• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации141
      • Показать ещё
      Компании171
      • Показать ещё
      Страны / Регионы351
      • Показать ещё
      Разное138
      • Показать ещё
      Люди119
      • Показать ещё
      Сферы10
      Показатели3
Северный совет министров
02 сентября 2015, 08:00

Шаргунов: «Надеюсь, прибалты не дадут ЕС использовать себя, как Украину»

С 1 сентября Евросоюз начинает борьбу с "российской пропагандой".

27 августа 2015, 08:00

НАТО создает места в Прибалтике для квалифицированных негодяев из России

В Прибалтике планомерно создается инфраструктура по ведению информационного противостояния России.

24 августа 2015, 17:51

Обзор полит. ситуации в Литве 17 – 22 августа 2015 г.

Л.Линкявичюс заявил, что ему «визит президента РФ В.Путина в Крым и рост насилия на Востоке Украины кажутся скоординированными усилиями по подрыву Минских соглашений». Д.Грибаускайте в ходе встречи с президентом Латвии Р.Вейонисом призвала к совместному укреплению обороноспособности. Министерство обороны Литвы организует для 23 украинских военных инструкторов воинские курсы в Паневежисе и Рукле.

24 августа 2015, 08:00

«Кого США собрались учить журналистике в Прибалтике? Кадров уже нет!»

Посольство США в Литве в этом месяце объявило о начале курсов для журналистов, а американский сенатор Джон Маккейн открыл в Латвии Центр стратегической коммуникации НАТО.

20 августа 2015, 19:40

Очень скоро Литва узнает имена настоящих профессионалов

В качестве реакции на влияние российской пропаганды в Балтийском регионе в Риге планируется создать Центр журналистского мастерства, который бы ориентировался на качество СМИ, особенно русскоязычных. Встретившийся в Риге с представителями Латвии и Эстонии вице-министр культуры Литвы Ромас Яроцкис утверждает, что Литва могла бы надеяться на финансирование исследования СМИ, а также на проекты повышения грамотности СМИ. Средства для различных программ, которые будут выделяться Литве, Латвии и Эстонии, предусмотрел форум правительственного сотрудничества Скандинавских стран - Северный совет министров. "Речь шла о том, чтобы это не была контрпропаганда, а просто способ обучения журналистов, методам и способам борьбы с дезинформацией, чтобы СМИ основывались на фактах, а также проводили расследования. По сути это повышение квалификации журналистов, и просвещение общества, журналистская грамотность", - сказал BNS Р. Яроцкис.  Как отмечает министерство, деятельность Центра журналистского мастерства, прежде всего, будет направлен на журналистов, которые готовят программы на русском языке, с тем, чтобы можно было реагировать на новые пропагандистские вызовы. По словам вице-министра, латвийский центр будет ориентироваться на программы Стокгольмской высшей экономической школы, в Эстонии помощь будет предоставлена создаваемому русскоязычному каналу. "В Литве акцент будет поставлен на исследования СМИ. Всем будет руководить центр, который будет создан в начале октября в Риге. Суть в том, чтобы инвестировать не в студентов, а в профессионалов, которые бы хотели совершенствовать навыки", - сказал он. По словам вице-министра, конкретные меры должны проясниться в октябре, когда центр будет учрежден. От "Обзора": так не терпится узнать, насколько высоким является СЕГОДНЯ антироссийский градус в публикациях и выступлениях тех, чьи имена мы узнаем ЗАВТРА. Понятное дело, что никакой связи между первым и вторым нет и быть не может. Но всё же!.. Кстати, русскоязычных журналистов в Литве не готовят. Спроса, видать, не было. (http://www.obzor.lt/news/...)

20 августа 2015, 18:52

Журналистов русскоязычных СМИ Прибалтики обучат бороться с пропагандой

В Риге осенью планируется создать Центр журналистского мастерства, который будет ориентирован на повышение качества СМИ, особенно русскоязычных, сообщил вице-министр культуры Литвы Ромас Яроцкис Средства для различных программ, которые будут выделяться Литве, Латвии и Эстонии, предусмотрел форум правительственного сотрудничества Скандинавских стран - Северный совет министров. "Всем будет руководить центр, который будет создан в начале октября в Риге. Суть в том, чтобы

20 августа 2015, 18:21

В Риге обучат журналистов русскоязычных СМИ бороться с пропагандой

В Риге осенью планируется создать Центр журналистского мастерства, который будет ориентирован на повышение качества СМИ, особенно русскоязычных, сообщил вице-министр культуры Литвы Ромас Яроцкис Средства для различных программ, которые будут выделяться Литве, Латвии и Эстонии, предусмотрел форум правительственного сотрудничества Скандинавских стран - Северный совет министров.

17 сентября 2013, 21:28

Совет южноамериканской обороны и диверсии Пентагона

Совет южноамериканской обороны и диверсии Пентагона     Нил НИКАНДРОВ   В Боливии через восемь лет после передачи 37 ракет «земля-воздух» китайского производства военным США «для дезактивации» вновь вспыхнул по этому поводу скандал. Вице-президент Альваро Линьера обвинил в предательстве национальных интересов страны М. Антесану, бывшего командующего армией, а ныне сенатора от оппозиции в парламенте. Антесана всячески оправдывается, то ссылаясь на ветхость ракет и их опасность для военного персонала, то указывая на прямое распоряжение тогдашнего президента Родригеса о передаче ракет американцам. К месту вспомнить, что ещё в ноябре 2005 года, когда разворачивались эти события, посольство США заявило, что ракеты, «несмотря на свои дефекты, в некоторых обстоятельствах могли использоваться по своему назначению».     То есть боеспособность ракет не ставилась под сомнение, и в штаб-квартире Южного командования ВС США было решено, что правительству Эво Моралеса, победившего на президентских выборах, нельзя доверять такое опасное вооружение. Заканчивавший президентский срок Родригес подчинился давлению американского посольства. Ракеты на транспортных самолётах ВВС США были вывезены из Боливии. Этот эпизод до сих пор воспринимается в патриотических кругах страны как наиболее позорный и унизительный в истории боливийских вооружённых сил. С диктатом подобного рода в разное время сталкивались практически все страны к югу от Рио-Гранде. Вашингтон использовал в качестве дисциплинирующей «удавки» Межамериканский договор о взаимной помощи 1947 года. В Пентагоне решали, кто является главным противником Латинской Америки, каким образом надо разбираться с «внутренними врагами» на континенте, какое оружие и какую униформу использовать национальным вооружённым силам и т.д.     Только после победы Кубинской революции и установления самых тесных отношений между кубинскими и советскими военными, а также после Мальвинской войны, когда США открыто поддержали Англию против Аргентины, Межамериканский договор дал трещины, залатать которые стало невозможно.   Латиноамериканцы стали задумываться о своей собственной роли в обеспечении безопасности континента. Эти тенденции усилились после возникновения блока ALBA – Боливарианской альтернативы для народов Латинской Америки. О необходимости укрепления военного сотрудничества стран Южной Америки постоянно напоминал Уго Чавес, увязывая эту задачу с процессами латиноамериканской интеграции. Венесуэльский лидер не скрывал, что его тревожит рост агрессивности Соединённых Штатов в различных районах мира, та запредельная жестокость, с которой пентагоновские глобализаторы расправляются с «недружественными» режимами. Чавес был уверен, что Империя рано или поздно воспользуется своей подавляющей военной мощью, чтобы «навести порядок» в латиноамериканско-карибском регионе в соответствии с планами Pax Americana.     В марте 2009 года был создан Совет южноамериканской обороны (CDS), в который входит 12 государств. Своими главными задачами CDS провозгласил консолидацию Южной Америки как зоны мира, базы демократической стабильности, полноценного развития народов, населяющих её. Формируется южноамериканская идентичность в сфере обороны, которая полностью учтёт субрегиональные и национальные характеристики, стимулирует укрепление единства стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Будет выработан консенсус в отношении региональной кооперации в области обороны. В рамках CDS уже обсуждается эта проблематика, включая возникающие разногласия по военным бюджетам, по урегулированию текущих конфликтов; согласовываются меры по обеспечению внешней безопасности.     Символично, что у истоков CDS стоят такие крупнейшие политики Южной Америки, как Инасио Лула да Силва и Уго Чавес. Они постоянно подчёркивали: если ведущие региональные политики не возьмутся за решение проблем мира и безопасности континента, то это сделают другие, чуждые Латинской Америке силы. И тогда не будет гарантий, что здесь, особенно в Южной Атлантике, не появится оружие массового уничтожения, в том числе ракетно-ядерное. С самого начала формирования CDS было решено: не допускать США к участию в Совете, поскольку они не имеют «географического отношения» к Южной Америке. Впрочем, Империя и её самый надёжный союзник Англия считают иначе. Их подводные лодки, снаряжённые ядерными боеголовками, игнорируя все призывы к сохранению безъядерной зоны, регулярно «патрулируют» в Южной Атлантике. Существуют данные о том, что на британской военной базе на Мальвинских островах размещены атомные заряды с соответствующими средствами доставки. То есть с ведома Пентагона игнорируются положения Договора Тлателолко о создании в Латинской Америке и Карибском бассейне безъядерной зоны. Договор был заключён в феврале 1967 года и стал коллективным ответом стран региона на Карибский кризис 1962 года. Этот аспект проблемы всегда беспокоил Бразилию, торговые связи которой на 90 процентов осуществлялись через Атлантику. Сейчас ситуация ещё больше осложнилась из-за открытия богатейших запасов нефти и газа в территориальных водах Бразилии и Венесуэлы, в освоении которых «на приоритетных началах» хотят участвовать нефтяные компании США.     Страны-члены CDS настаивают на том, чтобы не было никакого копирования натовских схем и структур, поскольку Совет обороны не является «классическим военным альянсом» с перспективой проведения «операций» за пределами Южной Америки. Никаких карательных функций! Не предвидится и развязывания гонки вооружений в регионе, хотя задачи создания убедительного потенциала сдерживания обсуждаются очень серьёзно. На совещаниях представителей CDS по выработке оборонительной доктрины рассматриваются совместные вооруженческие проекты. Первым из них будет создание к 2017 году по инициативе Аргентины тренировочного самолёта «Unasur-1» для подготовки пилотов ВВС из южноамериканских стран. Бразилия будет курировать проект регионального беспилотника. Запланировано формирование космического агентства UNASUR, чтобы со временем добиться большей независимости в создании систем спутниковой связи и, судя по всему, ведения космической разведки в интересах обороны. Тотальный шпионаж, осуществляемый американскими спецслужбами, побуждает дистанцироваться в этой области от Пентагона.     Важным аспектом укрепления взаимного доверия между военными станет создание Южноамериканской школы обороны (Esude). По последним данным, она будет функционировать в Эквадоре. Президент Рафаэль Корреа заявил о готовности сделать всё необходимое для скорейшей реализации проекта. Военные эксперты рассматривают эту инициативу как стремление раз и навсегда свести счёты с негативным наследием «Школы Америк», учебного заведения, которое было создано под эгидой Пентагона и которое известно под мрачным названием «Школы убийц и террора». В апреле 2013 года под давлением правозащитных организаций федеральный судья северного района Калифорнии принял решение о рассекречивании материалов по «Школе Америк», действующей под названием Институт по сотрудничеству в сфере безопасности (Западного) полушария (SOA/WHINSEC). До 1984 года «Школа Америк» располагалась в Зоне Панамского канала, потом была переведена в Форт Беннинг (США). Пентагон оспаривает решение судьи, полагая, что в этом случае правозащитники получат дополнительное подтверждение хорошо известным фактам, говорящим о том, что выпускники школы (около одной тысячи ежегодно) запятнали себя многочисленными преступлениями. Сотни тысяч прошедших через пыточные камеры, изнасилованных, униженных, сведённых с ума, убитых и без вести пропавших латиноамериканцев — всё это в «активе» инструкторов и учебного персонала «Школы Америк». «Эскадроны смерти» в Аргентине, Боливии, Бразилии, Никарагуа, Гватемале, Гондурасе, Сальвадоре, Колумбии и других странах, как правило, возглавлялись выпускниками школы.     Для нейтрализации усилий CDS Соединённые Штаты модернизируют свою стратегию в Западном полушарии, стараются сделать её более гибкой, «гуманитарно привлекательной». По этой причине военные США всё активнее используются в проектах «социального развития» наиболее отсталых стран региона. Количество военных баз США, опорных и вспомогательных, постоянно растёт и приближается к семи десяткам. Наибольшая их концентрация отмечена вдоль границ Венесуэлы, Эквадора и Бразилии. Угрозу миру в Латинской Америке представляет разветвлённая структура военных баз в Колумбии — стране, фактически оккупированной Пентагоном. По мнению экспертов, комплексный пентагоновский сценарий провоцирования войны между Колумбией и Венесуэлой готов и лишь ждёт своего часа. Об этом неоднократно сигнализировал бывший министр обороны в правительстве Чавеса Хосе Висенте Ранхель.     Для подрыва планов военной интеграции в Южной Америке Вашингтон ускоренными темпами укрепляет структуры Тихоокеанского Альянса (Alianza del Pacifico), в который входят Колумбия, Перу, Мексика и Чили. Альянс рассматривается не только как противовес «популистам», но и как перспективный военно-политический союз против «бразильской экспансии». Усилия Пентагона по расколу Совета южноамериканской обороны, внесению противоречий между его отдельными членами давно уже являются секретом Полишинеля.     Империя спешит разделять и властвовать, потому что «подотчётные» правительства в странах Тихоокеанского Альянса не столь устойчивы, как кажется. Решится ли, однако, администрация Обамы на крупномасштабную дестабилизацию Южной Америки?       Источник:fondsk.ru

17 сентября 2013, 16:33

Что такое Аркаим?

Что такое Аркаим? А.М. Кисленко   Десять лет прошло со дня выхода первой научно-популярной книги «Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия», ставшей сегодня букинистической редкостью. К настоящему времени появилась обширная научная литература, опубликованная не только в России, но и в авторитетных археологических центрах Европы и Америки. Библиография, посвященная проблемам Аркаима, насчитывает несколько сотен публикаций. Это и серьезные научные монографические исследования, и несколько защищенных диссертаций, в том числе на соискание доктора исторических наук (Г.Б. Зданович, 2002), и материалы конференций, проведенных на Аркаиме, в том числе международных.   Ученые-исследователи Аркаима предлагают вниманию уважаемого читателя новый сборник научно-популярных статей, рассказывающих об археологии, истории и природе Аркаимской долины.   За 15 с лишним лет, со времени открытия уникального городища, на Аркаиме побывали десятки тысяч посетителей, в том числе и журналисты. Их впечатления отражены во многих газетных и журнальных публикациях, к сожалению, не всегда объективных. Поражает разнообразие ракурсов, под которыми представляется Аркаим.   Что же на самом деле представляет собой Аркаим? Об этом можно судить по многочисленным научным публикациям.   На конференции «Человек в пространстве древних культур», прошедшей на Аркаиме летом 2003 года, была представлена выставка научных публикаций о древней истории Южного Урала, в том числе и публикации сотрудников Центра «Аркаим». Среди них шесть томов, вышедших за рубежом в престижных научных центрах, 29 монографий на русском языке, 21 сборник научных публикаций и тезисов конференций, 14 буклетов на русском, английском и немецком языках, календари, карты-схемы, постеры, таксофонные карты с аркаимской тематикой.   С мая по октябрь добрый десяток экскурсоводов музея-заповедника Аркаим квалифицированно знакомят желающих с древнейшей историей Урала и окрестными достопримечательностями. Если внимательный читатель рискнет ознакомиться с указанной научной литературой или побеседует с экскурсоводом, то он поймет, что такое «Аркаим». Укрепленное поселение синташтинской культуры «Аркаим» было открыто в 1987 году в зоне строительства Большекараганского водохранилища. По инициативе Челябинского государственного университета, УрО АН СССР и при активной поддержке областной администрации было вынесено предложение о закрытии мелиоративного строительства, а в 1991 году по решению Совета Министров РСФСР Большекараганская долина получила статус филиала Ильменского государственного заповедника.   Для ученых эта территория имеет своеобразное значение.   С одной стороны, это часть типичной степи Южного Урала (на территории России это, пожалуй, второй степной заповедник). При создании заповедника планировались не только охрана историко-культурного и природного наследия, но и изучение естественного развития степных пространств, их естественной реабилитации после длительной хозяйственной нагрузки.   С другой стороны, при всей своей типичности для Южного Урала, Большекараганская долина имеет изначальное и приобретенное многоракурсное своеобразие.   Геологическая история. Окрестности Аркаима представлены окаменевшими морскими отложениями, которые хорошо прослеживаются в бывших карьерах и на размывах склонов сопок. Эти отложения служили основанием древнего вулканического острова «Огненный». Уникальность вулканических руин в том, что они не перекрыты более поздними отложениями и наносами. Буквально в береговых обрывах можно увидеть слои застывшей лавы, отложения окаменевшего пепла с вулканическими бомбами. Здесь же обнажены каналы извержений и жилы минералов, образовавшихся в тектонических трещинах. По линии более позднего геологического разлома проложила свое русло степная река Большая Караганка. По реке проходит граница двух геологических структур: Магнитогорского прогиба и Восточно-Уральского поднятия. Фактически, это огромный геологический музей под открытым небом на компактной территории. С 1991 года планомерные исследования по геологии и изучение минерального сырья на этой территории проводят  геологи В.В. Зайков, А.И. Левит, А.М. Юминов, Е.В. Зайкова, Н.В. Левит, И.М. Батанина, А.Ф. Бушмакин, И.В. Синяковская, С.П. Масленникова, О.С. Теленков, О.В. Трофимов, В.А. Котляров, Н.И. Кашигина, Т.М. Рябухина, Г.И. Чайко, А.В. Яркова, Э.В. Шалагинов, Ю.С. Глызин, Н.А. Скопина, А.Д. Штейнберг, Г.Ф. Селиверстов.   Ландшафт. Руины вулканических островов и тектонических смещений образовали закрытую неглубокую долину, пересекаемую небольшими речками. Около четырех тысяч лет назад центр этой долины украшали стены и башни городища.   В долине по берегам рек, на северных и южных склонах сопок, на их вершинах, в ближайших окрестностях по всему периметру долины в силу различия природных условий образовались разнообразные природные ландшафты. В первую очередь это выражается в ботаническом, энтомологическом и почвенном разнообразии. О ландшафтах музея-заповедника Аркаим можно прочесть в публикациях ученых И.М. Батаниной, И.В. Иванова, В.В. Зайкова, Ю.А. Лаврушина.   Ботаника. В силу ландшафтного разнообразия местная ботаническая карта отличается необычайной пестротой и многообразием. В списке высших растений музея-заповедника «Аркаим» и его окрестностей насчитывается более 720 названий, которые образуют десятки сообществ. Кроме того, определено 34 вида лишайников. Ничего особенного и нового для огромных степных и лесостепных пространств Южного Урала здесь не обнаружено: уникальность в том, что все это расположено на одном месте на очень компактной территории. Огромный вклад в изучение растительного покрова заповедника сделал ботаник (ныне священнослужитель) Д.А. Моисеев. В последние годы его исследования дополнены наблюдениями Н.П. Миронычевой-Токаревой, В.А. Гашек, Л.Н. Плехановой, Е.А. Чибилева.   Энтомология. Ботаническое и ландшафтное своеобразие обусловило в музее-заповеднике Аркаим и энтомологическое разнообразие. Этому способствовало также и прекращение хозяйственной деятельности на территории заповедника. Изучением бабочек, жуков и прочих насекомых занимаются челябинские, екатеринбургские и финские энтомологи. Установлено около 15 000 видов насекомых, в том числе открыто несколько новых.   Орнитология. После прекращения хозяйственной деятельности на участках, удаленных от научного поселка, орнитологи насчитывают до 900 особей птиц на 1 квадратный километр. Всего установлено, что в музее-заповеднике Аркаим обитают и гнездятся около 100 видов птиц. Среди них есть редкие и исчезающие – лебедь-шипун, орел-могильник, орлан-белохвост, журавль-красавка, полевой лунь, стрепет, филин, огарь, пеганка, чеглок. На территории научного поселка (сопка «Грачиная») обитает одна из крупнейших на Южном Урале колония грачей. Орнитологическое разнообразие на компактной территории обусловлено прежде всего ландшафтным разнообразием. Уже много лет практически непрерывный мониторинг крылатых обитателей заповедника ведет В.А. Гашек.   Зоология. Местная фауна насчитывает более 35 видов крупных и мелких млекопитающих, численность которых ежегодно снижается в результате браконьерства. Но даже небольшая территория заповедника служит убежищем для многих из них. Здесь много лет их покой охраняют егеря И.А. Чернев и Б.К. Давлетов. Научные наблюдения ведет зоолог Л.Л. Гайдученко.   Из пресмыкающихся наибольшее и повсеместное распространение имеет степная гадюка. Интересно, что две самые большие концентрации их наблюдается на территории научного поселка и в его окрестностях – одна из сопок у местного населения даже получила имя «Змеиная» (в среде туристов известна как «Шаманка»). В некоторых местах на зимовку собираются до 40 особей.   Гидрология определяется принадлежностью рек этой территории к двум бассейнам. Реки восточной части – левобережные притоки реки Тобол – принадлежат к бассейну Северного Ледовитого океана, а реки западной части – левобережные притоки реки Урал – к Каспийскому бассейну. И.М. Батаниной – специалистом в области дешифрования материалов аэро- и космических снимков представлены обширные данные для работы по этому направлению. В последние годы над изучением гидрологической ситуации работают специалисты из МГУ.   Ихтиофауна притоков реки Тобола носит сибирский облик, а ихтиофауна притоков реки Урала – европейский. Поскольку заповедник расположен в районе водораздела, в местных реках отмечено обширное разнообразие рыб: их насчитывается более 20 видов. Среди них есть вселенные: рипус, лещ, ротан. Ведет учет водных обитателей изучает их молодой специалист Е.А. Чибилев.   Почвоведение. Ландшафтное многообразие обусловило в заповеднике и разнообразие почв. Ведется их регулярный мониторинг. На опорных пунктах исследовательских полигонов есть почвы археологических объектов, почвы распространения краснокнижных растений, целинные эталонные почвы, ископаемые природные почвы, измененные и освоенные почвы. С самого основания заповедника почвы изучаются известными учеными И.В. Ивановым, В.Е. Приходько, О.З. Еремченко, Н.А. Спиридоновой, Ю.А. Лаврушиным, Н.П. Миронычевой-Токаревой. Сейчас эти исследования продолжает Л.Н. Плеханова и А. Бахманова.   Экология. Само существование заповедника является большой победой в развитии экологического движения в области. Сохраняется уникальный участок южноуральской степи. Сотрудниками заповедника составлена карта экологического районирования не только Аркаима, но и всей Челябинской области. Руководят работами в этом направлении А.И. Левит и Н.В. Левит.   Климат. В Аркаимской долине оказалось много погребенных почв, относящихся к различным этапам голоцена. Установить их возраст помогли археологические находки. Изучение погребенных почв, а также древней флоры и фауны позволили в деталях проследить изменение климата в степном–лесостепном Зауралье за последние 12 тысяч лет. Это очень важное достижение в научных исследованиях музея-заповедника Аркаим. Результаты этих исследований позволяют рассматривать проблему взаимодействия человека и природы в историческом аспекте, а также поднимать вопросы экологического кризиса наших дней.   В создании палеоклиматического «атласа» большую роль сыграли специалисты центральных учреждений РАН Ю.А. Лаврушин, Е.А. Спиридонова, И.В. Иванов. Серьезный вклад в эти исследования внесли и археологи. Так, А.Д. Таировым недавно была проанализирована динамика климатических колебаний в I тыс. до н.э.  I тыс. н.э.   Важное место мы отводим работе аркаимского метеопоста. В свое время на территории России были упразднены практически все метеопосты и часть метеостанций. Это нарушило объективность наблюдений и прогнозов. Метеопост Аркаима существует с 1996 года фактически на общественных началах. В распоряжении исследователей данные о своеобразной климатической полосе на Южном Урале, проходящей в широтном направлении между Кизильской и Брединской метеостанциями. Наблюдения за этой полосой велись с конца ХIX века. Сегодня наблюдения за климатом в музее-заповеднике Аркаим проводит А.М. Кисленко.   Археология. Южное Зауралье – это необычайный сгусток археологических памятников всех эпох. Исторические свидетельства и материальное содержание археологических объектов составляют важную часть национального достояния России. В степях–лесостепях Челябинской области известны яркие памятники эпохи палеолита, мезолита и неолита. Существенный вклад в изучение каменного века региона внесли челябинские археологи под руководством В.С. Мосина.   За последнее десятилетие фактически заново разработаны проблемы истории раннего железного века и средневековья (А.Д. Таиров, С.Г. Боталов, И.Э. Любчанский). Ведущую роль в археологии Южного Урала и Центра Аркаим занимает исследование памятников синташтинско-аркаимской культуры. В начале 70-х годов у села Рымникское на юге Челябинской области свердловскими археологами под руководством В.Ф. Генинга велись активные исследования остатков укрепленного поселения бронзового века и расположенного рядом могильника того же времени. В 80-х годах на юге области исследования продолжили челябинские археологи под руководством Г.Б. Здановича. Им удалось оконтурить район распространения синташтинских памятников и детально исследовать два  поселения – Синташтинское и Аркаим. Территория распространения укрепленных центров средней бронзы получила условное название «Страна городов».   Интерес к синташтинской культуре вызван проблемами в решении вопросов происхождения индоевропейских народов и ранних этапов их истории. Долгое время в распоряжении ученых были только два древнейших письменных источника – Ригведа и Авеста. Но ответить на главный вопрос «Когда и где закладывались основы культуры индоевропейских народов?» не удавалось. Лишь открытие Синташтинского комплекса, а затем Аркаима и «Страны городов» позволило провести сопоставления фактических данных с письменными данными Авесты и Ригвед и охарактеризовать культуру ранних ариев.   В исследованиях укрепленного поселения Аркаим и древних памятников Большекараганской долины работали и работают десятки ученых. Среди них С.Г. Боталов, И.М. Батанина, С.А. Батанин, А.Г. Гаврилюк, С.А. Григорьев, А.И. Гутков, А.В. Епимахов, В.Ф. Зайберт, В.В. Зайков, Г.Б. Зданович, С.Я. Зданович, И.В. Иванов, Н.О. Иванова, А.М. Кисленко, И.Э. Любчанский, Т.С. Малютина, Н.Н. Меньшенин, С.О. Миллер, В.С. Мосин, И.А. Русанов, А.Д. Таиров, Н.С. Татаринцева, М.К. Хабдулина. Сегодня этот список может занять несколько страниц.   Музей «Природы и Человека». На Аркаиме сложился стихийный поток посетителей из ближних и дальних окрестностей, в том числе и из-за зарубежья. Этот поток возрастает с каждым годом. Среди приезжающих значительный процент студентов и школьников. Поэтому сотрудники Аркаима делают все возможное, чтобы их работа среди посетителей носила не только познавательную, но и образовательную направленность. Многие гости еще помнят маленький, но красивый и информативный музей в старом вагончике, созданный археологами Г.Б.Здановичем, Н.О.Ивановой и художником А.М.Федоровым. Сегодня музей расположен в четырех залах, через которые за короткое лето проходит более 4 000 человек и еще около 20 тыс. человек посещают исторический парк-музей под открытым небом. В списке посетителей 2003 года туристы из 150 населенных пунктов России и зарубежья. В ближайшее время завершится строительство нового трехэтажного здания, где будет представлена история края от каменного века до эпохи кочевников.   Этнография. Юг Челябинской области входил в территорию расселения Оренбургского казачьего войска. До сих пор в некоторых поселках сохранились дома и утварь вековой, а то и двухвековой давности. На компактной территории Аркаимского комплекса в музее-заповеднике можно увидеть не только собранные экспонаты, но и перевезенные и реставрированные постройки: ветряную мельницу, казачью усадьбу. Этнографы А.А. Рыбалко, О.В. Новикова, О.Ю. Мальцева уже много лет изучают историю и быт казаков Новолинейного района, составляют этническую карту населения челябинской области.   Исторический парк. На сегодняшний день территория Кизильского района в археологическом отношении изучена наиболее полно. Здесь выявлено около 800 археологических памятников. Более 70 памятников находится на территории заповедника. Археологи работают и в других районах области. За прошедшие тысячи лет от грунтовых и деревянных жилищных и погребальных конструкций остались едва приметные в степи руины. На типичном степном ландшафте в историческом парке музея-заповедника Аркаим ученые-археологи по материалам раскопок и из сохранившихся элементов сооружений реконструировали памятники разных эпох. Здесь можно увидеть разные типы погребальных конструкций бронзового века и раннего средневековья, войти в погребальный склеп кургана вождя раннего железного века или в жилище каменного века. Почти рядом находится впервые в Евразии полностью расчищенное сооружение ранних кочевников с простирающимися в степь до 300 метров каменными дорогами – «усами».   Экспериментальная площадка. Здесь проводятся эксперименты по реконструкции древних жилищ и древних технологий. Многие посетители еще помнят реконструкцию аркаимского жилища в натуральную величину, построенную под руководством А.И. Гуткова. К сожалению, нынешние посетители могут увидеть только ее развалины, так как для археологов важно было проследить закономерности разрушения подобных построек. Но рядом реконструируются жилища каменного века, и посетители могут войти в них и почувствовать древность уральской цивилизации.   На втором участке экспериментальной площадки, основанной А.И. Гутковым и И.А. Русановым, любой интересующийся посетитель может вручную или на гончарном круге изготовить глиняный горшок и обжечь его в печи, построенной по древнему прототипу. Археологи в присутствии посетителей осваивают технологию изготовления каменных ножей, скребков, топоров. Преподаватели О.В. Погребцова, М.В. Галлиулина и другие научат вас ткать полотно, плести пояса из нитей, корзины из лозы, лапти из лыка, шляпы из соломы. Иногда удается повторить технологический процесс выплавки бронзы.   Научный поселок. Создан благодаря энтузиазму ученых и поддержке областной администрации и администрации Челябинского государственного университета. Немало организационных сил вложила в создание поселка первая аркаимская административная группа: Т.А. Долгополова, С.П. Долгополов, Ю.М. Шишкин, А.Г. Агеев. Сегодня здесь уже постоянно проживают более 20 сотрудников. В летний период их бывает не менее 70 человек. Ежегодно проводятся конференции, фольклорные фестивали и различные праздники.   Будущее Аркаима. Еще в 1992 году на всемирном экологическом конгрессе в Рио-де-Жанейро проект музеефикации Аркаима, разработанный Челябинским архитектором В.Н. Фуксманом, был удостоен сертификата Международной Академии Архитектуры. Спустя 10 лет уже функционирующий объект исторического парка в музее-заповеднике Аркаим был отмечен золотой медалью на международной выставке в Лейпциге.   Сегодня о том, что Аркаим нужен людям, говорит неиссякаемый поток посетителей. Это, пожалуй, единственная в стране уникальная база для проведения научных исследований по археологии, истории, геологии, природопользованию и многим другим разделам гуманитарных и естественных наук. И мы видим будущее Аркаима в служении людям, в утверждении подлинной истории нашего края и в раскрытии ее роли в истории мировой цивилизации. Богатое культурное и природное наследие нашего края позволяет утверждать его не только как промышленный и сельскохозяйственный регион, но и как один из ярких центров науки и культуры России. Аркаим располагает всеми данными для развития отечественного и международного туризма, что позволяет видеть в нем серьезный экономический потенциал Челябинской области.   Есть еще одна особенность Аркаима. В современном мире в последние годы получило развитие  неоязыческое движение. Его представители достаточно активно осваивают все известные памятники археологии на всех континентах и во всех странах. Одним из наиболее известных центров притяжения новых религиозных направлений в России стали археологические памятники и природные ландшафты музея-заповедника Аркаим   «Эзотерический туризм» как своеобразная форма современного паломничества начался на Аркаиме в 1991 году с посещения городища Аркаим известным астрологом Тамарой Глобой. В настоящее время музей-заповедник посещают свыше 25 тысяч человек в год, и не менее 20 % из них приходят на Аркаим за своими духовными поисками. И, конечно же, все это находит отражение в прессе и слухах об Аркаиме: «желтопрессные» изюминки вообще не подлежат учету и не требуют комментариев. Как пример: «Немцев больше всего интересовал Аркаим – город ариев, и перед нападением на СССР туда была направлена разведка». Или: журнал «Национальная безопасность и геополитика России» утверждает, что история русско-тюркских народов и всех народов планеты базируется на Аркаиме; националисты, не споря, утверждают: «Аркаим – древний город казахов», «Аркаим – древний город на башкирской земле», «Аркаим – родина калмыков», «Аркаим – родина славян» и т.д.; фашистко-нацисткая «Казачья Орда Духовно-Родовой Державы Русь» через свой рупор, газету «Аркаим» проповедуют идею новой политической структуры «Арийский союз». Здесь же антисемитские статьи, регулярные обращения к Президенту РФ, исторические справки о «Малом небе ариев – городище Аркаим», объявление о приеме заказов на изготовление свастической символики и т.д.; Тамара Глоба считает открытие Аркаима своей заслугой. Урал объявляет «центром мира», а «Страну городов» – серединой Земли; биоэнергетики не задумываясь рифмуют «Аркаим – Иерусалим» и установили, что на Аркаиме «… почва имеет повышенный фон радиации, сравнимый с излучением Солнца»; целители всех рангов пронумеровали и дали имена всем энергетическим столбам; многие уважаемые и известные фирмы считают за честь иметь вывеску «Аркаим». Когда в перерыве между научными исследованиями, конференциями и учебными занятиями, ученые Центра «Аркаим» (те самые, которые открыли городище Аркаим и дали ему имя), решили, наконец, открыть свой сайт в интернете, то оказалось, что это имя давно и во всех возможных вариантах используется; парапсихологи и маги, невзирая на прогнозы умирающей метеослужбы, создают в дни своих приездов на Аркаим благоприятные погодные условия; некоторые маститые ученые, как, например, В.А. Шнирельман, скрестили Аркаим и этнополитику. В результате считается, что открытие одного из 800 археологических памятников Кизильского района вызвало цепную реакцию крайних проявлений этнического национализма. Этот список можно продолжать. Конечно же, чтобы организованно использовать наиболее массовые неоязыческие течения в Челябинске, Москве, Екатеринбурге, Кустанае, Уфе и многих других городах, создаются фирмочки, компании, различные «академии» и школы, в которых работают астрологи, «народные целители», черные и белые маги. И Аркаим – только малая доля в их прибыльном бизнесе. Для справки: по России годовой оборот таких структур составляет около 45 млрд. рублей.   По данным зарубежных источников (газета «USA Today»), сегодня почти половина населения мира верит в существование спиритических феноменов, в народное целительство, в астрологию, реинкарнацию, НЛО и т.д. В 1998 году Российская Академия наук сделала попытку и создала Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Но возрождение неоязычества, скорее всего, объективное явление. Поэтому в последнее время к этой теме стали обращаться ученые. Пример тому – готовящаяся к изданию в этом году монография философа и археолога Ф.Н.Петрова «Экзистенции Аркаима: универсальные основания мифоритуальных систем».   1.      Аркаим. 1987–1997.: Библиографический указатель. Составители Д.Г.Зданович и др. Челябинск, 1999. – 120 с. 2.      Генинг В.Ф., Зданович Г.Б., Генинг В.В. Синташта: Археологические памятники арийских племен  Урало-Казахстанских степей. В 2-х ч. Ч. 1. Челябинск, 1992. – 408 с. 3.      Григорьев С.А. Древние индоевропейцы. Опыт исторической реконструкции. Челябинск, 1999. – 444 с. 4.      Древности Урало-казахстанских степей (красота и духовность мира вещей). Каталог выставки. Челябинск, 1991. – 60 с. 5.      Зданович Г.Б., Зданович Д.Г., Куприянова Е.В., Кириллов А.К. Аркаим и «Страна городов»: Археологические очерки (материалы к экскурсии). Челябинск, 2003. – 52 с. 6.      Зданович Д.Г. и др. Аркаим: некрополь (по материалам кургана 25 Большекараганского могильника). Кн. 1. Челябинск, 2002. – 216 с. 7.      Зданович Д.Г. Синташтинское общество6 социальные основы «квазигородской» культуры Южного Зауралья эпохи средней бронзы. Челябинск, 1997. – 93 с. 8.      Зданович Г.Б. Урало-Казахстанские степи в эпоху средней бронзы. Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора исторических наук. Челябинск, 2002. – 56 с. 9.      Левит А.И. Южный Урал: География, экология, природопользование. Учебное пособие. Челябинск, 2001. – 246 с. 10. Моисеев Д.А. Аннотированный список высших растений музея-заповедника «Аркаим» и его окрестностей. Челябинск, 1998. – 71 с. 11. Мосин В.С., Григорьев С.А. Древняя история Южного Зауралья. Том 1. Каменный век. Эпоха бронзы. Серия «Этногенез уральских народов». Челябинск, 2000. – 532 с. 12. Мосин В.С., Григорьев С.А., Таиров А.Д., Боталов С.Г., Самигулов Г.Х. История археологии Южного Зауралья:  Учебное пособие. Челябинск, 2002. – 349 с. 13. Новое в археологии Южного Урала: Сб. научн. трудов / Сер. Южный Урал: Природно-географические факторы и историко-культурные процессы. Челябинск, 1996. – 266 с. 14. Таиров А.Д. Изменение климата степей и лесостепей Центральной Евразии во 11-1 тыс. до н.э.: Материалы к историческим реконструкциям. Челябинск, 2003. – 68 с. 15. Таиров А.Д. Торговые коммуникации в западной части Урало-Иртышского междуречья. Челябинск, 1995. – 43 с. 16. Таиров А.Д., Боталов С.Г. Древняя история Южного Зауралья. Том 2. Ранний железный век и средневековье. Серия «Этногенез уральских народов». Челябинск, 2000. – 494 с. 17. Хасанов Ф.Х. Аркаим. Легенды, сказки. Челябинск, 2002. 72 с. (фольклор, рассказы о топонимике). 18. Grigoriev S. Ancient Indo-Europeans. Chelyabinsk, 2002. – 496 p. 19. Ancient interactios: east and west in Eurasia. Cambridge, 2002. 344 p. 20. Prehistoric steppe adaptation and the horse. Cambridge, 2002. 428 p.   Сборники: 1.      Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия. (Сер.: «По страницам древней истории Южного Урала»). Челябинск, 1995. – 224 с. 2.      Археологический источник и моделирование древних технологий. Челябинск, 2000. – 188 с. 3.      Вестник Общества открытых исследований древности. Научный альманах. Вып. 1. Челябинск, 2002. – 92 с. 4.      Вестник Общества открытых исследований древности. Научный альманах. Вып. 2. Челябинск, 2002. – 160 с. 5.      Комплексные общества Центральной Евразии в 111–1 тыс. до н.э. Материалы к конференции. Челябинск, 1999. – 361 с. 6.      Материалы по археологии и этнографии Южного Урала. Челябинск, 1996. – 240 с. 7.      Природные системы Южного Урала. Челябинск, 1999. – 297 с. 8.      Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Материалы конференции. Часть 5, книга 1. Челябинск, 1995. – 187 с. 9.      Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Материалы конференции. Часть 5, книга 2. Челябинск, 1995. – 200 с. 10. Человек в пространстве древних культур. Материалы всероссийской научной конференции. Челябинск, 2003. – 158 с.

17 сентября 2013, 12:36

МИД Литвы призвал Белоруссию воспользоваться "Восточным партнерством" для открытых отношений с ЕС

Вице-министр иностранных дел Литвы Андрюс Кривас принял участие в ежегодном семинаре Северного Совета и Балтийской Ассамблеи, который посвящен диалогу между Белоруссией, Северным Советом и Балтийской Ассамблеей, сообщает корреспондент ИА REGNUM сегодня, 17 сентября, со ссылкой на пресс-службу МИД Литвы...

13 сентября 2013, 13:39

Власти Белоруссии нашли решение проблемы оттока рабсилы: Бангладеш поможет

В Белоруссии трудится очень много рабочих из Азии и, возможно, будет ещё больше: белорусские рабочие, не желающие работать за белорусские зарплаты, могут быть заменены рабочей силой из Бангладеш. Об этом, выступая на открытой лекции для студентов Брестского технического университета, заявил председатель Совета министров Белоруссии Михаил Мясникович.  "В Белоруссии одна из самых открытых экономик в мире. Это говорит о высоком уровне ее развития внутри страны. Однако сверхоткрытость делает нашу экономику зависимой от внешних рынков и факторов", - цитирует белорусская газета "Вечерний Брест" выступление премьер-министра. Комментируя массовый отток молодых и уже состоявшихся специалистов из белорусской экономики, глава правительства отметил, что власти постсоветской республики не могут предложить белорусам более привлекательных условий. Не могут себе позволить власти Белоруссии реализацию таких инициатив, отметил он, как привлечение отечественных талантов, уехавших за границу - такую идею в своё время выдвинул Дмитрий Медведев. "Почему в Минске холодильники помогают строить узбеки? Разве у нас нет своих мастеров? Есть. Но мы не можем их ничем удержать, - заявил Мясникович. - Вот Медведев, будучи президентом России, заявил, что их страна вложит немалые средства в то, чтобы вернуть свои таланты из США и других стран. Такой подход должны использовать и мы. Нужно создать все условия, чтобы человек мог себя реализовать и иметь адекватный доход. Сегодня это очень сложно". "У нас очень много выходцев из Азии занимают места наших ребят на стройке и в других сферах. Вот сегодня в Барановичах мы с Константином Андреевичем Сумаром всерьез рассматривали возможность приглашения ткачей из Бангладеш. А что делать, если своих нет или мы не можем их удержать? Все эти вопросы завязаны на экономике, на зарплатах. Наши люди хотят работать за американскую зарплату и жить по белорусским ценам. Это невозможно", - заявил председатель правительства Белоруссии. Как сообщало ИА REGNUM, 15 января на пресс-конференции в Минске Александр Лукашенко заявил, что в Белоруссии будут бороться с социальным иждивенчеством. "Иждивенцев и бомжей разных наклоняли и будем наклонять", - сказал он. "Кроме явных иждивенцев, есть еще скрытые", - уточнил руководитель Белоруссии. По его мнению, это те, которые "ни шатко, ни валко работают" и, поэтому, к ним тоже будут применены санкции. Месяцем ранее, 21 декабря 2012 года Лукашенко заявил, что начался отток белорусских "гастарбайтеров" с российских строек в Белоруссию: строители возвращаются, их ждут семьи и повышение зарплат. После этого, 12 июля пресс-служба Совмина Белоруссии проинформировала о том, что председатель правительства республики на совещании с руководством Могилевской области заявил, что в Белоруссии около 445 тыс человек трудоспособного населения нигде не работают и не вносят никакого вклада в развитие экономики, но при этом пользуются социальными благами. Мясникович подчеркнул: "Ситуацию нужно исправлять. Один из способов - введение налога с неработающих". По приблизительным оценкам независимых экспертов, в России могут работать от 0,6 до 1,4 млн белорусов. В настоящее время на стройках Минска работает много рабочих из Китая, Северной Кореи и других азиатских стран. Источник

11 сентября 2013, 10:42

Под ядерным «зонтиком»

В понедельник в Вене прошло заседание Совета управляющих МАГАТЭ, на котором генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано прокомментировал ситуацию с ядерной программой Северной Кореи. По его словам, МАГАТЭ сожалеет о решении КНДР продолжать ядерные испытания и возобновить работы на ядерном реакторе в Йонбене. Это решение «вместе с предыдущими заявлениями о деятельности по обогащению урана и по строительству реактора на лёгкой воде глубоко прискорбны», подчеркнул Амано. Вместе с тем в МАГАТЭ признали, что поскольку инспекторы не в состоянии провести проверки в Северной Корее с 2009 года, знания МАГАТЭ «в области ядерной программы страны ограниченны». Интересно отметить в связи с этим, что около месяца назад один из американских экспертных центров – Институт науки и международной безопасности – опубликовал доклад по результатам анализа спутниковых снимков о том, что КНДР почти вдвое расширила площадь комплекса по обогащению урана на ядерном объекте в Йонбене. Экспертами было высказано мнение, что это свидетельствует об увеличении количества центрифуг, с помощью которых производится обогащённый уран. Между тем недавно стало также известно, что США и Республика Корея подготовили проект совместного военного плана по сдерживанию ядерной угрозы со стороны КНДР. Конкретные детали этого документа не разглашаются, однако сообщается, что «доклад по мерам сдерживания КНДР» готовился около десяти месяцев и, как ожидается, будет одобрен на встрече министров обороны США и Южной Кореи 2 октября. «Эти меры сдерживания можно приравнять к оперативному плану действий. Разработка официального документа, детализирующего схему защиты за счёт американского ядерного «зонтика», отражает твёрдое намерение противостоять угрозе, которую несёт ядерное оружие КНДР», - сообщили по этому поводу агентству «Ренхап» в правительстве Республики Корея. Результатом достаточно жёстких позиций, с которыми выступают Вашингтон и Сеул, является то, что переговорный процесс в рамках «шестёрки» по проблеме денуклеаризации Корейского полуострова до сих пор не возобновлён. Как заявил в понедельник замглавы МИД РФ Игорь Моргулов, «перспектива возобновления шестисторонних переговоров по ядерной проблеме в Северной Корее в ближайшее время не просматривается». А ведь Россия наряду с КНР выступает за скорейшую активизацию переговорного процесса и предпринимает усилия в этом направлении. Многие российские политики и эксперты, что примечательно, склонны связывать проблемы денуклеаризации Северной Кореи не только с позицией ряда стран «шестёрки», но и с обострением обстановки в Сирии. Так, глава Комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков на днях заявил, что США «напрасно рассчитывают, что удары по Сирии заставят КНДР и Иран отказаться от создания ядерного оружия». Администрация Обамы, по словам Пушкова, может добиться только обратного эффекта. Между тем в самой Северной Корее в понедельник на фоне усилившихся в дипломатических и экспертных кругах дискуссий о будущем ядерной программы страны прошли праздничные мероприятия в связи с 65-й годовщиной со дня образования КНДР. В рамках этой юбилейной даты на главной площади страны – площади имени Ким Ир Сена в центре Пхеньяна – состоялся военный парад, за которым наблюдало всё высшее руководство Северной Кореи и несколько десятков тысяч человек. После военного парада, который ряд обозревателей охарактеризовал как достаточно «скромный» – широкого изобилия военной техники северокорейскими военными продемонстрировано не было, – по площади прошла многотысячная демонстрация обычных граждан. По стране также прошли торжественные митинги, научные симпозиумы, концерты различных творческих коллективов и другие мероприятия, посвящённые празднику. В связи с 65-летием КНДР состоялся и концерт ансамбля сил внутренней безопасности. Из списка включённых в официальный перечень лиц, присутствовавших вместе с северокорейским лидером на этом мероприятии (такие списки всегда публикуются ЦТАК), стало известно о назначении генерала армии Ли Ён Гиля новым начальником генштаба вооружённых сил КНДР. Ли Ён Гиль сменил на этом посту генерала Ким Кёк Сика, занимавшего свой пост всего несколько месяцев – с мая 2013 года – и известного в качестве сторонника жёсткого военно-политического курса. В чём причина этого кадрового назначения и как оно связано с осуществлёнными ранее Ким Чен Ыном кадровыми перестановками в военном руководстве страны, пока трудно с уверенностью сказать. Тем не менее ряд наблюдателей указывает, что и особенности проведения военного парада, посвящённого 65-летию КНДР, и замена главы генштаба говорят в пользу стремления северокорейских властей не усиливать напряжённость на полуострове и не создавать препятствий для выполнения уже достигнутых договорённостей по межкорейскому диалогу.

09 сентября 2013, 13:10

Лавров

Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Председателя Совета Министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Сирии В.Муаллемом, Москва, 9 сентября 2013 года Уважаемые дамы и господа, Приезд в Москву делегации Сирийской Арабской Республики во главе с заместителем Председателя Правительства, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов В.Муаллемом был весьма своевременным. На фоне раскручиваемой кампании по подготовке возможной силовой акции в отношении Дамаска Россия предпринимает активные шаги по недопущению губительного обострения обстановки на Ближнем Востоке.  Все больше ответственных политических и государственных деятелей разделяют наши оценки о том, что силовой сценарий обернется разгулом терроризма как в Сирии, так и в соседних странах, резким ростом потока беженцев, что уже происходит после заявления США о намерении нанести удар по САР. Мы озабочены судьбой этого многострадального региона. И, конечно, нас не может не беспокоить судьба российских граждан, которые живут и работают в Сирии, чьи жизнь и здоровье могут быть поставлены под угрозу. Поэтому мы считаем принципиально важным сделать все, чтобы не допустить такого сценария, чтобы выполнить договоренности лидеров стран «Группы восьми», заключенные в июне с.г. на саммите в Северной Ирландии и предполагающие призыв к правительству и оппозиции объединить усилия для изгнания террористов из этой страны. Наши сегодняшние собеседники подтвердили, что Дамаск готов позитивно откликнуться на этот призыв. В нашей работе мы опираемся на абсолютную необходимость уважать международное право и достигаемые договоренности. Это относится и к необходимости самым тщательным образом расследовать все сообщения о применении химического оружия. Напомню, лидеры «восьмерки» условились, что любые такие сообщения должны расследоваться профессионально и объективно, а их результаты быть представлены в СБ ООН, где и будут делаться соответствующие выводы. Считаем весьма важным и своевременным заявление Генерального секретаря ООН о необходимости группе экспертов, которые расследовали случаи применения химического оружия в Сирии, вернуться в эту страну и завершить свою работу в соответствии с достигнутыми ранее договоренностями. При всей серьезности нынешней ситуации мы и наши сирийские партнеры убеждены, что возможности для политического урегулирования сохраняются. В.Муаллем четко подтвердил сегодня готовность Сирии поехать на международную конференцию «Женева-2» для того, чтобы без каких-либо предварительных условий искать с оппозиционерами согласия в соответствии с Женевским коммюнике от 30 июня 2012 г. Ожидаем, что аналогичное заявление смогут, наконец, сделать представители оппозиции, как это предусмотрено российско-американской инициативой от 7 мая с.г. Призываем и наших американских коллег сконцентрировать свои усилия именно на этом, а не на подготовке военного сценария. Глубокую обеспокоенность у нас вызывает ухудшение гуманитарной ситуации в Сирии. Россия будет продолжать оказывать содействие в помощи пострадавшему сирийскому населению как через уполномоченные международные структуры, так и напрямую. Но понятно, что окончательно исправить гуманитарную ситуацию можно будет только по достижении политического урегулирования и отказа от каких-либо силовых методов. Мы договорились о практических шагах, которые будем предпринимать совместно и в контакте с другими государствами для того, чтобы дать политическому урегулированию шанс на реализацию. Вопрос: Обсуждались ли на сегодняшней встрече конкретные инициативы по переводу ситуации в Сирии в политическое русло? С.В.Лавров: Мы обсуждали ситуацию в Сирии, которая вызывает тревогу, а также то, какие действия можно дополнительно предпринять с тем, чтобы возобладал политический процесс. Созвать «Женеву-2» пока, как известно, не получается. И не по вине Российской Федерации или САР. «Национальная коалиция», которая рассматривается американцами и рядом других стран в качестве главной оппозиционной структуры, не соглашается на российско-американскую инициативу от 7 мая с.г. Убедить коалицию дать такое согласие они то ли не могут, то ли не хотят. Не считаем, что кто-то имеет право монополизировать работу с той или иной структурой. Россия за последние годы проводила контакты со всеми без исключения оппозиционными группировками. Будем продолжать эту работу, убеждая в безальтернативности международной конференции. Если в таких контактах мы поймем, что это может помочь делу, то не исключаем варианта пригласить в Москву всех, кто заинтересован в мире в Сирии, в политическом урегулировании и отвергает военный сценарий, включая, конечно же, интервенцию. Завязывать диалог между всеми сирийцами все равно нужно. Убежден, что в итоге политическое урегулирование останется безальтернативным конечным пунктом всего этого движения. Договорились также настоятельно добиваться скорейшего возвращения инспекторов ООН для завершения работы по всем случаям применения химического оружия и сообщениям о его применении. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, как я уже сказал, заявил о том, что скоро вернет инспекторов в САР. У нас есть подозрение, что этому намерению могут попытаться воспрепятствовать. Будем твердо добиваться того, чтобы инспекторы закончили свою работу. Сирийское правительство не только готово, но и настаивает на этом. В целом, при обсуждении темы химоружия почувствовали самое ответственное отношение наших сирийских коллег ко всему, что с этим связано. Будем работать по всем этим и другим направлениям. Вопрос: Есть ли данные о расследовании в каких-то международных инстанциях преступлений, казней, пыток, совершенных сирийскими боевиками? С.В.Лавров: Доказательств, на мой взгляд, предостаточно. Есть свидетельства очевидцев тех бесчинств, которые творят вооруженные боевики; видеокадры, которые они сами, между прочим, выкладывают в Интернет и, видимо, бахвалятся таким своим поведением; профессиональные оценки, которые, например, давала член независимой Комиссии ООН по расследованию нарушений прав человека в Сирии Карла дель Понте о том, что у нее есть данные о применении боевиками химических отравляющих веществ. Совсем недавно большое интервью дала матушка Агнесс, рассказавшая о событиях, которые последовали 21 августа с.г., и о происходящем в христианских районах Сирии. Имеются и факты, касающиеся событий непосредственно 21 августа с.г., которые, по нашей оценке, определенно говорят о срежиссированности этого случая. Вопрос: Каковы перспективы созыва «Женевы-2», если США и их союзники примут решение нанести удары по Сирии? Известно, что Президент Сирии Б.Асад сказал, что у «Группы друзей Сирии» есть чем ответить. Услышав это, ряд западных и арабских СМИ вчера и сегодня говорили о некоторой сделке, предложенной США Сирии через «двадцатку». Чем ответит «Группа друзей Сирии»? С.В.Лавров: Не хотелось бы, конечно, сразу исходить из негативного сценария. Мы все-таки будем, прежде всего, предпринимать усилия по недопущению военных интервенций. И, как сказал в своем вступительном слове В.Муаллем, если США действительно озабочены проблемой распространения и применения химического оружия, то она может быть решена. Вы слышали, что сказал мой сирийский коллега. Если удары все-таки состоятся, то, по оценкам большинства специалистов и тех, кто вплотную занимается сирийской проблемой, шансы на проведение «Женевы-2» будут подорваны. Такую точку зрения, в частности, высказал после нашей встречи в Санкт-Петербурге в беседе с журналистами специальный представитель ООН и ЛАГ по Сирии Л.Брахими. Что касается нашей поддержки усилий сирийского народа по сохранению своего суверенитета, территориальной целостности, свободы и независимости, то об этом подробно говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин на пресс-конференции в Санкт-Петербурге. Никаких сделок за спиной сирийского народа быть не может. Что касается политики, которую Россия проводит, так будет и далее. http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/44471035CA2213DA44257BE1003170AE

09 сентября 2013, 05:50

Ту-95. Русский медведь в воздухе

В 1950 г. В.М.Мясищев обратился в правительство с предложением создать стратегический бомбардировщик с максимальной скоростью 950 км/ч и дальностью более 13000 км, оснащенный четырьмя ТРД конструкции А.А.Микулина. Предложение приняли, и воссозданному ОКБ-23 Мясищева поручили в кратчайший срок создать бомбардировщик М-4, способный с ядерной бомбой массой в 5 т достичь территории США. Однако Сталин, решив подстраховаться, дал аналогичное задание и Туполеву. Огромные затраты на одновременную разработку и серийное производство двух идентичных по назначению самолетов его не смущали: советское правительство всерьез рассматривало возможность ядерной войны с США в середине 50-х гг. и хотело получить полную гарантию создания стратегического носителя. К беседе с вождем Туполев оказался хорошо подготовленным: поисковые работы по тяжелым самолетам с околозвуковой скоростью начались в его ОКБ-156 (Если говорить строго, то это обозначение по отношению к ОКБ А.Н. Туполева применялось лишь в период с конца 50-х до середины 60-х гг. До того все документы адресовались заводу № 156, а после — ММЗ «Опыт». С середины 70-х гг. фирма стала называться ММЗ «Опыт» им. А.Н.Туполева, со второй половины 80-х гг. — АНТК им. А. Н. Туполева, а с 1992 г. — АО АНТК им. А.Н.Туполева) еще весной 1948 г. Именно тогда на стол Андрея Николаевича лег отчет «Исследование летных характеристик тяжелых реактивных самолетов со стреловидным крылом». На основании исследований ОКБ, ЦАГИ, трофейных немецких разработок в этом отчете рассматривались проблемы выбора основных проектных параметров самолета с полетной массой 80-160 т и со стреловидностью крыла 25-35° по линии 1/4- хорд. Результаты этого исследования уже легли в основу проекта Ту-16, теперь Туполев решил использовать опыт применения стреловидного крыла для радикального улучшения характеристик Ту-85. Таким образом, целенаправленная последовательность решения сложных научно-технических проблем и учет тенденций мирового самолетостроения позволили коллективу ОКБ-156 к 1950 г. сформировать облик будущего скоростного дальнего бомбардировщика, получившего шифр «95″. Самолет должен был иметь взлетную массу порядка 150 т и крыло стреловидностью 35° с удлинением около 9. Подобное крыло к тому времени достаточно хорошо изучили в ЦАГИ. Фюзеляж новой машины по компоновке и диаметру повторял фюзеляж самолета «85″. Для определения типа силовой установки бригада Кондорского проработала различные ее варианты: с четырьмя ТРД типа АМ-3; с четырьмя ТВД типа ТВ-10 и двумя АМ-3; с четырьмя ТВ-10 и двумя ТРД типа ТР-3А; с четырьмя ТВД типа ТВ-4 типа ТВ-4 и двумя АМ-3; с четырьмя ТВ-10. В ходе поисков площадь крыла изменялась от 274 до 400 м2, удлинение -от 6,8 до 11,75, углы стреловидности — от 0 до 45°. Для окончательного сравнения выбрали два близких варианта: один с четырьмя ТРД, другой — с четырьмя ТВД. Расчеты показали, что наиболее приемлемым для получения дальности полета свыше 13000 км являлся вариант с четырьмя ТВД мощностью 12000-15000 э.л.с. и удельными расходами на крейсерском режиме порядка 0,25 кг/э.л.с. в час. При этом взлетная масса самолета достигала 200 т, расчетная максимальная скорость на высоте 10000 м — порядка 800 км/ч, длина разбега — 1500 м. Аналогичный самолет с четырьмя ТРД тягой по 9000 кгс (например, с АМ-3) имел бы в лучшем случае максимальную дальность не более 10000 км и длину разбега свыше 2000 м. Его единственным преимуществом была бы максимальная скорость более 900 км/ч. Изучив результаты исследований и понимая, что главное -это долететь до цели, Туполев окончательно выбрал для нового самолета силовую установку с ТВД, хотя руководители авиапрома и командование ВВС, ознакомившись с проектом Мясищева, настаивали на использовании ТРД. К тому времени реально существовавший ТВД типа ТВ-2, разработанный в ОКБ-276 под руководством Н.Д.Кузнецова на базе трофейного Jumo 022, имел мощность 5000 э.л.с. Его опытный экземпляр, первоначально обозначавшийся ТВ022, в октябре 1950 г. прошел государственные стендовые испытания. Его форсированный вариант ТВ-2Ф имел мощность 6250 э.л.с. Одновременно в ОКБ-276 начались работы над двигателями ТВ-10 и ТВ-12 с проектной мощностью соответственно 10000 и 12000 э.л.с. Но эти самые мощные в мире ТВД могли быть готовы только через 1,5-2 года, что задерживало работу над самолетом «95″. В поисках выхода из создавшегося положения Туполев полетел в Куйбышев к Кузнецову. В результате ОКБ-276 срочно спроектировало и изготовило двигатель-спарку из двух ТВ-2Ф, работающих на общий редуктор. Новый ТВД получил обозначение 2ТВ-2Ф, а его суммарная мощность достигла 12000 э.л.с. Самым сложным в этой работе оказалось создание редуктора, не имевшего аналогов в мировой практике. Не имела аналогов и реализация подобной мощности с помощью воздушного винта. По первым прикидкам его диаметр превышал 7 м, что было явно неприемлемо по компоновочным соображениям. Выход нашли в использовании двух соосных винтов меньшего диаметра с противоположным вращением, спроектировать которые взялось ОКБ-120 под руководством К.И.Жданова. К.п.д. винтовой установки должен был составить не менее 0,78-0,82, что также еще не достигалось в авиастроении. После принципиального решения этих важнейших вопросов Туполев попросил Сталина повторно принять его. Встреча состоялась, и Главный конструктор получил «добро» на проведение дальнейших работ. 11 июля 1951 г. вышли постановление Совета Министров СССР и приказ авиапрома, согласно которым ОКБ-156 поручалось спроектировать и построить скоростной дальний бомбардировщик в двух вариантах: с четырьмя спаренными ТВД типа 2ТВ-2Ф со сроком передачи опытного самолета на летные испытания в сентябре 1952 г., с четырьмя ТВД типа ТВ-12 со сроком передачи на летные испытания второго опытного самолета в сентябре 1953 г. Уже через четыре дня, 15 июля 1951 г. отдел технических проектов под руководством С.М.Егера приступил к эскизному проектированию самолета «95″. В августе ВВС разработали тактико-технические требования к бомбардировщику. Самолет должен был наносить удары по военным базам, морским портам, военно-промышленным объектам, политическим и административным центрам в глубоком тылу противника. Кроме широкого круга стратегических задач, новая машина предназначалась для постановки мин, торпедных и бомбовых ударов по кораблям на удаленных морских театрах военных действий. Создаваемый самолет должен был иметь практическую дальность полета 15000 км, максимальную техническую дальность 17000-18000 км, крейсерскую скорость 750-820 км/ч, максимальную скорость 920-950 км/ч, практический потолок 13000-14000 м и длину разбега 1500-1800 м. По оценке отдела Егера, сочетание высокой скорости и большой высоты полета с мощным оборонительным вооружением делали новый бомбардировщик для истребителей противника почти не уязвимым. Современное навигационное и радиосвязное оборудование позволяло использовать самолет как в составе соединения однотипных машин, так и одиночно, днем и ночью в сложных метеоусловиях. Его расчетная максимальная бомбовая нагрузка составляла 15 т, нормальная — 5 т, максимальный калибр бомб — 9 т. В термостабилизированном грузоотсеке могли быть размещены не только обычные, но и ядерные бомбы, мины и высотные торпеды, а на внешней подвеске под крылом — до четырех управляемых авиабомб. Оба заданных постановлением правительства варианта бомбардировщика были унифицированы и отличались только типом двигателей. Для второго варианта ОКБ-276 обещало подготовить ТВ-12 с максимальной взлетной мощностью 12500 э.л.с, максимальной на высоте — 12000 э.л.с. и номинальной -10200 э.л.с. С бомбовой нагрузкой 9 т и двигателями 2ТВ-2Ф самолет должен был иметь радиус действия до 6000 км, а с двигателями ТВ-12 — до 7500 км. На базе новой машины планировалось создать глобальный ударный комплекс, для чего предполагалось установить систему крыльевой дозаправки топливом в воздухе от однотипных заправщиков. При этом расчетная техническая дальность достигала 32000 км, что позволяло наносить удар в любой точке земного шара и гарантировать возвращение на базу. 31 октября 1951 г. эскизный проект «95″ получил положительное заключение Авиационно-технического комитета при Главнокомандующем ВВС, хотя работа над ним завершилась лишь в середине декабря. 15 ноября куйбышевский авиазавод № 18 получил задание приступить к подготовке серийного производства самолета «95″ со сроком ее окончания 1 сентября 1952 г. В течение 1954-55 гг. заводу предписывалось передать ВВС 15 серийных бомбардировщиков, а моторостроительному заводу № 24 (также находился в Куйбышеве) — освоить в серии двигатель ТВ-12, получивший обозначение НК-12. В то же самое время ОКБ-23 В.М.Мясищева и московский завод № 23 спешно готовили к серийному выпуску М-4. Предполагаемый срок начала ядерного конфликта с США, 1954 год, приближался.    Командир экипажа самолета «95-1″ А.Д.Перелет, фото сделано в в кабине пикирующего бомбардировщика Пе-2 В процессе конструирования и постройки нового бомбардировщика коллектив ОКБ-156 совместно с разработчиками систем и агрегатов успешно решил ряд сложнейших научно-технических задач. Для координации этой масштабной работы Туполев назначил ответственным за тему «95″ своего ближайшего помощника Н.И.Базенкова, который впоследствии стал главным конструктором Ту-95 и его гражданского варианта Ту-114 (в 70-е гг. его преемником стал Н.В.Кирсанов, а в конце 80-х гг. — Д.А.Антонов). Самолет «95″ оснащался самым совершенным оборудованием, какое только могла дать советская промышленность. Его особенностями, распространившимися затем на все типы тяжелых самолетов, стали применение в системе электроснабжения более легких алюминиевых проводов и внедрение электрических противообледенительных систем крыла, оперения, винтов и других поверхностей. Для самолета «95″ создавалась новая, более эффективная система запуска мощных ТВД. Важной особенностью проекта было и отсутствие катапультируемых сидений. Восемь членов экипажа в аварийной ситуации покидали машину через люки и отсек передней опоры шасси. Такое решение оправдывалось сравнительно невысокими скоростными напорами, а также существенной экономией в весе и более комфортными условиями размещения экипажа, что в длительном полете особенно важно. При создании нового самолета решили максимально использовать полуфабрикаты и комплектующие изделия предыдущих разработок ОКБ. В последующем это позволило ускорить процесс освоения машины в серийном производстве. В ходе выработки идеологии системы управления между специалистами ОКБ-156 и ЦАГИ возникли разногласия. Цагисты настаивали на применении новинки того времени — необратимых бустеров, к которым в ОКБ относились с недоверием, считая их установку преждевременной. Победила точка зрения ОКБ, и систему управления пришлось оснастить специальными устройствами, снижающими физические усилия летчика по управлению самолетом, — всевозможными компенсаторами, средствами уменьшения трения и т.п. Кстати, ОКБ-23 смело поставило необратимые бустеры на свой М-4, а туполевцы еще долго сохраняли верность высказыванию своего шефа: «Лучший бустер тот, который стоит на земле». С самого начала разработки бомбардировщика «95″ большая нагрузка легла на отдел прочности ОКБ во главе с А.М.Черемухиным. Специалисты отдела провели анализ силовых схем самолета в целом и его отдельных агрегатов, определили оптимальное расположение двигателей по размаху крыла. После столь тщательных исследований, проведенных в ОКБ-156 совместно с ЦАГИ и ОКБ-23, пришли к неожиданному решению: регламентируемые существовавшими нормами прочности коэффициенты безопасности были признаны завышенными, приводящими к неоправданному перетяжелению конструкции. В результате методы определения расчетных нагрузок были пересмотрены, и крылья самолетов «95″ и М-4 получились значительно более легкими. Дополнительные сложности в работу прочнистов вносил параллельный процесс подготовки серийного производства, который вовсю шел на заводе № 18, ведь требуемые ими изменения в конструкции приводили к переделке оснастки и доработке опытного самолета на сборочном конвейере. С целью ускорения испытаний и доводки двигателя 2ТВ-2Ф из ВВС в ОКБ-156 был передан один из серийных Ту-4 для переоборудования в летающую лабораторию. К середине 1952 г. Ту-4ЛЛ был готов. На нем вместо штатного правого ближнего к фюзеляжу двигателя установили 2ТВ-2Ф. Рабочие чертежи самолета стали готовить еще в сентябре 1951 г., а к концу ноября завершили полноразмерный макет, который в ходе постройки три раза осматривали представители ВВС, делая массу замечаний. Макет предъявили макетной комиссии, и в декабре Главнокомандующий ВВС его утвердил. Постройка первого опытного самолета «95-1″ и второго экземпляра для статических испытаний началась на заводе № 156 в октябре 1951 г. Пока шли заводские испытания опытных машин, на заводе № 18 разворачивалось серийное производство бомбардировщика, которому присвоили официальное обозначение Ту-95 (открытое название — изделие «В»). Уже в 1955 г. на стапелях стояли самолеты двух первых серий — нулевой и первой, по пять машин в каждой. Серийные Ту-95 имели, в отличие от «дублера», удлиненный почти на 2 м фюзеляж, большую на 5% массу пустого самолета и полную комплектацию бортового оборудования. 31 августа 1955 г. были выпущены первые серийные машины № 5800003* (бортовой номер «5″) и № 5800101 (бортовой — «6″). Обе они прошли заводские летные испытания с 1 октября 1955 г. по 28 мая 1956 г. Госиспытания Ту-95 проводились на трех самолетах — «дублере» и двух первых серийных машинах — с 31 мая по август 1956 г. Первым начал полеты «дублер». Он достиг максимальной скорости 882 км/ч, потолок составил 11300 м, а дальность -15040 км. Серийные, более тяжелые машины, показали меньшую дальность и потолок. Результаты оказались ниже заданных в 1951 г. постановлением Совмина, поэтому самолет № 5800101 с 20 августа 1956 г. по 21 февраля следующего года находился на доработке, в ходе которой на него установили модернизированные двигатели НК-12М со взлетной мощностью 15000 э.л.с. Максимальная взлетная масса бомбардировщика увеличилась со 172 т до 182 т, а запас топлива — с 80,73 т до 89,53 т. Самолет получил обозначение Ту-95М (изделие «ВМ») и внешне почти не отличался от Ту-95, за исключением дополнительных воздухозаборников в верхней части мотогондол, предназначенных для обдува электрооборудования. Он прошел заводские испытания в сентябре -октябре 1957 г., достиг максимальной скорости 905 км/ч и практического потолка 12150 м. Максимальная техническая дальность составила 16750 км, а практическая превысила 13000 км. Несмотря на то, что и эти данные были ниже заданных Советом Министров, 26 сентября 1957 г. самолет приняли на вооружение. Кстати, М-4 показал на госиспытаниях практическую дальность всего 9050 км. В период с 1955 по 1957 гг. завод № 18 построил 31 бомбардировщик Ту-95, а до конца 1958 г. — еще 19 Ту-95М. Впоследствии все они были оснащены двигателями НК-12М, а затем — НК-12МВ. В 70-е гг. эти машины прошли весь цикл доработок и усовершенствований, позволивших им оставаться в строю вплоть до 80-х гг. Для советских ВВС Ту-95 был качественно новым самолетом, прежде всего с точки зрения задач, которые на нем предстояло решать. Поэтому и авиачасти, куда он поступал, были новыми, укомплектованными опытными летчиками и решительными командирами. В 1955 г. в Узине под Киевом образовали 106-ю ТБАД под командованием дважды Героя Советского Союза А.Г.Молодчего. В дивизию вошли созданный в конце того же года 409-й ТБАП п-ка М.М.Харитонова и образованный в июне 1956 г. 1006-й ТБАП п-ка Ю.П.Павлова. В 1962 г. в состав 106-й ТБАД вошел 182-й Гвардейский ТБАП п-ка Ф.Х.Тумакаева, базировавшийся в Моздоке. Следующим авиасоединением, оснащенным Ту-95, стала 79-я ТБАД дважды Героя Советского Союза генерал-майора П.А.Тарана, базировавшаяся в Семипалатинске. Она состояла из двух полков: 1223-го ТБАП Героя Советского Союза п-ка В.М.Безбокова (1957 г., Ту-95/95М) и 1226-го ТБАП п-ка Л.Фалалеева (1958 г., Ту-95К). Поскольку в эти авиачасти переводили офицеров только высокой квалификации (например, командир Ту-16 переводился на Ту-95 лишь на должность правого летчика), новая машина была освоена довольно быстро. Уже в августе 1956 г. в традиционном воздушном параде над Тушино участвовала группа Ту-95 из Узина. Однако нельзя сказать, что освоение стратегического бомбардировщика проходило гладко. 24 ноября 1956 г. был потерян первый Ту-95. На машине сер. № 310 после взлета разрушилась турбина одного из двигателей, и самолет стал быстро терять высоту. Напомним, что НК-12/12М еще не имели системы автофлюгирования винтов, а экипаж не смог сделать это с помощью ручной системы. В результате катастрофы самолет и все члены экипажа погибли. Случаи выключения двигателей имели место и позже, в основном, в жаркую погоду, но экипажам удавалось справиться с ситуацией. С начала 60-х гг. бомбардировщики оснастили двигателями НК-12МВ с системой автофлюгирования, и отказ перестал восприниматься как фатальное событие. Следующим шагом в направлении повышения безопасности в такой ситуации стало оборудование Ту-95МС системой автоматического парирования разворачивающего момента отказавшего двигателя путем отклонения руля направления. Главной задачей, стоявшей перед оснащенными Ту-95 частями, было нанесение ядерного удара по США. На ее отработку был нацелен весь учебный процесс. Некоторое количество «девяностопятых» оставалось на земле и несло боевое дежурство. В каждом полку до звена, а в периоды обострений международной обстановки — до эскадрильи, как тогда говорили, «сидели на яме» (размер советских атомных бомб позволял их подвешивать только таким образом). Сами бомбы были готовы к применению, но хранились в укрытии, и с момента поступления приказа до взлета дежурных сил могло пройти почти 2 часа. Кстати, американские В-52 постоянно летали вдоль границ СССР с реальным ядерным оружием на борту, поэтому важным моментом в боевой учебе советских стратегических сил стала отработка выхода из-под удара. Главным средством при этом считалось рассредоточение самолетов, причем не только на аэродромах ГВФ, но и на оперативных аэродромах так называемой арктической группы, откуда до жизненно важных центров Северной Америки было намного ближе. При эксплуатации Ту-95 в Арктике возникли новые проблемы. Мощный редуктор двигателя НК-12 требовал объемной маслосистемы, причем значительная часть масла постоянно находилась в нем. При низких температурах воздуха масло застывало, и перед запуском требовался длительный прогрев двигателей от наземного подогревателя. Даже в базовых условиях это снижало боевую готовность и стоило многих бессонных ночей инженерно-техническому составу, которому приходилось выезжать на аэродром за 3-4 часа до начала предполетной подготовки. На оперативных аэродромах, где не было моторных подогревателей, двигатели приходилось запускать через каждые 3-6 часов, а сразу после выключения закрывать теплоизоляционными чехлами. Помимо неоправданных затрат времени и труда, это приводило к дополнительному расходу ресурса двигателей, величина которого у первых серийных моторов была и так невысокой. Проблему решили только после создания нового сорта масла, позволявшего запускать НК-12 без подогрева при температурах наружного воздуха до минус 25′С. В ходе утомительных боевых дежурств и длительных полетов (первый из которых в строевых частях продолжительностью 17 ч 53 мин по периметру СССР выполнил экипаж В.Г.Маслова) многие укрепились во мнении, что конструкторы, создавая Ту-95, совершенно не думали о людях. Сиденья оказались неудобными, спинки почти не отклонялись, хранить пищу было негде, все внутри было выкрашено в черный цвет. Общую оценку эргономике бомбардировщика удачно дал бывший офицер-танкист, ставший начфизом 1006-го ТБАП. Когда он первый раз зашел в Ту-95, то, очевидно, взволнованный встречей с чем-то родным, воскликнул: «Как в танке!». Бортпайки были отвратительными, поэтому в полет брали обычную еду — хлеб, сало и контрабандным образом огурцы. Что касается напитков, то на штатные соки тоже полагаться не приходилось — их качество иногда приводило к весьма неприятным последствиям, усугубленным отсутствием на борту нормального туалета. Перед едой голосовали, т.к. есть приходилось сразу всем. Причина — в системе кондиционирования воздуха, который в кабине был таким сухим и содержал столько масляной пыли, что продукты удавалось раскрыть только один раз. Провести весь полет, не снимая кислородной маски, тоже оказалось невозможно, вот и чередовались: командир в маске — помощник без, и наоборот. Но несмотря на все «тяготы и лишения», экипажи Ту-95 находились в постоянной готовности выполнить свою задачу. Даже когда главная роль в нанесении «удара возмездия» перешла к баллистическим ракетам, а основной задачей «девяностопятых» стала работа по авианосным ударным группам (АУГ), Северная Америка по-прежнему оставалась их целью. Ничего удивительного: ракеты были более быстрым средством доставки ядерных боеприпасов, но самолеты -более точным. На Ту-95 возлагалась своеобразная «зачистка» территории США после ракетного удара и уничтожение уцелевших объектов. Два раза в год проводились масштабные учения, входе которых все экипажи ДА получали опыт действий с арктических, в том числе ледовых аэродромов, отрабатывали методику преодоления ПВО противника на малых высотах в одиночку и в составе группы. Выучка была очень высокой: каждый экипаж досконально знал «свои» цели в США (рельеф местности, радиолокационную обстановку, метеоусловия), маршруты полета к ним и т.п. И хотя с появлением стратегических ракет боевое дежурство Ту-95 упразднили, но на все кризисы в международных отношениях эти полки реагировали первыми. Особенно памятным для многих стал карибский кризис 1962 г., когда члены экипажей Ту-95 занимали свои рабочие места, оставив у особиста погоны и партбилеты… В ходе карибского кризиса и после него «девяностопятые» вели также регулярную воздушную разведку американских авианосных соединений в Атлантике. На задание обычно вылетала пара самолетов, состоявшая из одного ракетоносца Ту-95КД/КМ и одного разведчика Ту-95МР. Ракетоносец засекал американские корабли с помощью РЛС, после чего разведчик проводил их детальное фотографирование. В 70-80-е гг. Ту-95МР выполняли задания, в основном, самостоятельно. Их полеты позволяли советскому командованию постоянно получать информацию о передвижении кораблей ВМФ США в Атлантике, дополняя сведения, получаемые с помощью космической разведки. После изучения опыта локальных войн на Ближнем Востоке Ту-95/95М доработали для выполнения тактических задач. По инициативе командования ДА самолеты оснастили средствами, позволявшими нести 45 бомб калибра 250 кг. Основным назначением бомбардировщика с таким вариантом боевой нагрузки стало нанесение ударов по ВПП аэродромов противника. 24 августа 1959 г. в Узине приземлился первый Ту-95К, который привели из Куйбышева летчики 1006-го ТБАП В.Г.Маслов и А.Н.Ожгибесов. В конце года ракетоносцы получил и 1226-й ТБАП. Начался период освоения их частями ДА. С января по октябрь 1962 г. было выполнено 19 пусков ракет Х-20, из них 15 попали в цели. Для начала это был неплохой итог. Комплекс простоял на вооружении более 20 лет, но самый интересный связанный с ним случай произошел в самом конце эксплуатации. В 1983 г. на полигоне у мыса Шевченко в Каспийском море один из ракетоносцев производил тактический пуск Х-20, т.е. выполнял весь цикл необходимых действий (ракета выходит из люка, ее двигатель запускается, работает аппаратура наведения), кроме собственно пуска. Одной из последних операций являлось включение фотоприставки, призванной зафиксировать момент отделения ракеты. Когда она штатно не включилась, бортинженер посоветовал штурману «перебросить» один из тумблеров на ее панели. Как выяснилось позже, возникшее таким образом сочетание положений переключателей (никогда ранее не случавшееся!) привело в действие цепь сброса. Самолет тряхнуло. Кормовой стрелок доложил: «Ракета пошла». Однако летчики осознали это слишком поздно, чтобы отвернуть и освободить ей дорогу. В результате 11-тонная Х-20 таранила самолет сзади-снизу. Удар пришелся по фюзеляжу, но «девяностопятый» его выдержал. Экипаж успешно посадил поврежденную машину, а ракета рухнула в море, где ее безуспешно в течение 1,5 месяца искала вся Каспийская флотилия. Вообще Ту-95 оценивается всеми служившими на нем как очень надежный и устойчивый к повреждениям самолет. Может быть, поэтому немногочисленные катастрофы этих машин достаточно известны. Самый знаменитый случай — потеря 26.08.1965 г. в одном вылете сразу двух бомбардировщиков 409-го ТБАП. Экипажи командира полка Тропынина и майора Иванова отрабатывали прорыв ПВО, идя на малой высоте со стороны моря в направлении Одессы. Оба самолета разбились с интервалом 3 минуты: Иванов упал в море, Тропынин — на береговую черту. Из двух экипажей не спасся никто. Позже аварийная комиссия пришла к выводу, что причина в обоих случаях одинакова: взрыв хвостовых фюзеляжных топливных баков и вызванное им разрушение конструкции. Оказалось, что в ходе противоракетного маневра с креном 30° с одновременной стрельбой противорадиолокационными патронами из верхней пушечной установки создались условия, при которых открылись замки заливных горловин баков, расположенных недалеко от среза стволов… После этого происшествия среди летного состава распространилась точка зрения, что из Ту-95 выпрыгнуть вообще невозможно. Чтобы доказать обратное, по приказу командира 106-й ТБАД парашютисты-спортсмены 409-го полка совершили 29.04.1966 г. показательный групповой прыжок из передней кабины бомбардировщика, за которым наблюдал весь личный состав дивизии, построенный на узинском аэродроме. Первым в группе из семи человек самолет покинул В.Л.Константинов (тогда капитан), для которого это был 500-й прыжок. Демонстрация прошла вполне успешно, хотя парашютистов изрядно покрутило потоком. Для уничтожения АУГ, океанских конвоев США и их союзников наиболее подходящим самолетом стал Ту-95К-22, вооруженный эффективными, но не очень надежными ракетами Х-22. После 2-3 предварительных облетов полигона с подвешенной, но не заправленной Х-22 она часто выходила из строя. По этой причине в ответственных пусках (типа показа Министру обороны) всегда задействовали два Ту-95: если у одного ракета не сходила, стрелял второй. Кумулятивная БЧ этой ракеты могла при попадании в корабль разворотить 12-метровую пробоину, а скорость полета (3670 км/ч) делала ее почти неуязвимой. Проблема была лишь в том, чтобы суметь ее запустить: ведь практическая дальность пуска равнялась 350 км, а рубеж перехвата отстоял от АУГ на 1100 км. На этой дистанции главную опасность представляли истребители F-14, способные атаковать одновременно 6 целей. По мере приближения к ордеру АУГ все больше неприятностей начинали доставлять ее средства РЭБ. По свидетельству штурманов, эффективность этих средств была колоссальной: метки целей на экранах буквально тонули в облаке помех, целиться становилось невозможно. Поэтому общий сценарий атаки предусматривал в первую очередь пуск восьми Х-22 с ядерными БЧ не по конкретным целям, а по району, где в этот момент, вероятно, находится АУГ. Считалось, что после этого помеховая обстановка позволит выделить отдельные корабли и нанести точный удар. В случае же, если и вторая волна Х-22 потеряет цели из-за помех, ракеты тут же перенацелятся на их источники, уничтожение которых даст возможность с третьего раза бить наверняка. К счастью, реальное соприкосновение Ту-95К-22 с флотом США никогда не было столь драматичным. Типичная картина описана в одном из ноябрьских (1993 г.) номеров «Красной Звезды»: «Чтобы выявить местоположение и состав авианосной группы, командующий ДА принял решение выполнить воздушную разведку составом четырех стратегических самолетов Ту-95К-22. 28 июля в 18 часов 03 минуты по Гринвичу с дальневосточного аэродрома взлетели две пары ракетоносцев. Самолеты пересекли Курильскую гряду и через 5 часов на удалении 1400 км от береговой черты перехватили работу корабельных РЛС. Довернув на выявленные источники излучения, экипажи приступили к поиску и на дальности 220 км обнаружили ордер из шести кораблей. При подлете к цели на дальность 3 км экипажи визуально обнаружили 4 корабля в кильватерном строю. Авианосец следовал от них на расстоянии до 140 км с курсом 190 градусов и скоростью 20 узлов. Первая пара ракетоносцев снизилась до высоты 500 м и выполнила воздушное фотографирование. После второго захода с палубы авианосца была поднята на перехват пара истребителей F/A-18, каждый с двумя управляемыми ракетами «Сайдуиндер». Они сблизились с нашими воздушными кораблями на расстояние 200-300 м. Через 30 минут сзади справа подошли еще два истребителя, сблизившись до 100 м. В это время вторая пара Ту-95К-22 осуществила поиск, обнаружила и сфотографировала транспорт снабжения, следовавший отдельно от группы. Задача по отслеживанию корабельных группировок в удаленных океанских районах была выполнена». Справедливости ради нужно отметить, что довольно часто задачу поиска АУГ экипажам Ту-95 облегчали сами натовцы. Вспоминает генерал Константинов: «Однообразие длительного полета действует усыпляюще. Но как только с Кольского полуострова повернули на остров Медвежий, тут не до сна. Заходят — пара слева, пара справа, под винты подлазят. Страшно. Их-то спасут, а нас? Делают знаки: «Что это вас принесло — воскресенье же!» или «Не туда идете -авианосцы правее!» Сначала мы им не верили, потом недоумевали, ведь ни разу не обманули! Оказалось все очень просто: за каждый боевой вылет (а он считается боевым только в случае, если мы прилетим прямо к авианосцу) они получали солидные деньги. Взаимная выгода налицо». Первый Ту-95КМ поступил в 106-ю ТБАД 14 февраля 1963 г. С тех пор дозаправка в воздухе стала необходимым элементом боевой подготовки, освоить который должны были все летчики, в противном случае они уходили с «девяностопятых». Процедура дозаправки, в ходе которой огромные Ту-95 и танкеры выполняли совместное маневрирование на дистанциях до 15 м, была очень сложной и утомительной. Один из ракетоносцев после окончания заправки проскочил вперед и килем распорол нижнюю часть фюзеляжа заправщика 3МС-2. Несмотря на потерю трети киля, самолет успешно совершил посадку на своем аэродроме. В другом случае заправочный конус попал в плоскость винтов ракетоносца. Все восемь лопастей были срезаны на 20-40% размаха, кроме того, отказала система флюгирования, но Ту-95 также совершил благополучную посадку. В очень сложную ситуацию попал в 1985 г. экипаж командира 79-й ТБАД Степанова. Во время перекачки топлива шланг на заправщике оборвался, перехлестнул через кабину Ту-95, разбил один из блистеров и стал колотить по рулям, грозя катастрофой. Тогда командир принял решение отстрелить часть шланга из верхней установки, что и было сделано. С тех пор на заправку «девяностопятые» летают с полным боекомплектом верхних пушек. Несколько позже аналогичный случай произошел с Ту-95МС, экипаж которого, не имея средств отстрелить шланг, вынужден был садиться с такой помехой. Многие типовые маршруты Ту-95 предусматривали дозаправку, в то же время заправщиков всегда было мало. В случае, если бы потребовалось поднять все ракетоносцы одновременно, танкеров бы точно не хватило. На случай невстречи с заправщиком экипажи имели специальную инструкцию: включить сигнал бедствия, взорвать секретные блоки аппаратуры и идти на любой аэродром. Носители крылатых ракет Ту-95МС начали поступать в ДА в 1982 г. К освоению самолетов этого типа сначала приступили в Семипалатинске, затем в Узине, а в 1987 г. — в Моздоке. Новые машины понравились экипажам: необратимые бустеры облегчили управление, сиденья с откидными спинками дал и возможность расслабиться, интерьер кабин стал более «живым». Однако главное отличие Ту-95МС — неизмеримо возросшие ударные возможности. Являясь высокомобильными носителями ядерных .КР большой дальности, эти самолеты представляли собой наиболее реальную угрозу для противника и играли важнейшую роль в случае проведения воздушной наступательной операции против США. Что касается экипажей, то уровень их подготовки был очень высок. «Эмэсы» летали две смены в неделю, командир налетывал в среднем 120 часов в год. Тактические пуски выполнялись за Норвегией, в районе Алеутских островов, у Аляски и Канады. ПВО североамериканского континента реагировала на эти рейды очень четко: ведь что на уме у «этих русских», они не знали и потому боялись. Как правило, тройка F-15 в сопровождении танкера КС-135 встречала советские ракетоносцы километров через 200-300 после Северного Полюса. Затем, попеременно дозаправляясь, американцы «вели» Ту-95МС вдоль всего их более чем 2000-км маршрута и отваливали, недолетев километров 300 до территориальных вод СССР, а «эмэсы» садились в Анадыре или Магадане. Экипажи Ту-95МС очень высоко оценивали его оборонительные возможности, считая самолет буквально «несбиваемым». Бортовой комплекс обороны (БКО) этого самолета являлся самым совершенным в Союзе и по ряду показателей превосходил комплекс В-52Н. В отличие от Ту-160 на «эмэсе» были успешно решены проблемы электромагнитной совместимости, и в 1987 г. на специальных испытаниях его электроника блестяще сорвала все попытки атаки самого современного перехватчика МиГ-31. Полет проходил ночью в ПМУ на высоте 8000 м. Летчик МиГа докладывал: «Наблюдаю цель визуально, могу отработать пушкой, тактический пуск произвести невозможно». Как видим, на «эмэсе» кормовой стрелок вновь приобретал свое прежнее значение. На Ту-95МС вновь было организовано боевое дежурство. Однако становившиеся на него экипажи уже не испытывали такого психологического напряжения, как их предшественники на бомбардировщиках. Во-первых, они не должны были заходить в зону с мощной ПВО, а во-вторых, они ни целей своих не знали, ни даже точки пуска. Их задача — привести самолет в определенное место, откуда он, управляемый автоматикой, должен лететь еще в течение часа, а затем самостоятельно произвести пуски ракет. Таким образом, греха на душу летчики не брали. Но и в этом, свободном от ненадежного человеческого фактора сценарии оказалось слабое место. По замыслу создателей «эмэса», перед включением автономного режима необходимо произвести коррекцию курса по звездам. При этом почему-то не учли, что реальный боевой вылет должен проходить на малых высотах, а звезды могут быть закрыты облаками. После нескольких сорванных тактических пусков в программы бортовых компьютеров пришлось внести изменения… Несмотря на всю электронику и новые технологические процессы, Ту-95МС представляет собой развитие исходного бомбардировщика, конструкцию и системы которого за 30 лет довели до высокого уровня надежности. Поэтому и доверие к самолету с самого начала освоения было высоким. В середине 80-х гг. экипаж Алферова на «эмэсе» полетел из Семипалатинска в район Моздока, как говорят, «ловить сложняк». Когда до цели оставалось километров 150, разрушилась турбина одного из двигателей. Оценив обстановку, командир решил не садиться в Моздоке, где быстро устранить неисправность не смогли бы, а идти домой. Обратный полет прошел без осложнений и завершился благополучной посадкой. Конечно, кроме высокой живучести самолета, большую роль играли мастерство и мужество экипажей. Так, одна из машин попала в грозу, молния разрушила верхнюю часть киля, вывела из строя часть оборудования, но экипаж сумел посадить ракетоносец на своем аэродроме. Кстати, к преимуществам Ту-95 летчики относили возможность использования реверса воздушных винтов, что позволяло сократить длину пробега. Ту-95 никогда не имел тормозных парашютов, но случаи выкатывания при посадке за пределы ВПП были крайне редки. С середины 80-х гг. две дивизии, вооруженные Ту-95МС, стали важнейшей частью стратегических сил СССР. Это был мощный инструмент, использовавшийся советским руководством для проведения своей внешней политики. В 1986 г. эти силы продемонстрировали свои возможности стратегического маневрирования. Самолеты из Узина выполнили облет (с дозаправками) по периметру границ СССР, одновременно Ту-95МС из Семипалатинска направились через Северный Полюс к границам США и Канады. Очень эффективно использовались морские модификации Ту-95. С момента поступления на вооружение авиации ВМФ в августе 1964 г. Ту-95РЦ, эта модель «медведя» стала любимым персонажем многих западных авиационных изданий. Постоянно публиковались его фотографии в сопровождении «Фантомов», «Лайтнингов» и других натовских истребителей. Такая популярность была естественной, поскольку основной задачей Ту-95РЦ было отслеживание боевых кораблей на просторах Мирового океана. На Западе их даже прозвали «Восточным экспрессом» за способность присутствовать на всех морских учениях. Эти разведчики базировались на севере Центральной России в районе Вологды и на Дальнем Востоке. В 70-80-х гг. они постоянно совершали перелеты с Дальнего Востока во Вьетнам на бывшую американскую военно-воздушную базу в Дананге, которая использовалась для их временного базирования при патрулировании над акваторией морей Юго-Восточной Азии. К началу 1991 г. в строю оставались и активно использовались 37 самолетов Ту-95РЦ. При подготовке к печати раздела «Практическое применение» А.Ю.Совенко/»АиВ» с согласия авторов дополнил его воспоминаниями генерал-майора в отставке В.Л.Константинова, полковников запаса В. М.Колпакова и В.Ф.Аксенова, подполковника Ю.П.Герговского, майора запаса О.А.Богатырева. Содействие в работе оказали командир дивизии ДА Украины генерал-майор Г.К.Котляр, полковник В.Д.Макаров, подполковник Н.Г.Ткачук, майор В. В. Бурдин, полковники запаса Ю. П. Скабкин и А.А.Пахомовский. Частный случай-1 К осени 1952 г. строительство «95-1″ закончилось. Машину в расстыкованном виде перевезли на летно-испытательную и доводочную базу (ЛИиДБ)в Жуковском, где окончательно собрали и 20 сентября передали на заводские испытания. Пока в ОКБ готовились к первому полету, органы госбезопасности приняли строжайшие меры по обеспечению секретности. Был проведен ряд дополнительных мероприятий по борьбе с утечкой информации из ОКБ и опытного завода, введен строгий режим проезда в районе аэродрома на правом берегу Москва-реки, откуда взлетная полоса и стоянки самолетов прекрасно просматривались. Все работы на опытном самолете велись до начала движения автотранспорта и электропоездов по Казанской железной дороге. 12 ноября 1952 г. экипаж в составе командира корабля летчика-испытателя А.Д.Перелета, второго летчика В.П.Морунова, бортинженера А.Ф.Чернова, штурмана С.С.Кириченко, бортрадиста Н.Ф.Майорова, бортэлектрика И.Е.Комиссарова и бортмеханика Л.Борзенкова поднял машину в воздух. В ходе 50-минутного полета «девяностопятый» достиг высоты 1150 м. Начался обычный процесс доводки. После каждой посадки вели поиск и устранение неисправностей, выполняли доработки. До конца года состоялись всего три полета, но с 13 января испытания пошли более интенсивно. 17 апреля на 16-м полете вышла из строя автоматика установки шага всех четырех винтов, и Перелет с трудом смог посадить опытную машину. К этому моменту общий налет «95-1″ составил около 21 часа. Самолет вновь почти месяц находился на земле, а инженеры ОКБ и ЦАГИ искали причины дефекта. Правительство и командование ВВС вели постоянный контроль за ходом испытаний. Результаты каждого полета докладывались правительству через МАП и Министерство госбезопасности, а представитель ВВС на заводе № 156 подп-к С.Д.Агавельян докладывал непосредственно Главнокомандующему ВВС генерал-полковнику П.Ф.Жигареву. Все участники испытаний были неимоверно перегружены как морально, так и физически. Многие спали по несколько часов в сутки, остальное время проводя на аэродроме, в ОКБ или в министерстве. 11 мая проводился очередной, 17-й полет. На аэродроме находился сам А.Н.Туполев. Все шло нормально, с опытной машиной поддерживалась постоянная радиосвязь, и вдруг в динамиках раздался сдержанный и, может быть, излишне спокойный голос Перелета: «Нахожусь в районе Ногинска. Пожар третьего двигателя. Освободите посадочную полосу. Буду садиться прямо с маршрута». Через две-три минуты Перелет снова в эфире: «С пожаром справиться не удалось, он разрастается, горят мотогондолы, шасси. До вас осталось километров сорок». И затем, через какое-то время: «Двигатель оторвался. Горит крыло и гондола шасси. Дал команду экипажу покинуть самолет. Следите…». Первым пришло телефонное сообщение из ногинского отдела госбезопасности о том, что самолет упал северо-восточнее города и горит. Туполев и Агавельян сразу выехали на место катастрофы. За ними на нескольких машинах — работники ОКБ и испытательной базы. Непосредственно к месту падения через заболоченный лес добирались пешком, для Туполева достали лошадь. Глазам прибывших открылась страшная картина. Самолет, имея на борту несколько десятков тонн топлива, врезался в болотистый подлесок и взорвался. Образовалась воронка глубиной 10 метров, на дне которой догорали восемь огромных колес шасси. Рассыпавшись по лесу, люди приступили к поискам. Нашли останки А.Д.Перелета и обмотанного парашютом штурмана С.С.Кириченко. Кроме них, погибли бортинженер А.Ф.Чернов и техник по виброиспытаниям из НИИ самолетного оборудования А.М.Большаков. Второй летчик В.П.Морунов, бортрадист Н.Ф.Майоров, ведущий инженер Н.В.Лашкевич, помощник ведущего инженера А.М.Тер-Акопян, бортэлектрик И.Е.Комиссаров, бортмеханик Л.Борзенков и инженер ЛИИ К.И.Вайман спаслись на парашютах. Для выяснения причин катастрофы создали правительственную комиссию под председательством министра авиапромышленности М.В.Хруничева. В расследовании участвовали также представители МГБ, ВВС, Генштаба, ЦК партии, Совмина и многих других организаций. Первым делом комиссия заслушала доклады выживших испытателей. Майоров рассказал:»… Вылетев утром, мы выполняли задание по замеру расходов топлива. На последнем режиме максимальной тяги двигателей, на высоте 7300 м, возник пожар третьего двигателя. Я через верхний блистер наблюдал за поведением машины. Услышав сильный щелчок, увидел отверстие в передней верхней части капота третьего двигателя и небольшое пламя, бьющее из него. Я доложил командиру. Двигатель немедленно был выключен, винты зафлюгированы. Включили пожаротушение. Пожар продолжался, отвалились части самолета. Стало ясно, что нормально посадить самолет не удастся. Снижаясь до высоты 5000 м, Перелет отвел горящий самолет от густонаселенного района к лесному массиву и приказал всем, кроме бортинженера Чернова, покинуть самолет. Я все ждал. Заглянув вниз, в кабину, я увидел спокойно сидящего командира. Я понял, что он намерен сажать самолет аварийно. На высоте 3000 м я покинул самолет и занялся снижением. Я спускался на парашюте и только увидел, как появился какой-то сильный пожар и возник столб дыма…». Лашкевич, спускаясь на парашюте, видел, как отделился от самолета горящий третий двигатель, винты четвертого двигателя встали во флюгерное положение, и машина по крутой спирали, почти вертикально начала падать. Выяснилось, что Перелет и Чернов погибли непосредственно от взрыва, до последнего момента пытаясь спасти опытную машину (в 1955 г. А.Д.Перелету за вклад в создание Ту-95 посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, а в 1957 г. — Ленинскую премию). Кириченко покинул самолет, но его накрыло ударной волной и пламенем. Большаков тоже выпрыгнул, но забыл надеть парашют, на котором сидел (говорили, что он не умел им пользоваться) Первой реакцией ВВС на катастрофу стало решение Главкома о подготовке представления для передачи суду военного трибунала старшего военпреда на заводе № 156 Агавельяна как главного виновника катастрофы. Появилась и первая версия, объяснявшая ее причину, дополненная и поддержанная в ОКБ-276 и двигательном отделе Управления опытного строительства авиационной техники ВВС. Все объяснялось просто: разрушилась моторама третьего двигателя, мотор стал отрываться, началась утечка топлива, приведшая к пожару. Причина катастрофы — халатность С.Д.Агавельяна и старшего военного представителя в ЦАГИ инженер-полковника А.И.Соловьева, производившего приемку результатов статиспытаний моторов. Идея разрушения моторамы была подхвачена многими и приобрела законченную форму в Заключении начальника упомянутого двигательного отдела генерала Заикина, который составил проект приказа Главнокомандующего о предании суду обоих старших военпредов. Однако прочитав проект приказа, Жигарев понял, что дело не закончится расстрелом двух офицеров. Ведь он сам ежедневно докладывал о ходе испытаний Сталину и знал, какое внимание этому уделяет Берия. Главком был уверен, что многие генералы и, возможно, он сам скоро могут оказаться в роли подсудимых. Поэтому он вызвал к себе обоих военпредов, внимательно выслушал доклады о безупречном контроле с их стороны за разработкой и испытаниями моторамы, принял решение о полной невиновности офицеров и приказ не подписал. Тем временем комиссия продолжала свою работу. Многие, в том числе двигателисты, дружно обвиняли Туполева. Некоторые даже говорили, что нельзя было доверять создание стратегического бомбардировщика бывшему «врагу народа». Андрей Николаевич молчал, на все вопросы отвечали его заместители Н.И.Базенков, С.М.Егер, К.В.Минкнер и другие. Они отстаивали другую версию происшедшего. Дело в том, что один из солдат, откапывавший мотогондолу третьего двигателя, нашел крупный обломок шестерни редуктора. Когда его передали в ЦИАМ, крупнейший специалист по прочности авиационных материалов Р.С.Кинасошвили определил по структуре излома, что разрушение носило не ударный, а усталостный характер. Однако большинство членов комиссии не соглашались с подобным заключением, т.к. шестерня в составе двигателя наработала всего 10 часов, и настаивали на том, что она сломалась от удара. На одном из заседаний комиссии неожиданно для двигателестроителей были оглашены выдержки из документации отделов технического контроля ОКБ-276 и опытного завода № 276 (По просьбе Туполева и Хруничева все документы по данному вопросу были арестованы органами госбезопасности и представлены комиссии) о том, что на 30-м и 40-м часах стендовых испытаний 2ТВ-2Ф разрушались шестерни редукторов с возникновением пожаров в испытательных боксах. Невозмутимый до этого момента Главный конструктор двигателя Кузнецов неожиданно побледнел и упал в обморок.. Положение, однако, смягчил сам Туполев, заявив, что за сокрытие оглашенного факта Кузнецову следует объявить выговор, а более суровые меры могут нанести вред обороноспособности страны. Он призвал оказать помощь двигателестроителям и дать им возможность доработать мотор. Дальнейшее расследование установило, что причиной катастрофы явилось разрушение промежуточной шестерни редуктора вследствие ее недостаточной усталостной прочности. Эта деталь была изготовлена с нарушением технологии, истинного виновника нашли и осудили. Ныне она находится среди экспонатов музея Самарского НПО «Труд», на котором был изготовлен двигатель 2ТВ-2Ф. 15 октября 1953 г. МАП выпустил приказ, в котором среди причин катастрофы, кроме разрушения шестерни, указывалась недостаточная эффективность бортовых средств пожаротушения. Главным конструкторам Туполеву, Мясищеву, Кузнецову, Микулину вменялось обеспечить качественное и безаварийное проведение летных испытаний самолетов «95″ и М-4. Туполеву, Кузнецову и начальнику ЦАГИ Макаревскому до начала полетов второго экземпляра бомбардировщика «95″ с двигателями ТВ-12 необходимо было организовать и провести статиспытания мотора с гондолой, а также дополнительные статические и вибрационные испытания всей машины. От Кузнецова требовалось до установки ТВ-12 на самолет обеспечить надежную доводку и проверку двигателей в стендовых условиях, а также на летающей лаборатории Ту-4ЛЛ. ОКБ-276 было решено оказать помощь по разным направлениям, в частности, по созданию норм прочности авиадвигателей. Кроме того, предписывалось провести специальные испытания противопожарной защиты бомбардировщиков «95″ и М-4. В приказе, очевидно, для подстраховки моторостроительному ОКБ-19, которым руководил П.А.Соловьев, задавалась разработка нового ТВД Д-19 со взлетной мощностью 15000 э.л.с., номинальной — 12300 э.л.с. и удельным расходом топлива на максимальном режиме 0,16 кг/э.л.с. в час. Частный случай-2 Строительство второго опытного экземпляра «95-2″ с двигателями ТВ-12 («дублера») началось на заводе № 156 в феврале 1952 г. и продолжалось до ноября. Это дало возможность учесть результаты первых полетов «95-1″, а также уже имевшийся небольшой опыт эксплуатации Ту-16. В итоге «дублер» оказался легче своего предшественника (вес пустого «95-1″ превышал расчетный на 15%, а «дублера» — на 3%). Кроме измененных мотогондол, он отличался новыми конструкционными материалами, в частности, применением сплава В95, и более совершенным оборудованием. Долгое время, до июля 1954 г., на практически готовой машине вели доработки, и еще почти полгода «95-2″ простоял в сборочном цехе: не было двигателей. ОКБ Кузнецова на этот раз все делало тщательно, с гарантией, что майская трагедия 1953 г. не повторится. Руководство МАП, со своей стороны, пристально следило за доводкой и испытаниями ТВ-12. В декабре 1953 г. оно утвердило общую компоновку мотора, а когда выяснилось, что такие его узлы, как редуктор, маслосистема, системы измерения крутящего момента и тяги, довести не удается, предложило ОКБ-276 проработать резервные варианты этих агрегатов. Взлетная и максимальная мощности ТВ-12 превышали заявленные значения на 2-3%, но и удельный расход топлива также оказался на 2-3% выше. Опытный ТВ-12 установили на Ту-4ЛЛ, и с лета 1954 г. он начал проходить летные испытания. В декабре 1954 г. на «95-2″, наконец, установили ТВ-12, и в начале января перевезли на аэродром в Жуковский. 21 числа опытную машину официально передали на заводские испытания, а 16 февраля экипаж во главе с летчиком-испытателем М.А.Нюхтиковым и вторым пилотом И.М.Сухомлиным поднял бомбардировщик в воздух. Полеты и доводки самолета на этапе заводских испытаний велись до 8 января 1956 г. За этот период «дублер» совершил 68 полетов с общим налетом 168 ч. В целом испытания проходили нормально, но один эпизод едва не сорвал в очередной раз всю программу самолета «95″. Летом 1955 г., когда «дублер» в очередной раз возвращался на аэродром, бортинженер Тер-Акопян сообщил по радио, что не выпускается шасси, причем ни от основной электросети, ни от аварийной. Сажать самолет «на брюхо» означало с большой вероятностью погубить вторую опытную машину. В Жуковском создалась тревожная обстановка. Бомбардировщик летал кругами, выжигая топливо. Из Москвы срочно приехали Туполев, Кербер и другие ведущие сотрудники ОКБ. Кербер со специалистами по оборудованию разложил на траве у выносного КП электрические схемы и стал искать причину невыпуска шасси при питании от аварийной сети. Туполев в сильном возбуждении ходил вокруг и торопил Кербера. Так продолжалось около двух часов. Наконец Кербер взял микрофон и начал четко передавать команды на борт самолета. Он велел Тер-Акопяну полностью обесточить машину, и на какое-то время «дублер» остался без радиосвязи с землей. При повторном включении электросети реле, блокировавшее систему выпуска шасси и вычисленное Кербером, сработало, шасси выпустилось, и самолет совершил нормальную посадку. Этим же летом «дублер» представили министру обороны Г.К.Жукову и руководителю страны Н.С.Хрущеву, который, сидя в кабине самолета, обсудил его дальнейшую судьбу с Туполевым. Широкой публике «95-2″ впервые показали на традиционном воздушном параде в Тушино. Самолет произвел большое впечатление на западных авиаспециалистов. В НАТО он получил кодовое обозначение Bear (медведь). В течение двух лет западная пресса считала, что бомбардировщик создан в ОКБ С.В.Ильюшина и называла его Ил-38. Лишь через некоторое время за «железным занавесом» определили истинных создателей самолета, но присвоили ему неправильное обозначение Ту-20. Испытания «дублера» продолжались. В сентябре 1955 г. наступило время главного экзамена — полета на максимальную дальность со сбросом бомб, фотографированием разрывов и возвращением на аэродром базирования. Маршрут начинался в Жуковском, пролегал через всю территорию СССР до Хабаровска, затем следовало бомбометание на камчатском полигоне и возвращение. В том полете взлетная масса «дублера» была равна 167,2 т, топлива — 84,44 т, крейсерская скорость — 750 км/ч, максимальная достигла 880 км/ч, практический потолок — 12150 м, длина разбега — 2300 м. Практическая дальность полета составила 13900 км, что было на 1100 км меньше оговоренной в техническом задании, но вполне достаточно для достижения североамериканского континента. Кстати, подробнее про эту тему вы можете почитать тут — Атомный самолет А вот тут очень интересный репортаж о Ту- 95 в МОНИНО - http://ru-aviation.livejournal.com/2647547.html       Авторы текста Владимир Г.Ригмант, Ефим И.Гордон

07 сентября 2013, 11:07

Как «от задач к ресурсам», так и «от ресурсов к задачам»

35-й президент Соединенных Штатов Америки Джон Кеннеди однажды посетовал: «У меня есть тысячи специалистов, которые знают, как построить пирамиду, но нет ни одного, который знает, строить ее или нет». Это высказывание характеризует проблемную ситуацию, когда руководителю приходится принимать важное решение в условиях недостаточной определенности, высокого риска и противоречивости интересов. Именно такую ситуацию мы имеем, обсуждая проблему определения перспектив и направлений развития воздушно-космической обороны (ВКО). Есть ли осознание необходимости строительства надежной ВКО Российской Федерации? Безусловно, такое осознание существует на самых разных уровнях нашего общества – от рядового гражданина до государства в целом. Опыт локальных и региональных войн последних десятилетий, спроецированный на оценку существующих и прогнозируемых геополитических проблем, касающихся Российской Федерации, однозначно приводит к выводу о приоритетной необходимости защиты от военных угроз в воздушно-космической сфере. При этом сама степень надежности защиты может быть предметом дискуссий – от известной шутки по поводу «прикрывает, но не защищает», до желательности стопроцентной надежности защиты. Первое не нужно, второе невозможно, а между ними диапазон достаточно широк, при этом каждый процент повышения надежности имеет нелинейную зависимость от вкладываемых или требуемых средств (или, точнее, требуемые средства растут не прямо пропорционально необходимой надежности защиты, а по кривой, близкой к гиперболе). Специалистам хорошо известно также и существующее состояние воздушно-космической обороны страны, и между нами нет существенных разногласий в ее оценке. Оно пока неудовлетворительно и терпимо лишь постольку, поскольку Россия является обладательницей наступательного ядерного оружия, доставшегося ей в наследство от СССР. С другой стороны, само наличие такого оружия служит важным фактором, делающим необходимым совершенствование ВКО, чтобы исключить соблазн нанесения разоружающего (быстрого глобального) удара по нашим ядерным силам и средствам. Формальное создание в 2011 году Войск ВКО как нового рода войск в составе Вооруженных Сил Российской Федерации по сути ничего принципиально нового не создало (кроме новых штабных и других структур) и не придало воздушно-космической защите государства никаких новых или дополнительных свойств и свелось в основном лишь к переназначениям должностных лиц. Отдельные мероприятия по перевооружению зенитных ракетных и радиотехнических войск (ЗРВ и РТВ), а также системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), выполненные за последние полтора-два года, уже проводились в рамках этих формирований в течение ряда лет и с образованием Войск ВКО непосредственно не связаны. Вместе с тем существуют реальные и непрерывно совершенствующиеся прототипы локальных систем ВКО территорий Северной Америки (США и Канады), европейских стран НАТО, Израиля, Японии, Республики Корея (Южной Кореи), а в перспективе и других государств. Было бы крайне неосмотрительно пытаться скопировать эти прототипы в качестве образцов для подражания, однако держать их в поле внимания совершенно необходимо так же, как и американские планы по созданию глобальной противоракетной обороны. Эти предварительные выводы позволяют утверждать, что решение о целесообразных направлениях развития ВКО РФ далеко выходит за рамки чисто военной проблематики, хотя и должно опираться на мнения и оценки военных экспертов (и не только их). Оно затрагивает многие интересы и характеризуется достаточно высоким уровнем риска и неопределенности. О каких интересах идет речь? Как мы установили, и государство, и общество, и личности (за отдельными исключениями) в целом заинтересованы в надежной защите от угроз в воздушно-космической сфере. Существуют, однако, и корпоративные интересы людей и организаций, причастных к воздушно-космической обороне. Если проанализировать эти корпоративные интересы, то их можно подразделить на несколько групп. Во-первых, это интересы видов Вооруженных Сил и родов войск. Не секрет, что основным направлением реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации явилось их практически непрерывное сокращение в течение последних 20 лет. Сокращалась общая численность Вооруженных Сил, сокращались части, соединения и объединения и даже виды Вооруженных Сил. Сердюковско-макаровское приведение Вооруженных Сил к «новому облику» явилось всего лишь логическим завершением (и завершением ли?) этого процесса. При этом наибольший урон фактически существовавшей системе ВКО в конце XX века нанесли как раз их должностные предшественники. Именно в тот период были изъяты из Войск ПВО войска ракетно-космической обороны и переданы сначала в РВСН, потом в Космические войска (КВ), а затем были ликвидированы и Войска ПВО как вид Вооруженных Сил. Все это проводилось под флагом оптимизации, за которым явно просматривались видовые корпоративные интересы РВСН, ВВС и Космических войск. Во-вторых, существуют естественные корпоративные интересы предприятий военной промышленности. В 90-е годы эти предприятия в большинстве своем набедствовались, вынуждены были выживать, да и теперь, в условиях жесткой конкуренции, имеют немало проблем. При этом корпоративные интересы промышленников нередко смыкались с видовыми корпоративными интересами военных. Значительные средства, выделяемые государством на оборону в последнее десятилетие, так или иначе осваивались. Образование госкорпораций в этих условиях явилось неизбежным выходом. Остается, однако, открытым вопрос: является ли именно такая форма участия государства в оборонной промышленности оптимальной на длительную перспективу? А что же наука? Ведь наука по определению должна быть беспристрастной, делать объективные выводы и давать рекомендации независимо от мнений заинтересованных организаций и их руководителей. Наука – да, но не научные учреждения. В области военной науки каждое научное учреждение имеет свою подчиненность (видовую или министерскую), свой штат и финансирование, а значит, и соответствующие интересы. Это третья группа корпоративных интересов. Разумеется, что ученые, специалисты (не хочется употреблять здесь выражение «независимые эксперты», поскольку оно сразу же настораживает: от кого и от чего независимые?) могут иметь различные точки зрения на ту или иную проблему ВКО. Таким образом, при рассмотрении проблемы определения направлений развития воздушно-космической обороны необходимо констатировать наличие противоречивых или по крайней мере несовпадающих интересов. В этих условиях становится необходимым принятие политических или, может быть, правильнее сказать, государственных решений. В чем тут разница? Политическое решение – это всегда компромисс между различными мнениями, точками зрения, интересами. Принятие политического решения, как правило, происходит в условиях лавирования между различными несовпадающими интересами. Как заметил однажды великий политик XX века Уинстон Черчилль, «политика иногда укладывает в одну постель довольно неожиданных партнеров». Государственное решение тоже принимается с учетом всего спектра точек зрения и интересов, но выбор окончательного варианта должен осуществляться по единственному главному критерию – государственному интересу. Разумеется, он должен быть однозначно понят, четко сформулирован, зафиксирован и не поддаваться демагогическим искажениям. Ведь смог же не так уж давно бывший министр обороны Сергеев с подачи бывшего главкома РВСН утверждать, что включение Войск ВКО в состав РВСН повысило эффективность управления ими на 25 процентов. Очень скоро выяснилось, что это не так. Очевидно, подвели методики расчета. Воздушно-космическая оборона государства – очень сложный, масштабный проект, вполне сравнимый с такими эпохальными проектами в нашей истории, как создание ядерного оружия в конце 40-х – начале 50-х годов, запуск первого искусственного спутника и человека в космос в конце 50-х – начале 60-х. В этом же ряду находится и строительство противовоздушной и ракетно-космической обороны, которая сегодня является фундаментом создаваемой ВКО. Полезно вспомнить, как принимались решения по этим проектам. Государственные решения по указанным и другим крупным проектам в советский период нашей истории вводились в действие постановлениями ЦК КПСС и Совета министров. Конечно, это не означает, что такие решения принимались этими органами управления в полном составе, но то, что они участвовали какими-то частями в их разработке, несомненно. Можно предполагать, что разработка таких решений велась повариантно, с сопоставлением различных точек зрения, как это свойственно и современным методам принятия групповых решений. Конечно, решающее слово оставалось за генсеком, что и дает основания обвинять сегодня некоторых из них задним числом в «волюнтаристских решениях». Большую роль в работе оборонной промышленности и в СССР, и в современной России играл и играет такой орган управления, как Военно-промышленная комиссия (ВПК). Однако главной задачей ВПК, ради которой она и была создана в СССР и воссоздана в Российской Федерации, все же остается координация деятельности исполнителей уже принятых крупных решений. Современные теории политического, государственного и военного управления предоставляют широкий диапазон методологических подходов как к управлению, так и к механизмам их реализаций. Представление о том, что технологический или кибернетический подход к управлению снимает все вопросы и дискуссии, вряд ли является правильным (вспомним еще раз о 25 процентах маршала Сергеева). Однако можно попытаться сформулировать некоторые методологические принципы, которые, исходя из опыта принятия решений такого масштаба (как положительного, так и отрицательного), могут быть предложены для обсуждения. В теории оперативного искусства Войск ПВО страны, основы которой заложены в свое время в Военной академии Генерального штаба ВС РФ, Военной академии ПВО имени Г. К. Жукова, 2-м ЦНИИ МО РФ и развиты впоследствии применительно к новым условиям, была показана рациональность подхода к принятию решений оперативно-стратегического уровня в области противовоздушной обороны страны не по элементам обстановки, а по элементам замысла решения. Замысел должен предшествовать всем остальным этапам процесса принятия решения, поскольку содержит в себе и цель, и основной способ ее достижения. По сути это дедуктивный метод: от общего к частному. Думается, что такой подход применим и к решениям более высокого уровня во избежание бесконечных дискуссий по частным вопросам, растягивающих до бесконечности и сроки разработок ВВТ. Опережающая роль замысла решения, содержащего глобальную цель и основной способ ее достижения, является первым методологическим принципом научного обоснования крупных проектов. Конечно, научный подход не исключает, а предполагает достижение любого научного результата методом последовательных итераций, приближений, уточнений, что не надо путать с шараханьем от одного решения к другому. Реализация крупных проектов обычно связана с серьезными последствиями. Некоторые из них являются благоприятными и ожидаемыми, другие – менее благоприятными и, как правило, не ожидаемыми разработчиками замысла. В последнем случае можно сказать, что не все последствия продуманы и правильно оценены. Примеров можно привести множество: от давней хрущевской попытки заменить ударную авиацию ракетами до недавнего намерения команды Сердюкова заменить офицеров сержантами. В этом же ряду находится и ликвидация Войск ПВО как вида Вооруженных Сил и включение их в Военно-воздушные силы в 1998 году под предлогом однородности сферы решаемых ими задач. Поэтому вторым методологическим принципом такого рода научных обоснований должно быть объективное предвидение и оценка всех возможных последствий: сначала на качественном, смысловом уровне, а затем и на количественном. Этот принцип сродни тому, который действует в медицине: «Не навреди!». Один из патриархов теории строительства ПВО и ВКО профессор Иван Ерохин в одной из своих последних книг отмечает: «На длительные перспективы развития системы ВКО страны (равно и системы сдерживания и возмездия) проработки целесообразно вести как «от задач к ресурсам», так и «от ресурсов к задачам» с тем, чтобы можно было находить компромиссные решения, а также понимать, когда, в какой области возможностей обеспечения своей безопасности находится и будет находиться Россия». Думается, что такой подход тоже должен быть одним из методологических принципов при исследовании перспектив развития крупных проектов. Период от утверждения Концепции ВКО в 2006 году до указа президента РФ о создании Войск ВКО в 2011-м был занят ведомственной борьбой между ВВС и Космическими войсками – на чьей платформе строить систему ВКО, а по существу – в чьем подчинении она будет. Даже и войска ПВО Сухопутных войск устами некоторых аналитиков предлагали себя в этом качестве. Подчинение ВКО Военно-воздушным силам неизбежно потребовало бы перевода в их состав войск и сил ракетно-космической обороны из состава Космических войск и ставило бы ряд других тяжелых вопросов, главный из которых – каким образом интегрировать в систему ВКО ударно-оборонительные командования ВВС и ПВО, кое-как слепленные предыдущими реформами и раздерганные при этом по только что созданным новым административно-оперативным военным округам (оперативно-стратегическим объединениям). При этом резко (в разы) сократилось количество частей ЗРВ, РТВ и РЭБ, а истребительный авиационный полк как основная тактическая часть истребительной авиации ПВО вообще перестал существовать (вместо полков были образованы так называемые авиационные базы). Дивизии и корпуса ПВО были переформированы в бригады, что отнюдь не прибавило им боеспособности (не помогло и поспешное их переименование в бригады ВКО). Вспоминается высказывание одного из авторов последней военной реформы бывшего начальника Генерального штаба Николая Макарова на собрании Академии военных наук в январе 2011 года: «Я в состав Войск ВКО ничего из округов не дам!». Так оно и произошло. В результате был выбран, очевидно, наименее затратный вариант: переименовать Космические войска в Войска ВКО, придав им в подчинение части и соединения ПВО из бывшего Московского округа ПВО (позднее – Командования специального назначения, Оперативно-стратегического командования ВКО, а ныне – Командования ПВО и ПРО). Первоначально (еще с 2004 года) такую структуру называли головным участком ВКО, но позже, когда в составе Войск ВКО оказались и ракетный полигонный комплекс Плесецк, и камчатский полигон Кура, и многое другое от бывших Космических войск (а куда же все это было девать!), о головном участке предпочитали уже не вспоминать – ведь эскизно-технический проект этого участка был в свое время утвержден главнокомандующим ВВС. Из других высказываний Николая Макарова стоит привести еще одно: «Нам некогда проводить эксперименты!». Думается, что это грубейшая ошибка любого реформатора, которая свидетельствует в лучшем случае о его личном нетерпении увидеть положительные результаты затеянных реформ. Исследование не может быть полноценным, если оно не сопровождается экспериментальной проверкой хотя бы в ограниченном масштабе, – и это тоже один из принципов научного обоснования крупных проектов. Будем реалистами – полномасштабная проверка эффективности функционирования системы ВКО в мирное время невозможна. Существуют, однако, экспериментальные способы проверки эффективности ограниченного масштаба (в форме командно-штабных игр, тренировок и т. п.). При этом наиболее объективным научным методом априорной проверки эффективности является имитационное моделирование. Таким образом, подводя итог изложенному и возвращаясь к высказыванию Джона Кеннеди относительно строительства пирамиды, можно сделать вывод, что мы здесь решаем обратную задачу: никто не сомневается, что пирамиду (то есть ВКО) строить нужно, но имеются существенные расхождения относительно того, как именно ее строить. Отсюда возникает вопрос: что же делать? В спорах относительно направлений военного строительства как-то отодвинутым на второй план оказался важнейший вопрос, на который военная наука и практика уже дала вполне определенный ответ, – о целесообразности разделения видов и функций управления на административные и оперативные. Этому смещению поспособствовали и наспех проведенные реформы, в процессе которых эти функции оказались перемешанными в военных округах (они же оперативно-стратегические объединения). Между тем если уж заимствовать опыт у вероятного противника, так это положительный опыт такого разделения в вооруженных силах США. Поэтому, думается, сейчас нет необходимости срочно решать, кто кому должен быть подчинен или переподчинен. Что сделано, то сделано, оставить пока все как есть. Пусть рода войск перевооружаются и осваивают новые ВВТ в соответствии с концепцией и Государственной программой вооружения. Интеграция в конечном счете неизбежна, может быть, в рамках будущих воздушно-космических сил. Но это будет административное решение, которое не так уж трудно принять и реализовать. Военной же науке целесообразно тем временем сосредоточить свои усилия на решении таких конкретных проблемных вопросов, как управление войсками и силами, решающими задачи ВКО, обоснование их целесообразных группировок, а также форм и способов борьбы с воздушно-космической угрозой. Автор: Алексей Сиников, заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор Источник:]]>Военно-промышленный курьер]]>  04.09.2013 Опубликовано в выпуске № 34 (502) за 4 сентября 2013 года Дата: сентябрь 2013Теги: НовостиАналитикаВооруженные силыРегионы: РоссияПроблематика: ПроблематикаВоенно-политическаяВиды и рода войск: Войска воздушно-космической обороны

07 сентября 2013, 11:07

Как «от задач к ресурсам», так и «от ресурсов к задачам»

35-й президент Соединенных Штатов Америки Джон Кеннеди однажды посетовал: «У меня есть тысячи специалистов, которые знают, как построить пирамиду, но нет ни одного, который знает, строить ее или нет». Это высказывание характеризует проблемную ситуацию, когда руководителю приходится принимать важное решение в условиях недостаточной определенности, высокого риска и противоречивости интересов. Именно такую ситуацию мы имеем, обсуждая проблему определения перспектив и направлений развития воздушно-космической обороны (ВКО). Есть ли осознание необходимости строительства надежной ВКО Российской Федерации? Безусловно, такое осознание существует на самых разных уровнях нашего общества – от рядового гражданина до государства в целом. Опыт локальных и региональных войн последних десятилетий, спроецированный на оценку существующих и прогнозируемых геополитических проблем, касающихся Российской Федерации, однозначно приводит к выводу о приоритетной необходимости защиты от военных угроз в воздушно-космической сфере. При этом сама степень надежности защиты может быть предметом дискуссий – от известной шутки по поводу «прикрывает, но не защищает», до желательности стопроцентной надежности защиты. Первое не нужно, второе невозможно, а между ними диапазон достаточно широк, при этом каждый процент повышения надежности имеет нелинейную зависимость от вкладываемых или требуемых средств (или, точнее, требуемые средства растут не прямо пропорционально необходимой надежности защиты, а по кривой, близкой к гиперболе). Специалистам хорошо известно также и существующее состояние воздушно-космической обороны страны, и между нами нет существенных разногласий в ее оценке. Оно пока неудовлетворительно и терпимо лишь постольку, поскольку Россия является обладательницей наступательного ядерного оружия, доставшегося ей в наследство от СССР. С другой стороны, само наличие такого оружия служит важным фактором, делающим необходимым совершенствование ВКО, чтобы исключить соблазн нанесения разоружающего (быстрого глобального) удара по нашим ядерным силам и средствам. Формальное создание в 2011 году Войск ВКО как нового рода войск в составе Вооруженных Сил Российской Федерации по сути ничего принципиально нового не создало (кроме новых штабных и других структур) и не придало воздушно-космической защите государства никаких новых или дополнительных свойств и свелось в основном лишь к переназначениям должностных лиц. Отдельные мероприятия по перевооружению зенитных ракетных и радиотехнических войск (ЗРВ и РТВ), а также системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), выполненные за последние полтора-два года, уже проводились в рамках этих формирований в течение ряда лет и с образованием Войск ВКО непосредственно не связаны. Вместе с тем существуют реальные и непрерывно совершенствующиеся прототипы локальных систем ВКО территорий Северной Америки (США и Канады), европейских стран НАТО, Израиля, Японии, Республики Корея (Южной Кореи), а в перспективе и других государств. Было бы крайне неосмотрительно пытаться скопировать эти прототипы в качестве образцов для подражания, однако держать их в поле внимания совершенно необходимо так же, как и американские планы по созданию глобальной противоракетной обороны. Эти предварительные выводы позволяют утверждать, что решение о целесообразных направлениях развития ВКО РФ далеко выходит за рамки чисто военной проблематики, хотя и должно опираться на мнения и оценки военных экспертов (и не только их). Оно затрагивает многие интересы и характеризуется достаточно высоким уровнем риска и неопределенности. О каких интересах идет речь? Как мы установили, и государство, и общество, и личности (за отдельными исключениями) в целом заинтересованы в надежной защите от угроз в воздушно-космической сфере. Существуют, однако, и корпоративные интересы людей и организаций, причастных к воздушно-космической обороне. Если проанализировать эти корпоративные интересы, то их можно подразделить на несколько групп. Во-первых, это интересы видов Вооруженных Сил и родов войск. Не секрет, что основным направлением реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации явилось их практически непрерывное сокращение в течение последних 20 лет. Сокращалась общая численность Вооруженных Сил, сокращались части, соединения и объединения и даже виды Вооруженных Сил. Сердюковско-макаровское приведение Вооруженных Сил к «новому облику» явилось всего лишь логическим завершением (и завершением ли?) этого процесса. При этом наибольший урон фактически существовавшей системе ВКО в конце XX века нанесли как раз их должностные предшественники. Именно в тот период были изъяты из Войск ПВО войска ракетно-космической обороны и переданы сначала в РВСН, потом в Космические войска (КВ), а затем были ликвидированы и Войска ПВО как вид Вооруженных Сил. Все это проводилось под флагом оптимизации, за которым явно просматривались видовые корпоративные интересы РВСН, ВВС и Космических войск. Во-вторых, существуют естественные корпоративные интересы предприятий военной промышленности. В 90-е годы эти предприятия в большинстве своем набедствовались, вынуждены были выживать, да и теперь, в условиях жесткой конкуренции, имеют немало проблем. При этом корпоративные интересы промышленников нередко смыкались с видовыми корпоративными интересами военных. Значительные средства, выделяемые государством на оборону в последнее десятилетие, так или иначе осваивались. Образование госкорпораций в этих условиях явилось неизбежным выходом. Остается, однако, открытым вопрос: является ли именно такая форма участия государства в оборонной промышленности оптимальной на длительную перспективу? А что же наука? Ведь наука по определению должна быть беспристрастной, делать объективные выводы и давать рекомендации независимо от мнений заинтересованных организаций и их руководителей. Наука – да, но не научные учреждения. В области военной науки каждое научное учреждение имеет свою подчиненность (видовую или министерскую), свой штат и финансирование, а значит, и соответствующие интересы. Это третья группа корпоративных интересов. Разумеется, что ученые, специалисты (не хочется употреблять здесь выражение «независимые эксперты», поскольку оно сразу же настораживает: от кого и от чего независимые?) могут иметь различные точки зрения на ту или иную проблему ВКО. Таким образом, при рассмотрении проблемы определения направлений развития воздушно-космической обороны необходимо констатировать наличие противоречивых или по крайней мере несовпадающих интересов. В этих условиях становится необходимым принятие политических или, может быть, правильнее сказать, государственных решений. В чем тут разница? Политическое решение – это всегда компромисс между различными мнениями, точками зрения, интересами. Принятие политического решения, как правило, происходит в условиях лавирования между различными несовпадающими интересами. Как заметил однажды великий политик XX века Уинстон Черчилль, «политика иногда укладывает в одну постель довольно неожиданных партнеров». Государственное решение тоже принимается с учетом всего спектра точек зрения и интересов, но выбор окончательного варианта должен осуществляться по единственному главному критерию – государственному интересу. Разумеется, он должен быть однозначно понят, четко сформулирован, зафиксирован и не поддаваться демагогическим искажениям. Ведь смог же не так уж давно бывший министр обороны Сергеев с подачи бывшего главкома РВСН утверждать, что включение Войск ВКО в состав РВСН повысило эффективность управления ими на 25 процентов. Очень скоро выяснилось, что это не так. Очевидно, подвели методики расчета. Воздушно-космическая оборона государства – очень сложный, масштабный проект, вполне сравнимый с такими эпохальными проектами в нашей истории, как создание ядерного оружия в конце 40-х – начале 50-х годов, запуск первого искусственного спутника и человека в космос в конце 50-х – начале 60-х. В этом же ряду находится и строительство противовоздушной и ракетно-космической обороны, которая сегодня является фундаментом создаваемой ВКО. Полезно вспомнить, как принимались решения по этим проектам. Государственные решения по указанным и другим крупным проектам в советский период нашей истории вводились в действие постановлениями ЦК КПСС и Совета министров. Конечно, это не означает, что такие решения принимались этими органами управления в полном составе, но то, что они участвовали какими-то частями в их разработке, несомненно. Можно предполагать, что разработка таких решений велась повариантно, с сопоставлением различных точек зрения, как это свойственно и современным методам принятия групповых решений. Конечно, решающее слово оставалось за генсеком, что и дает основания обвинять сегодня некоторых из них задним числом в «волюнтаристских решениях». Большую роль в работе оборонной промышленности и в СССР, и в современной России играл и играет такой орган управления, как Военно-промышленная комиссия (ВПК). Однако главной задачей ВПК, ради которой она и была создана в СССР и воссоздана в Российской Федерации, все же остается координация деятельности исполнителей уже принятых крупных решений. Современные теории политического, государственного и военного управления предоставляют широкий диапазон методологических подходов как к управлению, так и к механизмам их реализаций. Представление о том, что технологический или кибернетический подход к управлению снимает все вопросы и дискуссии, вряд ли является правильным (вспомним еще раз о 25 процентах маршала Сергеева). Однако можно попытаться сформулировать некоторые методологические принципы, которые, исходя из опыта принятия решений такого масштаба (как положительного, так и отрицательного), могут быть предложены для обсуждения. В теории оперативного искусства Войск ПВО страны, основы которой заложены в свое время в Военной академии Генерального штаба ВС РФ, Военной академии ПВО имени Г. К. Жукова, 2-м ЦНИИ МО РФ и развиты впоследствии применительно к новым условиям, была показана рациональность подхода к принятию решений оперативно-стратегического уровня в области противовоздушной обороны страны не по элементам обстановки, а по элементам замысла решения. Замысел должен предшествовать всем остальным этапам процесса принятия решения, поскольку содержит в себе и цель, и основной способ ее достижения. По сути это дедуктивный метод: от общего к частному. Думается, что такой подход применим и к решениям более высокого уровня во избежание бесконечных дискуссий по частным вопросам, растягивающих до бесконечности и сроки разработок ВВТ. Опережающая роль замысла решения, содержащего глобальную цель и основной способ ее достижения, является первым методологическим принципом научного обоснования крупных проектов. Конечно, научный подход не исключает, а предполагает достижение любого научного результата методом последовательных итераций, приближений, уточнений, что не надо путать с шараханьем от одного решения к другому. Реализация крупных проектов обычно связана с серьезными последствиями. Некоторые из них являются благоприятными и ожидаемыми, другие – менее благоприятными и, как правило, не ожидаемыми разработчиками замысла. В последнем случае можно сказать, что не все последствия продуманы и правильно оценены. Примеров можно привести множество: от давней хрущевской попытки заменить ударную авиацию ракетами до недавнего намерения команды Сердюкова заменить офицеров сержантами. В этом же ряду находится и ликвидация Войск ПВО как вида Вооруженных Сил и включение их в Военно-воздушные силы в 1998 году под предлогом однородности сферы решаемых ими задач. Поэтому вторым методологическим принципом такого рода научных обоснований должно быть объективное предвидение и оценка всех возможных последствий: сначала на качественном, смысловом уровне, а затем и на количественном. Этот принцип сродни тому, который действует в медицине: «Не навреди!». Один из патриархов теории строительства ПВО и ВКО профессор Иван Ерохин в одной из своих последних книг отмечает: «На длительные перспективы развития системы ВКО страны (равно и системы сдерживания и возмездия) проработки целесообразно вести как «от задач к ресурсам», так и «от ресурсов к задачам» с тем, чтобы можно было находить компромиссные решения, а также понимать, когда, в какой области возможностей обеспечения своей безопасности находится и будет находиться Россия». Думается, что такой подход тоже должен быть одним из методологических принципов при исследовании перспектив развития крупных проектов. Период от утверждения Концепции ВКО в 2006 году до указа президента РФ о создании Войск ВКО в 2011-м был занят ведомственной борьбой между ВВС и Космическими войсками – на чьей платформе строить систему ВКО, а по существу – в чьем подчинении она будет. Даже и войска ПВО Сухопутных войск устами некоторых аналитиков предлагали себя в этом качестве. Подчинение ВКО Военно-воздушным силам неизбежно потребовало бы перевода в их состав войск и сил ракетно-космической обороны из состава Космических войск и ставило бы ряд других тяжелых вопросов, главный из которых – каким образом интегрировать в систему ВКО ударно-оборонительные командования ВВС и ПВО, кое-как слепленные предыдущими реформами и раздерганные при этом по только что созданным новым административно-оперативным военным округам (оперативно-стратегическим объединениям). При этом резко (в разы) сократилось количество частей ЗРВ, РТВ и РЭБ, а истребительный авиационный полк как основная тактическая часть истребительной авиации ПВО вообще перестал существовать (вместо полков были образованы так называемые авиационные базы). Дивизии и корпуса ПВО были переформированы в бригады, что отнюдь не прибавило им боеспособности (не помогло и поспешное их переименование в бригады ВКО). Вспоминается высказывание одного из авторов последней военной реформы бывшего начальника Генерального штаба Николая Макарова на собрании Академии военных наук в январе 2011 года: «Я в состав Войск ВКО ничего из округов не дам!». Так оно и произошло. В результате был выбран, очевидно, наименее затратный вариант: переименовать Космические войска в Войска ВКО, придав им в подчинение части и соединения ПВО из бывшего Московского округа ПВО (позднее – Командования специального назначения, Оперативно-стратегического командования ВКО, а ныне – Командования ПВО и ПРО). Первоначально (еще с 2004 года) такую структуру называли головным участком ВКО, но позже, когда в составе Войск ВКО оказались и ракетный полигонный комплекс Плесецк, и камчатский полигон Кура, и многое другое от бывших Космических войск (а куда же все это было девать!), о головном участке предпочитали уже не вспоминать – ведь эскизно-технический проект этого участка был в свое время утвержден главнокомандующим ВВС. Из других высказываний Николая Макарова стоит привести еще одно: «Нам некогда проводить эксперименты!». Думается, что это грубейшая ошибка любого реформатора, которая свидетельствует в лучшем случае о его личном нетерпении увидеть положительные результаты затеянных реформ. Исследование не может быть полноценным, если оно не сопровождается экспериментальной проверкой хотя бы в ограниченном масштабе, – и это тоже один из принципов научного обоснования крупных проектов. Будем реалистами – полномасштабная проверка эффективности функционирования системы ВКО в мирное время невозможна. Существуют, однако, экспериментальные способы проверки эффективности ограниченного масштаба (в форме командно-штабных игр, тренировок и т. п.). При этом наиболее объективным научным методом априорной проверки эффективности является имитационное моделирование. Таким образом, подводя итог изложенному и возвращаясь к высказыванию Джона Кеннеди относительно строительства пирамиды, можно сделать вывод, что мы здесь решаем обратную задачу: никто не сомневается, что пирамиду (то есть ВКО) строить нужно, но имеются существенные расхождения относительно того, как именно ее строить. Отсюда возникает вопрос: что же делать? В спорах относительно направлений военного строительства как-то отодвинутым на второй план оказался важнейший вопрос, на который военная наука и практика уже дала вполне определенный ответ, – о целесообразности разделения видов и функций управления на административные и оперативные. Этому смещению поспособствовали и наспех проведенные реформы, в процессе которых эти функции оказались перемешанными в военных округах (они же оперативно-стратегические объединения). Между тем если уж заимствовать опыт у вероятного противника, так это положительный опыт такого разделения в вооруженных силах США. Поэтому, думается, сейчас нет необходимости срочно решать, кто кому должен быть подчинен или переподчинен. Что сделано, то сделано, оставить пока все как есть. Пусть рода войск перевооружаются и осваивают новые ВВТ в соответствии с концепцией и Государственной программой вооружения. Интеграция в конечном счете неизбежна, может быть, в рамках будущих воздушно-космических сил. Но это будет административное решение, которое не так уж трудно принять и реализовать. Военной же науке целесообразно тем временем сосредоточить свои усилия на решении таких конкретных проблемных вопросов, как управление войсками и силами, решающими задачи ВКО, обоснование их целесообразных группировок, а также форм и способов борьбы с воздушно-космической угрозой. Автор: Алексей Сиников, заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор Источник:Военно-промышленный курьер  04.09.2013 Опубликовано в выпуске № 34 (502) за 4 сентября 2013 года Дата: сентябрь 2013Теги: НовостиАналитикаВооруженные силыРегионы: РоссияПроблематика: ПроблематикаВоенно-политическаяВиды и рода войск: Войска воздушно-космической обороны

06 сентября 2013, 13:04

Ставрополье требует статуса русской республики

Вопрос о провозглашении Ставропольской русской республики станет главным на I Съезде славян Ставрополья (Русское народное собрание), который пройдет в краевом центре 4 ноября. Об этом «НГ» сообщил председатель оргкомитета съезда, руководитель общественной организации «Русское единство Кавказа» (РЕКА), координатор общественных палат Ставрополья Серей Попов. Ожидается, что в форуме примет участие около 500 делегатов. Сейчас ведется активная подготовка съезда, в составе оргкомитета которого – руководители славянских и казачьих организаций, представители общественности и научных кругов. В их числе атаман Кавказской казачьей линии Юрий Чуреков, экс-мэр Буденновска руководитель Общественной палаты города Николай Лященко, представитель регионального отделения незарегистрированной партии «Новая сила» Андрей Дудинов. «У населения Ставрополья никто не спросил их согласия на вывод региона из Южного федерального округа и перемещение края в компанию к кавказским республикам, – говорит Сергей Попов. – А потому сегодня мы должны жить по образу и подобию соседних республик. У них проводятся съезды народов, и у нас тоже должен пройти съезд русского народа. А губернатор Ставрополья должен стать таким же лидером своего народа, какими являются главы этих субъектов». Организаторы съезда утверждают, что Ставропольский край должен существовать в форме русской республики в составе Северного Кавказа. Конечно, законодательно оформить это непросто, но политику в крае, говорят они, необходимо проводить именно под этим углом. «Ставропольский край, единственный регион из Северо-Кавказского федерального округа, не включили в федеральную целевую программу «Юг России». Поэтому дотаций мы получаем значительно меньше, чем Чечня или Дагестан. А в недавно созданный Совет при президенте РФ по межнациональным отношениям не было включено ни одного ставропольчанина. В то время как представители Краснодарского края и Ростовской области там есть, – говорит Сергей Попов. – Складывается впечатление, что Центр воспринимает наш край как резерв для развития соседних кавказских республик, а не как самостоятельный субъект». Как считает Сергей Попов, вследствие большого наплыва выходцев с Северного Кавказа на Ставрополье происходит активное вытеснение славянского населения. По его информации, большинство приезжих находятся на этих территориях незаконно. «Собственность в регионе активно скупают выходцы из кавказских республик, – говорит Попов. – Что касается местной власти, то она всецело поддерживает приезжих, особенно в восточных районах». Попов называет план реализации миграционной политики в крае сырым, поскольку в нем нет конкретики. «Нужно провести ревизию того, чем занимаются и где живут переехавшие на Ставрополье люди. Это касается прежде всего дагестанцев. Как ими используются кошары, земли – законно или незаконно? По официальным данным, их количество увеличилось до 50 тысяч человек, а по неофициальным – их около уже 100 тысяч». При этом, по официальным данным, с 1995 года восточные районы Ставрополья покинули 25 тыс. коренных жителей. Плотность населения снизилась до 14 человек на кв. км. Причин, которые заставляют коренное население покидать свой край, множество. Это отсутствие земельного контроля, низкий уровень жизни, высокий уровень безработицы. Например, в одном из восточных районов – Степновском – обеспеченность врачами втрое ниже среднекраевого показателя, уровень безработицы – 14,5%, что в три раза выше, чем в среднем по краю. Предприятия закрываются, а в 12 населенных пунктах Степновского района и вовсе нет работодателей. По словам краевого министра по восточным территориям Ставрополья Александра Коробейникова, в Степновском районе особенно острая нехватка кадров отмечена в образовании, здравоохранении, где дефицит специалистов составляет до 50%. Положение дел, сложившееся в некоторых сферах, можно назвать катастрофическим. Так, например, показатели младенческой смертности и детской заболеваемости в районе самые высокие по краю. Как заявил Коробейников на заседании рабочей группы по социально-экономическому развитию восточных районов Ставропольского края, недавно проходившем в Степновском районе, главам этих муниципалитетов необходимо «крепко задуматься», чтобы определить первоочередные проблемы и задачи, в решении которых требуется участие правительства региона. Все эти предложения в кратчайшие сроки должны быть представлены губернатору Ставрополья Валерию Зеренкову.    Ростов-на-Донуhttp://www.ng.ru/regions/2013-09-06/6_stavropolie.html----------------------------Комментарий :"... мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а наоборот, дробить их на возможно мелкие ветви и группы. Что же касается отдельных народностей, мы не намерены стремиться к их сплочению и увеличению, тем более к постепенному привитию им национального сознания и национальной культуры. Напротив, мы заинтересованы в раздроблении их на многочисленные мелкие группы..." Некоторые соображения рейхсфюрера СС Гиммлера об обращении с местным населением восточных областей

01 сентября 2013, 22:24

Территория Иордании и ее воздушное пространство не будут использованы для военной акции против Сирии

Иордания не предоставит свою территорию в качестве плацдарма для нападения на Сирию. Об этом заявил сегодня в Аммане премьер-министр королевства Абдалла ан-Нуссур. Выступая на заседании Высшего совета по гражданской обороне, глава правительства подтвердил, что Иордания «ни при каких обстоятельствах не станет плацдармом для нападения на соседнюю арабскую страну». По его словам, «ни территория королевства, ни его воздушное пространство не будут использованы для военной акции против Сирии». Вместе с тем, ан-Нуссур отметил, что иорданские власти принимают «необходимые превентивные меры в связи с возможным развитием событий на северной границе». Он подчеркнул, что «эти шаги продиктованы заботой о защите подданных и всех, кто проживает в Иордании». Западные и арабские СМИ сообщали на этой неделе о размещении нескольких ЗРК "Пэтриот" на севере королевства после появившейся информации о вероятном ракетном ударе США по Сирии. По материалам: ИТАР-ТАСС

29 марта 2013, 11:19

Димитрий Кленский: Наглый обман эстонского народа или Сколько надо извиняться России? ('Baltija.eu', Эстония)

Димитрий Кленский   Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, в который раз удивил Twitter русофобией, традиционно замешанной на лжи. И это в День траура, посвящённый памяти более чем 20 тысячам жителей Эстонии (в основном, селян), перемещённых 25 марта 1949 года по решению высших властей Советского государства в его отдалённые районы.   Глава Эстонского государства пишет: «Эстония до сих пор ждет извинений тех, кто имеет статус правопреемника Советского Союза». То есть, по его мнению, Российской Федерации. И за что? На это отвечает эстонский интернет-портал rus.Delfi, резюмируя высказывания эстонского президента: «Перед тем, как депортировать эстонцев, НКВД вытащил их из домов, а для доставки к месту назначения использовались вагоны для скота. За это: никто не принёс извинений».   «Лесные братья» — всего лишь бандиты   И ни одного слова о том, что стало причиной насильственного перемещения (а не депортации, когда людей вывозят из одной страны в другую) людей из одного региона в другой. Понятное дело — вывозили не просто крестьян, а пособников бандитов («лесных братьев»), а также тех, кто сотрудничал с западными спецслужбами после войны и с немецкими оккупантами в 1941-1944 годы. Последних репрессировали в соответствии с решением Нюрнбергского трибунала!   Да, «лесные братья» активизировались сразу после того, как началась добровольно-принудительная коллективизация, которая с учётом ближайшей перспективы не была обоснована экономически. Тем не менее, она позволила в советское время вывести Эстонскую ССР в самые передовые в Северной Европе производители животноводческой продукции (первое — по молоку и яйцам, второе — по мясу).   Но методы сопротивления «лесных братьев» были, как правило, бандитскими. Это — убийства советских и партийных работников, мирных жителей, изнасилования, грабежи и ограбления магазинов и банков, нападения на пассажирские поезда.   А чего удивляться? Среди бежавших в леса были и те, кто служил во время войны в Эстонской 20-й дивизии СС, карательных полицейских батальонах, то есть тех, у кого руки и так уже были по локоть в крови. Просто они не успели бежать на Запад, охотно пригревавший таких «людей».   Сопротивление на оккупированной территории — по международному праву это бандитизм. Поэтому странно сегодня слышать о распространённом в Эстонии недовольстве тем, что «лесных братьев» и прочих освободителей, например, из Эстонской 20-й дивизии СС, называют бандитами. Ведь в той же Эстонии и сегодня официально признаётся, что аннексия (инкорпорация) Прибалтики Советским Союзом была «советской оккупацией». Стало быть, назвался груздём, полезай в кузовок. Надо быть последовательным в своих утверждениях.   Но нет этого и тогда, когда эстонцы, служившие в составе частей немецкой оккупационной (оккупационной!) армии, объявлены освободителями Эстонии и для них законом предусмотрены значительные материальные и социальные преференции, их приглашает на приёмы премьер-министр Андрус Ансип, а эстонцы, воевавшие в Советской Армии, считаются оккупантами и лишены всяких благ и признания. Лицемерие и саморазоблачение — налицо!    Сталинские послабления для прибалтов   В Эстонии переселенных в 1949 году жителей называют не иначе, как жертвами сталинской депортации. Акцент делается на том, что среди вывезенных были женщины, старики и дети. Верно, вывозили людей семьями, но, если бы выселяли только преступный элемент, то сегодня критике подвергали бы другое зло — разъединении семей.   С другой стороны после выселения 20 тысяч членов семей «лесных братьев» и пособников нацистов, бандитское движение резко пошло на убыль. И ещё — на судебных процессах, которые в последние 10 лет устраивали эстонские власти над участвовавшими в переселении сотрудниками НКВД, обнаружилось, что списки переселенцев формировались и с помощью наветов одних крестьян на других.   Кстати, обвинения СССР в репрессиях не учитывают такого уникального факта, как решение СССР о послаблениях в отношении прибалтов. Так, согласно пункту 1 постановления Совета Министров Союза ССР № 843-342-сс от 13 апреля 1946 г. «О возвращении на родину репатриантов — латышей, эстонцев и литовцев» на прибалтов не распространялось постановление ГОКО от 18 августа 1945 г. № 9871-с и постановление Совнаркома СССР от 21 декабря 1945 г.» 3141-950-сс. Эти документы предусматривали «расселение в северные районы страны репатриируемых советских граждан, служивших в немецкой армии, легионеров, «власовцев» и полицейских».   Пункт 2 постановления поручал МВД СССР «направить в течение 1946 г. в Латвийскую, Эстонскую и Литовскую ССР... на работу в промышленность и на строительство всех указанных в п.1 настоящего постановления латышей, эстонцев и литовцев...». А пункт 3 постановления обязал министерства СССР и другие центральные ведомства «освободить в течение 1946 г., с разрешением выехать на родину, всех репатриированных латышей, эстонцев и литовцев..., переданных до настоящего постановления из рабочих батальонов и проверочно-фильтрационных лагерей на постоянную работу промышленным предприятиям и на строительство».   Стоит добавить, что это либеральное в отношении прибалтов постановление Совета Министров СССР подписал его председатель Иосиф Сталин.   «Вагоны для скота» — увы, не плацкарта   О президентской лжи. С чего глава Эстонского государства взял, что Россия объявила себя абсолютной правопреемницей СССР? Впрочем, общественное сознание в Эстонии обработано настолько, что и в русскоязычных СМИ Эстонии (портал Baltija.eu) считают Российскую Федерацию «официальным правопреемником СССР», что далеко не так.   Кстати, все долги СССР перед западными кредиторами оплатила Российская Федерация, хотя значительные валютные поступления шли на модернизацию народного хозяйства всех союзных республик, но особенно Эстонии. И вот в этом конкретном случае, у эстонского президента претензий к Москве нет. Если же оценить всё в целом, то Тоомас Хендрик Ильвес должен обращаться со своими претензиями к... Советскому Союзу, но, увы, несуществующему.   Не соответствует действительности и утверждение (распространённое и в народе) о том, что людей вывозили из Эстонии в «вагонах для скота». Доказывает это уже другое постановление Совета Министров СССР — N 390-138cc «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести враждебную деятельность, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов».   Пункт 5 разрешал выселяемым «брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 килограммов».   Пункт 6 обязывал Минфин СССР выделить средства на «оплату расходов по питанию и медобслуживанию в пути следования выселенцев из расчета 5 руб. 50 коп. в день на одного человека. Министерству путей сообщения СССР пункт 7 предписывал выделить «необходимое количество железнодорожных вагонов, оборудованных для людских перевозок, и обеспечить продвижение эшелонов с выселяемыми до места назначения на правах воинских». Кстати, именно в таких вагонах-теплушках (конечно, это далеко не «плацкарта») возвращались на родину солдаты, освободившие Европу от нацизма. Поэтому и президенту ЭР стыдно говорить из года в год о «вагонах для скота», которые, конечно же, пугали привыкших к иному комфорту эстонцам. Но при всём притом, главе государства надо быть хотя бы минимально честным объективным в своих обвинениях.   Следующий, пункт 8, обязывал Минторговли СССР «организовать выдачу через железнодорожные буфеты горячей пищи проходящим эшелонам с выселяемыми, в соответствии с графиком движения эшелонов». Каждый состав комплектовали «одним врачом и двумя медсестрами с необходимым количеством медикаментов и перевязочных средств, для оказания медицинской помощи выселяемым в пути следования».   И это постановление Совмина СССР подписано Иосифом Сталиным.   Почему и сколько надо извиняться России?   Наконец, об извинениях России, на которых из года в год настаивают в прибалтийских республиках. 18 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республики) принял Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». В его преамбуле сказано: «... Верховный Совет Российской Федерации выражает глубокое сочувствие жертвам необоснованных репрессий, их родным и близким, заявляет о неуклонном стремлении добиваться реальных гарантий обеспечения законности и прав человека».   Целью закона названа «реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба».   Конечно, переселение 1949 года — ужасная трагедия и у неё есть свои виновные. Но лгать при этом и демонизировать эту трагедию также предполагает ответственность и вину перед народами и Историей.   Не знать о российском законе «О реабилитации жертв политических репрессий» в Прибалтике не могут, это было бы свидетельством недопустимой некомпетентности. Стало быть, новое, предъявленное России требование об извинениях за переселение в 1949 году 20 тысяч крестьян Эстонии, не может не быть циничной провокацией — оскорблением России и наглым обманом эстонского народа, желанием вбить клин между Российской Федерацией и Евросоюзом.   Несколько лет назад президент РФ Владимир Путин ясно заявил эстонской журналистке на одной из представительных пресс-конференций в Москве, что Россия не будет извиняться каждый раз заново. И точка. Сколько же можно спекулировать на истории?   Стиль, орфография и пунктуация оригинала сохранены, просьба к читателям — не сигнализировать об ошибках в этой статье — прим. ред.

04 ноября 2012, 19:15

История России. Как «белые» за «красных» воевали

С некоторых пор у нас стало модным сочувствовать «белым». Они-де дворяне, люди чести и долга, «интеллектуальная элита нации». Едва ли не половина страны вспоминает о своих благородных корнях. Стало модным при случае поплакать о невинно убиенных и изгнанных дворянах. И, как водится, во всех бедах нынешнего времени винят «красных», которые так обошлись с «элитой». За этими разговорами становится незаметным главное — победили в той борьбе всё же «красные», а ведь с ними воевала «элита» не только России, но и сильнейших держав того времени. Да и с чего взяли нынешние «благородные господа», что дворяне в той великой русской смуте были обязательно на стороне «белых»? Иные дворяне, вроде Владимира Ильича Ульянова, для пролетарской революции сделали гораздо больше, нежели Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Обратимся к фактам.  Основной тезис №1 В Красной Армии служило 75 тыс. бывших офицеров, в то время как в Белой около 35 тыс из 150-тысячного корпуса офицеров Российской Империи. Экскурс в историю 7 ноября 1917 года большевики пришли к власти. Россия к тому времени всё ещё находилась в состоянии войны с Германией и её союзниками. Хочешь или нет, а воевать надо. Поэтому уже 19 ноября 1917 г. большевики назначают начальником штаба Верховного главнокомандующего… потомственного дворянина, его превосходительство генерал-лейтенанта Императорской Армии Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича. М.Д. Бонч-Бруевич Именно он возглавит вооружённые силы Республики в самый тяжёлый для страны период, с ноября 1917 г. по август 1918 г. и из разрозненных частей бывшей Императорской Армии и отрядов Красной Гвардии к февралю 1918 г. сформирует Рабоче Крестьянскую Красную Армию. С марта по август М.Д. Бонч-Бруевич будет занимать пост военного руководителя Высшего Военного Совета Республики, а в 1919 г. — начальника Полевого штаба Рев. Воен. Совета Республики. В конце 1918 г. была учреждена должность главнокомандующего всеми Вооруженными силами Советской Республики. Просим любить и жаловать — его высокоблагородие главнокомандующий всеми Вооружёнными силами Советской Республики Сергей Сергеевич Каменев (не путать с Каменевым, которого затем вместе с Зиновьевым расстреляли). Кадровый офицер, закончил академию Генштаба в 1907 г., полковник Императорской Армии. С начала 1918 г. по июль 1919 г. Каменев сделал молниеносную карьеру от командира пехотной дивизии до командующего Восточным фронтом и, наконец, с июля 1919 г. и до конца Гражданской войны занимал пост, который в годы Великой Отечественной войны будет занимать Сталин. С июля 1919 г. ни одна операция сухопутных и морских сил Советской Республики не обходилась без его непосредственного участия. С. С. Каменев   Большую помощь Сергею Сергеевичу оказывал его непосредственный подчинённый — его превосходительство начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев, потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии. На посту начальника Полевого штаба он сменил Бонч-Бруевича и с 1919 г. по 1921 г. (практически всю войну) его возглавлял, а с 1921 г. был назначен начальником Штаба РККА. Павел Павлович участвовал в разработке и проведении важнейших операций Красной Армии по разгрому войск Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля, награждён орденами Красного знамени и Трудового Красного знамени (в то время высшие награды Республики). П. П. Лебедев  Нельзя обойти вниманием и коллегу Лебедева, начальника Всероссийского главного штаба его превосходительство Александра Александровича Самойло. Александр Александрович также потомственный дворянин и генерал-майор Императорской Армии. В годы Гражданской войны возглавлял военный округ, армию, фронт, поработал заместителем у Лебедева, затем возглавил Всероглавштаб. А. А. Самойло  Не правда ли, крайне интересная прослеживается тенденция в кадровой политике большевиков? Можно предположить, что Ленин и Троцкий, подбирая высшие командные кадры РККА, ставили непременным условием, чтобы это были потомственные дворяне и кадровые офицеры Императорской Армии в звании не ниже полковника. Но, конечно, это не так. Просто жёсткое военное время быстро выдвигало профессионалов своего дела и талантливых людей, также быстро задвигая всевозможных «революционных балаболок». Поэтому кадровая политика большевиков вполне естественна, им нужно было воевать и побеждать уже сейчас, времени учиться не было. Однако поистине удивления достойно то, что дворяне и офицеры к ним шли, да ещё в таком количестве, и служили Советской власти в большинстве своем верой и правдой. Верой и правдой Часто встречаются утверждения что большевики силой загоняли дворян в РККА грозя репрессиями семьям офицеров. Этот миф на протяжении многих десятилетий упорно муссируются в псевдоисторической литературе, псевдомонографиях и различного рода «исследованиях». Это только миф. Служили не за страх, а за совесть. Да и кто бы доверил командование потенциальному предателю? Известно лишь о нескольких изменах офицеров. Но они командовали незначительными силами и являются печальным, но все таки исключением. Большинство же честно исполняли свой долг и самоотверженно сражались как с антантой, так и со своими «братьями» по классу. Действовали так, как и полагается истинным патриотам своей Родины. Рабоче-Крестьянский Красный Флот — это вообще аристократическое заведение. Вот перечень его командующих в годы Гражданской войны: Василий Михайлович Альтфатер (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского Флота), Евгений Андреевич Беренс (потомственный дворянин, контрадмирал Императорского Флота), Александр Васильевич Немитц (анкетные данные точно такие же). Да что там командующие, Морской генеральный штаб Русского ВМФ практически в полном составе перешёл на сторону Советской власти, да так и остался руководить флотом всю Гражданскую войну. Видимо, русские моряки после Цусимы идею монархии воспринимали, как сейчас говорят, неоднозначно. В. М. Альтфатер  Вот что писал Альтфатер в своём заявлении о приёме в РККА: «Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал и не верил вам. Я и теперь ещё многого не понимаю, но я убедился… что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришёл сказать вам, что я ваш». Полагаю, что эти же слова мог бы повторить барон Александр Александрович фон Таубе, начальник Главногоштаба командования Красной Армии в Сибири (бывший генерал-лейтенант Императорской Армии). Войска Таубе были разбиты белочехами летом 1918 г., сам он попал в плен и вскоре погиб в колчаковской тюрьме в камере смертников. А уже спустя год другой «красный барон» — Владимир Александрович Ольдерогге (также потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии), с августа 1919 г. по январь 1920 г. командующий Восточным фронтом «красных», — добивал белогвардейцев на Урале и в итоге ликвидировал колчаковщину. В этоже время, с июля по октябрь 1919 г. другой важнейший фронт «красных» — Южный — возглавлял его превосходительство бывший генерал-лейтенант Императорской Армии Владимир Николаевич Егорьев. Войска под командованием Егорьева остановили наступление Деникина, нанесли ему ряд поражений и продержались до подхода резервов с Восточного фронта, что в итоге предопределило окончательное поражение белых на Юге России. В эти тяжёлые месяцы ожесточённых боёв на Южном фронте ближайшим помощником Егорьева был его заместитель и одновременно командующий отдельной войсковой группой Владимир Иванович Селивачёв (потомственный дворянин, генерал-лейтенант Императорской Армии).Как известно, летом-осенью 1919 г. белые планировали победоносно завершить Гражданскую войну. С этой целью они решили нанести комбинированный удар на всех направлениях. Однако к середине октября 1919 г. колчаковский фронт был уже безнадёжен, наметился перелом в пользу «красных» и на Юге. В этот-то момент «белые» нанесли неожиданный удар с северо-запада. На Петроград ринулся Юденич. Удар был настолько неожиданным и мощным, что уже в октябре «белые» оказались в пригородах Петрограда. Встал вопрос о сдаче города. Ленин, несмотря на известную панику в рядах товарищей, город решил не сдавать. И вот уже выдвигается навстречу Юденичу 7-я армия «красных» под командованием его высокоблагородия (бывшего полковника Императорской Армии) Сергея Дмитриевича Харламова, а во фланг «белым» заходит отдельная группа той же армии под командованием его превосходительства (генерал-майора Императорской Армии) Сергея Ивановича Одинцова. Оба — из самых потомственных дворян. Итог тех событий известен: в середине октября Юденич ещё рассматривал Красный Петроград в бинокль, а 28 ноября распаковывал чемоданы в Ревеле (любитель молоденьких мальчиков оказался никудышным командующим…). Северный фронт. С осени 1918 г. по весну 1919 г. это важный участок борьбы с англо-американо-французскими интервентами. Ну и кто ведёт большевиков в бой? Сначала его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Павлович Парский, затем его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Николаевич Надёжный, оба потомственные дворяне. Нельзя не отметить, что именно Парский возглавлял отряды Красной Армии в знаменитых февральских боях 1918 г. под Нарвой, так что во многом благодаря ему мы празднуем 23 февраля. Его превосходительство товарищ Надёжный после окончания боёв на Севере будет назначен командующим Западным фронтом. Только ли дворяне? Немного о командирах-пролетариях Такая ситуация с дворянами и генералами на службе у «красных» практически везде. Нам скажут: всё вы тут преувеличиваете. Были же у «красных» свои талантливые военачальники и не из дворян и генералов. Да, были, их имена мы хорошо знаем: Фрунзе, Будённый, Чапаев, Пархоменко, Котовский, Щорс. Но кем они были в дни решающих боёв? Когда решалась судьба Советской России в 1919 г., самым важным был Восточный фронт (против Колчака). Вот его командующие в хронологическом порядке: Каменев, Самойло, Лебедев, Фрунзе (26 дней!), Ольдерогге. Один пролетарий и четыре дворянина, подчеркну — на жизненно важном участке! Нет, заслуг Михаила Васильевича я умалять не хочу. Он действительно талантливый полководец и многое сделал для разгрома того же Колчака, командуя одной из войсковых групп Восточного фронта. Затем Туркестанский фронт под его командованием раздавил контрреволюцию в Средней Азии, а операция по разгрому Врангеля в Крыму заслуженно признаётся шедевром военного искусства. Но будем справедливы: к моменту взятия Крыма даже «белые» не сомневались в своей судьбе, исход войны был решён окончательно. Семён Михайлович Будённый был командармом, его Конная армия сыграла ключевую роль в ряде операций некоторых фронтов. Однако не следует забывать, что в РККА были десятки армий, и назвать вклад одной из них решающим в победе было бы всё же большой натяжкой. Николай Александрович Щорс, Василий Иванович Чапаев, Александр Яковлевич Пархоменко, Григорий Иванович Котовский — комдивы. Уже в силу этого при всей своей личной храбрости и военных дарованиях стратегического вклада в ход войны они внести не могли. Почему это замалчивалось Но у пропаганды свои законы. Любой пролетарий, узнав, что высшие военные должности занимают потомственные дворяне и генералы царской армии, скажет: «Да это же контра!» Поэтому вокруг наших героев возник своеобразный заговор молчания и в советские годы, и тем более — сейчас. Они победили в Гражданской войне и тихо ушли в небытие, оставив после себя пожелтевшие оперативные карты и скупые строки приказов. А ведь «их превосходительства» и «высокоблагородия» проливали свою кровь за Советскую власть ничуть не хуже пролетариев. Про барона Таубе уже упоминалось, но это пример не единственный. Весной 1919 г. в боях под Ямбургом белогвардейцы захватили в плен и казнили комбрига 19 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора Императорской Армии А.П. Николаева. Такая же участь постигла в 1919 г. командира 55 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А.В. Станкевича, в 1920 г. — командира 13 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А.В. Соболева. Что примечательно, перед смертью всем генералам предложили перейти на сторону «белых», и все отказались. Честь русского офицера – дороже жизни. За что воевали? То есть вы полагаете, скажут нам, что дворяне и кадровый офицерский корпус были за «красных»? Конечно, я далек от этой мысли. Здесь просто надо отличать «дворянина» как нравственное понятие от «дворянства» как класса. Дворянский класс почти целиком оказался в лагере «белых», иначе и быть не могло. Сидеть на шее русского народа им было очень удобно, и слезать не хотелось. Правда, и «белым» помощь от дворян была просто мизерной. Судите сами. В переломный 1919 год, примерно к маю, численность ударных группировок «белых» армий составляла: армия Колчака — 400 тыс. человек; армия Деникина (Вооружённые силы Юга России) — 150 тыс. человек; армия Юденича (Северо-Западная армия) — 18,5 тыс. человек. Итого: 568,5 тыс. человек. Причём это, в основном, «лапотники» из деревень, которых под угрозой расстрела загоняли в строй и которые потом целыми армиями(!), как у Колчака, переходили на сторону «красных». И это в России, где на то время насчитывалось 2,5 млн. дворян, т.е. не менее 500 тыс. мужчин призывного возраста! Вот, казалось бы, ударный отряд контрреволюции… Или возьмем, к примеру, руководителей «белого» движения: Деникин — сын офицера, дед был солдатом; Корнилов — казак, Семёнов — казак, Алексеев — сын солдата. Из титулованных особ — один только Врангель, да и тот шведский барон. Кто же остался? Дворянин Колчак — потомок пленного турка, да Юденич с весьма характерной для «русского дворянина» фамилией и нестандартной ориентацией. В былые времена сами дворяне таких своих собратьев по классу определяли как худородных. Но «на безрыбье и рак — рыба». Не стоит искать князей Голицыных, Трубецких, Щербатовых, Оболенских, Долгоруковых, графов Шереметевых, Орловых, Новосильцевых и среди менее значимых деятелей «белого» движения. Сидели «бояре» в тылу, в Париже да Берлине и ждали, когда одни их холопы других на аркане приведут. Не дождались. Так что завывания Малинина про поручиков Голициных и корнетов Оболенских всего лишь выдумка. Их не существовало в природе… А вот то, что горит под ногами родная земля не просто метафора. Она действительно горела и под войсками антанты и их «белых» друзей. Но есть ещё нравственная категория — «дворянин». Поставьте себя на место «его превосходительства», перешедшего на сторону Советской власти. На что он может рассчитывать? Самое большее — командирский паёк да пара сапог (исключительная роскошь в Красной Армии, рядовой состав обували в лапти). При этом подозрение и недоверие многих «товарищей», постоянно рядом бдительное око комиссара. Сравните это с 5000 рублей годового жалования генерал- майора царской армии, а ведь у многих превосходительств была ещё и фамильная собственность до революции. Поэтому шкурный интерес для таких людей исключается, остается одно — честь дворянина и русского офицера. Лучшие из дворян пошли к «красным» — спасать Отечество. В дни польского нашествия 1920 г. русское офицерство, в том числе и дворяне, переходили на сторону Советской власти тысячами. Из представителей высшего генералитета бывшей Императорской Армии «красные» создали специальный орган — Особое совещание при главнокомандующем всеми Вооружёнными Силами Республики. Цель этого органа — разработка рекомендаций для командования РККА и Советского Правительства по отражению польской агрессии. Кроме этого, Особое совещание обратилось с призывом к бывшим офицерам Русской Императорской Армии выступить на защиту Родины в рядах РККА. Замечательные слова этого обращения, пожалуй, в полной мере отражают нравственную позицию лучшей части русской аристократии: «В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды, добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче- Крестьянской России вас не назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своею честною службою, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения». Под обращением стоят подписи их высокопревосходительств: генерала от кавалерии (главнокомандующего Русской Армии в мае-июле 1917 г.) Алексея Алексеевича Брусилова, генерала от инфантерии (военного министра Российской Империи в 1915-1916 гг.) Алексея Андреевича Поливанова, генерала от инфантерии Андрея Меандровича Зайончковского и многих других генералов Русской Армии. Основной тезис №2 В абсолютных цифрах вклад русского офицерства в победу Советской власти выглядит следующим образом: в период Гражданской войны в ряды Красной Армии было призвано 48,5 тысяч царских офицеров и генералов. В решающем 1919 году они составили 53% всего командного состава РККА. Персональная преданнсть Закончить краткий обзор хотелось бы примерами человеческих судеб, которые как нельзя лучше опровергают миф о патологическом злодействе большевиков и о поголовном истреблении ими благородных сословий России. Замечу сразу, большевики не были глупыми, поэтому понимали, что, учитывая тяжелейшее положение России, им очень нужны люди со знаниями, талантами и совестью. И такие люди могли рассчитывать на почёт и уважение со стороны Советской власти, несмотря на происхождение и дореволюционную жизнь. Начнём с его высокопревосходительства генерала от артиллерии Алексея Алексеевича Маниковского.  А. А. Маниковский  Алексей Алексеевич ещё в Первую мировую войну возглавлял Главное артиллерийское управление Русской Императорской Армии. После Февральской революции был назначен товарищем (заместителем) военного министра. Поскольку военный министр Временного правительства Гучков ничего не соображал в военных вопросах, Маниковскому пришлось стать фактическим главой ведомства. В памятную октябрьскую ночь 1917 г. Маниковский был арестован вместе с остальными членами Временного правительства, затем отпущен на свободу. Спустя несколько недель вновь арестован и опять отпущен на свободу, в заговорах против Советской власти замечен не был. И уже в 1918 г. он возглавляет Главное артиллерийское управление РККА, затем будет работать на различных штабных должностях Красной Армии. Или, например, его превосходительство генерал-лейтенант Русской Армии, граф Алексей Алексеевич Игнатьев. В годы Первой мировой войны он в чине генерал-майора служил военным атташе во Франции и ведал закупками вооружения — дело в том, что царское правительство так подготовило страну к войне, что даже патроны приходилось закупать за границей. За это Россия платила немалые деньги, и лежали они в западных банках. После Октября наши верные союзники мигом наложили лапу на русскую собственность за границей, в том числе и на счета правительства. Однако Алексей Алексеевич сориентировался быстрее французов и денежки перевёл на другой счёт, союзникам недоступный, да к тому же на своё имя. А денег было 225 миллионов рублей золотом, или 2 миллиарда долларов по нынешнему золотому курсу. Игнатьев не поддался на уговоры о передаче средств ни со стороны  «белых», ни со стороны французов. После того как Франция установила дипломатические отношения с СССР, он пришёл в советское посольство и скромненько передал чек на всю сумму со словами: «Эти деньги принадлежат России». Эмигранты были в бешенстве, они постановили убить Игнатьева. И убийцей вызвался стать его родной брат! Игнатьев чудом остался жив — пуля пробила фуражку в сантиметре от головы. А. А. Игнатьев Предложим каждому из вас мысленно примерить на себя фуражку графа Игнатьева и подумать, способны ли вы на такое? А если к этому добавить, что в ходе революции большевики конфисковали родовое имение Игнатьевых и фамильный особняк в Петрограде? И последнее, что хотелось бы сказать. Помните, как в своё время обвиняли Сталина, вменяя ему в вину то, что он поубивал всех оставшихся в России царских офицеров и бывших дворян. Так вот никто из наших героев репрессиям не подвергался, все умерли своей смертью (разумеется, кроме павших на фронтах Гражданской войны) во славе и почёте. А их младшие товарищи, такие как: полковник Б.М. Шапошников, штабс-капитаны А.М. Василевский и Ф.И. Толбухин, подпоручик Л.А. Говоров, — стали Маршалами Советского Союза. Заключение История давно всё расставила по своим местам, и как бы не пытались ее переврать всякие радзинские, сванидзе, захарчуки, волковы, резуны и прочая шушера, не знающая историю, но умеющая получать деньги за враньё, факт остается фактом: «белое» движение дискредитировало себя. В основной своей массе это были каратели, мародеры и просто мелкое жульё на службе у антанты… Источник: http://tsar-ivan.livejournal.com/185001.html