Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива
22 января, 11:01

Tiny, Wealthy Qatar Goes Its Own Way, and Pays for It

Among Persian Gulf states, Qatar was the picked-on little sibling. Gas riches and an independent-minded ruling family changed that. Now it’s in the fight of its life.

20 января, 14:12

Miroslav Lajcak on Jerusalem and UN reforms

The UN General Assembly president discusses UN reforms, Trump's Jerusalem move and the GCC crisis.

20 января, 07:49

Китай оказался не готов перевернуть мировой рынок нефти

В мировой и российской прессе в первой половине января появилось множество комментарий о предстоящем открытии на Шанхайской международной энергетической бирже (Shanghai International Energy Exchange, INE) торгов нефтяными фьючерсами за юани. Пробные торги в целях отработки их технологии проведены 9-10 декабря. Со ссылкой на китайские источники называлась дата начала регулярных торгов 18 января, однако в этот день они не состоялись. Появились данные о том, что биржа начнет торговать нефтяными фьючерсами в феврале или даже в марте.

19 января, 18:27

Qatari royal 🇶🇦: Gulf crisis to seize Qatar's wealth

Al Jazeera has obtained an audio recording of a Qatari royal family member, Sheikh Abdullah bin Ali Al Thani. Sheikh Abdullah is the person that was portrayed by Saudi Arabia and the UAE as the main opposition figure to the Qatari government. In this audio, he threatens to take his own life as a result of the pressure he says he was put under by the two countries. Sheikh Abdullah is now accusing Saudi Arabia and the UAE of fabricating the whole GCC crisis in order to seize Qatar's wealth. Al Jazeera's Hashem Ahelbarra reports. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

19 января, 17:33

One year of Trump: The effect on the Middle East

Is Trump's foreign policy on Israel, Iran and the GCC all that different from previous administrations?

19 января, 12:11

Нефть за юани: реалии и перспективы

Изменение системы торгов нефтью будет позитивным для России В мировой и российской прессе в первой половине января появилось множество комментарий о предстоящем открытии на Шанхайской международной энергетической бирже (Shanghai International Energy Exchange, INE) торгов нефтяными фьючерсами за юани. Пробные торги в целях отработки их технологии проведены 9-10 декабря. Со ссылкой на китайские источники называлась дата […]

15 января, 17:35

UAE Accuses Qatar Of Intercepting Two Commercial Planes, Stocks Plunge

The Qatari and Saudi/United Arab Emirates economic and diplomatic war which began early last summer appears to have taken to the skies above the Persian Gulf, where early Monday the UAE accused Qatari fighter jets of intercepting two UAE civilian airplanes. The UAE's official news agency WAM reported that the country's General Civil Aviation Authority (GCAA) has issued a statement, saying "it had received a complaint from one of the UAE's national carriers that one of its aircraft on a flight to Manama on a normal route had been intercepted by Qatari fighters." The UAE's aviation authority condemned the flight intercept, which WAM also suggests included another flight that was intercepted while landing, describing both incidents as "a flagrant threat to the safety of civil aviation and a clear violation of international law." The statement further warned that, "The United Arab Emirates rejects this threat to the safety of air traffic and will take all the necessary legal measures to ensure the safety and security of civil aviation." Among the UAE's 5 commercial carriers, it is not known which flights were intercepted according to the allegations. A follow-up report issued by WAM further claims "Qatari fighter jets buzz second UAE civil aircraft" while on a routine flight to Manama, Bahrain. Though it's not yet known which particular airline carrier was allegedly intercepted, the initial flight was set to land at one of the Middle East's busiest hubs - Bahrain International Airport - which lies just outside of the Bahraini capital of Manama. The UAE has a total of five commercial carriers, including the well-known international Dubai-based Emirates and Air Arabia, which is widely considered as the largest low cost airline in the Middle East. The news sent Qatar stocks tumbling, and the country's benchmark stocks index reversed gains following the news,  dropping 2.5% at the close in Doha, its biggest one day fall since the Qatar blockade broke out. Dubai stocks also extended losses.   The UAE allegations of a Qatari intercept of commercial aircraft come amid a full economic and diplomatic blockade on Qatar by the Saudi-led alliance of GCC countries: Source: ICAO, CAPA, Flightradar24 via Al Jazeera Qatar was quick to deny the UAE's claims both through official statements and its major international broadcaster Al Jazeera. Qatar's spokesperson for the Ministry of Foreign Affairs, Lulwa al-Khater, issued a statement immediately following initial reports which reads, "The State of Qatar announces that the claims of Qatari fighter-planes intercepting a UAE civil aircraft is completely false. A detailed statement will follow." The State of #Qatar announces that the claims of Qatari fighter-planes intercepting a UAE civil aircraft is completely false. A detailed statement will follow. — لولوة راشد الخاطر (@Lolwah_Alkhater) January 15, 2018 Following multiple statements out of the UAE, an Al Jazeera report quoted multiple Qatari officials who denied all allegations, while notably citing US military officials stationed in Qatar as having no knowledge of the incident. According to Al Jazeera: US Air Force Central Command, which is based at the sprawling al-Udeid Air Base in Qatar, also did not immediately have any report about an alleged incident involving a commercial aircraft in the region, said Lt. Col. Damien Pickart, an Air Force spokesman. However, Pickart cautioned that US forces do not routinely monitor the flights and operations of the Qatari air force. In early June multiple gulf countries began openly accusing tiny oil rich Qatar of supporting terrorism and facilitating pro-Iran factions in the region, after which a complete economic blockade was placed on Qatar by Saudi Arabia, Bahrain, Egypt and the United Arab Emirates. Saudi Arabia especially has been the leading Gulf Cooperation Council (GCC) nation targeting Qatar, though in recent months tensions and rhetoric have been relatively calmed after tensions ratcheted throughout the summer.  However, this weekend there was a dramatic escalation when Sheikh Abdullah Bin Ali Al-Thani, a descendant of Qatar’s founder, accused the U.A.E. of holding him against his will. On Sunday Al-Thani released on Sunday a video statement saying he was "a prisoner" in the UAE capital, Abu Dhabi. He also cryptically blamed "Sheikh Mohammed" as bearing responsibility should anything happen to him - an apparent reference to Abu Dhabi's Crown Prince Mohammed bin Zayed. #عاجل بالفيديو | الشيخ عبدالله بن علي آل ثاني يقول إنه محتجز في #أبو_ظبي بعد استضافة الشيخ محمد بن زايد له ويقول إن دولة #قطر بريئة من أي مكروه قد يحدث له pic.twitter.com/6Gc7XOZT75 — الجزيرة مباشر (@ajmubasher) January 14, 2018 "I am currently in Abu Dhabi. I was a guest of Sheikh Mohammed. I am no longer a guest; I am a prisoner," the Qatari royal said in the widely circulated social media video. "They told me not to leave. I am afraid that anything could happen to me, and the people of Qatar would be blamed. So I just wanted to inform you that if anything happens to me, the people of Qatar are innocent," he added. Al-Thani's possible reference to Abu Dhabi's Crown Prince Mohammed came when he said: "I am a guest of Sheikh Mohammed and if anything happens to me after this, he is fully responsible."  He is a son of Qatar's emir from the 1960s, Sheikh Ali bin Abdullah Al Thani, and after decades of relative obscurity within Qatari politics he suddenly rose to prominence and visibility when the diplomatic crisis within the GCC broke out on June 5th.  The timing of the renewed gulf escalation is hardly a coincidence: a day after the Al Thani video was made tensions have once again exploded out into the open, this time involving allegations of dangerous commercial jet intercepts by military aircraft. One wonders if the oil-rich Gulf states preparing for "plan B" how to keep the price of oil higher even after the Vienna production cut deal ends.

13 января, 16:52

Qatar files UN complaints as 'UAE jets breach airspace'

Qatar alerts the UN secretary-general to a second infringement of its airspace by the UAE as GCC crisis continues.

31 декабря 2017, 20:37

ОАЭ и Саудовская Аравия впервые вводят НДС

Впервые продажи ряда товаров и услуг в королевствах Саудовская Аравия и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) с 1 января 2018 года будет облагаться налогом на добавленную стоимость (НДС) со ставкой 5%. Об этом 31 декабря сообщают налоговые органы в Эр-Рияде и Абу-Даби, передает DW. Отмечено, что введение НДС связывают со спадом цен на нефть и необходимостью расширения базы пополнения государственных сокровищниц, а также стабилизации финансовых рынков королевств...

29 декабря 2017, 12:20

The GCC's arms race and the Iranian 'threat'

GCC countries have spent billions of dollars on US arms. Will that guarantee their security?

28 декабря 2017, 12:51

Kuwait: GCC will continue to operate despite rift

As crisis heads towards eighth month, deputy foreign minister hopeful about meeting of region's lawmakers in 2018.

27 декабря 2017, 21:33

Kuwait says GCC to keep operating despite Qatar crisis

DUBAI (Reuters) - Kuwait's deputy foreign minister said on Wednesday that the six-nation Gulf Cooperation Council would continue to operate despite a row among three of its members and Qatar that it has unsuccessfully sought to mediate.

27 декабря 2017, 19:38

Year in review 2017 | Al Jazeera

As the year 2017 draws to a close, few following the events of the past 12 months would wager with certainty on how the coming year will unfold. It was a year defined by unpredictability and the breaking of long-established convention, most noticeably in the form of the 45th US President Donald Trump. The crowds at the Republican leader's inaugaration had barely dispersed before he set about forcing through the populist policies that saw him beat Democratic nominee Hillary Clinton just two months prior. First on the agenda was the move to ban visitors from seven majority Muslim states from entering the US. The order, which was introduced within a week of Trump taking office, prompted a huge outpouring of solidarity with those affected and large protests in the US and across the world. Domestic policies were not the only area in which Trump left his mark. In his first year in charge, Trump has refused to certify Iran's compliance with the Joint Comprehensive Plan of Action, the landmark deal between world powers and Tehran to curb its nuclear programme in exchange for limited sanctions relief. Close US allies, such as the UK and France, warned against any action that would threaten the deal, but the US president chose not to listen. Under Trump tensions have also worsened on the Korean peninsula, as a war of words between the US leader and the North Korea's Kim Jong Un, threatens to spillover into armed conflict between two nuclear-armed states. But the US is not the only country breaking age-old diplomatic convention, particularly in the Middle East. The fate of the Gulf Cooperation Council remains in the balance after three of its members, Saudi Arabia, the United Arab Emirates, and Bahrain, along with Egypt, broke off diplomatic ties with Qatar and launched a blockade of the country, which continues to this day. The quartet accuses Doha of cosying up to Tehran and supporting "terrorists", accusations Qatar vehemently denies. Since the accession of Saudi Crown Prince Mohammed Bin Salman, Riyadh has taken on an increasingly hawkish foreign policy, which has seen an intensification of the war in Yemen and the adoption of a hardline stance against its regional rival Iran. The war in Yemen threatens to bring about a famine, which could put millions at risk of starvation, and shows little sign of ending soon. Outside of the Middle East, the breaking down of the old order has been no less dramatic. In southern Africa, former Zimbabwean President Robert Mugabe's reign finally came to an end after the 93-year-old leader was forced to step down by the army. In Gambia, Yahya Jammeh, who ruled the country for 22 years, was forced into exile after refusing to accept his loss in the presidential election held in December 2016. Rohingya exodus The year also witnessed a dramatic worsening in the plight of Myanmar's Rohingya people with hundreds of thousands fleeing a government crackdown on the majority-Muslim ethnic group. The exodus began in August, when Burmese armed forces and their allies launched a military operation ostensibly aimed at Rohingya armed groups. However, according to the Rohingya themselves and journalists and aid workers on the ground, the Burmese military was carrying out a campaign against civilians, which involved arbritary killings, rape, and the setting alight of homes. The UN has described the situation as "textbook ethnic cleansing". While the suffering of the Rohingya has earned a prominent spot on international news agendas, the US president ensured he would dominate towards the year's end with his decision to recognise Jerusalem as Israel's capital and move the US embassy from Tel Aviv to the city. The decision drew opposition from Palestinians, Arab and Muslim countries, and western powers. Tensions played out in the occupied territories as Palestinians turned out for daily protests against the US move. Internationally, Turkish President Recep Tayyip Erdogan took a lead role in forming the Muslim world's response, by calling for an extraordinary meeting of the Organisation of the Islamic Conference. That meeting, culminated in a declaration recognising East Jerusalem as the capital of the Palestinian state. Later, Ankara co-wrote a non-binding UN General Assembly motion dismissing the US recognition of Jerusalem as Israel's capital "null and void", which 128 UN members voted in favour of and just nine voted against with 35 abstentions. France, the UK, and other US allies voted in favour of the motion, earning a rare and indignant public rebuke from Washington. The US Ambassador to the UN said: "The United States will remember this day in which it was singled out for attack in the General Assembly..."

26 декабря 2017, 11:10

Will the GCC crisis be resolved in 2018?

Two scenarios for the GCC crisis in 2018.

21 декабря 2017, 23:33

Crisis Not Averted: Why the Rift Between Gulf Countries Endangers America's Security

Jeffrey Stacey, Bassima Al-Ghussein Politics, Middle East The U.S. relationship with Qatar offers a non-unique benefit to the United States, which could easily be replaced or replicated by other Gulf Cooperation Council governments. As the region careens toward twin crises related to Trump’s Jerusalem decision and the sectarian conflict whose latest round is playing out in Lebanon, one crisis the Middle East and Western allies could do without is the needless internal imbroglio in the Gulf Cooperation Council (GCC) that pits Qatar against Saudi Arabia and the rest of the GCC. This avoidable sideshow is continuing apace, just as Iran and Saudi Arabia are both ramping up and raising the regional stakes and the new U.S. administration needlessly roils the whole region. A resolution would help the West and the Sunni states to focus more squarely on the chess moves being played out of Tehran. While Qatar is important to U.S. interests in the region (mainly because of the critical American bases located there), time is not on Qatar’s side. If ultimately forced to choose, the United States will side with the Saudi-led countries and with good reason—the economic and security interests of the Saudi-led coalition and the United States are inextricably linked. While it is true that Qatar presently assists with strategically important military objectives of the United States, with ISIS at the top of the list, it has also repeatedly engaged in endeavors that harm western and regional interests. Were this behavior to persist, the conditions are ripe for a shift. For the Emiratis have long wanted to provide the Americans with similar military basing opportunities within their own border. The Emirati ambassador to the United States, Ambassador Yousef Al Otaiba, has continually lobbied for the United States to move its bases to the UAE for quite some time. To this end, the U.S. relationship with Qatar, while important, essentially offers a non-unique benefit to the United States, which could easily be replaced or replicated by other GCC governments. Thus, it would be wise of the Qataris to attempt to settle this dispute before the United States is forced to pick sides. Read full article

21 декабря 2017, 05:07

The Gulf Split: Why the GCC May Be Breaking Up

Imad K. Harb Security, Middle East Dismantling the GCC would be a short-sighted and ill-advised decision given current conditions in the Arabian Peninsula. With its confusing vital signs, it is hard to judge the condition of the Gulf Cooperation Council (GCC) after its latest failed meeting in Kuwait City. Only two full-fledged rulers, Kuwait’s Sheikh Sabah Al Ahmad Al Sabah and Qatar’s Sheikh Tamim bin Hamad Al Thani, attended it. The leaders of Saudi Arabia, the United Arab Emirates (UAE) and Bahrain refrained from attending and sent lower ranking officials. They have severed diplomatic relations with Qatar since June 5 because of allegations that Doha is funding terrorism and has relations with Iran. Oman, as usual, sent a royal representative of Sultan Qaboos bin Said who, for health reasons, has not attended similar and other seances for about a decade. If a meeting’s success is determined at least partly by the level of official representation, then the GCC’s thirty-eighth summit failed to satisfy a basic requirement. Sheikh Sabah is also said to have quickly wrapped up the summit’s only session after fifteen minutes of what can be imagined to have been a tense closed-door get-together. This came after an earlier inconclusive meeting of GCC foreign ministers, who customarily iron out issues before the leaders’ final communique. It further looked as if the communique had been pre-written to emphasize everyone’s desire for continuing collective action in the interest of GCC peoples. As host of the summit and mediator in the GCC crisis pitting Saudi Arabia, the UAE and Bahrain against Qatar, Sheikh Sabah was in a very difficult position. His abrupt ending of the meeting was most likely meant to accomplish two important missions: preserve a modicum of unity within the GCC and salvage Kuwait’s reputation as host. Read full article

14 декабря 2017, 14:52

КТО ЖЕ РАЗДУВАЕТ КОНФЛИКТ ВОКРУГ КАТАРА

Прошедший 38-й Саммит глав государств-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) показал, что конфликт между Саудовской Аравией и Катаром не только не затих, но  набирает обороты и может оказать серьезное влияние как на политическую обстановку в регионе, так и на мировые рынки нефти. В результате непримиримой позиции Саудовской Аравии и ее сторонников Саммит в Кувейте вместо запланированных двух дней продлился всего лишь несколько часов. Тем не менее, итог у него есть, пусть и отрицательный.

12 декабря 2017, 12:41

Gates: Qatar has been a problem for the US for over a dec...

Former U.S. Secretary of Defense Robert Gates says that America wants to see GCC countries "unified in dealing with Iran."

12 декабря 2017, 04:01

The Saudi-UAE Alliance Could Be Weaker Than It Appears

Samuel Ramani Security, Middle East The potential for tension between Riyadh and Abu Dhabi is illustrated by an increasing number of foreign-policy disagreements. On December 5, the United Arab Emirates (UAE) Foreign Ministry announced the creation of a joint cooperation and coordination committee with Saudi Arabia. This committee provides an official forum for Saudi Arabia–UAE security collaboration outside the auspices of the Gulf Cooperation Council (GCC). Immediately after the UAE’s statement, many Western and Arab analysts described the committee’s creation as a major escalation of the Qatar crisis and a critical step towards a strengthened Riyadh–Abu Dhabi alliance. Even though Saudi Arabia and the United Arab Emirates have many common strategic interests, a closer examination of geopolitical dynamics within the GCC reveals that the Riyadh–Abu Dhabi alliance could be weaker than it appears. The potential for tension between Saudi Arabia and the UAE is illustrated by an increasing number of foreign policy disagreements between the two countries. Over the past several months, Saudi Arabia and the UAE have backed rival proxy forces in Yemen, and adopted contradictory approaches to resolving the Syrian civil war. The growing contrast between Saudi Arabia and the UAE’s approaches to handling regional crises suggests that a future escalation of Riyadh–Abu Dhabi tensions is likely, and could be harder to resolve than the Riyadh-Doha standoff. The difficulty in ameliorating a rift between Saudi Arabia and the UAE can be explained by the nature of the disagreements between the two countries. Unlike the Saudi Arabia–Qatar dispute, which is a principally hegemonic struggle, dissension between Saudi Arabia and the UAE stems from competing strategic visions. As both Saudi Arabia and the UAE have been willing to use military force and unilateral diplomatic initiatives to shape the regional order in their image, tensions resulting from these competing visions are likely to endure for the foreseeable future. Read full article

08 июня 2017, 06:11

«Арабская весна». Реинкарнация. Удар по монархиям

То, что сейчас начало происходить между монархиями Персидского залива, только поначалу показалось «скандалом в благородном семействе». По истечению нескольких суток с начала внезапного разрыва отношений с Катаром его соседями – Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном – начала проявляться тревожная перспектива.   «Арабская весна», как хорошо продуманная, спланированная и реализуемая политика Вашингтона по Хаотизации Ближнего Востока, наконец, переходит в фазу «удар по монархиям».  Уж сколько раз мы здесь демонстрировали ставшие знаменитыми карты передела Ближнего Востока, которые принадлежат офицеру Пентагона подполковнику Петерсу. Дело доходит до того, что профессионалам, которые прекрасно знают эти карты, они… наскучили: «Ну, сколько можно показывать одно и то же!» Зато по собственному опыту знаю, что в аудиториях, где слушатели достаточно далеки от мировой политики, эти документы вызывают живой интерес. Люди о таком даже не слышали.  Так, взглянем ещё разок – в самом начале нового витка ближневосточного обострения – на эти, исторические, карты.

24 ноября 2013, 13:26

США и Иран договорились: Победители и Проигравшие

23 ноября 2013 года состоялся финальный раунд переговоров между странами «Шестерки» (США, Великобритания, Россия, Германия, Франция и Китай) и Исламской Республики Иран по проблеме ядерной программы. Первые два раунда переговоров прошли безрезультатно (в том числе из-за принципиальной позиции Франции), однако третья встреча стала без преувеличения исторической. Впервые после 34 лет взаимных обвинений и угроз, официальные лица США и Ирана нашли дипломатическое решение. Лидеры стран «Шестерки» и Ирана договорились «о мерах по существенному урезанию ядерной программы» до принятия окончательного соглашения. В частности, Тегеран  обязался прекратить обогащение урана свыше 5%, приостановить производство плутония и центрифуг и допустить инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты. Сделка также предусматривает, что запасы иранского урана с 20-процентным обогащением должны быть уничтожены не позднее 6 месяцев со дня заключения соглашения. В свою очередь, США обязуются разморозить некоторые счета с иранским капиталом (речь идет, прежде всего, о размораживании иранских зарубежных активов на сумму 4,2 миллиарда долларов),  и ослабить санкции, касающиеся поставок золота, нефтехимии и автомобилей. После окончания переговоров госсекретарь Керри сделал весьма символичное заявление, в котором подчеркнул важность достигнутых договоренностей. «Мы считаем, что именно санкции привели нас к этим переговорам и, точнее, к знаменательным переговорам, которые завершились соглашением. Я прошу не делать ошибки: не считайте, что это были санкции ради санкций. Целью санкций всегда были переговоры». Своим заявлением Керри подчеркнул тот факт, что США никогда всерьез не рассматривали военный сценарий решения иранского вопроса, но вынуждали Тегеран сесть за стол переговоров. Президент Барак Обама также заявил, что Иран полное право на развитие мирного атома. «В течение последующих шести месяцев мы будем работать над тем, чтобы заключить всеобъемлющее соглашение. Мы подходим к этим переговорам исходя из базового принципа: Иран, как всякая страна, должен иметь возможность доступа к мирной ядерной энергии. Мы воздержимся от наложения новых санкций, и мы позволим иранскому правительству доступ к средствам, которые им были недоступны из-за санкций»; — подчеркнул глава Белого Дома. В свою очередь, глава внешнеполитического ведомства Ирана Джавад Зариф отметил важность соглашения с лидерами «западного» мира, подчеркнув: «Ядерная энергия для нас — это возможность самим определять свою судьбу, а не позволять другим решать за нас». Лидеры стран «Шестерки» также прокомментировали достигнутые соглашения с Ираном, в частности британский министр иностранных дел Уильям Хейг заявил, что это «хорошая новость для всего мира». Таким образом, мировое сообщество в лице стран «Шестерки» добилось установления международного контроля над процессом обогащения урана и прекращения строительства реактора в Араке. Иран добился  смягчения экономических санкций, получив «добро» на развитие мирного атома. «Дипломатия спасла США и Иран, стоявшие на пороге катастрофической войны. Это начало, а не конец процесса. США и Ирану следует активно добиваться долговременного соглашения, которое позволит нормально развивать мирные отношения двух стран»; — отметила председатель национального совета американских иранцев Трита Парси. Безусловно, достигнутое соглашение нанесло серьезный удар по ряду игроков в регионе. «Израиль не может присоединиться к мировому ликованию, основанному на обмане и самообмане. Это плохое соглашение, затрудняющее поиски приемлемого решения в будущем. Подобно провалившемуся соглашению с Северной Кореей, нынешние договоренности могут фактически приблизить Иран к обретению бомбы»; — говорится в заявлении министра разведки Ювала Стейница. В свою очередь, министр экономики Нафтали Беннет пояснил, что «Женевское соглашение» ни к чему Израиль не обязывает. Известный американский политолог и аналитик Крис Уолт так прокомментировал реакцию Израиля: «Сейчас любые заявления Израиля не имеют никого смысла. Решение приятно лидерами большой шестерки, против которых Тель-Авив никогда не пойдет». Действительно, все последние действия и старания Израиля не обвенчались успехом. Свою позицию по поддержке Израиля пересмотрела Франция, и даже долгие переговоры премьера Нетаньяху с российским президентом Путиным не смогли убедить Москву изменить свою позицию. Конечно, госсекретарь Джон Керри поспешил успокоить израильский истеблишмент, заявив, что соглашение с Ираном – ключ к безопасности и установлению мира в регионе: «Наша сегодняшняя договоренность — первый шаг к всеобъемлющему соглашению, которое поможет сделать мир безопаснее. Соглашению, которое поможет обезопасить друзей США в регионе. Израиль — наш друг и если бы соглашение не было достигнуто, то это могло бы иметь самые негативные последствия». Если Израиль опасается сближения США и Ирана по причине возможной окончательной смены геополитических приоритетов Вашингтона (в которых роль Израиля будет отведена на второй план), то другой союзник Белого Дома Саудовская Аравия панически опасается усиления Ирана не только в политическом, но и религиозном контексте. Для саудитов геополитическое лидерство Ирана означает смещение центра исламского мира из Эр-Рияда в Тегеран. В интерпретации суннитов шииты являются «опасными отступниками, которые отказались от «истинной религии» из-за ложных идолов и верований». После падения режима Саддама Хуссйена, влияние суннитов снизилось, в то время как шииты стали играть важную роль в общественной и политической жизни страны. Другими союзницами Тегерана являются алавитский режим в Сирии и движение Хезболлах в Ливане, которые воспринимаются Саудовской Аравией в качестве главной угрозы. Опасения Израиля и Саудовской Аравии настолько велики, что стороны пошли на сближения. «Два старых врага объединяются против Тегерана», с таким заголовком вышла статья в газете «Sunday Times». «Саудовцы в ярости и готовы предоставить Израилю всю необходимую помощь. Как представляется, за кулисами идет множество дискуссий между обеими странами, в том числе есть правдоподобные сценарии, предусматривающие определенного рода сотрудничество в области разведки и в оперативной сфере. Вместе с тем я не думаю, что  сценарий военного удара по Ирану жизнеспособен. В настоящее время военных приготовлений нет. Просто идут переговоры между Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива и Израилем о том, что делать с решениями и соглашениями группы «5+1»; — считает Теодор Карасик,  эксперт военно-аналитического института Ближнего Востока и Персидского залива. Страсти вокруг сближения США и Ирана накаляются, геополитические изменения ожидаются не только  в регионе, но и в системе международных отношений в целом. При этом, как бы не разворачивались события, Иран уже одержал дипломатическую и геополитическую победу над своими региональными конкурентами.   Галстян Арег  «time to analyze» — politics, society, and ideas (tta.am)  

15 августа 2012, 19:00

10 нелицеприятных фактов о Саудовской Аравии

Источник перевод для mixednews – josserСовет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) состоит из 6 стран: Саудовской Аравии, Катара, Бахрейна, Кувейта, Объединённых Арабских Эмиратов и Омана. В принципе, Кувейт и Бахрейн считаются «конституционными монархиями»; на практике же все шестеро являются деспотическими автократиями с откровенно «абсолютными монархами» в Саудовской Аравии, Катаре, ОАЭ и Омане. Лишённые даже напускной видимости представительной формы правления, эти режимы жестоко подавляют недовольство не только своих собственных подданных, но и играют активную роль в репрессиях против граждан других стран, как внутри своих границ, так и за их пределами.Саудовская Аравия и Катар вносят активный вклад в подавление религиозного отступничества в соседнем Бахрейне – восстания, смутные очертания которого затушёвываются недостатком освещения в западных СМИ. Этот дефицит информации представляет собой очевидный результат удобного игнорирования западными издательскими домами тех беспорядков, которые бьют по повязанными с западными интересами правительствам, при одновременной умышленной подрывной деятельности против стран, находящихся в оппозиции интересам Запада.Карта с указанием членов ССАГПЗ – собрания связанных между собой абсолютных монархий, ответственных за десятилетия систематических преступлений против человечности, как у себя, так и за рубежом.Аналогично, совместными усилиями режимов ССАГПЗ североафриканское государство Ливия было отдано на растерзание разгуливающим с целью геноцида бандам вооружённых и финансируемых НАТО/ССАГПЗ боевиков-фанатиков с правительством в Триполи, в котором заправляют западные марионетки. Похожая операция ныне ведётся в Сирии, тоже полностью обеспечиваемая деньгами, оружием и руководством ССАГПЗ и его западными кураторами.Эпитет «продемократический» ханжески применяется для описания легионов боевиков, за которых ручаются особо «недемократические» страны вроде Саудовской Аравии и Катара. Даже с первого взгляда видна несостоятельность этой версии. При более близком рассмотрении она раскрывается дальше, обнаруживая криминальный, смертоносно насильственный, террористический заговор огромных международных масштабов.Пожалуй, самыми видными членами ССАГПЗ являются Саудовская Аравия и Катар, где дом Саудов – главный, а катарцы играют вспомогательную роль, в основном на уровне пропаганды через государственную «Аль-Джазиру», а также путём размещения у себя региональных штаб-квартир западных мозговых центров вроде Дохийского центра Института Брукингса.Саудовская Аравия: 10 объективных фактов, скрываемых западными СМИ 1. Саудовская Аравия – страна с таким неограниченным самодержавием, что даже называется по имени правящей династии, дома Саудов. Таким образом, это Аравия дома Саудов или «Саудовская Аравия».2. В Саудовской Аравии практикуются варварские казни, как в отношении уголовных преступников, так и политических противников, среди которых есть и жертвы обвинений в колдовстве и чёрной магии. Это происходит на площади в Эр-Рияде, метко прозванной «Чоп-чоп», где головы в прямом смысле рубит мечник в капюшоне (chop – «рубить»; прим. mixednews.ru).3. В Саудовской Аравии женщинам нельзя садиться за руль, и скорее всего, им также будет запрещено участвовать в общенациональных выборах, даже если такой феномен вдруг случиться – чего не происходит, поскольку Саудовская Аравия представляет собой абсолютную монархию, а её руководители определяются наследственным путём, не прибегая даже к притворной симуляции выборов. Правда, есть местные выборы, к которым женщины не допускаются (может в 2015-м?).4. Саудовская Аравия была и по сегодняшний день остаётся главным гарантом печально известной международной террористической организации, Аль-Каиды, которую она создала совместно со своим давнишним союзником – Соединёнными Штатами, чьи деньги, оружие и директивы «отмываются» саудитами как с целью обеспечить для американцев правдоподобное отрицание [связей с Аль-Каидой], так и для поддержания на должном уровне доверия к религиозно экстремистской пехоте Аль-Каиды во всём мусульманском мире.5. Саудовская Аравия обеспечивает реализацию на международном уровне обширной программы «переподготовки» по извращению догматов ислама, направленную на пополнение рядов Аль-Каиды и подпитку подстроенного Уолл-стритом «столкновения цивилизаций».6. Саудовские корпоративно-финансовые интересы (направляемые королевской семьёй) непосредственно связаны с Уолл-стритом и Лондоном посредством таких конгломератов как Американо-саудовский деловой совет, а также через представительство в Международном совете банка JP Morgan (Халид аль-Фалих из Saudi Aramco, одной из самых крупнейших по стоимости компаний на Земле).7. Усама бен Ладен, которому приписывается слава самого опасного террориста в современной истории, был порождением американо-саудовских махинаций. При этом, семья бен Ладенов и по сей день остаётся в числе важнейших членов саудовских и западных элитных кругов. Мультимиллиардная Saudi Binladin Group принимает активное участие в работе Американо-саудовского делового совета и играет центральную роль в выработке двухсторонней политики, удовлетворяющей коллективным корпоративно-финансовым и сопутствующим им геополитическим интересам США и Саудовской Аравии.8. Автократический дом Саудов, наряду с длинным списком малопривлекательных инвесторов со всего ССАГПЗ и его сферы влияния, в том числе фракцией Харири в Ливане, содержит «Аль-Арабию». Этот источник пропаганды, выдающий себя за объективную журналистскую организацию, работает в тандеме с катарской государственной «Аль-Джазирой». Признаваемое изредка «государственным СМИ» на Западе, «государственное СМИ» в Саудовской Аравии на деле означает «пропаганда семьи Саудов».9.  Саудовская Аравия приняла деятельное участие в насильственной дестабилизации правительств во всём мире, самыми свежими примерами которых являются Ливия и Сирия. Использование сектантских экстремистов, обработанных в спонсируемых саудитами лже-мечетях и медресе, вооружённых и финансируемых на саудовские деньги – стандартный метод работы при осуществлении подобных дестабилизаций.10. Жестокий репрессивный аппарат внутренней безопасности Саудовской Аравии – творение американских советников и манипуляторов. Вооружённые силы этой страны, как обычные, так и секретные, тоже вооружены в результате астрономически гигантских продаж оружия (включая недавнюю сделку, ставшую крупнейшей в истории США) её союзниками с Уолл-стрит и Сити. Злодеяния деспотического режима Саудов совершались при прямом содействии американских советников, кукловодов и предоставляемого ими оружия. Кроме того, Саудовская Аравия приняла на своей территории военную группировку США, которая была довольно крупной до тех пор, пока не была распределена по входящим в орбиту американского влияния деспотическим режимам Катара, Бахрейна, Омана и Объединённых Арабских Эмиратов.Разумеется, не все в Саудовской Аравии – вероломные и сующие повсюду свой нос деспоты-варвары. Это касается всего 28-миллионого населения Саудовской Аравии и даже её правительства. Многие из этих людей пытались протестовать против нынешнего положения дел в «королевстве» или изменить его к лучшему, но всё безуспешно.Эти неудачи отчасти можно объяснить существованием всеохватывающего драконовского полицейского государства, созданного для тиранов дома Саудов их западными покровителями, пособничеством западных СМИ в деле цензуры информации о преследованиях протестующих, которые совсем недавно развернулись в городе Катиф на востоке, а также фактической медийной «чёрной дырой» в том, что касается освещения чего угодно – хорошего ли, плохого, – о Саудовской Аравии.Ключом к разрушению альтернативными источниками информации этой блокады, введённой в отношении самих себя западными СМИ, является самостоятельное проведение исследований и освещение положения дел. Это предполагает налаживание контактов с активистами и сторонниками реформ в самой Саудовской Аравии, Катаре и других деспотиях ССАГПЗ, а также предоставление людям площадки, в которой им было отказано состоящими на довольствии у корпораций западными СМИ.В списке Fortune 500 есть масса псевдо правозащитных организаций от Северной Африки до Ближнего Востока, от Восточной Европы и до Восточной Азии – быть может, пора уже людям начать организовываться в независимые институты, которые будут по-настоящему отстаивать права и свободы человека, претворяя при этом в жизнь повестку большинства. Перспективная «Международная обсерватория государственного деспотизма в Заливе» (англ.) могла бы попытаться сломать западную информационную блокаду в отношении ССАГПЗ, взяв на себя роль центра обработки информации о злоупотреблениях, репрессиях и вмешательстве в чужие дела, как внутри стран, так и за их границами.Ссылка