15 февраля, 07:00

After the Glass Ceiling, a Glass Cliff

Only 5 percent of Fortune 500 companies are run by women. Why? Research shows that female executives are more likely to be put in charge of firms that are already in crisis. Are they being set up to fail? (Part 5 of a special series, “The Secret Life of C.E.O.’s.”) The post After the Glass Ceiling, a Glass Cliff appeared first on Freakonomics.

Выбор редакции
09 февраля, 15:33

Scott McNealy: Entitlements have become a benefit of bein...

Scott McNealy, Wayin co-founder and former Sun Microsystems CEO, talks about making cutbacks to "safety net" programs such as Medicaid and food stamps.

09 февраля, 10:01

Самые дорогие зимние Олимпийские игры в истории

Согласно аналитикам Олимпийские игры 2018 г. будут стоить Южной Корее около $13 млрд. Сумма впечатляющая, однако это не самые дорогие Олимпийские игры в истории. Ниже мы расскажем о пяти самых дорогих Зимних Олимпийских играх в истории.

09 февраля, 10:01

Самые дорогие зимние Олимпийские игры в истории

Согласно аналитикам, Олимпийские игры 2018 году будут стоить Южной Корее около $13 млрд. Сумма впечатляющая, однако это не самые дорогие Олимпийские игры в истории. Ниже мы расскажем о пяти самых доргогих Зимних Олимпийских играх в истории.

03 февраля, 22:40

Welcome To Bitcoin's "Trough Of Disillusionment"

Authored by Mark Jeftovic via Guerilla Capitalism blog, The Gartner Group is widely credited with formulating the “Hype Cycle”, a trend curve that is said to model the adaptation of a new technology or paradigm. Simply put it looks like this:   via: https://en.wikipedia.org/wiki/Hype_cycle It certainly seems to have held sway regarding the Internet revolution, where the Peak of Inflated Expectations culminated in the Nasdaq blow-off-top of 2000 and the ensuing “Tech Wreck” crash. I remember that well, for a number of reasons including that my co-founders and I were still in “start-up” mode with our company, easyDNS.  I remember profoundly misunderstanding what was happening in those final few months. I remember thinking, literally “this is an entirely new economy, it’s not about running profitable businesses anymore, it’s about running up your stock price.” There was a Sun Microsystems commercial that was near music video length, set to the soundtrack of the iconic rock track “Hocus Pocus” whose sole call-to-action at the end of the ad was the “SUNW” ticker symbol. And then it all imploded. That was when I started seriously learning about economics, history and finance. I remember sitting in a diner one night having a coffee with a friend, mere months before the crash. Bullshit .COM’s were getting funded all over the place and everybody else, except me it seemed, were becoming millionaires overnight. “I suppose if we hit the jackpot and got rich tomorrow, I’d probably think I was a master of the universe and crash and burn with drugs and booze”, I conceded (having recently gotten clean and sober). He said “For that reason alone it’s probably best for you if you don’t become wealthy until your sobriety can handle it.” Then he told me the story of the Roman Triumphs, which I never knew about beforehand. When a Roman consul returned home after a particularly spectacular military campaign abroad, a “Triumph” was held – which was a parade through the streets Rome celebrating his accomplishments. But there was an additional component that (as it was told to me then), a slave would be put in the chariot beside the consul, who’s sole job throughout the Triumph was to whisper into the victorious leader’s ear “Remember, thou art mortal”. I’ve never seen an original source for this, it’s been attributed to Julius Caesar, to Tiberius and to Marcus Aurelius. Or it’s possibly even apocryphal – but one thing I know for sure, there was nobody nearby whispering “Remember, thou art mortal” to any crypto-millionaires over the course of 2017.   “Dude. Get over yourself”. This is the “gotcha” peculiar to success and good fortune. The illusion of invincibility. Infallibility. Omnipotence. It can happen to individuals and it can happen at a collective, archetypal or sub-cultural level. When I sat down to finally write this (I went on record saying this would be the year Bitcoin enters the Trough of Disillusion on New Year’s Day) and researched a bit, I found that “The Trough of Disillusionment” for Bitcoin has been called almost as often as the Bubble Top was over this unprecedented price run since Bitcoin’s inception. The similarities between the DotCom top and 2017/December were striking. The “ICO Craze” were the pets.com and boo.com’s of the day.  I honestly don’t understand most ICO models: they’re not equity. You’re not getting a piece of the company, and they’re not debt, so there’s no yield. They’re for the most part utility tokens. Many with the flimsiest utility value. I mean if you’re going to shoehorn a utility token representing a banana into an ICO and raise funds selling them, people are going to buy them because they think what? That the price of bananas is going to moonshot? It doesn’t make any sense. I understand the “kickstarter” analogy to ICOs, people want what you plan to create and they fund you by prepaying it, ok that part I get. But why am I, as an investor going to buy a given utility token unless I plan to consume a lot of your utility. Looked at this way, Basic Attention Token (BAT) makes sense if one has high hopes for the Brave browser (as I do) and wants to be in a position to participate in that ecosystem early. I also understand the impetus toward “tokenization” which I credit Adam Levine at Tokenly for seeing it coming early. But in 2017  all that devolved, rapidly, into a bullsh*t money raising racket. It reflected badly on much of the space and to mainstream commentators it made everybody in it look like charlatans and hucksters. Then there were the Ponzis I hadn’t heard about Bitconnect until the day they shut down (exited?) But anybody who went through the Digital Gold Currency (DGC) era who looked at Bitconnect would have instantly recognized it as a “High Yield Investment Program” a.k.a  “HYIP”. We got wise to those early enough in the days when easyDNS was accepting e-gold to specifically ban them from our service. In this incarnation they are being touted as “Crypto Lending Programs”. Make no mistake…   …as soon as you see “daily interest” you know you’re dealing with a HYIP. Especially after 10 years of ZIRP and NIRP, anybody who is guaranteeing you 40% interest per month is running a ponzi. Apparently bitconnect resurfaced long enough to float (get this), an ICO….   But seem to be gone again. There are more out there. Probably everything listed in this site is a ponzi. If it says “daily interest”, it’s a ponzi, if it says “guaranteed” it isn’t. If you have any funds in any of those sites and they are still up and running, stop what you are doing, and go cash out, at any price, right now. Why This Time May Have Been “The Secular Top” When people get excited about something, and I’m as guilty as anybody of succumbing to this, they tend to get myopic about it. Example from outside the space: During the heyday of the domain name aftermarket, the “Tea Party” political movement in the US started looking like it was picking up steam and people speculated that the rock band from Windsor, Ontario, “The Tea Party“, who owned “TeaParty.com” were about to become very rich selling their domain name. (They ended up not selling it and they still operate from there to this day). This was back when .com’s could still sell for millions. Here we were heading into the 2012 election cycle with a “dark horse” political movement coming out of left field (sorry, I guess that would be right field) and the domainers were enthusiastically predicting outlandish valuations for the domain name. I can’t find the thread now but one prognosticator was putting a value of 1 billion dollars to the name. That was plain delusional, but a good example of what happens to the mind under the spell of an asset-bubble induced tunnel vision. At the time I did some searching and realized that valuing a single domain name at $1 billion would have exceeded the total cost of an entire presidential campaign run by 2X or 3X.  That’s when you know your price targets are out of whack. So look at 2017.We have Bitcoin starting the year with a 10 – 15 Billion dollar market cap, and then pulling into December well north 100 billion, 200 billion, 300 billion! While the total crypto-currency space peaking at close to 750 Billion, that’s three-quarters of a trillion dollars. What felt different about this spike high was that this time was the first time that Bitcoin fever truly broke outside of the crypto-currency space and out into the wider public consciousness. Sure, people were hearing about it before, but this time, people were getting pulled in. For months leading up to December all anybody wanted to talk to me about was Bitcoin. Most of them didn’t even know I was “into Bitcoin”,  just that I was a technology guy. In December it got manic. A friend of a friend got my cell number and called me wanting to meet up and literally hand me a briefcase of cash for some bitcoin, right now! I was getting emails from people I hadn’t heard from in years wanting to hire me for consultations on getting into Bitcoin. It’s about the technology, not the price At the time I wrote “This time is Different”, Part 1 & Part 2 I did try to stress that what was exciting and revolutionary about Bitcoin was the technology and disruptive ramifications moreso than the price action. I admit I was being dismissive of the price action, and not fully cognizant of the spike-high/bubble aspect until it seemed to reach a crescendo in December. Then after correspondence with Mike Swanson of WallStreetWindow, who I’ve been following for a long time (over a decade) I realized that yes, he was probably right that this was a blow-off top. Mike is more skeptical of the underlying technology than I am, hell, I’m a believer, he isn’t. But I was also a believer in internet technology – I owe my livelihood to it – and know from experience that technology revolutions do go through these cycles. The big question then remains: Is this really a technology revolution going through this Hype Cycle? Or is it e-gold and Digital Gold Currencies of yesteryear, which showed promise but ultimately went bust? I think it’s the former, in fact I’m almost certain of it for many reasons. Bitcoin has demonstrated that anti-fragility, no matter how badly it gets mangled or maligned, it’s that “honey badger” of technologies and it just keeps marching forward and coming back stronger than ever. When Mt Gox crashed I said it was a victory for the space precisely because there was no central authority, it put everybody on notice that the Saviour State wasn’t going to step in and clean up our messes, and that meant that people had to do real honest due diligence and they had to take personal responsibility for their actions. It’s the exchanges that are still the Achilles Heel of all this. Those are the choke points for getting into or out of the crypto space and over this last stage of the blow-off they did not fare well. Freezes on new accounts were one thing, but freezes on withdrawals are another and there have been rumours that some exchanges were using new deposits to cover withdrawals. Exchanges are allowing margin trading. Even if your personally eschew margin, keeping  your funds in an exchange that is allowing margin trading may see your balance being de-facto rehypothecated. If any meaningful portion of the participants move toward the exits at a given time that can be a huge problem. The structural design of the exchanges and the overall governance systems of the coins themselves will need to step up to the next level in order for the space to ascend that “Slope of Enlightenment” and attain the “Plateau of Productivity”. All of these bullsh*t ICO’s, sh*tcoins and ponzis need to be cleared out, the exact same way pets.com, boo.com and all those other dot bombs had to be cleared out as well. That sets the stage for… What happens next: (a.k.a “what a secular bear market in crypto-currencies might look like) We’re constrained by the minuscule time crypto-currencies have been in existence, so my thoughts are drawn via inferences from history outside the space. My working theory right now is that a secular bull market in crypto-currencies from 2008 to 2018 has completed. That’s a 10 year bull market and probably the highest yielding bull run of any asset in history. Even if Bitcoin drops 80% from here (call it from ~ $9,500 USD/BTC down to ~ $1,900 USD/BTC) then Bitcoin would still be up 90% from a year ago. That still just boggles my mind. By comparison, the S&P500, in the same year went to all-time highs with a gain of 18%. If Bitcoin et al are, to quote Vitalik Buterin “are a fundamentally new class of cryptoeconomic organisms” – in other words, a new asset class, then I would expect them to display the characteristics that all other assets display: Cycles: Secular ones, counter-cyclical ones. In stocks and commodities, a secular bull market can last 8 to 20 years. Secular bears are typically shorter, they can last 3 to 8 years but there have been some that lasted 20 years and even more (Japanese equities, nearly 30 years in…). Keep in mind that secular bear markets don’t just fall downward for their entire length, they go sideways and whipsaw everybody until capitulation or some other form of maximum pessimism occurs. And to be absolutely clear here: I don’t think we are anywhere close to capitulation or maximum pessimism in the Bitcoin space. If you want to know what a “bottom” looks like, take a look at, say… gold, which has been going up for two years, is universally despised, and even most goldbugs still think it’s going to “crash”. From experience: bear cycles go deeper and last longer than anybody, especially me, suspects. I have personally and notoriously been “too early” calling bottoms of gold bears since 2003. Possibly profitable advice would be: wait until I call for a bottom in Bitcoin and then wait another year (buy a truck, and then after a year, back up that truck). Mean Reversion: Anybody who thought Bitcoin was just going to keep going, straight-up, forever was doing themselves and their readers a disservice. I am not looking forward to seeing John McAfee “eat his own dick” come 2020 when Bitcoin isn’t $1,000,000/per. It’s tough to gauge what a rational mean would be for Bitcoin since it’s only been around for 10 years. There is also the observed phenomenon that the counter-cyclical trends in Bitcoin seem to be compressed, and occur at a faster pace. How can anybody know for sure what to expect in terms of a counter-cycle bear in terms of length and duration? The other problem with something that has gone up this much, this fast for so long is the corollary of mean reversion which is Mean Overshoot: It’s not that some asset gets ahead of itself and spikes away from the mean, then blows off the top and comes off back to the mean. No sir, it overshoots the mean, many say to the same degree the spike got ahead of the mean is the degree to which the counter-move will overshoot below the mean.   If this is the case here I would be looking for lower lows than what we are experiencing here, so low to bring about capitulation and maximum pessimism. Remember when Businessweek magazine ran that famous “Death of Equities” cover in 1979? (Three years ahead of the 1982-2000 bull market?), we’d need to see a “Death of Bitcoin” cover  story on Bitcoin Magazine. (No, not the Economist or NYT or some publication that wants to see this stuff die, it has to be from something within the space. That’s maximum pessimism.) Remember, we could lose another 80% from where we are today and still be roughly double over last year. In my mind that leaves an enormous amount of downside. On the upside, there’s a lot of overhead resistance, and that will be there for a long time. I think what differentiates this spike high from the previous ones over the years was the overall lack of public participation in Bitcoin. It was still a curiosity for outsiders, so the people taking the losses were the ideologically committed HODLers. That isn’t the case now. Finally, when all this turns around (price wise), if this really is a new asset class (like stocks, or bonds or commodities) then in the next bull cycle what often happens is Change of leadership That means next time up it may not be Bitcoin leading the way. It could be Ethereum, it could be some other Bitcoin derivation, or possibly something that doesn’t even exist yet. (/me *ducks*) If I’ve learned one thing from Mike Swanson in my years of following him, it’s that successive bull markets are led by different components than the previous one. In days gone by it was the “Nifty 50”, during the the Nasdaq Bubble was the .COMs’, today most of the companies that led the .COM boom don’t even exist anymore and it’s all about the FANGs. When the stock market cycles again there will be different leadership. If cryptos are indeed an asset class unto themselves, then I would expect a similar phenomenon to play out. What to do about it If you listen to Lets Talk Bitcoin (which easyDNS sponsors), they frequently say to invest in the skills and the technology not the price. Don’t spend your money on “investing” in crypto-coins, spend it on learning how to work within this still emerging technology (programming, business, law, whatever) and either develop income streams that earn crypto-currency, or figure out a way to add these streams to your existing business. This has always been my preferred way of accumulating crypto-currency (and before that DGCs) and we’ve never regretted it. Remember the tech wreck – easyDNS enjoyed it’s fastest growth rate in the years immediately following the dotcom bust. If I’m right about any of this, and if you are serious about this space, then believe it or not you’re actually in the sweet spot. Now is the time to hone your skills, now is the time to adapt your business to this new technology if you haven’t already. No you don’t have to regret “missing out”, if I’m right then nobody is going to experience FOMO for a very long time – and that’s the quiet period you can turn to your advantage. Lastly, get and read Nick Gogarty’s “The Nature of Value”, it does a masterful job examining the distinct phases technology transitions go through and why the first couple phases usually end in disaster for asset allocators anyway and why the best thing you can do is take a step back and wait for an emerging space to finish going through the mania phase. This is the Trough of Disillusionment, where the “get rich quick” people throw in the towel and move on while the serious builders and innovators get down to business.

22 декабря 2017, 11:55

Эрик Шмидт уйдет с поста председателя совета директоров Alphabet

Ларри Пейдж станет единоличным руководителем Alphabet. Помогавший ему и Сергею Брину превратить Google в одну из крупнейших IT-компаний Эрик Шмидт оставит руководящий пост и останется просто советником.

07 декабря 2017, 12:29

10 лучших университетов мира

В рамках ежегодного исследования Times Higher Education World University Rankings был в очередной раз опубликован список лучших вузов в 2018 г.

07 декабря 2017, 12:29

10 лучших университетов мира

В рамках ежегодного исследования Times Higher Education World University Rankings был в очередной раз опубликован список лучших вузов в 2018 году.

Выбор редакции
27 октября 2017, 02:02

JAVA 9. Что нового?

Java — удивительно универсальный язык программирования. На сегодняшний день насчитывается около 6.5 млн разработчиков Java по всему миру. И все благодаря его утилитарности, простоте использования, безопасности и независимости платформы (он работает вне зависимости от того, какое оборудование или операционная система используются). Java была разработана в 1995 году компанией Sun Microsystems и изначально создавалась для интерактивного телевидения и программирования бытовых электронных устройств. Тем не менее, публичный релиз Java 1.0 выявил смену фокуса на интернет-использование, превратив его в один из самых популярных языков программирования. Очевидно, со времен 1.0 многое изменилось и вот наконец после множества переносов 21 сентября 2017 года состоялся релиз Java 9. Особенности предыдущей (8-й) версии благодаря своей универсальности предоставили разработчикам возможность создавать решения для самых разных секторов бизнеса, включая финтех, здравоохранение и другие индустрии. Среди ключевых нововведений Java 8 следует отметить лямбда-выражения, стримы и изменения в API. В свою очередь Java 9 также изобилует разнообразием обновлений “под капотом” и в API. Кроме очевидного проекта Jigsaw, на который возложена обязанность по внедрению модулярности в основные компоненты Java, новая версия может похвастаться ещё тремя важными фичами: Полная поддержка клиента HTTP 2.0: Вопрос в скорости, и HTTP 2.0 предоставляет более высокие результаты, колеблющиеся от 11.81% до 47.7% по сравнении с клиентом HTTP 1.1. Jshell: Новый инструмент командной строки. Если разработчик хочет автономно запустить несколько строк Java, то это можно выполнить без необходимости заворачивать все в отдельный метод или проект. Microbenchmark: Теперь производительность отдельных небольших частей кода можно измерить стандартизированным методом. Анализ JMH за наносекунды уникален для Java 9. Читать дальше →

24 октября 2017, 12:00

12 лучших университетов мира

U.S. News & World Report опубликовал рейтинг лучших вузов - 2018 Best Global Universities. В рамках исследования изучались 1 250 университета в 74 странах мира.

24 октября 2017, 12:00

12 лучших университетов мира

U.S. News & World Report опубликовал рейтинг лучших вузов - 2018 Best Global Universities. В рамках исследования изучались 1 250 университета в 74 странах мира.

26 сентября 2017, 15:17

Где учатся миллионеры: топ-10 университетов

Только 1.3% миллионеров в мире заработали свои миллионы без высшего образования.

20 сентября 2017, 18:06

Величайшие бизнес-умы современности. Список Forbes

Полный список наших современников, которые оказали влияние на весь мир, составленный к 100-летнему юбилею Forbes американской редакцией журнала

Выбор редакции
12 сентября 2017, 16:00

18Birdies Welcomes Sun Microsystems Co-Founder McNealy As Advisor, Equity Partner For Golf App

18Birdies makes a significant add, strategically and financially, bringing in Sun Microsystems co-founder Scott McNealy as an advisor and equity partner, as it looks to re-imagine the world of golf through technology.

11 сентября 2017, 18:31

Oracle фактически ликвидирует Sun

Избегайте этой ловушки, не следует придавать антропоморфные черты Ларри Эллисону. Брайэн Кантрилл Похоже, что в Oracle приняли решение окончательно избавиться от трудовых ресурсов, составляющих костяк Sun Microsystems. Массовые увольнения затронули около 2500 сотрудников, работающих над операционной системой Solaris, платформой SPARC и системами хранения данных ZFS Storage Appliance. Это не рядовая трансформация — оптимизация, а настоящая бойня. По мнению создателя системы динамической отладки Dtrace Брайэна Кантрилла (Bryan Cantrill) на сей раз нанесен непоправимый ущерб, в результате потери 90% производственных кадров подразделения Solaris, включая все руководство. Читать дальше →

24 июля 2017, 13:16

15 самых влиятельных людей в сфере IT

Бизнес ежегодно вкладывает огромные суммы в развитие технологий. Только в 2017 г. эта сумма составила $3,5 трлн согласно данным Gartner.

24 июля 2017, 13:16

15 самых влиятельных людей в сфере IT

Бизнес ежегодно вкладывает огромные суммы в развитие технологий. Только в 2017 году эта сумма составила $3.5 трлн, согласно данным Gartner.

18 июля 2017, 13:00

A Study Shows How to Find New Ideas Inside and Outside the Company

Bill Joy, the co-founder of Sun Microsystems, was famous for saying, “Not all smart people work for you.” Companies know this. That’s why many seek to tap the potential of “open innovation” by encouraging their employees to scout for new ideas among external partners, such as universities, research institutes, competitors, and customers. Companies as diverse as Procter and Gamble, Henkel, Lego, and Bosch are all using technology scouts to import ideas from external sources. Much research suggests that exposing employees to a broad range of external partners can lead to more innovation at the company. But if they spend too much time searching for new ideas outside their firm, this could detract from the work they do inside the company. They will presumably have less time to attend internal meetings, talk to colleagues, and stay on top of email. So while they may be increasing the potential for future innovation, their time away from firm activities could negatively affect the firm’s current productivity. Together with David Gann from Imperial College London, we conducted field research at IBM to explore whether searching for new ideas outside the firm led to greater innovation for the company. We studied 615 IBM employees who were either Distinguished Engineers or nominated to the Academy of Technology — two bodies of senior technical experts explicitly tasked with searching for new ideas. Together, these two groups of experts produce a substantial amount of IBM’s patents, which is serious business for IBM. IBM has been the most active patenting organization in the U.S. for the past 24 years: In 2016, IBMers were granted more than 22 patents per day and IBM became the first firm to surpass 8,000 patents awarded in a single year. These high-performing senior technical experts are granted significant autonomy as to how they search for new ideas, who they interact with, and how they spend their time. As one expert explained to us: “Our job is to figure out what the next [thing] is, to sift all the possible things, which ones are going to matter to IBM and then go out and figure out what is really happening and come back with recommendations…Why we think this matters, how we think this is going to play out and where IBM should fit in.” We surveyed this group to find out how they allocated their time both inside and outside the firm. While some experts focused on a narrow set of partners (“I just talk to customers”), others were more broad: “We talked to everyone we could think of that mattered in the [technology] community to try and find out what their views of it were, how they saw it playing out, rather than just sitting inside IBM and speculating.” These experts most often networked with customers and users, followed by business partners who worked at other companies that were not direct competitors. Many also networked with consultants, and people from competing firms and universities. We measured the breadth of each person’s external social network by the different types of external sources they interacted with. Then we assessed how the breadth of each person’s external network was associated with subsequent innovation outcomes at IBM, like the quantity and quality of the patents the individual produced. Surprisingly, we found that our respondents’ most common sources of inspiration for new ideas were their colleagues inside, rather than outside, the firm. In contrast with current theories of open innovation, people with broader external networks were no more innovative than people with narrow external networks. Many of the experts relied mostly on internal networks and were still innovative. To better understand this puzzle, we examined how people allocated their time among their information sources inside and outside IBM. We discovered that experts with a broad external network were more innovative only when they devoted enough time and attention to those sources. For instance, people who interacted with eight different types of partners were only more innovative if they allocated half of their time outside the organization. Those who spent more time cultivating external relationships reported higher innovation outcomes, in terms of either patent quantity or quality. When people created a broad external network but did not spend adequate time learning how to use the information gained, the costs of being more distant from the organization and engaging in external networking outweighed the benefits of identifying novel information. This is an important finding, as many managers are keen on the idea that networking and forming external ties can boost the flow of ideas that spurs innovation. What we found is, for that to happen, employees need to devote significant time and attention to creating and sustaining their external relationships. In some cases, people who focused on learning from colleagues inside the organization were just as innovative. About 30% of the respondents who had a broad external network did not allocate enough time to learn from those relationships. These people would have been better off deepening relationships with their colleagues inside the firm. For spending time inside the company is also important to understanding the firm’s innovation needs and knowing how to develop and execute on innovative ideas. Based on this and related research, we identified some ways managers can ensure that employees searching for new ideas outside the firm make the best use of their time and network in ways that are likely to enhance innovation. First, not every employee needs to cultivate a broad external network to innovate. Every firm needs a mix of skilled networkers and people who understand the inner workings of their own organization. In large firms, people often become entrenched in their own function, barely interacting across divisions. Managers should promote networking outside and inside the company as important sources of learning. A first step in making this happen is to find out which approach is better for current employees and map out potential networks inside the organization. Second, cultivating a broad external network takes more time than people realize and involves certain tradeoffs. Our research shows that many people may be misallocating their time by trying to expand their external networks without devoting the additional time needed to truly learn how they can benefit from the ideas they come upon. In this case, employees incur all the costs of networking without the benefits; they create weak ties without recouping benefits for the firm. Managers can address this by discouraging “networking for networking’s sake,” and encouraging employees to create substantive ties that support incorporating outside knowledge into their work at the firm. Third, since it takes time to develop fruitful relationships with external partners, the employees who do this can become more distant from the company in which they work. Companies thus need to ensure that these employees not only devote time to networking externally, but also prioritize absorbing and applying what they learn—and diffusing this knowledge internally. Many people told us that they didn’t have enough time to reflect on and process what they learned and how it might apply to the firm. This is important in order to connect external knowledge with those who spend more of their time working in the company. Thus, managers may want to pair their external “power networkers” with their more internally focused colleagues to obtain the best of both worlds: leveraging the external sourcing of ideas and connecting them with skilled internal brokers who can perhaps better direct the application of novel ideas. There are many ways in which the search for external ideas can be beneficial for innovation. However, our findings suggest that one cannot attribute sweeping benefits to scouting without considering the opportunity costs. Time networking outside the firm implies less time learning about the firm’s innovation needs. And if someone is creating a broad network without reflecting on how to apply what they learn, then the benefits of networking are difficult to realize. Firms can mitigate these costs by encouraging employees to spend time networking with their internal colleagues, while supporting externally-focused scouts to deepen and leverage their outside relationships to boost innovation at the firm.

Выбор редакции
15 июня 2017, 17:00

Как это работает? | Компьютерная мышь

История компьютерной мыши берет свое начало 9 декабря 1968 года, когда она была представлена на выставке интерактивных устройств в Калифорнии. Патент на этот гаджет получил Дуглас Энгельбарт 2 годами позже. Первым компьютером, в набор которого включалась мышь, был мини-компьютер Xerox 8010 Star Information System, представленный в 1981 году. Мышь Xerox имела три кнопки и стоила […]

15 июня 2017, 10:46

THE: 10 лучших университетов мира

Британская компания Times Higher Education (THE) опубликовала репутационный рейтинг вузов мира. Топ составляется на основе опросов, в которых принимают участие авторитетные ученые.

12 ноября 2013, 16:01

Советские корни процессора Intel Pentium

Мало кто знает, но у истоков создания самого известного в мире процессора Intel Pentium были и советские специалисты и инженеры. В свое время СССР добился достаточно серьезных достижений в создании компьютерной техники. Примером этому может служить серия советских суперкомпьютеров «Эльбрус», которые были созданы в Институте точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ) в 1970-1990-х годах прошлого века, это же название носит серия микропроцессоров и систем, созданных на их основе и выпускаемых сегодня ЗАО МЦСТ (Московский центр SPARC-технологий). История компании «Эльбрус МСЦТ» началась в 1992 году, когда Бабаян со своими коллегами и при участии Дэвида Дицеля, в то время работавшего в компании Sun Microsystems, организовали «Московский центр SPARC-технологий». Позднее при участии Бабаяна были созданы еще несколько компаний: «Эльбрус 2000″, «Эльбрус Интернейшнл», которые и образуют «Эльбрус МЦСТ». Компания работала как по заказам зарубежных компаний: Sun, Transmeta (именно в эту компанию перебрался со временем Дэвид Дицель), а также выполняла работы по заказам правительства России. Прежде всего, это используемые в российской армии вычислительные комплексы «Эльбрус 90-микро» на базе собственных процессоров серии МЦСТ R. За их создание Бабаян и его коллеги в своё время получили государственные награды. Однако история самого »Эльбруса»куда длиннее. Первый компьютер с таким названием был создан еще в 1978 году в ИТМиВТ им. С.А. Лебедева АН СССР под руководством Б.С. Бурцева и при участии Бориса Бабаяна, который был одним из заместителей главного конструктора. Основными заказчиками компьютеров «Эльбрус»были, конечно, военные. Первый компьютер «Эльбрус» обладал модульной архитектурой и мог включать в себя от 1 до 10 процессоров на базе схем средней интеграции. Быстродействие данной машины достигало 15 миллионов операций в секунду. Объем оперативной памяти, которая была общей для всех 10 процессоров, составлял до 2 в 20 степени машинных слов или, если применять принятые сейчас обозначения, 64 Мб. Однако самым интересным в «Эльбрусе-1» была именно его архитектура. Созданный в СССР суперкомпьютер стал первой в мире коммерческой ЭВМ, которая применяла суперскалярную архитектуру. Ее массовое применение за рубежом началось только в 90-х годах прошлого века с появлением на рынке доступных процессоров Intel Pentium. Как выяснилось позднее, подобные разработки существовали и до «Эльбруса» в корпорации IBM, однако работы эти были закрытыми и так и не привели к созданию коммерческого продукта. Правда, в ряде публикаций появлялись сведения, что при проектировании «Эльбруса» в основу были положены разработки зарубежных фирм. Однако участники создания советского суперкомпьютера с такой позицией не согласны. В одном из интервью В.С. Бурцев, главный конструктор «Эльбруса», отметил, что при создании компьютера конструкторы старались использовать передовой опыт как отечественных, так и зарубежных разработчиков. И на архитектуру «Эльбрусов» оказали влияние не только компьютеры фирмы Burroughs, но и разработки таких фирм, как Hewlett-Packard, а также опыт создателей БЭСМ-6. При этом немалая часть разработок была оригинальной, к ним относится и суперскалярная архитектура. Кроме этого для организации передачи потоков данных между периферийными устройствами и оперативной памятью в компьютере могли применяться специальные процессоры ввода-вывода. Таких процессоров в составе системы могло быть до 4-х штук, они работали параллельно с центральным процессором и обладали своей собственной памятью. Следующим этапом работ явилось создание компьютера «Эльбрус-2». Эти ЭВМ отправились в серийное производство в 1985 году. По своей внутренней архитектуре они не сильно отличались от «Эльбрус-1», но применяли новую элементную базу, что позволило увеличить максимальную производительность до 125 млн. операций в секунду. Объем оперативной памяти компьютера увеличился до 16 млн. 72-разрядных слов или 144 Мб. Максимальная пропускная способность каналов ввода-вывода «Эльбруса-2» составляла 120 Мбайт/с. [Читать далее] Данные компьютеры активно применялись в СССР в областях, которые требовали большого количества вычислений, в первую очередь в оборонной отрасли. ЭВМ «Эльбрус-2» эксплуатировались в ядерных исследовательских центрах в Челябинске-70 и в Арзамасе-16 в ЦУПе, наконец, именно этот комплекс, начиная с 1991 года, применялся в системе ПРО А-135, а также на других военных объектах страны. Помимо двух перечисленных выше компьютеров, также выпускался ЭВМ общего назначения «Эльбрус 1-КБ», создание данного компьютера было окончено в 1988 году. До 1992 года было произведено 60 таких ЭВМ. Они были основаны на технологиях «Эльбруса-2» и применялись для замены устаревших машин БЭСМ-6. При этом между «Эльбрус 1-КБ» и БЭСМ-6 существовала полная обратная программная совместимость, которая была дополнена новыми режимами работы с увеличенной разрядностью чисел и адресов. Создание компьютеров «Эльбрус» было по достоинству оценено руководством Советского Союза. За разработку «Эльбруса-1» многие инженеры были награждены орденами и медалями. Борис Бабаян был награжден Орденом Октябрьской революции, его коллега В.В. Бардиж – орденом Ленина. За разработку «Эльбруса-2» Бабаян с рядом своих коллег был удостоен Ленинской премии, а генеральный конструктор В.С. Бурцев и ряд других специалистов – Государственной премии. После завершения работ над ЭВМ «Эльбрус-2» в ИТМиВТ взялись за разработку ЭВМ на базе принципиально новой процессорной архитектуры. Проект, который был назван достаточно просто – «Эльбрус-3», также значительно опередил аналогичные разработки на Западе. В «Эльбрусе-3» впервые был реализован подход, который Борис Бабаян называет «постсуперскалярным». Именно такой архитектурой в будущем обладали процессоры Intel Itanium, а также чипы компании Transmeta. Стоит отметить, что в СССР работы над данной технологией были начаты в 1986 году, а Intel, Transmeta и HP приступили к реализации работ в этом направлении лишь в середине 1990-х годов. К сожалению, «Эльбрус-3» так никогда и не был запущен в серийное производство. Его единственный работающий экземпляр был построен в 1994 году, но в это время он был никому не нужен. Логическим продолжением работ над данным компьютером стало появление процессора «Эльбрус-2000», известного также как E2K. По словам Бориса Арташесовича Бабаяна, главного архитектора суперкомпьютеров линии Эльбрус, суперскалярная архитектура была изобретена в России: «В 1978-ом году мы сделали первую суперскалярную машину, Эльбрус-1. Сейчас на Западе делают суперскаляры только такой архитектуры. Первый суперскаляр на Западе появился в 92-ом году, наш в 78-ом. Причем тот вариант суперскаляра, который сделали мы, аналогичен Pentium Pro, который Intel сделал в 95-ом году«. Подтверждают историческое первенство Эльбрус и в Америке. В той же статье из Microprocessor Report Кит Дифендорфф, разработчик Motorola 88110, одного из первых западных суперскалярных процессоров, пишет: «В 1978 году, почти на 15 лет раньше, чем появились первые западные суперскалярные процессоры, в Эльбрус-1 использовался процессор, с выдачей двух команд за один такт, изменением порядка исполнения команд, переименованием регистров и исполнением по предположению«. В 1991г в Эльбрус (тогда еще ИТМиВТ) побывал г-н Розенбладт (Peter Rosenbladt) из фирмы Hewlett-Packard, и получил исчерпывающую документацию на Эльбрус-3. Позже выяснилось, что именно тогда HP начала проект, приведший к совместной с Intel разработке EPIC-процессора Merced. Его архитектура очень схожа с Эльбрус-3, а отличия в основном связаны с упрощениями сделанными в микропроцессоре от Intel. По словам Б.А. Бабаяна, Петер Розенбладт предлагал сотрудничество с HP. Но Бабаян выбрал Sun (первая встреча с руководством Sun состоялась еще в 1989г). И в 1991г с Sun был заключен контракт. От официальных представителей Sun известно, что Эльбрус принимал участие в разработке микропроцессора UltraSPARC, оптимизирующих компиляторов, операционных систем (в том числе Solaris), инструментария Java, библиотек мультимедиа. Первоначально проект E2k финансировался фирмой Sun. Сейчас проект полностью независим, вся интеллектуальная собственность на него принадлежит Эльбрус и защищена примерно 70-ю патентами США. Б.А. Бабаян поясняет «Если бы мы и дальше работали с Sun в этой области, то все принадлежало бы Sun. Хотя 90% работы было выполнено еще до появления Sun«. В Sun с 1992 по 1995 Эльбрус работал вместе с известным микропроцессорным архитектором Дэйвом Дитцелом. Как рассказывает Б.А. Бабаян, «Потом Дэйв образовал собственную фирму — Transmeta и начал работать над машиной, очень похожей на нашу. Мы по-прежнему поддерживаем с Дитцелом тесные контакты. Да и он очень хочет с нами сотрудничать«. Про будущий продукт Transmeta пока известно мало. Известно, что это VLIW/EPIC микропроцессор с низким энергопотреблением, двоичная совместимость с x86 обеспечивается динамической трансляцией объектного кода. Е2К против Itanium 64-битный процессор Intel Itanium не оправдал надежд и на бумаге сильно уступал «Эльбрус-2000». С 1994 по 1998 годы о работе команды Бориса Бабаяна ничего не было слышно — русские готовили сенсацию. В 1998 году без особой шумихи Бабаян и Ко (порядка 400 сотрудников) переименовались в компанию «Эльбрус». Тем временем зарубежные конкуренты не спали. В 1989 году Intel и Hewlett-Packard объединили свои силы для создания процессора нового поколения — Itanium (кодовое имя — Merced). Itanium должен был вобрать в себя все самые современные наработки и стать венцом процессоростроения. Многие ожидали, что новый процессор будет доминировать на рынке серверов, рабочих станций и, возможно, настольных компьютеров, вытеснив все остальные. Проектная частота Merced равнялась 800 МГц, уровень тепловыделения — 60 Вт, а объем кэш-памяти третьего уровня — от 2 до 4 Мбайт. При этом процессор должен был стать 64-битным. Совершенно реальный процессор R500 от МЦСТ был блеклым отголоском многообещающего «Эльбрус-2000». День Х настал 25 февраля 1999 года, когда на конференции Microprocessor Forum к трибуне поднялся лично Борис Бабаян и громко заявил, что его компания разработала микропроцессор «Эльбрус-2000» (Е2К), сильно опережающий хваленый Merced по всем характеристикам. Вся компьютерная общественность застыла в ожидании. Вместо запланированных двух часов Бабаян выступал четыре часа. Прозвучали ответы на вопросы относительно конкуренции со стороны западных компаний и перспектив выхода на рынок микропроцессора и компьютеров на его основе. В какой-то момент Борис Бабаян шокировал публику, заявив, что сумма для выпуска пробной партии процессоров «Эльбрус-2000» нужно $60 млн. Такая цифра отпугнула всех потенциальных инвесторов. Еще бы, ведь все обещания Бабаяна были чистой теорией — никаких инженерных сэмплов и прототипов показано не было. Легенда компьютерного мира Гордон Бэлл (Gordon Bell), который, работая в DEC, создавал компьютеры линий PDP и VAX, а сейчас возглавляет исследовательское подразделение Microsoft (Telepresence Research Group), популяризирует проект Эльбрус E2k на международных конференциях. Его лекция с названием «Следующее десятилетие супервычислений» (The Next Ten Years in Supercomputing) 26 мая 1999 г открывала Международный Симпозиум по Высокопроизводительным Вычислениям (International Symposium on High Performance Computing) в Японии, а 10 июня — четырнадцатую Манхеймовскую Конференцию по Суперкомпьютерам (Mannheim Supercomputer Conference) в Германии. Оба раза доктор Бэлл часть лекции посвятил рассказу о E2k. В слайде под названием «Russian Elbrus E2K» он приводит таблицу, где оценивает E2k и Merced. Причем сравнение свидетельствует явно не в пользу детища Intel. Ниже приведена таблица из доклада Гордона Бэлла.  Гордон Бэлл (www.research.microsoft.com/users/gbell/bio.htm) является не только высокопоставленным сотрудником Microsoft, но и влиятельным в компьютерном мире консультантом и предпринимателем. Он создал несколько частных фирм, занимающихся разработкой перспективных технологий. Заявленные характеристики, меж тем, впечатляли. Компания «Эльбрус» обещала процессор с частотой 1,2 ГГц, производительность которого равнялась 8,9 млрд операций в секунду. Кроме того, разработчики рассчитали, что Е2К должен втрое превзойти Merced в тестах SPECint95/fp95. При этом площадь кристалла составляла всего 126 мм2 при тепловыделении 35 Вт, тогда как Merced занимал 300 мм2, а тепловыделение у него было 60 Вт. У российской компании имелись большие планы по серийному производству данного процессора, который должен был пойти в серию одновременно или даже еще раньше, чем Itanium. Но из-за отсутствия необходимого объема инвестиций, все данные планы не были реализованы и так и остались на бумаге. Российский след в процессорах компании Intel Владимир Пентковский – является выдающимся российско-американским ученым, доктором технических наук, который окончил факультет ФРТК МФТИ. Он принимал непосредственное участие в разработке процессоров Pentium III, Core 2 Duo, HAL9000, Matrix, является разработчиком высокоуровневого языка программирования Эль-76, который использовался в компьютерах «Эльбрус». С 1970 года он работал в Институте точной механики и вычислительной техники, где успел принять участие в создании суперкомпьютеров «Эльбрус-1» и «Эльбрус-2». В 1986 году Пентковский возглавил работы по созданию 32-разрядного процессора Эль-90 для «Эльбруса-3». К 1987 году работы над созданием архитектуры нового микропроцессора были закончены, в 1990 году были выпущены первые его прототипы. В 1991 году он приступил к работам над разработкой Эль-91С, взяв за основу предыдущую версию процессора, однако финансирование данного проект было остановлено из-за развала страны. Естественно, специалист такого уровня не мог пропасть. В 1989 году Владимир Пентковский уже ездил в США в исследовательский центр компании Intel в рамках программы по обмену опытом. С 1993 года он начинает работать в компании Intel, став одним из ведущих ее инженеров, разработка знаменитых процессоров Pentium происходила при его непосредственном участии. Презентация процессора Pentium состоялась 22 марта 1993 года, примерно через несколько месяцев начали появляться первые компьютеры, построенные на их основе. Владимир Пентковский является одним из авторов векторного (SIMD) расширения команд SSE, которое впервые было использовано в процессорах Pentium-III. Является автором более чем 50 различных патентов, многие из которых до сих пор используются в современных процессорах. В процессорах Intel Владимир Пентковский воплощал на практике знания, которые им были получены в России, многое он додумывал уже непосредственно во время разработки моделей. В 1995 году американская компания представила более совершенный продукт Pentium Pro, который по своим характеристикам напоминал процессор Эль-90. Главным архитектором данного процессора считается именно Владимир Пентковский. В настоящее время Пентковский продолжает работать в компании Intel. Так что процессор, на котором, возможно, работает ваш персональный компьютер или ноутбук вполне может иметь российские корни и мог бы быть даже произведен в нашей стране, если бы не печально известные события 1991 года и их последствия. «Эльбрус» жив Хотя СССР развалился, бренд «Эльбрус» все еще жив. Процессоры и готовые решения на их базе сегодня продвигает на рынке компания МЦСТ. На сегодняшний день компьютеры компании МЦСТ в основном предназначены для: военных ведомств России, стран СНГ и БРИК; индустрии гражданского производства; РЛС гражданского назначения (наземного, морского и воздушного транспорта). Для бизнеса и гражданских лиц, которым необходимы особо надежные и защищенные компьютеры. Компьютеры компании обладают различным конструкторским исполнением, разным классом защиты в зависимости от требований. Все они обладают поддержкой или возможностью работы с GPS и ГЛОНАСС в зависимости от потребностей покупателя устройства. В настоящее время компания продвигает на рынке 2 своих основных микропроцессора и устройства на их базе. Первый из них – это Эльбрус-2С+, который является первым гибридным высокопроизводительным процессором компании МЦСТ. Процессор содержит в себе два ядра архитектуры Эльбрус и четыре ядра цифровых сигнальных процессоров (DSP) компании Элвис. Основной сферой его использования являются системы цифровой интеллектуальной обработки сигнала, к которым относят анализаторы изображений, радары и другие подобные устройства. Вторым продуктом является микропроцессор МЦСТ R1000 (проектное название МЦСТ-4R) – четырехядерная модель, построенная на кристалле с 64-битной архитектурой SPARC v.9. Процессор работает на частоте 1 ГГц при технологических нормах выпуска 90 нм. Каждое из его ядер в состоянии декодировать и отправлять на выполнение до 2-х команд за такт. Процессор поддерживает дополнительные инструкции для выполнения упакованных и комбинированных операций, а также векторные расширения VIS1 и VIS2. В декабре 2012 года были выпущены первые российские процессоры, которые вошли в пробную партию моноблоков Kraftway. Процессоры в данных моноблоках называются «Эльбрус», ну такое, чисто российское название. Об этом рассказывал изданию CNews генеральный директор предприятия МЦСТ, которое разрабатывает процессоры, Александр Ким. О планах по выпуску таких персональных компьютеров, с российскими процессорами, было известно еще в июле 2012 года. Тогда рассказывали на предприятиях МЦСТ и Kraftway о том, что за основу планировалось взять уже полностью готовый моноблок Kraftway Studio, который содержит сенсорный дисплей и собирались его оснастить малогабаритной материнской платой, которая называется «Монокуб», которая является разработкой предприятия МЦСТ и содержит встроенный процессор «Эльбрус-2С+». Данный процессор два ядра, которые построены на базе архитектуры «Эльбрус» и имеют частоту 500 МГц, а также содержит 4 DSP-ядра, разработанные НЦП «Элвис», которые обладают производительностью в 28 ГФлопс.  По словами генерального директора, Александра Кима, объем первой такой серийной партии, таких персональных компьютеров, составит 50 штук. А сами модули, предприятие МЦСТ заказало в производственной компании «Альтоника», что находится в Зеленограде. Также генеральный директор сообщает о том, что будут производиться испытание данных модулей, на протяжении 1-2 месяцев, для того, чтобы выявить их качество производства. Если испытания данных модулей пройдет успешно, то предприятия МЦСТ, планирует сделать свой следующий заказ, на производство материнских плат, с процессорами «Эльбрус», в размере 1000. Александр Ким утверждает, что интерес к данным компьютерам идет большой и данная партия в 1000 устройств, должна разойтись довольно быстро. Интерес, к компьютерам российского производства, с российскими процессорами, проявляют в основном организации оборонного сектора. Какие именно организации, генеральный директор предприятия МЦСТ, не сообщает. Также хочется отметить то, что процессоры «Эльбрус» ранее никогда не использовались в компьютерах для обычных пользователей. Основным рынком продаж, данных процессоры, как говорилось ранее, являлся сектор оборонного плана. Они поставляют данным секторам, так называемые индустриальные вычислительные системы. Данные системы хорошо используются в противовоздушной обороне. Также у предприятия МЦСТ имеется в наличии защищенный ноутбук, который может быть использован в «жестких» условиях. В компании МЦСТ сообщается, что совместно с компанией Kraftway, производство таких компьютеров, хотят продемонстрировать и для обычных граждан.   Источники информации:old.computerra.ru/hitech/34475 koshcheev.ru/2012/08/27/int… cnews.ru/news/top/index.sht… sdelanounas.ru/blogs/9078 mcst.ru , http://pressdev.ru/pervyj-rossijskij-processor-vyshel-v-proizvodstvo-foto/ , http://www.isramir.com/content/view/5234/95/  Вот кто не помнит, почитайте Советская история тетрисаили например «Сетунь» — единственный серийный троичный компьютер. А может кто то не знает, как складывалась История манипулятора типа МЫШЬ ?