Соломоновы острова
30 марта, 13:01

После землетрясения в Папуа - Новой Гвинее объявлена угроза возникновения цунами

  • 0

Подземный толчок магнитудой 7,2 зафиксировали у берегов Папуа – Новой Гвинеи. Такие данные сообщили представители Геологической службы США.Как уточняется, очаг землетрясения залегал на глубине 10 километров. Эпицентр находился в 156 километрах к юго-западу от города Кокопо, в котором проживают более 20 тысяч человек. Информации о пострадавших или разрушениях пока не поступало, передает ТАСС. Тихоокеанский центр предупреждения о цунами США сообщил о возможности возникновения волн, которые на один метр превышают уровень прилива, в отдельных районах Папуа – Новой Гвинеи. На Соломоновых островах также ожидается цунами, информирует РИА Новости.

30 марта, 01:26

После землетрясения в Папуа - Новой Гвинее объявлена угроза возникновения цунами

  • 0

Подземный толчок магнитудой 7,2 зафиксировали у берегов Папуа - Новой Гвинеи. Информации о пострадавших или разрушениях пока не поступало. Тихоокеанский центр предупреждения о цунами США сообщил о возможности возникновения волн, которые на один метр превышают уровень прилива.

29 марта, 22:44

У Соломоновых островов произошло сильное землетрясение

  • 0

У побережья Соломоновых островов произошло землетрясение магнитудой 5,8. По данным Геологической службы США, эпицентр подземных толчков находился в 42,8 киломатрах к западу от столицы Хониары с населением около 56 тысяч жителей.

22 марта, 12:09

Компанией Huawei скоро будут пугать детей

Лаборатории Касперского, которую фактически запретили в Америке, остается утешаться тем, что такое повышенное внимание американских властей вызывает не только российская компания, но и китайские гиганты. Мало того – мировой лидер в телекомовском секторе Huawei Technologies Co. объявлен сейчас угрозой для национальной безопасности не только в США, но и в их союзниках: Канаде, Австралии и Южной Корее. На этой неделе в парламенте Канады состоялись дебаты о китайском изготовителе телекоммуникационного оборудования. В Южной Корее директор крупнейшей телекомовской компании назвал Huawei «угрозой», а Австралия недавно фактическим вынудила правительство Соломоновых островов отказаться от услуг китайцев в прокладке подводного кабеля, который свяжет Зеленый континент с этой тихоокеанской страной. В основе всех страхов лежит кампания, развернутая властями США, которая утверждает, что китайцы представляют угрозу для национальной безопасности страны.

20 марта, 07:30

USS Juneau, warship that sank with 600 aboard, discovered 4km down in Pacific

Expedition funded by Microsoft co-founder Paul Allen discovers wreck of vessel torpedoed by Japanese in 1942An expedition in the South Pacific ocean funded by Microsoft co-founder and philanthropist Paul Allen has discovered the wreckage of a famous US warship that was attacked by the Japanese during the second world war, claiming more than 600 lives.The billionaire’s personal search team located the remains of the USS Juneau off the coast of the Solomon Islands on St Patrick’s Day. Continue reading...

14 марта, 10:27

кто правит миром ( kpe.com.ru )

КТО ПРАВИТ ? Оказывается, Елизавета-II прямой потомок патриарха Авраама! Она возглавляет “Государство Еврейского Завета“ в Европе. Само слово «БРИТ-АНИЯ», с иврита переводится как «Земля Завета»... Елизавета II, королева Великобритании, Австралии, Канады, Новой Зеландии, Антигуа и Барбуды,Багамских островов, Барбадоса, Белиза, Гренады, Папуа–Новой Гвинеи, Сент–Винсента и Гренадин,Сент–Киттса и Невиса, Сент–Люсии, Соломоновых островов, Тувалу и Ямайки. Оказывается, Елизавета-II прямой потомок ......

12 марта, 14:00

Где поклоняются "королю сказочной Америки"

Прочитал такую информацию и что то сразу удивительно знакомым повеяло. Это же мы встречаем постоянно вокруг себя несколько в другой форме  :-) Вот почитайте !Один из самых странных культов существует у жителей острова Танна. Эти люди поклоняются американскому лётчику Второй мировой войны Джону Фруму – «королю сказочной Америки, спустившемуся на землю меланезийского народа с чудесным карго» (то есть «с грузом» в переводе с английского). Местное население одевает на себя некое подобие американской военной униформы и строит фальшивые взлётно-посадочные полосы с фальшивыми самолётами. Они верят, что однажды Джон вернётся и привезёт с собой грузовики, кока-колу, радио и другие «бесценные сокровища».А давайте узнаем подробнее что такое Культ карго – религия самолетопоклонниковВо времена Второй Мировой войны на некоторых островах Меланезии (совокупность тихоокеанских островных групп) зародились интересные культы – так называемые «культы карго» (cargo – груз, перевозимый на судне), которые появились у местных аборигенов в результате контакта с цивилизованными пришельцами, в основном с американцами.Американцы, воевавшие с японцами, размещали на тихоокеанских островах свои военные базы. Они строили там взлетно-посадочные полосы, на которые садились самолеты. Иногда самолеты не садились, а просто сбрасывали груз и улетали обратно. В общем, с неба прилетал или падал груз.Островитяне раньше никогда не видели белых людей, поэтому с интересом наблюдали за ними. Тем более, что у них было так много интересных вещей: зажигалки, фонарики, красивые жестяные банки с джемом, стальные ножи, одежда с блестящими пуговицами, обувь, палатки, красивые картинки с белыми женщинами, бутылки с огненной водой и так далее. Туземцы видели, что все эти предметы доставлялись в виде груза с неба. Всё это было так удивительно!Понаблюдав некоторое время, аборигены обнаружили, что для получения всех этих сказочных благ американцы не работали. Они не растирали в ступках зерно, не ходили на охоту и не собирали кокосы. Вместо этого они размечали на земле загадочные полосы, надевали наушники и кричали непонятные слова. Потом они светили в небо кострами или прожекторами, махали флажками – и с неба прилетали железные птицы и привозили им груз – все эти чудесные вещи, которые американцы давали островитянам в обмен на кокосы, раковины и благосклонность юных туземок. Иногда бледнолицые строились в ровные колонны и зачем-то стояли рядами и кричали разные неведомые слова.Потом война закончилась, американцы свернули палатки, дружески попрощались и улетели на своих птицах. И больше неоткуда было взять фонарики, варенье, картинки и особенно огненную воду.Туземцы не были лентяями. Но сколько они не трудились, у них не получались ни брезентовые палатки, ни красивые одежды с рисунком, ни жестянки с тушенкой, ни фляжки с дивным напитком. И это было обидно и несправедливо.И тогда они задались вопросом: почему бледнолицым падало с неба добро, а им нет? Что они делают не так? Они денно и нощно крутили жернова и копали огороды – и им ничего с неба не упало. Наверно, для получения всех этих дивных вещей надо делать то же, что и бледнолицые. А именно – надеть наушники и кричать слова, а затем проложить полосы, зажечь костры и ждать. Наверно, всё это – магические ритуалы и волшебство, которым овладели бледнолицые. Ведь было совершенно очевидно, что все прекрасные вещи появлялись у них в результате магических действий, и никто никогда не видел, чтобы американцы их делали сами.Когда, спустя несколько лет, до острова добрались антропологи, они обнаружили, что там возник совершенно невиданный ранее религиозный культ. Везде были натыканы столбы, соединенные между собой пеньковыми веревками. Одни туземцы прокладывали в джунглях просеки, строили плетеные вышки с антеннами, махали флажками из крашеных циновок, другие в наушниках из половинок кокосов кричали что-то в бамбуковые микрофоны. А на проложенных просеках стояли соломенные самолеты. Смуглые тела аборигенов были раскрашены под военную форму с буквами USA и орденами. Они старательно маршировали, держа плетеные винтовки.Самолеты не прилетали, но туземцы считали, что они, наверное, недостаточно молятся, и продолжали кричать в бамбуковые микрофоны, зажигать посадочные огни и ждать богов, которые наконец-то привезут им заветный груз. Появились жрецы, которые лучше других знали, как следует правильно маршировать и яростно поносили тех, кто уклонялся от выполнения всех ритуалов. За этими занятиями им совсем уже стало некогда толочь зерно, копать батат и ловить рыбу. Ученые забили тревогу: племена могли вымереть с голоду! Им стали оказывать гуманитарную помощь, что окончательно убедило туземцев в правильности их воззрений, ведь чудесный груз наконец-то опять стал падать с неба!Приверженцы культа карго обычно не знают производства или коммерции. Их понятия о западном обществе, науке и экономике весьма туманны. Они твердо верят в очевидную для них догму – иностранцы имели особую связь со своими предками, которые были единственными существами, кто мог производить такие богатства, которые невозможно изготовить на Земле. А значит, надо соблюдать ритуалы, молиться и верить.Похожие друг на друга карго-культы независимо зародились на островах, далеких друг от друга не только географически, но и в культурном плане. Антропологи зафиксировали два отдельных случая в Новой Каледонии, четыре – на Соломоновых островах, четыре – на Фиджи, семь – на Новых Гебридах и более сорока – в Новой Гвинее. Причем, как правило, они возникали совершенно независимо друг от друга. В большинстве этих религий утверждается, что в день апокалипсиса вместе с «грузом» прибудет некий мессия.Независимое зарождение такого числа никак не связанных, но схожих культов указывает на определенные особенности человеческой психики в целом. Слепое подражание и поклонение – в этом суть культов карго – новоявленных религий нашего времени.Многие культы карго сошли на нет, но некоторые существуют и в наши дни. Например, культ мессии Джона Фрума на острове Танна.Один хорошо известный культ карго на острове Танна архипелага Новые Гебриды (с 1980 года носящем название Вануату) существует до сих пор. Центральная фигура культа – мессия по имени Джон Фрум. Первые упоминания о Джоне Фруме в официальных документах датированы 1940 годом, однако, несмотря на молодость этого мифа, никому не известно, существовал ли Джон Фрум на самом деле. Одна из легенд описывает его как одетого в пальто с блестящими пуговицами невысокого человека с тонким голосом и белесыми волосами. Он делал странные пророчества и прилагал все усилия к тому, чтобы настроить население против миссионеров. В конце концов он возвратился к предкам, пообещав свое триумфальное второе пришествие, сопровождаемое изобилием «груза». В его видении конца света фигурировал «великий катаклизм»: упадут горы и засыплются долины, старики вновь обретут молодость, исчезнут болезни, белые люди будут навеки изгнаны с острова, а «груз» прибудет в таких количествах, что каждый сможет взять сколько захочет.Но более всего правительство острова было обеспокоено пророчеством Джона Фрума о том, что во время второго пришествия он принесет с собой новые деньги с изображением кокосового ореха. В связи с этим все должны избавиться от валюты белого человека. В 1941 году это привело к повальной трате денег среди населения; все бросили работать, и экономике острова был нанесен серьезный ущерб. Администрация колонии арестовала зачинщиков, но никакие действия не могли искоренить культ Джона Фрума. Церкви и школы христианской миссии опустели.Чуть позже распространилась новая доктрина, гласившая, что Джон Фрум – король Америки. Как нарочно, приблизительно в это время на Новые Гебриды прибыли американские войска, и – о чудо из чудес – среди солдат были чернокожие люди, которые не бедствовали, подобно островитянам, но имели «груз» в таком же изобилии, как и белые солдаты. Волна радостного возбуждения захлестнула Танну. Апокалипсис неизбежно должен был вот-вот наступить. Казалось, все готовятся к прибытию Джона Фрума. Один из старейшин объявил, что Джон Фрум прилетит из Америки на самолете, и сотни людей принялись расчищать кустарник в центре острова, чтобы его самолету было куда приземлиться.На аэродроме установили диспетчерскую вышку из бамбука, в которой сидели «диспетчеры» с деревянными наушниками на головах. На «взлетно-посадочной полосе» соорудили макеты самолетов, призванные заманить на посадку самолет Джона Фрума.В пятидесятые годы молодой Дэвид Аттенборо приплыл на Танну вместе с оператором Джеффри Муллиганом, чтобы исследовать культ Джона Фрума. Они собрали много фактов об этой религии и в конце концов были представлены ее первосвященнику – человеку по имени Намбас. Намбас по-приятельски называл своего мессию просто «Джон» и утверждал, что регулярно говорит с ним по «радио» («радиохозяин Джон»). Это происходило так: некая старушка с обмотанными вокруг талии проводами впадала в транс и начинала нести околесицу, которую Намбас затем толковал как слова Джона Фрума. Намбас заявил, что знал о приезде Дэвида Аттенборо заранее, потому что Джон Фрум предупредил его «по радио». Аттенборо попросил разрешения взглянуть на «радио», но ему (по понятным причинам) отказали. Тогда, сменив тему, он спросил, видел ли Намбас Джона Фрума.Намбас страстно закивал:– Моя видеть его куча раз.– Как он выглядит?Намбас ткнул в меня пальцем:– Похож как твоя. У него белый лицо. Он высокий человек. Он жить в Южная Америка.Это описание противоречит упоминавшейся выше легенде о том, что Джон Фрум был небольшого роста. Так эволюционируют легенды.Считается, что Джон Фрум возвратится 15 февраля, но год его возвращения неизвестен. Ежегодно 15 февраля верующие собираются на религиозную церемонию, чтобы поприветствовать его. Возвращение еще не состоялось, но они не падают духом.Дэвид Аттенборо как-то сказал одному приверженцу Фрума по имени Сэм:– Но, Сэм, прошло уже девятнадцать лет с тех пор, как Джон Фрум сказал, что «груз» придет, а «груз» всё равно не приходит. Девятнадцать лет – не слишком ли долго вы ждете?Сэм оторвал глаза от земли и посмотрел на меня:– Если вы можете ждать Иисус Христос две тысячи лет, а он не приходит, то я могу ждать Джон Фрум больше, чем девятнадцать лет.В 1974 году острова посетили королева Елизавета и принц Филип, и принц был впоследствии обожествлен в рамках культа «Джон Фрум – дубль два» (и снова заметьте, как быстро меняются детали в религиозной эволюции). Принц – импозантный мужчина, без сомнения выглядевший впечатляюще в белой форме военно-морских сил и шлеме с плюмажем, и, пожалуй, неудивительно, что объектом почитания стал именно он, а не королева, – особенности местной культуры не позволяли островитянам принять в качестве божества женщину.Карго-культы Южной Океании представляют крайне интересную современную модель зарождения религии почти на пустом месте. Что особенно важно – они указывают на четыре особенности происхождения религий вообще, которые я кратко изложу здесь.Во-первых, это поразительная скорость, с которой может возникнуть новый культ.Во-вторых, с поразительной скоростью теряются подробности возникновения культа. Джон Фрум, если он вообще существовал, жил совсем недавно. Несмотря на это, трудно установить, жил ли он вообще.Третья особенность – независимое возникновение похожих культов на разных островах. Систематическое изучение этого сходства может обнаружить новые данные о человеческой психике и ее подверженности религиозной вере.В-четвертых, карго-культы похожи не только друг на друга, но и на более ранние религии. Можно предположить, что христианство и другие древние религии, ныне распространенные по всему миру, зародились как местные культы, подобные культу Джона Фрума. Некоторые ученые, например, профессор еврейской культуры Оксфордского университета Геза Вермес, высказывали предположение о том, что Иисус был одним из многих появившихся в то время в Палестине пылких проповедников, которых окружали похожие легенды. От большей части этих культов не осталось и следа. Согласно данной точке зрения, сегодня мы имеем дело с тем из них, которому удалось выжить. В течение столетий в результате дальнейшей эволюции он преобразился в сложную систему – или даже в разветвленный набор потомственных систем, господствующий в настоящее время на большей части земного шара. Гибель таких обаятельных фигур современности, как Хайле Селассе, Элвис Пресли и принцесса Диана, также позволяет исследовать быстрое возникновение культов и их последующую меметическую эволюцию».Когда он зародился, с абсолютной точностью сказать нельзя. Некоторые исследователи полагают, что в 1774 году, когда на меланезийский остров Танна высадился знаменитый путешественник Джон Кук. Для местных жителей, живших в изоляции и веками добывавших пропитание ловлей рыбы, выращиванием свиней и огородничеством, визит Кука стал настоящим потрясением. Белые люди, с точки зрения аборигенов, ничего не делали, но имели запасы продовольствия, удобной одежды, оружия, которыми охотно делились с ними за мелкие услуги.Вслед за Куком на острове стали появляться и другие европейцы, также привозившие с собой всевозможные полезные предметы. Но затем, не найдя для себя на острове ничего интересного, европейцы перестали приезжать.Для жителей острова это стало новым шоком. Почему добрые боги, присылавшие к ним белых с прекрасными и полезными вещами, вдруг прогневались на них?Решив, что вернуть «манну небесную» можно только при помощи правильных молитв, аборигены стали пытаться повторять поведение белых, полагая, что именно эти «обряды» сулят благополучие. Нечто подобное переживали жители и других меланезийских островов, где побывали европейцы. Европейские исследователи отметили существование подобных странных верований ещё в конце XIX века.Однако в полную силу они проявились как мы уже говорили в годы Второй мировой войны.Для поклонников нового культа приход американских военных был равносилен «второму пришествию». Они правильно молились, и белые вернулись, теперь уже не только с кораблями, но и с летающими «железными птицами», которые привозят вкусные продукты, одежду, медикаменты, а также совсем уж невиданные вещи вроде фонариков и радиоприёмников.Белые люди охотно и щедро платили за помощь в строительстве, за услуги проводников, и жизнь меланезийцев стала, в их понимании, счастливой и беззаботной. Но затем война кончилась, и белые ушли. Больше не прилетали «железные птицы», не было щедрых «даров богов». Жрецы новой религии, у которой теперь появилось огромное количество поклонников, объясняли — меланезийцы недостаточно хорошо молятся богам, именно поэтому они более не присылают им «даров небес». И меланезийцы принялись ещё усерднее упрашивать богов о «ниспослании железных птиц».Другой взглядТе, кто впервые слышит о «культе карго», зачастую понимающе улыбаются — вот как портит людей «халява». Однако это не совсем так.Чтобы понять поведение меланезийцев, нужно посмотреть на мир их глазами. Белые люди, приходящие на острова, сами ничего не делают и не производят, но у них всё есть. Откуда же у них всё? Конечно, они всё получают от богов. А почему боги щедры к белым людям? Потому что они знают правильные молитвы и ритуалы. И если их повторить, то «железные птицы» с подарками прилетят снова.Аборигены начали строить взлётно-посадочные полосы, диспетчерские вышки, надели самодельные наушники, стали кричать в бамбуковые микрофоны, но самолёты не появлялись. Значит, недостаточно точно мы всё повторяем, сказали жрецы. Меланезийцы упорно воспроизводили действия белых, даже стали проводить своеобразные парады, но эффекта не было.Но у новой религии появилось объяснение и на этот случай: «железные птицы» на самом деле летят, просто их перехватывают белые люди на других островах (некоторые аэродромы продолжали функционировать, так как там остались американские поселения). И вообще, те «железные птицы», что были сначала, присылались богами для аборигенов, а подлые белые попросту «крали чужое».Чем Джон Фрум хуже Иисуса?Когда учёные-антропологи через пару десятилетий добрались до островов с научной миссией, то пришли в ужас от увиденного.«Культ карго» (поклонение грузу) настолько захватил меланезийцев, что их традиционные отрасли хозяйствования пришли в упадок. Островитянам стал грозить самый настоящий голод. Антропологи и психологи попытались переубедить меланезийцев, объяснить им их неправоту, однако аборигены встретили эти объяснения в штыки. По их мнению, белые, перехватывающие «подарки богов», попросту захотели ещё раз их обмануть.Поняв, что справиться с «культом карго» не так-то просто, учёные призвали хотя бы оказать островитянам гуманитарную помощь.Но появление этой помощи для адептов «культа карго» стало подтверждением их правоты, отчего новая религия только укрепилась.Ситуация стала меняться тогда, когда выходцы из местных племён стали чаще бывать в цивилизованном мире, где стали понимать, что и как происходит на самом деле.«Культ карго» пошёл на убыль, однако совсем не умер и  процветание культа Джона Фрума тому подтверждение.источникиРичард Докинз (из книги «Бог как иллюзия»)http://www.orator.ru/stories_kult_kargo.htmlhttps://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B0_(%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2)http://www.aif.ru/society/history/1220426А вот вам еще немного интересной информации про далекие уголки нашей планеты: вот тут например Туземцы убивают всех, кто к ним приплывает или например знаете ли вы Кто съел сына Рокфеллера? ,а вот вы с вами Разоблачаем ! Существует ли феномен племени хунза ?

10 марта, 16:11

High Noon on the Coral Sea: How One of America's Most Legendary Aircraft Carriers Was Sunk

Sebastien Roblin History, Asia On March 4, 2018 the wreck the U.S. Navy’s first fleet carrier was recovered in the Coral Sea. An earlier article details the design and early service of the Lexington. This piece describes her fateful role in the Battle of the Coral Sea. In the first five month of the Pacific War, the Imperial Japanese military won an almost uninterrupted string of victories, seizing Burma, Indonesia, the Philippines, Singapore, and most of the Solomon Islands and New Guinea. However, Australia remained a thorn in Japan’s southwestern Pacific flank—one which needed to be cut off from U.S. reinforcements before Japanese troops could invade. Though Adm. Isoroku Yamamoto planned on drawing U.S. carriers into a decisive battle around Midway Island in June 1942, he first authorized Operation Mo in April to isolate Australia by dispatching two separate invasion fleets to seize Tulagi (part of the Solomon Islands) and Port Moresby, a key supply point for Australian troops on New Guinea. However, American cryptographers had broken the Japanese naval code and learned the details of the plan in a matter of days. Adm. Chester Nimitz decided to dispatch the Navy’s fleet carrier, the Lexington, and the more modern Yorktown to bushwhack the Japanese invasion force. The American ships would confront a Japanese screening force that grew to include the fleet carriers Shokaku and Zuikaku as well as the light carrier Shoho, commanded by Adm. Takeo Takagi. The two opposing carrier groups mustered nearly the same number of aircraft: 127 to 128 bombers and fighters. The Lexington’s wing included thirty-five SBD Dauntless dive bombers, twenty-one F4F Wildcat fighters and twelve TBD Devastator torpedo bombers. Recommended: Stealth vs. North Korea’s Air Defenses: Who Wins? Recommended: America’s Battleships Went to War Against North Korea Recommended: 5 Places World War III Could Start in 2018 Read full article

Выбор редакции
08 марта, 08:00

Solomon Islands : Selected Issues

Country Report No. 18/73

Выбор редакции
06 марта, 23:48

Останки "Лексингтона"

3 марта в Коралловом море были найдены останки американского авианосца "Лексингтон".В мае 1942 года авианосец принимал участие в первом сражении авианосных групп в истории, которое состоялось в ходе битвы в Коралловом море. По ее итогам японцы добились определенного тактического успеха, но стратегически сражение закончилось скорее в пользу американцев.Часть историков не отдает предпочтение одной из сторон и считает, что сражение закончилось вничью.Схема сражения в Коралловом море, где японцы потеряли легкий авианосец "Сехо", а американцы "Лексингтон", танкер "Неошо" и эсминец "Симс".Для тех, кто не в курсе, о чем идет речь.Для выполнения первой задачи японские сухопутные и военно-воздушные силы сосредоточились в районе Рабаула, на острове Новая Британия, а военно-морские силы — в районе Трука, на Каролинских островах, в 1000 милях к северу. Высадку десантов прикрывало авианосное ударное соединение, готовое отразить контрудары американцев. Оно состояло из авианосцев «Дзуйкаку» и «Сёкаку» с эскортом из крейсеров и эсминцев и имело 125 самолетов (42 истребителя и 83 бомбардировщика). Их могли поддержать еще 150 самолетов, расположенных в Рабауле.Американская разведка раскрыла основные нити японского плана, и адмирал Нимиц направил на юг все имеющиеся у него силы: два авианосца — «Йорктаун» и «Лексингтон» — из Пёрл-Харбора со 141 самолетом (42 истребителя и 99 бомбардировщиков) и две группы крейсеров для их охраны. (Два других американских авианосца — «Энтерпрайз» и «Хорнет», — возвратившиеся после выполнения задачи при налете на Токио, тоже получили приказ срочно следовать в Коралловое море, но они прибыли туда слишком поздно, когда сражение уже закончилось.)3 мая японцы высадились на острове Тулаги и заняли его, не встретив сопротивления (небольшой австралийский гарнизон был заранее предупрежден и выведен с острова). В это время «Лексингтон» заправлялся топливом в море, а «Йорктаун» под командованием контр-адмирала Флетчера оказался еще дальше от места действия. Однако на следующий день, находясь почти в 100 милях от Тулаги, он нанес ряд ударов. Правда, они не имели особого эффекта, если не считать потопления японского эсминца. «Йорктауну» удалось избежать ответного удара. Накануне два японских авианосца получили задачу доставить в Рабаул несколько истребителей (авианосцы отправили из района боевых действий лишь потому, что хотели сэкономить на лишней перегонке самолетов). Это положило начало целому ряду ошибок и недоразумений с обеих сторон; в результате всего этого выиграли американцы.Авианосная группа адмирала Такаги прошла восточнее Соломоновых островов в Коралловое море в надежде нанести удар американскому авианосному соединению с тыла. Тем временем «Лексингтон» присоединился к «Йорктауну», и оба авианосца направились на север на перехват японских сил вторжения, находившихся на пути к Порт-Морсби. 6 мая, в черный день капитуляции Коррехидора, авианосные группы американцев и японцев пытались найти друг друга, но так и не вступили в соприкосновение, хотя одно время их отделяло всего лишь 70 миль.Утром 7 мая японские разведывательные самолеты доложили, что им удалось обнаружить авианосец и крейсер. Такаги немедленно приказал нанести массированный бомбовый удар, и обнаруженные корабли быстро потопили. Оказалось, однако, что жертвами стали всего лишь танкер и эскортировавший его эсминец, так что время и усилия были потрачены зря. В тот же вечер Такаги попытался нанести еще один, уже менее мощный удар, но в результате потерял 20 из 27 самолетов. Тем временем самолеты с авианосца Флетчера, тоже введенного в заблуждение ложным донесением, нанесли удар по силам непосредственного прикрытия высадки в Порт-Морсби. При этом они потопили легкий авианосец «Сёхо», затратив на это всего десять минут. Это было одно из самых быстрых потоплений, зарегистрированных за годы войны. Важнее оказалось другое: японскому командованию пришлось отложить вторжение и приказать своим силам вернуться.Утром 8 мая американское и японское авианосные соединения наконец завязали бой. Силы сторон были почти равными: у японцев — 121 самолет, у американцев — 122. Их эскорты тоже были почти одинаковы по силе: четыре тяжелых крейсера и шесть эсминцев у японцев; пять тяжелых крейсеров и семь эсминцев у американцев. Однако японцы двигались в зоне облачности, а американцам пришлось действовать в районе чистого неба. Авианосец «Дзуйкаку» остался незамеченным, но «Секаку» получил три попадания бомб, и пришлось вывести его из боя. В «Лексингтон» попали две торпеды и две бомбы, а последующие взрывы внутри авианосца завершили гибель этого любимца моряков, который они ласково называли «Леди Лекс». Более подвижный «Йорктаун» отделался одним попаданием бомбы.Во второй половине дня Нимиц приказал авианосному соединению покинуть Коралловое море, тем более что угроза для Порт-Морсби на время миновала. Японцы тоже оставили район боевых действий, ошибочно полагая, что оба американских авианосца потоплены.По абсолютным потерям американцы вышли из боя в несколько лучшем положении: 74 самолета против более 80 у японцев и 543 человека против более 1000. Однако американцы лишились тяжелого авианосца, тогда как японцы потеряли легкий. Более важно то, что американцы сорвали японский план захвата стратегического объекта — Порт-Морсби на Новой Гвинее. К тому же благодаря техническому превосходству американцам удалось вовремя отремонтировать «Йорктаун» для следующего этапа войны на Тихом океане, тогда как ни один из двух японских авианосцев, участвовавших в сражении в Коралловом море, не был подготовлен для другого, более решающего сражения.Сражение в Коралловом море было первым в истории боем между флотами, которые так и не увидали друг друга. Вскоре предстояло повторить подобное сражение в более широком масштабе."Лексингтон" отбивает удары авиагрупп с "Секаку".Американская хроника 1942 года посвященная битве в Коралловом море.Битва в Коралловом море в цвете. Немного цветных кадров, как американских, так и японских."Лексингтон" был сильно поврежден в ходе атак японских авиагрупп с авианосцев "Секаку" и "Дзуйкаку", после чего там произошел внутренний взрыв и экипаж был вынужден покинуть корабль, который был добит эсминцами сопровождения.Погибающий авианосец.Ну а на днях его из подводного небытия вытащил Пол Аллен, который уже давно промышляет экспедициями к потопленным кораблям времен второй мировой войны, наиболее известными из которых стали экспедиции к останкам британского линейного крейсера "Худ" потопленного "Бисмарком" и японского суперлинкора "Мусаси" потопленного американского авиацией.Останки корабля лежат на глубине 3 километра в чуть более 810 километрах от австралийского побережья.Одна из не взорвавшихся торпед, которыми добивали "Лексингтон"Неплохо сохранившийся палубный истребитель.До гибели авианосца, пилот этого истребителя успел сбить 4 японских самолета.Значительная часть авиагруппы "Лексингтона" погибла вместе с авианосцем.

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
22 февраля, 15:50

Заявку на проведение "Экспо-2025" в Екатеринбурге презентовали на Соломоновых островах

Представители заявочного комитета также пригласили представителей государства посетить Екатеринбург в рамках проведения матчей чемпионата мира по футболу

20 февраля, 03:52

Guadalcanal: The U.S. Marines' Ultimate Nightmare

Warfare History Network History, Asia Marine combat veterans relive the dangerous and deadly work in some of the war’s toughest fighting. On August 6, 1942, the men of Maj. Gen. Alexander Vandegrift’s U.S. 1st Marine Division watched from the railings as their troopship, the USS George F. Elliott, steamed into the waters north of Guadalcanal in the South Pacific’s Solomon Islands. They had come to seize the island’s semi-completed airfield at Lunga Point from the Japanese before it became operational. With Guadalcanal’s airfield, the Japanese could bomb the shipping lanes to Australia and choke the continent, putting Australia at risk for Japanese invasion. Among the thousands of troops nervous with anticipation about the battle to come were four Marines from H Company, 2nd Battalion, 1st Marine Regiment––Jim Young, Sid Phillips, Roy Gerlach, and Art Pendleton––dressed in their steel helmets and green cotton-twill uniform (the Marines’ familiar, mottled-green camouflage uniforms had not yet been issued). This is their story. “This was the real deal.” Jim Young: “We were awakened around three in the morning on August 7, 1942, the day we were to fight the Japs. Breakfast was at 5:00 am. The food was steak and eggs. After eating, which was hard to do, we went up on deck to watch the bombardment of Guadalcanal. It was unbelievable, and the noise was horrendous! Most of us were scared and bewildered. We couldn’t even hear each other without yelling. Recommended: Stealth vs. North Korea’s Air Defenses: Who Wins? Recommended: America’s Battleships Went to War Against North Korea Recommended: 5 Places World War III Could Start in 2018 Read full article

Выбор редакции
19 февраля, 00:00

Solomon Islands First Melanesian Country to Publish Public Enterprise Performance Results Online

In a first for Melanesia, financial results and other key information from Solomon Islands’ $230 million state-owned enterprise (SOE) portfolio can now be viewed online.

10 февраля, 15:17

Украина введет одноразовые визы за 65 долларов

Он пояснил, что электронную визу будут присылать на электронную почту, ее надо будет самому распечатать на принтере и привезти на паспортный контроль.

23 января, 00:54

Kate Middleton: Surprising Moments That Caused Controversy

Kate Middleton is often at the center of attention due to politics, fashion, and controversy. But these were the most shocking moments so far.

15 января, 10:00

Australia's Hard Choice Between China And US

Authored by Lachlan Colquhoun via The Strategic Culture Foundation, Canberra has always deftly balanced between Beijing and Washington but it may soon need to choose one over the other...   Australia has always believed that it doesn’t have to choose between its economic relationship with China and its defense alliance with the United States. But 2018 is already shaping up to be the year of the hard choice. It would be convenient for Australia if it was able to maintain its balancing act, but a confluence of global factors has stripped away the fiction that it can separate the economic benefits it gets from China and its post-World War II position as one of America’s closest strategic allies. There is a lot at stake, including potentially Australia’s ongoing prosperity. China is clearly not happy with Australia’s adherence to the US alliance and if it follows through on veiled threats to boycott Australian exports and limit investment, Canberra’s loyalty to Washington could come at the expense of significant economic pain. China’s hawkish Global Times newspaper, widely viewed as a mouthpiece for the ruling Communist Party, spared no niceties in an op-ed last week that warned Australia against “interference” in the South China Sea (SCS) territorial disputes. Australia was “kissing up” to the US and risked “poisoning” its relations with China, which could “adopt strong countermeasures which will seriously impact Australian economic development.” Australia hasn’t taken a position on SCS spats, but has said it favors “freedom of navigation” in the area, echoing the US’ position.   US President Donald Trump with Australia’s Prime Minister Malcolm Turnbull at the ASEAN Summit in Manila, Philippines November 13, 2017. Reuters/Jonathan Ernst China is Australia’s biggest trading partner, taking around a third of Australia’s exports. The two countries signed a free trade agreement (FTA) which came into effect at the end of 2015 and two-way trade now exceeds US$110 billion a year. Chinese students comprise 38% of foreign students in Australia and prop up the university sector with their fees, bringing in US$18 billion per year. The number of Chinese tourists is also booming. In 2005, 4.9% of foreign visitors to Australia were Chinese, a number which had risen to 13% by 2016. Chinese investors are key players in commercial and residential property markets, and are major investors in sectors such as agriculture and mining. So when Australia congratulates itself on avoiding a recession for the last 30 years, it owes a major vote of thanks to China. Despite this, Australia’s position on China is often schizophrenic. While the business and financial community continue to see China as Australia’s future, the defense and intelligence establishment in Canberra take a different view. They see China as manipulating its global networks, including via the Chinese diaspora in Australia, in support of its global ambitions which are at odds with Australia’s traditional alliance with the US.   Ethnic Chinese wave China’s and Australia’s national flags in Canberra, Australia in a file photo. Photo: AFP From these agencies comes innuendo about Chinese “interference” in Australia, a country which has for years hosted one of the most significant US surveillance facilities at Pine Gap in the Northern Territory. A recent ban imposed on foreign donations to Australian political parties was squarely aimed at China, and friendships with Chinese donors cost a rising star of the opposition Labor Party, Sam Dasyari, his job in December. Driven by fear of espionage and cyber-intelligence, successive Australian governments have blocked Chinese telecommunication giant Huawei from participating in the rollout of the country’s National Broadband Network. In December, Canberra was also poised to kill a deal for Huawei Marine Networks to lay a 4,000-kilometer submarine cable from Sydney to the Solomon Islands. Even Prime Minister Malcolm Turnbull, who as Communications Minister was expected to overturn the Huawei ban, referred to China as a “frenemy” in comments at a public dinner last year. Such paranoia about Chinese telecommunication companies does not extend to New Zealand, where Huawei has been a big player in new national infrastructure or in the United Kingdom, where the company is a big player in rolling out 4G wireless networks and fixed rural phone connections. Meanwhile, Australia has spent more than US$10 billion on weapons and military equipment from the US in the last four years, according to a recent Australian National Audit Office analysis. With Australia set to spend around US$150 billion on defense in the next decade, with big outlays earmarked to build a next generation navy and air force, that figure can be expected to rise as it further integrates into the US military supply chain with projects like the J-35 Strike Fighter. American foreign policy, however, is fast changing under US President Donald Trump. As the US appears to shrink from the region, including through its withdrawal from the Trans-Pacific Partnership trade pact, it is creating a vacuum which poses a major dilemma for Australia. Does Australia fill that vacuum as a local enforcer of the US alliance and forge stronger alliances with other countries such as Japan and South Korea to counterbalance Chinese influence? Or does it accept China’s increased power in the world and recalibrate 70 years of foreign policy accordingly? The fragmentation of late 20th century geopolitics is reconfiguring the world, and as a mid-ranking nation Australia is yet to find its new place. Perhaps the only upside to this dilemma is that the US appears to be moving away from any direct confrontation with China in the Pacific as Trump looks to forge alliances against North Korea. US Aircraft carrier USS Kitty Hawk receives fuel from the Royal Australian Navy auxiliary oiler replenishment ship during a joint exercise. Photo: US Navy via AFP If US-China tensions are heightened, including by allegations that China is not acting genuine in its stated intention to isolate North Korea, it would quickly bring the polarity of Australian policy into sharp focus. The inconsistencies and contradictions, including in strategic areas, are already apparent. While Huawei is banned from major national infrastructure contracts, its handsets have been approved for use by top defense officials and diplomats, and several thousand have been distributed. When a Chinese company, Landbridge Group, secured a 99-year lease on the strategic Port of Darwin in 2015, top US defense officials said they were “stunned” by the decision. Critics at the time contended it gave China a “front row seat” to spy on joint US-Australian naval operations. Australian universities have received government grants to work on collaborative research with Chinese companies on technologies which could have military applications. The University of Adelaide, for example, is working with the Beijing Institute of Aeronautical Materials, a company which is a part of the Aviation Industry Corporation of China. All of this shows that Australia’s new hardline on China is and will inevitably be compromised by burgeoning economic relations. While the economic threats from China may simply be posturing at a tense juncture, they have called out and exposed the unresolved contradiction at the heart of Australia’s 21st century identity.