16 марта 2018, 15:28

The Unlearned Lesson of My Lai

A half-century after a brutal massacre in Vietnam, the United States still struggles to hold itself accountable for atrocities.

03 марта 2018, 03:30

Contradictions In Seth Rich Murder Continue To Challenge Hacking Narrative

As rumors swirl that Special Counsel Robert Mueller is preparing a case against Russians who are alleged to have hacked Democrats during the 2016 election - a conclusion based solely on the analysis of cybersecurity firm Crowdstrike, a Friday op-ed in the Washington Times by retired U.S. Navy admiral James A. Lyons, Jr. asks a simple, yet monumentally significant question: Why haven't Congressional Investigators or Special Counsel Robert Mueller addressed the murder of DNC staffer Seth Rich - who multiple people have claimed was Wikileaks' source of emails leaked during the 2016 U.S. presidential election? Mueller has been incredibly thorough in his ongoing investigations - however he won't even respond to Kim Dotcom, the New Zealand entrepreneur who clearly knew about the hacked emails long before they were released, claims that Seth Rich obtained them with a memory stick, and has offered to provide proof to the Special Counsel investigation. Let me assure you, the DNC hack wasn’t even a hack. It was an insider with a memory stick. I know this because I know who did it and why. Special Counsel Mueller is not interested in my evidence. My lawyers wrote to him twice. He never replied. 360 pounds!https://t.co/AGRO0sFx7s https://t.co/epXtv0t1uN — Kim Dotcom (@KimDotcom) February 18, 2018 #SethRichpic.twitter.com/JjAp0n56JO — Kim Dotcom (@KimDotcom) March 2, 2018 Reminder: Here’s the first letter my lawyers wrote to Special Counsel Mueller regarding Seth Rich. We never received any reply. It’s astonishing considering my first hand knowledge of the DNC leak. https://t.co/TvpVaLsmzW — Kim Dotcom (@KimDotcom) March 2, 2018 I knew Seth Rich. I know he was the @Wikileaks source. I was involved. https://t.co/MbGQteHhZM — Kim Dotcom (@KimDotcom) May 20, 2017 On May 18, 2017, Dotcom proposed that if Congress includes the Seth Rich investigation in their Russia probe, he would provide written testimony with evidence that Seth Rich was WikiLeaks' source. In addition to several odd facts surrounding Rich's still unsolved murder - which officials have deemed a "botched robbery," forensic technical evidence has emerged which contradicts the Crowdstrike report. The Irvine, CA company partially funded by Google, was the only entity allowed to analyze the DNC servers in relation to claims of election hacking: Is it true the DNC would not allow the FBI access to check server or other equipment after learning it was hacked? Can that be possible? — Donald J. Trump (@realDonaldTrump) March 5, 2017 Notably, Crowdstrike has been considered by many to be discredited over their revision and retraction of a report over Russian hacking of Ukrainian military equipment - a report which the government of Ukraine said was fake news.  In connection with the emergence in some media reports which stated that the alleged “80% howitzer D-30 Armed Forces of Ukraine removed through scrapping Russian Ukrainian hackers software gunners,” Land Forces Command of the Armed Forces of Ukraine informs that the said information is incorrect. Ministry of Defence of Ukraine asks journalists to publish only verified information received from the competent official sources. Spreading false information leads to increased social tension in society and undermines public confidence in the Armed Forces of Ukraine. –mil.gov.ua (translated) (1.6.2017) CrowdStrike has retracted statements it used to buttress claims of Russian hacking https://t.co/8AZOvoQl0K — Michael Tracey (@mtracey) March 28, 2017 In fact, several respected journalists have cast serious doubt on CrowdStrike's report on the DNC servers:  How To Get To “Reasonable Certainty” on a Russia Finding – Jeffrey Carr, Medium (12.13.2016) HERE’S THE PUBLIC EVIDENCE RUSSIA HACKED THE DNC — IT’S NOT ENOUGH – Sam Biddle, The Intercept (12.14.2016)   Pay attention, because Mueller is likely to use the Crowdstrike report to support the rumored upcoming charges against Russian hackers. Also notable is that Crowdstrike founder and anti-Putin Russian expat Dimitri Alperovitch sits on the Atlantic Council - which is funded by the US State Department, NATO, Latvia, Lithuania, and Ukranian Oligarch Victor Pinchuk. Who else is on the Atlantic Council? Evelyn Farkas - who slipped up during an MSNBC interview with Mika Brzezinski and disclosed that the Obama administration had been spying on the Trump campaign:  The Trump folks, if they found out how we knew what we knew about the Trump staff dealing with Russians, that they would try to compromise those sources and methods, meaning we would not longer have access to that intelligence. -Evelyn Farkas Odd facts surrounding the murder of Seth Rich "The facts that we know of in the murder of the DNC staffer, Seth Rich, was that he was gunned down blocks from his home on July 10, 2016. Washington Metro police detectives claim that Mr. Rich was a robbery victim, which is strange since after being shot twice in the back, he was still wearing a $2,000 gold necklace and watch. He still had his wallet, key and phone. Clearly, he was not a victim of robbery," writes Lyons.  Another unexplained fact muddying the Rich case is that of a stolen 40 caliber Glock 22 handguns stoken from an FBI agent's car the same day Rich was murdered. D.C. Metro police said that the theft occurred between 5 and 7 a.m., while the FBI said two weeks later that the theft had occurred between Midnight and 2 a.m. - fueling speculation that the FBI gun was used in Rich's murder.  Furthermore, two men working with the Rich family - private investigator and former D.C. Police detective Rod Wheeler and family acquaintance Ed Butowsky, have previously stated that Rich had contacts with WikiLeaks before his death.  "According to Ed Butowsky, an acquaintance of the family, in his discussions with Joel and Mary Rich, they confirmed that their son transmitted the DNC emails to Wikileaks," writes Lyons.  While Wheeler initially told TV station Fox5 that proof of Rich's contact with WikiLeaks lies on the murdered IT staffer's laptop, he later walked the claim back - though he maintained that there was "some communication between Seth Rich and WikiLeaks."  Rod Wheeler telling Fox5 his FBI sources linked Seth Rich to Wikileaks. "Absolutely, and that's confirmed" #RodWheeler #SethRich pic.twitter.com/IGWERgRBkE — ZeroPointNow (@ZeroPointNow) August 2, 2017 Wheeler also claimed in recently leaked audio that Seth Rich’s brother, Aaron – a Northrup Grumman employee, blocked him from looking at Seth’s computer and stonewalled his investigation. Wheeler said that brother Aaron Rich tried to block Wheeler from looking at Seth’s computer, even though there could be evidence on it. “He said no, he said I have his computer, meaning him,” Wheeler said. “I said, well can I look at it?…He said, what are you looking for? I said anything that could indicate if Seth was having problems with someone. He said no, I already checked it. Don’t worry about it.” Aaron also blocked Wheeler from finding out about who was at a party Seth attended the night of the murder. “All I want you to do is work on the botched robbery theory and that’s it,” Aaron told Wheeler -Big League Politics Perhaps the most stunning audio evidence, however, comes from leaked audio of a recorded conversation between Ed Butowsky and Pulitzer Prize winning investigative journalist Seymour Hersh, who told him of a "purported FBI report establishing that Seth Rich sent emails to WikiLeaks.” As transcribed and exclusively reported on by journalist Cassandra Fairbanks last year:  What the report says is that some time in late Spring… he makes contact with WikiLeaks, that’s in his computer,” he says. “Anyway, they found what he had done is that he had submitted a series of documents — of emails, of juicy emails, from the DNC.” Hersh explains that it was unclear how the negotiations went, but that WikiLeaks did obtain access to a password protected DropBox where Rich had put the files. “All I know is that he offered a sample, an extensive sample, I’m sure dozens of emails, and said ‘I want money.’ Later, WikiLeaks did get the password, he had a DropBox, a protected DropBox,” he said. They got access to the DropBox.” Hersh also states that Rich had concerns about something happening to him, and had “The word was passed, according to the NSA report, he also shared this DropBox with a couple of friends, so that ‘if anything happens to me it’s not going to solve your problems,’” he added. “WikiLeaks got access before he was killed.” Brennan and Russian disinformation Hersh also told Butowsky that the DNC made up the Russian hacking story as a disinformation campaign – directly pointing a finger at former CIA director (and now MSNBC/NBC contributor) John Brennan as the architect. I have a narrative of how that whole f*cking thing began. It’s a Brennan operation, it was an American disinformation, and the fu*kin’ President, at one point, they even started telling the press – they were backfeeding the Press, the head of the NSA was going and telling the press, fu*king c*cksucker Rogers, was telling the press that we even know who in the Russian military intelligence service leaked it. Listen to Seymour Hersh leaked audio:  (full transcription here and extended audio of the Hersh conversation here)  Hersh denied that he told Butowsky anything before the leaked audio emerged, telling NPR “I hear gossip… [Butowsky] took two and two and made 45 out of it.” Techincal Evidence As we mentioned last week, Dotcom's assertion is backed up by an analysis done last year by a researcher who goes by the name Forensicator, who determined that the DNC files were copied at 22.6 MB/s - a speed virtually impossible to achieve from halfway around the world, much less over a local network - yet a speed typical of file transfers to a memory stick. The big hint Last but not least, let’s not forget that Julian Assange heavily implied Seth Rich was a source: FLASHBACK:@Wikileaks' J Assange brought up#SethRich & said "no" whn asked if it was a robbery|Hey media—TAKE A HINT. pic.twitter.com/sxzi8gB55g — Kyle M Johnson (@McWhorterJ) May 21, 2017 Given that a) the Russian hacking narrative hinges on Crowdstrikes's questionable reporting, and b) a mountain of evidence pointing to Seth Rich as the source of the leaked emails - it stands to reason that Congressional investigators and Special Counsel Robert Mueller should at minimum explore these leads.  As retired U.S. Navy admiral James A. Lyons, Jr. asks: why aren't they?

24 января 2018, 22:08

BUT OF COURSE: Glenn Simpson, Conspiracy Theorist, Finds a Place for the Jews in his Trump-Russia Fa…

BUT OF COURSE: Glenn Simpson, Conspiracy Theorist, Finds a Place for the Jews in his Trump-Russia Fantasia. In some sense, none of this should be surprising. Before he left the practice of journalism in 2009, Glenn Simpson was an investigative reporter. As every journalist knows, the investigative reporter is a special breed, valued because of […]

24 января 2018, 05:20

Tillerson Blames Russia For Alleged Syria Chemical Attack After Admitting He Doesn't Actually Know Who Did It

It's so absurd it's hard to believe, but when it comes to US policy absurdity has been par for the course over the past years. At an international meeting hosted by France on global chemical weapons proliferation Secretary of State Rex Tillerson blamed both Syria's President Bashar al-Assad and Russia for carrying out a purported new chemical attack in the Damascus suburb of East Ghouta. Speaking from Paris on Tuesday, Tillerson said, "Whoever conducted the attacks Russia ultimately bears responsibility for the victims in eastern Ghouta and countless other Syrians targeted with chemical weapons since Russia became involved in Syria." That's right - in the same sentence Tillerson leveled the accusation against Russia, while simultaneously pointing the finger at Assad, he admitted that he really doesn't know much at all about "whoever conducted the attacks". The incident, a reported chlorine gas attack delivered via rockets, is said to have happened Monday in the same suburb of Syria's capital that a much larger August 2013 attack took place, which the United States blamed on Assad, which nearly precipitated direct US military intervention under the Obama administration, according to an investigative report by Seymour Hersh in the London Review of Books. Tillerson issued the accusation at chemical weapons conference in Paris on Tuesday. Image source: AP via The Washington Post "Only yesterday more than 20 civilians, mostly children, were victims of an apparent chlorine gas attack," Tillerson said at the Paris conference involving 24 nations, which has eyed chemical weapons usage in Syria in particular. He added that the attacks "raise serious concerns that Bashar al-Assad may be continuing to use chemical weapons against his own people." And this is where the US Secretary of State asserted, "Whoever conducted the attacks Russia ultimately bears responsibility for the victims in eastern Ghouta and countless other Syrians targeted with chemical weapons since Russia became involved in Syria." The sole sources for the reports include two well-known opposition groups, namely the White Helmets and the UK-based Syrian Observatory for Human Rights (SOHR) - both of which have long been on record as seeking regime change in Syria and have been go-to sources for American and UK media in particular. SOHR is led by one man, an activist named Rami Abdulrahman, who lives in Coventry, England, while the White Helmets is on record as being funded by US and UK governments to the tune of many tens of millions of dollars, and has further been caught cooperating closely with al-Qaeda factions on the ground in Syria. Indeed the group only operates in areas controlled by al-Qaeda (HTS) and other anti-government insurgents. On Monday the White Helmets posted two videos to its Twitter account, purporting to show the aftermath of the attack. The first video included men and children, some lying on hospital beds, in a makeshift clinic receiving treatment. The White Helmets statement claimed, "More than 20 of suffocation so far following the bombing of the Assad regime forces with missiles carrying poisonous gases (probably chlorine)." The second video merely shows a White Helmets rescue worker carrying an infant in the back of an ambulance with no chemical protective gear on.  It appears that Tillerson is pointing the finger at Assad and Russia based solely on the White Helmets videos and accusations, despite the fact that no international observer or investigative body has confirmed that the incident even took place. Tillerson further used the alleged incident to blame Russia for breaking prior commitments made regarding the 2013-2014 US-Russia brokered deal to dismantle Syria's extensive nerve agent program, which was widely reported to have been successfully carried out and completed in 2014.  Secretary Tillerson: This meeting was about two things: stopping chemical weapons attacks and denying impunity to those who use or enable the use of such weapons. For an indication of what these weapons can do to humans, one need look no further than East Ghouta in #Syria. pic.twitter.com/fOS5W49EJL — Department of State (@StateDept) January 23, 2018 "There is simply no denying that Russia, by shielding its Syrian ally, has breached its commitments to the United States as a framework guarantor," Tillerson said of the prior 2013 agreement, and added, “Russia’s failure to resolve the chemical weapons issue in Syria calls into question its relevance to the resolution of the overall crisis. At a bare minimum, Russia must stop vetoing and at least abstain on future UNSC resolutions on this issue." Meanwhile, earlier on Tuesday, Russia’s Deputy Foreign Minister Sergey Ryabkov heavily criticized the Paris conference, which has as its mission the creation of an ‘International Partnership against Impunity for the Use of Chemical Weapons’, accusing attendees of seeking to create a new "quasi-collective" organ instead of using already existing international institutions. The Russian Deputy FM said in a statement carried by RT that, “The quasi-collective approach, or, in fact, gathering up the states who cannot go against Euro-grands and the US is a direct violation of the prerogatives of the Organization for the Prohibition of Chemical Weapons, a blow to the UN platform,” Ryabkov said. "We believe that the result of such sort of 'exercises' will be only further partition of the international community,” he warned. “Authors of such ideas and initiatives should really consider the consequences." Russia has long accused the US of blindly trusting opposition sources inside Syria concerning claims of chemical weapons attacks, including an April 2017 incident in al-Qaeda controlled (HTS) Idlib, which resulted in the US attacking an airbase in central Syria. Last October, the US State Department admitted that anti-Assad militant groups operating in Syria, especially in Idlib, possess and have used chemical weapons throughout the war - something which the US government said was impossible, as it consistently held the position that only the Assad government could be to blame. 

27 ноября 2017, 08:38

Освободить Сирию от ИГИЛ легче, чем выдавить оттуда США

И еще неизвестно, кто представляет большую опасность

14 сентября 2017, 08:17

Саудовская Аравия причастна к контрабанде ливийских химикатов в Сирию

СМИ раскрыли секретную информацию, указывающую на причастность некоторых стран Персидского залива к передаче ливийских химических веществ и химических оружий для экстремистских групп в Сирии.

09 августа 2017, 15:10

Сеймур Херш: «RussiaGate» — обман, созданный ЦРУ

Во время более поздней части телефонного звонка крупнейший в мире журналист-расследователь Сеймур Херш представил «повествование...

30 июля 2017, 16:39

Что если необычайно прибыльная сфера научных публикаций вредит самой науке?

Речь идет об уникальной в своем роде бизнес-индустрии, которая по своей прибыльности может соперничать с Google — а создал ее один из наиболее известных британских магнатов: Роберт Максвел.Стивен Бьюрани (Stephen Buranyi)В 2011 году Клаудио Аспези (Claudio Aspesi), старший инвестиционный аналитик Bernstein Research (Лондон), сделал ставку на то, что господствующая в одной из самых прибыльных мировых отраслей фирма Reed-Elsevier приближалась к своему банкротству. Многонациональный издательский гигант с годовым доходом более шести миллиардов фунтов стерлингов был любимчиком инвестора. Он принадлежал к тому небольшому числу издателей, которые благополучно осуществили переход к интернету, и, по прогнозам недавнего отчета компании, ее ожидал еще один год роста. Тем не менее у Аспези были все основания полагать, что это предсказание — равно как и все другие, звучавшие из уст крупных финансовых аналитиков — было неверным.Ядро деятельности издательского дома Elsevier составляют научные журналы, еженедельные или ежемесячные издания, в которых ученые делятся друг с другом результатами своей работы. Несмотря на узкую аудиторию, научная периодика — бизнес довольно внушительных масштабов. Насчитывая более 19 миллиардов фунтов стерлингов общих мировых доходов, он по своим размерам занимает промежуточное положение где-то между индустрией звукозаписи и кинопроизводством, правда отличается гораздо большей рентабельностью. В 2010 году отдел научных изданий Elsevier сообщил о доходе в 724 миллиона фунтов стерлингов, полученном всего с двух миллиардов продаж. Это была 36-процентная разница — выше, чем зарегистрированная в том же году такими компаниями, как Apple, Google или Amazon.Правда бизнес-модель Elsevier не на шутку озадачивала. Чтобы заработать деньги, традиционный издатель — скажем, журнал — сначала должен покрыть множество издержек: он платит авторам за статьи; прибегает к помощи редакторов для подготовки, оформления и проверки статей; платит за распространение готового продукта среди подписчиков и розничных торговцев. Все это дорого, и успешные журналы обычно получают примерно 12-15-процентную прибыль.Способ заработать на научных статьях выглядит очень похоже — за исключением того, что научным издателям удается избежать большинства фактических затрат. Ученые сами руководят созданием своих трудов — получая в основном правительственное финансирование — и предоставляют их издателям бесплатно. Издатель платит научным редакторам, которые оценивают, стоит ли работа публикации, и проверяют ее грамматику, но главная часть редакционной нагрузки — проверка научной достоверности и оценка экспериментов, процесс, известный как экспертная оценка — ложится на плечи ученых, работающих на добровольных началах. Затем издатели продают продукт институциональным и университетским библиотекам, опять-таки финансируемым правительством, чтобы их читали ученые — которые в собирательном смысле сами и являются главными создателями этого продукта.Все равно как если бы The New Yorker или The Economist требовали, чтобы журналисты бесплатно писали и редактировали друг у друга статьи, и при этом просили правительство платить по счетам. Внешние наблюдатели, как правило, в недоумении разводят руками, когда описывают эту структуру функционирования. В докладе парламентского комитета по науке и технике за 2004 год в отношении данной отрасли сухо отмечается, что «на традиционном рынке поставщикам платят за товары, которые они предоставляют». В отчете Deutsche Bank за 2005 год это явление называется «странной» системой «тройной оплаты», при которой «государство финансирует большую часть исследований, выплачивает жалование большинству специалистов, проверяющих качество исследований, а затем покупает большую часть опубликованных продуктов».Ученые прекрасно понимают, что являются участниками не самой выгодной для них сделки. Издательский бизнес «порочен и бесполезен», в 2003 году написал в статье для The Guardian биолог из Беркли Майкл Эйзен (Michael Eisen), заявив, что «этот позор должен быть вынесен на суд публики». Адриан Саттон (Adrian Sutton), физик из Имперского колледжа, сказал мне, что ученые «все являются для издателей рабами. Найдется ли еще одна подобная отрасль, которая получает от своих клиентов сырье, заставляет тех же самых клиентов контролировать его качество, а затем продает эти же материалы клиентам по значительно завышенной цене?» (Представитель RELX Group — таково официальное название Elsevier с 2015 года — сказал мне, что их фирма и другие издатели «обслуживают исследовательское сообщество, беря на себя те необходимые задачи, которые ученые либо не могут выполнить, либо не занимаются ими сами, и взимают за эту услугу справедливую плату»).По мнению многих ученых, издательская индустрия оказывает слишком большое влияние на выбор учеными объекта исследования, что в конечном итоге очень вредно для самой науки. Журналы ценят новые и впечатляющие результаты — в конце концов, их бизнес заключается в том, чтобы находить подписчиков — и ученые, точно зная, работы какого типа обычно публикуют, подгоняют под эти параметры собственные рукописи. Таким образом создается постоянный поток статей, важность которых сразу очевидна. Но, с другой стороны, это означает, что у ученых нет точного представления о собственной области исследований. Только потому, что на страницах авторитетных научных изданий не нашлось места для информации о ранее совершенных ошибках, исследователи могут в итоге случайно взяться за изучение бесперспективных вопросов, которыми уже занимались их коллеги. Например, в исследовании 2013 года сообщалось, что в США половина всех клинических испытаний никогда не публикуется в журналах.По мнению критиков, журнальная система фактически сдерживает научный прогресс. В эссе 2008 года доктор Нил Янг (Neal Young) из Национального института здоровья (NIH), который финансирует и проводит медицинские исследования для правительства США, утверждал, что, учитывая важность научных инноваций для общества, «наш моральный долг состоит в том, чтобы пересмотреть способы, какими оцениваются и распространяются научные данные». Аспези, побеседовав с группой экспертов, включавшей в себя более 25 выдающихся ученых и активистов, пришел к выводу, что в самое ближайшее время тенденция должна измениться на противоположную и обернуться против индустрии, возглавляемой Elsevier. Все больше научных библиотек, которые покупают журналы для университетов, сетовали на то, что проходивший на протяжении последних десятилетий рост цен исчерпал их бюджеты, и грозились отказаться от приносящих многомиллионные доходы и распространяемых по подписке пакетов, если Elsevier не снизит свои цены.Государственные организации, такие как американский NIH и Немецкое научно-исследовательское сообщество (DFG), недавно взяли на себя обязательство сделать свои исследования доступными через бесплатные онлайн-журналы, и Аспези посчитал, что правительства могли бы вмешаться и гарантировать бесплатный доступ ко всем финансируемым государством исследованиям. В этом случае Elsevier и ее конкурентов застиг бы идеальный шторм: клиенты взбунтовались бы снизу, а сверху обрушилось правительственное регулирование.В марте 2011 года Аспези опубликовал отчет, в котором рекомендовал своим клиентам продавать акции Elsevier. Несколько месяцев спустя в ходе телефонной конференции между руководством Elsevier и инвестиционными фирмами он надавил на генерального директора издательского дома Эрика Энгстрема (Erik Engstrom), указав на ухудшение отношений с библиотеками. Аспези поинтересовался, что случилось с бизнесом, если «ваши клиенты в таком отчаянии». Энгстром уклонился от ответа. В течение следующих двух недель акции Elsevier упали более чем на 20%, в результате компания потеряла один миллиард фунтов стерлингов. Проблемы, замеченные Аспези, носили глубинный и структурный характер, и он считал, что в ближайшие годы они дадут о себе знать — между тем казалось, что все уже движется в предсказанном им направлении.Однако в течение следующего года большинство библиотек отступились и подписали контракты с Elsevier, а правительства по большей части не справились с продвижением альтернативной модели распространения научных трудов. В 2012 и 2013 годах Elsevier сообщил о более чем 40-процентной прибыли. В следующем году Аспези отозвал свою рекомендацию по продаже акций. «Он слишком прислушивался к нашим беседам и в итоге подпортил себе репутацию», — рассказал мне недавно Дэвид Проссер (David Prosser), глава научных библиотек Великобритании и авторитетный защитник реформирования издательской индустрии. Elsevier не собирался сдавать своих позиций.Аспези — далеко не первый человек, неверно предсказавший конец издательского бума в сфере научной периодики, и едва ли последний. Трудно поверить, что то, что по существу является коммерческой монополией, функционирующей в рамках во всем остальном регулируемого, финансируемого правительством предприятия, в долгосрочной перспективе способно избежать исчезновения. Однако издательское дело на протяжении десятилетий продолжает быть неотъемлемой частью профессиональной науки. Сегодня каждый ученый понимает, что его карьера зависит от публикаций, а профессиональный успех во многом определяется работой в самых престижных журналах. Длительная, медленная работа без какого-то конкретного направления, которую в свое время вели некоторые из наиболее влиятельных ученых 20-го века, уже не является жизнеспособным вариантом карьеры. При сегодняшней системе отец генетических последовательностей Фред Сенгер, который за два десятилетия, прошедшие между его нобелевскими премиями 1958 и 1980 года, очень мало публиковался, вполне мог бы оказаться без работы.Даже ученые, борющиеся за реформирование, часто не ведают о корнях этой системы: о том, как в годы бума послевоенных лет предприниматели сколачивали целые состояния, забирая издательское дело из рук ученых и расширяя бизнес до ранее невообразимых масштабов. И едва ли кто-то из этих преобразователей мог сравниться своей изобретательностью с Робертом Максвеллов, который превратил научные журналы в потрясающую денежную машину, которая финансовым путем обеспечила ему возвышение в британском обществе. Максвелл сделался членом парламента, газетным магнатом, который бросил вызов Руперту Мердоку, и одной из самых известных фигур в британской жизни. Между тем большинство из нас не осознает значимость той роли, которую он на самом деле сыграл. Как бы невероятно это ни звучало, но мало кто в прошлом веке сделал больше для формирования нынешних способов управления научной деятельностью, чем Максвелл.В 1946 году 23-летний Роберт Максвелл служил в Берлине и уже заработал себе неплохую репутацию. Хотя вырос он в бедной чешской деревне, но успел повоевать за британскую армию во время войны в составе контингента европейских эмигрантов и получить в награду военный крест и британское гражданство. После войны он служил офицером разведки в Берлине, используя свои девять языков для допроса заключенных. Максвелл был высоким и дерзким молодым человеком, успехи, которых ему удалось к тому времени добиться, его не удовлетворяли вовсе — один его тогдашний знакомый вспоминал, как он открыл ему свое самое заветное желание: «быть миллионером».В то же время британское правительство готовило малообещающий проект, который впоследствии позволит ему осуществить свою мечту. Первоклассные британские ученые — начиная с Александра Флеминга, который открыл пенициллин, и заканчивая физиком Чарльзом Гальтоном Дарвином, внуком Чарльза Дарвина — были обеспокоены тем, что издательская отрасль всемирно признанной британской науки пребывала в самом бедственном положении. Издатели научной периодики главным образом славились своей неэффективностью и постоянным банкротством. Журналы, которые часто печатались на дешевой тонкой бумаге, расценивались научными обществами как едва ли не второсортная продукция. В британском химическом обществе наблюдалась многомесячная очередь ожидающих публикации статей, а типографские операции проводились за счет откупных Королевского общества.Решение правительства заключалось в том, чтобы соединить почтенное британское издательство Butterworths (сегодня принадлежащее Elsevier) с известным немецким издателем Springer, чтобы опереться на опыт последнего. Таким образом,Butterworths научится получать прибыль от журналов, а британская наука будет печататься более быстрыми темпами. Максвелл уже создал свой собственный бизнес, помогая Springer переправлять научные статьи в Великобританию. Директора Butterworths, сами бывшие сотрудники британской разведки, наняли молодого Максвелла в качестве помощника управляющего компанией, а еще одного бывшего шпиона, Пола Росбауда (Paul Rosbaud), металлурга, который всю войну передавал нацистские ядерные секреты британцам через французское и голландское сопротивление — научным редактором.Лучшего времени для такого рода начинания было не найти. Наука вот-вот должна была вступить в период беспрецедентного роста, из бессвязных любительских занятий состоятельных джентльменов превратившись в уважаемую профессию. В послевоенные годы она станет олицетворением прогресса. «Наука ждала своего часа. Ее нужно было вывести на авансцену, поскольку с ней связана большая часть наших надежд на будущее», — писал в 1945 году американский инженер и руководитель «Манхэттенского проекта» Вэнивар Буш в докладе президенту Гарри Труману. После войны правительство впервые выступило в качестве главного покровителя научных изысканий не только в военной сфере, но и через недавно созданные агентства, такие как Национальный научный фонд США, и стремительно разраставшуюся университетскую систему.Когда в 1951 году Butterworths решил отказаться от зарождавшегося проекта, Максвелл предложил за акции Butterworths и Springer 13 тысяч фунтов стерлингов (около 420 тысяч фунтов стерлингов сегодня), что давало ему контроль над компанией. Росбауд остался на посту научного директора и назвал новое предприятие Pergamon Press, вдохновением для него послужила монета из древнегреческого города Пергамон, на которой была изображена богиня мудрости Афина. Ее-то они и взяли за основу для логотипа компании — простой линейный рисунок, метко символизирующий знание и деньги одновременно.В обстановке прилива наличных денег и оптимизма именно Росбауд был инициатором метода, приведшего Pergamon к успеху. По мере развития науки он понял, что для новых областей исследования потребуются новые журналы. Научные общества, традиционные создатели журналов, были громоздкими институтами, которые, как правило, отличались неповоротливостью и пребывали в плену неразрешимых внутренних споров о границах их области исследования. Росбауда не связывало ни одно из этих ограничений. Все, что ему нужно было сделать — убедить какого-нибудь видного академика в том, что их конкретной области нужен новый журнал, который представлял бы ее должным образом, и поставить этого человека во главе. Так Pergamon начал продавать подписки университетским библиотекам, у которых внезапно оказалось много свободных государственных денег.Максвелл быстро смекнул, что к чему. В 1955 году он и Росбауд участвовали в Женевской конференции по мирному использованию атомной энергии. Максвелл арендовал офис возле места проведения конференции и ходил по семинарам и официальным мероприятиям, предлагая опубликовать любые статьи, которые ученые собирались представить, и обращаясь к ним с просьбой подписать эксклюзивные контракты на редактирование журналов Pergamon. Прочие издатели были шокированы его нахальной манерой. Даан Фрэнк (Daan Frank) из издательства North Holland Publishing (сегодня принадлежащего Elsevier) позднее сетовал на то, что Максвелл вел себя «нечестно», отбирая ученых без учета конкретного содержания.По рассказам, алчный до наживы Максвелл в итоге оттеснил Росбауда. В отличие от бывшего скромного ученого Максвелл предпочитал дорогие костюмы и зализанные назад волосы. Преобразовав свой чешский акцент в страшно претенциозный дикторский басок, он выглядел и говорил в точности как тот магнат, которым мечтал быть. В 1955 году Росбауд сказал нобелевскому лауреату по физике Невиллу Мотту, что журналы были его любимыми маленькими «овечками», а сам Максвелл — библейским королем Давидом, который забивал их и выгодно продавал. В 1956 году дуэт распался, и Росбауд покинул компанию.К тому времени Максвелл успел освоить бизнес-модель Росбауда и переделать ее на свой лад. Научные конференции, как правило, проходили скучновато, и никто не связывал с ними больших ожиданий, но когда Максвелл в тот год вернулся на Женевскую конференцию, он арендовал дом в Колонь-Бельрив, близлежащем живописном городке на берегу озера, где развлекал гостей вечеринками с выпивкой, сигарами и прогулками на яхте. Ученым еще никогда не доводилось видеть ничего подобного. «Он всегда говорил, что мы боремся с конкурентами не за объемы продаж, но за авторов, — сказал мне Альберт Хендерсон (Albert Henderson), бывший заместитель директора Pergamon. — Наше присутствие на конференциях имеет специфическую цель — нанять редакторов для новых журналов». Бытуют истории о вечеринках на крыше гостиницы Athens Hilton, о полетах на «Конкорде» в качестве подарка, о том, как ученые совершали морские прогулки по греческим островам на зафрахтованных яхтах, чтобы обсудить там план создания своих новых журналов.К 1959 году Pergamon издавал 40 журналов; шесть лет спустя их число выросло до 150. Таким образом Максвелл серьезно обогнал своих конкурентов. (В 1959 году соперник Pergamon, Elsevier, имел всего десять журналов на английском языке, и компании понадобилось еще десять лет, чтобы довести их число до 50.) К 1960 году Максвелл мог позволить себе разъезжать на «Роллс-ройсе» с личным шофером и перебрался сам, а также перевез издательство из Лондона в роскошную усадьбу Хедингтон Хилл Холл в Оксфорде, где также находилось британское книжное издательство Blackwell's.Научные общества, такие как Британское общество реологии, сообразив, что к чему, даже начали за небольшую регулярную плату отдавать в распоряжение издательского дома свои журналы. Лесли Иверсен (Leslie Iversen), бывший редактор Journal of Neurochemistry, вспоминает о щедрых ужинах, которыми Максвелл ублажал их в своем поместье. «Он был весьма импозантным человеком, этот предприниматель, — говорит Иверсен. — Мы ужинали и пили хорошее вино, а под конец он представлял нам чек на несколько тысяч фунтов для общества. Таких денег мы, бедные ученые, никогда не видывали».Максвелл настаивал на пышных названиях для журналов — в них неизменно фигурировало слово «международный». Питер Эшби (Peter Ashby), бывший вице-президент Pergamon, в беседе со мной определил это как «пиар-трюк», однако в этом также отразилось глубокое понимание того, как изменились наука и отношение к ней общества. Сотрудничество и выход научной работы на международную арену стали новой формой престижа для исследователей, и во многих случаях Максвелл успевал завладеть рынком прежде, чем кто-то осознавал, что он существует.Когда в 1957 году Советский Союз запустил «Спутник», первый искусственный спутник Земли, западные ученые ринулись догонять российских космических разработчиков и с удивлением обнаружили, что Максвелл уже в начале того десятилетия договорился об эксклюзивном англоязычном контракте на издание журналов Российской академии наук.«Его интересовало все подряд. Я ехал в Японию — там у него оказывался американец, управляющий офисом. Я отправлялся в Индию — там тоже кто-нибудь сидел», — рассказывает Эшби. И международные рынки могли приносить чрезвычайно высокую прибыль. Рональд Сулески (Ronald Suleski), который руководил японским офисом Pergamon в 1970-е годы, говорил мне, что японские научные общества, отчаянно пытавшиеся опубликовать свои труды на английском языке, бесплатно предоставляли Максвеллу права на научные результаты своих членов.В письме, посвященном 40-летию Pergamon, Эйичи Кобаяши (Eiichi Kobayashi), директор Maruzen, давнего японского дистрибьютора Pergamon, вспоминал о Максвелле так: «Каждый раз, когда я с удовольствием встречаюсь с ним, мне вспоминаются слова Ф.Скотта Фитцджеральда о том, что миллионер не заурядный человек».Научная статья, по сути, стала единственным способом систематического представления науки в мире. (Как сказал Роберт Кили (Robert Kiley), глава отдела цифровых услуг в библиотеке Wellcome Trust, второго по величине в мире частного спонсора биомедицинских исследований, «мы тратим миллиард фунтов в год, а взамен получаем статьи».) Это главный ресурс нашей наиболее уважаемой сферы специальных знаний. «Публикация — это выражение нашей работы. Хорошая идея, беседа или переписка, пусть даже речь идет о самой блестящей личности в мире… ничего не стоит, пока вы ее не опубликуете», — говорит Нил Янг из NIH. Если вы контролируете доступ к научной литературе, это по большому счету равносильно контролю над наукой.Успех Максвелла основывался на понимании природы научных журналов, к которому другие приходили лишь спустя многие годы. В то время как его конкуренты сетовали на то, что он выхолащивает рынок, Максвелл понимал, что на самом деле рынок не знает пределов. Новый The Journal of Nuclear Energy не отнимал хлеб у сотрудников журнала Nuclear Physics конкурентного голландского издателя. Научные статьи посвящены уникальным открытиям: одна статья не может заменить другую. Если появлялся новый серьезный журнал, ученые просто просили, чтобы их университетская библиотека оформила подписку и на него тоже. Если Максвелл создал в три раза больше журналов, чем его конкуренты, он и зарабатывал в три раза больше.Единственным потенциальным ограничением было замедление государственного финансирования, но на это мало что указывало. В 1960-е годы Кеннеди финансировал космическую программу, а в начале 1970-х годов Никсон объявил «войну с раком», в то время как британское правительство при поддержке американцев разрабатывало собственную ядерную программу. Независимо от политического климата поток государственного финансирования науки не иссякал.На первых порах Pergamon оказался в центре ожесточенных споров о том, насколько этично позволять коммерческим интересам проникать в якобы нестяжательный и избегающий прибыли мир науки. В письме 1988 года, посвященном 40-летию Pergamon, Джон Коулес (John Coales) из Кембриджского университета отметил, что изначально многие из его друзей «считали [Максвелла] величайшим злодеем, до поры избежавшим виселицы».Однако к концу 60-х годов коммерческие публикации считались статус-кво, а издателей рассматривали как необходимых партнеров в деле продвижения науки. Pergamon дал толчок значительному расширению области научных изданий, ускорив процесс публикаций и представив их в более стильной упаковке. Опасения ученых в связи с передачей авторских прав отступали перед удобством ведения дел с Pergamon, тем блеском, который издательство давало их работе, и перед силой личности Максвелла. Ученые, казалось, пребывали в восторге от волка, которого впустили в дом.«Это был человек из разряда „пальца в рот не клади", но мне он все равно нравился», — говорит Денис Нобл (Denis Noble), физиолог из Оксфордского университета и редактор журнала Progress in Biophysics & Molecular Biology. Максвелл нередко приглашал Нобла на деловые встречи к себе домой. «Там часто можно было застать вечеринку, неплохой музыкальный ансамбль, между его работой и личной жизнью не существовало барьера», — говорит Нобл. Затем Максвелл начинал поочередно угрозами и обаянием подталкивать его к тому, чтобы разделить выходящий два раза в год журнал на ежемесячное или двухмесячное издание, что соответственно привело бы к увеличению абонентских платежей.Правда, в конечном итоге Максвелл почти всегда склонялся к мнению ученых, а последние все больше ценили его покровительство. «Должен признаться, что, быстро распознав его хищнические и предпринимательские амбиции, я тем не менее проникся к нему большой симпатией», — в 1988 году писал о первых годах своего издания Артур Барретт (Arthur Barrett), тогдашний редактор журнала Vacuum. И это чувство было взаимным. Максвелл с большим трепетом относился к своей дружбе с известными учеными, к которым магнат испытывал нехарактерное для него благоговение. «Он рано понял, что ученые жизненно важны. Он готов был исполнить любое их желание. Это сводило остальных сотрудников с ума», — говорил мне Ричард Коулман (Richard Coleman), который в конце 1960-х работал над выпуском журналов в Pergamon. Когда издательство стало объектом враждебной попытки поглощения, The Guardian в статье 1973 года сообщила, что редакторы журналов грозились скорее «уйти совсем», чем работать на другого президента компании.Максвелл преобразил издательский бизнес, между тем повседневная научная работа оставалась прежней. Ученые продолжали нести свои работы главным образом в те журналы, которые лучше всего соответствовали их исследовательской области — а Максвелл был рад опубликовать любые исследования, которые его редакторы считали в достаточной мере серьезными. Однако в середине 1970-х годов издатели начали вмешиваться в практику самой науки, вступив на путь, который впоследствии сделает ученую карьеру пленником издательской системы и подчинит направление исследований бизнес-стандартам. Один из журналов стал символом этой трансформации.«В начале моей карьеры никто не обращал особого внимания на то, где вас публикуют, но в 1974 году все изменилось с приходом Cell, — рассказывает мне Рэнди Шекман (Randy Schekman), молекулярный биолог из Беркли и лауреат Нобелевской премии. Cell (сегодня принадлежащий Elsevier) был журналом, запущенным Массачусетским технологическим институтом для того, чтобы подчеркнуть важность новой набиравшей влияние области молекулярной биологии. Его редактором был молодой биолог по имени Бен Левин (Ben Lewin), который интенсивно, даже с каким-то литературным азартом взялся за работу. Левин ценил длинные серьезные статьи, которые давали ответы на большие вопросы, часто являлись результатом многолетних исследований, которые в свою очередь предоставляли материал для многих статей по другим направления. И, нарушая традицию, согласно которой журналы являлись пассивными инструментами передачи научной информации, он отклонял гораздо больше статей, чем публиковал.Таким образом, он создал площадку для научных блокбастеров, и ученые начали подгонять свою работу под его условия. «Левин был умный человек. Он понимал, что ученые очень тщеславны и хотели быть членами клуба избранных; Cell был „этим самым" журналом, и вам во что бы то ни стало нужно было опубликовать там статью, — говорит Шекман. — Я и сам не избежал этого давления». В итоге он отчасти опубликовал в Cell свой нобелевский труд. Внезапно место публикации стало играть чрезвычайно важную роль. Другие редакторы тоже решили проявить напористость в надежде повторить успех Cell. Издатели также взяли на вооружение показатель под названием «импакт-фактор», изобретенный в 1960-е годы Юджином Гарфилдом, библиотекарем и лингвистом, для приблизительного расчета того, как часто статьи определенного журнала цитируются в других статьях. Для издателей это стало способом оценивать и рекламировать научный охват своей продукции.Журналы новой формации с их акцентом на большие результаты попали на вершину этих новых рейтингов, а ученые, опубликовавшие свои работы в журналах с высоким «импакт-фактором», в качестве награды получали работу и финансирование. Почти в одночасье в научном мире была создана новая валюта престижа. (Гарфилд позднее сравнил свое творение с «ядерной энергией… палкой о двух концах»). Трудно переоценить влияние, которое редактор журнала теперь мог оказывать на формирование карьеры ученого и направление самой науки. «Молодые люди все время говорят мне: „Если я не опубликуюсь в CNS [общая аббревиатура для Cell / Nature / Science, самых престижных журналов по биологии], я не смогу устроиться на работу"», — рассказывает Шекман. Он сравнивает погоню за изданиями с высоким рейтингом цитируемости с системой стимулов, такой же гнилой, как банковские бонусы. «Они во многом влияют на то, куда идет наука», — говорит он.Так наука сделалась причудливым совместным предприятием ученых и редакторов журналов, где первые все чаще стремятся совершить открытия, которые могли бы произвести впечатление на последних. Сегодня, когда у ученого есть выбор, он почти наверняка отвергнет как прозаическую работу по подтверждению или опровержению результатов предыдущих исследований, так и десятилетнюю погоню за рискованным «прорывом», отдав предпочтение золотой середине: теме, которая пользуется популярностью у редакторов и с большей вероятностью обеспечит ему регулярные публикации. «Ученых побуждают проводить исследования, которые удовлетворяют этим требованиям», — сказал биолог и лауреат Нобелевской премии Сидней Бреннер (Sydney Brenner) в интервью в 2014 года, назвав такую систему «коррумпированной».Максвелл понял, что теперь королями науки стали журналы. Но его по-прежнему занимало главным образом расширение, у него все еще было хорошее чутье на то, куда движется наука и какие новые области исследований он может колонизировать. Ричард Чаркин (Richard Charkin), бывший генеральный директор британского издательства Macmillan, который был редактором в Pergamon в 1974 году, вспоминает, как Максвелл на редакционном собрании размахивал одностраничным докладом Ватсона и Крика о структуре ДНК и заявлял, что будущее — за наукой о жизни с множеством крошечных вопросов, каждый из которых заслуживает своего собственного издания. «Я думаю, в том году мы запустили около ста журналов, — сказал Чаркин. — О, Господи!»У Pergamon также появилась ветвь социальных наук и психологии. Судя по целой серии журналов, название которых начиналось с «Компьютеры и», Максвелл заметил растущее значение цифровых технологий. «Этому не было конца, — говорил мне Питер Эшби. — Оксфордский политехнический институт (ныне Университет Оксфорд Брукс) открыл факультет гостиничного бизнеса с шеф-поваром. Нам нужно было выяснить, кто глава факультета, и заставить его запустить журнал. И бац — вот вам Международный журнал гостиничного менеджмента». К концу 1970-х годов Максвеллу также приходилось иметь дело с более переполненным рынком. «В то время я работал в Oxford University Press, — рассказывал мне Чаркин. — Мы вскочили от удивления и воскликнули: „Черт возьми, эти журналы приносят приличный доход!"» Между тем в Нидерландах Elsevier начал развивать свои англоязычные журналы, поглощая внутреннюю конкуренцию через серию приобретений и расширяясь со скоростью 35 журналов в год.Как предсказывал Максвелл, конкуренция не снизила цены. Между 1975 и 1985 годами средняя цена журнала удвоилась. The New York Times сообщала, что в 1984 году подписка на журнал Brain Research стоила две с половиной тысячи долларов; между тем в 1988 году эта сумма перевалила за пять тысяч. В том же году Гарвардская библиотека потратила на научные журналы на полмиллиона долларов больше, чем то было запланировано бюджетом.Время от времени ученые ставили под сомнение справедливость этого чрезвычайно прибыльного бизнеса, которому они бесплатно предоставляли свои труды, однако именно университетские библиотекари первыми осознали организованную Максвеллом рыночную ловушку. Библиотекари использовали университетские средства для покупки журналов от имени ученых. Максвелл прекрасно об этом знал. «В отличие от других профессионалов ученые не так хорошо разбираются в ценах главным образом потому, что тратят не свои собственные деньги», — сказал он в интервью 1988 года своему изданию Global Business. А поскольку не было возможности обменять один журнал на другой, более дешевый, продолжал Максвелл, «вечный финансовый двигатель» продолжал работать. Библиотекари стали заложниками тысяч мелких монополий. Теперь в год выходило более миллиона научных статей, и им приходилось покупать их все, какую бы цену ни назначали издатели.С точки зрения бизнеса, можно было говорить о полной победе Максвелла. Библиотеки стали «захваченным» рынком, а журналы неожиданно сделались посредниками научного престижа — а это означало, что ученые не могли просто взять и отказаться от них, если бы появился новый метод обмена результатами. «Не будь мы такими наивными, давно бы признали нашу истинную позицию: поняли бы, что именно мы сидим наверху солидных денежных куч, которые умные люди со всех сторон пытаются разложить по своим кучкам», — писал библиотекарь Мичиганского университета Роберт Хубек (Robert Houbeck) в экономическом журнале в 1988 году. Тремя годами ранее несмотря на то, что финансирование науки пережило свой первый за несколько десятилетий многолетний провал, Pergamon сообщил о прибыли в 47%.К тому времени Максвелл уже оставил свою победоносную империю. Склонность к стяжательству, приведшая к успеху Pergamon, также сподвигла его на множество эффектных, но сомнительных инвестиций, в том числе в футбольные команды Oxford United и Derby County FC, телевизионные станции по всему миру, а в 1984 году — в британскую газетную группу Mirror, которой он начал уделять все больше своего времени. В 1991 году, намереваясь приобрести New York Daily News, Максвелл продал Pergamon своему тихому голландскому конкуренту Elsevier за 440 миллионов фунтов (919 миллионов сегодня). Многие бывшие сотрудники Pergamon по отдельности признавались мне, что, по их мнению, после сделки с Elsevier для Максвелла все закончилось, потому что Pergamon был компанией, которую он действительно любил. Спустя несколько месяцев он погряз в серии скандалов из-за растущих долгов, теневой бухгалтерской практики и подрывного обвинения американского журналиста Сеймура Херша (Seymour Hersh) в том, что он якобы являлся израильским шпионом, у которого был выход на торговцев оружием.5 ноября 1991 года Максвелла нашли в море близ его яхты на Канарских островах. Мир был шокирован, и на следующий день конкурент Mirror, таблоид Sun, поставил занимавший всех вопрос. «Он упал… Он спрыгнул?» — так гласил заголовок. (Было еще третье предположение, что его столкнули). Эта история на протяжении нескольких месяцев удерживалась на главных полосах британской прессы, росло подозрение, что Максвелл покончил жизнь самоубийством после того, как в ходе расследования выяснилось, что он украл более 400 миллионов фунтов стерлингов из пенсионного фонда Mirror для оплаты своих долгов. (В декабре 1991 года испанский следователь сделал заключение о несчастном случае). Догадкам не было числа: в 2003 году журналисты Гордон Томас (Gordon Thomas) и Мартин Диллон (Martin Dillon) опубликовали книгу, в которой утверждалось, что Максвелла убила «Моссад», чтобы скрыть его шпионскую деятельность. В то время как Максвелла уже давно не было в живых, начатый им бизнес процветал уже в новых руках, в ближайшие десятилетия ему предстояло достигнуть новых уровней прибыли и мировой власти.Читать полностью: http://inosmi.ru/social/20170724/239882547.htmlВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

17 июля 2017, 19:48

Курдский таран: США, Израиль и ИГИЛ пытаются дестабилизировать Иран

США, НАТО, Израиль и ИГИЛ хотят дестабилизировать Иран, используя вооруженные отряды курдов, как таран.

Выбор редакции
02 июля 2017, 18:06

"Русские, скорее всего, нам навешают..." (с)

Трамп с его помощниками в Мар-а-ЛагоВсе тайное когда нибудь станет явным. Что то "проявится" через 50 лет, а что но через месяцы после того, как случилось. Все зависит от внутриполитической борьбы в которую вовлечены главные действующие лица. Все в курсе, что у Трампа в окружении куча врагов? Вот и появляются подобные материалы так удивительно рано. Многие уверены, что на большинство политических решений Президента Трампа влияет этот человек, а часть решений вообще принимается похоже чисто импульсивно. Помните например тот знаменитый удар Томагавками по военному аэродрому в Сирии? И вот буквально на днях "WELT AM SONNTAG" представляет распечатку беседы между советником по безопасности и американским солдатом действительной службы на ключевой базе в регионе. Эта беседа была предоставлена Сеймуру Хершу. Она состоялась между советником по безопасности и американским солдатом, несущим службу на ключевой операционной базе, по поводу событий в Хан-Шейхун. По причинам безопасности определенные детали военных операций были опущены. 6 апреля 2017Американский солдат: У нас (непечатное) проблема Советник по безопасности: Что случилось? Что Трамп игнорирует разведданные и пытается ударить по сирийцам? И что мы положили на русских? АС: Это плохо... Ситуация раскручивается.СБ: Ты, возможно, не видел пресс-конференцию Трампа вчера. Он поверил истории в СМИ, не попросив показать ему разведданные. Русские, скорее всего, нам навешают. Это (непечатное) опасно. Куда подевались чертовы взрослые люди? Неспособность вертикали управления сообщить президенту правду, хочет ли он ее услышать или нет, останется в истории как один из наших худших моментов. АС: Я не знаю. Во всем этом нет никакого смысла. Мы ЗНАЕМ, что никакой химической атаки не было. Сирийцы нанесли удар по схрону с оружием (это законная военная цель) и там были случайно пострадавшие. И все. Они не проводили никакой химической атаки. АС: И теперь мы засовываем д...мовую уйму крылатых ракет ("томагавков") им в задницу.СБ: Все это время были какие-то скрытые мотивы. Это связано с попыткой по большому счету выступить против Ирана. Но люди вокруг Трампа не понимают, что русские - это не бумажный тигр, и что у них имеется более сильный военный потенциал, чем у нас. АС: Я не знаю, что будут делать русские. Они могут отойти назад и дать сирийцам защищать их собственные границы, или же они могут оказать какую-то умеренную поддержку, или же могут вынести нас (непечатное) из воздушного пространства обратно в Ирак. Я честно не знаю, чего теперь ждать. Мне кажется, что все что угодно возможно. Российский зенитный комплекс способен уничтожить наши крылатые ракеты. это не шуточное (непечатное) дело... у нас все еще все системы работают... СБ: Ты очень прав. Россия не снесет это безропотно СБ: Кто проталкивает это? Это Вотел (генерал Джозеф Л. Вотел, командующий Центральным командованием ВС США, прим. редактора)?АС: Я не знаю. Хотя это от кого-то сверху. ... Это (непечатное) серьезное дело.АС: Это, должно быть, ПСШ (президент Соединенных Штатов, прим. перев.)АС: Они [русские] рассматривают свои варианты. Есть признаки того, что они будут пассивно поддерживать Сирию и не включать свои комплексы, если только их собственные силы не окажутся под угрозой... другими словами, все (непечатное) прекрасно. 7 апреля 2017СБ: Что делают или говорят русские Я правильно понимаю, что мы не нанесли особого ущерба России или Сирии?АС: Мы ни черта ни во что не попали, слава богу. Они отвели все их самолеты и людей. Мы, короче, показали им очень дорогое шоу фейерверков. АС: Они знали, где находились корабли и наблюдали за всеми ударами с их пуска и до конца игры.АС: Русские в ярости. Утверждают, что у нас есть реальные разведданные и мы знаем правду об ударе по складу вооружения.АС: Они правы.АС: Я думаю, реально было неважно, выберем ли мы Клинтон или Трампа. (Непечатное). АС: Никто не говорит о самой причине, по которой мы в Ираке и Сирии изначально. Эта боевая задача теперь в полном д..ме.СБ: Твои коллеги злятся или же все подчиняются и говорят, что это нормально.АС: Это дурдом.... Черт возьми, мы даже сообщили русским за час до удара.СБ: Но они явно знали, что это произойдет.АС: Конечно.АС: Теперь канал "Фокс" говорит, что мы решили ударить по сирийскому аэродрому, потому что оттуда были совершены химические атаки. Надо же. Такое д..мо нарочно не придумаешь.СБ: Да, говорят. То есть придумывают.АС: Это настолько (непечатное) гнусноСБ: Верно!!!8 апреля 2017АС: Русские ведут себя крайне разумно. Несмотря на то, что сообщается в новостях, они все еще пытаются снять напряженность и координировать воздушную кампанию.СБ: Я не думаю, что Россия понимает, насколько Трамп чокнутый в этом отношении. И я не думаю, что мы понимаем то, какой ущерб русские могут нам причинить.АС: Они проявляют удивительную сдержанность и вели себя невероятно спокойно. Они, по-видимому, по большей части заинтересованы в деэскалации всего. Они не хотят потерять нашу поддержку при уничтожении Игил.СБ: Но у меня ощущение, что они просто пробуют такой подход до тех пор, пока они считают, что он может работать. Если мы продолжим напирать дальше с этой текущей агрессивной позицией, они дадут сдачи".источникиhttp://perevodika.ru/articles/1194782.htmlhttps://www.welt.de/politik/ausland/article165905618/We-got-a-fuckin-problem.htmlДля того, чтобы быть в курсе выходящих постов в этом блоге есть канал Telegram. Подписывайтесь, там будет интересная информация, которая не публикуется в блоге!View Poll: #2069727Вот еще кому интересно Как идет расследование фальсификаций на выборах президента США

21 ноября 2015, 12:37

Шаг за Шагом игры на 'Мировой шахматной доске'.

Третья Мировая Война, для чайников Шаг за шагом  для понимания сегодняшней ситуации в мире

19 июня 2015, 21:36

Wikileaks: США официально не подтверждали гибель Усамы бен Ладена

США в 2011 году отказались выдать старшему сыну «террориста номер один» Абдулле бен Ладену свидетельство о смерти его отца Усамы. Об этом стало известно из дипломатических документов, опубликованных в пятницу сайтом Wikileaks. Всего в Сеть выложено более 60 тысяч документов МИДа Саудовской Аравии. После сообщений о гибели 2 мая 2011 года лидера «Аль-Каиды» Усамы беен Ладена его старший сын Абдулла отправил запрос в посольство США в Саудовской Аравии о свидетельстве о смерти отца. 9 сентября того же года посольство США ответило ему отказом. Это следует из очередной порции дипломатических документов, опубликованных сайтом Wikileaks. Всего в пятницу в открытом доступе оказалось 61,205 документов министерства иностранных дел Саудовской Аравии, в том числе и секретных. Среди опубликованных документов находится переписка ведомства с посольствами страны, отчеты саудовских аналитических институтов. Новый проект организации носит название Saudi Cables. Как известно, по официальной версии правительства США, глава «Аль-Каиды», «террорист № 1» Усама бен Ладен был уничтожен на окраине пакистанского города Абботабад американским спецназом. По завершении экспертиз тело главы «Аль-Каиды» в обстановке строжайшей секретности было на американском вертолете вывезено и захоронено в море. Согласно законам США, выдача тел террористов родственникам запрещена. Таким образом, случай с юридической точки зрения выглядит как запутанный. США официально взяли на себя ответственность за убийство бен Ладена, то есть у сына были основания потребовать такое свидетельство. Добавим, что вокруг убийства «террориста № 1» до сих пор ходит множество слухов. Осенью прошлого года бывший американский «морской котик» Роб О'Нил, который ликвидировал лидера «Аль-Каиды, рассказал, что убил бен Ладена тремя выстрелами в лицо. Информация о геройстве О'Нила вызвала возражения со стороны других «морских котиков», участвовавших в рейде. Один из них рассказал, что бен Ладена застрелили спецназовцы, ворвавшиеся в комнату с террористом раньше коллеги. История O'Нила не согласуется с фактами, изложенными в книге «Нелегкий день» (No Easy Day) еще одного бывшего спецназовца Мэтта Бизоннетта. Добавим, что в начале мая американский журналист Сеймур Херш, опираясь на данные близкого к президенту Бараку Обаме источника, заявил, что версия Вашингтона о том, как на самом деле был убит бен Ладен, – вопиющая ложь. как писала газета ВЗГЛЯД, журналист опроверг сообщения Вашингтона о том, что лидер «Аль-Каиды» в Пакистане якобы прятался, а спецназовцы из «морских котиков» его «обнаружили». Как утверждает Херш, спецслужбы Пакистана уже в 2006 году поймали бен Ладена и просто держали его в одной из тюрем, а затем продали американцам. Закладки:

30 июля 2017, 16:39

Что если необычайно прибыльная сфера научных публикаций вредит самой науке?

Речь идет об уникальной в своем роде бизнес-индустрии, которая по своей прибыльности может соперничать с Google — а создал ее один из наиболее известных британских магнатов: Роберт Максвел.Стивен Бьюрани (Stephen Buranyi)В 2011 году Клаудио Аспези (Claudio Aspesi), старший инвестиционный аналитик Bernstein Research (Лондон), сделал ставку на то, что господствующая в одной из самых прибыльных мировых отраслей фирма Reed-Elsevier приближалась к своему банкротству. Многонациональный издательский гигант с годовым доходом более шести миллиардов фунтов стерлингов был любимчиком инвестора. Он принадлежал к тому небольшому числу издателей, которые благополучно осуществили переход к интернету, и, по прогнозам недавнего отчета компании, ее ожидал еще один год роста. Тем не менее у Аспези были все основания полагать, что это предсказание — равно как и все другие, звучавшие из уст крупных финансовых аналитиков — было неверным.Ядро деятельности издательского дома Elsevier составляют научные журналы, еженедельные или ежемесячные издания, в которых ученые делятся друг с другом результатами своей работы. Несмотря на узкую аудиторию, научная периодика — бизнес довольно внушительных масштабов. Насчитывая более 19 миллиардов фунтов стерлингов общих мировых доходов, он по своим размерам занимает промежуточное положение где-то между индустрией звукозаписи и кинопроизводством, правда отличается гораздо большей рентабельностью. В 2010 году отдел научных изданий Elsevier сообщил о доходе в 724 миллиона фунтов стерлингов, полученном всего с двух миллиардов продаж. Это была 36-процентная разница — выше, чем зарегистрированная в том же году такими компаниями, как Apple, Google или Amazon.Правда бизнес-модель Elsevier не на шутку озадачивала. Чтобы заработать деньги, традиционный издатель — скажем, журнал — сначала должен покрыть множество издержек: он платит авторам за статьи; прибегает к помощи редакторов для подготовки, оформления и проверки статей; платит за распространение готового продукта среди подписчиков и розничных торговцев. Все это дорого, и успешные журналы обычно получают примерно 12-15-процентную прибыль.Способ заработать на научных статьях выглядит очень похоже — за исключением того, что научным издателям удается избежать большинства фактических затрат. Ученые сами руководят созданием своих трудов — получая в основном правительственное финансирование — и предоставляют их издателям бесплатно. Издатель платит научным редакторам, которые оценивают, стоит ли работа публикации, и проверяют ее грамматику, но главная часть редакционной нагрузки — проверка научной достоверности и оценка экспериментов, процесс, известный как экспертная оценка — ложится на плечи ученых, работающих на добровольных началах. Затем издатели продают продукт институциональным и университетским библиотекам, опять-таки финансируемым правительством, чтобы их читали ученые — которые в собирательном смысле сами и являются главными создателями этого продукта.Все равно как если бы The New Yorker или The Economist требовали, чтобы журналисты бесплатно писали и редактировали друг у друга статьи, и при этом просили правительство платить по счетам. Внешние наблюдатели, как правило, в недоумении разводят руками, когда описывают эту структуру функционирования. В докладе парламентского комитета по науке и технике за 2004 год в отношении данной отрасли сухо отмечается, что «на традиционном рынке поставщикам платят за товары, которые они предоставляют». В отчете Deutsche Bank за 2005 год это явление называется «странной» системой «тройной оплаты», при которой «государство финансирует большую часть исследований, выплачивает жалование большинству специалистов, проверяющих качество исследований, а затем покупает большую часть опубликованных продуктов».Ученые прекрасно понимают, что являются участниками не самой выгодной для них сделки. Издательский бизнес «порочен и бесполезен», в 2003 году написал в статье для The Guardian биолог из Беркли Майкл Эйзен (Michael Eisen), заявив, что «этот позор должен быть вынесен на суд публики». Адриан Саттон (Adrian Sutton), физик из Имперского колледжа, сказал мне, что ученые «все являются для издателей рабами. Найдется ли еще одна подобная отрасль, которая получает от своих клиентов сырье, заставляет тех же самых клиентов контролировать его качество, а затем продает эти же материалы клиентам по значительно завышенной цене?» (Представитель RELX Group — таково официальное название Elsevier с 2015 года — сказал мне, что их фирма и другие издатели «обслуживают исследовательское сообщество, беря на себя те необходимые задачи, которые ученые либо не могут выполнить, либо не занимаются ими сами, и взимают за эту услугу справедливую плату»).По мнению многих ученых, издательская индустрия оказывает слишком большое влияние на выбор учеными объекта исследования, что в конечном итоге очень вредно для самой науки. Журналы ценят новые и впечатляющие результаты — в конце концов, их бизнес заключается в том, чтобы находить подписчиков — и ученые, точно зная, работы какого типа обычно публикуют, подгоняют под эти параметры собственные рукописи. Таким образом создается постоянный поток статей, важность которых сразу очевидна. Но, с другой стороны, это означает, что у ученых нет точного представления о собственной области исследований. Только потому, что на страницах авторитетных научных изданий не нашлось места для информации о ранее совершенных ошибках, исследователи могут в итоге случайно взяться за изучение бесперспективных вопросов, которыми уже занимались их коллеги. Например, в исследовании 2013 года сообщалось, что в США половина всех клинических испытаний никогда не публикуется в журналах.По мнению критиков, журнальная система фактически сдерживает научный прогресс. В эссе 2008 года доктор Нил Янг (Neal Young) из Национального института здоровья (NIH), который финансирует и проводит медицинские исследования для правительства США, утверждал, что, учитывая важность научных инноваций для общества, «наш моральный долг состоит в том, чтобы пересмотреть способы, какими оцениваются и распространяются научные данные». Аспези, побеседовав с группой экспертов, включавшей в себя более 25 выдающихся ученых и активистов, пришел к выводу, что в самое ближайшее время тенденция должна измениться на противоположную и обернуться против индустрии, возглавляемой Elsevier. Все больше научных библиотек, которые покупают журналы для университетов, сетовали на то, что проходивший на протяжении последних десятилетий рост цен исчерпал их бюджеты, и грозились отказаться от приносящих многомиллионные доходы и распространяемых по подписке пакетов, если Elsevier не снизит свои цены.Государственные организации, такие как американский NIH и Немецкое научно-исследовательское сообщество (DFG), недавно взяли на себя обязательство сделать свои исследования доступными через бесплатные онлайн-журналы, и Аспези посчитал, что правительства могли бы вмешаться и гарантировать бесплатный доступ ко всем финансируемым государством исследованиям. В этом случае Elsevier и ее конкурентов застиг бы идеальный шторм: клиенты взбунтовались бы снизу, а сверху обрушилось правительственное регулирование.В марте 2011 года Аспези опубликовал отчет, в котором рекомендовал своим клиентам продавать акции Elsevier. Несколько месяцев спустя в ходе телефонной конференции между руководством Elsevier и инвестиционными фирмами он надавил на генерального директора издательского дома Эрика Энгстрема (Erik Engstrom), указав на ухудшение отношений с библиотеками. Аспези поинтересовался, что случилось с бизнесом, если «ваши клиенты в таком отчаянии». Энгстром уклонился от ответа. В течение следующих двух недель акции Elsevier упали более чем на 20%, в результате компания потеряла один миллиард фунтов стерлингов. Проблемы, замеченные Аспези, носили глубинный и структурный характер, и он считал, что в ближайшие годы они дадут о себе знать — между тем казалось, что все уже движется в предсказанном им направлении.Однако в течение следующего года большинство библиотек отступились и подписали контракты с Elsevier, а правительства по большей части не справились с продвижением альтернативной модели распространения научных трудов. В 2012 и 2013 годах Elsevier сообщил о более чем 40-процентной прибыли. В следующем году Аспези отозвал свою рекомендацию по продаже акций. «Он слишком прислушивался к нашим беседам и в итоге подпортил себе репутацию», — рассказал мне недавно Дэвид Проссер (David Prosser), глава научных библиотек Великобритании и авторитетный защитник реформирования издательской индустрии. Elsevier не собирался сдавать своих позиций.Аспези — далеко не первый человек, неверно предсказавший конец издательского бума в сфере научной периодики, и едва ли последний. Трудно поверить, что то, что по существу является коммерческой монополией, функционирующей в рамках во всем остальном регулируемого, финансируемого правительством предприятия, в долгосрочной перспективе способно избежать исчезновения. Однако издательское дело на протяжении десятилетий продолжает быть неотъемлемой частью профессиональной науки. Сегодня каждый ученый понимает, что его карьера зависит от публикаций, а профессиональный успех во многом определяется работой в самых престижных журналах. Длительная, медленная работа без какого-то конкретного направления, которую в свое время вели некоторые из наиболее влиятельных ученых 20-го века, уже не является жизнеспособным вариантом карьеры. При сегодняшней системе отец генетических последовательностей Фред Сенгер, который за два десятилетия, прошедшие между его нобелевскими премиями 1958 и 1980 года, очень мало публиковался, вполне мог бы оказаться без работы.Даже ученые, борющиеся за реформирование, часто не ведают о корнях этой системы: о том, как в годы бума послевоенных лет предприниматели сколачивали целые состояния, забирая издательское дело из рук ученых и расширяя бизнес до ранее невообразимых масштабов. И едва ли кто-то из этих преобразователей мог сравниться своей изобретательностью с Робертом Максвеллов, который превратил научные журналы в потрясающую денежную машину, которая финансовым путем обеспечила ему возвышение в британском обществе. Максвелл сделался членом парламента, газетным магнатом, который бросил вызов Руперту Мердоку, и одной из самых известных фигур в британской жизни. Между тем большинство из нас не осознает значимость той роли, которую он на самом деле сыграл. Как бы невероятно это ни звучало, но мало кто в прошлом веке сделал больше для формирования нынешних способов управления научной деятельностью, чем Максвелл.В 1946 году 23-летний Роберт Максвелл служил в Берлине и уже заработал себе неплохую репутацию. Хотя вырос он в бедной чешской деревне, но успел повоевать за британскую армию во время войны в составе контингента европейских эмигрантов и получить в награду военный крест и британское гражданство. После войны он служил офицером разведки в Берлине, используя свои девять языков для допроса заключенных. Максвелл был высоким и дерзким молодым человеком, успехи, которых ему удалось к тому времени добиться, его не удовлетворяли вовсе — один его тогдашний знакомый вспоминал, как он открыл ему свое самое заветное желание: «быть миллионером».В то же время британское правительство готовило малообещающий проект, который впоследствии позволит ему осуществить свою мечту. Первоклассные британские ученые — начиная с Александра Флеминга, который открыл пенициллин, и заканчивая физиком Чарльзом Гальтоном Дарвином, внуком Чарльза Дарвина — были обеспокоены тем, что издательская отрасль всемирно признанной британской науки пребывала в самом бедственном положении. Издатели научной периодики главным образом славились своей неэффективностью и постоянным банкротством. Журналы, которые часто печатались на дешевой тонкой бумаге, расценивались научными обществами как едва ли не второсортная продукция. В британском химическом обществе наблюдалась многомесячная очередь ожидающих публикации статей, а типографские операции проводились за счет откупных Королевского общества.Решение правительства заключалось в том, чтобы соединить почтенное британское издательство Butterworths (сегодня принадлежащее Elsevier) с известным немецким издателем Springer, чтобы опереться на опыт последнего. Таким образом,Butterworths научится получать прибыль от журналов, а британская наука будет печататься более быстрыми темпами. Максвелл уже создал свой собственный бизнес, помогая Springer переправлять научные статьи в Великобританию. Директора Butterworths, сами бывшие сотрудники британской разведки, наняли молодого Максвелла в качестве помощника управляющего компанией, а еще одного бывшего шпиона, Пола Росбауда (Paul Rosbaud), металлурга, который всю войну передавал нацистские ядерные секреты британцам через французское и голландское сопротивление — научным редактором.Лучшего времени для такого рода начинания было не найти. Наука вот-вот должна была вступить в период беспрецедентного роста, из бессвязных любительских занятий состоятельных джентльменов превратившись в уважаемую профессию. В послевоенные годы она станет олицетворением прогресса. «Наука ждала своего часа. Ее нужно было вывести на авансцену, поскольку с ней связана большая часть наших надежд на будущее», — писал в 1945 году американский инженер и руководитель «Манхэттенского проекта» Вэнивар Буш в докладе президенту Гарри Труману. После войны правительство впервые выступило в качестве главного покровителя научных изысканий не только в военной сфере, но и через недавно созданные агентства, такие как Национальный научный фонд США, и стремительно разраставшуюся университетскую систему.Когда в 1951 году Butterworths решил отказаться от зарождавшегося проекта, Максвелл предложил за акции Butterworths и Springer 13 тысяч фунтов стерлингов (около 420 тысяч фунтов стерлингов сегодня), что давало ему контроль над компанией. Росбауд остался на посту научного директора и назвал новое предприятие Pergamon Press, вдохновением для него послужила монета из древнегреческого города Пергамон, на которой была изображена богиня мудрости Афина. Ее-то они и взяли за основу для логотипа компании — простой линейный рисунок, метко символизирующий знание и деньги одновременно.В обстановке прилива наличных денег и оптимизма именно Росбауд был инициатором метода, приведшего Pergamon к успеху. По мере развития науки он понял, что для новых областей исследования потребуются новые журналы. Научные общества, традиционные создатели журналов, были громоздкими институтами, которые, как правило, отличались неповоротливостью и пребывали в плену неразрешимых внутренних споров о границах их области исследования. Росбауда не связывало ни одно из этих ограничений. Все, что ему нужно было сделать — убедить какого-нибудь видного академика в том, что их конкретной области нужен новый журнал, который представлял бы ее должным образом, и поставить этого человека во главе. Так Pergamon начал продавать подписки университетским библиотекам, у которых внезапно оказалось много свободных государственных денег.Максвелл быстро смекнул, что к чему. В 1955 году он и Росбауд участвовали в Женевской конференции по мирному использованию атомной энергии. Максвелл арендовал офис возле места проведения конференции и ходил по семинарам и официальным мероприятиям, предлагая опубликовать любые статьи, которые ученые собирались представить, и обращаясь к ним с просьбой подписать эксклюзивные контракты на редактирование журналов Pergamon. Прочие издатели были шокированы его нахальной манерой. Даан Фрэнк (Daan Frank) из издательства North Holland Publishing (сегодня принадлежащего Elsevier) позднее сетовал на то, что Максвелл вел себя «нечестно», отбирая ученых без учета конкретного содержания.По рассказам, алчный до наживы Максвелл в итоге оттеснил Росбауда. В отличие от бывшего скромного ученого Максвелл предпочитал дорогие костюмы и зализанные назад волосы. Преобразовав свой чешский акцент в страшно претенциозный дикторский басок, он выглядел и говорил в точности как тот магнат, которым мечтал быть. В 1955 году Росбауд сказал нобелевскому лауреату по физике Невиллу Мотту, что журналы были его любимыми маленькими «овечками», а сам Максвелл — библейским королем Давидом, который забивал их и выгодно продавал. В 1956 году дуэт распался, и Росбауд покинул компанию.К тому времени Максвелл успел освоить бизнес-модель Росбауда и переделать ее на свой лад. Научные конференции, как правило, проходили скучновато, и никто не связывал с ними больших ожиданий, но когда Максвелл в тот год вернулся на Женевскую конференцию, он арендовал дом в Колонь-Бельрив, близлежащем живописном городке на берегу озера, где развлекал гостей вечеринками с выпивкой, сигарами и прогулками на яхте. Ученым еще никогда не доводилось видеть ничего подобного. «Он всегда говорил, что мы боремся с конкурентами не за объемы продаж, но за авторов, — сказал мне Альберт Хендерсон (Albert Henderson), бывший заместитель директора Pergamon. — Наше присутствие на конференциях имеет специфическую цель — нанять редакторов для новых журналов». Бытуют истории о вечеринках на крыше гостиницы Athens Hilton, о полетах на «Конкорде» в качестве подарка, о том, как ученые совершали морские прогулки по греческим островам на зафрахтованных яхтах, чтобы обсудить там план создания своих новых журналов.К 1959 году Pergamon издавал 40 журналов; шесть лет спустя их число выросло до 150. Таким образом Максвелл серьезно обогнал своих конкурентов. (В 1959 году соперник Pergamon, Elsevier, имел всего десять журналов на английском языке, и компании понадобилось еще десять лет, чтобы довести их число до 50.) К 1960 году Максвелл мог позволить себе разъезжать на «Роллс-ройсе» с личным шофером и перебрался сам, а также перевез издательство из Лондона в роскошную усадьбу Хедингтон Хилл Холл в Оксфорде, где также находилось британское книжное издательство Blackwell's.Научные общества, такие как Британское общество реологии, сообразив, что к чему, даже начали за небольшую регулярную плату отдавать в распоряжение издательского дома свои журналы. Лесли Иверсен (Leslie Iversen), бывший редактор Journal of Neurochemistry, вспоминает о щедрых ужинах, которыми Максвелл ублажал их в своем поместье. «Он был весьма импозантным человеком, этот предприниматель, — говорит Иверсен. — Мы ужинали и пили хорошее вино, а под конец он представлял нам чек на несколько тысяч фунтов для общества. Таких денег мы, бедные ученые, никогда не видывали».Максвелл настаивал на пышных названиях для журналов — в них неизменно фигурировало слово «международный». Питер Эшби (Peter Ashby), бывший вице-президент Pergamon, в беседе со мной определил это как «пиар-трюк», однако в этом также отразилось глубокое понимание того, как изменились наука и отношение к ней общества. Сотрудничество и выход научной работы на международную арену стали новой формой престижа для исследователей, и во многих случаях Максвелл успевал завладеть рынком прежде, чем кто-то осознавал, что он существует.Когда в 1957 году Советский Союз запустил «Спутник», первый искусственный спутник Земли, западные ученые ринулись догонять российских космических разработчиков и с удивлением обнаружили, что Максвелл уже в начале того десятилетия договорился об эксклюзивном англоязычном контракте на издание журналов Российской академии наук.«Его интересовало все подряд. Я ехал в Японию — там у него оказывался американец, управляющий офисом. Я отправлялся в Индию — там тоже кто-нибудь сидел», — рассказывает Эшби. И международные рынки могли приносить чрезвычайно высокую прибыль. Рональд Сулески (Ronald Suleski), который руководил японским офисом Pergamon в 1970-е годы, говорил мне, что японские научные общества, отчаянно пытавшиеся опубликовать свои труды на английском языке, бесплатно предоставляли Максвеллу права на научные результаты своих членов.В письме, посвященном 40-летию Pergamon, Эйичи Кобаяши (Eiichi Kobayashi), директор Maruzen, давнего японского дистрибьютора Pergamon, вспоминал о Максвелле так: «Каждый раз, когда я с удовольствием встречаюсь с ним, мне вспоминаются слова Ф.Скотта Фитцджеральда о том, что миллионер не заурядный человек».Научная статья, по сути, стала единственным способом систематического представления науки в мире. (Как сказал Роберт Кили (Robert Kiley), глава отдела цифровых услуг в библиотеке Wellcome Trust, второго по величине в мире частного спонсора биомедицинских исследований, «мы тратим миллиард фунтов в год, а взамен получаем статьи».) Это главный ресурс нашей наиболее уважаемой сферы специальных знаний. «Публикация — это выражение нашей работы. Хорошая идея, беседа или переписка, пусть даже речь идет о самой блестящей личности в мире… ничего не стоит, пока вы ее не опубликуете», — говорит Нил Янг из NIH. Если вы контролируете доступ к научной литературе, это по большому счету равносильно контролю над наукой.Успех Максвелла основывался на понимании природы научных журналов, к которому другие приходили лишь спустя многие годы. В то время как его конкуренты сетовали на то, что он выхолащивает рынок, Максвелл понимал, что на самом деле рынок не знает пределов. Новый The Journal of Nuclear Energy не отнимал хлеб у сотрудников журнала Nuclear Physics конкурентного голландского издателя. Научные статьи посвящены уникальным открытиям: одна статья не может заменить другую. Если появлялся новый серьезный журнал, ученые просто просили, чтобы их университетская библиотека оформила подписку и на него тоже. Если Максвелл создал в три раза больше журналов, чем его конкуренты, он и зарабатывал в три раза больше.Единственным потенциальным ограничением было замедление государственного финансирования, но на это мало что указывало. В 1960-е годы Кеннеди финансировал космическую программу, а в начале 1970-х годов Никсон объявил «войну с раком», в то время как британское правительство при поддержке американцев разрабатывало собственную ядерную программу. Независимо от политического климата поток государственного финансирования науки не иссякал.На первых порах Pergamon оказался в центре ожесточенных споров о том, насколько этично позволять коммерческим интересам проникать в якобы нестяжательный и избегающий прибыли мир науки. В письме 1988 года, посвященном 40-летию Pergamon, Джон Коулес (John Coales) из Кембриджского университета отметил, что изначально многие из его друзей «считали [Максвелла] величайшим злодеем, до поры избежавшим виселицы».Однако к концу 60-х годов коммерческие публикации считались статус-кво, а издателей рассматривали как необходимых партнеров в деле продвижения науки. Pergamon дал толчок значительному расширению области научных изданий, ускорив процесс публикаций и представив их в более стильной упаковке. Опасения ученых в связи с передачей авторских прав отступали перед удобством ведения дел с Pergamon, тем блеском, который издательство давало их работе, и перед силой личности Максвелла. Ученые, казалось, пребывали в восторге от волка, которого впустили в дом.«Это был человек из разряда „пальца в рот не клади", но мне он все равно нравился», — говорит Денис Нобл (Denis Noble), физиолог из Оксфордского университета и редактор журнала Progress in Biophysics & Molecular Biology. Максвелл нередко приглашал Нобла на деловые встречи к себе домой. «Там часто можно было застать вечеринку, неплохой музыкальный ансамбль, между его работой и личной жизнью не существовало барьера», — говорит Нобл. Затем Максвелл начинал поочередно угрозами и обаянием подталкивать его к тому, чтобы разделить выходящий два раза в год журнал на ежемесячное или двухмесячное издание, что соответственно привело бы к увеличению абонентских платежей.Правда, в конечном итоге Максвелл почти всегда склонялся к мнению ученых, а последние все больше ценили его покровительство. «Должен признаться, что, быстро распознав его хищнические и предпринимательские амбиции, я тем не менее проникся к нему большой симпатией», — в 1988 году писал о первых годах своего издания Артур Барретт (Arthur Barrett), тогдашний редактор журнала Vacuum. И это чувство было взаимным. Максвелл с большим трепетом относился к своей дружбе с известными учеными, к которым магнат испытывал нехарактерное для него благоговение. «Он рано понял, что ученые жизненно важны. Он готов был исполнить любое их желание. Это сводило остальных сотрудников с ума», — говорил мне Ричард Коулман (Richard Coleman), который в конце 1960-х работал над выпуском журналов в Pergamon. Когда издательство стало объектом враждебной попытки поглощения, The Guardian в статье 1973 года сообщила, что редакторы журналов грозились скорее «уйти совсем», чем работать на другого президента компании.Максвелл преобразил издательский бизнес, между тем повседневная научная работа оставалась прежней. Ученые продолжали нести свои работы главным образом в те журналы, которые лучше всего соответствовали их исследовательской области — а Максвелл был рад опубликовать любые исследования, которые его редакторы считали в достаточной мере серьезными. Однако в середине 1970-х годов издатели начали вмешиваться в практику самой науки, вступив на путь, который впоследствии сделает ученую карьеру пленником издательской системы и подчинит направление исследований бизнес-стандартам. Один из журналов стал символом этой трансформации.«В начале моей карьеры никто не обращал особого внимания на то, где вас публикуют, но в 1974 году все изменилось с приходом Cell, — рассказывает мне Рэнди Шекман (Randy Schekman), молекулярный биолог из Беркли и лауреат Нобелевской премии. Cell (сегодня принадлежащий Elsevier) был журналом, запущенным Массачусетским технологическим институтом для того, чтобы подчеркнуть важность новой набиравшей влияние области молекулярной биологии. Его редактором был молодой биолог по имени Бен Левин (Ben Lewin), который интенсивно, даже с каким-то литературным азартом взялся за работу. Левин ценил длинные серьезные статьи, которые давали ответы на большие вопросы, часто являлись результатом многолетних исследований, которые в свою очередь предоставляли материал для многих статей по другим направления. И, нарушая традицию, согласно которой журналы являлись пассивными инструментами передачи научной информации, он отклонял гораздо больше статей, чем публиковал.Таким образом, он создал площадку для научных блокбастеров, и ученые начали подгонять свою работу под его условия. «Левин был умный человек. Он понимал, что ученые очень тщеславны и хотели быть членами клуба избранных; Cell был „этим самым" журналом, и вам во что бы то ни стало нужно было опубликовать там статью, — говорит Шекман. — Я и сам не избежал этого давления». В итоге он отчасти опубликовал в Cell свой нобелевский труд. Внезапно место публикации стало играть чрезвычайно важную роль. Другие редакторы тоже решили проявить напористость в надежде повторить успех Cell. Издатели также взяли на вооружение показатель под названием «импакт-фактор», изобретенный в 1960-е годы Юджином Гарфилдом, библиотекарем и лингвистом, для приблизительного расчета того, как часто статьи определенного журнала цитируются в других статьях. Для издателей это стало способом оценивать и рекламировать научный охват своей продукции.Журналы новой формации с их акцентом на большие результаты попали на вершину этих новых рейтингов, а ученые, опубликовавшие свои работы в журналах с высоким «импакт-фактором», в качестве награды получали работу и финансирование. Почти в одночасье в научном мире была создана новая валюта престижа. (Гарфилд позднее сравнил свое творение с «ядерной энергией… палкой о двух концах»). Трудно переоценить влияние, которое редактор журнала теперь мог оказывать на формирование карьеры ученого и направление самой науки. «Молодые люди все время говорят мне: „Если я не опубликуюсь в CNS [общая аббревиатура для Cell / Nature / Science, самых престижных журналов по биологии], я не смогу устроиться на работу"», — рассказывает Шекман. Он сравнивает погоню за изданиями с высоким рейтингом цитируемости с системой стимулов, такой же гнилой, как банковские бонусы. «Они во многом влияют на то, куда идет наука», — говорит он.Так наука сделалась причудливым совместным предприятием ученых и редакторов журналов, где первые все чаще стремятся совершить открытия, которые могли бы произвести впечатление на последних. Сегодня, когда у ученого есть выбор, он почти наверняка отвергнет как прозаическую работу по подтверждению или опровержению результатов предыдущих исследований, так и десятилетнюю погоню за рискованным «прорывом», отдав предпочтение золотой середине: теме, которая пользуется популярностью у редакторов и с большей вероятностью обеспечит ему регулярные публикации. «Ученых побуждают проводить исследования, которые удовлетворяют этим требованиям», — сказал биолог и лауреат Нобелевской премии Сидней Бреннер (Sydney Brenner) в интервью в 2014 года, назвав такую систему «коррумпированной».Максвелл понял, что теперь королями науки стали журналы. Но его по-прежнему занимало главным образом расширение, у него все еще было хорошее чутье на то, куда движется наука и какие новые области исследований он может колонизировать. Ричард Чаркин (Richard Charkin), бывший генеральный директор британского издательства Macmillan, который был редактором в Pergamon в 1974 году, вспоминает, как Максвелл на редакционном собрании размахивал одностраничным докладом Ватсона и Крика о структуре ДНК и заявлял, что будущее — за наукой о жизни с множеством крошечных вопросов, каждый из которых заслуживает своего собственного издания. «Я думаю, в том году мы запустили около ста журналов, — сказал Чаркин. — О, Господи!»У Pergamon также появилась ветвь социальных наук и психологии. Судя по целой серии журналов, название которых начиналось с «Компьютеры и», Максвелл заметил растущее значение цифровых технологий. «Этому не было конца, — говорил мне Питер Эшби. — Оксфордский политехнический институт (ныне Университет Оксфорд Брукс) открыл факультет гостиничного бизнеса с шеф-поваром. Нам нужно было выяснить, кто глава факультета, и заставить его запустить журнал. И бац — вот вам Международный журнал гостиничного менеджмента». К концу 1970-х годов Максвеллу также приходилось иметь дело с более переполненным рынком. «В то время я работал в Oxford University Press, — рассказывал мне Чаркин. — Мы вскочили от удивления и воскликнули: „Черт возьми, эти журналы приносят приличный доход!"» Между тем в Нидерландах Elsevier начал развивать свои англоязычные журналы, поглощая внутреннюю конкуренцию через серию приобретений и расширяясь со скоростью 35 журналов в год.Как предсказывал Максвелл, конкуренция не снизила цены. Между 1975 и 1985 годами средняя цена журнала удвоилась. The New York Times сообщала, что в 1984 году подписка на журнал Brain Research стоила две с половиной тысячи долларов; между тем в 1988 году эта сумма перевалила за пять тысяч. В том же году Гарвардская библиотека потратила на научные журналы на полмиллиона долларов больше, чем то было запланировано бюджетом.Время от времени ученые ставили под сомнение справедливость этого чрезвычайно прибыльного бизнеса, которому они бесплатно предоставляли свои труды, однако именно университетские библиотекари первыми осознали организованную Максвеллом рыночную ловушку. Библиотекари использовали университетские средства для покупки журналов от имени ученых. Максвелл прекрасно об этом знал. «В отличие от других профессионалов ученые не так хорошо разбираются в ценах главным образом потому, что тратят не свои собственные деньги», — сказал он в интервью 1988 года своему изданию Global Business. А поскольку не было возможности обменять один журнал на другой, более дешевый, продолжал Максвелл, «вечный финансовый двигатель» продолжал работать. Библиотекари стали заложниками тысяч мелких монополий. Теперь в год выходило более миллиона научных статей, и им приходилось покупать их все, какую бы цену ни назначали издатели.С точки зрения бизнеса, можно было говорить о полной победе Максвелла. Библиотеки стали «захваченным» рынком, а журналы неожиданно сделались посредниками научного престижа — а это означало, что ученые не могли просто взять и отказаться от них, если бы появился новый метод обмена результатами. «Не будь мы такими наивными, давно бы признали нашу истинную позицию: поняли бы, что именно мы сидим наверху солидных денежных куч, которые умные люди со всех сторон пытаются разложить по своим кучкам», — писал библиотекарь Мичиганского университета Роберт Хубек (Robert Houbeck) в экономическом журнале в 1988 году. Тремя годами ранее несмотря на то, что финансирование науки пережило свой первый за несколько десятилетий многолетний провал, Pergamon сообщил о прибыли в 47%.К тому времени Максвелл уже оставил свою победоносную империю. Склонность к стяжательству, приведшая к успеху Pergamon, также сподвигла его на множество эффектных, но сомнительных инвестиций, в том числе в футбольные команды Oxford United и Derby County FC, телевизионные станции по всему миру, а в 1984 году — в британскую газетную группу Mirror, которой он начал уделять все больше своего времени. В 1991 году, намереваясь приобрести New York Daily News, Максвелл продал Pergamon своему тихому голландскому конкуренту Elsevier за 440 миллионов фунтов (919 миллионов сегодня). Многие бывшие сотрудники Pergamon по отдельности признавались мне, что, по их мнению, после сделки с Elsevier для Максвелла все закончилось, потому что Pergamon был компанией, которую он действительно любил. Спустя несколько месяцев он погряз в серии скандалов из-за растущих долгов, теневой бухгалтерской практики и подрывного обвинения американского журналиста Сеймура Херша (Seymour Hersh) в том, что он якобы являлся израильским шпионом, у которого был выход на торговцев оружием.5 ноября 1991 года Максвелла нашли в море близ его яхты на Канарских островах. Мир был шокирован, и на следующий день конкурент Mirror, таблоид Sun, поставил занимавший всех вопрос. «Он упал… Он спрыгнул?» — так гласил заголовок. (Было еще третье предположение, что его столкнули). Эта история на протяжении нескольких месяцев удерживалась на главных полосах британской прессы, росло подозрение, что Максвелл покончил жизнь самоубийством после того, как в ходе расследования выяснилось, что он украл более 400 миллионов фунтов стерлингов из пенсионного фонда Mirror для оплаты своих долгов. (В декабре 1991 года испанский следователь сделал заключение о несчастном случае). Догадкам не было числа: в 2003 году журналисты Гордон Томас (Gordon Thomas) и Мартин Диллон (Martin Dillon) опубликовали книгу, в которой утверждалось, что Максвелла убила «Моссад», чтобы скрыть его шпионскую деятельность. В то время как Максвелла уже давно не было в живых, начатый им бизнес процветал уже в новых руках, в ближайшие десятилетия ему предстояло достигнуть новых уровней прибыли и мировой власти.Читать полностью: http://inosmi.ru/social/20170724/239882547.htmlВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

17 июня 2016, 13:13

Специальное интервью. Великий разоблачитель Сеймур Херш

Сеймур Херш – самый громкий разоблачитель правительства США. Журналист, лауреат престижной Пулитцеровской премии, чьи публикации приводят Белый дом в ярость, а результаты его расследований становятся началом громких судебных разбирательств. Он раскрыл военные преступления армии США во Вьетнаме, рассказал о пытках в секретных тюрьмах ЦРУ, разоблачил вранье властей об убийстве Усамы бен Ладена. Он не общается с журналистами, но для телеканала «Звезда» согласился дать эксклюзивное интервью. Вероника Крашенниникова встретилась с Сеймуром Хершем, чтобы узнать, как Америка поставляет оружие террористам, почему Пентагон и ЦРУ так боятся России, и чем опасен Дональд Трамп. http://tvzvezda.ru Мы в социальных сетях: http://vk.com/tvzvezda http://facebook.com/tvzvezda http://twitter.com/zvezdanews

21 ноября 2015, 12:37

Шаг за Шагом игры на 'Мировой шахматной доске'.

Третья Мировая Война, для чайников Шаг за шагом  для понимания сегодняшней ситуации в мире

19 июня 2015, 21:36

Wikileaks: США официально не подтверждали гибель Усамы бен Ладена

США в 2011 году отказались выдать старшему сыну «террориста номер один» Абдулле бен Ладену свидетельство о смерти его отца Усамы. Об этом стало известно из дипломатических документов, опубликованных в пятницу сайтом Wikileaks. Всего в Сеть выложено более 60 тысяч документов МИДа Саудовской Аравии. После сообщений о гибели 2 мая 2011 года лидера «Аль-Каиды» Усамы беен Ладена его старший сын Абдулла отправил запрос в посольство США в Саудовской Аравии о свидетельстве о смерти отца. 9 сентября того же года посольство США ответило ему отказом. Это следует из очередной порции дипломатических документов, опубликованных сайтом Wikileaks. Всего в пятницу в открытом доступе оказалось 61,205 документов министерства иностранных дел Саудовской Аравии, в том числе и секретных. Среди опубликованных документов находится переписка ведомства с посольствами страны, отчеты саудовских аналитических институтов. Новый проект организации носит название Saudi Cables. Как известно, по официальной версии правительства США, глава «Аль-Каиды», «террорист № 1» Усама бен Ладен был уничтожен на окраине пакистанского города Абботабад американским спецназом. По завершении экспертиз тело главы «Аль-Каиды» в обстановке строжайшей секретности было на американском вертолете вывезено и захоронено в море. Согласно законам США, выдача тел террористов родственникам запрещена. Таким образом, случай с юридической точки зрения выглядит как запутанный. США официально взяли на себя ответственность за убийство бен Ладена, то есть у сына были основания потребовать такое свидетельство. Добавим, что вокруг убийства «террориста № 1» до сих пор ходит множество слухов. Осенью прошлого года бывший американский «морской котик» Роб О'Нил, который ликвидировал лидера «Аль-Каиды, рассказал, что убил бен Ладена тремя выстрелами в лицо. Информация о геройстве О'Нила вызвала возражения со стороны других «морских котиков», участвовавших в рейде. Один из них рассказал, что бен Ладена застрелили спецназовцы, ворвавшиеся в комнату с террористом раньше коллеги. История O'Нила не согласуется с фактами, изложенными в книге «Нелегкий день» (No Easy Day) еще одного бывшего спецназовца Мэтта Бизоннетта. Добавим, что в начале мая американский журналист Сеймур Херш, опираясь на данные близкого к президенту Бараку Обаме источника, заявил, что версия Вашингтона о том, как на самом деле был убит бен Ладен, – вопиющая ложь. как писала газета ВЗГЛЯД, журналист опроверг сообщения Вашингтона о том, что лидер «Аль-Каиды» в Пакистане якобы прятался, а спецназовцы из «морских котиков» его «обнаружили». Как утверждает Херш, спецслужбы Пакистана уже в 2006 году поймали бен Ладена и просто держали его в одной из тюрем, а затем продали американцам. Закладки: