• Теги
    • избранные теги
    • Разное1889
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1236
      • Показать ещё
      Люди516
      • Показать ещё
      Издания25
      • Показать ещё
      Международные организации140
      • Показать ещё
      Компании418
      • Показать ещё
      Формат47
      Показатели53
      • Показать ещё
      Сферы4
07 декабря, 15:00

Заемные крылья

Операция в Сирии показала, какое значение имеет дальняя авиация (ДА). Без нее вряд ли было бы возможно освобождение территории страны от боевиков, как и базирование российских кораблей в Тартусе, работа пункта примирения сторон в Хмеймиме. О достижениях и сегодняшних проблемах ДА, как и авиации России в целом, «Военно-промышленному курьеру» рассказал экс-главком ВВС, Герой Российской Федерации, генерал армии Петр Дейнекин.

07 декабря, 08:06

На круги своя: что принесет России ратификация соглашения "Турецкий поток"

Такое развитие событий полностью устраивало США. Если бы Сирия пала, сработал бы заботливо выстраиваемый Вашингтоном "санитарный кордон". Он должен был разорвать торгово-экономические связи России и ЕС, а также блокировать саму возможность евро-азиатского транзита, похоронив и китайский проект Нового Великого шёлкового пути, и российский — Большой Евразии, от Лиссабона, до Куала-Лумпура. "Зона отчуждения" протянулась бы от Балтики, до Индийского океана, полностью закрыв сухопутные транзитные пути. Ни российское "окно в Европу" в Санкт Петербурге и Усть-Луге, ни Северный морской путь (который ещё только предстоит обустроить) не смогли бы на равных конкурировать с подконтрольными США традиционными морскими путями. К тому же Европа оказалась бы в полной зависимости от контролируемых США поставок энергоносителей, в то время, как российские поставки оказались бы блокированными и резко ограниченными.

05 декабря, 21:12

Заемные крылья

Операция в Сирии показала, какое значение имеет дальняя авиация (ДА). Без нее вряд ли было бы возможно освобождение территории страны от боевиков, как и базирование российских кораблей в Тартусе, работа пункта примирения сторон в Хмеймиме.О достижениях и сегодняшних проблемах ДА, как и авиации России в целом, «Военно-промышленному курьеру» рассказал экс-главком ВВС, Герой Российской Федерации, генерал армии Петр Дейнекин.– Петр Степанович, вы начинали службу в дальней авиации. Удивительно, но вам удалось побывать и пилотом «Аэрофлота», и главкомом ВВС. Что, на ваш взгляд, значит авиация для России? Не слишком ли мы, образно говоря, зациклились на этом? Многие страны обходятся без национальной авиапромышленности, тем более без военной авиации.– Государства, у которых имеется такая промышленность, называются авиационными державами. И в начале тридцатых Сталин неспроста объявил всему миру о том, что в СССР «авиационная промышленность есть теперь», и тут же утвердил День воздушного флота. Государство, у которого авиапрома нет, называют не державой, а просто страной.“ Чиновники пролоббировали закон о приеме на должность командиров воздушных судов иностранных граждан. Более ценной услуги иностранным разведкам оказать невозможно ”Об авиации как о новом средстве вооруженной борьбы в цивилизованном мире заговорили сразу, как только в 1909 году француз Луи Блерио перелетел через Ла-Манш. А уже через пару лет в ходе войны между Турцией и Болгарией самолеты прошли первое боевое крещение.Еще в те времена летчики вели воздушную разведку и бомбили наземные цели противника. Вместе с тем Россия в этом деле отставала от Европы, и это вызывало тревогу в умах наших патриотов.К примеру, в декабре 1909 года на совместном заседании Государственной думы и Госсовета академик князь Голицын заявил: «Перед нами стоит задача огромной государственной важности и дальше медлить нельзя. Было бы более чем ужасно и даже преступно, если бы мы и в этом деле отстали от наших соседей, дали им спокойно усиливаться и обзаводиться воздушным флотом».Голицына поддерживали многие государственные и общественные деятели, а председатель Императорского всероссийского аэроклуба граф Стенбок-Фермор заявил тогда: «Одно во всяком случае несомненно. Чтобы избегнуть порабощения, если не прямо военного, то уж во всяком случае экономического и культурного, чтобы сохранить свою независимость и оставаться великой державой, России нужен воздушный флот».– Есть свидетельства, что даже Николай II военной авиацией занимался лично. Насколько это верно?– Почему даже? Это действительно так. В 1910 году государь дал добро на обучение полетам российских офицеров во Франции, а после приема в Ливадии первых выпускников Севастопольской офицерской школы авиации в ноябре 1911 года во всеуслышание объявил: «Будем считать, что начало военному воздушному флоту положено».Коллаж Андрея СедыхИмператор всегда присутствовал на смотрах и маневрах войск с участием авиации, а в Гатчине поднимался на борт «Русского витязя» – первого в мире тяжелого воздушного корабля.По его высочайшему соизволению в августе 1912 года все вопросы по авиации и воздухоплаванию были сосредоточены в Главном управлении Генерального штаба. А в Военном и Морском ведомствах создавались соответственно авиационные отряды и летные станции.В декабре 1914 года благодаря поддержке царя началось формирование первой в мире эскадры воздушных кораблей на самолетах «Илья Муромец», а с марта 1916-го в Военном министерстве появился Увофлот (Управление военного воздушного флота). Как раз на этот год пришлось 100-летие… К сожалению, о таком славном юбилее никто из официальных лиц у нас в стране не вспомнил. А у историков авиации об Императорском российском воздушном флоте сохранились только светлая память да триптих с иконой Святой Божией Матери «Знамение», который установлен ветеранами авиации в соборе Святого Александра Невского на улице Дарю в Париже.– Несмотря на внимание первых лиц к авиации, воздушная мощь России возрастала тогда все-таки со значительным отставанием от Англии, Франции, Германии…– Да, это так. Наше отставание в военной авиации с особой остротой проявилось с началом Первой мировой войны. Однако после смены государственного строя в России были сделаны соответствующие выводы. Советское правительство, в общем-то, верно предопределило дальнейшее двойное назначение авиации: и как грозного рода войск, и как нового транспортного средства, необходимого для огромной страны. При этом Императорский российский военный воздушный флот вначале был переименован в Рабоче-крестьянский Красный, а затем организационно разделен на гражданский воздушный флот и Военно-воздушные силы.Но и военная, и гражданская авиация во все времена играла важную роль при защите нашей страны. К примеру, в ноябре 1942 года Сталин послал Жукову под Сталинград шифротелеграмму: «Опыт борьбы с немцами показывает, что победы можно достигнуть только при господстве в воздухе. И если Новиков (командующий ВВС Красной армии) считает, что авиация еще не готова, то операцию надо перенести».Война в Сирии еще раз убедительно показала всему миру, что важнейшим выражением военной мощи государства является господство в воздухе.– Вы упомянули о Сирии. Не кажется, что мы там начали слегка буксовать? Может, одними ВКС все-таки не обойтись? Какие выводы вы могли бы сделать из сирийской операции?– Черчилль, выступая в 1940 году в английском парламенте после «воздушной битвы за Англию», сказал: «С начала века и по настоящее время флоты и сухопутные армии должны примириться со своим второстепенным положением». Сегодня, когда господство в небе обеспечивает победу на земле, эта фраза более чем актуальна. Но мы на личном опыте знаем, что без могучего морского флота и сухопутных войск победа в современной войне невозможна. Да, мы успешно бомбим противника больше года, но без пехоты нет победы. Это первое.Фото: ИТАР-ТАССВторой вывод заключается в том, что нам надо беречь офицерский корпус. Это следует из того, что ни один нефтепромышленник или банкир, а тем более олигарх никогда не станет вызывать огонь на себя. На такой подвиг способен только офицер. Офицеры России – это не какие-то «зеленые человечки», а золотой фонд нации. И об этом не должны забывать те чиновники, которые пытаются лишить российских военнослужащих заслуженных пенсий.Третий вывод. Если раньше у России было только два союзника, то теперь их стало три: армия, флот и Воздушно-космические силы.Вот уже второй год несколько сотен наших военных летчиков отважно воюют вдали от родных берегов. И даже в сирийском небе они высоко подняли международный авторитет России. Но вместе с тем нельзя забывать о том, что столь малого количества боевых летчиков на войну против сильного противника хватит ненадолго. Значит, надо думать о резервах. И если говорить о крупномасштабных боевых действиях, то горячим резервом ВКС в серьезной войне может стать личный состав гражданской авиации. В настоящее время на самолетах и вертолетах российских перевозчиков успешно трудятся более 14 тысяч высококвалифицированных пилотов. И они должны уже в мирные дни готовиться для того, чтобы в особый период занять места за штурвалами боевых машин.– Считаете, надо именно сейчас поднимать этот вопрос? Ведь военная переподготовка гражданских пилотов должна проводиться в период мобилизации…– А когда же его, по-вашему, надо поднимать? Когда гром грянет? Уже второй год вместе с коалицией воюем в Сирии, а террористы и не собираются сдаваться. Плюс два года санкций против России, развертывание баз НАТО у наших западных границ – разве этого мало? Так что именно сейчас надо не только поднимать, но и решать вопрос подготовки кадров. Это как с бюджетом и ценами на нефть – надо всегда быть готовыми к худшему варианту развития событий.“ Проповедник новой идеи «транспортного образования» по профессии стоматолог, однако он собирается учить в одной аудитории моряков, машинистов и пилотов ”Кстати, в отношении подготовки летных кадров у нас имеется солидный опыт. Было время, когда во главе отечественного воздушного флота на протяжении десятилетий стояли государственные деятели и маршалы авиации. В Великую Отечественную это был маршал авиации Федор Алексеевич Астахов. Реактивные и турбовинтовые воздушные суда освоены при маршале авиации Семене Федоровиче Жаворонкове. При маршале авиации Евгении Федоровиче Логинове Главное управление ГВФ (в 1964 году) преобразовано в Министерство гражданской авиации, а при Главном маршале авиации Борисе Павловиче Бугаеве «Аэрофлот» стал крупнейшей авиакомпанией мира. В те годы военные летчики учились летать в гражданской авиации, а лучшие пилоты ГВФ осваивали реактивную технику как раз в дальней авиации.Но когда Советский Союз развалили, Министерства авиационной промышленности и гражданской авиации упразднили, а воздушный флот вместе с его персоналом был успешно приватизирован ловкими менеджерами.Затем рыночники на 350 миллиардов долларов накупили «Боингов» и «Эрбасов», а наши воздушные суда вообще сняли с производства и вывели из эксплуатации. Кстати, ваша газета не раз, в том числе совсем недавно («Подковерные крылья», – О. Ф.) писала, как в России с блеском угробили отечественную гражданскую авиацию.– Но отрезвление приходит. Сейчас мы гордимся тем, что за год безаварийно перевезли около ста миллионов пассажиров.– Все это так. Однако надо понимать, что эти перевозки выполнены на воздушных судах иностранного производства, которые взяты в лизинг и зарегистрированы в офшорах на заморских территориях. И если в отношении эксплуатации «Эрбасов» и «Боингов» наши партнеры по борьбе с терроризмом примут соответствующие санкции, Россию ожидает авиатранспортный коллапс. Летать смогут только олигархи на личных бизнес-джетах. Вот вам и хваленый рынок.Фото: ИТАР-ТАССА что касается Объединенной авиастроительной корпорации, то за прошедшую четверть рыночного века она смогла создать только «Суперджет-100» да выкатить из цехов Иркутского авиазавода фюзеляж нового самолета МС-21. Особо подчеркну, что обе эти машины собираются из иностранных комплектующих, на которые вполне могут быть наложены пресловутые санкции.– Как, на ваш взгляд, можно выправить ситуацию?– Видимо, строительством отечественного гражданского воздушного флота должен заниматься штатный Департамент по определению государственной политики в области гражданской авиации. Однако он властно зажат внутри Минтранса и решать эти проблемы не может по определению. Поэтому для усиления экономической независимости и оборонной мощи страны необходима структура, которая будет способна решать следующие важные задачи:строительство отечественного воздушного флота;освоение Арктики и Северного морского пути;восстановление воздушного сообщения на востоке страны;подготовка резерва для Воздушно-космических сил (ВКС). Для этого необходимо воссоздать Министерства гражданской авиации и авиационной промышленности.– Но без подготовки соответствующих кадров это невозможно. В последнее время в СМИ проповедуется концепция так называемого транспортного образования, по которой в одном консолидированном вузе Минтранса собираются готовить водолаза и машиниста тепловоза, капитана дальнего плавания и командира воздушного судна. Как вы относитесь к такой идее?– Что тут сказать. С подобными идеями не соскучишься. Напомню, что несколько лет назад те же чиновники, которые не проработали в авиации ни дня, пролоббировали закон о приеме на должность командиров воздушных судов иностранных граждан. Более ценной услуги иностранным разведкам по внедрению в Россию своих агентов при всем желании оказать невозможно.Вероятно, ведущие чиновники Минтранса относятся к авиации так же, как к футболу, где за большие деньги нанимают за рубежом игроков и тренеров. От этого не легче. Незавидные результаты преклонений перед варягами в большом спорте хорошо известны. Но авиация не футбол. Поэтому профессиональное товарищество российских авиаторов создало такую атмосферу к этим «новациям», что ставка госчиновников на залетных пилотов провалилась.А что касается подготовки наших гражданских авиаторов на случай серьезной войны, то некоторые чины в высоких администрациях ссылаются на 2011 год – тогда, мол, Минобороны заявило, что ему летчики вовсе не нужны, поскольку хватает и своих. Но сейчас-то не 2011, а 2016 год. И руководство Минобороны другое. Не из окон высокого кабинета, а из кабины боевого самолета мы видим, чем оборачиваются для страны два года санкций и второй год войны в Сирии. Надо бы снять розовые очки прошлого нефтяного благополучия, думать в реальном масштабе времени.– Было время, когда в Минобороны России тоже объединяли и сокращали вузы…– Соглашусь. Однако военное образование при этом было четко распределено по геофизическим сферам вооруженной борьбы: земная твердь – Сухопутным войскам, океан – флоту, небо – Воздушно-космическим силам. В армии никто не учит в одном вузе юриста и танкиста, военврача и сапера, моряка и летчика. К примеру, в ВКС имеются три высших учебных заведения. Каждое из них готовит специалистов отдельно: для ВВС, для ПВО, для Космических войск. Вывод: сама идея создания национального транспортного университета сомнений не вызывает, однако нам надо сохранять и совершенствовать, но не упразднять систему подготовки кадров в гражданской авиации.Реформаторский зуд у многих чиновников возникает оттого, что они весьма далеки от такого святого понятия, как господство в воздухе. Напомню им патриотический призыв великого князя Александра Михайловича, прозвучавший еще в 1912 году, но отдающийся набатом в наши дни: «Воздушный флот России должен быть сильнее воздушного флота наших соседей! Об этом надо помнить каждому, кому дорога военная мощь нашей Родины».Петр ДейнекинБеседовал Олег Фаличев#ВКС #МС-21 #ГВФ #Астахов #Жуков #икона Святой Божьей Матери «Знамение» #Увофлот

05 декабря, 16:11

Ямал представил свои проекты на петербургском арктическом форуме

С 5 по 7 декабря в Петербурге проходит форум "Арктика: настоящее и будущее". Делегация ЯНАО представит традиционную культуру региона, расскажет о проекте по восстановлению экологической обстановки на острове Белый, о плане развития Северного морского пути

05 декабря, 16:10

Ямал представил свои проекты на петербургском арктическом форуме

С 5 по 7 декабря в Петербурге проходит форум "Арктика: настоящее и будущее". Делегация ЯНАО представит традиционную культуру региона, расскажет о проекте по восстановлению экологической обстановки на острове Белый, о плане развития Северного морского пути

05 декабря, 16:10

Ямал представил свои проекты на петербургском арктическом форуме

С 5 по 7 декабря в Петербурге проходит форум "Арктика: настоящее и будущее". Делегация ЯНАО представит традиционную культуру региона, расскажет о проекте по восстановлению экологической обстановки на острове Белый, о плане развития Северного морского пути

05 декабря, 11:11

Минобороны РФ примет участие в форуме «Арктика: настоящее и будущее»

Участники мероприятия обсудят вопросы безопасности

04 декабря, 10:29

Гибридные угрозы возникли в Арктике

Сегодня арктическая тема становится все более популярной и логично вписывается в рамки государственного курса на восстановление геополитических позиций России по всем азимутам. Приоритетное внимание, которое с начала XXI века уделяется освоению арктических территорий, определяется долговременными стратегическими интересами государства. Разработаны «Основы нциональной политики в Арктике до 2020 года», предусматривающие превращение Арктической зоны в ведущую стратегическую ресурсную базу России. В результате уже сейчас Арктика обеспечивает около 11% национального дохода страны, здесь создается 22% объема общероссийского экспорта, добывается и производится более 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиноидов...

04 декабря, 05:47

Гибридные угрозы возникли в Арктике

Сегодня арктическая тема становится все более популярной и логично вписывается в рамки государственного курса на восстановление геополитических позиций России по всем азимутам. Приоритетное внимание, которое с начала XXI века уделяется освоению арктических территорий, определяется долговременными стратегическими интересами государства. Разработаны «Основы нциональной политики в Арктике до 2020 года», предусматривающие превращение Арктической зоны в ведущую стратегическую ресурсную базу России. В результате уже сейчас Арктика обеспечивает около 11% национального дохода страны, здесь создается 22% объема общероссийского экспорта, добывается и производится более 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиноидов... В российской части Арктики сосредоточено около четверти мировых ресурсов углеводородов. На шельфах Баренцева и Карского морей выявлены уникальные газовые месторождения. Рыбохозяйственный комплекс производит около 15% объемов водных биологических ресурсов страны. Ключевая роль в развитии единой трансконтинентальной транспортной системы принадлежит Северному морскому пути, который служит кратчайшей трассой между европейскими и дальневосточными морскими, а также речными портами Сибири. «СПОКОЙНЫЙ» РЕГИОН Особое геополитическое положение и богатство ее сырьевых месторождений превратили Арктику в одну из главных точек притяжения не только для арктических государств, но и для весьма отдаленных стран Северного полушария. Статус наблюдателя Арктического совета получили Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Сингапур, Нидерланды, Испания, Великобритания, Германия, Франция, Польша, Италия. Стремясь утвердить свою институциональную причастность к арктическим делам, на статус постоянного наблюдателя в Арктическом совете претендует и ЕС. Государства и их коалиции, претендующие на участие в принятии решений по проблемам Арктики, не ставя де-юре под сомнение юрисдикцию прибрежных арктических стран, де-факто пытаются найти пути изменения существующего положения. Стремление многих государств продемонстрировать свое право на самостоятельное изучение Арктики, освоение арктического поля позволяет прогнозировать усиление противостояния, прежде всего между основными мировыми геополитическими игроками: Россией, США, Китаем, государствами Арктического региона и их коалициями. Противостояние может осуществляться как в рамках дипломатических переговоров, так и с использованием широкой гаммы технологий современных конфликтов. Пока Арктика считается относительно спокойным регионом. Благодаря профессионализму российских дипломатов в рамках Арктического совета подписаны и реализуются многие важные для России соглашения: о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасении в Арктике, о сотрудничестве в области готовности и реагирования на загрязнение нефтью моря в Арктике. Всего в рамках Арктического совета Россия принимает участие в 80 проектах. Комиссия ООН признала недавно правомерность нашей заявки на континентальный шельф Охотского моря. Теперь оно фактически стало российским внутренним морем. Довольно умиротворяюще звучат мнения ряда экспертов, утверждающих, что единственным существенным открытым вопросом по Арктике остается определение внешних границ и разграничение континентального шельфа ряда прибрежных государств за пределами 200-мильных зон. При этом считается, что данный вопрос не будет порождать споры и конфликты относительно доступа к природным богатствам Арктики, большая часть которых находится в пределах никем не оспариваемых исключительных экономических зон прибрежных государств. Вместе с тем мир уже не раз сталкивался с тем, что позиция Запада резко изменялась, и это приводило к радикальной трансформации ситуаций, к циничному отрицанию суверенных прав отдельных государств вплоть до использования против них военной силы. Свои национальные интересы Запад отстаивает решительно и жестко, не обращая внимания на нормы международного права, когда те противоречат его интересам. Пока же обстановка в Арктике в отличие от проблемных районов относительно спокойная. Однако меняется мир, меняются и стратегии, позволяющие навязывать свою волю противнику не только военно-силовыми методами. В условиях глобализации и информационной революции катализатором резких и непрогнозируемых изменений в Арктическом регионе могут послужить события, связанные с ведущейся против России гибридной войной. НЕПРЕДСКАЗУЕМАЯ ОБСТАНОВКА С учетом изменчивости и непредсказуемости международной обстановки нельзя упускать из виду возможности реализации стратегии непрямых действий в ходе гибридной войны, которая разворачивается против России на арктических просторах. В современных конфликтах все большее использование приобретают технологии, позволяющие исподволь готовить условия для лавиноообразного развития обстановки. Расчет делается на то, что все должно «пойти само», без заметного участия главного инициатора конфликта. По словам одного из авторов англосаксонской стратегии непрямых действий британского военного теоретика Б.Л. Гарта, «можно устраивать разные относительно мелкие гадости, все время напоминающие о противнике, но его самого не будет видно». Стратегия непрямых действий в Арктике представляет собой лишь звено в глобальной стратегии США, цель которой – установление мирового господства и достижение гарантированного доступа ко всем жизненно важным районам. Применительно к Арктическому региону в течение многих лет США и некоторые другие страны НАТО координируют свои политические, военные, экономические, информационные усилия в рамках решения единой задачи – расширить экономическое присутствие в районах Севера, добиться интернационализации Северного морского пути (СМП) и в конечном итоге попытаться максимально снизить роль России в регионе. При этом заметим, что вопрос о контроле над СМП для России имеет критическое значение, поскольку это пока единственный транспортный путь, способный интегрировать отдаленные районы Крайнего Севера страны и их ресурсный потенциал в национальную экономику. Поэтому Россия не может позволить поставить под международный контроль экономические связи между отдельными регионами страны, осуществляемые по СМП. Лидирующая роль в противодействии законным интересам России в Арктике принадлежит США. В докладе начальника штаба ВМС США адмирала Д. Гринерта «Дорожная карта» для Арктики 2014–2030» определены конкретные цели и задачи для различных служб и ведомств ВМС США и их союзников. В Арктике уже создается и развивается военная инфраструктура США и Канады. В частности, в США принято решение о строительстве двух новых передовых баз береговой охраны на Аляске в Барроу и в Номе. Рассматриваются возможности обеспечения постоянного присутствия в Арктике авианосной группы и выделения дополнительных патрульных кораблей. Наращиваются усилия по противолодочной обороне и обеспечению глубоких десантных операций. В последние годы возросла масштабность и интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО в Арктике. Ежегодно в Арктику выполняется 3–4 похода многоцелевых атомных подводных лодок, еженедельно совершается не менее трех вылетов самолетов базовой патрульной авиации. В арктическом секторе и на приграничной территории РФ активизировалась деятельность спецслужб США и их союзников по НАТО. Кроме военных сил и средств к ведению разведки привлекаются научно-исследовательские суда Норвегии, используются различные неправительственные организации, в особенности экологические, как это было, например, в 2013 году в ходе акции «Гринписа» на платформе «Приразломная». Присутствие иностранных исследователей отмечается в районах архипелага Новая Земля и в горле Белого моря – там, где Россия проводит испытания своих атомных подводных лодок. В Норвегии говорят о планах изменения демилитаризованного статуса Шпицбергена, завершается разработка концепции применения национальных вооруженных сил в Арктическом регионе. Позиция НАТО по вопросам военного присутствия в Арктике пока не определена. В связи с этим вопрос о политике альянса в Арктике не нашел отражения ни в принятой в 2010 году стратегической концепции альянса, ни в решениях последующих саммитов блока. Недостаточная вовлеченность НАТО в решение проблем Арктики связана с разными подходами и неодинаковой заинтересованностью союзников. Но сторонники более заметного присутствия НАТО в северных широтах не оставляют попыток изменить ситуацию, апеллируя к тому факту, что пять государств – членов НАТО (США, Канада, Норвегия, Дания и Исландия) и два важных партнера (Швеция и Финляндия) являются арктическими странами. Таким образом, предлагается расширить число государств – членов НАТО, участвующих в арктическом противостоянии с Россией. Наряду с военной деятельностью в северных широтах Вашингтон наращивает усилия в информационной сфере, использует средства традиционной и публичной дипломатии для консолидации союзников и подрыва позиций России. Питательной средой для реализации подготовительного этапа стратегии непрямых действий в Арктике является комплекс гибридных угроз, которые могут послужить катализатором для наращивания противостояния между Россией и другими претендентами на богатства региона. Основные гибридные угрозы для Российской Федерации в Арктической зоне обусловлены совокупностью следующих военных, политических, экономических, информационных факторов: активизация военной деятельности приарктических государств и их союзников, рост ее масштабов в Арктике и прилегающих акваториях; реализация идей об общем и равном доступе к использованию Северного морского пути и ресурсам Арктики для всех субъектов мирового сообщества; осуществление приарктическими государствами и их союзниками мероприятий информационного характера по дискредитации Российской Федерации; действия Норвегии по силовому вытеснению Российской Федерации из традиционных районов промысла в Баренцевом и Норвежском морях; стремление США и их союзников установить контроль над объектами ядерного комплекса Российской Федерации в Арктике; стремление руководства стран Азиатско-Тихоокеанского региона получить для своих военно-морских сил пункты базирования в Арктической зоне и т.д. С учетом тенденции на расширение количества участников, претендующих на свою долю в Арктике, можно прогнозировать формирование ситуативных коалиций в составе государств, отношения между которыми далеко не всегда являют собой примеры дружбы и взаимопонимания. Но с учетом нерешенности ряда юридических аспектов применительно к проблемам Арктики, вполне реальной представляется возможность координации деятельности отдельных государств с целью ослабить позицию России и добиться выгодного для них решения международных инстанций. Для действий таких соперников России характерно целенаправленное, адаптивное применение как военно-силовых методов, так и согласованных шагов по экономическому ослаблению противника, использованию подрывных информационных технологий. Применение непрямых ассиметричных действий и способов ведения гибридных войн как против целого государства, так и в отношении отдельных его крупных районов позволяет лишить противоборствующую сторону фактического суверенитета без захвата территорий военной силой. Таким образом, в Арктике против России ведется гибридная война, что требует соответствующих «гибридных» мер противодействия. Часть таких мер предусмотрены в принятом Советом безопасности Российской Федерации в 2008 году документе – «Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу». В «Основах» отражены главные цели и стратегические приоритеты государственной политики РФ в Арктике, основные задачи, меры и механизмы по ее реализации. В числе задач в сфере обеспечения военной безопасности требуется «привести возможности пограничных органов в соответствие с характером угроз и вызовов Российской Федерации в Арктике». Исходя из духа и буквы «Основ», Россия планирует до 2020 года создать арктическую группировку войск для защиты своих экономических и политических интересов в этом регионе. В документе говорится об усилении пограничных войск ФСБ России и о необходимости создать береговую охрану российских арктических границ. Пока нет явных признаков, свидетельствующих о наличии консолидированной антироссийской стратегии, направленной на реализацию интересов арктических государств и стран, находящихся далеко от Арктики. Однако для гибридной войны в Арктике как крупнейшем геополитическом регионе важно следующее: ничто не мешает каждому из участников реализовывать свои намерения без непосредственного применения вооруженных сил и даже вообще без объявления войны. При совпадении интересов группы участников может стать целесообразным создание их ситуативной коалиции для «продавливания» нужного решения. Поэтому России также важно использовать в своих интересах подобные коалиции, используя разногласия между различными субъектами. В этом контексте также важно использовать возможности ШОС, ЕАС, сотрудничество с Японией, Южной Кореей. Следует разработать программу долгосрочного сотрудничества с нейтральными Швецией и Финляндией и включить в нее взаимодействие по Арктике с целью не допустить втягивания этих государств в антироссийские маневры. ДУГИ НЕСТАБИЛЬНОСТИ Стратегическая важность Арктического региона обусловливает его охват так называемой «системой дуг нестабильности», которая представляет собой основной инструмент, с помощью которого создаются наиболее важные системные проблемы безопасности Евразии в целом и РФ в частности. По мнению профессора Владимира Колотова, «система дуг нестабильности формирует геополитический «климат», который всемерно способствует проведению управляемой региональной дестабилизации». Эта система охватывает территорию, расположенную между четырьмя океанами: Тихим, Индийским, Атлантическим и Северным Ледовитым. Она состоит из восьми действующих сегментов разной степени «готовности». Арктический сегмент дуги нестабильности находится в процессе становления. Интересы сторон определены, делаются попытки обеспечить их совместимость на основе международно признанной правовой базы, которая, в свою очередь, отличается высокой степенью неразработанности, что порождает неопределенность в отношении прав участников на использование в своих интересах различных участков арктического поля. В рамках провозглашенной США стратегии геополитического доминирования в арктическом сегменте параллельно с наращиванием сил и созданием военной инфраструктуры развертываются операции по другим направлениям подготовки и ведения гибридной войны. В рамках гибридной войны, которую Запад ведет против России, арктический театр занимает особое место, определяемое рядом объективных факторов. В их числе: экстремальные природно-климатические условия; большая протяженность береговой линии и очаговый характер размещения сил пограничной охраны; низкая плотность населения; отсутствие единого промышленно-хозяйственного комплекса и удаленность от основных промышленных центров, высокая ресурсоемкость и зависимость хозяйственной деятельности и жизнеобеспечения населения от поставок топлива, продовольствия и товаров первой необходимости из других регионов; низкая устойчивость экологических систем, определяющих биологическое равновесие и климат Земли, и их зависимость даже от незначительных антропогенных воздействий. Важным фактором субъективного характера является пока еще недостаточно скоординированная система государственного управления в Арктической зоне РФ. Несовершенство мер государственного регулирования в экономической и социальной сферах привело к критическому состоянию базовой транспортной, промышленной, пограничной, информационной, научной и социальной инфраструктур. Нарастают диспропорции регионального развития, наблюдается отток населения из региона. Опасность осознается властями, и в результате принятых энергичных мер положение исправляется. Однако все еще далеко не в полной мере используется конкурентный потенциал Арктической зоны России. НЕЛИНЕЙНЫЙ ПОДХОД Стратегия и цели гибридной войны формулируются с учетом уязвимости арктической части России для применения гибридных технологий, направленных на дестабилизацию обстановки в обширных районах. Во-первых, как уже упоминалось, важнейшей целью является подрыв экономического потенциала государства. Это предопределяет место экономических объектов России в Арктике, коммуникаций и системы управления в качестве первоочередных целей гибридной войны. Создаются силы и средства для воздействия на объекты этой группы, включая силы специальных операций, кибероружие, организуется разведка театра. Следует прогнозировать расширение применения БПЛА для целей разведки. Во-вторых, протяженность береговой линии и малонаселенность обширных участков суши усложняет задачи охраны границы, предотвращения проникновения диверсионно-разведывательных групп сил специальных операций. В-третьих, важной особенностью театра является высокая чувствительность окружающей среды в Арктике к экологическим факторам, что позволяет прогнозировать использование сил специальных операций в гибридной войне для нарушения экологического равновесия. Здесь в полной мере можно ожидать использования свойства нелинейности гибридной войны, когда последствия применения непрямых методов, связанных с воздействием на экологию региона, приводят к непропорционально высоким катастрофическим последствиям, способным вызвать лавинообразное изменение военно-стратегической и политической обстановки. Это могут быть, например, диверсионные акты на нефтедобывающих объектах, на трубопроводах, на транспорте. Высокую степень угрозы несут кибероперации против систем управления вышеперечисленных объектов. При разработке защитных мер в Арктическом регионе следует решительно отказаться от традиционного линейного видения войны, которое предполагает возможность установления прямых и пропорциональных связей между причиной и следствиями, возмущающим воздействием и результатами. В гибридной войне, построенной на нелинейной стратегии, малые воздействия могут обеспечить получение значительных результатов. Фактор нелинейности гибридной войны существенно меняет степень достоверности прогнозирования возможных последствий конфликта как в масштабе Арктического региона, так и в глобальном масштабе. В гибридной войне последствия использования непрямых методов создают крайне опасную, зачастую неподконтрольную инициаторам ситуацию. В результате нарушения прямой связи между причиной и следствиями создаются обширные зоны неопределенности, связанные с действиями разнородных акторов, а действия одного из них могут вызвать лавинообразное изменение всей военно-стратегической и политической обстановки. Эти и некоторые другие факторы создают серьезные препятствия при попытках предвидеть ход и исход гибридной войны. В-четвертых, гибридная война нелегитимна. Все существующие законы войны разработаны, как правило, для конфликтов между двумя воюющими сторонами, обычно государствами, преследующими интересы, которые каждый из участников считает законными. Для традиционной войны ООН приняла понятия «агрессия», существуют законы, защищающие права комбатантов, военнопленных и гражданского населения, запрещающие использование определенных видов оружия. Существующая нормативно-правовая база служит инструментом для лиц, принимающих политические решения и осуществляющих руководство военными действиями. Ничего подобного для гибридной войны нет. И наконец, требует уточнения понятие «стороны конфликта», которые в войне выступают как носители конфликта. Гибридная война в Арктике не объявляется, стороны конфликта не определены, в то время как традиционно считается, что конфликт как фаза противоречия возможен лишь тогда, когда его стороны представлены субъектами. Где субъекта нет – не может быть конфликта. Если в гибридной войне одним из очевидных субъектов выступает государство – жертва агрессии, то определить самого агрессора как вторую сторону конфликта не просто. При этом факт гибридной агрессии становится очевидным не сразу. Этот тезис следует в первую очередь отнести к важным составляющим гибридной войны – информационной и кибернетической войнам. В обоих случаях сложно определить и субъекта агрессии. Эти и некоторые другие факторы создают серьезные препятствия при прогнозировании обстановки и стратегическом планировании мер по противодействию гибридной войне в Арктике. «ТРЕНИЕ ВОЙНЫ» С учетом своеобразия арктического театра огромное значение для понимания гибридной войны как сферы неопределенного и недостоверного имеет феномен введенного К. Клаузевицем понятия «трение войны». В своих трудах военный теоретик справедливо подчеркивал, что «трение – это единственное понятие, которое, в общем, отличает действительную войну от войны бумажной». Иными словами, на войне от задуманного до реализуемого на деле может быть огромная дистанция. Справедливость этого суждения особенно верна для гибридной войны в Арктике с учетом непредсказуемости и неопределенности конфликта, особой чувствительности возможных объектов поражения к малым воздействиям, способным повлечь за собой масштабные последствия. Особенности гибридной войны как конфликта неопределенного и недостоверного, в котором участвуют разнородные силы и средства, превращают трение в источник существенных возмущающих воздействий на ход действий, которые под влиянием трения войны часто становятся малоуправляемым и даже неуправляемым процессом. Для традиционной войны можно выделить семь источников общего трения: опасность; физическое напряжение; неопределенность и недостоверность информации, на основе которой принимаются решения; случайные события, которые невозможно предсказать; физические и политические ограничения в использовании силы; непредсказуемость, являющаяся следствием взаимодействия с противником; разрывы между причинами и следствиями войны. Для гибридной войны в Арктическом регионе список источников трения может быть расширен. Во-первых, с учетом масштабности экономических интересов государств, претендующих на свою долю в арктическом поле, географии их размещения и специфики подхода к существующим проблемам возрастает психологическое напряжение, стрессы, что способствует повышению вероятности ошибки. Известно, что многие современные конфликты происходят на межцивилизационных разломах. Влияние этого фактора на возможное обострение обстановки в Арктике повышается в связи с расширением цивилизационного разнообразия претендентов на арктическое поле. Во-вторых, мощным источником возмущающих воздействий, провоцирующих сбои в системах управления, являются действия в киберпространстве, направленные против систем управления на нефте- и газодобывающих объектах и трубопроводах. В-третьих, в информационной войне для манипулирования деятельностью природозащитных групп уже сегодня широко применяется дезинформация, что способствует созданию обстановки хаоса и неразберихи. И наконец, в результате трения казалось бы незначительные явления и факты, происходящие на тактическом уровне, получают мощь и способность стратегического катализатора, способного влиять на ход всей военной кампании. Существуют каскадные механизмы усиления, которые позволяют в ходе войны малым событиям запускать совершенно неожиданные и непредсказуемые процессы, не поддающиеся количественной оценке в рамках какой-либо теории. В арктическом секторе в гибридной войне против России каскадными механизмами-катализаторами могут выступить рукотворные техногенные катастрофы на гражданских и военных объектах, теракты на коммуникациях с большим количеством жертв, нарушение поставок жизненно важных продуктов и средств в труднодоступные арктические районы. Совокупность источников трения обычно оказывается больше их простой суммы, поскольку одни виды трения взаимодействуют с другими, что еще больше наращивает их разрушительный результат. Трение в зонах неопределенности в гибридной войне связано с проявлением многих случайностей и вызывает явления, которые заранее учесть невозможно. Таким образом повышается вероятность случайных инцидентов, расширяющих масштабы конфликта. Особенно это опасно в гибридной войне в Арктике, в которой замешаны интересы ядерных держав. Таким образом, источники трения в существенной степени определяют структурные свойства гибридной войны, эффективность операций, стратегию и тактику противодействия. Как и в любой другой войне, в гибридной войне в Арктике существуют своеобразные «смазки», которые позволяют уменьшить трение в любой военной машине, в том числе и в гибридной войне. Это использование в дипломатии гибких адаптивных политических стратегий. Важно наличие боевого опыта и военной подготовки у участников, специальной экипировки, военной техники и оружия, рациональная дислокация сил и средств, строгая дисциплина, продуманная информационная стратегия, заблаговременное создание эффективных каналов добывания, передачи, обработки и анализа данных об обстановке и др. Для гибридной войны уникальной «смазкой» служит полное отсутствие у нее легитимности и подчиненности международным нормам и правилам, что делает допустимым на этой основе проведение самых грязных провокаций с привлечением сил специальных операций, использованием манипулируемых террористических групп и организованной преступности. Нельзя исключить и применение бактериальных средств против животных, например возбудителей сибирской язвы, ящура, чумы, сапа, ложного бешенства и т.д. ЗАКОНОМЕРНЫЕ ВЫВОДЫ Арктика представляет собой чрезвычайно лакомый регион для геополитических противников России, которые уже не раз демонстрировали способность нарушить любые международные договоренности, если это соответствует их национальным интересам. Исторический опыт не позволяет рассчитывать на безусловное уважение закрепленных в договорах суверенных прав и юрисдикции России в арктических акваториях и на шельфе. Подобные факторы наряду с известными проблемами с обоснованием внешних границ континентального шельфа России в Северном Ледовитом океане за пределами исключительной экономической зоны создают условия для попыток арктических, некоторых неарктических государств и их коалиций использовать для давления на Россию изощренную стратегию непрямых действий, построенную на формировании и реализации спектра гибридных угроз. Эффективность противодействия гибридной войне в Арктике будет зависеть от того, насколько полно удастся предвидеть и учесть ее особенности с целью адекватной и оперативной адаптации к быстро изменяющейся обстановке, что позволит опередить соперников и не допустить трансформации вызовов и рисков в реальные опасности и угрозы национальным интересам государства в жизненно важном регионе.

Выбор редакции
02 декабря, 11:54

На Северном морском пути встретился домашний арест: Главе учреждения инкриминировали аферу, совершенную несколько лет назад

В Санкт-Петербурге суд отправил под домашний арест директора Федерального казенного учреждения Администрация Северного морского пути Дмитрия Смирнова. Высокопоставленный управленец обвиняется в совершении крупного мошенничества. По версии следствия, несколько лет назад, будучи руководителем ФГУП Балтийское бассейновое аварийно-спасательное управление , господин Смирнов заключил с подставной фирмой несколько фиктивных договоров аренды оборудования. В итоге ФГУП, считает следствие, потерял несколько миллионов рублей, обналиченных и присвоенных злоумышленниками. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

02 декабря, 09:55

Крах чекиста Смирнова

Северным морским путем страны распоряжался балтийский жулик из КГБ

02 декабря, 06:18

Послевоенные советские проекты гусеничных шасси для самолетов

В 1937 году конструктор БРИЗ Главсевморпути Н.А. Чечубалин предложил оригинальную модернизацию существующей авиационной техники. Для повышения проходимости и расширения возможностей по базированию предлагалось заменить колесное шасси гусеничными тележками особой конструкции. Вскоре после появления предложения были проведены испытания самолетов У-2 и Р-5, оснащенных гусеницами разной конструкции. Через несколько лет появился аналогичный проект обновления многоцелевого самолета ПС-84 / Ли-2. Неудача последних проектов привела к свертыванию работ. Тем не менее, после окончания Великой Отечественной войны работы по гусеничным шасси были продолжены.

Выбор редакции
02 декабря, 00:21

На "Северном морском пути" встретился домашний арест // Главе учреждения инкриминировали аферу, совершенную несколько лет назад

В Санкт-Петербурге суд отправил под домашний арест директора Федерального казенного учреждения "Администрация Северного морского пути" Дмитрия Смирнова. Высокопоставленный управленец обвиняется в совершении крупного мошенничества. По версии следствия, несколько лет назад, будучи руководителем ФГУП "Балтийское бассейновое аварийно-спасательное управление", господин Смирнов заключил с подставной фирмой несколько фиктивных договоров аренды оборудования. В итоге ФГУП, считает следствие, потерял несколько миллионов рублей, обналиченных и присвоенных злоумышленниками.

01 декабря, 17:44

Геополитические угрозы для ЕАЭС в среднесрочной перспективе

В среднесрочной перспективе (5-7 лет) существует целый ряд угроз для успешного функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС), например, сценарий «статус кво», т.е. опасность сохранения инерционной постсоветской экономической модели с упором на экспорт сырья и энергоносителей [1]. Однако, среди них я хотел бы выделить три главных внешнеполитических и внешнеэкономических угроза: 1. Продвижение НАТО на восток; 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли; 3. Опасность возникновения биполярной мировой системы. 1. Продвижение НАТО на восток Первой внешней угрозой здоровому развитию ЕАЭС является продвижение наступательных вооружений Североатлантического альянса на восток и его приближение вплотную к центральным районам европейской, т.е. экономически наиболее развитой, части Российской Федерации. Причем, не только со северной (Норвегия, страны Балтии, в скором, возможно, Финляндия), и с южной (Грузия) сторон, но также теперь из центра (присутствие Вооруженных сил США на Украине).   В лице НАТО, западные наступательные вооружения в 2014 году в третий раз за 100 лет снова приблизились вплотную к “границе Фридмана” [2] – условной линии от Санкт-Петербурга до Ростова-на-Дону. Геостратегическую важность этой линии в 2015 году впервые описал известный американский разведчик Джордж Фридман. Чем западнее находятся границы евразийской сферы влияния от этой линии, тем лучше для Евразийского союза, т.к. это дает ему и государствам-членам ЕАЭС два геополитических преимущества: Во-первых, стратегическую глубину для отступления и изнурения потенциального врага в случае вторжения с запада. Во-вторых, стратегический выход к западным морям Северной Евразии (к Черному, Балтийскому и Баренцеву морям). Это означает облегченный доступ к мировой торговле (Морской транспорт значительно дешевле сухопутного. 90% международной торговли перевозится морским путем [3]). Европейская часть России представляет только 1/4 территории Российской Федерации, но здесь проживают 78% российского населения и сосредоточен основной научно-технический, промышленный и аграрный потенциал страны. Приближение к “границе Фридмана” позволяет Соединенным Штатам Америки и ее союзникам по НАТО мгновенно вторгаться и ударить по экономическому сердцу России и Евразийского союза. В 20-м веке западные вооружения перешли эту линию дважды – в 1917-1918 и в 1941-42 годах.    Карта 1. Плотность населения СССР в 1989 г. Красным цветом указана «граница Фридмана». Источник: Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/.   Для выхода из сложившейся критической ситуации Евразийскому экономическому союзу следует работать по трем направлениям: Во-первых, там, где это возможно содействовать созданию «буферных зон» к западу от “границы Фридмана”. Под «буферными зонами» я ни коим образом не имею ввиду «оккупацию», а содействие, путем мягкой силы и общественной дипломатии, становлению новой политической элиты в странах Балтии и Восточной Европы, которая вела бы, либо дружескую, либо нейтральную внешнюю политику по отношению к ЕАЭС. Во-вторых, продвижение среди нынешней и будущей элиты ЕС концепции общего экономического, правового, гуманитарного и военно-политического пространства “от Лисабона до Владивостока”. В отличие от многих коллег из евразийской экспертной среды, я не считаю реализацию “Большой Европы” – континентального альянса Европы и Евразийского экономического союза – невозможной в среднесрочной перспективе (до 2025 года). Повод для оптимизма в этом отношении мне дает взгляд на внутриполитический сдвиг в Германии и Франции – экономической и политической сердцевины Европы – в пользу консервативных и во многом про-российских сил (AfD и Front National, соответственно). Стоит содействовать этим процессам путем мягкой силы и общественной дипломатии. Конечно только в рамках законного. Деятельность Центра континентального сотрудничества служит хорошим примером правильной работы в данном направлении [4]. В-третьих, форсированное хозяйственное развитие Сибири и Дальнего Востока в период до 2025 года для сохранения боеспособной военно-экономической инфраструктуры в случае нападения сил НАТО с западного направления. 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли Своим “Восточным партнерством” ЕС преследует двойную политику: С одной стороны – вовлечение бывших стран СССР западной Евразии в политическую и экономическую орбиту Европейского союза, и, одновременно с этим, максимально возможное отторжение этих государств от России. С другой стороны – подготовку почвы для создания зон преференциальной торговли с этими государствами. С 1 сентября 2014 года вступили в силу соглашения об ассоциированном членстве Молдовы и Грузии в Евросоюзе. 1 января 2016 года вступила в силу экономическая часть Соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС. Также стоит отметить, что ряд соглашений о свободной торговли в области угла и стали, сельскохозяйственных и промышленных товаров подписаны между ЕС и Турцией. [5] Окружение Евразийского экономического союза сетью подобных зон преференциальной торговли с запада и юга существенно ограничивает возможности расширения евразийского объединения в данные направления. Вступление Молдовы, Грузии, Украины и Турции в ЕАЭС, или просто подписание соглашений о ЗСТ с ними, до тех пор невозможно, пока они не выйдут из аналогичных торговых ассоциаций с Европой, или, пока не найдутся какие-нибудь другие компромиссы (например, взаимные уступки в других секторах экономики в рамках “мега-сделки” между ЕС и ЕАЭС [6]).  Карта 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли (страны б. СССР и Турция; 2016) Автор: Кофнер Ю.Ю.   Озабоченность также вызывают планы брюссельских коллег по подписанию соглашений о зонах преференциальной торговли с Азербайджаном и рядом стран Центральной Азии.   Единственным эффективным ответом на европейскую торговую экспансию может стать только экономическое укрепление самого Евразийского экономического союза и последовательное развитие интеграции внутри объединения. Кроме запланированного создания общих рынков лекарственных средств (запущенного в 2016), электроэнергии (2019), нефти и газа (2025) [7], необходимо обратить большего внимания на снижение нетарифных барьеров и на реализацию согласованной промышленной политики внутри ЕАЭС для повышения добавленной стоимости евразийских товаров и услуг. 3. Опасность новой биполярной мировой системы В начале 21-го века постсоветский мир все больше движется в сторону новой биполарности, где главными контрагентами станут США и Китай. Этому процессу поспособствует ряд факторов, главные из которых: 1. Агрессивная военно-политическая доктрина США и их союзников по окружению евразийского “хартленда” путем реализации “стратегии анаконды”, что, при этом, приводит к сближению Москвы и Пекина [8]. 2. Относительное геоэкономическое ослабление США при одновременном укреплении позиций Китая, что вынуждает Вашингтон все больше прибегнуть к политике “лидерства сзади” (англ. lead from behind или lead from the rear)[9].   Само по себе повторное становление биполярного мироустройства после “первой” Холодной войны не так уж страшно, даже если более многополярная система была бы предпочтительнее. Вся проблема заключается в том, что Европейскому и Евразийскому союзам в этой новой конфигурации грозит опасность оказаться в ролях “младших партнеров”: ЕС в отношение США в рамках Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (TTIP), а ЕАЭС в отношении Китая – в рамках ШОС и Экономического пояса Шелкового пути. Так, совокупный ВВП ЕАЭС по ППС в 2014 году составлял 2,1 трлн. долларов США, аналогичный показатель Китая – 17,6 трлн. долларов США, что 3,0% и 22,5 от ВМП, соответственно [10]. На данном этапе экономический и демографический потенциал двух держав слишком асимметричен для равноправного партнерства.   Карта 3. Окружение России и Китая дугой нестабильности и ВС США (2015) Источник: The Millennium Report. NATO: Seeking Russia’s Destruction Since 1949. 26.12.2015. // Режим доступа: http://themillenniumreport.com/2015/12/nato-seeking-russias-destruction-since-1949/   Принимая агрессивную политику США как данность, Российская Федерация тем не менее сможет предпринять ряд шагов для обеспечения более сбалансированных отношений с Китаем и третьими странами на пространстве Большой Евразии. Во-первых, как уже сказано выше, не стоит отказаться от попыток реализации “Большой Европы” от Лиссабона до Владивостока. Наличие подобного континентального альянса между ЕАЭС и ЕС, чей ВВП по ППС в 2014 году составлял 18,140 трлн. долларов США (23,2% от ВМП) [11], может стать решающим аргументом в переговорах с Пекином. В условиях трансатлантической ориентированности нынешнего политического истеблишмента ЕС здесь важнейшую роль сыграет эффективная работа России по налаживанию сотрудничества с молодыми континенталистскими политическими силами, которые могут стать элитой государств-членов Евросоюза в будущем.   Экспертное сообщество государств-членов ЕАЭС неприкрыто восхищается проектом Экономического пояса Шелкового пути. Безусловно, сопряжение нашего Союза с ЭПШП представляет огромный интерес для экономического развития транзитных стран [12]. Однако, и это второй пункт, вместо того, чтобы идти в фарватере геоэкономичских инициатив других держав, Евразийскому экономическому союзу наконец-то надо самому разрабатывать и внедрять собственные инфраструктурно-инвестиционноые проекты. Здесь важно именно то, чтобы инициатива находилась бы на стороне ЕЭК и ЕАБР, а не других акторов. Примером подобного проекта может служить “экономический пояс” транзитного коридора “Север-Юг”, соединяющего Балтийское и Баренцово моря с Персидским заливом и Индийским океаном. Большой интерес для зарубежных инвесторов также могут представлять Северный Морской Путь, а также ресурсно-инфраструктурные проекты в Сибири на Дальнем Востоке. Резюме Главными внешнеполитическими угрозами для поэтапного развития Евразийского экономического союза в среднесрочной перспективе (до 2025) являются: 1. Продвижение вооружений Североатлантического альянса вплотную к “границе Фридмана” (Санкт-Петербург – Ростов-на-Дону); 2. Восточное партнерство ЕС и ее торговый “натиск на восток”; 3. Опасность для ЕАЭС стать младшим партнером КНР в ходе российского “Поворота на восток”. В качестве ответа на эти угрозы нашему Союзу стоило бы развивать три стратегических направления: Во-первых, необходимо строить внешнюю политику России и государств-членов ЕАЭС на основе нового мировоззренческой установке “континентализма” и “интеграционной матрешки” приоритетов: Россия – ЕАЭС – Большая Евразия. Во-вторых, необходимо многократно увеличить российские бюджетные ассигнации на ведение мягкой силы и общественной дипломатии в государствах Европы. Для этого, в том числе, необходимо наконец-то принять “Доктрину мягкой силы РФ”. И наконец, требуется форсированное развитие Сибири и Дальнего Востока России, включая разработкю и реализацию собственных международных инвестиционно-инфраструктурных проектов со стороны ЕАЭС. Примечания: 1. Евразийская экономическая комиссия. Долгосрочный прогноз экономического развития ЕАЭС до 2030 г. Москва. 2015 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Прогноз-экономического-развития-ЕАЭС-до-2030.-2015.pdf 2. Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/. 3. IIASA Workshop Report. Development of Transport and Infrastructure in Eurasia. Challenges and Opportunities of Economic Integration within a Wider European and Eurasian Space. Laxenburg, 2016. 4. Center for Continental Cooperation (think-tank). Режим доступа: http://greater-europe.org/ 5. European Commission. Arrangements list. Режимдоступа: http://ec.europa.eu/taxation_customs/business/calculation-customs-duties/rules-origin/general-aspects-preferential-origin/arrangements-list_en 6. Винокуров Е.Ю.  Мегасделка на фоне кризиса. Почему интеграцию Евросоюза и Евразийского экономического союза надо обсуждать уже сейчас. Журнал “Россия в глобальной экономике” № 5. Москва. 2014 г. 7. Евразийская экономическая комиссия. Отчет о результатах деятельности ЕЭК за 2012 — 2015 гг.. Москва, 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Отчет-за-2012-2015.pdf 8. Железняк А. Теории геополитики и евразийство. Лекция в рамках “Евразийской Школы” в Крыму. Судак. 4 сентября 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/archives/22207 9. Korybko A. Hybrid Wars: the Indirect Adaptive Approach to Regime Change. Moscow. 2015. // Режимдоступа: http://orientalreview.org/wp-content/uploads/2015/08/AK-Hybrid-Wars-updated.pdf 10.CIA World Factbook. 23.05.2015. // Режим доступа: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/ / (ВВП ЕАЭС по ППС – на основе расчетов автора). 11.Там же. 12.Дискуссионный клуб “Валдай”. Аналитический доклад “К Великому океану – 3. Экономический пояс Шёлкового пути и приоритеты совместного развития евразийских государств”. Москва. 04.06.2015. // Режим доступа: http://ru.valdaiclub.com/files/11300/

30 ноября, 23:19

Корейцы планируют осваивать Северный морской путь

Несмотря на то, что Республика Корея не является арктическим государством, страна внимательно изучает потенциал грузоперевозок по Северному морскому пути

29 ноября, 15:00

Ранние советские проекты гусеничных шасси для самолетов

Традиционное колесное шасси самолетов имеет ряд положительных особенностей и способно решать все возлагаемые на него задачи. Тем не менее, подобная ходовая часть в некоторых ситуациях может серьезно затруднять эксплуатацию техники. Так, при образовании достаточного слоя грязи грунтовый аэродром становится малопригодным для взлета и посадки. Схожие проблемы могут иметь место и при выпадении большого количества снега. Изначально решать подобные проблемы предлагалось при помощи лыжного шасси, но в дальнейшем появились и новые идеи. С конца тридцатых годов в нашей стране проводились опыты по оснащению серийной авиационной техники оригинальными гусеничными шасси. Возможно, идея оснащения самолетов гусеницами в течение некоторого времени, что называется, витала в воздухе, но за ее проработку и практическую реализацию взялись только в 1937 году. Автором оригинального предложения стал конструктор Н.А. Чечубалин. Этот специалист работал в Бюро рационализации и изобретений Главного управления Северного морского пути (БРИЗ Главсевморпути), где занимался вопросами эксплуатации авиационной техники. В условиях Арктики летчикам приходилось сталкиваться с массой характерных проблем, в том числе с взлетно-посадочными площадками, состояние которых не отвечало имеющимся требованиям. Целью нового проекта было обеспечение полноценной эксплуатации существующей техники в сложных условиях. Первым «носителем» оригинального шасси должен был стать многоцелевой самолет У-2 конструкции Н.Н. Поликарпова. Эта машина производилась в больших количествах и самым активным образом использовалась различными структурами и организациями, в том числе авиацией Главсевморпути. Создание комплекта нового оборудования для У-2 позволяло реализовать и проверить на практике оригинальные задумки, а также, при успешном завершении этих работ, дать ведомству самолеты с улучшенными взлетно-посадочными характеристиками. Кроме того, характерный подход к созданию нового проекта в виде разработки некоторого дополнительного оборудования, предназначенного для установки на существующие самолеты, позволял упростить и ускорить проектирование с последующими испытаниями и освоением серийного производства. Опытный У-2 на гусеничном шасси конструкции Н.А. Чечубалина. Фото Шавров В.Б. "История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг."

Выбор редакции
29 ноября, 09:15

ХК "Динамо" и банк Ротенбергов заподозрили в махинациях со спонсорскими миллионами

Согласно данным челябинской прокуратуры, анализ движения денег на расчетном счете "Динамо" показал, что после получения трети миллиарда рублей по договору пожертвования больше половины из этой суммы "по различным основаниям" было перечислено на другой счет в банке "Северный морской путь", основными акционерами которого являются Ротенберги.

28 ноября, 20:39

Тающие льды Арктики увеличат доходы бюджета России

За 25 лет в Арктике площадь растаявших льдов сравнялась с территорией, которую занимают штаты США Аляска и Техас. С одной стороны, таяние снегов может позитивно отразиться на функционировании Северного морского пути. Но с другой - таяние мерзлоты может привести сразу к нескольким экологическим катастрофам

28 ноября, 20:38

Тающие льды Арктики увеличат доходы бюджета России

За 25 лет в Арктике площадь растаявших льдов сравнялась с территорией, которую занимают штаты США Аляска и Техас. С одной стороны, таяние снегов может позитивно отразиться на функционировании Северного морского пути. Но с другой - таяние мерзлоты может привести сразу к нескольким экологическим катастрофам

28 ноября, 20:38

Тающие льды Арктики увеличат доходы бюджета России

За 25 лет в Арктике площадь растаявших льдов сравнялась с территорией, которую занимают штаты США Аляска и Техас. С одной стороны, таяние снегов может позитивно отразиться на функционировании Северного морского пути. Но с другой - таяние мерзлоты может привести сразу к нескольким экологическим катастрофам

14 апреля, 00:05

Полезные ресурсы: кто помог Леониду Михельсону впервые возглавить список Forbes

У Михельсона есть одна важнейшая способность — он умеет своевременно подбирать нужных партнеров. Пожалуй, самый ценный из них — друг Владимира Путина Геннадий Тимченко

17 августа 2015, 15:39

Абсурдные инвестиции: почему Северный морской путь может не пригодиться

Инвестировать в развитие Северного морского пути — словно жить в параллельной миру экономической реальности, ведь торговые перевозки не только ежегодно дешевеют, но и требуют тесных отношений с европейскими перевозчиками

04 августа 2015, 09:00

Россия в Арктике: битва продолжается

Россия вновь подала в ООН пересмотренную заявку на расширение границ континентального шельфа в Арктике. Как и прежде, расширение границ связано с возможностью присоединения хребта Ломоносова и других участков дна Северного Ледовитого океана.

27 июля 2015, 17:07

Флот на все полюса

Россия намерена укрепляться в мировом океане Президент Владимир Путин обновил принятую 14 лет назад Морскую доктрину. Новый документ учитывает изменение геополитической ситуации в мире, в частности изменившиеся отношения России и НАТО. Отмечается необходимость сотрудничества с Индией и Китаем, а также обеспечение транспортной доступности Крыма. Вчера, в День военно-морского флота (ВМФ), президент подписал поправки к Морской доктрине РФ. Этот документ, определяющий основы морской политики, был утвержден указом Владимира Путина 27 июля 2001 года. Об обновлении доктрины он заявил на совещании в Балтийске на борту фрегата "Адмирал флота Советского Союза Горшков" с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, министром обороны Сергеем Шойгу, главкомом ВМФ России Виктором Чирковым и командующим Западным военным округом Анатолием Сидоровым. Главные причины правки документа — "изменение международной ситуации" и укрепление России как "морской державы", сообщил Дмитрий Рогозин. Доктрина, по его словам, охватывает четыре направления: военно-морская деятельность, морские транспорт, наука, разработка полезных ископаемых, а также шесть региональных — к атлантическому, арктическому, тихоокеанскому, каспийскому и индоокеанскому, которые были отражены в предыдущей редакции документа, добавилось антарктическое. "В последнее время вокруг Антарктиды развивается много событий, это очень интересный для России регион",— заявил господин Рогозин. В доктрине отмечается, что Антарктика обладает огромным ресурсным потенциалом. Основные акценты сделаны на Атлантике и Арктике, отметил господин Рогозин. На атлантическом направлении, по его мнению, "происходит достаточно активное развитие Североатлантического альянса и его приближение к нашим границам". В доктрине отмечается, что морская политика РФ в Атлантике определяется "условиями в регионе, ориентированными только на НАТО", а также "несовершенством правовых механизмов обеспечения международной безопасности". В документе подчеркивается, что РФ не приемлет "планов продвижения военной инфраструктуры альянса" к своим границам и попыток придания НАТО глобальных функций. Долгосрочная задача в Атлантическом океане — обеспечить там достаточное военно-морское присутствие. Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов считает, что России незачем расширять военное присутствие в Атлантике, поскольку "воевать ей там не с кем". На Черном и Азовском морях РФ будет восстанавливать свои стратегические позиции. Одна из задач — обеспечение транспортной доступности Крыма и развитие его судоремонтного и судостроительного комплекса. Средиземное море РФ намерена превратить в зону "военно-политической стабильности". Морская политика в Арктике определяется важностью гарантировать свободный выход российского флота в Атлантику и Тихий океан. Арктическое направление приоритетно также из-за роста значения Северного морского пути, отметил вице-премьер. "И конечно, само богатство континентального шельфа, которое требует внимательного отношения к разработке",— добавил он. РФ планирует снижать уровень угроз национальной безопасности в Арктике, укреплять военно-морской потенциал и развивать Северный флот. Это должно позволить России юридически закрепить внешнюю границу континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. На тихоокеанском направлении РФ планирует развивать дружественные связи с Китаем. В то же время в доктрине отмечается, что российский Дальний Восток обладает колоссальными ресурсами, но малонаселен и изолирован от промышленно развитых районов страны. "Эти условия усугубляются интенсивным развитием государств Азиатско-Тихоокеанского региона, оказывающим существенное влияние на экономические, демографические и военные процессы в регионе",— говорится в документе. На индоокеанском направлении Россия в первую очередь планирует развивать дружественные связи с Индией. В заключении говорится, что Россия намерена "решительно и твердо" укреплять свои позиции в мировом океане. Александр Коновалов считает, что для реализации доктрины РФ нужен новый флот, а это дорогостоящее дело. По его мнению, документ выглядит попыткой "застращать мир". "Но когда исполнить документ нет возможности, авторитет стране это не поднимает",— полагает он. Согласно государственной программе вооружений 2011-2020 годов, на ВМФ планируется выделить 4,7 трлн руб. Флот должен получить восемь ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955 "Борей" и столько же многоцелевых атомных подводных лодок проекта 885 "Ясень", восемь фрегатов проекта 22350 и шесть проекта 11356, а также 35 корветов, из которых 18 должны составить проекты 20380 и 20385, шесть малых ракетных кораблей проекта 21360 "Буян" и шесть больших десантных кораблей проекта 11711. Автор: Сергей Горяшко, Источник: “Коммерсантъ” 27.07.2015 Tweet июль 2015

07 июля 2015, 05:49

США: мы проиграли русским в Арктике

Америка не способна соревноваться с Россией в Арктике и уже безнадежно отстала от нее. Перспективный регион русские осваивают гораздо успешнее, в чем признаются американские моряки.

29 декабря 2014, 13:10

Итоги года: каким был 2014 год для российских вооруженных сил?

Нельзя не отметить насколько знаковым оказался 2014 года для вооруженных сил Российской Федерации, для развития потенциала подразделений российской Армии и Военно-морского флота, для совершенствования процесса технического переоснащения и реализации поставленных перед оборонным ведомством задач. Повышение уровня профессионализма российских военнослужащих и общей боеготовности вооруженных сил стали основными задачами, реализация которых потребовала максимального приложения усилий от властей и руководства российского оборонного ведомства. В течение всего 2014 года различные соединения российских вооруженных сил оттачивали свои навыки в ходе внезапных проверок боеготовности, в которых в общей сложности приняла участие большая часть их структурных подразделений. Наибольшую ценность с точки зрения проверки боеспособности частей и соединений российской Армии и Военно-морского флота, безусловно, представляли военные учения «Восток-2014», в которых приняли участие более 155 тыс. военнослужащих, около 8 тыс. единиц вооружения и военной техники, 632 самолета и вертолета и 84 корабля. Прошедшие учения, по заявлениям представителей Министерства обороны, а так же, по мнению экспертов, стали самыми крупными после маневров «Запад-81», организованных вооруженными силами СССР в 1981 году на территории Белорусского, Киевского и Прибалтийского военных округов. Учения «Восток-2014» в купе с последующими внезапными проверками боеготовности в различных частях и формированиях российских вооруженных сил позволили проанализировать степень их боеготовности, а так же эффективность государственных программ, направленных на совершенствование уровня подготовки военнослужащих и командного состава в 2014 году. Выводы, сделанные на основе проведенных учений, продемонстрировали качественное улучшение показателей процесса совершенствования российских вооруженных сил. Повышение уровня боеготовности различных подразделений ВС РФ отмечают сегодня и иностранные эксперты и средства массовой информации, некоторые из которых озабочены усилением внимания российского руководства к вопросам обеспечения государственной и национальной безопасности в особенности в её военном аспекте. В 2014 году произошли качественные изменения в структуре реализации государственного оборонного заказа. Назначение на пост Министра обороны Сергея Шойгу оказало положительное влияние на взаимодействие между оборонным ведомством и предприятиями оборонно-промышленного комплекса. О качественном изменении степени реализации государственных заказов говорит цифра в 95%. Именно в таком объеме в 2014 году был выполнен государственный оборонный заказ в интересах российских вооруженных сил. Качественные изменения произошли и внутри оборонно-промышленного комплекса. В 2014 году российскими властями было принято решение о необходимости реализации программ импортозамещения в целях обеспечения безопасности в сфере оборонного и стратегического производства. Не последнюю роль в ускорении этого процесса сыграли трагические события, связанные с политическим противостоянием на эго-востоке Украины, которое привело к ухудшению отношений между украинским и российским руководством. В результате решения, принятого Советом по национальной безопасности и обороне Украины, большая часть взаимовыгодного сотрудничества в оборонной сфере была прекращена. Данное обстоятельство вынудило правительство Российской Федерации выделить значительную часть бюджетных средств на увеличение объемов производства российскими предприятиями необходимой продукции военного и двойного назначения, ранее приобретаемой у украинских партнеров. Несмотря на объемы затраченных средств, реализация программы импортозамещения, по мнению многих экспертов, способна оказать положительное влияние на развитие многих отраслей российской промышленности и в целом на рост экономики. Помимо этого, именно усугубление украинского политического и социально-экономического кризиса, в результате которого большая часть населения республики Крым, выразив свою политическую волю, приняло решение о воссоединении с Россией, привело к необходимости усиления российской воинской группировки на полуострове. В результате, в дополнение к имеющимся подразделениям российских вооруженных сил, дислоцированных в Крыму, было принято решение о включении в состав воинской группировки еще семи соединений и восьми воинских частей различного назначения. В Крым, ставший поле присоединения одним из передовых плацдармов обеспечения обороны России, было переброшено около 300 единиц новых систем вооружений и военной техники. Воинским частям, дислоцированным на полуострове, были переданы новейшие самоходные противотанковые комплексы «Хризантема-С», 152-миллиметровые гаубицы «Мста-С», установки РСЗО «Торнадо-Г». Войска, обеспечивающие охрану береговых объектов, получили в свое распоряжение мобильные противокорабельных комплексы «Бал», оснащенные крылатыми ракеты Х-35 «Уран». По предварительной информации, существуют планы, в соответствии с которыми в будущем году в Крыму может быть развернута инфраструктура базирования носителей тактического ядерного оружия, в частности оперативно-тактических комплексов «Искандер-М» и фронтовых бомбардировщиков Ту-22М3. Помимо южных рубежей, в рамках программы перевооружения армии до 2020 года был инициирован процесс усиления арктической группировки российских вооруженных сил. Для обеспечения защиты национальных интересов России на Севере, в особенности в Арктическом регионе, создается межвидовая группировка войск, управление которой будет осуществлять сформированное на основе Северного флота Объединенное стратегическое командование. Соединениям, которые уже сформированы и будут в дальнейшем передислоцированы для несения службы в Арктическом регионе, предстоит решать широкий круг задачи; от патрулирования прибрежной зоны и охраны объектов и территорий, до обеспечения прохода и сопровождения кораблей по Северному морскому пути. Не обошлось без изменений и в структуре общего управления вооруженными силами. К лету следующего года в составе управления ВС РФ останется всего три вида войск: Сухопутные войска, Военно-морской флот и Воздушно-космические силы, а так же два отдельных рода войск: Ракетные войска стратегического назначения и Воздушно-десантные войска. Воздушно-космические силы возьмут на себя управление Космическими войсками, структурой управления войск ПВО и ПРО, а так же Военно-воздушных сил. Общее управление всеми видами российских вооруженных сил с конца 2014 года осуществляется посредством использования Национального центра управления обороной, специально оборудованного для выполнения всех необходимых задач по управлению воинскими формированиями в мирное и военное время. В заключение хотелось бы привести ряд количественных показателей, позволяющих объективно оценить интенсивность процесса перевооружения и переоснащения российских вооруженных сил в 2014 году. Новые и модернизированные образцы военной техники в текущем году получили подразделения стратегических сил ВС РФ, в частности были введены в строй семь стратегических бомбардировщиков Ту-160М и Ту-95МС. Ракетные войска стратегического назначения были значительно усилены новыми ракетным комплексами «Ярс», заступившими на боевое дежурство в составе трех ракетных полков. Подразделениям военно-морского флота был передан новейший ракетный подводный крейсер стратегической назначения «Юрий Долгорукий». Очередной корабль проекта, РПКСН «Владимир Мономах» передан Министерству обороны для проведения комплексный испытаний. Планируется, что новый стратегический ракетоносец заступит на боевое дежурство в первой половине 2015 года. Так же в состав ВМФ РФ в 2014 году вошли 5 надводных кораблей и 10 катеров различных классов. Подводный флот помимо стратегических ракетоносцев пополнился атомной подводной лодкой «Северодвинск», оснащенной крылатыми ракетами, а так же ДПЛ проекта 636 «Новороссийск». Сухопутным войскам в течение года было передано два бригадных комплекта оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М». Помимо этого подразделения сухопутных войск получили  294 танка, в частности модернизированные Т-72БЗ, 296 ББМ и модернизированные войсковые ЗРК С-300В4. Военно-воздушные силы в 2014 году пополнились 142 самолетами, в числе которых новейшие многоцелевые Су-30 и Су-35С; фронтовые бомбардировщики Су-34;  модернизированные истребители-перехватчики МиГ-31БМ; транспортные и учебно-боевые самолеты; транспортные и боевые вертолеты. Так же в состав подразделений ВВС РФ было передано семь зенитных ракетных комплексов С-400 «Триумф». Отдельно стоит отметить 179 комплексов, оснащенных беспилотными летательными аппаратами различных классов, переданных в состав подразделений вооруженных сил и  значительно усиливших их разведывательный потенциал. Автор: Михаил Симутов, Центр военно-политических исследований 29.12.2014 VK.init({apiId: 4591053, onlyWidgets: true}); VK.Widgets.Like("vk_like", {type: "mini", height: 20 }); Tweet декабрь 2014

23 апреля 2014, 08:35

Арктика: ни шагу назад!

https://youtube.com/devicesupport http://m.youtube.com

17 марта 2013, 11:52

Китай решил перевести 15% своего внешнеторгового грузопотока на Северный морской путь

Китайская пароходная компания планирует на это лето первый коммерческий рейс по Северному морскому пути. К 2020 году по арктическому маршруту пойдёт уже 15% китайского внешнеторгового грузопотока. В условиях таяния арктического ледового щита, ускоряющего открытие новых судоходных маршрутов и месторождений полезных ископаемых, Китай стремиться занять в регионе определённые позиции. В 2012 году ледокол «Сюэлун» («Снежный дракон») первым из китайских судов прошёл по Севморпути в Баренцево море, а на обратном пути – из Исландии в Берингов пролив прямо через Северный полюс. Вояж «Сюэлуна» «сильно воодушевил» китайские пароходные компании, приводит «South China Morning Post» слова директора китайского Полярного научно-исследовательского института Хуэйгеня Яна. Китаю как второй после США мировой экономической державы арктический маршрут даёт возможность сэкономить время и деньги. По сравнению с маршрутом через Суэцкий канал Севморпуть позволяет сократить путевое расстояние между Шанхаем и Гамбургом на 5200 км, подчеркнул Хуэйгень Ян. «Если маршрут будет конструктивно подготовлен, тогда он будет пользоваться спросом, причём огромным», – сказал Хуэйгень Ян в Осло на конференции по перспективам Арктики, организованной журналом «Economist». Как уже писал BarentsObserver, в 2012 году по Севморпути прошло 46 судов – против 34 в 2011-м и всего 4 в 2010-м. Общий объём грузоперевозок по трассам Севморпути составил 1.261.545 тонн, что на 53% больше, чем в 2011 году, когда по маршруту было перевезено 820.789 тонн. По материалам:sdelanounas.ru

25 февраля 2013, 20:28

Забытые потенциалы России

Академия геополитических проблем провела собственный анализ по факту возникновения чрезвычайной ситуации на трассе «Россия» в декабре 2012 года. Результаты  анализа  показали совершенно  иные причинно-следственные связи,  чем  выводы   Правительства  России.  Именно по итогам этих выводов,  Премьер-министр Д. Медведев поручил Первому заместителю И. Шувалову и министерству транспорта решить вопрос использования зимней резины и цепей.    Аналитики Академии утверждают: —  налицо  непонимание ситуации, -  идет борьба со следствием, а не поиск истинных причин, которые так и  не установлены. Скопление грузовых машин на трассе  было  ожидаемым. Глухая пробка, на две сотни километров  была устранена  лишь на  пятый день.    Виновных искали повсюду: среди дорожных и коммунальных служб, глав муниципальных образований и дворников, даже среди застрявших в пробке водителей.  Но все они явились заложниками безответственного управления. Наказания вынесены, вероятно, последуют еще какие-то меры, но истинные причины и их конструкторы остались  вне зоны видимости. Есть веские основания полагать, что  появление чрезвычайных обстоятельств на трассе «Россия» и других  коммуникациях, имеют постановочные начала. Их цель: произвести впечатление на общественность и настроить механизмы принятия ложных государственных  решений о выделении средств.   Обратимся к фактам и цифрам. Главной дороге страны, трассе «Россия», последнее время уделялось существенное внимание: ремонты дорожного полотна, расширение полос и т.д. Однако параллельно  происходил резкий рост грузопотока,   трасса приобретала все большую загруженность и  вызывала стрессовое состояние у водителей.   При среднем нормативе 3,5 тысячи автомобилей в сутки или один в 25 секунд (4 автомобиля в минуту) многократно был превышен его критический порог. На отдельных участках, превышение фиксировалось  от 10  тысяч автомобилей  и выше. Откуда вдруг появляется это нелинейный прирост грузоперевозок? Ответы находятся в Минтрансе  и связаны  с вводом скоростных пассажирских поездов.  Сложившийся за десятилетия режим оптимальных скоростей на этой  дистанции  для всех видов составов  оказался  разрушен   и  не оставил  шансов товарнякам и местным электричкам.   Запуск пары  «Сапсанов» снимает с маршрута «Москва-Санкт-Петербург» 7 пар  грузовых составов.  Обратим внимание  на расписание поездов: семь   «Сапсанов» в Москву и одновременно семь  в Санкт-Петербург, фактически уничтожили основной грузовой оборот. В пересчете на конкретные данные это 49 железнодорожных составов.  Для вывоза такого объема нужно дополнительно 6 тысяч автомобилей в сутки. Напомню: пропускная способность всего 3,5 тысячи.  По-тихому ликвидировано важнейшее транспортное плечо  ценой в 44 млн. тонн народнохозяйственных  грузов в год.    Объездной ж/д маршрут на 450 километров протяженнее,  дороже и близок к пределу. Все это свидетельствует о том, что в стране  утрачен государственный подход в  управлении  грузовыми потоками. Министерство транспорта есть, а  оптимальных транспортных маршрутов  – нет.   Как будто не существуют ни альтернативные пути, ни экономическая география.  Математическое  моделирование,  разработка и внедрение эффективных маршрутов за основу  не принимаются.  Вместо выявления прогнозных объемов, подготовки новых маршрутов и  альтернативных  вариантов,   готовятся  победные рапорты. Усилия московских властей по борьбе с  пробками на дорогах и  даже вмешательство Президента страны В.В. Путина, проблемы не решит. Напротив, в ближайшее время следует ожидать скачкообразного роста  грузопотоков. Это означает настолько масштабную концентрацию автофургонов в московском регионе, что текущее состояние загруженности дорог вскоре может показаться   райской былью. Возникновение такого рода событий случайными не бывают. И все-таки, откуда  ждать появления нежданного подарка?  Как было сказано выше – от Минтранса России. В феврале 2014 года открывается зимняя Олимпиада в Сочи, за ней в 2018 году стартует Чемпионат мира по футболу. Уже сейчас  из ворот  европейских заводов в арсеналы РЖД отправляются   многочисленные скоростные поезда, которые планируются к запуску из Москвы.   Направления   выбраны:  Нижний Новгород, Казань,  Самара,  Саранск,  Волгоград,  Ростов-на-Дону, Краснодар, Ярославль.  И естественно, из каждого города, столько же,  обратно в Москву. Несмотря на то, что  таким поездам требуются отдельные скоростные пути, в планах Правительства нет и намека на  их строительство. Число товарных составов, которые свергнут скоростные и ускоренные поезда, рассчитать можно и что объемы  будут масштабными,  сомнений нет. Москву, вероятно, ожидает не просто коллапс, а коматозное состояние. Кроме того, за один час на километре трассы М-10 «Россия», объем вредных выбросов в окружающее пространство составляет 247 кг. (5-6 тонн в сутки и около 2,0 тысяч тонн в год)*. В пиковые периоды и во время заторов ситуация обостряется. Следовательно, прощай чистый воздух и здоровье людей, проживающих вдоль трасс в многочисленных городах и селах.    Получаем  разбитые   дороги, тонны выбросов в атмосферу, повышение цен на продукты и товары и  далее по списку.   *По данным Государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2011 году» около 750 тыс. тонн или 79,6% от суммарного объема выбросов в Московской области в 2011 г. составили выбросы от использования автотранспортных средств. Прим. Ред.   Академия Геополитических проблем, прогнозирует развитие негативной ситуации не только в этом, но  в других  аспектах,  из которых  многие представляют прямую угрозу безопасности России. Чтобы сохранить Россию как государство и как русскую цивилизацию, необходимо возрождение конкурентной  экономики и использование географического положения. Эти условия определяют  геополитической вектор и   задают координаты развитию национальной коммуникационной стратегии. Возникают вопросы. Где выход? Имеются ли альтернативные решения?  Выход есть! Альтернативы – имеются!  Волжские водные пути. В целях упреждения выявленных угроз, учеными и специалистами Академии были разработаны Основные положения  геополитического Проекта «Волго-Каспийская ось развития».    Судоходство способно снять  затратную нагрузку на  экономику, особенно в конкуренции с ВТО,  освободить мощности ж/д транспорта,  востребованные на Восточном направлении и активировать там  дремлющие потенциалы.  Транссиб и Большая Волга (Транс-Волга)  могут представлять    крупнейший в мире транспортный перекресток  Евразийского континента. Самая протяженная  железнодорожная магистраль встречается с самой протяженной водной магистралью Европы и сетью  многочисленных ответвлений выходит на  все речные порты Большой Волги. Следует отметить, что западнее,  с границы  Евросоюза, начинается другая железнодорожная колея.  Кроме того, только Россия обладает уникальным опытом успешной эксплуатации  магистрали, имеющей важнейшее экономическое и политическое значение – «Северный морской путь». Своим «основанием»  СМП опирается на крупнейшие порты: Архангельск, Беломорск и Мурманск, также входящие в зону единой водной доступности Большой Волги. Москва вновь обретет утерянный статус порта пяти морей, уменьшит транспортную нагрузку в регионе и резко снизит загрязнения окружающей среды. К примеру, транспортное средство с  мощностью двигателя  соответствующего грузовому автомобилю способно перевезти груз в две тысячи тонн на расстояние в одну тысячу километров: – рекой, за 4-5 дней и 1 рейс, -  автомобилем за 100 рейсов и 400-500 дней. В результате использования водных путей решаются  проблемы не только дорожных заторов и  загрязнений среды обитания.     Экономика освобождается от разорительной нагрузки, у товаропроизводителей появляются дополнительные средства развития, находятся варианты улучшения социальных задач,  обеспечивается длительная сохранность автомобильных дорог и т.д. Очевидно, что стратегические коммуникации  — «Север – Юг» и «Восток – Запад» без приоритетного возрождения и  крупномасштабного  использования потенциалов Каспия и Большой Волги не могут быть достаточными и полноценными. Целью Проекта являются не только  волжские регионы, хотя на начальном этапе  как центр начинаний они будут иметь некоторые преференции.  Цель Проекта:   за счет  прикладного использования природных потенциалов и вовлечения новых участников обеспечить: -укрепление безопасности России и всего Евразийского континента; -укрепление экономического потенциала страны, существенный подъем товарного производства, конкурентоспособного в рамках ВТО; -устранение сложившихся диспропорций в развитии центральных, сибирских и дальневосточных регионов; -создание экономики инновационного типа; -снижение вредного воздействия на среду обитания. Наша территория -  великий, Богом данный  ресурс,  превышающий значение   нефти, газа  и других богатств. Практическое его использование     придаст иное смысловое и содержательное значение нашей стране. Понятие о    мощи государства как эквиваленте его территории,    дополнено  новым содержанием и оценивается исключительно   уровнем   инноваций в экономике и коммуникациях.  Россия  до 90-х обладавшая этими  параметрами,  к концу столетия осталась только с территорией. Отличительной        особенностью настоящего является  скорость и  динамика роста  межгосударственных товарных оборотов.  В   кратчайшие сроки  рождаются  новые рынки и новые субъекты  мировой экономики. 20 лет назад, мало кто представлял  Китай как глобальную торговую державу, мирового  поставщика одежды и обуви, тем более,  продукции высоких технологий: компьютеров, телевизоров,  диагностического, медицинского оборудования и т.д.   Китай уже  обрел мировое лидерство в автомобилестроении, существенно опередив США, Европу и  Японию и  вступил  в победоносную борьбу  за  рынки, -  уже сегодня  2/3 мирового  оборота грузовых контейнеров – китайского наполнения. Маршруты транспортных коридоров мира проходят  длительными путями.  К примеру,  между Азией и Европой, —  через три океана и вокруг Африки. Это Южный маршрут. Другой путь, через два океана:  Тихий, Индийский, Суэцкий канал, пропускная способность которого исчерпана, и  в  Средиземное море. Кризис подвел  страны  Евросоюза к  пониманию того, что они достигли пределов  развития своих внутренних, промышленных параметров. Европа устремлена на  экспорт и кооперацию с бурными экономиками стран АТЭС.  Иного, надежного варианта для сохранения достигнутого  уровня, нет. Связующим звеном между ними является  Россия. В отличие от комбинированных путей  через множество неспокойных  территорий и государств,    кратчайший  маршрут только через одну страну – Россию. И только Россия располагает этим потенциалом. Реализация Проекта на порядок повысит эффективность грузоперевозок и ответит растущему интересу, где каждый из международных участников процесса сделает многое для обеспечения максимальной безопасности  транспортных коммуникаций.  Иными словами спрос перешел в раскаленную стадию, но ответного предложения  — нет. Экономические интересы государств-участников сформатируют новые   силы своих защиты  жизненных  коммуникаций, сопоставимые  и даже выше  Северо-Атлантического альянса – НАТО, что сделает Россию максимально безопасным государством. Имеются ли у Проекта риски? Да имеются! По  прогнозам  Экспертного Совета при Академии Геополитических проблем главными противниками, кроме естественно США, могут выступить внутренние системы страны  - ее  железнодорожные и автомобильные монополии, как факторы обременения товарной экономики. Это принуждает одних к эффективной работе на «коротком плече» — других к интенсификации  Транссибирского и других направлений. Такое положение вводит монополии в  состояние дискомфорта и создает потенциал сопротивления. Одновременно формируются новые  условия   развития. Мы не считаем особо завышенными оценки И. Старикова, профессора Академии НХ и Госслужбы при Президенте РФ: «… доля нашей страны в транзите грузов из Азии в Европу может вырасти в 100-125 раз!». И еще одну важнейшую особенность хотелось бы подчеркнуть. Реализация  геополитических проектов, в каких-бы странах они не проводились, как правило, не всегда или не сразу отвечает политическим ожиданиям и макроэкономическим  прогнозам. Данный Геополитический Проект «Волго-Каспийская ось развития» имеет уникальные особенности. Накопленная синергетика ожиданий от множества заинтересованных сторон, позволяет полагать,  что первые результаты в экономике и политике начнут проявляться не после запуска Проекта, а уже с момента  государственного Заявления о  его подготовке к старту. Власть обязана обратить на Проект внимание, и мы обращаемся к главам регионов,  общественности, политическим силам и коллегам с просьбой поддержать  Проект  «Волго-Каспийская ось развития», инициировать его максимально широкое, в том числе, международное обсуждение, обратиться за поддержкой  к главам регионов Р.Ф., к руководству страны по существу Проекта. Л.Г Ивашов, Президент Академии Геополитических проблем, Генерал-полковник, доктор исторических наук, Е. А. Гусаров, Академия ГП, профессор