• Теги
    • избранные теги
    • Компании1477
      • Показать ещё
      Международные организации54
      • Показать ещё
      Люди205
      • Показать ещё
      Страны / Регионы470
      • Показать ещё
      Разное616
      • Показать ещё
      Издания87
      • Показать ещё
      Формат55
      Показатели55
      • Показать ещё
Выбор редакции
23 февраля, 23:33

Starbucks Gives Up On Its Evolution Fresh Concept

At the heart of Evolution Fresh, which Starbucks bought for $50 million, is a process called cold-pressing. But the concept never grew beyond four stores, and is being shut down.

Выбор редакции
23 февраля, 03:10

Starbucks Won't Face A "Sugary Drink" Tax At Its Seattle Stores

Your Frappuccino would be taxed if you buy it at the supermarket (where it's distributed by Pepsi), but exempt if you get it at a Starbucks.

Выбор редакции
22 февраля, 17:26

Завтрак с историей

Невский проспект – не просто популярное место для прогулок. Это фактически главная артерия жизни города, средоточие ориентированного на горожан и гостей города бизнеса. Отдельной строкой можно выделить наиболее востребованное направление – кафе и рестораны, предлагающие фирменные десерты и сладости. Несмотря на обилие заведений с таким ассортиментом, именно на Невском проспекте представлены старейшие, прочно закрепившиеся в этой сфере кондитерские северной столицы. Основанные десятки, а то и сотни лет назад, предприятия продолжают успешно сохранять традиции, создавая собственные бренды продукции, узнаваемые среди потребителей. При этом вовсе не обязательно, что элитные и авторские кулинарные изыски обойдутся покупателю несоизмеримо дорого. Товары известных кондитерских по стоимости вполне могут конкурировать с тем, что предлагают современные сетки массового обслуживания. Кондитерская «Север» «держит марку» с 1903 года. Два полярных медведя на синем логотипе с детства известны каждому петербуржцу. Кондитерская и по сей день угощает гостей фирменным пирожным «Север». Завтрак из круассана и кофе обойдется здесь примерно в 240 рублей. Эмблема магазина купцов Елисеевых давно стал символом утонченного вкуса для гурманов. Кондитерам магазина есть чем удивить: тут готовят натуральный шоколад с орехами, фруктами и даже цветами, а также знаменитые макарони, каждое из которых можно купить всего за 80 рублей, а местные печенья могут стоить всего 30 рублей за штуку. Завтрак из круассана и кофе тут обойдется в 250 рублей, а при покупке кофе с собой можно получить бонус в виде свежей выпечки. Кафе «Зингеръ» располагается в одном из исторических и красивейших зданий Петербурга, по соседству с книжным магазином. Любителям почитать хорошую книгу за чашкой кофе ароматный напиток обойдется в 160 — 320 рублей, а выпечка к нему от 100 рублей и выше. Кофейня «Абрикосовъ», оформленная в дореволюционном стиле, славится конфетами ручной работы, вареньем из шишек, липы и кизила. Здесь подают кофе (от 150 до 350 рублей) и пирожные (от 120 рублей). Рынок кофеен центральной питерской улицы также представлен и относительно новыми для города сетевыми кофейнями, ориентированными на массовое обслуживание. К примеру, в кофейнях, принадлежащих австрийскому брэнду Coffeeshop Company, завтрак из круассана и кофе стоит от 260 рублей. Популярная американская марка «Starbucks» славится разнообразием кофе, но и стоимость тут одна из самых высоких, завтрак из кофе и круассана обойдется не менее чем в 300 рублей. Таким образом, даже беглый анализ цен показывает, что вкусно и недорого позавтракать на Невском можно не только в обычной кофейне, но и брендовых заведениях. При этом за такую же сумму покупатель может получить не просто кофе и выпечку, а еще и качество отечественных вековых традиций, а также уникальные впечатления от интерьеров и атмосферы исторического Петербурга.

21 февраля, 19:01

EU agrees to fight MNC tax avoidance

European Union finance ministers agreed yesterday to close loopholes multinational corporations use to skip taxation on dividends, part of a drive to stop them from parking profits where they pay the

21 февраля, 18:32

Why Some Crowdsourcing Efforts Work and Others Don’t

Organizations strive to tap into the potential of crowdsourcing by asking people around the world to come up with ideas. But what makes crowdsourcing work? We conducted a large-scale research project to understand why some organizations succeed to attract crowds and others fail. Efforts to leverage the knowledge of external contributors have been used for centuries. For instance, the British Parliament used crowdsourcing to find the solution to the longitude problem that was one of the most pressing scientific problems of the 18th century. Similarly, Napoleon struggled to supply nutritious food for his troops who fighting wars far from home and turned to crowdsourcing to find a solution. Much more recent, the internet has led to crowdsourcing’s widespread adoption and renaissance. Some organizations have successfully mined its potential. Netflix, for example, has used crowdsourcing to improve its recommendation engine by 10%, attracting over 44,000 submissions. Starbucks launched MyStarbucksIdea.com, in 2008, to get ideas from consumers, and has so far received more than 100,000 submissions from consumers around the world. These examples are not rocket science, so let’s turn to one that is: NASA successfully used crowdsourcing to reduce exposure to cosmic rays on the International Space Station. More than 1,000 people offered potential solutions, and four received a monetary award for their creative ideas. These examples illustrate that many organizations have translated crowdsourcing into a rich flow of ideas, helping them improve their products and services. But not all organizations succeed in attracting crowds. Take, for example, Germany’s Pirate Party (yes, that is a real German political party). In 2012 the party decided that it would crowdsource its platform instead of determining it internally. The party was just six years old at the time, having swept onto the nation’s multiparty political stage as a protest of Germany’s traditional political forms and an embrace of the digital revolution. It decided to elicit feedback on Germany’s controversial, heatedly debated ban on circumcision. Of those targeted for their survey — specifically the population of North Rhine-Westphalia, a region with 18 million inhabitants, in which the party had garnered 7.8% of the votes cast in the last local election — only 20 people responded. Twenty. The German magazine Der Spiegel did not pull its punch: “It’s a grassroots democracy where no one is showing up.” Our research, recently published in a paper, was conducted in collaboration with the company UserVoice. This company supports product managers to source and prioritize ideas; we studied the crowdsourcing efforts of over 20,000 represented organizations. Our research reveals that whether organizations succeed or fail in crowdsourcing can be explained by the actions they take. Our research specifically shows that managers whose organizations succeed in crowdsourcing take two types of actions. Proactive Attention: Give to Get Instead of waiting for ideas to be submitted, successful organizations post ideas themselves and invite people to discuss these ideas. This proactive attention provides valuable information to external contributors by showing them the types of ideas the organizations are interested in. It also engenders trust because organizations grant contributors a glimpse into their potential innovation trajectories. Finally, it empowers external contributors to evaluate the organizations’ ideas. Proactive attention thus helps to establish a reciprocal communication style and drives knowledge sharing. Contributors are more motivated to submit their own ideas. Encouraging contributors to share their own ideas is particularly critical at the beginning of crowdsourcing. No contributor wants to be the first to submit a suggestion, so organizations should put out their own ideas for discussion early on. In fact, our research clearly shows that once the organization has succeeded in attracting contributors, the effect of contributing the organization’s own ideas tapers off. Reactive Attention: Show You Care Our research also shows that organizations that respond publicly to submitted suggestions (reactive attention) receive significantly more suggestions from external contributors than those that do not. This validates external contributors, motivating further contributions. It also indicates what types of suggestions the organization values, even clarifying what is appropriate for others who did not make the original suggestion. Attending to newcomers in particular yields impressive outcomes. Newcomers do not yet know whether the organization will listen to their ideas. If they learn, through the organization’s response, that the organization cares, they make full use of their fresh perspective and share numerous ideas. Taking these results together, we found that managers who pursue the right actions can increase the odds of success substantially. A bit of proactive and reactive attention may be all that it takes to ensure that their crowdsourcing succeeds. A Word of Caution These effective actions seem straightforward, yet they often go against an organization’s natural inclination. While organizations may expect to receive ideas before they are willing to share their own, our research suggests that sharing ideas before receiving them increases the odds of success. Our research also shows that organizations prefer to focus on established contributors, ones with whom they have already interacted — but they should focus on new contributors instead. It is the role of managers to make crowdsourcing successful by fighting these tendencies. In the same way that priming a pump before sourcing water may seem counterintuitive, organizations must pay attention to the crowd before the crowd will submit ideas.

Выбор редакции
21 февраля, 07:30

Стоит ли сегодня покупать акции Starbucks?

Сеть стала слишком большой, чтобы расти так, как привыкли акционеры.

Выбор редакции
20 февраля, 17:00

Ультраправые радикалы жгут пальмы в центре Милана. Видео

Несколько экзотических деревьев, высаженных недавно в центре города, было подожжено активистами, протестующими против "африканизации" Милана.

20 февраля, 16:06

Трамп намерен ужесточить депортацию

Президент Америки Дональд Трамп все не успокаивается и продолжает выживать мигрантов из страны: ужесточает правила для беженцев и ускоряет процесс депортации. Глава Белого дома нацелен серьезно создать государство только из угодных ему людей.

20 февраля, 16:06

Трамп намерен ужесточить депортацию

Президент Америки Дональд Трамп все не успокаивается и продолжает выживать мигрантов из страны: ужесточает правила для беженцев и ускоряет процесс депортации. Глава Белого дома нацелен серьезно создать государство только из угодных ему людей.

20 февраля, 15:34

Restaurant Stocks' Earnings Due on Feb 21: PZZA, CBRL, TXRH

Let's take a look at what might be in store for these three restaurant companies that are set to report their quarterly numbers on Feb 21

Выбор редакции
20 февраля, 14:45

"Африканизация" довела Милан до поджогов пальм

Недовольные активисты подожгли в Милане несколько пальм, посаженных на центральной городской площади Дуомо, сообщает La Repubblica.  По данным итальянского издания, таким способом члены ультраправого движения CasaPound и оппозиционной партии "Лига Севера" борются с "африканизацией" города. Посадка пальм в рамках проекта компании Sturbucks вызвала у жителей города недовольство. Отмечается, что в минувшие выходные около тех же пальм активисты раздавали прохожим бананы.

Выбор редакции
20 февраля, 14:40

Демонстранты подожгли пальмы в центре Милана

Митингующие подожгли пальмы, посаженные в центре Милана на площади Дуомо, передаёт La Repubblica. По информации издания, проект по посадке этих деревьев, спонсируемый компанией Starbucks, вызвал недовольство местных жителей. В последние дни в городе не утихают протесты, организованные оппозиционной партией "Лига Севера" и ультраправыми активистами.

20 февраля, 03:42

Ciao Bella! Starbucks Maps Campaign To Bring Its Coffee To Italy

An Italian entrepreneur, Antonio Percassi, has announced plans to open 200 to 300 Starbucks stores in Italy. G-gulp!

Выбор редакции
19 февраля, 20:00

Populist correctness: the new PC culture of Trump's America and Brexit Britain| Arwa Mahdawi

Rightwing snowflakes are offended by everything from Kermit to holiday greetings and Starbucks cupsAn Englishman, a Frenchman and an American man walk into a bar and make whatever jokes they want because – have you heard? – political correctness is dead. Donald Trump and Brexit have sent it to its grave. You can say whatever you like now, offend whoever you like!Well, not quite. Continue reading...

18 февраля, 12:43

Apple в десятый раз возглавила рейтинг самых уважаемых компаний в мире

Журнал Fortune опубликовал рейтинг самых уважаемых компаний мира «World’s Most Admired Companies» по итогам 2016 года. Как и девять лет подряд до этого, рейтинг возглавила компания Apple. Её главный конкурент Samsung выбыл из Топ-50 самых уважаемых компаний в этом году. Как объяснил Fortune, скандал с пожароопасным фаблетом Galaxy Note 7 нанёс ощутимый ущерб как финансовому состоянию южнокорейской компании, так и её репутации. Помимо Apple, в первую пятёрку вошли Amazon, Starbucks, Berkshire Hathaway и Disney. В прошлом году на втором месте списка находилась Alphabet, но сейчас ей отдали лишь шестую позицию.

16 февраля, 19:01

Palms near cathedral in Milan spark Italian fury

THE sudden appearance of a cluster of palm trees next to Milan’s famous cathedral has sparked a row over the use of non-native plants beside an iconic Italian landmark. Adding insult to injury for some

16 февраля, 13:05

Requiring Companies to Disclose Climate Risks Helps Everyone

In the movie Forrest Gump, the protagonist becomes a very rich man due to a natural disaster and its unforeseen business consequences. When he first enters the shrimp boating business, Forrest catches no shrimp. His fortunes change when a hurricane strikes and his boat is the only one to survive the disaster. Facing no competition, he becomes a multimillionaire. It’s a funny scene, and it illustrates an economic truth: Businesses are often unprepared for environmental disaster. Policy makers have recognized as much, and in recent years the U.S. Securities and Exchange Commission (SEC) has taken actions to force companies to disclose climate change–related risks. The Trump administration has threatened to roll back those requirements, which would hurt companies, investors, and consumers. Over 20 years ago, Harvard Business School professor Michael Porter introduced the Porter hypothesis, which posits that environmental regulation can benefit companies by nudging them to explore their current production methods and eliminate costly waste that they have been blissfully unaware of. Nobel laureate Herbert Simon’s model of bounded rationality in decision making explains how this could work. In Simon’s model, decision makers face costs when taking an action, and this makes them stick to “business as usual.” In such a case, a firm’s leadership may respond sluggishly to evolving risks. If that’s true, a strong nudge by government could encourage such a company to change its ways, resulting in better environmental and financial performance. The SEC has recognized this point; in 2010 it issued a planning document asking publicly traded companies to disclose their climate exposure risk. The Bank of England’s Mark Carney has also been stressing the importance of addressing these issues. President Trump’s pick for SEC chair, Jay Clayton, has advised clients to disclose climate-related risks. But given the administration’s general deregulatory bent and refusal to recognize the existence of climate change, the fate of the climate disclosure requirement suddenly appears less than certain. If major corporations are not prepared for emerging climate risks, then the country’s economic performance could suffer during times of extreme climate shocks. In contrast, if companies are required to disclose their climate risk exposure, as the SEC had planned, then this discovery process would be reflected in asset prices, which would incentivize companies to build up their climate resilience. This optimistic claim represents a restatement of the original Porter hypothesis, and there is empirical evidence to support it. A recent industry case study suggests that investors have been unaware of how past climate shocks affect corporate profitability. Consider an investment strategy where you short stocks in the food sector during times of drought and purchase food stocks during times of heavy rain. A recent NBER working paper documents that from 1985 to 2014 this trading strategy would have yielded a large annualized average rate of return of 9.2%. Why? The food sector’s profitability is negatively correlated with drought because agricultural output hinges on climate conditions. Given that future drought conditions can be predicted using current information, adherents of the efficient markets hypothesis should be surprised that investors did not see these patterns and invest accordingly. The SEC’s proposed rules require firms to go through a process of “self-discovery” to learn about what new risks they face. For firms that have already gone through this process privately, the regulation will not lead to new information for the firms themselves, but by having to disclose the information, shareholders and potential investors will be better informed. This will create more market accountability and will incentivize such firms to hire environmental and logistics consultants to offer solutions that reduce the firm’s risk exposure. Such consultants might suggest strategies such as having contingent backup supply chains — for example, what steps can be taken to guarantee that Starbucks doesn’t run out of coffee beans for a month? Geographic locations could be ranked by their climate resilience so that a company like Google does not keep its servers in a place that is at risk of extreme disasters. As a public goods provider, the government can play a useful role in nudging companies to disclose such information, thus drawing investors’ attention to it. Disclosure requirements can also help firms whose leaders do not know what they do not know, in terms of the new climate risks they face. Such firms are less likely to have evaluated their evolving risk exposure. If President Trump enforces the existing SEC regulation and encourages the introduction of penalties for not making such announcements, then this subset of companies will learn about the new risks they face and will recognize that the public disclosure of this information will hold them accountable. Different companies will learn about different risks. Some may learn that their current headquarters faces a flood risk, while others may learn about their exposure to much higher electricity bills due to dynamic pricing or power blackout risk at factories in the developing world. Some may learn about transport logistics risks such as not being able to send big ships down the Mississippi River because of drought. The net effect of these disclosures will be that firms increasingly invest in resilience in order to claim that they are making progress in limiting their risk exposure. As these firms demand new solutions to their challenges, new entrepreneurs will appear to supply them. In this sense, the SEC disclosure rules will help to accelerate adaptation so that fewer sectors will be vulnerable to extreme weather events.

Выбор редакции
12 февраля, 04:57

Hurry Up And Wait: The New Starbucks App Is A Bust

Customers in the pickup line are jostling each other (and even cancelling their orders) as the baristas struggle to keep up with the online tickets.

11 февраля, 01:31

Русский ответ: Американцы ставят корпорации на место

Война корпораций и идей продолжается в США. Свою порцию унижений уже получила кофейная сеть Starbucks, которая хочет не только продавать напитки, но и влиять на сексуальную и семейную жизнь своих потребителей. Как вы понимаете, в сторону разврата и развала. С приходом Трампа и сменой главенствующего дискурса на консервативный, такие предприятия стали терять свои позиции на рынке. Теперь пришла очередь другого гиганта - компании Kellogg's. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

28 февраля 2014, 15:27

16 миллиардеров, которые начали с нуля

Миллиардеров, которые самостоятельно добились экстраординарного успеха и отлично знают, что такое быть очень бедным, достаточно много. Об этих людях часто говорят - "из грязи в князи". Однако их биографии напоминают нам, что любой человек может добиться невероятных высот, если он верит в себя, много работает и ему улыбается удача.    Ян Кум Бизнес: основатель и СЕО WhatsApp Состояние: $6,8 млрд Кум иммигрировал с родителями из Украины в США в возрасте 16 лет. Долгое время его семья жила на пособие и получала продуктовые талоны. Недавно Facebook объявила о покупке мобильного мессенджера WhatsApp за $19 млрд, в результате чего в Америке появилось несколько новых миллиардеров, в том числе один из основателей компании Ян Кум. Ян вместе с родителями иммигрировал из Украины в США 20 лет назад. Из-за тяжелого финансового положения его семья долгое время снимала субсидированную квартиру и получала продуктовые талоны. Сегодня состояние Кума оценивается в $6,8 млрд.    Кенни Трутт Бизнес: основатель Excel Communications Состояние: $1,7 млрд Отец Кенни был барменом, и для того чтобы заработать на учебу в университете, он работал страховым агентом. Большую часть своего состояния он заработал на компании Excel Communications, которую он основал в 1988 г. и сделал публичной в 1996 г. Два года спустя Трутт пошел на слияние с Teleglobe, заработав на этом $3,5 млрд. Сейчас он на пенсии и инвестирует значительные средства в скаковых лошадей.    Говард Шульц Бизнес: СЕО Starbuck Состояние: $2 млрд Шульц вырос в доме для малоимущих семей, а в университет поступил только благодаря полученной за спортивные достижения стипендии. После окончания он перешел на работу Xerox, а вскоре после ушел в кафе под названием Starbucks, сеть к тому моменту насчитывала всего 60 заведений. В 1987 г. он стал генеральным директором компании, и под его руководством сеть выросла до 16 тыс. точек по всему миру.    Кен Лангоне Бизнес: инвестор Состояние: $2,1 млрд Отец Кена был водопроводчиком, а мать работником столовой. Что помочь своим родителям оплатить школу, он вынужден был искать случайные заработки, а родителям пришлось заложить дом. В 1968 г. он работал с Россом Перо, для того чтобы вывести Electronic Data Systems (HP) на биржу, а всего через два года он стал партнером Бернарда Маркуса при старте Home Depot, которая стала публичной в 1981 г.    Опра Уинфри Бизнес: телеведущая Состояние: $2,9 млрд Опра родилась в бедной семье в штате Миссисипи. Во время учебы в университете штата Теннесси будущая известная телеведущая работала продавцом в продуктовом магазине, который находился рядом с отцовской парикмахерской. Позже она стала работать в местных СМИ, став первой чернокожей женщиной-репортером телевидения Нэшвилла.    Шахид Хан Бизнес: владелец Flex-N-Gate Состояние: $3,8 млрд Сейчас он один из самых богатых людей в мире, но когда Хан приехал в США из Пакистана, он работал посудомойкой, получая $1,20 в час. В настоящее время владеет одной из крупнейших частных компаний в США Flex-N-Gate, командой NFL Jacksonville Jaguars и футбольным клубом премьер-лиги Fulham.    Кирк Керкорян Бизнес: владелец гостиниц в Лас-Вегасе Состояние: $3,9 млрд Вырос в семье армянских иммигрантов. В восьмом классе бросил школу и стал профессиональным боксером. Во время Второй мировой войны Керкорян служил в Королевских ВВС Великобритании. В конце концов он занялся строительство крупнейших курортов и отелей в Лас-Вегасе.    Джон Пол Деджориа Бизнес: основатель Paul Mitchell и The Patron Spirits Company Состояние: $4 млрд В возрасте 10 лет вынужден был продавать рождественские открытки и газеты, чтобы помочь прокормить семью. Впоследствии был отправлен в приемную семьи и даже состоял в банде, до того момента как пошел в армию. Он взял кредит на $700, создал John Paul Mitchell Systems и продавал шампуни, стучась в первые попавшиеся двери. При этом ему приходилось ночевать в собственном автомобиле. Позже он начал проект Patron Tequila, а сейчас инвестирует в другие сектора.    До Ван Чанг Бизнес: основатель Forever 21 Состояние: $5 млрд После переезда в США из Кореи в 1981 г. ему приходилось работать на трех работах одновременно, чтобы свести концы с концами. Работал дворником, продавцом на бензоколонке и официантом в кафе. Первый магазин одежды вместе с супругой Джин Сук был открыт в 1984 г. В настоящее время Forever 21 является международной компанией, число магазинов достигает 480, а годовой объем продаж составляет около $3 млрд.    Ральф Лорен Бизнес: Основатель Ralph Lauren Состояние: $7,7 млрд Лорен окончил среднюю школу в Бронксе. Бросил колледж, для того чтобы пойти в армию. Во время работы продавцом одежды в Brooks Brothers он решил, что люди готовы к более широким и более ярким конструкциям галстуков. В 1967 г. он продал галстуков на $500 тыс., а в следующем году он начал Polo.    Франсуа Пино Бизнес: французский предприниматель, коллекционер и меценат Состояние: $15 млрд Сейчас Пино - лицо конгломерата Kering, но в свое время ему пришлось бросить школу, так как его дразнили из-за бедности семьи. В бизнесе он придерживался стратегии "хищника", скупая небольшие компании в тот момент, когда рынок рухнул. В конце концов он основал PPR, которой сейчас принадлежат Gucci, Stella McCartney, Alexander McQueen и Yves Saint Laurent.    Леонардо Дель Вечио Бизнес: Основатель Luxottica Состояние: $15,3 млрд Дель Вечио был одним из пятерых детей, которых в конце концов отправили в детский дом, так как их овдовевшая мать не могла заботиться о них. Позднее он работал на фабрике по изготовлению автозапчастей и оправ для очков, где потерял палец. В возрасте 23 лет он открыл собственный магазин, который в конце концов стал самым крупным производителей медицинских и солнцезащитных очков, таких как Ray-Ban и Oakley.    Джордж Сорос Бизнес: инвестор Состояние: $20 млрд В раннем возрасте Сорос выдал себя за крестника работника Министерства сельского хозяйства Венгрии, для того чтобы спастись от нацистской оккупации. В 1947 г. он бежал из страны к своим родственникам в Лондоне. Для того чтобы оплатить обучение в London School of Economics, он работал официантом и проводником на железной дороге. После окончания вуза Соросу пришлось работать в сувенирном магазине, прежде чем получить работу банкира в Нью-Йорке.    Ли Кашин Бизнес: гонконгский предприниматель Состояние: $31 млрд Бежал с материкового Китая в Гонконг в 1940 г., но когда ему было 15 лет, умер его отец и Кашин вынужден был поддерживать свою семью. В 1950 г. он основал собственную компанию Cheung Kong Industries, которая первоначально занималась производством пластмасс, а зачем начала работать в секторе недвижимости.    Гарольд Симмонс Бизнес: предприниматель Состояние: $40 млрд Симмонс вырос в лачуге без сантехники и электричества. Ему удалось получить признание в университете Техаса, где он получил степень бакалавра и магистра в области экономики. Первое большое состояние он заработал, купив сеть аптек, которую потом удалось продать за $50 млн. В результате он стал признанным экспертом в области корпоративных приобретений.    Ларри Эллисон Бизнес: основатель Oracle Состояние: $41 млрд Эллисон родился в Бруклине, а воспитали его дядя и тетя. После смерти тети он бросил колледж и переехал в Калифорнию, где перебивался случайными заработками в течение восьми лет. В 1977 г. основал Oracle, которая стала одной из крупнейших технологических компаний в мире.