Выбор редакции
31 декабря 2017, 15:00

Строители метро: «Я живу в России»

ИА REGNUM ежедневно публикует цикл минутных историй об обычных людях, составляющих основу страны.   Строить метро всегда сложно. Это синергия многих отраслей, многих профессий, это кропотливый, тяжелый труд и большая ответственность. Мы — метростроевцы. Это звание ко многому...

29 декабря 2017, 10:00

Римский клуб, юбилейный доклад. Вердикт: "Старый Мир обречен. Новый Мир неизбежен!"

Weizsaecker, E., Wijkman, A.Руководители «Римского Клуба» и его ведущие эксперты пришли к однозначному выводу о неизбежности коренной смены парадигмы развития нашей цивилизации. Жёсткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и упрощенного понимания мира, призыв к альтернативной экономике, «новому Просвещению», духовно-нравственному мировоззрению, единой планетарной гармоничной цивилизации – такова ныне повестка будущего развития, предлагаемая Римским Клубом.В прошлом месяце Римский клуб представил новый доклад «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», приуроченный к своему полувековому юбилею. Потенциально, это один из важнейших документов нашего времени. Римский клуб остаётся основной площадкой, формулирующей повестку ответственного глобализма и устойчивого развития, и ориентиром для значительной части мировой элиты. Хотя доклады от лица Клуба выпускаются регулярно — всего с 1968 их вышло более сорока — почти все они позиционируются как работы, адресованные Клубу и поддержанные им. «Come On!» второй за пятьдесят лет доклад, выражающий консолидированную позицию Клуба, так что его публикация довольно уникальное событие.Юбилейный доклад написан двумя президентами Клуба — Эрнстом Вайцзеккером и Андерсом Вийкманом, при участии тридцати четырёх других членов. Содержание доклада может удивить читателя, не следящего за интеллектуальными тенденциями последних лет. Прежние деления мало отражают реальность — многие идеи «Come On!» скорее найдут понимание у традиционалиста, чем у классического либерала, но многие другие вызовут протест у обоих. Жёсткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и редукционизма, призыв к альтернативной экономике, «новому Просвещению», холистическому мировоззрению, планетарной цивилизации — такова повестка, предлагаемая Римским клубом.Специфика докладаУже предисловие даёт понять, что этот доклад будет отличаться от предшествующих, а его главным вопросом станут «философские корни текущего состояния мира». Мир находится в опасности и спасение лежит в изменении мировоззрения.Отправной точкой для авторов служит концепция «полного мира», предложенная американским экологом и экономистом Германом Дэйли. Человеческая цивилизация сформировалась в условиях «пустого мира» — мира неизведанных территорий и избытка ресурсов. Превалирующие религии, политические идеологии, социальные институты, привычки мышления всё ещё коренятся в нём. В реальности же человечество вошло в «полный мир», заполненный до краёв, с весьма смутными перспективами дальнейшего расширения границ. Если и далее продолжать жить по правилам «пустого мира» коллапс не заставит долго ждать.Доклад состоит из трёх частей: первая призвана продемонстрировать всю глубину нынешнего кризиса и тенденцию к его усугублению; вторая посвящена критике доминирующего мировоззрения и изложению альтернативной философии «нового Просвещения»; третья часть — практическим решениям. Выражение «Come On» несёт два значения— «не пытайся меня обмануть» и «присоединяйся к нам».Что происходит?Авторы начинают с анализа текущей ситуации, которая не радует: планета деградирует, авторитаризм и фундаментализм на подъёме, спекулятивный капитал торжествует. Сегодняшний «кризис не циклический, но усиливающийся. Он не ограничен природой вокруг нас, но включает социальный, политический, культурный, моральный кризис, кризис демократии, идеологий и капиталистической системы».Кризис капитализмаРимский клуб полагает, что в восьмидесятых годах прошлого века произошло вырождение капитализма, основным источником прибыли в рамках которого стали финансовые спекуляции. Это было одной из причин мирового финансового кризиса 2008-2009, но банкиры не только сохранили свои позиции, но и вышли победителями: «они сделали себя „слишком большими, чтобы проиграть“ — или чтобы отправиться в тюрьму».Девяносто восемь процентов финансовых операций носят ныне спекулятивный характер. В оффшорных зонах спрятано от двадцать одного до тридцати двух триллионов долларов. «Представители корпораций, избегающих уплаты налогов, постоянно говорят, что не нарушают никаких законов. Часто так и есть — значит нужно изменить законы» — утверждают авторы. Существует переизбыток капитала в фиктивных, но доходных сферах, в то время как направления, от которых зависит будущее планеты, испытывают дефицит средств. Учёные-экономисты не в состоянии увидеть проблему, так как по-прежнему склонны рассматривать экологический, финансовый и промышленный капитал как эквиваленты: «пока финансовый капитал увеличивается — всё хорошо».АнтропоценМы живём в Антропоцен, геологическую эпоху, когда деятельность человека становится определяющей для планеты. В качестве иллюстрации: 97% массы позвоночных на Земле приходится на людей и скот; на всех остальных, от летучих мышей до слонов, приходится 3%.Крупнейшей планетарной проблемой остаётся глобальное потепление. Клуб приветствует подписание Парижского соглашения, но указывает на разрыв между прописанными целями (не допустить повышения температуры более чем на два градуса) и принятыми государствами обязательствами, даже полное выполнение которых будет совершенно недостаточным для их достижений. «Давайте будем честны: чтобы достичь целей Парижского соглашения, миру нужно пройти через быструю и фундаментальную трансформацию систем производства и потребления».Среди других проблем доклад выделяет «шестое массовое вымирание» — стремительное сокращение фауны, непредвиденные последствия возникающих технологий и угрозу ядерного конфликта. Даже локальный конфликт (наиболее вероятный сценарий — между Индией и Пакистаном) с использованием ядерного оружия окажет воздействие на всю планете. Авторы считают безумием стратегию гарантированного взаимного уничтожения, служащую оправданием для сохранения ядерных арсеналов, и призывают к новой стратегии «гарантированной планетарной безопасности и выживания».Избыточное потреблениеЕсли измерять в выбросах CO2 (избыток которого считается основной причиной глобального потепления), один процент самых богатых американцев генерирует триста восемнадцать тонн выбросов CO2 в год на человека, в то время как средний житель земли — шесть тонн (перепад в пятьдесят три раза раза). Десять процентов самых богатых домохозяйств мира являются причиной сорока пяти процентов общего объёма выбросов. Они первыми должны перейти к устойчивым моделям жизнедеятельности.Население, продовольствие, урбанизацияСреди всех предложений Римского клуба, больше всего критики вызывает его демографическая позиция. Клуб продолжает настаивать на необходимости максимального сокращения рождаемости и «благодарит страны, которые добились быстрого сокращения воспроизводства». При этом доклад отмечает, что неверно сводить увеличение нагрузки на планету только с увеличением населения: с начала прошлого века население выросло пятикратно, но экономический оборот — в сорок раз, потребление топлива — в шестнадцать, вылов рыбы — в тридцать пять.Имеет место глобальный сбой в распределении продовольствия. Восемьсот миллионов человек продолжают голодать, тогда как два миллиарда имеют лишний вес. Но вопрос не только в том, как производить достаточно еды для растущего населения, но и как не угробить в процессе планету. Наибольший экологический урон наносит животноводство; это роскошь, непозволительная в «полном мире».Будущее человечества связано с городами. Двести лет назад существовал один город-миллионер — Лондон, сейчас таких три сотни, включая двадцать два с населением более десяти миллионов. Переезжая в города люди начинают потреблять в четыре раза больше ресурсов. Территориально, экологический след городов намного превосходит занимаемую ими площадь: для среднего американского города с населением шестьсот пятьдесят тысяч он составляет тридцать тысяч квадратных километров (у индийского города аналогичного размера — в десять раз меньше).Диджитализация и техноутопизмДоклад обращает внимание на наличие у цифровой экономики тёмной стороны. Так, сервисы, наподобие Uber, и их пользователи не разделяют общих расходов (на используемую водителями городскую инфраструктуру и т.д.) — и в нынешнем виде не соответствуют критериям устойчивости.Римский клуб осторожно относится к «экспоненциальным технологиям» и обещаниям техноутопистов, как Курцвейл и Диамандис. Есть реальная опасность неконтролируемого развития и неэтичного использования технологий и пока не ясно, как этого избежать. Авторы согласны с экспертами, считающими, что «закон Мура» перестанет действовать в 2020-2025 гг., так что сингулярности не ожидается. Кроме того, обещания техноутопистов демотивируют людей: если технологии решат все проблемы, нет нужды в поиске сложных, комплексных решений, требующих изменения образа жизни.ВВП — не показательСреди продуктов мышления «пустого мира», особое неприятие авторов вызывает ВВП. Этот показатель стал фактором, оказывающим постоянное воздействие на политические решения, но в его структуре заложено стремление к неограниченному росту. Он отражает траты, а не благополучие или субъективное счастье, и не видит блага, существующие вне рынка. Единственное, что измеряет ВВП — скорость, с которой деньги движутся в экономике.Авторы отмечают парадоксальные случаи: разлив нефти увеличивает ВВП, из-за связанных с ним расходов на ликвидацию аварии, также как болезни, бедствия и несчастные случаи, даже если все они, очевидно, уменьшают благополучие. Выращивание овощей на приусадебном участке не учитывается в ВВП, но их покупка в супермаркете — да. Самое печальное, этот показатель приобрёл такое влияние, что почти невозможно представить успешную политическую силу, заявляющую о желании уменьшить ВВП страны. Необходимые шаги требуют «иной политической и цивилизационной философии».Новая философияВторая часть доклада, «Come On! Не цепляйся за устаревшую философию», посвящена мировоззрению. Она начинается с обсуждения экологической энциклики папы Франциска, в которой верно диагностированы проблемы современности. Затем авторы разбирают истоки и патологии современного мировоззрения, после чего описывают альтернативную философию «нового Просвещения».«Философские ошибки»Признавая, что мировоззрение, ответственное за текущие кризисы, имеет много источников, доклад отдельно останавливается на трёх — Адаме Смите, Дэвиде Рикардо и Чарльзе Дарвине, наследие каждого из из которых было неверно истолковано последователями.Смит исходил из совпадения границ рынка, закона и морали: право и ценности должны быть фоном, на котором разворачиваются рыночные отношения; экономика ограничена более фундаментальными правилами — юридическими и нравственными. Мысль Смита никоим образом не поддерживает глобальный капитализм транснациональных корпораций.Рикардо разработал теорию относительных преимуществ, использующуюся либеральными экономистами, ВТО и МВФ в качестве одного из основных аргументов для продвижения глобализации. Но Рикардо исходил из неподвижности капитала и труда. В условиях свободного движения капитала, всегда выигрывает страна, имеющая абсолютное преимущество. Здесь авторы склонны встать на сторону национальных государств, которые с большей вероятностью будут заботиться об общем благе, чем транснациональные корпорации.Обсуждая Дарвина, авторы напоминают, что конкуренция никогда не являлась для него единственным механизмом эволюции. Верно понятый дарвинизм подразумевает, что ограничение конкуренции и защита слабых видов — фундаментальные столпы эволюции. При проекции на социальную реальность это значит, что «защита, до какой-то степени, локальных культур, специализаций, политики от подавляющей силы игроков мирового уровня можем помочь диверсификации, инновациям и эволюции».Преодоление ошибок и «новое Просвещение»На более фундаментальном уровне патологические черты современного мировоззрения связаны с доминированием редукционистского мышления и фрагментацией знания. «Редукционистская философия неадекватна не только для понимания живых систем, но и для преодоления трагедии разрушительного социального и экономического роста». Авторы указывают на губительность перехода «от рассмотрения реальности как целого к её разделению на множество мелких фрагментов». Наивный реализм и материализм несостоятельны в философском плане и попросту неверны в научном. Обращаясь к принципу неопределенности Гейзенберга и концепции комплементарности Бора, авторы напоминает, что «взаимодействие исследователя с его объектом — базовая составляющая акта познания».В качестве альтернативы члены Римского клуба рассматривают визионерские прозрения Грегори Бейтсона, теорию аутопоэза Умберто Матураны и Франсиско Варелы, «системное видение жизни» Фритьофа Капры и Пьера Луиджи Луизи, феноменологическую «биологию чуда» Андреаса Вебера. Соглашаясь с Капрой, они находят возможным достижение согласия между религиозными и научными поисками.И здесь мы подходим к ключевой точке докладе — идее «нового Просвещения», фундаментальной трансформации мышления, результатом которой должно стать целостное мировоззрение. Гуманистическое, но свободное от антропоцентризма, открытое развитию, но ценящее устойчивость и заботящееся о будущем.Наряду с комплементарностью, столпами «нового Просвещения» Римский клуб видит синергию — поиск мудрости, через примирение противоположностей, и баланс. Не претендуя на полноту списка, доклад выделяет несколько областей, в которых необходимо достичь баланса:В отношениях между человеком и природой — устойчивое развитие, экологическое сознаниеМежду кратковременной и долговременной перспективойМежду скоростью и стабильностью — изменения и прогресс не должны восприниматься в качестве самоценностиМежду индивидуальным и коллективным — признавая значение личной автономии — одного за важнейших завоеваний европейского Просвещения — Клуб призывает к балансу и учёту общего блага; в экономике это означает, что государство (общество) должно устанавливать правила для рынков, а не наоборотМежду женщинами и мужчинами — здесь авторы обращаются к работам Рианы Айслер, и отмечают, что баланс не означает механического уравнения — перемещения большего числа женщин на «мужские» позиции, скорее достижение баланса требует «изменения типологии функций»Между равенством и справедливым вознаграждением — от государства требуется обеспечить механизмы, гарантирующие социальную справедливостьМежду государством и религией — доклад приветствует секулярность, но подчёркивает позитивное значение религии; государства, нетерпимые к религии, теряют этическую перспективуИсторически, идея баланса больше созвучна восточными традициями (инь-ян), но авторы указывают также на западных мыслителей — Гегеля и Кена Уилбера, чьи системы выражают философию баланса.Религия и постсекулярностьЗаметное место в «Come On!» уделяется религии. Римский клуб дистанцируется от любых интерпретаций религии, поддерживающих угнетение и насилие, и считает рост фундаментализма угрозой. В то же время, Клуб обращает внимание на несправедливость критиков религии, не замечающих её позитивного вклада в человеческую цивилизацию.Доклад одобрительно цитирует бывшего вице-президента Международного суда Кристофера Вирамантри, говорившего о необходимости включения базовых принципов религий мира в международное право. Отринув религию нынешнее поколение оборвало связь с мудростью, накопленной человечеством с момента возникновения нашего вида сто пятьдесят тысяч лет назад.Хотя авторы в большей степени симпатизируют восточным традициям, они с воодушевлением наблюдают за тенденциям в развитии христианского и мусульманского богословия. Особую поддержку Клуб выражает папе Франциску и его энциклике «Laudato Si», которой посвящен отдельный параграф. Также доклад упоминает «духовность здравого смысла» известного в некоторых кругах монаха-бенедиктинца Дэвида Стайндл-Раста.Новый мирЗаключительная часть носит прикладной характер. В ней обобщаются экспериментальные подходы к управлению, экономике, образованию, общественному развитию, и приводят примеры их успешного претворения в жизнь. Обсуждаемые вопросы включают устойчивое сельское хозяйство, децентрализованную энергетику, регенеративную урбанизацию, круговую экономику, реформу финансового сектора, этичное инвестирование и т.д. Остановлюсь подробнее на самых интересных моментах.Политика «полного мира»Авторы считают неизбежным появление глобальных правил, обязательных для всех страны. Отдельные государства не вправе делать всё что им заблагорассудится, тем более, когда речь идёт о последствиях, затрагивающих целую планету.Текущие форматы международного сотрудничества и глобального управления неэффективны, но те, которые придут на смену могут быть гораздо лучше. В тексте рассматриваются два перспективных подхода — «Всемирный совет будущего» (World Future Council) Якоба фон Икскулля и «Великий переход» (Great Transition) Пола Раскина. Второй более амбициозный и имеет конечной целью формирование «единого человечества». На локальном уровне высоко оценивается потенциал прямой демократии и институтов, наподобие ирландской «Ассамблеи граждан».Доклад отмечает, что «Римский клуб видит себя защитником демократии, долгосрочного мышления, природы, молодого поколения и ещё не родившихся поколений, которые лишены голоса в капитализме и текущих политических дебатах». Клуб призывает правительства забыть о границах и объединять усилия, ради совместного процветания.Конец нефти и альтернативная энергетикаОкончание эры ископаемого топлива предопределено. Весьма вероятно, что она закончится быстрее, чем предсказывалось ранее. Стоимость чистой (солнечной и ветряной) энергии уменьшается с каждым годом, а её производство увеличивается в разы. Рост спроса на нефть остановится к 2020 году, а, если прав стэнфордский исследователь Тони Себа, переход на возобновляемые источники может произойти уже к 2030.Огромные залежи нефти и газа так и останутся в земле. Упущенная прибыль оцениваются в диапазоне от шести до двадцати триллионов долларов. Нефтегазовый сектор становится огромным пузырём, который может полностью обесцениться за несколько лет. Некоторые аналитики и банковские структуры уже предупреждают клиентов о неприемлемых рисках вложения в подобные предприятия.Удивительные изменения происходят в Китае — крупнейшем потребителе ресурсов. Компартия провозгласила курс на строительство «экологической цивилизации», что было зафиксировано в конституции и уже нашло отражение в планах тринадцатой (2016-2020) пятилетки. Китай на глазах становится лидером в области альтернативной энергетики: за четыре года производство солнечной энергии увеличилось в двадцать раз, к середине века страна намерена получать восемьдесят процентов энергии из возобновляемых источников.Другая экономикаПо словам Кейт Раворт, оксфордского экономиста и члена Римского клуба, сегодняшние студенты — которые будут определять политику в 2050 — учатся идеям из книг 1950, которые основаны на теориях 1850. Чтобы лучший мир стал реальностью, экономика может и должна функционировать иначе.Доклад рассматривает несколько альтернативных моделей экономики, разработанных, в том числе, Джереми Рифкиным, Кристианом Фельбером, Джоном Фуллертоном и Гюнтером Паули. При всех различиях в деталях, общая картина сводится к тому, что экономика будущего должна стремиться к устойчивости, а не росту и увеличивать общее благо, а не максимизировать частную выгоду.Круговая логика заменит линейную — производимые предметы будут оптимизированы для ремонта и повторного использования. Даже в сфере недвижимости на смену эксклюзивному владению придёт модель услуги и совместного использования.Образование для будущегоКлуб видит задачу образования в формировании у молодёжи «грамотности в отношении будущего» (futures literacy). Образование, способное делать это, должно:Основываться на «связанности» — отношения были и будут сутью обучения; использование информационных технологий «ценно и эффективно только когда они способствуют связи между людьми». Образование должно «вызывать интерес, освобождать энергию и активно задействовать способности каждого студента учиться для самого себя и помогать учиться другим».Носить ценностный характер, корениться в универсальных ценностях и уважении к культурным различиям. «Ценности — это квинтэссенция человеческой мудрости, накапливаемая веками» — на нынешнем этапе они воплощаются в акценте на благополучии всех живых существ и мира в целом.Фокусироваться на устойчивости — большая часть знаний, касающаяся экологии, взаимосвязанности систем и устойчивого развития, появилась недавно и ещё не стала частью общего культурного багажа; поэтому обучение новых поколений соответствующим дисциплинам и навыкам имеет принципиальное значение.Культивировать интегральное мышление, а не ограничиваться аналитическим мышлением. Авторы отмечают, что обучение системному мышлению недостаточно, поскольку «в системном мышлении сохраняется тенденция рассматривать реальность в довольно механистических категориях, неспособных ухватить её органическую интегральность». Интегральное же мышление способно «воспринимать, организовывать, согласовывать и воссоединять отдельные фрагменты и достигать подлинного понимания основополагающей реальности». Оно отличается от системного мышления, также как интеграция отличается от агрегации.Исходить из плюрализма содержания. Клуб констатирует, что многие университет продвигают конкретные школы мысли, вместо того, чтобы «давать молодым умам весь спектр противоречивых и комплементарных перспектив». Сегодняшние студенты нуждаются в инклюзивном образовании, в котором одни формы знания дополняли бы другие, а не исключали и отвергали их. Культурное разнообразие также необходимо для социальной эволюции, как генетическое для биологической.«Come On!» — сильнейший текст, который я читал за последнее время. Это глубокий труд, над которым работали десятки ведущих мыслителей. Не обязательно поддерживать Римский клуб или соглашаться с оценками, содержащимися в докладе, чтобы оценить значение этого документа. Учитывая влияние Клуба и глубину экспертизы авторов, «Come On!» можно считать авторитетным выражением взглядов самой передовой части мировой интеллектуальной и политической элиты.von Weizsaecker, E., Wijkman, A. Come On! Capitalism, Short-termism, Population and the Destruction of the Planet. — Springer, 2018. — 220 p.2017-12-24 05:41 PMwww.planet-kob.ruОтсюда

28 декабря 2017, 08:02

Александр Мамут: «У каждого человека есть личная история с кино»

Миллиардер Александр Мамут рассказал главному редактору Forbes Николаю Ускову о перспективах российского синематографа и принципах инвестирования в кинобизнес

27 декабря 2017, 15:51

Рост добычи и активов. С какими итогами «Роснефть» завершает год

На рубеже года принято подводить итоги. У кого-то они более значимы, у кого-то — менее. Но итоги крупнейшей нефтяной компании страны во многом определяют тренды развития всей отрасли. Поэтому мы решили посмотреть, как завершает год «Роснефть».

Выбор редакции
26 декабря 2017, 18:43

"АРЕТИ" приобрела половину группы "Новый поток"

Международная группа компаний "АРЕТИ" закрыла сделку по приобретению 50% акций группы "Новый поток" (New Stream). Это произошло после получения одобрения со стороны Федеральной антимонопольной службы России.

26 декабря 2017, 16:37

Сергей Полонский. Биография

Имя: Полонский Сергей Юрьевич. Дата рождения: 1 декабря 1972 года. Место рождения: Ленинград, СССР.

25 декабря 2017, 14:42

Вопрос об объединении Промсвязьбанка, «ФК Открытие» и Бинбанка пока не решен - Набиуллина

Вопрос объединения Промсвязьбанка, «ФК Открытие» и Бинбанка пока не решен, бизнес-модель работы банков обсуждается. Об этом сообщила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина в понедельник в эфире телеканала «Россия 24».«Как дальше будет развиваться бизнес-модель банков, мы как раз и обсуждаем. Где-то возможен эффект синергии между этими...

25 декабря 2017, 14:23

Набиуллина прокомментировала возможное объединение Промсвязьбанка, "Открытия" и Бинбанка

Вопрос об объединении Промсвязьбанка, "ФК Открытие" и Бинбанка пока не решен, заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина. Она сообщила, что бизнес-модель работы банков обсуждается. "Где-то возможен эффект синергии между …

25 декабря 2017, 14:12

ЦБ: вопрос об объединении Промсвязьбанка, «ФК Открытие» и Бинбанка пока не решен

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что вопрос объединения Промсвязьбанка, «ФК Открытие» и Бинбанка пока не решен. «Как дальше будет развиваться бизнес-модель банков, мы как раз и обсуждаем. Где-то возможен эффект синергии между этими банками, где-то может быть, им придется продать часть активов. Обсуждаем, нужно ли их объединять или нет — эти вопросы еще не решены. Для нас задача — создать эффективную бизнес-модель для этих банков»,— сказала она в эфире телеканала «Россия 24».О том, что слияние трех санируемых кредитных организаций — это один из вариантов, который сейчас обсуждается, ранее заявил в интервью “Ъ” руководитель ВТБ 24 Михаил Задорнов, который в январе возглавит банк «Открытие».Что еще рассказал будущий глава «Открытия» — в полном тексте интервью.

25 декабря 2017, 04:42

«Росгосстрах» и пенсионные фонды «Открытия» не будут продаваться по отдельности

Глава ВТБ 24 и предправления банка «Открытие» Михаил Задорнов (вступит в должность с 1 января 2018 года) в интервью “Ъ” рассказал, как новое руководство банка будет работать с его проблемными структурами. Он заявил, что негосударственные пенсионные фонды (НПФ) и компания «Росгосстрах», входящие в группу «Открытие», по отдельности продавать не планируется. «Я убежден, что сила бизнес-модели группы “Открытия” именно в том, что между банковским бизнесом, пенсионным и страховым существует колоссальная синергия»,— пояснил господин Задорнов. Михаил Задорнов рассказал, что НПФ группы «Открытия» по итогам инвестиционной кампании 2017 года покажут не отрицательные, а близкие к нулю результаты. «Притом что за девять месяцев был минус. Наверное, мы вместе с другими страховыми компаниями будем предлагать различные изменения»,— сказал господин Задорнов. Подробнее о других проблемах банка «Открытия» читайте в интервью Михаила Задорнова “Ъ”.

24 декабря 2017, 12:14

Что делать во Владивостоке: скоровища новой культурной столицы

Центр современного искусства, филиалы столичных музеев и Мариинский театр

24 декабря 2017, 12:14

Что делать во Владивостоке: сокровища новой культурной столицы

Центр современного искусства, филиалы столичных музеев и Мариинский театр

22 декабря 2017, 18:16

Эффект аннигиляции. В каких случаях разделение бизнеса приносит пользу

Разделение компании может привести к росту стоимости активов, поскольку целое иногда стоит меньше его отдельных частей

22 декабря 2017, 17:44

Mail.Ru Group и «Мегафон» создадут СП для совместных проектов

Российская телекоммуникационная компания «МегаФон» станет основным акционером кипрской компании Amalior Holdings Limited. В опубликованном на сайте Лондонской фондовой биржи сообщении говорится, что совет директоров «МегаФона» одобрил покупку 70% акций этой компании, которая принадлежит MGL Mail.Ru Equity Limited. Как сообщает РБК со ссылкой на выписку кипрского реестра, компания принадлежит головной структуре Mail.ru Group — кипрской Mail.Ru Group Limited. «МегаФон» владеет контролирующей долей голосующих акций Mail.Ru Group. «Оператор создает структуру для реализации совместных проектов и возможных новых бизнесов между оператором и Mail.Ru Group в соответствии с заявленной стратегией по разработке и запуску экосистемы цифровых продуктов»,— пояснил изданию представитель «МегаФона». Позже информацию также подтвердил представитель Mail.Ru Group. «Это технический шаг, который поможет в синергии двух компаний», — пояснил он. В феврале после одобрения Федеральной антимонопольной службы компания «МегаФон»…

Выбор редакции
Выбор редакции
21 декабря 2017, 12:41

Акционеры Beluga Group одобрили выкуп и погашение 5,554 млн акций компании

Акционеры Beluga Group (ранее - группа "Синергия"), одного из ведущих производителей алкоголя в России, одобрили выкуп и погашение 5,554 миллиона обыкновенных акций компании

21 декабря 2017, 12:23

Аптека для венчура. Стоит ли инвестировать в российские биотехнологии

У венчурного инвестора в биотех есть два способа обезопасить свои вложения: покупать дороже на более поздних стадиях либо снижать риски самостоятельно. Последнее особенно актуально для России

18 декабря 2017, 15:49

Объясняем на пальцах. Как использовать любимую методику разработчиков Кремниевой Долины

Вы перестали понимать своих друзей, с горящими глазами рассказывающих об Agile и Scrum? Объясняем, что это такое и как новый метод применять в работе

17 декабря 2017, 16:35

Василий Волга. Россия и Украина – две части целого. Раздор их – не финал, но лишь этап

Говорят, что Родину, как и мать, не выбирают. Я с этим согласен. Ведь приходим же мы в этот мир не по собственному желанию. Боженька все решает, да папа с мамой.

09 ноября 2013, 04:53

Войны постиндустриальной цивилизации

Известна формула «хочешь мира – готовься к войне». Она была актуальной всегда. Но сегодня, с переходом в постиндустриальный век, эта формула резко усложнилась. Появился совершенно новый тип войны — сетецентричная война (net-centricwarfare, СЦВ). Соответственно этому должна изменить и формула. Интересно – как? Пока ясно, что если все предыдущие войны были классическими, происходили в режиме «то ли будет, то ли нет» и велись военными средствами, то СЦВ сегодня ведется постоянно и мирными средствами. Это означает – готовиться всегда поздно, уже поздно. Тогда как быть? Попробуем разобраться…  Небольшая вводная Тема сетецентричной войны (net-centricwarfare, СЦВ) оказывается к каждому из нас ближе, интереснее и глубже, чем это может показаться не первый взгляд. Не будет большим преувеличением сказать, что в душе и сердце человека находятся не только любовь, Бог и Рай, на которые указывал Иисус, но и центр СЦВ тоже. Она только по форме техническая и информационно-психологическая, но по содержанию – метафизическая, вплотную подошедшая к самой сущности человека. Если искусственный интеллект призван во многом заменить ум человека и его способность принимать решения, зачипировать его биологическую ткань (антропологию), то СЦВ призвана зачипировать ментальными кодами и через это забрать уже душу человека1. СЦВ выступает на том же поприще, что культура, идеология и религия, и если не заменяет их, то перехватывает. Именно поэтому она может вестись и ведется только в режиме non-stop. Но эта тема интересна не только своей глубиной и целью погружения в человека, но и другим – тройкой связки «человек – постиндустриальная цивилизация – СЦВ». Здесь каждое связано с другим. Это означает, что мы не все поймем про современного человека, если не определимся с новой постиндустриальной эпохой и СЦВ в ней. Точно также ничего не поймем в СЦВ, если ограничимся в ее рассмотрении чисто математическими, информационными и военными аспектами, не увидев все это в метафизическом аспекте, сфокусированном на человеке. И многого не поймем в постиндустриализме, если не разберемся с СЦВ как формой перехода к нему и уже запущенной в действие его ключевой практикой. СЦВ концентрировано выражает свою эпоху – постиндустриализм, и уже поэтому не может быть сведена только к военному аспекту. Выражение: «Если вы не хотите заняться политикой, то она займется вами» – оказывается верным и по отношению к СЦВ. От нее невозможно укрыться и не стать ее участником – пассивным или активным. Причем, активность и пассивность тут – понятия условные. Можно быть ее активным участником по форме – каким-нибудь протестным лидером, но при этом быть по сути пассивным – игрушкой в руках кукловодов СЦВ. И, наоборот, быть пассивным в смысле СЦВ, абсолютно неподдающимся ее «чарам» (инструментарию), например, за счет устойчивости своего образа жизни и мыслей, но именно поэтому быть способным ей активно противостоять, обладать иммунитетом. Всякое место, которое непробиваемо, уже своим фактом активно в попытках его пробить. Поэтому связка «образ жизни и мыслей – вовлеченность в СЦВ» изначально присутствует – она общий контекст во всем. И каждый в этом контексте живет. Сознает он это или нет. Нет выбора не находиться в СЦВ, не участвовать, есть только выбор – в каком качестве? Именно последнее не просто оправдывает задуманную статью по СЦВ, но задает ей конечный смысл – выбора образа жизни в постиндустриальной эпохе и экономике. Получение ответа на вопрос: если ты поставлен в условия СЦВ, и это есть вызов тебе и всей твоей сущности, душе, то в чем тогда состоит твой ответный выбор по отношению к самому себе и каков алгоритм твоей жизни? Вся глубина коллизии состоит в том, что вызов делается как бы извне, угроза внешняя, но отвечать, прежде всего, нужно самому себе и ответ направлять вовнутрь, а не вовне. Спасение, как всегда, в душе – из нее растут все силы, все образы, вся иррациональная природа асимметричного ответа в СЦВ. Вопрос алгоритма жизни тут не лишний и не является следствием избыточной склонности к механическому подходу, алгоритмизации как таковой. Понятие «алгоритм жизни», как и более ранние понятия «порядок жизни», «заведенный порядок» (испокон веков), которые употребляли наши предки, не так прост, чтобы сводиться к внешней, механической части. Свой алгоритм жизни был при феодализме, при капитализме, при социализме. Будет свой и при постиндустриализме. Поэтому каким-то новым образом должны соединиться душа и новый порядок, алгоритм жизни. Тема войны И все же есть смысл еще раз спросить себя, а зачем нам обсуждать тему войны – не лучше ли оставить это профессионалам: науке, военным, политикам? Не лучше ли сосредоточиться каждому на своем? За то, чтобы нам, гражданским людям, не погружаться в военную тему, в качестве аргументов обычно выдвигают: на нас никто не собирается нападать, у нас есть ядерное оружие и этим угроза снимается, это специфичная тема и в ней нужно разбираться профессионально. Наконец, самый важный аргумент – меня это не касается и никак не может коснуться. Аргументами за то, чтобы, наоборот, интересовать военной темой, являются: тема войны всегда присутствовала в жизни человечества – своим фактом; тем, что по-своему формировала культуру, этику, понятие долга и героизма, добра и зла; причины войны сегодня остаются и даже возрастают (грядет постиндустриальный передел мира, сибирские закрома будут разыграны между Китаем и США, будут предприняты меры по снижению численности человечества, будет осуществлен нетократический переход к неорабству); всегда была верна максима «хочешь мира, готовься к войне»; в священных текстах предсказан Армагеддон (битва конца) как условие перехода в Новые времена. Тема войны важна и в таком аспекте: внешний механизм развала СССР в «холодной войне» может быть воспроизведен в будущем и для «Перестройки-2» для окончательного расчленения России. СЦВ тут будет использована по полной программе. Наконец, есть войны частные (все те, которые изучает военная наука и история) и войны метафизические (борьбы «океана и суши», Добра и Зла, Бога и Дьявола). Войны частные – те, которые могли и не происходить, хотя и случились. Войны метафизические – идут все время (non-stop) и на сегодня не отменяемы. Войны частные есть формы проявления войн метафизических. Войны метафизические направлены на захват пространства (материального, виртуального и духовного) и времени (будущего). Все остальные по отношению к ним – частный способ их исполнения и конкретизации по составу захваченных ресурсов. Промежуточное положение занимают войны религиозные. Они несут значительную мировоззренческую, метафизическую составляющую, но, тем не менее, есть орудие в руках жреческой касты – единственного полноценного бенефициара нынешнего мироустройства. Тогда индивидуальный выбор каждого человека состоит из 3-х моментов: 1. видеть или не видеть всю глубину (вложенность и сущность) современной, постиндустриальной войны 2. предполагать или отрицать ее возможность для страны и самого себя 3. брать или не брать на себя ответственность за участие в ней. Выбрать для себя ответы тут могут помочь две вещи – факты и более широкий (полный) взгляд на войну. Так, есть официальные документы Госдепа США, директивы, подписанные президентом США, явно обозначающие военные намерения, и есть конкретные действия, их подтверждающие. Одни люди это признают и поэтому СЦВ не отрицают. Другие предпочитают всего этого не знать, если узнали, то забыть, а факты интерпретировать как каждый раз внутреннее дело той или иной страны или тупо заявлять «опять вам везде мерещится волосатая рука мирового закулисья», «СССР никто не развалил извне – мы сами себя развалили». Тем, кто заявляет, что «мы сами во всем виноваты, поэтому надо начать с себя», можно ответить пока так. С себя нужно начинать всегда. Другой вопрос (тут, надеюсь, психологи и социологи меня поддержат), знаете ли вы себя и принадлежите ли себе, чтобы с себя начинать? Насколько, находясь в социуме, возможно принадлежать себе? Человек – единственное животное, которому дарован не только разум, способность осознавать мир и будущее, но и способность осознавать свое сознание (саморефлексия). Поэтому, как минимум, чтобы начать с себя, надо уметь «выйти» из себя и оставить свои оценки в стороне. Это же означает, что в самом начале такой работы у вас уже не может быть такой оценки «мы сами развалили страну». Иначе это не может логически увязываться с фактом того, что «мы проиграли в холодной войне». Война есть воздействие на вас. Оно внешнее. Уже поэтому развал не может быть только по внутренним причинам. «Мы сами» и есть результат воздействия. Иначе у вас выпадает факт войны и проигрыш в ней, а он есть. Более широкий взгляд на войну есть ее уравнивание с мирной жизнью в общих качествах. Предельно это звучит так: мир и война есть одно и тоже в своей глубинной основе. И если это так, то наша повседневная мирная жизнь несет начатки очередной войны, и уже поэтому мы в войне. Крайности сходятся. Поясню эту мысль. Война есть чья-то победа и чье-то поражение (равный исход не рассматриваем за его редкостью). Соответственно этому существует искусство победы и механизм проигрыша как две стороны одной медали. И война возможна тогда, когда возможен неуспех у противника. Неуспех – в самом широком его понимании – есть глубинная основа войны, самой ее возможности. Всякий потенциальный или фактический неуспех есть возможность проигрыша в войне. Поэтому техника войны есть зеркальное отражении техники неуспеха. Поэтому самое широкое понимание и описание неуспеха выводит нас на понимание потенциального проигрыша – в конкуренции, в войне. Например, всякое отклонение от Идеала, моральной нормы, табу и т.п. ведет к моральному, духовно-волевому проигрышу в войне, к отсутствию благоприятствованию в бизнесе и конкуренции, в творчестве. Отклонение от экономической эффективности есть условие проигрыша в рыночной конкуренции, в экономическом потенциале в войне. И так далее. В пределе: самый широкий неуспех – это неустроенность собственной жизни. Человека или государства. Именно это приближает широкий взгляд на войну к повседневности и собственно к мирному времени. Самым общим мотивом, который упрощает тут выбор, является такое понимание и максимально обобщенное определение войны: война – это проигрыш2. Поэтому везде и по всякому поводу техника проигрыша есть техника войны. Именно на этом и построены все скрытые техники СЦВ, о чем будет рассмотрено ниже. Какие вопросы поднимает СЦВ Тема СЦВ, ее факт и возможность, поднимают целый ряд глубинных вопросов, ответы на которые помогают понять, почему она возможна. Например, такие темы: демократия как одно из условий СЦВ и ее успешности; личные свободы, примат прав человека и успешность СЦВ; мировоззрение и образ жизни каждого и успешность СЦВ. Или тема СЦВ как концентрированная форма развития цивилизации. И другие. В целом труднее найти причины, которые бы не вовлекались в СЦВ – прямо или косвенно. Именно это и делает ее комплексным явлением. Так, с демократией СЦВ пересекается следующим образом. Демократия, по факту происходящего сегодня, есть результат манипулирования населением – властью административной (публичной) и финансовой (скрытой). Никакого серьезного влияния население ни на что не оказывает. Да, есть устоявшиеся общественные стереотипы («цивилизационные стандарты»), на которые публичная власть вынуждена ориентироваться в 4-х отношениях: для превращения их в свои агитационные агитки во время выборов; как на коридоры допустимых решений; для продления своего пребывания у власти (в межпартийной борьбе) и решения собственных корпоративных интересов (как корпоратократии); для лучшего исполнения установок власти тайной. Но нужно различать – действительные выборы, действительное влияние и то, как это есть сейчас. Поэтому сегодня истинным инструментом влияния масс на власть является недовольство – статистически обнаруживаемое (рейтинги, опросы) или выраженное в волнениях любого рода – демонстрациях, погромах, революциях. А недовольство – это то, чем легче всего манипулировать. Вот гражданской ответственностью, если она есть, гораздо сложнее или невозможно вовсе. Поэтому с демократией СЦВ пересекается через (а) информационно-психологические технологии влияния на выбор людей и (б) через использование демократии как ширмы и инструмента вскрытия чьей-либо независимости — человека, компании, государства. В самих этих воздействиях нет ничего предосудительного: вся наша жизнь построена на этом же – или мы влияем, или на нас влияют. Следовательно, дело состоит в целях, в степени и открытости такого влияния, что и делает его элементом СЦВ. С темой цивилизации СЦВ связана таким образом. Любая война и подготовка к ней есть специфическая форма развития цивилизации. Как показала история – развития и светского, в том числе политического (гражданские войны), развития и религиозного. Мы ее так не привыкли рассматривать, но это так. В философском плане тоже не все просто: мы не ценили бы так жизнь, если бы не было смерти (вспомните публичную лекцию уже смертельно больного Стива Джобса, который сказал, что главное и великое изобретение Жизни, это Смерть). Мы не знали бы Добра, если бы не было Зла. В паре познаются любовь и ненависть, верность и предательство, свет и тьма. Все. Поэтому и важен вопрос – чему новому нас учит СЦВ? Пока же ясно ее главное отличие от всех других типов войн. Если раньше воющие стороны были цивилизационно сопоставимы и воевали относительно одинаковыми средствами, то сегодня СЦВ есть война за счет различия в цивилизационных уровня развития и его углубления этого различия. Другие прикладные направления, которые мы с пользой для себя можем извлечь из темы СЦВ, это: 1. характеристики постиндустриального общества 2. понимание цивилизационных протооснов в XXI веке, в постиндустриализме 3. новые модели управления 4. новые технологии, прежде всего, образования целостности – структуры, процесса, синергии 5. понимание развития в условиях быстрых изменений и неопределенности, в том числе в условиях хаоса 6. новые социальные основания системы разделения труда. Таким образом, тема СЦВ оказывается достаточно интересной и по-своему лакмусовой для понимания постиндустриализма. И совершенно отдельным вопросом является определить, насколько Россия интеллектуально готова к СЦВ – можем ли мы говорить об аналитической безопасности России? СЦВ и аналитическая безопасность России Общеупотребительным является мнение (диагноз) о том, что аналитика в нашей стране крайне недостаточна. Обобщенно это выражается в следующем: (а) аналитика сегодня не развита научно и методологически; (б) используется часто конъюнктурно как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя; (в) Россия все чаще проигрывает в современных сетецентричных войнах, куда аналитика вмонтирована основным звеном; (г) аналитика обслуживает не российские, но чужие геополитические интересы (не ориентирована стратегически). Без расшивки каждого пункта невозможно результативно продвинуться – ни в развитии, ни в применении аналитики. Образно выражаясь, Россия сегодня аналитически больна и несостоятельна. И это очень многим выгодно – в первую очередь, нашим западным «партнерам». Аналитическая расфокусированность России есть элемент «мутной воды», в которой ее удачливые организаторы «ловят свою рыбку». Другой элемент расфокусированности – невозможность гражданского общества сосредоточиться на единстве, внутреннем и внешнем. Можно выделить ряд направлений, в которых аналитическое отставание России наиболее очевидно и существенно: * современные сетецентричные войны * выбор и обоснование собственного цивилизационного пути развития, Русского геополитического проекта – выбор и аналитическая защита собственного места в XXI веке * футуристические (прогнозные) разработки уровня форсайта * опосредование принятия решений по управлению развитием общества и экономики страны. Но аналогично тому, как должны быть военная, экономическая, продовольственная, медицинская и прочие виды безопасности, должна быть и аналитическая безопасность страны. Необходимо поставить такую задачу срочно и в полный рост. Мир переходит в постиндустриальную эпоху и новый тип техноценоза (NBIC)3 и экономики (когнитивную). Изменится и станет другим многое: возрастет роль виртуальности и способности обрабатывать большие и динамичные массивы информации и видеорядов, возникнут новые социальные технологии управления массами, индивидуальным поведением и бизнесом (управляемый хаос, бессубъектное управление, adhoc разборка и сборка объекта/проекта), возникнут новые модели рынка и компаний (открытые, коллаборативные) и т.д. Все это заставит измениться и аналитическую деятельность в XXI веке. В этой части можно предположить следующее: 1. аналитика должна будет научиться работать с контекстными системами (эгрегорами, мемами и т.п.), которые обладают качествами непреодолимой силы и поэтому – самостоятельного и скрытого активного начала. В линейном времени по отношению к ним можно проявлять свою волю (выбор, ум), в циклическом – подчиниться (следование, усиление ими, разум); 2. виртуальная среда становится моделирующей реальность и поведение человека, позволяет ускорять события, но и ставит ловушки собственному восприятию – порождает иллюзию рациональности, тогда как мир становится все более синтетическим – рациональным и иррациональным. Поэтому аналитика должна будет научиться работать с когнитивом – переводом инкогнито в когнито; 3. сильным трендом становится умение работать со стихиями – «управляемый хаос» и рынок, которые техниками синергии в резонансе переводятся минимальными усилиями (1+1=3) в выбранное состояние, в том числе в состояние ориентированной на себя среды (сети). Аналитика должна уметь определять точки бифуркации и ценностных смыслов, позволяющих управлять Будущим и стоимостью и эластичностью собственных активов по влиянию на них. Всегда нужен выход за рамки субъекта, и тогда важен «анализ продления во вне»; 4. растут роль и разнообразие форм деловой и интеллектуальной меритократии (власти авторитета, а не должности, положения) и пульсация деловых форм, коротких циклов жизни компаний и проектов, собранных по принципу adhoc. Аналитика должна начать обслуживать и эти мейнстримы тоже; 5. ключевым активом в XXI веке станут способность работать со смыслами и Будущим. Они – главные объекты новой аналитики. Система аналитической деятельности страны должна в себя включать: структуру, генерирующую государственный заказ на сводную и проблемную аналитику; структуру генераторов аналитики («аналитических генераторов»); структуру централизации информационных потоков; различные потоки информации; коммуникационную инфраструктуру; структуру аналитического образования. Более подробная эта структура описана в моем блоге. Привычно думать, что безопасность – это что-то на уровне страны. Но это не так, особенно для случая СЦВ. Нужно говорить, как минимум, о 3-х уровнях аналитической безопасности России – на уровне человека, на уровне страны (власти) и в связке «власть – население». Тогда под аналитической безопасностью страны нужно понимать: * способность каждого человека страны отличать истинное от неистинного, правду от лжи, свое национальное от наносного и т.д. (способность каждого к истинному различению, ментальная разблокировка); * наличие положительной ситуации, когда население не отторгает власть и то, что исходит от нее (контекст доверия власти и элите, аналитическая разблокировка); * способность страны к самостоятельной аналитической деятельности (самодостаточность аналитической системы страны); * на основе этого – к аналитической поддержке геополитического (пассионарного) проекта страны в современном мире (проектная и мировоззренческая аналитика); * к аналитической борьбе – своевременному распознаванию и противодействию внешней аналитической диверсии и нападению (аналитической дезинформации), * к аналитической защите – сокрытию и защите собственной аналитической работы (системы) и информации (аналитическая иммунная система); * к воспроизводству и развитию аналитических ресурсов (активов) страны – интеллектуальных, культурных, материальных и информационных. Так как главная поражающая способность СЦВ – это доходить до ума и сердца каждого человека, то человек, личность – самый главный рубеж СЦВ. Именно здесь сходятся метафизические, иррациональные и рациональные выигрыши и проигрыши СЦВ, само будущее.XXI век просто привносит сюда новые аспекты и делает все тотально применимым. Ч ________ Примечания 1. Если чип – это локальное устройство принятия решений в заданном (допустимом) диапазоне или связь с вынесенным во вне центром принятия решений, то вполне допустимо ментальные модели и коды воспринимать за своеобразные чипы. Функциональность тут вполне совпадает. 2. Война всегда является проигрышем – даже если ты ее начала и даже если ты в ней выиграл. Человек, созданный по образу и подобию Божьему не должен начинать и вести войну. Война – всегда проявление слабости и обнаружение того, что человек встал на путь слабости и деградации. Не способность решать вопросы развития иным способом, чем война, говорит о незрелости человечества, превалирование животных инстинктов над духовными. 3. NBIC-технологии (нано-, био-, информационные и когнитивные). Вторая часть. Третья часть.