• Теги
    • избранные теги
    • Люди16
      • Показать ещё
      Страны / Регионы17
      • Показать ещё
      Разное18
      • Показать ещё
      Сферы3
      Международные организации3
      Компании6
      • Показать ещё
      Формат1
      Издания1
16 сентября, 04:24

15 лет непрекращающихся преступлений

Соединённые Штаты и их союзники отмечают день памяти жертв терактов 11 сентября. Для нас это также случай подвести итоги политики Вашингтона после этой даты – а эти итоги за все 15 лет мрачные. Если версия терактов, поддерживаемая Вашингтоном, верна, тогда ответ на них является совершенно контрпродуктивным, а если она ложная, тогда это был всего лишь повод для разграбления Большого Ближнего Востока. В США 15 лет тому назад 11 сентября 2001 г. в 10 часов утра Национальный координатор по безопасности, защите инфраструктур и контртерроризму Ричард Кларк объявил «План обеспечения непрерывности Правительства» [1]. По его словам это стало ответом на чрезвычайную ситуацию с двумя самолётами, направленными на башни Всемирного торгового центра, и третьим, который террористы направили на Пентагон. Однако этот план должен вступать в действие лишь в случае ликвидации демократических институтов власти, например, в результате ядерной атаки. А пока президент, вице-президент и председатели Ассамблей живы и могут исполнять свои функции, этот план не может быть приведён в действие. По этому плану власть президента Соединённых Штатов передаётся альтернативной группе военных, расположенной в Маунт Уотер [2]. Эта группа возвратила власть президенту Джорджу Бушу мл. лишь в конце дня. До сих пор состав этой группы и принятые ею решения не рассекречены. Тем не менее, это не что иное, как государственный переворот. В связи с тем, что президент в нарушение Конституции Соединённых Штатов 11 сентября 2001 г. на десять часов был отстранён от своих функций, то технически правильно говорить о «госперевороте». Разумеется, этот вывод шокирует, потому что речь идёт о Соединённых Штатах, потому что это происходило в чрезвычайной ситуации, потому что военные никогда об этом не заявляли и потому что они без каких-либо проволочек возвратили власть законно избранному президенту.

10 августа, 19:00

НАТО терроризирует Европу более 50 лет

Недавние террористические атаки во Франции, Германии и Бельгии взбудоражили Европу. Население Евросоюза напугано и начинает терять терпение. Многие справедливо задаются вопросом, связана ли разрастающаяся террористическая активность с миграционным кризисом, охватившим Европу. Европейские политики, как правило, утверждают, что между беженцами и террористами нет никакой связи. Президент Словакии Андрей Киска не так давно заявил, что смешивать терроризм с мигрантами глупо и вообще в террористических атаках последних дней для Европы нет ничего нового:«Двадцать лет назад террористические акты в Западной Европе происходили довольно регулярно: атаковали итальянские “Красные бригады”, немецкая RAF и испанская ETA... Даже количество жертв было большим».Интересно, что многие из терактов, совершенные в Европе после войны, были инспирированы секретными формированиями НАТО. Дискуссия о существовании подобных формирований, наверное, так бы и оставалась в рамках конспирологических теорий, если бы не свидетельства итальянского премьер-министра Джулио Андреотти. 3 августа 1990 года итальянский премьер заявил перед Сенатом: «Внутри нашего государства действуют тайные военные формирования, которые могут оказывать влияние на события в стране».Речь идет о так называемом проекте "Гладио", который представлял собой целый ряд, связанных с ЦРУ и НАТО, секретных подразделений, занимавшихся во время холодной войны терроризмом "под чужим флагом". То есть ответственность за теракты возлагалась на людей и организации из числа политических оппонентов, не имеющих к террористическим атакам никакого отношения.Проект действовал почти во всех странах Европы за исключением государств Варшавского договора. Официальной целью "Гладио" являлось сопротивление в случае вторжения войск Варшавского договора в страны НАТО и ведение диверсионно-партизанской войны. На практике это означало инспирирование и поддержку “ультраправых” полувоенных организаций вплоть до организации террористических операций, направленных на дискредитацию и ослабление “левых”.26 сентября 1980 года на фестивале Октоберфест в Мюнхене в результате взрыва бомбы погибло 13 человек, включая террориста – двадцатиоднолетнего неонациста Гундольфа Келера. Взрыв бомбы в Мюнхене является крупнейшим террористическим актом в послевоенной истории Германии, унесшим большое количество жизней. Эксперты объяснили, что бомба, состоявшая из специально подготовленных ручных гранат, помещенных в огнетушитель, была сделана опытным мастером, вследствие чего возникли сомнения, мог ли Келер самостоятельно сделать такую сложную бомбу. Швейцарский исследователь Даниэль Гансер в своей книге "Секретные армии НАТО: Операция «Гладио»" пишет:«Игнац Платцер был на фестивале в тот роковой день. Он потерял двух детей в Мюнхенской бойне. В интервью 1996 года Платцер рассказал немецкой газете Sueddeutsche Zeitung, что расследование по "правым", ответственным за теракт, не было проведено. Журналист спросил Платцера: «Вы настаиваете на возобновлении серьезного расследования, хотя прошло несколько лет. Вы не верите, что Гундольф Келер был исполнителем?» На что отец жертв ответил: «Нет, слишком многие признаки говорят против этого. Зачем кому-то, кто планирует такие действия, нужен паспорт, благодаря которому его сразу могут идентифицировать? По крайней мере, он был, конечно, не один. Я долгое время боролся за то, чтобы знать, кто на самом деле стоял за этим терактом. Теперь я понимаю, что я никогда не получу честный ответ на этот вопрос». На что журналист спросил: «Вы больше не будете просить продолжить расследование?» Платцер ответил: «Я понял, что чем больше я узнаю об этом деле, тем больше у меня возникает проблем». Проблемы возникли из-за того, что трагедия в Мюнхене привела полицию к складам оружия, которые связаны с секретной армией в рамках операции "Гладио". В апреле 2013 года немецкий историк из Дуйсбурга Адреас Крамер во время слушаний по делу о терактах в Люксембурге в 1980-ых годах заявил, что его отец, будучи сотрудником немецкой спецслужбы (BND), участвовал в организации теракта на Октоберфесте в 1980 году.Неудивительно, что в немецкой прессе почти никто не освещал этот судебный процесс. Немецкая общественность была бы шокирована, если бы подтвердилось свидетельство Крамера, который перед судом заявил, что его отец, капитан Бундесвера, раздобыл взрывчатое вещество, после чего завербовал Келера и помогал ему сделать бомбу.Видео: BBCФильм описывает скандальную историю секретных натовских подразделений, созданных после Второй мировой войны усилиями ЦРУ.Формирования “Гладио” действовали во Франции, Греции, Бельгии, Португалии, Люксембурге, Турции, а также в Швеции, Финляндии, Австрии, Швейцарии, хотя эти страны и не являются членами НАТО. Соединенные Штаты пытались манипулировать политическим климатом в Европе посредством полувоенных организаций и целой сети провокаторов. Американцы не отказались от подобной политики и сегодня. Они поддерживают не только неонацистов на Украине, но и членов других радикальных групп, среди которых есть и исламисты, которые сейчас наводят страх на Европу.Журналист, занимающийся международными расследованиями, экс-сотрудник Агентства национальной безопасности США Уэйн Мэдсен заявляет, что ЦРУ имеет очень богатую историю финансирования политических партий за границей, что подтверждает доклад Совета Европы "Финансирование политических партии и избирательных кампаний" от 2003 года. Так, например, по утверждению Мэдсена, организации International Republican Institute (IRI), National Democratic Institute (NDI) и American Legislative Exchange Council (ALEC) по указанию ЦРУ и администрации Обамы участвовали в кампании против выхода Шотландии из состава Великобритании во время одноименного референдума в 2014 году. Уэйн Мэдсен обращает внимание на то, что сегодня американские спецслужбы и информационные агентства направлены на весь политический спектр, а не только на “левых”. Под пристальным вниманием американцев находится венгерский “Йоббик”, французский ”Национальный Фронт” и итальянская “Лига Севера”, то есть те партии, которые отрицают диктатуру Брюсселя и американское доминирование в вопросах европейской заграничной политики.В 1967 году норвежские журналисты опубликовали строго засекреченный документ НАТО, подписанный заместителем командующего американскими вооруженными силами в Европе Макконнелом. Из этого документа следовало, что США были готовы осуществить военную интервенцию в Европе, если бы их интересы на континенте оказались под угрозой.В случае внутренних беспорядков, которые могли бы повредить американским войскам или их задачам, в случае вооруженных восстаний или сильного внутреннего сопротивления против правительства американская армия должна сделать все, что в ее силах, чтобы подавить эти беспорядки, используя собственные ресурсы. Секретный доклад НАТОТаким образом, какая бы сила не одержала победу на выборах в Европе, она обязательно должна быть проамериканской, в противном случае она должна быть свергнута – таков импорт американской демократии на практике. Во время холодной войны первый генсек НАТО лорд Гастингс Исмэй заявлял, что цели альянса заключаются в следующем: «держать Америку в Европе, Советский Союз — вне Европы, а Германию — под контролем Европы». И эта политика НАТО не изменилась и сегодня, только вместо СССР в планах американских генералов теперь Россия. Операция “Гладио”, раскрытая в 1990-ых, продолжается и сегодня. Информация о новом векторе операции, который заключается в поддержке исламских радикальных групп, появилась из серии интервью независимой журналистки Джеймс Корбетт с бывшим сотрудником ФБР Сибелом Эдмондсом. По ее данным, НАТО еще в 1996 году приняло решение о том, что прошлые отношения с неонацистами необходимо заменить исламистами. Операция разрослась и включила в себя радикальную исламизацию Ближнего Востока и Средней Азии, а также дестабилизацию Балкан.Цель “Гладио” - посеять страх среди населения Европы, заставить добровольно отказаться от своих прав и свобод и сделать выбор в пользу полицейского государства. Сейчас этот сценарий разыгрывается во Франции, где чрезвычайное положение, объявленное еще после прошлогодних ноябрьских терактов в Париже, недавно было продлено уже в четвертый раз, что, впрочем, не уберегло французов от новых атак. Возможно, что скоро мы дождемся аналогичного сценария и в других странах ЕС. Любому критически мыслящему человеку, очевидно, что миграционная волна не спонтанна, а кем-то управляема. Европейские лидеры во главе с Ангелой Меркель, конечно, должны понимать, что среди мигрантов обязательно просочатся и террористы. Значит, европейские политики либо не компетентны, либо сознательно участвуют в операции “под чужим флагом” грандиозного масштаба. Пока можно констатировать, что в Европе еще не нашелся смелый политик, который бы открыто заговорил о той роли, которую сыграло НАТО в миграционном кризисе и последующих террористических атаках. Остается только надеяться, что когда такой политик, наконец, найдется, в Европе еще будет кому его слушать.

08 августа, 08:44

Кто такой Фетхуллах Гюлен?

После провалившейся попытки госпереворота в Турции 15 июля в СМИ появилось множество предположений о том, что на самом деле всё произошедшее было организовано президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом для того чтобы у него появился предлог ввести чрезвычайное положение и упрятать за решётку каждого, кто будет этому противиться. Однако на данный момент факты свидетельствуют о том, что всё было совсем не так. Когда попытка переворота провалилась, стало ясно, что этот переворот был организован ЦРУ, действующим через своих основных агентов в Турции, приверженцев их беглого турецкого агента Фетхуллаха Гюлена. Если мы повнимательнее присмотримся к тому, что из себя представляет Фетхуллах Гюлен, то поймём, что он кто угодно, но не 75-летний сладкоречивый умеренный мусульманин, учёный и имам. Его группировки были признаны экспертами по исламу самыми опасными в Германии и были запрещены в ряде стран Центральной Азии. (F. William Engdahl, The Lost Hegemon: Whom the gods would destroy, Wiesbaden, 2016, mineBooks, p. 29) А теперь они запрещены и в Турции. Становится ясно, что несостоявшийся переворот был фактически тренировкой, генеральной репетицией, подготовленной лицами, контролирующими Гюлена в Лэнгли, чтобы посмотреть на реакцию Эрдогана, и таким образом пересмотреть свои действия и подготовиться к более серьёзной попытке в будущем. Вашингтон был совершенно недоволен внешнеполитическим поворотом Эрдогана, который решил помириться с Россией и, возможно, с Асадом.

29 июля, 22:12

НАТО взрывало не только Европу

В Турции в сторону базы НАТО Инджирлик в Адане направились протестующие. Они выкрикивают антиамериканские лозунги. RT сообщает, что собралось около тысячи человек. Мы уже не раз слышали в новостных заголовках упоминание НАТО в связи с попыткой военного переворота в Турции. Есть ли повод для беспокойства у Эрдогана по этому поводу?Обращу внимание на один из видов деятельности НАТО – организация сети подпольных вооруженных групп в иностранных государствах. Данная сеть получила название «Гладио». Развёрнутая статья на эту тему написана здесь.После исчезновения «коммунистической угрозы» секретным продолжением операции «Гладио» стала операция «Гладио В» - «в целях раскручивания «войны с террором». Как считает ряд специалистов — раскручивания посредством организуемых США терактов под ложным флагом с последующим приписыванием ответственности за них исламским экстремистам». Впервые об этом заявила бывшая сотрудница ФБР Сибел Эдмондс.По информации Эдмондс, аль-Завахири, члены семьи бен Ладена (включая Усаму бен Ладена) и другие моджахеды перебрасывались на самолетах НАТО в Центральную Азию и на Балканы для участия в «операциях по дестабилизации» под ложным флагом. По приказу американских спецслужб другие агенты переправлялись в Турцию, на главную тренировочную базу, где осуществлялась подготовка к этим операциям. В 1974 году премьер-министр Турции Бюлент Эджевит раскрыл название турецкой ветви Гладио – «Контргерилья».Когда Эджевит заявил, что секретная армия была вовлечена в пытки, убийства, покушения и перевороты, то министр обороны Гирай грубо его одернул: «Эджевиту лучше закрыть свой чертов рот!».Перевороты?Из книги Даниэля Гансера «Секретные армии НАТО»:"Военный переворот в Турции произошел 12 сентября 1980 года, когда Кенан Эврен захватил власть во время проведения маневров союзных мобильных сил НАТО «Anviel Express». Позднее один из представителей правых экстремистов достаточно убедительно заявил в суде, что убийства и террор 1970-х годов были стратегией по дестабилизации страны и приведению к власти Эврена и «правых» военных: «Убийства являлись провокацией НРО. Посредством провокаций Национальной разведывательной организацей и ЦРУ подготавливалась почва для переворота 12 сентября». Позднее было установлено, что генерал Эврен на момент переворота руководил Управлением специальных операций и командовал контрповстанческой секретной армией. Как только генерал Эврен сменил свою полевую форму на гражданский костюм и сделал себя президентом Турции, все террористические акты внезапно прекратились.Когда произошел переворот в Турции, президент Джимми Картер находился в опере. Узнав об этом, он позвонил Полу Хенце, бывшему главе филиала ЦРУ в Турции, который незадолго до переворота уехал из Анкары, чтобы стать в Вашингтоне советником президента Картера по безопасности при отделе Турции в ЦРУ. Картер рассказал по телефону сотруднику ЦРУ Хенце о том, о чем тот давно знал: «Ваши люди только что осуществили государственный переворот!» Президент был прав. Пол Хенце на следующий день после переворота торжественно заявил своему коллеге по управлению в Вашингтоне: «Наши парни справились!» Хенце, по словам исследователя контрповстанческой секретной армии Джелика, «был главный устроитель переворота 12 сентября 1980 года». Годы спустя Картер заметил, что «до событий 12 сентября [sic] турецкая оборона находилась в критической ситуации. После интервенции в Афганистане и свержения иранской монархии стабилизация внутриполитической ситуации в Турции стало для нас облегчением".18 июня 2014 года Кенан Эврен был признан виновными в совершении «преступления против государственной власти» и приговорён к пожизненному заключению.Эксперты настаивают, что организационные формы сетей «Гладио» сохранились до наших дней и использованы при создании ИГ. Сообщается как минимум о двух центрах таких сетей — в Италии и в Турции. В Турции в этом участвовал представитель «Гладио» Марк Гроссман, о чем также стало известно из показаний Эдмондс. В Италии с сетями «Гладио» работал Д. Теффт (в 1986–1989 годах он был советником по военно-политическим вопросам в посольстве США в Риме).Выше приведенных материалов достаточно, чтобы посмотреть на теракты в Европе и попытку военного переворота в Турции через призму «Гладио». Окончательно утверждать ничего нельзя. Но книгу Даниэля Гансера «Секретные армии НАТО» стоит изучать вдоль и поперёк.Разоблачения бывшей сотрудницы ФБР Сибел Эдмондс заслуживают не меньшего интереса.Операция «Гладио». Фильм BBC. 1992г.(русские субтитры):

24 февраля, 16:07

Турецкий проект ЦРУ

Уильям Энгдаль, фрагмент книги «Священные войны Западного мира»В 1990-е годы специалисты ЦРУ приступили к созданию самого амбициозного проекта за всю историю их работы с политическим исламом, получившего известность под названием «Движение Фетхуллаха Гюлена», которое в Турции также называют «Джамаат Гюлена» или «Община». Центральное понятие учения Гюлена – хизмет (тур. hizmet, служение) – определяется последователями движения как долг служения мусульманскому сообществу. Как ни странно, это турецкое движение было основано в Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания, США, где жил отшельником его создатель Фетхуллах Гюлен, занимаясь организацией глобальной сети мусульманских школ, торговых предприятий и фондов, источники финансирования которых невозможно было отследить. АктивыУ движения Гюлена не было ни почтового адреса, ни электронной почты, ни официально зарегистрированной организации, ни счета в банке – ничего. Его последователи никогда не выступали в поддержку шариата или джихада – все их действия были скрыты от посторонних глаз. В 2008 году правительство США в материалах суда оценило общую стоимость империи Гюлена в 25–50 млрд долларов. Никто не мог достоверно указать масштабы этого проекта, поскольку независимых проверок не проводилось. В федеральном суде США на слушаниях по вопросу предоставления Гюлену в особом порядке разрешения на постоянное проживание в США, американской Green Card, один из поддерживающих «Джамаат» журналистов в своих показаниях дал представление о масштабах империи Гюлена. «Количество проектов, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена, сегодня исчисляется тысячами. Среди этих проектов: более 2 тыс. школ и семь университетов в более чем девяти странах на пяти континентах, две современные больницы, газета Zaman (издается на турецком и английском языках), телеканал Samanyolu, радиостанция Burç FM, главное информационное агентство Турции – СНА, ведущий еженедельный журнал новостей Aksiyon. А также проведение национальных и международных конференций, межрелигиозных ужинов-ифтаров по случаю Рамадана, визиты в Турцию представителей разных стран для межрелигиозного диалога, многочисленные программы, финансируемые Фондом журналистов и писателей. Кроме того, с обществом Гюлена связаны страховая компания Işık и турецкий Bank Asya, вошедший, по версии лондонского журнала Banker, в число 500 крупнейших банков мира. Банк финансирует венчурные проекты по всей мусульманской Африке – от Сенегала до Мали, имея соглашение о стратегическом сотрудничестве с сенегальской Tamweel Africa Holding SA при Исламском банке развития. Издательство Zaman владеет также крупнейшим в Турции англоязычным изданием Today’s Zaman. Сообщая в американском суде об активах Гюлена, журналист очень тщательно выбирал формулировки, особенно говоря о «проектах, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена» – такое расплывчатое утверждение никоим образом не позволяло отследить фактические источники финансирования. К концу 1990-х годов движение Гюлена привлекло внимание турецких военных и светского правительства в Анкаре, тогда еще хранивших верность светской кемалистской Турции, построенной «отцом современной Турции» Кемалем Ататюрком. Возглавив в 1920-х ряд блестящих военных кампаний и остановив поддерживаемое Британией греческое вторжение, Ататюрк основал современное турецкое государство. Он стал инициатором многих политических, экономических и культурных реформ, направленных на преобразование основанного на религии Османского халифата в светское и демократическое национальное государство. Он построил тысячи новых школ, сделал начальное образование бесплатным и обязательным, дал женщинам равные с мужчинами гражданские и политические права, уменьшил тяжесть налогового бремени крестьян. Гюлен и его движение ставили своей целью ни много ни мало добиться отказа Турции от этих достижений и инициировать ее возвращение к устоям халифата былых времен. В одном из своих посланий последователям Гюлен писал: «С терпением паука мы плетем нашу паутину, ожидая, когда люди попадутся в нее». СетьВ 1998 году Гюлен отбыл в США. А в 1999 году на турецком телевидении был показан сюжет, в котором он читал толпе последователей проповедь, рассказывая о своем стремлении построить исламистскую Турцию, живущую по законам шариата, а также о специфических методах достижения данной цели. В этой тайной проповеди Гюлен, в частности, говорит: «Вы должны перемещаться по артериям системы так, чтобы никто не замечал вашего существования, пока не достигнете всех центров власти... Вы должны ждать до тех пор, пока не будете готовы и пока не созреют условия, когда вы сможете взвалить на плечи весь мир и нести его… Вы должны ждать до тех пор, пока не получите всю государственную власть, пока не привлечете на свою сторону всю силу конституционных институтов Турции... До этого момента любой шаг будет преждевременным, как разбить яйцо, не дождавшись, пока пройдут 40 дней, чтобы цыпленок проклюнулся. Всё равно что убить цыпленка еще в яйце. Наше дело – противостоять миру. Я открыл всем вам свои чувства и мысли тайно, надеясь на вашу преданность и умение эту тайну хранить». Вскоре после бегства Гюлена в Пенсильванию турецкие прокуроры потребовали для него тюремного заключения сроком на десять лет за «основание организации, планировавшей разрушение светской системы государственного устройства и создание теократического государства». Гюлен с тех пор так и не вернулся из Соединенных Штатов, даже после снятия с него всех обвинений в 2006 году, уже во времена правления Реджепа Эрдогана. Отказ Гюлена вернуться на родину, где к власти пришла симпатизирующая ему Партия справедливости и развития (ПСР), усилил убежденность его противников в Турции в тесных связях проповедника с ЦРУ. В 2000 году Гюлен был обвинен тогда еще светским турецким судом в государственной измене. Используя свой диабет как медицинскую причину, не без помощи влиятельных друзей в ЦРУ Фетхуллах Гюлен получил возможность скрыться от правосудия в США до того, как ему были предъявлены официальные обвинения. На первый взгляд Гюлен производил приятное впечатление представленным на официальном сайте образом носителя «современной» миролюбивой суфийской исламской традиции, адаптированной к сегодняшнему миру. Это не был жесткий ислам бедуинов-ваххабитов из аравийских пустынь XVI века. Под красивым портретом задумчивого философа Гюлена был написан девиз «Понимание и Уважение». В 2008 году New York Times рассказала об организации Гюлена, к тому времени основательно закрепившейся в США и имевшей более сотни финансируемых государством спецшкол: «Движение Гюлена … не стремится разрушить современные светские государства, но позволяет практикующим мусульманам использовать данные им возможности. Это движение следует понимать как мусульманский эквивалент христианских движений, ориентированных на бизнес и профессии». Лучшую рекламу в прессе сложно было бы представить. Похожие статьи и репортажи, превозносящие Гюлена, появлялись в основных западных СМИ – от лондонского журнала Economist до американского CNN. Очень профессионально сделанный веб-сайт Гюлена сообщал, что движение «финансирует все свои проекты из пожертвований рядовых членов сообщества и не принимает какую-либо правительственную помощь в какой бы то ни было форме. Такой подход позволяет движению держаться в стороне от коррупции и политики». Организация Гюлена в США наняла одного из высокооплачиваемых вашингтонских PR-экспертов Карен Хьюс, которая ранее руководила предвыборной кампанией Джорджа Буша-младшего, для создания имиджа «умеренного» исламиста Гюлена. Центральное место в проекте Гюлена было отведено созданию нового Османского халифата, который должен был занять доминирующее положение на обширном пространстве Евразии, восстановив былое могущество империи тюрков-османов. Примечательно, что, бежав из Турции от судебного преследования за государственную измену, Гюлен направился в США, а не в одну из множества мусульманских стран, которые могли предоставить ему убежище. ЦРУ помогло своему ценному сотруднику. После событий 11 сентября 2001 года в США сложилась обстановка повышенного внимания к местным мусульманским группам. Министерство внутренней безопасности и Госдеп США высказались против предоставления Гюлену «визы привилегированного иммигранта с выдающимися способностями в области образования». Они представили суду развернутые аргументы, объяснив, почему имеющий за душой пять классов образования недоучка Фетхуллах Гюлен не может претендовать на привилегированную визу. Они пояснили, что его биография «содержит исчерпывающие свидетельства того, что проситель не является экспертом в области образования, не является преподавателем и уж точно не входит в тот небольшой процент экспертов, которые достигли заметных высот в области образования. Кроме того, имеются убедительные доказательства того, что проситель в первую очередь является лидером крупного и влиятельного религиозно-политического движения с огромными коммерческими активами. По данным имеющихся документов, большая часть “хвалебных отзывов”, которые приводит проситель в доказательство своих достижений, была получена благодаря спонсорской поддержке и финансированию со стороны общественного движения, организованного самим просителем…». Вопреки возражениям ФБР, Госдепа и Министерства внутренней безопасности США, три бывших сотрудника ЦРУ взяли ситуацию под контроль и обеспечили получение Гюленом Green Card и права на постоянное проживание в США. Помощь ЦРУЭтими тремя сотрудниками ЦРУ, которые помогли Гюлену получить Green Card, были Джордж Фидас, бывший посол США в Турции Мортон Абрамовитц и Грэхем Фуллер. Они возглавили список из 29 человек, подписавших заявления в поддержку поданной Гюленом заявки на получение визы. Фидас служил в ЦРУ 31 год и занимал весьма высокую должность при заместителе директора. Уволившись из ЦРУ, Фидас перешел на сверхсекретный факультет Колледжа военной разведки при Министерстве обороны США. Мортон Абрамовитц, по имеющимся данным, также был связан с ЦРУ. В 1989 году Джордж Буш-старший назначил его американским послом в Турции. Работавшая в ФБР переводчиком с турецкого Сибель Эдмондс была информатором, назвавшим имена Абрамовитца и Грэма Фуллера в ряду участников тайного заговора в американском правительстве, который она раскрыла. В рамках этого заговора различные сети за пределами Турции использовались для реализации преступного плана «глубинного государства» в тюркском мире, от Стамбула до Китая. Сеть, которую раскрыла Эдмондс, была вовлечена в контрабанду героина из Афганистана. После ухода из Госдепа Абрамовитц входил в состав совета директоров финансируемого Конгрессом Национального фонда демократии (NED), а также был соучредителем Международной группы по предотвращению кризисов (ICG) вместе с Джорджем Соросом. NED и ICG использовались США для организации «цветных» революций. Достаточно вспомнить сербское движение «Отпор», «оранжевую революцию» на Украине в 2004-м, «зеленую революцию» в Иране в 2009-м, «революцию лотосов» на египетской площади Тахрир в 2011-м и т.д. Журналист Диана Джонстон описывала Международную группу Абрамовитца по предотвращению кризисов как «мозговой центр высокого уровня, поддерживаемый финансистом Джорджем Соросом… созданный в первую очередь для корректирования политики правительств, вовлеченных в осуществляемое под началом НАТО переформатирование Балкан… Одним из ключевых членов группы стал американский политик Мортон Абрамовитц, идеолог политики “гуманитарной интервенции” НАТО и спонсор албанских сепаратистов в Косово». Членами и «советниками» в Совете попечителей ICG стали такие люди, как Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по национальной безопасности и разработчик стратегии использования афганских моджахедов в 1980-х, принц Турки аль-Фейсал, бывший глава саудовской разведки и посол Саудовской Аравии в США, генерал Уэсли Кларк, бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе, руководивший инициированными США несанкционированными бомбардировками Сербии, Хавьер Солана, бывший генеральный секретарь НАТО. Грэм Фуллер, третий помогавший Фетхуллаху Гюлену «друг» из ЦРУ, также не был рядовым сотрудником разведки. С 1980-х в ЦРУ он принимал активное участие в координации деятельности моджахедов и других организаций политического ислама. Фуллер в течение 20 лет участвовал в оперативной работе ЦРУ в Турции, Ливане, Саудовской Аравии, Йемене и Афганистане, был одним из первых сторонников использования «Братьев-мусульман» и подобных исламистских организаций в качестве инструмента американской внешней политики. В 1982 году Грэхем Фуллер был назначен офицером национальной разведки, отвечающим в ЦРУ за Ближний Восток и Южную Азию. В зоне его ответственности был Афганистан, где он служил начальником отделения ЦРУ в Кабуле, а также Центральная Азия и Турция. В 1986-м при Дональде Рамсфелде Фуллер стал вице-председателем Национального совета по разведке при ЦРУ, в ведении которого находились вопросы долгосрочного стратегического прогнозирования национального масштаба. В 1988 году, когда война моджахедов в Афганистане уже подходила к концу, Фуллер формально ушел из ЦРУ с высокого поста заместителя председателя Национального совета по разведке, перейдя на работу в корпорацию RAND. Такой шаг, вероятно, потребовался для устранения неудобных вопросов о его роли в скандальном деле «Иран-контрас» на фоне начала предвыборной кампании кандидата в президенты Джорджа Буша-старшего, в подчинении у которого Фуллер ранее работал в ЦРУ. Аналитический центр вашингтонских неоконсерваторов RAND был тесно связан с Пентагоном и ЦРУ. Существуют определенные свидетельства того, что деятельность Фуллера в RAND была связана с разрабатываемой ЦРУ стратегией создания и использования движения Гюлена в качестве геополитической силы для проникновения в страны бывшего СССР в Центральной Азии. Годы работы в RAND Фуллер посвятил исследованию исламского фундаментализма в Турции, Судане, Афганистане, Пакистане и Алжире. В своих трудах он рассматривал вопросы выживания Ирака, писал о постсоветской «новой геополитике в Центральной Азии», куда Фетхуллах Гюлен направлял своих подопечных для основания «школ Гюлена» и медресе. В 1999 году сотрудник RAND Грэхем Фуллер высказывался за использование мусульманских сил в Центральной Азии в интересах США против Китая и России. Он утверждал: «Политика направления эволюции ислама и содействия его силам в борьбе против наших врагов блестяще сработала в Афганистане против русских. Те же подходы и сегодня могут быть использованы для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». Очевидно, Фуллер и его сторонники, составлявшие определенную группировку в американском разведывательном сообществе, отвели своему ставленнику Фетхуллаху Гюлену одну из главных ролей в этом проекте. При этом на Кавказе, в том числе в Чечне, начиная с 1990-х годов, наблюдалась активизация направляемых ЦРУ мусульманских джихадистов, устраивавших восстания и террористические операции. Компрометирующие связи Грэхема Фуллера с поддерживаемой ЦРУ сетью кавказских джихадистов обнаружились после теракта в Бостоне в апреле 2013 года. Дядей предполагаемых террористов – братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых – был выходец из Чечни Руслан Царнаев. Руслан с 1990 по 1999 год был женат на Саманте Фуллер, дочери Грэхема Фуллера. Фуллер даже сообщил, что «дядя Руслан» жил в его доме в пригороде Вашингтона, а сам Грэхем несколько раз бывал на Кавказе и в Киргизии, чтобы «навестить» дочь и зятя: как раз когда ЦРУ активно поддерживало чеченских исламских террористов в их борьбе против Москвы. Руслан Царнаев, после смены имени ставший Русланом Царни, в прошлом работал в компаниях, связанных с Halliburton Дика Чейни, а в 1990-х в Казахстане был «консультантом» Агентства США по международному развитию (USAID), известного своими тесными связями с ЦРУ. Грэхема Фуллера и Фетхуллаха Гюлена, очевидно, очень радовало их своеобразное «общество взаимного восхваления». В 2008 году Фуллер опубликовал книгу «Новая Турецкая республика: Турция как ключевое государство в мусульманском мире». Центральное место в книге было отведено восхвалению Гюлена и его «умеренного» исламского движения в Турции: «Харизматичная индивидуальность Гюлена делает его номером один среди исламских деятелей Турции. Движение Гюлена обладает самой обширной и мощной инфраструктурой и значительными финансовыми ресурсами по сравнению с другими общественными движениями в этой стране… Оно приобрело международный масштаб благодаря созданию сети многочисленных школ… в более чем десяти странах мира, в том числе в мусульманских странах бывшего СССР, в России, Франции и Соединенных Штатах». В результате Фетхуллах Гюлен укрылся в своем далеком и безопасном новом доме в пенсильванской глуши, а его глобальная организация политического ислама «Джамаат» продолжала распространять свое влияние на Кавказе и на всей территории Центральной Азии, до провинции Синьцзян в Западном Китае, в точном соответствии с установкой, озвученной Фуллером в 1999 году – «для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». На самом деле организация Гюлена при поддержке ЦРУ принимала активное участие в этой дестабилизации уже с момента распада СССР в 1991 году, когда бывшие советские республики преимущественно мусульманской Центральной Азии объявили о своей независимости от Москвы. Один авторитетный источник, работавший в ФБР, называл Гюлена «одной из ключевых фигур, обеспечивающих работу ЦРУ в Центральной Азии и на Кавказе». Работа в бывшем СССРК середине 1990-х годов в Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Туркменистане, Киргизии, Узбекистане и даже в российских Дагестане и Татарстане было основано более 75 школ Гюлена. Школы были организованы по единой модели «элитного учебного заведения», предоставляющего качественное образование на родном языке – русском, турецком или английском – детям исключительно из «лучших» семей, выходцы из которых должны были в будущем занять видное положение в обществе или стать лидерами своих стран. Подобно иезуитам римско-католической церкви, ученики элитных школ Гюлена в Центральной Азии должны были жить в мужских интернатах – центрах со строгой дисциплиной, школьной формой, беспрекословным подчинением, обязательным чтением Корана, молитвами по пять раз в день и постоянным изучением трудов Гюлена. Ученики знакомились с «посланием “Общины”» («Джамаата»), и эта постоянная идеологическая обработка, по мнению одного из бывших последователей Гюлена, делала движение похожим на секту сайентологов. Движение Гюлена наиболее активно работало над привлечением мальчиков-мусульман, отлично понимая, что дети доверчивы и легко подвергаются внушению. Официальной миссией школ было возрождение ислама, однако под исламом понималась особая версия учения, предложенная Фетхуллахом Гюленом. Это была хорошо продуманная стратегия проникновения на постсоветское пространство и далее, в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, населенный преимущественно мусульманами-тюрками. Исламисты Гюлена – турецкие бизнесмены, студенты, учителя – были направлены в страны бывшего СССР практически сразу после распада Союза для реализации продуманной стратегии. Один исследователь Центральной Азии так описал операцию Гюлена: «Они всегда использовали один метод: бизнесмены из определенного города Турции, например Бурсы, решали сконцентрировать свои усилия на определенном центральноазиатском городе, скажем, Ташкенте. Инвестиции связанных с Гюленом бизнесменов, таким образом, становились важными для Ташкента, и возникало своего рода “побратимство” между двумя городами. Члены движения, своего рода миссионеры, посылались с целью установить контакты с важными компаниями, чиновниками и людьми, чтобы оценить местные потребности. Затем они приглашали некоторых из этих важных особ в Турцию. Их принимали сподвижники Гюлена, показывали им частные школы и учреждения “Общины” – “Джамаата”, не упоминая при этом о связях с исламистским движением Гюлена». Последователи Гюлена завалили центральноазиатские республики своей литературой и даже основали местные отделения принадлежащей Гюлену газеты Zaman в Бишкеке, Ашхабаде и Алма-Ате. Первые очертания нового Османского халифата уже появлялись перед взором Гюлена и его покровителей в Вашингтоне.В 2011 году Осман Нури Гюндеш, бывший сотрудник управления внешней разведки MIT (Национальной разведывательной организации Турции), «турецкого ЦРУ», а в середине 1990-х – главный советник по разведке при премьер-министре Тансу Чиллере, опубликовал скандальную книгу, которая была издана только на турецком языке. В своей книге Гюндеш, 85-летний отставной разведчик, подтверждает, что в 1990-х годах открывавшиеся по всей Евразии школы Гюлена становились прикрытием для работы сотен агентов ЦРУ, якобы «учителей – носителей английского языка». По словам Гюндеша, движение Гюлена только в Киргизии и Узбекистане «прикрывало 130 агентов ЦРУ» в своих школах. Весьма примечательно, что все американские «учителя английского» имели дипломатические паспорта США, что совсем не является стандартной практикой для рядовых иностранных педагогов. Гюндеш в деталях рассказывает про последователя Гюлена, владевшего 11 его школами в Узбекистане, в которых 70 сотрудников ЦРУ «преподавали английский язык» в рамках программы под кодовым названием «Мост дружбы». «Учителя» из ЦРУ направляли отчеты в ответственное подразделение Пентагона. Гюндеш утверждает, что первые контакты Гюлена с ЦРУ относятся к 1980-м, когда, будучи еще малоизвестным, он был связан с агрессивными антикоммунистическими правыми кругами Турции, поддерживаемыми через созданную ЦРУ и НАТО сеть «Гладио». Турецкая тайная сеть, подобная итальянской «Гладио» и называемая американскими спецслужбами «антипартизанской», была причастна к организации ряда террористических актов в Турции и поддержке кровавого военного переворота 1980 года, инициированного США. Карательные отряды «антипартизан» ответственны за 3,5 тыс. нераскрытых убийств на юго-востоке страны в 1970-х и 1980-х. Прошлое Фетхуллаха Гюлена определенно не было посвящено служению идеалам «мира и любви». В то время Гюлен создал в турецком городе Эрзерум антикоммунистическую организацию, работавшую над проектом ЦРУ по распространению антисоветской пропаганды совместно с радио «Свободная Европа», сотрудником которого был Пол Хензе, бывший глава отделения ЦРУ в Стамбуле и сотрудник корпорации RAND. Хензе был ключевой фигурой в организации турецкого переворота 1980 года. Гюлен также привлек внимание Ричарда Перла, с 1981 года работавшего в администрации Рейгана заместителем министра обороны США по вопросам политики в области международной безопасности. Однако основным контактом Гюлена в ЦРУ был Мортон Абрамовитц, находившийся в Турции в качестве сотрудника ЦРУ, а с конца 1980-х – в качестве американского посла. В начале 2000-х разведывательные службы России отреагировали на присутствие и деятельность Гюлена. Российское правительство запретило деятельность всех школ Гюлена и его секты «Нурджулар» в РФ. Более 20 турецких последователей Гюлена были депортированы из России с 2002 по 2004 год. В 1999 году в Узбекистане были закрыты все медресе Гюлена и арестованы восемь проходивших обучение в школах Гюлена журналистов, обвиненных в организации незаконных религиозных групп и участии в деятельности экстремистской организации. В Туркменистане правительство взяло школы Гюлена под жесткий контроль, обязав их исключить из программы курс истории религии. Однако проникновение Гюлена и ЦРУ в Центральную Азию не было остановлено. Они продолжали реализацию своего проекта, действуя теперь более осторожно. «Паутина»Движение Гюлена активно проникало в госучреждения Турции. Гюленисты начали терпеливо плести в Турции свою паутину институциональной власти еще в 1980-х. Гюлен направил основные усилия на создание опорного плацдарма в сфере обучения будущих представителей турецкой элиты. Один аналитик так описывал значительные религиозные трансформации, произошедшие в прежде светской кемалистской Турции за 30 лет деятельности Гюлена: «В 2009 году Турция имела более 85 тыс. действующих мечетей – по одной на 350 граждан. Для сравнения: одну больницу – на каждые 60 тыс. человек. Это является самым высоким показателем на душу населения в мире – 90 тыс. имамов, которых больше, чем врачей или учителей. В стране тысячи мусульманских средних школ типа медресе и около 4 тыс. официальных государственных курсов изучения Корана. И это не считая негосударственных школ изучения Корана, учет которых может увеличить общее число таких заведений раз в десять. Расходы правительственного Управления по делам религии за первые 4,5 года правления ПСР Эрдогана выросли в пять раз: с 553 трлн турецких лир в 2002 году (примерно 325 млн долларов) до 2,7 квадриллиона лир. Управление имеет больший бюджет, чем восемь других министерств, вместе взятых». Описывая впечатляющую образовательную сеть, созданную в Турции движением Гюлена, Нуреттин Верен, его главный помощник, рассказал, что в 2009 году около 75% из 2 млн учащихся подготовительных школ Турции были приняты в организацию Гюлена. Его движение контролировало тысячи элитных средних школ, колледжей и студенческих общежитий по всей Турции, а также частные университеты, крупнейшим из которых был Университет Фатих в Стамбуле. Целевой аудиторией, с которой работали последователи Гюлена, были одиннадцати- и двенадцатиклассники, вошедшие в решающий период своей жизни. В школах Гюлена эти подростки получали наставления и подвергались идеологической обработке, чтобы, став в будущем юристами, политиками и учителями, укрепить обновленную исламистскую Турцию. В соответствии с распоряжениями Фетхуллаха Гюлена его богатые последователи открывали всё новые школы и образовательные центры такими темпами, что турецкий обозреватель Эмре Акоз назвал это “джихадом в образовании”». И вот что говорит Верен о результатах такого акцента на обучение новой исламистской элиты: «Эти школы были, как витрины магазинов: вербовка новых членов и исламизация проводились на ночных занятиях… Дети, которых мы учили в Турции, занимают теперь высокие посты в обществе. Это начальники, судьи, армейские офицеры. Это министры в правительстве. Прежде чем что-либо предпринять, они советуются с Гюленом». Опираясь на новую силу, свою Партию справедливости и развития, в то время поддерживавшую Гюлена, премьер-министр Реджеп Эрдоган и его исламистское правительство изменили учебники, особо выделили в программах курсы религии, а также перевели тысячи аттестованных имамов из ведения Управления по делам религии на должности учителей и администраторов государственных школ Турции. Провести грань между исламом и государством становилось всё сложнее. Абдулла Гюль, первый турецкий президент-исламист, назначил связанного с Гюленом профессора Юсуфа Зия Озкана главой Совета высшего образования Турции и использовал его для продвижения в руководство университетов сторонников Гюлена. В первую очередь они стремились получить контроль над государственной полицией и судами. В 2009 году бывший посол США в Турции Джеймс Джеффри сказал журналисту: «Невозможно доказать, что члены движения Гюлена контролируют полицию, однако мы не встречали ни одного человека, который бы с этим поспорил». Если ты можешь арестовать политических оппонентов и отдать их на милость «своим» судьям, значит, ты можешь делать практически что угодно. Вероятно, именно такое положение и стремились занять люди Гюлена. Когда в 2002 году к власти пришла ПСР, она сотрудничала с членами «Джамаата» Гюлена в судебной системе Турции, стремясь лишить военные круги политической власти. По словам Гарета Дженкинса из Университета Джонса Хопкинса, изучавшего рост влияния движения в Турции, «гюленисты обладали всей полнотой власти в полицейской и судебной системах. С приходом к власти ПСР их положение в полицейской системе только упрочилось». Гюленисты и созданная и контролируемая Эрдоганом ПСР с самого начала объединились в борьбе против ключевых оппозиционных деятелей из светской элиты: военных, ученых, журналистов и левых активистов. Многие из них получили тюремные сроки, зачастую без законных на то оснований, исключительно по обвинению в участии в заговоре против турецкого правительства. К началу нового тысячелетия движение Гюлена раскинуло свои сети во всех сферах жизни светского турецкого государства. Успешное избрание Реджепа Тайипа Эрдогана, ставшего первым исламистом на посту премьер-министра Турции, оказалось возможным благодаря соглашению, заключенному между ним и Гюленом. В обмен на призыв Гюлена к его многочисленным сторонникам голосовать за Эрдогана и ПСР Фетхуллаху была гарантирована «защита» для его движения в Турции. По словам знакомого с ситуацией американского дипломата, в 2004 году примерно пятая часть всех депутатов ПСР в турецком парламенте были последователями Гюлена, получавшими от него «распоряжения». Это была хрупкая договоренность двух искусных игроков. Впоследствии они разошлись. В 2013 году Гюлен и официальный Вашингтон в один голос стали клеймить Эрдогана, не согласившегося с написанным американцами сценарием по Ирану, Сирии и ряду других стратегических вопросов. Пока США подогревают стремления Эрдогана воссоздать султанат и провоцируют его ввязываться в конфликты на Кавказе, Казахстане и Синьцзяне на севере Китая. Однако в любой момент американцы могут попытаться привести на пост главы Турции более лояльного человека. В этом они будут опираться в том числе и на организацию Гюлена.

10 октября 2015, 01:28

Scofield: Б. Обама и Х. Клинтон против Vanguard

Отъезды генерала Абдул Рашида Дустума в Турцию состоялись в мае 1997 года и в декабре 2008 года. Фактически в это время Турция выступила против проектов кампании Вангард в Афганистане. Как это объяснить? С 03.01.1995 г. по 01.06.1997 г. послом США в Турции был Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman). Бывшая переводчица ФБР Сибил Эдмондс (Sibel Edmonds) в интервью журналу «Американский консерватор» заявила: «[Марк] Гроссман стал представлять интерес уже в начале расследования. Будучи послом США в Турции [1994-97 гг.], он был лично связан с тайными агентами, как правительства Турции, так и преступных групп.

Выбор редакции
25 сентября 2015, 01:30

Sibel Edmonds: ISIS Is US

 SIBEL EDMONDS: ISIS IS US; LEARN WHY TURKEY IS FALLING INTO PURE CHAOS  As the US prepares a military coup in Turkey. The Financial Armageddon Economic Collapse Blog tracks trends and forecasts , futurists , visionaries , free investigative journalists , researchers , Whistelblowers ,... [[ This is a content summary only. Visit http://FinanceArmageddon.blogspot.com or http://www.newsbooze.com or http://www.figanews.com for full links, other content, and more! ]]

15 ноября 2013, 17:37

Бывшая переводчица ФБР о том, как Пентагон, ЦРУ и Госдеп поддерживали тесные связи с боевиками.

Нафиз Моссадек Ахмед1news.az Фото: perevodika.ru В ее книге воспоминаний «Засекреченная женщина: история Сибел Эдмондс», опубликованной в прошлом году, высокопоставленные правительственные чиновники обвиняются в халатности, коррупции и сотрудничестве с Аль-Каидой в незаконной контрабанде оружия и обороте наркотиков в Центральной Азии. В интервью в начале марта Эдмондс заявила, что Айман аль-Завахири, сегодняшний лидер Аль-Каиды и заместитель Усамы бен Ладена на тот момент, провел бесчисленное множество регулярных встреч в посольстве США в Баку, Азербайджан, с американскими военными и сотрудниками разведки в период с 1997 по 2001 год в рамках операции, известной как «Гладио Б». Аль-Завахири, заявила она, а также различные члены семьи бен Ладена и другие моджахеды перевозились на самолетах НАТО в различные части Центральной Азии и Балкан, чтобы участвовать в поддерживаемых Пентагоном операциях по дестабилизации. Согласно двум журналистам «Санди Таймс», говорившим на условиях анонимности, эти и связанные с ними разоблачения были подтверждены высокопоставленными чиновниками Пентагона и МИ6 в рамках серии расследований из четырех частей, которая должна была быть опубликована в 2008 году. Журналисты «Санди Таймс» рассказали о том, как от этой истории без объяснений отказались под давлением неназванных «заинтересованных групп», которые, как дают понять, были связаны с Госдепартаментом США. Убить гонца. Названная «Американским союзом гражданских свобод» «человеком, которому затыкают рот больше всех в истории Соединенных Штатов», Эдмондс изучала уголовное правосудие, психологию и публичную политику в университетах им. Джорджа Вашингтона и Джорджа Мэйсона. Через две недели после терактов 11 сентября ее свободное владение турецким, фарси и азербайджанским языками помогли ей получить контракт с ФБР в вашингтонском отделении Бюро. Ей было поручено переводить совершенно секретную разведывательную информацию, полученную в рамках операций против подозреваемых в терроризме внутри и за пределами США. В процессе своей работы Эдмондс узнала о свидетельствах того, что американские военные и разведывательные службы сотрудничают с исламистскими боевиками, связанными с Аль-Каидой – с теми самыми силами, которые обвинялись в атаках 11/09, – и что должностные лица в ФБР скрывали эти свидетельства. Когда Эдмондс пожаловалась своему начальству, ее семье стал угрожать один из фигурантов ее жалобы, а ее уволили. Управление генерального инспектора Министерства юстиции США по прошествии времени провело расследование в отношении ее обвинений против коллег по ФБР в шпионаже, при этом управление не предоставило каких-либо подробностей об обвинениях, так как они остаются засекреченными. Хотя окончательных выводов по заявлениям о шпионаже сделано не было, Министерство юстиции пришло к заключению, что многие обвинения, сделанные Эдмондс, «были обоснованы, что ФБР не отнеслось к ним достаточно серьезно, и что ее обвинения являлись фактически самым значительным фактором в решении ФБР отказаться от ее услуг». Когда она попыталась предать гласности свою историю в 2002 и снова в 2004 году, правительство США заставило Эдмондс замолчать, сославшись на правовой прецедент, известный как «привилегия государственной тайны» — почти безграничное полномочие признать недействительным судебное разбирательство на основании одного лишь заявления правительства, что свидетельства или показания могут разгласить информацию, которая может подорвать «национальную безопасность». По этому принципу правительство стремилось задним числом засекретить первичную информацию в отношении дела Эдмондс, уже являвшуюся открытой, включая, согласно «Нью-Йорк Таймс», «то, с каких языков Эдмондс переводила, какими типами дел она занималась и с какими сотрудниками работала, заявили официальные лица. Даже такая обычная и широко распространенная информация как то, где она работала, является теперь секретной». Хотя это явно не первое использование «привилегии государственной тайны», с момента дела Эдмондс этот прецедент неоднократно применялся в период после теракта 11 сентября  как администрацией Буша, так и администрацией Обамы, чтобы защитить правительство США от проверки судом «передачи» подозреваемых, пыток, прослушивания телефонных разговоров без ордера, а также заявленные президентом полномочия на ведение войны. Другие эксперты по разведке согласны, что Эдмондс натолкнулась на преступный сговор в центре американской судебной системы. В своей книге она рассказывает, что специальный агент ФБР Джилберт Грэхем, который также работал в вашингтонском отделении Бюро по контрразведывательным операциям, рассказал ей за чашкой кофе о том, как он «проводил специальную проверку сведений в отношении федеральных судей» в «начале девяностых для Бюро… Если мы получаем дерьмо – скелеты у них в шкафах – то Министерство юстиции хранило это в своей кладовой, чтобы использовать это против них в будущем или чтобы заставить их сделать то, что они хотят в определенных случаях – в случаях вроде твоего». В обнародованной в 2007 году отцензурированной версии засекреченного защищенного раскрытия информации Грэхемом для Министерства юстиции касательно этих утверждений говорится о «злоупотреблении полномочиями» со стороны ФБР посредством проведения незаконного прослушивания телефонных разговоров для получения информации на должностных лиц США. Взращивание террора. Пять лет назад Эдмондс рассказала «Санди Таймс», что один неназванный высокопоставленный чиновник Госдепартамента США получает деньги от турецких агентов в Вашингтоне, передавая им ядерные и военные секреты. «Он помогал иностранным агентам против интересов США, передавая им совершенно секретную информацию, не только из Госдепартамента, но и из Пентагона, в обмен на деньги, положение и политические цели», — сказала Эдмондс газете. Она сообщила, что случайно узнала эту информацию, когда слушала утаиваемые телефонные разговоры, записанные во время слежки ФБР, помеченные ее коллегой Мелек Кэн Дикинсон как «не относящиеся к делу». В разоблачительной статье в «Санди Таймс» Эдмондс описала параллельную организацию в Израиле, сотрудничающую с турками по нелегальной продаже оружия и поставкам технологий. Между Израилем и Турцией действовал ряд подставных компаний, зарегистрированных в США, с активными «агентами внутри важных военных и ядерных учреждений», при поддержке американских чиновников, с тем, чтобы продавать секреты тем, кто предложит наивысшую цену. Одним из покупателей была пакистанская Межведомственная служба разведки (ISI) – которая часто использовала своих турецких союзников, согласно «Таймс», «как посредников… так как было меньше вероятности, что они вызовут подозрение». Пакистанской операцией, как сообщила газета, «руководил генерал Махмуд Ахмад, тогдашний глава ISI» с 1999 по 2001 г., когда служба помогала тренировать, снабжать и координировать афганских талибов и их арабских союзников, собранных вместе в коалицию под названием Аль-Каида. Ахмад, как отметила «Таймс», «был обвинен [ФБР] в одобрении банковского перевода в 100000 долларов Мохаммеду Атта, одному из угонщиков 11/09, незадолго до терактов».  Согласно индийским сотрудникам разведки, они оказали содействие ФБР в «отслеживании и установлении» финансового следа между генералом и главным угонщиком. То, что было обнаружено, как они утверждают, являлось настоящей причиной неожиданного ухода в отставку генерала в октябре 2001 года. Пакистанская ежедневная газета «The News» сообщила 10 сентября 2001 г., что глава пакистанской разведки провел несколько «загадочных встреч в Пентагоне и в Совете национальной безопасности» в ту неделю, включая встречу с директором ЦРУ Джорджем Тенетом. В интервью с этим автором в марте Эдмондс подняла вопрос о том, не сыграли ли связи американских официальных лиц со шпионской сетью, которую курировал Ахмад, а также замалчивание ФБР связанных с этим разведданных, свою роль в содействии атакам. «После 11/09 ряд иностранных агентов были задержаны ФБР для допроса в связи с подозрением, что они знали или каким-то образом помогли атакам», — сообщила «Санди Таймс». Газета рассказала, что, по словам Эдмондс, один высокопоставленный чиновник Госдепартамента получил звонок от иностранного агента, находившегося под наблюдением ФБР, попросившего помочь «им убраться из США, так как мы не можем им позволить все выболтать». Чиновник пообещал, что он «позаботится об этом». Эдмондс сказала этому автору, что коррупция на высоком уровне негативно влияла на возможности разведывательного сообщества США заниматься идущими расследованиями людей, планирующих атаки 11/09. «Это были как раз те самые боевики, которые выращивались некоторыми из ключевых союзников Америки», — сказала она. Коррупция помогала гарантировать молчание Конгресса, когда эта стратегия выращивания вышла боком в виде 11/09. «И республиканцы, и демократы в палате представителей и в сенате фигурировали в контрразведывательных расследованиях ФБР в связи с получением взяток от иностранных агентов», — сказала она. Аль-Каида: враг или средство? В своем интервью Эдмондс настойчиво утверждала, что после своей первоначальнопубликовать свои самые ошеломляющие обвинения. Среди них Эдмондс описала то, как ЦРУ и Пентагон управляли рядом тайных операций по поддержке сетей исламистских боевиков, связанных с Усамой бен Ладеном, вплоть до 11/09 — в Центральной Азии, на Балканах и на Кавказе. Хотя широко известно, что ЦРУ спонсировало сети бен Ладена в Афганистане во время холодной войны, однако американские официальные лица отрицают, что подобные связи существовали. Другие утверждают, что эти связи были реальными, но были прекращены после того, как в 1989 году рухнул Советский Союз. Но согласно Эдмондс, это изложение событий является лживым. «Не только бен Ладен, но несколько ведущих «бен Ладенов» перевозились американской разведкой в регион и из него в конце 1990-х и до 2001 года», — сказала она этому автору, «включая Аймана аль-Завахири» — правую руку Усамы бен Ладена, ставшего ведущим руководителем аль-Каиды. «В конце 1990-х и до самых событий 11/09 аль-Завахири и другие агенты моджахедов регулярно встречались с высокопоставленными американскими официальными лицами в посольстве США в Баку, чтобы планировать балканские операции Пентагона вместе с моджахедами», — сказала Эдмондс. «У нас была поддержка этих операций со стороны Пакистана и Саудовской Аравии, но США обеспечивали контроль и руководили ими. Эти операции велись из тайного отделения Пентагона, имевшего собственный аппарат». Эдмонс пояснила: «Расследование контрразведки ФБР, которое отслеживало эти мишени и их связи с американскими чиновниками, было известно как «Гладио Б» и было начато в 1997 году. Так сложилось, что майор Дуглас Дикерсон» — муж ее коллеги по ФБР, Мелек, которую она обвинила в шпионаже, — «как раз руководил операциями «Гладио» Пентагона в Казахстане и Туркменистане в то время». В своих показаниях под присягой Эдмондс ранее подтвердила, что майор Дуг Дикерсон работал на Разведывательное управление Пентагона (РУМО) при отделе по закупке вооружений для Турции и Центральной Азии, а также в Управлении специальных планов (УСП), которое осуществляло контроль за общей политикой в отношении Центральной Азии. Гладио Б. Эдмондс сказала, что операции Пентагона с исламистами являлись «продолжением» первоначальной программы «Гладио», выявленной в 1970-е в Италии, которая являлась частью тайной операции НАТО по всему ЕС, начавшейся еще в 1940-е. Как документирует швейцарский историк д-р Даниель Гансер в своей основополагающей книге «Тайные армии НАТО», официальное расследование итальянского парламента подтвердило, что британская служба МИ6 и ЦРУ создали сеть тайных полувоенных армий для действий «в тылу противника» («stay-behind»), в состав которых входили фашисты и коллаборационисты нацистов. Тайные армии совершали террористические атаки по всей Западной Европе, вина за которые официально возлагалась на коммунистов. Итальянская военная разведка называла это «стратегией напряженности». «Нужно было атаковать гражданское население, людей, женщин, детей, невинных людей, неизвестных людей, не связанных ни с какими политическими играми», — объяснил агент «Гладио» Винченцо Винчигерра во время суда над ним в 1984 году. «Причина была довольно простой. Они должны были заставить этих людей… обратиться к государству за большей безопасностью». В то время как реальность «Гладио» в Европе подтверждена историческими документами, Эдмондс утверждает, что эта же стратегия применялась Пентагоном в 1990-е на новом театре боевых действий, а именно в Азии. «Вместо использования неонацистов они использовали моджахедов, работавших под командованием различных бен Ладенов, а также аль-Завахири», — сказала она. Последняя публично известная встреча «Гладио» произошла в Объединенном тайном комитете НАТО (ОТК) в Брюсселе в 1990 году. Хотя Италия являлась основным направлением для более старых операций в Европе, Эдмондс сказала, что Турция и Азербайджан служили главными перевалочными базами для совершенно нового, иного типа операций в Азии с использованием ветеранов анти-советской кампании в Афганистане, так называемых «афганских арабов», которых тренировала Аль-Каида. Эти новые операции под руководством Пентагона имели кодовое название «Гладио Б», данное им контрразведкой ФБР: «В 1997 году НАТО попросило [египетского президента] Хосни Мубарака освободить из тюрьмы исламистских боевиков, связанных с Айманом аль-Завахири [роль которого в убийстве Анвара Садата привела к восхождению к власти Мубарака]. Их отправили самолетом по приказу США в Турцию для [обучения и использования в] операциях Пентагона», — рассказала она. Утверждения Эдмондс получают некоторое независимое подтверждение в документах публичного характера. «Уолл Стрит Джорнал» говорит о туманном соглашении между Мубараком и «операционным крылом египетского «Исламского джихада», которое тогда возглавлял Айман аль-Завахири… Многие из бойцов этой группы согласились на прекращение огня с правительством бывшего президента Хосни Мубарака в 1997 году». Йосеф Бодански, бывший директор рабочей группы Конгресса по вопросам терроризма и нетрадиционным методам ведения войны, привел слова источников в американской разведке в статье для Defense and Foreign Affairs: Strategic Policy, подтвердив «дискуссии между лидером египетских террористов д-ром Айманом аль-Завахири и арабом-американцем, известным как агент ЦРУ и правительства США». Он упомянул «предложение», сделанное для аль-Завахири в ноябре 1997 года от имени американской разведки, дававшее его исламистам свободу действий в Египте до тех пор, пока они будут оказывать поддержку силам США на Балканах. В 1998 году брат Аль-Завахири, Мухаммед, руководил элитным подразделением «Косовской армии освобождения» против сербов во время конфликта в Косово – у него, по сообщениям, были прямые контакты с руководством НАТО. «Именно поэтому», — продолжила рассказывать Эдмондс в интервью, — «хотя ФБР регулярно следило за коммуникациями дипломатических ответвлений всех стран, только четыре страны были исключены из этого протокола – Британия, Турция, Азербайджан и Бельгия – в которой находится штаб-квартира НАТО. Ни одна другая страна – даже такие союзники как Израиль и Саудовская Аравия – не были исключены. Это потому, что эти четыре страны являлись неотъемлемой частью так называемых операций «Гладио Б» Пентагона». Эдмондс не стала строить предположения о целях операций Пентагона «Гладио Б», но заострила внимание на следующих возможностях: проецирование силы США на бывшую советскую сферу влияния, чтобы получить доступ к ранее неразрабатывавшимся стратегическим энергетическим и минеральным ресурсам для американских и европейских компаний; отбрасывание назад российского и китайского влияния; и расширение сферы действия прибыльной криминальной деятельности, особенно незаконной торговли оружием и наркотиками. Эксперт по вопросам финансирования терроризма Лоретта Наполеони оценивает общую стоимость этой криминальной экономики примерно в 1,5 триллиона долларов ежегодно, большая часть которых «течет в западные экономики, где они вторично перерабатываются в США и в Европе» как «важный элемент потока денежных средств в этих экономиках». И тогда не является совпадением тот факт, что торговля опиумом, как сказала этому автору Эдмондс, быстро выросла под опекой НАТО в Афганистане: «Я точно знаю, что самолеты НАТО регулярно перевозили героин в Бельгию, откуда они затем направлялись в Европу и в Британию. Они также перевозили героин в центры дистрибуции в Чикаго и Нью-Джерси. В рамках контрразведывательных операций ФБР и Управления по борьбе с наркотиками (УБН) были получены свидетельства об этом наркотрафике во время их наблюдения за широким кругом мишеней, включая высокопоставленных чиновников в Пентагоне, ЦРУ и Госдепартаменте. В рамках этого наблюдения была выявлена роль Дикерсонов – при поддержке высокопоставленных американских чиновников – в содействии обороту наркотиков. Из этих данных было очевидно, что весь поток наркотиков, денег и террора в Центральной Азии направлялся этими чиновниками». Доказательства этого потока, согласно Эдмондс, остаются засекреченными в виде документов о проведении наблюдения отделом контрразведки ФБР, которые она должна была переводить. Хотя эти предполагаемые свидетельства так и не добрались до суда из-за использования правительством США «привилегии государственной тайны», она смогла дать подробные показания касательно своих утверждений, включая называние фамилий, в 2009 году. Цензура. В недавних интервью два журналиста «Санди Таймс» подтвердили этому автору, что расследование газетой на основании разоблачений Сибел Эдмондс должно было предать гласности большую часть этих подробностей. «Мы говорили с несколькими сегодняшними и действующими чиновниками Пентагона, подтвердившими существование американских операций по организации сетей моджахедов в Центральной Азии с 1990-х по 2001 год», — сказал один источник газеты «Санди Таймс». «Эти сети моджахедов были сплетены с целым рядом преступной деятельности, включая наркотики и оружие. Чиновники Пентагона подтвердили обвинения Эдмондс против конкретных американских чиновников, и я также побеседовал с одним сотрудником МИ6, который подтвердил, что США управляли этими операциями, поддерживая моджахедов в тот период». Но согласно Эдмондс, которая ссылается на группу журналистов газеты, занимающихся расследованием, последние две статьи серии были отвергнуты под давлением Государственного Департамента США. Она вспомнила, как журналисты, проводившие расследование «Санди Таймс», сказали ей в то время, что редактор газеты решил отказаться от этой истории после звонков от официальных лиц из посольства США в Лондоне.  Журналист из отдела расследований «Санди Таймс» сказал этому автору, что он беседовал с бывшим руководящим специальным агентом Дэнисом Саккером, который перешел работать в отделение ФБР в Колорадо. Саккер, по сообщениям, подтвердил достоверность утверждений Эдмондс о шпионаже, сказав ему, что история Эдмондс «должна была быть в заголовках новостей», потому что это был «скандал покрупнее, чем Уотергейт». Этот же журналист подтвердил, что после интервью с Саккером у него дома с газетой связался Госдепартамент США. «Американское посольство в Лондоне позвонило редактору и попыталось удержать его (от публикации). Нам было сказано, что нам не разрешается приближаться к Саккеру или к любым другим действующим агентам ФБР напрямую, а только обращаться через пресс-офис ФБР, и что если мы попытаемся поговорить с Саккером или с кем-то еще, работающим в ФБР, напрямую, то это будет незаконным. Конечно, это неправда, но это то, что было нам сказано. Я думаю, что это было завуалированной угрозой». Комментарии Саккера журналисту так никогда и не попали в печать. Ведущий репортер данной серии статей в «Санди Таймс» сказал этому автору, что расследование на основе информации Эдмондс должно было состоять из четырех частей, но от материала отказались без объяснения причин. «Материал был снят на полпути, неожиданно, без какого-либо предупреждения», — сказал журналист. «Я не принимал участия в решении редактора отказаться от этой истории, но в офисе среди нескольких журналистов, входивших в отдел расследований «Insight», было мнение, что это решение было принято под давлением со стороны Госдепартамента США, так как материал мог вызвать дипломатический скандал». Хотя журналист не знал, откуда взялась такая убежденность, — и ему не сказали о контакте посольства США с редактором газеты, о чем был осведомлен другой журналист, — он признал, что самоцензура под влиянием некоторых «заинтересованных групп» является возможным объяснением. «То, как отказались от материала, было необычным, но убеждение среди моих коллег, что это произошло под политическим давлением, является правдоподобным». Он уклончиво описал «редакционный механизм, связанный с газетой, но не являющийся формально ее частью, который однако может контролировать материалы, когда необходимо, связанные с определенными интересами». На вопрос о том, что это за интересы, журналист ответил: «Не могу сказать. Не могу говорить об этом». Эдмондс рассказала, как из-за усилий правительства США заставить ее замолчать у нее не оставалось иного выбора, кроме как записать свою историю. Получившаяся в результате книга «Засекреченная женщина» должна была быть передана на рассмотрение комиссии ФБР. По закону, Бюро должно принять решение о том, что может быть раскрыто (в книге) или отцензурировано, в течение 30 дней. Вместо этого примерно год спустя адвокат Эдмондс получил письмо от ФБР, извещавшее их, что Бюро все еще изучает книгу и запрещает ей ее публиковать: «Вопросы, о которых пишет г-жа Эдмондс, затрагивают множество интересов, некоторые из которых могут касаться засекреченной информации… Одобрение рукописей Федеральным бюро расследований будет включать внесение всех изменений, требуемых ФБР. До тех пор у г-жи Эдмондс нет разрешения публиковать ее рукописи, что включает предоставление их редакторам, литературным агентам, издателям, рецензентам или кому-либо еще. На данный момент г-жа Эдмондс обязана не раскрывать и не публиковать рукопись каким-либо образом». Это блокирование было еще одним примером, как сказала Эдмондс, «злоупотребления национальной безопасностью, чтобы скрыть свидетельства преступных деяний». Она сказала, что это вынудило ее опубликовать книгу самостоятельно в марте 2012 года, так как ни один издатель не рискнул взяться за это.ой разоблачительной статьи «Таймс» пошла дальше предыдущих разоблачений и готовилась

24 февраля, 16:07

Турецкий проект ЦРУ

Уильям Энгдаль, фрагмент книги «Священные войны Западного мира»В 1990-е годы специалисты ЦРУ приступили к созданию самого амбициозного проекта за всю историю их работы с политическим исламом, получившего известность под названием «Движение Фетхуллаха Гюлена», которое в Турции также называют «Джамаат Гюлена» или «Община». Центральное понятие учения Гюлена – хизмет (тур. hizmet, служение) – определяется последователями движения как долг служения мусульманскому сообществу. Как ни странно, это турецкое движение было основано в Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания, США, где жил отшельником его создатель Фетхуллах Гюлен, занимаясь организацией глобальной сети мусульманских школ, торговых предприятий и фондов, источники финансирования которых невозможно было отследить. АктивыУ движения Гюлена не было ни почтового адреса, ни электронной почты, ни официально зарегистрированной организации, ни счета в банке – ничего. Его последователи никогда не выступали в поддержку шариата или джихада – все их действия были скрыты от посторонних глаз. В 2008 году правительство США в материалах суда оценило общую стоимость империи Гюлена в 25–50 млрд долларов. Никто не мог достоверно указать масштабы этого проекта, поскольку независимых проверок не проводилось. В федеральном суде США на слушаниях по вопросу предоставления Гюлену в особом порядке разрешения на постоянное проживание в США, американской Green Card, один из поддерживающих «Джамаат» журналистов в своих показаниях дал представление о масштабах империи Гюлена. «Количество проектов, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена, сегодня исчисляется тысячами. Среди этих проектов: более 2 тыс. школ и семь университетов в более чем девяти странах на пяти континентах, две современные больницы, газета Zaman (издается на турецком и английском языках), телеканал Samanyolu, радиостанция Burç FM, главное информационное агентство Турции – СНА, ведущий еженедельный журнал новостей Aksiyon. А также проведение национальных и международных конференций, межрелигиозных ужинов-ифтаров по случаю Рамадана, визиты в Турцию представителей разных стран для межрелигиозного диалога, многочисленные программы, финансируемые Фондом журналистов и писателей. Кроме того, с обществом Гюлена связаны страховая компания Işık и турецкий Bank Asya, вошедший, по версии лондонского журнала Banker, в число 500 крупнейших банков мира. Банк финансирует венчурные проекты по всей мусульманской Африке – от Сенегала до Мали, имея соглашение о стратегическом сотрудничестве с сенегальской Tamweel Africa Holding SA при Исламском банке развития. Издательство Zaman владеет также крупнейшим в Турции англоязычным изданием Today’s Zaman. Сообщая в американском суде об активах Гюлена, журналист очень тщательно выбирал формулировки, особенно говоря о «проектах, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена» – такое расплывчатое утверждение никоим образом не позволяло отследить фактические источники финансирования. К концу 1990-х годов движение Гюлена привлекло внимание турецких военных и светского правительства в Анкаре, тогда еще хранивших верность светской кемалистской Турции, построенной «отцом современной Турции» Кемалем Ататюрком. Возглавив в 1920-х ряд блестящих военных кампаний и остановив поддерживаемое Британией греческое вторжение, Ататюрк основал современное турецкое государство. Он стал инициатором многих политических, экономических и культурных реформ, направленных на преобразование основанного на религии Османского халифата в светское и демократическое национальное государство. Он построил тысячи новых школ, сделал начальное образование бесплатным и обязательным, дал женщинам равные с мужчинами гражданские и политические права, уменьшил тяжесть налогового бремени крестьян. Гюлен и его движение ставили своей целью ни много ни мало добиться отказа Турции от этих достижений и инициировать ее возвращение к устоям халифата былых времен. В одном из своих посланий последователям Гюлен писал: «С терпением паука мы плетем нашу паутину, ожидая, когда люди попадутся в нее». СетьВ 1998 году Гюлен отбыл в США. А в 1999 году на турецком телевидении был показан сюжет, в котором он читал толпе последователей проповедь, рассказывая о своем стремлении построить исламистскую Турцию, живущую по законам шариата, а также о специфических методах достижения данной цели. В этой тайной проповеди Гюлен, в частности, говорит: «Вы должны перемещаться по артериям системы так, чтобы никто не замечал вашего существования, пока не достигнете всех центров власти... Вы должны ждать до тех пор, пока не будете готовы и пока не созреют условия, когда вы сможете взвалить на плечи весь мир и нести его… Вы должны ждать до тех пор, пока не получите всю государственную власть, пока не привлечете на свою сторону всю силу конституционных институтов Турции... До этого момента любой шаг будет преждевременным, как разбить яйцо, не дождавшись, пока пройдут 40 дней, чтобы цыпленок проклюнулся. Всё равно что убить цыпленка еще в яйце. Наше дело – противостоять миру. Я открыл всем вам свои чувства и мысли тайно, надеясь на вашу преданность и умение эту тайну хранить». Вскоре после бегства Гюлена в Пенсильванию турецкие прокуроры потребовали для него тюремного заключения сроком на десять лет за «основание организации, планировавшей разрушение светской системы государственного устройства и создание теократического государства». Гюлен с тех пор так и не вернулся из Соединенных Штатов, даже после снятия с него всех обвинений в 2006 году, уже во времена правления Реджепа Эрдогана. Отказ Гюлена вернуться на родину, где к власти пришла симпатизирующая ему Партия справедливости и развития (ПСР), усилил убежденность его противников в Турции в тесных связях проповедника с ЦРУ. В 2000 году Гюлен был обвинен тогда еще светским турецким судом в государственной измене. Используя свой диабет как медицинскую причину, не без помощи влиятельных друзей в ЦРУ Фетхуллах Гюлен получил возможность скрыться от правосудия в США до того, как ему были предъявлены официальные обвинения. На первый взгляд Гюлен производил приятное впечатление представленным на официальном сайте образом носителя «современной» миролюбивой суфийской исламской традиции, адаптированной к сегодняшнему миру. Это не был жесткий ислам бедуинов-ваххабитов из аравийских пустынь XVI века. Под красивым портретом задумчивого философа Гюлена был написан девиз «Понимание и Уважение». В 2008 году New York Times рассказала об организации Гюлена, к тому времени основательно закрепившейся в США и имевшей более сотни финансируемых государством спецшкол: «Движение Гюлена … не стремится разрушить современные светские государства, но позволяет практикующим мусульманам использовать данные им возможности. Это движение следует понимать как мусульманский эквивалент христианских движений, ориентированных на бизнес и профессии». Лучшую рекламу в прессе сложно было бы представить. Похожие статьи и репортажи, превозносящие Гюлена, появлялись в основных западных СМИ – от лондонского журнала Economist до американского CNN. Очень профессионально сделанный веб-сайт Гюлена сообщал, что движение «финансирует все свои проекты из пожертвований рядовых членов сообщества и не принимает какую-либо правительственную помощь в какой бы то ни было форме. Такой подход позволяет движению держаться в стороне от коррупции и политики». Организация Гюлена в США наняла одного из высокооплачиваемых вашингтонских PR-экспертов Карен Хьюс, которая ранее руководила предвыборной кампанией Джорджа Буша-младшего, для создания имиджа «умеренного» исламиста Гюлена. Центральное место в проекте Гюлена было отведено созданию нового Османского халифата, который должен был занять доминирующее положение на обширном пространстве Евразии, восстановив былое могущество империи тюрков-османов. Примечательно, что, бежав из Турции от судебного преследования за государственную измену, Гюлен направился в США, а не в одну из множества мусульманских стран, которые могли предоставить ему убежище. ЦРУ помогло своему ценному сотруднику. После событий 11 сентября 2001 года в США сложилась обстановка повышенного внимания к местным мусульманским группам. Министерство внутренней безопасности и Госдеп США высказались против предоставления Гюлену «визы привилегированного иммигранта с выдающимися способностями в области образования». Они представили суду развернутые аргументы, объяснив, почему имеющий за душой пять классов образования недоучка Фетхуллах Гюлен не может претендовать на привилегированную визу. Они пояснили, что его биография «содержит исчерпывающие свидетельства того, что проситель не является экспертом в области образования, не является преподавателем и уж точно не входит в тот небольшой процент экспертов, которые достигли заметных высот в области образования. Кроме того, имеются убедительные доказательства того, что проситель в первую очередь является лидером крупного и влиятельного религиозно-политического движения с огромными коммерческими активами. По данным имеющихся документов, большая часть “хвалебных отзывов”, которые приводит проситель в доказательство своих достижений, была получена благодаря спонсорской поддержке и финансированию со стороны общественного движения, организованного самим просителем…». Вопреки возражениям ФБР, Госдепа и Министерства внутренней безопасности США, три бывших сотрудника ЦРУ взяли ситуацию под контроль и обеспечили получение Гюленом Green Card и права на постоянное проживание в США. Помощь ЦРУЭтими тремя сотрудниками ЦРУ, которые помогли Гюлену получить Green Card, были Джордж Фидас, бывший посол США в Турции Мортон Абрамовитц и Грэхем Фуллер. Они возглавили список из 29 человек, подписавших заявления в поддержку поданной Гюленом заявки на получение визы. Фидас служил в ЦРУ 31 год и занимал весьма высокую должность при заместителе директора. Уволившись из ЦРУ, Фидас перешел на сверхсекретный факультет Колледжа военной разведки при Министерстве обороны США. Мортон Абрамовитц, по имеющимся данным, также был связан с ЦРУ. В 1989 году Джордж Буш-старший назначил его американским послом в Турции. Работавшая в ФБР переводчиком с турецкого Сибель Эдмондс была информатором, назвавшим имена Абрамовитца и Грэма Фуллера в ряду участников тайного заговора в американском правительстве, который она раскрыла. В рамках этого заговора различные сети за пределами Турции использовались для реализации преступного плана «глубинного государства» в тюркском мире, от Стамбула до Китая. Сеть, которую раскрыла Эдмондс, была вовлечена в контрабанду героина из Афганистана. После ухода из Госдепа Абрамовитц входил в состав совета директоров финансируемого Конгрессом Национального фонда демократии (NED), а также был соучредителем Международной группы по предотвращению кризисов (ICG) вместе с Джорджем Соросом. NED и ICG использовались США для организации «цветных» революций. Достаточно вспомнить сербское движение «Отпор», «оранжевую революцию» на Украине в 2004-м, «зеленую революцию» в Иране в 2009-м, «революцию лотосов» на египетской площади Тахрир в 2011-м и т.д. Журналист Диана Джонстон описывала Международную группу Абрамовитца по предотвращению кризисов как «мозговой центр высокого уровня, поддерживаемый финансистом Джорджем Соросом… созданный в первую очередь для корректирования политики правительств, вовлеченных в осуществляемое под началом НАТО переформатирование Балкан… Одним из ключевых членов группы стал американский политик Мортон Абрамовитц, идеолог политики “гуманитарной интервенции” НАТО и спонсор албанских сепаратистов в Косово». Членами и «советниками» в Совете попечителей ICG стали такие люди, как Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по национальной безопасности и разработчик стратегии использования афганских моджахедов в 1980-х, принц Турки аль-Фейсал, бывший глава саудовской разведки и посол Саудовской Аравии в США, генерал Уэсли Кларк, бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе, руководивший инициированными США несанкционированными бомбардировками Сербии, Хавьер Солана, бывший генеральный секретарь НАТО. Грэм Фуллер, третий помогавший Фетхуллаху Гюлену «друг» из ЦРУ, также не был рядовым сотрудником разведки. С 1980-х в ЦРУ он принимал активное участие в координации деятельности моджахедов и других организаций политического ислама. Фуллер в течение 20 лет участвовал в оперативной работе ЦРУ в Турции, Ливане, Саудовской Аравии, Йемене и Афганистане, был одним из первых сторонников использования «Братьев-мусульман» и подобных исламистских организаций в качестве инструмента американской внешней политики. В 1982 году Грэхем Фуллер был назначен офицером национальной разведки, отвечающим в ЦРУ за Ближний Восток и Южную Азию. В зоне его ответственности был Афганистан, где он служил начальником отделения ЦРУ в Кабуле, а также Центральная Азия и Турция. В 1986-м при Дональде Рамсфелде Фуллер стал вице-председателем Национального совета по разведке при ЦРУ, в ведении которого находились вопросы долгосрочного стратегического прогнозирования национального масштаба. В 1988 году, когда война моджахедов в Афганистане уже подходила к концу, Фуллер формально ушел из ЦРУ с высокого поста заместителя председателя Национального совета по разведке, перейдя на работу в корпорацию RAND. Такой шаг, вероятно, потребовался для устранения неудобных вопросов о его роли в скандальном деле «Иран-контрас» на фоне начала предвыборной кампании кандидата в президенты Джорджа Буша-старшего, в подчинении у которого Фуллер ранее работал в ЦРУ. Аналитический центр вашингтонских неоконсерваторов RAND был тесно связан с Пентагоном и ЦРУ. Существуют определенные свидетельства того, что деятельность Фуллера в RAND была связана с разрабатываемой ЦРУ стратегией создания и использования движения Гюлена в качестве геополитической силы для проникновения в страны бывшего СССР в Центральной Азии. Годы работы в RAND Фуллер посвятил исследованию исламского фундаментализма в Турции, Судане, Афганистане, Пакистане и Алжире. В своих трудах он рассматривал вопросы выживания Ирака, писал о постсоветской «новой геополитике в Центральной Азии», куда Фетхуллах Гюлен направлял своих подопечных для основания «школ Гюлена» и медресе. В 1999 году сотрудник RAND Грэхем Фуллер высказывался за использование мусульманских сил в Центральной Азии в интересах США против Китая и России. Он утверждал: «Политика направления эволюции ислама и содействия его силам в борьбе против наших врагов блестяще сработала в Афганистане против русских. Те же подходы и сегодня могут быть использованы для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». Очевидно, Фуллер и его сторонники, составлявшие определенную группировку в американском разведывательном сообществе, отвели своему ставленнику Фетхуллаху Гюлену одну из главных ролей в этом проекте. При этом на Кавказе, в том числе в Чечне, начиная с 1990-х годов, наблюдалась активизация направляемых ЦРУ мусульманских джихадистов, устраивавших восстания и террористические операции. Компрометирующие связи Грэхема Фуллера с поддерживаемой ЦРУ сетью кавказских джихадистов обнаружились после теракта в Бостоне в апреле 2013 года. Дядей предполагаемых террористов – братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых – был выходец из Чечни Руслан Царнаев. Руслан с 1990 по 1999 год был женат на Саманте Фуллер, дочери Грэхема Фуллера. Фуллер даже сообщил, что «дядя Руслан» жил в его доме в пригороде Вашингтона, а сам Грэхем несколько раз бывал на Кавказе и в Киргизии, чтобы «навестить» дочь и зятя: как раз когда ЦРУ активно поддерживало чеченских исламских террористов в их борьбе против Москвы. Руслан Царнаев, после смены имени ставший Русланом Царни, в прошлом работал в компаниях, связанных с Halliburton Дика Чейни, а в 1990-х в Казахстане был «консультантом» Агентства США по международному развитию (USAID), известного своими тесными связями с ЦРУ. Грэхема Фуллера и Фетхуллаха Гюлена, очевидно, очень радовало их своеобразное «общество взаимного восхваления». В 2008 году Фуллер опубликовал книгу «Новая Турецкая республика: Турция как ключевое государство в мусульманском мире». Центральное место в книге было отведено восхвалению Гюлена и его «умеренного» исламского движения в Турции: «Харизматичная индивидуальность Гюлена делает его номером один среди исламских деятелей Турции. Движение Гюлена обладает самой обширной и мощной инфраструктурой и значительными финансовыми ресурсами по сравнению с другими общественными движениями в этой стране… Оно приобрело международный масштаб благодаря созданию сети многочисленных школ… в более чем десяти странах мира, в том числе в мусульманских странах бывшего СССР, в России, Франции и Соединенных Штатах». В результате Фетхуллах Гюлен укрылся в своем далеком и безопасном новом доме в пенсильванской глуши, а его глобальная организация политического ислама «Джамаат» продолжала распространять свое влияние на Кавказе и на всей территории Центральной Азии, до провинции Синьцзян в Западном Китае, в точном соответствии с установкой, озвученной Фуллером в 1999 году – «для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». На самом деле организация Гюлена при поддержке ЦРУ принимала активное участие в этой дестабилизации уже с момента распада СССР в 1991 году, когда бывшие советские республики преимущественно мусульманской Центральной Азии объявили о своей независимости от Москвы. Один авторитетный источник, работавший в ФБР, называл Гюлена «одной из ключевых фигур, обеспечивающих работу ЦРУ в Центральной Азии и на Кавказе». Работа в бывшем СССРК середине 1990-х годов в Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Туркменистане, Киргизии, Узбекистане и даже в российских Дагестане и Татарстане было основано более 75 школ Гюлена. Школы были организованы по единой модели «элитного учебного заведения», предоставляющего качественное образование на родном языке – русском, турецком или английском – детям исключительно из «лучших» семей, выходцы из которых должны были в будущем занять видное положение в обществе или стать лидерами своих стран. Подобно иезуитам римско-католической церкви, ученики элитных школ Гюлена в Центральной Азии должны были жить в мужских интернатах – центрах со строгой дисциплиной, школьной формой, беспрекословным подчинением, обязательным чтением Корана, молитвами по пять раз в день и постоянным изучением трудов Гюлена. Ученики знакомились с «посланием “Общины”» («Джамаата»), и эта постоянная идеологическая обработка, по мнению одного из бывших последователей Гюлена, делала движение похожим на секту сайентологов. Движение Гюлена наиболее активно работало над привлечением мальчиков-мусульман, отлично понимая, что дети доверчивы и легко подвергаются внушению. Официальной миссией школ было возрождение ислама, однако под исламом понималась особая версия учения, предложенная Фетхуллахом Гюленом. Это была хорошо продуманная стратегия проникновения на постсоветское пространство и далее, в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, населенный преимущественно мусульманами-тюрками. Исламисты Гюлена – турецкие бизнесмены, студенты, учителя – были направлены в страны бывшего СССР практически сразу после распада Союза для реализации продуманной стратегии. Один исследователь Центральной Азии так описал операцию Гюлена: «Они всегда использовали один метод: бизнесмены из определенного города Турции, например Бурсы, решали сконцентрировать свои усилия на определенном центральноазиатском городе, скажем, Ташкенте. Инвестиции связанных с Гюленом бизнесменов, таким образом, становились важными для Ташкента, и возникало своего рода “побратимство” между двумя городами. Члены движения, своего рода миссионеры, посылались с целью установить контакты с важными компаниями, чиновниками и людьми, чтобы оценить местные потребности. Затем они приглашали некоторых из этих важных особ в Турцию. Их принимали сподвижники Гюлена, показывали им частные школы и учреждения “Общины” – “Джамаата”, не упоминая при этом о связях с исламистским движением Гюлена». Последователи Гюлена завалили центральноазиатские республики своей литературой и даже основали местные отделения принадлежащей Гюлену газеты Zaman в Бишкеке, Ашхабаде и Алма-Ате. Первые очертания нового Османского халифата уже появлялись перед взором Гюлена и его покровителей в Вашингтоне.В 2011 году Осман Нури Гюндеш, бывший сотрудник управления внешней разведки MIT (Национальной разведывательной организации Турции), «турецкого ЦРУ», а в середине 1990-х – главный советник по разведке при премьер-министре Тансу Чиллере, опубликовал скандальную книгу, которая была издана только на турецком языке. В своей книге Гюндеш, 85-летний отставной разведчик, подтверждает, что в 1990-х годах открывавшиеся по всей Евразии школы Гюлена становились прикрытием для работы сотен агентов ЦРУ, якобы «учителей – носителей английского языка». По словам Гюндеша, движение Гюлена только в Киргизии и Узбекистане «прикрывало 130 агентов ЦРУ» в своих школах. Весьма примечательно, что все американские «учителя английского» имели дипломатические паспорта США, что совсем не является стандартной практикой для рядовых иностранных педагогов. Гюндеш в деталях рассказывает про последователя Гюлена, владевшего 11 его школами в Узбекистане, в которых 70 сотрудников ЦРУ «преподавали английский язык» в рамках программы под кодовым названием «Мост дружбы». «Учителя» из ЦРУ направляли отчеты в ответственное подразделение Пентагона. Гюндеш утверждает, что первые контакты Гюлена с ЦРУ относятся к 1980-м, когда, будучи еще малоизвестным, он был связан с агрессивными антикоммунистическими правыми кругами Турции, поддерживаемыми через созданную ЦРУ и НАТО сеть «Гладио». Турецкая тайная сеть, подобная итальянской «Гладио» и называемая американскими спецслужбами «антипартизанской», была причастна к организации ряда террористических актов в Турции и поддержке кровавого военного переворота 1980 года, инициированного США. Карательные отряды «антипартизан» ответственны за 3,5 тыс. нераскрытых убийств на юго-востоке страны в 1970-х и 1980-х. Прошлое Фетхуллаха Гюлена определенно не было посвящено служению идеалам «мира и любви». В то время Гюлен создал в турецком городе Эрзерум антикоммунистическую организацию, работавшую над проектом ЦРУ по распространению антисоветской пропаганды совместно с радио «Свободная Европа», сотрудником которого был Пол Хензе, бывший глава отделения ЦРУ в Стамбуле и сотрудник корпорации RAND. Хензе был ключевой фигурой в организации турецкого переворота 1980 года. Гюлен также привлек внимание Ричарда Перла, с 1981 года работавшего в администрации Рейгана заместителем министра обороны США по вопросам политики в области международной безопасности. Однако основным контактом Гюлена в ЦРУ был Мортон Абрамовитц, находившийся в Турции в качестве сотрудника ЦРУ, а с конца 1980-х – в качестве американского посла. В начале 2000-х разведывательные службы России отреагировали на присутствие и деятельность Гюлена. Российское правительство запретило деятельность всех школ Гюлена и его секты «Нурджулар» в РФ. Более 20 турецких последователей Гюлена были депортированы из России с 2002 по 2004 год. В 1999 году в Узбекистане были закрыты все медресе Гюлена и арестованы восемь проходивших обучение в школах Гюлена журналистов, обвиненных в организации незаконных религиозных групп и участии в деятельности экстремистской организации. В Туркменистане правительство взяло школы Гюлена под жесткий контроль, обязав их исключить из программы курс истории религии. Однако проникновение Гюлена и ЦРУ в Центральную Азию не было остановлено. Они продолжали реализацию своего проекта, действуя теперь более осторожно. «Паутина»Движение Гюлена активно проникало в госучреждения Турции. Гюленисты начали терпеливо плести в Турции свою паутину институциональной власти еще в 1980-х. Гюлен направил основные усилия на создание опорного плацдарма в сфере обучения будущих представителей турецкой элиты. Один аналитик так описывал значительные религиозные трансформации, произошедшие в прежде светской кемалистской Турции за 30 лет деятельности Гюлена: «В 2009 году Турция имела более 85 тыс. действующих мечетей – по одной на 350 граждан. Для сравнения: одну больницу – на каждые 60 тыс. человек. Это является самым высоким показателем на душу населения в мире – 90 тыс. имамов, которых больше, чем врачей или учителей. В стране тысячи мусульманских средних школ типа медресе и около 4 тыс. официальных государственных курсов изучения Корана. И это не считая негосударственных школ изучения Корана, учет которых может увеличить общее число таких заведений раз в десять. Расходы правительственного Управления по делам религии за первые 4,5 года правления ПСР Эрдогана выросли в пять раз: с 553 трлн турецких лир в 2002 году (примерно 325 млн долларов) до 2,7 квадриллиона лир. Управление имеет больший бюджет, чем восемь других министерств, вместе взятых». Описывая впечатляющую образовательную сеть, созданную в Турции движением Гюлена, Нуреттин Верен, его главный помощник, рассказал, что в 2009 году около 75% из 2 млн учащихся подготовительных школ Турции были приняты в организацию Гюлена. Его движение контролировало тысячи элитных средних школ, колледжей и студенческих общежитий по всей Турции, а также частные университеты, крупнейшим из которых был Университет Фатих в Стамбуле. Целевой аудиторией, с которой работали последователи Гюлена, были одиннадцати- и двенадцатиклассники, вошедшие в решающий период своей жизни. В школах Гюлена эти подростки получали наставления и подвергались идеологической обработке, чтобы, став в будущем юристами, политиками и учителями, укрепить обновленную исламистскую Турцию. В соответствии с распоряжениями Фетхуллаха Гюлена его богатые последователи открывали всё новые школы и образовательные центры такими темпами, что турецкий обозреватель Эмре Акоз назвал это “джихадом в образовании”». И вот что говорит Верен о результатах такого акцента на обучение новой исламистской элиты: «Эти школы были, как витрины магазинов: вербовка новых членов и исламизация проводились на ночных занятиях… Дети, которых мы учили в Турции, занимают теперь высокие посты в обществе. Это начальники, судьи, армейские офицеры. Это министры в правительстве. Прежде чем что-либо предпринять, они советуются с Гюленом». Опираясь на новую силу, свою Партию справедливости и развития, в то время поддерживавшую Гюлена, премьер-министр Реджеп Эрдоган и его исламистское правительство изменили учебники, особо выделили в программах курсы религии, а также перевели тысячи аттестованных имамов из ведения Управления по делам религии на должности учителей и администраторов государственных школ Турции. Провести грань между исламом и государством становилось всё сложнее. Абдулла Гюль, первый турецкий президент-исламист, назначил связанного с Гюленом профессора Юсуфа Зия Озкана главой Совета высшего образования Турции и использовал его для продвижения в руководство университетов сторонников Гюлена. В первую очередь они стремились получить контроль над государственной полицией и судами. В 2009 году бывший посол США в Турции Джеймс Джеффри сказал журналисту: «Невозможно доказать, что члены движения Гюлена контролируют полицию, однако мы не встречали ни одного человека, который бы с этим поспорил». Если ты можешь арестовать политических оппонентов и отдать их на милость «своим» судьям, значит, ты можешь делать практически что угодно. Вероятно, именно такое положение и стремились занять люди Гюлена. Когда в 2002 году к власти пришла ПСР, она сотрудничала с членами «Джамаата» Гюлена в судебной системе Турции, стремясь лишить военные круги политической власти. По словам Гарета Дженкинса из Университета Джонса Хопкинса, изучавшего рост влияния движения в Турции, «гюленисты обладали всей полнотой власти в полицейской и судебной системах. С приходом к власти ПСР их положение в полицейской системе только упрочилось». Гюленисты и созданная и контролируемая Эрдоганом ПСР с самого начала объединились в борьбе против ключевых оппозиционных деятелей из светской элиты: военных, ученых, журналистов и левых активистов. Многие из них получили тюремные сроки, зачастую без законных на то оснований, исключительно по обвинению в участии в заговоре против турецкого правительства. К началу нового тысячелетия движение Гюлена раскинуло свои сети во всех сферах жизни светского турецкого государства. Успешное избрание Реджепа Тайипа Эрдогана, ставшего первым исламистом на посту премьер-министра Турции, оказалось возможным благодаря соглашению, заключенному между ним и Гюленом. В обмен на призыв Гюлена к его многочисленным сторонникам голосовать за Эрдогана и ПСР Фетхуллаху была гарантирована «защита» для его движения в Турции. По словам знакомого с ситуацией американского дипломата, в 2004 году примерно пятая часть всех депутатов ПСР в турецком парламенте были последователями Гюлена, получавшими от него «распоряжения». Это была хрупкая договоренность двух искусных игроков. Впоследствии они разошлись. В 2013 году Гюлен и официальный Вашингтон в один голос стали клеймить Эрдогана, не согласившегося с написанным американцами сценарием по Ирану, Сирии и ряду других стратегических вопросов. Пока США подогревают стремления Эрдогана воссоздать султанат и провоцируют его ввязываться в конфликты на Кавказе, Казахстане и Синьцзяне на севере Китая. Однако в любой момент американцы могут попытаться привести на пост главы Турции более лояльного человека. В этом они будут опираться в том числе и на организацию Гюлена.

10 октября 2015, 01:28

Scofield: Б. Обама и Х. Клинтон против Vanguard

Отъезды генерала Абдул Рашида Дустума в Турцию состоялись в мае 1997 года и в декабре 2008 года. Фактически в это время Турция выступила против проектов кампании Вангард в Афганистане. Как это объяснить? С 03.01.1995 г. по 01.06.1997 г. послом США в Турции был Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman). Бывшая переводчица ФБР Сибил Эдмондс (Sibel Edmonds) в интервью журналу «Американский консерватор» заявила: «[Марк] Гроссман стал представлять интерес уже в начале расследования. Будучи послом США в Турции [1994-97 гг.], он был лично связан с тайными агентами, как правительства Турции, так и преступных групп.

15 ноября 2013, 17:37

Бывшая переводчица ФБР о том, как Пентагон, ЦРУ и Госдеп поддерживали тесные связи с боевиками.

Нафиз Моссадек Ахмед1news.az Фото: perevodika.ru В ее книге воспоминаний «Засекреченная женщина: история Сибел Эдмондс», опубликованной в прошлом году, высокопоставленные правительственные чиновники обвиняются в халатности, коррупции и сотрудничестве с Аль-Каидой в незаконной контрабанде оружия и обороте наркотиков в Центральной Азии. В интервью в начале марта Эдмондс заявила, что Айман аль-Завахири, сегодняшний лидер Аль-Каиды и заместитель Усамы бен Ладена на тот момент, провел бесчисленное множество регулярных встреч в посольстве США в Баку, Азербайджан, с американскими военными и сотрудниками разведки в период с 1997 по 2001 год в рамках операции, известной как «Гладио Б». Аль-Завахири, заявила она, а также различные члены семьи бен Ладена и другие моджахеды перевозились на самолетах НАТО в различные части Центральной Азии и Балкан, чтобы участвовать в поддерживаемых Пентагоном операциях по дестабилизации. Согласно двум журналистам «Санди Таймс», говорившим на условиях анонимности, эти и связанные с ними разоблачения были подтверждены высокопоставленными чиновниками Пентагона и МИ6 в рамках серии расследований из четырех частей, которая должна была быть опубликована в 2008 году. Журналисты «Санди Таймс» рассказали о том, как от этой истории без объяснений отказались под давлением неназванных «заинтересованных групп», которые, как дают понять, были связаны с Госдепартаментом США. Убить гонца. Названная «Американским союзом гражданских свобод» «человеком, которому затыкают рот больше всех в истории Соединенных Штатов», Эдмондс изучала уголовное правосудие, психологию и публичную политику в университетах им. Джорджа Вашингтона и Джорджа Мэйсона. Через две недели после терактов 11 сентября ее свободное владение турецким, фарси и азербайджанским языками помогли ей получить контракт с ФБР в вашингтонском отделении Бюро. Ей было поручено переводить совершенно секретную разведывательную информацию, полученную в рамках операций против подозреваемых в терроризме внутри и за пределами США. В процессе своей работы Эдмондс узнала о свидетельствах того, что американские военные и разведывательные службы сотрудничают с исламистскими боевиками, связанными с Аль-Каидой – с теми самыми силами, которые обвинялись в атаках 11/09, – и что должностные лица в ФБР скрывали эти свидетельства. Когда Эдмондс пожаловалась своему начальству, ее семье стал угрожать один из фигурантов ее жалобы, а ее уволили. Управление генерального инспектора Министерства юстиции США по прошествии времени провело расследование в отношении ее обвинений против коллег по ФБР в шпионаже, при этом управление не предоставило каких-либо подробностей об обвинениях, так как они остаются засекреченными. Хотя окончательных выводов по заявлениям о шпионаже сделано не было, Министерство юстиции пришло к заключению, что многие обвинения, сделанные Эдмондс, «были обоснованы, что ФБР не отнеслось к ним достаточно серьезно, и что ее обвинения являлись фактически самым значительным фактором в решении ФБР отказаться от ее услуг». Когда она попыталась предать гласности свою историю в 2002 и снова в 2004 году, правительство США заставило Эдмондс замолчать, сославшись на правовой прецедент, известный как «привилегия государственной тайны» — почти безграничное полномочие признать недействительным судебное разбирательство на основании одного лишь заявления правительства, что свидетельства или показания могут разгласить информацию, которая может подорвать «национальную безопасность». По этому принципу правительство стремилось задним числом засекретить первичную информацию в отношении дела Эдмондс, уже являвшуюся открытой, включая, согласно «Нью-Йорк Таймс», «то, с каких языков Эдмондс переводила, какими типами дел она занималась и с какими сотрудниками работала, заявили официальные лица. Даже такая обычная и широко распространенная информация как то, где она работала, является теперь секретной». Хотя это явно не первое использование «привилегии государственной тайны», с момента дела Эдмондс этот прецедент неоднократно применялся в период после теракта 11 сентября  как администрацией Буша, так и администрацией Обамы, чтобы защитить правительство США от проверки судом «передачи» подозреваемых, пыток, прослушивания телефонных разговоров без ордера, а также заявленные президентом полномочия на ведение войны. Другие эксперты по разведке согласны, что Эдмондс натолкнулась на преступный сговор в центре американской судебной системы. В своей книге она рассказывает, что специальный агент ФБР Джилберт Грэхем, который также работал в вашингтонском отделении Бюро по контрразведывательным операциям, рассказал ей за чашкой кофе о том, как он «проводил специальную проверку сведений в отношении федеральных судей» в «начале девяностых для Бюро… Если мы получаем дерьмо – скелеты у них в шкафах – то Министерство юстиции хранило это в своей кладовой, чтобы использовать это против них в будущем или чтобы заставить их сделать то, что они хотят в определенных случаях – в случаях вроде твоего». В обнародованной в 2007 году отцензурированной версии засекреченного защищенного раскрытия информации Грэхемом для Министерства юстиции касательно этих утверждений говорится о «злоупотреблении полномочиями» со стороны ФБР посредством проведения незаконного прослушивания телефонных разговоров для получения информации на должностных лиц США. Взращивание террора. Пять лет назад Эдмондс рассказала «Санди Таймс», что один неназванный высокопоставленный чиновник Госдепартамента США получает деньги от турецких агентов в Вашингтоне, передавая им ядерные и военные секреты. «Он помогал иностранным агентам против интересов США, передавая им совершенно секретную информацию, не только из Госдепартамента, но и из Пентагона, в обмен на деньги, положение и политические цели», — сказала Эдмондс газете. Она сообщила, что случайно узнала эту информацию, когда слушала утаиваемые телефонные разговоры, записанные во время слежки ФБР, помеченные ее коллегой Мелек Кэн Дикинсон как «не относящиеся к делу». В разоблачительной статье в «Санди Таймс» Эдмондс описала параллельную организацию в Израиле, сотрудничающую с турками по нелегальной продаже оружия и поставкам технологий. Между Израилем и Турцией действовал ряд подставных компаний, зарегистрированных в США, с активными «агентами внутри важных военных и ядерных учреждений», при поддержке американских чиновников, с тем, чтобы продавать секреты тем, кто предложит наивысшую цену. Одним из покупателей была пакистанская Межведомственная служба разведки (ISI) – которая часто использовала своих турецких союзников, согласно «Таймс», «как посредников… так как было меньше вероятности, что они вызовут подозрение». Пакистанской операцией, как сообщила газета, «руководил генерал Махмуд Ахмад, тогдашний глава ISI» с 1999 по 2001 г., когда служба помогала тренировать, снабжать и координировать афганских талибов и их арабских союзников, собранных вместе в коалицию под названием Аль-Каида. Ахмад, как отметила «Таймс», «был обвинен [ФБР] в одобрении банковского перевода в 100000 долларов Мохаммеду Атта, одному из угонщиков 11/09, незадолго до терактов».  Согласно индийским сотрудникам разведки, они оказали содействие ФБР в «отслеживании и установлении» финансового следа между генералом и главным угонщиком. То, что было обнаружено, как они утверждают, являлось настоящей причиной неожиданного ухода в отставку генерала в октябре 2001 года. Пакистанская ежедневная газета «The News» сообщила 10 сентября 2001 г., что глава пакистанской разведки провел несколько «загадочных встреч в Пентагоне и в Совете национальной безопасности» в ту неделю, включая встречу с директором ЦРУ Джорджем Тенетом. В интервью с этим автором в марте Эдмондс подняла вопрос о том, не сыграли ли связи американских официальных лиц со шпионской сетью, которую курировал Ахмад, а также замалчивание ФБР связанных с этим разведданных, свою роль в содействии атакам. «После 11/09 ряд иностранных агентов были задержаны ФБР для допроса в связи с подозрением, что они знали или каким-то образом помогли атакам», — сообщила «Санди Таймс». Газета рассказала, что, по словам Эдмондс, один высокопоставленный чиновник Госдепартамента получил звонок от иностранного агента, находившегося под наблюдением ФБР, попросившего помочь «им убраться из США, так как мы не можем им позволить все выболтать». Чиновник пообещал, что он «позаботится об этом». Эдмондс сказала этому автору, что коррупция на высоком уровне негативно влияла на возможности разведывательного сообщества США заниматься идущими расследованиями людей, планирующих атаки 11/09. «Это были как раз те самые боевики, которые выращивались некоторыми из ключевых союзников Америки», — сказала она. Коррупция помогала гарантировать молчание Конгресса, когда эта стратегия выращивания вышла боком в виде 11/09. «И республиканцы, и демократы в палате представителей и в сенате фигурировали в контрразведывательных расследованиях ФБР в связи с получением взяток от иностранных агентов», — сказала она. Аль-Каида: враг или средство? В своем интервью Эдмондс настойчиво утверждала, что после своей первоначальнопубликовать свои самые ошеломляющие обвинения. Среди них Эдмондс описала то, как ЦРУ и Пентагон управляли рядом тайных операций по поддержке сетей исламистских боевиков, связанных с Усамой бен Ладеном, вплоть до 11/09 — в Центральной Азии, на Балканах и на Кавказе. Хотя широко известно, что ЦРУ спонсировало сети бен Ладена в Афганистане во время холодной войны, однако американские официальные лица отрицают, что подобные связи существовали. Другие утверждают, что эти связи были реальными, но были прекращены после того, как в 1989 году рухнул Советский Союз. Но согласно Эдмондс, это изложение событий является лживым. «Не только бен Ладен, но несколько ведущих «бен Ладенов» перевозились американской разведкой в регион и из него в конце 1990-х и до 2001 года», — сказала она этому автору, «включая Аймана аль-Завахири» — правую руку Усамы бен Ладена, ставшего ведущим руководителем аль-Каиды. «В конце 1990-х и до самых событий 11/09 аль-Завахири и другие агенты моджахедов регулярно встречались с высокопоставленными американскими официальными лицами в посольстве США в Баку, чтобы планировать балканские операции Пентагона вместе с моджахедами», — сказала Эдмондс. «У нас была поддержка этих операций со стороны Пакистана и Саудовской Аравии, но США обеспечивали контроль и руководили ими. Эти операции велись из тайного отделения Пентагона, имевшего собственный аппарат». Эдмонс пояснила: «Расследование контрразведки ФБР, которое отслеживало эти мишени и их связи с американскими чиновниками, было известно как «Гладио Б» и было начато в 1997 году. Так сложилось, что майор Дуглас Дикерсон» — муж ее коллеги по ФБР, Мелек, которую она обвинила в шпионаже, — «как раз руководил операциями «Гладио» Пентагона в Казахстане и Туркменистане в то время». В своих показаниях под присягой Эдмондс ранее подтвердила, что майор Дуг Дикерсон работал на Разведывательное управление Пентагона (РУМО) при отделе по закупке вооружений для Турции и Центральной Азии, а также в Управлении специальных планов (УСП), которое осуществляло контроль за общей политикой в отношении Центральной Азии. Гладио Б. Эдмондс сказала, что операции Пентагона с исламистами являлись «продолжением» первоначальной программы «Гладио», выявленной в 1970-е в Италии, которая являлась частью тайной операции НАТО по всему ЕС, начавшейся еще в 1940-е. Как документирует швейцарский историк д-р Даниель Гансер в своей основополагающей книге «Тайные армии НАТО», официальное расследование итальянского парламента подтвердило, что британская служба МИ6 и ЦРУ создали сеть тайных полувоенных армий для действий «в тылу противника» («stay-behind»), в состав которых входили фашисты и коллаборационисты нацистов. Тайные армии совершали террористические атаки по всей Западной Европе, вина за которые официально возлагалась на коммунистов. Итальянская военная разведка называла это «стратегией напряженности». «Нужно было атаковать гражданское население, людей, женщин, детей, невинных людей, неизвестных людей, не связанных ни с какими политическими играми», — объяснил агент «Гладио» Винченцо Винчигерра во время суда над ним в 1984 году. «Причина была довольно простой. Они должны были заставить этих людей… обратиться к государству за большей безопасностью». В то время как реальность «Гладио» в Европе подтверждена историческими документами, Эдмондс утверждает, что эта же стратегия применялась Пентагоном в 1990-е на новом театре боевых действий, а именно в Азии. «Вместо использования неонацистов они использовали моджахедов, работавших под командованием различных бен Ладенов, а также аль-Завахири», — сказала она. Последняя публично известная встреча «Гладио» произошла в Объединенном тайном комитете НАТО (ОТК) в Брюсселе в 1990 году. Хотя Италия являлась основным направлением для более старых операций в Европе, Эдмондс сказала, что Турция и Азербайджан служили главными перевалочными базами для совершенно нового, иного типа операций в Азии с использованием ветеранов анти-советской кампании в Афганистане, так называемых «афганских арабов», которых тренировала Аль-Каида. Эти новые операции под руководством Пентагона имели кодовое название «Гладио Б», данное им контрразведкой ФБР: «В 1997 году НАТО попросило [египетского президента] Хосни Мубарака освободить из тюрьмы исламистских боевиков, связанных с Айманом аль-Завахири [роль которого в убийстве Анвара Садата привела к восхождению к власти Мубарака]. Их отправили самолетом по приказу США в Турцию для [обучения и использования в] операциях Пентагона», — рассказала она. Утверждения Эдмондс получают некоторое независимое подтверждение в документах публичного характера. «Уолл Стрит Джорнал» говорит о туманном соглашении между Мубараком и «операционным крылом египетского «Исламского джихада», которое тогда возглавлял Айман аль-Завахири… Многие из бойцов этой группы согласились на прекращение огня с правительством бывшего президента Хосни Мубарака в 1997 году». Йосеф Бодански, бывший директор рабочей группы Конгресса по вопросам терроризма и нетрадиционным методам ведения войны, привел слова источников в американской разведке в статье для Defense and Foreign Affairs: Strategic Policy, подтвердив «дискуссии между лидером египетских террористов д-ром Айманом аль-Завахири и арабом-американцем, известным как агент ЦРУ и правительства США». Он упомянул «предложение», сделанное для аль-Завахири в ноябре 1997 года от имени американской разведки, дававшее его исламистам свободу действий в Египте до тех пор, пока они будут оказывать поддержку силам США на Балканах. В 1998 году брат Аль-Завахири, Мухаммед, руководил элитным подразделением «Косовской армии освобождения» против сербов во время конфликта в Косово – у него, по сообщениям, были прямые контакты с руководством НАТО. «Именно поэтому», — продолжила рассказывать Эдмондс в интервью, — «хотя ФБР регулярно следило за коммуникациями дипломатических ответвлений всех стран, только четыре страны были исключены из этого протокола – Британия, Турция, Азербайджан и Бельгия – в которой находится штаб-квартира НАТО. Ни одна другая страна – даже такие союзники как Израиль и Саудовская Аравия – не были исключены. Это потому, что эти четыре страны являлись неотъемлемой частью так называемых операций «Гладио Б» Пентагона». Эдмондс не стала строить предположения о целях операций Пентагона «Гладио Б», но заострила внимание на следующих возможностях: проецирование силы США на бывшую советскую сферу влияния, чтобы получить доступ к ранее неразрабатывавшимся стратегическим энергетическим и минеральным ресурсам для американских и европейских компаний; отбрасывание назад российского и китайского влияния; и расширение сферы действия прибыльной криминальной деятельности, особенно незаконной торговли оружием и наркотиками. Эксперт по вопросам финансирования терроризма Лоретта Наполеони оценивает общую стоимость этой криминальной экономики примерно в 1,5 триллиона долларов ежегодно, большая часть которых «течет в западные экономики, где они вторично перерабатываются в США и в Европе» как «важный элемент потока денежных средств в этих экономиках». И тогда не является совпадением тот факт, что торговля опиумом, как сказала этому автору Эдмондс, быстро выросла под опекой НАТО в Афганистане: «Я точно знаю, что самолеты НАТО регулярно перевозили героин в Бельгию, откуда они затем направлялись в Европу и в Британию. Они также перевозили героин в центры дистрибуции в Чикаго и Нью-Джерси. В рамках контрразведывательных операций ФБР и Управления по борьбе с наркотиками (УБН) были получены свидетельства об этом наркотрафике во время их наблюдения за широким кругом мишеней, включая высокопоставленных чиновников в Пентагоне, ЦРУ и Госдепартаменте. В рамках этого наблюдения была выявлена роль Дикерсонов – при поддержке высокопоставленных американских чиновников – в содействии обороту наркотиков. Из этих данных было очевидно, что весь поток наркотиков, денег и террора в Центральной Азии направлялся этими чиновниками». Доказательства этого потока, согласно Эдмондс, остаются засекреченными в виде документов о проведении наблюдения отделом контрразведки ФБР, которые она должна была переводить. Хотя эти предполагаемые свидетельства так и не добрались до суда из-за использования правительством США «привилегии государственной тайны», она смогла дать подробные показания касательно своих утверждений, включая называние фамилий, в 2009 году. Цензура. В недавних интервью два журналиста «Санди Таймс» подтвердили этому автору, что расследование газетой на основании разоблачений Сибел Эдмондс должно было предать гласности большую часть этих подробностей. «Мы говорили с несколькими сегодняшними и действующими чиновниками Пентагона, подтвердившими существование американских операций по организации сетей моджахедов в Центральной Азии с 1990-х по 2001 год», — сказал один источник газеты «Санди Таймс». «Эти сети моджахедов были сплетены с целым рядом преступной деятельности, включая наркотики и оружие. Чиновники Пентагона подтвердили обвинения Эдмондс против конкретных американских чиновников, и я также побеседовал с одним сотрудником МИ6, который подтвердил, что США управляли этими операциями, поддерживая моджахедов в тот период». Но согласно Эдмондс, которая ссылается на группу журналистов газеты, занимающихся расследованием, последние две статьи серии были отвергнуты под давлением Государственного Департамента США. Она вспомнила, как журналисты, проводившие расследование «Санди Таймс», сказали ей в то время, что редактор газеты решил отказаться от этой истории после звонков от официальных лиц из посольства США в Лондоне.  Журналист из отдела расследований «Санди Таймс» сказал этому автору, что он беседовал с бывшим руководящим специальным агентом Дэнисом Саккером, который перешел работать в отделение ФБР в Колорадо. Саккер, по сообщениям, подтвердил достоверность утверждений Эдмондс о шпионаже, сказав ему, что история Эдмондс «должна была быть в заголовках новостей», потому что это был «скандал покрупнее, чем Уотергейт». Этот же журналист подтвердил, что после интервью с Саккером у него дома с газетой связался Госдепартамент США. «Американское посольство в Лондоне позвонило редактору и попыталось удержать его (от публикации). Нам было сказано, что нам не разрешается приближаться к Саккеру или к любым другим действующим агентам ФБР напрямую, а только обращаться через пресс-офис ФБР, и что если мы попытаемся поговорить с Саккером или с кем-то еще, работающим в ФБР, напрямую, то это будет незаконным. Конечно, это неправда, но это то, что было нам сказано. Я думаю, что это было завуалированной угрозой». Комментарии Саккера журналисту так никогда и не попали в печать. Ведущий репортер данной серии статей в «Санди Таймс» сказал этому автору, что расследование на основе информации Эдмондс должно было состоять из четырех частей, но от материала отказались без объяснения причин. «Материал был снят на полпути, неожиданно, без какого-либо предупреждения», — сказал журналист. «Я не принимал участия в решении редактора отказаться от этой истории, но в офисе среди нескольких журналистов, входивших в отдел расследований «Insight», было мнение, что это решение было принято под давлением со стороны Госдепартамента США, так как материал мог вызвать дипломатический скандал». Хотя журналист не знал, откуда взялась такая убежденность, — и ему не сказали о контакте посольства США с редактором газеты, о чем был осведомлен другой журналист, — он признал, что самоцензура под влиянием некоторых «заинтересованных групп» является возможным объяснением. «То, как отказались от материала, было необычным, но убеждение среди моих коллег, что это произошло под политическим давлением, является правдоподобным». Он уклончиво описал «редакционный механизм, связанный с газетой, но не являющийся формально ее частью, который однако может контролировать материалы, когда необходимо, связанные с определенными интересами». На вопрос о том, что это за интересы, журналист ответил: «Не могу сказать. Не могу говорить об этом». Эдмондс рассказала, как из-за усилий правительства США заставить ее замолчать у нее не оставалось иного выбора, кроме как записать свою историю. Получившаяся в результате книга «Засекреченная женщина» должна была быть передана на рассмотрение комиссии ФБР. По закону, Бюро должно принять решение о том, что может быть раскрыто (в книге) или отцензурировано, в течение 30 дней. Вместо этого примерно год спустя адвокат Эдмондс получил письмо от ФБР, извещавшее их, что Бюро все еще изучает книгу и запрещает ей ее публиковать: «Вопросы, о которых пишет г-жа Эдмондс, затрагивают множество интересов, некоторые из которых могут касаться засекреченной информации… Одобрение рукописей Федеральным бюро расследований будет включать внесение всех изменений, требуемых ФБР. До тех пор у г-жи Эдмондс нет разрешения публиковать ее рукописи, что включает предоставление их редакторам, литературным агентам, издателям, рецензентам или кому-либо еще. На данный момент г-жа Эдмондс обязана не раскрывать и не публиковать рукопись каким-либо образом». Это блокирование было еще одним примером, как сказала Эдмондс, «злоупотребления национальной безопасностью, чтобы скрыть свидетельства преступных деяний». Она сказала, что это вынудило ее опубликовать книгу самостоятельно в марте 2012 года, так как ни один издатель не рискнул взяться за это.ой разоблачительной статьи «Таймс» пошла дальше предыдущих разоблачений и готовилась