Syngenta
Syngenta AG (Сингента) - Syngenta AG (Сингента) — швейцарская компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства. Компания образовалась в ноябре 2000 года в результате объединения агроподразделений фирм Novartis AG и AstraZeneca Plc. Штаб-квартира компании наход ...
Syngenta AG (Сингента) - Syngenta AG (Сингента) — швейцарская компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства. Компания образовалась в ноябре 2000 года в результате объединения агроподразделений фирм Novartis AG и AstraZeneca Plc. Штаб-квартира компании находится в Базеле (Швейцария). Более 27 тысяч сотрудников компании работают в 90 странах мира... швейцарская компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства. Компания образовалась в ноябре 2000 года в результате объединения агроподразделений фирм Novartis AG и AstraZeneca Plc[2][3]. Штаб-квартира компании находится в Базеле (Швейцария). Более 27 тысяч сотрудников компании работают в 90 странах мира[4]. Основные направления деятельности компании «Сингента»: ##Защита растений: ##Гербициды избирательного и сплошного действия, десиканты ##Фунгициды ##Инсектициды ##Защита семян ##Регуляторы роста растений ##Агрохимикаты ##Семена: ##Полевые культуры ##Овощные культуры ##Цветочные культуры Ключевыми брендами компании «Сингента» являются Actara, Amistar, Callisto, Cruiser, Dual Gold, Gramoxone, NK, Hilleshög, S|&|G, Rogers и другие[6]. Компания «Сингента» финансирует Syngenta Foundation for Sustainable Agriculture. Эта некоммерческая организация поддерживает проекты безопасного питания в ряде стран. Главные конкуренты Syngenta: Monsanto, BASF, Bayer и DuPont. История В 1758 Johann Rudolf Geigy-Gemuseus начал торговлю в «Materials, Chemicals, Dyes & Drugs of all kinds». В 1876, S&oz Laboratories начал бизнес в Базеле, позже в 1884 основана Ciba. Эти три компании в конце концов образовали Novartis в 1995. Агроподразделение Ciba-Geigy, основанной в 1971, концентрировался главным образом на средствах защиты растений, S&oz больше на семенах. Zeneca Agrochemicals была частью AstraZeneca, ранее Imperial Chemical Industries. ICI была основана в UK в 1926. Двумя годам позже, начал работу в Agricultural Research Station в Jealott’s Hill рядом с Bracknell. В 2004, Syngenta Seeds приобрел Северо Американский зерно и соево-бобовый бизнес Advanta, более известный как Garst и Golden Harvest
Развернуть описание Свернуть описание
28 марта, 12:00

The Science Of A Vanishing Planet

Authored by Raul Ilargi Meijer via The Automatic Earth blog, There are numerous ways to define the Precautionary Principle. It’s something we can all intuitively understand, but which many parties seek ways to confuse since it has the potential to stand in the way of profits. Still, in the end it should all be about proof, not profits. That is exactly what the Principle addresses. Because if you first need to deliver scientific proof that some action or product can be harmful to mankind and/or the natural world, you run the risk of inflicting irreversible damage before that proof can be delivered. In one of many definitions, the 1998 Wingspread Statement on the Precautionary Principle says: “When an activity raises threats of harm to human health or the environment, precautionary measures should be taken even if some cause and effect relationships are not fully established scientifically.” Needless to say, that doesn’t easily fly in our age of science and money. Cigarette makers, car manufacturers and oil companies, just to name a few among a huge number of industries, are all literally making a killing while the Precautionary Principle is being ignored. Even as it is being cited in many international treaties. Lip service “R” us. Are these industries to blame when they sell us our products, or are we for buying them? That’s where governments must come in to educate us about risks. Which they obviously do not. Nassim Nicholas Taleb -of Black Swan and Antifragile fame- has made the case, in his usual strong fashion, for applying the Precautionary Principle when it comes to GMOs. His argument is that allowing genetically modified organisms in our eco- and foodsystems carries unknown risks that we have no way of overseeing, and that these risks may cause irreversible damage to the very systems mankind relies on for survival. Taleb is not popular among GMO producers. Who all insist there is no evidence that their products cause harm. But that is not the point. The Precautionary Principle, if it is to be applied, must turn the burden of proof on its head. The absence of evidence is not evidence of absence. Monsanto et al must prove that their products do no harm. They can not. Which is why they have, and need, huge lobbying, PR and legal departments. But I didn’t want to talk about GMOs today, and not about Precautionary Principle alone. I wanted to talk about this: Paragraph 2 of article 191 of the European Union’s Lisbon Treaty (2009) states that: “Union policy on the environment shall aim at a high level of protection taking into account the diversity of situations in the various regions of the Union. It shall be based on the precautionary principle and on the principles that preventive action should be taken, that environmental damage should as a priority be rectified at source and that the polluter should pay.” In other words, the EU has committed itself to the Precautionary Principle. Well, on paper, that is. However, then we get to a whole series of reports on wildlife in Europe, and they indicate all sorts of things, but not that Brussels cares even one bit about adhering to the Precautionary Principle, either for its people or its living environment. One voice below calls it a “state of denial”, but I would use some other choice words. Let’s start with the Guardian this morning, because they have an interesting perspective: Most Britons remain blithely unaware that since the Beatles broke up, we have wiped out half our wildlife… …since the fall of the Berlin Wall in 1989, the number of flying insects on nature reserves in Germany had dropped by at least 76% – more than three-quarters… Things like ‘since you were born’, ‘since man landed on the moon’, ‘since the wall came down’ or ‘since 9/11’ may be a bit clearer than 100 years, or 25 years. Moreover, I read somewhere that since Columbus landed in 1492, America has lost on third of all its biodiversity, but that doesn’t yet explain the rate of acceleration that is taking place. In October last year, the Guardian had this: Three-Quarters Of Flying Insects In Germany Have Vanished In 25 Years The abundance of flying insects has plunged by three-quarters over the past 25 years , according to a new study that has shocked scientists. Insects are an integral part of life on Earth as both pollinators and prey for other wildlife and it was known that some species such as butterflies were declining. But the newly revealed scale of the losses to all insects has prompted warnings that the world is “on course for ecological Armageddon”, with profound impacts on human society. The new data was gathered in nature reserves across Germany but has implications for all landscapes dominated by agriculture, the researchers said. The cause of the huge decline is as yet unclear, although the destruction of wild areas and widespread use of pesticides are the most likely factorsand climate change may play a role. The scientists were able to rule out weather and changes to landscape in the reserves as causes, but data on pesticide levels has not been collected. “The fact that the number of flying insects is decreasing at such a high rate in such a large area is an alarming discovery,” said Hans de Kroon, at Radboud University in the Netherlands and who led the new research. “Insects make up about two-thirds of all life on Earth [but] there has been some kind of horrific decline,” said Prof Dave Goulson of Sussex University, UK, and part of the team behind the new study. “We appear to be making vast tracts of land inhospitable to most forms of life , and are currently on course for ecological Armageddon. If we lose the insects then everything is going to collapse.” [..] When the total weight of the insects in each sample was measured a startling decline was revealed. The annual average fell by 76% over the 27 year period, but the fall was even higher – 82% – in summer, when insect numbers reach their peak. Previous reports of insect declines have been limited to particular insects, such European grassland butterflies, which have fallen by 50% in recent decades. But the new research captured all flying insects, including wasps and flies which are rarely studied, making it a much stronger indicator of decline. Then last week from AFP: France’s Bird Population Collapses As Pesticides Kill Off Insects Bird populations across the French countryside have fallen by a third over the last decade and a half, researchers have said. Dozens of species have seen their numbers decline, in some cases by two-thirds, the scientists said in a pair of studies – one national in scope and the other covering a large agricultural region in central France. “The situation is catastrophic,” said Benoit Fontaine, a conservation biologist at France’s National Museum of Natural History and co-author of one of the studies. “Our countryside is in the process of becoming a veritable desert,” he said in a communique released by the National Centre for Scientific Research (CNRS), which also contributed to the findings. The common white throat, the ortolan bunting, the Eurasian skylark and other once-ubiquitous species have all fallen off by at least a third, according a detailed, annual census initiated at the start of the century. A migratory song bird, the meadow pipit, has declined by nearly 70%. The museum described the pace and extent of the wipe-out as “a level approaching an ecological catastrophe”. The primary culprit, researchers speculate, is the intensive use of pesticides on vast tracts of monoculture crops, especially wheat and corn. The problem is not that birds are being poisoned, but that the insects on which they depend for food have disappeared. “There are hardly any insects left, that’s the number one problem,”said Vincent Bretagnolle, a CNRS ecologist at the Centre for Biological Studies in Chize. Recent research, he noted, has uncovered similar trends across Europe, estimating that flying insects have declined by 80%, and bird populations has dropped by more than 400m in 30 years. Despite a government plan to cut pesticide use in half by 2020, sales in France have climbed steadily, reaching more than 75,000 tonnes of active ingredient in 2014, according to EU figures. “What is really alarming, is that all the birds in an agricultural setting are declining at the same speed, even ’generalist’ birds,” which also thrive in other settings such as wooded areas, said Bretagnolle. Not that it’s just Europe, mind you. Still ‘ove’ this one from Gretchen Vogel in ScienceMag, about a year ago, on a phenomenon most of you stateside will have noticed too: Where Have All The Insects Gone? Entomologists call it the windshield phenomenon. “If you talk to people, they have a gut feeling. They remember how insects used to smash on your windscreen,” says Wolfgang Wägele, director of the Leibniz Institute for Animal Biodiversity in Bonn, Germany. Today, drivers spend less time scraping and scrubbing. “I’m a very data-driven person,” says Scott Black, executive director of the Xerces Society for Invertebrate Conservation in Portland, Oregon. “But it is a visceral reaction when you realize you don’t see that mess anymore.” Some people argue that cars today are more aerodynamic and therefore less deadly to insects. But Black says his pride and joy as a teenager in Nebraska was his 1969 Ford Mustang Mach 1—with some pretty sleek lines. “I used to have to wash my car all the time. It was always covered with insects.” Lately, Martin Sorg, an entomologist here, has seen the opposite: “I drive a Land Rover, with the aerodynamics of a refrigerator, and these days it stays clean.” Though observations about splattered bugs aren’t scientific, few reliable data exist on the fate of important insect species. Scientists have tracked alarming declines in domesticated honey bees, monarch butterflies, and lightning bugs. But few have paid attention to the moths, hover flies, beetles, and countless other insects that buzz and flitter through the warm months. “We have a pretty good track record of ignoring most noncharismatic species,” which most insects are, says Joe Nocera, an ecologist at the University of New Brunswick in Canada. After all those numbers, and before they get worse -which they will, it’s already baked in the cake-, you would expect the EU to remember the Precautionary Principle all its member nations signed on to for the Lisbon Treaty. You would expect wrong. Instead Brussels vows to continue with the exact same policies that have led to its mind-boggling biodiversity losses. EU In ‘State Of Denial’ Over Destructive Impact Of Farming On Wildlife Europe’s crisis of collapsing bird and insect numbers will worsen further over the next decade because the EU is in a “state of denial” over destructive farming practices, environmental groups are warning. European agriculture ministers are pushing for a new common agriculture policy (CAP) from 2021 to 2028 which maintains generous subsidies for big farmers and ineffectual or even “fake” environmental or “greening” measures, they say. In a week when two new studies revealed drastic declines in French farmland birds – a pattern repeated across Europe – the EU presidency claimed that the CAP continued to provide safe food while defending farmers and “protecting the environment”. “The whole system is in a state of denial,” said Ariel Brunner, head of policy at Birdlife Europe. “Most agriculture ministers across Europe are just pushing for business as usual. The message is, keep the subsidies flowing.”Farm subsidies devour 38% of the EU budget and 80% of the subsidies go to just 20% of farmers , via “basic payments” which hand European landowners £39bn each year. Because these payments are simply related to land area, big farmers receive more, can invest in more efficient food production – removing hedgerows to enlarge fields for instance – and put smaller, less intensive farmers out of business. France lost a quarter of its farm labourers in the first decade of the 21st century, while its average farm size continues to rise. A smaller portion – £14.22bn annually – of EU farm subsidies support “greening” measures but basic payment rules work against wildlife-friendly farming: in Britain, farmers can’t receive basic payments for land featuring ponds, wide hedges, salt marsh or regenerating woodland. Signals from within the EU suggest that the next decade’s CAP [..] will continue to pay farmers a no-strings subsidy, while cash for “greening”, or wildlife-friendly farming, may even be cut. Birdlife Europe said the “greening” was mostly “fake environmental spending” and wildlife-friendly measures had been “shredded” by “loophole upon loophole” introduced by member states. [..] This week studies revealed that the abundance of farmland birds in France had fallen by a third in 15 years – with population falls intensifying in the last two years. It’s a pattern repeated across Europe: farmland bird abundance in 28 European countries has fallen by 55% over three decades, according to the European Bird Census Council. Conservationists say it’s indicative of a wider crisis – particularly the decimation of insect life linked to neonicotinoid pesticides. 20% of farmers work 80% of the land in Europe. That is used as an argument to single them out to pay them billions in subsidies. But it simply means these 20% use the most detrimental farming methods, most pesticides, most chemicals. The subsidies policy guarantees further deterioration of an already disastrous situation. The polluter doesn’t pay, as the Lisbon Treaty demands, but the polluter gets paid. And even that is apparently still not enough for the fast growing bureaucracy. In a move perhaps more characteristic of the EU than anything else, it approved something last week that a million people had vehemently protested: the Bayer-Monsanto merger. The European parliament may have thrown out all Monsanto lobbyists recently, and voted to ban Roundup, but the die has been cast. A million citizens can protest in writing, many millions in France and Germany and elsewhere may do the same on the street, none of it matters. The people who brought you WWII nerve gases and Agent Orange can now come together to take over your food supply. EU Approves Buyout Of Monsanto By German Chemical Firm Bayer German conglomerate Bayer won EU antitrust approval on Wednesday for its $62.5bn (£44.5bn) buy of US peer Monsanto, the latest in a trio of mega mergers that will reshape the agrochemicals industry. The tie-up is set to create a company with control of more than a quarter of the world’s seed and pesticides market. Driven by shifting weather patterns, competition in grain exports and a faltering global farm economy, Dow and Dupont, and ChemChina and Syngenta had earlier led a wave of consolidation in the sector. Both deals secured EU approval only after the companies offered substantial asset sales to boost rivals. Environmental and farming groups have opposed all three deals, worried about their power and their advantage in digital farming data, which can tell farmers how and when to till, sow, spray, fertilise and pick crops based on algorithms. The European Commission said Bayer addressed its concerns with its offer to sell a swathe of assets to boost rival BASF [..] “Our decision ensures that there will be effective competition and innovation in seeds, pesticides and digital agriculture markets also after this merger,” European Competition Commissioner Margrethe Vestager said in a statement. “In particular, we have made sure that the number of global players actively competing in these markets stays the same.” [..] Vestager said the Commission, which received more than a million petitions concerning the deal, had been thorough by examining more than 2,000 different product markets and 2.7 million internal documents to produce a 1,285-page ruling. [..] Online campaigns group Avaaz criticised the EU approval. “This is a marriage made in hell. The Commission ignored a million people who called on them to block this deal, and caved in to lobbying to create a mega-corporation which will dominate our food supply,” Avaaz legal director Nick Flynn said. Dow-Dupont, ChemChina and Bayer Monsanto have a lot more political influence than a million Europeans, or ten million Americans. They have even convinced numerous, if not most, people that without their products the world would starve. That their chemicals are needed to feed a growing human population. Farming based on algorythms. They are not ‘seed companies’. They are ‘seeds-that-need-our-chemicals-to-grow’ companies. And they are out to conquer the entire world. A 100-times worse version of Facebook. And our governments subsidize the use of their products. As we not-so-slowly see our living world be massacred by those products. We don’t know how bad GMOs will turn out to be. Which is in itself a very good reason to ban them. Since once they spread, they can’t be stopped anymore. Then the chemical boys will own all of our food. But we do know how bad the pesticides and other chemicals they produce are. And we’re not even banning those. We just eat all that sh*t and shut up. It’s a failure to understand what science is: that you must proof harm first before banning stuff. The only real science is the one that has adopted the Precautionary Principle. Because science is supposed to be smart, and there’s nothing smart about destroying your own world. Because science should never be used to hurt people or nature. Science can only be good if it benefits us. Not our wallets, but our heads and hearts and forests, and our children. Do no harm. Yeah, I know, who am I fooling, right?

Выбор редакции
01 марта, 13:45

Топ-10 круглогодично цветущих комнатных растений

Комнатные цветы украшают интерьер и радуют глаз. А если при этом они круглогодично цветут и неприхотливы в уходе, то лучшего декора не найти. Узнайте, какие выращивают комнатные цветы, цветущие круглый год. if (typeof(pr) == 'undefined') { var pr = Math.floor(Math.random() * 4294967295) + 1; } (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'VI-188418-0', renderTo: 'inpage_VI-188418-0-410804834', inpage: { slide: true, visibleAfterInit: false, adFoxUrl: '//ads.adfox.ru/252771/getCode?pp=h&ps=cjtl&p2=flwt&pfc=a&pfb=a&plp=a&pli=a&pop=a&fmt=1&dl={REFERER}&pr='+pr, insertAfter: 'undefined', insertPosition: '0' }, }, function callback (params) { // callback }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks'); Фото: sovets24.ruМожно назвать такие распространенные неприхотливые комнатные растения, которые долго цветут:СенполияЭта неприхотливая фиалка цветет практически все время, периодически уходя на покой на пару недель. Цветоводы называют этот комнатный цветок «королевой». Цветки фиалки не большие по размеру, отличаются яркой расцветкой. Они бывают разных оттенков, а также пестрые, простые и махровые, с ровными и волнистыми лепестками.Фото: Glav-Dacha.ruУход за фиалкой включает следующие моменты:поддержание температурного режима в пределах 18–26 °С;частый, но не обильный полив;затенение от палящего солнца;поддержание небольшой влажности в помещении.Не опрыскивайте растение, поливайте через поддон. Размножайте черенкованием или делением куста.БальзаминХотите украсить подоконник? Выберите цветущие комнатные цветы. Один из них — свето- и влаголюбивый бальзамин, который цветет очень долго. Однако он не любит, чтобы рядом с ним росли другие комнатные растения: в тесноте он сбросит листья. Чтобы цветок продолжил обильное цветение зимой, необходимо включать ему искусственное освещение.Фото: syngenta.ruУхаживать за бальзамином просто. Главное:температура от 15 до 25 °С;обильный полив, а в жаркое время — частое опрыскивание;в возрасте четырех лет необходима пересадка и подрезка.ГибискусКитайские розы (так еще называют гибискусы) — распространенные домашние цветы. Их формируют деревцем или кустом. Цветы у него крупные — простые или махровые, красные, сиреневые, пурпурные, белые или желтые — появляются ранней весной. При должном уходе и постоянной подкормке растение цветет постоянно. Фото: Ботаничка.ruУход за гибискусом включает:расположение на светлой стороне, но не на ярком солнце;умеренный полив;регулярные подкормки удобрениями с высоким содержанием меди и железа (летом — фосфора);содержание при температуре 18–24 °С (выдерживает похолодание до +10 °С).ПеларгонияВ отличие от классической герани у пеларгонии крупнее соцветия и меньше пахнут листья. Чтобы эти комнатные цветы радовали красивыми цветками в течение года, весной их подрезают и регулярно подкармливают. Летом вазоны с пеларгонией вынесите на улицу — это укрепит растение. Цветы не только привлекательны, но и дезинфицируют воздух в комнате. Чтобы куст выглядел пышным, в один горшок посадите три растения.Фото: Ваш СадУход за цветком простой. Обеспечьте такие условия:температура содержания — +8–25 °С;обильный свет и даже яркое солнце;полив не обильный, но не допускайте пересушивания земляного кома;без опрыскивания.КаланхоэЦветущие разновидности каланхоэ — любимые комнатные цветы новичков. Гибриды этого распространенного суккулента цветут практически постоянно. Размер цветков не большой, но они собраны в пышные и яркие розетки.Фото: my73.ruПравила ухода следующие:температура зимой — не ниже +15 °С и не выше +20 °С, летом — не больше +25 °С;не опрыскивайте;поливайте обильно, но не часто;подкармливайте дважды в месяц предназначенными для суккулентов удобрениями;отцветшие ветки обрезайте.Читайте также: Гибискус, или китайская роза: уход в домашних условияхАбутилонЕго еще называют комнатный клен. Обильное цветение — с весны до осени. Чтобы обеспечить круглогодичное цветение, подкармливайте комплексными удобрениями (суперфосфат и аммиачная селитра) и добавляйте освещение с помощью лампы. Цветки, похожие по форме на фонарики, имеют различную окраску.Фото: Glav-Dacha.ruОбеспечьте следующие условия содержания:температура 18–26 °С;регулярный полив;весенняя обрезка на треть длины веток.РуэллияРадующий круглогодичным цветением травянистый кустарник не переносит сквозняков и сухого воздуха. От этого опадают листья. Цветки не крупные, розовой или сиреневой расцветки, живут один день, но растение усыпано ими постоянно.Фото: Flowertimes.ruОбеспечьте следующие условия содержания:температура 20–24 °С круглый год;полив — регулярный и обильный;высокая влажность — поставьте вазоны в поддоны с влажной галькой или мхом, часто опрыскивайте.Комнатные розыСпециально выведенные для комнатного разведения гибридные розы — великолепное решение для украшения подоконника. Они любят много света, но терпеть не могут перегрев, поэтому располагайте их на окне, но не над батареей. По дислокации лучше подойдет восточное или западное окно, а летом идеальное место для содержания — балкон. Фото: yandex.ruЧтобы роза радовала цветами, обеспечьте ей требуемый уход:не забывайте поливать, а если воздух сухой, то и опрыскивать. Зимой немного сократите полив;подкармливайте удобрениями для цветущих дважды в месяц;обеспечьте температурный режим — 20–25 °С;регулярно удаляйте отцветшие цветоносы и сухие ветки.АнтуриумЭто роскошное комнатное растение с крупными сердцевидными красными (кремовыми, желтыми, бордовыми и других оттенков) цветами и глянцевыми листьями не оставит никого равнодушным. Чтобы растение цвело круглый год, его надо подкармливать органикой и соблюдать температурный режим.Фото: rastenievod.comУсловия содержания для цветка такие:зимой температура должна быть не ниже +15 °С, а летом — выше +27 °С;требуется частое опрыскивание хорошо очищенной водой (желательно отстаивать два дня питьевую);почва должна быть всегда влажной;лучше размещать на южной или западной стороне.ПахистахисЭто удивительно яркий и праздничный цветок. Его цветки свечеобразной формы имеют различную окраску: желтую, оранжевую, красную, белую и даже двухцветную. Чтобы растение росло кустом, обрезайте слишком длинные верхушки.Фото: Glav-Dacha.ruПридерживайтесь таких условий содержания, как:температура — 20–26 °С, при повышении сильно вытягивается, а при понижении сбрасывает листья;полив обильный, не допускайте пересыхания почвы;большая влажность, требуется опрыскивание;свет рассеянный;обеспечьте приток свежего воздуха, но исключите сквозняки.Когда будете выбирать для дома растения, помните: даже у тех, что цветут круглый год, бывает небольшой перерыв. Поэтому приобретите несколько разновидностей. Ухаживайте за ними в соответствии с их предпочтениями и подкармливайте удобрениями. Тогда цветы будут радовать постоянно. Наслаждайтесь естественной красотой!Читайте также: Как ухаживать за геранью, чтобы она цвела Source: Nur.kz

28 февраля, 19:01

Pesticides put bees at risk, EU watchdog warns

Wild bees and honeybees are put at risk by three pesticides from a group known as neonicotinoids, Europe’s food safety watchdog said yesterday, confirming previous concerns that prompted an EU-wide ban

21 февраля, 17:33

Цифровизация сельского хозяйства

В Технопарке «Сколково» уже в третий раз прошла ежегодная конференция «Точное земледелие 2018», на которой обсудили ключевые тренды внедрения цифровых технологий в сельском хозяйстве, а также последние научные разработки и их практическое применение в отрасли. Компании-резиденты «Сколково» ознакомили участников мероприятия со своими инновационными проектами, направленными на снижение издержек и увеличение эффективности отрасли, а также обсудили возможности привлечения инвестиций. По данным Министерства сельского хозяйства РФ в настоящее время в России только 10% пашен обрабатываются с применением цифровых технологий. При этом неиспользование новых технологий приводит к потере до 40% урожая. Как отметил руководитель департамента развития и управления государственных и информационных ресурсов Минсельхоза Игорь Козубенко, учитывая эти цифры, доля рынка цифровых технологий в сельском хозяйстве в стране будет расти с каждым годом. «Рынок информационно-компьютерных технологий в сельском хозяйстве на данный момент составляет порядка 360 млрд рублей. К 2026 году он должен вырасти как минимум в пять раз, в том числе за счет поддержки агро-стартапов. Мы плотно работаем со «Сколково», с Фондом Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере), с ФРИИ, всеми организациями, которые занимаются стартапами. Наша задача помочь этим Фондам и стартапам напрямую выйти на сельхозпроизводителя», - рассказал Козубенко. Он также подчеркнул, что, начиная с прошлого года, в правительстве стали уделять больше внимания цифровым технологиям в сельском хозяйстве. Так, отрасль была внесена в перечень приоритетных при подготовке Федеральной программы цифровой экономики, а в конце 2017 года Минсельхоз предложил создать государственную подпрограмму «Цифровое сельское хозяйство». Помимо этого, в структуре министерства появился Аналитический центр, занимающийся мониторингом состояния земель сельхозназначения, а в крупнейших аграрных вузах с прошлого года открыты кафедры цифровизации сельского хозяйства, где будут готовить квалифицированные кадры в этой области. Сейчас министерство ведет переговоры с Роскосмосом и Росгидрометом о создании единой базы снимков из космоса и климатических данных. По мнению вице-президента и исполнительного директора Кластера биологических и медицинских технологий Фонда «Сколково»Руслана Камалова, большая роль в цифровизации сельско-хозяйственной отрасли уже в скором времени будет отведена искусственному интеллекту. «Технологии цифровизации приходят в агросектор и являются одним из основных векторов развития данного направления, - рассказывает Камалов. - Задача, которая стоит перед отраслью, и то, что интересует разработчиков, а самое главное, профессионалов, которые занимаются внедрением разработок на практике, – каким образом они будут интегрированы. Подобная интеграция невозможна без привлечения искусственного интеллекта, систематизации больших баз данных, их объемы растут в геометрической прогрессии». Умные удобрения и беспилотники для мониторинга посевов Первый блок конференции был посвящен практическим примерам внедрения передовых решений для точного земледелия. Резидент Фонда «Сколково» Научно-технический центр «РобоПроб» разработал автоматизированный комплекс для сбора почвенных проб, что позволяет фермерам снижать затраты на мониторинг состояния пашни. Еще одним важный для отрасли проект представила компания «Агроноут» на базе агрохолдинга «Кубань», которая в 2017 году разработала пилотный проект внесения удобрений, учитывающего объективную оценку состояния почвы. По подсчетам разработчиков, экономический эффект от внедрения предложенной технологии может составить 50 млн рублей в год. Облачный сервис управления эффективным растениеводством ExactFarming от еще одного сколковского стартапа, компании «Проагротех», уже используют более 4000 хозяйств в 10 странах мира. Авторы проекта национальной технологической инициативы в сфере сельского хозяйства «АгроНТИ» рассказали об опыте применения беспилотных летательных аппаратов для инвентаризации, мониторинга состояния посевов и качества выполняемых работ на полях группы компании «Зеленая долина» в Белгородской области. Резидент Фонда «Сколково», компания «Агротерра», сотрудничающий с израильской SMART Firtilizer успешно провела индустриальный эксперимент по установке датчиков на полях общей площадью в одну тысячу гектаров в Тульской и Курской областях. Только за год применения технологии урожайность сои увеличилась на 11,5 %, пшеницы – на 6,5 %. Другой агро-стартап «Сколково» - компания «Агросигнал» разработала систему эффективного земледелия, которая увеличивает рентабельность сельхозпроизводства на 20%. Компания стала первым стартапом «Сколково» в сфере агротехнологий, в который осенью 2017 года инвестировал Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), что позволило компании рассчитывать на дальнейшее развитие проекта. Разработанная компанией технология уже реализована в 150 хозяйствах с общей площадью посевов в 2 млн гектаров. Барьеры для инвестирования Во втором и третьем блоках конференции обсуждались способы и возможные пути интеграции на рынок новых разработок, продемонстрированных в рамках конференции, а также барьеры и возможные способы привлечения инвестиций в отрасль. При этом секретность некоторых данных аэрофотосъемки, отсутствие четких правил использования беспилотников, а также сложности получения государственных субсидий на внедрение технологий точного земледелия до сих пор являются одними из основных проблем, стоящих на пути интеграции цифровых технологий в сельское хозяйство. По мнению участников конференции, преодоление барьеров положительно отразится и на интересе инвесторов. Решить стоящие перед отраслью вызовы, а также помочь дальнейшему развитие сельскохозяйственной отрасли и ее цифровизации призваны совместные усилия Министерства сельского хозяйства, Ассоциации Интернета вещей, Высшей школы экономики, а также технологических компаний по созданию единого центра экспертизы новых разработок. «Должна быть реальная коллаборация, - уверен руководитель аграрного направления в кластере биомедицинских технологий Фонда Роман Куликов. - Присутствующие в РФ глобальные игроки вроде Bayer, Syngenta и других создают мощные цифровые подразделения, с удовольствием знакомятся со сколковскими проектами, которые мы им показываем, и декларируют важность совместной работы. Другой вопрос - как правильно структурировать пространство для этих коллабораций и как оптимально задать вектор сотрудничества. Например, в РФ почти не производят сенсоры, которые могут использоваться в решениях для точного земледелия. Будем ли мы покупать сенсоры за границей или попытаемся делать свои? Стоит ли нам концентрироваться на софте, на железе или на том и другом? Вопросы такого порядка – предмет большой и сложной дискуссии, одной из важных площадок для которой, уверен, служит и конференция «Точное земледелие». Начиная с первой конференции, прошедшей в 2015 году, в мероприятии поучаствовали более 700 специалистов сельскохозяйственной отрасли, и выступили более 80 ведущих российских и зарубежных экспертов. Учитывая быстрое развитие и внедрение цифровых технологий в сельское хозяйство, организаторы не исключили, что следующая конференция пройдет под новым названием «Цифровое земледелие» (Digital farming) – прежде всего, потому, что оно наиболее точно отражает приоритетное направление в развитии сельского хозяйства.

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
22 января, 19:01

Chinese FDI into Europe and North America drops

CHINESE investment in Europe and North America retreated in 2017 in tandem with China’s posting its first fall in foreign direct investment globally since 2006 as stricter rules were imposed. Chinese

28 декабря 2017, 19:28

What the Big Mergers of 2017 Tell Us About 2018

Carson Jimi Filipovski/Unsplash The great business remix of the last three years shows no sign of abating. Deep changes in technology and globalization that started in the 1990s continue to up-end how we live and work. They have forced firms to reshuffle the cards they hold and remix the ownership of assets in the economy. This was the third year in a row with more than 50,000 M&A deals announced worldwide according to Thomson Reuters — a record run. Prior to this, only 2007-2008 saw this many annual deals, and before that the single-year peak of 2000 saw “just” over 40,000 deals. In the last eleven years, we have seen over 500,000 M&A deals – more than in any such period in recent history. (We don’t have good data for the early 20th century, when another massive remix of assets took place.) What do the most remarkable deals of 2017 tell us about this remix and its effects on our daily lives? Our health. The $68 billion CVS-Aetna deal still puzzles shareholders and consumers – what will its effects be on our healthcare system? It is clearly part of the larger asset remix that started several years ago with deals in biopharma, such as Sanofi-Genzyme (2011), Novartis-GSK (2014), and a couple of failed attempts by Pfizer to merge and move its headquarters abroad. Then the insurance companies attempted to consolidate, and were blocked by the antitrust authorities. Hospitals, too, are merging horizontally when they can, as did pharmacy retailers. That left CVS and Aetna to break new ground with a vertical merger. The next few years will teach us about the effects of this new kind of asset remix. What we watch. The remix in media took a similar path. It too started with horizontal mergers being maxed out. AT&T was blocked from acquiring T-Mobile back in 2011 and Sprint and T-Mobile talked but couldn’t get a deal done this year. But AT&T hasn’t lost the urge to merge. Their $85B bid for Time Warner announced last year is another vertical merger, which the Justice Department decided this year to test in the courts. Disney’s proposed acquisition of 21st Century Fox’s entertainment assets is partly a classic horizontal consolidation, though it is more complex than that. An interesting angle to watch is what will happen to Hulu, the online competitor to Netflix that would become majority-controlled by Disney. That battle will be joined next year. How we buy. The remix in healthcare and in media has been partly driven by threats from the likes of Netflix and Amazon – the “e-commerce” disruption that dates to the early 2000s. The efficiencies of online business have continued to fell the old giants of retailing. But the battle of bricks vs. clicks has taken a new turn – partnerships and mergers between the two sides. Amazon’s $13B acquisition of Whole Foods was the most visible deal in 2017 for most of us, but our pets may have noticed PetSmart’s $3.4B acquisition of Chewy.com. And Walmart’s 2016 acquisition Jet.com seems to be yielding fruit – meaning we will be buying more and more online. The machines that run our world. The tech world itself is also being remixed, and it started early in this merger cycle. The $67B merger of Dell and EMC and the $26 billion merger of Microsoft and LinkedIn both closed last year and are being implemented now. Apple, Facebook, and Google were quiet this year on the acquisition front (perhaps they have become big enough), beyond making fake merger news headlines. Still, there are pockets of tech that remain ripe for consolidation, according to Broadcom, which made a $105 billion hostile bid for Qualcomm, to the chagrin of Google and Microsoft, who fear Apple is behind this. Yes, the mighty tech gods are fighting for control of the machines that run our world. How we move. Tech deals are also changing the way we move from one place to another. The remix of this sector, too, started early on, with automotive and airline mergers in the late 1990s and then again around the great recession. Here, too, horizontal mergers reached their max, so that players turned to partnerships short of full mergers, such Star Alliance, which celebrated its 20th anniversary this year. But tech is disrupting even this newly restructured industry, as automobiles become computers on wheels. Intel’s $15 billion acquisition this year of MobileEye was not only the largest sale of an Israeli startup, but also a signal that the heart of tech is going on the road. How we make things. The remix of industrial conglomerates almost feels like an afterthought – we are used to seeing large companies continually reshuffle their assets. The biggest speculation here is whether General Electric, under a new boss, will break itself up. But what happened this year in chemicals is real, not speculation. Dow and Dupont closed their $156 billion merger of equals this year, and still promise to break up the new conglomerate into at least three pieces. The agribusiness side of this merger was in part a reaction to Bayer’s $66 billion acquisition of Monsanto and SinoChem’s $43 billion acquisition of Syngenta, both of which closed this year; SinoChem in turn is poised to merge with ChemChina. So, yes, regardless of the flash of tech, the old core of the economy still exists, and it is getting more concentrated and more global. Who owns whose assets. The global remix is not new at all. It has been going on for decades, led by the American multinational companies that first conquered foreign markets in the 1950s and 1960s. The direction of this investment flow has been shifting, as foreign companies invest in the United States. The 2015 merger of Kraft and Heinz was led by Brazil’s hard driving 3G Capital, which was also behind the $100 billion merger in 2016 of Anheuser Busch and Miller. But international mergers are not without resistance, as PPG found this year in its failed bid for Akzo Nobel, and as the Chinese government pulled up barriers this year to acquisitions abroad by Chinese firms. These are the most remarkable deals that came to a head in 2017 — the high notes in the ongoing business remix that is reshaping how we live.

05 декабря 2017, 10:40

Биоконкуренция

Чиновники США озабочены тем, что Китай проводит генетическое секвенирование граждан США /в Гугл-переводе не ясен пафос исследования, но очевидно - в США переживают, что проигрывают Китаю биотехнологииКомиссия по обзору экономики и безопасности США и Китая предлагает представить предложения о подготовке отчета о роли США в развитии биотехнологий в Китае.Основные требования к исследованию этого отчета:1. Оценить текущее состояние сектора биотехнологий в Китае. Предоставьте обзор размера, характера, объема и международной конкурентоспособности сектора биотехнологии Китая. Определите основные правительственные стратегии и программы, направленные на повышение эффективности и возможностей своего внутреннего сектора биотехнологии. Определите основных игроков из частного сектора с точки зрения исследований, коммерческой деятельности и финансирования в Китае и кратко изложите их деятельность и финансирование. Сравните и сравните возможности Китая и Соединенных Штатов и других крупных западных стран со значительными секторами биотехнологий.2. Оценить роль иностранных фирм и технологий в развитии биотехнологии в Китае. Каковы средства, с помощью которых Китай приобретает иностранные технологии или ноу-хау? Определите, какие США и другие зарубежные биотехнологии Китай уже приобрели или может быть нацелен на приобретение с помощью юридических или иных средств, включая традиционный и кибер-доступный шпионаж. Как, если вообще, эти приобретения и передача технологий согласуются с целями Китая в области биотехнологий, изложенными в «Сделано в Китае» 2025, 13-м пятилетнем плане развития биоиндустрии и других планах, связанных с биотехнологией? Оцените эффективность инструментов (таких как экспортный контроль) и ресурсы, доступные правоохранительным органам США или другим соответствующим учреждениям для защиты чувствительных и двойных биотехнологий.3. Определить и оценить инвестиции Китая в биотехнологическую отрасль США, в том числе путем слияний и поглощений, совместных предприятий (СП), венчурных инвестиций и других видов инвестиций. Каков объем китайских инвестиций в биотехнологическую промышленность США? Какое финансирование китайское правительство предоставило для поддержки этих инвестиций? Каковы модели инвестиций китайских государственных или государственных предприятий, государственных или контролируемых государством научно-исследовательских институтов, национальных чемпионов и частных фирм в области биотехнологии? Каковы тенденции в отношении типов биотехнологических возможностей и компаний, приобретенных или ориентированных на китайские предприятия за последние пять лет, и какие изменения ожидаются в течение следующих пяти лет? Каковы модели в типах инвестиций (M & A, СП и т. Д. ) используется для приобретения технологий? Как, если вообще, являются ли эти инвестиции способствующими развитию биотехнологической отрасли Китая? У таких фирм, как Syngenta, по-прежнему существуют рыночные барьеры для их продуктов (например, генетически модифицированные организмы) в Китае, которые они испытывали перед приобретением?4. Оценить доступ Китая к данным, связанным с здравоохранением США. Какова важность данных, связанных с здравоохранением, для будущих разработок в области биотехнологии? Какие мероприятия и инвестиции сделал Китай для создания инфраструктуры и базы талантов для поддержки разработки национального центра сбора данных и необходимых инструментов (например, инструментов машинного обучения, алгоритмов)? Как китайские фирмы расширяют свой доступ к данным, связанным с здравоохранением, как внутри страны, так и за рубежом? Сколько и какие китайские фирмы получили аккредитацию США для проведения генетического секвенирования и других диагностических тестов для граждан США? В какой степени граждане США, фирмы или научно-исследовательские институты разделяют данные, связанные с здравоохранением, с китайскими фирмами? Является ли этот доступ взаимным для США исследователей и фирм? Какие преимущества дает этот доступ к данным для китайских и американских фирм? Какова правовая защита США и Китая для данных, связанных с здравоохранением США, обрабатываемых китайскими фирмами? Оцените эффективность этих мер защиты для предотвращения злоупотреблений и обеспечения конфиденциальности. Имеют ли Соединенные Штаты адекватную защиту данных и, если нет, какие предложения были сделаны для повышения безопасности?5. Оцените создание американских исследовательских институтов китайскими биотехнологическими фирмами. Что мотивирует китайские фирмы создавать исследовательские институты в Соединенных Штатах? Какова природа их исследований и разработок? Как, если вообще, являются ли эти институты способствующими развитию китайской биотехнологической промышленности? Каковы возможности и риски этих исследовательских институтов для интересов США в экономической и национальной безопасности?6. Оценить партнерские отношения Китая с американскими биотехнологическими фирмами, университетами, научно-исследовательскими институтами и некоммерческими организациями. Какие отношения, если таковые имеются, имеют китайские фирмы, научно-исследовательские институты или университеты, разработанные в Соединенных Штатах, связанные с биотехнологией? Каковы тенденции в различных типах биотехнологических возможностей, и как, если вообще, эти тенденции согласуются с целями и целями в области биотехнологии Китая? Как американские партнеры структурировали эти отношения для устранения рисков из Китая, таких как сфабрикованные исследования и клинические данные или кража интеллектуальной собственности? Насколько успешными были эти усилия по устранению рисков? Как, если вообще, эти партнерства помогли американским исследователям или достижениям в этой области? Как, если вообще, эти партнерства способствуют развитию Китая, биотехнологической отрасли? Какая надзорная власть существует в правительстве США для мониторинга, оценки и утверждения этих типов партнерств? Какую роль, если таковые имеются, должно играть правительство США в этих партнерствах, чтобы максимально использовать потенциальные выгоды и минимизировать потенциальные риски?

Выбор редакции
01 декабря 2017, 14:55

В России начинается спецоперация по ликвидации продукции Монсанто?!

Аграрная оккупация России началась с приграничных регионов. Первой пала Брянщина, губернатор которой Александр Богомаз активно способствует продвижению продукции фирм Bayer (Monsanto), Syngenta, Dupont, Basf на рынке региона.

15 ноября 2017, 21:00

Где обучиться профессиям, которые появятся в ближайшем будущем

Гендиректор агрегатора вакансий Hotwork Юлия Нестерец о том, какие программы помогают освоить пилотирование дронов, VR-дизайн, агрокибернетику и другие науки.1. Пилот дронаПилоты квадрокоптеров уже востребованы в России. В 2017 году дронов используют для съемки праздников и чрезвычайных ситуаций, картографии и топографии, рекламных фотосъемок недвижимости и доставки грузов.В будущем область применения квадрокоптеров расширится. По данным Федерального управления гражданской авиации США, к 2020 году продажи любительских дронов достигнут 4,3 млн в год.Официальная профессия «оператор дронов» существует в России с января 2017 года. К концу года в рамках национальной технологической инициативы рабочие группы должны разработать образовательные стандарты, а также представить программу профессиональных государственных курсов. Ожидается, что они будут очными и дистанционными. Выпускники получат диплом внешнего пилота с правом управления квадрокоптерами массой менее 30 кг.Практическим навыкам пилотирования можно научиться в частных российских школах — Quadrocopter, Skymec, Yuneec, Drone Dromе. Обучение возможно на личном и школьном дроне. Групповой трех-четырехчасовой курс обойдется в сумму от 3000 до 5000 рублей, индивидуальный — в 12-15 тысяч рублей. Самые дорогие углубленные индивидуальные курсы, которые длятся несколько дней, стоят от 20 до 40 тысяч рублей. Для сравнения: в странах ЕС обучение стоит €1200, но после него выпускникам выдают международный сертификат и заносят их имена в базу данных пилотов квадрокоптеров.Освоить практические навыки пилота можно самостоятельно, в интернете достаточно теоретических материалов и практических инструкций. Тренироваться лучше на недорогом и небольшом дроне, который подходит для помещений.Мастерство пилота напрямую зависит от количества тренировок. Оператор дрона должен свободно выполнять определенные движения:Короткие взлеты на 30-50 см и посадки.Повороты вправо-влево вокруг вертикальной оси дрона на высоте 30-50 см.Короткие полеты вправо-влево и вперед-назад на той же высоте.Полет с посадками на отметки, расположенные на произвольном расстоянии друг от друга.Полет по кругу на высоте 50-100 см.Полеты горизонтальными и вертикальными восьмерками.2. Разработчик искусственного интеллекта и нейросетейВокруг технологий на основе нейронных сетей и искусственного интеллекта уже сегодня ажиотаж, но настоящий пик потребности в разработчиках впереди. Компьютерное зрение, робототехника, технологическая медицина, голосовые помощники, чат-боты, автопилоты, генерация текстов, музыки и изображений — далеко не полный перечень областей применения нейросетей. Пока ведущие компании мира соревнуются со стартапами в применении и совершенствовании технологий ИИ, для разработчиков идеальное время осваивать профессию будущего.Курс «Интеллектуальные системы принятия решений» изучают на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ, факультете кибернетики МИФИ, на прикладной информатике в ИТМО и на факультете свободных искусств и наук СПбГУ.Познакомиться с ИИ-технологиями можно на англоязычных онлайн-курсах, которые читают профессора ведущих университетов мира и известные разработчики. Лучшим считается бесплатный курс от Udacity, который называется Intro to Artificial Intelligence. Его создали Питер Норвиг (директор по исследованиям Google, ранее руководивший разработками ИИ и нейроинженерии в NASA) и Себастиан Тран (профессор компьютерных наук Стэнфордского университета, возглавлявший разработку роботизированного автомобиля Stanley, победителя DARPA Grand Challenge 2005). Тран выступил создателем еще одного бесплатного курса — Artificial Intelligence for Robotics.Среди лучших платных курсов на платформе Coursera:Machine Learning Стэндфордского университета от основателя Google Brain и бывшего ученого Baidu Эндрю Ына.Neural Networks for Machine Learning университета Торонто, преподаватель Джоффри Хинтон, выдающийся ученый и изобретатель алгоритмов.Creative Applications of Deep Learning with TensorFlow от платформы для онлайн-обучения Kadenze.Deep Learning A-Z™: Hands-On Artificial Neural Networks на платформе Udemy от Кирилла Еременко, Хаделин де Понтевес и команды SuperDataScience.Computational Neuroscience Вашингтонского университета.Большинство курсов рассчитано на два-четыре месяца. Студенты, выполнившие все задания, получают онлайн-сертификаты.3. Инженер-робототехникПрофессия инженера робототехники лежит на границе нескольких дисциплин: машиностроения, электротехники и информатики. Специалисты должны уметь разрабатывать и конструировать роботов, совершенствовать их устройство и расчеты, настраивать программы, калибровку, обслуживание и взаимодействие с другими устройствами.По данным O*NET Online, в мире около 137 тысяч инженеров-робототехников, и до 2024 года их количество возрастет еще на 33 тысячи. Совсем немного, зато это одна из самых оплачиваемых специальностей в мире: средняя зарплата такого инженера — $95 900.Для работы инженером-робототехником нужно профильное высшее образование. В России близкой к специальности считают направление «мехатроника и робототехника», после которой студент получает квалификацию инженера. В стране более 40 вузов, которые обучают такой специальности. Самые известные из них — МГТУ им. Баумана и СГУАП. Для трудоустройства за рубежом инженеры-робототехники должны закончить программы обучения, утвержденные организацией Accreditation Board for Engineering and Technology (ABET).Получить современные знания в робототехнике можно на образовательных платформах. Например, на Udacity есть шестимесячная nanodegree-программа Become A Robotics Engineer, созданная, как сказано в ее описании, для инженеров нового поколения. Более 60 связанных с робототехникой курсов предлагает Coursera. Среди них полугодичный комплекс из шести дисциплин от Пенсильванского университета.4. Космический инженерИнженеры аэрокосмической промышленности отвечают за научные исследования, проектирование, разработку и поддержку спутников, космических аппаратов и других летающих объектов. Они работают с ракетами, оружием, тренажерами для полетов, спутниковыми системами, компонентами для полета, с самолетами и вертолетами.От космического инженера требуется в первую очередь работа с компьютерным проектированием и производством ПО, а также способность постоянно искать решение нестандартных задач. Это профессия идеально подойдет тем, кто готов посвятить ей все свое время, не только рабочее: для успешной работы нужно отcлеживать новые исследования и события в отрасли и постоянно продолжать собственное обучение.В России есть аэрокосмический факультет МАИ и факультет ракетно-космической техники в МГТУ им. Баумана, но для работы космическим инженером в международных компаниях их недостаточно. Для трудоустройства в NASA или ISRO нужно базовое высшее образование по инженерному делу или физическим наукам в одном из технических университетов мира с рейтингом выше среднего. Компании отбирают самых лучших, поэтому важен средний балл выпускника. В большинстве случаев необходимо получить степень доктора (PhD) в области астрофизики, геофизики или других близких наук и сдать специальные экзамены, которые NASA и ISRO установили для своих потенциальных сотрудников.Хотя для работы по специальности без высшего образования и докторской степени не обойтись, полезными будут и онлайн-уроки — например, Education Program и Interactive DLN Lessons от NASA.5. Дизайнер и художник VRДо сих пор виртуальная реальность ассоциировалась преимущественно с развлечениями — играми и приложениями. Но у этой технологии огромный потенциал. Она способна полностью изменить практически любую сферу — от проектирования зданий и автомобилей до организации тренингов для людей опасных профессий.Для разработок под VR обычно используют движки, существенно упрощающие процесс программирования. Дизайнерам-новичкам, владеющим JavaScript или C#, рекомендуют начинать с Unity. Проще всего изучить движок можно на YouTube-каналах, например, на NurFACEGAMES. Есть и другие движки, на которых можно учиться VR-программированию: Pluralsight, Unreal, Google Cardboard и Samsung Gear VR.В университетах пока не готовят VR-дизайнеров, но есть хорошие онлайн-курсы. Самым полным из них считается бесплатный курс по разработке VR-приложений от Microsoft. Время от времени курсы организовывают частные школы и государственные университеты. Пример — курсы в ПГТУ, созданные совместно с норвежским университетом HiMolde. На них студентов учат создавать игры и тренажеры виртуальной реальности.Идеальный вариант для обучения — стажировка в студии Interactive Lab и других компаниях, которые занимаются VR или AR. Обычно такие фирмы охотнее принимают стажеров с базовыми знаниями.6. Специалист по солнечной энергииКаждые 80 секунд в США устанавливают фотоэлектрическую систему — от масштабных муниципальных проектов до домашних панелей на крыше. Планируют, проектируют и реализовывают такие проекты инженеры по солнечной энергии. Они консультируют заказчиков, выбирают оптимальную форму для проекта, руководят его установкой, а затем проверяют его эффективность и безопасность. Самые сложные проекты таких инженеров — системы на случай отключения сети и чрезвычайных ситуаций.Работа специалиста по солнечной энергии требует минимум степени бакалавра. Получить профессию «инженер по возобновляемой энергетике» предлагают многие российские вузы: РГУ нефти и газа им. Губкина, МГУ, РЭУ им. Плеханова, МТИ и МГУТУ.Онлайн-курсы в этой сфере встречаются редко. Два курса на платформе Coursera предлагает Датский технический университет: Introduction to solar cells и Organic Solar Cells.Хороший вариант для приобретения профессии — зарубежная стажировка. Это может быть как самостоятельная поездка, так и программа. Иногда немецкая неправительственная организация Dekabristen e.V. проводит четырех-семинедельные стажировки в Германии для русскоязычных студентов старших курсов.Во многих странах ЕС очень развито использование альтернативной энергии, и компании с соответствующей специализацией всегда рады стажерам. Чтобы предложить им свою кандидатуру, нужно написать письмо на языке страны или на английском.7. Агроинформатик и агрокибернетикВ передовых фермерских хозяйствах активно используют современные технологии. Роботы на солнечных панелях очищают поля от сорняков. Программы анализируют цифровые карты урожайности, определяют состояние почвы по спутниковым снимкам и рассчитывают дозировку удобрений и полива, исходя из потребности конкретного участка. Устройства собирают данные о том, сколько шагов за день прошла корова, сколько травы она съела и сколько часов лежала, а затем цифровые системы анализируют полученную информацию для увеличения надоя и контроля за здоровьем животного.Задача агроинформатика и агрокибернетика — подобрать оптимальные технологии, исходя из целей фермера, и внедрить их в хозяйство. Это позволяет автоматизировать производство, повысить эффективность всех процессов и контролировать их. В будущем большинство крупных ферм станут «умными» и будут представлять собой единую цифровую систему.В России около 80 учебных заведений дают образование, подходящее агрокибернетику. В их числе факультеты киберфизических систем МТУСИ, управления почвенным плодородием и технологии точного земледелия РУДН, компьютерных технологий управления в робототехнике и мехатронике в МЭИ, СПбГМТУ, БГТУ «Военмех» им. Устинова и другие.Онлайн-курсы по применению современных агротехнологий пока не распространены, поэтому лучшим способом для совершенствования знаний остается стажировка в передовых агрокомпаниях. Как правило, от стажеров требуют степень бакалавра в науках, связанных с сельским хозяйством, и минимум один-два года обучения техническим наукам с хорошими отметками. Искать стажировку лучше всего в крупных технологических компаниях — Growmark, Cargill, Monsanto, Syngenta, GeoSYS и других.Источник

14 ноября 2017, 17:20

Monsanto (MON) Premium Herbicide Declared Non-Carcinogenic

The National Cancer Institute recently announced that Monsanto Company's (MON) Roundup herbicide is non-cancerous.

Выбор редакции
26 октября 2017, 10:08

Чтобы помочь пчелам, надо избавиться от применения пестицидов в садах

У энтомолога Вера Крищик есть пасека в саду, где растут мексиканские подсолнухи, золотарник, шалфей и рудбекия. И когда в саду появилась растительная тля или японский жук, она со всей ответственностью постаралась избавиться от вредителей. «Мы считаем, что если завелись вредные насекомые, то они могут навсегда уничтожить всю растительность, — говорит она. — Легче просто вырезать все зараженные растения». Она также удаляет вредителей вручную или, в экстремальных ситуациях, использует такой контактный пестицид, как Neem. Она никогда не использует неоникотиноиды, пестициды, которые, как полагают, влияют на поведение пчел, их размножение и уровень смертности. Но не все проявляют такую осторожность.

25 октября 2017, 18:34

Чтобы помочь пчелам, надо избавиться от применения пестицидов в садах

Недавнее исследование швейцарских учёных показало, что неоникотиноиды содержатся в 75 процентах образцов меда со всего мира. Этот пестицид является ядом для пчел, влияя на их поведение и размножение

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
04 октября 2017, 07:01

Pirelli, Syngenta and China’s most ambitious global dealmaker

Welcome to Due Diligence, the FT’s daily deals briefing

03 октября 2017, 13:31

Основные фондовые индексы Европы растут

Европейские фондовые индексы чуть выросли во вторник, так как политические проблемы слегка ослабли, а инвесторы оценивали выпуски новых данных. Сводный европейский Stoxx 600 почти не изменился, при этом большинство секторов выросли на поздних утренних торгах. Фондовые биржи Германии сегодня закрыты по случаю национального праздника. Испанский Ibex продолжал испытывать давление во вторник из-за политической неопределенности в Каталонии. Озабоченность немного ослабла после того, как правительство Мадрида заявило, что хочет работать с другими сторонами для решения проблемы независимости Каталонии. Тем не менее, регион, на который приходится около 19 процентов роста в Испании, является массовым политическим вызовом для страны, заявил Fitch в понедельник. Акции Великобритании были во флэте после неутешительных данных. Индекс менеджеров по закупкам для строительного сектора снизился до 48,1 с 51,1 в предыдущем месяце, что является первым снижением активности более чем за год. В протоколах комитета финансовой политики Банка Англии были высказаны опасения по поводу Брекзита. Решение покинуть Европейский Союз увеличивает риски для британских компаний, берущих займы у европейских банков. В составе Stoxx 600, британская фирма Ferguson была среди лучших исполнителей, акции выросли более чем на 3 процента. Это произошло после того, как она объявила о выкупе акций в размере 500 миллионов фунтов стерлингов (663 миллиона долларов) из-за более высокой прибыли. Siemens также вырос на 3 процента после утверждения на поставку 34 МВт в Китае. Многонациональная компания по рекламе и связям с общественностью WPP была среди тех, кто находится в нижней части индекса, снизившись на 2 процента, после размещения 22,5 миллионов акций для продажи в понедельник. Ericsson и BAE Systems также снизились на 2,8 и 1,5 процента соответственно после понижения рейтинга. В корпоративном мире новый глобальный глава Uber Дара Хосрошахи во вторник встретится с Transport for London, после того как регулятор заявил, что компания не может работать в Лондоне. Syngenta получила классификацию «BBB-» от агентства S & P, которое сообщило, что китайское правительство может не поддержать компанию в судебных вопросах. Британский бакалейщик Greggs заявил во вторник, что сопоставимые продажи выросли на 5 процентов за 13 недель до сентября - и на 2,8 процента в этом году. На текущий момент: FTSE 7444.61 5.77 0.08% DAX Closed CAC 5362.44 12.00 0.22% Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

31 марта 2016, 19:22

КНР: $113 млрд на зарубежные покупки за 3 месяца

За 3 месяца 2016 г. Китай успел объявить о зарубежных сделках M&A на $113 млрд. Впервые Поднебесная проявила больше интереса не к нефти, газу и металлам, а к прочим секторам и видам бизнеса.

02 февраля 2016, 17:00

Рекорд КНР: ChemChina-Syngenta за $43 млрд

На мировом рынке семян и удобрений грядет настоящая революция: китайская госкорпорация ChemChina готова купить швейцарскую Syngenta за $43 млрд. Это станет крупнейшим приобретением за всю историю Китая.

02 февраля 2016, 17:00

Рекорд КНР: ChemChina-Syngenta за $43 млрд

На мировом рынке семян и удобрений грядет настоящая революция: китайская госкорпорация ChemChina готова купить швейцарскую Syngenta за $43 млрд. Это станет крупнейшим приобретением за всю историю Китая.

08 января 2015, 01:03

Семена ГМО вырываются на свободул

Думаю всем, кто интересуется проблемой навязывания России ГМО-растений интересно будет почитать о том, какими методами происходит внедрение этих "прогрессивных сельскохозяйственных технологий" и к каким последствиям в самом недалеком будущем приводит. Ниже - глава из книги Уильяма Энгдаля "Семена разрушения" о победной поступи "Монсанто" в Аргентине. (с сокращениями) Аргентина становится первой подопытной свинкой К концу 1980–х годов в мире окрепла сеть убежденных и получивших образование в области генетики молекулярных биологов. Гигантский рокфеллеровский ГМО–проект стартовал в избранном для этого месте — Аргентине, где Дэвид Рокфеллер и рокфеллеровский «Чейз Манхэттен Бэнк» поддерживали тесные связи с только что избранным президентом Карлосом Менемом. Пахотные земли и население Аргентины стали первым крупным испытательным полигоном, первыми подопытными свинками, на которых испытывались зерновые культуры ГМО. За каких–то восемь лет площадь пахотных земель по всему миру, засеянная зерновыми культурами ГМО, выросла до 167 миллионов акров в 2004 году, почти в 40 раз. Это составило внушительные 25% от всей площади пахотных земель в мире, что дает основания думать, что зерновые культуры ГМО уже встали на путь к полному доминированию в мировом производстве зерновых, по крайней мере, основных сельскохозяйственных культур. Свыше двух третей этих площадей, или 106 миллионов акров, были засеяны ведущим в мире производителем ГМО — США. Этот факт, как утверждали сторонники ГМО–проекта, доказывал, что у американского правительства и у потребителей, так же как и у фермеров, была высокая степень уверенности в том, что зерновые культуры ГМО имеют существенные преимущества перед обычными зерновыми культурами. Это окажется жестоким обманом. К 2004 году Аргентина стала второй после Соединенных Штатов по размеру пахотных земель, отданных под зерновые культуры ГМО (34 миллиона акров). Среди стран с намного меньшими, но быстро расширяющимися площадями ГМО–культур была Бразилия, которая в начале 2005 года аннулировала Закон, запрещавший возделывание генномодифицированных зерновых культур, аргументируя свое решение тем, что зерновые культуры ГМО уже распространились столь широко, что нет никакой возможности управлять этим распространением. Канада, Южная Африка и Китай — все они к тому времени имели значительные программы перехода на ГМО. Но ни одна страна не подверглась столь радикальному преобразованию (и на столь ранней стадии) фундаментальной структуры своих земельных владений, как Аргентина. История возделывания ГМО и история Аргентинской соевой революции стали социологическим примером систематической потери национальной продовольственной самодостаточности во имя «прогресса». Земельная революция Рокфеллера в Аргентине К середине 1990-х годов правительство Менема приступило к перестройке традиционного производительного сельского хозяйства Аргентины на культивирование монокультуры с прицелом на глобальный экспорт. Сценарий был снова написан в Нью-Йорке и Вашингтоне иностранными кругами, состоящими прежде всего из партнеров Дэвида Рокфеллера.Менем утверждал, что преобразование производства пищевых продуктов в индустриальное культивирование генномодифицированной сои было необходимо для страны, чтобы обслуживать ее раздувающийся внешний долг. Это была ложь, но она содействовала преобразованию аргентинского сельского хозяйства к большому удовольствию североамериканских инвесторов, таких как Дэвид Рокфеллер, «Монсанто» и «Карпы Инк.».Вслед за почти двумя десятилетиями экономических потрясений (растущие внешние долги, вынужденная приватизация и демонтаж национальных протекционистских барьеров) дорогостоящая аргентинская сельскохозяйственная экономика теперь стала целью самого радикального преобразования из них всех.В 1991 году, за несколько лет до того, как полевые испытания были одобрены и начаты в Соединенных Штатах, Аргентина стала секретной экспериментальной лабораторией для выращивания генетически спроектированных зерновых культур. Население должно было стать подопытными морскими свинками для этого проекта. Правительство Менема создало псевдонаучную Консультативную комиссию по биотехнологии, чтобы наблюдать за предоставлением лицензий для больше чем 569 полевых испытаний ГМО-кукурузы. подсолнечника, хлопка, пшеницы и особенно сои. (9)Ни по инициативе правительства Менема, ни по инициативе Комиссии не проводилось никаких общественных дебатов по неприятному вопросу о том, являются ли эти зерновые культуры ГМО-безопасными.Комиссия встречалась в тайне и никогда не делала свои находки публичными. Она действовала просто как рекламный агент для иностранных транснациональных корпораций. Это не было удивительно, поскольку члены самой Комиссии были выходцами из «Монсанто», «Сингенты», «Доу АгроСайенсис» и других ГМО-гигантов. В 1996 году корпорация «Монсанто» из Сант-Луи, штат Миссури, была самым крупным в мире производителем генетически манипулированных запатентованных семян соевых бобов — своей устойчивой к гербициду «Раундап» сои или РР (аббревиатура кальки «Раундап Реди»).В 1995 году «Монсанто» вводила устойчивую к гербициду «Раундап» сою (РР), которая содержала копию гена из почвенной бактерии Agrobacterium sp. strain CP4, вставленный с помощью «генной пушки» в ее геном. Это позволяло трансгенному или ГМО-растению выживать при опылении неизбирательным гербицидом глифосатом. Активный компонент в «Раундап» — глифосат — уничтожал обычную сою. Любые обычные сорта сои, высеянные рядом с устойчивой к гербициду «Раундап» соей (РР) от «Монсанто», были бы неизбежно затронуты переносимыми ветром частицами гербицида. (10) Что оказалось весьма удобным и очень помогло дальнейшему распространению раз внедренных зерновых культур «Монсанто».Генетическая модификация в монсантовских устойчивых к гербициду «Раундап» соевых бобах включала введение внутрь сои бактериальной версии энзима, который давал ГМО-сое защиту от гербицида «Раундап», разработанного все той же «Монсанто». Сам «Раундап» был тем самым гербицидом, который американское правительство использовало для уничтожения посевов коки в Колумбии. «Раундап» мог, таким образом, распыляться и на защищенную сою, и на любые сорняки, убивая сорняки и оставляя сою. Как правило, помимо гербицидных химикатов, ГМО-соя требовала значительно больше химикатов на гектар, чтобы контролировать рост сорняков. (11)С 1970-х годов соя, благодаря большим компаниям агробизнеса, стала основным источником фуражных кормов во всем мире. «Монсанто» в 1996 году получила от президента Менема разрешение продавать свои семена ГМОсои по всей Аргентине. Одновременно с этими широкомасштабными продажами ультра дешевых даже в долларах ГМО-семян сои «Монсанто» и (обязательно!) необходимого гербицида «Раундап» от той же «Монсанто» всему аргентинскому сельскому хозяйству аргентинские сельскохозяйственные угодья скупались крупными иностранными компаниями, такими как «Каргил» (крупнейшая в мире зерновая торговая компания), международными инвестиционными фондами, такими как «Квантуй Фонд» Джорджа Сороса, иностранными страховыми компаниями и корпоративными кругами, такими как «Сиборд Корпорэйшн». Это была чрезвычайно выгодная операция для зарубежных инвесторов, для которых ГМО-семена «Монсанто», в конечном счете, легли в основу новой гигантской соевой индустрии агробизнеса. Земли Аргентины были обречены на превращение в обширное индустриальное подразделение для производства семян. Для зарубежных инвесторов прелесть схемы состояла в том, что по сравнению с традиционным сельским хозяйством производство ГМО-сои не нуждалось в большом количестве работников.В реальности, вследствие экономического кризиса миллионы акров основных сельскохозяйственных угодий были куплены банками с молотка. Как правило, единственными покупателями с долларами, готовыми вкладывать капитал, были иностранные корпорации или частные инвесторы. Маленьким крестьянским фермам предлагали копейки за их землю. Иногда, если они не желали продавать землю, их вынуждали отказываться от своих прав собственности, натравливая на них местные банды или государственную полицию. Десятки тысяч фермеров были вынуждены бросить свои земли, потому что наводнение рынка дешевым импортом продовольствия, согласно реформам свободного рынкапо правилам МВФ, приводило их к банкротству.К тому же поля, засеянные генномодифицированными устойчивыми к гербициду «Раундап» сои и обрабатываемые специальным гербицидом «Раундап», не требовали обычного вспахивания. Чтобы добиться максимальной рентабельности, спонсоры соевой ГМО-революции создали огромные пространства земель в канзасском стиле, где крупное механизированное оборудование могло работать круглосуточно, часто с дистанционным управлением при помощи спутниковой навигации, без единого фермера хотя бы для того, чтобы вести трактор. ГМО-соя от «Монсанто» продавалась аргентинским фермерам как сверх экологическая из-за использования технологии «нулевой обработки почвы». В действительности все это было совсем не безвредно для окружающей среды.ГМО-соя и гербицид «Раундап» засеивались и распылялись способом, названным «стерневой посев», впервые примененным в США с целью экономить время и деньги. (12) Доступный только большим богатым фермерам «стерневой посев» требовал чудовищных специальных машин, которые автоматически вставляли семена генномодифицированной сои в высверленную в несколько сантиметров глубиной лунку и затем придавливали ее сверху землей. С этой машиной «стерневого посева» человек в одиночку мог засеивать тысячи акров. Остатки предыдущего урожая просто оставляли гнить в поле, что приводило к большому разнообразию вредителей и сорняков рядом с ростками ГМО-сои. Это в свою очередь открывало «Монсанто» широкий рынок для продажи своего запатентованного глифосата или гербицида «Раундап» наряду с необходимыми при этом устойчивыми к гербициду «Раундап» запатентованными семенами сои. После нескольких лет таких посевов сорняки начали демонстрировать специальную устойчивость к глифосату, требуя все более сильных доз этого или других гербицидов. (13)В отличие от такой практики, традиционные трех гектарные персиковые или лимонные рощи требовали для обработки 70-80 сельскохозяйственных рабочих. В 1996 году, после решения «Монсанто» лицензировать генетически сконструированные РР соевые бобы. Аргентина пройдет через революцию, которую ее сторонники приветствовали как «вторую Зеленую революцию». В действительности, это была трансформация некогда производительной национальной и основанной на фермерстве системы сельского хозяйства в неофеодальное государство под властью горстки богатых землевладельцев-латифундистов.Правительство Менема гарантировало широкое распространение семян ГМО-сои. Аргентинские фермеры имели страшные экономические проблемы после многолетней гиперинфляции. «Монсанто» не растерялась и расширила на нуждающихся в ссудах фермеров «кредит» для покупки у «Монсанто» ГМО-смян и гербицида «Раундап», единственного гербицида, эффективного для РРсои. «Монсанто» также сделала для фермеров начальный переход к ГМО-сое более заманчивым, предлагая предоставлять им необходимые машины для «стерневого посева» и обучение.«Накорми бобами, Аргентина...»Результаты соевой ГМО-революции в Аргентине были внушительны в единственном отношении. Менее чем за одно десятилетие была полностью преобразована национальная экономика сельского хозяйства.В 1970-х годах, перед кризисом задолженности, соя не играла большой роли; в национальной экономике сельского хозяйства насчитывалось только 9500 гектаров плантаций сои. В те годы типичная семейная ферма производила множество овощей, зерна, домашней птицы и, возможно, держала несколько коров для молока, сыра и мяса. К 2000 году после четырех лет внедрения сои от «Монсанто» и методов массового производства более чем 10 миллионов гектаров было засеяно ГМО-соей. К 2004 году посевы расширилась до более чем 14 миллионов гектаров. Большие объединения агробизнеса, чтобы создать больше земли для культивирования сои, обходились с вырубкой лесов так же, как с традиционными землями, занятыми коренным населением.Аргентинское сельскохозяйственное разнообразие с ее полями зерновых и ее обширными пастбищами для рогатого скота быстро превращалось в монокультуру таким же образом, как в 1880-х было захвачено и разрушено хлопком египетское сельское хозяйство.Больше столетия аргентинские фермерские земли, особенно легендарные пампасы, были заполнены широкими колосящимися полями среди зеленых пастбищ, по которым бродили стада рогатого скота. Фермеры меняли наделы между зерновыми культурами и выпасами, чтобы сохранить качество почвы. С введением монокультуры сои. почвы, лишенные своих жизненно важных питательных веществ, потребовали больше, чем когда-либо, химических удобрений, а не меньше, как обещала «Монсанто». Большие мясные и молочные стада, которые в течение многих десятилетий свободно паслись по полям Аргентины, теперь были втиснуты в многочисленные тесные откормочные загоны американского стиля, чтобы уступить место для более прибыльной сои. Посевные поля традиционных хлебных злаков, чечевицы, гороха и зеленых бобов почти исчезли. Ведущий аргентинский агроэколог и специалист по вопросу о воздействии ГМО-сои Уолтер Пенге предсказал: «Если мы останемся на этом пути еще хотя бы 50 лет, земля вообще ничего не будет производить». (14)К 2004 году 48 % всей пахотной земли в стране были отведены под соевые бобы, и 90-97 % из них были засеяны устойчивой к гербициду «Раундап» ГМО-соей (РР). Аргентина стала самой большой в мире неподконтрольной экспериментальной лабораторией для ГМО. (15)Между 1988 и 2003 годами количество аргентинских молочных ферм уменьшилось вполовину. Впервые молоко пришлось импортировать из Уругвая по ценам, намного выше, чем внутренние. Поскольку механизированная монокультура сои вынудила сотни тысяч рабочих рук покинуть землю, бедность и недоедание стремительно росли.В более спокойную эпоху 1970-х, до нашествия нью-йоркских банков. Аргентина обладала одним из самых высоких уровней жизни в Латинской Америке. Процент населения, официально находившегося ниже черты бедности, составлял в 1970 году 5 %. К 1998 году эта цифра возросла до 30 % от общего числа населения. А к 2002 году — до 51 %. Недоедание, ранее неслыханное в Аргентине, становилось проблемой. Количество недоедающих повысилось к 2003 году до уровней, оцененных между 11 и 17 % от общего числа населения в 37 миллионов. (16) В разгар тяжелого национального экономического кризиса, бывшего результатом невыполнения долговых обязательств государства, аргентинцы обнаружили, что они больше не в состоянии положиться на маленькие земельные участки, чтобы выжить. Земли были заняты массовыми посевами ГМО-сои и уже недоступны для обычных зерновых культур.При поддержке зарубежных инвесторов и гигантов агробизнеса, подобных «Монсанто» и «Каргил», крупные аргентинские землевладельцы систематически захватывали землю у беспомощных крестьян, чаще всего с помощью государства. По закону, крестьяне имели право на те земли, которые они неоспоримо обрабатывали в течение 20 лет или больше. Это традиционное право было растоптано в угоду интересам агробизнеса. В обширной области Сантьяго-дель-Эстеро на севере крупные феодальные землевладельцы начали операцию массовой вырубки лесов, чтобы освободить место для ГМО-сои.Крестьянским коммунам внезапно сказали, что их земля им уже не принадлежит. Как правило, если они отказывались уехать добровольно, то вооруженные группы угоняли их скот, сжигали их засеянные поля и угрожали им еще большим насилием. Соблазн огромных прибылей от экспорта ГМО-сои был движущей силой жесткого переворота в традиционном сельском хозяйстве по всей стране.Поскольку фермерские семьи лишались прав и сгонялись со своих земель, они переселялись в новые трущобы на окраинах больших городов, склоняясь к социальным беспорядкам, преступлениям и самоубийствам, в то время как среди этой невозможной скученности распространялись эпидемии. За несколько лет подобным образом более чем 200 тысяч крестьян и мелких фермеров потеряли свои земли и уступили дорогу крупным плантаторам агробизнеса.(17)«Монсанто» хитростью Взяв пример с испанских конкистадоров XVI столетия, воины «Монсанто» завоевывали земли с помощью лжи и обмана. Поскольку национальный Закон о семенах Аргентины не защищал патент «Монсанто» на ее глифосатоустойчивые генетически модифицированные семена сои, компания не могла требовать лицензионные отчисления на законных основаниях, если аргентинские фермеры снова использовали семена выращенной сои для посева в следующий сезон. Действительно, для аргентинских фермеров было не только традиционно, но и законно самостоятельно повторно высеивать семена из полученного урожая.Однако, именно сбор таких лицензионных отчислений, или «технологический лицензионный сбор», лежал в основе маркетинговой схемы «Монсанто». Фермеры в США и в другом месте должны были обязательно подписывать юридический договор с компанией, соглашаясь не использовать повторно отложенные для посева семена, а платить каждый год новые лицензионные отчисления «Монсанто» — система, которую можно рассматривать как новую форму крепостничества.Чтобы обойти отказ националистического аргентинского Конгресса принять новый закон, предоставивший бы «Монсанто» право взимать лицензионные отчисления вместо наложенных судом серьезных штрафов, компания придумала другую уловку.Фермерам сначала продавались семена, необходимые, чтобы распространить соевую революцию в Аргентине. На этой ранней стадии «Монсанто» преднамеренно отказалась от своего «технологического лицензионного сбора», поощряя самое широкое и быстрое распространение своих ГМО-семян по всему государству и, в частности, распространение запатентованного глифосатного гербицида «Раундап» параллельно с этим. Коварная маркетинговая стратегия, стоящая за продажами глифосато-устойчивых семян, была в том, что фермеры были вынуждены покупать у «Монсанто» специально подобранные гербициды.Площадь сельскохозяйственных угодий, засеянных ГМО-соей, возросла в 14 раз, в то время как контрабанда устойчивых к гербициду «Раундап» семян сои компании «Монсанто» перекинулась через пампасы в Бразилию. Парагвай, Боливию и Уругвай. «Монсанто» ничего не делала, чтобы остановить это незаконное распространение своих семян. (18) Партнер «Монсанто» корпорация «Каргил» сама обвинялась в незаконной контрабанде из Аргентины семян ГМО-сои, тайно смешанных собычными семенами, в Бразилию.Забавно, что в Бразилии ввезенные контрабандой аргентинские семена ГМО-сои назвали семенами «Марадона», в честь известного аргентинского футболиста, которого позже будут лечитьот кокаиновой зависимости.Наконец, в 1999 году, спустя три года после введения своей ГМО-сои. «Монсанто» формально потребовала от фермеров «расширенные лицензионные отчисления» на семена, несмотря на то. что аргентинский закон этого не разрешал. Правительство Менема не собиралось протестовать против этих наглых притязаний «Монсанто». в то время как фермеры проигнорировали их в целом. Но готовилась почва для следующего юридического шага. «Монсанто» утверждала, что лицензионные отчисления были необходимы для того, чтобы возвратить ее инвестиции в «научные исследования» семян ГМО. Она начала осторожную пиар-кампанию, разработанную так, чтобы нарисовать себя жертвой злоупотреблений фермеров и «воровства».В начале 2004 года компания наращивала свое давление на аргентинское правительство. «Монсанто» объявила, что, если Аргентина откажется признать «технологический лицензионный сбор», это приведет к пошлинам по некоторым позициям импорта из США или ЕС, где патенты «Монсанто» были признаны. — мера, которая нанесет сокрушительный удар по рынкам аргентинского экспорта агробизнеса. Кроме того, после хорошо освещенной в СМИ угрозы «Монсанто» совсем прекратить продавать ГМО-сою в Аргентину, и объявления, что более чем 85 % семян были незаконно повторно высеяны фермерами, что было заклеймено как «черный рынок», министр сельского хозяйства Мигель Кампос объявил, что правительство и «Монсанто» пришли к соглашению.Должен был быть создан и управляться Министерством сельского хозяйства Технологический компенсационный фонд. Фермеры были обязаны вносить лицензионный сбор или налог почти до 1 % от продаж ГМО-сои на зерновые элеваторы или экспортерам, таким как «Каргил». Налог должен был взиматься на участке обработки, не оставляя фермерам другого выбора, кроме как заплатить, если они хотят обработать свой урожай. Затем этот налог выплачивался «Монсанто» и другим поставщикам ГМО-семян самим правительством. (19) Несмотря на яростные протесты фермеров. Технологический компенсационный фонд начал функционировать в конце 2004 года.К началу 2005 года бразильское правительство президента Луиса Игнасио Лула да Сильва добавило свои пять копеек и провело закон, впервые сделав высаживание ГМО-семян в Бразилии законным, утверждая, что использование этих семян распространилось столь широко, что уже не поддается никакому контролю. Барьеры быстрому распространению ГМО в Латинской Америке пали. К 2006 году вместе с Соединенными Штатами, где ГМО-соя от «Монсанто» доминировала, Аргентина и Бразилия обеспечивали более чем 81 % мирового производства сои, таким образом гарантируя, что фактически каждое животное в мире питалось кормовой соевой мукой из генетически спроектированной сои. Это также подразумевает, что каждый гамбургер в «Макдональдсе», смешанный с соевой мукой, будет генетически спроектирован, как и большинство полуфабрикатов, осознает это потребитель или нет. (20)Соевые бобы для людей Поскольку соевая ГМО-революция разрушила традиционное сельскохозяйственное производство, обычные аргентинцы оказались перед разительными переменами в своей повседневной пище. Кроме того, широко распространившаяся, основанная на сое монокультура сделала население очень уязвимым во время национальной экономической депрессии, которая поразила Аргентину в 2002 году. Ранее, в трудные времена, фермеры и даже обычные городские жители могли выращивать свои собственные зерновые культуры, чтобы выжить. Такая возможность пропала при преобразовании сельского хозяйства Аргентины в индустриальное сельское хозяйство.В результате голод распространился но всей стране, поскольку экономический кризис углублялся. Боясь продовольственных бунтов, национальное правительство с помощью «Монсанто» и гигантских транснациональных потребителей сои, таких как «Каргил», «Неетле» и «Крафт Фудс», ответило распределением бесплатной еды голодающим. Они распределяли блюда, приготовленные из сои. создавая вторичный повод для более широкого внутреннего потребления урожая.Была запущена национальная кампания, убеждавшая аргентинцев заменить здоровую диету из свежих овощей, мяса, молока, яиц и других продуктов... соей. «Дюпон Агри Сайенсис» создал новую организацию С названием, которое ассоциируется со здоровым образом жизни. «Протеины для жизни», чтобы стимулировать рост потребления сои людьми, хотя соя изначально выращивалась как корм для животных. В рамках этой кампании «Дюпон» выделяла продовольствие, усиленное соей, тысячам бедняков Буэнос-Айреса. Это был первый случай, когда население непосредственно потребляло сою в таких больших количествах. Аргентинцы теперь стали подопытными свинками в новом эксперименте. (21)Правительственная и частная пропаганда рекламировали большую пользу соевой диеты для здоровья вместо молочных продуктов или мяса. Но кампания была основана на лжи. Она удобно опустила тот факт, что диета, основанная на сое, является непригодной для долгосрочного потребления человеком, и что исследования установили, что младенцы, питавшиеся соевым молоком, имели гораздо более высокие уровни аллергий, чем питавшиеся грудным или даже коровьим молоком. Она не говорила аргентинцам, что сырые и обработанные соевые бобы содержат ряд токсичных веществ, которые, когда соя потребляется как основной элемент диеты, вредят здоровью и связаны с раком. Она молчала о том. что соя содержит ингибитор трипсин, который шведские исследования связали с раком желудка. (22)В сельской местности воздействие массовой монокультуры сои было ужасающим. Традиционные сельские коммуны неподалеку от огромных плантаций сои были серьезно повреждены воздушным распылением гербицидов «Раундап» «Монсанто». В Лома Сенес крестьяне, выращивающие смешанные овощи для своего собственного потребления, обнаружили, что распыление уничтожило все их посадки, поскольку «Раундап» убивает все растения, кроме специально генномодифицированных «устойчивых к гербициду» бобов «Монсанто».Исследование, проведенное в 2003 году, показало, что это распыление разрушало не только растительные поездки соседних крестьянских хозяйств. Их цыплята дохли, а другие животные, особенно лошади, были неблагоприятно затронуты. Люди испытывали сильную тошноту, диарею, рвоту и повреждения кожи от гербицида. Были сообщения о родившихся около соевых полей ГМО животных с серьезными уродствами, деформированных бананах и картофеле, озера внезапно заполнялись мертвой рыбой. Сельские семьи сообщали, что у их детей появлялись гротескные пятна на телах после распыления на соседних соевых полях.Дополнительный урон был нанесен ценным лесным угодьям, которые вырубались, чтобы освободить место для массового культивирования сои, особенно в области Чако около Парагвая и области Юнгас. Потеря лесов вызвала к жизни взрывной рост заболеваний среди местных жителей, включая лейшманиоз, вызываемый паразитом, переносимым москитами, лечение которого очень дорогостоящее и оставляет серьезные шрамы и другие уродства. В Энтре Риос к 2003 году было вырублено более чем 1.2 миллиона акров леса, и только тогда правительство наконец выпустило указ, запрещающий дальнейшую вырубку.Чтобы убедить осторожных аргентинских фермеров использовать генномодифицированные семена сои, в 1996 году компания широко разрекламировала чудо-урожаи, утверждая, что ее ГМО-соя была генетически модифицирована, чтобы быть устойчивой к гербициду «Раундап».Компания уверяла фермеров, что по этой причине для ГМО-сои им понадобится гораздо меньшее количество гербицидов и химических удобрений в сравнении с выращиванием традиционной. Поскольку «Раундап» убивает фактически все, что растет, кроме сои «Монсанто», нет необходимости в других гербицидах — утверждала пиар-кампания «Монсанто». Громко разрекламированы были ожидаемые более высокие урожаи и более низкие издержки, с целью заманивания отчаявшихся фермеров мечтами о лучшей экономической ситуации. Не удивительно, что отклик был чрезвычайно положителен.Обещания оказались ложными. В среднем, зерновые культуры устойчивой к гербициду «Раундап» сои дали на 5-15 % более низкие урожаи, чем традиционная соя. Также фермеры обнаружили новые вредные сорняки, которые нуждались в распылении, в три раза большем, чем прежде, что тоже было далеко от обещаний снижения количества гербицидов. Статистика Министерства сельского хозяйства Соединенных Штатов с 1997 года показала, что расширенные посадки устойчивой к гербициду «Раундап» ГМО-сои привели к 72-хпроцентному увеличению использования глифосата. (23)Согласно сообщению организации «Сеть действий против пестицидов», ученые оценили, что генетически спроектированные растения, устойчивые к гербицидам, фактически утраивают использование агрохимикатов. Фермеры, зная, что их урожай может перетерпеть или сопротивляться гербицидам, будут иметь тенденцию использовать гербициды более свободно. И «Монсанто» не сделала строгих независимых исследований, подтверждающих отрицательные эффекты на здоровье рогатого скота (уж не говоря о людях), питающегося сырой соей «Монсанто», насыщенной гербицидами «Раундап». Возросшее использование химикатов привело к затратам большим, чем в случае с обычными семенами. (24)Но к тому времени, когда фермеры это поняли, было слишком поздно. К 2004 году ГМО-соя распространилась по всей стране, и все семена зависели от «Раундап». Более изящную схему порабощения человека было трудно себе вообразить.Все же Аргентина не была единственной целевой страной для проекта генномодифицированных сельскохозяйственных зерновых культур. Аргентинский случай был всего лишь первым шагом в глобальном плане, который разрабатывался десятилетиями и был абсолютно отвратительным и безобразным по своему размаху. Из книги У.Ф. Энгдаля „Семена разрушения”.