывается на жестких силовых методах, предусматривающих физическое уничтожение боевиков, особенно лидеров вооруженного подполья, при этом практически упускаются из виду их мотивы и социальный состав, не уделяется должного внимания профилактике экстремизма и дерадикализации боевиков. Потенциал силовых ведомств заметно возрос, даже в сравнении с ситуацией пятилетней давности, и прежде всего в части координации действий, технического оснащения, подготовки кадров и получения разведывательных данных. При этом возможности вооруженного подполья, в общем и целом, уменьшились. Они больше не могут, как в начале 2000-х, сбивать вертолеты и наносить серьезные повреждения самолетам во время взлета и посадки. Тем не менее российские власти сознают необходимость в другом подходе. В июле 2011 г. президент Медведев заявил, что «отчет трупами – это путь в никуда. Надо не только уничтожать тех, кто сеет террор, но и стараться воспитывать их, возвращать»[131]. 1. КТО, спецоперации и правоохранительная деятельность Как упоминалось выше, контртеррористические операции (КТО) являются главным инструментом борьбы с вооруженным подпольем. Как правило, такие операции объявляются региональным командованием либо в ответ на совершенное нападение, либо в поддержку основной спецоперации, с тем чтобы, блокировав местность и ограничив свободу передвижения и ряд других прав граждан, обеспечить себе простор для маневра. Режим КТО может распространяться как на небольшую территорию (например, здание или жилой район, в течение нескольких часов), так и быть более масштабным по территориальному охвату и продолжительности, что часто наносит серьезный ущерб экономике и благосостоянию населения. В 2011 г. в Кабардино-Балкарии (Эльбрусский район) режим КТО длился 9 месяцев и крайне негативно отразился на туристической отрасли региона. Операции в Баксанском, Чегемском и Черекском районах Кабардино-Балкарии и некоторых районах Нальчика также были весьма продолжительны. Объясняя необходимость введения режима КТО, Министерство внутренних дел Кабардино-Балкарии сообщило, что за 9 месяцев были убиты 69 участников вооруженного подполья, обнаружены 10 баз боевиков, 30 схронов с оружием и 3 мини-лаборатории по изготовлению СВУ[132]. Нередко в ходе контртеррористических операций сотрудники российских силовых структур применяют несоразмерную силу для уничтожения боевиков, а не захвата их живыми. В крупных операциях по уничтожению баз вооруженного подполья используются боевые вертолеты, как, например, в Дагестане 9 марта 2012 г. (в Карабудахкентском районе) и 21-23 июня 2011 г. (в Кизлярском районе), когда погибли 13 военнослужащих[133]. В последнее время, прежде чем брать здания штурмом, силовики стали использовать переговорщиков, для того чтобы убедить предполагаемых боевиков сложить оружие либо дать возможность непричастным к подполью покинуть место проведения операции. В Дагестане в качестве добровольных посредников нередко выступают родственники подозреваемых. 14 октября 2011 г. в результате переговоров при участии родственников двое боевиков, блокированных в доме в Махачкале, сдались властям. В марте 2012 г. также в Махачкале председатель местной салафитской правозащитной организации «Правозащита» убедила женщину с двумя детьми покинуть здание, окруженное сотрудниками силовых органов[134]. Опыт успешных переговоров есть и в Ингушетии. 29 января 2011 г. глава республики Юнус-Бек Евкуров лично вмешался в проведение спецоперации и вместе с матерью убедил предполагаемого боевика, 20-летнего Юсупа Муцольгова, выйти из дома и сдаться. В других регионах переговоры либо вовсе не проводились, либо заканчивались неудачей. В августе 2011 г. в Кабардино-Балкарии матери участников вооруженного подполья создали инициативную группу, обратились к своим детям с призывом вернуться к мирной жизни и к власти – с просьбой допустить их к переговорам о сдаче их сыновей в ходе проведения КТО. В ноябре члены группы попыталась приблизиться к зданию в Нальчике, где были блокированы члены подполья, но силовики не допустили их к месту проведения спецоперации, по окончании которой все боевики были убиты. Светлана Афшогова – мать одного из них – рассказала, что была на связи с сыном по мобильному телефону до последних минут его жизни. Женщина убеждена, что тот сдался бы, если бы ему дали возможность. В марте 2012 г. в Нальчике жену Алима Занкишиева – амира вооруженного подполья вилаята Кабарды, Балкарии и Карачая (КБК) – доставили к зданию, где был блокирован ее муж. Однако ей не удалось убедить его сложить оружие[135]. В ходе КТО в поселке Альбурикент (пригород Махачкалы) 27 июля 2012 г. были убиты двое боевиков и три женщины. Переговоры с заблокированными в доме женщинами (две из них были беременны) продолжались всю ночь при участии родственников. Однако женщины отказались покинуть дом. Одна из них передала своих четырех малолетних детей правозащитнице, после чего все оставшиеся в доме были убиты[136].  Жертвами неизбирательного применения силы со стороны сотрудников силовых ведомств становились также родственники предполагаемых боевиков и оказавшиеся рядом случайные люди. В дагестанском городе Дагестанские Огни 24 июля 2011 г. вместе с мужем-боевиком была убита двадцатилетняя женщина. Силовики заявили, что она была «потенциальной смертницей». Однако очевидцы утверждали, что девушка пыталась покинуть дом до начала операции, была ранена, до утра просила о помощи, но была убита[137]. Как правило, Национальный антитеррористический комитет (НАК) оправдывает подобные действия. В то же время иногда некоторые региональные лидеры признают гибель невинных жертв. Так, 2 апреля 2012 г. в Назрани в автомобиле были расстреляны 5 человек, в том числе 57-летняя работница фабрики. Этот случай вызвал бурю негодования в Ингушетии. Несмотря на заявления НАК о том, что все они оказали сопротивление силовикам, глава Республики Ингушетия Евкуров признал, что трое убитых не имели никакого отношения к деятельности вооруженного подполья. Он встретился с родственниками погибших, чтобы выразить соболезнования и обещал провести расследование. Секретарь Совета безопасности Ингушетии присутствовал на похоронах и вручил родственникам каждого погибшего компенсацию в размере 100 000 рублей[138]. Насколько известно, КТО иногда используются в карательных целях после нападения на силовиков. Например, в октябре 2011 г. в селе Хутрах высокогорного Цунтинского района Дагестана были задержаны и доставлены во временный пункт досмотра многие местные жители. Операция началась в ответ на серию нападений боевиков, в результате которых погибли не менее десяти сотрудников силовых ведомств и одно гражданское лицо, еще тринадцать сотрудников и два гражданских получили ранения. Сообщается о том, что задержанных избивали, пытали, имитировали расстрел и подвергали другим унижающим достоинство видам обращения. Сообщалось, что дома в селе были разграблены. Операция напоминала зачистки, широко практиковавшиеся в начале 2000-х в Чечне[139]. Карательные мероприятия служат для устрашения населения и лишения вооруженного подполья базы поддержки. Однако чаще всего мирные жители становятся заложниками ситуации. Чтобы выжить в горах, участникам вооруженного подполья необходима хотя бы минимальная помощь населения. Местные жители являются для боевиков источником пополнения рядов, получения продовольствия и укрытия, причем некоторые оказывают помощь добровольно, другие – из страха. По словам пожилой жительницы одного из высокогорных сел в Чечне, если ночью в дом стучатся длиннобородые вооруженные мужчины с оружие

13 ноября 2012, 10:59

Куда идёт Кавказ (часть 1)

Военный эксперт Владислав Шурыгин, Яна Амелина, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований, и Ариф Казиханов, редактор газеты "Северный Кавказ", о кризисе традиционного общества на Кавказе.