• Теги
    • избранные теги
    • Компании237
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1704
      • Показать ещё
      Формат105
      Люди459
      • Показать ещё
      Разное690
      • Показать ещё
      Международные организации125
      • Показать ещё
      Издания62
      • Показать ещё
      Сферы2
      Показатели23
      • Показать ещё
Stratfor
Stratfor
Strategic Forecasting Inc. (в основном употребляется сокращение Stratfor) — американская частная разведывательно-аналитическая компания. Barron's Magazine в одной из своих статей назвал компанию «теневым ЦРУ». Основана в 1996 году американским политологом Джорджем Фри ...

Strategic Forecasting Inc. (в основном употребляется сокращение Stratfor) — американская частная разведывательно-аналитическая компания. Barron's Magazine в одной из своих статей назвал компанию «теневым ЦРУ». Основана в 1996 году американским политологом Джорджем Фридманом, который возглавляет компанию до сих пор. Вице-президентом компании по контртерроризму и корпоративной безопасности является Фред Бартон.

 

http://inosmi.ru/stratfor_com/

 

Деятельность

Компания занимается сбором и анализом информации о событиях в мире. Информация поступает к ним как из СМИ и прочих открытых источников, так и из собственных источников компании. На основании собранных сведений аналитиками компании составляются экономические и геополитические прогнозы.

Часть секретных документов компании обнародовал WikiLeaks.

 

Клиентура

Список клиентов компании конфиденциален, однако известно[откуда?], что среди них есть крупные корпорации и правительственные учреждения, как американские, так и иностранные.

В настоящее время продукция компании распространяется, в основном, по индивидуальным подпискам, наиболее полной и всеобъемлющей является серия Premium. Другие сервисы, такие как Global Vantage, предназначены для коммерческих и правительственных структур и включают в себя дополнительные опции, такие как возможность послать специалистам компании запрос и получить ответ в течение 24 часов, а также поучаствовать в ежемесячной телеконференции с директором компании Джорджем Фридманом. Многие работы Stratfor находятся в свободном доступе на сайте компании.

 

Примечания

  1. Jonathan R. Laing «The Shadow CIA» (англ.)
  2. Сайт WikiLeaks начал публикацию документов компании Stratfor (рус.)

stratfor.com

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
26 июня, 23:54

A Wealth of Clues in a Hostage Video

Stratfor Chief Security Officer Fred Burton explains how videos of hostages, such as ones recently released of an American and an Australian being held in Afghanistan, can give investigators information they can use to pinpoint where they are being held. For more analysis, visit: http://www.Stratfor.com

24 июня, 01:03

Djibouti's Coveted Strategic Location

Stratfor Sub-Saharan Africa Analyst Stephen Rakowski discusses Djibouti's role in geopolitics. On the Horn of Africa, the tiny country of Djibouti will celebrate the 40th anniversary of its independence on June 27. Its position on the Bab el-Mandeb strait has drawn great attention to it in recent decades, helping it punch above its weight in international affairs. For more analysis, visit: http://www.Stratfor.com

20 июня, 15:00

«Тысячи ложных ярких маяков»

Я есть свет мира сего Иисус Христос Интернет, другие новые возможности создают ложные и часто очень привлекательные иллюзии, которые могут увести человека от истины[1] Патриарх Кирилл Основная опасность, исходящая от новых сетевых возможностей, заключается в том, что превосходство в этой области позволяет в многом создавать искусственную реальность, которая необходима заказчику, дезориентируя другие нации и целые локальные цивилизации. Если согласиться с тем, что в XXI веке победит тот, кто сумеет навязать своему оппоненту нужную систему ценностей и убедить его в необходимости соблюдать чужие интересы (а именно это и делают США), то интернет, электронные СМИ, веб 2.0 (и др.) технологии, как и другие системы обработки и передачи информации, становятся самым мощным оружием в противоборстве наций, ЛЧЦ и государств. Поэтому к ним и нужно подходить как к новым видам и системам оружия, которые влияют не только самостоятельно, но и создают нужную информационную и социально-политическую среду. Так, социальная среда и институты хакеров в 2015 году нанесли ущерб экономике России в 600 млрд рублей. Эти новые средства формируют и новую политическую реальность, которая представляется в разных странах по-разному, но как правило явно в антироссийских целях. В США, например, будущее России рисуется следующим образом «частным ЦРУ» агентством «Stratfor»: «Нынешний конфликт с Россией за Украину будет оставаться в центре международной системы в ближайшие несколько лет, но мы не думаем, что Российская Федерация способна просуществовать в своем нынешнем виде еще десять лет. Подавляющая зависимость от экспорта углеводородов и непредсказуемость цен на нефть не позволяют Москве поддерживать государственные институты на всей обширной территории Российской Федерации. Мы ожидаем заметного ослабления власти Москвы, что приведет к формальному и неформальному раздроблению России. Безопасность российского ядерного арсенала будет все более важной проблемой по мере того, как этот процесс начнет ускоряться к концу десятилетия»[2]. Очевидно, что этим «авторитетным выводом уже заранее для России «прописывается сценарий», ее поведения и будущего места в мире. Логически процесс изменения функций СМИ в качестве инструментов новой публичной дипломатии в XXI веке можно изобразить следующим образом (попытавшись оценить это их влияние на решение тех или иных задач по шкале от 1 до 10 баллов). Особенно подробно хотелось бы остановиться на последних трех функциях интернет-СМИ (№ 6–8), значение которых в XXI веке трудно переоценить. Сегодня СМИ (особенно сетевые) превратились в короткие сроки в наиболее эффективные инструменты управления не только страной, вооруженными силами, но даже отдельными подразделениями вооруженных сил и диверсионно-террористических групп. Очевидно это стало на примере децентрализации информационных ресурсов джихадистов, которая произошли при переходе от модели Интернета Web 1.0 к модели Web 2.0, сделавшей возможной публикацию контента в режиме онлайн[3]. Соответственно изменилась и направленность, а также политический и даже военный характер деятельности СМИ, которые трансформировались из средства «оценки реальности» в «эффективное средство конструирования не только виртуальной реальности, но и реальности вообще». Более того, «виртуальная реальность» может быть сконструирована не одна, а в нескольких, даже многих вариантах, с тем, чтобы дезинформировать и дезориентировать общество, навязать ему ложные ценности или, говоря словами патриарха Кирилла, «тысячи ложных ярких маяков». Это означает, что нация, как единый организм, перестает быть объединенной общей целью и единой стратегией своего развития и безопасности, подчиняясь чужой воле и стратегии. Этот процесс трансформации СМИ в XX и XXI веках из средств информирования в средства политического влияния шел параллельно и в рамках процесса трансформации традиционных средств дипломатии в средства новой публичной дипломатии, о чем достаточно точно написала профессор МГИМО Т. Зонова «О публичной дипломатии стали говорить с середины прошлого века. Обычный прием публичной дипломатии – обращение к общественному мнению той или иной страны через головы правительств. Послы «вышли из тени». В стране пребывания они стали активно выступать в прессе, по радио и телевидению, излагать позицию своей страны в законодательных собраниях. Дипломаты оттачивают искусство дискутировать, убеждать и переубеждать. В весьма упрощенной трактовке публичную дипломатию называют неким синтезом ценностей, пропаганды и маркетинговых технологий. Однако в действительности это гораздо более сложный институт. Конечно, умелое использование законов рынка приносит свои плоды. Например, итальянский МИД предложил удачный маркетинговый ход – проводить за рубежом выставки и ярмарки, используя название известного во всем мире фильма Ф. Феллини «Долче вита». Однако от маркетинга, т.е. набора средств, входящих в рекламное продвижение товара при полном отсутствии взаимного обмена идеями, публичную дипломатию отличает интерактивный диалог. Используя этот диалог, мы приобретаем сторонников и союзников и гуманизируем образ собственной страны»[4]. К сожалению, Т. Зонова, как и многие другие политологи, как правило акцентируют внимание на одной из функций новой публичной дипломатии – «мягкой силе», не замечая другой, а именно силовой составляющей, суть которой сводится, прежде всего, к замене (или подмене) системы ценностей у другой нации и навязывании ее элите чужих интересов. Такое силовое, политико-информационное давление эффективнее всего оказывается через СМИ, прежде всего, сетевые, и веб 2.0 технологии, с помощью которых конструируется новая виртуальная реальность, постепенно превращаемая в реальность политическую и военную. При этом государственный политический интерес далеко не всегда обнаруживается сразу: Первый этап трансформации СМИ, происходит по законам жанра рынка: СМИ превращались в рыночный продукт, чья общественная значимость уменьшалась, а экономическая – увеличивалась. Следующий этап – превращения СМИ как преимущественно экономического средства в конце XX века в преимущественно политическое средств. Об этом Т. Зонова также весьма образно написала: «Потребность привлечения общественности на свою сторону в условиях мгновенного распространения информации, равно как и дезинформации, стала особенно значимой. Публичная дипломатия пополнилась общением в социальных сетях. Родился новый термин – «твипломаси». Твиттер и другие социальные сети стали использоваться внешнеполитическими ведомствами. Президенты, премьеры, министры, главы внешнеполитических ведомств, послы выходят в социальные сети и становятся «твипломатами». Форин-офис создал специальную «интернет-гавань» (hub), оказывающую техническое содействие своим «твипломатам» и разрабатывающую цифровые стратегии внешней политики. Французское агентство «Франс-Пресс» (AFP) занялось мониторингом в реальном времени влияния в сети государственных акторов, занимающихся публичной дипломатией. Данные учитывают количество фолловеров официальных лиц и экспертов. Для США таких фолловеров насчитывается около 43 млн человек, для России – 2,5 млн. Стоит всерьез задуматься о причинах такого разрыва»[5]. Таким образом в начале XXI века электронные СМИ, включая сетевые и веб 2.0 технологии, превратилась в важнейшие политические инструменты, с помощью которых можно добиться важнейших целей, которые решались прежде другими (экономическими, военными, финансовыми) политическими инструментами. Такое резкое усиление значения СМИ, а также качественное изменение их роли в политике государств в XXI веке является прежде всего следствием двух процессов, дальнейшее развитие которых будет в еще большей степени усиливать как значение, так и роль СМИ в политике государств – резкого усиления значения человека, его потенциала, во-первых, и технологической революции в области информатики, во-вторых. Автор: А.И. Подберезкин [1] Патриарх Кирилл. РПЦ. Выступление с проповедью в Республике Башкортостан 11 июня 2016 г. [2] Геополитический прогноз от Stratfor на 2015-2025 годы. 03.02.2016 / http://inosmi.ru/politic/20160203/235274311.html [3] Экер М. Интернет для джихадистов // Россия в глобальной политике. 2015. – № 5. – С. 27. [4] Зонова Т. Публичная дипломатия и ее акторы / Эл. ресурс: Официальный сайт МГИМО. 2012. 31 августа / www://mgimo.ru [5] Зонова Т. Публичная дипломатия и ее акторы / Эл. ресурс: Официальный сайт МГИМО. 2012. 31 августа / www://mgimo.ru   20.06.2017 Tweet июнь 2017

Выбор редакции
16 июня, 19:35

A Generational Challenge to Russian Influence

In this episode of the Stratfor Podcast, we take a look at the generational forces driving recent protests across Russia. To put those protest movements in context, we’ll look at the cultural, technological and especially demographic forces at play with Stratfor Senior Eurasia Analyst Eugene Chausovsky. Chausovsky recently authored an insightful analysis on the topic for Stratfor Worldview, our premier digital publication. More than 25-years after the fall of the Soviet Union, this new generation is coming of age across Eurasia, the region it once dominated, and challenging Russia’s long-standing influence there. Have a question or comment for the Stratfor podcast? Leave us a message and we may include your comment in a future episode. You can leave a message for our podcast team at 1-512-744-4300 x 3917 or email us at [email protected] Related Reading at Stratfor Worldview: In Eurasia, a New Generation Challenges Russia’s Dominance - https://worldview.stratfor.com/article/eurasia-new-generation-challenges-russias-dominance Subscribe to Stratfor Worldview and receive our report, “Russia and the West Collide,” as a special gift. - https://lp.stratfor.com/subscribe-russia-west-collide In Russia, Protests Demonstrate a Fundamental Change - https://worldview.stratfor.com/article/russia-protests-demonstrate-fundamental-change The Fight for Russia’s Borderlands, one of the themes we cover in detail at Stratfor Worldview - https://worldview.stratfor.com/themes/fight-russia-s-borderlands For more analysis, visit: http://www.Stratfor.com

Выбор редакции
15 июня, 11:49

Глава Stratfor: НАТО пригласила Черногорию в альянс из-за пляжей

Американский политолог не понимает, зачем балканское государство приняли в альянс

Выбор редакции
13 июня, 00:40

The Geopolitics of Baseball

In this episode of the Stratfor Podcast, we explore the geopolitics of baseball with Professors Tolga Ozyurtcu and Thomas Hunt from the Department of Kinesiology and Health Education at The University of Texas at Austin, regular contributors to Stratfor Worldview’s series on the geopolitics of sports. They’ll be joined by Stratfor Senior Analyst Matthew Bey as they discuss the global spread of the sport and the underlying stories from imperialist expansions to subtle resistance and the evolution of the game itself. Have a question or comment for the Stratfor podcast? Leave us a message and we may include your comment in a future episode. You can leave a message for our podcast team at 1-512-744-4300 x 3917 or email us at [email protected] Related Reading at Stratfor Worldview: Introducing the Geopolitics of Sports - https://worldview.stratfor.com/article/introducing-geopolitics-sports How Japan Got Baseball - https://worldview.stratfor.com/article/how-japan-got-baseball The Politics of Pageantry - https://worldview.stratfor.com/article/politics-pageantry Sports: America’s Well-Kept Socialist Secret - https://worldview.stratfor.com/article/sports-americas-well-kept-socialist-secret For more analysis, visit: http://www.Stratfor.com

09 июня, 11:55

Предмет исследования: влияние социальных сетей и веб 2.0 технологий на международную безопасность

  … поддержка тех или иных экстремистских группировок со стороны Ирана имеет в гораздо большей степени внешнеполитические и геополитические основания, нежели религиозно-идеологическую ориентацию[1]   …грядущие войны и вооруженные конфликты будут определяться возрастающей ролью всего комплекса средств информационной войны, включая радиоэлектронную, высокоточное оружие и нелегальные средства ведения войны[2] Группа экспертов   Для того, чтобы ответить на вопрос о влиянии сетевых СМИ и веб 2.0 технологий на национальную и международную безопасность, необходимо: – во-первых, определить их место среди других инструментов внешней политики и политики безопасности; – во-вторых, попытаться сформулировать политические цели, которых добиваются с помощью этих инструментов; – в-третьих, описать структуру функции и возможности понимании, что собственно технологии, сами по себе, не являются политическими средствами, тем более силовыми и даже военными. Они становятся ими, когда возникает политическая потребность в их использовании, а также способы их применения. Сеть по типу цепи напоминает очередь, поток товаров или информации в одну линию, где контакты разделены и для того, чтобы пройти цепь от начала до конца, необходимо пройти через все взаимосвязанные узлы. Сеть по типу звезды или колеса действует по принципу франшизы или картеля, где совокупность действующих лиц связаны с центральным (но не иерархичным) узлом или актором, и должны для координации или связи друг с другом проходить через этот узел. Всеканальная цепь напоминает речевой интерфейс какой-то группы, где каждый актор имеет связь со всеми другими. Также могут быть гибридные формы сетей и иерархические формы организаций. Например, традиционные иерархические системы могут быть внутри отдельных узлов сети[3]. Все сети имеют четыре уровня: организационный, доктринальный, технологический и социальный[4]. – Организационный уровень – отвечает на вопрос каков размер актора или их комбинации, организованной в сеть. Это стартовая точка для оценки действующего лица. Особенно, какие члены сети и как могут действовать автономно, есть ли иерархическая динамика, препятствующая автономии и как она может быть совмещена с сетевой динамикой. – Доктринальный уровень связан с вопросом почему предполагаемые члены организуются в сеть. Это преднамеренно или случайно? Какие есть доктрины, идеологии, интересы и другие причины или мотивации для того, чтобы они использовали такую форму. Этот уровень анализа важен для объяснения того, что удерживает сеть от распада и позволяет ее членам действовать стратегически и тактически без центрального управления или лидера. Доктрина может отражать обязательства к сотрудничеству и нахождению в сети (но без перехода к иерархическим отношениям). Как бы ни было, согласно распространенной точке зрения, сеть может включать членов, которые отличаются по приоритетам, специфическим целям и выборе средств. – Технологический уровень отвечает на вопрос, какой является модель, ее способности, плотность информационных и коммуникационных потоков. Какие технологии ее поддерживают? Насколько хорошо они удовлетворяют организационной модели? Этот уровень может включать в себя смесь старых и новых, высоко- и низкотехнологических возможностей, но в основном это новые технологии, которые делают осуществимыми новые формы организации и доктрины. Более высокая пропускная способность, более продвинутые средства связи, восприятия, памяти и поиска означают лучшие перспективы для сетевой коммуникации и организации. Элементы структуры и возможности на этом уровне могут значительно повлиять на организационный и доктринальный уровни. – Социальный уровень отвечает на вопрос, насколько хорошо и как члены сети лично знают друг друга и связаны между собой. Это классический уровень анализа социальной сети, где сильные персональные связи, часто на основе родства, этнической принадлежности, дружбы и совместного опыта помогают гарантировать более высокий уровень межличностного доверия, чем в других формах организаций, например, иерархических. Этот традиционный уровень остается важным в информационную эпоху[5]. Следовательно, существует три типа и четыре уровня сетей, которые могут комбинироваться. Усиление сети, возможно, особенно при всеканальной структуре, зависит от того, насколько хорошо функционируют все четыре уровня. Сильнейшие сети – это те, в которых организационный уровень поддерживается пропитывающей его доктриной или идеология гармонична всей структуре и где все это прослоено продвинутыми телекоммуникациями и имеют на базовом уровне традиционные сети персональных и социальных уз. Каждый уровень и общая структура могут получить преимущество от обилия и разнообразия. Характеристики каждого уровня влияют на другие уровни. При хорошо развитой сети она сама по себе может быть более влиятельной и значительной, чем любой из ее членов (динамика может помочь отодвинуть каждого отдельного члена от доминирования в сети). Всеканальные сети часто имеют особенные преимущества в ситуациях, где цели членов, направленные на сохранение своей автономии и независимости и уклонение от иерархического контроля вписываются в повестку дня взаимозависимости и преимуществ от координации. Такая сеть может стать наиболее прочной и долговечной. Когда ее члены разрабатывают стратегические и коллективные интересы, являющиеся частью сети, это может преобладать над индивидуальными интересами и когда они предпочитают сохранять такую форму, а не сливаться в иерархическую организацию, сети укрепляют власть и влияние. Следовательно, нормативные документы, регулирующие права и свободы, личное желание граждан быть более независимыми и одновременно иметь возможность принимать участие в принятии решений являются стимулирующими факторами для развития сетевой модели государственного управления. Если рассматривать типы политических сетей, то принято выделять шесть разновидностей, которые характеризуются различными моделями взаимодействия государства и групп интересов: 1) корпоративистские; 2) плюралистические; 3) клиентельные; 4) «железные треугольники»; 5) «проблемные сети»; 6) политические сообщества[6]. Сети и власть Центральным вопросом в понимании любого типа сети, состоит ли она из лиц, групп, организаций или даже страны, является признание – какой из акторов в сети является властью. Способность актора оказывать влияние на других акторов, чтобы они делали то, что они не могут делать иначе, или чтобы избежать влияния, оказываемого таким образом, влияет на многие аспекты поведения акторов и последующие результаты. Исследователи, пытаясь определить сильных акторов, часто сосредотачиваются на его атрибутах – характеристике актора или формальном распределении ролей актора в организации или сети, которые могут разрабатывать дифференциалы власти между субъектами или на поведенческих стратегиях власти и тактике, которую акторы используют, чтобы получить влияние. Тем не менее, власть по своей сути – это явление структурного характера, где влияние одного актора над другим требует рассмотрения в рамках более широкой сети отношений. «Нахождение в нужном месте» в сети тесно связано с властью потому, что некоторые сетевые позиции позволяют акторам иметь более широкий доступ к ресурсам, проходящим через сети или больший контроль над этими потоками в зависимости от того как зависят другие акторы от фокусного актора[7]. Иными словами, во-первых, политическое и даже военное использование социальных сетей и веб 2.0 технологий определяется политическими задачами, а не технологическими возможностями, которые могут: развиваться, приспосабливаться, создаваться заново. С этой точки зрения можно сказать, что (также как и терроризм и экстремизм) использование сетевых СМИ и веб 2.0 технологий представляют собой инструменты внешней политики и даже геополитики. Поэтому в качестве рабочей гипотезы использования этих средств против России можно взять геополитический прогноз Stratfor для России на долгосрочную перспективу: «Россия все десятилетие будет пытаться укрепиться и обеспечить собственную безопасность … пишут авторы прогноза … – Она постарается перейти от сырьевого экспорта к экспорту переработанного сырья, продвигаясь вверх по цепочке наращивания стоимости для укрепления своей экономики, пока ей еще позволяет демография. Россия также будет стремиться объединить бывшие советские республики в некую связную общность, дабы отсрочить свои демографические проблемы, расширить свой рынок и прежде всего возродить некоторые территориальные буферы. Россия видит, что находится под прицелом, а поэтому торопится… Главной зоной внимания для России останется Среднеевропейская равнина, издавна являющаяся маршрутом вторжения в эту страну. Ее внимание к этому региону будет усиливаться, так как Европа в политическом отношении становится более непредсказуемой. Россия не будет оказывать на Центральную Европу непреодолимое военное давление, но психология центральных европейцев очень тонко настроена на угрозы. Мы считаем, что это постоянное и нарастающее давление будет стимулировать экономическое, социальное и военное развитие в Центральной Европе»[8] (подч. – А.П.). Иными словами социальные сети и веб 2.0 технологий выступают универсальным средством в политике западной ЛЧЦ по отношению к России в период реализации силового сценария развития международной обстановки (МО). Для того, чтобы сделать это необходимо прежде всего дать содержательное определение понятиям социальных сетей и веб 2.0 технологий. Во-вторых, ответ на вопрос о политических целях которые будут пытаться добиться с помощью этих технологий, лежит не столько в их технологических возможностях, сколько в конкретных задачах, вытекающих из этих целей. В самом общем виде эти задачи заключаются в следующем: – деформировать представления о национальной идентичности, национальных интересах и политических целей и общества, его отдельных социальных сетей и веб 2.0 технологий можно не только исказить существующие реалии (например, отношение к истории, национальному наследию, образованию и т.п.), но и сформулировать новую политическую реальность, которая изначально будет враждебна по отношению к национальным интересам и власти; – дезориентировать отдельные социальные группы в отношении политики власти и государства, сознательно дезинформировать общественное мнение; – создать социальные группы и сообщества (т.е. выступить организатором), которые выступают в интересах инвестора. Так, например, в 2016 году оппозиция в России и за рубежом начала кампанию по дискредитации выборной системы и власти в России, организовав сообщества в Facebook и Twitter, которые добились отмены местных выборов в Барвихе 20 апреля 2016 года[9]. – сформировать систему связи и коммуникаций между отдельными социальными группами и организациями; – создать сеть информации и мониторинга происходящих событий и состояния дел в стране, регионе, организации и т.п.; – сформулировать альтернативные идеи и стратегии, выгодные для инвестора и внешнего участника, направленные против интересов национальной безопасности; – др. Наконец, в-третьих, для ответа на вопрос о влиянии социальных сетей и веб 2.0 технологий на международную и национальную безопасность полезно знать их существующие и будущие возможности, которые нередко опережают постановку задач. В качестве примера использования сетевых СМИ в политических целях можно привести специальное руководство «Эффективные коммуникации», подготовленное для различных НПО в Центральной Азии[10], в котором есть специальный раздел «Новые технологии и правозащитные НПО». В этом руководстве выделяются рекомендации по работе со СМИ, в которых подчеркивается специфика интернет-ресурсов для решения задач, стоящих перед организацией: Работа с различными видами СМИ Каждый вид СМИ – печатные СМИ, телевидение, радио или электронные СМИ – имеет свои преимущества и недостатки. Знание этих различий поможет вам в определении направлений вашей деятельности. Ваша целевая аудитория также будет определять то, с какими СМИ вы будете работать. Например, если вашей целевой аудиторией является столичная молодежь, то возможно, что вы захотите больше сосредоточиться на Интернет-СМИ. Если же целевой аудиторией являются парламентарии, то для их охвата вам, возможно, придется работать с национальными газетами. Вряд ли вы захотите тратить свое время и усилия на работу с тем СМИ, которое не будет охватывать вашу целевую аудиторию[11]. – Транслирующие СМИ (телевидение и радио) охватывают большие и различные группы населения, включая некоторых людей, у которых, возможно, нет доступа к печатным СМИ – например, население сельской местности или отдаленных районов. Транслирующие СМИ также предлагают широкий спектр форматов программ, такие как новостные программы и ток-шоу. Телевидение и радио имеют определенные временные ограничения и полагаются на звуковые и видеоцитаты и кадры, что влечет за собой определенную компрессию и упрощенное освещение каких-либо тем. – Телевизионные новостные программы обычно заинтересованы в сюжетах, имеющих визуальный элемент, в то время как теле- и радио- ток-шоу могут предоставить возможность для обмена мнениями или глубокого анализа политических или социальных вопросов. – Печатные СМИ дают больше возможностей для объяснения или анализа вопроса. Однако в случае с печатными СМИ наличие или отсутствие хороших фотографий может иногда определять размещение на газетной странице и визуальный элемент вашей статьи. – Интернет включает в себя как визуальный, так и печатный элементы, где пользователь решает, что ему хочется увидеть или прочитать. Некоторые он-лайн новостные сайты дают пользователям возможность комментировать статьи и даже обсуждать их с журналистами. Благодаря скорости, с которой новости появляются в Интернете, он занимает первое место по публикации экстренных новостей еще до того, как они появляются в печатных или вещательных СМИ[12]. Автор: А.И. Подберезкин [1] Терроризм и экстремизм под флагом веры: религия и политическое насилие: проблема соотношения / Р. Я. Эмануилов, А.Э. Яшлавский. – М.: Наука, 2010. – С. 178. [2] Военная безопасность страны и вооруженные силы: проблемы и пути их решения. – М.: ВАГШ, 1995. – 135 с. [3] Савин Л.В. Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию. – М: Евразийское движение, 2011. [4] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – 146 с. [5] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – 146 с. [6] Михайлова О.В. Сети в политике и государственном управлении. – М.: ИД КДУ, 2013.– С.111–112. [7] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – 146 с. [8] Геополитический прогноз от Stratfor на 2015-2025 годы. 03.02.2016 / http://inosmi.ru/politic/20160203/235274311.html [9] Выборы в Барвихе решили перенести из-за нарушений // Российская газета. 2016. 20 апреля / http://rg.ru [10] Эффективные коммуникации: Практическое руководство для правозащитных НПО / IWPR, 2010. [11] Эффективные коммуникации: Практическое руководство для правозащитных НПО / IWPR, 2010. – С. 62. [12] Эффективные коммуникации: Практическое руководство для правозащитных НПО / IWPR, 2010. – С. 63.   09.06.2017 Tweet июнь 2017

08 июня, 22:12

"Онижедети" русского майдана Постоянный автор Накануне.RU, уроженец Харькова Михаил Он - о событиях в преддверии 12 июня в России и об украинском опыт

Если в далекие полумифические времена 30 сребреников были достаточной платой для Иуд, то современные Иудушки покупаются на обещания 10 тыс.

07 июня, 09:24

Почему новые технологии бегут из США?

Изменяющаяся география инновационных прорывов заставляет политиков задумываться, как создать благоприятный климат для талантов у себя дома, а не где-то ещё. Без этого в выигрыше неизменно будет оставаться «заграница».

06 июня, 20:03

Почему новые технологии бегут из США?

Экономисты на Западе с удивлением замечают, что точки экономического роста и новые технологии производства и оказания услуг, а, стало быть, и новые способы зарабатывания денег упорно уходят из стран, их породивших. Аналитики Stratfor попытались выяснить почему. Оказалось, что самая технологически продвинутая компания на сегодня – Domino's Pizza. Заказ, доставка пиццы, взаимосвязь с покупателями у нее сейчас более соответствуют...

05 июня, 12:01

Теракт в Кабуле и американская стратегия

31 мая в Афганистане, в посольском квартале Кабула, произошел взрыв, в результате которого погибли как минимум 90 человек и более 460 были ранены. Это событие произошло в тот момент, когда правительство США раздумывает о том, следует ли увеличивать военное присутствие в Афганистане. Военное присутствие, по замыслу, должно обеспечивать поддержку афганскому правительству в противостоянии с группировкой «Талибан» (признана террористической и запрещена в России). Сейчас у США в Афганистане задействовано приблизительно 8 400 военных, пишет Wall Street Journal. В феврале сенат получил от американского командования в Афганистане запрос на увеличение контингента на несколько тысяч. Американский президент Дональд Трамп теперь должен решить, сколько еще отправить. Предшественник Трампа Барак Обама поставил себе целью вывести из Афганистана все войска. Однако когда войска начали выводить, стало понятно, что в итоге это может сыграть против афганского правительства и на руку «Талибану». А если американские войска будут выведены, и победит «Талибан», то Афганистан превратится в убежище для джихадистов со всего региона. Таким образом, решения американского руководства по военному присутствию в Афганистане сейчас имеют большое стратегическое значение. Взрыв в Кабуле, комментирует автор, уже частично выполнил свое предназначение. После этого американцы серьезно задумались над тем, надо ли продолжать военную поддержку афганского правительства, чем США занимаются уже 16 лет. На самом деле, отмечает автор, ситуация не так ужасна, как может показаться из медийных заголовков. Афганское правительство, что бы о нем сейчас ни говорили, само делает большие успехи в борьбе против террористических группировок, действующих в стране, - таких, как «Талибан», «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещена в РФ). Тем не менее, WSJ выражает надежду, что военное присутствие увеличат.   Взрыв бомбы в Кабуле / ibtimes.com The Economist сокрушается из-за «слабости афганского правительства». Даже для Кабула, где теракты – постоянная угроза, масштаб взрыва 31 мая был из ряда вон выходящим. «Талибан» отрицает свою причастность к этому теракту. ИГ тоже устраивало теракты в Афганистане, но они всегда были меньшего масштаба. Кто бы ни стоял за этим взрывом, комментирует автор, главный вывод из этой истории состоит в том, что правительство Афганистана неспособно обеспечить безопасность даже в столице. Этот теракт приведет к усилению противоречий в рядах администрации Трампа в том, что касается увеличения военного присутствия в Афганистане. Команда Трампа по национальной безопасности предлагает задействовать еще 5000 военных в дополнение тем, которые уже на местах. Другие представители Белого дома возражают против этой идеи, мотивируя это тем, что США и так уже слишком долго участвуют в войне, на которую они тратят $3 млрд. в месяц. В принципе теракт усиливает аргументы тех, кто выступает за увеличение присутствия, потому что афганское правительство очевидным образом теряет контроль над ситуацией. Но вместе с тем возрастает риск, что США еще больше завязнут в этой войне.   Патруль на улицах Кабула / YouTube.com Незадолго до теракта аналитический центр Stratfor опубликовал материал, в котором разбиралась ситуация с Афганистаном. Если Трамп одобрит увеличение контингента, то главной целью этого будет поддержка афганских служб безопасности в расчете на то, что потери со стороны «Талибана» наконец вынудят его к переговорам. Затягивание конфликта обусловлено рядом факторов, в том числе слабостью афганских служб и поддержкой, которую «Талибан» получает из Афганистана. Пока эти факторы не устранены, перспективы окончания войны остаются туманными.

02 июня, 15:23

ИноТВ: Stratfor: влияние Москвы в Евразии исчезает вместе с русским языком и памятью об СССР

По мере того как на постсоветском пространстве увеличивается число людей, родившихся после распада СССР, масштабные политические и культурные изменения в Евразии проявляются всё сильнее. Население бывших советских республик всё реже пользуется русским языком и начинает протестовать против коррупции и жёсткой политики силовых структур. Причём недовольство молодёжи всё активнее проявляется и на территории России, пишет Stratfor. Неизбежные демографические и политические перемены с появлением новых поколений приведут к сокращению сферы российского влияния, подчёркивается в статье.

Выбор редакции
02 июня, 13:14

В Stratfor назвали причины, по которым Россия теряет Украину

Россия теряет Украину ввиду двух причин – снижения значимости русского языка и угрозы беспорядков в РФ. К такому выводу пришли в частной разведывательно-аналитической компании США Stratfor, передает FaceNews. «Две важные и неожиданные, на первый взгляд, […]

31 мая, 23:57

James Clapper And The Revolving Door Of Corruption In The Military Industrial Complex

Via Disobedient Media James Clapper is known for many things: Being accused by Colonel W. Patrick Lang of “damn near destroy[ing] the DIA.” Withholding information from lawmakers and not having a good reputation in the intelligence committees for being orostraightforward and actively forthcoming. Lying under oath in 2013. Receiving the Rosemary Award for having the worst open-government performance of 2013. Being derided as “another old hack in a job without teeth” by the global intelligence organization Stratfor and describing Egypt’s Muslim Brotherhood as “largely secular.” Underestimating the war in Syria while also underestimating ISIS and overestimating the fighting capability of the Iraqi army. Stating that changes to the Benghazi reports were not made for political reasons, and that there was “no attempt to mislead the American people about what happened in Benghazi.” Having US senators remove a section of an intelligence bill requiring the White House to disclose information on “noncombatant civilians” killed by US drone strikes overseas. Lying to Congress by asserting that Julian Assange has been indicted for a sex-crime and falsely claiming under oath that there was no release of Republican data during the 2016 presidential elections. Clapper also has contended that he played in integral role in reporting on the presence of WMD’s in Iraq, stating that “my fingerprints were on that national intelligence estimate, I was in the community then” as well as his involvement in the manipulation of military intelligence reports. However, there is one aspect of Clapper’s history that has not received as much media coverage: his involvement with private intelligence contractors at the heart of corruption and inefficient defense policy. I. Booz Allen Hamilton James Clapper, who served as the Director of National Intelligence (DNI) from August 9, 2010 – January 20, 2017, was appointed by President Barack Obama to succeed Bush appointee Mike McConnell. While both men were appointed to their position by Presidents from opposing parties, both have one thing in common: Booz Allen Hamilton. Before being appointed by President George W. Bush to serve as the Undersecretary of Defense for Intelligence in 2006, Clapper was an executive on the board of Booz Allen Hamilton. Similarly, Mike McConnell was Senior Vice President at Booze Allen Hamilton before his promotion to serving as DNI. In the aftermath of Clapper being appointed to DNI in 2010, McConnell returned to Booze Allen Hamilton where he become the Vice Chairman in 2011. In 2010, during his nomination hearing, Clapper was asked about the close relationship between the federal government and contractors. Clapper responded by defending the private sector’s role, stating: "I worked as a contractor for six years myself, so I think I have a good understanding of the contribution that they have made and will continue to make." In fact, the relationship between the federal government and Booz Allen Hamilton is so close that as Bloomberg noted, one could: “Name a retired senior official from the NSA or the CIA or the various military intelligence branches, and there’s a good chance he works for a contractor—most likely Booz Allen. Name a senior intelligence official serving in the government, and there’s a good chance he used to work for Booz Allen.” What is the significance of this? As reported in September of 2016, “For the first time since spy agencies began outsourcing their core analytic and operational work in the late 1990s, the bulk of the contracted work goes to a handful of companies: Leidos, Booz Allen Hamilton, CSRA, SAIC, and CACI International.” In other words, there is almost a complete monopoly on defense contracting in the U.S.. There is a club, and only former government employees are able to join it. II. Booz Allen Hamilton History Through Clapper’s Tenure as DNI Throughout Clapper’s tenure as Director of National Intelligence, Booz Allen Hamilton has had a series of problems in maintaining the intelligence secrets of the U.S. government. In 2011, the hacking collective, Anonymous, broke into a server operated by Booz Allen Hamilton, disclosing log-in credentials including 90,000 military email addresses and passwords. This information contained the login information for personnel from CENTCOM, SOCOM, the Marine Corps, Air Force facilities, Department of Homeland Security, Department of State, as well as other private sector contractors. According to Anonymous, Booz Allen Hamilton, despite working with federal government on defense matters, lacks security. Anonymous targeted Booz Allen Hamilton due to the company’s involvement in the controversial SWIFT surveillance program. The Privacy Commission of Belgium, where the SWIFT program is headquartered, declared that the surveillance was a violation of European privacy laws. Despite this hack, Booz Allen Hamilton continued to receive government contracts. In February 2012, the Air Force proposed the debarment of the Booz Allen office in San Antonio, Texas, along with five of its employees, after a senior associate allegedly shared protected, non-public information regarding information technology support services contact that would have given Booz Allen an unfair competitive advantage. The Air Force agreed to lift their suspension of Booz Allen after the company agreed to pay the Air Force a $65,000 penalty. In 2013, Edward Snowden stole a significant amount of data from Booz Allen Hamilton before passing it to Wikileaks. These leaks showed the massive government surveillance being conducted by the NSA, in violation of American's Fourth Amendment Rights. However, one important detail that was vaguely mentioned was that Edward Snowden was and employee of Booz Allen Hamilton. More importantly, Snowden was an employee for Booz Allen for less than three months. While the information provided by Snowden has been extremely beneficial to the American people, it should be concerning to all Americans that an employee can pass a federal background check, and leak highly classified information to the public after being employed for three months. In fact, as reported by Reuters, hiring screeners at Booz Allen Hamilton found possible discrepancies in Snowden’s resume, but the company still chose to employ him. This raises questions of how competent these contracting agencies are in performing simple background checks. However, despite the “Snowden leaks”, the company would continue to win government contracts, as months later, Booz Allen would become one of 16 other companies to win a $6 billion contract, becoming one of the largest unclassified cybersecurity agreements in U.S. history. Some of the most notable contracts awarded to Booze Allen in 2013 included: June 17, 2013: $133 million award from GSA for program, tech, & sustainment IT support to assist PM TR & Product Mngmnt (PdM) Offices to procure & field tactical radio network communication systems. June 21, 2013: $25.8 million award from the U.S. Department of Transportation (USDOT) to provide program and technical support to the Federal Highway Administration (FHWA) Office of Policy in coordination and management of its policy research and assessment. July 23, 2013: $78 million in competitive contract actions to support critical national health offices in its first quarter of fiscal year 2014. August 2, 2013: $900 million to support the integrated cybersecurity and Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance, Reconnaissance (C4ISR) operations of the Space and Naval Warfare Systems Center Atlantic (SCC Atlantic). August 22, 2013: $243 million award from Naval Air Systems Command (NAVAIR)/NAWCAD Pax River to provide technical products & engineering services for JPALS, N-UCAS & UCLASS programs. Booz Allen Hamilton would continue to be awarded many notable contracts throughout 2013. In August 2013, when asked how Booz Allen is able to continue to be awarded such high profile contracts, Joe Newman, communications director for the watchdog group Project on Government Oversight, responded: “When you start talking about these contractors at the top of the list, a lot of times they’re what we call ‘too big to suspend or debar. Their tentacles are so deep in the government that it’s very hard for the government to punish them.” Newman went on to state that firms such as Booz Allen have a personal advantage, in that they not only spend millions on lobbying, but that, “Former executives of Booz Allen are in government, and people in government have gone into Booz Allen’s payroll; they know each other—they look out for their friends.” In October 2016, it was reported that another employee of Booz Allen was found to be in unauthorized possession of Top Secret information. Harold T. Martin III, who worked as a contractor to the NSA through the consulting firm Booz Allen Hamilton, was found to be in possession of approximately 50,000 gigabytes, enough to store 500 million documents containing images and text. This information ranged from 1996 to 2016, and included a document regarding specific operational plans against a known enemy of the United States and its allies. The Justice Department disclosed that these documents included the names of covert intelligence officers were among the pilfered data. However, despite the arrest of a former employee in possession of Top Secret information, Booz Allen profit margins would not be hurt. In fact, despite this arrest, Booz Allen’s stock hit historic highs since it went public in 2010. Booz Allen’s stock would be upgraded from “neutral” to a “buy” rating, increasing the value from $33 to $41. III. Booz Allen Hamilton Is Owned By The Controversial Carlyle Group Booz Allen also acts as a subsidiary for a larger holding company with controversial connections to international private equity group which has troubling ties to figures linked to terrorism and oppressive regimes. In May 2008, Booz Allen Hamilton was purchased by the Carlyle Group. In 2010, the same year that James Clapper was appointed Director of National Intelligence, Booz Allen Hamilton went public. By 2013 the Carlyle Group owned 95.66 million shares, around 69% of company, which was valued at about $1.66 billion. The Carlyle Group is a global alternative asset manager with $162 billion of assets under management across 287 investment vehicles. The Washington Post has noted that as of March 31, 2010, Booz Allen Hamilton’s reported operating income of less than $200 million on revenue of $5.1 billion. However, within only 3 years, revenue rose to $5.8 billion, as operating income doubled to $446 million. As the Post notes, while sales rose slowly, profit margins rose dramatically, which explains how, “bottom line earnings went from $25 million in fiscal 2010, to almost nine times that in 2013.” Reports have indicated that this surge in profits was due to a massive influx of government spending. In 2013, it was further reported that company filings showed that 99% of Booz Allen’s overall revenue came from the federal government. In 2016, it was reported that 97% of Booz Allen’s overall revenue came from the federal government. On October 31st, 2001, The Guardian reported that the family of Al-Qaeda leader Osama bin Laden was listed as one of the firm's multi-million dollar investors. The Bin Laden family is reported to have been invested in the Carlyle Group for six years.  In fact, as a member of the board, former President George H.W. Bush is also reported to have visited the Bin Laden family in Saudi Arabia twice on the firm's behalf. On January 8th, 2011, ABC News reported that Egyptian President Hosni Mubarak, considered by many to be an oppressive dictator, was using tear gas in order to disperse crowds of protestors. However, these tear gas canisters were labeled “Made in U.S.A.” and were being produced by Combined Systems International of Jamestown, Pennsylvania. Combined Systems International is partially owned by Point Lookout Capital and the Carlye Group. In 2012, the relationship between the Carlyle Group and the Middle East was further revealed with the release of the Global Intelligence Files by Wikileaks. According to an email from September 19, 2007, David Marchick, former Deputy United States Assistant Secretary of State who served in the Clinton Administration, represented the Carlyle Group in a sale of aviation assets to Dubai Aerospace Enterprise, in the United Arab Emirates. In 2016, after the release of the Panama Papers, the identity of another major investor in the Carlyle Group was brought to light. This investor was none other than billionaire George Soros. According to the Panama Papers, it was revealed that Soros Capital set up an offshore company in the Cayman Islands for the purpose of investing private equity with the Carlyle Group. Soros has spent hundreds of millions to support various anti-government movements, including the Women’s March, the People’s Climate March, the Tax Day protests and far left Berkeley protest group Refuse Fascism. The ACLU also began actively organizing and training protest movements just one month after Soros sank $35 million into the group. On May 26th, 2017, Disobedient Media reported that Soros was also supporting groups who were using the net neutrality movement as a means of promoting censorship of alternative and conservative media outlets. James Clapper's close affiliation with a defense industry riddled with corruption and firms who have specifically affiliated with figures who openly engage in hostile behavior towards the United States severely calls his credibility into question given the central role he has played in informing the U.S. government and public on matters pertaining to the current administration. Clapper has in the past disingenuously tried to claim that the Russian government intervened in the 2016 U.S. presidential elections, while also admitting that there was no evidence of Russia affecting the vote tallies in any U.S. states. Given the current U.S. president's public commitment to cutting back on fraud, corruption and waste in all sectors of the U.S. government, the professional ties of those speaking as authorities on American political issues are of high importance. Clapper's indicate that they incentivize him to defend harmful and unethical practices, and will influence him to mislead rather than speak truthfully to the American people.

31 мая, 20:04

Правозащитная пляска на детских костях

«Нет, это какой-то совершенно перевёрнутый мир» + перепечатка «Попрошайки» (откуда выношу комментарий «scharik_236 ° 2017-05-29 | 11:07 Этот «мальчик» никакой не мальчик, а актёр, разыгравший истерику за деньги; и его «мамаша» — это наркоманка и сутенёрша, которая сама позвонила в милицию сперва, наговорив всяких ужасов про мальчика на улице, а затем дождалась их чтобы устроить провокацию. Эта история уже на западных форумах обсасывается, и видео заполонило весь ютуб. Это провокация и заказуха, а немцовцы с прочей белоленточной шушерой — лживые лицемеры, идущие в несознанку и выставляющие свою тупость на посмешище») + обсуждение в ЖЖ + «Ройзман о Навальном, Соколовском и задержании мальчика» + обсуждение в ЖЖ + «В Путіна з'явилася незвичайна, але дуже серйозна проблема - приватна розвідка США» — «Аналітики зі Stratfor вважають, що незадоволених режимом підлітків у Росії складно буде змусити замовкнути» («У Путина появилась необычная, но очень серьёзная проблема — частная разведка США» — «Аналитики из Stratfor считают, что недовольных режимом подростков в России будет сложно заставить замолчать») + обсуждение в ЖЖ.

30 мая, 17:46

Без заголовка

Кремль не испытывает недостатка в проблемах, но одна из самых больших явилась в довольно необычной форме — это подростки. В марте более 80 российских городов охватила волна протестов, не последнюю роль в которых сыграли самые молодые политические активисты страны. Фотографии подростков, карабкающихся на уличные фонари, беседующих с толпой и задерживаемых полицейскими заполонили интернет. Многие российские медиа задались вопросом, не является ли зарождающееся движение самым молодым из когда-либо виденных. Поколение Z, еще неизвестный и неизученный сегмент российского общества, вышло на политическую арену как группа полностью сформированных и политически сознательных людей. Об этом говорится в материале американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, который есть в распоряжении «Апострофа».Мало кто предвидел это. В конце концов, старшее поколение России по-прежнему помнит коммунизм и советскую систему приоритетов, когда благосостояние государства ставилось над всем прочим, а требовать право на стремление к благополучию было немыслимо.Но нынешние демонстрации медленно назревали в течение предыдущих шести лет. В 2011 году общественность, уставшая от коррупции в самых высоких эшелонах правительства, вышла на улицы, чтобы выступить против фальсифицированных выборов. Семя неудовлетворенности политической системой было посажено, и в 2017 году оно полностью расцвело на митингах против спада российской экономики и постоянного снижения уровня жизни. Что связало эти два движения? Несправедливость всего этого.Неудивительно, что эти протесты привлекли подростков. Они вышли на улицы не из-за западных санкций, а из-за гнетущего чувства несправедливости, которую в какой-то момент становится невозможным игнорировать. Шесть лет назад некоторые дети сопровождали своих родителей на антикоррупционные митинги. Теперь уже некоторые родители следуют за своими детьми (многим из которых сейчас от 17 до 19 лет) на демонстрации. В следующем году около 4 миллионов из этих подростков будут достаточно взрослыми, чтобы голосовать — и некоторые из них, похоже, решили использовать это право для принятия мер.Скучающие, проинформированные и безнаказанныеКак поколение Z стало настолько отличным от своих предшественников? Во-первых, его члены рождались и воспитывались в эпоху президентства Владимира Путина, они никогда не знали другого лидера. Одним из недавних девизов протеста был «Путин, ты скучный» — отношение, которое распространено среди сегодняшних молодых людей. Они хотят увидеть новое лицо.С другой стороны, поколение Z выросло в эпоху интернета. Более 70% российской молодежи используют интернет для чтения новостей, постоянно следя за огромным потоком информации, быстро распространяющейся через социальные сети.Наконец, это первое поколение «непоротых». Хотя советские школы не подразумевали никаких телесных наказаний, их философия посылала ученикам четкий сигнал: повиноваться или быть наказанным.Кроме того, поколение Z было воспитано родителями, которые в целом приняли гуманистические методы воспитания, поддерживая беспрецедентный уровень равенства между взрослыми и детьми.YouTube-революцияВ течение многих лет российское общество воспринимало подростков как аполитичных молодых людей, которых больше интересуют интернет-мемы и просмотр видео, чем участие в политической жизни. Но очевидно, что тут есть нечто большее. Не только Кремль утратил способность предоставить российской молодежи удовлетворяющую ее картину мира, большинство средств массовой информации — тоже. Чего не скажешь о лидере оппозиции Алексее Навальном. Понимая силу YouTube и других социальных сетей, критик Кремля привлек много подростков к своему делу.У Путина появилась необычная, но очень серьезная проблема — частная разведка США

Выбор редакции
24 мая, 19:31

What We Know About the Manchester Attack

Stratfor Vice President of Tactical Analysis Scott Stewart examines the Manchester concert bombing in the context of recent attacks against other soft targets.

24 мая, 16:31

Основатель Stratfor: США готовятся атаковать Северную Корею

Основатель Stratfor Джордж Фридман считает очень вероятной войну в Северной Корее, инициатором которой станут США. Он описал возможный ход операции, а также предположил, что она начнется не раньше, чем Трамп вернется в Америку.

24 мая, 15:58

Основатель Stratfor: США готовятся атаковать Северную Корею

Основатель Stratfor Джордж Фридман считает очень вероятной войну в Северной Корее, инициатором которой станут США. Он описал возможный ход операции, а также предположил, что она начнется не раньше, чем Трамп вернется в Америку. Основатель и бывший глава американского агентства Stratfor Джордж Фридман считает начало военных действий на Корейском полуострове очень вероятным, написал он для EURACTIV. США демонстративно афишируют свою подготовку к войне, и КНДР воспринимает их атаку как неизбежную, отметил политолог. Авианосец «Карл Винсон» находится недалеко от полуострова уже несколько недель, а недавно к нему присоединился еще один того же класса – «Рональд Рейган». Также ожидается, что авианосец «Теодор Рузвельт» скоро выйдет из порта в Сан-Диего на задание, однако пока неизвестно, куда. Фридман указывает, что для военных действий желательны, а возможно и необходимы, три авианосные группы. Однако он отмечает, что еще неясно, какую роль будут играть ВМС в случае столкновения. Аналитик спрогнозировал возможный ход подобной миссии. Сначала США постараются с помощью воздушных ударов уничтожить ядерные средства КНДР, а также артиллерийские батареи на юге страны, направленные на Южную Корею. Для этих целей могут быть использованы 100 истребителей F-16, расположенных в Республике Корея (РК). Однако, с учетом значительных возможностей ПВО КНДР, вряд ли самолеты без системы «стелс» будут посланы для ударов в одиночку без предварительного подавления систем ПВО, а также командных центров. В связи с этим могут быть задействованы бомбардировщики с системой «стелс», находящиеся на военной базе на острове Гуам. Кроме того, может быть подключен к операции и истребитель пятого поколения F-35, расквартированный в Японии. В этих условиях Фридман полагает, что сначала «невидимки» нанесут удары по артиллерийским позициям, чтобы обезопасить РК, а затем, оснащенные вооружением против средств противовоздушной обороны, уничтожат системы ПВО, открыв себе путь вглубь КНДР. Автор не уверен насчет того, будет ли также запущена наземная миссия. Однако, по его мнению, в случае провала воздушной операции на театр военных действий будут направлены силы специальных операций. В то же время основатель Stratfor отмечает, что остается еще много неизвестных факторов. Прежде всего, это степень точности данных разведки США. Важнейшим моментом он считает непредсказуемость самой КНДР, которая может быть очень хорошо подготовлена и располагать достаточными силами и средствами для противодействия атаке Соединенных Штатов. Пхеньян качественно скрывает свои реальные возможности, не позволяя полноценно определить, на что он способен. Кроме того, корейские власти понимают, что первым подвергнется удару военное командование страны, а потому могли разработать запасные командные схемы. По мнению Фридмана, возможная операция начнется не ранее чем президент Дональд Трамп возвратится в США (хотя аналитик не исключил и другие варианты). Эксперт отмечает, что многие полагают, что если Трамп начнет военные действия, то их причины будут исключительно политическими. Однако основатель Stratfor с этим не согласен. КНДР является серьезнейшим вызовом для внешней политики США уже более 10 лет, и действия Пхеньяна неизбежно привели бы к пересечению им «красной линии», обозначенной Вашингтоном. То, что это происходит при Трампе, – лишь совпадение, считает Фридман. Напомним, ранее американские СМИ на основе мнений военных экспертов уже выдвигали теории, каким может быть сценарий возможного полномасштабного конфликта на Корейском полуострове.

Выбор редакции
23 мая, 00:13

China's Belt and Road Initiative

Stratfor Senior Asia-Pacific Analyst Zhixing Zhang discusses China's ambitious, 65-nation project.

10 июня 2016, 01:24

Однако 09.06.2016

Глава Минэкономики Германии выступил за возврат России в "большую восьмерку" - наша страна важный глобальный игрок, заявил Зигмар Габриэль в интервью, которое цитирует сегодня агентство РИА «Новости». Но есть коллеги Габриэля с другими взглядами на проблему. Однако, здравствуйте! Россия для Германии больше не партнер, а соперник и угроза. Или все-таки не угроза!? О поправках в так называемой «Белой книге» - руководстве по политике национальной безопасности, которую ежегодно составляет Минобороны Германии, согласно которым Россия переводится из «партнеров в соперники», сообщила «Die Welt». В новой редакции немецкой «Белой книги» Россия включена в перечень десяти главных угроз, наряду с заразами, мигрантами, террористами, хакерами и парниковым эффектом. В ответ на бурную реакцию в России последовали сбивчивые дипломатические опровержения, а посол Германии предложил не обращать внимания на пропаганду. Заметим, что «пропаганда» в данном случае исходила от влиятельнейшей «Die Welt», а нынешние немецкие генералы - самая политически несамостоятельная категория трудящихся в мире. И уж точно не сами это придумали. И никакой дипломатией не скроешь, что наши отношения с Германией за десять лет канцлерства фрау Меркель развернулись практически на 180 градусов. ...... Однако, до свидания! http://www.fb.com/0dnako CopyRight by: Первый Канал (1TV) & Однако + Однако,Контекст (М.Леонтьев)

28 мая 2016, 06:35

Война в Сирии: где начинается авиация, там кончается дисциплина?

Несколько дней назад американское агентство геополитической разведки СТРАТФОР опубликовало фотографии авиабазы Т-4 в Сирии с комментариями, которые подтверждали информацию о потере четырех ударных вертолетов российских ВКС, о чем я уже писал.Эти фотографии были опубликованы и на сайте Би-Би-Си.РИА «Новости» прокомментировало публикацию СТРАТФОР, сообщив, что «вертолеты, дислоцированные на авиабазе Т4 (Тиас) неподалеку от Пальмиры в сирийской провинции Хомс, были повреждены в результате пожара», со ссылкой на сирийский источник на военном аэродроме.Причем не отрицался факт минометного обстрела авиабазы, хотя и утверждалось, что этот обстрел начался уже после того, как возник пожар:«Причины пожара неизвестны. Он начался рядом с площадкой, где находились четыре вертолета. Пожарные машины не могли подъехать к очагу возгорания из-за начавшегося минометного обстрела террористов. Пламя перебросилось на вертолеты», — рассказал собеседник агентства.По словам источника, погибших и раненых в результате обстрела не было».Ответило СТРАТФОРу и Минобороны РФ, но весьма аккуратно:«...Все российские боевые вертолеты, находящиеся в Сирийской Арабской Республике, выполняют плановые задачи по уничтожению террористов. Никаких потерь среди личного состава российской авиабазы нет...».Официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков заявил: «Что касается фотоснимков сирийской авиабазы, то сожженная авиа- и автомобильная техника, а также многочисленные воронки от разрыва реактивных снарядов присутствуют там уже не первый месяц. Это результат упорных боев за данный аэродром сирийских правительственных войск и боевиков террористических формирований».Очевидно, что сообщения РИА Новости (признает факт недавнего пожара на авиабазе и обстрела ее из минометов) и представителя Минобороны (отрицает это) противоречат друг другу.В публикации СТРАТФОРа утверждается, что авиабазу Т-4 обстреляли террористы ИГИЛ (запрещена в РФ). На снимках отчетливо видно, что попадания были точечными - одна цель, один снаряд.В этой связи вспоминается резонансная публикация эксперта Пентагона Джима Томаса в «Small Wars Journal» о стратегическом блендинге (смешивании), новой концепции иррегулярных войн.Томас предельно откровенно изложил суть этой концепции: сделать действия дружественных повстанцев (читай - террористов) более эффективными, предоставив им высокоточное оружие.На фотографиях СТРАТФОРа нет никаких «многочисленных воронок от реактивных снарядов». Там, где стоял вертолет (МИ-24 и Ми-8), ровно одна воронка. Значит обстрел был управляемыми ракетами. Возможно, что даже не с земли, а с ударного летательного аппарата. А вот с какого, это довольно сложно определить. Это вполне мог быть ударный беспилотник, возможно, китайского или израильского производства.Однако, в любом случае возникает ряд вопросов. Если все же база была обстреляна из минометов, то как могли боевики проникнуть внутрь зоны безопасности вокруг аэродрома? Существует ли вообще эта зона безопасности? Кто додумался базировать наши вертолеты на аэродроме, расположенном в восьми километрах от линии фронта?Но если уж выбрали Т-4, то почему не сделали капониры для боевых вертолетов, почему не соорудили рядом с ним дезинформирующие макеты, или хотя бы не укрыли боевую технику маскировочной сеткой?Непорядок (мягко выражаясь) имеет место не только на Т-4, но и на авиабазе Хмеймим. Известный российский политик полковник авиации Виктор Алкснис разместил у себя в фейсбуке фотографии авиабазы Хмеймим и авиабазы НАТО сопроводив следующим комментарием:«Возвращаясь к теме безопасности нашей авиагруппировки в Сирии, хотел бы обратить внимание на нынешнее состояние сирийских аэродромов. В советские времена одним из важнейших мероприятий в плане обеспечения безопасности было сплошное выкашивание травы и кустарников на аэродроме. Во-первых, для недопущения укрытия в них диверсионных групп противника, во-вторых - чтобы не допустить возгорания сухой травы с последующим переходом пламени на самолеты и объекты аэродрома. Когда из Сирии пошли первые фото и видеорепортажи, я обратил внимание, что там на эти мероприятия плюют с высокого забора.Для примера привожу два фото - одно с авиабазы Хмеймим, а другое с авиабазы НАТО "Эмари" под Таллином (бывший советский военный аэродром "Сууркуль", на котором мне приходилось по делам службы бывать десятки раз).Обратите внимание, за спиной наших пилотов заросли травы и кустарников - без проблем подбирайся к самолетам и твори что хочешь. Зато натовский аэродром похож на поле от гольфа».Я спросил Виктора Имантовича, в чем причина такой ситуации, почему наши военные ведут себя так, словно никакой опасности ни для личного состава, ни для боевой техники в Сирии не существует. Ответ был ожидаемым: «Разгильдяйство».+Когда турки сбили российский бомбардировщик Су-24, ответ наших военных сводился к банальному утверждению - не ожидали. Гибель боевого самолета скрыть было невозможно. А вот обстрел авиабазы, подрыв боевых вертолетов Минобороны не признает и пытается навести, как говорится, тень на плетень.А не лучше ли было бы вовремя принять элементарные меры безопасности, которые сберегли бы дорогостоящую боевую технику и избавили бы представителей Минобороны от необходимости неуклюже выкручиваться после очевидного провала, который заставляет вспомнить поговорку советских времен: там, где начинается авиация, кончается дисциплина?Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/army/2016/05/429802

04 февраля 2016, 08:22

Геополитический прогноз Stratfor

На 10 лет: http://khazin.ru/khs/2223074?OPEN_WAY_TO=2223074#2223074 . Собственно, именно его мы обсуждаем на "круглом столе" в Изборском клубе.

28 января 2016, 13:56

Сирия: уйти нельзя остаться

Российские СМИ со ссылкой на авторитетный военный источник Jane'sсообщили об успехах армии сирийского правительства:«Территория, подконтрольная правительству Сирии, при поддержке России выросла на 1,3% в период с 29 сентября по 11 января. Это был переломный момент, так как до этого в течение восьми первых месяцев 2015 года Сирия утратила 18% своей территории, все двигалось к тому, что правительственные войска потеряют Алеппо, после чего должны были начаться атаки на Латакию».Теперь положение в войне якобы «сместилось в пользу правительственных сил, которые стабилизировали линию фронта и перешли к медленному, но постоянному прогрессу в войне».Отметим, что на самом деле автор статьи в «Джейнс» Колумб Старк пишет о медленном, но устойчивом прогрессе в координации действий между ВВС России, Хизбаллой и сирийской армией (slow but steady progress as coordination between the Russian Air Force, Hizbullah and the Syrian Army appears to be improving), что далеко не равнозначно «прогрессу в войне».Освобождение чуть более одного процента территории за четыре месяца означает фактический провал наступательной операции армии Асада. Только в самое последнее время удалось добиться каких-то ощутимых успехов, которые тем не менее не дают никаких оснований диктовать свою волю противникам. Эти успехи были достигнуты за счет предоставления армии сирийского правительства большого количества самого современного вооружения и военной техники, доставленных так называемым «сирийским экспрессом», то есть купленными у Турции старыми сухогрузами. Это несколько увеличило боеспособность сирийской армии, хотя основная масса сирийцев предпочитает эмигрировать в Европу, не желая воевать за Башара Асада, который не смог выдвинуть никаких значимых общенациональных концептов.Наземную операцию в Сирии по сообщениям российских и западных СМИ начали Турция и США:«В среду вечером турецкая армия вторглась на сирийскую территорию вблизи города Джераблус. Американские войска в свою очередь взяли под контроль аэродром в северной провинции Хасака. Турция, как ожидается, в ближайшее время начнет крупномасштабное наступление на сирийской территории, при этом цели западной военной операции остаются загадкой».«Американские войска взяли под свой контроль аэропорт Рмеилан в северной провинции Сирии Хасака, чтобы поддержать курдских борцов против „Исламского государства“», — сказал телеканалу «Аль-Джазира» во вторник представитель сирийской оппозиции.Аэродром находится неподалеку от границы Сирии с Ираком и Турцией. Представители Местных координационных комитетов Сирии сообщили, что сейчас американцы готовят аэропорт к боевым вылетам и ведут работы по его расширению.Russia Insider пишет, что Турция захватила контролируемый боевиками город Джераблус, не встретив никакого сопротивления: «Очевидцы вторжения сообщили, что турецкие войска не встретили никакого сопротивления от боевиков ИГ в этом районе. Эти данные заставляют вновь поднять вопрос о возможном сотрудничестве Турции с боевиками. Цель этого взаимодействия — остановить продвижение курдских бойцов в северной Сирии».Формально Турция борется с боевиками «Исламского государства» (группировка запрещена в РФ), которые укрепились в Джераблусе. Однако источники Sputnik утверждают, что именно предотвращение укрепления курдских отрядов народной самообороны в регионе имеет для Турции стратегическое значение. Анализ различных источников показывает, что Анкара в ближайшее время начнет наземную операцию в соседней Сирии, если уже ее не начала.«Турция уже начала наращивать интенсивность артиллерийских ударов вдоль границы с Сирией, стремясь помочь союзническим группировкам уничтожить цели ИГ. Это может указывать на попытку ослабить оборону противника после операции по разминированию пути, чтобы потом начать наземное вторжение», — объясняет сайт частной разведывательно-аналитической компании Stratfor.«Начатая наземная операция Анкары могла бы нанести удар по ИГ. Но многие эксперты и политики отмечают, что ключевой приоритет Турции — курды. Турецкое наступление усилило бы повстанцев-союзников в северной Сирии, что, в свою очередь, предотвратило бы расширение влияния курдских отрядов на западном направлении», — отмечает Stratfor».На самом деле все эти сообщения и вытекающие из них выводы весьма противоречивы. И Турция, и США давно присутствуют своими подразделениями на территории Сирии, но это не дает достаточных оснований говорить о полноценном вторжении. Реально просто идет раздел сирийской территории на зоны влияния США и Турции, и, возможно, России.США, по сообщению The Times, «создают свою первую авиабазу на территории Сирии на основе подконтрольного курдам сельскохозяйственного аэродрома в городке Румейлан. В частности, взлетно-посадочная полоса этого аэродрома уже увеличена вдвое — до 1315 метров, что позволяет садиться на ней средним военно-транспортным самолетам и штурмовикам спецназа С-130 Hercules».Кроме того, США вскоре начнут сухопутную операцию в Ираке и Сирии против боевиков «Исламского государства», для чего задействуют знаменитую 101-ю воздушно-десантную дивизию, сообщил глава Пентагона Эштон Картер: «Глава Пентагона Эштон Картер опубликовал статью в вашингтонском издании Politico. В материале Картер объявил о готовности армии США начать наземную операцию против боевиков «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России и многих других странах). Операция будет проводиться силами 101-й воздушно-десантной дивизии. Военнослужащие начнут боевые действия на территории Ирака: «Их отправка имеет полную поддержку американского народа. Наши военные имеют четкий план окончательно разгромить эту варварскую организацию», — отметил министр. По словам Картера, он уже обсудил план борьбы против исламистов с руководством Центрального командования сухопутных войск США и руководством дивизии.Картер сообщил, что вооруженные силы США планируют выбить исламистов из двух опорных точек: иракского города Мосул и сирийской Ракки, которая является фактической столицей исламистов».Справка:101-я воздушно-десантная (воздушно-штурмовая) дивизия 101st Airborne (Air Assault) Division) — воздушно-десантная дивизия сухопутных войск США, подготовленная для проведения десантных операций с использованием вертолётов. Неофициальное название частей дивизии — «Кричащие орлы» (Screaming Eagles). В настоящее время дивизия США сохраняет название «воздушно-десантная» как дань истории. Штаб и управление 101-й ВДД СВ находятся в гарнизоне СВ США Форт-Кэмпбелл, Кентукки.В составе дивизии более 16 тыс. человек - три пехотные бригады, артиллерийский дивизион и бригада армейской авиации. На вооружении соединения есть 105-мм гаубицы и ударные вертолеты «Апач». Если Турция преследует в Сирии свои хорошо известные экспансионистские цели и стремится создать на севере этой страны подконтрольную себе территорию, то США явно обеспокоены стабилизацией режима Асада и намерены помешать России и Ирану в освобождении от мятежников крупных сирийских городов, таких как Ракка и Мосул.Приходится с сожалением констатировать, что операция российских ВКС была подготовлена не самым лучшим образом и не достигла своих целей. Вместо нанесения массированного удара всеми имеющимися средствами – тактическими и стратегическими бомбардировщиками, ракетами «Калибр» - и концентрации сил российской коалиции на одном оперативном направлении, реально сломив волю к сопротивлению у противника, боевые действия велись вяло и по нескольким направлениям сразу. Кроме того, выяснилось, что наличных средств группировки российских ВКС на базе «Хмеймим» явно недостаточно, а снабжение осуществлять не на чем. Пришлось купить на стороне ржавые сухогрузы и наладить «сирийский экспресс, а авиагруппу увеличить так и не удалось из-за активизации американцев и турок. Первоначальные намерения создать вторую авиабазу и аэродром подскока Шайрат в провинции Хомс официально опровергнуты Минобороны РФ.Каким может быть исход явно наметившегося противостояния России, Турции и США в Сирии? Об этом написал авторитетный американский политолог Доминик Тирни в статье под названием «Что произойдет, если Россия проиграет в Сирии?» (What Happens If Russia Loses in Syria?).Тирни резонно констатирует, что российских самолетов недостаточно для победы, для этого нужна наземная операция с участием десятков тысяч солдат. Автор отмечает, что Россия впервые после окончания холодной войны осуществляет военную экспедицию за пределами ее непосредственной сферы влияния и не имеет опыта координации боевых действий с Сирией, Ираном и Хизбаллой. Кроме того, «меценаты» восстания сирийской оппозиции, Турция и страны Персидского залива, могут начать поставки зенитных комплексов оппозиции, что крайне осложнит операции российской авиации.Перечислив еще ряд возможных проблем, Тирни резюмирует:«Война Путина вполне может потерпеть неудачу. Но пойдет ли он в таком случае на уступки и откажется ли от своего союзника? Если бы президент России мог действовать рационально, он должен был бы сократить свои потери. Путин, однако, не может действовать рационально.Трудно представить себе, Путина, потерпевшего поражение. Он культивирует свой образ как отца русского народа, который восстанавливает страну в качестве мировой державы. Если режим Асада падет, Россия может потерять свой единственный военный объект за пределами бывшего СССР - морскую базу в Тартусе».Тирни заключает веcьма неожиданно:«Путин может сохранить лицо, представив достигнутый результат как успех (что сейчас и пытаются сделать некоторые российские СМИ- В.П.). Америка может ему в этом помочь, избегая хвастливых заявлений о российском фиаско (And so, to get Putin out of Syria, the United States might need to play along by avoiding boastful claims of a major Russian debacle).И резюме: «Путин нуждается в победной речи. И Вашингтону, возможно, придется помочь ему написать ее».Авторитетный военный эксперт Рачья Арзуманян лаконично прокомментировал статью Тирни:«Жесткая статья, которую стоит одолеть российским специалистам. Пишет не журналист. Без эмоций - только аргументы и знание истории такого рода войн и кампаний. И рекомендации, как помочь Путину сохранить лицо, когда станет ясно, что ближневосточное болото не высушить ударами ВВС. Да и "ограниченный контингент" не поможет. "Путину нужна победная речь. И Вашингтон может помочь ему написать ее". В противном случае провал, который аукнется всем». Поскольку отношения между Россией и США в самое последнее время явно обострились, то можно сделать вывод, что конфликт интересов на сирийском ТВД весьма далек от разрешения «мирным путем» в трактовке Доминика Тирни, и развернутая против президента РФ информационная война используется как средство принуждения Владимира Путина к миру в Сирии на тех условиях, которые он считает неприемлемыми.Наращивание вооруженного присутствия США и Турции в Сирии еще больше сужает окно возможностей для сохранения политического лица российского лидера и повышает опасность прямого военного столкновения между крупными игроками в этом регионе.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/politics/2016/01/419685

12 января 2016, 11:02

Мир грядущего десятилетия: перевод прогноза Stratfor на 2015-2025

Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor (основана в 1996 году)Мир начал меняться еще в 2008-м, когда Россия вторглась в Грузию и грянул финансовый кризис. С тех пор стали очевидны три закономерности. Во-первых, ЕС вошел в кризис, который не способен разрешить, и интенсивность которого продолжает усиливаться. Мы считаем, что Европейский Союз никогда больше не вернется к прежнему единству, и что если он уцелеет, то в следующее десятилетие будет существовать в более ограниченной и раздробленной форме. Мы не считаем, что зона свободной торговли сохранится в прежнем виде, без роста протекционизма. Мы ожидаем тяжелых экономических проблем в Германии, и, как следствие, увеличения роли Польши в регионе.Нынешний конфликт с Россией за Украину будет оставаться в центре международной системы в ближайшие несколько лет, но мы не думаем, что Российская Федерация способна просуществовать в своем нынешнем виде еще десять лет. Подавляющая зависимость от экспорта углеводородов и непредсказуемость цен на нефть не позволяют Москве поддерживать государственные институты на всей обширной территории Российской Федерации. Мы ожидаем заметного ослабления власти Москвы, что приведет к формальному и неформальному раздроблению России. Безопасность российского ядерного арсенала будет все более важной проблемой по мере того, как этот процесс начнет ускоряться к концу десятилетия.Мы вступили в эпоху упадка национальных государств, созданных Европой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Власть во многих из этих стран больше не принадлежит государству и перешла к вооруженным партиям, которые не способны выиграть друг у друга. Это привело к напряженной внутренней борьбе. США готовы участвовать в таких конфликтах при помощи авиации и ограниченного вмешательства на земле, но не могут и не хотят обеспечивать их прочное разрешение. Турция, чью южную границу эти войны делают уязвимой, будет медленно втягиваться в конфликт. К концу десятилетия Турция превратится в крупную региональную державу, и в результате усилится соревнование между Турцией и Ираном.Китай перестал быть страной быстрого роста и низких зарплат и вошел в новую фазу, которая станет новой нормой. Эта фаза предполагает гораздо более медленный рост и все более жесткую диктатуру, сдерживающую разнонаправленные силы, порождаемые медленным ростом. Китай продолжит быть крупной экономической силой, но перестанет быть двигателем глобального роста. Эта роль перейдет к группе разрозненных стран, которые мы определяем термином «16 Пост-Китайских Стран»: большая часть Юго-Восточной Азии, Восточная Африка и части Латинской Америки. Кроме того, Китай не будет источником военной агрессии. Основным претендентом на господство в Восточной Азии остается Япония, благодаря одновременно географии и огромной потребности японской экономики в импорте.Соединенные Штаты продолжат быть крупной экономической, политической и военной силой, но их вмешательство будет менее активным, чем раньше. Низкий уровень экспорта, растущая энергетическая независимость и опыт прошедших десяти лет приведут к более осторожному отношению к экономическому и военному вмешательству в дела планеты. Американцы наглядно увидели, что происходит с активными экспортерами, когда покупатели не могу или не хотят покупать их продукты. США осознают, что Северной Америки достаточно для процветания, при условии избирательных вмешательств в других частях света. Крупные стратегические угрозы Америка будет встречать соответствующей силой, но откажется от роли мировой пожарной команды.Это будет хаотичный мир, где многие регионы ждет смена караула. Неизменной останется только власть Соединенных Штатов, в более зрелой форме — власть, которая будет все менее на виду, потому что в ближайшее десятилетие ей будут пользоваться не так активно, как раньше.ЕвропаЕвропейский Союз, похоже, не в состоянии решить свою фундаментальную проблему, и это не еврозона, а зона свободной торговли. Германия — центр притяжения Европейского Союза; немцы экспортируют больше половины своего ВВП, и половина этого экспорта приходится на другие страны ЕС. Германия создала производственную базу, которая во много раз превышает ее собственные потребности, даже при условии стимулирования национальной экономики. От экспорта целиком зависят рост, полная занятость и социальная стабильность. Структуры Европейского Союза — включая оценку евро и множество внутренних европейских правил — только усиливают эту зависимость от экспорта.Это раскалывает и без того раздробленную Европу по меньшей мере на две части. У средиземноморской Европы и таких стран как Германия или Австрия совершенно разные поведенческие паттерны и потребности. Нет единой политики, которая подходила бы всей Европе. Это с самого начала было главной проблемой, но теперь приближается переломный момент. Что идет на благо одной части Европы, вредит другой.Национализм уже значительно вырос. Его усугубляет украинский кризис и озабоченность восточноевропейских стран ожидаемой угрозой со стороны России. Восточноевропейский страх перед русскими создает еще одну Европу — всего этих отдельных Европ четыре, если выделить скандинавские страны в отдельную. Учитывая рост популярности евроскептиков одновременно справа и слева, все большую легитимизацию мейнстримных партий и рост популярности европейских сепаратистов, раздробленность и националистический подъем, которые мы предсказывали в 2005 году и ранее, очевидны.Этот тренд будет продолжаться. Европейский Союз может уцелеть в какой-то форме, но европейская экономика, политика и военное сотрудничество будут управляться преимущественно двусторонними или ограниченными многосторонними партнерствами, имеющими узкую направленность и не связывающими участников. Некоторые государства могут сохранить остаточное членство в сильно измененном Европейском Союзе, но сам по себе он не будет больше определять характер европейской политики.Вместо этого Европу определит возвращение национального государства в качестве основной формы политической жизни на континенте. Число национальных государств, вероятно, будет увеличиваться по мере того, как разнообразные сепаратистские движения будут добиваться успеха — разделения стран на составные части или прямой сецессии. Это будет особенно заметно в ближайшие несколько лет, потому что общеевропейский кризис усилит политическое и экономическое давление.Германия из этой массы национальных государств будет наиболее влиятельной и в политическом, и в экономическом смысле. Но Германия чрезвычайно уязвима. Это четвертая экономика мира, однако это положение сложилось благодаря экспорту. У экспортеров всегда есть естественная уязвимость: они зависят от возможности и желания покупателей потреблять их продукцию. Другими словами, Германия находится в заложниках у экономического благополучия своего окружения.В этом смысле против Германии действую несколько сил. Во-первых, растущий европейский национализм будет все больше предпочитать протекционизм в экономике и на рынке труда. Слабые страны, вероятно, прибегнут к разнообразным механизмам контроля над капиталом, а сильные начнут ограничивать пересечение иностранцами — включая граждан ЕС — своих границ. Мы предполагаем, что существующие протекционистские меры, действующие сейчас в европейских экономиках в области, например, сельского хозяйства, в будущем будут дополнены торговыми барьерами, созданными слабыми странами южной Европы, нуждающимися в восстановлении национальных экономик после теперешней депрессии. В глобальном смысле мы ожидаем, что европейский экспорт столкнется со все более сильной конкуренцией и крайне нестабильным спросом. Таким образом, мы прогнозируем продолжительный экономический спад в Германии, который приведет к внутреннему социальному и политическому кризису и ослабит в ближайшие 10 лет влияние Германии на Европу.Центром экономического роста и растущего политического влияния будет Польша. Польша все это время поддерживала впечатляющие темпы роста — пожалуй, самые впечатляющие после Германии и Австрии. Кроме того, хотя население Польши, вероятно, и начнет сокращаться, но не так сильно, как в Германии или Австрии. По мере того как Германию будут сотрясать глобальные экономические и популяционные сдвиги, Польша диверсифицирует свою внешнюю торговлю и в итоге превратится в доминирующую силу Северо-Европейской равнины. Более того, мы ожидаем, что Польша станет лидером новой антирусской коалиции, к которой в первой половине десятилетия подключится Румыния. Во второй половине десятилетия этот союз сыграет ведущую роль в пересмотре русских границ и возвращении утраченных территорий формальным и неформальным способом. По мере того как Москва будет слабеть, этот союз станет господствовать не только над Белоруссией и Украиной, но и дальше на восток. Все это усилит экономическое и политическое положение Польши и ее союзников.Польша продолжит получать выгоды от стратегического партнерства с Соединенными Штатами. Когда глобальная сила вступает в такое стратегическое партнерство, она всегда стремится насколько это возможно усилить и оживить экономику партнера, чтобы одновременно стабилизировать общество и позволить строительство мощной армии. С Польшей и Румынией произойдет именно это. Вашингтон не скрывает своего интереса в регионе.РоссияМаловероятно, что Российская Федерация в ее современном виде уцелеет. Неспособность России превратить прибыль от экспорта энергоресурсов в устойчивую экономику делает ее уязвимой к колебаниям цен на углеводороды. У РФ нет способа защититься от этих рыночных процессов. Учитывая структуру федерации, в которой прибыль от экспорта сначала идет в Москву, и только потом перенаправляется местным правительствам, регионам будет доставаться очень разное количество этой прибыли. Это приведет к повторению советского опыта 1980-x и 1990-x, когда Москва утратила способность поддерживать государственную инфраструктуру. Все это заставит регионы спасаться от проблем самостоятельно, образуя формальные и неформальные автономные объединения. Экономические связи между Москвой и периферией ослабнут.Исторически Россия решала такие проблемы при помощи спецслужб — КГБ и ее наследницы ФСБ. Но, как и в 1980-х, спецслужбы будут не в состоянии сдержать центробежные силы, отрывающие регионы от центра. Конкретно в этом случае возможности ФСБ ослабляет ее вовлеченность в национальную экономику. Без внушающей подлинный ужас ФСБ раздробление России невозможно будет предотвратить.К западу от России Польша, Венгрия и Румыния попробуют вернуть регионы, потерянные когда-то в борьбе с русскими. Они попытаются присоединить Украину и Белоруссию. На юге РФ утратит способность контролировать Северный Кавказ, в Средней Азии начнется дестабилизация. На северо-западе Карелия попытается вернуться в состав Финляндии. На Дальнем Востоке начнут вести независимую политику приморские регионы, больше связанные с Японией, Китаем и США, чем с Москвой. Прочие регионы не обязательно будут искать автономии, но могут получить ее помимо своей воли. Основная идея: восстания против Москвы не будет, наоборот, слабеющая Москва оставит после себя вакуум. В этом вакууме будут существовать отдельные фрагменты бывшей Российской Федерации.Это приведет к крупнейшему кризису следующего десятилетия. Россия обладает огромным ядерным арсеналом, разбросанным по стране. Упадок московской власти поставит вопрос о контроле за этими ракетами и о том, каким образом можно гарантировать отказ от их применения. Для Соединенных Штатов это станет громадным испытанием. Вашингтон — единственная сила, способная решить такую проблему, но американцы будут не в состоянии физически взять под контроль огромное число ракетных баз чисто военным способом, причем так, чтобы ни одна ракета не была в процессе запущена. Соединенным Штатам придется выработать некое военное решение, которое тяжело сейчас внятно представить, смириться с угрозой случайных запусков или создать в ядерных регионах стабильное и экономически устойчивое правительство, чтобы затем со временем нейтрализовать ракеты невоенным путем. Сейчас тяжело сказать, как будет развиваться эта ситуация. Но учитывая наш прогноз — раздробление России — в ближайшие десять лет эту проблему тем или иным способом придется решать.Вопросом первой половины десятилетия будет территория, на которую распространится новый Балто-Черноморский союз. Логично было бы расширить его до Азербайджана и Каспийского моря. Произойдет ли это, зависит от вещей, которых мы касаемся в прогнозе по Турции и Ближнему Востоку.Ближний Восток и Северная АфрикаБлижний Восток — в особенности область между Левантом и Ираном и Северная Африка — переживает эпоху слома национальных государств. Мы имеем в виду национальные государства, устроенные европейскими державами в XIX и XX веках, которые сейчас рушатся, уступая место фракциям, основанным на родстве, религии или переменчивых экономических интересах. В таких странах, как, например, Ливия, Сирия и Ирак мы видим деволюцию национального государства в конгломерат враждующих группировок, обращающих мало внимания на все сильнее устаревающие национальные границы своих стран.Этот процесс повторяет произошедшее в Ливане в 1970-х и 1980-х — ливанское правительство прекратило существование, и власть перешла к враждующим группировкам. Главные группировки не могли ни одержать решающую победу, ни потерпеть окончательное поражение — их поддерживали и ими манипулировали из-за границы либо они могли позволить себе самообеспечение. Борьба между этими группировками превратилась в гражданскую войну, сейчас затихшую, но в полном смысле не закончившуюся. В регионе существует вакуум, в котором удобно действовать джихадистским группам, но и эти группы в конечном итоге сдерживают их внутренние противоречия.Эту ситуацию невозможно разрешить при помощи внешнего вмешательства. Уровень и продолжительность необходимого силового вмешательства превышают возможности Соединенных Штатов даже по самым смелым расчетам. Учитывая ситуацию в других регионах, в особенности в России, США не могут больше заниматься исключительно Ближним Востоком.В то же время эволюция арабских государств, в особенности расположенных к югу от Турции, представляет угрозу для региональной стабильности. США будут пытаться устранить угрозу со стороны отдельных группировок при помощи ограниченного силового вмешательства. США, однако, не станут вводить в этот регион многочисленные военные контингенты. Вместе с тем страны региона продолжат ждать от США решающей роли даже несмотря на то, что своими глазами наблюдали, как Америка в прошлом десятилетии провалила эту роль. Ожидания будут меняться медленнее, чем реальность.По мере того как реальность начнет брать свое, окажется, что исходя из географии только одна страна, по-настоящему заинтересованная в стабилизации Сирии и Ирака, имеет возможность свободно действовать в этом направлении и может получить к региону по крайней мере ограниченный доступ. Эта страна — Турция. Сейчас Турция со всех сторон окружена внутриарабскими конфликтами, конфликтами на Кавказе и в бассейне Черного моря. Турция пока не готова к полностью независимой политике на Ближнем Востоке и с готовностью пойдет на сотрудничество с США. Это сотрудничество даст возможность передвинуть линию сдерживания в Грузию и Азербайджан.В ближайшие десять лет мы ожидаем усиления нестабильности в арабском мире. Кроме того, мы предполагаем, что Турция втянется в конфликт на юге в той степени, в какой этого потребуют война у самых турецких границ и политические последствия этой войны. Это вмешательство будет как можно менее активным и как можно более медленным, но оно будет, и постепенно начнет шириться и усугубляться. Турция, как бы ей этого ни хотелось, не может позволить себе игнорировать хаос у своих границ, и поблизости нет другой страны, способной взять на себя это бремя. Иран не может вмешаться по военным и географическим причинам, это же можно сказать о Саудовской Аравии. Турки, вероятнее всего, начнут выстраивать изменчивые коалиции, в конечном итоге расширив свое влияние до Северной Африки, чтобы стабилизировать ситуацию. Турецко-Иранское соревнование со временем только усилится, но Турция сохранит готовность сотрудничать с Ираном и саудитами по мере необходимости. Какой бы ни была динамика ситуации, Турция в любом случае будет в центре происходящего.Ближний Восток — не единственный регион, который потребует турецкого внимания. По мере того как Россия будет слабеть, европейцы придут в регионы, которые традиционно были зоной турецких интересов, например северное Причерноморье. Вероятно, Турция будет проецировать на север в основном экономическую и политическую силу, но возможно и умеренное военное вмешательство. Более того, по мере раздробления Европейского Союза и ослабления отдельных европейских экономик некоторые страны могут переориентироваться на восток, и Турция получит возможность усилить свое присутствие на Балканах как единственная крупная сила в регионе.Прежде чем это станет возможно, туркам необходимо найти равновесие во внутренней политике. Турция — одновременно светская и мусульманская страна. Находящееся сейчас у власти правительство пытается устранить этот разрыв, но пока скорее отталкивает многочисленных секуляристов. Вскоре, вероятно, придет новое правительство. Это постоянное слабое место современной турецкой политики. Как это уже случалось со многими другими странами, Турции предстоит расширяться в атмосфере политической неизвестности. Одновременно с внутриполитическим конфликтом туркам придется решать проблемы с армией, разведкой и дипкорпусом, которые потребуют преобразования и расширения под новые нужды. Как бы то ни было, мы ожидаем, что Турция в ближайшие 10 лет станет крупным региональным игроком.Восточная АзияКитай перестанет быть экономикой высокого роста и низких зарплат. По мере того как рост китайской экономики будет замедляться, возникнет необходимость создания экономической инфраструктуры, пригодной для того, чтобы дать рабочие места низкооплачиваемой рабочей силе. В портовых городах это можно сделать быстро, но во внутреннем Китае потребует значительного времени. Китай нормализует свою экономику, как это однажды сделали Япония, Тайвань и Южная Корея. Грандиозное расширение всегда приходит к своему логическому концу, и структура экономики меняется.Основной проблемой Китая в следующие десять лет будут социальные и экономические последствия этой перемены. Прибрежные регионы сейчас целиком держатся на высоком быстром росте и связях с европейскими и американскими потребителями. По мере того как эти связи будут приходить в упадок, начнут появляться политические и социальные вызовы. В то же время надежды на то, что внутренние регионы за пределами более-менее урбанизированной дельты Янцзы будут расти так же быстро, как побережье, нет. Следующее десятилетие будет посвящено решению этих проблем.Усиление диктатуры Пекина и масштабная антикоррупционная компания, которая на самом деле представляет собой попытку централизации власти, показывают, как Китай будет выглядеть в следующие десять лет. Китай выбрал гибридный путь, который предполагает централизацию политической и экономической власти укреплением власти Партии над армией и консолидацию до того разрозненных отраслей, например угля и стали, одновременно с осторожными рыночными реформами в государственной промышленности и банковском секторе. Весьма вероятно, что итогом станет жесткая диктатура с более скромными чем раньше экономическими амбициями. Другой сценарий менее вероятен, но возможен — политические элиты побережья могут взбунтоваться против Пекина, протестуя против перераспределения богатства в пользу центральных областей для поддержания политической стабильности. Так в Китае уже бывало, и хотя это не самый вероятный исход, его необходимо держать в голове. Наш прогноз — установление коммунистической диктатуры, высокая степень экономической и политической централизации, усиление национализма.Китай не сможет легко превратить национализм во внешнюю агрессию. География Китая делает подобные попытки на суше сложными, если не невозможными вовсе. Исключением здесь может быть попытка взять под контроль русское побережье, если наш прогноз верен и Россия раздробится. Здесь Китай наверняка встретит противодействие со стороны Японии. Китай строит большой флот, но у него нет опыта в морской войне и подготовленных офицерских кадров, необходимых для того, чтобы бросить вызов более опытным флотам, включая американский.У Японии достаточно ресурсов для строительства гораздо более мощного флота и есть военно-морские традиции. К тому же Япония сильно зависит от импорта сырья из Юго-Восточной Азии и Персидского залива. Сейчас японцы нуждаются в Америке для сохранения доступа к этому сырью. Но учитывая наш прогноз, предполагающий более осторожное отношение США к вмешательству в иностранные дела, а также независимость Америки от импорта, надежность США как союзника здесь под вопросом. Таким образом, японцы будут усиливать флот.Войн за маленькие острова, производящие дешевую неприбыльную энергию, не будет. Вместо этого в регионе развернется игра между тремя сторонами. Россия, слабеющая сила, будет постепенно терять способность защитить свои морские интересы. Китай и Япония будут заинтересованы в том, чтобы ими завладеть. Мы предполагаем, что по мере угасания России этот конфликт превратится в главную схватку региона, и китайско-японская вражда усилится.Центры пост-китайского производстваМеждународный капитализм требует регионов с высоким ростом и низкими зарплатами, дающих высокий доход с рискованных вложений. В 1880-х, например, таким регионом были США. Китай — самый новый из таких регионов, он сменил в этом качестве Японию. Нет какой-то одной страны, способной заменить Китай, но мы выделили 16 стран с общим населением 1.15 млрд человек, куда производства могут переместиться, покинув Китай. Чтобы определить эти страны, мы рассмотрели три отрасли. Это, во-первых, текстильная промышленность, в особенности в ее дешевой форме, например, подкладки для курток. Вторая отрасль — обувная, третья — сборка мобильных телефонов. Все три отрасли не требуют больших капиталовложений, а производители быстро перемещают производства, чтобы воспользоваться низкими зарплатами. Такая промышленность (например, производство дешевых игрушек в Японии) обычно работает как фундамент для эволюции и постепенно превращается в производство более широкой номенклатуры дешевых и популярных товаров. Рабочая сила, в самом начале часто женщины, становится доступнее по мере того, как в страну приходят новые заводы. По мировым меркам они предлагают низкую зарплату, но на местном уровне она очень привлекательна.Как и Китай в начале взлета 1970-х, эти страны обычно политически нестабильны, там проблемы с правовым государством, бедная инфраструктура и множество прочих рисков, которые обычно отпугивают промышленные производства. Но некоторые иностранные компании в таких условиях процветают и строят на существовании таких стран всю бизнес-модель.На карте видно, что все эти страны находятся в бассейне Индийского океана. Их можно объединить и по другому критерию — это менее развитые регионы Азии, Восточной Африки и Латинской Америки. Мы предполагаем, что в следующие десять лет многие из этих стран — включая, возможно, и некоторые пока незамеченные нами — начнут исполнять функцию, которую в 1980-е исполнял Китай. Это значит, что к концу десятилетия они войдут в фазу ускоренного роста и перейдут к производству гораздо более разнообразных продуктов. Мексика, чья экономика демонстрирует потенциал как для низшего сегмента, так и для более сложных производств, много выиграет от инвестиций и спроса своего северного соседа.Соединенные ШтатыЭкономика США по-прежнему составляет 22% мировой. Америка продолжает доминировать на море и обладает единственной значительной межконтинентальной армией. С 1880-х США беспрепятственно росли в экономическом и политическом смысле. Даже Великая Депрессия оказалась в итоге эпизодической неприятностью. Вокруг роста американской силы выстроена современная международная система, и мы считаем, что он продолжится без препятствий.Главное преимущество Соединенных Штатов — закрытость. Америка экспортирует всего 9% ВВП, и 40% этого экспорта идет в Канаду и Мексику. Только 5% ВВП подвержены колебаниям глобального спроса. В условиях нарастающего хаоса в Европе, России и Китае Америка может позволить себе потерять половину экспорта — громадный объем, — но даже такая потеря будет вполне решаемой проблемой.От проблем с импортом США тоже защищены вполне надежно. В отличие от 1973 года, когда арабское эмбарго на нефть значительно пошатнуло американскую экономику, в следующее десятилетие США входят как крупный производитель энергии. Хотя некоторые минералы приходится ввозить из-за пределов NAFTA, а некоторые промышленные товары страна предпочитает импортировать, без всего этого можно легко обойтись, особенно если учесть ожидаемый рост промышленного производства в Мексике после ухода производств из Китая.Всемирный кризис оставил американцев в выигрыше. В США стекается глобальный капитал — деньги, бегущие из Китая, Европы и России оседают в Америке, снижая процентную ставку и оживляя рынок акций. Америка ощущает некоторое влияние европейского банковского кризиса, но оно, во-первых, несравнимо с тем, что было десять лет назад, а во-вторых, его компенсирует приток капитала. Что касается вечного страха перед уходом китайских денег с американских рынков, это все равно произойдет — но медленно, по мере того как рост китайской экономики будет замедляться, а объем внутренних инвестиций увеличится. Резкий уход невозможен — больше деньги вкладывать просто некуда. Разумеется, в следующие десять лет рост и рынки будут колебаться, но США остается стабильным центром мировой финансовой системы.В то же время американцы стали менее зависимы от этой системы и столкнулись со множеством трудностей в управлении ей и в особенности в ее умиротворении. США в следующие десять лет будут менее охотно принимать на себя политические обязательства, и гораздо неохотнее — устраивать военные интервенции.Америка на протяжении века была озабочена опасностью появления европейского гегемона, в особенности возможным союзом между Россией и Германией или покорением одной из этих стран другой. Такой союз более чем какой-либо другой имел бы возможность — при помощи немецкого капитала и технологий в сочетании с русскими ресурсами и живой силой — угрожать американским интересам. В Первую мировую, Вторую мировую и Холодную войны Америке удалось предотвратить его появление.В мировые войны Америка вступила поздно, и хотя ей удалось понести меньше потерь, чем другие участники конфликта, уровень этих потерь все равно не устроил общество. В Холодную войну США вступили рано, и по крайней мере в Европе не понесли потерь совсем. На этом основан направляющий принцип американской внешней политики, доведенный почти до автоматизма: если в Европе начинает возникать гегемон, США вмешиваются как можно раньше, как во времена Холодной войны, выстраивая союзы и располагая войска на основных оборонительных позициях.Сейчас это делается в отношении России. Хотя мы предсказываем упадок России, в ближайшей перспективе Россия опасна, особенно загнанная в угол экономически. Более того, каким бы ни был прогноз, США не могу быть полностью уверены, что Россия придет в упадок, и действительно, если русским удастся начать успешное расширение (политически, экономически или военным путем), они могут избежать упадка. Из этого Америка и будет исходить. Американцы попытаются выстроить систему союзов, параллельную НАТО, от Прибалтики до Болгарии, и вовлечь в нее как можно больше стран. В союз попробуют завлечь Турцию и распространить его на Азербайджан. В эти страны пропорционально угрозам будут направлены войска.Это станет главным содержанием первой половины десятилетия. Во второй половине Вашингтон сосредоточится на том, чтобы избежать ядерной катастрофы при распаде России. Соединенные Штаты не будут втягиваться в решение европейских проблем, не станут воевать с Китаем, и будут как можно меньше вмешиваться в ближневосточные дела. Международные антитеррористические операции продолжатся, но с полным осознанием их в лучшем случае временного результата.Американцев ожидает крупная проблема. В США существуют пятидесятилетние циклы, каждый из которых заканчивается серьезными социальными и экономическими кризисами. Один из циклов начался в 1932 году с победой Рузвельта и закончился президентством Джимми Картера. Он начался с необходимости восстановить спрос на товары простаивающих фабрик и закончился всеобщим сверхпотреблением, нехваткой инвестиций, двузначными цифрами инфляции и безработицы. Рейган оформил принципы переформатирования американской промышленности через изменения в налоговом законодательстве и сдвинул центр общественной структуры с городских рабочих на обитателей субурбии, профессионалов и предпринимателей.До конца этого цикла осталось 15 лет, и следующий кризис начнет впервые ощущаться во второй половине следующего десятилетия. Его контуры уже видны — это кризис среднего класса. Проблема не в неравенстве; проблема в том, что средний класс больше не может жить, как средний класс. Сейчас средний доход американского домохозяйства держится на уровне 50000 долларов. Зависит от штата, но на деле эта сумма ближе к 40000. Она позволяет середине среднего класса купить скромный дом и при бережном отношении к деньгам выжить за пределами популярных агломераций. Низший средний класс, 25% населения, не может позволить себе даже этого.Этому есть две причины. Во-первых, это рост количества родителей-одиночек: два домохозяйства в два раза дороже, чем одно. Во-вторых, дело в том, что решения, которые обеспечили необходимое переформатирование американской промышленности и чрезвычайно увеличили производительность труда, одновременно ухудшили положение среднего класса на рынке труда и уменьшили его доход. Кризис пока не политический — он станет политическим к концу десятилетия, но не разрешится ни выборами 2028-го, ни выборами 2032-го. Это нормальный, циклический кризис, но он все равно будет болезненным.КонтекстНе бывает безболезненных десятилетий, и даже в самые спокойные времена кто-то продолжает страдать. Кризисы, которые мы ждем в следующие десять лет — не самые тяжелые за прошедший век, и не тяжелее тех, которые еще будут. Как обычно, можно ожидать, что от имеющейся у нас сейчас информации будет зависеть будущее. Часто можно услышать, что страдания и проблемы нашего поколения тяжелее, чем когда бы то ни было. Это обыкновенный нарциссизм. Наше положение неизбежно изменится — и наверняка быстрее, чем мы ожидаем. Наши невзгоды — обыкновенная деталь обычной человеческой жизни. Утешение слабое, но это реальность и тот контекст, в котором нужно воспринимать этот прогноз на ближайшие десять лет.via

08 января 2016, 07:17

Stratfor: Смерть начальника ГРУ спутала карты в войне российских спецслужб

Внезапная смерть начальник Главного разведывательного управления России Игоря Сергуна покрыта тайнами, пишет Stratfor. Это был один из наиболее влиятельных людей в российских правоохранительных органах, но при этом все время оставался в тени. Заняв должность в разгар конфликта своего ведомства со Службой внешней разведки и с Федеральной службой безопасности, он сумел объединить ГРУ и отстоять его позиции, пишет издание. К тому же ответственность за неспособность предвидеть исход волнений на Украине и свержение Виктора Януковича легла на ФСБ, а ГРУ, по информации Stratfor, получило больше полномочий по разведдеятельности на Украине.

22 сентября 2015, 00:08

28 росийских боевых самолётов в Сирии

По данным, космической съёмки от 20 сентября 2015 года, распространённым агентством Stratfor, на российской военной базе Hmeimeem в Латакии, уже 28 боевых самолётов ВВС РФ:4 Су-30СМ12 Су-2512 Су-24а так же 14 вертолётов Ми-24 и Ми-17Так же появилась информация о переброске из России в Сирию, для охраны воздушного пространства примыкающего к российской военной базе комплекса ПВО С-300/С-400

17 июня 2015, 18:44

Курды

Между тем, пока мир пугают угрозой ISIS, на карте мира появился и продолжает расти независимый Курдистан, расположенный на территории бывших Сирии и Ирака. Пока территория Курдистана не включает юг Турции. Но, это только покаНа свежей карте опубликованной Stratfor территории нового Курдистана выделены жёлтым цветом. Видно, что курды контролируют больше очень богатой нефтью территории, чем ISIS. Ещё бросается в глаза, как мало осталось территории под контролем официального иракского правительства

10 июня 2015, 01:28

Stratfor: Помощь стран Запада была ключевым фактором для украинской революции

Ведущий аналитик американской компании Stratfor Лили Байер полагает, что без участия западных стран ни одно протестное движение в Восточной и Центральной Европе не добилось бы успеха. Об этом сообщается в новой аналитической статье на официальном сайте Stratfor. В регионах, где западные страны соревнуются за влияние с Россией, их основной стратегией становится поддержка антиправительственных движений. Успешность таких...

19 мая 2015, 12:18

Новая холодная война - Взгляд из-за границы

Подборка переводных статей на тему войны конфликта между Россией и США, где можно заметить некоторые тренды отражающие восприятие этой войны за рубежом.Украине нелегко разорвать экономические связи с РоссиейРазвернуть экономику на Запад нелегко. Компании стараются конкурировать с европейскими фирмами.Бердичев, Украина. Плакаты, приветствующие украинские войска, сражающиеся на востоке страны, сброшенная статуя Ленина, слово «Россия» в названии банка, выкрашенное сине-желтыми цветами украинского флага.Но директор машиностроительного завода, расположенного в двух часах езды от Крыма, желая поднять продажи, следует привычной дорогой — в Россию.«Это наш враг, но мы не обязаны прекращать торговать с ним. На заводе работает тысяча человек. Им всем нужно кормить семьи», — говорит Игорь Щесняков, 46-летний директор завода «Прогресс».Прозападное украинское правительство старается отвернуться от России. Оно подписало соглашение об ассоциации с Европейским союзом, получило миллиардные кредиты и другие виды помощи от западных стран, а также приняло законы об удалении советской символики из общественной сферы.Но переориентировать экономику на Запад гораздо труднее. Большинство тяжелой промышленности, созданной еще в советскую эпоху, тесно связанно с Россией, и с трудом может конкурировать на европейском рынке.Конфликт с сепаратистами на востоке Украины сократил экспорт в Россию на 60% до суммы в миллиард долларов в первом квартале 2015 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт в Европейский союз сократился на треть до размера 3,3 млрд. долларов, сообщила государственная статистическая служба.В первую четверть года ВВП сократился на 17,6%, а объем промышленного производства сократился на одну пятую.Больше всего пострадали предприятия в зоне конфликта или рядом с ней. Пострадало оборудование, пострадали цепи поставок. Слабеющий рынок России наносит болезненный удар и по заводам, расположенным в тысячах километрах от нее, в том числе, по «Прогрессу». Эти фабрики долгое время зависели от российских покупателей промышленной продукции, а теперь пробиваются на европейский рынок.На вершине славы завод «Прогресс» был центром города с населением 80.000 человек, давал работу 7600 людям, располагал плавательным бассейном и спортивным залом. Основная продукция завода, фильтры, используемые в металлообрабатывающей и горнодобывающей промышленности, поставлялась в Россию.Завод получил несколько сильных ударов после распада СССР в 1991 году. В 2013 году предприятие только начало приходить в себя после мирового финансового кризиса, говорит Щесняков, и тут Москва начала ставить палки в колеса, из-за наметившегося сближения Украины с Европейским союзом. Россия запретила некоторые украинские товары, ввела ужесточенные таможенные проверки в отношении других и начала поощрять россиян покупать местные товары.В результате были сокращены часы работы оставшихся 1.100 рабочих. Зарплата за полную ставку составляет около 3000 гривен (примерно 150 долларов).Россия призывает Украину присоединиться к своему новообразованному Евразийскому экономическому союзу, если она хочет получить преимущественные торговые связи, а также потребовала переписать договор о свободной торговле с Европейским союзом — или быть готовой к новым ограничениям.Для «Прогресса», над чьим офисом по-прежнему висит красная советская звезда, Евросоюз предлагает не так уж много.«Европа нас не ждет. Наша продукция там не нужна, — говорит Щесняков. — Мы пытаемся пробиться на европейский рынок, но наша доля крайне незначительна».Другие говорят, что владельцы лишь выкачивают деньги из предприятий, делая незначительные вложения, которых не хватает для улучшения производства или для прорыва на новый рынок. «Европейские технологии в несколько раз лучше», — говорит Геннадий Лозовский, заместитель директора «Прогресса». Падение курса гривны не помогло заводу, так как завод зависит от поставок иностранных деталей, сказал он, указывая на итальянский термометр и на словацкий счетчик на своем столе.Более крупные предприятия тоже пострадали, в том числе, производители труб и железнодорожных вагонов. Самый большой на Украине завод по производству стали, принадлежащий крупнейшей в мире компании ArcelorMittal практически полностью прекратил поставки в Россию и ищет новых покупателей на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Я бы солгал, если бы сказал, что легко продавать товар на один рынок, а потом быстро переориентироваться на другой рынок», — сказал в марте министр экономики Украины Айварас Абромавичус.Украинский сельскохозяйственный экспорт, включая злаки, пострадал намного меньше, так как практически не зависел от российского рынка.Владимир Власюк, директор консалтинговой фирмы, которая работает с компаниями, занимающимися экспортом, считает, что главный шанс Украины на восстановление экономики — это если Запад будет использовать ее в качестве производственной базы.ьЭта модель помогла одной фирме из Бердичева добиться процветания. Крупнейшая в городе фабрика по производству одежды была куплена венгерской компанией десять лет назад и теперь продает 90% продукции в Европу, говорит глава предприятия Галина Стукало.Средняя зарплата в месяц составляет 3.600 гривен (примерно 175 долларов), и была повышена в последние месяцы, чтобы компенсировать падение курса национальной валюты. Галина Стукало говорит, что завод недавно нанял нового охранника, мужа одной из сотрудниц, который до недавнего времени работал на «Прогрессе».Но это предприятие — исключение. Стены и фонарные столбы оклеены объявлениями, предлагающими работу в Польше, входящей в Европейский союз.Джеймс Марсон (James Marson)http://www.wsj.com/articles/in-ukraine-economic-ties-to-russia-are-hard-to-break-1431921181 - цинкЗапад говорит о новой холодной войне. Для русских она уже началасьПродолжая изолировать Кремль, Запад подпитывает старые обиды.Я посещаю основные регионы России вот уже на протяжении 30 лет и была свидетелем всего — от эйфорических ожиданий после падения коммунизма и наступившего процветания до недавнего политического отчаяния. Но поехав туда в первый раз после аннексии Крыма, я, тем не менее, была поражена увиденным.Я увидела страну, готовую не к какому-то замороженному конфликту или к войне чужими руками, а к реальной вещи — к полномасштабной войне против Запада. Никогда мои друзья не были такими любезными — но на этот раз заметна была их озабоченность — они были не уверены в том, где и как мы вновь сможем встретиться.Верно то, что подобное умонастроение явилось результатом интенсивной медийной кампании Кремля в течение последнего года. Но я быстро смогла понять, что большинство из них разделяют мрачноватый взгляд правительства относительно Запада с его «выхолощенными концепциями» демократии и свободы.Поскольку этот режим зациклен на идее возвращения империи, крупный конфликт, на самом деле, представляется возможным. Российские самолеты и подводные лодки играют в военные игры у берегов Европы. Однако один самолет, оказавшийся в воздушном пространстве прибалтийских государств, может спровоцировать ответный удар НАТО с применением обычных вооружений, который, в свою очередь, может стать искрой для нанесения превентивного ядерного удара со стороны России — это будет стратегический ответ, порожденный боязнью показаться слабым перед лицом превосходящей войной мощи Соединенных Штатов.В то время как НАТО изо всех сил пытается убедить своих членов расходовать 2% своего ВВП на оборону, Россия в этом году более чем вдвое увеличивает свой военный бюджет и доводит его до 4,2% ВВП, и при этом сокращаются все остальные бюджетные расходы, включая затраты на здравоохранение и социальное обеспечение. Проведенный в субботу в Москве Парад Победы был чем-то большим, чем просто празднование победы, — это была демонстрация военной силы.Между тем российский экономический кризис углубляется в этом году. Заработная плата правительственных чиновников заморожена. Оплата труда в частном секторе снижена почти на 10%. Путин объявил о том, что его заработная плата сократится в этом году на 10%, однако, если имеющиеся оценки верны, то его истинное, теневое состояние составляет от 70 до 200 миллиардов долларов, и поэтому он вряд ли что-либо почувствует. Несмотря на кризис, его поддержка жителями страны превратилась в нечто похожее на поклонение.Каким образом мы оказались в этой абсурдной и опасной ситуации? В конце холодной войны русские полагали, что они станут частью расширенной Европы. Вместо этого в результате комбинации из триумфаторства и невежества мы подыграли старым российским страхам относительно обособленности и жертвенности.Обычный взгляд на Западе состоит в том, что вина в этом Путина и его клептократического режима. Согласно этому нарративу, существующий режим перешел в наступление после обвала цен на нефть. Он отвлек внимание от своей собственной неспособности диверсифицировать экономику, использовав для этого нападки на внешнего врага и начав блестящую пропагандистскую кампанию.Подобная версия событий, хотя она и не является неверной, слишком легко снимает ответственность с Запада. Когда советский режим перестал существовать, доминирующее положение на Западе занимало мышление, ориентированное на свободный рынок. Находящиеся во власти люди, на самом деле, приняли на веру идею о том, что мы переживаем период «конца истории» и что в однополярном мире внешняя политика будет заниматься исключительно борьбой за рынки.В Америке и Британии правительственная поддержка изучения стран бывшего советского блока была сокращена. Американский Госдепартамент и британский Форин офис распустили исследовательские отделы, занимавшиеся информированием политиков. Тем временем пресса, столкнувшаяся со своим собственным экономическим кризисом, так же сократила штат своих иностранных корреспондентов. Запад просто перестал серьезно и глубоко размышлять по поводу России и ее соседей.Однако когда речь зашла об обороне, мы не повели себя так, как будто мы ожидаем конца истории. Вместо того чтобы ликвидировать наши оборонные структуру времен холодной войны, то есть НАТО, мы заново изобрели ее как альянс, деятельность которого может быть интерпретирована только как направленная против России. Мы продолжили расширять его на восток, все ближе к российским границам. В ответ Россия стала вести себя агрессивно — сначала в Грузии, затем в Крыму и на Украине — из-за вторжения в ее сферу влияния.Запад не соглашался с подобной позицией и утверждал, что концепция сфер влияния относятся к прошедшей эпохе. Однако география не меняется, как не меняется и созданная ей чувствительность. Американская политика в отношении Кубы в постсоветскую эпоху основывается на том же принципе — вплоть до сегодняшнего дня. Куба уже давно перестала представлять военную угрозу для Соединенных Штатов. Однако была признана возмутительной сама возможность любой нации, находящейся так близко к американской границе, демонстрировать «враждебную» идеологическую преданность. Окончание холодной войны не изменило и историю. История продолжает наполнять содержанием идентичность, и так было всегда. Возьмите Украину: Киев, действительно, является родиной русской нации. Это имеет значение, так имеет значение то, что отцы-основатели Америки прибыли из Британии.Российское чувство идентичности, охватывающее безграничные просторы своей территории до границ Европы, всегда было патологически непрочным. Идентичность сплачивает, а лояльность разделяет. Возьмите, к примеру, Донбасс. Это родина донских казаков, кавалерийские части которых в течение многих поколений отлично служили русским царям. В советский период казаков жестоко преследовали за их верность царям. Однако этот регион стал также родиной иконы советского труда Алексея Стаханова, который смог добыть за одну смену 227 тонн угля. Стаханов был образцом для героического поколения советских рабочих, и все они трудились на Донбассе. Не удивительно, что в этом регионе конфликтующих между собой лояльностей Кремль с особой интенсивностью ведет свою пропагандистскую войну.Решение западных лидеров бойкотировать российский военный парад по случаю 70-ой годовщины победы над Германией может показаться вполне разумным в свете событий на украинской границе. Однако при этом не было принято во внимание то, насколько эмоциональной все еще является для русских концепция фашизма. Западные жители в течение многих лет хихикали по поводу шуток из телесериала «Алло, алло» и гусиного шага Джона Клиза (John Cleese), однако фашизм не является предметом юмора в России. Русские спрашивали меня, почему в Литве разрешают проведение маршей в честь пособников нацистов, уничтоживших 200 тысяч евреев? Почему, спрашивают они, Запад принял в Евросоюз и НАТО такие «этнократии» как Эстония и Латвия, в которых радикальной дискриминации подвергаются их русские жители?По данным Левада-Центра, уровень популярности Владимира Путина составляет 62%, и в этих цифрах отражается не только давнее географическое чувство опасности русских и не только их непоколебимая любовь к своей стране. Они отражают уязвленную гордость в связи с явным намерением Запада относиться к России как к врагу. Продолжающиеся западные санкции лишь усилят его популярность. Потому что Путин представляет собой всего лишь симптом нынешнего кризиса. Россия — это больше, чем Путин, намного больше.В субботу на параде в Москве министр обороны Сергей Шойгу перекрестился, проходя через кремлевские Спасские ворота. Этот неожиданный жест взбудоражил российскую блогосферу. Тот факт, что сам Шойгу является буддистом, не имеет значения. Находясь там во главе своего войска, министр обороны возродил старую традицию и сделал то, что делали русские генералы перед сражением. Российские блогеры также указывают на то, что этот жест проводит четкую разделительную линию между их культурой и Западом, «изгнавшим Бога из публичной сферы».Нам следует вновь начать серьезно воспринимать Россию, мы должны вновь включить ее в нашу культуру, а не пытаться в очередной раз ее изолировать. Карл Маркс предупреждал о том, что история повторяется — в первый раз как трагедия, а во второй раз как фарс. Однако нет ничего смешного в нынешней опасной ситуации. Нам следует помнить уроки первой мировой войны и внимательно к ним отнестись, пока еще не поздно.Сьюзан Ричардс (Susan Richards)http://www.theguardian.com/commentisfree/2015/may/14/west-cold-war-russia-west-ukraine - цинкStratfor - Вторая мировая война и истоки американского беспокойстваМы встречаем 70-ю годовщину окончания Второй мировой войны. Эта победа не возвестила о начале всеобщего мира. Скорее, она обозначила новый расклад сил и сложный баланс между ними. Европейские великие державы и империи пришли в упадок, и их заменили Соединенные Штаты и Советский Союз, которые стали исполнять старый танец под звуки новых музыкальных инструментов. Технологии, попутчики геополитики, развивались драматичным образом, и ядерное оружие, спутники и микрочипы — среди бесчисленного количества чудес и ужасов — изменили не только правила войны, но и условия, при которых война становилась возможной. Но одна вещь осталась неизменной: геополитика, технологии и война остались неразлучными товарищами.Легче сказать, что не изменила Вторая мировая война, но также важно и то, что она изменила. Первое, что приходит в голову, это то, каким образом началась Вторая мировая война для трех великих держав — Соединенных Штатов, Советского Союза и Соединенного Королевства. Для всех трех они началась с шока, изменившего их взгляд на мир. Для Соединенных Штатов это был шок Перл Харбора. Для Советского Союза это был шок вторжения Германии в июне 1941 года. Для Соединенного Королевства — это произошло, на самом деле, не в момент начала войны — шок был вызван той скоростью, с которой рухнула Франция.Перл Харбор потрясает умонастроение американцевАмериканские лидеры мало сомневались в том, что война с Японией приближается. У обычных людей были дурные предчувствия, однако они не обладали ясным пониманием своих лидеров. Тем не менее никто не ожидал нападения на Перл Харбор. Для американского общества это было как гром среди ясного неба в сочетании с уничтожением большей части Тихоокеанского флота. Ни лидеры, ни общественность даже близко не ожидали того, что японцы окажутся настолько компетентными.Перл Харбор совпал с еще одним шоком в американской душе — с Великой депрессией. Эти два события имели общие характеристики: во-первых, они, казалось, появились из ниоткуда. Оба они были предсказуемы, и некоторые люди их ожидали, однако для большинства они произошли совершенно неожиданно. Значение этих двух событий состояло в том, что они открыли непредвиденную эпоху сильной боли и страданий.Все это ввело новое измерение в американскую культуру. До этого момента среди американцев существовал глубокий и грубоватый оптимизм. Великая депрессия и Перл Харбор породили иную чувствительность, которая исходила из того, что процветание и безопасность являются иллюзией, за который скрывается бедствие. Существовал страх по поводу того, что все вдруг может пойти не так, ужасно не так, и что люди, которые просто принимали мир и процветание по внешним признакам, были наивными. Эта два шока породили темное чувство, чувство предзнаменования, которое существует в американском обществе и сегодня.Кроме того, Перл Харбор сформировал оборонную политику Соединенных Штатов вокруг концепции, что враг может быть идентифицирован, однако неизвестным остается время и место нанесения им удара. Поэтому катастрофа может произойти в любой момент. Американский подход к холодной войне символизируется горой Шайенн в штате Колорадо. Глубоко внутри нее находится Командование воздушно-космической обороны Североамериканского континента, и само его существование свидетельствует о том, что война может начаться в любой момент и что снижение бдительности может привести к ядерному Перл Харбору. Страх по поводу подобного сценария вместе с недоверием по отношению к коварному и безжалостному врагу определяли холодную войну для американцев.Американцы стали анализировать свое принудительное вступление во Вторую мировую войну и определили то, что они приняли за коренную причину: Мюнхенское соглашение позволило нацистской Германии аннексировать части Чехословакии. Это была отнюдь не только американская идея, однако она способствовала пересмотру стратегии Соединенных Штатов. Если причиной Второй мировой войны была неспособность предпринять упреждающие действия против немцев в 1938 году, то тогда из этого следует, что война в Тихом океане могла бы быть предотвращена более агрессивными действиями на раннем этапе.Действовать с опережением и действовать решительно — таковы основы американской внешней политики и в наше время. Идея относительно того, что отсутствие своевременных и мощных действий привело ко Второй мировой войне, лежит в основе значительной части американского дискурса относительно Ирана и России.Перл Харбор (и крах 1929 года) не только вызвал дурные предзнаменования и сомнения относительно мудрости политического и военного руководства — эти события способствовали замене стратегии мобилизации после начала войны на стратегию постоянной мобилизации. Если война может начаться в любое время и если нужно прежде всего избежать еще одного Мюнхена, то в таком случае существующая масштабная военная структура является необходимой. Кроме того, возглавляемая Соединенными Штатами структура альянса, не существовавшая до Второй мировой войны, является необходимой.Советские стратегические просчетыУ Советского Союза 22 июня 1941 года произошел свой Перл Харбор, когда немцы вторглись на его территорию, несмотря на договор о дружбе, заключенный между ними в 1939 году. Этот договор был заключен по двум причинам: во-первых, русские не смогли добиться того, чтобы британцы или французы подписали антигитлеровский пакт. Во-вторых, договор с Гитлером позволил Советам передвинуть свои границы еще дальше на запад, что произошло без единого выстрела. Это был умный ход, но не тонкий.Советы допустили один просчет: они полагали, что немецкая кампания во Франции станет повторением предыдущей Большой войны. Подобные усилия истощили бы Германию и позволили бы Советам атаковать их в том месте и в то время, которые устраивали бы Москву. Подобная возможность так и не представилась. Напротив, это немцы поставили себя в такое положение, когда они получили возможность атаковать Советский Союз в то время и в том месте, которые их устраивали. Сам момент нападения стал неожиданной составляющей вызова, однако реальная проблема состояла в стратегическом просчете, а не только в провале работы разведки или командования.Советы сделали выбор в пользу динамичной внешней политики, политики смены союзников, которая основывалась на возможностях различных игроков. Один ложный шаг мог привести к катастрофе — нападение в то время, когда Советы еще не восстановились после чисток Иосифа Сталина. Советские вооруженные силы не были готовы к атаке, а их стратегия рухнула вместе с Францией, и поэтому только Германия принимала решение о начале войны.Советы после вторжения в июне 1941 года пришли к выводу о том, что политическая сложность не может служить заменой сильной армии. Соединенные Штаты завершили Вторую мировую войну, будучи убежденными в том, что главной ее причиной был провал Соединенных Штатов. Советы завершили Вторую мировую войну, поверив в то, что их сложные усилия по созданию коалиции и поддержанию баланса сделали их уязвимыми только в результате одного просчета относительно Франции — и этот просчет явился следствием игнорирования общепринятого мнения.Во время холодной войны Советы разработали стратегию, которую лучше всего можно было бы назвать вялой. Сдерживаемые возглавлявшейся Америкой коалицией, Советы отдали предпочтение сателлитам, а не союзникам. Варшавский пакт был не столько альянсом, сколько геополитической реальностью. По большей части он состоял из государств, находившихся под прямым военным, разведывательным и политическим контролем со стороны Советского Союза. Военная ценность этого блока, возможно, была ограниченной, и его пространство для маневра также было ограничено. Тем не менее можно было положиться на советские вооруженные силы, и Варшавский пакт, в отличие от НАТО, являлся географической реальностью, а советские вооруженные силы гарантировали невозможность агрессии со стороны Соединенных Штатов и НАТО.Очевидно, что Советы — как и американцы — сохраняли бдительность относительно ядерного нападения, однако было отмечено, что советская система была значительно менее совершенной, чем американская. Часть существовавшего дисбаланса была связана с технологическими возможностями. Во многом это было вызвано тем, что ядерное нападение не являлось основным опасением Советов, хотя не следует минимизировать этот страх. Основное опасение в Москве вызывала возможность нападения со стороны Запада. Стратегия Советского Союза состояла в том, чтобы разместить свои собственные вооруженные силы как можно дальше на западе.Проанализируйте вышеизложенное и обратите внимание на отличие отношений Советов с Китаем. В идеологическом плане Китай должен был бы стать мощным союзником, однако этот альянс в середине 1950-х годов стал закисать. Советы не были идеологами. Они были геополитиками, и Китай представлял потенциальную угрозу, которую Советы не могли контролировать. Идеология ничего не значила. Китай никогда не стал бы играть ту роль, которую вынуждена были играть Польша. Китайско-российские отношения развалились довольно быстро.Советское общество не культивировало американский страх относительно того, что за ширмой мира и процветания скрываются семена катастрофы. Советские ожидания от жизни были намного более скромными, чем американские, и ожидания того, что государство сможет избежать катастрофы, были ограниченными. Само государство порождало катастрофу. В то же время война показала — почти сразу, — изначальную любовь к стране, скрывавшуюся в течение десятилетий под идеологией интернационализма, и она, эта любовь, спонтанно возродилась. Под коммунистическим рвением, циничным безразличием и страхом перед советской тайной полицией русские обнаружили нечто новое, тогда как американцы обнаружили нечто старое.Падение Франции удивляет БританиюЧто касается британцев, то их просчеты относительно Франции мало что изменили. Они были поражены быстрым развалом Франции, но они, возможно, испытали облегчение по поводу того, что им не придется вновь воевать в окопах во Франции. Падение Франции заставило их полагаться только на две вещи: во-первых, Ламанш, вместе с флотом и Королевскими военно-воздушными силами будут удерживать немцев в невыгодном положении. Во-вторых, со временем Соединенные Штаты будут втянуты в эту войну. Их расчеты оказались верными.Однако Соединенное Королевство не стало главным победителем в войне. Оно не было оккупировано немцами, но оно, по сути, было оккупировано американцами. Это была совершенно иная оккупация, и это была та оккупация, в которой британцы нуждались, однако оккупация Британии иностранными вооруженными силами — независимо от того, насколько это было необходимо и благотворно — положила конец существованию Британской империи и Британии как великой державы. Американцы не захватили Британскую империю. Она была отобрана в результате шокирующего провала французов. На бумаге французы имели блестящую армию, которая во многом превосходила германскую армию. Однако французы развалились в течение нескольких недель. Если суммировать британские чувства, то можно сказать, что после вызывающего поведения последовало опустошение, а затем возмущение.Некоторых из этих чувств сегодня уже нет. Американцы сохраняют свой страх, хотя Вторая мировая война во многих отношениях принесла пользу Соединенным Штатам. Она положила конец Великой депрессии, и в результате — с учетом Закона о трудоустройстве солдат (G.I. Bill), кредитов Министерств по делам ветеранов и системы автомагистралей между штатами — война создала американский профессиональный средний класс, и многие люди получили частные дома, а также дистанцию и пространство с легким доступом. И, тем не менее, страх остается, и не всегда он оказывается приглушенным. Для нынешнего поколения Перл Харбор — это события 11 сентября 2001 года. Страх по поводу того, что безопасность и благосостояние основаны на песке, не является иррациональным.Для русских чувство патриотизма все еще скрывается под цинизмом. Развал Советского Союза и крушение советской сферы влияния не привели к особенно изобретательным стратегическим шагам. Наоборот, ответ российского президента Владимира Путин на события на Украине был столь же вялым, как ответы Сталина или Леонида Брежнева. Не будучи гением в стиле Макиавелли, Путин является наследником немецкой агрессии 22 июня 1941 года. Он добивается того, чтобы стратегические глубины контролировались его собственными солдатами. И его общество сплотилось вокруг него.Что касается британцев, то у них когда-то была империя. Теперь у них есть остров. Будущее покажет, смогут ли они удержать его целиком, если принимать во внимание силу шотландских националистов.Джордж Фридман (George Friedman)https://www.stratfor.com/weekly/world-war-ii-and-origins-american-unease?utm_source=freelist-f&utm_medium=email&utm_term=Gweekly&utm_campaign=20150512&utm_term=Gweekly&utm_content=readmoretext&mc_cid=90c7e6a767&mc_eid=b60025e882 - цинк

18 декабря 2014, 15:16

Взгляд на Россию изнутри

 В начале декабря глава американского информационно-разведывательного центра Stratfor Джордж Фридман опубликовал http://colonelcassad.livejournal.com/1932343.html примечательную статью "Перенося модель стратегического прогнозирования в Москву". Ну а на днях вышла его статья по итогам поездки в Россию. Взгляд на Россию изнутри На прошлой неделе я летал в Москву, прибыл в 16:30 8 декабря. В Москве в это время темнеет, и солнце не встает примерно до 10 утра в это время года - так называемые черные дни в противоположность белым ночам. Для тех, кто привык к жизни недалеко от экватора, это неуютно. Это первый признак того, что вы не только в чужой стране, но и в чужой среде. Однако, когда мы поехали в сторону центра Москвы, а в часе езды, дорожное движение, дорожные работы, были привычным явлением. Москва имеет три аэропорта, и мы прилетели в самый дальний от центра города, Домодедово - основной международный аэропорт. В Москве происходят бесконечные ремонтные работы, и, пока движение задерживается, это означает, что процветание продолжается, по крайней мере, в столице. Наш хозяин встретил нас, и мы поехали работать, быстро найдя общий язык и обсуждая события текущего дня. Он провел много времени в Соединенных Штатах и был гораздо более знаком с нюансами американской жизни, чем я с русской. В этом он был идеальный хозяин, переводя свою страну для меня, всегда с запалом русского патриота, которым он, конечно, и являлся. Мы разговорились во время поездки по Москве, сумев погрузиться в эту тему. От него, и из разговоров с российскими экспертами из большинства регионов мира - студентов Института международных отношений - и горстки тех, кого я принял за обычных граждан (не устроенных в государственные учреждения, осуществляющие управление в России по международным и экономическим вопросам), я получил представление о российских проблемах. Проблемы в том, что можно ожидать. Основы и порядка в этих проблемах не было. Россия и санкции Экономические ожидания россиян Я думал, что экономические проблемы России будут стоять на первом месте в умах людей. Падение рубля, снижение цен на нефть, общее замедление в экономике и влияние западных санкций - все, кажется, на Западе нацелено против российской экономики. Тем не менее, это не тот разговор, в котором я участвовал. Снижение рубля повлияло на планы о поездке за границу, но общество только недавно начало чувствовать реальное влияние этих факторов, в частности путем инфляции. Но была и другая причина для относительного спокойствия за финансовую ситуацию, и она исходила не только от государственных чиновников, а также от частных лиц и должна рассматриваться очень серьезно. Русские отметили, что экономические руины всегда были нормой для России, и процветание – это лишь исключение из правила. Существует всегда ожидание того, что процветание придет к концу, и вернутся нормальные рамки российской бедности. Россияне ужасно пострадали во время 1990-х годов при Борисе Ельцине, но также и при предыдущих правительствах еще во времена царей. Несмотря на это, некоторые указали, что они победили в войнах, в которых нужно было победить, и смогли жить жизнью, которую стоит жить. Золотой век предыдущих 10 лет шел к концу. Это можно было ожидать, и это надо будет пережить. Правительственные чиновники предупреждали об этом, и я не думаю, что это был блеф. Стержнем беседы были санкции, а целью было показать, что они не вынудят Россию изменить свою политику по отношению к Украине. Сила русских в том, что они могут выдержать то, что бы сломало другие народы. Было также отмечено, что они, как правило, поддерживают правительство, независимо от его компетенции, когда Россия чувствует себя под угрозой. Таким образом, утверждали русские, никто не должен ожидать, что санкции, независимо от того, насколько жесткие, заставят Москву капитулировать. Вместо этого русские ответят своими санкциями, которые не были указаны, но которые, я, предполагаю, будут означать захват активов западных компаний в России и сокращение сельскохозяйственного импорта из Европы. Там не было речи о прекращении поставки природного газа в Европу. Если это так, то американцы и европейцы вводят себя в заблуждение по вопросу о последствиях санкций. В общем, я лично испытываю мало доверия к введению санкций. Как говорится, русские дали мне возможность посмотреть через другую призму. Санкции отражают европейские и американские пороги боли. Они предназначены для того, чтобы вызвать боль, которую Запад может не выдержать. Применительно к другим, последствия могут различаться. У меня такое чувство, что русские говорили серьезно. Это могло бы объяснить, почему усиление санкций, а также падение цен на нефть, экономические спады и остальное просто не вызвали подрыва уверенности, который ожидался. Солидные цифры по итогам голосования показывают, что президент Владимир Путин по-прежнему очень популярен. По-прежнему ли он популярен, в то время как курс продолжает снижаться, и одинаково ли оптимистична финансово пострадавшая элита, это другой вопрос. Но для меня самый важный урок, я, возможно, уяснил в России - главное слово здесь "возможно" - это то, что россияне не реагируют на экономическое давление так, как на Западе, и что идея прославленного в президентской кампании лозунга "Это экономика, глупый" не может применяться так же и в России. Россия и Украина. Украинский вопрос Об Украине говорили гораздо более напряженно. Здесь существует понимание того, что события в Украине были развернуты для России и обида, что руководство Обамы утверждает, что русские считают пропагандой кампанию, пытающуюся сделать Россию агрессором. Регулярно отмечались в две позиции. Во-первых, что Крым был исторически частью России, и что в нем уже преобладала российская армия в рамках Договора. Там не было никакого вторжения, а лишь утверждение реальности. Во-вторых, накалялась настойчивость, что восточная Украина населена русскими, и как и в других странах, тем русским должна быть предоставлена высокая степень автономии. Один ученый указал на канадской модели и Квебеке, что Запад обычно не имеет никаких проблем с региональной автономией для этнически различных регионов, но был в шоке, что русские, могут захотеть практиковать форму регионализма, принятую на Западе. Случай с Косово является чрезвычайно важным для россиян и потому, что они чувствуют, что их пожелания там не были учтены, и потому, что имел место прецедент. Спустя годы после падения сербского правительства, которое угрожало албанцам в Косово, Запад подарил Косово независимость. Россияне утверждают, что границы были перерисованы, хотя никакой опасности для Косово не было. Россия не хотела, чтобы это произошло, но Запад сделал это, потому что мог. По мнению России, перерисовав карту Сербии, Запад не имеет права возражать против перекройки карты Украины. Я стараюсь не быть втянутым в споры о вопросах добра и зла, не потому, что я не думаю, что есть разница, но потому, что история редко решается с помощью моральных принципов. Я понял взгляд россиян на Украину как на необходимый стратегический буфер, и мысль, что без него они бы столкнуться с серьезной угрозой, если не сейчас, то когда-нибудь. Они указывают на Наполеона и Гитлера в качестве примеров врагов, пораженных до основания. Я пытался представить стратегическую американскую точку зрения. Соединенные Штаты провели прошлый век в достижении единой цели: избежать возникновения какого-либо одного гегемона, который мог бы быть в состоянии использовать западноевропейские технологии и капитал и российские ресурсы и рабочую силу. Соединенные Штаты вмешались в Первую мировую войну в 1917 году, чтобы блокировать немецкую гегемонию, и снова во время Второй мировой войны. В холодной войне целью было предотвратить российскую гегемонию. Стратегическая политика США остается неизменной на протяжении целого столетия. Соединенные Штаты предназначены предотвратить рост любого гегемона. В этом случае страх возрождающейся России есть воспоминание о холодной войне, но небезосновательный. Как некоторые указали мне, экономическая слабость редко означает военную слабость или политическую разобщенность. Я согласился с ними в этом и отметил, что именно поэтому у Соединенных Штатов есть обоснованное опасение насчет России в Украине. Если России удастся восстановить свою власть в Украине, то, что будет дальше? Россия имеет военную и политическую силу, которая могла бы начать посягать на Европу. Таким образом, это не иррационально для Соединенных Штатов, и по крайней мере некоторых европейских стран, хотеть утвердить свою власть в Украине. Когда я выложил этот аргумент очень высокопоставленному чиновнику из министерства иностранных дел Российской Федерации, он сказал, что не имеет ни малейшего представления, что я пытался сказать. Хотя я думаю, что он в полной мере понимает геополитические императивы, руководящие России в Украине, но для него вековые императивы, руководящие в Соединенных Штатах слишком велики, чтобы применить их к украинскому вопросу. Вопрос не о нем, видящем только его сторону вопроса. Скорее всего, это то, что для России Украина является актуальным вопросом, и картина американской стратегии, которую я рисовал, является настолько абстрактной, что, кажется, не имеющей ничего общего с непосредственной реальностью. Существует традиционный американский ответ на то, что такое русская уверенность в себе; однако россияне чувствуют, что они были далеки от наступления и лишь оборонялись. Для этого чиновника американские опасения о российской гегемонии просто слишком надуманы, чтобы их рассматривать. На других собраниях, со старшими сотрудниками Института международных отношений, я попробовал использовать иную тактику, пытаясь объяснить, что русские сбили с толку президента США Барака Обаму в Сирии. Обама не хотел атаковать, когда ядовитый газ был использован в Сирии, потому что это было в военном плане трудно и потому, что, если бы он свергнул президента Сирии Башара аль Асада, тогда бы суннитские джихадисты остались во главе страны. Соединенные Штаты и Россия имели одинаковые интересы, утверждал я, и попытка России поставить в неудобное положение президента, делая вид, что Путин заставил его отступить, вызвала реакцию США в Украине. Честно говоря, я думал, что мое геополитическое объяснение было много более последовательным, чем этот аргумент, но я попробовал использовать его. Дискуссия была за обедом, но мое время было потрачено на объяснения и рассуждения, а не на еду. Я обнаружил, что я сам мог придерживаться геополитической позиции, но они освоили тонкости администрации Обамы в тонкостях, которых мне никогда не достичь. Россия и Запад. Будущее России и Запада Более важный вопрос заключался в том, что будет дальше. Очевидный вопрос в том, распространился ли украинский кризис на страны Балтики, Молдовы или Кавказа. Я поднял этот вопрос с официальным представителем МИД. Он эмоционально подчеркивал, делая паузы несколько раз, что этот кризис не будет распространяться. Я так понял, это означает, что в странах Балтики не будет ни одного российского беспорядка, не будет беспорядков в Молдове и военных действий на Кавказе. Я думаю, что он был искренен. Русские умеют идти на уступки. Они должны иметь дело с Украиной, и они должны справиться с существующими санкциями, несмотря на то, сколько им еще предстоит терпеть экономические проблемы. Запад имеет ресурсы, чтобы справиться с несколькими кризисами. Россия должна подавить этот кризис в Украине. Россияне будут вести переговоры о предоставлении автономии для русских в некоторых районах на востоке Украины. Насколько автономными они будут, я не знаю. Они нуждаются в значительном жесте, чтобы защитить свои интересы и утвердить свое значение. Их точка зрения, что во многих странах существует региональная автономия, убедительна. Но история зиждется на власти, и Запад использует свою власть, чтобы жестко давить на Россию. Но очевидно, что нет ничего более опасного, чем ранить медведя. Убить его лучше, но убить Россию оказалось нелегко. Я ушел с двумя мыслями. Одна из них была о том, что Путин более надежен, чем я думал. В свете событий, это не значит много. Президенты приходят и уходят. Но это напоминание, что вещи, которые свергнут западного лидера, могут не затронуть лидера России. Во-вторых, русские не планируют кампанию агрессии. Вот здесь я более обеспокоен - не потому, что они хотят вторгнуться куда-либо, а потому, что народы часто не знают о том, что вот-вот произойдет, и они могут реагировать, таким образом, который удивит их. Это самое опасное в данной ситуации. То, что предполагалось, кажется действительно безвредным. Опасно действие непредвиденное, как со стороны других, так и со стороны России. В то же время, мой общий анализ остается неизменным. Независимо от того, что Россия могла бы сделать в другом месте, Украина имеет фундаментальное стратегическое значение для России. Даже если восток получит степень автономии, Россия будет по-прежнему глубоко обеспокоена отношениями остальной территории Украины с Западом. Также как это, для Запада трудно понять, что русская история это сказка о буферах. Буферные государства спасают Россию от западных оккупантов. Россия хочет создать механизм, который оставит Украину, по крайней мере, нейтральной. Для США, любая восходящая держава в Евразии вызывает автоматическую реакцию, порожденную столетней историей. Также как это, для России трудно понять, что почти половина века холодной войны дала Соединенным Штатам непереносимость возможного повторного восхождения России. Соединенные Штаты потратили прошлый век, блокируя объединение Европы под одной враждебной державой. То на что Россия нацелена и то, чего боится Америка - очень разные вещи. Соединенные Штаты и Европа не могут понять опасения России. Россия не может понять в особенности американские страхи. Опасения же обоих реальны и законны. Это вопрос не непонимания между странами, а несовместимых императивов. Вся добрая воля в мире – а ее очень мало - не может решить проблему двух крупных стран, которые вынуждены защищать свои интересы и при этом должны заставить других почувствовать угрозу. Я многому научился в моем путешествии. Я не узнал, как решить эту проблему, кроме того, что, по крайней мере, каждый должен понимать опасения другого, даже если не может успокоить его. http://cassad.net/category/politic/1176-vzglyad-na-rossiyu-iznutri.html - цинк http://www.stratfor.com/weekly/viewing-russia-inside#axzz3MD8AbNxU - оригинал на английском языке