20 ноября, 15:24

Все ради власти: Пекин проводит коммунизацию вузов

Коммунистическая партия Китая приказала университетам, финансируемым из-за рубежа, создать партийные подразделения и передать полномочия для принятия решений партийному должностному лицу.

20 ноября, 15:24

Все ради власти: Пекин проводит коммунизацию вузов

Коммунистическая партия Китая приказала университетам, финансируемым из-за рубежа, создать партийные подразделения и передать полномочия для принятия решений партийному должностному лицу.

20 ноября, 11:17

Китай ограничит риски в сфере управления активами

  • 0

  Москва, 20 ноября - "Вести.Экономика". Финансовые регуляторы Китая предложили ряд мер по ограничению рисков на рынке продуктов по управлению активами объемом в $15 трлн, сообщает Bloomberg.

20 ноября, 10:19

Китай ограничит риски в сфере управления активами

  • 0

Финансовые регуляторы Китая предложили ряд мер по ограничению рисков на рынке продуктов по управлению активами объемом в $15 трлн, сообщает Bloomberg.

20 ноября, 10:19

Китай ограничит риски в сфере управления активами

Финансовые регуляторы Китая предложили ряд мер по ограничению рисков на рынке продуктов по управлению активами объемом в $15 трлн, сообщает Bloomberg.

20 ноября, 08:08

Борьба за саудовскую нефть: Трамп объявил войну за сохранение нефтедоллара

Очевидно, после дворцового переворота Эр-Рияд станет послушнее и внемлет призыву Дональда Трампа провести IPO в США. Не зря лидер КНР Си Цзиньпин поспешил 17 ноября заверить Саудовскую Аравию в стратегическом партнерстве и даже отпарировал нападки за инцидент с задержанием ливанского премьера Саада Харири, опровергнув обвинения в разжигании новой войны в регионе за счет провоцирования политического кризиса в Ливане. Понимая, что нефтяная сделка уходит из его рук, Пекин зафиксировал сотрудничество на основе сопряжения китайской инициативы «Один пояс-один путь» и саудовского «Видения-2030». Как бы там ни было, саудовцы пока взяли паузу и молчат в ответ на предложение из Вашингтона. Все-таки процедура IPO влечет за собой большие риски, превосходящие потерю 10-15% стоимости акций Saudi Aramco, просчитанную при размещении на национальной бирже Tadawul. Все дело в необходимости раскрытия коммерческой тайны, в режиме которой традиционно работает нефтяной бизнес в Саудовской Аравии.

20 ноября, 00:00

Trump Should Get Credit for Bringing Americans Home

Mary Ham, The FederalistThree University of California at Los Angeles basketball players are back home in the United States today after being detained for about a week in China for alleged shoplifting. President Donald Trump’s intervention on their behalf with Chinese President Xi Jinping led to their release.

19 ноября, 21:38

Trump on UCLA basketball players: 'I should have left them in jail'

President Donald Trump fired back Sunday at the father of one of the UCLA basketball players arrested in China earlier this month, saying entrepreneur LaVar Ball was unappreciative of his efforts and that he should have let LiAngelo Ball and two others remain in Chinese prison."Now that the three basketball players are out of China and saved from years in jail, LaVar Ball, the father of LiAngelo, is unaccepting of what I did for his son and that shoplifting is no big deal," the president wrote on Twitter. "I should have left them in jail!"Ball, Jalen Hill and Cody Riley were arrested after being accused of shoplifting from a Louis Vuitton store near their team hotel in Hangzhou, where the UCLA Bruins were staying before their season-opening game against Georgia Tech. The three freshmen thanked Trump after the president wondered on Twitter if they would show appreciation that he helped them get released from custody and return to the U.S. After they thanked him, Trump said they should have a "great life" and be careful in the future. In an interview with reporters on his way back from China, Trump said he had told Chinese President President Xi Jinping about the players' situation.But LaVar Ball, owner of the Big Baller brand, told ESPN on Friday that Trump was not an integral part of getting his son home. "Who?" LaVar Ball said when asked about Trump's involvement. "What was he over there for? Don't tell me nothing. Everybody wants to make it seem like he helped me out."UCLA has suspended the three players indefinitely. Trump has feuded with athletes several times since taking office. After some NFL players protested police brutality by kneeling during the national anthem earlier this year, Trump lambasted them at a political rally in Alabama and said they were disrespecting the flag. He also got into a dispute with two-time NBA MVP Steph Curry over whether or not the Golden State Warriors star would visit the White House to celebrate the team's NBA title.

19 ноября, 15:32

Китайские СМИ начали пророссийскую пропаганду

  • 0

Договоренности, которые заключили в Пекине президент США Дональд Трамп и лидер КНР Си Цзиньпин вызвали целый шквал обсуждений и в США, и в Китае, и в России, где многие расценили действия Китая, как поворот в сторону американцев, а то и как предательство. В России западники тут же начали кричать о том, что если Китай пошел навстречу США, то и нам надо срочно капитулировать, патриоты говорили, что китайцам верить нельзя. Самое интересное, что и в Китае тут же поднялись местные западники, которые начали декларировать: вот мы теперь дружим с Америкой, зачем нам эти русские. Какой с них толк.

19 ноября, 11:44

НАТО: в связи с переходом центра глобальной мощи от Запада к Востоку, война Соединённых Штатов с Россией и Китаем становится более вероятной

Российские военнослужащие идут под национальным флагом, на заднем плане - флаги Китая и Венесуэлы. Церемония открытия соревнований подразделений ВДВ, Международные армейские Игры - 2017, в Guangshui, провинция Хубэй, Китай, 30 июля 2017г. НАТО, в своём последнем документе, заявила о том что центр военной и экономической мощи переходит от Запада к Востоку. CHINA DAILY VIA REUTERSBY TOM O'CONNOR ON 11/17/17Высокопоставленный представитель НАТО предупредил о смещении центра глобальной военной мощи от военного альянса Запада в Китай и Россию, и этот сдвиг, как он сказал, может сделать глобальный конфликт более вероятным.В обращении к Атлантическому Совету (связанному с НАТО аналитическому центру), Верховный главнокомандующий по трансформации объединённых вооруженных сил НАТО, генерал Дени Мерсье, по сообщениям, заявил в четверг, что "риск возникновения крупного межгосударственного конфликта увеличился", поскольку не-Западные державы, особенно Россия и Китай, своим стремлением к большему военному и экономическому влиянию, нарушили возглавляемый США баланс сил. Обе страны осуществляют очень серьёзные мероприятия по обновлению и модернизации своих вооруженных сил, которые тревожат трансатлантическую коалицию.Согласно The Hill, Мерсье сказал - "Китай усиливает свою экономическую мощь и увеличивает расходы на оборону как основание стратегии подъёма глобальной державы"."Соседняя Индия идет по тому же самому пути и, в среднесрочной перспективе может достичь сопоставимого статуса. Одновременно с этим возрождается Россия, желая снова стать ведущей державой и бросая вызов установленному порядку на пространстве бывшего Советского Союза" добавил он. Замечания Мерсье появились в качестве прямого ответа на последний Стратегический прогнозный аналитический отчет НАТО, который был опубликован в прошлом месяце. Целью анализа текущих международных стратегических тенденций было - сформировать стратегию многонациональной коалиции на период до 2035. В отчете утверждается, что "одно из самых больших изменений в мире - повышенный риск крупномасштабного конфликта", самый высокий с момента начала выпуска подобных отчетов в 2013-м и 2015-м годах.НАТО частично возложило ответственность за это на "действия возродившейся России в Восточной Европе и более самонадеянного Китая в Южно-Китайском море, использующих и жесткую и мягкую силу для достижения своих политических целей". И в экономическом плане ситуация также меняется, как указано в отчете: "глобальный сдвиг экономической мощи от стран с развитой экономикой в Северной Америке, Западной Европе и Японии, вероятно, продолжится до 2035 года и дальше"."Поскольку [военная и экономическая] мощь переходит от Запада к Азии, способность Запада влиять на повестку дня в глобальном масштабе, как ожидается, будет сокращаться" говориться в отчете.В сентябре, председатель Объединенного комитета начальников штабов, генерал Джозеф Данфорд, на слушаниях Комитета Сената по делам вооруженных сил о его утверждении в должности, сказал, что, в то время как он считает Северную Корею передовой угрозой США "с точки зрения безотлагательности", а Россию - "с точки зрения общих военных возможностей", он ожидает, что Китай станет "самой большой угрозой нашей стране приблизительно к 2025 году".Президент России Владимир Путин и китайский президент Си Цзиньпин обмениваются рукопожатием во время встречи за кулисами саммита АТЭС в Дананге, Вьетнам 10 ноября 2017 г. В дополнение к усилению их собственных стран Путин и Си искали пути укрепления связей их стран друг с другом для того чтобы вместе противостоять США и интересам Запада. SPUTNIK/KONSTANTIN ZAVRAZHIN/KREMLIN VIA REUTERSВсе более и более важная роль Китая на международной арене попала в центр внимания в прошлом месяце, во время проведения очередного съезда Коммунистической партии, который сделал консолидацию власти президентом Си Цзиньпином и рост его влияния очевидными для всего мира. Си быстро провел преобразование вооруженных сил своей страны, являющихся самой многочисленной постоянной армией на Земле, чтобы создать боевую силу 21-го века, способную защищать инициативы Пекина по установлению торговых маршрутов через Азию, Африку, Европу и Ближний Восток, а также противостоять американскому присутствию на Тихом океане.Между тем военное усиление России рассматривается как особенно серьёзный вызов интересам Запада, поскольку страна уже начала заменять США в качестве ведущего игрока на Ближнем Востоке и расширила свое влияние в Европе. После аннексии президентом России Владимиром Путиным Крымского полуострова в 2014 г., НАТО заняла более воинственную позицию по отношению к конкуренту, и эти двое начали крупномасштабную гонку вооружений по всему региону.Си и Путин также стремятся установить более тесные связи между своими странами, с тем чтобы обеспечить альтернативу Западному статус-кво. Китай и Россия провоят совместные учения по всему миру - от Восточной Азии до Балтии, и китайское министерство обороны объявило в пятницу, что Китай и Россия проведут совместные учения по противоракетной обороне. Как пишет агентство Рейтер, обе страны возражают против размещения американской системы Terminal High Altitute Area Defense (THAAD) в Южной Корее.Перевод(http://www.newsweek.com/u...)

19 ноября, 07:49

Валентин Катасонов: Крах мировых финансов начнется с Китая

В Китае 18-24 октября 2017 года прошёл XIX съезд Коммунистической партии — крупнейшее событие в жизни страны, обсуждаемое до сих пор.

19 ноября, 07:37

НАТО: в связи с переходом центра глобальной мощи от Запада к Востоку, война Соединённых Штатов с Россией и Китаем становится более вероятной

Высокопоставленный представитель НАТО предупредил о смещении  центра  глобальной военной мощи  от  военного альянса  Запада   в Китай и Россию, и  этот  сдвиг,  как  он  сказал,  может  сделать глобальный конфликт более вероятным. В обращении к Атлантическому Совету (связанному  с  НАТО аналитическому центру), Верховный главнокомандующий по  трансформации объединённых вооруженных сил НАТО,  генерал  Дени Мерсье, по сообщениям, заявил в четверг, что "риск  возникновения  крупного  межгосударственного конфликта увеличился", поскольку не-Западные державы, особенно Россия и Китай,  своим  стремлением к большему военному и экономическому влиянию,  нарушили  возглавляемый США  баланс  сил. Обе страны  осуществляют  очень  серьёзные  мероприятия  по  обновлению  и  модернизации  своих  вооруженных  сил,  которые  тревожат  трансатлантическую  коалицию.

19 ноября, 07:09

Китай опровергает предположения, что Саудовская Аравия намерена развязать войну в регионе

  • 0

Недавно российские аналитики предсказали, что конфликт Саудовской Аравии и Ирана вызовет резкий рост цен на сырую нефть до 300 долларов за баррель. А Китай является крупнейшим импортёром нефти в мире. Салман и наследный принц не могли бы найти лучшего способа развенчать версию о Саудовской Аравии как о поджигателе войны, чем вовлечь китайского президента в предметный разговор о современных точках соприкосновения в геополитике Ближнего Востока для «продвижения стратегической интеграции инициативы «Пояс и Путь» и саудовского плана «Видение 2030» — открыто заявляя о независимом внешнеполитическом курсе, и опровергая распространяемое мнение о себе как о государстве, стремящемся перекроить границы.

19 ноября, 02:41

Спецпосланник Си Цзиньпина передал Ким Чен Ыну секретный подарок

Встреча помощников руководителей Китая и Северной Кореи прошла в Пхеньяне

18 ноября, 23:18

Китай заявил о намерении сотрудничать с КНДР для усиления связей

Традиционная дружба между Китаем и Северной Кореей является "ценным богатством" для их народов. Об этом заявили Китай после того, как его специальный посол встретился с высокопоставленным представителем КНДР, но в заявлении не было упоминания о кризисе по поводу ядерного и ракетного оружия Северной Кореи, передает "Голос Америки"...

18 ноября, 20:22

«Моя мечта сделать свой легковой автомобиль осуществилась»: как Александр Лукашенко открыл завод Geely

Нажав красную кнопку, Президент дает зеленый цвет первой серийной легковушке, «зробленай у Беларусi». Мы в клубе и космических, и молочных держав. А теперь попали в пять десятков производителей легковых автомобилей. По феншую синий – цвет исполнения желания. Именно под корпоративным цветом моря корпорации из Поднебесной исполнилась голубая мечта белорусского лидера – создан народный автомобиль.

Выбор редакции
18 ноября, 19:14

China Envoy Discusses ‘Situation of the Korean Peninsula’ With North

President Xi Jinping’s special envoy met with North Korean officials in Pyongyang as Washington presses China to rein in its neighbor’s nuclear weapons and missile programs.

18 ноября, 12:46

Двойной обман: Южная Корея и Китай цинично «обнулили» политику Трампа

Американский президент наконец-то вернулся домой из долгой и важной поездки в Азию. Само турне Трамп назвал историческим и «чрезвычайно успешным» и добавил, что в его ходе «к США относились с невероятным теплом, гостеприимностью и, самое главное, уважением». Со второй половиной п...

Выбор редакции
18 ноября, 07:10

'Unrivalled helmsman'? We read Chinese media's enormous ode to Xi so you don't have to

Xinhua has issued a lengthy hagiography of president Xi Jinping. Here are the essentials so you can pass the pub testChina’s official news agency, Xinhua, has released a titanic and oleaginous 8,000-word profile of the country’s leader, Xi Jinping. Pushed for time? Here’s a quick Xi-nopsisName: Xi Jinping. Continue reading...

18 ноября, 04:45

Why China Can't Conquer Taiwan in a War

Zachary Keck Security, Asia What Taipei, and other Chinese neighbors could do if Beijing ever decided to strike.  With President Xi Jinping having consolidated his power at the 19th Party Congress, and the United States increasingly distracted at home, it may seem like a given that China will reestablish its predominance over the Asia-Pacific region. A new study casts doubt on this, however, arguing that Beijing doesn’t have the military power to defeat its neighbors. In fact, it probably can’t even conquer Taiwan. The new study by Michael Beckley, an Assistant Professor of Political Science at Tufts University, was published in the academic journal International Security. In the article, Beckley argues that China’s neighbors could thwart Chinese military aggression through anti-access/area denial strategies with only minimal U.S. assistance. “My main finding is that there is a budding balance of military power in East Asia, which the United States can reinforce at moderate risk to U.S. forces,” Beckley writes in the article. “Furthermore, this balance of power will remain stable for years to come, because China cannot afford the power-projection capabilities it would need to overcome the A2/AD forces of its neighbors. The main reasons are that power projection forces are more expensive than A2/AD forces by an order of magnitude.” What a War Between NATO and Russia Would Look Like.  Read full article

15 августа, 07:17

Один пояс, один путь Серия 1 Общая судьба Часть 1[Age 0+]

Документальные фильмы 15/08/2017 Один пояс,один путь Серия 1 Общая судьба Часть 1 «Документальные фильмы»-Документальные фильмы сняты в соответствии с международным стандартом, в них запечатлена величественная китайская цивилизация с ее неповторимым историческим процессом. YouTube: https://www.youtube.com/channel/UCA2WHG4EpVqul3TYjAF0k2A Facebook: https://www.facebook.com/cgtnrussian/ Twitter: https://twitter.com/cgtnrussian VK: https://vk.com/cgtnrussian

30 мая, 18:24

Дмитрий Перетолчин. Константин Черемных. Вся мировая закулиса: 100 дней правления Трампа

Константин Черемных о сложной игре вокруг Трампа, о конфликте между еврейскими элитами, о том зачем Си Цзиньпин встречался с Трампом в конфиденциальной обстановке, почему избран Эммануэль Макрон, а также о других фактах, которые упускают официальные СМИ. Чего реально успел добиться Трамп за 100 дней своего правления. #ДеньТВ #Перетолчин #Черемных #Трамп #мироваяэлита #закулиса #Бэннон #консерватизм #Бней-Брит #глобальноепотепление #Обама #Шёлковыйпуть #Китай #Макрон #Брексит #Хабад

28 мая, 13:59

"Русские министры" встали у руля китайской экономики - итоги I квартала от Сергея Цыплакова

Экономика Китая в первом квартале 2017 года Как говорит китайская пословица: «хорошее начало – половина дела». Это утверждение выглядит не бесспорным, но можно согласиться, что в экономической сфере первые месяцы года хотя и не предопределяют его конечных результатов, однако, вне сомнения, задают тон экономическому развитию и намечают основные вектора экономической политики. В Китае же степень внимания к началу нынешнего года была особенно высокой. Это – неудивительно. Ведь главным событием жизни страны должен стать 19 съезд КПК, так что экономическая обстановка постоянно рассматривается через съездовскую призму, поскольку любой провал в экономике чреват очень большими политическими издержками. Такой осторожный подход к политике вообще и экономической политике в частности, отчетливо проявился уже в прошлом году, когда руководство провозгласило поддержание стабильности, как «базовый принцип в управлении государством». Дополнительной причиной для осторожности стала неопределенность в отношениях с США, возникшая после победы Д. Трампа на президентских выборах. Заявления Трампа о возможности пересмотра им принципа «одного Китая», обвинения в манипулировании курсом юаня, в краже американских рабочих мест – все это таило в себе очень осязаемые угрозы резкого ухудшения двусторонних отношений и начала большой торговой войны, что совсем не отвечало интересам Китая. В этой обстановке сложного переплетения экономических и внешнеполитических проблем начался 2017 год. Первым крупным политическим событием 2017 года для Китая стало участие Си Цзиньпина в Экономическом форуме в Давосе в момент сумятицы, вызванной активизацией антиглобалистских сил, вдохновленных победой Трампа. На форуме китайский лидер четко отмежевался от изоляционистской философии новой американской администрации и декларировал поддержку экономической глобализации как объективного процесса, обусловленного развитием производительных сил и научно-техническим прогрессом. Признавая то, что глобализация не является идеально совершенной, что она породила ряд проблем, Си вместе с тем счел нужным заявить, что Китай является как ее бенефициаром, так и активным участником, и намерен сохранять за собой эту роль и впредь. Хотя содержание глобализации в Китае и на Западе понимается далеко не одинаково, за китайской активностью в Давосе стоял, как видится, не только очевидный тактический расчет сыграть на «межимпериалистических противоречиях», но и более долгосрочные соображения. Си Цзиньпин постарался дать влиятельным кругам западной элиты сигнал о том, что Китай остается ответственной страной с последовательной политикой, которая не подвержена резким конъюнктурным колебаниям, а определяется долгосрочными национальными интересами. Это была попытка позиционировать Китай в качестве надежного договороспособного партнера, а в более широком смысле, в качестве одной из важных опор стабильности в нынешнем неспокойном мире. "Русские министры" у руля китайской экономики Главным же внутриполитическим событием первого квартала были традиционно созываемые в начале марта так называемые "Две сессии": сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) и сессия Народного Политического Консультативного Совета Китая (НПКСК). На этих мероприятиях опять-таки по традиции много места отводится вопросам экономики, прежде всего утверждению индикативных показателей экономического развития на текущий год. Основным пунктом повестки дня «двух сессий» является доклад о работе правительства, с которым выступает премьер. В этом году по форме данный порядок тоже был сохранен. А вот, по сути, бросались в глаза значимые отличия. В самый канун начала работы «двух сессий» Си Цзиньпин выступил с большой речью на заседании руководящей группы ЦК КПК по финансам и экономике, в которой предвосхитил многие положения доклада о работе правительства, и тем самым как бы понизил значимость выступления премьера на сессии до уровня вторичного или «технического». В своем выступлении Си Цзиньпин акцентировал внимание на трех моментах: во-первых, он высказался за углубление процесса борьбы с избыточными мощностями, а также заявил о необходимости «неуклонно» решать вопросы, связанные с так называемыми «зомби» предприятиями. Решение этой проблемы видится ему в увязке с обеспечением занятости высвобождаемых работников, в том числе путем их переквалификации, а в отдельных случаях предоставления социальных пособий. Во-вторых, Си отметил важность предотвращения финансовых рисков и подчеркнул необходимость ускорить создание «скоординированного механизма» надзора за деятельностью на различных сегментах финансового рынка с целью «закрыть имеющиеся там дыры» и поднять критерии надзора до международных стандартов. Это высказывание было воспринято как сигнал к началу реформирования системы контроля на финансовом рынке, которая в настоящее время находится в руках нескольких ведомств: Народного Банка, Комитета по надзору за банковской деятельностью, Комиссии по ценным бумагам и рынку акций, Комиссии по надзору в области страхования. Данная система не показала своей эффективности. Участвующие в ней органы не всегда действуют согласовано, а сферы их компетенции недостаточно четко разграничены, что создает возможности для разного рода махинаций, регуляторы хронически не поспевают реагировать на быстрое развитие финансовых рынков. В-третьих, Си Цзиньпин повторил уже ранее выдвинутый им тезис о создании «эффективного механизма», стимулирующего стабильное и здоровое развитие рынка недвижимости, который должен базироваться на принципе – «дома для того, чтобы в них жить, а не предмет для спекуляций». Ничего особо принципиально нового Си Цзиньпин вроде бы не сказал, зато лишний раз четко обозначил, в чьих руках находится руководство экономикой. Такой же сигнал был дан и несколькими днями ранее, когда были произведены кадровые изменения в экономическом блоке правительства Китая. Вместо ушедших на пенсию руководителей Государственного Комитета по развитию и реформе Сюй Шаоши и Министерства коммерции Гао Хучэна были назначены соответственно Хэ Лифэн и Чжун Шань. У этих фигур есть много общего. Оба они до своих новых назначений занимали должности заместителей министра, оба в своих ведомствах курировали вопросы сотрудничества с Россией, а самое главное – оба на разных этапах своей карьеры работали с Си Цзиньпином. Хэ Лифэн – в провинции Фуцзянь, Чжун Шань – в провинции Чжэцзян, так что истоки их нынешнего карьерного взлета вполне объяснимы и понятны. Итоги "Двух сессий" Сессия ВСНП начала свою работу 5 марта. Особых сенсаций в ее ходе не было, все прошло достаточно рутинно. Доклад о работе правительства премьера Ли Кэцяна, как и ожидалось, имел преимущественно «технический» характер, в нем практически отсутствовали принципиально новые идеи. Позиция правительства по всем вопросам шла строго в русле одобренных и уже ранее озвученных партийных установок. Премьер предложил «консервативный» индикативный показатель экономического роста на 2017 год в размере 6,5% «или выше, если это будет практически достижимо». Таким образом, этот показатель был сформулирован как «нижняя черта» возможного замедления китайской экономики в текущем году с уровня 2016 года в размере 6,7%. Показатель потребительской инфляции в 2017 году было намечено удержать в пределах 3%, уровень зарегистрированной безработицы в городах - в пределах 4,5% (уровень безработицы в декабре 2016 – 4,05%). За год предполагается создать 11 млн. новых рабочих мест (в 2016 году -13,14 млн.). Рост доходов населения должен быть на примерно одинаковом уровне с темпами роста экономики (в прошлом году доходы населения росли медленнее, чем ВВП, соответственно 6,3% и 6,7%). В части внешней торговли каких-либо количественных ориентиров не было поставлено, единственной задачей остались «стабилизация и поворот к лучшему». В текущем году правительство намерено продолжить проведение активной финансовой политики, но сохранить нынешний уровень дефицита бюджета в размере 3%. При этом сами размеры дефицита должны увеличиться на 200 млрд. юаней до 2,38 трлн. юаней. Рост бюджетного дефицита объясняется необходимостью продолжить снижение налоговой нагрузки на предприятия, а также поддерживать достаточные объемы инвестиций в инфраструктуру. В 2017 году предполагается направить 800 млрд. юаней на финансирование строительства новых скоростных железных дорог, 1,8 трлн. юаней на строительство и реконструкцию автомобильных дорог, водных путей, а также строительство новых объектов гидроэнергетики. Кредитно-денежная политика должна иметь «умеренно-нейтральный характер». Индикативный показатель роста денежной массы М2 намечается в размере 12% (в 2016 - +11,3%). В части валютной политики правительством было декларировано намерение «придерживаться направления на рыночное реформирование системы валютного курса», а также «поддерживать стабильное место юаня в глобальной валютной системе». В докладе было заявлено о продолжении так называемой реформы «в области предложения», конкретизированы показатели сокращения избыточных мощностей. В частности в угольной промышленности планируется вывести избыточные мощности в размере 150 млн. тонн (в 2016 было выведено 290 млн. т). В сталелитейной промышленности – 50 млн. тонн (было выведено 45 млн. т). Впервые был обозначен показатель по выводу энергетических мощностей, работающих на угле, в размере 50 млн. Кв. В части излишков в секторе недвижимости премьер признал их значительное наличие в городах «третьей и четвертой линий» и повторил установку Центрального экономического совещания декабря 2016 года о необходимости ускорить создание и совершенствование «долгосрочного механизма развития рынка недвижимости», предусматривающего дифференцированные формы регулирования применительно к условиям в различных регионах. В крупных городах, где наблюдается резкое повышение цен, предусматривается «разумное увеличение» площадей земельных участков под жилищное строительство, упорядочение девелоперской деятельности, системы продаж и деятельности посредников. В число приоритетных направлений экономической политики были также включены проблемы снижения долговой нагрузки и в первую очередь долговой нагрузки на предприятия. Однако о каких-либо новых подходах к решению данной проблемы заявлено не было. Были повторены уже обозначавшиеся ранее такие меры, как обмен долгов на акции, ограничения на увеличение долгов государственных предприятий, расширение масштабов применения форм прямого финансирования, в том числе через акции. Премьер отметил важность сохранения бдительности к финансовым рискам росту объемов плохих долгов в банковской системе, деятельности теневого банковского сектора, проблемам в интернет-финансах и заявил о намерении «поставить заслон финансовым рискам». Реагируя на недовольство иностранных инвесторов, Ли Кэцян пообещал создать им более благоприятные условия для участия в выполнении программ «Сделано в Китае 2025» и «Интернет +» путем оптимизации делового климата, снижения барьеров по допуску в сферу услуг, производственные отрасли, добычу полезных ископаемых. Кроме того было обещано облегчить условия допуска действующих в Китае иностранных предприятий к фондовому и долговому рынкам. Американское направление - встреча Трампа и Си В целом итоги «двух сессий» подтвердили, что в нынешнем году в экономической сфере Китай намерен в основном продолжать политику, проводившуюся им в 2016 году, то есть по-прежнему балансировать между экономическими реформами и «стабильным ростом», дозировано применяя меры по стимулированию последнего. Однако для того чтобы укрепить эту позицию необходимо было, если не устранить полностью, то, во всяком случае, снизить вероятность торгово-экономического конфликта с США и попытаться выстроить каналы взаимодействия с новой американской администрацией. Поэтому первый квартал отличался повышенной активностью на американском направлении. Пауза, которая возникла в китайско-американских отношениях после прихода Д. Трампа в Белый дом, продлилась до конца новогодних праздников в Китае. 10 февраля состоялся телефонный разговор Си Цзиньпина и Трампа, в ходе которого последний признал принцип «одного Китая», что сразу открыло дверь для активизации контактов в сферах политики и экономики. Диалог пошел настолько интенсивно, что уже к началу «двух сессий» о личной встрече лидеров двух стран говорили как о деле в принципе решенном. 23 марта стороны объявили о том, что саммит состоится 6-7 апреля. Такие рекордно сжатые сроки подготовки предопределяли поверхностный характер предстоящих переговоров, в том смысле, что уменьшали вероятность достижения каких-либо качественных прорывов по существу имеющихся сложных проблем, хотя бы из-за недостатка времени на их детальную предварительную проработку. Впрочем, стороны это хорошо понимали и осознанно на это шли. Сама встреча Си Цзиньпина и Трампа, несмотря на длившиеся семь с половиной часов переговоры, глубоким прорывом в китайско-американских отношениях, конечно, не стала. По ее итогам не было принято никакого коммюнике, не было даже неподписного совместного заявления. По блоку торгово-экономических вопросов стороны, похоже, договорились осуществить «план ста дней», в течение которых они должны обсудить имеющиеся проблемы и найти пути к сокращению американского дефицита в торговле с Китаем. В вопросе «манипулирования валютным курсом» американцы «дали назад» еще до саммита. В апреле Минфин США опубликовал соответствующий доклад, в котором утверждений о том, что Китай манипулирует курсом своей валюты, не содержалось, и таким образом тема была, если не снята, то отодвинута на задний план. Хотя на китайско-американском саммите форма явно довлела над содержанием, тем не менее, его результаты для Китая, в общем, оказались позитивными. Диалог удалось формализовать, ввести в какие-то согласованные рамки. «Формы бывают сильнее людей», - как подчеркивалось в одном из комментариев в китайских СМИ, то есть, имея дело с таким непредсказуемым политиком как Трамп, Китай получил некоторую страховку на определенное время от его неожиданных действий. В этом плане итоги встречи в Мар-а-Лаго оказались даже лучше ожиданий. ВВП Таков был общий политический фон, на котором происходило экономическое развитие. Сама же экономика развивалась на основе, тех тенденций, которые сформировались в ней в конце прошлого года. Большинство китайских аналитиков в начале 2017 года исходили из того, что в нынешнем году экономика Китая будет продолжать замедляться. В тоже время, принимая во внимание некоторое ускорение экономического роста, которое произошло в 4 квартале 2016 года, они полагали, что темпы экономического роста в начале года будут относительно высокими, а потом начнут снижаться. В частности, такой прогноз давался Прогнозным центром Академии Наук Китая, специалисты которого прогнозировали рост ВВП в 1 квартале в размере 6,6% с последующим снижением до 6,4% во 2 и 3 кварталах и выходом в конце года на уровень 6,5%. Тот же уровень в 6,5% назывался в январе и экспертами МВФ. В целом отметку в 6,5% можно было рассматривать в качестве некоего консенсус прогноза. По-видимому, правительство также в значительной мере разделяло данную точку зрения, что и нашло свое выражение при определении индикативного показателя роста на текущий год на сессии ВСНП, о чем уже говорилось выше. Хотя возможность снижения темпов роста во второй половине года остается весьма вероятной, тем не менее, в 1 квартале они оказались лучше ожиданий. Экономический рост продолжал ускоряться второй квартал подряд. ПРИРОСТ ВВП составил 6,9%, выйдя, таким образом, на уровень 3 квартала 2015 года. Это стало возможным, как представляется, благодаря двум обстоятельствам: во-первых, положительной динамике экспорта и всей внешней торговли, во-вторых, сохранявшемуся оживлению на рынке недвижимости и продолжавшемуся росту инвестиций в нее. Рассмотрим их более подробно. Внешняя торговля Внешняя торговля первые за два последних года прекратила спад, ее стоимостные объемы начали увеличиваться. Рост экспорта наблюдался в январе (+11,2%) и в марте (+16,4%), при небольшом снижении (-1,3%) в феврале. Стоимостные показатели импорта стабильно росли все три месяца квартала соответственно на 16,7%, 38,1%, 20,3%. В целом за первый квартал объем внешней торговли увеличился на 15% (899,7 млрд. долларов), экспорта – на 8,2% (482,79 млрд. долларов), импорта – на 24% (417,18 млрд. долларов). Комментируя итоги квартала, в Китае отмечали две тенденции, повлиявшие на рост стоимостных показателей внешней торговли. Во-первых, постепенное восстановление мировой экономики, которое привело к укреплению спроса на китайские товары на рынках разных категорий стран. В частности экспорт Китая в ЕС в первом квартале увеличился на 7,4%, в США – на 10%, в страны АСЕАН – на 18%. Кроме того произошел восстановительный рост поставок в страны с растущими рынками. Темпы роста экспорта в Индию составили 14,2%, в Бразилию – 35,8%, в ЮАР – 16,5%. Во-вторых, рост цен на сырьевые и промышленные товары, который обозначился в последние месяцы прошлого года, сохранился, что привело к удорожанию импорта. Обращает на себя внимание, что Китай пока не прибегал к существенному сокращению физических объемов импорта указанных групп товаров. Например, импорт (в физических объемах) железной руды увеличился на 12,2% , угля - на 33,8%, нефти – на 15%, лесоматериалов – на 18,2%, в стоимостном же выражении ввоз указанных товаров возрос соответственно на 91,3%, 152,2%, 79%, 22,2%. Несмотря на положительную динамику внешней торговли, здесь не торопятся с выводом о том, что она преодолела длительную кризисную полосу, и отмечают, что нынешний подъем показателей нельзя пока рассматривать как долгосрочную тенденцию, поскольку сохраняется большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего порядков, в связи с чем вероятность нового замедления в течение нынешнего года нельзя преждевременно сбрасывать со счетов, так как она продолжает оставаться весьма высокой. Российское направление Торговля между Россий и Китаем вступила в период восстановительного роста, ее показатели оказались лучше, чем не только в первом квартале 2016 года, но и 2015 года. В целом в первом квартале объем двусторонней торговли увеличился на 29,3% (18,1 млрд. долл.). Рост цен на основные товары российского экспорта способствовал тому, что их поставки на китайский рынок в стоимостном выражении возросли на 36,1% (9,67 млрд. долл.). В этом плане Россия идет в одном ряду с такими странами, со схожей товарной структурой экспорта, как Австралия (+74,2%), Бразилия (+49,3%), Индонезия (+52%), ЮАР (+35,4%). Относительное укрепление курса рубля дало возможность увеличить китайский экспорт в Россию на 22,4% (8,44 млрд. долл.). Недвижимость Сектор недвижимсти оставался критически важным для экономики Китая. После того как осенью 2016 года власти возобновили действие ограничительных мер в ряде городов, многие ожидали, что объемы продаж, а также приросты инвестиций в недвижимость начнут ощутимо снижаться. Однако, в первые месяцы 2017 года эти ожидания оправдались только частично. Рынок недвижимости, действительно, охлаждался, но этот процесс протекал неравномерно и относительно медленно. В 1 квартале объем реализованной недвижимости в годовом исчислении увеличился на 19,5% (1 кв. 2016 – 33,1%, за весь 2016 – 22,5%) и составил 290,35 млн. кв. метров. Однако если брать помесячные показатели, то в январе-феврале прирост составлял 25,1%, в марте только 11,5%. В стоимостном выражении продажи за квартал возросли на 25,1% (2,3182 трлн. юаней) (1 кв. 2016 – 54,1%, за весь 2016 год – 34,8%). В месячной разбивке это выглядело следующим образом: в январе-феврале прирост был 26%, в марте – 24,4%. Произошло как бы разделение между регионами, которое было особенно хорошо видно в первые два месяца года, когда рост происходил преимущественно за счет регионов Центрального и Западного Китая. В марте показатели несколько подравнялись. В общем, радикально снизить уровень спекулятивной активности, взять под контроль рост цен в секторе недвижимости не удалось. Это в свою очередь предопределило введение новых ограничительных мер по трем направлениям: «ограничивать покупки» (речь идет о втором и третьем жилье), «ограничивать кредитование», «ограничивать перепродажи». Начиная с третьей декады марта, новые ограничительные меры были введены в 18 городах, при этом к ним прибегли не только города «первой и второй линий», но в отдельных случаях и средние города «третьей и даже четвертой линий». Процесс сокращения объемов нереализованной недвижимости идет туго. За квартал ее объемы уменьшились незначительно, на 7,29 млн. кв. метров (с 695,39 млн. кв. м в конце 2016 года до 688,1 млн. кв. м). Сокращение происходило только в марте, тогда как в январе-феврале нереализованные объемы наоборот увеличивались. На фоне активности рынка темпы роста ИНВЕСТИЦИЙ В НЕДВИЖИМОСТЬ не только не замедлились, но наоборот ускорились. За первый квартал их прирост составил 9,1%, что существенно выше, чем показатели 1 квартала 2016 года (+6,2%) и всего 2016 года (6,9%). Данный показатель превысил также уровень 1 квартала 2015 года (+8,5%), который является максимальным перед началом резкого спада инвестиционной активности в секторе недвижимости. Удельный вес инвестиций в недвижимость в общем объеме инвестиций в основной капитал по сравнению с 1 кварталом 2016 года не изменился, оставшись на уровне 20,6%. Таким образом, инвестиции в недвижимость (1929,2 млрд. юаней) пока продолжали толкать экономику вверх, оставаясь значимой силой экономического роста. Однако сила эта ненадежная, поскольку в нынешнем своем виде она неразрывно связана с дальнейшим нарастанием финансовых рисков, в то время как создание нового механизма «здорового развития» сектора недвижимости, совершенно очевидно, является делом не самого близкого будущего. Внутренние инвестиции Другие же движущие силы экономического роста по сравнению с прошлым годом изменились мало. Главной среди них была продолжающаяся инвестиционная подпитка экономики. ИНВЕСТИЦИИ В ОСНОВНОЙ КАПИТАЛ (9377,7 млрд. юаней) в 1 квартале увеличились на 9,2%, что превышало показатели за 2016 год в целом (+8,1%). Как и в 2016 году наблюдался ускоренный прирост ИНВЕСТИЦИЙ В ОБЪЕКТЫ ИНФРАСТРУКТУРЫ. В первом квартале они возросли на 23,5% (в 1 квартале 2016 года – 19,6%). Доля инфраструктурных инвестиций (1899,7 млрд. юаней) в общем объеме капиталовложений по сравнению с 1 кварталом 2016 года (17,9%) повысилась и составила 20,3%. Фактически по своим стоимостным объемам они оказались равны инвестициям в сектор недвижимости. Продолжился постепенный и фрагментарный восстановительный рост ЧАСТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ (5731,3 млрд. юаней). За 1 квартал в годовом исчислении они увеличились на 7,7%. Этот рост происходил неравномерно. Наиболее активны частные инвесторы были в Восточном Китае (+9,9%) и в Центральном Китае (+8,9%). Низкой была их активность в Западном Китае (+5%). По-прежнему наблюдалось бегство частного капитала из регионов Северо-Востока, где частные инвестиции сократились на 27,5%. Несмотря на то, что показатели приростов частных инвестиций превысили уровни 1 квартала 2016 года (+5,7%) и всего прошлого года (+3,2%), их доля в общем объеме капиталовложений (61,1%) еще полностью не восстановилась. Она все еще меньше, чем была в 1 квартале 2016 года (62%). Темпы роста частных инвестиций по-прежнему существенно ниже, чем в 2014-2015 годах, когда они соответственно составляли 18,1% и 10,1%. Потребление Потребление продолжало расти, но темпы его приростов медленно снижались. За 1 квартал объем розничных продаж потребительских товаров увеличился на 10% (1 кв. 2016 года – 10,3%, за весь 2016 год – 10,4%). По-прежнему опережающими темпами росла интернет торговля, ее общий объем увеличился на 32,1%, в том числе интернет торговля товарами возросла на 25,8%, ее удельный вес в общем объеме продаж товаров составил 12,4% (соответствующие показатели за 1 кв. 2016 были на уровнях: 27,8%, 25,9% и 10,6%). Темпы промышленного роста Темпы промышленного роста возросли. Добавленная стоимость в промышленности увеличилась за 1 квартал 2017 года на 6,8% (1 квартал 2016 – 5,8%), отдельно в марте показатель составил 7,6% (март 2016 – 6,8%). Опережающими темпами росли производство оборудования (+12%) и продукция высокотехнологичных отраслей (+13,4%). Обращает на себя внимание также значительное увеличение стоимостных объемов отгружаемой на экспорт продукции (2794,6 млрд. юаней), что составляет более 45% от всей добавленной стоимости промышленности. В 1 квартале в стоимостном выражении они увеличились на 10,3% (в 1 кв. 2016 сокращение на 3%), что является наилучшим показателем с 2012 года. В тоже время нельзя не отметить, что объемы производства отдельных отраслей с наибольшим наличием избыточных мощностей показали рост. В частности производство стали увеличилось на 2,1%, термически необработанной стали - на 4,6%, цветных металлов - на 9%, в том числе алюминия на 10,9%, соответствующие показатели за 1 квартал 2016 года были 0%, (-3,2%), (-0,4%), (-2%). Незначительно сократились добыча угля (-0,3%) и производство цемента (-0,3%). В 1 квартале 2016 года соответствующие показатели были на уровнях (-5,3%) и (+3,5%). Оживление в промышленности подтверждалось заметным ростом промышленного энергопотребления и объемов грузовых перевозок. За январь-март потребление электроэнергии в промышленности увеличилось на 7,7%, что намного выше показателей как 1 квартала прошлого года (+0,2%), так и за весь 2016 год (+2,9%). Объем грузовых перевозок железнодорожным транспортом в 1 квартале возрос на 15,3%, что является самым высоким показателем с весны 2010 года. Для сравнения в 1 квартале прошлого года перевозки по железной дороге сократились на 9,43%. Ускорился рост прибылей промышленных предприятий. За квартал их объем увеличился на 28,3%, тогда как в 1квартале 2016 года и за весь прошлый год этот показатель составлял 7,4% и 8,5%. В отраслевом разрезе среди 41 отрасли промышленности увеличение прибылей было зафиксировано в 38 отраслях, в 1 отрасли наблюдался нулевой рост, в 2 отраслях прибыли снижались. В тот же период прошлого года рост прибылей отмечался в 31 отрасли, снижение в 10 отраслях. Особенно быстро росли прибыли государственных предприятий (70,5%) и акционерных предприятий (30,2%). У предприятий с иностранными инвестициями и частных предприятий рост прибылей шел гораздо медленнее, они увеличились соответственно на 24,3% и 15,9%. Цены Рост цен мирового рынка, некоторое сокращение производственных мощностей, общее оживление промышленного производства и спроса способствовали продолжению ростаИНДЕКСА ОТПУСКНЫХ ЦЕН ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ (PPI). В целом за квартал PPIувеличился на 7,4%. В помесячной разбивке его значения составляли: январь – 6,9%, февраль – 7,8%, март – 7,6%. Как и осенью прошлого года, повышение индекса происходит в основном за счет повышения цен в ряде базовых отраслей, таких как черная металлургия, производство цветных металлов, нефтехимия. В добывающих отраслях в 1 квартале рост цен составил 33,7%, в отраслях по производству промышленного сырья 14,9%, в обрабатывающих отраслях – 6,5%. В тоже время в отраслях пищевой промышленности цены поднялись на 0,7%, в производстве одежды – на 1,3%, в производстве потребительских товаров длительного пользования цены снизились на 0,4%. В условиях, когда рост оптовых цен производителей как бы блокирован в базовых отраслях, его влияние на потребительскую инфляцию продолжало быть ограниченным. ИНДЕКС ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН (CPI) оставался в конце первого квартала на вполне приемлемых уровнях, увеличившись за первые три месяца года на 1,4%. Кредитно-денежная политика В 1 квартале Народный банк Китая (НБК) стремился проводить «умеренно-нейтральную» кредитно-денежная политика. Она выразилась в относительном замедлении кредитной экспансии. Объем вновь выданных кредитов в национальной валюте в 1 квартале составил 4,22 трлн. юаней, что на 385,6 млрд. юаней меньше, чем в тот же период прошлого года. Сохранялась сформировавшаяся в прошлом году тенденция к увеличению объемов кредитов домохозяйствам. Объем выданных им кредитов в сравнении с 1 кварталом 2016 года увеличился с 1,24 трлн. юаней до 1,85 трлн. юаней, в том числе долгосрочных и среднесрочных с 1,1 трлн. юаней до 1,46 трлн. юаней. Сумма кредитов для нефинансовых предприятий и организаций, наоборот, сократилась с 3,42 трлн. юаней до 2,66 трлн. юаней, из-за уменьшения краткосрочного кредитования, в то время как объемы долгосрочных и среднесрочных кредитов увеличились с 2,07 трлн. юаней до 2,67 трлн. юаней. Одновременно произошло значительное увеличение использования такого рискованного инструмента, как трастовые кредиты, которые формально не отражаются на балансе банков. Их объем в 1 квартале составил 1,37 трлн. юаней, что почти в 2 раза больше, чем за тот же период прошлого года (708 млрд. юаней). НБК в 1 квартале постепенно сокращал темпы денежного предложения. Показатель М2 увеличился на 10,6% (159,96 трлн. юаней), что на 2,8 п. п. ниже, чем в тот же период 2016 года и 0.5 п. п. меньше, чем в феврале нынешнего. Показатель М1 увеличился на 18,8% (48,88 трлн. юаней), соответственно на 3 п. п. и 2,6 п. п. ниже, чем в марте 2016 года и феврале 2017 года. Валютная политика Валютная политика строилась с учетом наблюдавшегося в первом квартале снижения индекса доллара США, который уменьшился за квартал с уровня 103,5 до 99,01. НБК провел достаточно крупные валютные интервенции в январе, чтобы не допустить чрезмерного ослабления юаня, курс которого в декабре близко подходил к отметке 7 юаней за доллар. Когда эта цель была достигнута, регулятор начал корректировать текущий курс в зависимости от колебаний американской валюты и сумел избежать резких колебаний курса после повышения учетной ставки ФРС в марте. За первые три месяца года курс юаня к доллару США повысился на 0,5% и находился на уровнях около отметки 6,9 юаня за доллар. В тоже время курс юаня к другим резервным валютам, которые росли к доллару быстрее, несколько снизился. Снижение юаня к евро составило 0,9%, к японской иене - 3,5%, к британскому фунту – 1,2%. Валютный индекс юаня CFETS в 1 квартале уменьшился с 94,83 в конце декабря 2016 года до 92,93, то есть примерно на 2%. Девальвационные ожидания чуть-чуть ослабели, но отнюдь не исчезли полностью. Острота проблем ОТТОКА КАПИТАЛА и СОКРАЩЕНИЯ ВАЛЮТНЫХ РЕЗЕРВОВнесколько смягчилась, но полностью они преодолены не были. Сохранялось отрицательное сальдо по банковским операциям с валютой. За 1 квартал оно составило 40,9 млрд. долларов, что меньше чем в любой из кварталов 2016 года. По сравнению с 4 кварталом прошлого года (94,3 млрд. долларов) сальдо уменьшилось на 56,6%. Расходы НБК на покупку валюты продолжали сокращаться на протяжении всего квартала (в общей сложности 17 месяцев подряд), но темпы сокращения заметно замедлились. Удалось приостановить процесс «таяния» валютных резервов, которые по итогам квартала продолжали быть чуть выше отметки в 3 трлн. долларов (3009,5 млрд. долларов). Валютные резервы сокращались в январе (-12,3 млрд. долларов), в феврале-марте они немного увеличивались соответственно на 6,9 млрд. долларов и 3,964 млрд. долларов. Таким образом, за квартал в целом резервы уменьшились только на 1,4 млрд. долларов. Зарубежные инвстиции Этот результат в значительной части был достигнут благодаря мерам по ужесточению правил валютного контроля и порядка осуществления зарубежных инвестиций. ПРЯМЫЕ КИТАЙСКИЕ ИНВЕСТИЦИИ ЗА РУБЕЖ в 1 квартале в годовом исчислении сократились на 48,8% (20,54 млрд. долл.). Они оказались меньше, чем ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В КИТАЙ. Их сумма за январь-март составила 33,81 млрд. долларов, сократившись в годовом исчислении на 4,5%. Особенно заметным был спад притока иностранного капитала в отрасли обрабатывающей промышленности, который уменьшился на 17,5%, иностранные инвестиции в отрасли услуг увеличились на 1,2%. Итоги первого квартала Итоги 1 квартала в Китае и за рубежом были восприняты в целом позитивно. Например, МВФ и некоторые инвестиционные банки пересмотрели свои прогнозы годового роста китайской экономики в сторону повышения. В частности, МВФ повысил свой январский прогноз с 6,5% до 6,6%. Японский банк Nomura также поднял планку с 6,5% до 6,6%, а JP Morgan – с 6,6% до 6,7%. Вместе с тем эксперты МВФ отмечают, что рост продолжает опираться на долги, что является «опасным», так как это может привести к коррекции роста в среднесрочной перспективе. Фонд рекомендует китайскому руководству стремиться может быть к более медленному, но более устойчивому развитию экономики, сократить вливания в госсектор и одновременно увеличить инвестиции в социальную сферу. Китай призывают также расширить рыночный доступ к отраслям, контролируемым госпредприятиями, и усилить внимание к финансовым рискам на рынке капитала, прежде всего в отношении финансовых продуктов «теневых» банков. Основной темой дискуссий среди китайских экономистов является вопрос о том, насколько нынешнее улучшение состояния китайской экономики может быть прочным и длительным и можно ли его расценивать как начало нового этапа в ее развитии. Часть экономистов полагает, что ускорение темпов экономического развития в 4 квартале 2016 года и 1 квартале нынешнего года является свидетельством того, что экономика Китая одолела некоторую переломную точку и в рамках общего движения по траектории L перешла «с вертикали на горизонталь». Другая часть считает, что нынешняя стабилизация имеет временный характер, вызванный усилением государственного стимулирования экономики, а также благоприятным наложением ряда других факторов. Однако их действие может в течение года ослабнуть, поэтому нельзя исключать нового усиления давления нисходящего тренда на экономический рост. В частности такой точки зрения придерживается известный китайский экономист, руководитель Центра международных экономических исследований Университета Цинхуа Ли Даокуэй. По его мнению, у китайской экономики большой потенциал роста, но нынешний подъем показателей вызван «краткосрочными причинами», тогда как «коренные проблемы урегулирования экономической структуры, реформы предложения еще не получили своего разрешения», поэтому прежде чем говорить о достижении точки перелома, необходимо еще подождать и продолжить наблюдать за экономическими процессами. Весьма осторожно в своих оценках и китайское руководство. На состоявшемся 25 апреля заседании Политбюро ЦК КПК отмечалось, что в 1 квартале 2017 года китайская экономика «взяла хороший старт», но в тоже время подчеркивалось, что «путь к урегулированию экономической структуры будет долгим и тяжелым». По нашему мнению, утверждать о переходе китайской экономики «с вертикали на горизонталь» пока явно преждевременно. Даже при самых благоприятных обстоятельствах в нынешнем году можно ожидать не наступления нового цикла роста, но только постепенного назревания предпосылок для вступления в него. Но тот факт, что Китай сумел в значительной мере снизить угрозу «жесткой посадки» своей экономики, как минимум в перспективе одного-двух лет тоже особых сомнений не вызывает. Сумеет ли Китай закрепить наметившиеся положительные подвижки покажет уже самое близкое будущее, так что, как советует русская пословица: цыплят будем считать по осени. Сергей Цыплаков, Директор филиала "Сбербанк России" в Китае, Торговый представитель Российской Федерации в Китае с 2001 по 2014 годы. Специально для издания "Южный Китай" Язык Русский

15 мая, 20:55

Китай хочет «подпоясать» Евразию «Шелковым поясом»

Пекин. Фото «Evraziatravel»Пекин давно ждал этого события. И вот – мечта председателя КНР Си стала ещё ближе к своему осуществлению. Предложенная им программа по созданию «Нового шелкового пути» прямо сегодня в Пекине получила очень мощную поддержку от десятков стран со всех концов мира.«Пояс и путь». Кооперация ради международного сотрудничества Показательно, что главным гостем на гигантском форуме, прошедшим в столице КНР, стал президент России Владимир Путин, который подтвердил: «Россия не только поддерживает проект «Один пояс, один путь», но и будет активно участвовать в его реализации… Для самого Китая, для России это значит продолжение сотрудничества, но уже в более глобальном масштабе и с большей уверенностью в том, что к нашим программам будут подключаться и другие участники международного сотрудничества».Интересная деталь наших отношений с Китаем бросилась в глаза, когда смотрел предыдущие свои публикации по тематике российско-китайских отношений – самые главные из них приходятся, в основном, на май месяц. Так получается, что встречи на высшем уровне лидеров России и Китая именно в майские дни становятся последние годы демонстрацией все новых восходящих ступеней и уровней сотрудничества и взаимодействия двух Держав. Наверно, когда-нибудь историки отметят этот «майский феномен» в отношениях Москвы и Пекина в начале XXI века.Сегодня в майские дни 2017 года Владимир Путин опять в Пекине, в качестве главного гостя – по правую руку от хозяина встречи Си Цзиньпина – на гигантской международной конференции, устроенной китайскими друзьями под именем «Пояс и путь. Кооперация ради международного сотрудничества».  Фото пресс-службы Президента России«Пояс и путь». Это – новый, уже официальный вариант названия торгово-экономической программы, заявленной несколько лет назад Китаем – под названием «Один пояс, один путь» – по созданию «Нового шелкового пути» из Поднебесной через всю Евразию в Европу. Идея была предложена несколько лет назад председателем КНР Си Цзиньпином, и теперь превратилась из лозунга в программу действий, под которую уже выделяются десятки миллиардов долларов. Вот так Китай хочет «подпоясать» Евразию «Шелковым поясом» торговых путей:Агентство «Синьхуа» делится подробностями.- С 2013 года более 100 стран и международных организаций включились в строительство «Пояса и пути». За четыре года была повышена взаимосвязанность в политике, инфраструктуре, торговле, финансах и людских контактах.- Китай подписал соглашения о сотрудничестве с 40 странами и международными организациями, а также реализовал рамочные соглашения по производственным мощностям с 40 странами.- Совокупный объем торговли Китая со странами вдоль «Пояса и пути» в 2014-2016 гг. превысил 3 триллиона долларов США, инвестиции Китая в эти страны составили более 50 млрд долларов.- Китайские предприятия основали 56 зон экономического сотрудничества в более 20 странах, содействовав увеличению налоговых поступлений на 1,1 млрд долларов США и создав более 180 тысяч рабочих мест.- Полноценно заработал китайско-пакистанский экономический коридор.- Началось строительство нового континентального Евразийского экономического коридора. Подписан проект о создании экономического коридора между Китаем, Монголией и Россией.- Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) выделил 1,7 млрд долларов в виде кредитов на реализацию девяти проектов в государствах, присоединившихся к инициативе.- Объем инвестиций «Фонда Шелкового пути» составил 4 млрд долларов.И вот 14-15 мая в Пекине собирается масштабная встреча с участием десятков стран мира для того, чтобы увидеть китайскую презентацию этого «Нового шелкового пути». Разговоров о нем было много, статьей написаны тысячи. И, наконец, процесс уже набрал такую динамику, что китайцы приняли решение «посмотреть в глаза» лидерам тех стран, которые они приглашают в этот континентальный проект. Глобализация по-китайски – не меньше.Взгляните на обилие гостей в Пекине. В работе форума приняли участие, как сообщают с места событий информационные агентства: высшее руководство 28 стран – главы государств и правительств, руководители крупных международных организаций, Генеральный секретарь Организации Объединённых Наций Антониу Гутерреш, директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард, президент Всемирного банка Джим Ён Ким. Общее число участников форума превысило 1000 человек.На официальном фото – только первые лица иностранных делегаций. Впечатляет:Фото агентства «Синьхуа»А, с учетом того, что все помнят, как в январе нынешнего года в Давосе товарищ Си объявил всему западному деловому миру о желании и возможности КНР возглавить притормозивший процесс глобализации, то «Пояс и путь» становится зримой международной, да ещё и массовой (!) альтернативой глобализации по лекалам финансовых королей Запада.Так, что же: Китай нашел «сердце Данко» и готов вести людей за собой?Смотрим: у финансистов во главе угла – глобализация ради роста их доходов через выкачивание ресурсов их чужих стран через финансовые схемы: ресурсы в обмен на банкноты частной конторы по имени «Federal Reserve System», сиречь – ФРС (подробности её создания и существования в нашем материале «Деньги против людей»). Кто в выигрыше, ясно – владельцы машинки для печатания банкнот, на которых написано «In God We Trust». И… никаких обязательств по обеспечению этих банкнот хоть сколько-нибудь ликвидными средствами. Во многих странах мира, кстати, та же картина – финансисты играют свою игру, как… в последний раз.И вот прямо в разгар начавшегося в 2008 году кризиса, но так и не угомонившегося по той причине, что кризис – системный: финансовая система, работавшая почти 500 лет, подошла к пределу своих возможностей («limit of capacity»), Китай предлагает свою инициативу. Какую?Так у китайцев «глобализацией» называется не грабеж ресурсов по-западному, а по-восточному совсем иное: рост и доходов, и благосостояния многих народов – через создание сети торговой инфраструктуры в Евразии. На Западе главное – деньги, на Востоке главное – товар. Альтернатива в чистом виде. Причем – альтернатива для всех думающих руководителей государств мира.Не зря же Си Цзиньпин сейчас в Пекине, обращаясь к гостям, сказал следующее: «Инициатива «Пояс и путь» сосредоточена не только на сотрудничестве между странами Азии, Европы и Африки, но и открыта для всех других стран мира». Вот Вам и глобализация по-справедливости.Товарищ Си также подчеркнул несколько важных для Китая моментов в своей речи на открытии форума:- Инициатива «Пояс и путь» постепенно переходит от концепции к действиям, превращается из замысла в реальность.-Китай будет вести сотрудничество примерно с 60 странами и международными организациями по улучшению взаимосвязанности в торговой сфере в рамках реализации инициативы «Пояс и путь».- Два китайских банка предоставят специальные кредиты в размере 55 млрд долларов на поддержку сотрудничества в рамках «Пояса и пути».- «Пояс и путь» должны строиться, как путь мира, поскольку реализация данной инициативы нуждается в мирной и стабильной обстановке.А ещё он с озабоченностью назвал «дефицит мира, развития и управления» тем «устрашающим вызовом», который стоит перед человечеством: «Глобальный рост нуждается в новых стимулах, а развитие – в большей инклюзивности и сбалансированности», «разрыв между богатыми и бедными необходимо сократить», – подчеркнул Си Цзиньпин.То есть, можно ли это понимать так, что товарищ Си прямо заявил мировым финансовым кланам: пора прекратить грабеж бедных ради богатых? Вызов – не меньше. И это произошло через несколько дней после того, как Си Цзиньпин посетил президента США Дональда Трампа, в самый разгар беседы с которым Трамп сообщил Си о ракетном ударе по Сирии. Элегантно…Заявка на стратегическое сотрудничество Китая с Россией А теперь обратим внимание на российско-китайские переговоры в рамках форума. Владимир Путин и Си Цзиньпин уделили много времени двусторонним контактам, и поговорить было о чём. Они даже уединились на прогулке в императорском саду:Агентство «Синьхуа» передавало из Пекина, информируя об этой встрече в верхах: «Развитие и укрепление китайско-российских отношений являются стратегическим выбором двух государств, заявил в воскресенье (14 мая) председатель КНР Си Цзиньпин во время встречи в государственной резиденции Дяоюйтай с президентом России Владимиром Путиным».Си Цзиньпин отметил, что Китай и Россия – добрые соседи, хорошие друзья и надежные партнеры. В условиях сложной и изменчивой международной обстановки Китай и Россия, будучи крупными Державами, проявили чувство ответственности, прилагая усилия к политическому урегулированию «острых» проблем, и сыграли роль «балластного камня» в обеспечении стабильности и мира как в регионе, так и во всем мире.Назвав «развитие и укрепление китайско-российских отношений являются стратегическим выбором двух государств», Си Цзиньпин подчеркнул, что «как бы не изменилась международная ситуация, Китай и Россия должны всемерно обеспечить успешное развитие двусторонних отношений». С тревогой отметил. Нет?Си Цзиньпин также подчеркнул необходимость «усиления стратегического взаимодействия между Китаем и Россией», «совместного содействия непрерывному и стабильному росту глобальной экономики», «мирному решению международных и региональных «острых» проблем», «совершенствованию системы глобального управления».«Обе стороны должны вносить еще больший вклад в поддержание мира и стабильности во всем мире», - отметил он. Это – заявка на стратегическое сотрудничество с Россией уже не только в области торгово-экономических связей? Почему нет? «Евразия стоит мессы»…Си Цзиньпин сказал, что в мае 2015 года Китай и Россия достигли «стратегического взаимопонимания» по сопряжению строительства «Пояса и пути» и Евразийского экономического союза, что получило позитивную реакцию и поддержку со стороны других стран-членов ЕАЭС – и это очень серьезное подтверждение со стороны Пекина. То есть, Китай готов на инициативы сотрудничества с «Евразийским экономическим союзом» (ЕАЭС), в который входят Россия, Казахстан, Беларусь, Киргизия и Армения.Си Цзиньпин заявил, что Китаю и России нужно создавать благоприятные условия для развития Шанхайской организации сотрудничества, охватывающей практически все ведущих государства Азии, и сопряжению строительства «Пояса и пути» и ЕАЭС.Это – стратегический поворот Китая. В Пекине уже увидели «угрозы», и восприняли ШОС, как прообраз системы коллективной безопасности в Азии. Угрозы сегодня – глобальны. И система безопасности требует точно таких же – глобальных – форматов.Заметим также, что в Пекине прежде как-то «спокойно», если не «с прохладцей» поглядывали на российскую линию по воссозданию экономического пространства, в частности, в рамках ЕАЭС, ради развития всех и каждого на территориях тех самых бывших советских республик, для элит которых независимость долгое время была важнее экономического успеха. Теперь и Россия, и Китай говорят этим странам и народам: «Экономический успех – не потеря независимости. Это – общий успех. Слишком много вокруг угроз, и лучше быть вместе». Поняли. Откликнулись.Российско-китайские переговоры. Фото «Синхуа»На переговорах делегаций двух Держав президент России поздравил китайскую сторону с успешным началом работы Международного форума «Один пояс, один путь», отметив его своевременность: «Нам как никогда нужны новые механизмы сотрудничества, раскрытия дверей друг для друга, снятия различных барьеров и препятствий на пути взаимодействия, прежде всего, в сфере экономики», – сказал Владимир Путин, обращаясь к председателю КНР.«Что касается экономики, которая всегда в центре нашего внимания, то нам удалось преодолеть негативные тенденции и добиться за прошлый год увеличения товарооборота на четыре процента, а в первые месяцы этого года – за январь-март текущего года – темпы роста товарооборота составили уже 37 процентов. Что особенно важно и что нас радует – это то, что меняется структура нашего товарооборота. В этой структуре увеличивается доля машино-технической продукции, сельского хозяйства, причём, это потоки – в обе стороны», - отметил президент России.Владимир Путин особо подчеркнул сотрудничество двух Держав в международных делах: что касается сложных международных проблем, «мы здесь всегда плечо к плечу стоим рядом друг с другом, помогаем, поддерживаем друг друга на различных направлениях, и это, безусловно, является очень важным фактором в международных делах, стабилизирует международную обстановку».Как сообщила китайская пресса, главы двух государств на встрече обменялись мнениями по международным и региональным проблемам, представляющим взаимный интерес, в том числе, по ситуации на Корейском полуострове.Владимир Путин: «Прежние модели экономического развития исчерпаны… Мы должны показать мировому сообществу пример»  На пленарном заседании Владимир Путин обратился к собравшимся с речью, в которой отметил видение России как проекта «Пояс и путь», так и ряда международных вопросов и проблем: Фото пресс-службы Президента России- «Мы приветствуем инициативу Китайской Народной Республики «Один пояс, один путь».- «О планах провести столь представительное мероприятие Председатель Си Цзиньпин проинформировал нас ещё в сентябре прошлого года на российско-китайском саммите в Ханчжоу, и мы, безусловно, сразу поддержали это начинание».- «Безусловно, эти планы дают возможности в широком формате обсудить будущее огромного Евразийского континента. Наш континент – это родина великих цивилизаций. Народы с разными культурами и традициями веками жили рядом друг с другом, торговали».- «Необходимо снимать инфраструктурные ограничения для интеграции и создавать систему современных связанных транспортных коридоров. Россия с её уникальным географическим положением готова к такой совместной работе».- «В XXI веке мир сталкивается с очень серьёзными проблемами и вызовами. Многие прежние модели и факторы экономического развития практически исчерпаны».- «Всё более очевидны риски фрагментации глобального экономического и технологического пространства. Протекционизм становится нормой, а его скрытой формой являются односторонние нелегитимные ограничения, в том числе, на поставку и распространение технологий».- «Идеи открытости, свободы торговли сегодня всё чаще отвергаются, причём часто теми, кто совсем недавно выступал их поборником».- «Инфраструктурные проекты, заявленные в рамках ЕАЭС и инициативы «Один пояс, один путь», в связке с Северным морским путём способны создать принципиально новую транспортную конфигурацию Евразийского континента».- «Дисбалансы в социально-экономическом развитии, кризис прежней модели глобализации ведут к негативным последствиям для отношений между государствами, для международной безопасности».- «Бедность, социальная неустроенность, колоссальный разрыв в уровне развития стран и регионов порождают питательную среду для международного терроризма, экстремизма, незаконной миграции».- «Зоны «застарелого противоречия» сохраняются в очень многих местах в Евразии. Чтобы развязать эти узлы, следует, прежде всего, отказаться от воинственной риторики, взаимных обвинений и упрёков, которые лишь усугубляют ситуацию… Нужны свежие, свободные от стереотипов идеи».- «Россия видит будущее Евразийского партнёрства не просто, как налаживание новых связей между государствами и экономиками. Оно должно изменить политический и экономический ландшафт континента, принести Евразии мир, стабильность, процветание, принципиально новое качество жизни».- «Мы должны показать мировому сообществу пример совместного, новаторского конструктивного будущего, основанного на справедливости, равноправии, уважении национального суверенитета, на нормах международного права и незыблемых принципах Организации Объединённых Наций».- «Считаю, что сложение потенциалов таких интеграционных форматов, как ЕАЭС, «Один пояс, один путь», Шанхайская организация сотрудничества, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии способно стать основой для формирования большого Евразийского партнёрства. Именно с таким подходом мы считаем возможным рассматривать повестку дня, предложенную сегодня Китайской Народной Республикой».- «Необходимо снимать инфраструктурные ограничения для интеграции и, прежде всего, создавать систему современных связанных транспортных коридоров. Россия с её уникальным географическим положением готова и к такой совместной работе».- «Если смотреть шире, инфраструктурные проекты, заявленные в рамках ЕАЭС и инициативы «Один пояс, один путь», в связке с Северным морским путём способны создать принципиально новую транспортную конфигурацию Евразийского континента, а это ключ к освоению территории, оживлению экономической и инвестиционной активности. Давайте вместе прокладывать такие дороги Развития и Процветания».- «Россия видит будущее евразийского партнёрства не просто как налаживание новых связей между государствами и экономиками. Оно должно изменить политический и экономический ландшафт континента, принести Евразии мир, стабильность, процветание, принципиально новое качество жизни».- «Нашим гражданам нужны очень понятные вещи: безопасность, уверенность в завтрашнем дне, возможность трудиться и повышать благосостояние своих семей. Обеспечить им такие возможности – наш общий долг и общая ответственность. И в этом отношении большая Евразия – это не абстрактная геополитическая схема, а, без всякого преувеличения, действительно цивилизационный проект, устремлённый в будущее. Уверен, действуя в духе сотрудничества, мы его обязательно реализуем».Смотрите, Владимир Путин говорит о «большой Евразии» и об «уверенности в завтрашнем дне», о «кризис прежней модели глобализации» и о «рисках фрагментации глобального экономического и технологического пространства», о том, что «зоны застарелого противоречия сохраняются в очень многих местах в Евразии», и о готовности Россия к совместной работе на гигантском материке.Мы в России любим Большие Цели, и умеем их реализовывать. В постсоветское время жизнь «без Целей» уже многим в стране стала скучной. Как говорил мне старый друг, очень успешный предприниматель: «Я не могу съесть три обеда». Многие ждали… «Слова».И вот, президент России формулирует целый ряд идей, совокупность которых может самым позитивным образом повлиять на состояние умов той части нашего общества, которая соскучилась по созидательной работе во имя Больших Задач. Этого ждали.И вот, что сказал о проекте «Пояс и путь» на пресс-конференции Владимир Путин: «В так называемых кулуарах, естественно, мы обсуждали с коллегами, давали оценки тому, что происходит здесь, в Пекине. Практически все, хочу это подчеркнуть, практически все говорили следующее: в условиях, когда в крупнейших ведущих центрах – политических и экономических – мы наблюдаем растущее количество элементов неопределённости (скажем, в Соединённых Штатах продолжается, как мы видим, острая внутриполитическая борьба, что создаёт определённую нервозность не только в политике, но и в экономике; в Европейском сообществе все с тревогой наблюдают за тем, что будет с Брекзитом, как он будет проходить, какие будут результаты; да и внутри Евросоюза, вы знаете, много ещё проблем в страновом измерении), конечно, безусловно, очень востребованы сигналы, которые бы давали надежду на какую-то стабильность. И в этом смысле китайская инициатива очень своевременна и полезна».Да, всем нам нужна уверенность в завтрашнем дне: «Большая Евразия – это не абстрактная геополитическая схема, а, без всякого преувеличения, действительно Цивилизационный проект, устремлённый в Будущее».«Шелковый путь» требует «политического взаимопонимания» Часть дискуссии на форуме «Пояс и путь» была посвящена интересной теме, как назвало её агентство «Синьхуа», «активизации политических контактов и консультаций». В мероприятии приняли участие около 360 высоких гостей форума, представляющих более чем 70 стран и 40 международных организаций.Глава Государственного комитета по делам развития и реформ Китая Хэ Лифэн сказал, что «политические контакты и консультации представляют собой основу для углубления прагматичного сотрудничества между разными сторонами, а также важную гарантию реализации инициативы “Пояс и путь”».Китайские товарищи хорошо понимают, как сегодня подвергся трансформации работавших весь ХХ век постулат: «Политика есть концентрированное выражение экономики». В условиях сегодняшнего кризиса политические власти так давят на производственников, лишая их инициативы по политическим же мотивам (санкции против России – тому пример), что даже мощный германский бизнес не в состоянии перебороть свое руководство в Берлине ради выгодных контрактов в Москве. Санкции – типично политическая инициатива. Ущерб велик, но, в данном случае, на упущенную прибыль внимания во властных кабинетах не обращают. Политика – впереди экономики: «А денег мы и сами напечатаем».Так что, китайский ход – «в экономику через политику» – вполне себя в сегодняшней ситуации оправдывает. И Хэ Лифэн не просто так говорит о том, что «серьезное внимание должно быть уделено стыковке стратегий и программ развития, механизмов и площадок, а также конкретных проектов», обращаясь, прежде всего, к политикам. Он ждет от политиков реакции – «а надо бы ли тратиться на «тупиковые» программы?» Политики в ответ молчат и хотят денег, но – связаны санкциями и обязательствами…В ходе форума, кстати, немецкий бизнес себя показал более настойчивым, чем в «русском вопросе». Германия устами своих представителей призвала Китай расширить доступ немецких предприятий к китайскому рынку. Министр экономики ФРГ Бригитте Циприс (Brigitte Zypries) сказала прессе: «Мы хотели бы видеть конкретные шаги китайского правительства, касающиеся свободной торговли и доступа немецких предприятий на китайский рынок». Посмотрим, как у них дело пойдет на этом «треке».А, в целом, в ходе дискуссии много было сказано «за свободную торговлю» и «против протекционизма». Эта тема у многих теперь – больная: чтобы поднять производство, нужны новые рынки.Показателен латиноамериканский вектор «Пояса и пути», который выходит далеко за границы собственно Евразии. Здесь китайцы увидели ещё один маршрут «Нового шелкового пути» – через Тихий океан в Латинскую Америку. И назвали это «Морской Шелковый путь XXI века».Президент Межамериканского банка развития Луис Альберто Морено прокомментировал это так: «Инициатива «Пояс и путь» создала более благоприятные условия для укрепления сотрудничества стран региона с Китаем. Это касается не только инфраструктуры, или беспрепятственной торговли, или политической прозрачности, или устойчивого развития и рыночных норм. Более важно то, что она распространяется и на тех людей, которые были оттеснены на периферию международной торговли. Можно сказать, что «Пояс и путь» дал им возможность получить выгоду».Для не слишком богатых стран Южной Америки китайский проект – это своеобразная «палочка-выручалочка» как в кризис, так и, наверняка, – на будущее. И они эту палочку упускать не хотят – в канун форума Азиатский банк инфраструктурных инвестиций объявил, что его Совет управляющих утвердил присоединение к банку семи новых членов, в том числе – Чили и Боливии.Так что, «Пояс и путь» будет прирастать «не Азией единой».Вопрос сопротивления мировых финансовых кланов новому глобальному проекту даже не обсуждается…

07 апреля, 21:45

В мире: Удар по Сирии в момент встречи Трампа и Си Цзиньпина не является совпадением

Попытка унизить – или знак уважения? Востоковеды обсуждают, как именно воспринял Китай тот факт, что сенсационный удар ракетами «Томогавк» по Сирии США предприняли именно в тот момент, когда лидер КНР встречался с Дональдом Трампом. В чем они солидарны – это точно не было случайным совпадением. «Наш президент сообщил о происходящем китайскому лидеру в тот момент, когда удары наносились», – заявил журналистам в пятницу официальный представитель Белого дома, которого цитирует ТАСС. Трамп, принимающий председателя КНР Си Цзиньпина «на своем поле», за ужином просто сообщил китайскому гостю, что «предпринимается эта акция», и пояснил, «что ей предшествовало». Си оказался первым из мировых лидеров, которого Трамп поставил в известность о ракетной атаке на сирийскую базу Шайрат – причем сделал это лично. При этом позиция Пекина известна, и она не менялась. О ней в пятницу напомнил официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин: КНР уважает выбор сирийского народа, сделанный в пользу Башара Асада. Сами американо-китайские переговоры, начатые накануне в поместье Трампа «Мар-а-Лаго» во Флориде, президент США назвал «замечательными». Трамп заявил, что встреча с Си Цзиньпином позволила продвинуть вперед отношения Вашингтона и Пекина. С другой стороны, еще в конце марта Трамп анонсировал встречу с лидером КНР как очень сложную. А накануне прилета Си во Флориду США озвучили список жестких требований к Китаю – как экономических, так и политических. В частности, Вашингтон заранее дал понять, что не откажется от размещения ПРО в Южной Корее, что крайне нервирует Китай. Атака на Сирию, пришедшаяся на финал ужина Трампа и Си, оказалась как нельзя кстати. Демонстрация мощи и создание барьера «Трамп попытался показать, что США сохраняют свои позиции. Вопрос – специально ли к встрече с Си Цзиньпином приурочен этот удар, или были какие-либо иные причины. Это важный вопрос, ответ на который хотелось бы знать», – отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД директор Центра экономических и социальных исследований Китая, замдиректора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский. Трамп специально объявил об атаке именно в период визита Си Цзиньпина, – считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин, указывающий на это в публикации портала Defence.Ru. Президент США «дал понять Си Цзиньпину, кто в доме хозяин, и тем самым диктовать условия на переговорах», – полагает Островский. Таким образом, подчеркивает собеседник, новый американский лидер намерен создать барьер на пути претензий Пекина. Эксперт сравнивает поведение Трампа с поведением Гарри Трумэна – в 1945 году президент США сообщил Сталину о бомбе, сброшенной на Хиросиму. Советский же лидер сделал вид, что не понял, о чем идет речь. Китай, по мнению Кашина, воспримет атаку на Сирию в момент визита Си как преднамеренное унижение. Китайцы «сделают хорошую мину», а «потом отомстят». Такое демонстративное бравирование силой грозит похоронить наметившееся улучшение отношений с Китаем. Но существует мнение, согласно которому Трамп ведет более тонкую игру. Демонстрация уважения и создание безвыходной ситуации «Трамп показал свое уважение к Китаю, сообщив новость именно лидеру Китая, а не лидеру какой-либо из своих стран-союзниц», – полагает профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Маслов. Послание, связанное с бомбардировкой Сирии, связано с политикой Трампа в отношении Азии вообще, а не только по отношению к Ближнему Востоку, отметил востоковед в беседе с газетой ВЗГЛЯД. Маслов отмечает: если немного «отмотать назад», то можно обратить внимание, что буквально неделю назад в интервью газете Financial Times Трамп по сути дела поставил Китай в безвыходную ситуацию. «Он сказал буквально следующее: господин Си должен помочь нам с Северной Кореей, иначе наш ответ будет unilateral – «односторонним», – полагает эксперт. – Сначала был намек на то, что Китай должен сильнее нажать на КНДР. Китай не отреагировал на это более активным образом, как показалось Трампу», – отмечает Маслов. Бомбардировкой Сирии американцы показывают, что нечто подобное может произойти и в регионе Восточной Азии, считает собеседник. «Именно поэтому Трамп первым сообщил эту новость именно Си Цзиньпину», – делает вывод он. С точки зрения собеседника, речь идет сугубо о двусторонних отношениях Вашингтона и Пекина. В данном случае Трамп вообще не принимал во внимание позицию Москвы. Россия вне повестки? «Представление о том, что Трамп пытается вбить клин между Россией и Китаем или «притянуть» Китай к США – несколько упрощенный взгляд», – отмечает Маслов. Для Трампа сегодня российская повестка не очень важна, или как минимум не первостепенна, полагает собеседник. «Более важна сугубо китайская повестка», – считает он. Главный вопрос в отношениях с Китаем, по мнению Маслова, это разделение зон ответственности в мире. Это касается и военной сферы, и торговых отношений. Но, добавляет Маслов, Трамп сделал «несколько несуразных шагов» как во время предвыборной гонки, так и сразу после выборов. «Тогда он в основном озвучивал мнение ультраправых китаистов – своих советников. Они убеждали, что Китай является основной экономической и даже военной угрозой для США. В результате по сути это возвело непреодолимый барьер между Трампом и Си Цзиньпином», – поясняет собеседник. Так было в январе-феврале. Но потом, отмечает Маслов, президент США изменил саму систему подхода к Китаю. Два шага навстречу Китаю Во-первых, китаисты-фундаменталисты были отключены от принятия экспертных решений, указывает Маслов. В основном связи между китайской стороной и Трампом идут через зятя Трампа Джареда Кушнера и вообще семейных связей Трампа, указывает Маслов. По сведениям New York Times, именно Кушнер (который уже достаточно давно налаживает бизнес-контакты с деловыми кругами Китая) был инициатором встречи Трампа и Си во Флориде. Зять нового президента рассматривается в Пекине как прагматик и перспективный партнер. Во-вторых, Трамп, казалось бы, вынужденно, признал идею «одного Китая», отмечает Маслов. Ранее, в рамках демонстрации «жесткости» по отношению к Пекину, Трамп демонстрировал готовность более тесно сотрудничать с Тайванем. Но состоявшийся в феврале первый телефонный разговор лидеров КНР и США стал ходом Трампа навстречу Китаю. «Это был «кивок» в сторону Си Цзиньпина. Но был и показательный момент: после телефонного разговора в американском и китайском пресс-коммюнике имелись расхождения, – отмечает Маслов. – В американском коммюнике было сказано: господин Трамп согласился с политикой «одного Китая» по просьбе Си Цзиньпина. В китайском коммюнике слов «по просьбе» не было. США показали, что они пошли навстречу Китаю». Особых плюсов по итогам встречи Трампа и Си ждать не придется – учитывая реальное состояние отношений Вашингтона и Пекина, считает Андрей Островский. «По логике вещей они не должны договориться ни о чем, – предполагает эксперт. – Ни по корейскому вопросу, ни по Южно-Китайскому, ни по попыткам Трампа ограничить объем экспорта и объем китайских инвестиций в Америку». Но, вне зависимости от итогов встречи, Трамп уже продемонстрировал, «кто в доме хозяин». Впрочем, вряд ли Пекин считает Поднебесную и в целом восточноазиатский регион частью американского «дома». Теги:  Китай, Россия и Китай, США и Россия, Си Цзиньпин, Атака на Сирию, Дональд Трамп, США и Китай

28 февраля, 12:20

Scofield: Война систем. Гонконг, КНР и Германия

Выборы главы администрации Гонконга состоятся 26 марта 2017 года . В последнее время распространились слухи о том, что законодательный орган КНР Национальный народный конгресс (NPC), который находится под контролем Чжан Дэцзяна, политического конкурента китайского лидера Си Цзиньпина, намерен вмешаться в важный судебный процесс в Гонконге. … Чжан Дэцзян, являющийся также куратором Гонгонга, создал большие проблемы в городе. В 2014 году «Белая книга» о Гонконге, выпущенная NPC под руководством Чжана, вызвала сильные протестные настроения в Гонконге, породившие «зонтичную революцию» . По словам источника, Си «теряет терпение» по отношению к гонконгским богачам и должностным лицам, которые продолжают поддерживать фракцию Цзяна, включая лидера Гонконга Лян Чжэньина. Epoch Times ранее сообщали о том, что Си не допустит, чтобы Лян сохранил свои полномочия ещё на один срок . Обострение ситуации уже началось...

09 февраля, 07:51

Нестабильная стабильность: экономические итоги Китая в 2016 году

Эта статья является завершающей в цикле обзоров развития экономики Китая в 2016 году. Предыдущие статьи: «Куда качнется маятник: об экономических итогах первого квартала в Китае», «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L», «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Завершившийся 2016 год вопреки громко звучавшим, многочисленным прогнозам разных экспертов и аналитиков не стал ни годом краха, ни годом «жесткой» посадки» китайской экономики, но он также не стал и годом коренного перелома в ее состоянии. Экономический рост есть, но его темпы продолжили снижаться, а его качество вызывает беспокойство. Многочисленные вызовы, риски и трудности по-прежнему сохранились. На смену одним проблемам пришли другие. Нынешнему переходному этапу экономического урегулирования пока не видно конца, и 2016 год явно не стал его последним годом. События на экономическом фронте приняли характер затяжной позиционной войны. Победа в ней будет решаться не в одном сражении, а определяться тем, хватит ли имеющихся ресурсов и запаса прочности, умения и политической воли грамотно ими распорядиться, чтобы лозунг о «новой норме» китайской экономики перестал бы быть просто лозунгом, а превратился в экономическую реальность. Пока же исход не очевиден, ситуация будет оставаться «шаткой» и неопределенной. Напомним, что в конце 2015 года ежегодное Центральное экономическое совещание назвало в качестве приоритетов экономической политики Китая на 2016 год решение пяти задач: преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев» (проблемы экологии, узких мест социальной сферы и т. д.). Они подразумевали проведение структурных реформ в экономике страны, которые в обобщенном виде были названы Си Цзиньпином «реформой экономики предложения». Эти преобразования предполагалось осуществлять одновременно с установкой «продвигаться вперед в условиях стабильности», что в первую очередь предполагало стабилизацию экономического роста. Получилась двуединая задача: с одной стороны реформы, с другой – стабильный рост. Конкретный экономический курс балансировал между двумя этими полюсами, колеблясь то в ту, то в другую сторону. ВВП Формально количественные ориентиры, на 2016 год в основном были достигнуты. Правда, по сравнению с 2015 годом экономика замедлилась еще на 0,2 п. п., но замедление имело плавный характер, степень управляемости оставалась высокой. Темпы роста удалось удержать в «разумном диапазоне». Прирост ВВП по году составил 6,7%, то есть вписался в установленный интервал 6,5%-7%. В поквартальной разбивке в 1-3 кварталах он был на уровне 6,7%, в 4 квартале даже поднялся до 6,8%, оказавшись вровень с последним кварталом 2015 года. По секторам экономики приросты составили: в агропромышленной сфере - 3,3%, в промышленности и строительстве – 6,1%, сфере услуг – 7,8%. Тенденция к увеличению в структуре ВВП удельного веса отраслей услуг сохранилась, он увеличился на 1,4% до уровня 51,6%, доли промышленности и сельского хозяйства соответственно уменьшались. В качестве основных движущих сил роста в 2016 году выступали внутренние источники: инвестиции, рынок недвижимости и потребление. Инвестиции Общий объем инвестиции в основной капитал в 2016 году составил 59,65 трлн. юаней с приростом 8,1% по году (в 2015 году - +10,1%). Векторы инвестиционной активности в различных секторах были неодинаковыми и разнонаправленными. Темпы прироста инвестиций в объекты инфраструктуры поднялись по сравнению с 2015 годом на 0,2% и составили 17,4%. Их доля в суммарном объеме инвестиций возросла с 18,3% до 20%. Динамика частных инвестиций наоборот существенно снизилась, с 10,0% до 3,2%. Пик падения пришелся на середину года, когда месячные приросты уходили на отрицательную территорию. Предпринимавшиеся во второй половине года попытки выправить ситуацию, в том числе путем принятия новых постановлений о поддержке частного предпринимательства, принесли некоторый эффект, но полностью восстановить ситуацию не удалось. Удельный вес частных инвестиций в общем объеме инвестиций в основной капитал сократился с 64,2% в 2015 году до 62,2%. В секторе недвижимости инвестиционная активность восстанавливалась. Уже в начале года удалось прервать резкий спад темпов роста инвестиций в недвижимость, который наблюдался в 2015 году, когда этот показатель снизился с 10,5% до 1%. В апреле 2016 года показатели достигли годового максимума - 7,2%. После некоторого «проседания», начиная с сентября, они опять пошли вверх и в целом за год составили 6,9%. В стоимостном выражении инвестиции в недвижимость в 2016 году достигли 10,258 трлн. юаней, что составило 17,2% от общего объема инвестиций, и примерно соответствовало уровню 2015 года (17,4%). Фактически не изменилось также соотношение между вложениями в различные виды недвижимости. В 2016 году, как и в 2015 году, более 67% инвестиций направлялось в жилую недвижимость. Темпы промышленного роста Сохранение достаточно высокой степени инвестиционной подпитки способствовало стабилизации темпов промышленного роста. Показатель прироста добавленной стоимости в промышленности составил 6,0% (в 2015 году – 6,1%). Рост был достаточно ровным: в 1 квартале – 5,8%, в 2-4 кварталах – 6,1%. Возобновилось увеличение промышленного энергопотребления. За год оно возросло на 2,9% (в 2015 году наблюдалось сокращение на 1,4%). Некоторое усиление спроса привело к росту индекса отпускных цен производителей (PPI). Месячные значения PPI до августа были отрицательными (54 месяца подряд), но с сентября вышли на положительную территорию. Приросты значения PPI в октябре – декабре соответственно были на уровнях 1,2%, 3,3%, 5,8%. Однако отпускные цены производителей росли в основном благодаря подъему цен на сырьевые товары (уголь, нефть) и промышленную продукцию первичного передела (сталь, цветные металлы). В целом улучшилось финансовое состояние предприятий. Темп роста прибыли в промышленности по году составил 8,5% (в 2015 году прибыли в промышленности сократились на 2,3%). В отраслевом разрезе следует отметить сохранение тенденции к опережающему развитию высокотехнологичных производств (+10,8%). Производство электромобилей возросло на 58,5% (455 тыс. шт.), промышленных роботов – на 34,3% (72,42 тыс. шт.), смартфонов – на 12,1% (157,5 млн. шт.). Рынок недвижимости Существенное влияние на экономическую ситуацию оказывало оживление рынка недвижимости, после спада, который он переживал в 2014-начале 2015 годов. Притоку средств на него в значительной мере способствовало «схлопывание» пузыря на фондовом рынке, где объем сделок на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах сократился более чем на 50%. В результате значительные объемы средств, в том числе с чисто спекулятивными целями, устремились на рынок недвижимости. Интересы спекулянтов в какой-то момент совпали с целями правительства, которое в 2015 году, пытаясь не допустить чрезмерного охлаждения рынка, отменило ранее введенные ограничения на нем. В результате получилась схема: один пузырь лопнул, другой начал надуваться. Наметившая еще во второй половине 2015 года тенденция к увеличению объема продаж, в 2016 году не только сохранилась, но еще более усилилась, охватив ряд крупных городов страны. Особенно быстрый восстановительный рост отмечался в январе- апреле 2016 года, когда объемы продаж, как по площади, так и в стоимостном выражении увеличились соответственно на 36,5% и 55,9%. В дальнейшем показатели начали плавно снижаться, но в целом продолжали оставаться на высоком уровне. По году объем сделок с коммерческой недвижимостью составил 11,7627 трлн. юаней (+34,8%), было реализовано в общей сложности 1,573 млрд. кв. м недвижимости (+22,5%). Вместе с тем подъем рынка носил неравномерный характер. Ажиотажный спрос на недвижимость наличествовал только в городах «первой и второй линий», тогда как в средних и малых городах он оставался слабым, излишки недвижимости не только не сокращались, но, наоборот увеличивались. В этих условиях власти были вынуждены проводить дифференцированную политику, охлаждая спрос в крупных городах и поддерживая его в малых. В начале октября в ряде крупных городов Китая были восстановлены отмененные ранее ограничения на приобретение второго и последующего жилья, ужесточены условия выдачи жилищных кредитов (в основном путем повышения размера первичного взноса). Хотя эти меры в последние месяцы года не успели оказать радикального влияния на состояние рынка, ожидается, что в течение 2017 года они постепенно приведут к его охлаждению и снизят как объемы продаж, так и темпы роста цен, что подтверждается первыми еще отрывочными данными по состоянию рынка в январе 2017 года. Потребление Важной движущей силой экономического развития в 2016 году продолжало оставаться потребление. Вклад расходов на конечное потребление в экономический рост по году составил 64,6% (в 2014-2015 годах эти показатели соответственно равнялись 47,8% и 59,7%). Вместе с тем темпы роста продаж на потребительском рынке, как и в предшествующие годы, продолжали сокращаться. В прошлом году по сравнению с 2015 годом они уменьшились на 0,3 п. п. до 10,4%. В поквартальной разбивке: 1 квартал – 10,3%, 2 квартал – 10,2%, 3 квартал – 10,5%, 4 квартал – 10,6%. Правительство стремилось поддержать рост потребления стимулирующими мерами. В частности, введенное им льготное налогообложение на продажу автомобилей с объемом двигателя до 1,6 л позволило увеличить объемы продаж автомобилей на 10,1% (в 2015 году – 5,3%). В количественном выражении рост составил 13,7% (28 млн. шт.). Особенно быстро росла реализация автомобилей с гибридными и электродвигателями, которых было реализовано 320 тыс. шт. (+84%), в том числе электромобилей – 240 тыс. шт. (+116%) Оживление на рынке недвижимости поддержало спрос на мебель (+12,7%), строительные и отделочные материалы (+14%). Как и во все последние годы продолжала сохраняться тенденция к опережающему росту интернет продаж товаров и услуг. В прошлом году их общий объем превысил 5,15 трлн. юаней (+26,2%), что составило 12,6% от товарооборота. По отдельным категориям товаров этот показатель был существенно выше, в том числе по продуктам питания – 28,5%, одежде – 18,1%, товарам повседневного спроса – 28,8%. Наблюдался взрывной рост интернет платежей, которые использовали 469 миллионов пользователей (+31,2%) как при совершении онлайн покупок, так и для оплаты товаров и услуг в обычных магазинах и других предприятиях сферы обслуживания. Внешняя торговля Относительная стабилизация секторов внутренней экономики контрастировала с ситуацией во внешней торговле, которая сокращалась второй год подряд, что явилось для Китая ситуацией беспрецедентной. В 4 квартале помесячная динамика была неровной: в октябре и декабре показатели товарооборота и экспорта сокращались, в ноябре впервые с марта был зафиксирован рост. В тоже время наметилась тенденция к увеличению стоимостных объемов импорта, которые росли два месяца подряд (ноябрь и декабрь) соответственно на 6,2% и 3,1%, что было обусловлено повышением цен на ряд сырьевых и промышленных товаров на международном рынке. В целом по году объем внешней торговли (в долларах США) уменьшился на 6,8% (3684,9 млрд. долл.), экспорта – на 7,7% (2097,4 млрд. долл.), импорта – на 5,5% (1587,5 млрд. долл.). Положительное сальдо составило 509,9 млрд. долл. и сократилось по сравнению с 2015 годом на 84 млрд. долл. Таким образом, начавшийся в 2015 году спад в экспорте (минус 2,9%) не только не был преодолен, но еще более углубился. Девальвация юаня помогла отчасти смягчить этот удар по экспортерам. В юанях экспорт сократился лишь на 2%, но в тоже время стоимостные объемы импорта, увеличились на 0,6%. Негативное влияние на экспорт оказывало возросшее число случаев применения за рубежом защитных мер в отношении китайских товаров. В 2016 году защитные меры использовались 119 раз в 27 странах (в 2015 году количество таких случаев составило 87). Наиболее часто объектами разбирательств была продукция черной металлургии (49 случаев в 21 стране), химические товары, а также изделия легкой промышленности. Объемы торговли с наиболее крупными торговыми партнерами сократились. В частности, товарооборот с ЕС уменьшился на 3,1%, с США – на 6,7%, АСЕАН - на 4,2%, Японией - на 1,3%, с Кореей - на 8,5%, Тайванем – на 4,2%, Австралией – на 5,3%. Перспективы на 2017 год выглядят весьма туманно и не очень обнадеживающе. На состоявшемся в конце декабря годовом совещании в Министерстве коммерции КНР сложившаяся обстановка характеризовалась как «сложная и тяжелая». Каких-либо индикативных ориентиров на 2017 год определено не было, единственной задачей остается добиться прекращения падения и стабилизации экспорта. На экспертном уровне почти в один голос говорят, что спад во внешней торговле в 2017 году продолжится. В частности, по мнению Прогнозного Центра Академии Наук КНР, объем внешней торговли может еще сократиться примерно на 5%, а экспорта – на 6%. Торговля между Россией и Китаем На фоне кризисных явлений во внешней торговле итоги торговли между Россией и Китаем, на первый взгляд, смотрятся отнюдь не плохо. В октябре-декабре помесячные показатели объемов оборота росли (соответственно 1,5%, 16,4%, 7,8%). Экспорт Китая увеличивался в ноябре и декабре на 26,1% и 9,4%. Российские поставки в Китай показывали положительную динамику в октябре-ноябре (6,8% и 6,4%), но в декабре все-таки ушли в минус, сократившись на 7,6%. В этих условиях говорить об окончательном преодолении фазы стагнации и полноценном начале периода восстановительного роста, пожалуй, все-таки еще рано. База для восстановления двусторонней торговли остается очень слабой. Это подтверждается разнонаправленностью годовых показателей: объем двустороннего оборота вырос на 2,2% (69,52 млрд. долл.), экспорт Китая в Россию увеличился на 7,3% (37,30 млрд. долл.), поставки из России в Китай, несмотря на рекордный объем нефтяного экспорта (52,48 млн. т) уменьшились на 3,1% (32,22 млрд. долл.). Тем не менее, можно предположить, что основным трендом 2017 года станет постепенное восстановление объемов двусторонней торговли, темпы которого, как представляется, не будут слишком высокими. Кредитно-денежная политика  Кредитно-денежная политика  в 2016 году оставалась по преимуществу умеренно-мягкой и преследовала цель поддержать стабилизацию роста. Сохранялся высокий уровень кредитной экспансии. Общий объем выданных в 2016 году кредитов в национальной валюте составил рекордную сумму 12,65 трлн. юаней, что на 925,7 трлн. юаней больше по сравнению с 2015 годом. Рост продаж недвижимости и по преимуществу слабая инвестиционная активность предприятий, привели к изменениям в структуре заемщиков. На кредиты домохозяйствам пришлось 50% от их общего объема (6,35 трлн. юаней), кредиты нефинансовым предприятиям 48,2% (6,1 трлн. юаней). В 2015 году это соотношение соответственно равнялось 33% и 63%, произошло также уменьшение кредитования предприятий в стоимостном выражении на 1,28 трлн. юаней. Денежное предложение по-прежнему было высоким. Показатель денежной массы М2 на конец 2016 года достиг 155,01 трлн. юаней (+11,3%) и более чем в два раза превосходил объемы ВВП (без изменений к 2015 году), что беспрецедентно для крупных экономик мира. Темп роста показателя М2 по сравнению с 2015 годом уменьшился на 2%. Показатель М1 в конце года составил 48,66 трлн. юаней (+21,4%) Темп роста по сравнению с 2015 годом увеличился на 6,2%. Высокие приросты показателя М1, которые в середине года достигали 24,6%, называют здесь «ловушкой ликвидности», свидетельствующей о сохраняющемся низким уровне инвестиционной уверенности предприятий и отражающей спекулятивную активность на части товарных рынков, а также рынке недвижимости. Политика валютного курса Политика валютного курса в конце года в целом соответствовала имевшимся прогнозам и ожиданиям. Развод с долларом продолжился. НБК в основном придерживался установленного им еще в первой половине года порядка определения валютного курса (средний курс юаня = курс вечерней биржевой сессии в предшествующий день с поправкой на колебания курсов корзины валют; при дневном интервале не более 2% в ту или иную сторону в ходе самих торгов). Сразу после окончания «золотой недели» в октябре на фоне роста валютного индекса доллара юань опять стал дешеветь к нему и этот процесс с короткими замедлениями продолжался до конца года. Курс юаня к доллару последовательно «пробил» отметки 6,7, 6,8, 6,9, 6,95 юаня за доллар и ближе к концу декабря начал вплотную приближаться к рубежу 7 юаней за доллар. Представители НБК, комментируя эту тенденцию, неоднократно заявляли о том, что «не юань обесценивается к доллару, а доллар растет в отношении юаня». Определенную логику в таких утверждениях, найти можно. За 4 квартал валютный индекс юаня (CFETS) не только не уменьшился, но даже несколько подрос. Если в конце сентября он составлял 94,07, то в конце декабря был на отметке 94,83, то есть поднялся на 0,8%. Это основной аргумент НБК в пользу тезиса о «базовой стабильности юаня», иными словами, как и все основные валюты, юань снижался к доллару, но это снижение было менее глубоким. При этом скромно замалчивалось, что более жесткой привязке к корзине валют НБК стал следовать только в последние месяцы года, тогда как до этого показатели CFETS по большей части снижались. В целом за год валютный индекс юаня снизился более чем на 6% с 100,94 на 31 декабря 2015 года до 94,83, то есть не намного меньше, чем курс юаня к доллару (6,8%), который в последний день года был на отметке 6,937 юаня, за доллар. Юань подешевел также к евро и японской иене соответственно на 3% и 10,6%. Итоги экспериментов в курсовой политике в 2015-2016 годах выглядят весьма неоднозначно. Девальвация, даже достаточно глубокая (с 11 августа 2015 года по конец 2016 года курс юаня к доллару снизился на 13,4%), панацеей для китайской экономики явно не стала. Она отчасти помогла экспортерам сократить в юаневые потери экспортной выручки, но не привела к кардинальному улучшению ситуации во внешней торговле. Процесс интернационализации юаня замедлился и даже в некоторой степени обратился вспять. Это отчетливо проявилось в сокращении расчетов в юанях по торговым операциям (товарная торговля и торговля услугами). Объемы таких операций неуклонно росли в последние годы, но в 2016 году они сократились на 27,7% с 7,23 трлн. юаней до 5,23 трлн. юаней. В отношении дальнейших перспектив курса юаня в целом есть понимание, что девальвационный тренд в 2017 году будет сохраняться. Большинство аналитиков склонно полагать, что к концу нынешнего года юань будет где-то на уровнях 7,2-7,3 юаня за доллар. В тоже время существует очень большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего плана, которые затрудняют долгосрочное прогнозирование валютного курса, превращая его в определенной степени в гадание на кофейной гуще. Анализируя ситуацию, все больше приходишь к выводу, что если поначалу девальвация имела «преднамеренный» характер, то теперь она преимущественно становится вынужденной. НБК, как видится, будет продолжать политику все большей ориентации на корзину валют и стремиться поддерживать базовую стабильность юаня по отношению к ней. В тоже время регулятор хотел бы сохранить себе свободу рук. Шагом в этом направлении стало изменение в конце декабря структуры корзины валют, на основе которой рассчитывается валютный индекс юаня (CFETS). В нее были включены дополнительно 11 валют, в том числе южноафриканский ранд, корейская вона, динар ОАЭ, саудовский реал, венгерский форинт, польский злотый, датская крона, шведская крона, норвежская крона, турецкая лира, мексиканский песо. Состав корзины валют увеличился с 13 до 24 валют. Одновременно доля доллара США в ней снизилась с 26% до 22%. На практике это может означать, во-первых, что при росте индекса доллара его влияние на соответствующий показатель CFETS уменьшится. Во-вторых, в условиях снижения курса юаня к доллару включение новых валют, некоторые из которых являются неустойчивыми, расширяет диапазон колебаний корзины, что облегчает поддержание относительной стабильности юаня к ней. В целом можно предположить, что сам механизм определения курса может еще изменяться, но общая направленность на постепенный развод с долларом вряд ли претерпит существенные изменения. Отток капитала Девальвация придала дополнительную остроту проблемам оттока капитала и сокращения валютных резервов. Сам отток капитала был порожден, конечно, более фундаментальными причинами, связанными с изменением мировых трендов перелива капитала, но дополнительным фактором, побуждающим инвесторов уходить из юаневых активов, девальвация, безусловно, стала. О масштабах оттока капитала дает представление размер отрицательного сальдо банковских операций с валютой. За год оно составило 337,7 млрд. долларов. В поквартальной разбивке оно формировалось следующим образом: в 1 квартале – 124,8 млрд. долларов, во 2 квартале – 49 млрд. долларов, в 3 квартале – 69,6 млрд. долларов, в 4 квартале – 94,3 млрд. долларов. Одновременно сокращение притока в страну иностранной валюты обусловило уменьшение расходов НБК на ее покупку. В 2016 году они снизились на 2,9 трлн. юаней, тогда как в 2015 году аналогичное снижение составляло 2,2 трлн. юаней. Крупные интервенции НБК на валютном рынке с целью придать снижению курса юаня по возможности плавный характер привели к ощутимому сокращению валютных резервов. В целом за год резервы снизились примерно на 320 млрд. долларов, в конце декабря они составили 3010,5 млрд. долларов. По кварталам снижение выглядело следующим образом: 1 квартал – 117,7 млрд. долларов; 2 квартал - 7,34 млрд. долларов; 3 квартал – 38,77 млрд. долларов; 4 квартал – 155,58 млрд. долларов. Хотя стратегическую отметку в 3 трлн. долларов в 2016 году удалось удержать, тем не менее, постоянное «таяние» валютной подушки безопасности вызывает здесь растущее беспокойство. В январе 2017 года валютные резервы Китая уменьшились еще на 12,3 млрд. долларов и опустились до 2998,2 млрд. долларов. Власти отреагировали на возникшую ситуацию. В ноябре Госсоветом было дано поручение, строже контролировать инвестиции китайских предприятий за рубеж, особенно при вложениях в непрофильные активы, а также в тех случаях, когда капитал дочерних зарубежных компаний значительно превышает капитал материнских. Параллельно НБК начал усиливать надзорные меры за движением средств по капитальным и текущим счетам. В СМИ оживленно обсуждался вопрос о возможности сокращения годовых квот покупки валюты гражданами (50 тысяч долларов). Однако пойти на этот шаг власти все-таки не решились, ограничившись усложнением формальностей, связанных с реализацией этого права. Административная кампания «закручивания гаек» приобрела такие масштабы, что стала вызывать озабоченность иностранных предприятий потерять свои права на перевод за рубеж прибылей. Представители НБК, Государственного управления валютного регулирования, Министерства коммерции были вынуждены выступать со специальными разъяснениями, чтобы успокоить иностранных инвесторов. В декабре удалось сбить волну китайских инвестиций за рубеж. Объемы зарубежного инвестирования по месяцу в годовом исчислении упали сразу на 39,4%. По-видимому, чрезвычайные меры в области валютного контроля будут продолжать действовать и в 2017 году. В январе Государственное управление валютного регулирования опубликовало специальное «Уведомление», которое содержит набор дальнейших мер по ужесточению валютного контроля. В частности, оно предписывает ограничить возможности предоставления и привлечения кредитов в иностранной валюте, требует от предприятий в месячный срок предоставить информацию об их находящихся за границей валютных средствах, полученных в результате ранее совершенных экспортных операций, а также репатриировать дивиденды от зарубежных прямых и портфельных инвестиций. Одновременно предполагается усилить контроль за «реальностью» импортных операций, более тщательно рассматривать заявки на осуществление инвестиций за рубежом. В целом в трудных условиях спада экспорта, значительного оттока капитала поддержание стабильного роста власти все-таки обеспечили, в том смысле, что, несмотря на значительные издержки, им удалось не допустить чрезмерного снижения темпов экономического развития и сохранить социально-экономическую стабильность. Однако этот успех относителен. Стабильный рост в решающей степени был обеспечен за счет активных стимулирующих мер государства, которые в определенном смысле искусственно восполняли «недостаток внутренних движущих сил экономики». Причем, масштабы этого восполнения были весьма и весьма немалыми. Экономика оказалась как бы подключенной к аппарату «искусственного дыхания». Естественно, что на этом фоне объективно возникало ощущение, что продвижение в области реформирования экономики выглядит весьма скромным, малым и слишком медленным. Избыточные мощности В части структурных реформ приоритетом 2016 года была объявлена борьба с избыточными мощностями, прежде всего в угольной и сталелитейной промышленности. В феврале 2016 года вышло постановление Госсовета, в котором была поставлена цель - в ближайшие 3-5 лет сократить мощности в угольной промышленности на 500 млн. тонн. Задача на 2016 год определялась в 250 млн. тонн. По заявлениям руководства Госкомитета по развитию и реформе данная цель была выполнена и даже перевыполнена. Объем сокращенных мощностей составил порядка 300 млн. т и затронул 620 тыс. рабочих мест. Вместе с тем здесь отмечают, что сокращение на первом этапе прошло относительно легко, так как выводимые мощности относились в основном к выработанным шахтам. Задание на 2017 год пока не определено, однако ожидается, что в количественном плане оно будет меньше. В то же время в отличие от 2016 года, в текущем году «придется резать по живому», то есть выводить работающие мощности. В сталелитейной промышленности сложилась примерно аналогичная ситуация. На 2016 год ставилась задача сократить мощности в пределах 45 млн. т низкосортной стали. Она также была выполнена. В рамках кампании была проведена реорганизация двух крупных металлургических компаний «Баоган» (Шанхай) и «Уган» (г. Ухань) в единую компанию, закрывались некоторые предприятия с устаревшим оборудованием. Вывод из эксплуатации даже небольшой части мощностей оказал неоднозначное влияние на соответствующие рынки, привел к резкому повышению цен на соответствующую продукцию. Сама борьба с избыточными мощностями велась почти исключительно административными методами и пока мало затронула ключевой вопрос закрытия и рыночной трансформации государственных «зомби» предприятий. В 2017 году предполагается расширить отраслевые рамки кампании по борьбе с избыточными мощностями, распространив ее на такие отрасли, как стекольная промышленность, производство цемента, отдельных видов цветных металлов, судостроение. Снижение уровня товарных запасов Основным направлением политики по снижение уровня товарных запасов были попытки не допустить дальнейшего увеличения объемов нереализованной недвижимости. Несмотря на высокие показатели объемов продаж недвижимости (было реализовано 1573,49 млн. кв. м), на данном направлении удалось достичь только некоторых тактических позитивных подвижек. По итогам года рост объемов нереализованной недвижимости приостановился, ее площадь сократилась на 3,2% (в 2015 году прирост – 15,6%) и составила 695,39 млн. кв. метров. Несколько лучше обстояло дело с жилой недвижимостью, нереализованные запасы которой уменьшились на 11% (в 2015 году рост на 11,2%). Объемы офисной и торговой недвижимости не только не сократились, но продолжали увеличиваться соответственно на 10,8% и 8%. В декабре сначала на заседании Политбюро ЦК КПК, а затем на Центральном экономическом совещании 2016 года была поставлена задача - подготовить проект «отвечающего условиям Китая и рыночным принципам долгосрочного механизма здорового развития сектора недвижимости». Однако к настоящему времени какой-либо информации об основном содержании такого механизма опубликовано не было. В отношении проблемы снижение долговой нагрузки в 2016 году велось в основном обсуждение возможных подходов к ее решению. В то же время даже отсутствуют официальные данные о ее размерах. По подсчетам китайских и иностранных экспертов в настоящее время размер долгов в нефинансовом секторе с учетом долгов «теневым банкам» находится на уровне 205 трлн. юаней, что составляет примерно 277% от ВВП. Правительственный долг оценивается в размере 66% от ВВП, долг домохозяйств – в 45%, корпоративный долг – в 164%. Существуют и другие оценки размера долга, но в целом во всех вариантах его структура приблизительно совпадает. Долг более чем на 90% является внутренним. Наиболее опасным его сегментом признается корпоративная задолженность. Не вызывает возражений то мнение, что в 2016 году общая долговая нагрузка продолжала увеличиваться в пределах 2-3%. Признавая остроту долговой проблемы, Госсовет КНР в октябре принял документ «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В нем предусматривается ряд мер, включая передачу пакета акций в обмен на долги, реструктуризацию части предприятий, а также использование процедуры банкротства в отношении так называемых «зомби-предприятий». Передача пакетов акций будет осуществляться не напрямую между предприятиями- должниками и банками кредиторами, а через посредство специальных компаний по управлению активами, которые создаются и действуют при соответствующих банках. В документе особо оговаривается, что в отношении «зомби-предприятий», схемы передачи акций, а также реорганизации предприятий применяться не будут, а будет использоваться процедура банкротства. К настоящему времени реализация указанных мер находится на первичной стадии. К ней подключена «пятерка» крупнейших государственных банков, которыми были созданы соответствующие компании по управлению активами, проведены пилотные сделки по обмену долгов на акции. Однако судить о том, насколько широкое распространение получит данная практика, в какой степени она окажет влияние на решение проблемы задолженности, пока преждевременно. По другим направлениям структурного реформирования (снижение себестоимости, «укрепление слабых звеньев») существенных изменений в течение года не произошло. Таким образом, соотношение в экономической политике между взятыми преимущественно из арсенала прошлых лет мерами по поддержанию стабильного роста и структурным реформированием экономики, в общем, оказалось в пользу первых. Тем не менее, данная пропорция не была константной, на протяжении года она постепенно изменялась, причем темп этих изменений был предметом жарких споров между различными группами в руководстве. В статье «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L» довольно подробно описывались взгляды группы советников Си Цзиньпина на приоритеты структурных реформ, которые в концентрированной форме были изложены ими в статье «Интервью с авторитетным человеком» в газете «Жэньминь жибао» (9.05.2016). Хотя выводы, содержавшиеся в данной публикации, не повлекли за собой за собой немедленных радикальных изменений курса, ряд ее положений на протяжении второй половины 2016 года начали постепенно трансформироваться в установки экономической политики. Принцип сочетания «стабильного» роста и структурных реформ как основополагающий отброшен не был, но соотношение между двумя его составляющими стало чуть более сбалансированным. Перенастройка инструментов экономического регулирования в пользу структурных реформ начала ощущаться с октября, что отмечалось в статье «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Ее проявлениями можно считать заявление председателя НБК Чжоу Сяочуаня в Вашингтоне на заседании министров финансов и руководителей центральных банков G-20 о намерении НБК взять под контроль кредитную экспансию, уже упоминавшиеся выше меры по охлаждению рынка недвижимости, постановление Госсовета «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В это же самое время появился доклад НБК «О денежной политике в третьем квартале 2016 года», в котором пусть даже в очень осторожной форме был поставлен вопрос о возможности изменения денежной политики в сторону ее ужесточения. Наконец, на заседании Политбюро ЦК КПК 28 октября, впервые, была особо акцентирована важность «подавления пузырей в активах, а также предотвращения экономических и финансовых рисков». Этот тренд был закреплен на декабрьском заседании Политбюро ЦК КПК и состоявшемся вслед за ним Центральном экономическом совещании 2016 года. На них была подтверждена актуальность поставленных еще на 2016 год пяти основных задач (преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев»), которые остались приоритетами экономической политики на 2017 год. В то же время акценты были расставлены несколько по-иному. На первый план была вынесена проблема снижения долговой нагрузки. Решать ее предлагалось на путях «маркетизации предприятий», создания правовых механизмов конвертации долгов в акции. Ориентиром для развития рынка недвижимости был назван принцип «дома для того, чтобы в них жить, а не для спекуляций». Среди других задач экономической политики на 2017 год были обозначены «углубление реформы предложения в сельском хозяйстве», «оживление реального сектора экономики», «углубление реформы государственных предприятий», включая «прорыв» в развитии смешанных форм собственности в таких отраслях как электроэнергетика, нефтяная промышленность, газовая промышленность, железнодорожный транспорт, авиационный транспорт, связь. Вместе с тем преувеличивать этот реформаторский настрой, пожалуй, особо не стоит. Не надо забывать, что в 2017 году должен состояться 19 съезд КПК и, кроме того, нынешний год фактически является последним годом полномочий нынешнего состава правительства. Нетрудно догадаться, что в этих условиях руководство ни на минуту не будет забывать о стабильности. С этой точки зрения выглядит закономерным, что установка «продвигаться вперед в условиях стабильности» вновь была призвана задавать тон всей политике в нынешнем году. Более того, акцент на нее еще более усилился. Если раньше о стабильности говорилось преимущественно применительно к экономической сфере, то на этот раз было особо подчеркнуто, что она является «важным принципом в управлении государством», которым надлежит руководствоваться во всех сферах деятельности. В целом, как представляется, общие контуры экономической политики Китая в 2017 году вряд ли кардинально изменятся. Некоторая смена акцентов возможна, но, в общем, как мы это не раз отмечали, по большому счету Китай продолжит балансировать между реформой и стабильным ростом, то есть будет и дальше двигаться по так называемой «траектории L». Если же говорить о количественных показателях экономики, то снижение темпов роста продолжится по нескольким причинам. Во-первых, из-за неудовлетворительного состояния экспорта, которое может еще больше осложниться, в том случае если произойдет резкое обострение торгово-экономических противоречий с США. Во-вторых, из-за ограниченности возможностей продолжать бесконечно наращивать масштабы стимулирующих мер, как в части инвестиций в инфраструктуру, так и в части потребления. Естественными ограничителями здесь являются снижение темпов прироста доходов бюджета, рост бюджетного дефицита, а также наметившаяся тенденция к уменьшению темпов роста доходов населения, которые в 2016 году уже были ниже, чем темпы прироста ВВП. В-третьих, резервы для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики полностью исчерпаны. НБК уже в начале 2017 года стал подавать очень осторожные, но однозначные сигналы о повороте в сторону ее ужесточения, пойдя на увеличения процента по ряду операций на открытом рынке. Это, конечно, еще нельзя назвать поворотом, скорее, регулятор только еще «нащупывает камни», но ветер явно начинает дуть в эту сторону. И он может усилиться, особенно, если возникнет угроза «стагфляции с китайской спецификой», то есть роста инфляции при снижающихся темпах роста. Такая угроза потенциально имеется, если принять во внимание быстрый рост отпускных цен производителей в последние месяцы, который через какое-то время может переброситься на потребительский рынок. С учетом всех этих обстоятельств подавляющее большинство китайских и иностранных экспертов полагают, что достижимым для Китая показателем на 2017 год может быть экономический рост в 6,5%. Правда, раздаются отдельные голоса о том, руководству следовало бы принять более низкие индикативные показатели, сосредоточив все силы на осуществлении реформ. Однако учитывая политический фактор съезда КПК, выбор руководством такого сценария видится маловероятным. Индикативные наметки на 2017 год будут объявлены на начинающейся 5 марта сессии ВСНП. Однако вне зависимости от того, какими они будут, для китайской экономики начавшийся год будет сложным и болезненным. Сергей Цыплаков –представитель Сбербанка России в Китае (2014) Родился 11 февраля 1958 г.; окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ, кандидат экономических наук; работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР, в Комитете Верховного Совета РСФСР по международным делам и внешнеэкономическим связям, был первым секретарем посольства РФ в США, начальником отдела внешнеэкономических связей Аппарата Правительства РФ; 1993—1995 и 1999—2001 — начальник Департамента международного сотрудничества Аппарата Правительства РФ; женат, имеет сына; увлекается рыбалкой, литературой. 2001 – 2013 - Торговый представитель РФ в Китайской Народной Республике 2014  – представитель Сбербанка России в Китае Язык Русский

24 января, 07:56

Андрей Девятов: Битва конца: судьба США и шанс России

Оценка событий вокруг вступления в должность 45-го президента США Гвалт и хипеш (на идиш – крик и шум) наших замечательных политологов вокруг фигуры 45-го Президента Североамериканских Соединенных Штатов Дональда Джона Трампа (родился в1946 году красной собаки) демонстрируют неспособность российского экспертного сообщества «за деревьями разглядеть лес». Опять российско-американский двоичный «шахматный» формат. А вот «Большой Игры» за карточным столом истории в СМИ не видят. Стратегичность утрачена. А поэтому печален будет и результат политологической «Трампомании»: проиграют наши любезные американисты, а не выиграют; и не в шахматы, а в карты; и не Трампу, а Китаю и Финансовому интернационалу евреев. «Большая Игра» – этот термин в политологический оборот в 1901 г. ввел писатель и знаменитый масон Р. Киплинг – ныне идет между шестью игроками (мировыми проектами) по правилам карточной игры в бридж. Образ «Большой Игры» после Второй Мировой войны, когда Британия ещё находилась в имперской фазе, в романе «Казино Рояль» создал другой британский писатель Ян Флеминг. Выдающимися мастерами бриджа были Дэн Сяопин и М. Тэтчер. По матрице бриджа, в наше время, глобальное партнерство КНР и Британии вошло в десятилетие «золотой эпохи» (до 2025г.). Пекин, 19.12.1984   Лондон, 20.10.2015 В 1993 году американский политолог выпускник Йельского университета Самюэль Хантингтон «Большую Игру» представил как грядущее столкновение цивилизаций Мира Запада с Миром Ислама. В библейской традиции это столкновение называется «Битва Конца» между «царем северным» и «царем южным». Планировщиком «Большой Игры» (хозяином Казино) являются каббалисты. Об этом 28.10.15 открыто заявил уполномоченный «рупор заказчика», член «Всемирного совета мудрецов» Михаэль Лайтман (см. VID-20170123-WA0003.mp4). Игроками за «Карточным столом истории» в начале XXI века выступают следующие 6-ть орденских структур концептуальной власти:   Каббалисты: Хабад и Фининтерн под флагом Мошиаха   Общество: Мальтийцы, Опус Деи… под флагом Ватикана    Драконы: Китайские военные кланы глубокого залегания    Группа (МЫ): Пилигримы и пр. под короной Виндзоров    Орден: Йельские иллюминаты под флагом Череп и Кости    Новый Халифат: Воины священно войны под флагом ИГ*   Россия, не имея своей концептуальности, в игре пока находится под управлением каббалистов (хасидов Хабада).     Розыгрыши «Большой Игры» уже как «Битвы Конца» идут с 2013 года. Игру в коне 2013 года заказал Новый Халифат. Тогда было провозглашено создание Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ). Выигрышем кона должно было бы стать взятие воинами священной войны (джихада) столицы Халифата династии Омейядов города Дамаск. Стараниями Ордена (глобалистов США) ИГИЛ, как олицетворение «царя южного» (наследника Халифата), было запрещено. А на роль «царя северного» (наследника Рима) Хабад вытолкнул Россию демократического выбора (с доктриной «Москва – Третий Рим»). 30.09.15 строго по дорожной карте планировщика Воздушно-космические силы РФ нанесли первый удар по целям ИГИЛ в долине Евфрата. Библейский «Гог из пределов Севера с полчищем персов при нем» сорвал взятие Дамаска. Новый Халифат свой кон, заявленный на козырях духовных ценностей (♥), проиграл. Конец 2016 года, начиная с сентябрьского Саммита G-20 в Ханчжоу, был годом торга за заказ игры в новом коне 2017-2020 гг. Именно в ракурсе торга «Большой Игры» следует рассматривать президентские выборы в США, где Орден противостоял Группе. При этом Х.Клинтон представляла Орден (Йельских иллюминатов), а Трамп (с немецко-шотландским происхождением) – Группу. В противостоянии победила Группа, однако кон 17.01.17 на Всемирном экономическом форуме в Давосе заказали партнеры Группы китайские Драконы. В связи с посрамлением доктрины Ордена «глобализации по-американски» и уходом администрации Трампа в изоляционизм Драконы в лице Председателя КНР Си Цзиньпина объявили в Давосе старт глобализации по-китайски. В газете КПК Жэньминь Жибао от 18.01.17 были объявлены и козыри на кон – культура и вся сфера общественных отношений (♠). Символом же глобального всестороннего стратегического партнерства в «Большой Игре» британской Группы (Виндзоры + Ротшильды) и китайских Драконов (клан Си) стал отправленный из Китая (г. Иу) 01.01.17 первый китайский контейнерный поезд, который прибыл в Лондон аккурат перед инаугурацией Трампа – 18.01.17.     Что же касается роли Трампа как президента Североамериканских Соединенных Штатов, то с поражением глобалистов Ордена, теперь он назначен планировщиком на роль Гога в библейской «Битве Конца»: Третьей Мировой войне столкновения цивилизаций наследников Рима (Мир Запада) с наследниками Халифата (Мир Ислама). Об этой роли на инаугурации (Римское «посвящение») Трампа сказал раввин Хайер, выступивший сразу после «тронной речи» Трампа.     Вознеся молитву к Богу иудеев, раввин благословил президента Дональда Трампа и Америку, сказал о правом деле восседающего на Святой Горе (намек на Вашингтон как Град на Холме – Новый Иерусалим) и, говоря о ценностях американской нации, вспомнил Сион и плен евреев на брегах Вавилонских. Трамп же в инаугурационной речи (наследника Рима) прямо ополчился на радикальный ислам, как на цивилизационного врага.     Все признаки того, что по замыслу планировщика теперь Трамп, а не Путин будет выполнять роль «царя северного» в Битве Конца наследников Рима с наследниками Халифата проявились. У России же появился шанс выскользнуть из расставленной Орденом засады Сирийской военной кампании. Для этого нужно в начавшемся розыгрыше кона 2017-2020 годов занять позицию «вооруженного нейтралитета» в отношении Нового Халифата, не мешать Группе и подыгрывать Драконам в противостоянии Ордену.   Один Путь в глобализацию Великого Единения народов   По заданию Московской концептуальной группы небополитиков Исполнил Андрей Девятов No509 от 24.01.17 *- запрещенная в Росии террористическая организация

19 января, 12:25

Давос-2017 как символ завершения эпохи глобализации

В эти дни, 17-20 января, в Давосе проходит очередная, 47-я по счёту ежегодная встреча. Официально Давос считается главным мероприятием швейцарской неправительственной организации Всемирный экономический форум (ВЭФ). Форумы в Давосе имеют свое лицо, отличающее их от саммитов G20  или заседаний Бильдербергского клуба. Если G-20 – встречи официальных лидеров, а Бильдербергские ежегодные встречи абсолютно непрозрачны, то форумы в...