• Теги
    • избранные теги
    • Люди73
      • Показать ещё
      Разное112
      • Показать ещё
      Страны / Регионы137
      • Показать ещё
      Издания4
      Международные организации11
      • Показать ещё
      Компании16
      • Показать ещё
      Формат3
      Сферы1
01 февраля, 16:36

Без заголовка

По сравнению с русскими, фашисты – это малые детки. По количеству военных преступлений, российская армия уже давно обошла все армии мира вместе взятые.Российская армия самая страшная армия в мире. И это не пропаганда и не преувеличение. Если вы не верите мне, посмотрите на карту мира. Вы действительно думаете, что более 100 народов ДОБРОВОЛЬНО вошли в состав России?Если вы в это верите – это очень плохо. Потому что правда состоит в том, что только дикая и беспощадная орда может завоевать такую территорию. Россия покорила такую территорию совершая страшнейшие военные преступления и геноцид против народов.Во время кавказской войны они вырезали миллион черкесов. Вырезали целый народ. Такого не смог сделать даже Гитлер, которого они объявили страшным чудовищем только для того, что скрыть свои, еще более ужасные военные преступления. Когда черкесы уже капитулировали, им предложили переправку на ПМЖ в Турцию. Черкесы поверили русским и согласились. До Турции никто не добрался. Их вывозили в открытое море и там топили.Самое удивительное то, что черкесов вырезали для того, чтобы помочь грузинам. Теперь вырезают грузин, чтобы помочь осетинам. Русские всегда кого-то убивают.В чем сила русской армии? В том, что она не жалеет ни себя, ни врага. Ценность жизни для русских – ничтожна. Именно поэтому с ними никто не хочет воевать. Даже китайцы. С русскими воюют только безумцы вроде Гитлера или смельчаки чеченцы.Не верьте вранью, что русские никогда не воевали с украинцами. Воевали и много раз. Все помнят о резне, которую устроил Петр Первый. Но мы не пойдем так далеко в прошлое. Последняя война была в 1918 году, когда на Украину зашло более миллиона красноармейцев, которые устроили здесь страшную резню и установили советскую власть ценой огромной крови. Затем эта советская власть устроила еще более страшный Голодомор.Теперь сюда идет такая же орда, строить еще одно светлое будущее, под названием «русский мир». Ради этого светлого будущего они готовы убивать столько украинцев, сколько понадобится.Уже сейчас они режут и убивают украинцев только за то, что они носят флаг или говорят по-украински. В Харькове за украинский флаг зарезали двух человек, в Донецке трех. И это было еще до начала войны. Когда начнется серьезная война, счет пойдет на десятки тысяч убитых. Просто за украинское слово будут забивать до смерти. Это нелюди.Вы напрасно думаете, что если вы наполовину или целиком русский и говорите по-русски, вас это спасет. В Грозном тоже было много русских, но это не спасло их от ковровых бомбардировок и гранат, которые русские Иваны бросали в подвалы в которых прятались чеченские и русские женщины с детьми.Русские совершенно не умеют воевать, потому что обучение военному искусству они предпочитают пьянство. Поэтому воюют со страшными жертвами как среди своих, так и среди мирного населения. Жукова, который посылал их с черенками от лопат вместо ружей и кирпичами вместо гранат на немецкие пулеметы они до сих пор считают великим полководцев и гениальным стратегом.Трупы убитых мирных жителей и солдат противника российские офицеры продают родным. Бесплатно получить труп для похорон не получится. У российских офицеров, продажа трупов – это бизнес. Так было в Чечне и Грузии.Если вы думаете, что протесты матерей убитых солдат смогут остановить бойню – вы ошибаетесь. Не смогут. Жизнь солдата для российского руководства ничего не значит. Не верите? Вспомните Норд-Ост и Беслан. Они не жалеют даже детей. А солдат вернувшийся с войны, в России считается чем-то вроде чуда. Те, кто служил в советской армии, помнят, что офицеры не стесняясь говорили солдатам сколько минут они проживут после начала войны.Если у вас есть дети женского пола в возрасте от 13 лет, лучше их вывезти из зоны оккупации. Российские солдаты – это насильники. Насилуют женщин и детей они обычно пьяные и толпой, потом убивают или запугивают. Правды вы не добьетесь. Подробнее можете почитать про подвиги «героя россии» полковника Буданова. Чеченцы убили его именно за изнасилования и убийства чеченских девочек. Российские политики объявили его героем. Куда угодно, но девочек вывозите и прячьте.Таких Будановых в Чечне были сотни. Он просто стал символом насилия и убийства чеченских девочек.В детстве нам очень много рассказывали про фашистов, которые сжигали целые деревни за сотрудничество с партизанами. Русская армия делает то же самое. Если в вашем населенном пункте появятся повстанцы, будет зачистка во время которой убивать будут всех без разбора, даже беременных женщин и грудных детей.Если интересует как российская армия делает зачистки посмотрите фильмы на You Tube по запросу Самашки. От увиденного волосы встают дыбом, но к несчастью это правда. Геноцид чеченцев был сумасшедшим. Их вырезали целыми селениями.Именно после одной из таких зачисток Шамиль Басаев и совершил свой знаменитый рейд в Будённовск. Он просто показал россиянам, что творит их армия в Чечне.Русских правозащитников, которые пишут правду про военные преступления российской армии – убивают. Последние громкие убийства Анна Политковская и Наталья Эстемирова. Это очень известные люди не только в России, а и за рубежом. Их убили с демонстративной жестокостью, чтобы не было сомнения за что. А Путин дал двусмысленный комментарий по поводу обоих убийств, чтобы всем было понято, что он совсем не против расправы над этими женщинами.Еще одна опасность, которая ждет людей, попавших под российскую оккупацию – эскадроны смерти. Эти эскадроны делают российских оккупантов более страшными, чем гитлеровцев. У немцев ничего подобного никогда не было, россияне практикуют это на всех оккупированных территориях. Когда они покидали чеченские селения в посадках находили целые братские могилы.Эскадроны смерти на оккупированных территориях появляются сразу после входа российских войск. Вначале пропадают люди нелояльные к оккупантам, потому потенциально нелояльные, а потом пропадают те, на кого пришел донос или кто косо посмотрел на оккупанта, проще говоря все подряд.Для того, чтобы избежать ада под названием «русский мир» нужно воевать и помогать воевать украинской армии и украинскому сопротивлению. Жизнь под российской оккупацией – это ходьба по минному полю.В любой день с человеком может случиться несчастье. Вас может застрелить пьяный русский солдат или офицер (а трезвыми они никогда не бывают), на вас может написать донос какой-то плохой человек, вы можете попасть под зачистку, оказаться родственником повстанца или просто не оказать должного почтения оккупанту. Одна из целей бесконечного празднования победы России над фашизмом – скрыть свои военные преступления. Жестокая правда состоит в том, что Советская (читай российская) армия во время второй мировой войны совершила намного больше военных преступлений чем гитлеровцы.Немецкая армия никогда не участвовала в карательных операциях. Также немецкая армия не участвовала в геноциде евреев. Это делали специальные подразделения нацистов. А российская армия в 1945 году убила 2 миллиона немецких женщин. И это только в течении 3 месяцев оккупации. Немцы таких зверств на оккупированных территориях никогда не совершали.Фашизм безусловно страшное зло и однозначно преступен. Но фашисты не насиловали и не убивали русских женщин и детей. Миф про жестокую немецкую армию старательно поддерживается идеологами русизма для того, чтобы скрыть преступления российской военщины.Многие наивные люди ждут прихода России и русских войск. Если это случится, всех их ждет большое разочарование. Они думают, что русские сделают им хорошую жизнь, пенсии и зарплаты.На самом деле, Россия ведет себя как бык-осеменитель. Увидел территорию, которую можно захватить, влезает туда, ставит там российский флаг и… забывает про нее.Русские умеют только оккупировать. Что-то создавать или строить какое-то светлое будущее они не умеют, им это просто не интересно. Созидание не свойственно русскому характеру. От созидания они начинают хандрить и скучать. Русским нужен кураж. А настоящий кураж им дает только водка и война.Поэтому если вы любите Россию, матрешек и балалайки, мой вам хороший совет – любите это все на расстоянии. Все знаменитые русские предпочитали любить Россию из нерусского Петербурга и еще более нерусского Парижа. Так намного безопаснее.Все, что вам рассказывали в детстве про фашистов – можете забыть.

24 декабря 2016, 05:28

Взрывной эффект лжепроповедей

В ноябре в Москве и Петербурге ФСБ задержаны группы подозреваемых в подготовке «резонансных» терактов. По данным следствия, они связаны с запрещенной в России террористической организацией «Исламское государство» (ИГ) и собирались действовать по «парижскому сценарию»: взорвать несколько бомб и одновременно открыть стрельбу в многолюдных местах.

23 декабря 2016, 12:32

Что мы знаем о террористах-смертниках?

Террорист-смертник многими из нас, благодаря целенаправленной массированной пропаганде СМИ, воспринимается как некий свихнувшийся одиночка, с которым невозможно бороться и которого невозможно вычислить. Так ли это?

08 декабря 2016, 13:00

Путь Бабицкого: от Ичкерии Басаева к Чечне Кадырова

Последний раз в Чеченской республике журналист Андрей Бабицкий был в 2005 году. Да и не Чечня это была, а граница Ингушетии с Чечнёй. Горы. Лес. Там, где скрывались боевики. — Я просил интервью с Доку Умаровым. Мне сказали: "Приезжай в Ингушетию в такое-то место". Там я сел в машину, в машине сидел Шамиль Басаев. Меня везли, петляя, чтобы не запомнил дорогу. В лесу я брал у него интервью, — рассказывает Бабицкий. Интервью не было комплиментарным, но после него все силовые структуры получили взбучку. Ведь Басаев — "террорист № 1" — был в розыске. Его искали не только федеральные спецслужбы, но и Рамзан Кадыров со своими бойцами. Басаев взял на себя ответственность за теракт на стадионе в Грозном, в результате которого был убит первый президент Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров. И вот спустя более десяти лет Андрей Бабицкий вместе со съёмочной группой Лайфа решил проверить, насколько сейчас межнациональный мир в республике соответствует понятию "российская нация" и существует ли угроза, о которой так любят говорить наши либералы при удобном случае, отсоединения республики с оружием в руках. А заодно было интересно понаблюдать, какое впечатление произведёт воссозданная Чечня на одного из самых неоднозначных журналистов времён двух чеченских кампаний, который вёл свои репортажи не из пресс-центра в Моздоке, а со стороны боевиков.  Андрей ехать в Чечню не особо хотел. Об этом он говорил всю дорогу Москва — Владикавказ — Грозный. В начале двухтысячных он уехал жить в Чехию вместе с семьёй, общался в основном с чеченцами-эмигрантами. Вероятно, по этой причине его критическое отношение к руководству республики только росло. Для своего исследования мы решили взять социокультурный подход, при этом почти исключив общение с высокопоставленными чиновниками региона, а информацию получая от людей на местах. Точки на карте ставил Андрей, он выбирал те места, где сам бывал в 90-е. Первая остановка — село Бамут, в чеченские войны село было стёрто с лица земли.  — Я его помню полностью разрушенным. Руины, ничего более, — Андрей ведёт машину в Ачхой-Мартановский район. — Я ничего особо не жду. Приедем — увидим. Скептицизм не покидает Бабицкого. Я впервые увидела Чечню уже восстановленную, а на его глазах её рушили. Рушили обе стороны. Андрей запомнил, что на въезде в Бамут в первую чеченскую лежал сбитый учебный самолёт Л-39. И сейчас по дороге он видит всё те же названия, ту же местность, те же горы, вот только разрушений нет и дорога гладкой лентой вьётся, а Бабицкий вспоминает, с каким трудом пробивались в Бамут через Ингушетию и какая непроходимая грязь была на дорогах. — Вышел из машины — и сразу забудь, что у тебя была чистая обувь. Вообще забудь, что у тебя была обувь, — смеётся Андрей. В каждом населённом пункте мы решили по приезде сразу заходить в местную администрацию — нас никто не просил и не заставлял, но Андрей настаивал и на соблюдении этических норм, да и официальную информацию тоже надо учитывать. В Бамуте мы посетили в том числе и школу, где учатся 84 ребёнка. В большинстве своём девочки. В следующем году в первый класс пойдёт рекордное количество детей для Бамута — 15 человек. — Говорят, мальчики — к войне, а девочки — к миру, — с грустной улыбкой произнесла директор школы Луиза Межуева. — Не надо больше войн. Столько лет разрушали, теперь всё восстанавливаем. Люди возвращаются. Сёла вновь оживают. Дети в школе и местные жители говорят по-русски чисто. Директор школы в Бамуте поясняет: на изучение русского языка в неделю выделяется 5 часов. Все предметы, кроме чеченского языка, преподаются на русском. — Впечатляет, да? — обратилась она к Бабицкому. — Да, — Андрей удивляется, речь чеченцев он помнит с сильным акцентом, особенно в горных районах. Школьная библиотека пока скудная — есть произведения и русских классиков, и чеченских поэтов и писателей, занимают они три небольших стеллажа. На отдельной полке стоят издания по правам ребёнка, за ними виднеются три портрета — Владимира Путина, Ахмата-Хаджи Кадырова и Рамзана Кадырова.  Из окна школы видна спортивная площадка, по ней бегут мальчишки, в 95–96-м так бегать было небезопасно. С Лысой горы обстреливались все окрестности, говорит Бабицкий. — Бабицкий, что, не узнаёшь? — мы стоим возле школы, около нас остановилась машина, из неё вышли двое мужчин. — Мы с тобой в дудаевской ставке встречались. Старые знакомые — журналист и двое бывших ичкерийцев — стали вспоминать прошедшие времена: — Ты же в первую войну по всем этим лесам прошёл. Вся Чечня с замиранием слушала, что скажет Бабицкий. Андрей рассказывает своим старым знакомым, что сейчас он работает в Донецке и взгляды свои изменил с либеральных на прогосударственные. — Поменял взгляды. Теперь работаю на и для России, — улыбается он, а бывшие боевики одобрительно кивают. Мы возвращаемся в Грозный, Андрей ведёт машину и делится своими мыслями.   — Вряд ли это можно услышать вот так — напрямую, от жителей республики, наверное, есть ощущение у некоторых из них, что вот эта дудаевская вольница, которая в начале 90-х правила этой территорией, уничтожая последовательно государственные институты, дискриминируя русских, она в значительной степени явилась причиной всех бедствий. Повторения этих бедствий не хочет никто. У меня ещё во время первой кампании такое было ощущение, а сейчас даже стойкое убеждение появилось, что большинство людей в республике, с которыми приходилось сталкиваться, они не мыслят своей жизни вне России. — Да, конечно, фантастика, — Андрею всё больше нравилась наша командировка. — Все города чистые. Нет привычной грязи. Дороги сделаны очень разумно. Можно сказать, что дороги с человеческими лицами. Мы приехали на родину Шамиля Басаева, в село Ведено. Там тогда ещё корреспондент радио "Свобода" Андрей Бабицкий потерял первую машину, всего же за войну у него "погибло" пять авто. Мы подъехали к белому трёхэтажному зданию, где раньше был интернат. — В 1995 году здесь располагался главный штаб Масхадова. Тут мы и попали под серьёзную раздачу, — рассказывает Андрей. Стоя возле восстановленного здания, которое теперь служит чем-то вроде склада, Бабицкий вспоминает, как припарковал машину и пошёл во флигель за домом. И в этот момент авиация нанесла удар. Машину подкинуло на крышу и завалило обрушившейся стеной. — Это был второй или третий месяц войны. У меня в голове такой ветер свистел, что, кажется, ничего не было страшно. Голова была пустая, на самом деле, да и сейчас не особо, — смеётся он. В Ведено познать частичку Русского мира нам удалось только в длительном ожидании руководства района, с которым мы так и не встретились из-за пресловутых совещаний. Оставив Ведено, мы решили забраться повыше и отправились в столицу Кавказского имамата — Дарго. Дорога в Дарго меняется от асфальтированной и переходит в грунтовую. Но очень ровную. Зимой, говорят местные жители, приходится подниматься на цепях. Дарго находится высоко-высоко в горах, выше 694 метров над уровнем моря. В село мы ехали сквозь густой туман, сквозь который местами проступали очертания деревьев и деревянных домов. — Как с точки зрения картинки, Серёга? — спросил Андрей у нашего оператора. —Сайлент-Хилл, — Серёга наслаждался видами, как и мы. В первую чеченскую Андрей Бабицкий был в селе Дарго. В здании, где был пионерский лагерь, тогда жил Шамиль Басаев. Рядом находилась баня. Андрей рассказывает, что Шамиль пригласил его как-то в баню, а он попросил разрешения сделать фотографию Басаева в неглиже. — Ни у кого нет фотографии Басаева ню, а у меня бы была, — смеётся Бабицкий. Басаеву это не понравилось, журналисту он ничего не сказал, а вот его провожатым был сделан жёсткий выговор. Сейчас от здания пионерского лагеря остался только каркас, рядом находится деревянный домик — администрация, может, она как раз и была раньше баней, в которой мылся Басаев. Рядом с бывшей резиденцией Шамиля Басаева находится ещё один не разрушенный, но заброшенный дом, ровно на этом месте был дом, где жил имам Шамиль. Он, конечно, перестроен, но какая-то часть фундамента сохранилась. По преданию, которое нам пересказал сотрудник администрации Умар, когда Михаил Воронцов шёл с армией, в Дарго пришли дагестанцы и сказали, что даргинцы хотят предать имама Шамиля и выдать русским. Шамиль поверил и ушёл с дагестанцами. Но предателями оказались дагестанцы, а не даргинцы. — У Шамиля ничего не получилось с имаматом, а знаете, что стало причиной? Чеченцы, — другую версию тех событий рассказал Андрей. Умар говорит, что жители села — все коренные даргинцы. Наследники тех, кому не поверил Шамиль. В селе Дарго до сих пор не признают имамат, но своей историей гордятся. — Село не умирает, потому что каждый считает, что если он отсюда уйдёт, то предаст предков. У каждого из нас как минимум 5 детей, хоть один, но останется в горах. Село будет жить, — с уверенной надеждой говорит чеченец. Когда мы уже уезжали, Умар обратился к Андрею, который критиковал отношение федеральных войск к мирному населению Чечни: — Помнишь апрель 1996 года? Ельцин тогда говорил, что не будут бомбить. А ты по радио передавал, что, по твоим данным, бомбёжка будет. И через два часа она началась. Многие мирные граждане тогда спаслись. В Грозном Бабицкий стал ориентироваться только на третий день. Никак не мог привыкнуть к созиданию. Виды сегодняшней Чечни бередили душу Андрея. В таких ситуациях нужно ждать, когда человек сам начнёт рассказывать, когда будет готов. — Те же названия, а всё другое. Конечно, много сделано. Но портретов Путина уж слишком много. От такого засилья боюсь опять его разлюбить, — шутит Андрей с присущим журналистам цинизмом. Действительно, по всей Чечне висят портреты Владимира Путина, Ахмата-Хаджи Кадырова и Рамзана Кадырова. Правильную вертикаль власти ты усваиваешь за 15 минут, проехавшись по Грозному. Постоянное напоминание о том, что первым президентом Чеченской республики был Ахмат-Хаджи, вполне объяснимо — руководство стремится к тому, чтобы чеченцы рассматривали свою республику в рамках российской государственности.  Сейчас население Чечни не видит себя вне России. И это не показуха. В День народного единства на главную площадь Грозного вышли тысячи жителей. На кадрах, которые транслировали СМИ, видно, как молодёжь, не сговариваясь, поёт гимн России, а потом гимн Чечни. — Внешняя атрибутика играет большую роль в формировании общественного сознания. Даже российские флаги на автомобильных номерах, — поясняет большое количество портретов Путина и Кадырова председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при главе Чеченской Республики Тимур Алиев. Тимур и Андрей знают друг друга с первой чеченской кампании. Из-за того, что один перешёл на работу к Кадырову, а другой принял пророссийскую позицию по ситуации на Украине, обоих часть либерального крыла российской интеллигенции предала анафеме. — В своё время Тимур был главной надеждой либерального сообщества, но перешёл на работу к Кадырову. И его тогда прокляли все б***и, — Бабицкий не стесняется в выражениях. Российские либералы ругают Кадырова, дескать, в республике нет оппозиции. У Андрея есть ответ, что основные оппоненты главы Чечни выступали под двумя флагами — Ичкерии и радикального ислама. И отсутствие либерального сообщества в Чечне — не главная сейчас проблема, ведь оппонирование власти в республике было очень глубоким, очень сильным, с оружием в руках, и обошлось в десятки тысяч жизней. — Оппозиции нет, её и не может быть, потому что все оппозиционеры — они либо покинули республику и находятся за границей, либо лежат в лесах или где-то там похоронены. Какой-то период должен пройти, чтобы оформилось гражданское общество, пока мы не имеем его даже в зачатке, потому что есть другие традиционные структуры, которые позволяют решать проблемы самого общества. Тейпы, вирды, другие родовые и религиозные сообщества, которые в тяжёлых ситуациях выполняют роль третейского судьи. Андрей рассказывает, что он немного по-другому представлял себе сегодняшнюю Чечню, а всё из-за общения с эмигрировавшими боевиками. — Сейчас марево, морок националистический развеялся. Никогда не общайтесь с зарубежными чеченцами, если не хотите составить неверное мнение о народе, проживающем на этой территории. Не все боевики эмигрировали; те, кто воевал против федеральных властей в связи с тем, что так сложились жизненные обстоятельства, остались в республике. Одного бывшего боевика мы встретили в Русском драматическом театре имени Лермонтова. До войны он окончил ГИТИС, после войны работает по специальности, актёром. Андрея он узнал сразу. — Не показывайте Бабицкому нашу оружейку! — брутально пошутил теперь уже актёр, чеченцы любят так шутить. Такой юмор я встречала у евреев, которые прошли немецкие концлагеря. Культура — ещё один важный момент единства с российской нацией. Главный режиссёр драмтеатра имени Лермонтова Ахмед Хамзатов говорит, что труппа формируется. Зрителя они своего воспитывают с самого раннего возраста — на спектакли привозят детей со всей республики. Из постановок большей популярностью пользуются комедии — "люди хотят смеяться". Только вот московские и питерские театры не особо жалуют Чеченскую республику. Это и понятно. Ведь большинство представителей творческой интеллигенции либерально настроены. Бабицкий тоже думал, что Чечня скована страхом, везде нукеры Кадырова наводят на людей ужас, сеют страх, и республика пребывает в оцепенении. — Абсолютно свободная территория. И, на мой взгляд, люди в каких-то достаточно широких пределах мыслят достаточно спокойно. Есть, конечно, красные флажки, за которые они выходить не будут. И связано это, конечно, с руководством республики. Но о российских делах, о собственных проблемах они высказываются достаточно свободно, — Андрей уверен, что Чечня становится частью российского гражданского ландшафта и за счёт большого количества специалистов из остальной России. — А может, ну эту затею к чёрту? — Бабицкий не хочет ехать к Кадырову.  — Нет, Андрей, поехали, — в последний день нашей командировки мы прибыли в резиденцию главы Чеченской республики. Сказать честно, ни у Кадырова, ни у Бабицкого особого желания встречаться не было. Но когда женщина бросает белый платок, мужчины всё же идут на некое подобие мира. Нашу встречу интервью не назовёшь. Отношение к Бабицкому у руководства республики, мягко говоря, неодобрительное. Глава республики Рамзан Кадыров называет журналиста "удуговской трубой" (Мовлади Удугов — пресс-секретарь Дудаева, главный идеолог ваххабизма в Ичкерии. — Прим. ред.), так Андрея ещё при жизни называл Ахмат-Хаджи. Да и Андрей считал Кадырова абсолютным злом, держащим республику в страхе. Андрей спокойно начал рассказывать о своих впечатлениях о республике, казалось, что Кадыров не слушает. — Республика, которую вы разрушили, — вдруг резко прервал речь журналиста глава Чечни. — Я ничего не разрушал, — моментально парировал Бабицкий.  И тут понеслось. — Как не разрушал? — А я в каком качестве разрушил? — Рупор Удугова — Бабицкий. Всё, что Удугову хотелось донести до общества российского, доводил Бабицкий. — Он выступал сам, его записывали из Москвы, а я делал исключительно репортажи. Вы ошибаетесь, Рамзан Ахматович, во-первых, я никогда не поддерживал, как мне это постоянно приписывают, этносепаратизм. Я против всякого национализма, а уж тем более я не поддерживал исламистов. — Вот я не мог найти Басаева, а ты в любое время мог найти его. Я тысячами людей бегал за ним, давал большие деньги, чтоб найти его. Убить его. А ты в любое время мог найти Басаева и других мог найти. Как так? Я в Чечне живу, знаю каждый кустарник, горы, леса. Ночи не спал — бегал за ним. А ты приезжал откуда-то там, находил его, брал интервью и уезжал. Удугов — первый, кто похитил человека вместе с Березовским. Я видел и слышал, как они договаривались. — Удугова записывали в Москве. Я делал репортажи. С Басаевым я делал интервью только один раз, в Ингушетии. У меня была другая мотивация, мне не нравилось, как здесь себя ведут федеральные войска. У меня многое, конечно, изменилось в жизни, и взгляды в том числе, но то, как себя вели федеральные войска, как в первую, так и во вторую войну, я считаю неприемлемым. Рамзан Кадыров стал поглаживать бороду с внутренней стороны от подбородка — верный признак, что он злится или рассержен (дарю наблюдение Михаилу Галустяну). Накал в разговоре не спадал. — Когда здесь будет больше демократии, больше свободы? Для СМИ, для общественных организаций? — спросил Бабицкий. — Андрей Бабицкий, которого я лично не перевариваю, у меня отношение к тебе, как к Удугову. Вот ты живёшь в Чечне семь дней, ходишь по горам, в городе. Кто-нибудь у тебя спрашивал документы? Нет! И это не демократия? Андрей Бабицкий ездит по горной части, проезжает блокпосты — и никто его не останавливает, ничего не спрашивает, камеру не забирают, не указывают, что говорить, что нет. Это разве не свобода слова? — Конечно, для меня это конкретно свобода слова. Но здесь нет такой распространённой практики, чтобы рядовые граждане критиковали руководство. — Ты думаешь, они боятся меня? — Конечно! — Давай любой населённый пункт. Я приеду туда, и если меня увидит любой ребёнок и не подойдёт и не обнимет меня, если у них в глазах не будет любви ко мне, а будет страх, я даю тебе слово, я уйду. Я не буду работать в этой республике. Меня боятся те люди, которые совершают преступления, террористы или их поддерживающие. Нормальные люди, которые хотят жить, их 1 400 000, они меня все поддерживают. Все знают, что, пока я в Чечне, врагам России на Кавказе ловить нечего. Если меня не ругают, это не значит, что они меня боятся. Почему они должны ненавидеть меня? Я всю жизнь отдал службе народу, я многое потерял ради службы народу. Естественно, после разговора, который сначала шёл со скрипом, а потом перешёл в эмоциональную бурю, Кадыров и Бабицкий не стали друзьями. Но, как показалось со стороны, Бабицкому всё же удалось переубедить главу Чечни, что он не был идеологом сепаратизма, не поддерживал этнократию ичкерийскую, а уж тем более фундаментальный ислам. Да и журналист убедился, что в республике нет такого страха, чтобы люди замирали при упоминании каких-то запретных тем. После того как Бабицкий сказал Кадырову, что его некоторые взгляды поменялись и теперь они на одной стороне, бороду глава Чечни стал аккуратно поглаживать с внешней стороны, собирая в кулак, — подобрел. Утром следующего дня мы уезжали из Грозного — весело и с шутками.  — Кадыров — это такой запор, скрепа, ограничитель, который необходим, чтобы вновь встать на путь собирания государственности, на путь врастания в Россию. Я не думаю, что он лидер навсегда для чеченцев, и его время пройдёт, когда эта территория наконец-то избавится от тяжелейшего обморока, в котором она довольно длительное время пребывала. И время такого гражданского управления — оно рано или поздно наступит. Сейчас такой вариант генерал-губернаторства необходим и имеет свои логику и основание, — рассуждал Андрей по дороге во Владикавказ, откуда мы вылетали в Москву. Все опасения относительно того, что чеченцы могут при неблагоприятной политической конъюнктуре снова навострить лыжи куда-нибудь на сторону, абсолютно беспочвенны. Бабицкий полагает, что стремление жить в мире с остальной Россией подкреплено опытом тяжелейших бед, выпавших на долю республики за две войны. — Они получили безграничную свободу, хреново ею воспользовались — и теперь надо путь проходить обратно. Последствия этой свободы исправлять. Только вместе с Россией у Чечни есть будущее. Мы выезжаем из Чечни, на границе никто нас не тормозит и не спрашивает документы, бородатые статные парни с автоматами безразлично провожают машины взглядом. На посту развеваются флаги России и Чечни. Чеченская головоломка — репортаж Андрея Бабицкого

22 ноября 2016, 21:50

Соучастник теракта на Дубровке открестился от Шамиля Басаева // Пособник террористов утверждает, что не знал, зачем возил оружие в Москву

В Московском окружном военном суде фигурант дела о захвате заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году Хасан Закаев признал, что привозил в Москву оружие и взрывчатку. При этом он утверждал, что не знал, для чего предназначался арсенал, а также отрицал свое участие в банде, которую возглавлял Шамиль Басаев. Последний, по версии следствия, планировал и организовывал теракты в Москве, в том числе захват театрального центра, в ходе которого погибли 130 человек и сотни получили тяжелые увечья.

22 ноября 2016, 18:34

22.11.2016 18:34 : Дело предполагаемого соучастника захвата заложников в Театральном центре на Дубровке начал рассматривать суд

Дело предполагаемого соучастника захвата заложников в Театральном центре на Дубровке начал рассматривать Московский окружной военный суд. Сам Хасан Закаев частично признал свою вину. Закаев признал только один из пунктов обвинения, он не отрицает, что действительно в 2001 и 2002 года привозил оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества в Москву. Однако уверяет, цели их дальнейшего использования не знал. В суде была озвучена и версия гособвинение, согласно которой фигурант дела, помимо незаконного оборота оружия, участвовал в преступном сообществе, которое создал Шамиль Басаев, убийствах и покушениях, был пособником в терроризме и захвате заложников. Закаев полностью отрицает свою причастность к этим деяниям. Один из потерпевших Сергей Карпов, у которого на Дубровке погиб сын, удивлен, что на скамье подсудимых только человек, который имеет косвенное отношение к осуществлению теракта, в то время как настоящие виновные не найдены и не наказаны. Об этом Карпов сказал в интервью «Эху Москвы». Представитель потерпевших, адвокат Карина Москаленко намерена добиваться полноценного расследования дела о теракте на Дубровке, наказания виновных и соблюдения прав родных погибших и пострадавших. Всего потерпевшими по делу признали 900 человек, сегодня на заседании присутствовали не более 20. Судья Михаил Кудашкин заверил, было сделано все для оповещения людей о начале процесса. Председательствующий отметил, что не каждый потерпевший получил информацию, поскольку у  многих изменились адреса проживания и телефоны. Некоторые сами заявили о нежелании участвовать в процессе, кто-то не смог по разным жизненным обстоятельствам. Теракт в Театральном центре на Дубровке произошел в октябре 2002 года, группа боевиков захватила в заложники зрителей и артистов мюзикла «Норд-Ост», погибли 130 человек.

22 ноября 2016, 15:58

Участники теракта на Дубровке планировали захват Большого театра

Организаторы теракта на Дубровке могли нанести удар по Большому театру, концертному залу имени Чайковского или ДК имени Горбунова.

22 ноября 2016, 14:17

Фигурант дела о теракте на Дубровке частично признал вину

Стали известны новые подробности теракта на Дубровке, который произошел в 2002 году.

22 ноября 2016, 13:40

В 2002 году террористы в Москве планировали осуществить теракт в Большом театре

РИА Новости со ссылкой на источники в следственных органах сообщает некоторые подробности террористического акта в концертном центре на Дубровке в Москве (октябрь 2002 года).

02 ноября 2016, 10:30

02.11.2016 10:30 : Дело обвиняемого в организации захвата заложников на Дубровке начнёт рассматривать Московский окружной военный суд

Дело обвиняемого в организации захвата заложников в театральном центре на Дубровке сегодня начнёт рассматривать Московский окружной военный суд. Это произойдёт спустя 14 лет после теракта, в котором погибли 130 заложников и были убиты 40 террористов. На скамье подсудимых уроженец Чечни Хасан Закаев. Его задержали в декабре 2014 года. Многие годы после теракта на Дубровке Закаев был в международном розыске. Задержали предполагаемого террориста при попытке въехать в Крым с территории Украины по поддельным документам. Его заподозрили в причастности к организации захвата заложников в театральном центре на Дубровке. Закаева задержали и привезли в Москву и отправили в СИЗО Лефортово. По версии следствия, Хасан Закаев входил в преступную группу, которую возглавлял чеченский полевой командир Шамиль Басаев. Террористам обвиняемый доставлял в Москву оружие и взрывчатку. Участники группы по данным следствия хотели также взорвать один из столичных Макдональдсов и устроить теракт возле концертного зала Чайковского рядом со станцией метро Маяковская. Закаеву грозит до 20 лет лишения свободы. Процесс будет открытым, уточнил адвокат подсудимого. Он не стал уточнять, признаёт ли подсудимый вину. И сообщил только, что Закаев выскажет свою позицию сегодня. Шесть соучастников теракта на Дубровке ранее получили длительные сроки заключения. В международном розыске остаётся ещё один подозреваемый в соучастии в преступлении Герихан Дудаев.

19 октября 2016, 17:15

Мнения: Андрей Бабицкий: Не сотвори себе погибель

Гибель таких людей, как Басаев и Умаров, быстро приводит к деградации возглавляемых ими образований. Гибель в Донецке Арсения Павлова не нанесет никакого ущерба обороноспособности Донецкой народной республики. 10 июля 2006 года в районе села Экажево в Ингушетии взорвался КамАЗ с боеприпасами, в кузове которого находился террорист № 1 в России, лидер салафитского подполья Чечни Шамиль Басаев. Еще через 7 лет, в 2013-м, погиб Доку Умаров, амир «Имарата Кавказ» – квазигосударственной сетевой структуры, формально объединявшей салафитские вооруженные группировки из различных республик Северного Кавказа. Я намеренно упоминаю лишь эти два имени, хотя в ваххабитском мартирологе их десятки, поскольку считаю, что именно после ликвидации Басаева началось постепенное разложение подполья, а с гибелью Умарова процесс вошел в завершающую фазу. Сегодня разве что эксперты по региону смогут назвать по именам людей, которые продолжают носить громкие титулы амиров или кадиев, тогда как еще 15 лет назад фамилии того же Басаева, Радуева, Гелаева были на слуху фактически у каждого россиянина. Крайне малочисленное образование, обнаруживающее себя во все более редких перестрелках главным образом в Дагестане, продолжающее называть себя «Имаратом Кавказ», для постороннего взгляда – это не имеющая ни лиц, ни персонализации по командирам группа фанатиков из Зазеркалья, отмирающий атавизм, доставшийся в наследство от двух чеченских войн. Уничтожение знаковых фигур подполья было тем ключом, которым отпирался ларец с кащеевой иглой – смерть сильных, харизматичных фигур неизбежно вела к схлопыванию всей террористической структуры. Гибель Арсения Павлова не нанесет ущерба обороноспособности ДНР (фото: Сергей Аверин/РИА Новости) Причина этого заключается в сектантском характере салафитских верований, которые наделяют правом на спасение только членов самой салафитской группы, объявляя всех пребывающих за ее пределами муртадами, то есть вероотступниками. Любая секта изолирована от нормальной жизни, ее внутреннее существование поддерживается не обычными человеческими стремлениями и заботами, а искусственными идеями беспощадной войны между двумя категориями людей – между познавшими истину и ее отринувшими. Такие группы сплачивает исключительно ненависть и вера в смерть как в способ обретения рая. Ни одно, ни другое не способны обеспечить естественное, гармоничное течение жизни, салафитские идеалы иссушают душу, замыкая ее на образах и идеалах войны, гибели, отрешения от всего земного. Жить в таком чудовищном напряжении всех душевных сил, на абсолютном духовном плоскогорье, где не растет ни единое деревце, где не светит солнце, не слышно детского смеха, нормальному человеку не под силу. Именно этим объясняется то обстоятельство, что в салафитской среде нет недостатка в добровольцах, готовых исполнить роль живой бомбы при проведении террористического акта. Излюбленная сентенция салафитов – «мы любим смерть больше, чем вы любите жизнь» – это не риторическое преувеличение, а абсолютная, медицинская правда. Главной образующей силой секты служит личность проповедника, убежденность которого в проповедуемых истинах удерживает сектантов в шизофреническом единстве. Восхищение его убежденностью, готовностью жертвовать собой ради идеала, неприхотливостью, личным мужеством завораживает рядовых членов террористической группы, дает им уверенность в необходимости продолжения борьбы. Личная присяга конкретному имени, лидеру является характерной особенностью северокавказского подполья, хотя понятно, что сами сектанты не осознают этого, считая, что они подчиняются исключительно воле Аллаха. Именно такими полевыми проповедниками и были отдельные командиры подпольных подразделений «Имарата Кавказ» – не только Басаев и Умаров. Гибель таких людей быстро приводит к деградации возглавляемых ими образований, поскольку лишает их объединительной энергии. Именно поэтому, кстати, я не очень верю в долговечность и масштаб угрозы, связанной с активностью террористов в арабском мире. Да, ущерб, наносимый терактами и войной, достаточно велик  (еще и в силу своей демонстративной антигуманности), но это кратковременная, хотя и сгустившаяся до предела тьма, которой суждено развеяться по естественным причинам. Гибель в Донецке полковника, командира десантного батальона Арсения Сергеевича Павлова не нанесет никакого ущерба обороноспособности Донецкой народной республики. Его фигура пополнит собой пантеон героев, а защитники ДНР как вели борьбу против нацизма, так же точно и продолжат ее вести. Дело в том, что Русский мир – это не сектантское сознание, русский мир – это сама жизнь, наполненная отнюдь не только войной. Более того, война идет на рубежах, а само его пространство – это люди с их ежедневными заботами, стремлениями, здесь ярко светит солнце, смеются дети, колосятся поля и стоят, как часовые, березовые рощи. Те, кто оберегает это огромное счастье, это незаслуженное богатство, не мыслят себя изолированной группой, которой только и явлена истина, а остальных – заблудшими душами, потерявшими право на спасение. Они такие же, как и все остальные люди, живущие на бескрайних просторах Отечества. В Русском мире все части соединены в единое целое – воины и хлебопашцы, художники и ученые заняты великим общим делом. Они заботятся о своих семьях, близких, далеких, о Родине, служа именно этим ценностям и идеалам, а отнюдь не избранному лидеру или кумиру. Отдельный человек в этой культуре не может быть источником сакрального, оно явлено в общности всех русских – живших, живущих, еще только готовящихся жить, но с единою душой, которая именуется Россией: «Эта – с щедрыми нивами, Эта – в пене сирени, Где родятся счастливыми И отходят в смиреньи. Где как лебеди – девицы, Где под ласковым небом Каждый с каждым поделится Божьим словом и хлебом». Даже если сильные и яркие люди уходят в мир иной, то, ради чего необходимо продолжать жизнь, борьбу, работу, остается неизменным, пугающе огромным и все так же непереставаемо дорогим и любимым. А жить и воевать, когда вперед тебя толкает не ненависть к другим, а напротив, любовь к ним, страстное желание уберечь их от невзгод и горя, когда душу наполняет великая благодарность за дар, именуемый жизнью, так же естественно и просто, как дышать. Дышать полной грудью, ощущая великое солидарное биение миллионов сердец. Теги:  секты, исламские террористы, ДНР, русский мир, ополчение

05 октября 2016, 19:05

"База негодяев". В продаже оказались личные данные 20 млн россиян - в том числе фсбшников

В продаже оказались базы данных 20 млн клиентов и должников крупнейших банков России, с указанием ФИО, адресов, телефонов и места работы (службы). В базе оказались и персональные данные сотрудников засекреченных подразделений ФСБ, в том числе и тех, которые как раз призваны не допускать утечки такого рода баз. Также среди засвеченных клиентов - высокопоставленные чиновники, депутаты и более 100 тысяч действующих или бывших сотрудников силовых структур. В категорию "отказы по кредитам" также попали почему-то тысячи ВИЧ-инфицированных (данные о болезни которых являются медицинской тайной). The Insider выяснил, откуда на прилавках радиорынков появились персональные данные россиян, как в базе оказался Владимир Жириновский и по каким критериям россиянам отказывают в кредите. Берут нарасхват Улыбчивого африканца, раздававшего у станции метро "Щукинская" рекламные буклеты, я заметил издалека. На бумажках было написано: "Любые базы данных" и указан номер телефона. Звоню и представляюсь частным детективом из Подольска, который якобы по заказу одной богатой дамы наводит справки об очередном любовнике. - Профессиональных альфонсов лучше всего пробивать по "Базе негодяев" - отвечает голос в трубке. - Ее сейчас берут нарасхват и там собраны должники банков и всякие преступники. - А какая цена? - Десять тысяч рублей... На втором этаже Митинского радиорынка меня уже поджидал молодой парень с флешкой: - Может, еще чего нужно? Есть клиенты украинского Приватбанка, пошли закрытые базы на жителей Крыма, Донбасса, должников Службы судебных приставов, оперативка и сводки из Наркоконтроля... - А это реальная информация? - интересуюсь я. - Обижаешь. Сами же менты и приносят... Федеральный скоринг "База негодяев" весит 42 Гб. Вставляем флешку в компьютер и видим названия файлов: "Федеральный скоринг 2015", "Должники Сбербанка", "Стоп-листы ВТБ-24", "Должники Уральского банка реконструкции и развития", "Недобросовестные заемщики "Русского стандарта", "Банки Негатив" и т.д. Открываем файл "Федеральный скоринг 2015": всего указано 11 169 690 человек с адресами, телефонами, местом работы (службы), комментариями и примечаниями. Для тех, кто не знает, что такое скоринг, поясняем: это специальная компьютерная программа оперативной оценки клиента (потенциального заемщика), которой пользуются банки и микрофинансовые компании. В "Федеральный скоринг" внесены не только недобросовестные заемщики банков, но и оперативная информация российских силовых структур на международных террористов, людей, находящихся в федеральном розыске и судимых за различные преступления. Другими словами, этот такой межбанковский черный список клиентов. база одного из банков В категории "террорист" обнаружились 4195 человек. В основном это уроженцы Ближнего Востока, Индонезии, Сирии, а также Чечни, Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии. К примеру, в негодяйской базе до сих пор "обитает" ликвидированный в 2006 году российскими спецслужбами командир чеченских боевиков Шамиль Басаев. Согласно тем же данным, в федеральном розыске числятся 625 808 человек, в графу "преступник" внесены 559 868 россиян и "ранее судимых" - 165 035. Тут же можно узнать, чем же "прославились" указанные персонажи. Например, "житель Саратова Ахмедпаша Хангереев 1940 г.р. из ревности отрубил голову сожительнице", "гражданин Бученков изнасиловал Е., а затем вымогал деньги у Гришина" или "в ночь с 7 января 2005 г. гражданин Чернов В.В. проник в погреб пенсионерки Семеновой и похитил консервов на общую сумму 300 рублей". Холодная голова, чистые руки и просроченный кредит Кстати, в популярную у покупателей "Базу негодяев" угодили и сами сотрудники спецслужб. Набираем в графе "место работы" ФСБ - тут же выскакивают 1503 фамилии с домашними адресами, паспортными данными, рабочими и мобильными телефонами. Причем некоторые чекисты в анкетах указали свои должности: "начальник отдела", "руководитель подразделения", "оперуполномоченный", "дежурный комендант", "сотрудник оперативно-поискового управления" и т.д. После долгой паузы фсбшник заявил: "Это какое-то умышленное предательство. Я обо всем доложу начальству". Упоминаемое оперативно-поисковое управление (ОПУ) ФСБ - одно из самых засекреченных подразделений. Сотрудники, больше известные как "топтуны" или "опушники", ведут скрытое наблюдение и используют документы прикрытия. При этом даже близкие родственники "топтунов" не догадываются, чем, собственно говоря, они занимаются. По указанному телефону мы дозвонились одному из "опушников", и после долгой паузы он заявил: "Это какое-то умышленное предательство. Я обо всем доложу начальству". В "скоринге" обнаружились личные данные оперативников из другого сверхсекретного подразделения Лубянки - Управления "В" Центра информационной безопасности (ЦИБ) ФСБ. Как известно, ЦИБ входит в Департамент контрразведки ФСБ и как раз противодействует преступлениям в области электронной коммерции и незаконному распространению персональных данных. Судя по комментариям служб безопасности банков, не все чекисты являются обладателями холодной головы, горячего сердца и чистых рук. К примеру, руководитель подразделения К., "скрывается и постоянно меняет телефоны", оперуполномоченный Ж. - "взял в кредит холодильник и отказывается платить, заносим в базу негодяев", а про другого, оперуполномоченного С., можно узнать следующее: "На правовые последствия реагирует с усмешкой. Попытка выйти на непосредственного руководителя безуспешна (не соединяют). Передаем коллекторам". В том числе, среди "негодяев" полно пенсионеров ФСБ, которые проходят по категории "злостный неплательщик". Тут же можно прочитать и оперативные комментарии коллекторов: "Постоянно врет и изворачивается", "Чистый мошенник", "Делает вид, что не работает телефон", "Дочь сообщила, что отец взял в долг у половины города и все проиграл в казино". Помимо скрывающихся от коллекторов чекистов, в негатив попали и сотрудники ФСО, взявшие кредит в "Русском стандарте". Президентских охранников набралось 90 человек, и некоторые, судя по записям, тоже не особо следуют заветам Железного Феликса. Цитируем: "Все время бегает и прячется", "Телефон не берет, удалил свои странички в интернете", "Мерзкий тип. Работает начальником столовой ФСО. Отправили 8 SMS, 2 письма, 28 звонков, осуществлен 1 выезд на дом, одни обещания, что скоро погасит задолженность". Валидол, Шакро и Дед Хасан Среди других "негодяев" обнаружился известный уголовный авторитет Валид Лурахмаев по прозвищу Валидол. Согласно записям, его разыскивают за организацию нескольких заказных убийств на территории России, Франции и Турции и кражи из ячейки Сбербанка 20 млн евро, принадлежащих бывшему депутату Госдумы Михаилу Слипенчуку. По данным источника The Insider, ранее Валидола частенько видели в кабинетах Госдумы, он тесно сотрудничал с российскими спецслужбами и своим знакомым показывал документы прикрытия, якобы выданные МВД Чечни. В апреле 2016 года в Стамбуле киллера задержали турецкие полицейские с паспортом на имя уроженца Москвы Александра Смирнова: ему инкриминируют причастность к убийству Абдулвахида Эдильгериева - родственника бывшего министра печати и информации Ичкерии Мовлади Удугова (с 2005 года Удугов числится в федеральном розыске - The Insider). Помимо террористов и убийц, в категорию "преступник" попали 89 российских воров в законе. Пожалуй, самыми известными являются недавно арестованный за вымогательство Захарий Калашов (Шакро) и убитый в 2013 году Аслан Усоян (Дед Хасан). Шакро объявило в международный розыск МВД Грузии, а "дедушку" внес в черный список "Хоум Кредит энд Финанс Банк". В ФСБ отказались пояснить The Insider, как в базу попали данные из их архивов о репрессиях. А один из представителей службы безопасности банков на условиях анонимности рассказал, что в службах безопасности банков зачастую работают как прикомандированные фсбшники, так и уволившиеся из МВД полицейские, которые сохранили свои связи с бывшими сослуживцами и черпают оттуда нужную информацию. "Видимо, из архива ФСБ тупо скачали всех судимых с 1917 года", - пояснил источник.(http://theins.ru/obshestv...)

13 сентября 2016, 10:30

Семь мифов о терроризме

К 15-летию пока ещё самого резонансного теракта в истории человечества возникает желание немного поразмыслить, как изменилось в обществе восприятие терроризма и как продвинулась научная мысль в решении этой проблемы. Со всей определённостью можно сказать, что за эти полтора десятилетия терроризма в мире стало только больше, причём настолько, что он приобрёл ежедневный характер. Из-за обилия терактов, особенно на Ближнем Востоке, СМИ предпочитают сообщать только о самых крупных и значимых, прямо как предсказывали двадцать лет назад белорусские фантасты Брайдер и Чадович в своей трилогии "Миры под лезвием секиры". При этом мы можем наблюдать те же заблуждения о природе терроризма, целях террористов и методах борьбы с ними, что и раньше. Рассмотрим же основные мифы и легенды в этой области. Миф первый. Терроризм — это идеология. — Терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий, — именно такое определение терроризму даёт Федеральный закон от 6 марта 2006 года № 35 "О противодействии терроризму", который также уточняет, что совокупность действий по подготовке и совершению терактов именуется террористической деятельностью. Таким образом, создаётся путаница между терроризмом и террористической деятельностью, которую усугубляет частое использование термина "террор" как синонима и первого, и второго. Гораздо логичней было бы не разделять терроризм и террористическую деятельность, определяя их как оружие слабого против сильного, удары исподтишка с целью устрашения, а вот террором считать насилие сильного против слабого или же сопоставимого по силам противника. Как, например, друг в отношении друга действовали красные и белые в годы Гражданской войны. Может ли терроризм быть идеологией? Может, но только в редких и нетипичных случаях. Так, примером людей, для которых сам процесс терроризма является целью, могли бы стать серийные маньяки: ведь они убивают преимущественно мирных людей, параллельно наводя ужас на остальных. Им нравятся как сами убийства, так и реакция на них в обществе, однако по закону такого рода преступления террористическими в России не считаются. Индийская секта тугов-душителей тоже массово убивала мирных людей, терроризируя остальных, однако их деятельность имела уже смешанный характер: с одной стороны, ритуальные убийства были необходимы для культа богини Кали, а с другой стороны, они приносили материальные блага и укрепляли власть сектантов, с которыми вполне можно было договориться. В определённом смысле современными последователями тугов можно назвать группу сатанинских и черномагических сект, которые периодически практикуют человеческие жертвоприношения, однако террористами с точки зрения закона они опять-таки не считаются. Все классические террористические организации современности, равно как и подавляющее большинство их предшественников, считают терроризм не идеологией, а инструментом продвижения идеологий — когда-то политических, а сейчас преимущественно религиозных. И в достижении своих целей они используют не только террористические атаки. Ведь нередко больший эффект имеет тот же "Тахриро-Майдан". Об этом, кстати честно говорил один из исламистских богословов Али Карадаги, который, по-отечески журя дагестанских террористов, ставил им в пример поразительные успехи восставшей молодёжи в Египте, Тунисе, Сирии и других некогда мирных странах. Миф второй. Терроризм — это страшнейшее из зол К сожалению, терроризм далеко не худшее из зол, в том числе и XXI века. Как уже упоминалось выше, терроризм для террористических организаций является лишь инструментом, который при необходимости легко заменяется на другой. Пока террористическая организация малочисленна и слаба, она действительно концентрируется на террористической деятельности, однако, приобретая влияние и захватывая территории, вполне может перейти к гораздо более опасным вещам, именуемым террором. На примере ИГИЛ* или "Джебхат ан-нусры"* мы можем воочию наблюдать, чем терроризм отличается от террора. Одно из самых неспокойных мест на земле — город Багдад, в котором террористы убивают сотни людей в год, — всё же выгодным образом отличается от Мосула, в котором терактов мало, зато много боевиков ИГИЛ. Террор позволяет убивать людей быстрее и больше, чем терроризм любой интенсивности, и именно он является главной бедой современности. К сегодняшнему дню террористы воюют уже дивизиями, располагают сотнями единиц бронетехники, беспилотниками и химическим оружием. Некогда редкие смертники, каждый подрыв которых был устрашающей сенсацией, стали у них по факту отдельным родом войск и применяются регулярно. Терроризм является тяжёлой и опасной болезнью, способной радикально ослабить государственный организм, как это было с Российской империей. Но эта болезнь не смертельна, пока не переходит в следующую стадию. Настоящие проблемы у человечества начнутся, когда ваххабиты сравняются по силам с адептами Гитлера образца 30—40-х годов прошлого века. И у них есть такой шанс. Миф третий. Идеологию можно победить только идеологией В неком гипотетическом идеальном мире, возможно, так и происходит: в споре побеждает достойнейший, а гуманистическая идеология всегда торжествует над человеконенавистнической, причём исключительно мирным путём. Но мы живём в реальном мире и регулярно наблюдаем, что добро без кулаков выживает с трудом. Тот же нацизм мы победили в первую очередь силой оружия, а не пропагандой или увещеваниями. И без Красной армии все благородные антифашисты из Германии сгинули бы в концлагерях, хотя их моральное превосходство над фашистами было неоспоримо. Да и другие примеры очень наглядны: ни секту ассасинов, ни секту тугов, ни китайских "боксёров" или террористов из  "Аум синрикё"* никто особенно к миру не призывал и более эффективной идеологией не побеждал. Их просто нейтрализовали сами простыми и надёжными способами. Как рассказывал мне в 2013 году верховный муфтий Сирии Бадреддин Хассун, после появления в его стране особенно агрессивных проповедников ваххабизма — предтеч нынешней гражданской войны — мягкий и человеколюбивый Башар Асад предложил ведущим традиционным богословам морально задавить ваххабитов, разоблачив их доктрину. Так были потеряны и время, и жизни многих интеллектуалов: исламисты не стеснялись применять против них самое эффективное в современных богословских диспутах средство — пулю или взрывчатку. Таким образом, деструктивную идеологию только идеологией победить нельзя и предпочитать ракетно-бомбовым ударам антитеррористические конференции или митинги не только бесполезно, но и вредно. Миф четвёртый. Террористы — это обычные бандиты. Если воспринимать террористов как обычных бандитов и бороться с ними соответствующими методами, то можно потратить впустую много времени и сил. Обычные бандиты и мечтают обычно — об особняках, лимузинах и гаремах из фотомоделей, в то время как захват мирового господства их интересует мало. Самым удачливым удаётся взять под контроль крупное село или небольшой город, да и то ненадолго. Обычный бандит не будет подрывать себя при задержании и не отправит на самоубийственную атаку свою жену или ребёнка. С ним всегда можно договориться или купить, а вот с закоренелым сектантом такое уже не проходит. Современные террористические организации куда ближе к религиозным сектам, чем к бандам, что объясняет исключительные фанатизм и жестокость их последователей. Они живут в своей системе координат, где мораль позволяет убивать женщин и детей, вырезать целые народы и истреблять мировое культурное наследие ради высшей цели. И ради этой цели они готовы не только убивать, но и умирать. Миф пятый. Главные причины терроризма — бедность, социальная несправедливость и коррупция Нередко приходится слышать, что в террористы идут люди бедные и страдающие от социальной несправедливости. Возможно, эта гипотеза восходит к временам марксизма-ленинизма, где большинство социальных проблем объяснялось угнетением бедных богатыми. В реальности же элиту террористов составляют люди обеспеченные и вполне уважаемые — Бен Ладен, Шамиль Басаев, Докку Умаров или "халиф" аль-Багдади. Их средства в некоторых случаях исчислялись миллиардами долларов, да и от социальной несправедливости они явно не страдали. Главными рассадниками терроризма в мировом масштабе являются богатейшие Саудовская Аравия и Катар, а вот нищая Бангладеш своими террористами особенно не знаменита. В то же ИГИЛ из России бегут студентки престижных вузов, актёры, имамы, бизнесмены, а вот о выехавших туда бомжах СМИ почему-то не сообщают. Конечно, есть среди террористов люди небогатые, но особой роли они не играют и обычно используются как пушечное мясо. Что же до коррупции, то она облегчает жизнь террористам, но вовсе не является стимулом для их деятельности: ведь коррупция у нас во всех частях света, а вот терроризм — нет. Миф шестой. Террористы очень невежественные люди, и их можно легко переубедить На практике следование этой гипотезе выражается в созыве конференций, выпуске учебников, чтении лекций и прочей просветительской работе. Предполагается, что, усвоив нужную информацию, террорист быстро станет нормальным человеком и просто нужно до него эту информацию довести. Другое дело, что невежественными дураками террористы оказываются редко — иначе откуда у них столько денег, профессиональных бойцов и прекрасных пиарщиков? Членами терорганизаций становятся и доктора наук, и популярные журналисты, и нейрохирурги, и даже олимпийские чемпионы. И они прекрасно знают все доводы контртеррористов, но почему-то убеждений не меняют. Что же до лёгкого переубеждения террористов, то оно возможно, только сначала их нужно поймать. А пока террорист не схвачен, объяснять ему преимущества мирной жизни и работы в офисе перед полной романтики жизни "моджахеда" дело бессмысленное и бесполезное. Действительно, во многие секты люди вовлекаются обманом, как, например, в "пацифистскую" секту "Аум синрикё". Но современные террористические секты очень честны и не врут о своих целях и методах, напротив, гордо транслируя кадры массовых расправ. Случайно попасть в то же ИГИЛ практически невозможно, хотя на суде каждый второй игиловец будет утверждать обратное. Миф седьмой. Проблему терроризма могут решить духовные лидеры Коль скоро почти все террористы современности именуют себя мусульманами, а лидеры исламской религии настаивают на мирном характере своей религии, то кажется, проблему терроризма решить элементарно просто: нужно собрать всех муфтиев и аятолл, которые одной фетвой полностью разоблачат заблуждения террористов и вернут их в лоно истинного ислама. На самом деле с таким же успехом можно собрать съезд самых авторитетных коммунистов и призвать капиталистов к отказу от своей парадигмы. В случае ислама, правда, традиционалистов не только проигнорируют, но ещё могут зарезать, свидетельством чему сотни, если не тысячи убитых ваххабитами суннитских и шиитских богословов. У террористов давно есть своё богословие и свои богословы, поэтому мнение нормальных мусульман их не интересует. В заключение хотелось бы заметить, что пути победы над террористическими организациями известны большинству специалистов в этой сфере, но называть их они стесняются: ведь тогда придётся честно говорить о том, что пока существуют страны — рассадники ваххабизма, эта проблема решения не имеет. А призывать к их тотальному уничтожению как-то неудобно, негуманно и нетолерантно. * Деятельность организаций запрещена на территории России Верховным судом.

03 сентября 2016, 19:57

День памяти: самые кровавые теракты в России

3 сентября в России вспоминают жертв терроризма. В этот день в 2004 году был совершён один из самых чудовищных террористических актов: в школе Беслана боевики захватили более тысячи детей, их родственников и учителей. В результате спецоперации большинство заложников были освобождены, 334 человека погибли. RT вспоминает самые кровавые теракты, произошедшие на территории нашей страны. После бесланской трагедии президент России объявил 3 сентября Днём памяти жертв терроризма. В годовщину этого скорбного события по всей стране проходят траурные митинги, минуты молчания, концерты-реквиемы, в память о погибших зажигают свечи и запускают в небо 334 белых шара - по числу жертв теракта. В этот день вспоминают не только жертв Беслана, но и всех россиян, пострадавших от рук террористов. К местам трагедий люди несут цветы. В Москве траурные акции проходят у Памятника жертвам терроризма на Дубровке. Школа №1 в Беслане 1 сентября 2004 года в североосетинском городе Беслане боевики захватили более 1100 учащихся школы №1, их родственников и учителей. Людей загнали в спортзал и держали там три дня без еды и воды. 2 сентября после переговоров с экс-президентом Республики Ингушетии Русланом Аушевым бандиты отпустили 25 женщин и детей. 3 сентября в здании началась стрельба и взрывы, сотрудники спецслужб были вынуждены начать штурм. Большинство заложников освободили, 334 человека погибли, из них 186 детей. Более 800 были ранены. Боевиков уничтожили, одного выжившего приговорили к смертной казни, заменённой на пожизненное заключение. Ответственность за теракт взял на себя международный террорист Шамиль Басаев (ликвидирован в 2006 году). Теракт на Дубровке 23 октября 2002 года в Театральный центр на Дубровке в Москве ворвалась группа вооружённых боевиков. На сцене шёл мюзикл "Норд-Ост". Террористы взяли в заложники более 900 человек и заминировали здание. Они объявляли себя смертниками и требовали вывода российских войск из Чечни. Утром 26 октября спецназ начал штурм, во время которого был применён нервно-паралитический газ. Главарь боевиков Мовсар Бараев и большая часть террористов были уничтожены, трое задержаны. Погибли 130 заложников. Ответственность за теракт взял на себя Шамиль Басаев. Прерванный полёт 24 августа 2004 года практически одновременно разбились два пассажирских самолёта. Оба вылетели из Московского аэропорта Домодедово: Ту-154 авиакомпании "Сибирь" направлялся в Сочи, Ту-134 авиакомпании "Волга-Авиаэкспресс" - в Волгоград. Взрывы на бортах лайнеров произошли с разницей в минуту в 22:54 и 22:55. Взрывные устройства привели в действие террористки-смертницы. Все пассажиры и члены экипажа в обоих самолётах погибли. Число жертв - 89 человек. Взрывы в Московском метро 6 февраля 2004 года на Замоскворецкой линии метро между станциями "Автозаводская" и "Павелецкая" был взорван вагон. Смертоносное устройство привёл в действие террорист-смертник. В результате 41 человек погиб, около 250 были ранены. 29 марта 2010 года две террористки-смертницы устроили взрывы на станциях метро "Лубянка" и "Парк Культуры". Погиб 41 человек, пострадали более 90. Ответственность за теракт взял на себя Доку Умаров (ликвидирован в 2013 году). Ещё два теракта произошли в непосредственной близости от станций метро. 8 августа 2000 года в подземном переходе на Пушкинской площади в Москве сработало взрывное устройство: погибли 13 человек, 118 получили ранения. 31 августа 2004 года смертница взорвала себя у метро "Рижская": погибли 10 человек, 50 были ранены. Кровавый сентябрь 1999 года В сентябре 1999 года Россию потрясла целая серия терактов. 4 сентября в дагестанском Буйнакске рядом с пятиэтажным домом 3 на улице Леваневского, в котором проживали семьи военнослужащих 136‑й мотострелковой бригады Минобороны России, был взорван грузовик ГАЗ‑52. В машине находилось 2,7 тыс. килограммов взрывчатого вещества из алюминиевого порошка и аммиачной селитры. Были разрушены два подъезда, 58 человек погибли, 146 были ранены. Позднее ещё 6 человек скончались от полученных травм. 8 сентября произошёл взрыв в Москве на улице Гурьянова. Взрывное устройство сработало на первом этаже 9-этажного жилого дома 19. Два подъезда были полностью уничтожены. Погибли 92 человека, 264 были ранены. 13 сентября прогремел взрыв на Каширском шоссе в Москве - в подвальном помещении 8-этажного жилого дома. Мощность взрыва - 300 килограммов в тротиловом эквиваленте. Погибли 124 человека, 9 получили ранения. 16 сентября в городе Волгодонске Ростовской области около 9-этажного дома на Октябрьском шоссе сдетонировал начинённый взрывчаткой грузовик ГАЗ‑53. Мощность взрыва составила 1-1,5 тыс. килограммов в тротиловом эквиваленте. В результате обрушилась фасадная часть двух подъездов, на некоторых этажах возник пожар. Погибли 19 человек, всего пострадавших - 310. "Невский экспресс" Первая попытка подорвать "Невский экспресс" была предпринята 13 августа 2007 года. Тогда с рельсов сошли электровоз и 12 вагонов, около 60 человек были ранены. 27 ноября 2009 года произошёл второй теракт - на 285 километре Октябрьской железной дороги. Три последних вагона сошли с рельсов. Погибли 28 человек, ранены более 90. Волгоград-2013 Накануне Нового года в Волгограде произошло два террористических акта. 29 декабря 2013 года в здание железнодорожного вокзала пытался пройти террорист-смертник, но был остановлен старшим сержантом полиции Дмитрием Маковкиным. Террорист привёл взрывное устройство в действие на входе у досмотровой зоны. Погибли 18 человек, 45 были ранено. Дмитрий Маковкин, предотвративший проникновение террориста в зал ожидания, был посмертно награждён орденом Мужества. На следующий день, 30 декабря, произошёл ещё один теракт - в троллейбусе 15А в Дзержинском районе города взорвал бомбу другой смертник. Погибли 16 человек, пострадали 25. Зал ожидания в Домодедове 24 января 2011 года в Московском аэропорту Домодедово в зале международных прилётов террорист-смертник привёл в действие взрывное устройство. Взрыв прогремел в толпе встречающих. Погибли 38 человек, пострадали 116.(https://russian.rt.com/ar...)

01 сентября 2016, 20:31

АД БЕСЛАНА. (ФОТО 18+)

12 лет назад в Беслане произошел один из самых масштабных терактов по количеству жертв. 1 сентября 2004 года террористы захватили школу №1, заминировали спортивный зал и удерживали на территории учреждения более 1100 человек. Среди них — дети, их родители и сотрудники школы. В течение двух с половиной дней заложники содержались в тяжелейших условиях, им было отказано в воде и еде. В результате трагедии погибли 334 человека, в том числе 186 детей, были убиты, еще около 800 - ранены. Спустя две недели после событий ответственность за захват школы взял на себя один из лидеров чеченских сепаратистов Шамиль Басаев.В мае 2006 года к пожизненному заключению был приговорен Нурпаши Кулаев – единственный выживший захватчик.

01 сентября 2016, 12:43

Беслан 01.09.2004. Помним одну из самых страшных трагедий современной России. Погибли 333 человека, из них 186 - дети

Террористический акт в Бесла́не - захват заложников в школе № 1 города Беслана (Северная Осетия), совершённый террористами утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании 1128 заложников (преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы) в тяжелейших условиях, отказывая людям даже в минимальных естественных потребностях. На третий день около 13:05 в школьном спортзале произошли взрывы, и позже возник пожар, в результате чего произошло частичное обрушение здания. После первых взрывов заложники начали выбегать из школы, и силами Центра специального назначения Федеральной службы безопасности (ЦСН ФСБ) был предпринят штурм. Во время хаотичной перестрелки, в том числе с участием гражданских лиц, пользовавшихся личным оружием, было убито 28 террористов (трое, включая одну из смертниц, погибли в период с 1 по 2 сентября. Единственный взятый живым террорист, Нурпаша Кулаев, был арестован и впоследствии приговорён судом к пожизненному заключению. Хотя большинство заложников были освобождены в ходе штурма, в результате теракта погибли 314 человек из числа заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, и свыше 800 получили ранения разной степени тяжести (см. подробнее). Экономический ущерб от теракта превысил 34 миллиона рублей. Ответственность за организацию атаки публично взял на себя Шамиль Басаев, опубликовав заявление на сайте чеченских сепаратистов "Кавказ-центр" 17 сентября 2004 года. По состоянию на 2016 год, следствие по делу о теракте, начатое Генеральной прокуратурой 1 сентября 2004 года, оставалось открытым. Расследование обстоятельств теракта проводили несколько независимых друг от друга комиссий, экспертных групп и общественных организаций, однако многие обстоятельства, включая реальное количество террористов, возможный побег многих из них, действия правительства во время переговоров и штурма здания, а также причины ограниченного и противоречивого освещения в СМИ, оспариваются до сих пор. Некоторые комментаторы придерживаются мнения, что гибель заложников была вызвана операцией по их освобождению. Теракт в Беслане стал заключительным в череде террористических атак, совершённых в России в 2004 году, после чего политическое руководство страны осуществило ряд серьёзных реформ в законодательстве[10]. В частности, были отменены выборы губернаторов и созданы Общественная Палата, Национальный антитеррористический комитет и "Комиссия по вопросам улучшения социально-экономического положения в ЮФО". Текст Wikipedia(https://pbs.twimg.com/med...)

01 сентября 2016, 12:43

Беслан 01.09.2004. Помним одну из самых страшных трагедий современной России. Погибли 333 человека, из них 186 - дети

Террористический акт в Бесла́не - захват заложников в школе № 1 города Беслана (Северная Осетия), совершённый террористами утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании 1128 заложников (преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы) в тяжелейших условиях, отказывая людям даже в минимальных естественных потребностях. На третий день около 13:05 в школьном спортзале произошли взрывы, и позже возник пожар, в результате чего произошло частичное обрушение здания. После первых взрывов заложники начали выбегать из школы, и силами Центра специального назначения Федеральной службы безопасности (ЦСН ФСБ) был предпринят штурм. Во время хаотичной перестрелки, в том числе с участием гражданских лиц, пользовавшихся личным оружием, было убито 28 террористов (трое, включая одну из смертниц, погибли в период с 1 по 2 сентября. Единственный взятый живым террорист, Нурпаша Кулаев, был арестован и впоследствии приговорён судом к пожизненному заключению. Хотя большинство заложников были освобождены в ходе штурма, в результате теракта погибли 314 человек из числа заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, и свыше 800 получили ранения разной степени тяжести (см. подробнее). Экономический ущерб от теракта превысил 34 миллиона рублей. Ответственность за организацию атаки публично взял на себя Шамиль Басаев, опубликовав заявление на сайте чеченских сепаратистов "Кавказ-центр" 17 сентября 2004 года. По состоянию на 2016 год, следствие по делу о теракте, начатое Генеральной прокуратурой 1 сентября 2004 года, оставалось открытым. Расследование обстоятельств теракта проводили несколько независимых друг от друга комиссий, экспертных групп и общественных организаций, однако многие обстоятельства, включая реальное количество террористов, возможный побег многих из них, действия правительства во время переговоров и штурма здания, а также причины ограниченного и противоречивого освещения в СМИ, оспариваются до сих пор. Некоторые комментаторы придерживаются мнения, что гибель заложников была вызвана операцией по их освобождению. Теракт в Беслане стал заключительным в череде террористических атак, совершённых в России в 2004 году, после чего политическое руководство страны осуществило ряд серьёзных реформ в законодательстве[10]. В частности, были отменены выборы губернаторов и созданы Общественная Палата, Национальный антитеррористический комитет и "Комиссия по вопросам улучшения социально-экономического положения в ЮФО". Текст Wikipedia(https://pbs.twimg.com/med...)

31 августа 2016, 19:24

Наше время: «Беслан. 12 лет спустя»

С 1 сентября 2004 года город Беслан перестал быть просто административным центром Правобережного района Северной Осетии. Он стал «городом ангелов». Городом, где, в результате террористического акта в здании бесланской школы, навсегда остались жизни более трёхсот человек, 186 из которых – дети. Террористический акт в Беслане стал последним в череде терактов весны-лета 2004 года. Ответственность за него, по данным информационных агентств, взял на себя чеченский террорист Шамиль Басаев. Об этих тяжёлых днях, о героях этого времени и сохраняющейся террористической угрозе поговорим сегодня с членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, представителем от исполнительной власти Республики Северная Осетия – Алания Таймуразом Дзамбековичем Мамсуровым.

28 августа 2016, 08:12

Чечня в России: национализм и государственность?

Мы публикуем стенограмму дискуссии, состоявшейся в рамках первого цикла образовательного проекта «Гражданин Политолог»с участием Эдуарда Понарина – заведующего Лабораторией сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ, Андрея Стародубцева – доцента департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ СПб и научного сотрудника Центра исследований модернизации ЕУСПб и Александровского института Университета Хельсинки и Ирины Бусыгиной – профессора кафедры сравнительной политологии Университета МГИМО. Эдуард Понарин. Известно, что у человека всегда много разных идентичностей, и он может из этого репертуара выбирать что-то в зависимости от ситуации. Этот процесс называется идентификацией. Как правило, этот выбор зависит от того, что данному человеку в данный момент выгодно. Наверное, все более или менее знают теорию рационального выбора, которая определяет поведение индивида, действующего в рамках своих интересов. Если говорить о тех идентичностях, которые присутствуют на данный момент в чеченском обществе, то помимо общечеловеческих и семейных следует выделить родоплеменные, затем религиозные. Последние бывают разными даже в одном народе, и есть споры и даже насилие по поводу разных религиозных идентичностей, равно как и по поводу разных родоплеменных идентичностей. Наконец, мы можем говорить о национальной идентичности. Я сторонник теории модернизации, и убежден, что для того, чтобы понять чеченское общество, нужно сдвинуться от реперной точки на несколько столетий назад. Ну, например, в «Русской правде» Ярослава Мудрого институт кровной мести был заменен вирой, т.е. денежным штрафом родственниками погибшего. К эпохе Ивана Грозного от родоплеменных отношений в российском обществе мало что оставалось. В чеченском обществе все не так и это отчасти фактор географии, потому что высоко в горах, в настоящих горах, не в предгорьях, государство очень сложно организовать. Государство - это, опять же, довольно сложная структура, для которой требуется экономическая база. Экономическая база в горах крайне скудна, люди там живут очень традиционно и очень бедно, а государство возникло там гораздо позже, чем в других местах. Соответственно, тот цивилизационный процесс, который связан с государственными образованиями, начинается высоко в горах гораздо позже. Поэтому родоплеменные отношения до сих пор там актуальны. Идентичность чеченского общества: от рода к религии Род – это, конечно, не государство, но в определенном смысле род тоже можно рассматривать в качестве политического образования. По крайней мере, у рода тоже есть силовая структура. Почему? Потому что если у тебя угнали скот или убили твоего родственника, то ты непременно должен выяснить кто виновен. Значит, нужно найти виновных и жестоко их покарать, чтобы всем неповадно было обижать твой род, потому что индивид – ничто, коллектив в этом обществе – все. Если на честь рода покусились, то это будут помнить очень-очень долго, и о твоих представителей рода будут вытирать ноги, этого допустить нельзя. Есть такая байка: сговаривали девушку одному молодому чеченцу, и одна бабушка сказала: «Нет, за них нельзя выдавать, их предки в 1919 году кричали «Ура!» Советской власти. За таких людей нашу дочь мы не можем выдать». То есть понимаете, честь родовая до сих пор имеет большое влияние. И это основная и до сих пор главенствующая классификация в чеченском обществе. Были образования и чуть более высокого уровня, которые по-русски назывались «вольными обществами», а арабским термином называются «джамъат». Это либо одно село, либо несколько недалеко лежащих друг от друга сел, которые мстят вместе. Они помогают друг другу, поддерживают друг друга. Это что-то отдаленно напоминающее города-государства в древней Греции. Это был высший уровень политической структуры, который до самого недавнего времени существовал в чеченских землях. Вторая идентичность, о которой я хотел поговорить – это исламская идентичность, относительно недавнее явление. Несмотря на то, что арабы принесли ислам на Кавказ еще в VII веке, это касалось, в основном, Южного Кавказа. На северном Кавказе ислам был несколько поверхностным, наряду с ним существовали христианские верования, а самыми сильными были языческие. Это продолжалось вплоть до ХVIII века. В XVIII веке образовалось исламское государство и об этом нужно поговорить отдельно. Во-первых, были проповедники, которые импортировали определенную форму ислама - суфийский ислам. Это такие братства, которые напоминают монашеские христианские ордена, но люди живут обычной жизнью, получают духовные наставления у духовного лидера, лидера организации. Таких организаций может быть много. Послушников называют мюридами, а лидера называют шейх, но есть и другие названия. Эта форма ислама была импортирована на Северный Кавказ в XVIII веке. Проповедниками были как чеченцы, так и, например, аварцы. В конечном итоге это привело к образованию исламского государства на территории почти всего северного Кавказа. Но нужно пояснить, почему так получилось. Эта форма организации была одновременно антифеодальной и антирусской. Дело в том, что это совпало по времени с распространением Российской Империи на северный Кавказ. Связано это было со взаимным интересом к православной Грузии, но Грузия отделена от России Большим Кавказским хребтом. Сначала были прямые попытки, несколько батальонов посылались при Екатерине II в Грузию, но, когда возникла заварушка с Персией эти два батальона ничего, будучи отрезанными от основной России, сделать не смогли, и были вынуждены уйти с позором. Поэтому Россия попыталась установить какую-то коммуникацию через осетинские земли. Военная грузинская дорога проходила через территорию Осетии, значительная часть осетин как бы принимала христианство, но, у них, как и у чеченцев были свои собственные верования: часть была исламизирована, часть христианизирована, и то и другое было довольно поверхностно, но более или менее безопасно по этой военной дороге было связываться с Грузией. Справа или слева, т.е. к западу или к востоку, были земли горцев, которые никем не контролировались, горцы время от времени нападали на караваны, которые ходили по этой военной грузинской дороге, а кроме того нападали на казаков, которые к северу от Кавказа обосновались и были, на тот момент, подданными Российской Империи. Возникло два анклава: один «западный» по преимуществу черкесский, под ними мы понимаем и кабардинцев, и адыгов, и шапсугов, может быть даже абазинов. «Восточный анклав» – это чеченцы, аварцы, даргинцы и другие народы горного Дагестана. Вот на этих неконтролируемых территориях возникло теократическое исламское государство, возглавляемое имамом. Идеология была, как я уже сказал, антифеодальной и антирусской. Исламское государство Северного Кавказа: формирование нации? Антифеодальной идентичность была потому, что в предгорьях все-таки складывались какие-то государственные образования. Например, у кумыков, на кумыкской плоскости, было свое государство. В Азербайджане, на южном склоне Кавказа, были какие-то свои ханства - не одно, много, но, тем не менее, были государственные образования. Эти государственные образования имели тенденцию к экспансии, к тому, чтобы взимать дань с вольных обществ. Ингуши, например, когда-то платили дань кабардинцам, равно как и осетины. Экономика была очень и очень слабой, и значительную ее часть составляла работорговля. Князья хватали горцев, молодых женщин и мужчин и продавали: женщин в гаремы, а мужчин в качестве солдат. Это, естественно, вызывало недовольство, но против князей было трудно воевать, потому что они были в доспехах, у них был боевой конь, булатная шашка, все это было очень дорого, простой крестьянин из вольного горского общества не мог себе позволить такую экипировку, это было по стоимости как танк. Сражаться с таким князем в поле простой горец тоже не мог, но как раз в XVIII веке, когда образовалось исламское государство – появилось свое огнестрельное оружие. Западное огнестрельное оружие было тоже неподъемно дорого для простых крестьян, а вот в XVIII веке местные умельцы научились делать «паленые» немецкие ружья. Они с ошибками писали на ружьях немецкие надписи, но они стреляли, и характер кавказской войны был такой: не конница в атаку, а из-за деревьев в спину этому князю пулей, которая пробивает доспех. И князья оказались беззащитными. Тут как раз расширяется Российская Империя, и эти князья говорят, что чернь бунтует, а Российская Империя, сама будучи аграрной и феодальной, конечно, чувствует классовую близость к князьям и готова принять их под свою руку. Это вызывает ненависть к государству, которое поддерживает этих князей, угнетающих горцев. И исламская идеология здесь оказалась очень кстати, потому что она была, если угодно, национально-освободительной. Наций тогда еще не было, конечно, это современное образование, я анахронистически использую этот термин. Горцы приходили к князю и говорили: «Князь, ты мусульманин или нет? Если ты мусульманин, то ты не можешь делать вот это, это, это, ты не можешь хватать нас и продавать в рабство, потому что мы тоже мусульмане. А если ты не мусульманин, если ты с этими неверными русскими, то мы тебе объявляем джихад и смотри: у нас есть ружья». В общем, это создало военную и идеологическую основу для исламского государства. Экономической основой стала кукуруза. Америку открыли раньше, но кукуруза проникла на Северный Кавказ примерно в это же время, а у нее гораздо более высокая урожайность, чем у традиционных культур, которые выращивали на Кавказе, и на этих скудных землях появилось достаточно зерна, чтобы быть независимыми от России и других окружающих государств экономически, потому что можно было кормиться самостоятельно. И так возникло исламское государство, оно существовало меньше 100 лет, но, тем не менее, объединило значительную часть горских вольных сообществ. Это важная идентичность. Исламская идентичность на Северном Кавказе имеет корни в том исламском государстве, поэтому ислам там сильно отличается, скажем от исламской идентичности в Средней Азии или где-нибудь еще, потому что это особая исламская идентичность, это освободительная исламская идентичность, она антирусская и она антифеодальная. В 1859 году Шамиль, последний имам исламского государства, сдался, и в восточном анклаве сопротивление прекратилось, а в западном продолжалось до 1864 года. По итогам, после 1864 года, очень значительная часть черкесов эмигрировала в Османскую Империю, и на освободившихся землях – нынешняя Кубань (Краснодарский край) – началась колонизация. Из восточного анклава никто не уехал, как жили люди, так и остались жить. В 60-е, 70-е, а особенно после 1881 года, Российская Империя пыталась преобразоваться в национальное русское государство. Славянофильская идеология, возникшая в начале XIX века, к 1881 совершено явно стала государственной идеологией, она была сделана по лекалам немецкого национализма, в ней очень много прямых заимствований. Не всем народам было легко вписаться в этот русский национальный проект; понятно, что русским, украинцам – легко, а мусульманам, евреям, католикам значительно труднее. Горцам тоже, потому что они уж очень сильно отличаются – своими они не считались. Несмотря на то, что они были разделены на разные кланы, которые постоянно враждуют друг с другом из-за скота или еще чего-то, русские воспринимают их одинаково, как коренные англичане в Лондоне воспринимали эмигрантов из южной Азии после Второй Мировой войны (Asians): и не важно, кто ты по национальности и даже вероисповеданию. Ты выглядишь черненьким, ты готовишь карри, ты говоришь с характерным индийским акцентом, и даже если ты из Пакистана, Шри-Ланки или Бангладеш, ты – «Asian». Эта невесть откуда взявшаяся идентичность закрепляется и становится вполне реальной, по ней дискриминируют всех примерно одинаково. Так же и горская идентичность в условиях российской власти, после завоевания Кавказа начинает формироваться и приобретает какой-то смысл как реакция на русский национализм. Экономической стороной вот в этой сложной идентификационной игре зарождающегося национализма была земля. Земля на Кавказе очень дорога, ее мало, значительная часть после завоевания была отдана казакам. Вот эта экономическая скудость приводила к тому, что между казаками и горцами отношения были сложными, постоянно были набеги. Горцы были недовольны российской властью. Потом пришла Советская власть и началась институционализация новых, придуманных советской властью, идентичностей. Эти идентичности формировались в основном на языковой основе, хотя есть и исключения: чеченцы и ингуши разговаривают практически на одном языке – там есть небольшие отличия, но чем они на самом деле отличаются, так это тем, что чеченцы решили воевать в XIX веке с Россией, а ингуши – нет. То есть та часть народа, которая собралась в Чечен-ауле и приняла решение сражаться с Россией это – чеченцы, а те, кого там не было – это ингуши. Чеченское общество vs Советский Союз: цена влияния Почему эта идентичность, навязанная Советской властью, стала иметь какой-то смысл и потихоньку приниматься? Появилась впервые не родоплеменная и не религиозная, а национальная идентичность, потому что этими большими обществами, в отличие от маленьких кланов, было легче бороться за землю. Например, чеченцы могли отнять эти земли у казаков. Аварцы или даргинцы могли отнять земли у кумыков, потому что их было больше по численности. А ведь в том числе и аварцы – это искусственная категория, собранная из разных джамаатов – их назвали аварцами и все. Причем аварцами назывались и люди, которые говорили на другом языке. В московской Вышке работает Нина Добрушина, она изучает деревню Арчи, которая говорит на языке, на котором никто больше в мире не говорит, одна деревня. Они записаны аварцами, потому что аварцами в Дагестане быть круто, аварцы – самая крутая национальность. Если ты к ним «примажешься», то можно рассчитывать на какие-то привилегии в республике за пределами своей деревни. Поэтому советская навязанная идентичность имела смысл. Важным моментом является депортация. Мы говорили о силовых институтах, которые есть у рода-племени. Модернизация должна эти отношения потихонечку размывать и как-то уничтожать, но в чеченском случае депортация стимулировала сохранить, и даже развить эти родоплеменные отношения. Потому что в условиях депортации как можно рассчитывать на советские институты? Они тебе сильно помогут выживать? Они тебе помогут умереть в товарном вагоне, а проблемы решать надо. Соответственно, те институты, которые в другом сценарии могли бы потихонечку отмирать, они, наоборот, в условиях депортации усилились. Потому что это система взаимопомощи. После того, как чеченцы вернулись обратно в 1956 году, относительно скоро, по меркам истории, Советский Союз распался. Перестройка. Что такое перестройка? Перестройка это деинституционализация, прежде всего. Институты государственной власти просто распались и, в значительной степени можно сказать, что они вообще перестали существовать. Кто обеспечивает безопасность в условиях институционального вакуума? Родоплеменные институты отлично обеспечивают безопасность. В этих условиях чеченцы оказались в более защищенном положении, чем русские даже в русских городах, потому что чеченцы могут «порешать» проблему, они знают, как это делать, у них тысячелетний опыт решения, а у русских родоплеменные отношения давно отпали, у русских форма организации – это государство. Если государства нет – это очень плохо. Ну и последнее – национализм, как и во всех республиках РФ, в конце 80-х годов был на подъеме и изначально ситуация в Татарстане и Чеченской республике развивалась очень похоже. Но в Татарстане это закончилось мирно: в 1994 году подписали договор о разграничении полномочий, а в Чеченской республике все закончилось войной. Почему так получилось? Дело в том, что и Шаймиев и Завгаев – это коммунистические лидеры двух республик, они оба поддержали переворот в августе 1991 года, попытку коммунистического путча, реванша. Ельцин послал своих эмиссаров убрать и Шаймиева и Завгаева, но Шаймиева снять не удалось. Почему? Потому что татары уже довольно долго управлялись татарами, первый секретарь в Казани был татарином и до этого. Они воспринимали органы власти как свои – татарские, поэтому, хоть там и было очень сильное национальное движение, они все-таки Шаймиева воспринимали как своего. И вот из Москвы приезжает Шахрай снимать Шаймиева, ему говорят: «Слушай, у нас Шаймиев – это уважаемый человек, ты видишь, какие тысячи людей тут собираются? Ты проблему хочешь здесь устроить?» И Шахрай едет обратно в Москву и говорит: «Давайте не будем снимать». И Ельцин, который был реалистом, человеком мстительным, но реалистическим, все понимает. А в Грозном секретарь до самого последнего времени был русский. Депортировали, потом, вроде, реабилитировали, то ли мы у вас украли, то ли наоборот, но осадок остался. Чеченцы эти органы не воспринимают как свои – чеченские. Приезжает та же делегация от Ельцина снимать Завгаева. «Да, партократа этого гнать!» Энтузиазм народных масс, из окон обкома выкидывают этих партократов. Завгаев уцелел, уехал в какую-то далекую страну послом. Произошла революция в смысле смены элит. Пришли к власти совершенно новые люди, с которыми договариваться было значительно труднее, чем с Шаймиевым, который все-таки такой же коммунистический аппаратчик, как и Ельцин. Люди одной крови, можно сказать. А в Чечне все было сложнее. И Дудаев, на самом деле, не контролировал республику, потому что республика очень быстро распалась на те же самые кланы. Каждое село – там свой полевой командир, только Грозный нейтральная территория, где руководил Дудаев - потому что Грозный это почти русская территория, бывший русский город. Вследствие этого договориться в Чечне не получилось, а может быть было невозможно, и случилась война. Война, конечно, очень сильно изменила характер общества, усилила антирусскую составляющую в чеченской идентичности. Кроме того, она поколебала веру в национальное движение, потому что национальная идентичность была новой, относительно слабой, а исламская, как и родоплеменная – сильной, традиционной, укорененной. Плюс была существенная поддержка из стран Ближнего Востока, поэтому исламская идентичность с 1995 года в чеченском обществе стала играть бОльшую роль, чем национальная идентичность. Шамиль Басаев был наиболее ярким представителем этого направления – он был настолько успешен, что и Аслан Масхадов был вынужден, под воздействием общественного мнения и популярности Басаева, как-то с ним соревноваться политически: отрастил бороду, стал носить папаху, стал говорить об исламе, хотя был раньше совершенно светский человек. Что произошло в последнее время? В последнее время в Чечне появилось, наверное, впервые в истории сильное государство – Чеченская республика. Это уже не Чечено-Ингушская республика и не исламское государство, охватывавшее большую часть северного Кавказа, а более или менее ограниченное рамками чеченской национальности государство, которое довольно эффективно – в том смысле, что у него реально есть монополия на легитимное насилие. Идеология этого государства – ислам. В народе существуют разные исламские идентичности. Есть суфийский ислам, который для северного Кавказа, можно сказать, традиционный и есть салафитский ислам, который в общем-то явление общемировое, а его корни в Саудовской Аравии, Катаре. Среди чеченцев были свои религиозные разборки, но Путин сделал ставку на клан Кадыровых, поборников суфийского ислама. В данный момент в республике почти общепринята новая большая государственная идея на основе сплава чеченской национальности и суфийского ислама. Это большое изменение, недавнее в идентификации чеченцев. Республика Чечня: становление государственности и диктатуры Андрей Стародубцев: Я хочу немного поговорить о том, какую роль играет Чеченская республика для федеративных отношений в России. У меня есть два основных тезиса. Первое: Чеченская республика играет принципиально важную роль для федеративных отношений. Играет, и будет играть, без Чеченской республики мы имели бы совсем другую страну. Эта значимость дорогого стоит для понимания того, что такое российская политика и что такое российские федеративные отношения. Я постараюсь это показать. Второе: федеральные власти сами виноваты в том, каким образом сейчас выстраиваются отношения между Россией, с одной стороны, и Республикой Чечня - с другой. Вот с этого я бы и хотел начать. Андрей Стародубцев Эдуард уже сказал нам про 1990-1991 годы. Это важный момент, а потому я все-таки с него начну. В 1989 году еще не президент Советского Союза М.С. Горбачев обратил внимание на то, что страна разваливается. Трещит по швам, и трещит она по границам союзных республик. Не только союзных: мы знаем, что все более или менее начиналось с Нагорного Карабаха, но с этой точки зрения обнаружилось, что весь институциональный и конституционный строй Советского Союза благоприятствует тому, что страна может развалиться именно по границам союзных республик. И тогда одной из стратегий союзного центра стало заигрывание с тем элементом советской системы, с которым раньше Советский Союз особо не заигрывал, а именно с автономными республиками. В 1989 году и в начале 90-х годов появляется целый ряд законов, который, по сути, приравнивает автономные республики к союзным республикам. М.С. Горбачеву было принципиально важно, чтобы набирающая силу РСФСР не противопоставила себя Советскому Союзу, к чему она стремилась довольно активно в тот момент. С этой точки зрения, выделение из состава РСФСР автономных республик и автономных областей, коих вместе там за два десятка, было принципиально важным моментом. Это очень важно, потому что до этого момента про автономные республики знали мало. Они не то, чтобы очень активно выступали, не то, чтобы мы видели большое число националистических движений в автономных республиках и областях РСФСР. В других республиках – да, но не в РСФСР. Но в этот момент Советский Союз сказал: «Вы тоже «люди», у вас тоже есть права, вы тоже можете, так давайте же скорее». Надо сказать, что Б.Н. Ельцин с удовольствием принял участие в этой игре «Дай автономии больше всем и повсюду». В этот момент мы видим, как начинается парад суверенитетов. Республики и области начинают ощущать свою государственность, и это принципиальный момент для того, чтобы понять, что случилось с Чеченской республикой. Я бы также хотел обратить ваше внимание на то, о чем сказал Эдуард Дмитриевич. На самом деле, Российская Федерация, РСФСР, довольно долго и довольно активно поддерживали националистическое движение в Чечне, для них оно было прежде всего, антикоммунистическим движением. Я бы хотел сосредоточить ваше внимание на одном примере Эдуарда, очень важном. Когда он говорит, что людей выкидывали из окон - это же буквально было! Мы знаем ситуацию, что одного из руководителей Грозного выкинули из окна 3-его этажа, он погиб, и все стали смотреть, что сделают российские и союзные власти. И российские, и союзные власти ничего не сделали. На самом деле, для вот этого националистического движения Чечни это не окончилось ничем - они увидели, что они могут так делать. Так если можно, почему же надо останавливаться? Вот ведь важный момент. В конце 1991 года оказалось, что в Чеченской республике формируется не народное демократическое движение масс, а формируется диктатура. Как раз к этому моменту начинают закрываться все демократические газеты, да и все оппозиционные газеты в принципе. Чеченский парламент перестает играть какое-либо существенное значение. Уже в конце 1991 года в Москве в это время активно обсуждается возможность ввода войск в Чечню. И мы знаем, почему этого не случилось. Потому что РСФСР и СССР друг с другом не договорились. Мы знаем, что происходило в конце 1991 года в Москве: Советский Союз распадался уже на глазах, но при этом армия-то была советская. И руководство Советского Союза не отдавало приказ о вводе войск в Чечню, в то время как российские власти были готовы на это. В результате никаких войск введено не было и никак эту довольно противоречивую ситуацию не урегулировали. А дальше я хотел бы сосредоточить ваше внимание на периоде 1992-1994 годов. В это время, на мой взгляд, Чечня подобна Татарстану. Есть воспоминания Гайдара, где он рассказывает, как он с Дудаевым обсуждает текущие экономические проблемы. Они долго обсуждают, например, нефтеперерабатывающий завод (НПЗ): что с ним делать, какую квоту можно на него выделять. Дудаев просит больше, а российский центр хочет давать меньше экономических ресурсов Чечне, потому что это неконтролируемая территория. Но, в конце концов, все соглашаются, потому что у Чечни есть свое лобби, и у НПЗ грозненского есть свое лобби в российском министерстве, которое занимается нефтью. Гайдар вспоминает о том, как точно так же договаривались о налогах и различных других поступлениях. В конце концов, договорились о том, что все налоги останутся в Чечне, и что российский центр будет перечислять деньги ежегодно, ежемесячно на поддержание социальной сферы в Республике Чечня. И здесь я запросто могу оговориться и сказать «Республика Татарстан», потому что то же самое в течение двух лет происходило в в другой части страны. Республики и суверенитеты: как Чечня стала «особой»? Чечня идет, в общем и целом, в фарватере других республик, которые существовали, которые активно требовали суверенитета, автономии. Однако, почему-то в конце 1994 года в Чечню все-таки ввели войска. Это довольно важный момент, потому что отношения между РФ и Татарстаном и отношения между РФ и Чеченской республикой надо рассматривать как некоторую загадку. Почему в Чечню ввели войска, а в Татарстан не ввели войска? На самом деле, мы можем рассмотреть это как реализацию двух стратегий: действительно, с Татарстаном начинают договариваться, с Чечней никто уже договариваться даже не собирается Одно объяснение связано с тем, что Чечня к тому времени действительно сформировалась как диктатура. Это настолько ярко, явно противоречило либеральным тенденциям в управлении Россией и настолько было непохожим на то, как происходят политические процессы в других регионах России, что в общем стало ясно, что в руководстве Чечни нет тех, с кем хотелось бы и можно было бы договариваться. С другой стороны, в отличие от Татарстана, Чечня не была экономически успешным проектом, в то время как Татарстан активно развивался и даже не просил денег, просил только не забирать те деньги, которые у него и так есть. В Чечне ничего этого не происходило, Чечня требовала все больше и больше денег, с одной стороны, а с другой стороны, было видно, что никакого экономического эффекта эти деньги не приносят, что республика беднеет на глазах. Почему эта история очень важна? Потому что в тот момент, когда федеральные войска вошли в Чечню, для многих региональных лидеров это стало знаком того, что федеральный центр, если его допечь, может не удержаться и войска ввести. Это было знаком для очень многих регионов, в том числе, думаю, что и для Татарстана. Знаком того, что надо где-то остановиться, надо вступать в переговоры и при необходимости уступать. Война шла два года, затем войска были выведены и, в общем, было похоже, что федеральные войска эту войну проиграли. И это показывало тем же региональным лидерам пределы возможностей федерального центра. Та значительная децентрализация, к которой мы пришли к 1999 году, была ответом на эти события. Ключевой момент российской политической истории - это 1999 год. Три сильнейших губернатора в стране создали блок «Отечество – Вся Россия» (ОВР) и бросили вызов федеральному центру. Это был сильный вызов. Если вы посмотрите на программу этой партии, так это программа конфедеративного развития России. Мне кажется, что это избирательная кампания депутатов Государственной Думы в 1999 году стала таким финальным боем - если бы мы снимали кино, то это был бы финальный бой: самый страшный, самый захватывающий, - и регионы его проиграли. Очень интересно то, что этот бой совпал с повторным вводом войск в Чечню. Борьба между «Единством», с одной стороны, и ОВР, с другой стороны, как бы перевоплощалась в войну между чеченскими бандформированиями, с одной стороны, и российскими войсками, с другой стороны, в Чечне и соседнем Дагестане. В результате оказалось, что регионы не так уж сильны, что региональные элиты при первом же проигрыше готовы сдаться, они готовы отойти на заданные центром позиции, а потом, когда их начинают двигать все дальше и дальше, отнимая у них всю ту автономию, которую они получили в 90-е годы, они послушно следовали на указанные места. Но Чечня не была согласна. Чечня показывала нам раз за разом, в отличие от всех других регионов РФ, что она готова бороться за свою автономию. Давайте посмотрим, что мы имеем сейчас. Во-первых, у Чечни есть сферы собственных полномочий, в которые не может вмешиваться федеральный центр. В 90-е годы мы это уже видели: лояльность в обмен на невмешательство - это был принципиальный договор между президентом Ельциным и влиятельными региональными губернаторами. То же самое мы видим сейчас в Чечне, ничего нового не случилось. Владимиру Путину удалось изменить политическую ситуацию в стране везде, кроме Чечни. Во-вторых, существуют полномочия, которые не могут быть реализуемы субъектом федерации, т.е. Чечней. Что не говори, но чеченская элита не предлагает перейти к другой валюте - рубль там и рубль здесь. С этой точки зрения Чечня является частью экономического и финансового пространства России. Чеченская республика продолжает уважать право федерального центра участвовать в международных отношениях. Действия Кадырова в этой сфере всегда находятся в фарватере федерального центра Наконец, в-третьих, существует сфера совместной деятельности по решению задач, и этими задачами являются: обеспечение политической лояльности населения и это обеспечение безопасности. Они по-своему понимают безопасность, но вообще-то Чечня сейчас безопаснее, чем была некоторое количество времени назад. Э.Д. Понарин: Безопаснее, чем Дагестан точно А.В. Стародубцев: С этой точки зрения, это особая модель федеративных отношений, которые может стать примером того, как другие регионы могут выстраивать свои отношения с федеральным центром, если осмелятся противостоять ему. И вот поэтому чеченская история принципиально важна. Вот на этом я и закончил бы. Спасибо. Чечня в России: унитарное равновесие или федеративная девиация? Ирина Бусыгина: У меня есть несколько позиций, которыми я хотела бы с вами поделиться, фактически это тезисы, каждый из которых я очень кратко прокомментирую. Первый тезис – как вопрос о Чечне сочетается с нашим федеративным порядком. Я бы сказала, что весьма амбивалентно. Так что я наполовину с Андреем согласна, а наполовину не согласна категорически. Ирина Бусыгина Почему я с Андреем согласна. Мы понимаем, что у нас очень большая федерация по количеству субъектов, самая крупная в мире, мы все это знаем и этим, видимо, гордимся. У нас есть федерация, в которой 85 субъектов, и мы этим продолжаем гордиться, потому что ничего подобного в мире нет. И волна гордости нарастает, потому что у нас федерация не только самая крупная. но и самая сложная: она сформирована на двух принципах, а именно: территориальном и этническом. Имея ввиду все это, мы понимаем, что, видимо, в такой большой и сложной системе будет большое количество случаев, которые отклонятся от некоего «среднего», то есть где отношения между федеральным центром и субъектом будут особенными. Просто потому, что субъектов очень много, и они совсем разные. Что же мы видим? Мы видим совсем другое: устойчиво отклоняется от среднего только случай Чечни, - один регион, только один регион РФ устойчиво демонстрирует девиации от того, что мы могли бы назвать средним поведением. Мы видим девиацию, но, поскольку эта девиация все время одна и это именно Чечня, хотя существует масса других маленьких республик на северном Кавказе, то я делаю следующий вывод. Отношения, которые связывают ЧР и РФ - это вообще не федерализм. Изучать их как отношения федеративные не имеет смысла. Ни де-юре, ни де-факто. Представьте, что мы отменили федерализм вообще. Мы сделали унитарное государство - у нас ничего в отношении Чечни не изменится, отношения ее с Москвой по-прежнему будут особыми. Представьте себе, что мы делаем попытки реформировать наш федерализм. Разве мы можем изменить отношения, которые сложились между Кадыровым и Путиным? Мы не можем это изменить, и это вообще не федеративные отношения, это отношения личной унии. Только она реализуется не в средневековой перспективе, как в случае Шотландии и Великобритании, а в наших современных условиях, на наших глазах. И эта история - не про федерализм. Даже если отношения между Чечней и Москвой выглядят как федерализмоподобное разделение полномочий, то это все равно не федерализм, потому что отношения держатся на другом социально-политическом «клее». Что это за отношения? Как мне представляется, это отношения личной унии, это отношения двух акторов, это отношения двух президентов: президента К. и президента П. в условиях, когда акторы - это люди, это даже не группы, которые стоят за этими людьми, это даже не коалиции. Это два конкретных человека, которые нашли форму взаимоотношений, которая устраивает обоих. В этих отношениях все остальные игроки являются маргинальными, это равновесная система. Чего им удалось достичь, это другой вопрос, но это равновесная система. Это то, что мы можем назвать эквилибриум. Что мы называем эквилибриумом? Эквилибриумом мы называем ту систему, в которой нет других существенных акторов, которые хотели или могли бы изменить эту систему. Вы, может быть, и хотите, и в Чечне кто-то хочет, я знаю много людей, которые и в Москве этого хотят, но вы не можете. У вас нет способов. И именно поэтому это равновесие. Мне представляется, что эту систему федеральный центр изменить не может: если систему ломать, то федеральный центр пострадает больше, чем Чечня. Это ситуация, в которой бенифициаром является не Москва, а ЧР. При этом мы понимаем, что это отношения обмена и у каждого актора - П. и К. есть своя красная линия, которую они не могут пересечь. Мы понимаем, что система базируется не на формальных институтах, а на неформальных договоренностях. Еще раз повторю: это система, которая не благоприятствует в одинаковой степени обоим акторам, она в большей степени благоприятствует меньшему актору. И это ее отличительная черта. Хотела бы я еще сказать о государстве. Важным мне показался момент, который обозначил Эдуард, о том, что в Чечне построено государство. Это принципиальным образом отличает Чечню 2016 года от Чечни 1992 года, потому что при тех репрессиях, о которых мы сегодня слышали, в начале 90-х построить государство не удалось. Не умели, не могли, все разваливалось. Государство, как тот, кто предоставляет населению услуги безопасности, минимального выживания, которое строит вам теплые туалеты, чистит вам дороги - вот оно разрушилось. А теперь я сделаю другое заявление, которое будет звучать так: «Нынешнее Чеченское государство сильнее, чем российское». Это более отмобилизованная система, это сообщество меньше, это сообщество, как правильно сказал Андрей, которое очень сильно напугало федеральный центр, потому что оно готово воевать. Оно не просто будет говорить «мы возьмемся за оружие», оно готово это сделать – и это большой шок для федерального центра, я вас уверяю. Это государство, у которого именно благодаря федеральному центру есть capacity, то есть способность довести заявленный проект до конца. На его фоне российское государство смотрится довольно бледно. Я не хочу вас пугать, но хочу это подчеркнуть. По поводу проекции системы отношений между Чечней и Москвой во внешнюю политику. Мне представляется так: актор К. рискует говорить то, что не рискует актор П. - он обостряет ситуацию в международных отношениях, он говорит так, как Путин хотел бы говорить, но по ряду соображений не то чтобы боится, а просто не хочет. Они и не должен, потому что у него есть «рупор», актор К., который он может использовать. Это выгодная ситуация для актора П. Выставляется некая ширма и тем самым показываются истинные интенции, при этом актору П. самому не надо делать заявлений. И при этом никаких последствий он не несет. А возмущение сообщества в инстаграме вызывает актор К. И последнее, что я хочу сказать - это вопрос не об элитах, а об общественных российских настроениях. Что меня удивляет? Ведь я понимаю, что два актора, которые вчера воевали, сегодня договорились. Что нас тут может удивлять? Ничего. Но почему так быстро поменялись общественные настроения «дорогих россиян»? Это мне говорит о том, насколько у нас оппортунистические граждане - ведь если мы вспомним, даже 10 лет назад у нас чеченцы были главными «врагами», беспрерывно муссировались темы о том, что они взрывают дома и так далее. И было такое впечатление, что градус общественной ненависти достиг небывалого подъема, и его даже поддерживать не нужно. Чуть что – это сразу чеченцы. Как только государственная пропаганда перестала это поддерживать, чеченцы тут же заменились на других. У нас есть, кем заменить. Государство большое, постсоветское пространство тоже большое, у нас много вариантов. Меркель еще есть. То есть получается, что эти настроения без государственной поддержки не работают. Это я не к тому, что нужно продолжать гневаться на чеченцев, Боже сохрани. Но у нас было столько аргументации, которая казалось вечной: они убивали русских ребят, они столько нам могил устроили, «скупили всю Москву», «сплошная чеченская мафия» и т.д. Куда все это делось? Они не убивали? Вот этого я просто понять не могу. Сейчас чеченцем быть в Москве очень круто. Понимаете? Это круто! Получается, что все наши предпочтения наведенные, пока нам внушают - мы пылаем искренней ненавистью. Как только это убрали, мы оглянулись, «ой-ой, ах, вот этот оказывается виноват» - таджики, киргизы, еще кто-то. И на него со страшной силой набрасываемся. С одной стороны, я рада, что этот античеченский маразм перестал сгущаться, но сгустился другой маразм, и это дает хорошую иллюстрацию тому, как же легко возбуждать ненависть в российском обществе. Спасибо. Акторы и стратегии: чеченский феномен А и Б Вопрос из зала: Очевидно, что этот эквилибриуем между отношениями Чечни и РФ в целом, или между акторам К и актором Б, начал нарушаться в последнее время - с чем связано это нарушение? Вопрос из зала: Мне кажется, на основной вопрос нашей дискуссии мы так и не получили ответ. В чем феномен Чеченской республики, в чем он проявляется, чем он обеспечен? Это базируется на такой специфической идентичности, на взаимоотношениях РФ и чеченского народа, кавказского народа с течением времени, и для этого есть институциональная рамка, которую предложил Андрей Владимирович? Тогда остается вопрос - чего здесь больше, и каким образом эти две вещи друг с другом пересекаются и накладываются? Какие две вещи: идентичность, кавказская или чеченская, которая явно подпитывает этот особый статус, здесь важнее, и почему это происходит в Чечне? Вопрос из зала: Я бы дополнила вопрос Миши по поводу того, что сейчас происходит с этими двумя акторами: ты задал вопрос, почему это происходит, а мой вопрос в том, что после этого будет, что происходит сейчас? В целом мы видим, что отношения между Чечней и федеральным центром более или менее строятся по принципу взаимоотношения двух акторов, но случается достаточно много вещей за последнее время, в которых очевидно, что с отношениями между двумя акторами что-то происходит, и, наверное, они охлаждаются, идут не в сторону сближения. Если все происходит таким образом, то к чему это может привести, и что мы видим в изменениях между отношениями региона и федерального центра, а не этих двух людей, после того как происходят изменения между двумя акторами? Вопрос из зала: Вопрос касается роли массового актора. Слышали вы, конечно, вдруг нарисовался в Петербурге мост им. Ахмата Хаджи Кадырова. И топонимическая комиссия Санкт-Петербурга 7 голосами против 6 проголосовала за переименование моста. И тем не менее, народу эту не понравилось, люди стали на митинги выходить. Моя точка зрения: Ахмат Кадыров многое сделал, чтобы война превратилась, но какое отношение к Петербургу имеет Ахмат Кадыров? Как актора М на актора П поменяли в 2011 и 2012 годах, так и сейчас решили принести подарок. Так какова роль массового актора? И. Б.: Мне сложно сказать, я попыталась сказать об общем порядке, который, с моей точки зрения, формируют систему взаимоотношений этих двух акторов. Мне кажется, что такие системы нереформируемы, вы можете их только разрушить. Москва может посылать Чечне сигналы, что она хочет изменить или даже разорвать отношения, что актор П. охладел к актору К. , однако очень сложно отличить в этой системе серьёзные сигналы от тех, которые не значат ничего, которые не несут никакой смысловой нагрузки. Нам было бы это легче сделать, если бы система была реформируема, но реформировать её нельзя, её можно только поломать. Выгодно ли ФЦ сейчас ее сломать? Нет, выгодно. Я трактую нынешнее охлаждение отношений как ситуативные подвижки, а не как истинный сигнал о том, что система будет сломана. Наверное, ФЦ осознает, что сложившиеся отношения - это не first best, и даже не second best, а только third best, но так уж случилось. Более того, мне кажется, что парадоксальность ситуации заключается в том, что от нынешней системы малый актор получает больше дивидендов, тем не менее именно большой актор будет изо всех сил поддерживать систему, потому что, если она развалится, он потеряет больше. Для большого актора важнее риски при развале системы, а для малого важнее дивиденды при сохранении. Поэтому ФЦ вынужден поддерживать систему в ущерб другим регионам, даже понимая, что актор К. получает непропорционально большие выгоды. Что касается моста им. Кадырова. Мне казалось, меня мало чем можно удивить в этой жизни, но, оказалось, можно. Я не знаю, как прокомментировать эту ситуацию. Скажите, пожалуйста, а кто вот в этой аудитории проголосовал бы за мост Кадырова? А.С.: Ну это не честно, тут так себе выборка. И.Б.: А у меня просто возник вопрос. Я не вижу ни одной поднятой руки. Значит, есть люди, которые не поддерживают эту идею. Я делаю различие между недовольством и активными действиями, которые бы давили на власти, которыми кто-то не доволен. По-моему, выражать недовольство это одно, но последовательно выражать позицию - это другое. Мне кажется, что этот аргумент не имеет отношения к СПб, мы вообще давно вышли за поле рациональности. Однако нужно последовательно подвергать подобные инициативы осмеянию и презрению. И вам, в Питере, легче в этом смысле, а нам москвичам в этом смысле тяжелее. У вас более консолидированное сообщество, даже при всем падении консолидированности последних лет. У нас такого нет, у нас уровень попустительства - когда я много говорю, но ничего не делаю - просто чудовищный. Э. П.: Вот тот подход к идентичности или к идентификации, который я исповедаю и проповедаю, на самом деле вполне укладывается в рамки неоинституциональной теории и теории рационального выбора. Опять же, если бы у меня был хотя бы часик, чтобы поговорить, я мог бы вам объяснить, но я могу сослаться на книжку Дэвида Лэтина "Nations State and Violence", 2007 или 2008 года, всего 100 страниц, и это очень хорошее вложение времени, в том смысле, что книжка очень хорошо вправляет мозг, ты начинаешь понимать, хотя бы в общем приближении, теорию игр, помимо всего прочего, а заодно как в рамках неоинституциональной теории можно объяснить идентичность. Применительно к чеченцам, почему чеченцы в 90-х году скорее всего считали себя либо чеченцами, либо представителями какого-то рода, но не русскими, или даже не очень-то россиянами? Потому что они были более защищены как представители рода или чеченской национальности, чем русские, а не россияне в целом. Выгоды: баланс был в пользу чеченской идентичности и в пользу родовой идентичности. То же самое, почему чеченцы в конце 40-х - начале 50-х годов в средней Азии не ассимилировались с казахами или не становились русскими? Потому что у них в паспорте было написано "чеченец", для этого народа существовали особые правила, нужно было отмечаться в органах, что ты на этом месте, государство тебя обозначало и преследовало тебя по этому признаку, а родовые институты тебе помогали выжить. Поэтому эта идентификация была сильнее, поэтому она выигрывала. Эдуард Понарин и Михаил Комин Чечня в России или Россия в Чечне? Александр Сунгуров: Хотел бы сказать несколько слов, потому что затронута история 90-х. Так получилось, что, начиная с 2004 года, мы, «Центр Стратегия», в Чечне активно работали, проводили семинары, тренинги, и в процессе этих семинаров с жителями вырисовывалась очень интересная информация. Один человек мне рассказал, что он работал в аппарате у Дудаева, и, по его мнению, договор разграничения полномочий между Россией и Татарстаном писали в Грозном и он сам его писал, и они прислали в Москву тот договор, который они хотели получить. Но в Москве решили сначала заключить его с Татарстаном. И заключили. А после этого, мало кто знает, было очень интересное решение Государственной Думы России, которое запретило Ельцину подписывать с кем-нибудь аналогичные договоры. Понятно? Относительно роли Думы с политическим большинством. И Дудаев уже в принципе шил белый парадный костюм, чтобы на встрече с Ельциным подписать этого договор, а по конкретике, как с Гайдаром договаривались. Это относительно упущенных возможностей. И второй момент. Есть мой друг Антуан Аракелян, который в первую войну разыскивал журналистов, и его захватили в плен. И он был в заложниках, и так как у него была визитная карточка Собчака, то за него просили 2 миллиона долларов, но никто не дал, и когда он сбежал, он увёл ещё одного пленника. Он пришёл к Басаеву, с которым он был знаком, тот его одел со своего плеча. Но тот генерал, который его захватил, стал его искать, и Басаев его предупредил: уезжай из Грозного, потому что я тебя прикрыть не могу. Дал ему шестерых автоматчиков, под прикрытием которых он доехал до границы и поехал дальше по России. И последний момент относительно Кадырова. На одном из семинаров сидела женщина, учительница, она была стенографисткой в Ичкерийском парламенте, и говорит, что помнит, как Парламент принимал решение поддержать поход на Дагестан, это был первый момент. А дальше - зелёное знамя пророка, вернуть Карабах Азербайджану, и когда они решали, пришёл Ахмат Кадыров и сказал: «что Вы делаете, вы понимаете, что это будет конец нашей республике», ему сказали: уйди, не мешай, мы лучше знаем нашу святую задачу. И Кадыров уехал, поехал договариваться, чтобы Гудермес остался живой. И тут относительно роли, всё-таки большинство чеченцев уверены, что взорвали его не какие-то террористы, подпольщики - взрыв был построен так на стадионе, что если бы к нему не наклонился соседний генерал, то погиб бы он один. Взрывное устройство было установлено в трибуны под местом Кадырова и так точно выверено, что вся взрывная волна пошла строго вертикально, террористы так бы не смогли сделать. Они абсолютно уверены, что он собрал материал о разворовывании денег, собирался встретиться с Путиным, но ему сказали, что сначала надо посидеть на празднике. Я к тому, что Ахмат Кадыров достаточно интересная фигура, которую нам лучше надо понимать. Григорий Тульчинский: Спасибо огромное за этот разговор и за эту тему, я бы хотел сказать дальше, что, соглашаясь с Ириной Марковной, я не понимаю немного Андрея Владимировича - он играет или всерьёз говорит, потому что Чечня к федерализму никакого отношения не имеет, Чечня в России - это диагноз, причём давно уже. Можно пройтись по поводу переселения, наказывали, наказали народ, целый народ, создали мощную идентичность великой жертвы и т.д. Дальше - это советский период, Сталин. Хрущёв мог подарить Надтеречный район Чечне, Чечня получила Надтеречный район вместе с казаками, получила территорию, которая в общем к горцам никакого отношения не имеет. Уже такое ослабление, заигрывание. Дальше была история с домами и со всякими прочими вещами. Первую чеченскую кампанию обрисовали очень адекватно, вторая была непростая, не получившаяся малая победоносная война. В результате чего Чечня превратилась в очень больной нарыв. Закончилось это всё Кадыровым. А, был ещё момент. Когда возникла сложная ситуация в связи с Грузией и Южной Осетией, из больницы в Москве был выписан и срочно направлен командир батальона «Восток» Ямадаев, в результате с помощью бойцов Ямадаева, наступление грузинских войск, вооруженных почему-то лучше российских, было остановлено. После чего Ямадаевы, оба брата, были отданы на откуп Кадырову, и дальше мы получили то, что имеем сейчас. К федерализму это отношение не имеет абсолютно никакое, Чечня получает дань от России, я согласен с Ириной Марковной - это взаимный договор о взаимных уступках, которыми пользуются обе стороны, и сильной стороной является Кадыров. Тут не просто Кадыров как рупор, не он уже используется, а он использует. Политковская, Немцов, разборки по поводу ООО «Самсон» в Питере, когда приехала бригада сюда, другие ситуации в регионах. То, что быть в чеченцем даже в Москве круто… Я не хочу сказать, что ситуацию нужно перевернуть, что Россия в Чечне, но, в настоящее время, Чечня как диагноз настоящей слабости России. В настоящее время имеются отношения слабой России и сильной Чечни, и сильной только потому, что Россия слаба. И.Б.: единственный вопрос, который стоит поднять – это вопрос о том, когда федеральные власти поняли, какая именно система получается. Когда они это осознали? Осознали ли они тогда, когда можно было всё изменить? Я считаю, что нет, мне кажется, что такая ситуация, которая сложилась сейчас - её масштаб вряд ли был предсказуем, а, во-вторых, мои наблюдения говорят мне о том, что всё это было задумано как временное решение. Но мы знаем, что нет ничего более постоянного, чем временное. «Цветок» московско-чеченских расцвел - считалось, что его можно сорвать, а оказалось, что это невозможно, он стал каменным. А.В.: Ну, конечно, я провоцирую. Но при этом я провоцирую лишь отчасти. Федерализм - это взаимный договор. То, что мы какой-то вид договора понимаем под федерализмом, а другие - нет, это наша собственная точка зрения. Я пытаюсь показать, что такой договор и сложился, и тот факт, что отношения между Путиным и Кадыровым, как говорят, испортились, а при этом отношения между РФ и Республикой Чечня остались ровно те же самые, позволяет сказать, что это - институционализированный договор. Может ли Чеченская республика стать ролевой моделью для других регионов? Мне кажется, что да, я не хочу этого, но я боюсь, что да. Ирина Марковна писала, не так давно вместе с Михаилом Филипповым, что, если вдруг случится демократия, у нас начнутся проблемы в национальных республиках. И мне кажется, что вот это всё произойдет, и ролевой моделью станет Чечня, потому что она из года в год доказывает, то, что можно получить, только нажав на центр, а если не нажимать, то и получить нельзя. Сублимация ненависти: периферия vs центр Э.П.: У меня накопилось много реакций на то, что я услышал. Но вот насчёт неуспешной второй Чеченской войны, в чем-то можно согласиться с Григорием Львовичем, а в чем-то нет. Если посмотреть ситуацию в Ираке, это формально не территория США, но часть большого американского империума. Я думаю, американцы были бы счастливы добиться такой ситуации как в Чечне, если бы они могли добиться такого в Ираке. Там все гораздо хуже, поэтому неудачность второй чеченской войны достаточно относительна. Г.Т.: Никто не опроверг распечатку телефонных разговоров Удугова и Березовского в июле месяце. Э.П.: Я в неё верю. Г.Т: Последующие события по этому сценарию шли. Э.П.: Несколько реакция на то, что говорила Ирина Марковна. Вопрос-загадка: сублимации ненависти к чеченцам на протяжении одного поколения или даже меньше - ну мы с Михаилом Коминым работаем над статьёй, в которой описаны варианты развития русского национализма, и как мне кажется, последние события в Украине очень резко повернули от такого национализма этнического, на который есть массовый запрос, к тому, что наши элиты более или менее не всегда, но всё-таки с какой-то долей последовательности, пытались осуществить такой национализм, оксюморон имперского плана. Возрождение великой державы, проекты в ближнем зарубежье - в этом смысле Чеченцы оказались на одной стороне с нами в этом конфликте. Против, конечно же, США на Украине - вот это очень сильно поменяло расклад, и, может быть, отчасти, ответ на ваш вопрос-загадку. По поводу формы взаимоотношений К и П, которая равновесна - такая форма взаимоотношений описана Дарлукьяном с соавторами, там есть слово вождество (чифтанси) - вождество как форма взаимоотношений. Причём они утверждают, что вождество не только для родоплеменных сообществ, но, например, для корпораций на высшем уровне. Наверху - там вождество. И в государствах это тоже так часто бывает. Для обычных людей это значит, что государство поворачивается такой веберовской рациональной бюрократией, а на самом верху там всё равно какое-то вождество. И это значит два вождя с двумя системами вождества. Равновесна или нет? Многое, что прозвучало, напоминает взаимоотношения между Македонией времен Александр Македонского и Персидским царством. Персидское царство огромное, разнообразное, рыхлое, может выставить огромное количество войск, но не очень эффективное, коррумпированное. Или мобилизованная маленькая Македония, которая такая как нож в масле. Означает ли переход к демократизации - усиление национализма? Вполне возможно, мне кажется, но это зависит от того, как будет осуществлен переход к демократизации. Если, что весьма вероятно, это произойдёт в результате системного коллапса, то цены на нефть, стагнация, уровень жизни падает, все больше недовольных, озлобленных людей. Если случается взрыв, после которого государство распадается, то, конечно, национализм. Потому национализм - это такая идеология, которая может создавать новые институты в условиях деинституционализации, и довольно быстро. Вполне возможно, что так произойдёт, но не обязательно, наверное, есть другие варианты, когда демократизация осуществляется не в ходе коллапса или революции, а постепенно. Как, например, на Тайване и не только, были и другие примеры. Последний комментарий - в автономии РФ было мало национализма в перестройку, но на самом деле в Татарстане, Башкирии, Тыве, в Чеченской республике был национализм и довольно сильный. Если мы разложим автономию в составе РФ на тех, у кого были традиционно религия православия, и у которых традиционно религия другая, то в Карелии не было национального движения, а с конца 1980х годов, со второй половины - было. Вопрос ко всем: Мы все знаем, что в Чечне накаленная националистическая ситуация, для них всё-таки более актуален Кадыров нежели Путин, потому что они воспринимает его как своего лидера: изменится как-нибудь ситуация качественно, если авторитет Кадырова каким-то образом упадет? Они уже сейчас наблюдают, что Кадыров не может себе позволить более чем какие-нибудь одиозные высказывания, фоточки в Инстаграм - не обострится ли ситуация, которую мы видели несколько лет назад, то есть сепаратистская ситуация, не связанная с федерализмом, и с каким-то такими вещами, а более радикальная. Что будет если популярность Кадырова упадёт? Как будет реагировать чеченское общество, изменится ли характер взаимоотношений? Э.П.: Я не согласен, что Кадыров и его позиции слабеют в Чечне, но если бы такое произошло, то разумеется баланс взаимоотношений между Путиным и Кадыровым изменился бы. И.Б.: Я бы добавила к этому, что я не вижу особенных признаков этого. Одна из особенностей вождизма заключается в неподготовке для себя преемника. Мы вступаем в очень высокую степень неопределённости. Как скоро в Чечне будет поставлен другой человек, которому будет выгодно поддерживать эту систему взаимоотношений? Общество чрезвычайно сложное, и в общем откуда и как появиться новому человеку, непонятно. Но, если он появится, то можно предполагать, что после какого-то периода неопределенности система будет восстановлена, или, если нагрузка на систему будет чрезмерно высокой, она будет сломана с очень большими потерями для обоих сторон. Вопрос из зала: У меня вопрос маленький - можно ли рассматривать такое государствоподобное образование Чеченской республики Ичкерия, как национальное государство? Вопрос из зала: Мне буквально неделю назад посчастливилось вернуться из Чечни, ну не вернуться, в смысле прилететь, у меня такой комментарий по поводу того, что авторитет Кадырова сейчас сильно падает. Там действительно есть митинги в селах против Кадырова, их не показывают, но показывают митинги в Грозном, где искусственно сгоняют людей чуть ли не под подписи, мне это рассказывали разные люди, разного возраста, разных полов, а вот сейчас там ситуация как по Оруэлу - большой брат смотрит за тобой, это действительно так. Сейчас там культ не столько Кадырова, сколько насаждается культ Ахмата. Что касается моста Ахмата Кадырова и абсурдности его в Питере - буквально сегодня в Чечне назвали улицу именем Мухаммеда Али. То есть абсурдность всяких топографических названий есть везде. И.Б.: Ну Мухаммед Али, ничего абсурдного, это фигура мирового уровня. Из зала: Но какое отношение он имеет к Грозному? И.Б.: Он имеет отношение к миру, а Кадыров ещё нет. Вопрос из зала: Вопрос, наверное, больше к И.Б., потому что вы говорите в терминах системы, вы не видите средств к изменению равновесия между двумя этими акторами, а вот если представить, что есть способы изменить эти отношения в сторону - не такие большие дотации, и эти ресурсы перенести в другие регионы, уменьшить эти дотации, уменьшить их вольности. Вот если бы режим захотел этого сделать, то как бы он мог это сделать, и нужно ли ему для этого меняться? Режим мог не измениться качественно, то и систему не изменить, а получается, чтобы изменить систему, нужно меняться режиму. Вопрос из зала: В апреле этого года была создана Нацгвардия, когда были подчинены некоторые элитные силовые структуры, которые основывались на подчинении на региональной, республиканской основе, а стали переподчинены лично охране, главе охраны Золотову. Что это было, что произошло? Вопрос из зала: И.Б., вопрос, вопрос следующий, вот вы говорили о том, что не очень-то понятен механизм сублимации вот этой ненависти, национальной ненависти к чеченцам, а не может ли здесь рассказать что-то про немцев после 1945 года. Не как проблема немцев или чеченцев, а как проблема политического режима, сублимация происходило именно таким образом: есть чеченцы, есть боевики, и чтобы режим боевиков стал какой-то исторической травмой. И.Б.: У меня есть предположение. Я боюсь, что подобное различение требует весьма высокого уровня развития. Делать такое различение - это очень большое требование к обществу. На всякий случай население, чтобы не ошибиться, будет считать всех немцев фашистами: а вдруг ошибешься и примешь какого-то фашиста за немца. Чтобы это не случилось, нужны правильные установки, но они сложные. Но хочу обратить внимание, что старшее наше поколение до сих пор это различения не делает, а сколько прошло времени с тех пор. В какой-то степени это имеет смысл, но, скорее, как идея на вырост. Что касается вопроса - хочу вас поблагодарить, что вы вернулись из Чечни, вот человек, который там был, все видел. Вы говорите, что есть демонстрации против Кадырова, а у меня вопрос за кого они? Из зала: Они ни за кого, оппозиция, которая там, она не там, она находится за границей, там сейчас очень страшно. Я сейчас написала другу чеченскому, он говорит, не пиши мне, не пиши мне здесь, мне страшно. Я впервые увидела, что люди, когда говорят то, что думают, кладут телефон к колонкам, чтобы фонили - это страшно. И.Б.: Получается, что вот эти вот люди, которые выходят на митинги, они бастует против большого брата? Из зала: Да, против вседозволенности людей Кадырова, потому что их очень легко отличить по внешним признакам и по номерам. И.Б.: То есть против опричников таких. Из зала: Очень-очень много, они в принципе делятся на людей Кадырова и на чернь. И.Б.: Должен ли режим измениться, чтобы изменить эту модель? Да, должен, иначе он будет иметь соблазн постоянно эту модель устанавливать. Попустительствуя нарушению закона, вы создаете ожидания, вы не только делаете это сейчас, вы создаете ожидания на будущее. И чем больше это длится, чем дольше у вас происходит повторяемость этого процесса, тем больше вы легитимируете его уже тем временем, когда он существовал. Он легитимирован тем, что он реально существует в реальном мире, он закладывается на будущее, вы торите себе тропу на будущее. Вы боретесь не только с теми, кто сейчас, но и с теми, кто будет потом. А.С.: С Нацгвардией, я понимаю, о чем идет речь, потому что появилась такая версия, что это связано с необходимостью переподчинения внутренних войск, лично подчинённых Кадырову. Я в эту версию не верю, потому что навряд ли изменение вывески и руководителей переподчинит что-то от Кадырова кому-то другому. Простое объяснение с Нацгваридей известно, и оно кажется самым понятным и ясным. Был вопрос о популярности Кадырова в Чечне. Давайте прямо скажем, в современной Чечне – диктатура, поэтому не важно, популярен он или инет, мы не знаем, нам не понять, это не изучить. Популярность - это вопрос демократий. Вопрос диктатур – контролирует ли он территорию, контролирует ли он элиту или нет. Мы знаем, что он контролирует и элиту, и население, и территорию. Эту функцию он выполняет. Э.П.: Был вопрос про республику Ичкерию, было ли это попыткой образования национального государства. Да, было, она провалилась, в следствие того, что экономическая база была очень скудной, домашнее производство, бензин, который продавался в трёхлитровых банках, работорговля, фальшивомонетное дело. На этом далеко уехать было нельзя, в результате популярность национальной идеи, которая изначально была слабой, падала, доминирующей идеей стала исламская идея, пионером был Шамиль Басаев, а за ним последовали и другие. После Хасавюртовских соглашений 1996 года, по-моему, перед Президентскими выборами Ельцина, пошла сильная исламизация, новая Конституция была взята из Судана и была написана в такой спешке, что там за определённые виды преступлений нужно было платить определённое количество верблюдов. На Кавказе, конечно, даже если все зоопарки - необходимое количество верблюдов может не найтись. Расшифровка: Владислав Гуревич, Кирилл Шамиев Редактура: Виктория Полторацкая, Михаил Комин

19 августа 2016, 10:29

Колонки: Александр Разуваев: Российская буржуазная революция

После путча августа 1991 года надежды на богатую, сытую, буржуазную Россию сразу не оправдались. О причинах этого можно долго спорить. С моей точки зрения, главная ошибка – это выбор модели приватизации. Двадцать пять лет назад состоялась российская буржуазная революция. События августа 1991 года давно стали историей, которую, как у нас водится, уже появились желающие переписать. Интернета тогда еще не было, что очень упрощает задачу. Поэтому не лишним будет вспомнить ту историю. Если совсем коротко, Ельцину удалось договориться с частью «афганских силовиков», что и обеспечило его победу. Сделать ему это было не так сложно, как кажется на первый взгляд. В июне 1991 года Ельцин легко победил на президентских выборах. Его фигура, в отличие от ГКЧП и Михаила Горбачева, была очень популярна в обществе, в том числе у силовиков. Отторжение коммунизма было столь велико, что ни один политик не мог идти против национальной тенденции. Особенно это касалось офицеров, имевших афганский опыт. Их амбиции были очень сильны. Не случайно многие из них потом заняли ведущие позиции или стали основными собственниками в новых финансовых и промышленных компаниях. Павел Грачев стал министром обороны новой России. Во второй половине 20 августа 1991 года Павел Грачев вместе с маршалом авиации Евгением Шапошниковым, генералами Владиславом Ачаловым и Борисом Громовым высказал руководителям ГКЧП свое отрицательное мнение о плане силового захвата парламента России. Никакого противостояния с милицией и насилия в Москве в 1991-м, в отличие от 1993 года, не было. Все события заняли три дня. Но главное, конечно, люди и политические силы, которые выступили в поддержку Ельцина. Белый дом защищали самые разные персоны, их судьба в новой буржуазной России сложилась по-разному. Среди защитников были представители либеральной общественности, студенческой молодежи и представители национал-консервативного общества «Память». Среди тех, кто пришел защищать Дом Советов от возможного штурма, были известный рокер Константин Кинчев, будущий чеченский террорист Шамиль Басаев и будущий основной акционер банка «Менатеп» и компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский, вице-мэр Москвы Юрий Лужков и его супруга, будущая самая известная женщина-олигарх Елена Батурина. Почему Ельцин был так популярен тогда в России? Причин было много, прежде всего – личная харизма. Прогнившая коммунистическая идеология, тотальный дефицит 1991 года и горбачевское словоблудие надоели тогда очень многим. Но была и еще одна причина, о которой сейчас многие подзабыли. СССР был очень своеобразной империей, в которой приоритет был отдан окраинам, а не центру. Снабжение в союзных республиках было лучше, чем в коренной России. За национальными кадрами были забронированы места в университетах, им легче давалось продвижение по карьерной лестнице. До сих пор, глядя на поведение людей в некоторых бывших советских республиках, создается впечатление, что они искренне полагают, что русские им что-то должны. В Прибалтике ждут компенсации за советскую оккупацию, в Киеве – за потерю советских сбережений, а в Ереване всерьез требуют отказаться от военно-технического сотрудничества с Баку. Идея сбросить с себя разом союзные республики и Коммунистическую партию была очень популярна в 1991 году. Военные технологии и сырьевая база должны были обеспечить россиянам безбедную жизнь. Люди, поддержавшие тогда Ельцина, в большинстве своем были романтиками. Это была московская молодежь и студенты, искренне мечтавшие жить в богатой и свободной стране. Нечто среднее между Российской империей и США. Мы верили, что это может случиться за один день. У нас не было ненависти и агрессии даже к коммунистам. Мы просто считали, что они должны были освободить дорогу для новой буржуазной жизни. Ельцина сейчас принято критиковать, благо есть за что. Но после победы буржуазной революции в августе 1991 года не было никаких политических репрессий. В России появилась реальная свобода слова, в том числе абсолютно оппозиционные новым хозяевам Кремля легендарный «прохановский» «День» и «600 секунд» Александра Невзорова. Увы, надежды на богатую, сытую, буржуазную Россию сразу не оправдались. О причинах этого можно долго спорить. С моей точки зрения, главная ошибка – это выбор модели приватизации. Она должна была осуществляться не за ваучеры, а за деньги. Для этого можно было использовать специальные именные инвестиционные счета, на которые бы зачислялись сбережения с советских сберкнижек. Основные «фишки» российского фондового рынка – это нефтяные, газовые, телекоммуникационные, электроэнергетические монополии. Добровольно-принудительная конвертация советских сбережений в акции данных компаний позволила бы избежать их обесценения неизбежной гиперинфляцией. В очень сжатые сроки можно было создать развитый фондовый рынок с большим числом мелких акционеров. Естественно, у владельцев советских сберкнижек должна была быть также возможность конвертировать свои накопления в капитал Сбербанка: его акции – это лучшая инвестиция среди ликвидных бумаг за всю рыночную историю.  Наши мечты в целом сбылись, правда, на десятилетие позже. Только реализовал наши ожидания не Ельцин, а Путин. Он – буржуазный лидер крепкого государства. В прошлое ушли не только коммунисты, воинствующий атеизм, пустые прилавки, но и ельцинская нищета, финансовые пирамиды и бандиты 90-х. Россияне – успешная буржуазная нация, где каждый кузнец своего счастья. Именно поэтому, с моей точки зрения, по факту, по итоговому счету на табло буржуазная революция в России в августе 1991 года – это больше плюс, чем минус. Если бы ее не было, Союз бы гнил еще лет 20 или 30, пока Горбачев не ушел от власти. Для СССР лучше был ужасный конец, чем ужас без конца. Я гражданин Российской Федерации, буржуазной России. И я горжусь этим. Теги:  Борис Ельцин, революция, август 1991 года Закладки:

14 июня 2015, 20:19

20 лет трагедии в Буденовске - Попейте чаю!

Оригинал взят у  zlobnig_v_2...Материалов много - разгребайте сами ;)Черномырдин - БасаевБасаев Шамиль СалмановичДата рождения 1965 г.Место рожденияСело Ведено Веденского района Республики ЧечниПроходил срочную службу в Военно-воздушных силах СССР.В августе 1991 г. принимал участие в обороне "Белого дома".Басаев 9 ноября 1991 г. участвовал в угоне пассажирского самолета Ту-154 из аэропорта Минеральные Воды в Турцию. В Турции захватчики сдались местным властям и после переговоров добились переправки в Чечню.В 1992 г. был назначен командующим войсками Конфедерации Народов Кавказа.С августа 1992 г. принимал активное участие в военных действиях в Абхазии. Был командующим гагринским фронтом и заместителем министра обороны Абхазии. Командовал отрядом чеченских добровольцев, в последствии получившим название "абхазский батальон". Летом 1994 г., с началом гражданской войны в Чечне, Басаев вступил в боевые действия на стороне Джохара Дудаева.14 июня 1995 г. под руководством Шамиля Басаева был совершен захват больницы с заложниками в г.Буденновске Ставропольского края с целью вынудить федеральные власти приостановить военные действия в Чечне и вступить в переговоры с дудаевцами. После телефонных переговоров с председателем правительства России Виктором Черномырдиным , боевики Басаева покинули Буденновск и на границе Чечни отпустили заложников.переговорыкургинян сказал, что черномырдина тогда обманули) кто обманул?)может быть блоггер  par_mir нам расскажет об этом советском союзе?Человек, который вербовал БасаеваМаксим Калашников В 1999 году в ряде отечественных СМИ прошумела сенсация. Сообщалось, что в июне где-то близ французской Ниццы на уединенной вилле состоялась встреча полевого главаря Шамиля Басаева, главы администрации президента РФ Александра Волошина и Антона Сурикова, бывшего агента ГРУ, бывшего уже сотрудника аппарата правительства Евгения Примакова. Как раз накануне вторжения чеченских сепаратистов в Дагестан и начала войны, которая вознесла Путина к вершине власти. Тогда говорили, что Басаев завербован ГРУ еще во время Абхазской войны в 1992-м.С тех пор я собираю досье на Антона Сурикова, этого очень скрытного человека, который тоже был на Абхазской войне. Его фигура странным образом маячит за спинами первых лиц власти. Его знакомые даже сейчас составляют костяк аппарата премьер-министра Касьянова.Кто же эта загадочная личность? Герой тайной политики, которая не имеет ничего общего с официальной?Специалист глубинных диверсийИз разных источников и слухов сложилась интересная картина. Выпускник элитного военно-промышленного вуза, Московского авиационного института, с 1983 года - агент ГРУ. Готовился как специалист по диверсиям в глубоком тылу НАТО. Происходит из семьи с имперскими военно-промышленными традициями. Его отец, Виктор Суриков, был одним из руководителей крупной космической корпорации, ЦНИИ машиностроения, в котором расположен знаменитый Центр управления полетами. Суриков-старший не боялся в самом конце 1991 года открыто ругать демократов и выказывать большое уважение к личности Сталина.Сам же Антон Викторович на разговоры о его работе в ГРУ реагирует с усмешкой:- Разговоры по поводу ГРУ - только разговоры. Окончив МАИ в 1984-м, я до 1996 года занимался проблемами армии и оборонной промышленности. Последние шесть лет этой деятельности я числился сотрудником Института США и Канады (ИСКАН), куда меня позвал работать замдиректора института, академик Андрей Кокошин. За это время мне довелось достаточно хорошо познакомиться с нашим ВПК и побывать во многих странах. Например, в Англии и США. Но в начале 1990-х я также много ездил на Кавказ, в том числе и в Абхазию. Конечно, не по линии ИСКАН. Тогда в институте можно было не появляться по многу месяцев, и никто этого не замечал. Меня же Кавказский регион крайне интересовал...А вот по нашим сведениям, с гибелью СССР Антон Суриков, к тому времени ставший уже подполковником ГРУ, переквалифицировался на работу в родном тылу. В Абхазии вспыхнула война, и в ней официальная Москва поддержала режим Шеварднадзе, обложив санкциями Абхазскую республику. Однако по неофициальным каналам помощь абхазам оказал министр обороны РФ Павел Грачев. Он поддержал знаменитый Чеченский батальон, который возглавляет талантливый самоучка Шамиль Басаев. (Чеченцев в этом формировании было не более трети, остальной же контингент составили представители других горских народов и славяне.) Именно тогда на аэродроме «Бамбары» под Гудаутой, куда перебросили Гянджинский полк ВДВ, Суриков работал под псевдонимом «Мансур», возглавляя отряд особого назначения. Отряд не подчинялся абхазскому командованию и был занят диверсиями и ликвидацией грузинских полевых командиров. С Басаевым они тесно контактировали, тем более что Шамиль тогда стал первым заместителем министра обороны Абхазии.Из разных источников складывается такая картина. Отряд Сурикова-Мансура действовал в августе-октябре 1992 года в районе Гагр, Леселидзе, Гантиади, выходил на реку Псоу. Несколько главарей грузинских отрядов отправились на тот свет - их умело подрывали. Одну из грузинских банд, как мне рассказал русский доброволец той войны, возглавлял знаменитый советский футболист Тенгиз Сулаквелидзе. Но его пощадили за прошлые спортивные заслуги. Абхазы ликовали с гибелью каждого грузинского командира.Именно тогда, как гласит молва, Суриков и завербовал Шамиля Басаева. Тот охотно пошел на сотрудничество с ГРУ и даже проявлял инициативу. (Это потом его перехватят саудовские спецслужбы.)Впрочем, сам Антон Суриков объявляет это домыслами:- Я с Павлом Сергеевичем Грачевым не встречался. А вот то, что он проводил в Абхазии свою личную политику, это правда. И это, по моему глубокому убеждению, с точки зрения интересов России была очень полезная и правильная политика. Без Грачева Абхазия не выстояла бы. Именно он стал реальным организатором обороны республики.А в Бамбарах стоял не отряд, а группа людей, которые были наблюдателями за ситуацией в регионе. Они встречались с теми, кто сражался на абхазской стороне, кое-что им подсказывали. То, что нам приписывают ликвидацию грузинских полевых командиров, звучит голословно. Никто пока доказательств такого рода не представил.С Басаевым я действительно виделся не раз. И уверен: в то время он очень многое сделал для победы Абхазии на посту заместителя министра обороны региона. Но никаких вербовочных документов я ему, естественно, подписывать не предлагал. Дискуссии и консультации никак нельзя считать вербовкой... Убит Мансур Натхоев (генерал-майор ГРУ Антон Суриков)23 ноября в Ижевске, предположительно с помощью «укола», имитирующего естественную смерть от остановки сердца, был убит генерал-майор ГРУ ГШ МО РФ Антон Суриков (Мансур Натхоев). Антон Суриков - Мансур? Убрать ШеварднадзеХодит в кругах ветеранов спецслужб такая легенда: к лету 1993 года абхазские патриоты решили ликвидировать Шеварднадзе.Идея вырисовалась простая. Грузинский лидер много и часто летает за границу. А взлетающий лайнер - штука крайне уязвимая. Важно только узнать день вылета. В нескольких километрах от взлетной полосы Тбилисского аэропорта находится человек с довольно примитивным аппаратом радиоразведки, который засекает работу радаров управления воздушным движением. Они перед стартом лайнера переходят в известный режим. Чуть поодаль находится пара стрелков с переносными зенитно-ракетными комплексами типа «Игла» или «Стрела». А то и просто станок с ними, вместе с блоком пуска ракет по дистанционному сигналу. Тепловые головки самонаведения ракет захватывают взлетающий самолет: крупная цель, не снабженная никакими технологиями невидимости для инфракрасных датчиков и радиолокаторов. Сигнал - и ракеты вылетают из труб-контейнеров, в считанные секунды поражая не успевший набрать высоту Ил-62 или Ту-154. Ошибиться невозможно, поскольку при вылете президента все иные вылеты отменяются и его машине предоставляют совершенно свободный воздушный коридор.Ракеты бьют в горячие двигатели - и горящий лайнер врезается в землю, хороня Шеварднадзе под пылающими обломками, Грузия вряд ли продолжит войну в Абхазии. Начнется драка за кресло Шеварднадзе.Молва гласит, что все было уже почти готово, но Москва не дала «добро». А тут и грузин окончательно выбили из Абхазии, победоносно завершив войну.Когда мы поведали об этом самому Сурикову, он пожал плечами:- Описанная техническая схема весьма реальна. И тогда, и сейчас. А вот политическая целесообразность...Хотите знать мою точку зрения? Я убежден в том, что Шеварднадзе заслуживает самой суровой ответственности за все, что он сделал и на посту главы МИД СССР, и в бытность руководителем Грузии. За развязывание войны в Абхазии, например. Но за это его нужно судить, а не устранять физически вместе с невиновными летчиками и другими пассажирами. Я не сторонник таких шагов.А технически схема, поверьте, вполне осуществима. Тут и затраты минимальны, и людей привлекается самый узкий круг. Я бы посоветовал компетентным структурам в РФ более тщательно подходить к охране тех аэродромов, которыми пользуются особо охраняемые лица. Особенно это касается тщательных проверок прилегающих к аэропортам территорий. Сегодня развитие мобильных телефонов таково, что управлять пусковой установкой ракет может человек с другого полушария планеты.Чечня-1- После Абхазии я оставался сотрудником в ИСКАН, ездил в этом качестве работать в Лондон в 1994 году и вернулся осенью, когда в Чечне разразилась война Джохара Дудаева с оппозицией. Заинтересовавшись, поехал туда познакомиться с ситуацией и сделал вывод, что прямое военное вмешательство федералов становится неизбежным. И было ясно, что и в западных СМИ, и в наших по линии Гусинского эта война попадет под огонь жесткой критики. Значит, нужно заниматься контрпропагандой. Пришлось организовать выход за рубежом нескольких книг, брошюр и статей в газетах, которые показывали криминальное лицо дудаевского государства, его связь с мировой наркомафией. Две мои книги на эту тему в 1995-м вышли в Англии, - рассказывает А.Суриков.По нашей информации, тогда уже отставной полковник ГРУ в очередной раз оказался брошенным в «горячую точку». Благо и связи с Басаевым сохранялись. Операцию в дудаевской Чечне проводила тогдашняя Федеральная служба контрразведки, а курировать операцию по свержению Дудаева доверили полному дилетанту - физику-демократу Евгению Севастьянову. Нужно было наладить другой канал информации, независимый от «гэбэшников». Денег та операция поедала очень много. Именно Антон Суриков на месте разобрался в том, что вожди оппозиции, Автурханов и Лабазанов, представляют из себя мыльные пузыри и что все кончится провалом, после которого придется вводить в Чечню регулярные части.Все предсказания сбылись. И тогда Сурикова бросили на контрпропаганду, создав исследовательскую группу «Феликс» - с одним компьютером и парой письменных столов. С такими вот «мощными ресурсами» в первую чеченскую кампанию велась информационная борьба с медиа-империей Гусинского. Силы были явно неравны.Продолжались и контакты с Басаевым. Абхазский фронт сдружил двух людей «неправильной войны», и при встрече даже годы спустя они обнимались. Но очень быстро выяснилось, что Шамиль, почувствовав потерю интереса к нему Москвы после Абхазии, уже перевербован арабскими спецслужбами. А потом грянул Буденновск с сотнями заложников и капитуляцией целой страны перед отрядом одного Басаева.- Как разразилась трагедия Буденновска? К лету 1995-го чеченские отряды были вытеснены в горы и стояли на грани поражения. В моем понимании рейд группы Басаева имел целью совсем не Буденновск, а Москву. Я верю Басаеву, который говорил о том, что у него просто кончились деньги на взятки милиции. В прессе проскальзывали сообщения о том, что в Минводах уже стоял «под парами» забронированный под чартерный рейс самолет. Зная, как делаются чартерные авиаперевозки в этом регионе, представляешь картину: приехала бы группа людей в аэропорт, погрузилась на борт - и помчалась прямиком в столицу. Там бы они сели в подогнанные к трапу автобусы и могли приехать в любую точку Москвы. Вряд ли они рванули бы на Кремль, но в столице есть множество важных объектов, которые можно взять внезапным налетом и обзавестись заложниками. Впрочем, об этом можно доподлинно узнать только у самого Басаева, - нехотя рассказал нам Антон Суриков. Шамиль В правительстве Примакова- В 1996-м я ушел из ИСКАНа и стал помощником по Госдуме Юрия Маслюкова, который занимал пост председателя Комитета по экономической политике. А в сентябре 1998-го, когда Юрия Дмитриевича назначили первым вице-премьером, я перешел работать его помощником в Белом доме. И так до июня 1999-го. Чем заниматься приходилось? Связью со СМИ и подготовкой поездок первого вице-премьера, - здесь наш собеседник куда более словоохотлив.- Работы хватало. Едва сформировалось правительство Примакова, как масс-медиа, за которыми стояли Гусинский с Березовским, принялись дружно ругать Юрия Маслюкова. Примакова-то они потом трогать начнут, а поначалу доставалось именно Маслюкову: он и доллар запретить хочет, и национализировать все вокруг. Правда, потом оказалось, что та программа, которую он подготовил и представил и МВФ, и Мировому банку, на международном уровне была признана рыночной. Да и экономический рост 2000-2002 годов начинался при нашем правительстве, в декабре 1998 года.Кстати, интересная складывалась ситуация. Поскольку Евгения Максимовича в первые полгода его премьерства никто особенно не задевал, никакой контрпропаганды он также не вел. Приходилось отбиваться своими силами от всей мощи СМИ. Начальником аппарата у Примакова служил лично близкий к нему адмирал Юрий Зубаков, который вообще смотрел на нашу деятельность крайне неодобрительно. Помнится, стоило мне поднять скандал по поводу спутника «Бонус», который Гусинский закупил в США под гарантии правительства РФ, как Юрий Антонович устроил мне нагоняй и вообще запретил говорить на эту тему. Положил я трубку, поднимаюсь по лестнице к кабинету Зубакова - и вижу интересную картину. Из кабинета выходит вальяжный Гусинский, а за ним семенит испуганный адмирал. Все сразу стало ясно. Гусинский тогда вообще по Дому правительства ходил свободно, чуть ли не ногой двери в кабинеты открывал.Тем не менее я считаю, что с задачей контрпропаганды тогда справиться удалось. Во всяком случае, к моменту отставки рейтинг кабинета Примакова был очень высоким, и никакая грязь к нему не прилипла. Иное дело - Сергей Ястржембский, который «пиарил» блок Лужкова-Примакова осенью 1999-го с печальным результатом. Особый интерес тогда вызывала тема об истинных причинах дефолта 1998 года. Например, о роли Анатолия Чубайса и его большого друга, заместителя министра финансов США в правительстве Клинтона, Ларри Саммерса. Это сейчас историю с исчезновением злосчастного кредита в 4,8 миллиарда долларов пытаются повесить на Михаила Касьянова. А тогда мы точно знали, что Касьянов, занимавшийся в Минфине РФ проблемами реструктуризации долга Парижскому и Лондонскому клубам, распоряжаться кредитом МВФ никак не мог. Мы-то ведь тогда сказали, что решение о дефолте принимали всего шесть человек: Чубайс, Гайдар, Задорнов, Кириенко, Алексашенко и Дубинин. Ну, и Саммерс был полностью в курсе дела.Тревожное лето-99И все-таки, что же было в июне 1999-го? Действительно ли Волошин и Суриков ездили на переговоры с Басаевым в окрестности Ниццы? Ведь есть люди, которые считают нашего героя чуть ли не отцом второй Чеченской войны. Да и в нашем досье есть записи о той встрече, на которую Сурикова командировали как старого знакомого знаменитого полевого командира. Правда, по одним сведениям, они убедили Басаева в том, что его нападение на Дагестан не встретит сопротивления Москвы. По другим - безуспешно пытались его отговорить от этой акции, потому что Шамиль уже вынужденно отрабатывал деньги своих арабских патронов. Впрочем, вот что говорит по этому поводу сам Антон Викторович:- Ну, во-первых, встречались ли Басаев с Волошиным или нет - об этом у них самих надо спрашивать. Я бы очень не хотел, чтобы сюда впутывали мое имя. Я вообще не считаю, будто в отношении Путина в июне 1999 года (а он тогда не был еще даже премьером) могли строиться планы с использованием войны в Дагестане. В тот момент вопрос стоял совершенно иначе. Басаев и Хаттаб к лету 1999-го уже получили значительные деньги от саудовцев, да и Хаттаб (за это я ручаюсь) был сотрудником саудовской спецслужбы, подчиняясь ее тогдашнему руководителю Турки аль Фейсалу. Хаттаб и был основным распорядителем саудовских денег на Северном Кавказе, а его главным контрагентом выступал Шамиль. Саудовцы поставили вопрос ребром: затраченные средства нужно отработать. Нужны убедительные акции. Поэтому Басаев с Хаттабом перед вторжением в Дагестан занимались диверсиями локального масштаба, но этого было мало. И пришлось идти на крупномасштабную операцию. С весны 1999-го было ясно, что такой акцией станет вторжение в Дагестан.- Но если опираться на ваш опыт участия в локальных войнах - то каков прогноз на нынешнюю Чеченскую кампанию? Мы окончательно увязли в этом болоте?Да. Чечня контролируется российскими структурами лишь формально, там идет настоящая партизанская война. Она растянется на десятилетия. И если в Москве иссякнет политическая воля насчет военного присутствия в регионе, то в Чечне немедленно восстановится сепаратистский режим. Вся нынешняя «стабильность» (при том, что в регионе гибнет по нескольку человек в неделю) держится на войсках да еще на том, что в Чечне делается бизнес на растаскивании казенных денег. Но рано или поздно воля к войне в России ослабнет - с борьбой за власть, с ухудшением экономической ситуации. Последствия этого будут куда более страшными, чем в 1996 году...От редакции.Поневоле из нашего досье и всяких недомолвок складывается очень стойкое впечатление насчет того, что нынешняя Чеченская война - это вполне рукотворный и во многом управляемый спецслужбами конфликт. Ну не верим мы в то, что Басаева и других вождей сепаратистов так трудно выследить и уничтожить! Даже силами ослабевших с советских времен разведывательных структур. Значит, верхам РФ нужна затяжная война как коммерчески-политическое предприятие. И то же самое можно сказать о россиянской экономике.В стране торжествует совершенно уродливая, теневая, клановая политика. Не имея ничего общего с национальными интересами, она порождает особый, вывернутый наизнанку мир. Подчас он напоминает воспаленный бред сумасшедшего.пс