27 марта, 09:55

Крупнейшие финансовые центры мира

В обзоре финансовой консалтинговой компании Z/Yen Group Ltd, которая раз в полгода рассчитывает индикатор Global Financial Centres Index (GFCI), были названы крупнейшие финансовые центры мира.

27 марта, 09:55

Крупнейшие финансовые центры мира

В обзоре финансовой консалтинговой компании Z/Yen Group Ltd, которая раз в полгода рассчитывает индикатор Global Financial Centres Index (GFCI), были названы крупнейшие финансовые центры мира.

23 марта, 17:47

Что такое ETF (Exchange Traded Fund), и с чем его едят?

  • 0

[Копипаст] [original] +свои наработки Кривой перевод однако суть +- можно понять. Главные активы фонда — его ценные бумаги, и чистая стоимость активов (NAV) фонда — текущая рыночная стоимость ценных бумаг фонда, плюс любые другие активы, такие как наличные деньги, минус его обязательства, затем деля результат на общее количество акций в обращении ETF. Акции биржевого индексного фонда — производные ценные бумаги, потому что их цена тесно коррелируется и получается из цен ценных бумаг в фонде. The main assets of the fund are its securities, and the net asset value (NAV) of the fund is the total market value of the fund's securities, plus any other assets, such as cash, minus its liabilities, then dividing the result by the total number of ETF shares outstanding. The shares of an exchange-traded fund are derivative securities, because their price is closely correlated and derived from the prices of the securities in the fund. Статья тут [ENG кликабельно]Создание ETF представляет собой ценные бумаги, удостоверяющие законное владение долей в корзине акций. ETF похож на взаимный фонд, а его акции обращаются на бирже, как обычные акции. Ценность бумаг ETF соответствует динамике индекса, лежащего в основе фонда. Разница в структуре между ETF и взаимным фондом отчасти объясняет их различные инвестиционные характеристики. Другие отличия связаны с типом управления. Так как ETF отслеживают выбранный индекс, обычно они считаются фондами пассивного управления, в то время как взаимные фонды считаются фондами активного управления. Для того чтобы создать ETF в США, управляющая компания должна представить в Комиссию по ценным бумагам и биржам детальный план. Этот план описывает набор процедур и структуру ETF. Как правило, создавать ETF могут только самые крупные компании по управлению денежными средствами, имеющие опыт инвестиций в индексы. Эти фирмы находятся в постоянном контакте с крупными инвесторами, пенсионными фондами и инвестиционными менеджерами по всему миру, которые обладают набором акций, необходимых для создания ETF. Эти фирмы также создают спрос, привлекая институциональных и мелких инвесторов к покупке акций нового ETF. Для официального создания ETF необходим авторизованный участник, также называемый маркетмейкером или специалистом. Это посредник, который собирает подходящую корзину ценных бумаг с тем, чтобы выпустить блок акций ETF, как правило, от 10 до 50 тысяч. Эта корзина ценных бумаг отправляется в выбранный депозитарий, который в свою очередь передает маркетмейкеру на хранение акции ETF. Минимальный блок акций ETF называется базовой единицей. При погашении авторизованный участник покупает большой блок акций ETF, отправляет их в депозитарий и получает взамен соответствующую корзину ценных бумаг. Эти бумаги могут быть проданы на фондовом рынке, хотя обычно их возвращают в организацию, выдавшую под них ссуду. Теоретически, инвестор может сбыть акции ETF двумя способами: Погасить их, вернув в ETF в обмен на лежащие в основе ценные бумаги;Продать их на вторичном рынке. На практике индивидуальные инвесторы выбирают второй вариант. Из-за ограничений, связанных с погашением акций ETF, их нельзя считать взаимными фондами. (примерно так это выглядет схематично.) Классический биржевой инвестиционный фонд представляет собой производный инструмент — контракт, стоимость которого основана на совокупной цене набора определенных акций (или облигаций). Этот контракт продается на бирже, и поэтому обладает ценой торгов, но он также имеет реальную ценность, которую можно рассчитать. Его можно воспроизвести, купив входящие в него акции в определенном количестве, или захеджировать его, продав их. Таким образом, реальная стоимость биржевого инвестиционного фонда (ETF) очень хорошо определена и прозрачна, а его цена должна довольно точно отражать это значение. В дополнение к тому, что это производный инструмент (дериватив), ETF еще и представляет собой отличный способ для инвестиций в акции. Фонды взаимных инвестиций неповоротливы: у них много расходов, продавать или покупать их бумаги можно только раз в день, необходимо платить налоги на прирост капитала, и многие из них активно меняют свой портфель. Фонды ETF очень гибкие, удобные и эффективные. Итак, они как класс растут быстрее фондов взаимных инвестиций и у них есть маркетинговое преимущество перед устаревшими фондами взаимных инвестиций с активным управлением. В большинстве случаев эти две особенности ETF не требуется отделять друг от друга. Они действуют совместно. Деривативная механика позволяет работать инструменту инвестирования в отличные акции: поскольку ETF можно воспроизвести и захеджировать, участники рынка способны непрерывно обеспечивать ликвидность в ETF, предлагая купить у вас акции ETF (или продать их вам), а затем захеджировать вложения путем продажи (покупки) входящих в него акций. Торги обеспечивают точность цен, так что цена привязывается к реальной стоимости. Это рай, полный ликвидности. Это дериватив, который делает мир дружелюбнее для непрофессиональных инвесторов. (Не всё так просто>читать тут (p.s не стал копипастить всё.)) (ETF vs Частный трейдер) (ETFdb.com отличный сайт скринер.) (Как ETF попадает на рынок, хорошая статья, правда на inglish) = [кликабельно] P.s ETF это портфель из каких либо активов просто название не портфельные инвестиции а модно и лаконично йетиэф ETF. В ближ время, вангую будут ETF на криптовалюты :D)) Арбитраж Важной особенностью фондов ETF является возможность арбитража. Когда стоимость акций ETF начинает отличаться от стоимости чистых активов (СЧА, NAV), лежащих в основе ценных бумаг, участники могут вмешаться в процесс и получить прибыль на разнице курсов. Если акции ETF продаются с дисконтом относительно лежащих в основе ценных бумаг (по курсу ниже СЧА, NVA), арбитражеры покупают акции ETF на фондовом рынке. Затем арбитражеры создают базовые единицы, погашают эти базовые единицы в депозитарии, получают взамен лежащие в основе ценные бумаги и получают прибыль с их продажи. Если же акции ETF продаются дороже лежащих в основе ценных бумаг (по курсу выше СЧА, NVA), арбитражеры купят эти бумаги на фондовом рынке, погасят их в обмен на базовые единицы и получат прибыль с продажи акций ETF. В результате таких действий арбитражеров курс акций ETF очень мало отличается от СЧА NVA лежащих в основе ценных бумаг. Популярные семейства ETF ​ SPDRs Депозитарные расписки Standard & Poor's (SPDRs), управляемые State Street Global Advisors (SSgA). Самый популярный SPDR – это SPDR S&P 500 EDF (SPY), но у State Street Global Advisors также есть ряд ETF, которые отслеживают главные отрасли, входящие в индекс S&P 500. Они называются Select Sector SPDRs. iShares Это семейство фондов ETFs принадлежит и управляется группой Barclays Global Investors. Согласно Morgan Stanley, Barclays является крупнейшим провайдером ETF в мире и предлагает разнообразный выбор фондов, отслеживающих индексы широкого рынка в США и за рубежом, а также инструменты с фиксированной доходностью и сырьевые товары. VIPERs Семейство EFT фондов VIPERS принадлежит компании Vanguard, которая владеет большим количеством самых разных индексных взаимных фондов. VIPERs предлагают инвесторам EFT любых видов: индексные, отраслевые, международные и облигационные. PowerShares Семейство ETF PowerShares – это относительно новый провайдер ETF. Он предлагает фонды, работающие с широким рынком, отраслями, международными индексами, а также инструментами с фиксированной доходностью, валютой и сырьевыми товарами. Это семейство предлагает ETF фонд QQQQ, отслеживающий индекс Nasdaq 100, а также различные ETF, созданные с использованием методики «динамического индексирования», которая основана на постоянном поиске акций с лучшей динамикой по всем индексам. История: По сравнению с взаимными фондами, ETF появились недавно. Первый американский ETF был создан State Street Global Advisors, которые выпустили депозитарные расписки SPDR на индекс S&P 500, получившие прозвище Spiders («пауки»). Первые ETF обычно отслеживали только индексы широкого рынка, сейчас же фонды следят за отраслями экономики, инструментами с фиксированной доходностью, глобальными инвестициями, сырьевыми товарами и валютами. ETF напоминают паевые инвестиционные фонды (ПИФы), активы которых могут состоять из акций, облигаций, сырьевых товаров и валют. Вот главные сходства и различия между ETF и взаимными фондами: Как и взаимный фонд, ETF является инвестиционным фондом, который формируется из средств инвесторов и управляется профессиональными менеджерами, вкладывающими деньги для достижения четко определенных целей, таких как получение текущего дохода или увеличение стоимости капитала. Подобно взаимному фонду, у ETF есть так называемый проспект. ETF рассылает проспект розничным инвесторам или предоставляет им документ, называемый «описанием продукта», в котором содержится ключевая информация о фонде. Пайщик взаимного фонда приобретает и продает паи непосредственно в фонде по стоимости чистых активов фонда (СЧА, NVA), которая высчитывается ежедневно в конце торгового дня. Акции ETF инвестор покупает на бирже, также как и стандартные акции, и точно таким же образом. Хотя большинство взаимных фондов находятся под активным управлением, существует немало индексных фондов. Хотя большинство фондов ETF являются пассивно управляемыми — отслеживают выбранный индекс — появилось и некоторое количество фондов ETF с активным управлением. Выпуск и погашение акций ETF коренным образом отличается от выдачи и погашения паев взаимного фонда. Инвестируя во взаимный фонд, инвесторы переводят деньги в управляющую компанию фонда, которая затем покупает на эти средства ценные бумаги или выпускает дополнительные паи. Когда инвестор хочет погасить свой пай во взаимном фонде, этот пай возвращается в фонд в обмен на деньги. Напротив, создание ETF не предполагает оборота наличных. Источники:  Картинка Картинка Google Еще про ETF статья original  

22 марта, 19:34

Top Performing Tech ETFs of 2018

These three unique ETFs are up about 50% over the past year and leading the sector in 2018.

Выбор редакции
20 марта, 23:30

The 'Fearless Girl' statue turns 1 today. Here's what she's inspired.

The investment firm behind the statue said its campaign has put 152 women on boards.

20 марта, 18:12

State Street CEO Gets Highest Pay in 2017, 26% Rise Y/Y

State Street's (STT) CEO Joseph Hooley gets $16 million as annual pay for 2017, marking the highest that he has ever received as CEO of the company.

Выбор редакции
20 марта, 16:08

Какие позиции на форексе занимает управляющий ...

 Доллар вырастет, как только внимание игроков вернется к разнице процентных ставок Компания State Street Global Advisors сократила свои долларовые позиции до нейтральных с длинных под влиянием роста стоимости хеджирования и потери корреляции между мировыми валютными и… читать далее…

17 марта, 13:50

Behind the Dodd-Frank Freakout

Elizabeth Warren thinks moderate Democrats are helping Trump to gut Obama’s Wall Street reforms. Is she wrong?

Выбор редакции
16 марта, 13:06

State Street's Kumar wants answers on shareholder rights

BOSTON (Reuters) - State Street Corp wants answers from companies that lack such things as independent board leaders or equal voting rights for investors, a top executive at the asset manager said,...

15 марта, 13:40

Конгресс приблизился к изменению закона Додда-Франка

Москва, 15 марта - "Вести.Экономика". Сенат США одобрил смягчение банковского регулирования, приблизив конгресс к изменению закона Додда - Франка, принятого после мирового финансового кризиса 2007-2009 гг., сообщает Reuters.

15 марта, 12:55

Rollback of Dodd-Frank Provisions Clears Senate On 10-Year Anniversary Of Bear Stearns Collapse

A bipartisan bill which would relax restrictions placed on the financial industry during the credit-crisis has cleared the Senate with a vote of 67-31, on the 10-year anniversary of the collapse of Bear Stearns - but not before several changes to the original legislation were made, which would benefit big banks.  Sen. Mike Crapo (R-ID), chairman of the Senate Banking Committee"A bill that began as a well-intentioned effort to satisfy some perhaps legitimate community bank grievances has instead mushroomed, sparking fears that Washington is paving the way for the next financial meltdown," writes David Dayen of The Intercept. Key Provisions Relaxes a host of reporting requirements for small - medium banks, and to a smaller extent, large banks Eliminates a reporting requirement introduced by Dodd-Frank designed to avoid discriminatory lending Relaxes stress testing requirements intended to show how banks would survive another financial crisis Raises the threshold for banks which are not subject to enhanced liquidity requirements, stress tests, and enhanced risk management, from $50 billion to $250 billion - exempting several institutions which could pose systemic risks down the road. Allows megabanks such as Citi to count municipal bonds as "highly liquid assets" that could be used towards the "liquidity coverage ratio," - assets which can be quickly liquidated during a crisis.  Calls for a report on the risks and benefits of algorithmic trading within 18 months Introduced by Idaho Republican Mike Crapo and co-authored by North Dakota Democrat Heidi Heitkamp and several other Democrats, S.2155 was originally intended to relax regulations on community banks, credit unions, and so-called custodial banks - institutions which do not primarily make loans, but instead keep assets safe. In addition to relaxed reporting and disclosure requirements, the bill reduced the supplementary leverage ratio (SLR) - or how much equity they must have on hand compared to total assets (such as loans). As it was first written, the SLR modification would have benefitted just two U.S. banks; State Street and Bank of New York Mellon.  After a vociferous protest by Citigroup CFO John Gerspach, among others, the language in the bill was vastly changed - along with the definition of a custodial bank so as to include virtually any large financial institution, such as Citigroup.  “Citi is making a very aggressive effort,” according to one bank lobbyist who asked The Intercept not to be named because he’s working on the bill. “It’s a game changer and that’s why they’re pushing hard.” Aside from the gifts to Citigroup and other big banks, the bill undermines fair lending rules that work to counter racial discrimination and rolls back regulation and oversight on large regional banks that aren’t big enough to be global names, but have enough cash to get a stadium named after themselves. In the name of mild relief for community banks, these institutions — which have been christened “stadium banks” by congressional staff opposing the legislation — are punching a gaping hole through Wall Street reform. Twenty-five of the 38 biggest domestic banks in the country, and globally significant foreign banks that have engaged in rampant misconduct, would get freed from enhanced supervision. -The Intercept “Community banks are the human shields for the giant banks to get the deregulation they want,” said an angry Senator Elizabeth Warren (D-MA) who has donned her war paint for an ill-fated fight against the legislation. “The Citigroup carve-out is one more example of how in Washington, money talks and Congress listens.” Relaxed reporting, relaxed leverage ratios, relaxed disclosures One of the biggest giveaways is relaxed reporting requirements. Currently, banks with over $50 billion are subject to enhanced regulatory standards introduced by Dodd-Frank - which include additional capital and liquidity requirements, stress tests, and enhanced risk management. The new bill raises that threshold to $100 billion immediately, and to $250 billion in another 18 months.  This would primarily benefit so-called "stadium banks," as explained by a Senate aide: "If you can get naming rights to a stadium, you're not a community banks."  The relaxed rules would benefit 25 of the 38 largest banks in the United States, including Citizens Bank (Philadelphia Phillies), Comerica (Detroit Tigers), M&T Bank (Baltimore Ravens), SunTrust (Atlanta Braves), KeyBank (Buffalo Sabres), BB&T (Wake Forest University), Regions Bank (AA baseball’s Birmingham Barons), and Zions Bank (Salt Lake City’s Real Monarchs of Major League Soccer). While smaller banks don't pose much systemic risk in the event of another banking crisis - banks in the $250 billion range may be a different story. “The last crisis proved that three banks in the $100 to $250 [billion] range were shown to be systemic, because regulators had to arrange a quick emergency bailout or sale,” said George Washington University law professor, Arthur Wilmarth.  National City was a $145-billion bank and a major subprime originator when it failed and was sold to PNC. The financing arm of General Motors, GMAC, had $210 billion in assets when it received $17.2 billion in bailout money and another $7.4 billion in guarantees after crumbling under the weight of bad loans. And Countrywide, once America’s biggest subprime lender, had $200 billion in assets when it was sold under duress to Bank of America. Going back further, if you adjusted Continental Illinois’ size for inflation when it received a federal bailout in 1984, it would fall in the $100 to $250 billion range. -The Intercept That said, the Fed will still have the discretion to regulate systemically risky banks.  Title II of S.2155 also allows banks with under $10 billion in assets to avoid several reporting requirements, along with the Volcker rule's restriction on market trading with their own deposits - as long as their simple leverage ratio is between 8 and 10 percent. This may benefit community banks at the expense of consumers, as it allows the smaller lenders to issue high-risk loans without various disclosures and "ability-to-pay" rules across the country, as long as the loans are maintained within the bank's portfolio.  The theory is that small banks with “skin in the game” won’t take imprudent risks. “I’ve got an S&L crisis that says otherwise,” wrote Georgetown Law professor and former CFPB adviser Adam Levitin in a blog post. He believes the provision will encourage community banks to load up on high-cost, toxic loans, setting them up to fail if economic conditions shift. -The Intercept Other relaxed regulations include not requiring appraisals in rural areas and eliminating escrow account requirements. “You can tell they’re not technical fixes because they all push against consumers,” said Mike Konczal of the Roosevelt Institute. Discriminatory lending? Critics of the bill have pointed to section 104, which exempts banks and credit unions which make fewer than 500 loans per year from the Home Mortgage Disclosure Act (HMDA) - which requires that lenders report credit scores, debt-to-income ratios, LTV ratios and other information in order to ensure that banks are not engaging in discriminatory lending practices. This would affect around 85% of all banks and credit unions.  “HMDA data is a crucial tool to make sure every American has access to opportunity,” said California congressional candidate and mortgage industry expert Katie Porter. “Discrimination in lending has an ugly history in the U.S. This would make the data unreliable.” And the data are the building blocks of any lending discrimination case; you can’t enforce fair housing laws without the facts. Critics fear that S.2155 would enable smaller banks to overcharge black and Latino borrowers, or deny them financing altogether.  According to the Center for Responsible Lending, blacks and Latinos had the highest rate of foreclosures per 10,000 loans to owner-occupants originated between 2005-2008. responsiblelending.orgIn response to the controversial provision, Sen. Tim Kaine (D-VA), offered an amendment to kill the HMDA reporting requirements - however when asked about it he admitted: “I don’t need my amendment to pass” to support the underlying bill. “I think the bill is solid as it is.” The bill now moves to the House, where Republicans have been pushing a more aggressive rollback of financial regulations enacted during the credit crisis.  Rep. Jeb Hensarling (R-Texas), chairman of the House Financial Services Committee, has said that House Republicans will want to alter the Senate bill to reflect their priorities. But that could drive away the Senate Democrats needed to pass the legislation, and so the House will face significant pressure to accept the Senate legislation with few, if any, changes. -WaPo Recall that nearly 20 years ago Congress and Bill Clinton repealed Glass Steagall - which allowed banks to take on massive risks, shortly before Barney Frank pushed banks to extend subprime and "liar" loans to under-qualified applicants, which were then packaged into AAA paper and leveraged into oblivion.  And once again, history repeats itself...

15 марта, 09:36

Конгресс приблизился к изменению закона Додда-Франка

Сенат США одобрил смягчение банковского регулирования, приблизив конгресс к изменению закона Додда - Франка, принятого после мирового финансового кризиса 2007-2009 гг., сообщает Reuters.

15 марта, 09:36

Конгресс приблизился к изменению закона Додда-Франка

Сенат США одобрил смягчение банковского регулирования, приблизив Конгресс к изменению закона Додда-Франка, принятого после мирового финансового кризиса 2007-2009 годов, сообщает Reuters.

09 марта, 16:42

Congress Moves to Repeal Dodd-Frank: Custodian Banks to Gain

After the reduction in corporate tax rates in late 2017, the banking sector now looks forward to lessening of regulations that would lower costs.

06 марта, 15:27

Уолл-стрит продолжает войну с законом Додда - Франка

Первая значительная двухпартийная попытка изменить правила, установленные после финансового кризиса 2008 г., превращается в настоящую битву на Капитолийском холме.

06 марта, 15:27

Уолл-стрит продолжает войну с законом Додда-Франка

Первая значительная двухпартийная попытка изменить правила, установленные после финансового кризиса 2008 г., превращается в настоящую битву на Капитолийском холме.

Выбор редакции
03 марта, 10:00

Passive fund managers face showdown in US gun debate

BlackRock, Vanguard and State Street have promised to raise corporate governance levels

01 марта, 18:01

The Zacks Analyst Blog Highlights: Gilead, BNY Mellon, State Street, Alliant Energy and Dillard's

The Zacks Analyst Blog Highlights: Gilead, BNY Mellon, State Street, Alliant Energy and Dillard's

28 февраля, 21:39

Top Analyst Reports for Gilead, BNY Mellon & State Street

Top Analyst Reports for Gilead, BNY Mellon & State Street

28 февраля, 16:08

Русские фонды: кому нужны биржевые ПИФы в России

Мировая ETF-индустрия достигла объема в $5 трлн и сейчас решает, как развивать рынок индексных фондов дальше. На этом фоне идея создать в России биржевые ПИФы уже выглядит морально устаревшей

03 декабря 2015, 09:40

S&P снизило рейтинг восьми крупнейших банков США

Американское рейтинговое агентство Standard & Poor's объявило о понижении кредитного рейтинга восьми крупнейших банков США, среди которых JPMorgan Chase & Co., Bank of America Corp. и Citigroup Inc., сообщает Bloomberg.

29 июля 2015, 07:06

Кто владеет Apple? Скрытые хозяева мира

"Инвестор и основной акционер компании Apple Карл Айкан оценил стоимость одной акции этой компании в $216, что на $91 выше их текущей стоимости. По мнению Айкана, капитализация Apple должна составлять около $1,3 трлн" (РБК) Оставим вопрос о справедливости такой фантастической стоимости акций, и  примем за факт, что Apple - крупнейшая мировая компания. Зададим простой, но щекотливый вопрос, кто владеет этой компанией, по стоимости равной бюджетам нескольких европейских стран вместе взятых? Казалось бы, в цитате от РБК четко и ясно указано , что основной акционер некий Карл Айкан, эксцентричный милииардер, циничная акула бизнеса, известный рейдер и вымогатель, скандалист и многое другое. Собственно, именно он чаще всего и упоминается в СМИ как главный акционер и ньюсмейкер. Есть ещё Тим Кук - генеральный директор Apple (тот, что официальный гей), но он фигура назначаемая акционерами, то есть владельцем не является никак.  Однако, внимательно изучив ситуацию, мы обнаруживаем удивительный факт - миллиардер Карл Айкан владеет всего 1(одним) процентом акций Apple. Конечно, стоимость даже одного процента - сумма огромная, но это же всего одна сотая часть! Где остальное? Вопрос не то, чтобы скрытый, но на примере того же РБК  не только замалчиваемый, но и открыто фальсифицируемый в СМИ.

13 мая 2015, 04:23

По конспироложествуем об очередных кандидатах в члены мирового правительства?

Банки правят миром. А кто правит банками? Сегодня уже не надо доказывать, что пресловутая гегемония США зиждется на монополии печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). Более или менее понятно также, что акционерами ФРС выступают банки мирового калибра. В их число входят не только банки США (банки Уолл-стрит), но и европейские банки Европы (банки Лондонского Сити и некоторых стран континентальной Европы). В период мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. ФРС, действуя без огласки, раздала разным банкам кредитов (почти беспроцентных) на сумму свыше 16 трлн. долл. Хозяева денег раздавали кредиты самим себе, то есть тем банкам, которые и являются главными акционерами Федерального резерва. В начале текущего десятилетия под сильным нажимом Конгресса США был проведен частичный аудит ФРС, и летом 2011 года его результаты были обнародованы. Список получателей кредитов и есть список главных акционеров ФРС. Вот они (в скобках указаны суммы полученных кредитов ФРС в миллиардах долларов): Citigroup (2500); Morgan Staley (2004); Merril Lynch (1949); Bank of America (1344); Barclays PLC (868); Bear Sterns (853); Goldman Sachs (814); Royal Bank of Scotland (541); JP Morgan (391); Deutsche Bank (354); Credit Swiss (262); UBS (287); Leman Brothers (183); Bank of Scotland (181); BNP Paribas (175). Примечательно, что целый ряд получателей кредитов ФРС - не американские, а иностранные банки: английские (Barclays PLC, Royal Bank of Scotland, Bank of Scotland); швейцарские (Credit Swiss, UBS); немецкий Deutsche Bank; французский BNP Paribas. Указанные банки получили от Федерального резерва около 2,5 триллиона долларов. Не ошибёмся, если предположим, что это – иностранные акционеры ФРС. Однако если состав главных акционеров Федрезерва более или менее понятен, то этого не скажешь в отношении акционеров тех банков, которые, собственно, и владеют печатным станком ФРС. Кто же является акционерами акционеров Федерального резерва? Прежде всего, рассмотрим ведущие банки США. На сегодняшний день ядро банковской системы США представлено шестью банками. «Большая шестерка» включает Bank of America, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Wells Fargo, Citigroup. Они занимают первые строчки американских банковских рейтингов по таким показателям, как величина капитала, контролируемых активов, привлеченных депозитов, капитализация, прибыль. Если ранжировать банки по показателю активов, то на первом месте оказывается JP Morgan Chase (2.075 млрд. долл. в конце 2014 г.). По показателю капитализации первое место занимает Wells Fargo (261,7 млрд. долл. осенью 2014 года). Кстати, по этому показателю Wells Fargo вышел на первое место не только в Америке, но и в мире (хотя по активам в США он занимает лишь четвертое место, а в мире даже не входит в первую двадцатку). На официальных сайтах этих банков имеется кое-какая информация об акционерах. Основная часть капитала «большой шёстерки» американских банков находится в руках так называемых институциональных акционеров – разного рода финансовых компаний. Среди них есть и банки, то есть имеет место перекрестное участие в капитале. Количество институциональных инвесторов на начало 2015 года в отдельных банках было следующим: Bank of America – 1410; JP Morgan Chase – 1795; Morgan Stanley – 826; Goldman Sachs – 1018; Wells Fargo – 1729; Citigroup – 1247. В каждом из названных банков достаточно четко выделяется группа крупных инвесторов (акционеров). Это те инвесторы (акционеры), которые имеют более 1 процента капитала каждый. Таких акционеров насчитывается, как правило, от 10 до 20. Бросается в глаза, что во всех банках в группе крупных инвесторов фигурируют одни и те же компании и организации. В табл. 1 приведем список таких крупнейших институциональных инвесторов (акционеров). Табл. 1. Источник: http://finance.yahoo.com/q/mh?s=GS+Major+Holders   Кроме обозначенных в таблице институциональных инвесторов в списках акционеров ведущих американских банков присутствуют следующие организации: Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Mitsubishi UFJ Financial Group, Inc., Berkshire Hathaway Inc., Dodge & Cox Inc., Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., Bank of New York Mellon Corporation и некоторые другие. Я называю лишь те, которые фигурируют в качестве акционеров хотя бы в двух из шести ведущих банков США. Фигурирующие в финансовой отчетности ведущих американских банков институциональные акционеры – это различные финансовые компании и банки. Отдельный учет ведется в отношении таких акционеров, как физические лица и взаимные фонды. В целом ряде банков Уолл-стрит заметная доля акций принадлежит работникам этих банков. Разумеется, это не рядовые сотрудники, а ведущие менеджеры (впрочем, некоторое символическое количество акций могут иметь и рядовые банковские служащие). Что касается взаимных фондов (mutual funds) (1), то многие из них находятся в сфере влияния все тех же институциональных акционеров, которые названы выше. В качестве примера можно привести список наиболее крупных акционеров американского банка Goldman Sachs, относящихся к категории взаимных фондов (табл. 2). Табл. 2. Источник: finance.yahoo.com По крайней мере три фонда из приведенных в таблице 2 находятся в сфере влияния финансовой корпорации Vanguard Group. Это Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard 500 Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund-Institutional Index Fund. Доля Vanguard Group в акционерном капитале Goldman Sachs – 4,90%. А три взаимных фонда, находящихся в системе этого финансового холдинга, дают дополнительно еще 3,59%. Таким образом, фактически позиции Vanguard Group в банке Goldman Sachs определяются долей не 4,90%, а 8,49%. В ряде банков Уолл-стрит имеется категория индивидуальных акционеров – физических лиц. Как правило, это высшие руководители данного банка, как действующие, так и ушедшие на пенсию. Приведем справку об индивидуальных акционерах банка Goldman Sachs (табл. 3). Табл. 3. Источник: finance.yahoo.com В совокупности указанные в табл. 3 пять физических лиц имеют на руках более 5,5 млн. акций банка Goldman Sachs, что составляет примерно 1,3% всего акционерного капитала банка. Это столько же, сколько акций у такого институционального акционера, как Northern Trust. Кто эти люди? Высшие менеджеры Goldman Sachs. Ллойд Бланкфейн, например, - председатель совета директоров и главный исполнительный директор Goldman Sachs с 31 мая 2006 года. Джон Вайнберг – вице-президент Goldman Sachs с того же времени, одновременно член управляющего комитета и сопредседатель подразделения инвестиционного банкинга (последний пост он оставил в декабре 2014 года). Три других индивидуальных акционера также относятся к категории высшего менеджмента банка Goldman Sachs, причем все являются действующими сотрудниками данного банка. Достаточно ли нескольких процентов участия в акционерном капитале для того, чтобы эффективно управлять банком? Тут следует учесть, по крайней мере, три момента. Во-первых, в ведущих банках США давно уже нет очень крупных акционеров. Формально в этих банках нет ни одного акционера, доля которого была бы выше 10%. Общее число институциональных акционеров (инвесторов) в американских банках колеблется в пределах одной тысячи. Получается, что в среднем на одного институционального акционера приходится примерно 0,1 процента капитала. На самом деле - меньше, поскольку кроме них есть еще взаимные фонды (учитываемые отдельно), а также многие тысячи физических лиц. В ряде банков акциями владеют служащие. В случае банка Goldman Sachs в руках физических лиц находится около 7% акционерного капитала. Наконец, часть акций находятся в свободном обращении на фондовом рынке. С учетом распыления акционерного капитала среди десятков тысяч держателей бумаг владение даже 1 процентом акций банка Уолл-стрит – это очень мощная позиция. Во-вторых, за несколькими (или многими) формально самостоятельными акционерами может стоять один и тот же хозяин - конечный бенефициар. Скажем, хозяева финансового холдинга Vanguard Group участвуют в капитале банка Goldman Sachs и напрямую, и через взаимные фонды, находящиеся в сфере влияния указанного холдинга. Скорее всего, доля Vanguard Group в капитале Goldman Sachs не 4,90% (доля материнской компании) и не 8,49% (доля с учетом трех подконтрольных взаимных фондов), а больше. Нельзя сбрасывать со счетов и акционеров – физических лиц, чей удельный вес намного выше, чем их доля в акционерном капитале, поскольку это высшие менеджеры, поставленные на руководящие должности теми, кого называют «конечными бенефициарами». В-третьих, есть такие акционеры, влияние которых на политику банка превышает их долю в акционерном капитале по той причине, что они владеют так называемыми голосующими акциями. В то же время другие акционеры владеют так называемыми привилегированными акциями. Последние дают их владельцам такую привилегию, как получение фиксированного дивиденда, но при этом лишают их владельца права голосования на собраниях акционеров. Скажем, акционер может иметь долю в капитале банка, равную 5%, но при этом его доля в общем количестве голосов может быть 10, 20 или даже 50%. А привилегия решающего голоса для банков Уолл-стрит может иметь гораздо большее значение, чем привилегия получения гарантированного дохода. Вернемся к табл. 1 в первой части статьи. Она показывает, что почти во всех американских банках главными акционерами являются финансовые холдинги. При этом если названия ведущих банков Уолл-стрит сегодня известны всем, то названия финансовых холдингов, владеющих большими пакетами акций этих банков, говорят о чем-то лишь очень узкому кругу финансистов. А ведь речь идет о тех, кто в конечном счете контролирует банковскую систему США и Федеральную резервную систему. Например, в последнее время довольно часто упоминался инвестиционный фонд Franklin Templeton Investments, который скупил долговые бумаги Украины на 7-8 млрд. долл. и активно участвует в экономическом удушении этой стран. Между тем указанный фонд – дочерняя структура финансового холдинга Franklin Resources Inc., который является акционером банка Citigroup (доля 1,24%) и банка Morgan Stanley (1,40%). Такие финансовые холдинги, как Vanguard Group, State Street Corporation, FMR (Fidelity), Black Rock, Northern Trust, Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Dodge & Cox Inc.; Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., АХА, Capital Group Companies, Pacific Investment Management Co. (PIMCO) и еще несколько других не просто участвуют в капитале американских банков, а владеют преимущественно голосующими акциями. Именно эти финансовые компании и осуществляют реальный контроль над банковской системой США. Некоторые аналитики полагают, что акционерное ядро банков Уолл-стрит составляют всего четыре финансовые компании. Другие компании-акционеры либо не относятся к категории ключевых акционеров, либо прямо или через цепочку посредников контролируются все той же «большой четвёркой». В табл. 4 представлена сводная информация о главных акционерах ведущих банков США. Табл. 4. Оценки величины активов, находящихся в управлении финансовых компаний, являющихся акционерами главных банков США, достаточно условны и периодически пересматриваются. В некоторых случаях оценки включают лишь собственные активы компаний, в других случаях – ещё и активы, передаваемые компаниям в трастовое управление. В любом случае величина контролируемых ими активов впечатляет. Осенью 2013 года в списке мировых банков, ранжированных по величине активов, на первом месте находился китайский банк Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) с активами 3,1 трлн. долл. Максимальные активы в банковской системе США на тот момент имел банк Bank of America (2,1 трлн. долл.). За ним следовали такие американские банки, как Citigroup (1,9 трлн. долл.) и Wells Fargo (1,5 трлн. долл.). Примечательно, что триллионными активами финансовые холдинги «большой четвёрки» ворочают при использовании достаточно скромного числа сотрудников. При совокупных активах, равных примерно 15 трлн. долл., персонал «большой четвёрки» не дотягивает до 100 тыс. человек. Для сравнения: численность сотрудников лишь в банке Citigroup составляет около 250 тыс. человек, в Wells Fargo – 280 тыс. человек. В сравнении с финансовыми холдингами «большой четвёрки» банки Уолл-стрит выглядят рабочими лошадками. По показателю контролируемых активов финансовые компании «большой четвёрки» находятся в более тяжелой весовой категории, чем американские банки «большой шестёрки». «Большая четвёрка» финансовых холдингов простирает свои щупальца не только на банковскую систему США, но и на компании других секторов американской и зарубежной экономики. Тут можно вспомнить исследование специалистов Швейцарского технологического института (Цюрих), целью которого было выявить управляющее ядро мировой экономической и финансовой системы. В 2011 году швейцарцы причислили к ядру мировых финансов 1218 компаний и банков по состоянию на начало финансового кризиса (2007 год). Внутри этого конгломерата было выявлено еще более плотное ядро из 147 компаний. По оценкам авторов исследования, это малое ядро контролировало 40% всех корпоративных активов в мире. Компании ядра были швейцарскими исследователями ранжированы. Воспроизведем первую десятку этого рейтинга: 1. Barclays plc 2. Capital Group Companies Inc 3. FMR Corporation 4. AXA 5. State Street Corporation 6. JP Morgan Chase & Co 7. Legal & General Group plc 8. Vanguard Group Inc 9. UBS AG 10. Merrill Lynch & Co Inc. Важное обстоятельство: все 10 строчек швейцарского списка занимают организации финансового сектора. Из них четыре – банки, названия которых у всех на слуху (одного из них – Merrill Lynch – уже не существует). Особо отметим американский банк JP Morgan Chase & Co. Это не просто банк, а банковский холдинг, участвующий в капиталах многих других американских банков. Как видно из табл. 1, JP Morgan Chase участвует в капитале всех других банков «большой шестёрки» за исключением банка Goldman Sachs. В банковском мире США есть еще один примечательный банк, который формально не входит в «большую шестёрку», но который невидимо контролирует некоторые из банков «большой шестёрки». Речь идет о банке The Bank of New York Mellon Corporation. Указанный банк являлся держателем акций в Citigroup (доля 1,24%), JP Morgan Chase (1,48%), Bank of America (1,25%). А вот шесть строчек швейцарского списка принадлежат финансовых компаниям, редко фигурирующим в открытой печати. Это финансовые холдинги, которые специализируются на приобретении по всему миру пакетов акций компаний разных отраслей экономики. Многие из них учреждают различные инвестиционные, в том числе взаимные, фонды, осуществляют управление активами клиентов на основе договоров траста и т.д. В этом списке мы видим три финансовые компании из «большой четвёрки», отображенной в табл. 4: Vanguard Group Inc, FMR Corporation (Fidelity) и State Street Corporation. Эти финансовые холдинги, а также компания Black Rock (сильно укрепившая свои позиции с 2007 года) и образуют ядро банковской системы США. Примечательно, что «большая четвёрка» очень хорошо представлена и в банковском холдинге JP Morgan Chase: Vanguard Group – 5,46%; State Street Corporation – 4,71%; FMR Corporation (Fidelity) – 3,48%; Black Rock – 2,75%. Другой из названных выше банковских холдингов – The Bank of New York Mellon Corporation – контролируется тремя финансовыми компаниями «большой четвёрки»: Vanguard Group – 5,15%; State Street Corporation – 4,72%; FMR Corporation (Fidelity) Black Rock – 2,62%. После того как мы выявили управляющее ядро банковской системы США, состоящее из небольшого количества финансовых холдингов, возникает ряд новых вопросов. Кто является владельцами и конечными бенефициарами этих финансовых холдингов? Как далеко распространяется влияние этих финансовых холдингов в отраслевом и географическом отношениях? Можно ли утверждать, что подход к объяснению происходящего в сфере мировых финансов на основе концепции «борьбы кланов Ротшильдов и Рокфеллеров» устарел? Однако это уже тема другого разговора. (1) Взаимный фонд (ВФ), или фонд взаимных инвестиций  - это портфель акций, приобретённых профессиональными финансистами на вложения многих тысяч мелких вкладчиков. К началу XXI века в США действовало несколько тысяч взаимных фонов. К 2000 году в рамках взаимных фондов было открыто 164, 1 млн. счетов, то есть около двух на семью.

11 декабря 2013, 17:02

Чужеродный инсайдер

..старенькое Год назад Брайен Мойнихан чуть было не ушел из Bank of America — а теперь возглавит этот банк. Своим триумфальным возвращением он обязан многосторонним талантам, счастливому стечению обстоятельств и протекции своего прежнего босса Чарльза ГиффордаМойнихан не подарок. Его характеризуют как крайне уверенного в себе и агрессивного менеджера. В октябре 2005 г., не сойдясь во мнениях с другими топ-менеджерами, он пригрозил разорвать контракт, отказаться от «золотого парашюта» — и в итоге остался в банке, пишет издание The Boston Globe.Свою резкость Мойнихан продемонстрировал и во время поглощения в 2007 г. инвестбанка US Trust со 156-летней историей. Он решил избавиться от множества персонализированных услуг, традиционных для фирмы. Например, камерных обедов с клиентами. Это вызвало резкое противодействие гендиректора банка Питера Скатурро и многих его коллег. В итоге Скатурро и ряд топ-менеджеров покинули банк. А год назад было объявлено об увольнении самого Мойнихана. Но уже на следующий день руководство банка все переиграло.Чужой в шарлоттской мафииМойнихан родился 9 октября 1959 г. в городке с 15 000 жителей на периферии штата Огайо с красивым названием Мариэтта. Отец работал химиком, мать — страховым агентом. Мойнихан — шестой из восьми детей в семье. В старших классах он прославился как лучший бегун школы. Но увлекался Мойнихан не только тем спортом, побеждать в котором было дано ему от природы. «Атлетом он был весьма посредственным, но в нем жил дух соревновательности, и вкалывал он по полной программе», — вспоминает Эд Пакстон, тренер школьной команды по баскетболу.Затем Мойнихан поступил в Brown University (Провиденс, штат Род-Айленд), где на лекциях изучал историю, а в перерывах между ними играл в регби. Там же он встретил свою жену — сейчас у них трое детей. В 1981 г. он получил диплом и, идя по стопам дяди и деда, поступил в школу права University of Notre Dame (штат Индиана). После ее окончания в 1984 г. стал юристом фирмы Edwards & Angell в Провиденсе. Он оставался верным фанатом команды Fighting Irish и регби. Коллеги вспоминают, как он возвращался, весь помятый после игры в американский футбол и ночной гулянки, а потом работал дольше всех в офисе.В основном Мойнихан трудился на одного клиента — банк Fleet Financial. Глава этой компании Терренс Мюррей заметил перспективного работника и в 1993 г. переманил его в свой банк. Там Мойнихан вырос от заместителя главного советника до исполнительного вице-президента, ответственного за брокерское подразделение и управление состоянием. В 2004 г. банк, главой которого был уже не Мюррей, а Гиффорд, был поглощен Bank of America. Гиффорд стал председателем совета директоров Bank of America и перетащил с собой горстку менеджеров из Fleet Financial, в том числе Мойнихана. Это было немалым достижением. Bank of America порой называют шарлоттской мафией: штаб-квартира банка находится в городе Шарлотта (Северная Каролина), а топ-менеджеры компании крайне не любят чужаков.Почти уволенныйВ 2007 г. Мойнихан стал президентом по международному корпоративному и инвестиционному банкингу Bank of America и переехал в Нью-Йорк. Как раз в это время инвестбанкиры и трейдеры отчитывались о миллиардных убытках. В борьбе за снижение расходов Мойнихан уволил почти всех аналитиков. Через несколько месяцев после этого, следуя пожеланиям клиентов, он заново набрал аналитическую команду.В сентябре 2008 г., когда финансовые рынки всего мира были близки к коллапсу, Bank of America объявил о планах поглощения Merrill Lynch. Стало ясно, что инвестбанковское и трейдинговое подразделения новичка будут превосходить по всем параметрам подопечных Мойнихана. Но тот не растерялся, а возглавил процесс слияния бизнесов, хотя все вокруг, да и сам Мойнихан, были уверены, что во главе новой команды встанет гендиректор Merrill Lynch Джон Тейн.В начале декабря прошлого года гендиректор Bank of America Кен Льюис попросил Мойнихана принять руководство над бизнесом по кредитным картам, который располагается в Делавэре. Мойнихан ни за что не хотел срываться с семьей из Бостона и ехать в какой-то Делавэр. Но в Bank of America не выполнить приказ начальника равносильно увольнению. 9 декабря 2008 г. Льюис на встрече совета директоров проинформировал собравшихся, что в банке открывается вакансия.Не тут-то было. Гиффорд и еще два директора — выходцы из банка Fleet громко выразили недовольство. На следующий день они узнали, что Мойнихан не уволен, а назначен генеральным советником банка. Чтобы освободить место, экстренно уволили его предшественника Тимоти Майопулоса.Паутина интригПочти месяц Мойнихан давал советы руководству по сделке с Merrill Lynch. А 22 января Льюис — всего через несколько дней после признания, что он «счастлив», что Джон Тейн останется в компании, — уволил Тейна и поставил руководить инвестбанковскими операциями Merrill Lynch Мойнихана. Тот стал президентом по мировому банкингу, управлению активами и инвестбанкингу, также некоторое время работал гендиректором Merrill Lynch.К августу благодаря усилиям регуляторов многие союзники Льюиса в совете директоров были заменены новыми лицами. В ответ Льюис повел свою игру и перетасовал топ-менеджеров. Мойнихан в итоге лишился контроля за инвестбанкингом и стал президентом по обслуживанию клиентов и работе с малым бизнесом.30 сентября этого года Льюис объявил о намерении уйти через три месяца. Главными претендентами на его пост считались Мойнихан и Грег Керл, давний соратник Льюиса, который к тому времени был директором по рискам.Льюис потребовал от совета директоров немедленно объявить своим преемником Керла. Совет директоров вместо этого создал комитет, который кропотливо стал подбирать нового руководителя банка, попутно ведя оживленную дискуссию. Одни доказывали, что банку нужен инсайдер, другие стояли за аутсайдера. На собеседование был приглашен даже Роберт Келли, гендиректор Bank of New York Mellon. Стороны не сошлись во мнениях о размере компенсации. На Bank of America наложил ограничения по бонусам «зарплатный царь» — Кеннет Файнбенг. Хотя банк 8 декабря вернул государству все полученные по программе TARP деньги и снял ограничения, переговорам это не помогло.Не совсем чужакВ итоге комитет, в который входили три директора из Fleet, решил, что лучший выбор — Мойнихан. О чем было объявлено 16 декабря. «Им, конечно, нужно было найти кого-нибудь, чтобы окончить этот спектакль и вернуть банк к нормальной работе, — язвит профессор Университета Северной Каролины Тони Плас. — Но я удивлен этим выбором. Молодой и непроверенный гендиректор встает у руля главного коммерческого банка США!» Сам Мойнихан сомнения в своих силах прокомментировал просто. «У Bank of America есть все, что нужно, чтобы стать лучшей компанией сферы финансовых услуг в мире. Нам необходимо сделать простую вещь. Нам необходимо реализовать [этот потенциал]», — сказал он.Самому Мойнихану, который и дальше планирует жить в Бостоне, пришлось скрепя сердце заявить, что штаб-квартира банка по-прежнему останется в Шарлотте. Там вздохнули с облегчением. Хотя Мойнихан станет первым за всю историю гендиректором родом не с Юга и не работавшим в предшественниках Bank of America — Nations Bank или North Carolina National Bank, он все-таки человек не совсем посторонний. Так что можно рассчитывать, что в курс дела он войдет быстрее того же Келли, да и штаб-квартиру не станет переносить в Нью-Йорк.Перед Мойниханом стоит непростая задача. Ему нужно свести к минимуму потери от расследования поглощения Merrill Lynch, купленного за $50 млрд, что было почти вдвое выше рыночной капитализации. Помириться с регуляторами и сенаторами, недовольными, что после такой мегасделки комитет Merrill Lynch одобрил бонусы в размере $3,6 млрд. Разобраться с убытками Bank of America. В III квартале чистый убыток основных акционеров банка достиг $2,2 млрд, а заемщики (53 млн физлиц и мелких бизнесменов) продолжают преподносить все новые плохие долги.Кто претендовал на Bank of AmericaКроме Роберта Келли из Bank of New York Mellon в списке потенциальных президентов Bank of America были, но по разным причинам из него выпали Боб Даймонд, президент британского банка Barclays, Ларри Финк, генидиректор BlackRock, и бывший председатель и гендиректор Goldman Sachs, а сейчас губернатор Нью-Джерси Джон Корзайн. The Boston GlobeШтрихи к портрету Друзья отмечают в Мойнихане две главные черты, которые ему как-то удается совмещать. Он трудоголик, который, кажется, бросает вызов пределам выносливости. И одновременно он прекрасный семьянин. Он умудрялся тренировать баскетбольную команду, где играла его дочь, успевая из Нью-Йорка доехать до Бостона к вечернему матчу. Джейн Мегпионг, бывшая сослуживица Мойнихана, живущая неподалеку от него, до сих пор не может забыть, как тот с женой под проливным дождем следили за счетом, пока их дочери играли в лакросс.Bank of America Универсальный банк основан в 1874 г. Насчитывает 282 000 сотрудников. Имеет более 6100 представительств в США и более чем 40 странах мира. Акционеры: почти все акции в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы на 30 сентября 2009 г. – State Street Global Advisors (4,4%), BlackRock Institutional Trust Company (3,5%). Капитализация – $152,3 млрд. Финансовые показатели (девять месяцев 2009 г.): Активы (на 30 сентября 2009 г.) – $2,25 трлн, Капитал – $258,6 млрд. Чистая прибыль основных акционеров – $2,99 млрд. http://vedomosti.ru/ Автор:  Антон Осипов,

07 марта 2013, 13:57

На рынке "мусорных" бондов зреет обвал

Портфельные менеджеры делают ставку на снижение "мусорных" облигаций. Денежные потоки в последнее время активно поступают в фонды ETF, которые шортят высокодоходные облигации.Сейчас ставки против высокодоходных облигаций достигли максимума за последние 5 лет, а значит, вполне возможно, что на этом сегменте рынка назревают серьезные распродажи, пишет Financial Times.Короткие позиции по ETF от BlackRock и State Street, инвестирующие в "мусорные облигации", за последние несколько недель росли стремительными темпами и достигли самого высокого уровня с октября 2007 года.За последние несколько лет инвесторы привыкли брать на себя риск инвестиций в наименее надежные облигации, причем предпочитают делать это через ETF, так как в этом варианте издержки минимальны. Немаловажная причина выбора "мусорных" облигаций - доходность. В условиях нулевых процентных ставок вложения в надежные активы не приносят желаемого дохода.Спрос на такого рода инструменты привел к снижению доходностей по ним до исторических минимумов. Впрочем, спред с американскими казначейскими облигациями, по историческим меркам, не показал такого сужения.