Выбор редакции
28 октября, 21:47

Владимир Карасёв: Алжир ставит на Россию

Франция оккупировала Алжир в 1830 году и официально аннексировала его в 1834 году. Долгие десятилетия... Сообщение Владимир Карасёв: Алжир ставит на Россию появились сначала на News Front - Новостной Фронт. Новости Мира России Украины.

Выбор редакции
07 октября, 06:32

Даниил Гранин. "Художник и власть"

Даниил Александрович Гранин (1919-2017) — советский и российский писатель, киносценарист, общественный деятель. Участник Великой Отечественной войны. Герой Социалистического Труда (1989). Лауреат Государственной премии СССР (1976), Государственной премии РФ (2001, 2016), премии Президента РФ (1998) и премии Правительства РФ (2014). Почётный гражданин Санкт-Петербурга (2005). Здесь текст приводится по изданию: Д.А. Гранин и молодежь: университетские тексты / сост. и ред. А.С. Запесоцкий. - СПб. : СПбГУП, 2018. Даниил Гранин © ИТАР-ТАСС/АрхивХУДОЖНИК И ВЛАСТЬВыступление на Вечере памяти Андре Мальро 30 октября 1996 года. Дворец Белосельских-Белозерских Я как-то впервые представил себе ту роль, которую играли в истории Франции такие великие писатели, как Монтень, Шатобриан. Что касается Мальро, то здесь у меня был особый личный интерес, поскольку я, будучи студентом, виделся с Мальро и даже был ему представлен. Он тогда приезжал в Ленинград во время испанских событий и на меня произвел совершенно прелестное впечатление. Может быть, поэтому я и пришел сегодня сюда. Что касается проблемы художника и власти, вхождения во власть художника или писателя, то совершенно бессмысленно говорить, способствует это или не способствует творчеству. Это дело писателя: хочет — входит, не хочет — не входит, значит ему чем-то это интересно, важно или наоборот.У нас в русской истории тоже были такие случаи, редко, но были. Это Державин с его государственными должностями во времена Екатерины II. Это Салтыков-Щедрин, который был, кажется, губернатором или вице-губернатором, не помню. Но их привлекали к государственной деятельности не как писателей; писателей никогда не привлекали к государственной деятельности, писателей боялись, писателей ссылали, убивали, расстреливали. Это гораздо более характерно для нашей российской действительности. После революции я тем более не могу назвать почти никого из больших писателей, кто был бы привлечен по-настоящему к государственной деятельности, хотя такая потребность и возможность, конечно, была и есть до сих пор.Пример Мальро — это прекрасный пример, но это, по-моему, исключение из правил и для европейской практики, а тем более неслыханная вещь — для нашей российской. Так, министр культуры у нас сейчас — член Союза писателей, но это совершенно несравнимая с Мальро личность, которая в основном беспокоится о том, чтобы удержаться в должности. Проблема писателей и власти — проблема не столько для писателей, сколько для власти. Власть боится писателей, боится интеллектуалов по разным причинам. Дело в том, что власти нет дела до культуры, не было дела никогда и нет и сейчас. Если во времена, когда Коммунистическая партия была правящей партией, культурой занимались, то занимались исключительно потому и для того, чтобы прибрать ее к рукам, для того, чтобы заставить ее служить правящей идеологии, а вовсе не для того, чтобы дать ей свободно развиваться. И мы знаем, какое насилие творилось над культурой, но при этом все-таки, как ни парадоксально, политические силы были заинтересованы в том, чтобы таланты развивались, чтобы был международный престиж и т. д.Сейчас и этого нет. Сейчас власти совершенно не заинтересованы в культуре, а если культура эта и существует, то помимо власти, и она учится как-то существовать вопреки властным структурам. И культура начинает (что особенно печально мне) существовать в тех формах, которые вполне устраивают власть. Если Аркадия Райкина раньше терпеть не могла власть, то нынешнему Хазанову власть бурно аплодирует, и его любят, на его концерты ходят и т. д. То есть совершенно изменилась функция артиста, функция художника и отношение к нему. Я думаю, что история с Андре Мальро — это история не только с ним, но это и история с де Голлем. Это обоюдная потребность друг в друге замечательного писателя и такого человека, каким был де Голль. Я думаю, что этот пример, который был чрезвычайно плодотворен и много дал французской культуре, заслуживает всяческого внимания и дает немало пищи для размышлений.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

29 августа, 21:57

Борис Джонсон по пути Брексит. Magyar Nemzet, Венгрия

Я полагаю, если Уильям Шекспир, великий английский писатель, драматург и любитель пошутить смог бы сегодня... Сообщение Борис Джонсон по пути Брексит. Magyar Nemzet, Венгрия появились сначала на News Front - Новостной Фронт. Новости Мира России Украины.

Выбор редакции
22 августа, 22:02

Де Голль и знаменитые французские сыры…

По известному анекдоту однажды генерал Де Голль на совещании государственного совета потеряв своего легендарного терпения... Сообщение Де Голль и знаменитые французские сыры… появились сначала на News Front - Новостной Фронт. Новости Мира России Украины.

14 мая, 16:57

Элен Каррер д'Анкосс. "Генерал де Голль и Россия" (2019)

Каррер д'Анкосс Э. Генерал де Голль и Россия / Пер. с франц. А.А. Пешкова, О.А. Чувировой. - М.: Политическая энциклопедия, 2019. - 199 с. ISBN: 978-5-8243-2317-7.Россия и Франция, близкие друг другу страны, объединенные осознанием общности своих интересов и исторических судеб, это постоянные составляющие философии генерала де Голля, который лучше кого бы то ни было понимал значение для его родины этой союзницы в тылу. Неслучайно в 1965 году генерал констатировал: «Наш упадок начался с войны Наполеона с Россией». В новой книге известного французского историка Э. Каррер д’Анкосс повествуется о том, как де Голль реализовывал на практике свое видение России в различные периоды франко-советских отношений, взаимодействуя последовательно со Сталиным, Хрущевым и Брежневым. Накопленный генералом уникальный в этом отношении опыт может внести неоценимый вклад в современную геополитическую мысль. Книга предназначена для широкого круга читателей.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

29 января, 23:21

Булат Окуджава: "У меня были арестованы родители как враги народа, но я считал, что ЧК не ошибается"

Булат Oкуджава: «Это моя жизнь». Беседовал Гжегож Пшебинда // Новая Польша. Гжегож Пшебинда: "В конце ноября 1994 г. в московской квартире Булата Окуджавы в Безбожном переулке я записал разговор с ним, который затем появился в переводе на польский (в сильно сокращенном виде) в краковском еженедельнике «Тыгодник повшехны» (1995, 23 июля). Сегодня, может быть, стоит опубликовать этот сохранившийся на магнитофонных кассетах документ в возможно более полном виде. Это, как я сегодня вижу, не интервью, а живой разговор, происходивший за неделю до первой чеченской войны".— Булат Шалвович! Вы говорите, что Москву любить нельзя.— Нет, Москву нельзя любить. Хотя я москвич и всегда любил свою улицу, свой дом, еще несколько переулков, знакомых мест. Но я прожил в Москве 70 лет и знаю только десятую часть Москвы. Это мегалополис, совершенно нелепый, искусственный, громадный. Не приспособленный для человека. Любить нельзя, а может, и стоило бы...— А вот студенты, мои друзья, приехали в Москву впервые два года тому назад, побыли здесь недельку, потом приехали на год, а теперь в Кракове тоскуют по Москве. Они говорят, что чувствуют здесь историю.— Историю — да! Но как заурядному обывателю жить — мне это неинтересно.— Рядом с домом, где я всегда останавливаюсь в Москве, есть мемориальная доска: здесь жил до 30-го года Булат Окуджава... Значит, вы жили на Арбате до 40-го года, а потом уже никогда?— Потом — никогда. Это не мемориальная доска, это просто такое неофициальное... Это молодежь сделала. Есть такая группа людей, которые ко мне хорошо относятся. Они в день моего рождения собираются в моем дворе и поют песни мои там...— Значит, 16 лет вы прожили на Арбате. Можете сказать несколько слов об этом?— Почему нет? Это моя жизнь. Это мое детство и юность. И конечно, я был влюблен в свою улицу, в свой двор, и долго идеализировал это, и только потом стал понимать, что Арбат — не такая симпатичная улица. Это была главная магистраль, по которой проезжал Сталин. В Кремль из Кунцева. Поэтому на Арбате было очень много агентов: во всех дворах, во всех воротах, в дверях — всюду. Потом многих людей арестовывали: их окна выходили на Арбат, и их подозревали в попытке покушения на Сталина. Арестовывали или переселяли в другие районы. Но тогда я ничего этого не знал. Арбат мне нравился.— Читая вашу книгу „Будь здоров, школяр!”, я впервые узнал (я был очень молод), что люди в 17 лет шли на войну. И это тоже факт из вашей жизни.— Конечно. Я был очень красный мальчик. Очень красный! Хотя у меня были арестованы родители как враги народа. Но я считал, что наше ЧК не ошибается, — значит, что-то есть.— В этой книге мир представлен наивно. Рассказчик как бы смотрит на жизнь глазами этого мальчика...— Я был наивен. Я все так себе представлял.— Вы, наверное, не раз рассказывали о своей родословной. Но подрастают новые поколения... Скажите несколько слов об этом.— Отец мой был грузин, мать — армянка. Но оба они из Тбилиси, раньше это называлось Тифлис. Они очень рано, совсем юными, вступили в партию, находились в подполье, вели подпольную работу. Были такие, значит, революционные романтики. Слепые. Многого не понимали, грамотность была не очень высокая. В общем, честно и бескорыстно служили революции. А потом отец мой окреп на партийной работе, потом его арестовали, и пришло возмездие. Его расстреляли. Потом арестовали мать, и она 19 лет провела в лагерях. Я был сын „врагов народа” со всеми вытекавшими отсюда последствиями.— А как вы смотрите на тот конфликт, который происходит теперь на этих землях, в Грузии, в Абхазии?— Знаете, меня это не удивляет. Меня это очень огорчает, но совершенно не удивляет: я очень хорошо знаю нашу страну и знаю, что это не грузины и абхазы, а это все советская школа. Психология людей резко переменилась, и дружба народов, о которой мы говорили, — это был такой удобный политический флер из-под палки.— Вы думаете, что без советской власти не было бы всего этого? Этих кровавых конфликтов?— Такого не было бы.— Значит, Солженицын прав, когда говорит, что Ленин начал эту бойню...— Нет, Ленин не начал. Ленин воспользовался, потому что это все было. Но не в такой степени. А советская власть все это усугубила и превратила в сегодняшний кошмар. Но ведь советская власть не создала новой психологии.— По сравнению с царской Россией?— Нет, новой психологии не создала. Она просто использовала уже имевшуюся почву, удобную для нее, и развила, усугубила.— Вы считаете, что в области психологии советская власть ничего нового не привнесла?— Нового — нет. Она просто усугубила то, что уже существовало. Большевики были... И я тут не могу согласиться с Солженицыным, потому что он склонен идеализировать дореволюционную Россию. Нет, это все в ней уже было, конечно. Они были не глупые люди, они прекрасно понимали, с кем они имеют дело и как с кем нужно разговаривать.— Продолжало ли советское государство во всем существенном традиции царской России? Или частично?— Не думаю, что во всем, но частично, конечно, продолжало. Потому что Россия, к сожалению, была в течение нескольких веков страной рабской. Создавалась определенная психология, и это нельзя изменить в один день. И этим воспользовались. У меня нет возражений против всего, что говорит Солженицын, но мне кажется, что у него есть элементы идеализации прежней России.— В области экономической ведь Россия стояла неплохо в 14-м году, до Первой мировой войны.— Да. Потому что русская буржуазия создавалась стремительно, под влиянием исторических обстоятельств и условий, и быстро росла. Жизнь заставляла. Но психология в связи с этим абсолютно не менялась. Приспосабливались люди к новым условиям, к новой жизни. И поэтому большевики, когда пришли, эти негативные стороны использовали в своих целях.— Вы затронули вопрос экономики и духовной жизни. Правильно говорят, что прежде всего духовные ценности, нравственность, а потом экономика. Но, с другой стороны, без хорошей экономики, без хорошего хозяйства духовные ценности не слишком процветают.— Конечно. Все должно параллельно развиваться. Но я в экономике очень не силен. Мне трудно об этом говорить. А что касается духовности России — знаете, это сложный вопрос. Нас всегда учили кичиться духовностью России. И не только духовностью. Вообще приоритетами России во всех областях. Нас учили кичиться. Мы так росли. Я себя помню. Я так рос. И для меня это было совершенно нормально. Мы — первые во всем. Мы — самые лучше. Мы не совершаем ошибок. Мы не терпим поражений. Только побеждаем. Так воспитывалась нация, народы, населяющие эту страну. А потом начались поражения. Уже в момент перестройки мы стали узнавать о многих поражениях. И наступил шок. Очень полезный. Очень болезненный, но полезный. Вообще поражения — хорошие учителя!— Если бы задать вопрос, кто виноват?... Все слои России?— Конечно! Россия сама виновата.— Значит, и царская власть, и революционеры, и интеллигенция...— Вообще Россия виновата. И сваливать на какого-то Иванова-Петрова, на конкретных личностей — это смешно. Но у России никогда не было иммунитета против зла.— А Церковь, играет ли она существенную роль теперь в жизни страны?— Сейчас? Нет. Пока нет. Ведь Церковь — это один из инструментов нашего государства, нашей структуры... Он такой же больной, как все общество. И этому инструменту тоже надо выздоравливать, лечиться, приходить в себя.— Значит, как я понимаю, есть пустое место, которое Церковь должна заполнить?— Она не справляется. Она сама не готова, и общество к ней не готово. Есть отдельная часть общества, которая решила, захотела пойти в Церковь и поверить в Бога. Но это неофитство, это чисто внешне.— Вы часто говорите, Булат Шалвович, что вы атеист, что вы так воспитаны... В смысле ваших «официальных» отношений с Господом Богом — я понимаю, что вы определяете себя как атеиста. Но, когда я слушаю ваши песни, для меня они звучат как доказательство существования Бога. И мне кажется еще, что, если вы умеете так радоваться существованию мира сего, любви человеческой, общению людей друг с другом, значит, и вы каким-то способом веруете в этот высший смысл жизни?— Очень может быть, что это происходит помимо моего сознания. Но я до сих пор — я так был воспитан, — я до сих пор не могу представить себе Бога. Понимаете? Не могу. И слава Богу, что я не притворяюсь. В угоду моде... Я не могу себе этого представить. Мне Церковь совершенно неинтересна, кроме музыки. Вот песнопения церковные люблю, но не потому, что они религиозные, а просто как великую музыку. Я люблю это слушать.— Но если человек может сотворить такое, если мир так прекрасен и жить хорошо...— Но вот для меня нет Бога. Для меня есть... ну, логика природы, логика развития природы. Для меня это существует, не познанное мной. Я и не пытаюсь представить себе Бога как личность, как существо, я не могу. Хотя я совершенно не пытаюсь навязать свою точку зрения кому-нибудь и очень уважаю истинно верующих людей. Не притворяющихся, а истинно верующих. Но моя вера вот какова. И я хочу, чтобы меня уважали тоже.— Как долго вы живете здесь, в этом Безбожном переулке?— Этот переулок был Протопоповский до 23-го года. А в 23-м его назвали Безбожным, и тогда это было логично. А сейчас это ужасно. Безграмотность была причиной многих ужасных вещей. Но это логично было, логично в те годы. А в последующие годы, конечно, все это уже стало приобретать вид кощунства.— Давайте о ваших песнях... Вы еще заявляете, что петь уже не будете, и все-таки, слава Богу, поете... И приезжаете в Польшу, и поете с гитарой, и вся Польша слушает, молодежь, студенты, которые никогда раньше вас не слышали, вдруг начинают петь... И теперь я читаю в «Русской мысли», что вы были в Париже и там у вас был концерт.— Я вам скажу: я очень часто заявлял, что все, больше писать песни не буду. Для меня это было, знаете, хобби всегда. Это не было главной моей профессией. Ни играть на гитаре я не умею, ни певец я. Но пел, пел, нравилось, а мне уже надоело. Вот и постепенно-постепенно я переставал писать. Но потом природа делала свое дело. Она меня заставляла, и у меня снова появлялись песни, и опять... Но последние 8 лет я песен не писал. И когда я выступал, я исполнял старые песни.— Публика была, конечно?— В Париже? Ну-у-у! Забито все было. Но я на этом концерте, а до этого в Америке исполнил новую песню. За 8 лет у меня появилась одна песня. Я ее исполнил. Очень она понравилась публике. Может быть, я опять буду...— Может быть, будете еще.— Я не говорю — «нет» — категорически. Бывают периоды, когда не хочется и все. Да и возраст уже... Знаете, выступать с гитарой... И голос сел...— А вы знаете, как отмечали в Польше ваш день рождения? По радио почти весь день передавали ваши песни. В нашем институте люди говорят, как время быстро течет, Булату уже 70 лет. Расскажите теперь о себе как об авторе исторических романов. «Дайте дописать роман до последнего листочка!» Ваш роман о декабристах... Связи, которые идут красной нитью от Пестеля до большевиков...— Когда мне предложили написать роман о Пестеле, я жил очень плохо. Это был хороший гонорар, и я согласился. Согласился, а потом думаю, что ж я делаю?! Я не прозаик, и как я буду писать!? Ну, конечно, пошел в архивы, взял там всякие книги и стал изучать декабристское движение. И когда я познакомился с жизнью Пестеля, он мне очень не понравился. Он меня очень разочаровал. И тогда у меня возник новый герой. Главный герой, писарь Авросимов. А насчет большевиков, я не могу сказать, что все декабристы у меня ассоциируются с большевиками. Но Пестель был, конечно, предтеча большевиков, и Ленин — продолжатель его дела. У Пестеля в «Русской правде» была такая статья, где говорилось, что когда они возьмут власть, то надо все малые народы выслать в Сибирь. Они им мешали.— Может ли история быть для народа учительницей жизни?— Для русского народа? Не думаю... Ну, может быть, отдельные представители общества, сознательные и думающие, мыслящие, они это поймут, или понимают, или будут интересоваться историческим процессом, а широкие слои — нет.— Значит, исторический процесс происходит иррационально?— Да, иррационально, конечно. Особенно в России. Вот Солженицын хочет сказать, предостеречь, что мы накануне революции... А кто знает, что значит «накануне революции»? Никто этого не знает. Для них это пустые слова образованных людей, которых Россия всегда презирала.— А что опасно для России теперь? Возможна ли фашизация страны?— Вы знаете, есть и приятные для меня обстоятельства, которые я наблюдаю, и есть неприятные. Неприятные — это мое знание истории и, в общем, пессимизм в отношении российского общества. Я думаю, что возможен и фашизм в своеобразной форме, и все что угодно. Но, с другой стороны, три года тому назад происходили выборы в Верховный совет и баллотировались несколько отвратительных людей. Отвратительных! И я понял, что дело наше плохо: если эти люди будут депутатами, то это уже конец. Но никого из этих людей не выбрали. Значит, люди не дураки все-таки, я подумал. Вот это немножко утешает.— А казус Жириновского, который так беспокоит людей вне России. Вы вообще думаете об этом? Это для России типично или нет?— Не знаю, в России все может быть, но что касается Жириновского... В России очень быстро надоедают люди. Очень быстро. Сначала им кричат «Ура!», а потом перестают кричать и занимаются своими делами. И уже кричат «Ура!» другому человеку. Вот он уже надоел. Он клоун. На самом деле он умнее, чем выглядит.— Он нервный, мне кажется, он нервничает...— А может быть, не нервничает, а изображает нервничающего... Во всяком случае он очень быстро стал знаменитым и все делал для того, чтобы стать знаменитым. Может быть, если понадобилось бы раздеться голым и пройти по улице, он бы разделся, чтобы его знали хорошо. Вот как Лимонов, например.— А Лимонов, что же он такое теперь? В Польше никто не знает о нем.— Ну, был такой... Поэт был в Москве. Неизвестный. Приехал из Харькова. Жил тут среди поэтов. Зарабатывал тем, что шил брюки. Потом уехал на Запад, стал писать прозу. Потом он захотел — ну, тщеславный человек! — захотел, чтобы его все хорошо знали: приехал сюда и впутался черт знает во что. Он теперь выступает за Сталина и советскую власть. Он прохиндей, конечно, но, в общем, он хочет завоевать популярность в России, потому что его никто не знал. Ему надо было шум устроить, и он устроил шум. Для примера, возьмите какую-нибудь националистическую группировку. Из кого она состоит? Она состоит из 99% темных людей. А 1% во главе — это образованный человек, который хочет стать вождем. Вот и все. И это всегда так. Во главе встают мыслящие люди, грамотные люди. И они распространяют свое влияние на темных людей.— Но посмотрите, какие теперь у России проблемы в так называемом ближнем зарубежье. Судьба русских в Казахстане, в Прибалтике действительно нелегка... Никто не будет противоречить этому. Однако здесь, в Москве, бабушка в метро, которая заметила мой якобы латышский акцент, отнеслась к этому с нежностью. Значит, у нее нет этого отношения?— Нет, у нее нет и не будет, и у латышей нормальных не будет... Но вдруг в Югославии... — разве не было всего этого?— Вдруг они начинают резать друг друга.— Нет, простите меня, в том-то и беда, что это было и раньше. Это было в глубине.— На каком уровне?— В глубине, на бытовом уровне. Я много раз бывал в Югославии, в разных ее частях. В Хорватии, когда я говорил о сербах, мне говорили: «Ха-ха, сербы — хорошие люди, конечно. Но... малообразованные, да и вообще...». Потом я ехал в Македонию и говорил о хорватах. «Ну, — говорили мне, — хорваты — это немцы». Все это было, но прикрывалось палкой режима. Нельзя было это показать. Понимаете? Когда палку убрали в чистом виде, это все вышло наружу. Это все было внутри: отвращение друг к другу, злоба мелкая, так же, как в Грузии, например. Там говорили: «Он армянин, но хороший человек». Понимаете? Это все было! Это все советская, коммунистическая болезнь.— А как, по-вашему, кончится конфликт между Абхазией и Грузией?— Я не представляю себе. Но, например, Фазиль Искандер — абхаз, и мы с ним дружим, говорим на эту тему. Он видит на сегодняшний день только возможность создания автономии, абхазской автономии в пределах Грузии. А иначе это вечная война. Абхазы будут отделяться, Грузия будет говорить — это наша территория! И это будет вечно. Абхазия была автономией, но условной автономией. А нет! Сделать нормальную автономию.— А что грузины будут делать, которые жили в Сухуми? Я читал недавно в «Русской мысли» интервью с грузином, который в Сухуми жил и говорит, что конфликт будет вечен.— Да, может быть. Теперь уже зашло так далеко, что на два поколения хватит этой ненависти. То же самое Азербайджан и Армения. Уже война, и это тоже на 2–3 поколения.— Значит, мир без национализмов невозможен? «Счастливый конец» истории невозможен в ближайшее время?— Мы живем сейчас в такой период, когда это все данность, совершенно реальная. Как это кончится и когда, я не знаю. И у меня нет надежды уничтожить это, понимаете? Нет! У меня есть желание пригасить это, чтобы не было крови. Пригасить. А для этого что необходимо? Вот я считаю, что необходимо России? России необходим авторитарный режим. Сильный, авторитарный. Де Голль нужен. Но в России это невозможно. Потому что всякий авторитарный режим в России через полдня перерастает в диктатуру и тиранию. Вот во Франции де Голль смог.— Ситуация России похоже на ситуацию Франции перед приходом де Голля?— Хуже, хуже.— Года два назад я брал интервью у профессора Жоржа Нива. Он рассказал, что говорили во Франции, когда де Голль решил отдать Алжир алжирцам. Левые говорили, что этого слишком мало, что раскаяться надо, на коленях просить у алжирцев прощения. А правые — что не надо отдавать. И вдруг он — между молотом и наковальней. И все-таки история доказала, что он выбрал правильный путь.— Де Голль был великий человек при всех его недостатках. Это уже теперь известно.— Ельцин — это не де Голль?— Нет!— А кто?— У Ельцина есть масса недостатков и слабостей, но есть и достоинства, которые я очень ценю. Во-первых, Ельцин — человек, не жаждущий крови. Во-вторых, он не ради себя все это делает. Я в этом уверен на сто процентов. Он хочет сделать добро России. Он не жулик, понимаете. И третье, он умеет признавать свои недостатки. Ни один из российских руководителей никогда не признавал своих ошибок. А у него это есть, и это большое достоинство. А недостоинств у него полно... Они ему мешают. Но мы живем в таком сумасшедшем обществе, что если даже вместо Ельцина пришел бы гений, он все равно не смог бы сразу привести в чувство это общество. Нужно время. Время, и трагедии, и потери, и все это необходимо. Я знаю массу недостатков Ельцина — может быть, я не прав — я не вижу сегодня человека, способного быть на этом месте.— Значит, тогда, в октябре 93-го, когда он отдал приказ стрелять по Белому дому...— Тогда тем более!— Это была трагедия для него?— И для него, и для нас. А теперь выясняется, что можно было не стрелять по Белому дому, а достаточно было одного взвода специальных войск — и все было бы прекращено.— А не думаете, что все-таки политик, который делает такую ошибку, должен предстать перед выбором народа? И организовать новые президентские выборы?— Наверное. Но я теперь прекрасно понимаю, почему это произошло. Не по злому умыслу, не потому что Ельцин — кровожадный человек, а потому что в тот вечер была страшная паника. Военные были в стороне. Милиция исчезла. Решался вопрос: или вас сейчас всех уничтожат, или что-то надо делать. И был отдан приказ стрелять, хотя можно было другим путем действовать. Это была паника, отчаяние. Я понимаю, за это надо расплачиваться. Я думаю, что наступит такой день, когда Ельцин будет каяться перед обществом. Но я другого не вижу человека.— А что вы скажете о Горбачеве?— Ну что я могу сказать о Горбачеве? Когда-нибудь ему памятник поставят. Хотел он сделать то, что сделал, или не хотел — я не знаю. Может быть, не хотел, а случайно вышло...— Но он будет еще играть какую-нибудь роль в истории страны?— Не думаю. Я бы хотел — если бы я был с ним близко знаком, я бы ему сказал: не надо. Не надо! Так что я могу сказать? Что он великий человек, он это сделал. Правда, мне кажется, что когда он начинал, то надеялся построить капиталистическое общество под руководством коммунистической партии. Так себе представлял.— А вы думаете, что без него все это не произошло бы?— Произошло бы, но с некоторым опозданием. Потом я должен сказать, что начал-то этот процесс не Горбачев. Когда-то этот процесс начал Хрущев. Но очень жалко начал, чуть-чуть. И потом быстренько-быстренько все свернул.— Но для вашего поколения это даже важнее?— Нет, не важнее, но очень важно, конечно. Потому что (мне трудно объяснить) вот что произошло тогда... Вроде почти ничего не изменилось. Газеты были те же самые. Вся ложь была та же самая. А что-то так резко переменилось: сказали о Сталине, стали выпускать людей из тюрем и лагерей. Это было начало. Но потом все это перегорело...— Это 56-й год. Вы — так называемый шестидесятник...— Обо мне так говорят. В общем, конечно, я шестидесятник, потому что моя общественно-сознательная жизнь началась в шестидесятые годы.— Значит, и оттепель имеет для вас очень важное значение?— Конечно! Потому мы и появились.— Значит, то, что было при Хрущеве, — это качественная разница по сравнению с тем, что было раньше. А Брежнев? Брежневский период — это возврат к сталинизму или все-таки нет?— Нет, возврата не было, конечно, в чистом виде. Но ложь усугубилась. Воровство усугубилось, потому что при Сталине из престижных соображений воровство подавлялось. А при Брежневе... Он сам воровал и всем разрешал. (Смеется.) Было очень трудно объяснить — вы поляк, Вы это понимаете, потому что Вы в нашей же системе существовали, — а западным людям... Я с одним говорил, это просто смешно было, потому что я говорил, как трудно было при Брежневе: могли, например, обвинить и посадить в сумасшедший дом. А он мне говорит: «То есть как в сумасшедший дом?! А вы бы пожаловались в суд!» Он не понимал, что такое был наш суд. В газету обратиться... Смешно. В какую газету! Вот сейчас суд такой же, как был. Ничего, пока ничего не изменилось, к сожалению. Но должно перемениться постепенно.— А нужен ли России капитализм?— Не знаю — в чистом виде? А во Франции — в чистом виде капитализм? Нет, какая-то новая форма. Там очень сильна социальная защита, понимаете, вот в Америке рабочий, трудящийся живет на хорошем уровне.— Ну да, но, чтобы делить, надо заранее сделать продукты для дележки...— Насчет дележки я тоже не знаю, насколько это верно. Но, во-первых, я не знаю, называется ли это капитализмом или как-то иначе, потому что, когда мы говорим капитализм, мы подозреваем первоначальный капитализм: толстый капиталист в цилиндре и рядом нищие рабочие. Нет, теперь ведь это не то. Капитализм — очень гибкая система. Нужен ли России капитализм, я не знаю, но России нужна свобода творчества.— Но что естественно для человека: капитализм или социализм?— Капитализм, при всех его недостатках, — это результат естественного развития общества. Социализм — это придуманная система. Искусственная. Для меня нет крайностей. Для меня нет выбора: или Запад, или сугубо своя культура. Для меня есть: если это удобно и полезно, это мы берем с Запада. Если это неудобно, неполезно и бесполезно, мы этого не берем. Вот и все. Так же, как Запад берет у нас, что ему удобно и полезно. И Франция берет и у Америки, и у Англии, и у Германии, но от этого она не перестала быть Францией. Неужели наша нация настолько ничтожна, что малейшее влияние Запада уже и вид ее изменяет!? А если мы отгородимся железной стеной, мы превратимся вообще в ублюдков. Сейчас, наоборот, период конвергенции идет, серьезно очень все это. От людей зависит.— А Солженицын, который вернулся? Некоторые говорят, что вернулся пророк из Вермонта, который ничего не понимает в ситуации страны и вдруг заговорил громко. Его никто не слушает, он хочет быть пророком, а России не нужны пророки.— Нет, не совсем так. Резон какой-то есть в этом, потому что 20 лет отсутствия, конечно, мешает многие мелочи нашей жизни понимать... Специфику нашей жизни. Конечно, желание — не желание быть пророком, а желание сказать, послужить своему народу воспринимается как желание быть пророком. Но где-то, я думаю, он постепенно разберется и, может быть, с такой настойчивостью не будет сообщать уже известные вещи. Вот недавно была передача с ним, в понедельник. Он, по-моему, с женой выступал. Замечательная была передача! Они говорили о книгоиздательстве. Прекрасная была передача. А когда он начинает по мелочам политическим или экономическим говорить, это неинтересно.— А ваш новый автобиографический роман?— Он вышел уже. Вот Краков будет издавать. А по-русски это вышло в журнале «Знамя». «Упраздненный театр» — это роман о моем детстве, 30-е годы, до катастрофы, до 37-го года. Рассказчик — 10-летний мальчик. И там мои родители. Конечно, там есть намек на то, что они в растерянности и что-то происходит. Тревога какая-то. Но я их люблю. Это мои родители. А один критик пишет, что вот-де Окуджава написал очень обаятельный роман, но как он мог так хорошо говорить об этих коммунистах?! Это десятилетний мальчик о своих родителях!— У вас нет тоски по той объективной поэтике, где рассказчик все знает?— Не знаю, я очень натуральный человек и делаю то, что у меня получается. А это уже Ваша задача судить обо мне. Я Вам скажу, что я живу по двум пословицам. Первая — это Лопе де Вега: «Пусть все течет само собой, а потом посмотрим, что случится». А вторая — чеховское выражение: «Умный любит учиться, а дурак — учить». Это я помню хорошо и поэтому стараюсь никого не учить, не поучать, а описываю свою жизнь. А вам — как понравится. Если вы из этого что-то можете извлечь, это ваше дело.— Что значит для вас Польша и, может быть, Краков?— Польша — моя первая любовь. Польша — первое государство, в которое я попал. Польша — первая страна, которая издавала все, что я писал, в отличие от Советского Союза. Хорошо переводили. Самые лучшие переводчики переводили! А потом... я не могу этого утверждать, но что-то совпало в польской психологии и польской судьбе с моими вещами. Поэтому в Польше так активно приняли то, что я делал. Потому что, например, в Чехословакии тоже меня знают и очень хорошо, но этого вот, родственного нет. Не случилось. Я даже шутил, помню, что если бы я эмигрировал, то в Польшу. А Краков? В Краков впервые мы попали с Олей вместе, и нам очень понравился Краков. Это давно было, в 67-м году.— А вы когда-нибудь еще приедете?— Я бы приехал, но если не петь. Я думаю, что самая лучшая форма, которая уже проверена — я встречаюсь с аудиторией, мне задают вопросы, я отвечаю...Москва, ноябрь 1994Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 января, 12:41

История «жёлтых жилетов» от де Голля до Макрона

«Желтые жилеты» ворвались в местную тюрьму в Дижоне. «Они зашли через главные ворота, скандировали «Освободите...

20 января, 07:11

«Желтые жилеты» от де Голля до Макрона

Вчера «желтые жилеты» ворвались в местную тюрьму в Дижоне. «Они зашли через главные ворота, скандировали «Освободите наших товарищей!», а потом через какое-то время спонтанно ушли», — заявил источник AgenceFrance-Presse в префектуре. С самого начала движения «желтых жилетов» зазвучала версия о причастности к организации протестов американцев. Называлась и причина: высказывание Эммануэля Макрона о создании европейской армии. Дескать, такое вольнодумство европейца, пусть даже своего, дисциплинированного и преданного глобалиста, жестоко карается на корню. Я не особо верю в стихийные протесты, хотя во Франции такое возможно. Но не так долго, не так последовательно и не так профессионально. Все же народный бунт в привычном понимании — это краткосрочный взрыв эмоций, легко ужимающийся в емкое объяснение: накипело. Однако десять недель подряд — это уже не эмоциональное всепоглощающее чувство несправедливости, а планомерная работа по свержению власти. Вот тут-то и появляются подозрения в причастности внешних сил. Разумеется, даже если протест каким-то таинственным образом управляется извне, он не может появиться на пустом месте. В письме Виталию Дымарскому некая русская француженка очень подробно и убедительно рассказывает о причинах появления «желтых жилетов». По мнению Ольги, воду мутят не мигранты, как многим казалось поначалу. Нет, против системы выступили коренные французы, «плохо учившиеся в школе», которых у нас назвали бы бюджетниками. Они получают минимальные зарплаты, «но их должности защищены, уволить их нельзя, требовать с них ничего нельзя, они получают все знаменитые блага французского государства, платят маленькие налоги или не платят вовсе, но имеют такие же права на лечение, передвижение, как те французы, которые отдают по 55 процентов со своих больших зарплат». В отличие от тех, кто хорошо учился в школе, у социально защищенной, но не очень богатой серой массы маловато денег. «А айфон, мотоцикл, каникулы в Египте, дом, бассейн при доме в саду хочется всем». На минимальную зарплату всех этих прелестей не купишь. Потому они и громят витрины, в которых лежат недоступные им товары. Потому и поджигают автомобили обеспеченных французов. Протест «желтых жилетов» — это не бунт голодных против сытых, как было сто или двести лет назад. Налицо социальный конфликт высшего уровня — между богатыми и очень богатыми. Богатые (например, в российском или каком-нибудь болгарском или китайском измерении) хотели бы иметь то же самое, что имеют очень богатые. И готовы отстаивать свое «право», возможно, даже с оружием в руках. Этот конфликт неразрешим — невозможно уравнять в доходах тех, кто платит налоги, с теми, на кого государство их тратит. Знают ли о нем американцы? Безусловно. Он появился не внезапно, не вчера. И если бы они действительно хотели наказать Макрона, то расшевелить болото, дать вырваться на поверхность пузырькам мятежа теоретически могли бы.Во времена Шарля де Голля была другая «революционная ситуация» — молодежи генерал казался слишком авторитарным правителем. Более того, его популярность объективно падала — в 1958 году за него проголосовало 75 процентов из 80 тысяч выборщиков, в 1965-м, на прямых президентских выборах, только 54 процента французов. Причем, Франсуа Миттеран набрал 45 процентов голосов. Шарль де Голль станет французским идеалом главы суверенной республики позже, лет, наверное, через десять и будет держаться до наших дней. Это сегодня «желтых жилетов» сравнивают с протестами студентов 1968 года, в результате которых генерал был вынужден подать в отставку. Но полвека назад недовольство президентом казалось естественным. И ведь действительно, его политика привела к снижению жизненного уровня.Но вспоминается все-таки его непримиримая позиция по отношению к Соединенным Штатам и к доллару. А посему мир еще долго будет подозревать американцев в причастности к его отстранению от власти. Никем не доказанная и никем не признанная. Верю ли я в то, что французские бунты, что нынешние, что полувековой давности, управлялись и управляются извне? Скажем так, допускаю. Возможно, сегодня, объявив войну «желтым жилетам» и арестовывая мятежников сотнями, Версальский дворец борется за остатки своего суверенитета, прекрасно осознавая, кто на самом деле дергает за невидимые нити. Разумеется, Эммануэль Макрон по своему масштабу — бледная тень своего великого предшественника. Поэтому ему тем более следует держать язык за зубами и не дергать за усы дремлющего тигра. Гегемон пока очень силен — его зубы и когти все еще остры. Уж с нахальным трансатлантическим союзником как-нибудь справится.

08 января, 14:25

От де Голля до Макрона: о вероятности перехода Франции к Шестой республике

Шестьдесят лет назад — 8 января 1959 года — вступил в должность первый президент Пятой...

04 января, 03:01

Паустовский входил в число основных кандидатов на Нобелевскую премию 1968 года

Кандидатура Константина Паустовского (1892-1968) была в 1968 году в третий раз выдвинута на Нобелевскую премию по литературе. Этот русский советский писатель был среди шести основных претендентов на награду. Об этом свидетельствуют обнародованные в среду Шведской академией архивные документы, державшиеся в секрете в течение 50 лет, сообщает корреспондент ТАСС Ирина Дергачева. "Из-за смерти Константина Паустовского (14 июля 1968 года) из списка этого года уходит одно из самых привлекательных предложений. Это прискорбно, поскольку эта русская кандидатура имела хорошие шансы на ближайшее будущее", - писал председатель комитета Андерс Эстерлинг в пояснительной записке, в которой анализировалось творчество шести основных кандидатов на премию 1968 года.Константин Паустовский,1959 год © Александр Лесс/ТАССВ 1968 году Союз писателей СССР выдвинул на премию Константина Федина. "Главная книга 76-летнего писателя "Города и годы" (1924) отстоит слишком далеко по времени и, судя по всему, он уже не занимает видного места среди советских писателей, поэтому дальнейшее рассмотрение его кандидатуры считается нецелесообразным", - говорится о Федине в одном из архивных документов Шведской академии. Согласно тем же документам, в 1968 году в пятый раз на премию был выдвинут Владимир Набоков. Эту кандидатуру предложили шведский ПЕН-клуб и профессор славистики Кембриджского университета Элизабет Хилл. Теоретически награду мог получить и русский писатель Борис Зайцев, но, как следует из обнародованных документов, "по нему не было представлено заключение", так как он был признан "недостаточно известным".Всего в обнародованном в среду списке значатся 83 имени, в том числе Луи Арагон, Альберто Моравиа, Пабло Неруда, Грэм Грин, а также Шарль де Голль и Луис Бунюэль. Перед непосредственным голосованием Шведская академия обсуждала также кандидатуры английского прозаика и англо-американского поэта Уистена Хью Одена, французского и ирландского писателя Сэмюэля Беккета. Премию же в 1968 году получил японский писатель Ясунари Кавабата "за писательское мастерство, которое передает сущность японского сознания". "Очень многие исследователи и журналисты, которые приходят в нам в архив, говорят, что для них обнародование документов 50-летней давности является намного более интересным, чем церемония объявления имени лауреата текущего года. Ведь именно в них можно увидеть процесс выдвижения на награду изнутри", - рассказала корреспонденту ТАСС административный директор Нобелевского архива Мадлен Бруберг.Обсуждение кандидатуры ПаустовскогоКандидатура Паустовского на премию 1968 года была предложена членом Шведской академии писателем и лауреатом Нобелевской премии (1974) Эйвиндом Юнсоном. Годом ранее Нобелевский комитет отклонил его кандидатуру со следующей формулировкой: "Комитет хотел бы подчеркнуть свой интерес к этому предложению по русскому писателю, однако по естественным причинам оно должно быть пока отложено". Из архивных материалов академии следует, что творчество Паустовского анализировалось ею и в 1965 году, о чем известный в то время литературный критик Эрик Местертон оставил следующую запись: "В современной русской литературе Паустовский, бесспорно, занимает выдающееся место, но он не является большим писателем, насколько я понимаю… Паустовский - писатель с большими заслугами, но также и с большими недостатками. Я не нахожу, что его заслуги могут перевесить недостатки настолько, чтобы можно было мотивировать присуждение ему премии".Кандидатура НабоковаВ 1966 году Шведская академия решила не присуждать Набокову высокой награды, не обнаружив в его последнем на тот момент произведении, пьесе "Изобретение Вальса", "глубокого вдохновения". "Владимир Набоков - предложение отклонено еще ранее (в 1963, 1964, 1965 гг. - прим. корр ТАСС). Последнее представленное произведение Набокова "Изобретение Вальса" (комедия об изобретении телетехнического оружия) больше впечатляет изобретательной виртуозностью, нежели глубоким вдохновением", - говорится в пояснительной записке председателя Нобелевского комитета к списку номинантов 1966 года.В 1966 году имя Набокова предложил профессор французского языка Йельского университета Жак Гишарно. В своем письме в Шведскую академию он указывал на важность гуманистического содержания произведений Набокова и сравнивал его с Роменом Ролланом и Альбером Камю."На каждой странице светится интеллект великого строителя... и великолепное владение языком. Во второй половине нашего века он являет собой акт веры в разум и дает урок эстетического достоинства", - писал Гишарно.Выдвижение номинантовКандидатуры на престижную награду имеют право предлагать члены Шведской академии и аналогичных учреждений других стран, профессора литературы и лингвистики, лауреаты премии предыдущих лет и председатели писательских организаций. Каждый год в октябре академия рассылает 600-700 приглашений своим коллегам из разных стран, чтобы они предложили кандидатов на Нобелевскую премию. Сделать это нужно до 31 января, чтобы Шведская академия в течение весны смогла выделить в этом списке сначала 20 наиболее достойных писателей, а потом сократить его до пяти. За лето члены академии еще раз должны ознакомиться с творчеством номинантов, чтобы обсудить их кандидатуры осенью.Имя будущего обладателя самой престижной в мире награды до последнего момента держится в строжайшем секрете. Сами члены Нобелевского комитета по литературе при обсуждении кандидатур используют не настоящие фамилии поэтов и писателей, а придуманные псевдонимы. Например, английского драматурга Гарольда Пинтера нарекли "Гарри Поттером", а француза Жана-Мари Густава Леклезьо звали "Шатобрианом".Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
08 ноября 2018, 10:20

Храбрый Макрон: похож ли молодой французский президент на Шарля де Голля?

В эфире радиостанции Europe 1 президент Франции обозначил угрозы для Евросоюза, от которых субконтинент должна...

Выбор редакции
15 сентября 2018, 10:25

Де Голль в свои ворота: Макрон поставил крест на гербе Франции

Официально у Франции нет герба. Геральдическое сочетание символов – это всего лишь ее эмблема. Поэтому...

05 мая 2018, 14:13

#ОнНамНеЦарь — чётко по Фрейду

«Путин — вор!» радостно скандирует толпа малолеток. В связи с чем интересуюсь: а что он...

16 апреля 2018, 17:27

Хлыщ у власти

Все-таки русская литература стоит на голову выше любой другой, а русский язык — так вообще...

03 апреля 2018, 10:20

Политика: На скупку суверенитета стран Западной Европы США потратили огромные деньги

Ровно 70 лет назад Конгресс США одобрил, а президент Трумен подписал знаменитый «План Маршалла». В рамках этой программы страны Западной Европы безвозмездно получили от Америки колоссальные средства. Но невиданная щедрость Вашингтона имела свои причины. По сути, Европе дали взятку за отказ от суверенитета. В противном случае она грозила уйти в сферу влияния СССР. Экономическая ситуация в Европе второй половины 1940-х была крайне тяжелой. В странах, принявших сражения Второй мировой на себя, были разрушены целые города, серьезно пострадала инфраструктура, в том числе транспортная. Общий объем промышленного производства в Европе составлял 88% от довоенного. Чтобы понять масштабы падения, нужно учитывать, что оценивался потенциал в том числе не воевавших стран и Британии, где в годы войны производство непрерывно росло, а по ее итогам промышленность осталась на «военных рельсах» и требовала конверсии. Сельское хозяйство (опять же – по обобщенным оценкам и с учетом не воевавших стран) потеряло 15–20% от довоенного уровня, но ситуация была крайне неравномерна. Население Германии, к примеру, голодало. Процветали безработица, нищета, разруха, бандитизм. Крепло общее чувство безысходности. В этих условиях США пошли на предоставление странам Западной Европы беспримерной и безвозмездной финансовой помощи. Но ее распределение выглядело странным: из 12,4 млрд долларов за 4 года действия «Плана Маршалла» почти 3 миллиарда достались Британии, 2,5 – Франции, 1,3 – Италии. Это заставляет внимательно вглядеться не столько в экономическую, сколько в политическую ситуацию в этих трех странах. Призрак бродит по Европе В июле 1945 года Уинстон Черчилль проиграл выборы, уступив большинство лейбористам и их лидеру Клементу Эттли. Консерваторы в ходе избирательной кампании напирали преимущественно на свои военные победы, а их оппоненты говорили о будущем. Предвыборная программа Эттли так и называлась – «Заглянем в лицо будущему». Она обещала создать в Великобритании государство «всеобщего благоденствия» в соответствии с идеями демократического социализма. Лейбористы выступали за сохранение введенного в военное время госконтроля над экономикой, национализацию важнейших отраслей промышленности, транспорта и Английского банка, а также за укрепление союза с СССР. В итоге они получили большинство в Палате общин, сформировали правительство и попытались реализовать свои предвыборные планы, столкнувшись с противодействием консервативной Палаты лордов. Тем не менее до 1947 года Эттли успел национализировать, к примеру, железнодорожный транспорт, электроэнергетику и угольную промышленность. В послевоенной Франции правили не лейбористы, но местная коммунистическая партия имела серьезное влияние на политику. Движение Сопротивления действовало и управлялось при активном участии ФКП, коммунисты играли основную роль в Парижском восстании 1944 года, к компартии в те годы примкнули многие мировые знаменитости, включая Пабло Пикассо. После освобождения Франции коммунисты вошли в правительство де Голля, и к концу 1945-го число членов ФКП составляло более полумиллиона человек. На октябрьских выборах в Национальное собрание того же года коммунисты получили первое место, 26,2% голосов и самую крупную фракцию. При этом второе место и результат в 23,4% получили социалисты Французской секции Рабочего Интернационала. В Италии компартия играла ведущую роль в антифашистском Комитете национального освобождения, а в 1944–1945 годах стала крупнейшей политической партией страны – ее численность достигла без малого двух миллионов членов. Как и в случае с Францией, представители ИКП вошли в послевоенное правительство. А на парламентских выборах 1948 года получили более 30% голосов. В Ялте страны-победительницы, конечно, договорились о разделе сфер влияния. Вот только западная сфера влияния сама собой уходила из-под англосаксонского контроля и явно тяготела к Советскому Союзу. Настолько велик был престиж СССР и коммунистической партии, что вынесли на своих плечах тотальную войну и освободили Европу от фашизма. Это была серьезная угроза, о которой без обиняков говорил в Фултоне Черчилль, давая старт холодной войне. Недаром наши «зарубежные партнеры» 70 лет потратили на то, чтобы вычистить из памяти европейцев эти страницы истории и перевернуть их представления о прошлом настолько, чтобы в ЕС уравняло коммунистическую и фашистскую идеологии. «План Маршалла» был первым шагом в этом направлении. Как родился Евросоюз На первый взгляд, «План Маршалла» предлагал странам Западной Европы финансовую помощь, учитывая при этом интересы самих США. То есть представлял собой вариант взаимовыгодного экономического сотрудничества. Именно так о нем и заявлял в своей речи в Гарвардском университете 5 июля 1947 года госсекретарь США Джордж Маршалл. Описывая ситуацию в Европе, он говорил: «Фермеры всегда производили продукты питания, чтобы обменять их жителям городов на другие потребности жизни. Это разделение труда – основа современной цивилизации. В настоящее время оно находится под угрозой. Города и городские отрасли промышленности не производят нужные товары, чтобы обменять их на продовольствие фермерам. Имеется огромная нехватка сырья и топлива. Машин, как я уже сказал, не хватает или же они полностью изношены. Фермеры не могут найти необходимые им товары в продаже. Тем временем люди в городах нуждаются в пище и топливе, в некоторых областях Европы встает призрак голода. Поэтому правительства вынуждены использовать свои бюджетные деньги и кредиты, чтобы закупить товары первой необходимости за границей... Правда в том, что на следующие три или четыре года потребности Европы в иностранном продовольствии и других важнейших продуктах – в основном из Америки – настолько превышают ее нынешнюю платежную способность, что ей нужно оказать значительную дополнительную помощь, или она столкнется с очень серьезным обострением ситуации в экономической, социальной и политической областях». То есть странам Европы нужно было дать денег, чтобы они смогли покупать товары у Америки. Классическая политика, которая позволяла создать рабочие места в США и в конечном итоге вернуть потраченные деньги. Менее чем год спустя, 3 апреля 1948 года, в США был принят закон «Об оказании экономической помощи иностранным государствам», определяющий конкретную реализацию «Плана Маршалла». В соответствии с этим законом, в каждую страну-участницу плана назначалась специальная миссия для выявления потребностей и распределения денег. Спецпредставитель, координирующий работу всех миссий, разместился в Париже. Экономический журнал United States News and World Report в 1948-м с радостью писал: «Администратор по проведению в жизнь этой программы... сможет, например, сказать Франции, нужно ли восстанавливать железные дороги или улучшать автострады. Он сможет решать вопрос о том, следует ли механизировать фермы...» и т.д. При этом закон требовал от стран – участниц Плана провести «финансовые и валютные мероприятия, необходимые для стабилизации денежного обращения», как можно быстрее сбалансировать бюджет и устранить таможенные барьеры, чтобы «поощрять и облегчать расширение обмена товарами и услугами между собой». Таким образом, «План Маршалла» создавал из стран Западной Европы экономический блок. Который после 1951 года и принятия закона «О взаимном обеспечении безопасности» стал формироваться как блок военный. Еще 12 июля 1947 года в Париже собрались представители 16 стран Западной Европы для обсуждения «Плана Маршалла». Впоследствии на базе Парижской конференции возник Комитет по экономическому сотрудничеству для координации усилий по выполнению Плана. А уже из него выросла Организация экономического сотрудничества и развития. То есть, в конечном счете, Евросоюз. «Закон «Об оказании помощи иностранным государствам» не имеет прецедента в мировой юридической практике: это закон, принятый законодательным органом одной страны, но имеющий силу для других, формально суверенных государств», – писали по этому поводу в СССР. Цена суверенитета Одним из условий присоединения к «Плану Маршалла» был вывод коммунистов из состава кабинета министров. И во Франции, и в Италии представители компартий вынужденно покинули правительство. Но этим политическое давление со стороны США не ограничивалось. Согласно американскому закону от 3 апреля 1948 года, администратор по осуществлению «Плана Маршалла» был уполномочен прекращать действие программы для конкретной страны, если, по его мнению, эта страна «не выполняет подписанных ею соглашений». Был и такой пункт: администратор вправе прекратить оказание помощи в любое время, если это «более не отвечает национальным интересам США». Таким образом, экономическая помощь открыто объявлялась инструментом продвижения американской политики на территории Западной Европы. На одной чаше весов лежали огромные деньги, столь необходимые для разрушенных экономик, на другой – необходимость следовать в русле интересов США под строгим надзором американских администраторов. В 1948 году в Италии была развернута мощная антикоммунистическая кампания, в которую были вовлечены многие политические и общественные силы, включая церковь. Они получали прямую поддержку от посольства США, что неудивительно – накануне выборов в итальянский парламент сам Маршалл прямо заявил, что в случае победы коммунистов финансовая помощь для страны будет свернута. Выбор между деньгами и демократией стал конкретен как никогда. Была ли альтернатива «Плану Маршалла»? Безальтернативность «Плана Маршалла» для восстановления разрушенных войной экономик по сей день ставится под сомнение. Страны Восточной Европы прошли этот сложный период, опираясь на другую экономическую систему. Самостоятельно осуществляла послевоенное восстановление и франкистская Испания, которая не была включена в американский план. Безусловно, серьезная финансовая подпитка сгладила для Западной Европы многие острые углы и позволила выйти на высокие стандарты жизни за меньшие сроки. Но ценой этих свершений стало фактическое превращение западноевропейских стран в американские доминионы. Теги:  холодная война, Франция, история, Евросоюз, экономика США, Италия, Европа, юбилей, Вторая мировая война, история США, Россия и Великобритания, Уинстон Черчилль

03 апреля 2018, 08:56

Как мозги пудрят маленьким детям в Англии

У меня есть друг, его зовут Савва, ему пять лет, он живет в Лондоне. Он называет меня, когда говорит по-русски, «ты мой взрослый друг», а когда он говорит по-английски – you my friend.

03 апреля 2018, 07:07

03.04.2018 07:07 : Во Франции сегодня встанут практически все скоростные поезда

Работники железных дорог проводят массовую двухдневную забастовку. Причиной крупнейших за последние годы протестов стали планы правительства реформировать отрасль и лишить железнодорожников ряда профессиональных льгот. В ответ профсоюзы заявили о намерении провести двухмесячную массовую забастовку. Она будет проходить с перерывами. Первая началась накануне вечером. В акции участвуют машинисты французской национальной железнодорожной компании SNCF, контролеры, обслуживающий персонал и работники офисов. На сегодня отменено около 90% высокоскоростных поездов TGV, примерно столько же междугородных рейсов Intercite и до 70% региональных электропоездов TER. Стачка затронет и работу международных скоростных рейсов, проходящих по территории Франции, в том числе поездов Eurostar, которые соединяют Париж и Брюссель с Лондоном. Серьезные проблемы ожидаются и в самом парижском регионе Иль-де-Франс. Там отменено большинство пригородных электричек. Кроме того, с перебоями будут работать линии, которые соединяют центр Парижа с пригородами, включая главный международный аэропорт страны Руасси-Шарль де Голль. Как ожидается, стачка продлится до 4 апреля. Прогноз по отмене поездов на среду пока не озвучен, но ожидается, что обстановка будет совпадать со вторником.

03 апреля 2018, 05:02

Сходство политики Дональда Трампа и Ричарда Никсона

Текущую политику Дональда Трампа можно сравнить с решением Ричарда Никсона в августе 1971 г., когда он обвинил весь в мир в том, что другие страны хотят обрушить доллар США. Настало время инвестировать в драгметаллы...

01 апреля 2018, 12:13

Книги, которые читают нас

Различных флэшмобов, связанных с книгами, было много и разныхдаже у меня однажды нарисовалась идея Флэшмоб "Книжная полка"125-летие Булгакова и самый лучший флэшмобэстафета-флешмоб про 10 книг, которые "меня изменили"полка Кримсонапоследовательно воплощает идеи "я и книги" К.Потупчик (в Телеграм)порой к ней присоединяется Т.Канделакидалее их инсталляции из Телеграми список Холмогорова на 20171. П.П. Ершов. Конек-Горбунок - http://100knig.com/pyotr-ershov-konek-gorbunok/2. Анатолий Митяев. Книга будущих командиров - http://100knig.com/anatolij-mityaev-kniga-budushhix-komandirov/3. Любовь Воронкова. Герой Саламина - http://100knig.com/lyubov-voronkova-geroj-salamina/4. Геннадий Черкашин. Бриг «Меркурий» - http://100knig.com/gennadij-cherkashin-brig-merkurij/5. А.Н. Толстой. Петр Первый6. Е.В. Тарле. Нашествие Наполеона на Россию7. Игорь Можейко. 7 и 37 чудес - http://100knig.com/igor-mozhejko-7-i-37-chudes/8. Мэри Стюарт. Полые холмы - http://100knig.com/meri-styuart-polye-xolmy/9. Морис Дрюон. Проклятые короли - http://100knig.com/moris-dryuon-proklyatye-koroli/10. Шарль де Костер. Легенда об Уленшпигеле11. Артур Конан Дойл. Записки о Шерлоке Холмсе - http://100knig.com/artur-konan-dojl-etyud-v-bagrovyx-tonax/12. Афанасий Никитин. Хождение за Три Моря - http://100knig.com/egor-xolmogorov-vymyshlennoe-carstvo/13. П.А. Столыпин. Речи14. Шарль де Голль. Военные мемуары15. Плутарх. Сравнительные жизнеописания16. Фернан Бродель. Игры обмена17. Платон. Государство18. Библия - http://100knig.com/bibliya/19. Житие преподобного Сергия Радонежского20. А.Ф. Лосев. Диалектика мифа21. Эпос о Гильгамеше22. Аристофан. Комедии - http://100knig.com/aristofan-komedii/23. Лев Гумилев. Этногенез и биосфера Земли - http://100knig.com/l-n-gumilev-etnogenez-i-biosfera-zemli/24. Йохан Хёйзинга. Осень средневековья25. Г.К. Честертон. Вечный человек26. В.Н. Лосский. Мистическое богословие Восточной Церкви27. прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия - http://100knig.com/georgij-florovskij-dogmat-i-istoriya/28. Р.Дж. Коллингвуд. Идея истории29. К.С. Льюис. Письма Баламута30. Иеромонах Серафим (Роуз). Блаженный Иоанн Чудотворец31. С.С. Аверинцев. Поэтика ранневизантийской литературы - http://100knig.com/averincev-s-s-poetika-rannevizantijskoj-literatury/32. И.М. Концевич. Стяжание Духа Святого в путях Древней Руси - https://t.me/knig100/633. А.С. Хомяков. Церковь одна и другие богословские работы34. Ф.М. Достоевский. Идиот - http://100knig.com/fedor-mixajlovich-dostoevskij/35. Михаил Бахтин. К философии поступка36. Д.С. Лихачев. Текстология37. Освальд Шпенглер. Закат Европы - http://100knig.com/osvald-shpengler-zakat-evropy/38. Мирча Элиаде. Космос и история39. Митр. Антоний (Храповицкий). Нравственный смысл основных христианских догматов40. Свщ. Михаил Польский. Новомученики и исповедники Российские41. Олеся Николаева. Мене, текел, фарес42. Дельфина де Жирарден. Парижские письма - http://100knig.com/delfina-de-zhirarden-parizhskie-pisma-vikonta-de-lone/43. Ю.Ф. Самарин. Письма из Риги44. М.Н. Катков. Имперское слово - http://100knig.com/m-n-katkov-imperskoe-slovo/45. Н.Я. Данилевский. Россия и Европа - http://100knig.com/n-ya-danilevskij-rssiya-i-evropa/46. М.О. Коялович. История русского самосознания47. А.Н. Энгельгардт. Из Деревни - http://100knig.com/a-n-engelgardt-iz-derevni/48. Константин Крылов. Поведение - http://100knig.com/konstantin-krylov-povedenie/49. В.Л. Цымбурский. Остров Россия - http://100knig.com/v-l-cymburskij-rossiya-zemlya-za-velikim-limitrofom/50. Светлана Лурье. Историческая этнология51. И.Р. Шафаревич. Русофобия - http://vz.ru/columns/2017/2/21/858839.html52. Георгий Свиридов. Музыка как судьба - http://100knig.com/georgij-sviridov-muzyka-kak-sudba/53. Свт. Григорий Палама. Слова - http://novchronic.ru/4463.htm54. Блез Паскаль. Мысли55. В.И. Несмелов. Наука о человеке56. Никколо Макиавелли. Рассуждения на первую декаду Тита Ливия - http://100knig.com/nikollo-makiavelli-rassuzhdenie-o-pervoj-dekade-tita-liviya/57. Эдмунд Бёрк. Размышления о революции во Франции - http://100knig.com/edmund-byork-razmyshleniya-o-revolyucii-vo-francii/58. Антонио Грамши. Тюремные тетради59. Норберт Элиас. О процессе цивилизации60. Маршалл Маклюэн. Понимание медиа - http://100knig.com/marshall-maklyuen-ponimanie-media-vneshnie-rasshireniya-cheloveka/61. Фридрих Лист. Национальная система политической экономии62. Карл Поланьи. Великая трансформация - http://100knig.com/kapl-polani-velikaya-transformaciya/63. Ха Джун Чанг. Недобрые самаритяне - http://100knig.com/xa-dzhun-chang-nedobrye-samarityane/64. Тома Пикетти. Капитал в XXI веке - http://100knig.com/tomas-piketti-kapital-v-xxi-veke/65. Даниэль Бурстин. Американцы66. С.А. Нефедов. Война и общество - http://100knig.com/s-a-nefedov-vojna-i-obshhestvo-faktornyj-anliz-istoricheskogo-processa/67. Адмирал С.Г. Горшков. Морская мощь государства - http://100knig.com/s-g-gorshkov-morskaya-moshh-gosudarstva/68. А.А. Свечин. Эволюция военного искусства69. Барбара Такман. Пушки августа - http://100knig.com/barbara-takman-avgustovskie-pushki/70. Филипп Арьес. Время истории - http://100knig.com/filipp-ares-vremya-istorii/71. Ксенофонт. Анабасис - http://100knig.com/ksenofont-anabasis/72. А.И. Зайцев. Культурный переворот в Древней Греции - http://100knig.com/a-i-zajcev-kulturnyj-perevorot-v-drevnej-grecii/73. М.И. Ростовцев. Общество и хозяйство Римской Империи74. О.Г. Большаков. История Халифата75. Анри Пиренн. Магомет и Карл Великий - http://100knig.com/anri-pirenn-magomet-i-karl-velikij/76. В.В. Седов. Славяне. Древнерусская народность77. Владимир Мономах. Поучение - http://100knig.com/vladimir-monomax-pouchenie/78. Анна Комнина. Алексиада79. Никита Хониат. История80. Жуанвиль. Книга деяний и изречений короля Людовика Святого81. Домострой - http://100knig.com/domostroj/82. С.Б. Веселовский. Очерки по истории класса служилых землевладельцев83. А.А. Горский. Москва и Орда84. Прот. Иоанн Мейендорф. Византия и Московская Русь85. В.Н. Шерстобоев. Илимская пашня - http://100knig.com/v-n-sherstoboev-ilimskaya-pashnya/86. А.А. Новосельский. Борьба московского государства с татарами - http://100knig.com/a-a-novoselskij-borba-moskovskogo-gosudarstva-s-tatarami-v-pervoj-polovine-xvii-veka/87. Б.Ф. Поршнев. Тридцатилетня война и вступление в неё Швеции и Московского государства88. А.Т. Болотов. Жизнь и приключения - http://100knig.com/a-t-bolotov-zhizn-i-priklyucheniya-andreya-bolotova-opisannyya-samim/89. М.М. Щербатов. О повреждении нравов а России- http://100knig.com/mixail-shherbatov-o-povrezhdenii-nravov-v-rossii/90. Денис Давыдов. Записки о партизанской войне. Воспоминания91. А.Ф. Тютчева. При дворе двух императоров92. М.Н. Муравьев. Готов собою жертвовать - http://100knig.com/m-n-muravev-gotov-soboyu-zhertvovat/93. Адмирал Г.И. Невельской. Подвиги русских морских офицеров на Крайнем Востоке России94. В.К.Арсеньев. В дебрях Уссурийского края95. С.Ф. Ольденбург. Царствование Николая II96. Сюзанна Масси. Земля Жар Птицы - http://100knig.com/syuzanna-massi-zemlya-zhar-pticy-krasa-byloj-rossii/97. Иван Солоневич. Россия в концлагере98. А.И. Вдовин. Русские в ХХ веке99. Е.В. Балановская, О.П. Балановский. Русский генофонд100. Тило Саррацин. Германия. Самоликвидация - http://100knig.com/tilo-sarracin-germaniya-samolikvidaciya/

31 марта 2018, 18:00

Круглая взлетная полоса — это аэропорты будущего?

Что было бы, если бы взлетные полосы в аэропортах походили на гоночные треки? Именно такая идея лежит в основе проекта «Бесконечная взлетная полоса», согласно которому круговые взлетные полосы могут значительно облегчить жизнь авиакомпаний.Представьте, что вам не придется бегать между магазинами duty free в поисках своего терминала, пока в какой-то момент не выяснится, что он находится в другом конце аэропорта, куда еще нужно добраться на монорельсе, или что вам больше не нужно будет переминаться с ноги на ногу в ожидании того, пока заполнится автобус, а потом трястись в нем по дороге к трапу самолета.Исторически тот вид аэропортов, к которому мы привыкли, сформировался в силу  строительных возможностей, где основной упор делался на простоту сооружения, а также по причине невысокого уровня развитости самой авиации – самолеты были не настолько мощными и маневренными, для взлетов-посадок им были необходимы прямые и ровные участки. Однако современные условия ставят перед конструкторами уже совершенно другие задачи. Голландские исследователи при разработке новой модели аэропорта сделали упор на такие принципы, как компактность, малошумность и экономическую эффективность.Строго говоря, кольцевая форма аэропортов не является революционной идеей. Впервые она была предложена американским испытателем Питером Бэкусом в 1921 году. Тогда он предложил расположить такую взлетную полосу на крышах небоскребов в Нью-Йорке. Позднее были запатентованы еще несколько вариантов кольцевого аэропорта, которые впрочем не были применены в коммерческой авиации. Известны случаи, когда в 1964-1965 гг. военные США использовали переоборудованный гоночный трек General Motors в Аризоне для проведения полетных операций при подготовке своих пилотов. Несмотря на то, что испытания прошли успешно, дальнейшего распространения использования кольцевых взлетно-посадочных полос не последовало.Идея принадлежит голландскому исследователю Хенку Хесселинку и его партнерам из Национальной аэрокосмической лаборатории в Нидерландах.Современные технологии развиваются с ужасающей скоростью и динамикой. Каждый год появляется все больше концептуальных работ в самых разных областях. Архитектура в этом отношении является ни разу не исключением, особенно, когда речь заходит о строительстве и развитии инфраструктурных объектов, например аэропортов.Итак, проект получил название Circular Airport Runway Concept. Как уже можно догадаться из названия, что-то у этого аэропорта круглое. Этим чем-то (помимо общей формы) стала взлетно-посадочная полоса. Вся суть в том, что она не просто круглая, она еще и окружает собой сам аэропорт, что очень практично и эффективно.Традиционная взлетная полоса имеет несколько недостатков, и самым большим из них является боковой ветер. Если ветер дует сильно и перпендикулярно направлению полосы, то у самолетов могут быть серьезные проблемы с взлетом и посадкой. При особенно сильном ветре некоторые взлетные полосы закрывают, а самолеты перенаправляют, что вызывает каскад задержек по всей системе.Если же взлетная полоса круглая, то в теории самолет может взлетать в любую сторону. К тому же множество самолетов сможет использовать «Бесконечную полосу» одновременно.Конечно, нельзя просто сделать большой бетонный круг на поле и тем решить все проблемы. Такая взлетная полоса должна действительно походить на гоночный трек, то есть ее придется строить под углом, чтобы самолеты не вылетали с полосы на поворотах. И она будет огромной. Хесселинк уже высчитал, что в диаметре она будет примерно 3,5 км, а длина окружности будет составлять 10 км. Ну и разумеется, для такой полосы придется строить совершенно другой круглый аэропорт с новой системой подъездных дорог.Чтобы проверить, сможет ли такой дизайн выдержать нагрузку большого аэропорта, Хессилинк с командой взяли статистику и полетные паттерны аэропорта Шарля де Голля в Париже, у которого четыре взлетные полосы, и с помощью компьютерной симуляции доказали, что круглая полоса может обеспечить такое же количество взлетов и посадок. Она более эффективна с точки зрения пространства. Одна такая полоса по длине равна трем обычным, но может выдерживать траффик четырех стандартных полос. К тому же самолетам, заходящим на посадку, не придется бороться с ветром, а значит, авиалинии сэкономят на топливе, а пассажиры — на стоимости билетов.Правда, Хесселинк понимает, что ни один из современных аэропортов не последует его замыслу, так как такая форма полосы требует радикальной перестройки всей инфраструктуры (достаточно взглянуть на фотографию подобного аэропорта). Зато на островах, где мало земли, и в маленьких аэропортах такой дизайн вполне придется к месту. Вдобавок, он более эстетичный и красиво выглядит с воздуха.За счет того, что самолеты смогут садиться с любого направления и взлетать в любом направлении, можно будет избавиться от рисков, связанных с боковыми порывами ветра при посадке. При приземлении пассажиры будут чувствовать только ощущение, которое возникает при повороте самолета в воздухе — на борту самолета не будет казаться, что ты на американских горках. Центробежная сила также поможет с торможением самолетов после приземления.Возможность посадки с различных направлений обеспечит упрощение необходимых маневров и снижение объемов потребляемого горючего, а также приведет к более равномерному распределению шумового фона вокруг аэропорта. Циклические взлетно-посадочные полосы также позволят снизить нагрузку на аэропорты, поскольку по числу одновременных посадок одна циклическая ВПП сравнима с четырьмя традиционными полосами — таким образом, это куда более эффективный способ менеджмента воздушного трафика».По словам эксперта, мысль о кольцевых ВПП пришла ему в голову после того, как он наткнулся на видео посадки самолета при сильном боковом ветре — на нем борт фактически болтало из стороны в сторону, но пилотам каким-то чудом все-таки удалось приземлиться. Команда Аэрокосмического центра Нидерландов уже протестировала возможность посадки на наклонную циклическую полосу на авиасимуляторах. Исследования продолжаются, однако о постройке первого кольцевого аэропорта речи пока не идет.Источники:https://www.popmech.ru/technologies/news-346722-pochemu-vzletnye-polosy-dolzhny-byt-kruglymi/?utm_source=vkontakte&utm_medium=social&utm_campaign=popmech&utm_content=instant#0_8___706_184316203https://aviator.guru/blog/43116095204/Kruglaya-vzletnaya-polosa-Kak-eto-mozhet-rabotathttps://praktika.ru/articles/cloud/v-niderlandah-predstavili-proekt-aeroporta-budushhego/31-03-2017/А вот вам еще Аэропорт в море и Самая короткая взлетная полоса аэропорта в мире. Вспомним Где по дорогам ездят самолеты ? и Как самый большой аэропорт стал самым большим парком Берлина

15 мая 2017, 23:52

«Человек года» все обложки журнала Time за последние 90 лет

Оригинал взят у tiina в «Человек года» все обложки журнала Time за последние 90 летС 1927 года журнал Time в каждом декабрьском номере называет «Человека года», повлиявшего на мир лучшим или худшим образом. Первым был Чарльз Линдберг, лётчик, в одиночку перелетевший Атлантику, а в нынешнем году – американский президент Дональд Трамп. Предлагаем взглянуть на все 90 обложек Time, интересных не только помещёнными на них знаменитыми личностями, но и тем, каким образом их изобразили.1927: Чарльз Линдберг1928: Уолтер Крайслер1929: Оуэн Юнг1930: Махатма Ганди1931: Пьер Лаваль1932: Франклин Рузвельт1933: Хью Джонсон1934: Президент Франклин Рузвельт1935: Хайле Селассие1936: Уоллис Симпсон1937: Чан Кайши и Сун Мэйлин1938: Адольф Гитлер1939: Иосиф Виссарионович Сталин1940: Уинстон Черчилль1941: Президент Франклин Рузвельт1942: Иосиф Виссарионович Сталин1943: Джордж Маршалл1944: Дуайт Дэвид Эйзенхауэр1945: Президент Гарри Трумэн1946: Джеймс Фрэнсис Бирнс1947: Джордж Маршалл1948: Президент Гарри Трумэн1949: Уинстон Черчилль1950: Американский солдат1951: Мохаммед Моссадех1952: Королева Елизавета II1953: Конрад Аденауэр1954: Джон Фостер Даллес1955: Харлоу Куртис1956: Борец за свободу Венгрии1957: Никита Сергеевич Хрущёв1958: Шарль де Голль1959: Президент Дуайт Дэвид Эйзенхауэр1960: Американские ученые1961: Президент Джон Кеннеди1962: Римский папа Иоанн XXIII1963: Мартин Лютер Кинг1964: Линдон Бэйнс Джонсон1965: Уильям Уэстморленд1966: Мужчины и женщины в возрасте до 25 лет1967: Президент Линдон Бэйнс Джонсон1968: Аполлон 8 Уильям Андерс, Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл1969: Средний класс американцев1970: Вилли Брандт1971: Президент Ричард Никсон1972: Президент Ричард Никсон и Генри Киссинджер1973: Джон Сирица1974: Король Фейсал1975: Американские женщины1976: Президент Джимми Картер1977: Анвар Садат1978: Дэн Сяопин1979: Аятолла Хомейни1980: Президент Рональд Рейган1981: Лех Валенса1982: Компьютер1983: Президент Рональд Рейган и Юрий Андропов1984: Питер Уэберрот1985: Дэн Сяопин1986: Корасон Акино1987: Михаил Горбачев1988: Вымирающая земля1989: Михаил Горбачев1990: Президент Джордж Герберт Уокер Буш1991: Тед Тёрнер1992: Президент Билл Клинтон1993: Миротворцы: Ицхак Рабин, Нельсон Мандела, Фредерик Виллем де Клерк, Ясир Арафат1994: Римский папа Иоанн Павел II1995: Ньют Гингрич1996: Доктор Дэвид Хо1997: Эндрю Гроув1998: Кеннет Стар и Билл Клинтон1999: Джефф Безос2000: Президент Джордж Уокер Буш2001: Руди Джулиани2002: Разоблачители: Синтия Купер, Колин Роули и Шэрон Уоткинс2003: Американский солдат2004: Президент Джордж Уокер Буш2005: Добрые самаритяне: Билл Гейтс, Боно, Мелинда Гейтс2006: Ты. «Да, ты. Ты контролируешь Век Информации. Добро пожаловать в твой мир».2007: Владимир Владимирович Путин2008: Президент Барак Обама2009: Бен Бернанке2010: Марк Цукерберг2011: Протестующий2012: Президент Барак Обама2013: Римский папа Франциск 2014: Борец с Эболой2015: Ангела Меркель2016: Дональд Трамп«Человек года» все обложки журнала Time за последние 90 лет

02 апреля 2016, 01:46

Шарль де Голль в фотографиях

Доп.: Последний из паладинов   1910 1940 1940 1940 1940 1940 1941 1944 1944 1944 1945 1945 1945 1945 1945 1945 1945 1945 1945 1948 1950 1954 1958 1959 1959 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1960 1961 1961 1962 1962 1962 1962 1963 1963 1963 1963 1963 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1964 1965 1965 1965 1965 1965 1965 1965 1966 1966 1966 1966 1967 1967 1968 1968