• Теги
    • избранные теги
    • Люди10
      • Показать ещё
      Страны / Регионы19
      • Показать ещё
      Разное11
      • Показать ещё
      Сферы2
      Компании7
      • Показать ещё
      Издания1
      Показатели1
Сэйдзи Маэхара
03 октября, 06:02

Абэ: США не командуют Японией

Глава правительства Японии Синдзо Абэ на дебатах в бюджетной комиссии нижней палаты японского парламента отверг обвинения в том, что переговоры с Россией могут повредить отношениям с США. Представитель ведущей оппозиционной Демократической партии Японии Сэйдзи Маэхара, в частности, выразил мнение, что не следует добиваться прогресса на переговорах с Россией в период передачи власти в Соединенных Штатах новому президенту, поскольку это может вызвать сомнения в приверженности Токио союзническим отношениям, передает ТАСС. Депутат от оппозиционной партии напомнил, что Совместная советско-японская декларация 1956 года не была реализована во многом из-за противодействия США, и высказал опасения, что таким же может быть развитие событий и сейчас, передает РИА «Новости». «Проблему мирного договора с Россией Япония решает сама, - сообщил Абэ. - США не командуют нами - это делай, а это нельзя. В то же время мы тесно сотрудничаем с Соединенными Штатами как с союзником, ведем обмен мнениями. Мы не консультируемся по мелочам, но в целом держим США в курсе наших контактов с Россией». «В отношениях с Россией сейчас мы сдвигаем то, что было неподвижно 70 лет. И это не так просто. Мы встречались с президентом Путиным 14 раз, построили доверительные отношения и пришли к общему мнению о том, что отсутствие мирного договора 70 лет - это ненормальная ситуация. И решение этой проблемы для будущего обеих стран является правильным решением и необходимо для расширения возможностей двух стран», - подчеркнул Абэ. Он отметил, что Япония не может выстраивать свои переговоры с Россией, ориентируясь на внутриполитическую ситуацию в США, имея в виду грядущие президентские выборы. «Если Япония может вести переговоры, только приспосабливаясь к внутриполитической ситуации в США, то с точки зрения партнера (России) получится, что чем разговаривать с такой страной (Японией), чем вести российско-японские переговоры, проще вести переговоры с Америкой», - добавил Абэ. На дебатах Абэ также заявил, что четыре острова Южных Курил являются исконными территориями Японии, а также призвал не смешивать темы Крыма и Курил. Закладки:

17 сентября, 14:00

Готовится война в Азии

В то время как фронт на Ближнем и Среднем Востоке уже фактически открыт и идёт усиленное поливание «керосином» его основных очагов, Запад тихо и без особой шумихи готовит новый театр военных действий. Азиатско-Тихоокеанский регион станет ещё одним из фронтов глобальной войны. Практически во всех странах этого региона идет гонка вооружений. И это время мирового экономического […]

07 мая, 09:48

Свяжет ли трубопровод Россию и Японию?

«Я считаю, что трубопровод — это важный проект, который может связать Россию и Японию». Депутаты Либерально-демократической партии Японии, мечтающие о скорейшем улучшении российско-японских отношений и расширении энергетического сотрудничества с Россией, встретились с руководством Газпромбанка, которое находилось с визитом в Японии в конце марта. Вышеуказанную фразу произнес представитель российской стороны, которого поразило необычайное гостеприимство японцев.

19 марта 2015, 16:21

Сейдзи Маэхара: Япония не принимает сторону Украины или России

Бывший министр иностранных дел Японии Сейдзи Маэхара считает, что его стране, как канатоходцу, удалось найти баланс между давлением Запада и интересами в России. Санкции были настолько хорошо просчитаны и откалиброваны правительством Японии, что на пути отношений с Москвой они не встали.

19 марта 2015, 16:21

Сейдзи Маэхара: Япония не принимает сторону Украины или России

Бывший министр иностранных дел Японии Сейдзи Маэхара считает, что его стране, как канатоходцу, удалось найти баланс между давлением Запада и интересами в России. Санкции были настолько хорошо просчитаны и откалиброваны правительством Японии, что на пути отношений с Москвой они не встали.

29 мая 2014, 09:58

Япония хочет построить газопровод из России

Японские парламентарии начали лоббировать проект по строительству трубопровода из России в Японию. Прямые поставки природного газа позволили бы Японии значительно сократить затраты на импорт энергоносителей. Группа из 33 депутатов в японском парламенте выступает за строительство трубопровода между российским островом Сахалин и северо-восточной японской префектурой Ибараки. Группа состоит из законодателей от правящей Либерально-демократической партии и представителей оппозиции от правоцентристской политической партии Комэйто. Данное заявление в интервью агентству Bloomberg сделал глава группы Наоказу Такемото. Законодатели представят проект на рассмотрение премьер-министру Японии Синдзо Абэ в июне этого года. Таким образом, японский премьер будет готов обсудить этот вопрос в рамках встречи с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в рамках запланированного на осень 2014 г. визита в Японию. Длина трубопровода составит 1350 км, пропускная мощность - 20 млрд куб. м. газа в год. Общая стоимость проекта оценивается в $5,9 млрд. Впервые данный проект начал обсуждаться еще в начале 2000-х гг. После аварии на АЭС "Фукусима" тема вновь обрела актуальность. В 2012 г. бывший глава МИД Японии Сэйдзи Маэхара заявил, что в Японии заинтересованы в строительстве газопровода из России. При этом Маэхара отметил, что газопровод может быть проложен по морскому дну и "технически это возможно". Спустя два года у Японии появилось еще больше стимулов для заключения данного договора с Россией. Япония до сих пор пытается справиться с последствиями аварии АЭС "Фукусима" в 2011 г. Остановка работы всех АЭС в стране привела к существенному росту затрат на импорт на энергоносителей. В 2013 г. на импорт сжиженного природного газа (СПГ) Япония потратила рекордные 7 трлн иен - это более чем вдвое выше уровня расходов в 2010 г. Наоказу Такемото считает, что Япония может заметно снизить свои затраты на импорт энергоносителей, если сможет покупать природный газ напрямую по трубопроводу, а не закупать дорогой СПГ, который поставляется танкерами. Ряд экспертов отметили, что сделка между Россией с Китаем на строительство трубопровода и поставку газа сроком на 30 лет еще сильнее подогрела интерес Японии к данному проекту. Предлагаемый японскими парламентариями проект газопровода с ежегодной пропускной мощностью в 20 млрд куб. м газа - это эквивалент 15 млн тонн СПГ, или 17% от общего объема ежегодного импорта газа со стороны Японии. По данным за 2013 г., поставки российского газа составляют 9,8% от всего объема импорта, Россия занимает четвертое место среди крупнейших поставщиков газа в Японию после Австралии, Катара и Малайзии. (http://www.vestifinance.r...)

09 июля 2013, 11:44

Курилы — неотъемлемая часть нашей Родины

Курилы — неотъемлемая часть нашей Родины   Русскимъ первопроходцамъ, расширявшимъ рубежи нашего Отечества на Дальнемъ Востокѣ и въ Тихомъ океанѣ, самоотверженно изслѣдовавшимъ новыя земли и воды. Совѣтскимъ воинамъ, мужественно въ бояхъ отстоявшимъ Курильскіе острова и возстановившимъ историческую справедливость. Курильскіе острова — цѣпь острововъ между полуостровомъ Камчатка и островомъ Хоккайдо, чуть выпуклой дугой отдѣляющая Охотское море отъ Тихаго океана. Протяжённость — около 1’200 км. Общая площадь — 10,5 тыс. км². Уже не первый вѣкъ они являются объектомъ незаконныхъ территоріальныхъ претензій, предъявляемыхъ нашей странѣ Японіей, пытающейся захватить архипелагъ. Такъ было и въ ХІХ вѣкѣ, и въ ХХ, и въ ХХІ, однако въ зависимости отъ текущей политической конъюнктуры политика страны восходящаго солнца облекалась въ разныя формы. Мнѣ хотѣлось бы разсмотрѣть исторію открытія Курильскихъ острововъ, освѣтить борьбу за территоріальную цѣлостность нашей страны въ теченіе вѣковъ и доказать, что въ 1945 году СССР вернулъ Курилы и Южный Сахалинъ абсолютно законно, съ соблюденіемъ всѣхъ принциповъ международнаго права, что наше Отечество вовсе не оккупировало якобы исконно японскую землю, а возстановило историческую справедливость. Приступая къ разбору означенной темы, прежде всего слѣдуетъ вкратцѣ сказать о стратегическомъ и экономическомъ значеніи Курильскихъ острововъ для нашей страны. Курилы — кладовая полезныхъ ископаемыхъ. Общая оцѣнка только развѣданныхъ запасовъ минеральныхъ ресурсовъ по міровымъ цѣнамъ 1988 года составляетъ 44 млрд. долларовъ. Однако самымъ главнымъ минерально-сырьевымъ ресурсомъ Курилъ являются титаномагніевыя руды, расположенныя на шельфѣ въ видѣ розсыпей съ примѣсью рѣдкоземельныхъ металловъ. А титанъ — это, по оцѣнкамъ экспертовъ, матеріалъ ХХІ вѣка. Кромѣ того, шельфъ острововъ является потенціальнымъ источникомъ нефти и газа. Поистинѣ уникально значеніе именно Южныхъ Курилъ по богатству водныхъ біоресурсовъ. Общіе запасы рыбы и другихъ морепродуктовъ въ Южно-Курильскомъ рыбопромысловомъ районѣ составляетъ болѣе 5 млн. тоннъ, а общедопустимые уловы — около 800 тыс. тоннъ. Въ акваторіи Южныхъ Курилъ имѣется богатѣйшее въ мірѣ мѣсторожденіе красныхъ водорослей, составляющее 89 % используемыхъ для біотехнологій запасовъ всего Дальневосточнаго регіона. По мнѣнію спеціалистовъ, ХХІ вѣкъ — это вѣкъ біотехнологій, и уже сейчасъ біофартацевтическія фирмы міра по уровню своихъ доходовъ уступаютъ только военно-промышленному комплексу. Кромѣ того, въ акваторіи Южныхъ Курилъ расположены незамерзающіе проливы изъ Охотскаго моря въ Тихій океанъ. Сѣверокурильскіе проливы замерзаютъ, теряя, такимъ образомъ, на періодъ зимы своё стратегическое значеніе. Всѣ эти факты, безусловно, извѣстны Японіи, издавна смотрящей на Курильскіе острова какъ на объектъ экспансіи. Что мы знаемъ объ открытіи Курилъ? Къ Курильскимъ островамъ Россія вышла на рубежѣ ХѴІІ–ХѴІІІ столѣтій послѣ знаменитаго Камчатскаго похода Владиміра Атласова 1696–1699 годовъ, который окончился присоединеніемъ всей Камчатки къ Россійской имперіи. Отъ мѣстныхъ жителей Атласовъ узналъ, что къ югу отъ Камчатки проживаютъ какіе-то особые люди, «курильскіе иноземцы», «курилы». Именно отъ Владиміра Атласова, Камчатскаго Ермака по мѣткому выраженію Пушкина, и вошли въ оборотъ новыя географическія названія «Курильская земля», «Курилы» и новый этнонимъ «курильскіе иноземцы», «курильцы». Но въ его сообщеніяхъ рѣчь ещё не шла объ островахъ, а только лишь о южной оконечности полуострова Камчатка. Здѣсь, по представленіямъ Атласова, и находился центръ «Курильской землицы». И именно поэтому одно изъ красивѣйшихъ озёръ Южной Камчатки до сихъ поръ носитъ названіе Курильскаго. Именно въ этой камчатской «курильской землѣ» напротивъ устья первой «Курильской рѣки» Атласовъ замѣтилъ въ морѣ какую-то землю. Дѣйствительно, съ устья рѣки Голыгиной виденъ островъ Алаидъ, въ 1954 году переименованный въ островъ Атласова. Первое грамотное картографическое описаніе Курильскаго архипелага, включая четыре южныхъ острова и даже островъ Хоккайдо, было сдѣлано въ 1711–1713 годы въ результатѣ обслѣдованій, проведённыхъ экспедиціей Игнатія Козыревскаго. Въ 1726 году Аѳанасій Ѳёдоровичъ Шестаковъ уточняетъ и дополняетъ первую подробную карту, составленную Козыревскимъ въ 1713 году. На картѣ Шестакова впервые правильно показанъ поворотъ на югъ тихоокеанскаго побережья Дальняго Востока, а также обозначены и подробно перечислены всѣ острова Курильской гряды, включая южные. Карта Шестакова была переведена и издана во Франціи. Въ 1739–1741 годы Мартынъ Шпанбергъ возглавилъ очередную экспедицію на Курильскіе острова. Лѣтомъ 1739 года экспедиція вышла къ островамъ Малой Курильской гряды. Черезъ толмачей айны сообщили, что вблизи «имѣются двѣнадцать острововъ, на которыхъ людей множество, и никому тѣ острова не подвластны», за исключеніемъ острова Матмая (Хоккайдо), который-де «подъ властію японскаго хана». Такъ русскіе моряки убѣдились, что Россія вполнѣ можетъ занять всѣ Курильскіе острова, включая Малую гряду, вплоть до береговъ Хоккайдо. По завершеніи экспедиціи была продѣлана работа надъ первой въ мірѣ полной картой Курильскихъ острововъ. Карта, составленная Шпанбергомъ, была опубликована въ 1745 году въ Атласѣ Россійской Имперіи. Атласъ былъ изданъ на русскомъ, французскомъ и голландскомъ языкахъ. Такимъ образомъ, онъ получилъ статусъ офиціальнаго документа международнаго значенія. Слѣдуетъ сказать, что въ тѣ времена офиціально изданная карта имѣла особое значеніе. Она являлась юридическимъ документомъ-извѣщеніемъ, отражающимъ позицію издавшей его страны въ отношеніи, во-первыхъ, состава собственной территоріи и протяжённости границъ и, во-вторыхъ, въ отношеніи юридическаго статуса другихъ территорій. Съ точки зрѣнія международнаго права ХѴІІІ — первой половины ХІХ вѣка, когда многія территоріи ещё не были обслѣдованы и потому никому не принадлежали, пріоритетъ въ изданіи географической карты «новой земли» давалъ опубликовавшей его странѣ и преимущественное право претендовать на владѣніе этой территоріей. Иными словами, дѣйствовалъ принципъ: первый издавшій карту «новой территоріи» имѣетъ преимущественное право считать её своимъ владѣніемъ, даже если онъ не первый её открылъ. И оспорить такой картографическій аргументъ было весьма непросто. Дополнительное преимущество получала та страна, которая издавала карту на иностранномъ языкѣ, поскольку такимъ образомъ придавала своему «извѣщенію» статусъ не только внутренняго, но и международнаго документа. А Россіей въ 1713–1796 годы было издано по меньшей мѣрѣ четырнадцать картъ Курилъ, включая южную группу острововъ архипелага. Ещё въ концѣ ХѴІІІ вѣка островъ Хоккайдо, граничащій на югѣ съ Курилами, не входилъ въ составъ Японіи, о чёмъ ясно говоритъ карта Иркутскаго намѣстничества, изданная въ 1796 году. Въ 1755–1756 годахъ въ Петербургѣ былъ изданъ первый научный трудъ, значительная часть котораго была удѣлена Курильскимъ островамъ. Это «Описаніе земли Камчатки» Степана Петровича Крашенинникова. Двѣ главы книги были спеціально посвящены Курильскимъ островамъ. Книга Крашенинникова была переведена за рубежомъ, благодаря чему Курильскіе острова получили широкую извѣстность за предѣлами нашей страны. Но особенно важное значеніе она имѣетъ для науки и литературы. Эту книгу внимательно изучалъ и законспектировалъ Александръ Сергѣевичъ Пушкинъ. Многіе матеріалы о Курильскихъ островахъ были посланы иркутскимъ губернаторомъ Кличкой въ Академію наукъ. 24 октября 1782 года на засѣданіи было разсмотрѣно подготовленное Татариновымъ «Описаніе Курильскихъ острововъ — извлеченіе изъ записей сотника Ивана Чёрнаго, унтеръ-офицера и переводчика Очередина и сибирскаго дворянина Антипина». Въ 1785 году оно было опубликовано въ академическомъ «Мѣсяцесловѣ», въ 1790 году издано повторно. Примѣчательно, что на нѣмецкомъ и англійскомъ языкахъ (въ переводѣ) оно было издано раньше, чѣмъ въ подлинникѣ. Такъ трудъ Ивана Чёрнаго, Ивана Очередина и Ивана Антипина въ обработкѣ Михаила Татаринова сталъ извѣстенъ всему міру. Совѣтскіе учёные въ полной мѣрѣ доказали, что именно мы явились первооткрывателями и изслѣдователями Курильскихъ острововъ. Однимъ изъ маститыхъ изслѣдователей исторіи выхода Россіи на свои нынешніе дальневосточные рубежи является докторъ наукъ Э. Я. Файнбергъ — авторъ капитальнаго труда «Русско-японскія отношенія въ 1697–1875 годахъ». Этотъ трудъ былъ изданъ на базѣ защищённой ею въ 1955 году одноимённой докторской диссертаціи. Наиболѣе кратко основная концепція автора изложена въ авторефератѣ диссертаціи, гдѣ пишется: «Русскіе были піонерами въ открытіи и колонизаціи Курильскихъ острововъ и Сахалина. Японцы значительно позже стали интересоваться этими островами, имѣя въ виду превратить ихъ въ базу для рыболовства и въ барьеръ противъ продвиженія русскихъ на югъ. Въ концѣ ХѴІІІ вѣка японцы впервые появились на Урупѣ и Итурупѣ. Они стали уничтожать кресты и другіе знаки пребыванія тамъ русскихъ и подстрекать туземцевъ къ изгнанію русскихъ съ Курильскихъ острововъ. Нѣкоторые японскіе историки косвенно признаютъ эти факты, свидѣтельствующіе о томъ, что японцы были временными и случайными посѣтителями Сахалина и Курильскихъ острововъ, а иногда и проговариваются, что даже въ серединѣ ХІХ вѣка не только Сахалинъ и Курильскіе острова, но и островъ Эдзо [Хоккайдо] не считался японскимъ владѣніемъ»[1]. [1] Файнбергъ Э. Я. Русско-японскія отношенія (1697–1875): Авторефератъ диссертаціи на соисканіе учёной степени доктора историческихъ наукъ. Академія наукъ СССР, Институтъ Востоковѣдѣнія. М., 1955. С. 4 Умѣстно процитировать и высказыванія Бориса Петровича Полевого — одного изъ самыхъ авторитетныхъ знатоковъ исторіи первооткрытія и первоосвоенія Курилъ. Въ заключительной главѣ своей книги «Первооткрыватели Курильскихъ острововъ», представлявшей собою итогъ длительнаго изученія авторомъ малоизвѣстныхъ архивныхъ матеріаловъ, а также трудовъ зарубежныхъ и отечественныхъ изслѣдователей, Полевой суммируетъ свои выводы слѣдующимъ образомъ: «Всё, что было разсказано въ этой книгѣ, ясно доказываетъ, какъ необычно великъ вкладъ нашего народа въ исторію открытія и первоосвоенія Курильскихъ острововъ. Пріоритетъ русскихъ въ этомъ великомъ дѣлѣ неоспоримъ. Русскіе первыми составили достаточно подробныя описанія всей Курильской гряды. Именно они наименовали этотъ архипелагъ “Курильскимъ”, и это названіе прочно вошло во всю міровую географическую литературу. Они первыми установили подлинныя мѣстныя названія всѣхъ острововъ архипелага, а также сдѣлали эти названія извѣстными всему міру. Наконецъ, именно русскіе смогли первыми установить подлинное ихъ расположеніе и нанести на географичесія карты. Знакомство съ исторіей самыхъ разнообразныхъ походовъ русскихъ землепроходцевъ на Курильскіе острова на первый взглядъ создаётъ впечатлѣніе, что въ ихъ организаціи было много случайнаго. Но когда исторія этихъ походовъ разсматривается послѣдовательно, то болѣе отчётливо обнаруживается важная историческая задача всѣхъ дѣйствій русскихъ на Курилахъ — сдѣлать ихъ собственностью нашей страны, нашего народа. И въ этомъ они вполнѣ преуспѣли. Важно подчеркнуть, что ещё въ ХѴІІІ вѣкѣ въ Россіи наибольшій интересъ вызывали южные Курильскіе острова, на которые русскіе смогли прійти безусловно раньше японцевъ. Нѣтъ вины русскихъ землепроходцевъ и мореходцевъ въ томъ, что въ самомъ концѣ ХѴІІІ — началѣ ХІХ вѣка они въ нужный моментъ остались безъ поддержки правительства, чѣмъ и воспользовались японскіе агрессоры. Особенно велика тутъ была роль вздорнаго Павла І. Впрочемъ, недальновидность была свойственна и другимъ вершителямъ судебъ царской Россіи. Царскіе сановники не поняли главнаго — цѣнность Курильскихъ острововъ опредѣляется не столько ограниченными ихъ пушными богатствами, сколько ихъ стратегическимъ положеніемъ: вѣдь именно они тогда стали играть роль главныхъ форпостовъ Отечества на Дальнемъ Востокѣ и Тихомъ океанѣ, а японцы ихъ использовали въ первую очередь въ своихъ агрессивныхъ цѣляхъ, какъ “кинжалъ, направленный въ сердце Камчатки”, какъ засовъ, преграждающій путь Россіи къ Тихому океану. Поэтому уступка всей Курильской гряды царскимъ правительствомъ была непростительной ошибкой, на что указывалъ ещё С О Макаровъ въ 80-хъ гг. ХІХ в. [знаменитый адмиралъ, погибшій въ Русско-Японскую войну]. Уже тогда исправленіе этой ошибки стало исторической необходимостью. Однако её удалось исправить только при Совѣтской власти въ 1945 г., также цѣной немалыхъ жертвъ» [2]. [2] Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильскихъ острововъ. Изъ исторіи русскихъ географическихъ открытій на Тихомъ океанѣ ХѴІІІ в. Южно-Сахалинскъ: Дальневосточное книжное издательство, Сахалинское отдѣленіе, 1982. С. 178–179. Слѣдуетъ подчеркнуть, что пріоритетъ Японіи въ освоеніи Курильскихъ острововъ отрицается не только нашими соотечественниками, но и тѣми изъ зарубежныхъ учёныхъ, которые засомнѣвались въ объективности публикацій японскихъ поборниковъ территоріальныхъ претензій и провели самостоятельныя изслѣдованія въ данной области. Примѣръ тому — высказыванія наиболѣе извѣстнаго американскаго спеціалиста, владѣющаго какъ русскимъ, такъ и японскимъ языками, профессора Гавайскаго университета Джона Стэфана, изложенныя въ книгѣ «Курильскіе острова. Русско-японскія границы въ Тихомъ океанѣ». Такъ, описывая ситуацію, сложившуюся въ районѣ южныхъ острововъ Курильской гряды въ серединѣ ХѴІІІ вѣка, Стэфанъ пишетъ: «Къ 1770 году русскіе прошли изъ конца въ конецъ едва ли не каждый островъ Курильской гряды и тѣмъ самымъ завершили почти единолично первоначальное изученіе архипелага. Ихъ достиженія выглядятъ особо знаменательными въ свѣтѣ тѣхъ суровыхъ климатическихъ условій и ограниченныхъ матеріальныхъ ресурсовъ, имѣвшихся въ ихъ распоряженіи. Покрывая далёкія разстоянія на утлыхъ байдаркахъ безъ навигаціонныхъ приборовъ, они ввѣряли себя во власть внезапныхъ штормовъ, непредсказуемыхъ тумановъ и коварныхъ теченій, внушающихъ опасенія даже у современныхъ путешественниковъ. Голодъ погубилъ немалое число тѣхъ изъ нихъ, кого пощадила стихія природы. И несмотря на всё это, кто оставался живъ, бросая вызовъ трудностямъ, продолжали траверсировать архипелагъ на всёмъ его протяженіи, наносить на карты его контуры и опредѣлять его мѣсторасположеніе по отношенію къ Японіи, похоронивъ тѣмъ самымъ нѣкоторыя ихъ давнихъ топографическихъ заблужденій» [3]. [3] John Stephan. Kuril Islands, Russo-Japanese Frontiers in Pacific. Oxford, 1974. P. 50. Въ то же время профессоръ Стэфанъ отклоняетъ какъ незаслуживающія довѣрія попытки японскихъ историковъ приписать своимъ соотечественникамъ пріоритетъ въ освоеніи Курильскихъ острововъ. «Пытаясь придать законность своимъ вздутымъ притязаніямъ на сѣверныя территоріи, японскіе патріоты прибѣгаютъ къ вымысламъ въ толкованіи старыхъ рукописей и архивныхъ матеріаловъ. Такую аргументацію можно было бы, навѣрное, вообще игнорировать какъ смѣхотворныя отклоненія отъ исторіи, если бы она не пользовалась поддержкой многочисленныхъ ея сторонниковъ» [4]. [4] Ibid. P. 50. Далѣе авторъ прямо пишетъ, что первыя документальныя свидѣтельства появленія японцевъ на Южныхъ Курилахъ относятся лишь къ 1754 году. Авторъ не отрицаетъ и болѣе ранняго появленія ихъ на островахъ, однако не придаётъ такой возможности никакой исторической значимости, поскольку это были, какъ онъ пишетъ, лишь «безымянныя, сбившіяся съ пути и забытыя жертвы обстоятельствъ» [5]. [5] Ibid. P. 50. Но, пожалуй, самыя вѣскія свидѣтельства несостоятельности японской офиціальной пропаганды даютъ намъ труды честныхъ японскихъ учёныхъ, которые во имя истины не побоялись идти противъ теченія и отвергаютъ въ своихъ выводахъ версіи токійскихъ дипломатовъ. Примѣръ тому — профессоръ Кагосимскаго университета Ёсимицу Коріяма, опубликовавшій въ 1980 году капитальный трудъ «Изученіе исторіи японо-русскихъ отношеній въ періодъ Бакумацу». Оперируя большимъ количествомъ историческихъ фактовъ, Коріяма вполнѣ ясно показалъ въ своей книгѣ несостоятельность версіи, будто Южные Курилы — «искони японская земля». Изъ книги явствуетъ, въ частности, что уже въ началѣ ХѴІІІ вѣка русскіе землепроходцы, представители Россійско-Американской компаніи, а также посланцы правительства Россіи шагъ за шагомъ начали открывать и осваивать Курильскіе острова, включая ихъ въ составъ Россійскаго государства. При этомъ рѣчь идётъ какъ о Сѣверныхъ, такъ и Южныхъ Курилахъ, въ томъ числѣ объ островахъ Кунаширъ и Итурупъ, коренное населеніе которыхъ — айну, какъ это явствуетъ изъ книги, приняло россійское подданство въ 1778 году, т. е. за двадцать лѣтъ до того, какъ эти острова были въ одностороннемъ порядкѣ объявлены японскими владѣніями. Не считало правительство Японіи въ ХѴІІІ вѣкѣ японской территоріей не только Курилы, но и сѣверную часть острова Хоккайдо. Таковы авторитетныя свидѣтельства не журналистскихъ верхоглядовъ, а подлинныхъ знатоковъ проблемы. Свидѣтельства эти ясно показываютъ всю безпочвенность японскихъ притязаній на Курильскіе острова какъ на «искони японскую территорію». Вплоть до конца ХѴІІІ вѣка, до начала японской экспансіи на сѣверъ, Курилы, наряду съ островомъ Сахалинъ, оставались для Японіи «зарубежьемъ», «чужой землёй», «землёй айновъ». Въ серединѣ ХѴІІІ вѣка русскіе смогли настолько быстро распространить своё вліяніе на Курилы, что уже тогда жители южныхъ острововъ, въ томъ числѣ наиболѣе крупныхъ изъ нихъ — Кунашира и Итурупа — стали подданными Россіи. Это дальнѣйшее усиленіе Россіи въ сѣверной части Тихаго океана вызывало раздраженіе у нѣкоторыхъ ея зарубежныхъ соперниковъ. Ещё въ 1763 году Ломоносовъ, указавъ на большое стратегическое значеніе Курильскихъ острововъ, предупреждалъ о будущей угрозѣ нашимъ дальневосточнымъ владѣніямъ со стороны иностранныхъ морскихъ державъ. И вскорѣ въ районѣ Курильскихъ острововъ начались иностранные происки. Извѣстно, что вплоть до середины 1780-хъ годовъ правители токугавской Японіи строжайше запрещали своимъ подданнымъ покидать ея предѣлы подъ угрозой смерти. Единственными европейцами, съ которыми велась торговля, были голландцы. Россія стремилась установить торговыя отношенія съ японцами, что не могло радовать голландцевъ: въ такомъ случаѣ они потеряли бы возможность продавать свои товары по монопольно высокой цѣнѣ. Чтобы воспрепятствовать нормальнымъ контактамъ Японіи съ Россіей, голландцы начали сѣять клевету на Россію, распространять слухи объ угрозѣ Японіи съ сѣвера. Голландцы напрямую упрекали японцевъ въ томъ, что тѣ позволили Россіи занять цѣликомъ всѣ Курильскіе острова. Желая во что бы то ни стало помѣшать русскимъ вести торговлю, голландцы усиленно уговаривали японцевъ къ вытѣсненію русскихъ съ южныхъ Курильскихъ острововъ: вѣдь всякое обостреніе отношеній автоматически исключило бы какую-либо русско-японскую торговлю. Въ 1802 году въ городѣ Хакодатѣ на Хоккайдо создаётся канцелярія по колонизаціи Курильскихъ острововъ. Японская «колонизація» сопровождалась сносомъ русскихъ знаковъ-крестовъ, установленныхъ ещё въ ХѴІІІ вѣкѣ въ знакъ принадлежности этихъ острововъ Россіи, насильственной высылкой съ Итурупа и Кунашира русскихъ промышленниковъ. На это россійская власть отреагировала дипломатически. Изъ Меморандума Николая Павловича Резанова отъ 25 марта 1805 г. Я, нижеподписавшійся, всепресвѣтлѣйшаго государя императора Александра І дѣйствительный камергеръ и Кавалеръ Николай Резановъ объявляю японскому правительству: 4. Чтобы Японская имперія далѣе сѣверной оконечности острова Матмая [Хоккайдо] отнюдь владѣній своихъ не простирала, поелику всѣ земли и воды къ сѣверу принадлежатъ моему государю [6]. [6] Русскіе Курилы. Исторія и современность. М., 2002. С. 40 Къ сожалѣнію, офиціальныя власти не проявили должныхъ усилій для того, чтобы закрѣпить за Россіей Курилы. Всё это привело къ тому, что въ 1855 году Россія оказалась вытѣсненной съ южныхъ острововъ архипелага. А основныя усилія въ началѣ вѣка были направлены на развитіе сѣвероамериканскихъ владѣній Россіи. Но они были потеряны въ 1867 году ввиду недальновидной политики Александра ІІ; послѣдствія, и экономическія и политическія, отъ потери Аляски и Алеутскихъ острововъ мы до сихъ поръ ощущаемъ на себѣ. И совершенно неизвѣстно, когда именно Русская Америка вернётся обратно въ лоно Руси. Однако мы увѣрены, что рано или поздно это произойдётъ и историческая справедливость восторжествуетъ, хотя въ наши дни поднимать данный вопросъ на международномъ уровнѣ нѣтъ никой возможности. По Симодскому трактату отъ 25 января (7 февраля) 1855 году граница на Курилахъ была проведена между островами Итурупъ и Урупъ. Какъ же получилось, что Россія отдала часть своей территоріи, ещё въ ХѴІІІ вѣкѣ закрѣплённой за ней? Во-первыхъ, произошло ослабленіе военной мощи и политическаго вліянія Россіи на Дальнемъ Востокѣ. Во-вторыхъ, неблагопріятный исходъ переговоровъ былъ предопредѣлёнъ недальновидностью петербургскихъ политиковъ и дипломатовъ, слабою ознакомленностью ихъ съ данной проблемой. Они явно недооцѣнили стратегическое значеніе Южныхъ Курилъ и сопроводили Путятина порочными инструкціями, составленными безъ надлежащаго знанія обстановки и учёта національныхъ интересовъ и историческихъ правъ Россіи. Въ-третьихъ, Симодскій трактатъ подписывался въ годы Крымской войны, когда англо-французская эскадра буквально охотилась за посольствомъ Путятина, и японцы, конечно, знали объ этомъ, что не могло не повліять на исходъ переговоровъ. Всё это вмѣстѣ сыграло свою роль въ томъ, что Японія получила значительныя, ничѣмъ не оправданныя территоріальныя уступки, а Россія на 90 лѣтъ потеряла Южные Курилы, которые будутъ возвращены уже совсѣмъ другимъ правительствомъ. Послѣ полученія части острововъ Японія, естественно, желала и далѣе продолжить свою экспансію на нашу территорію. Такъ, Японія во время подписанія Симодскаго трактата претендовала на южную часть острова Сахалинъ, несмотря на то что русскими онъ былъ хорошо изслѣдованъ, на нёмъ были созданы военные посты и поселенія и начата добыча каменнаго угля. Японскія поселенія на Сахалинѣ были немногочисленны, въ основномъ сезонныя, и занимали весьма ограниченную часть побережья залива Анивы; глубинную часть острова японцы совершенно не знали. Въ 1855 году территорія Сахалина осталась неразграниченной, что и было зафиксировано въ Симодскомъ трактатѣ. Подобное положеніе не могло сохраняться долго, и потому въ 1860-хъ — 1870-хъ годахъ была проведена серія переговоровъ для рѣшенія сахалинскаго вопроса. Учитывая всё возрастающее для Россіи значеніе острова, царское правительство пошло на уступку оставшихся Курильскихъ острововъ отъ Урупа до Шумшу въ обмѣнъ на отказъ Японіи отъ своихъ претензій на Сахалинъ. Это было закрѣплено въ Петербургскомъ трактатѣ отъ 25 апрѣля (7 мая) 1875 года. Уступка была неоправданно большая и абсолютно необоснованная. Сѣверные Курилы и такъ принадлежали Россіи, японцы же не имѣли на Сахалинѣ сколь-нибудь постоянныхъ поселеній, а занимались исключительно рыбной ловлей у его южнаго побережья, для чего и создавали временные рыбачьи посёлки. Въ общемъ, Петербургскій трактатъ — это дипломатическое пораженіе Александра ІІ, пораженіе, оставившее ещё одно пятно ровно на семьдесятъ лѣтъ въ исторіи нашего Дальняго Востока. Такъ всѣ Курилы перешли во владѣніе Японіи до 1945 года. Слѣдующей вѣхой было подписаніе Портсмутскаго мирнаго договора 1905 года, который аннулировалъ всѣ предыдущіе договоры и соглашенія, что зафиксировано какъ въ статьѣ 9, такъ и въ приложеніи къ нему за № 10. Такимъ образомъ, прекратили своё дѣйствіе Договоръ о торговлѣ и мореплаваніи 1895 года (онъ, въ свою очередь, аннулировалъ Симодскій трактатъ) и Петербургскій трактатъ. Это принципіально важное юридическое положеніе, особенно въ свѣтѣ сегодняшнихъ ссылокъ Японіи на Симодскій и Петербургскій трактаты. Японцы почему-то «забываютъ», что эти трактаты давнымъ-давно утратили силу. Однако и Портсмутскій договоръ былъ нарушенъ Японіей въ 1918–1925 годы, когда японская армія оккупировала русскій Дальній Востокъ. Напомнимъ: наша страна не только не находилась съ Японіей въ состояніи войны, но и была ея союзницей въ Первую міровую войну. Не секретъ, что Японія мечтала аннексировать у Россійской имперіи Дальній Востокъ. Не измѣнились ея желанія послѣ того, какъ царская власть пала и Россійская Имперія превратилась въ Совѣтскую Россію. Публиковались даже карты, гдѣ наша материковая территорія была помѣчена какъ японская. Вооружённая интервенція на материковой части продолжалась съ 1918 по ноябрь 1922 года. Въ связи съ укрѣпленіемъ международной позиціи нашей страны и изгнанія интервентовъ изъ ея европейской части Японія вынуждена была установить съ нами дипломатическія отношенія, и 20 января 1925 года въ Пекинѣ была подписана Конвенція объ основныхъ принципахъ взаимоотношеній между СССР и Японіей, извѣстная въ исторіи также какъ Пекинскій договоръ 1925 года. Согласно Конвенціи Японія обязалась освободить Сѣверный Сахалинъ къ 15 мая 1925 года, что и было сдѣлано ею къ 14 числу. Такимъ образомъ, интервенція на Сѣверномъ Сахалинѣ продолжалась пять лѣтъ, начиная съ 21 апрѣля 1920 года. Въ Конвенціи было закрѣплено соглашеніе сторонъ, что всѣ заключённые Россіей и Японіей до 7 ноября 1917 года договоры, соглашенія и конвенціи, исключая Портсмутскій мирный договоръ, должны быть пересмотрѣны. Кромѣ того, въ Деклараціи совѣтскаго правительства, приложенной къ Конвенціи, говорилось: «Приступая сего дня къ подписанію Конвенціи объ основныхъ принципахъ взаимоотношеній между Союзомъ Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ и Японіей, нижеподписавшійся уполномоченный Союза Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ имѣетъ честь заявить, что признаніе его правительствомъ дѣйствительности Портсмутскаго договора отъ 5 сентября 1905 г. никоимъ образомъ не означаетъ, что правительство Союза раздѣляетъ съ бывшимъ царскимъ правительствомъ политическую отвѣтственность за заключеніе названнаго договора» [7]. [7] Документы внѣшней политики СССР. Т. 8. М., 1963. С. 77. Такимъ образомъ, совѣтское правительство не брало на себя отвѣтственности за потерю Южнаго Сахалина, не признавая передачи «графомъ Полусахалинскимъ» данной территоріи Японіи. Какое разительное отличіе отъ виттевской дипломатіи! *** Разсмотримъ теперь, какъ были возвращены Курильскіе острова. Въ 1930-е годы Японія, вопреки положеніямъ Конвенціи 1925 года, проводила враждебную Совѣтскому Союзу политику, готовилась къ вооружённому нападенію на него. Кромѣ того, Японія ясно продемонстрировала свои агрессивныя намѣренія, развязавъ въ 1938 году военныя дѣйствія у озера Хасанъ, а въ 1939 — у рѣки Халхинъ-Голъ. Вопросъ о Южномъ Сахалинѣ и Курильскихъ островахъ обсуждался на совѣтско-японскихъ переговорахъ о заключеніи пакта о ненападеніи. 18 ноября 1940 года совѣтское правительство заявило, что въ общественномъ мнѣніи СССР вопросъ о такомъ пактѣ будетъ связываться съ проблемой возвращенія утраченныхъ ранѣе территорій Южнаго Сахалина и Курильскихъ острововъ. Было отмѣчено, что если Японія не готова къ постановкѣ этихъ вопросовъ, то было бы цѣлесообразно говорить о заключеніи пакта о нейтралитетѣ, не предусматривающаго рѣшенія территоріальныхъ проблемъ. При этомъ совѣтское правительство настаивало на подписаніи одновременно съ пактомъ о нейтралитетѣ протокола о ликвидаціи японскихъ нефтяныхъ и угольныхъ концессій на Сѣверномъ Сахалинѣ. Соотвѣтствующій пактъ былъ пописанъ 13 апрѣля 1941 года, однако Японія съ самаго начала не была настроена на то, чтобы его исполнять. Японцы захватывали, обстрѣливали и даже топили совѣтскія торговыя суда. Японію удержалъ отъ вступленія въ войну противъ насъ не пактъ о нейтралитетѣ, а наличіе на Дальнемъ Востокѣ совѣтскихъ войскъ и побѣды совѣтскаго оружія подъ Москвой, Сталинградомъ, Курскомъ. Во всѣ годы Великой Отечественной войны на Дальнемъ Востокѣ находилось отъ 15 до 30 % общаго состава Красной Арміи, на радость Гитлеру и его генераламъ. Южный Сахалинъ и Курилы были превращены въ плацдармъ для нападенія на нашу страну. Вопросъ о возстановленіи правъ Совѣтскаго Союза на Южный Сахалинъ и Курилы обсуждался въ ноябрѣ 1943 года на Тегеранской конференціи главами союзныхъ державъ. На ялтинской конференціи вопросъ былъ окончательно рѣшёнъ. Изъ Ялтинскаго соглашенія Руководители Трёхъ Великихъ Державъ — Совѣтскаго Союза, Соединённыхъ Штатовъ Америки и Великобританіи — согласились въ томъ, что черезъ два-три мѣсяца послѣ капитуляціи Германіи и окончанія войны въ Европѣ Совѣтскій Союзъ вступитъ въ войну противъ Японіи на сторонѣ союзниковъ при условіи: 1. Сохраненія статусъ-кво Внѣшней Монголіи (Монгольской Народной Республики). 2. Возстановленія принадлежавшихъ Россіи правъ, нарушенныхъ вѣроломнымъ нападеніемъ Японіи въ 1904 г., а именно: а) возвращенія Совѣтскому Союзу южной части о. Сахалина и всѣхъ прилегающихъ къ ней острововъ; 3. Передачи Совѣтскому Союзу Курильськихъ острововъ. Главы правительствъ Трёхъ Великихъ Державъ согласились въ томъ, что эти претензіи Совѣтскаго Союза будутъ безусловно удовлетворены послѣ побѣды надъ Японіей [8]. [8] Внѣшняя политика Совѣтскаго Союза въ періодъ Отечественной войны. Т. 3. М., 1947. С. 111–112. Стремясь избѣжать окончательнаго разгрома, японское правительство предлагало въ 1945 году «добровольно» вернуть Южный Сахалинъ и Курилы. Въ либеральной печати бытуетъ мнѣніе, что СССР сначала напалъ на Японію, а только потомъ объявилъ ей войну, и всё это при дѣйствующемъ между обоими государствами Пакта о нейтралитетѣ отъ 1941 года. Эти господа дѣлаютъ выводъ, что СССР въ отношеніи съ Японіей поступилъ точно такъ же, какъ четырьмя годами ранѣе съ нимъ самимъ поступила нацистская Германія. Дескать, Совѣтскій Союзъ нарушилъ всѣ нормы международнаго права, выступилъ въ качествѣ агрессора. Нечего и говорить, какую позицію въ отношеніи Курильскихъ острововъ эти господа занимаютъ и какъ вообще относятся къ нашей странѣ и нашей исторіи. Впрочемъ, наша страна для нихъ не Родина, а «эта страна», изъ которой всѣ умные люди (подъ которыми они имѣютъ въ виду исключительно себя и себѣ подобныхъ) мечтаютъ «свалить». Разсмотримъ, какъ же происходило всё на самомъ дѣлѣ. 6 апрѣля, ещё до окончанія боевыхъ дѣйствій на совѣтско-германскомъ фронтѣ, въ офиціальномъ совѣтскомъ органѣ печати было опубликовано соотвѣтствующее заявленіе, вручённое японской сторонѣ днёмъ ранѣе. Заявленіе правительства СССР о денонсаціи Пакта о нейтралитетѣ съ Японіей отъ 5 апрѣля 1941 г. Пактъ о нейтралитетѣ между Совѣтскимъ Союзомъ и Японіей былъ заключёнъ 13 апрѣля 1941 года, т. е. до нападенія Германіи на СССР и до возникновенія войны между Японіей, съ одной стороны, и Англіей и Соединёнными Штатами Америки, съ другой. Съ того времени обстановка измѣнилась въ корнѣ. Германія напала на СССР, а Японія, союзница Германіи, помогаетъ последней въ ея войнѣ противъ СССР. Кромѣ того, Японія воюетъ съ США и Англіей, которые являются союзниками Совѣтскаго Союза. При такомъ положеніи Пактъ о нейтралитетѣ между Японіей и СССР потерялъ смыслъ, и продленіе этого Пакта стало невозможнымъ. Въ силу сказаннаго выше и въ соотвѣтствіи со статьёй 3 упомянутаго Пакта, предусматривающей право денонсаціи за одинъ годъ до истеченія пятилѣтняго срока дѣйствія Пакта, Совѣтское правительство настоящимъ заявляетъ правительству Японіи о своёмъ желаніи денонсировать Пактъ отъ 13 апрѣля 1941 года [9]. [9] Газета «Извѣстія» отъ 6 апрѣля 1945 г. Какъ видимъ, Совѣтскій Союзъ заранѣе денонсировалъ пактъ, соблюдя всѣ его нормы. Кромѣ того, публикуя въ офиціальномъ источникѣ соотвѣтствующее заявленіе, Совѣтское правительство оповѣщало весь міръ о томъ, что пактъ прекращаетъ своё дѣйствіе. Теперь что касается того, что СССР вѣроломно напалъ на Японію безъ объявленія войны. Какъ извѣстно, боевыя дѣйствія на совѣтско-японскомъ фронтѣ начались 9 августа. И, какъ и въ случаѣ съ денонсаціей Пакта, было опубликовано соотвѣтствующее заявленіе. Обратите вниманіе на текстъ этого документа. Заявленіе Совѣтскаго правительства правительству Японіи отъ 8 августа 1945 г. Послѣ разгрома и капитуляціи гитлеровской Германіи Японія оказалась единственной великой державой, которая всё ещё стоитъ за продолженіе войны. Требованіе трёхъ державъ — Соединённыхъ Штатовъ Америки, Великобританіи и Китая отъ 26 іюля сего года о безоговорочной капитуляціи было отклонено Японіей. Тѣмъ самымъ предложеніе японскаго правительства Совѣтскому Союзу о посредничествѣ въ войнѣ на Дальнемъ Востокѣ теряетъ всякую почву. Учитывая отказъ Японіи капитулировать, союзники обратились къ Совѣтскому правительству съ предложеніемъ включиться въ войну противъ японской агрессіи и тѣмъ сократить сроки окончанія войны, сократить количество жертвъ и содѣйствовать скорѣйшему возстановленію всеобщаго мира. Вѣрное своему союзническому долгу, Совѣтское правительство приняло предложеніе союзниковъ и присоединилось къ заявленію союзныхъ державъ отъ 26 іюля сего года. Совѣтское правительство считаетъ, что такая политика является единственнымъ средствомъ, способнымъ приблизить наступленіе мира, освободить народы отъ дальнѣйшихъ жертвъ и страданій и дать возможность японскому народу избавиться отъ тѣхъ опасностей и разрушеній, которыя были пережиты Германіей послѣ ея отказа отъ безоговорочной капитулаціи. Ввиду изложеннаго Совѣтское правительство заявляетъ, что съ завтрашняго дня, то есть съ девятаго августа, Совѣтскій Союзъ будетъ считать себя въ состояніи войны съ Японіей [10]. [10] Газета «Правда» отъ 9 августа 1945 г. Такимъ образомъ, мы видимъ, что Совѣтскій Союзъ и не думалъ вѣроломно нападать на Японію, а ровно за одинъ день предупредилъ её о началѣ войны. Получается, что всѣ измышленія либераловъ и антипатріотовъ разбиваются о документальные источники, чѣмъ лишній разъ доказывается преднамѣренная лживость нашихъ внутреннихъ враговъ Отечества. Если въ чёмъ и можно сравнить СССР и гитлеровскую Германію, такъ это въ степени осуществленія завѣтной мечты Гитлера — такъ называемой молніеносной войны. Гитлеръ, не считаясь съ потерями, шёлъ на Москву, однако дошёлъ до нашей столицы только къ поздней осени, да такъ и не сумѣлъ захватить её. СССР же 8 августа объявилъ войну Японіи, а уже 2 сентября, черезъ двадцать пять дней послѣ объявленія нами войны, Японія подписала актъ о безоговорочной капитуляціи. Воистину, то, что мечталъ осуществить Гитлеръ по отношенію къ намъ, мы сами осуществили противъ его союзника. Изъ обращенія І. В. Сталина къ совѣтскому народу 2 сентября 1945 г. Японія… воспользовалась пораженіемъ царской Россіи для того, чтобы отхватить отъ Россіи Южный Сахалинъ, утвердиться на Курильскихъ островахъ и, такимъ образомъ, закрыть для нашей страны на востокѣ всѣ выходы въ океанъ, — слѣдовательно, также всѣ выходы къ портамъ совѣтской Камчатки и совѣтской Чукотки. Было ясно, что Японія ставитъ себѣ задачу отторгнуть отъ Россіи весь ея Дальній Востокъ. Но пораженіе русскихъ войскъ въ 1904 году въ періодъ русско-японской войны оставило въ сознаніи народа тяжёлыя воспоминанія. Оно легло на нашу страну чёрнымъ пятномъ. Нашъ народъ вѣрилъ и ждалъ, что наступитъ день, когда Японія будетъ разбита и пятно будетъ ликвидировано. Сорокъ лѣтъ ждали мы, люди стараго поколѣнія, этого дня. И вотъ, этотъ день наступилъ. Сегодня Японія признала себя побѣждённой и подписала актъ о безоговорочной капитуляціи. Это означаетъ, что Южный Сахалинъ и Курильскіе острова отойдутъ Совѣтскому Союзу, и отнынѣ они будутъ служить не средствомъ отрыва отъ океана и базой японскаго нападенія на нашъ Дальній Востокъ, а средствомъ прямой связи Совѣтскаго Союза съ океаномъ и базой обороны нашей страны отъ японской агрессіи. Кромѣ того, важнѣйшимъ международно-правовымъ документомъ, зафиксировавшимъ безоговорочный отказъ Японіи отъ притязаній на Курильскіе острова, сталъ подписанный ею 8 сентября 1951 года Санъ-Францисскій мирный договоръ. Совѣтскій Союзъ отказался его подписывать, т. к. онъ противорѣчилъ ранѣе принятымъ обязательствамъ, давалъ возможность Японіи участвовать въ агрессивныхъ блокахъ, не содержалъ положеній о демократизаціи Японіи. Болѣе того, благодаря усиліямъ нашихъ бывшихъ союзниковъ во Второй міровой войнѣ текстъ Договора прямо не указывалъ, въ пользу кого Японія отказывается отъ Южнаго Сахалина и Курильскихъ острововъ. Пунктъ «с» статьи 2 Договора гласитъ: «с) Японія отказывается отъ всѣхъ правъ, правооснованій и претензій на Курильскіе острова и на ту часть острова Сахалинъ и прилегающихъ къ нему острововъ, суверенитетъ надъ которыми Японія пріобрѣла по Портсмутскому договору отъ 5 сентября 1905 года» [11]. [11] Сборникъ документовъ и матеріаловъ по Японіи (1951–1954). М.: ДВО МИД СССР, 1954. С. 89–104. Стремясь ослабить юридическую значимость отказа, руководители Японскаго МИД въ послѣдующіе годы прибѣгли въ своихъ заявленіяхъ къ казуистическому доводу, суть котораго сводится къ утвержденію, что разъ представители СССР не подписали на Санъ-Францисской конференціи текстъ мирнаго договора, то-де СССР не долженъ получать согласія мірового сообщества на владѣніе Курильскими островами и Южнымъ Сахалиномъ, отъ которыхъ Японія отказалась, и что СССР вообще не вправѣ ссылаться на этотъ договоръ. Однако надуманность, нелогичность и несостоятельность такого толкованія очевидны. Достаточно напомнить, что японскіе дипломаты не ставятъ подъ сомнѣніе права Китая на Тайвань и Пескадорскіе острова, отъ которыхъ Японія отказалась въ соотвѣтствіи съ тѣмъ же договоромъ, и также безъ упоминанія о томъ, кому эти острова переходятъ во владѣніе. Ещё менѣе убѣдительными, а по существу нечестными, непорядочными выглядятъ попытки японской дипломатіи переиначить смыслъ статьи Санъ-Францисскаго мирнаго договора объ отказѣ Японіи отъ притязаній Курильскіе острова путёмъ завѣдомо обманныхъ утвержденій. Суть ихъ сводится къ тому, что-де зафиксированный въ договорѣ отказъ Японіи отъ Курильскихъ острововъ не означаетъ ея отказа отъ четырёхъ острововъ Курильскаго архипелага на томъ основаніи, что эти острова Японія не считаетъ Курильскими и что, подписывая договоръ, японское правительство разсматривало названные четыре острова не какъ Курилы, а какъ острова, прилегающіе къ побережью острова Хоккайдо. Естественно, данныя требованія поддержали американцы. Однако обратимся къ фактамъ. 19 октября 1951 года на засѣданіи спеціальнаго Комитета по мирному договору палаты представителей парламента Японіи завѣдующій договорнымъ департаментомъ МИД Японіи Кумао Нисимура, касаясь понятія «Курильскіе острова», заявилъ слѣдующее: «Я считаю, что территоріальные предѣлы Курильскихъ острововъ, о которыхъ говорится въ договорѣ, включаютъ въ себя какъ Сѣверные Курильскіе острова, такъ и Южные Курильскіе острова, вмѣстѣ взятые. Мирный договоръ подписанъ въ сентябрѣ 1951 г., слѣдовательно, вопросъ о томъ, какой районъ подпадаетъ подъ понятіе “Курильскіе острова”, о которыхъ идётъ рѣчь въ данномъ договорѣ, необходимо рѣшать съ позицій современности. Какъ я уже сказалъ, понятіе Курильскіе острова, содержащееся въ договорѣ, истолковывается какъ означающее, что оно включаетъ Сѣверные Курильскіе острова и Южные Курильскіе острова. Однако, какъ я уже разъяснилъ, точка зрѣнія правительства въ отношеніи того, что оба района съ исторической точки зрѣнія находятся въ совершенно различномъ положеніи, не измѣнится и въ будущемъ» [12]. [12] Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровскъ, 1979. С. 586. Такимъ образомъ, офиціальное лицо Японіи признавало, что южные острова Курильскаго архипелага являются Курилами, однако сразу же оговаривалось, что правительство Японіи всегда будетъ смотрѣть на Сѣверные и Южные Курилы по-разному. Вотъ такъ опредѣляетъ понятіе Курильскіе острова Энциклопедія Американа, изданная большими друзьями японцевъ: «Курилы, или Курильскіе острова, — цѣпь, состоящая изъ примѣрно 30 крупныхъ и многочисленныхъ мелкихъ острововъ и рифовъ, протянувшихся отъ оконечности полуострова Камчатка почти до самаго побережья острова Хоккайдо, Японія» [13]. [13] Encyclopedia Americana. International Edition. V. 16. 1973. P. 559. Когда Курильскіе острова входили въ составъ Японіи, японцамъ въ голову не приходило считать Южные Курилы чѣмъ-то другимъ, не входящимъ въ Курильскій архипелагъ. Вотъ такъ опредѣляетъ Курильскіе острова офиціальный путеводитель по Японіи Департамента государственныхъ желѣзныхъ дорогъ Японіи 1941 года: «Тисима [Тысяча острововъ], или Курильскіе острова, представляютъ собой длинную цѣпь вулканическихъ острововъ (32 острова), растянувшихся примѣрно на 710 миль отъ Немуро [о. Хоккайдо] до пролива Тисима, отдѣляющаго острова отъ южной оконечности Камчатки. Названіе Курильскіе острова происходитъ отъ русскаго слова “курить”… Въ составъ Курильской гряды входятъ: Кунаширъ, Шикотанъ, Итурупъ, Урупъ, Шумшу, Алаидъ и Парамуширъ» [14]. [14] Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровскъ, 1979. С. 580. Въ отношеніи происхожденія названія авторы путеводителя ошибаются: филологи установили, что въ основѣ названія острововъ лежитъ одно изъ самоназваній айновъ — «куръ», что означаетъ ‘человѣкъ, люди, народъ’. Это айнское слово и легло въ основу русскаго названія острововъ — Курильскіе. Но здѣсь важно не это. Изъ цитаты видно, что въ Курильскіе острова включены Кунаширъ, Шикотанъ, Итурупъ, которые впослѣдствіи, послѣ возвращенія острововъ Совѣтскому Союзу, японцы попытаются исключить изъ числа входящихъ въ Курильскій архипелагъ. Спустя четыре года послѣ Санъ-Францисской конференціи правительства СССР и Японіи изъявили готовность вступить въ контактъ другъ съ другомъ для поиска путей формальнаго урегулированія своихъ отношеній и заключенія мирнаго договора. Именно такую цѣль преслѣдовали, какъ поначалу казалось, обѣ стороны на совѣтско-японскихъ переговорахъ, начавшихся въ Лондонѣ въ іюнѣ 1955 года на уровнѣ пословъ обѣихъ странъ. Но это только казалось, ибо, какъ выяснилось, главная задача тогдашняго японскаго правительства состояла въ томъ, чтобы использовать заинтересованность СССР въ нормализаціи отношеній съ Японіей и въ заключеніи съ нею мирнаго договора для выторговыванія у Москвы территоріальныхъ уступокъ и возврата подъ японскій административный контроль значительной части тѣхъ «сѣверныхъ территорій», отъ которыхъ Японія отказалась четырьмя годами ранѣе. Не случайно началу переговоровъ въ Лондонѣ предшествовало сенсаціонное выступленіе въ японскомъ парламентѣ 26 мая 1955 года тогдашняго министра иностранныхъ дѣлъ Мамору Сигэмицу, неожиданно объявившаго о намѣреніи Японіи добиваться впредь возвращенія ей Сахалина (очевидно, всего, а не только южной его части) и Курильскихъ острововъ. Налицо актъ реваншизма, отказъ отъ мирнаго сотрудничества и поворотъ къ милитаристской политикѣ, проводимой Японіей въ 20-е — 40-е годы. Японія, союзница Америки, не захотѣла быть нейтральной страной и открыто стала нашимъ внѣшнимъ врагомъ, какъ это было и раньше. Переговоры между СССР и Японіей шли въ теченіе десяти мѣсяцевъ, затѣмъ были прерваны и возобновлены въ Москвѣ. Важно отмѣтить, что тогда же японской стороной былъ затѣянъ территоріальный споръ. Дѣлалось это не во имя возстановленія миѳической справедливости, а исходя изъ другихъ расчётовъ. Главнѣйшая задача состояла въ томъ, чтобы въ условіяхъ безвѣрія, разноголосицы и нестабильности въ японскомъ обществѣ вызвать націоналистическія настроенія, настроить обывателей на достиженіе нѣкой общенаціональной внѣполитической сверхзадачи и сплотить ихъ на этой основѣ вокругъ правительства. Выдвигая территоріальныя претензіи Совѣтскому Союзу, японскіе правящіе круги разсчитывали въ противовѣсъ патріотическимъ антіамериканскимъ лозунгамъ демократическаго движенія (напомнимъ, что Америка держала въ Японіи оккупаціонныя войска) взять на своё вооруженіе «патріотизмъ» антисовѣтской, антирусской закваски. Примѣчательно поведеніе правящихъ круговъ США. Вопреки Ялтинскимъ соглашеніямъ, правительство США въ лицѣ государственнаго секретаря Джона Фостера Даллеса исподволь стало оказывать давленіе на японцевъ, намѣренно подталкивая ихъ на выдвиженіе территоріальныхъ требованій. Такъ, 19 августа 1956 года находившійся въ Лондонѣ министръ иностранныхъ дѣлъ Мамору Сигэмицу черезъ посла США въ Великобританіи былъ увѣдомленъ, что въ случаѣ, если при подписаніи мирнаго договора съ СССР Японія согласится признать Южный Сахалинъ и Курильскіе острова частью территоріи Совѣтскаго Союза, Соединённые Штаты Америки навѣчно сохранятъ въ своёмъ владѣніи острова Рюкю (Окинава), превращённые въ крупнѣйшую на Дальнемъ Востокѣ базу США. Закулисные манёвры американской дипломатіи свидѣтельствуютъ о томъ, что вступленіе Японіи въ территоріальный споръ съ Совѣтскимъ Союзомъ въ серединѣ 50-хъ годовъ началось не только съ вѣдома и одобренія американской дипломатіи, но и какъ результатъ ея скрытаго давленія. Поначалу Японія пыталась въ качествѣ основы заключенія мирнаго договора выдвинуть требованія передачи ей Южнаго Сахалина и всѣхъ Курилъ. Но это было полнѣйшимъ абсурдомъ, и, чтобы совсѣмъ не срывать переговоровъ, ей пришлось территоріальныя домогательства ограничить четырьмя южными островами, наиболѣе благопріятными для жизни и хозяйственной дѣятельности: Кунаширомъ, Итурупомъ, Шикотаномъ и Хабомаи (послѣдніе два составляютъ Малую Курильскую гряду). Въ ходѣ переговоровъ выявилась непослѣдовательность въ подходѣ къ территоріальнымъ претензіямъ тогдашняго руководства нашей страны. Главная фигура среди нихъ — Хрущёвъ, тотъ самый борецъ съ культомъ личности, переименователь Сталинграда, сѣятель кукурузы вплоть до Сѣвернаго Полярнаго круга и прочая, прочая, прочая. Не имѣя яснаго представленія о Курильскихъ островахъ и тѣмъ болѣе объ ихъ стратегическомъ и экономическомъ значеніи, Хрущёвъ отнёсся къ нимъ какъ къ размѣнной монетѣ. Онъ рѣшилъ сдѣлать Японіи маленькую территоріальную уступку, думая, что это ускоритъ ходъ переговоровъ и подписаніе мирнаго договора. Въ пунктѣ 9 Совмѣстной деклараціи СССР и Японіи 1956 года появились такія слова: «При этомъ Союзъ Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ, идя навстрѣчу пожеланіямъ Японіи и учитывая интересы японскаго государства, соглашается на передачу Японіи острововъ Хабомаи и Сикотанъ [Шикотанъ] съ тѣмъ, однако, что фактическая передача этихъ острововъ Японіи будетъ произведена послѣ заключенія мирнаго договора между Союзомъ Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ и Японіей» [15]. [15] Русскіе Курилы. Исторія и современность. М., 2002. С. 130. Этотъ жестъ Хрущёва, ущербный для нашихъ національныхъ интересовъ, былъ воспринятъ Японіей не какъ дружественный актъ, а какъ проявленіе слабости съ нашей стороны. По-иному и быть не могло. Никогда за всю исторію такія вещи иначе не воспринимались. Къ счастью, самодурство Хрущёва не лишило Совѣтскій Союзъ его исконныхъ территорій. Японцы, почувствовавъ слабость, начали выдвигать всё большія территоріальныя требованія. Искажённо толкуя Совмѣстную декларацію, Японія стала утверждать, что нормализація японо-совѣтскихъ отношеній не кладётъ конецъ, а, наоборотъ, предполагаетъ дальнѣйшіе переговоры по «территоріальному вопросу», и что-де Декларація не подводитъ черту территоріальному спору двухъ странъ, а предполагаетъ продолженіе этого спора. Всё это побудило совѣтское руководство внести коррективы въ оцѣнки японской внѣшней политики, не отвѣчавшей духу Совмѣстной деклараціи. 27 января 1960 года, послѣ того какъ Японія подписала съ США «договоръ безопасности», который носилъ явно антисовѣтскій характеръ, правительство СССР направило правительству Японіи памятную записку. Въ ней, въ частности, говорилось: «Соглашаясь на передачу Японіи указанныхъ острововъ послѣ заключенія мирнаго договора, Совѣтское правительство шло навстрѣчу пожеланіямъ Японіи, учитывало національные интересы японскаго государства и миролюбивыя намѣренія, выражавшіяся въ то время японскимъ правительствомъ въ ходѣ совѣтско-японскихъ переговоровъ. Но Совѣтское правительство, учитывая, что новый военный договоръ, подписанный правительствомъ Японіи, направленъ противъ Совѣтскаго Союза, какъ и противъ Китайской Народной Республики, не можетъ содѣйствовать тому, чтобы передачей указанныхъ острововъ Японіи была бы расширена территорія, используемая иностранными войсками. Ввиду этого Совѣтское правительство считаетъ необходимымъ заявить, что только при условіи вывода всѣхъ иностранныхъ войскъ съ территоріи Японіи и подписанія мирнаго договора между СССР и Японіей острова Хабомаи и Сикотанъ будутъ переданы Японіи, какъ это было предусмотрѣно Совмѣстной деклараціей СССР и Японіи отъ 19 октября 1956 г.» [16]. [16] Тамъ же. С. 131–132. Въ отвѣтъ японское правительство въ памятной запискѣ отъ 5 февраля того же года написало: «Правительство Японіи не можетъ одобрить позицію Совѣтскаго Союза, выдвинувшаго новыя условія осуществленія положеній Совмѣстной деклараціи по территоріальному вопросу и пытающагося тѣмъ самымъ измѣнить содержаніе Деклараціи. Наша страна будетъ неотступно добиваться возвращенія намъ не только острововъ Хабомаи и острова Сикотанъ, но также и другихъ исконныхъ японскихъ территорій» [17]. [17] Тамъ же. С. 132. Какъ видимъ, отвѣтъ японской стороны былъ весьма агрессивенъ. Японское правительство даже не стѣснялось писать о своихъ реваншистскихъ намѣреніяхъ, что и было отмѣчено въ Памятной запискѣ совѣтскаго правительства отъ 24 февраля 1960 года. Къ счастью, совѣтское правительство смогло въ конечномъ счётѣ нейтрализовать самодурство Хрущёва. Въ Памятной запискѣ совѣтскаго правительства отъ 22 апрѣля 1960 года Совѣтскій Союзъ, наконецъ, заявилъ, что «территоріальный вопросъ между СССР и Японіей рѣшёнъ и закрѣплёнъ соотвѣтствующими международными соглашеніями, которыя должны соблюдаться» [18]. [18] Тамъ же. С. 137. Съ этого момента болѣе чѣмъ на 25 лѣтъ позиція Совѣтскаго Союза въ отношеніи территоріальныхъ притязаній Японіи была предѣльно простой и чёткой: территоріальнаго вопроса въ отношеніяхъ двухъ странъ нѣтъ, потому что онъ уже рѣшёнъ, что и было закрѣплено соотвѣтствующими международно-правовыми договорами. Важнѣйшую роль въ этомъ сыгралъ Андрей Андреевичъ Громыко, ставшій въ 1958 году Министромъ иностранныхъ дѣлъ. Съ его именемъ заслуженно связываютъ цѣлую эпоху въ нашей внѣшней политикѣ. Онъ отличался отъ другихъ лицъ брежневскаго окруженія и наибольшимъ политическимъ опытомъ, и дальновидностью, и широтою кругозора, и твёрдостью своихъ сужденій. Именно его заслугой является прочность совѣтской позиціи по отношенію къ такъ называемому «территоріальному вопросу», на эскалацію котораго японское правительство не жалѣло денегъ. Громыко серьёзно ошибся лишь одинъ разъ: кода одобрилъ назначеніе Горбачёва генеральнымъ секретарёмъ КПСС. Какъ самъ Андрей Андреевичъ впослѣдствіи говорилъ, «не по Сенькѣ шапка». Но сдѣлать этотъ старый человѣкъ уже ничего не могъ. Ему повезло, что онъ умеръ въ 1989 году не увидѣлъ нашего величайшаго за всю исторію пораженія, которое мы потерпѣли черезъ два года. Шли годы. Время работало на упроченіе совѣтской позиціи въ данномъ спорѣ. За десятилѣтія, прошедшія къ серединѣ 80-хъ годовъ со времени подписанія Совмѣстной деклараціи, Южные Курильскіе острова были уже обжиты совѣтскими людьми и превратились въ неотъемлемую часть хозяйственнаго комплекса Сахалинской области. Для многихъ ихъ жителей они стали родиной: тамъ родилось второе и третье поколѣнія курильчанъ, и то, что могло казаться японцамъ возможнымъ въ 1956 году, спустя 30 лѣтъ стало уже невозможнымъ. Кромѣ того, принадлежность Курильскихъ острововъ Совѣтскому Союзу была косвенно признана самою Японіей. Въ соотвѣтствіи съ международнымъ правомъ государство, дѣйствія котораго свидѣтельствуютъ о ясно выраженномъ или молчаливомъ согласіи съ условіями международнаго соглашенія, не вправѣ ссылаться на недѣйствительность для него этого соглашенія. Иными словами, если государство своими дѣйствіями фактически выполняетъ или признаётъ какое-либо международное соглашеніе, оно не имѣетъ права заявлять, что данное соглашеніе для него недѣйствительно. Это положеніе зафиксировано въ статьѣ 45 Вѣнской конвенціи о правѣ международныхъ договоровъ 1969 года. Такимъ фактическимъ признаніемъ послѣвоенной совѣтско-японской границы являются подписанныя Японіей и Совѣтскимъ Союзомъ рыболовныя Соглашенія, въ частности Соглашенія 1963 и 1981 годовъ. Согласно статьѣ 6 Соглашенія 1963 года и статьѣ 5 Соглашенія 1981 года японскіе рыбаки, занимающіеся промысломъ морской капусты, обязывались соблюдать законы, постановленія и правила Союза Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ, дѣйствующихъ въ районѣ промысла. Промыселъ долженъ былъ проходить у острова Сигнальный, который входитъ въ Малую Курильскую гряду. Въ Соглашеніяхъ, кромѣ того, указывались линіи ограниченія района промысла, данныя по системѣ координатъ. Подписавъ такія Соглашенія, Японія фактически признала суверенитетъ СССР надъ островами Малой Курильской гряды. Послѣ этого она не имѣетъ никакихъ юридическихъ основаній утверждать, что вопросъ о линіи прохожденія границы является неурегулированнымъ. Но, несмотря на твёрдую позицію совѣтскаго руководства, Японія всѣ годы постоянно нагнетала внутри страны проблему «сѣверныхъ территорій». Какъ уже видно изъ одного названія, данное словосочетаніе можно толковать по-разному. Нѣкоторые японскіе круги подъ сѣверными территоріями имѣли въ виду Южные Курилы, другіе — весь Курильскій архипелагъ, а третьи — Курилы и Южный Сахалинъ. Кромѣ того, даже тѣ изъ поборниковъ территоріальныхъ притязаній къ Совѣтскому Союзу, которые ограничивались въ своихъ требованіяхъ четырьмя южными островами, не исключали въ перспективѣ возможности наращиванія этихъ требованій, а подчасъ съ циничной откровенностью высказывались именно въ пользу такой перспективы. Кстати, Коммунистическая партія Японіи офиціально требовала отъ Совѣтскаго Союза, какъ требуетъ она и сейчасъ, передачи Японіи не только Южныхъ Курилъ, но вообще всего Курильскаго архипелага. И ничего, никакихъ угрызеній интернаціональной совѣсти японскіе лѣвые не испытываютъ*. * Здѣсь имѣется въ виду то, что интернаціонализмъ дѣйствуетъ далеко не вездѣ, особенно на международной аренѣ. Намъ самимъ слѣдуетъ помнить, что во имя ложно понятаго интернаціонализма нельзя пренебрегать національными интересами. А коммунисты Японіи, безусловно, друзьями СССР никакъ не являлись. Въ началѣ 1980-хъ, когда къ власти пришёлъ Дзэнко Судзуки, японское правительство приняло провокаціонное рѣшеніе о введеніи въ странѣ и внесеніи въ ея календари «дня сѣверныхъ территорій». Такимъ «днёмъ» стало 7 февраля. Именно въ этотъ день въ 1855 году былъ подписанъ Симодскій трактатъ, нанёсшій ущербъ интересамъ нашей страны. Выборъ данной даты долженъ былъ подчеркнуть, что Симодскій трактатъ, давнымъ-давно аннулированный, и понынѣ сохраняетъ свою значимость. Первый разъ «день сѣверныхъ территорій» проводился 7 февраля 1981 года. Всё измѣнилось, когда къ власти пришёлъ Горбачёвъ. Лѣтомъ 1985 года Громыко былъ освобождёнъ отъ должности Министра иностранныхъ дѣлъ, которую онъ занималъ въ теченіе 27 лѣтъ. Вмѣсто него былъ назначенъ Шеварднадзе, не имѣвшій опыта въ подобной работѣ. Было ясно, что произойдутъ перемѣны. Въ началѣ перестройки МИД не измѣнило своихъ позицій: Горбачёвъ боялся такъ называемаго консервативнаго крыла КПСС, которое, если бы узнало о его реальныхъ намѣреніяхъ, немедленно отстранило бы его отъ власти. Поэтому Горбачёву, какъ и его другу Шеварднадзе, приходилось лавировать и соглашаться на словахъ съ позиціей, которой придерживалось предыдущее совѣтское руководство. «Перестраиваться» МИД начало только съ 1988 года, постепенно уступая японцамъ и косвенно признавая, что территоріальная проблема, высосанная изъ пальца во имя торжества японскаго имперіализма и откровеннаго реваншизма, всё-таки существуетъ. Кромѣ того, начиная съ 1988 года на страницахъ совѣтской прессы и на телевидѣніи начали высказывать своё мнѣніе абсолютно некомпетентные люди, но зато большіе друзья Японіи. Тѣмъ, кто былъ не согласенъ съ такимъ «новымъ мышленіемъ», нѣкоторые изъ нихъ стали наклеивать такіе ярлыки, какъ «консерваторъ», «догматикъ» или даже «шовинистъ». Когда нечего возразить, начинаютъ прибѣгать къ демагогіи. Теперь стало яснымъ, что въ вопросѣ Южныхъ Курилъ уже тогда высвѣчивалась политическая подоплёка. Поборниками уступчивости въ переговорахъ Москвы и Токіо стали въ подавляющемъ большинствѣ тѣ работники печати и тѣ группы общественныхъ дѣятелей, которые спустя годъ-полтора влились въ движенія, направленныя на сломъ совѣтской государственной структуры, на превращеніе СССР въ конгломератъ большихъ и малыхъ «суверенныхъ государствъ». Но тогда, въ 1988 году, многимъ ещё казалось, что такіе взгляды являются не болѣе чѣмъ заблужденіемъ. Кромѣ того, въ Японію изъ СССР стали пріѣзжать сторонники «общечеловѣческихъ цѣнностей» и высказывать своё мнѣніе, являвшееся, по существу, поддержкой японскаго имперіализма въ ущербъ нашей Родинѣ. Такъ, Аѳанасьевъ высказался за передачу четырёхъ южныхъ острововъ Японіи. Тогда же онъ сказалъ свои печально знаменитыя слова, что «перестройка какъ историческая реальность представляетъ собой конецъ послѣдней имперіи, именуемой Совѣтскій Союзъ». Выступленіе этого человѣчка вызвало бурный протестъ въ Сахалинской области. Небезызѣстный «академикъ» Сахаровъ, объявленный на свои заслуги передъ американскимъ имперіализмомъ въ дѣлѣ ослабленія и уничтоженія СССР «совѣстью націи», также выразилъ своё «авторитетное» мнѣніе. Комментировать его и опровергать фактическимъ матеріаломъ мы не будемъ, ограничимся лишь цитатой, ибо вопіющее незнаніе той темы, на которую говорилъ этотъ «академикъ», очевидно любому, даже школьнику. «Проблема Курильскихъ острововъ — это очень сложная проблема. Я знаю, какое огромное значеніе для Японіи имѣетъ эта проблема. Я понимаю, что для Японіи съ ея очень высокой плотностью населенія и не очень богатой, по сравненію съ СССР, природными ресурсами каждый квадратный километръ имѣетъ огромное значеніе, и я знаю, какой большой вкладъ въ развитіе этихъ районовъ внесли японцы въ періодъ до второй міровой войны. Я считаю, что вообще правильнымъ принципомъ было бы сохраненіе тѣхъ границъ, которыя существовали до второй міровой войны, потому что война не должна служить источникомъ расширенія территоріи». Стоитъ также привести слова Ельцина, посѣтившаго Японію въ 1990 году. «Я хочу сказать, что Японія не получитъ болѣе революціонныхъ предложеній, чѣмъ тѣ, которыя выдвинуты мной [имѣется въ виду поэтапное, въ теченіе 15–20 лѣтъ, рѣшеніе о передачѣ Японіи Южныхъ Курилъ]. За нихъ меня критикуютъ и тамъ, и здѣсь. Мнѣ хочется, чтобы вы поняли одно: я знаю достаточно хорошо психологію совѣтскихъ людей. Времена, когда мнѣніе народа въ нашей странѣ не принималось во вниманіе, ушли въ прошлое. Я считаю, что по мѣрѣ того, какъ процессъ демократизаціи въ нашей странѣ будетъ развиваться, будетъ мѣняться и общественное мнѣніе нашей страны. Понять суть даннаго вопроса народъ сможетъ, лишь достигнувъ болѣе высокаго, чѣмъ нынѣшній, уровня политической культуры». Ельцинъ наглымъ образомъ клеветалъ на совѣтскихъ людей, обвиняя ихъ въ низкомъ уровнѣ политической культуры. Выходитъ, что отрицательное отношеніе къ незаконной передачѣ совѣтской территоріи говоритъ о «неразвитости», «недемократичности». Пнулъ Ельцинъ и предыдущихъ совѣтскихъ правителей, которые якобы не считались съ мнѣніемъ народа. Зато Ельцинъ, какъ родной отецъ, считался съ мнѣніемъ народа, даже такого неразвитаго, какъ мы! Фарисейская ложь могильщика СССР поражаетъ! Кстати, на переговорахъ съ Японіей Ельцинъ говорилъ о рынкѣ Россійской Федераціи, о возможномъ заключеніи мирнаго договора между Японіей и Россійской Федераціей! И это въ 1990 году, когда СССР ещё существовалъ! Онъ уже тогда виделъ себя царёмъ «суверенной» Россіи! Въ тѣ времена выдвигались предложенія отдать Японіи четыре острова, продать ихъ, сдѣлать ихъ свободной зоной и прочее. СМИ проводили откровенно прояпонскую кампанію, въ нихъ высказывались не учёные, а «знатоки» — сторонники «новаго мышленія», ставленники главныхъ перестройщиковъ. Правда, высказывались и авторитетныя мнѣнія. Такъ, замѣститель министра иностранныхъ дѣлъ Рогачёвъ въ статьѣ отъ 24 января 1989 года, напечатанной въ «Извѣстіяхъ», коснулся исторіи Курильскаго вопроса и доказалъ, что Южные Курилы принадлежатъ СССР на законныхъ основаніяхъ, а не оккупированы послѣ Второй міровой войны, какъ объ этомъ вѣщаетъ японская пропаганда и японскіе политики. Конечно, и Горбачёву приходилось на словахъ соглашаться, что территоріальныя претензіи Японіи необоснованны. Однако уже давно извѣстно, что вся политика Горбачёва была построена на лживой игрѣ: на словахъ говорить одно, а на дѣлѣ сдавать совѣтскіе государственные интересы. Такъ, въ Совмѣстномъ совѣтско-японскомъ заявленіи отъ 18 апрѣля 1991 года въ пунктѣ 4 впервые говорилось о территоріальномъ спорѣ между СССР и Японіей. Налицо ничѣмъ не оправданная уступка Японіи, сдѣланная Горбачёвымъ во время своего визита въ страну восходящаго солнца. Въ томъ же 1991 году родилась концепція «два плюсъ альфа», которая сводилась къ тому, чтобы незамедлительно передать Японіи острова Малой Курильской гряды, а вслѣдъ за тѣмъ начать переговоры о судьбѣ Кунашира и Итурупа съ явной перспективой ихъ уступки. Номинальнымъ ея творцомъ былъ Кунадзе — замѣститель министра иностранныхъ дѣлъ Россійской Федераціи Козырева, извѣстнаго своей разрушительной политикой. Въ расчётѣ на реализацію подобнаго «компромисса» руководство «сувереннаго» россійскаго МИД стало планировать визитъ президента Ельцина въ Японію. Лишь массовое сопротивленіе, охватившее многихъ депутатовъ Верховнаго Совѣта, военные круги, научную общественность и патріотическія организаціи, вынудило руководство Россійской Федераціи отказаться отъ предполагавшагося визита. Это привело къ замѣтному охлажденію россійско-японскихъ отношеній, а въ дальнѣйшемъ заставило правящій режимъ перейти на позицію отказа отъ передачи Японіи Курилъ. Я думаю, что «демократы» могли бы осуществить свои преступные замыслы. Напримѣръ, во времена Ельцина публиковались опросы, согласно которымъ якобы подавляющее большинство жителей Сахалинской области и Москвы высказывается за передачу Южныхъ Курилъ Японіи. По провѣркѣ оказывалось невыясненнымъ, когда и среди кого эти якобы опросы проводились. Скорѣе всего, Японіи удалось бы осуществить свои реваншистскія намѣренія, если бы не одно «но». На Курилахъ жили совѣтскіе люди. И они выступали съ массовыми протестами противъ передачи нашей земли Японіи, и ихъ поддерживали такіе же простые люди, жившіе въ другихъ регіонахъ нашей необъятной Родины. Именно заселённость острововъ и массовое сопротивленіе предательской политикѣ властей, по моему мнѣнію, и явились главными причинами того, что Курилы и послѣ распада СССР остались въ составѣ Россійской Федераціи. Нельзя забывать, что въ случаѣ передачи Японіи Южныхъ Курилъ пришлось бы рѣшать судьбу 25 тысячъ проживающихъ на нихъ людей, массово переселять ихъ, надѣлять жильёмъ, работой и прочимъ. А при яростномъ сопротивленіи южныхъ курильчанъ вопросъ объ ихъ переселеніи, если бы до него дошло, навѣрняка спровоцировалъ бы у островитянъ неподчиненіе режиму, которое могло бы вылиться въ открытое возстаніе. Вслѣдъ за ними поднялись бы жители Дальняго Востока, а также другихъ регіоновъ. Всё это сильно подорвало бы легитимность власти и поставило бы ребромъ вопросъ о ея существованіи. У режима сработалъ инстинктъ самосохраненія. Онъ могъ бы утопить въ крови возстаніе тысячи человѣкъ, но попытка подавленія возстанія двадцати пяти тысячъ могла бы закончиться для «демократовъ» печальнымъ образомъ. Къ тому же врядъ ли бы они смогли найти достаточное количество наёмниковъ, готовыхъ за деньги сражаться противъ такого большого количества народа. На тысячу возставшихъ наёмники нашлись бы, а уже на десять тысячъ — нѣтъ. Использовать для подавленія регулярныя войска и милицію было бы для режима чрезвычайно опасно. Исторія учитъ, что въ такихъ случаяхъ солдаты переходятъ на сторону возставшаго народа. Однако ельцинскій режимъ всё равно шёлъ на уступки Японіи. Такъ, въ 1996 году россійскимъ МИДомъ было выдвинуто предложеніе о «совмѣстномъ хозяйственномъ освоеніи» четырёхъ южныхъ острововъ Курильскаго архипелага. Выдѣленіе именно Южныхъ Курилъ въ нѣкую особую зону, доступную для предпринимательской дѣятельности японскихъ гражданъ, было истолковано въ Японіи какъ косвенное признаніе россійской стороной обоснованности японскихъ притязаній на эти острова. Примѣчательно и другое: въ россійскихъ предложеніяхъ, предполагавшихъ широкій доступъ японскихъ предпринимателей на Южные Курилы, не было даже попытки обусловить этотъ доступъ согласіемъ Японіи на соотвѣтствующія льготы и свободный доступъ россійскихъ предпринимателей на территорію близкихъ Южнымъ Куриламъ районовъ острова Хоккайдо. Иначе говоря, идея «совмѣстнаго хозяйственнаго освоенія» Южныхъ Курилъ была не чѣмъ инымъ, какъ одностороннимъ шагомъ ельцинскаго режима навстрѣчу японскому стремленію къ овладѣнію этими островами. Въ соотвѣтствіи съ Соглашеніемъ о нѣкоторыхъ вопросахъ сотрудничества въ области промысла морскихъ живыхъ ресурсовъ отъ 21 февраля 1998 года Японіи предоставлялось право на практически свободный доступъ ея рыбаковъ въ территоріальныя воды Южныхъ Курилъ. Замѣтьте: рѣчь идётъ не о двухсотмильной экономической зонѣ, а о двѣнадцатимильной прибрежной зонѣ, куда согласно международному праву не могутъ входить иностранныя суда безъ разрѣшенія хозяевъ. Большія надежды возлагала Японія на такъ называемыя «встрѣчи безъ галстуковъ» Ельцина и тогдашняго премьеръ-министра Японіи Рютаро Хасимото. Никакихъ офиціальныхъ сообщеній о содержаніи бесѣдъ, которыя велись на этихъ встрѣчахъ, опубликовано не было. Курсъ на потаканіе японскимъ требованіямъ, къ счастью, не привёлъ къ непоправимымъ послѣдствіямъ, ибо сдерживающее воздѣйствіе оказали противники территоріальныхъ уступокъ, причёмъ какъ среди народа, такъ и въ высшихъ кругахъ. Съ приходомъ въ Кремль Путина ситуація измѣнилась. Позиція современнаго руководства кардинально отличается отъ позиціи Ельцина, хотя, къ пребольшому сожалѣнію, офиціально власть признаётъ Совмѣстную декларацію 1956 года, въ томъ числѣ статью 9, отъ которой совѣтское руководство въ 1960 году отказалось. Иначе какъ ошибкою это назвать нельзя. Тѣмъ не менѣе, Путинъ неоднократно заявлялъ о томъ, что Россія не намѣрена передавать Японіи Курильскіе острова. А президентъ Медвѣдевъ въ 2010 году даже посѣтилъ Южные Курилы, что вызвало протестъ у Японіи, срочно отозвавшей своего посла изъ Москвы — для консультацій. Посолъ, правда, вскорѣ вернулся. Глава МИД Японіи Сэйдзи Маэхары заявилъ, что поѣздка Медвѣдева ранитъ чувства населенія Японіи, а премьеръ-министръ Наото Канъ сказал, что появленіе Медѣдева на Южныхъ Курилахъ достойно сожалѣнія. Россійскій МИД въ нотѣ протеста заявилъ, что президентъ страны можетъ посѣщать ея террирорію безъ согласованія съ иностранными государствами. Въ 2012 году ситуація повторилась. Медвѣдевъ, теперь уже премьеръ-министръ, снова посѣтилъ Южные Курилы, обратилъ особое вниманіе на экономическое развитіе регіона, а Японія вызвала своего посла въ Москвѣ «для разъясненій» въ Токіо. Можно смѣло сказать, современное руководство занимаетъ правильную позицію въ отношеніи Курилъ, государственническую. Но намъ ни въ коемъ случаѣ нельзя забывать, что въ Россійской Федераціи до сихъ поръ существуетъ пятая колонна «японскихъ друзей», готовыхъ въ любой моментъ активизироваться. Напомнимъ, что ни одно лицо, заявлявшее объ «обоснованности» территоріальныхъ претензій, не получило отъ офиціальной власти хотя бы протеста за такія дѣйствія. Въ заключеніе скажемъ двѣ вещи. У нашей Родины всегда было много враговъ, однако мы выстояли. Выстоимъ и теперь, не посрамимъ чести своихъ предковъ. Что же касается Японіи и японцевъ, то имъ хочется искренне пожелать процвѣтанія и всемѣрнаго развитія. Но пусть при этомъ не забываютъ, что агрессивныя устремленія не только не будутъ способствовать хорошимъ отношеніямъ съ нами, но и будутъ использованы тёмными силами, стремящимися къ міровому господству. Литература 1. Латышевъ И. А. Покушеніе на Курилы. — Южно-Сахалинскъ, 1992. — 240 с.; 2. Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильскихъ острововъ. Изъ исторіи русскихъ географическихъ открытій на Тихомъ океанѣ ХѴІІІ в. — Южно-Сахалинскъ: Дальневосточное книжное издательство, Сахалинское отдѣленіе, 1982. — 208 с.; 3. Русская тихоокеанская эпопея. — Хабаровскъ, 1979. — 608 с.; 4. Русскіе Курилы. Исторія и современность. Сборникъ документовъ по исторіи формированія русско-японской и совѣтско-японской границы / Изданіе 2-е, расширенное и дополненное. — М.: Алгоритмъ, 2002. — 256 с. От автора: Понимаю, что людямъ, не знающимъ стараго правописанія, читать поначалу сложно, потому что они привыкли къ современному "правописанію". Я убѣждённый сторонникъ дореволюціонной орѳографіи. И это не моя прихоть. Данное обстоятельство диктуется тѣмъ, что именно старое правописаніе отражаетъ всѣ возможности русскаго языка какъ выразителя Слова. То, что было введено въ 1917 году, исказило русскій языкъ, во многихъ мѣстахъ до неузнаваемости. Намъ нужно вернуть русскому языку его первоначальный видъ — тогда онъ поистинѣ преобразится, а вмѣстѣ съ нимъ преобразится всё въ нашей жизни. Это не пустыя слова. Всё въ мірѣ взаимосвязано. Между прочимъ, многіе современники революціи не приняли орѳографическихъ измѣненій и писали по-прежнему до конца жизни. И это совсѣмъ не случайно. Чтобы дѣло сдвинулось съ мёртвой точки, нужно начать съ малаго. Чѣмъ больше будетъ такихъ, какъ я, пишущихъ въ соотвѣтствіи съ нормами дореволюціонной орѳографіи, тѣмъ скорѣе общество придётъ къ тому, что нужно возвращаться къ истокамъ. А такихъ, какъ я, въ исторической Россіи немало. Надѣюсь, Вы поняли, почему я пишу "по-старому". Если начнутъ издаваться книги, печататься статьи въ журналахъ въ соотвѣтствіи съ дореволюціоннымъ правописаніемъ, недологъ тотъ часъ, когда будетъ отмѣнёнъ декретъ наркома "просвѣщенія" Луначарскаго. Естественно, нужно обучать людей правиламъ дореволюціонной орѳографіи. Между прочимъ, выучить, гдѣ ставится буква ѣ (ять), совсѣмъ не сложно. Буква і (і десятеричное) ставится передъ гласными, й (и краткимъ) и въ словѣ міръ. Если человѣкъ знаетъ правила, онъ не захочетъ писать "по-современному" (если онъ, конечно, не ненавистникъ русскаго языка).     Автор Михаилъ Тейкинъ

09 июля 2013, 07:23

Курилы — неотъемлемая часть нашей Родины

Русскимъ первопроходцамъ, расширявшимъ рубежи нашего Отечества на Дальнемъ Востокѣ и въ Тихомъ океанѣ, самоотверженно изслѣдовавшимъ новыя земли и воды. Совѣтскимъ воинамъ, мужественно въ бояхъ отстоявшимъ Курильскіе острова и возстановившимъ историческую справедливость. Курильскіе острова — цѣпь острововъ между полуостровомъ Камчатка и островомъ Хоккайдо, чуть выпуклой дугой отдѣляющая Охотское море отъ Тихаго океана. Протяжённость — около 1’200 км. Общая площадь — 10,5 тыс. км². Уже не первый вѣкъ они являются объектомъ незаконныхъ территоріальныхъ претензій, предъявляемыхъ нашей странѣ Японіей, пытающейся захватить архипелагъ. Такъ было и въ ХІХ вѣкѣ, и въ ХХ, и въ ХХІ, однако въ зависимости отъ текущей политической конъюнктуры политика страны восходящаго солнца облекалась въ разныя формы. Мнѣ хотѣлось бы разсмотрѣть исторію открытія Курильскихъ острововъ, освѣтить борьбу за территоріальную цѣлостность нашей страны въ теченіе вѣковъ и доказать, что въ 1945 году СССР вернулъ Курилы и Южный Сахалинъ абсолютно законно, съ соблюденіемъ всѣхъ принциповъ международнаго права, что наше Отечество вовсе не оккупировало якобы исконно японскую землю, а возстановило историческую справедливость. Приступая къ разбору означенной темы, прежде всего слѣдуетъ вкратцѣ сказать о стратегическомъ и экономическомъ значеніи Курильскихъ острововъ для нашей страны. Курилы — кладовая полезныхъ ископаемыхъ. Общая оцѣнка только развѣданныхъ запасовъ минеральныхъ ресурсовъ по міровымъ цѣнамъ 1988 года составляетъ 44 млрд. долларовъ. Однако самымъ главнымъ минерально-сырьевымъ ресурсомъ Курилъ являются титаномагніевыя руды, расположенныя на шельфѣ въ видѣ розсыпей съ примѣсью рѣдкоземельныхъ металловъ. А титанъ — это, по оцѣнкамъ экспертовъ, матеріалъ ХХІ вѣка. Кромѣ того, шельфъ острововъ является потенціальнымъ источникомъ нефти и газа. Поистинѣ уникально значеніе именно Южныхъ Курилъ по богатству водныхъ біоресурсовъ. Общіе запасы рыбы и другихъ морепродуктовъ въ Южно-Курильскомъ рыбопромысловомъ районѣ составляетъ болѣе 5 млн. тоннъ, а общедопустимые уловы — около 800 тыс. тоннъ. Въ акваторіи Южныхъ Курилъ имѣется богатѣйшее въ мірѣ мѣсторожденіе красныхъ водорослей, составляющее 89 % используемыхъ для біотехнологій запасовъ всего Дальневосточнаго регіона. По мнѣнію спеціалистовъ, ХХІ вѣкъ — это вѣкъ біотехнологій, и уже сейчасъ біофартацевтическія фирмы міра по уровню своихъ доходовъ уступаютъ только военно-промышленному комплексу. Кромѣ того, въ акваторіи Южныхъ Курилъ расположены незамерзающіе проливы изъ Охотскаго моря въ Тихій океанъ. Сѣверокурильскіе проливы замерзаютъ, теряя, такимъ образомъ, на періодъ зимы своё стратегическое значеніе. Всѣ эти факты, безусловно, извѣстны Японіи, издавна смотрящей на Курильскіе острова какъ на объектъ экспансіи. Что мы знаемъ объ открытіи Курилъ? Къ Курильскимъ островамъ Россія вышла на рубежѣ ХѴІІ–ХѴІІІ столѣтій послѣ знаменитаго Камчатскаго похода Владиміра Атласова 1696–1699 годовъ, который окончился присоединеніемъ всей Камчатки къ Россійской имперіи. Отъ мѣстныхъ жителей Атласовъ узналъ, что къ югу отъ Камчатки проживаютъ какіе-то особые люди, «курильскіе иноземцы», «курилы». Именно отъ Владиміра Атласова, Камчатскаго Ермака по мѣткому выраженію Пушкина, и вошли въ оборотъ новыя географическія названія «Курильская земля», «Курилы» и новый этнонимъ «курильскіе иноземцы», «курильцы». Но въ его сообщеніяхъ рѣчь ещё не шла объ островахъ, а только лишь о южной оконечности полуострова Камчатка. Здѣсь, по представленіямъ Атласова, и находился центръ «Курильской землицы». И именно поэтому одно изъ красивѣйшихъ озёръ Южной Камчатки до сихъ поръ носитъ названіе Курильскаго. Именно въ этой камчатской «курильской землѣ» напротивъ устья первой «Курильской рѣки» Атласовъ замѣтилъ въ морѣ какую-то землю. Дѣйствительно, съ устья рѣки Голыгиной виденъ островъ Алаидъ, въ 1954 году переименованный въ островъ Атласова. Первое грамотное картографическое описаніе Курильскаго архипелага, включая четыре южныхъ острова и даже островъ Хоккайдо, было сдѣлано въ 1711–1713 годы въ результатѣ обслѣдованій, проведённыхъ экспедиціей Игнатія Козыревскаго. Въ 1726 году Аѳанасій Ѳёдоровичъ Шестаковъ уточняетъ и дополняетъ первую подробную карту, составленную Козыревскимъ въ 1713 году. На картѣ Шестакова впервые правильно показанъ поворотъ на югъ тихоокеанскаго побережья Дальняго Востока, а также обозначены и подробно перечислены всѣ острова Курильской гряды, включая южные. Карта Шестакова была переведена и издана во Франціи. Въ 1739–1741 годы Мартынъ Шпанбергъ возглавилъ очередную экспедицію на Курильскіе острова. Лѣтомъ 1739 года экспедиція вышла къ островамъ Малой Курильской гряды. Черезъ толмачей айны сообщили, что вблизи «имѣются двѣнадцать острововъ, на которыхъ людей множество, и никому тѣ острова не подвластны», за исключеніемъ острова Матмая (Хоккайдо), который-де «подъ властію японскаго хана». Такъ русскіе моряки убѣдились, что Россія вполнѣ можетъ занять всѣ Курильскіе острова, включая Малую гряду, вплоть до береговъ Хоккайдо. По завершеніи экспедиціи была продѣлана работа надъ первой въ мірѣ полной картой Курильскихъ острововъ. Карта, составленная Шпанбергомъ, была опубликована въ 1745 году въ Атласѣ Россійской Имперіи. Атласъ былъ изданъ на русскомъ, французскомъ и голландскомъ языкахъ. Такимъ образомъ, онъ получилъ статусъ офиціальнаго документа международнаго значенія. Слѣдуетъ сказать, что въ тѣ времена офиціально изданная карта имѣла особое значеніе. Она являлась юридическимъ документомъ-извѣщеніемъ, отражающимъ позицію издавшей его страны въ отношеніи, во-первыхъ, состава собственной территоріи и протяжённости границъ и, во-вторыхъ, въ отношеніи юридическаго статуса другихъ территорій. Съ точки зрѣнія международнаго права ХѴІІІ — первой половины ХІХ вѣка, когда многія территоріи ещё не были обслѣдованы и потому никому не принадлежали, пріоритетъ въ изданіи географической карты «новой земли» давалъ опубликовавшей его странѣ и преимущественное право претендовать на владѣніе этой территоріей. Иными словами, дѣйствовалъ принципъ: первый издавшій карту «новой территоріи» имѣетъ преимущественное право считать её своимъ владѣніемъ, даже если онъ не первый её открылъ. И оспорить такой картографическій аргументъ было весьма непросто. Дополнительное преимущество получала та страна, которая издавала карту на иностранномъ языкѣ, поскольку такимъ образомъ придавала своему «извѣщенію» статусъ не только внутренняго, но и международнаго документа. А Россіей въ 1713–1796 годы было издано по меньшей мѣрѣ четырнадцать картъ Курилъ, включая южную группу острововъ архипелага. Ещё въ концѣ ХѴІІІ вѣка островъ Хоккайдо, граничащій на югѣ съ Курилами, не входилъ въ составъ Японіи, о чёмъ ясно говоритъ карта Иркутскаго намѣстничества, изданная въ 1796 году. Въ 1755–1756 годахъ въ Петербургѣ былъ изданъ первый научный трудъ, значительная часть котораго была удѣлена Курильскимъ островамъ. Это «Описаніе земли Камчатки» Степана Петровича Крашенинникова. Двѣ главы книги были спеціально посвящены Курильскимъ островамъ. Книга Крашенинникова была переведена за рубежомъ, благодаря чему Курильскіе острова получили широкую извѣстность за предѣлами нашей страны. Но особенно важное значеніе она имѣетъ для науки и литературы. Эту книгу внимательно изучалъ и законспектировалъ Александръ Сергѣевичъ Пушкинъ. Многіе матеріалы о Курильскихъ островахъ были посланы иркутскимъ губернаторомъ Кличкой въ Академію наукъ. 24 октября 1782 года на засѣданіи было разсмотрѣно подготовленное Татариновымъ «Описаніе Курильскихъ острововъ — извлеченіе изъ записей сотника Ивана Чёрнаго, унтеръ-офицера и переводчика Очередина и сибирскаго дворянина Антипина». Въ 1785 году оно было опубликовано въ академическомъ «Мѣсяцесловѣ», въ 1790 году издано повторно. Примѣчательно, что на нѣмецкомъ и англійскомъ языкахъ (въ переводѣ) оно было издано раньше, чѣмъ въ подлинникѣ. Такъ трудъ Ивана Чёрнаго, Ивана Очередина и Ивана Антипина въ обработкѣ Михаила Татаринова сталъ извѣстенъ всему міру. Совѣтскіе учёные въ полной мѣрѣ доказали, что именно мы явились первооткрывателями и изслѣдователями Курильскихъ острововъ. Однимъ изъ маститыхъ изслѣдователей исторіи выхода Россіи на свои нынешніе дальневосточные рубежи является докторъ наукъ Э. Я. Файнбергъ — авторъ капитальнаго труда «Русско-японскія отношенія въ 1697–1875 годахъ». Этотъ трудъ былъ изданъ на базѣ защищённой ею въ 1955 году одноимённой докторской диссертаціи. Наиболѣе кратко основная концепція автора изложена въ авторефератѣ диссертаціи, гдѣ пишется: «Русскіе были піонерами въ открытіи и колонизаціи Курильскихъ острововъ и Сахалина. Японцы значительно позже стали интересоваться этими островами, имѣя въ виду превратить ихъ въ базу для рыболовства и въ барьеръ противъ продвиженія русскихъ на югъ. Въ концѣ ХѴІІІ вѣка японцы впервые появились на Урупѣ и Итурупѣ. Они стали уничтожать кресты и другіе знаки пребыванія тамъ русскихъ и подстрекать туземцевъ къ изгнанію русскихъ съ Курильскихъ острововъ. Нѣкоторые японскіе историки косвенно признаютъ эти факты, свидѣтельствующіе о томъ, что японцы были временными и случайными посѣтителями Сахалина и Курильскихъ острововъ, а иногда и проговариваются, что даже въ серединѣ ХІХ вѣка не только Сахалинъ и Курильскіе острова, но и островъ Эдзо [Хоккайдо] не считался японскимъ владѣніемъ»[1]. [1] Файнбергъ Э. Я. Русско-японскія отношенія (1697–1875): Авторефератъ диссертаціи на соисканіе учёной степени доктора историческихъ наукъ. Академія наукъ СССР, Институтъ Востоковѣдѣнія. М., 1955. С. 4 Умѣстно процитировать и высказыванія Бориса Петровича Полевого — одного изъ самыхъ авторитетныхъ знатоковъ исторіи первооткрытія и первоосвоенія Курилъ. Въ заключительной главѣ своей книги «Первооткрыватели Курильскихъ острововъ», представлявшей собою итогъ длительнаго изученія авторомъ малоизвѣстныхъ архивныхъ матеріаловъ, а также трудовъ зарубежныхъ и отечественныхъ изслѣдователей, Полевой суммируетъ свои выводы слѣдующимъ образомъ: «Всё, что было разсказано въ этой книгѣ, ясно доказываетъ, какъ необычно великъ вкладъ нашего народа въ исторію открытія и первоосвоенія Курильскихъ острововъ. Пріоритетъ русскихъ въ этомъ великомъ дѣлѣ неоспоримъ. Русскіе первыми составили достаточно подробныя описанія всей Курильской гряды. Именно они наименовали этотъ архипелагъ “Курильскимъ”, и это названіе прочно вошло во всю міровую географическую литературу. Они первыми установили подлинныя мѣстныя названія всѣхъ острововъ архипелага, а также сдѣлали эти названія извѣстными всему міру. Наконецъ, именно русскіе смогли первыми установить подлинное ихъ расположеніе и нанести на географичесія карты. Знакомство съ исторіей самыхъ разнообразныхъ походовъ русскихъ землепроходцевъ на Курильскіе острова на первый взглядъ создаётъ впечатлѣніе, что въ ихъ организаціи было много случайнаго. Но когда исторія этихъ походовъ разсматривается послѣдовательно, то болѣе отчётливо обнаруживается важная историческая задача всѣхъ дѣйствій русскихъ на Курилахъ — сдѣлать ихъ собственностью нашей страны, нашего народа. И въ этомъ они вполнѣ преуспѣли. Важно подчеркнуть, что ещё въ ХѴІІІ вѣкѣ въ Россіи наибольшій интересъ вызывали южные Курильскіе острова, на которые русскіе смогли прійти безусловно раньше японцевъ. Нѣтъ вины русскихъ землепроходцевъ и мореходцевъ въ томъ, что въ самомъ концѣ ХѴІІІ — началѣ ХІХ вѣка они въ нужный моментъ остались безъ поддержки правительства, чѣмъ и воспользовались японскіе агрессоры. Особенно велика тутъ была роль вздорнаго Павла І. Впрочемъ, недальновидность была свойственна и другимъ вершителямъ судебъ царской Россіи. Царскіе сановники не поняли главнаго — цѣнность Курильскихъ острововъ опредѣляется не столько ограниченными ихъ пушными богатствами, сколько ихъ стратегическимъ положеніемъ: вѣдь именно они тогда стали играть роль главныхъ форпостовъ Отечества на Дальнемъ Востокѣ и Тихомъ океанѣ, а японцы ихъ использовали въ первую очередь въ своихъ агрессивныхъ цѣляхъ, какъ “кинжалъ, направленный въ сердце Камчатки”, какъ засовъ, преграждающій путь Россіи къ Тихому океану. Поэтому уступка всей Курильской гряды царскимъ правительствомъ была непростительной ошибкой, на что указывалъ ещё С О Макаровъ въ 80-хъ гг. ХІХ в. [знаменитый адмиралъ, погибшій въ Русско-Японскую войну]. Уже тогда исправленіе этой ошибки стало исторической необходимостью. Однако её удалось исправить только при Совѣтской власти въ 1945 г., также цѣной немалыхъ жертвъ» [2]. [2] Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильскихъ острововъ. Изъ исторіи русскихъ географическихъ открытій на Тихомъ океанѣ ХѴІІІ в. Южно-Сахалинскъ: Дальневосточное книжное издательство, Сахалинское отдѣленіе, 1982. С. 178–179. Слѣдуетъ подчеркнуть, что пріоритетъ Японіи въ освоеніи Курильскихъ острововъ отрицается не только нашими соотечественниками, но и тѣми изъ зарубежныхъ учёныхъ, которые засомнѣвались въ объективности публикацій японскихъ поборниковъ территоріальныхъ претензій и провели самостоятельныя изслѣдованія въ данной области. Примѣръ тому — высказыванія наиболѣе извѣстнаго американскаго спеціалиста, владѣющаго какъ русскимъ, такъ и японскимъ языками, профессора Гавайскаго университета Джона Стэфана, изложенныя въ книгѣ «Курильскіе острова. Русско-японскія границы въ Тихомъ океанѣ». Такъ, описывая ситуацію, сложившуюся въ районѣ южныхъ острововъ Курильской гряды въ серединѣ ХѴІІІ вѣка, Стэфанъ пишетъ: «Къ 1770 году русскіе прошли изъ конца въ конецъ едва ли не каждый островъ Курильской гряды и тѣмъ самымъ завершили почти единолично первоначальное изученіе архипелага. Ихъ достиженія выглядятъ особо знаменательными въ свѣтѣ тѣхъ суровыхъ климатическихъ условій и ограниченныхъ матеріальныхъ ресурсовъ, имѣвшихся въ ихъ распоряженіи. Покрывая далёкія разстоянія на утлыхъ байдаркахъ безъ навигаціонныхъ приборовъ, они ввѣряли себя во власть внезапныхъ штормовъ, непредсказуемыхъ тумановъ и коварныхъ теченій, внушающихъ опасенія даже у современныхъ путешественниковъ. Голодъ погубилъ немалое число тѣхъ изъ нихъ, кого пощадила стихія природы. И несмотря на всё это, кто оставался живъ, бросая вызовъ трудностямъ, продолжали траверсировать архипелагъ на всёмъ его протяженіи, наносить на карты его контуры и опредѣлять его мѣсторасположеніе по отношенію къ Японіи, похоронивъ тѣмъ самымъ нѣкоторыя ихъ давнихъ топографическихъ заблужденій» [3]. [3] John Stephan. Kuril Islands, Russo-Japanese Frontiers in Pacific. Oxford, 1974. P. 50. Въ то же время профессоръ Стэфанъ отклоняетъ какъ незаслуживающія довѣрія попытки японскихъ историковъ приписать своимъ соотечественникамъ пріоритетъ въ освоеніи Курильскихъ острововъ. «Пытаясь придать законность своимъ вздутымъ притязаніямъ на сѣверныя территоріи, японскіе патріоты прибѣгаютъ къ вымысламъ въ толкованіи старыхъ рукописей и архивныхъ матеріаловъ. Такую аргументацію можно было бы, навѣрное, вообще игнорировать какъ смѣхотворныя отклоненія отъ исторіи, если бы она не пользовалась поддержкой многочисленныхъ ея сторонниковъ» [4]. [4] Ibid. P. 50. Далѣе авторъ прямо пишетъ, что первыя документальныя свидѣтельства появленія японцевъ на Южныхъ Курилахъ относятся лишь къ 1754 году. Авторъ не отрицаетъ и болѣе ранняго появленія ихъ на островахъ, однако не придаётъ такой возможности никакой исторической значимости, поскольку это были, какъ онъ пишетъ, лишь «безымянныя, сбившіяся съ пути и забытыя жертвы обстоятельствъ» [5]. [5] Ibid. P. 50. Но, пожалуй, самыя вѣскія свидѣтельства несостоятельности японской офиціальной пропаганды даютъ намъ труды честныхъ японскихъ учёныхъ, которые во имя истины не побоялись идти противъ теченія и отвергаютъ въ своихъ выводахъ версіи токійскихъ дипломатовъ. Примѣръ тому — профессоръ Кагосимскаго университета Ёсимицу Коріяма, опубликовавшій въ 1980 году капитальный трудъ «Изученіе исторіи японо-русскихъ отношеній въ періодъ Бакумацу». Оперируя большимъ количествомъ историческихъ фактовъ, Коріяма вполнѣ ясно показалъ въ своей книгѣ несостоятельность версіи, будто Южные Курилы — «искони японская земля». Изъ книги явствуетъ, въ частности, что уже въ началѣ ХѴІІІ вѣка русскіе землепроходцы, представители Россійско-Американской компаніи, а также посланцы правительства Россіи шагъ за шагомъ начали открывать и осваивать Курильскіе острова, включая ихъ въ составъ Россійскаго государства. При этомъ рѣчь идётъ какъ о Сѣверныхъ, такъ и Южныхъ Курилахъ, въ томъ числѣ объ островахъ Кунаширъ и Итурупъ, коренное населеніе которыхъ — айну, какъ это явствуетъ изъ книги, приняло россійское подданство въ 1778 году, т. е. за двадцать лѣтъ до того, какъ эти острова были въ одностороннемъ порядкѣ объявлены японскими владѣніями. Не считало правительство Японіи въ ХѴІІІ вѣкѣ японской территоріей не только Курилы, но и сѣверную часть острова Хоккайдо. Таковы авторитетныя свидѣтельства не журналистскихъ верхоглядовъ, а подлинныхъ знатоковъ проблемы. Свидѣтельства эти ясно показываютъ всю безпочвенность японскихъ притязаній на Курильскіе острова какъ на «искони японскую территорію». Вплоть до конца ХѴІІІ вѣка, до начала японской экспансіи на сѣверъ, Курилы, наряду съ островомъ Сахалинъ, оставались для Японіи «зарубежьемъ», «чужой землёй», «землёй айновъ». Въ серединѣ ХѴІІІ вѣка русскіе смогли настолько быстро распространить своё вліяніе на Курилы, что уже тогда жители южныхъ острововъ, въ томъ числѣ наиболѣе крупныхъ изъ нихъ — Кунашира и Итурупа — стали подданными Россіи. Это дальнѣйшее усиленіе Россіи въ сѣверной части Тихаго океана вызывало раздраженіе у нѣкоторыхъ ея зарубежныхъ соперниковъ. Ещё въ 1763 году Ломоносовъ, указавъ на большое стратегическое значеніе Курильскихъ острововъ, предупреждалъ о будущей угрозѣ нашимъ дальневосточнымъ владѣніямъ со стороны иностранныхъ морскихъ державъ. И вскорѣ въ районѣ Курильскихъ острововъ начались иностранные происки. Извѣстно, что вплоть до середины 1780-хъ годовъ правители токугавской Японіи строжайше запрещали своимъ подданнымъ покидать ея предѣлы подъ угрозой смерти. Единственными европейцами, съ которыми велась торговля, были голландцы. Россія стремилась установить торговыя отношенія съ японцами, что не могло радовать голландцевъ: въ такомъ случаѣ они потеряли бы возможность продавать свои товары по монопольно высокой цѣнѣ. Чтобы воспрепятствовать нормальнымъ контактамъ Японіи съ Россіей, голландцы начали сѣять клевету на Россію, распространять слухи объ угрозѣ Японіи съ сѣвера. Голландцы напрямую упрекали японцевъ въ томъ, что тѣ позволили Россіи занять цѣликомъ всѣ Курильскіе острова. Желая во что бы то ни стало помѣшать русскимъ вести торговлю, голландцы усиленно уговаривали японцевъ къ вытѣсненію русскихъ съ южныхъ Курильскихъ острововъ: вѣдь всякое обостреніе отношеній автоматически исключило бы какую-либо русско-японскую торговлю. Въ 1802 году въ городѣ Хакодатѣ на Хоккайдо создаётся канцелярія по колонизаціи Курильскихъ острововъ. Японская «колонизація» сопровождалась сносомъ русскихъ знаковъ-крестовъ, установленныхъ ещё въ ХѴІІІ вѣкѣ въ знакъ принадлежности этихъ острововъ Россіи, насильственной высылкой съ Итурупа и Кунашира русскихъ промышленниковъ. На это россійская власть отреагировала дипломатически. Изъ Меморандума Николая Павловича Резанова отъ 25 марта 1805 г. Я, нижеподписавшійся, всепресвѣтлѣйшаго государя императора Александра І дѣйствительный камергеръ и Кавалеръ Николай Резановъ объявляю японскому правительству: 4. Чтобы Японская имперія далѣе сѣверной оконечности острова Матмая [Хоккайдо] отнюдь владѣній своихъ не простирала, поелику всѣ земли и воды къ сѣверу принадлежатъ моему государю [6]. [6] Русскіе Курилы. Исторія и современность. М., 2002. С. 40 Къ сожалѣнію, офиціальныя власти не проявили должныхъ усилій для того, чтобы закрѣпить за Россіей Курилы. Всё это привело къ тому, что въ 1855 году Россія оказалась вытѣсненной съ южныхъ острововъ архипелага. А основныя усилія въ началѣ вѣка были направлены на развитіе сѣвероамериканскихъ владѣній Россіи. Но они были потеряны въ 1867 году ввиду недальновидной политики Александра ІІ; послѣдствія, и экономическія и политическія, отъ потери Аляски и Алеутскихъ острововъ мы до сихъ поръ ощущаемъ на себѣ. И совершенно неизвѣстно, когда именно Русская Америка вернётся обратно въ лоно Руси. Однако мы увѣрены, что рано или поздно это произойдётъ и историческая справедливость восторжествуетъ, хотя въ наши дни поднимать данный вопросъ на международномъ уровнѣ нѣтъ никой возможности. По Симодскому трактату отъ 25 января (7 февраля) 1855 году граница на Курилахъ была проведена между островами Итурупъ и Урупъ. Какъ же получилось, что Россія отдала часть своей территоріи, ещё въ ХѴІІІ вѣкѣ закрѣплённой за ней? Во-первыхъ, произошло ослабленіе военной мощи и политическаго вліянія Россіи на Дальнемъ Востокѣ. Во-вторыхъ, неблагопріятный исходъ переговоровъ былъ предопредѣлёнъ недальновидностью петербургскихъ политиковъ и дипломатовъ, слабою ознакомленностью ихъ съ данной проблемой. Они явно недооцѣнили стратегическое значеніе Южныхъ Курилъ и сопроводили Путятина порочными инструкціями, составленными безъ надлежащаго знанія обстановки и учёта національныхъ интересовъ и историческихъ правъ Россіи. Въ-третьихъ, Симодскій трактатъ подписывался въ годы Крымской войны, когда англо-французская эскадра буквально охотилась за посольствомъ Путятина, и японцы, конечно, знали объ этомъ, что не могло не повліять на исходъ переговоровъ. Всё это вмѣстѣ сыграло свою роль въ томъ, что Японія получила значительныя, ничѣмъ не оправданныя территоріальныя уступки, а Россія на 90 лѣтъ потеряла Южные Курилы, которые будутъ возвращены уже совсѣмъ другимъ правительствомъ. Послѣ полученія части острововъ Японія, естественно, желала и далѣе продолжить свою экспансію на нашу территорію. Такъ, Японія во время подписанія Симодскаго трактата претендовала на южную часть острова Сахалинъ, несмотря на то что русскими онъ былъ хорошо изслѣдованъ, на нёмъ были созданы военные посты и поселенія и начата добыча каменнаго угля. Японскія поселенія на Сахалинѣ были немногочисленны, въ основномъ сезонныя, и занимали весьма ограниченную часть побережья залива Анивы; глубинную часть острова японцы совершенно не знали. Въ 1855 году территорія Сахалина осталась неразграниченной, что и было зафиксировано въ Симодскомъ трактатѣ. Подобное положеніе не могло сохраняться долго, и потому въ 1860-хъ — 1870-хъ годахъ была проведена серія переговоровъ для рѣшенія сахалинскаго вопроса. Учитывая всё возрастающее для Россіи значеніе острова, царское правительство пошло на уступку оставшихся Курильскихъ острововъ отъ Урупа до Шумшу въ обмѣнъ на отказъ Японіи отъ своихъ претензій на Сахалинъ. Это было закрѣплено въ Петербургскомъ трактатѣ отъ 25 апрѣля (7 мая) 1875 года. Уступка была неоправданно большая и абсолютно необоснованная. Сѣверные Курилы и такъ принадлежали Россіи, японцы же не имѣли на Сахалинѣ сколь-нибудь постоянныхъ поселеній, а занимались исключительно рыбной ловлей у его южнаго побережья, для чего и создавали временные рыбачьи посёлки. Въ общемъ, Петербургскій трактатъ — это дипломатическое пораженіе Александра ІІ, пораженіе, оставившее ещё одно пятно ровно на семьдесятъ лѣтъ въ исторіи нашего Дальняго Востока. Такъ всѣ Курилы перешли во владѣніе Японіи до 1945 года. Слѣдующей вѣхой было подписаніе Портсмутскаго мирнаго договора 1905 года, который аннулировалъ всѣ предыдущіе договоры и соглашенія, что зафиксировано какъ въ статьѣ 9, такъ и въ приложеніи къ нему за № 10. Такимъ образомъ, прекратили своё дѣйствіе Договоръ о торговлѣ и мореплаваніи 1895 года (онъ, въ свою очередь, аннулировалъ Симодскій трактатъ) и Петербургскій трактатъ. Это принципіально важное юридическое положеніе, особенно въ свѣтѣ сегодняшнихъ ссылокъ Японіи на Симодскій и Петербургскій трактаты. Японцы почему-то «забываютъ», что эти трактаты давнымъ-давно утратили силу. Однако и Портсмутскій договоръ былъ нарушенъ Японіей въ 1918–1925 годы, когда японская армія оккупировала русскій Дальній Востокъ. Напомнимъ: наша страна не только не находилась съ Японіей въ состояніи войны, но и была ея союзницей въ Первую міровую войну. Не секретъ, что Японія мечтала аннексировать у Россійской имперіи Дальній Востокъ. Не измѣнились ея желанія послѣ того, какъ царская власть пала и Россійская Имперія превратилась въ Совѣтскую Россію. Публиковались даже карты, гдѣ наша материковая территорія была помѣчена какъ японская. Вооружённая интервенція на материковой части продолжалась съ 1918 по ноябрь 1922 года. Въ связи съ укрѣпленіемъ международной позиціи нашей страны и изгнанія интервентовъ изъ ея европейской части Японія вынуждена была установить съ нами дипломатическія отношенія, и 20 января 1925 года въ Пекинѣ была подписана Конвенція объ основныхъ принципахъ взаимоотношеній между СССР и Японіей, извѣстная въ исторіи также какъ Пекинскій договоръ 1925 года. Согласно Конвенціи Японія обязалась освободить Сѣверный Сахалинъ къ 15 мая 1925 года, что и было сдѣлано ею къ 14 числу. Такимъ образомъ, интервенція на Сѣверномъ Сахалинѣ продолжалась пять лѣтъ, начиная съ 21 апрѣля 1920 года. Въ Конвенціи было закрѣплено соглашеніе сторонъ, что всѣ заключённые Россіей и Японіей до 7 ноября 1917 года договоры, соглашенія и конвенціи, исключая Портсмутскій мирный договоръ, должны быть пересмотрѣны. Кромѣ того, въ Деклараціи совѣтскаго правительства, приложенной къ Конвенціи, говорилось: «Приступая сего дня къ подписанію Конвенціи объ основныхъ принципахъ взаимоотношеній между Союзомъ Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ и Японіей, нижеподписавшійся уполномоченный Союза Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ имѣетъ честь заявить, что признаніе его правительствомъ дѣйствительности Портсмутскаго договора отъ 5 сентября 1905 г. никоимъ образомъ не означаетъ, что правительство Союза раздѣляетъ съ бывшимъ царскимъ правительствомъ политическую отвѣтственность за заключеніе названнаго договора» [7]. [7] Документы внѣшней политики СССР. Т. 8. М., 1963. С. 77. Такимъ образомъ, совѣтское правительство не брало на себя отвѣтственности за потерю Южнаго Сахалина, не признавая передачи «графомъ Полусахалинскимъ» данной территоріи Японіи. Какое разительное отличіе отъ виттевской дипломатіи! *** Разсмотримъ теперь, какъ были возвращены Курильскіе острова. Въ 1930-е годы Японія, вопреки положеніямъ Конвенціи 1925 года, проводила враждебную Совѣтскому Союзу политику, готовилась къ вооружённому нападенію на него. Кромѣ того, Японія ясно продемонстрировала свои агрессивныя намѣренія, развязавъ въ 1938 году военныя дѣйствія у озера Хасанъ, а въ 1939 — у рѣки Халхинъ-Голъ. Вопросъ о Южномъ Сахалинѣ и Курильскихъ островахъ обсуждался на совѣтско-японскихъ переговорахъ о заключеніи пакта о ненападеніи. 18 ноября 1940 года совѣтское правительство заявило, что въ общественномъ мнѣніи СССР вопросъ о такомъ пактѣ будетъ связываться съ проблемой возвращенія утраченныхъ ранѣе территорій Южнаго Сахалина и Курильскихъ острововъ. Было отмѣчено, что если Японія не готова къ постановкѣ этихъ вопросовъ, то было бы цѣлесообразно говорить о заключеніи пакта о нейтралитетѣ, не предусматривающаго рѣшенія территоріальныхъ проблемъ. При этомъ совѣтское правительство настаивало на подписаніи одновременно съ пактомъ о нейтралитетѣ протокола о ликвидаціи японскихъ нефтяныхъ и угольныхъ концессій на Сѣверномъ Сахалинѣ. Соотвѣтствующій пактъ былъ пописанъ 13 апрѣля 1941 года, однако Японія съ самаго начала не была настроена на то, чтобы его исполнять. Японцы захватывали, обстрѣливали и даже топили совѣтскія торговыя суда. Японію удержалъ отъ вступленія въ войну противъ насъ не пактъ о нейтралитетѣ, а наличіе на Дальнемъ Востокѣ совѣтскихъ войскъ и побѣды совѣтскаго оружія подъ Москвой, Сталинградомъ, Курскомъ. Во всѣ годы Великой Отечественной войны на Дальнемъ Востокѣ находилось отъ 15 до 30 % общаго состава Красной Арміи, на радость Гитлеру и его генераламъ. Южный Сахалинъ и Курилы были превращены въ плацдармъ для нападенія на нашу страну. Вопросъ о возстановленіи правъ Совѣтскаго Союза на Южный Сахалинъ и Курилы обсуждался въ ноябрѣ 1943 года на Тегеранской конференціи главами союзныхъ державъ. На ялтинской конференціи вопросъ былъ окончательно рѣшёнъ. Изъ Ялтинскаго соглашенія Руководители Трёхъ Великихъ Державъ — Совѣтскаго Союза, Соединённыхъ Штатовъ Америки и Великобританіи — согласились въ томъ, что черезъ два-три мѣсяца послѣ капитуляціи Германіи и окончанія войны въ Европѣ Совѣтскій Союзъ вступитъ въ войну противъ Японіи на сторонѣ союзниковъ при условіи: 1. Сохраненія статусъ-кво Внѣшней Монголіи (Монгольской Народной Республики). 2. Возстановленія принадлежавшихъ Россіи правъ, нарушенныхъ вѣроломнымъ нападеніемъ Японіи въ 1904 г., а именно: а) возвращенія Совѣтскому Союзу южной части о. Сахалина и всѣхъ прилегающихъ къ ней острововъ; 3. Передачи Совѣтскому Союзу Курильськихъ острововъ. Главы правительствъ Трёхъ Великихъ Державъ согласились въ томъ, что эти претензіи Совѣтскаго Союза будутъ безусловно удовлетворены послѣ побѣды надъ Японіей [8]. [8] Внѣшняя политика Совѣтскаго Союза въ періодъ Отечественной войны. Т. 3. М., 1947. С. 111–112. Стремясь избѣжать окончательнаго разгрома, японское правительство предлагало въ 1945 году «добровольно» вернуть Южный Сахалинъ и Курилы. Въ либеральной печати бытуетъ мнѣніе, что СССР сначала напалъ на Японію, а только потомъ объявилъ ей войну, и всё это при дѣйствующемъ между обоими государствами Пакта о нейтралитетѣ отъ 1941 года. Эти господа дѣлаютъ выводъ, что СССР въ отношеніи съ Японіей поступилъ точно такъ же, какъ четырьмя годами ранѣе съ нимъ самимъ поступила нацистская Германія. Дескать, Совѣтскій Союзъ нарушилъ всѣ нормы международнаго права, выступилъ въ качествѣ агрессора. Нечего и говорить, какую позицію въ отношеніи Курильскихъ острововъ эти господа занимаютъ и какъ вообще относятся къ нашей странѣ и нашей исторіи. Впрочемъ, наша страна для нихъ не Родина, а «эта страна», изъ которой всѣ умные люди (подъ которыми они имѣютъ въ виду исключительно себя и себѣ подобныхъ) мечтаютъ «свалить». Разсмотримъ, какъ же происходило всё на самомъ дѣлѣ. 6 апрѣля, ещё до окончанія боевыхъ дѣйствій на совѣтско-германскомъ фронтѣ, въ офиціальномъ совѣтскомъ органѣ печати было опубликовано соотвѣтствующее заявленіе, вручённое японской сторонѣ днёмъ ранѣе. Заявленіе правительства СССР о денонсаціи Пакта о нейтралитетѣ съ Японіей отъ 5 апрѣля 1941 г. Пактъ о нейтралитетѣ между Совѣтскимъ Союзомъ и Японіей былъ заключёнъ 13 апрѣля 1941 года, т. е. до нападенія Германіи на СССР и до возникновенія войны между Японіей, съ одной стороны, и Англіей и Соединёнными Штатами Америки, съ другой. Съ того времени обстановка измѣнилась въ корнѣ. Германія напала на СССР, а Японія, союзница Германіи, помогаетъ последней въ ея войнѣ противъ СССР. Кромѣ того, Японія воюетъ съ США и Англіей, которые являются союзниками Совѣтскаго Союза. При такомъ положеніи Пактъ о нейтралитетѣ между Японіей и СССР потерялъ смыслъ, и продленіе этого Пакта стало невозможнымъ. Въ силу сказаннаго выше и въ соотвѣтствіи со статьёй 3 упомянутаго Пакта, предусматривающей право денонсаціи за одинъ годъ до истеченія пятилѣтняго срока дѣйствія Пакта, Совѣтское правительство настоящимъ заявляетъ правительству Японіи о своёмъ желаніи денонсировать Пактъ отъ 13 апрѣля 1941 года [9]. [9] Газета «Извѣстія» отъ 6 апрѣля 1945 г. Какъ видимъ, Совѣтскій Союзъ заранѣе денонсировалъ пактъ, соблюдя всѣ его нормы. Кромѣ того, публикуя въ офиціальномъ источникѣ соотвѣтствующее заявленіе, Совѣтское правительство оповѣщало весь міръ о томъ, что пактъ прекращаетъ своё дѣйствіе. Теперь что касается того, что СССР вѣроломно напалъ на Японію безъ объявленія войны. Какъ извѣстно, боевыя дѣйствія на совѣтско-японскомъ фронтѣ начались 9 августа. И, какъ и въ случаѣ съ денонсаціей Пакта, было опубликовано соотвѣтствующее заявленіе. Обратите вниманіе на текстъ этого документа. Заявленіе Совѣтскаго правительства правительству Японіи отъ 8 августа 1945 г. Послѣ разгрома и капитуляціи гитлеровской Германіи Японія оказалась единственной великой державой, которая всё ещё стоитъ за продолженіе войны. Требованіе трёхъ державъ — Соединённыхъ Штатовъ Америки, Великобританіи и Китая отъ 26 іюля сего года о безоговорочной капитуляціи было отклонено Японіей. Тѣмъ самымъ предложеніе японскаго правительства Совѣтскому Союзу о посредничествѣ въ войнѣ на Дальнемъ Востокѣ теряетъ всякую почву. Учитывая отказъ Японіи капитулировать, союзники обратились къ Совѣтскому правительству съ предложеніемъ включиться въ войну противъ японской агрессіи и тѣмъ сократить сроки окончанія войны, сократить количество жертвъ и содѣйствовать скорѣйшему возстановленію всеобщаго мира. Вѣрное своему союзническому долгу, Совѣтское правительство приняло предложеніе союзниковъ и присоединилось къ заявленію союзныхъ державъ отъ 26 іюля сего года. Совѣтское правительство считаетъ, что такая политика является единственнымъ средствомъ, способнымъ приблизить наступленіе мира, освободить народы отъ дальнѣйшихъ жертвъ и страданій и дать возможность японскому народу избавиться отъ тѣхъ опасностей и разрушеній, которыя были пережиты Германіей послѣ ея отказа отъ безоговорочной капитулаціи. Ввиду изложеннаго Совѣтское правительство заявляетъ, что съ завтрашняго дня, то есть съ девятаго августа, Совѣтскій Союзъ будетъ считать себя въ состояніи войны съ Японіей [10]. [10] Газета «Правда» отъ 9 августа 1945 г. Такимъ образомъ, мы видимъ, что Совѣтскій Союзъ и не думалъ вѣроломно нападать на Японію, а ровно за одинъ день предупредилъ её о началѣ войны. Получается, что всѣ измышленія либераловъ и антипатріотовъ разбиваются о документальные источники, чѣмъ лишній разъ доказывается преднамѣренная лживость нашихъ внутреннихъ враговъ Отечества. Если въ чёмъ и можно сравнить СССР и гитлеровскую Германію, такъ это въ степени осуществленія завѣтной мечты Гитлера — такъ называемой молніеносной войны. Гитлеръ, не считаясь съ потерями, шёлъ на Москву, однако дошёлъ до нашей столицы только къ поздней осени, да такъ и не сумѣлъ захватить её. СССР же 8 августа объявилъ войну Японіи, а уже 2 сентября, черезъ двадцать пять дней послѣ объявленія нами войны, Японія подписала актъ о безоговорочной капитуляціи. Воистину, то, что мечталъ осуществить Гитлеръ по отношенію къ намъ, мы сами осуществили противъ его союзника. Изъ обращенія І. В. Сталина къ совѣтскому народу 2 сентября 1945 г. Японія… воспользовалась пораженіемъ царской Россіи для того, чтобы отхватить отъ Россіи Южный Сахалинъ, утвердиться на Курильскихъ островахъ и, такимъ образомъ, закрыть для нашей страны на востокѣ всѣ выходы въ океанъ, — слѣдовательно, также всѣ выходы къ портамъ совѣтской Камчатки и совѣтской Чукотки. Было ясно, что Японія ставитъ себѣ задачу отторгнуть отъ Россіи весь ея Дальній Востокъ. Но пораженіе русскихъ войскъ въ 1904 году въ періодъ русско-японской войны оставило въ сознаніи народа тяжёлыя воспоминанія. Оно легло на нашу страну чёрнымъ пятномъ. Нашъ народъ вѣрилъ и ждалъ, что наступитъ день, когда Японія будетъ разбита и пятно будетъ ликвидировано. Сорокъ лѣтъ ждали мы, люди стараго поколѣнія, этого дня. И вотъ, этотъ день наступилъ. Сегодня Японія признала себя побѣждённой и подписала актъ о безоговорочной капитуляціи. Это означаетъ, что Южный Сахалинъ и Курильскіе острова отойдутъ Совѣтскому Союзу, и отнынѣ они будутъ служить не средствомъ отрыва отъ океана и базой японскаго нападенія на нашъ Дальній Востокъ, а средствомъ прямой связи Совѣтскаго Союза съ океаномъ и базой обороны нашей страны отъ японской агрессіи. Кромѣ того, важнѣйшимъ международно-правовымъ документомъ, зафиксировавшимъ безоговорочный отказъ Японіи отъ притязаній на Курильскіе острова, сталъ подписанный ею 8 сентября 1951 года Санъ-Францисскій мирный договоръ. Совѣтскій Союзъ отказался его подписывать, т. к. онъ противорѣчилъ ранѣе принятымъ обязательствамъ, давалъ возможность Японіи участвовать въ агрессивныхъ блокахъ, не содержалъ положеній о демократизаціи Японіи. Болѣе того, благодаря усиліямъ нашихъ бывшихъ союзниковъ во Второй міровой войнѣ текстъ Договора прямо не указывалъ, въ пользу кого Японія отказывается отъ Южнаго Сахалина и Курильскихъ острововъ. Пунктъ «с» статьи 2 Договора гласитъ: «с) Японія отказывается отъ всѣхъ правъ, правооснованій и претензій на Курильскіе острова и на ту часть острова Сахалинъ и прилегающихъ къ нему острововъ, суверенитетъ надъ которыми Японія пріобрѣла по Портсмутскому договору отъ 5 сентября 1905 года» [11]. [11] Сборникъ документовъ и матеріаловъ по Японіи (1951–1954). М.: ДВО МИД СССР, 1954. С. 89–104. Стремясь ослабить юридическую значимость отказа, руководители Японскаго МИД въ послѣдующіе годы прибѣгли въ своихъ заявленіяхъ къ казуистическому доводу, суть котораго сводится къ утвержденію, что разъ представители СССР не подписали на Санъ-Францисской конференціи текстъ мирнаго договора, то-де СССР не долженъ получать согласія мірового сообщества на владѣніе Курильскими островами и Южнымъ Сахалиномъ, отъ которыхъ Японія отказалась, и что СССР вообще не вправѣ ссылаться на этотъ договоръ. Однако надуманность, нелогичность и несостоятельность такого толкованія очевидны. Достаточно напомнить, что японскіе дипломаты не ставятъ подъ сомнѣніе права Китая на Тайвань и Пескадорскіе острова, отъ которыхъ Японія отказалась въ соотвѣтствіи съ тѣмъ же договоромъ, и также безъ упоминанія о томъ, кому эти острова переходятъ во владѣніе. Ещё менѣе убѣдительными, а по существу нечестными, непорядочными выглядятъ попытки японской дипломатіи переиначить смыслъ статьи Санъ-Францисскаго мирнаго договора объ отказѣ Японіи отъ притязаній Курильскіе острова путёмъ завѣдомо обманныхъ утвержденій. Суть ихъ сводится къ тому, что-де зафиксированный въ договорѣ отказъ Японіи отъ Курильскихъ острововъ не означаетъ ея отказа отъ четырёхъ острововъ Курильскаго архипелага на томъ основаніи, что эти острова Японія не считаетъ Курильскими и что, подписывая договоръ, японское правительство разсматривало названные четыре острова не какъ Курилы, а какъ острова, прилегающіе къ побережью острова Хоккайдо. Естественно, данныя требованія поддержали американцы. Однако обратимся къ фактамъ. 19 октября 1951 года на засѣданіи спеціальнаго Комитета по мирному договору палаты представителей парламента Японіи завѣдующій договорнымъ департаментомъ МИД Японіи Кумао Нисимура, касаясь понятія «Курильскіе острова», заявилъ слѣдующее: «Я считаю, что территоріальные предѣлы Курильскихъ острововъ, о которыхъ говорится въ договорѣ, включаютъ въ себя какъ Сѣверные Курильскіе острова, такъ и Южные Курильскіе острова, вмѣстѣ взятые. Мирный договоръ подписанъ въ сентябрѣ 1951 г., слѣдовательно, вопросъ о томъ, какой районъ подпадаетъ подъ понятіе “Курильскіе острова”, о которыхъ идётъ рѣчь въ данномъ договорѣ, необходимо рѣшать съ позицій современности. Какъ я уже сказалъ, понятіе Курильскіе острова, содержащееся въ договорѣ, истолковывается какъ означающее, что оно включаетъ Сѣверные Курильскіе острова и Южные Курильскіе острова. Однако, какъ я уже разъяснилъ, точка зрѣнія правительства въ отношеніи того, что оба района съ исторической точки зрѣнія находятся въ совершенно различномъ положеніи, не измѣнится и въ будущемъ» [12]. [12] Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровскъ, 1979. С. 586. Такимъ образомъ, офиціальное лицо Японіи признавало, что южные острова Курильскаго архипелага являются Курилами, однако сразу же оговаривалось, что правительство Японіи всегда будетъ смотрѣть на Сѣверные и Южные Курилы по-разному. Вотъ такъ опредѣляетъ понятіе Курильскіе острова Энциклопедія Американа, изданная большими друзьями японцевъ: «Курилы, или Курильскіе острова, — цѣпь, состоящая изъ примѣрно 30 крупныхъ и многочисленныхъ мелкихъ острововъ и рифовъ, протянувшихся отъ оконечности полуострова Камчатка почти до самаго побережья острова Хоккайдо, Японія» [13]. [13] Encyclopedia Americana. International Edition. V. 16. 1973. P. 559. Когда Курильскіе острова входили въ составъ Японіи, японцамъ въ голову не приходило считать Южные Курилы чѣмъ-то другимъ, не входящимъ въ Курильскій архипелагъ. Вотъ такъ опредѣляетъ Курильскіе острова офиціальный путеводитель по Японіи Департамента государственныхъ желѣзныхъ дорогъ Японіи 1941 года: «Тисима [Тысяча острововъ], или Курильскіе острова, представляютъ собой длинную цѣпь вулканическихъ острововъ (32 острова), растянувшихся примѣрно на 710 миль отъ Немуро [о. Хоккайдо] до пролива Тисима, отдѣляющаго острова отъ южной оконечности Камчатки. Названіе Курильскіе острова происходитъ отъ русскаго слова “курить”… Въ составъ Курильской гряды входятъ: Кунаширъ, Шикотанъ, Итурупъ, Урупъ, Шумшу, Алаидъ и Парамуширъ» [14]. [14] Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровскъ, 1979. С. 580. Въ отношеніи происхожденія названія авторы путеводителя ошибаются: филологи установили, что въ основѣ названія острововъ лежитъ одно изъ самоназваній айновъ — «куръ», что означаетъ ‘человѣкъ, люди, народъ’. Это айнское слово и легло въ основу русскаго названія острововъ — Курильскіе. Но здѣсь важно не это. Изъ цитаты видно, что въ Курильскіе острова включены Кунаширъ, Шикотанъ, Итурупъ, которые впослѣдствіи, послѣ возвращенія острововъ Совѣтскому Союзу, японцы попытаются исключить изъ числа входящихъ въ Курильскій архипелагъ. Спустя четыре года послѣ Санъ-Францисской конференціи правительства СССР и Японіи изъявили готовность вступить въ контактъ другъ съ другомъ для поиска путей формальнаго урегулированія своихъ отношеній и заключенія мирнаго договора. Именно такую цѣль преслѣдовали, какъ поначалу казалось, обѣ стороны на совѣтско-японскихъ переговорахъ, начавшихся въ Лондонѣ въ іюнѣ 1955 года на уровнѣ пословъ обѣихъ странъ. Но это только казалось, ибо, какъ выяснилось, главная задача тогдашняго японскаго правительства состояла въ томъ, чтобы использовать заинтересованность СССР въ нормализаціи отношеній съ Японіей и въ заключеніи съ нею мирнаго договора для выторговыванія у Москвы территоріальныхъ уступокъ и возврата подъ японскій административный контроль значительной части тѣхъ «сѣверныхъ территорій», отъ которыхъ Японія отказалась четырьмя годами ранѣе. Не случайно началу переговоровъ въ Лондонѣ предшествовало сенсаціонное выступленіе въ японскомъ парламентѣ 26 мая 1955 года тогдашняго министра иностранныхъ дѣлъ Мамору Сигэмицу, неожиданно объявившаго о намѣреніи Японіи добиваться впредь возвращенія ей Сахалина (очевидно, всего, а не только южной его части) и Курильскихъ острововъ. Налицо актъ реваншизма, отказъ отъ мирнаго сотрудничества и поворотъ къ милитаристской политикѣ, проводимой Японіей въ 20-е — 40-е годы. Японія, союзница Америки, не захотѣла быть нейтральной страной и открыто стала нашимъ внѣшнимъ врагомъ, какъ это было и раньше. Переговоры между СССР и Японіей шли въ теченіе десяти мѣсяцевъ, затѣмъ были прерваны и возобновлены въ Москвѣ. Важно отмѣтить, что тогда же японской стороной былъ затѣянъ территоріальный споръ. Дѣлалось это не во имя возстановленія миѳической справедливости, а исходя изъ другихъ расчётовъ. Главнѣйшая задача состояла въ томъ, чтобы въ условіяхъ безвѣрія, разноголосицы и нестабильности въ японскомъ обществѣ вызвать націоналистическія настроенія, настроить обывателей на достиженіе нѣкой общенаціональной внѣполитической сверхзадачи и сплотить ихъ на этой основѣ вокругъ правительства. Выдвигая территоріальныя претензіи Совѣтскому Союзу, японскіе правящіе круги разсчитывали въ противовѣсъ патріотическимъ антіамериканскимъ лозунгамъ демократическаго движенія (напомнимъ, что Америка держала въ Японіи оккупаціонныя войска) взять на своё вооруженіе «патріотизмъ» антисовѣтской, антирусской закваски. Примѣчательно поведеніе правящихъ круговъ США. Вопреки Ялтинскимъ соглашеніямъ, правительство США въ лицѣ государственнаго секретаря Джона Фостера Даллеса исподволь стало оказывать давленіе на японцевъ, намѣренно подталкивая ихъ на выдвиженіе территоріальныхъ требованій. Такъ, 19 августа 1956 года находившійся въ Лондонѣ министръ иностранныхъ дѣлъ Мамору Сигэмицу черезъ посла США въ Великобританіи былъ увѣдомленъ, что въ случаѣ, если при подписаніи мирнаго договора съ СССР Японія согласится признать Южный Сахалинъ и Курильскіе острова частью территоріи Совѣтскаго Союза, Соединённые Штаты Америки навѣчно сохранятъ въ своёмъ владѣніи острова Рюкю (Окинава), превращённые въ крупнѣйшую на Дальнемъ Востокѣ базу США. Закулисные манёвры американской дипломатіи свидѣтельствуютъ о томъ, что вступленіе Японіи въ территоріальный споръ съ Совѣтскимъ Союзомъ въ серединѣ 50-хъ годовъ началось не только съ вѣдома и одобренія американской дипломатіи, но и какъ результатъ ея скрытаго давленія. Поначалу Японія пыталась въ качествѣ основы заключенія мирнаго договора выдвинуть требованія передачи ей Южнаго Сахалина и всѣхъ Курилъ. Но это было полнѣйшимъ абсурдомъ, и, чтобы совсѣмъ не срывать переговоровъ, ей пришлось территоріальныя домогательства ограничить четырьмя южными островами, наиболѣе благопріятными для жизни и хозяйственной дѣятельности: Кунаширомъ, Итурупомъ, Шикотаномъ и Хабомаи (послѣдніе два составляютъ Малую Курильскую гряду). Въ ходѣ переговоровъ выявилась непослѣдовательность въ подходѣ къ территоріальнымъ претензіямъ тогдашняго руководства нашей страны. Главная фигура среди нихъ — Хрущёвъ, тотъ самый борецъ съ культомъ личности, переименователь Сталинграда, сѣятель кукурузы вплоть до Сѣвернаго Полярнаго круга и прочая, прочая, прочая. Не имѣя яснаго представленія о Курильскихъ островахъ и тѣмъ болѣе объ ихъ стратегическомъ и экономическомъ значеніи, Хрущёвъ отнёсся къ нимъ какъ къ размѣнной монетѣ. Онъ рѣшилъ сдѣлать Японіи маленькую территоріальную уступку, думая, что это ускоритъ ходъ переговоровъ и подписаніе мирнаго договора. Въ пунктѣ 9 Совмѣстной деклараціи СССР и Японіи 1956 года появились такія слова: «При этомъ Союзъ Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ, идя навстрѣчу пожеланіямъ Японіи и учитывая интересы японскаго государства, соглашается на передачу Японіи острововъ Хабомаи и Сикотанъ [Шикотанъ] съ тѣмъ, однако, что фактическая передача этихъ острововъ Японіи будетъ произведена послѣ заключенія мирнаго договора между Союзомъ Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ и Японіей» [15]. [15] Русскіе Курилы. Исторія и современность. М., 2002. С. 130. Этотъ жестъ Хрущёва, ущербный для нашихъ національныхъ интересовъ, былъ воспринятъ Японіей не какъ дружественный актъ, а какъ проявленіе слабости съ нашей стороны. По-иному и быть не могло. Никогда за всю исторію такія вещи иначе не воспринимались. Къ счастью, самодурство Хрущёва не лишило Совѣтскій Союзъ его исконныхъ территорій. Японцы, почувствовавъ слабость, начали выдвигать всё большія территоріальныя требованія. Искажённо толкуя Совмѣстную декларацію, Японія стала утверждать, что нормализація японо-совѣтскихъ отношеній не кладётъ конецъ, а, наоборотъ, предполагаетъ дальнѣйшіе переговоры по «территоріальному вопросу», и что-де Декларація не подводитъ черту территоріальному спору двухъ странъ, а предполагаетъ продолженіе этого спора. Всё это побудило совѣтское руководство внести коррективы въ оцѣнки японской внѣшней политики, не отвѣчавшей духу Совмѣстной деклараціи. 27 января 1960 года, послѣ того какъ Японія подписала съ США «договоръ безопасности», который носилъ явно антисовѣтскій характеръ, правительство СССР направило правительству Японіи памятную записку. Въ ней, въ частности, говорилось: «Соглашаясь на передачу Японіи указанныхъ острововъ послѣ заключенія мирнаго договора, Совѣтское правительство шло навстрѣчу пожеланіямъ Японіи, учитывало національные интересы японскаго государства и миролюбивыя намѣренія, выражавшіяся въ то время японскимъ правительствомъ въ ходѣ совѣтско-японскихъ переговоровъ. Но Совѣтское правительство, учитывая, что новый военный договоръ, подписанный правительствомъ Японіи, направленъ противъ Совѣтскаго Союза, какъ и противъ Китайской Народной Республики, не можетъ содѣйствовать тому, чтобы передачей указанныхъ острововъ Японіи была бы расширена территорія, используемая иностранными войсками. Ввиду этого Совѣтское правительство считаетъ необходимымъ заявить, что только при условіи вывода всѣхъ иностранныхъ войскъ съ территоріи Японіи и подписанія мирнаго договора между СССР и Японіей острова Хабомаи и Сикотанъ будутъ переданы Японіи, какъ это было предусмотрѣно Совмѣстной деклараціей СССР и Японіи отъ 19 октября 1956 г.» [16]. [16] Тамъ же. С. 131–132. Въ отвѣтъ японское правительство въ памятной запискѣ отъ 5 февраля того же года написало: «Правительство Японіи не можетъ одобрить позицію Совѣтскаго Союза, выдвинувшаго новыя условія осуществленія положеній Совмѣстной деклараціи по территоріальному вопросу и пытающагося тѣмъ самымъ измѣнить содержаніе Деклараціи. Наша страна будетъ неотступно добиваться возвращенія намъ не только острововъ Хабомаи и острова Сикотанъ, но также и другихъ исконныхъ японскихъ территорій» [17]. [17] Тамъ же. С. 132. Какъ видимъ, отвѣтъ японской стороны былъ весьма агрессивенъ. Японское правительство даже не стѣснялось писать о своихъ реваншистскихъ намѣреніяхъ, что и было отмѣчено въ Памятной запискѣ совѣтскаго правительства отъ 24 февраля 1960 года. Къ счастью, совѣтское правительство смогло въ конечномъ счётѣ нейтрализовать самодурство Хрущёва. Въ Памятной запискѣ совѣтскаго правительства отъ 22 апрѣля 1960 года Совѣтскій Союзъ, наконецъ, заявилъ, что «территоріальный вопросъ между СССР и Японіей рѣшёнъ и закрѣплёнъ соотвѣтствующими международными соглашеніями, которыя должны соблюдаться» [18]. [18] Тамъ же. С. 137. Съ этого момента болѣе чѣмъ на 25 лѣтъ позиція Совѣтскаго Союза въ отношеніи территоріальныхъ притязаній Японіи была предѣльно простой и чёткой: территоріальнаго вопроса въ отношеніяхъ двухъ странъ нѣтъ, потому что онъ уже рѣшёнъ, что и было закрѣплено соотвѣтствующими международно-правовыми договорами. Важнѣйшую роль въ этомъ сыгралъ Андрей Андреевичъ Громыко, ставшій въ 1958 году Министромъ иностранныхъ дѣлъ. Съ его именемъ заслуженно связываютъ цѣлую эпоху въ нашей внѣшней политикѣ. Онъ отличался отъ другихъ лицъ брежневскаго окруженія и наибольшимъ политическимъ опытомъ, и дальновидностью, и широтою кругозора, и твёрдостью своихъ сужденій. Именно его заслугой является прочность совѣтской позиціи по отношенію къ такъ называемому «территоріальному вопросу», на эскалацію котораго японское правительство не жалѣло денегъ. Громыко серьёзно ошибся лишь одинъ разъ: кода одобрилъ назначеніе Горбачёва генеральнымъ секретарёмъ КПСС. Какъ самъ Андрей Андреевичъ впослѣдствіи говорилъ, «не по Сенькѣ шапка». Но сдѣлать этотъ старый человѣкъ уже ничего не могъ. Ему повезло, что онъ умеръ въ 1989 году не увидѣлъ нашего величайшаго за всю исторію пораженія, которое мы потерпѣли черезъ два года. Шли годы. Время работало на упроченіе совѣтской позиціи въ данномъ спорѣ. За десятилѣтія, прошедшія къ серединѣ 80-хъ годовъ со времени подписанія Совмѣстной деклараціи, Южные Курильскіе острова были уже обжиты совѣтскими людьми и превратились въ неотъемлемую часть хозяйственнаго комплекса Сахалинской области. Для многихъ ихъ жителей они стали родиной: тамъ родилось второе и третье поколѣнія курильчанъ, и то, что могло казаться японцамъ возможнымъ въ 1956 году, спустя 30 лѣтъ стало уже невозможнымъ. Кромѣ того, принадлежность Курильскихъ острововъ Совѣтскому Союзу была косвенно признана самою Японіей. Въ соотвѣтствіи съ международнымъ правомъ государство, дѣйствія котораго свидѣтельствуютъ о ясно выраженномъ или молчаливомъ согласіи съ условіями международнаго соглашенія, не вправѣ ссылаться на недѣйствительность для него этого соглашенія. Иными словами, если государство своими дѣйствіями фактически выполняетъ или признаётъ какое-либо международное соглашеніе, оно не имѣетъ права заявлять, что данное соглашеніе для него недѣйствительно. Это положеніе зафиксировано въ статьѣ 45 Вѣнской конвенціи о правѣ международныхъ договоровъ 1969 года. Такимъ фактическимъ признаніемъ послѣвоенной совѣтско-японской границы являются подписанныя Японіей и Совѣтскимъ Союзомъ рыболовныя Соглашенія, въ частности Соглашенія 1963 и 1981 годовъ. Согласно статьѣ 6 Соглашенія 1963 года и статьѣ 5 Соглашенія 1981 года японскіе рыбаки, занимающіеся промысломъ морской капусты, обязывались соблюдать законы, постановленія и правила Союза Совѣтскихъ Соціалистическихъ Республикъ, дѣйствующихъ въ районѣ промысла. Промыселъ долженъ былъ проходить у острова Сигнальный, который входитъ въ Малую Курильскую гряду. Въ Соглашеніяхъ, кромѣ того, указывались линіи ограниченія района промысла, данныя по системѣ координатъ. Подписавъ такія Соглашенія, Японія фактически признала суверенитетъ СССР надъ островами Малой Курильской гряды. Послѣ этого она не имѣетъ никакихъ юридическихъ основаній утверждать, что вопросъ о линіи прохожденія границы является неурегулированнымъ. Но, несмотря на твёрдую позицію совѣтскаго руководства, Японія всѣ годы постоянно нагнетала внутри страны проблему «сѣверныхъ территорій». Какъ уже видно изъ одного названія, данное словосочетаніе можно толковать по-разному. Нѣкоторые японскіе круги подъ сѣверными территоріями имѣли въ виду Южные Курилы, другіе — весь Курильскій архипелагъ, а третьи — Курилы и Южный Сахалинъ. Кромѣ того, даже тѣ изъ поборниковъ территоріальныхъ притязаній къ Совѣтскому Союзу, которые ограничивались въ своихъ требованіяхъ четырьмя южными островами, не исключали въ перспективѣ возможности наращиванія этихъ требованій, а подчасъ съ циничной откровенностью высказывались именно въ пользу такой перспективы. Кстати, Коммунистическая партія Японіи офиціально требовала отъ Совѣтскаго Союза, какъ требуетъ она и сейчасъ, передачи Японіи не только Южныхъ Курилъ, но вообще всего Курильскаго архипелага. И ничего, никакихъ угрызеній интернаціональной совѣсти японскіе лѣвые не испытываютъ*. * Здѣсь имѣется въ виду то, что интернаціонализмъ дѣйствуетъ далеко не вездѣ, особенно на международной аренѣ. Намъ самимъ слѣдуетъ помнить, что во имя ложно понятаго интернаціонализма нельзя пренебрегать національными интересами. А коммунисты Японіи, безусловно, друзьями СССР никакъ не являлись. Въ началѣ 1980-хъ, когда къ власти пришёлъ Дзэнко Судзуки, японское правительство приняло провокаціонное рѣшеніе о введеніи въ странѣ и внесеніи въ ея календари «дня сѣверныхъ территорій». Такимъ «днёмъ» стало 7 февраля. Именно въ этотъ день въ 1855 году былъ подписанъ Симодскій трактатъ, нанёсшій ущербъ интересамъ нашей страны. Выборъ данной даты долженъ былъ подчеркнуть, что Симодскій трактатъ, давнымъ-давно аннулированный, и понынѣ сохраняетъ свою значимость. Первый разъ «день сѣверныхъ территорій» проводился 7 февраля 1981 года. Всё измѣнилось, когда къ власти пришёлъ Горбачёвъ. Лѣтомъ 1985 года Громыко былъ освобождёнъ отъ должности Министра иностранныхъ дѣлъ, которую онъ занималъ въ теченіе 27 лѣтъ. Вмѣсто него былъ назначенъ Шеварднадзе, не имѣвшій опыта въ подобной работѣ. Было ясно, что произойдутъ перемѣны. Въ началѣ перестройки МИД не измѣнило своихъ позицій: Горбачёвъ боялся такъ называемаго консервативнаго крыла КПСС, которое, если бы узнало о его реальныхъ намѣреніяхъ, немедленно отстранило бы его отъ власти. Поэтому Горбачёву, какъ и его другу Шеварднадзе, приходилось лавировать и соглашаться на словахъ съ позиціей, которой придерживалось предыдущее совѣтское руководство. «Перестраиваться» МИД начало только съ 1988 года, постепенно уступая японцамъ и косвенно признавая, что территоріальная проблема, высосанная изъ пальца во имя торжества японскаго имперіализма и откровеннаго реваншизма, всё-таки существуетъ. Кромѣ того, начиная съ 1988 года на страницахъ совѣтской прессы и на телевидѣніи начали высказывать своё мнѣніе абсолютно некомпетентные люди, но зато большіе друзья Японіи. Тѣмъ, кто былъ не согласенъ съ такимъ «новымъ мышленіемъ», нѣкоторые изъ нихъ стали наклеивать такіе ярлыки, какъ «консерваторъ», «догматикъ» или даже «шовинистъ». Когда нечего возразить, начинаютъ прибѣгать къ демагогіи. Теперь стало яснымъ, что въ вопросѣ Южныхъ Курилъ уже тогда высвѣчивалась политическая подоплёка. Поборниками уступчивости въ переговорахъ Москвы и Токіо стали въ подавляющемъ большинствѣ тѣ работники печати и тѣ группы общественныхъ дѣятелей, которые спустя годъ-полтора влились въ движенія, направленныя на сломъ совѣтской государственной структуры, на превращеніе СССР въ конгломератъ большихъ и малыхъ «суверенныхъ государствъ». Но тогда, въ 1988 году, многимъ ещё казалось, что такіе взгляды являются не болѣе чѣмъ заблужденіемъ. Кромѣ того, въ Японію изъ СССР стали пріѣзжать сторонники «общечеловѣческихъ цѣнностей» и высказывать своё мнѣніе, являвшееся, по существу, поддержкой японскаго имперіализма въ ущербъ нашей Родинѣ. Такъ, Аѳанасьевъ высказался за передачу четырёхъ южныхъ острововъ Японіи. Тогда же онъ сказалъ свои печально знаменитыя слова, что «перестройка какъ историческая реальность представляетъ собой конецъ послѣдней имперіи, именуемой Совѣтскій Союзъ». Выступленіе этого человѣчка вызвало бурный протестъ въ Сахалинской области. Небезызѣстный «академикъ» Сахаровъ, объявленный на свои заслуги передъ американскимъ имперіализмомъ въ дѣлѣ ослабленія и уничтоженія СССР «совѣстью націи», также выразилъ своё «авторитетное» мнѣніе. Комментировать его и опровергать фактическимъ матеріаломъ мы не будемъ, ограничимся лишь цитатой, ибо вопіющее незнаніе той темы, на которую говорилъ этотъ «академикъ», очевидно любому, даже школьнику. «Проблема Курильскихъ острововъ — это очень сложная проблема. Я знаю, какое огромное значеніе для Японіи имѣетъ эта проблема. Я понимаю, что для Японіи съ ея очень высокой плотностью населенія и не очень богатой, по сравненію съ СССР, природными ресурсами каждый квадратный километръ имѣетъ огромное значеніе, и я знаю, какой большой вкладъ въ развитіе этихъ районовъ внесли японцы въ періодъ до второй міровой войны. Я считаю, что вообще правильнымъ принципомъ было бы сохраненіе тѣхъ границъ, которыя существовали до второй міровой войны, потому что война не должна служить источникомъ расширенія территоріи». Стоитъ также привести слова Ельцина, посѣтившаго Японію въ 1990 году. «Я хочу сказать, что Японія не получитъ болѣе революціонныхъ предложеній, чѣмъ тѣ, которыя выдвинуты мной [имѣется въ виду поэтапное, въ теченіе 15–20 лѣтъ, рѣшеніе о передачѣ Японіи Южныхъ Курилъ]. За нихъ меня критикуютъ и тамъ, и здѣсь. Мнѣ хочется, чтобы вы поняли одно: я знаю достаточно хорошо психологію совѣтскихъ людей. Времена, когда мнѣніе народа въ нашей странѣ не принималось во вниманіе, ушли въ прошлое. Я считаю, что по мѣрѣ того, какъ процессъ демократизаціи въ нашей странѣ будетъ развиваться, будетъ мѣняться и общественное мнѣніе нашей страны. Понять суть даннаго вопроса народъ сможетъ, лишь достигнувъ болѣе высокаго, чѣмъ нынѣшній, уровня политической культуры». Ельцинъ наглымъ образомъ клеветалъ на совѣтскихъ людей, обвиняя ихъ въ низкомъ уровнѣ политической культуры. Выходитъ, что отрицательное отношеніе къ незаконной передачѣ совѣтской территоріи говоритъ о «неразвитости», «недемократичности». Пнулъ Ельцинъ и предыдущихъ совѣтскихъ правителей, которые якобы не считались съ мнѣніемъ народа. Зато Ельцинъ, какъ родной отецъ, считался съ мнѣніемъ народа, даже такого неразвитаго, какъ мы! Фарисейская ложь могильщика СССР поражаетъ! Кстати, на переговорахъ съ Японіей Ельцинъ говорилъ о рынкѣ Россійской Федераціи, о возможномъ заключеніи мирнаго договора между Японіей и Россійской Федераціей! И это въ 1990 году, когда СССР ещё существовалъ! Онъ уже тогда виделъ себя царёмъ «суверенной» Россіи! Въ тѣ времена выдвигались предложенія отдать Японіи четыре острова, продать ихъ, сдѣлать ихъ свободной зоной и прочее. СМИ проводили откровенно прояпонскую кампанію, въ нихъ высказывались не учёные, а «знатоки» — сторонники «новаго мышленія», ставленники главныхъ перестройщиковъ. Правда, высказывались и авторитетныя мнѣнія. Такъ, замѣститель министра иностранныхъ дѣлъ Рогачёвъ въ статьѣ отъ 24 января 1989 года, напечатанной въ «Извѣстіяхъ», коснулся исторіи Курильскаго вопроса и доказалъ, что Южные Курилы принадлежатъ СССР на законныхъ основаніяхъ, а не оккупированы послѣ Второй міровой войны, какъ объ этомъ вѣщаетъ японская пропаганда и японскіе политики. Конечно, и Горбачёву приходилось на словахъ соглашаться, что территоріальныя претензіи Японіи необоснованны. Однако уже давно извѣстно, что вся политика Горбачёва была построена на лживой игрѣ: на словахъ говорить одно, а на дѣлѣ сдавать совѣтскіе государственные интересы. Такъ, въ Совмѣстномъ совѣтско-японскомъ заявленіи отъ 18 апрѣля 1991 года въ пунктѣ 4 впервые говорилось о территоріальномъ спорѣ между СССР и Японіей. Налицо ничѣмъ не оправданная уступка Японіи, сдѣланная Горбачёвымъ во время своего визита въ страну восходящаго солнца. Въ томъ же 1991 году родилась концепція «два плюсъ альфа», которая сводилась къ тому, чтобы незамедлительно передать Японіи острова Малой Курильской гряды, а вслѣдъ за тѣмъ начать переговоры о судьбѣ Кунашира и Итурупа съ явной перспективой ихъ уступки. Номинальнымъ ея творцомъ былъ Кунадзе — замѣститель министра иностранныхъ дѣлъ Россійской Федераціи Козырева, извѣстнаго своей разрушительной политикой. Въ расчётѣ на реализацію подобнаго «компромисса» руководство «сувереннаго» россійскаго МИД стало планировать визитъ президента Ельцина въ Японію. Лишь массовое сопротивленіе, охватившее многихъ депутатовъ Верховнаго Совѣта, военные круги, научную общественность и патріотическія организаціи, вынудило руководство Россійской Федераціи отказаться отъ предполагавшагося визита. Это привело къ замѣтному охлажденію россійско-японскихъ отношеній, а въ дальнѣйшемъ заставило правящій режимъ перейти на позицію отказа отъ передачи Японіи Курилъ. Я думаю, что «демократы» могли бы осуществить свои преступные замыслы. Напримѣръ, во времена Ельцина публиковались опросы, согласно которымъ якобы подавляющее большинство жителей Сахалинской области и Москвы высказывается за передачу Южныхъ Курилъ Японіи. По провѣркѣ оказывалось невыясненнымъ, когда и среди кого эти якобы опросы проводились. Скорѣе всего, Японіи удалось бы осуществить свои реваншистскія намѣренія, если бы не одно «но». На Курилахъ жили совѣтскіе люди. И они выступали съ массовыми протестами противъ передачи нашей земли Японіи, и ихъ поддерживали такіе же простые люди, жившіе въ другихъ регіонахъ нашей необъятной Родины. Именно заселённость острововъ и массовое сопротивленіе предательской политикѣ властей, по моему мнѣнію, и явились главными причинами того, что Курилы и послѣ распада СССР остались въ составѣ Россійской Федераціи. Нельзя забывать, что въ случаѣ передачи Японіи Южныхъ Курилъ пришлось бы рѣшать судьбу 25 тысячъ проживающихъ на нихъ людей, массово переселять ихъ, надѣлять жильёмъ, работой и прочимъ. А при яростномъ сопротивленіи южныхъ курильчанъ вопросъ объ ихъ переселеніи, если бы до него дошло, навѣрняка спровоцировалъ бы у островитянъ неподчиненіе режиму, которое могло бы вылиться въ открытое возстаніе. Вслѣдъ за ними поднялись бы жители Дальняго Востока, а также другихъ регіоновъ. Всё это сильно подорвало бы легитимность власти и поставило бы ребромъ вопросъ о ея существованіи. У режима сработалъ инстинктъ самосохраненія. Онъ могъ бы утопить въ крови возстаніе тысячи человѣкъ, но попытка подавленія возстанія двадцати пяти тысячъ могла бы закончиться для «демократовъ» печальнымъ образомъ. Къ тому же врядъ ли бы они смогли найти достаточное количество наёмниковъ, готовыхъ за деньги сражаться противъ такого большого количества народа. На тысячу возставшихъ наёмники нашлись бы, а уже на десять тысячъ — нѣтъ. Использовать для подавленія регулярныя войска и милицію было бы для режима чрезвычайно опасно. Исторія учитъ, что въ такихъ случаяхъ солдаты переходятъ на сторону возставшаго народа. Однако ельцинскій режимъ всё равно шёлъ на уступки Японіи. Такъ, въ 1996 году россійскимъ МИДомъ было выдвинуто предложеніе о «совмѣстномъ хозяйственномъ освоеніи» четырёхъ южныхъ острововъ Курильскаго архипелага. Выдѣленіе именно Южныхъ Курилъ въ нѣкую особую зону, доступную для предпринимательской дѣятельности японскихъ гражданъ, было истолковано въ Японіи какъ косвенное признаніе россійской стороной обоснованности японскихъ притязаній на эти острова. Примѣчательно и другое: въ россійскихъ предложеніяхъ, предполагавшихъ широкій доступъ японскихъ предпринимателей на Южные Курилы, не было даже попытки обусловить этотъ доступъ согласіемъ Японіи на соотвѣтствующія льготы и свободный доступъ россійскихъ предпринимателей на территорію близкихъ Южнымъ Куриламъ районовъ острова Хоккайдо. Иначе говоря, идея «совмѣстнаго хозяйственнаго освоенія» Южныхъ Курилъ была не чѣмъ инымъ, какъ одностороннимъ шагомъ ельцинскаго режима навстрѣчу японскому стремленію къ овладѣнію этими островами. Въ соотвѣтствіи съ Соглашеніемъ о нѣкоторыхъ вопросахъ сотрудничества въ области промысла морскихъ живыхъ ресурсовъ отъ 21 февраля 1998 года Японіи предоставлялось право на практически свободный доступъ ея рыбаковъ въ территоріальныя воды Южныхъ Курилъ. Замѣтьте: рѣчь идётъ не о двухсотмильной экономической зонѣ, а о двѣнадцатимильной прибрежной зонѣ, куда согласно международному праву не могутъ входить иностранныя суда безъ разрѣшенія хозяевъ. Большія надежды возлагала Японія на такъ называемыя «встрѣчи безъ галстуковъ» Ельцина и тогдашняго премьеръ-министра Японіи Рютаро Хасимото. Никакихъ офиціальныхъ сообщеній о содержаніи бесѣдъ, которыя велись на этихъ встрѣчахъ, опубликовано не было. Курсъ на потаканіе японскимъ требованіямъ, къ счастью, не привёлъ къ непоправимымъ послѣдствіямъ, ибо сдерживающее воздѣйствіе оказали противники территоріальныхъ уступокъ, причёмъ какъ среди народа, такъ и въ высшихъ кругахъ. Съ приходомъ въ Кремль Путина ситуація измѣнилась. Позиція современнаго руководства кардинально отличается отъ позиціи Ельцина, хотя, къ пребольшому сожалѣнію, офиціально власть признаётъ Совмѣстную декларацію 1956 года, въ томъ числѣ статью 9, отъ которой совѣтское руководство въ 1960 году отказалось. Иначе какъ ошибкою это назвать нельзя. Тѣмъ не менѣе, Путинъ неоднократно заявлялъ о томъ, что Россія не намѣрена передавать Японіи Курильскіе острова. А президентъ Медвѣдевъ въ 2010 году даже посѣтилъ Южные Курилы, что вызвало протестъ у Японіи, срочно отозвавшей своего посла изъ Москвы — для консультацій. Посолъ, правда, вскорѣ вернулся. Глава МИД Японіи Сэйдзи Маэхары заявилъ, что поѣздка Медвѣдева ранитъ чувства населенія Японіи, а премьеръ-министръ Наото Канъ сказал, что появленіе Медѣдева на Южныхъ Курилахъ достойно сожалѣнія. Россійскій МИД въ нотѣ протеста заявилъ, что президентъ страны можетъ посѣщать ея террирорію безъ согласованія съ иностранными государствами. Въ 2012 году ситуація повторилась. Медвѣдевъ, теперь уже премьеръ-министръ, снова посѣтилъ Южные Курилы, обратилъ особое вниманіе на экономическое развитіе регіона, а Японія вызвала своего посла въ Москвѣ «для разъясненій» въ Токіо. Можно смѣло сказать, современное руководство занимаетъ правильную позицію въ отношеніи Курилъ, государственническую. Но намъ ни въ коемъ случаѣ нельзя забывать, что въ Россійской Федераціи до сихъ поръ существуетъ пятая колонна «японскихъ друзей», готовыхъ въ любой моментъ активизироваться. Напомнимъ, что ни одно лицо, заявлявшее объ «обоснованности» территоріальныхъ претензій, не получило отъ офиціальной власти хотя бы протеста за такія дѣйствія. Въ заключеніе скажемъ двѣ вещи. У нашей Родины всегда было много враговъ, однако мы выстояли. Выстоимъ и теперь, не посрамимъ чести своихъ предковъ. Что же касается Японіи и японцевъ, то имъ хочется искренне пожелать процвѣтанія и всемѣрнаго развитія. Но пусть при этомъ не забываютъ, что агрессивныя устремленія не только не будутъ способствовать хорошимъ отношеніямъ съ нами, но и будутъ использованы тёмными силами, стремящимися къ міровому господству. Литература 1. Латышевъ И. А. Покушеніе на Курилы. — Южно-Сахалинскъ, 1992. — 240 с.; 2. Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильскихъ острововъ. Изъ исторіи русскихъ географическихъ открытій на Тихомъ океанѣ ХѴІІІ в. — Южно-Сахалинскъ: Дальневосточное книжное издательство, Сахалинское отдѣленіе, 1982. — 208 с.; 3. Русская тихоокеанская эпопея. — Хабаровскъ, 1979. — 608 с.; 4. Русскіе Курилы. Исторія и современность. Сборникъ документовъ по исторіи формированія русско-японской и совѣтско-японской границы / Изданіе 2-е, расширенное и дополненное. — М.: Алгоритмъ, 2002. — 256 с. От автора: Понимаю, что людямъ, не знающимъ стараго правописанія, читать поначалу сложно, потому что они привыкли къ современному "правописанію". Я убѣждённый сторонникъ дореволюціонной орѳографіи. И это не моя прихоть. Данное обстоятельство диктуется тѣмъ, что именно старое правописаніе отражаетъ всѣ возможности русскаго языка какъ выразителя Слова. То, что было введено въ 1917 году, исказило русскій языкъ, во многихъ мѣстахъ до неузнаваемости. Намъ нужно вернуть русскому языку его первоначальный видъ — тогда онъ поистинѣ преобразится, а вмѣстѣ съ нимъ преобразится всё въ нашей жизни. Это не пустыя слова. Всё въ мірѣ взаимосвязано. Между прочимъ, многіе современники революціи не приняли орѳографическихъ измѣненій и писали по-прежнему до конца жизни. И это совсѣмъ не случайно. Чтобы дѣло сдвинулось съ мёртвой точки, нужно начать съ малаго. Чѣмъ больше будетъ такихъ, какъ я, пишущихъ въ соотвѣтствіи съ нормами дореволюціонной орѳографіи, тѣмъ скорѣе общество придётъ къ тому, что нужно возвращаться къ истокамъ. А такихъ, какъ я, въ исторической Россіи немало. Надѣюсь, Вы поняли, почему я пишу "по-старому". Если начнутъ издаваться книги, печататься статьи въ журналахъ въ соотвѣтствіи съ дореволюціоннымъ правописаніемъ, недологъ тотъ часъ, когда будетъ отмѣнёнъ декретъ наркома "просвѣщенія" Луначарскаго. Естественно, нужно обучать людей правиламъ дореволюціонной орѳографіи. Между прочимъ, выучить, гдѣ ставится буква ѣ (ять), совсѣмъ не сложно. Буква і (і десятеричное) ставится передъ гласными, й (и краткимъ) и въ словѣ міръ. Если человѣкъ знаетъ правила, онъ не захочетъ писать "по-современному" (если онъ, конечно, не ненавистникъ русскаго языка).

10 января 2013, 09:35

Премьер Японии подтвердил неизменность позиции по Курилам

Премьер-министр Японии Наото Кан в четверг подтвердил позицию своей страны по так называемым "северным территориям", как называют японцы южные Курилы, в связи с предстоящим в пятницу визитом министра иностранных дел Японии Сэйдзи Маэхары в Москву. "Никаких изменений в позиции, что „северные территории" являются территорией нашей страны. Могу пожелать (министру Маэхаре), чтоб он провел хорошие переговоры, с твердым настроем", - заявил премьер. Ранее в четверг глава японского внешнеполитического ведомства заявил на пресс-конференции, что поездки российских чиновников и усиление военного присутствия России на Курилах "не могут изменить юридической оценки с точки зрения международного права о том, что эти острова принадлежат Японии". При этом министр назвал "безграничными" перспективы развития отношений с Россией и подчеркнул их важность для Японии. Во время визита главы японского внешнеполитического ведомства в Москву Маэхара проведет встречу с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и с замминистра экономического развития РФ Виктором Христенко в рамках заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Как ожидается, во время визита будет подписан совместный меморандум об учреждении "круглых столов" для решения экономических проблем, возникающих у предпринимателей при внешнеторговой деятельности. Япония претендует на четыре острова в южной части Курильской гряды: Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. При этом Токио ссылается на двусторонний Трактат о торговле и границах 1855 года. Позиция Москвы состоит в том, что южные Курилы вошли в состав СССР (правопреемницей которого стала Россия) по итогам Второй мировой войны и российский суверенитет над ними, имеющий соответствующее международно-правовое оформление, сомнению не подлежит. Однако Япония поставила в зависимость от решения территориального спора подписание мирного договора между двумя странами (http://ria.ru/world/20110...)

20 ноября 2012, 16:16

Япония выделит $12,3 млрд на поддержку экономики

Правительство Японии потратит 1 трлн иен ($ 12,3 млрд) на второй раунд стимулирования для предотвращения сползания экономики страны в рецессию.На экономику Японии негативное влияние оказывает слабое внутреннее потребление. Специалисты ЦБ считают, что экономика вернется к росту не раньше первого квартала будущего года Экономика страны сейчас находится в плачевном состоянии. Из-за территориального конфликта с КНР, который повлек за собой бойкот японских товаров, ВВП страны в III квартале сократился на существенные 3,5% в годовом выражении. Правительство планирует подготовить пакет стимулирующих мер к 30 ноября. Правительство будет использовать резервные фонды из бюджета на текущий финансовый год, который в Японии закончится в апреле 2013 г. Об этом сообщил генеральный секретарь кабинета министров Японии Осаму Фудзимура. Однако ранее министр экономики Японии Сэйдзи Маэхара заявил, что средств резервных фондов бюджета будет недостаточно для полноценного стимулирования экономики и правительство должно составить дополнительный бюджет.В то же время стало известно, что Банк Японии не стал смягчать денежно-кредитную политику после увеличения объемов покупки активов в сентябре и октябре. Теперь внимание сосредоточено на декабрьском заседании, на котором, как ожидается, и будут предприняты меры по замедлению экономического спада. Объем покупки активов остался на уровне 66 трлн иен ($812 млрд), а также не изменились объемы кредитования, которые сохранились на уровне 25 трлн иен. В конце прошлой недели стало известно о том, что премьер-министр Японии Ёсихико Нода распустил нижнюю палату парламента. Таким образом он добился принятие закона об эмиссии облигаций в целях сокращения дефицита, который оппозиционные депутаты достаточно длительный период времени блокировали. Власти отмечают, что в текущей ситуации поддержка экономики необходима в любом случае.

20 ноября 2012, 11:37

Широкие сферы сотрудничества

В ходе двухдневного пребывания в Токио Игорь Шувалов также проведёт беседы с премьер-министром Ёсихико Нодой и министром по вопросам экономической и финансовой стратегии Сэйдзи Маэхарой. Кроме того, намечены его встречи с руководителем Федерации экономических организаций Японии Хиромаса Ёнэкурой и председателем совета директоров корпорации «Итотю» Эйдзо Кобаяси. Первый заместитель Председателя правительства выступит на открытии совместного заседания комитетов по экономическому сотрудничеству наших стран и в ходе «круглого стола» по вопросам ядерной медицины. В своём интервью местным СМИ Игорь Шувалов указал на наличие хорошего потенциала в сфере увеличения взаимного товарооборота, отметил меры российского руководства по повышению инвестиционной привлекательности дальневосточного региона РФ. Он также особо подчеркнул, что активизация экономического сотрудничества способна приблизить Москву и Токио к заключению мирного договора.

16 ноября 2012, 13:43

Японский парламент оказался в центре скандала

Премьер-министр Японии Есихико Нода официально объявил о роспуске нижней палаты парламента и назначил дату досрочных всеобщих выборов. Они пройдут 16 декабря, избирательная кампания начнется 4 декабря.

16 ноября 2012, 13:43

Японский парламент оказался в центре скандала

Премьер-министр Японии Есихико Нода официально объявил о роспуске нижней палаты парламента и назначил дату досрочных всеобщих выборов. Они пройдут 16 декабря, избирательная кампания начнется 4 декабря.