• Теги
    • избранные теги
    • Компании4
      Разное11
      • Показать ещё
      Страны / Регионы5
      Люди4
Таганрогский комбайновый завод
14 июня, 18:45

Ёжик за рулём - сериал. Серия №4 "Не ждали? Мировой рекорд"

Классная песня из Таганрога Юрий Удовик — «Тебя не ждали»:    Итак, в феврале 2016-го я предполагал в блоге про ТКСМ, о своих любимых акциях, что по подобного падения цены этих акций — в 1169 раз, от максимума до минимума, не происходило ни с одними акциями, ни на одной бирже.    Тогда я не знал, что в этом же феврале 2016-го начали своё мировое падение акции ТКЗ. Предположу, что это мировой рекорд — в 3293 раза от максимума цены, почти в 247 руб., до минимума в 0,075 руб. в мае 2017-го.    Знакомьтесь, кто не знает — месячный график цены акций Таганрогского комбайного завода: Интересный блог про эти акции делала Лариса Морозова: «Дивиденды 2016. Эмитент-призрак ТКЗ» smart-lab.ru/blog/363949.php Об этих акциях можно почитать и на Смартлабе в форуме: smart-lab.ru/forum/ТКЗ Очень поучителен там комментарий одного автора, который купил эти акции на 26 тыс. руб. и рассуждал так:    Кстати, если кто-то знает подобные примеры огромного падения цены акций, превосходящие ТКСМ, а теперь уже ТКЗ, то пишите.    Плюсов мне тут не дождаться, как и Оскара за сериал :) На Смартлабе по плюсам в почёте, в основном и регулярно — «говорящие головы». Я не завидую им, но система просмотров, когда не видно того, кто смотрел блог и липовая популярность блогов по плюсам — это, возможно, минус Смартлаба. 

10 декабря 2016, 18:21

К столетию левацкого эксперимента: мифы и реальность "золотого века" СССР.

Фото: Agencja Fotograficzna Caro / Alamy / Vida Press25 лет назад, в декабре 1991 года, государство Советский Союз перестало существовать. К тому моменту страна находилась в глубоком экономическом кризисе, в продаже отсутствовал нормальный выбор продуктов и других необходимых товаров — многие устали от советской действительности, и когда ГКЧП попытался ее защитить, на улицы вышли сотни тысяч людей. Сейчас Советский Союз принято идеализировать: не только пожилые, но и молодые люди с ностальгией говорят о замечательном государстве, к которому все относились со страхом и уважением, где были лучшие в мире медицина и образование, где все жили в достатке и каждый был уверен в завтрашнем дне. Для тех, кто тоскует по советскому прошлому, есть две новости —хорошая и плохая. С одной стороны, идеализированные представления об СССР слабо соотносятся с фактами. С другой, в современной России осталось так много советского — во всех сферах, от законодательства и правоприменения до языка и анекдотов, — что иногда возникает ощущение, что Союз все еще вокруг нас. По случаю 25-летия распада СССР «Медуза» опровергает мифы о «золотом веке» СССР, который пришелся на 1970–80-е годы, и отмечает, как много советского осталось в современной России.В СССР было лучшее в мире образование. И бесплатное!Типичная цитата:Друзья! Советская система образования была и остается самой лучшей в мире!!! Вернуть ее — это должна быть задача для нынешних властей, так как это благо для народа и для следующих поколений наших детей!!!Москва. Лекция в МГУ. 1 сентября 1945 годаФото: Эммануил Евзерихин / ТАССНа самом деле нетОбъективных критериев для того, чтобы сравнивать, в какой стране лучше учили, довольно мало. В советском образовании были свои хорошие стороны: в некоторых дисциплинах — особенно математике и физике — выпускники советских вузов традиционно высоко котировались в мире. Об этом можно судить хотя бы по тому, что после перестройки российские ученые оказались очень востребованы за рубежом. Это не означает, что они были лучшими: скажем, экономист Сергей Гуриев вспоминает, что, когда он в 1990-е годы уехал в Массачусетский технологический институт, там было много талантливых людей из самых разных стран.И все-таки в советском образовании были такие недостатки, что многие из тех, кто учился при СССР, с трудом могут слушать восторженные возгласы о «лучшей в мире системе». Часто ученые считают, что успехи советской науки достигались не благодаря системе образования, а вопреки ей: чтобы чего-то добиться, людям приходилось преодолевать огромное количество сложностей и преград совершенно не академического свойства. При приеме в вузы действовали ограничения не только по классовому, но и по национальному признаку: скажем, двадцатилетие примерно с 1960 по 1980 год было периодом антисемитизма в математике — евреям крайне трудно было попасть на мехмат. Негласные ограничения действовали и на прием в другие вузы — например, в престижные МГИМО и МВТУ им. Баумана.Идеология была одним из главных негативных факторов, она влияла на все сферы образования — на содержание учебных программ, на прививаемые в школе ценности, на критерии отбора и т. д.Примеры можно перечислять долго. Много сил и времени студентов уходило на изучение предметов вроде истории КПСС, к которой практически никто не относился всерьез — но которая тем не менее мешала многим талантливым студентам продолжать учебу. Неблагонадежных преподавателей, студентов и детей диссидентов отчисляли из вузов по политическим соображениям. Советская высшая школа находилась практически в полной изоляции от мира. Иностранные языки преподавались слабо — если не считать специализированные вузы и элитные школы для детей номенклатуры. Естественнонаучным предметам отдавалось явное предпочтение, потому что это соответствовало государственным интересам. В школе и вузах не изучали творчество выдающихся поэтов, писателей и художников, которые тогда не соответствовали советским представлениям о прекрасном и идеологически правильном (например, идеологически неправильными оказались поэты Серебряного века: Ахматова, Цветаева, Пастернак, Мандельштам, Гумилев).Историю преподавали исключительно в одобряемом государством ключе: трактовка событий не могла расходиться с идеологическими установками, а многие эпизоды замалчивались — например, по понятным причинам, вся история советских репрессий. Иногда такое влияние испытывали и точные науки: печально известная «лысенковщина» из советских учебников по биологии исчезла только к 1960-м годам.В СССР была лучшая в мире медицина. И бесплатная!Типичная цитата:Я лежал в больнице на Сахалине, в Пятигорске, Свердловске и в Усть-Илимске, и меня без всякого блата вылечили и поставили на ноги. Так что-то, что врет автор, это вранье либеральное. 90-х годов. СОВЕТСКАЯ МЕДИЦИНА в самом деле была ЛУЧШЕЙ В МИРЕ. Только за нее родимую гайдаровская сволочь заслужила утопление в сортире.Ленинград. Родильный дом № 6 имени профессора В. Ф. Снегирева. Медицинские сестры несут новорожденных на кормление, 4 мая 1973 годаФото: Юрий Белинский / ТАССНа самом деле нетНезависимые исследования подробно описывают печальное положение, в котором находились медицина и здравоохранение к концу существования СССР. Прием в медицинские вузы и дальнейшее образование зависели не только от знаний: врачебная карьера часто обеспечивалась связями с нужными людьми. Советская медицина сильно отставала от западных стран. Современные технологии и методы лечения были доступны только избранным, большинство врачей ими просто не владели.Еще в конце 1980-х в поликлиниках и больницах использовались стеклянные шприцы, многоразовые иглы, катетеры и системы для внутривенных инфузий. Фармацевтика была развита слабо, так что значительную часть лекарств приходилось покупать за рубежом. Простые лекарства и средства стоили очень дешево, но чуть менее распространенные приходилось «доставать» — иногда в других городах. В отрыве от мировой науки в СССР распространились сомнительные методы лечения (например, «санаторно-курортное»), именно тогда появились несуществующие диагнозы вроде «вегето-сосудистой дистонии», которые ставят и сейчас.Власти гордились тем, что в Советском Союзе врачей больше, чем в других странах, но количество не переходило в качество. Больницы были переполнены, люди часто лежали в коридоре — не в последнюю очередь из-за того, что многих госпитализировали по показаниям, которые в действительности не требовали стационарного лечения. Люди лежали в больнице долго; неделями и месяцами ждали очереди на процедуры и операции.Быт советских больниц многие вспоминают с неподдельным ужасом. Особенно это касается родов: «Моя мать рожала сестру в 1975-м, в Москве. Ее рассказ не забуду никогда. Для начала раздели догола и побрили ржавой бритвой, простыней на кроватях не было, клеенки, еды не давали сутки, и она умолила няньку принести ей сахар из абортария, боялась, что не хватит сил, рожала 12 часов, врач подошел два раза, врачи и няньки там подбираются специальные, как надсмотрщицы в концлагере, садистки просто. „Страшнее ничего в жизни не помню, как собака в средние века“ — ее чувство» (воспоминание из подборки в «Живом журнале»).Отдельного внимания заслуживает хамство советских врачей и медицинского персонала в районных поликлиниках и больницах. В одной из работ 1987 года, основанной на многочисленных интервью с докторами и студентами-медиками, делается вывод, что врачи были очень не мотивированы и не испытывали удовлетворения от работы. Как правило, они получали мало денег — и оплата не зависела от количества вылеченных людей. Большинство врачей почти не стремились углубить свои знания, слабо интересовались публикациями в медицинских журналах. Функция поликлиник в основном сводилась к тому, чтобы оценивать, выдавать человеку больничный или нет. Пациенты не особенно доверяли врачам — возможно, из-за этого в конце 1980-х в атеистическом государстве оказалась так популярна «альтернативная медицина» вроде гомеопатии и целительства.Говоря о «лучшей в мире советской медицине», нельзя не упомянуть устойчивую практику так называемой карательной психиатрии, которую широко использовали против диссидентов в 1960–80-е годы — например, против участников демонстрации против ввода советских войск в Чехословакию в 1968-м.В СССР все жили в достаткеТипичная цитата: Вот в Советском Союзе были пенсии! И зарплаты на все хватало. И жилье у всех было. Не то что сейчас! Грузинская ССР. Фотография ТАСС рассказывает о широком ассортименте в продовольственном магазине в Мухрани, который круглый год доступен покупателям. 10 августа 1988 годаФото: Иосиф Давиташвили, Эдуард Расоев / ТАССНа самом деле нетЛегче всего опровергнуть тезис про жилье: заниматься жилищной проблемой в СССР стали гораздо позже, чем следовало, — спустя десятилетия после войны. Даже самым оголтелым сторонникам Советского Союза кажется неприемлемой практика коммуналок, а ведь в них значительная часть городского населения жила даже и в 1990-х годах. Хрущевки и правда помогли исправить ситуацию — и хотя жилье действительно «предоставлялось», дальнейшие операции с ним были либо полулегальны, либо совсем нелегальны. «Советский человек был обеспечен жильем на четверть от американского», — указано в книге Максима Трудолюбова «Люди за забором».С остальным немного сложнее — прежде всего из-за того, что люди забыли или не знают, как было устроено снабжение в СССР. Да, на зарплаты и пенсии в 1985 году можно было купить приблизительно то же количество молока, хлеба и водки, сколько в 2016-м (чего-то меньше, чего-то больше, но в среднем столько же), но главная проблема была в другом — помимо молока, хлеба и водки, купить было больше нечего. Жилье и земельные участки распределялись на работе, на автомобили (и гаражи) приходилось записываться в многолетние очереди, импортные товары доставались по «серым» схемам, а выбор в магазине был в буквальном смысле северокорейский.Как пишет Егор Гайдар в «Гибели империи», эта проблема осознавалась на самом высшем уровне, но неудовлетворенный спрос резко рос — в 1970 году он составлял 17,5 миллиарда рублей (4,6% ВВП), в 1985-м — 60,9 миллиарда рублей (7,8% ВВП). Если переводить это с экономического языка: номинальное благосостояние вступило в сильное противоречие с реальным — деньги были, но на них нечего было купить. Многие помнят, что во время перестройки у них пропали в Сбербанке сбережения «на две „Волги“», но забыли, что этих «Волг» надо было ждать годами.В СССР была стабильностьТипичная цитата: Советский Союз многим был плох, но главное — была уверенность в завтрашнем дне. Ростовская область, Таганрог. Комбайны «Колос» в цехе Таганрогского комбайнового завода, 25 апреля 1972 годаФото: Василий Турбин / ТАССНа самом деле нетДействительно, когда действует государственный контроль над ценами, а зарплату всем гражданам платят по фиксированной шкале, возникает ощущение, что система устойчива и не будет меняться десятилетиями. Одни называли это стабильностью, другие — застоем. Ощущение того, что «Советский Союз — это навсегда», было как у тех, кто поддерживал советскую систему, так и у тех, кто пытался ее сломать. При таком единодушии удивительно, как быстро (и относительно мирно) распался СССР и рухнул железный занавес. Об этом убедительно пишет в книге «Это было навсегда, пока не кончилось» Алексей Юрчак: «Большинство советских людей до начала перестройки не просто не ожидало обвала советской системы, но и не могло его себе представить. Но уже к концу перестройки — то есть за довольно короткий срок — кризис системы стал восприниматься многими людьми как нечто закономерное и даже неизбежное».Более того, к «кризису системы» привела та самая «стабильность», нежелание что-либо менять, главным образом в экономике. Например, на протяжении 1960–80-х годов СССР последовательно увеличивал свою зависимость от импортного продовольствия, покупая его за золото, вкладывал средства в неэффективные огромные стройки. В 1969-м СССР получил от экспорта зерна 443 миллиона долларов, в 1972-м впервые импорт превысил экспорт, а в 1989-м баланс был минусовым на пять миллиардов долларов. По всей сельскохозяйственной продукции минус был еще существеннее — 21,7 миллиарда долларов. Отсутствие рыночных механизмов, купирование проблем, а не их решение привели к тому, что дисбалансы в экономике росли и в итоге закончились крахом конца 1980-х — начала 1990-х годов.Иными словами, стабильность действительно была, но далась она крайне дорогой ценой и обернулась гиперинфляцией, исчерпанием запасов, обнищанием населения и унизительными программами «гуманитарной помощи». Уверенность в завтрашнем дне превратилась в неизбежный хаос. Этот хаос легко списать на рыночные реформы, но на самом деле именно годы «стабильности» и привели к распаду СССР, а реформы были (далеко не идеальным) способом преодолеть кризис в экономике.Зато все нас боялись!Типичная цитата:ДАЕШЬ СССР!!!!!плевать как нас называют америкосыглавное чтоб боялисьНа самом деле даДействительно, в эпоху холодной войны в США и в целом на Западе всерьез опасались открытого военного конфликта с Советским Союзом. В том числе ядерного. С 1950-х годов в Америке началась мощная кампания по обучению граждан гражданской обороне. В течение всего послевоенного периода возникали ситуации, когда страны могли перейти к прямому вооруженному столкновению, — например, в 1962 году во время Карибского кризиса или в 1983-м, когда техническая ошибка едва не привела к обмену ядерными ударами.Американский обучающий фильм 1951 года «Duck and cover» (пригнись и укройся)Nuclear VaultС тревогой за рубежом относились и к советской традиции силой удерживать контроль в странах «зоны влияния» — Чехословакии, Венгрии и других.Подавляющее большинство людей в СССР жили бедно, плохо питались, не могли нормально лечиться, их не пускали за рубеж, они никак не влияли на принимаемые властью решения, но да: государства, в котором они жили, и правда боялись за рубежом. Не очень ясно, есть ли здесь повод для радости или гордости.источникView Poll: Все точки над Ё.

08 мая 2016, 11:15

«Бессмертный полк» в историях RT

В этом году акция «Бессмертный полк» состоится примерно в 40 странах по всему миру. Сотни тысяч людей пройдут по улицам городов с портретами своих близких, участвовавших в Великой Отечественной войне. 9 Мая для телеканала RT — такой же праздник памяти переживших самую страшную трагедию XX века, как и для миллионов россиян. Сотрудники RT на русском вспоминают семейные истории.

30 октября 2014, 12:00

«Битва за урожай»: восьмидесятые

Фоторепортаж местами отличный - в духе 70-х - 80-х г.г. Зрителя прошу обратить внимание на лица, особенно детей и молодёжи, ведь таких уже не встретишь в наступившем светлом капитализме... Оригинал взят у sergselivan в «Битва за урожай»: восьмидесятые ...В 78-м году, перед призывом на срочную, три с лишним месяца, с середины июля по 21 октября (точно помню потому, что в военкомате я был 24-го), довелось поработать в родном кохозе «Путь к коммунизму» «трактористом-машинистом широкого профиля». Надо сказать, «профиль» мой был не очень широк: несколько дней – на культивации под озимые, а в основном – банальная вспашка, с отвалом, под забь и парЫ. Но вначале – мой трактор, «алтаец» Т-4А. Трактор, конечно, не лично мой, а колхозный («всё вокруг колхозное, всё вокруг моё» – это шутка), а до сих пор радуюсь «алтайцам», как старым знакомым. Пахал я на нём, скажу, с удовольствием. Иногда, если сменщика не было, не вылезал, – как тогда говорили, из-за рычагов, – по три смены.  Смена – 12 часов, пересменка – с семи до восьми. Работал я в третьей бригаде, то есть к семи часам надо было быть уже в бригаде. По прямой от дома до стана, до хутора Конькова, – через «пригород» Селивановки Болтаевку, через луг и старицу Берёзовой со странным названием Нетригус – километров пять. Если в начале пути догонит наш бригадный бензовоз-заправщик – тогда километров чуть больше получается, но быстрее. В семь все «трактористы-машинисты»«грузились» в бортовой ГАЗ-52 со здоровенной деревянной бочкой в кузове, в ней – вода для трактористов и тракторов, – и в степь! Тут уж проснёшься окончательно: ранним утром и в июле встречный ветер хорошо бодрит. Доехал – выгружайся; водовозка приедет теперь к обеду – собственно, с обедом: наваристый борщ, картошка с мясом или плов, в котором баранины больше, чем риса, чай-компот, «на десерт» – арбузы прямо с бакши. Если же заправщик к тому времени уже проехал – всё, значит, «заправлено» сменщиком; масло в двигателе проверил – дёргай «пускач». Заправщик наш – только по названию бензовоз. В самой большой его бочке – «соляра», дизельное топливо. А безнин, уже с маслом, для «пускачей», – в небольшой ёмкости, ведра на четыре («пускачу» много не надо). В другой такой же ёмкости – «нигрол», для тракторной ходовой. В третьей – дизельное масло для старых двигателей, в четвертой – масло «кировское», для новых (согбственно «кировцев», К-700 и Т-150, у нас в бригаде не было). Кстати, помнит ли кто-либо сейчас прекрасные агрегаты Таганрогского комбайнового завода под названием «самоходное шасси»? К 78-му году они уже были редкостью, у нас на таком ездил бригадный механик. ...Сейчас вот думаю: ведь наверняка случались у меня и какие-то неприятные моменты, но припомнить почему-то ничего подобного (вырвало на первом корпусе плуга лемех или гидравлика забарахлила – это, действительно, мелочи) не могу; на сегодняшний день осталось только ощущение прошедшего счастья. Кажется, совсем недавно было, а некоторые фотографии уже пожелтели. А ведь я их промывал тщательно… Итак, колхозное наше прошлое: трактористы-комбайнЁры, кузнецы-плотники, сеятели-сеяльщики... 1978-88 годы.   Юра Дозмар (с ним мы часто пахали на одном поле) у своего ДТ-54: наломал веток – готовится разбивать делянку. Надо сказать, ДТ-54 сейчас – такая же редкость, как памятник танкистам с Т-34-76. Если сравнивать дальше, то «алтаец» – КВ, а ДТ-75 – Т-34-85. Впрочем, и в 78-м году ДТ-54 был уже «антиквариатом», но Юра свой «дважды списанный» трактор любил, холил и лелеял.   Дядя Юра Кузнецов заливает в радиатор «алтайца» воду. Пахота для трактора – самое тяжёлое дело: даже если нигде и не подтекает, воду раз-другой за смену надо подлить.        Отец с сыном на скирдовании соломы (совхоз «Светоч»).  Собранный урожай, колхозный ток. Даже асфальта ещё не было. Да, зерно ссыпали прямо на профилированный грунт.  Стрижка овец (совхоз «Авангард»). Стригали...  ...и их помощники. Помощник стригаля – вполне официальная и доходня, для пионеров, должность: за лето можно заработать на велосипед.  Сев озимых. Снимал с мачты телевизионного ретранслятора.  Бригада сеяльщиков-восьмиклассников с «наставниками».  Шестой класс на субботнике по уборке тыквы. На сеялки им ещё рано.  Вторая тракторно-полеводческая бригада на субботнике. Иных уж нет...  Колхозная «кузня».  У кузнеца и нос в саже.  

30 октября 2014, 11:39

«Битва за урожай»: восьмидесятые

Оригинал взят у sergselivan в «Битва за урожай»: восьмидесятые ...В 78-м году, перед призывом на срочную, три с лишним месяца, с середины июля по 21 октября (точно помню потому, что в военкомате я был 24-го), довелось поработать в родном кохозе «Путь к коммунизму» «трактористом-машинистом широкого профиля». Надо сказать, «профиль» мой был не очень широк: несколько дней – на культивации под озимые, а в основном – банальная вспашка, с отвалом, под забь и парЫ. Но вначале – мой трактор, «алтаец» Т-4А. Трактор, конечно, не лично мой, а колхозный («всё вокруг колхозное, всё вокруг моё» – это шутка), а до сих пор радуюсь «алтайцам», как старым знакомым. Пахал я на нём, скажу, с удовольствием. Иногда, если сменщика не было, не вылезал, – как тогда говорили, из-за рычагов, – по три смены.  Смена – 12 часов, пересменка – с семи до восьми. Работал я в третьей бригаде, то есть к семи часам надо было быть уже в бригаде. По прямой от дома до стана, до хутора Конькова, – через «пригород» Селивановки Болтаевку, через луг и старицу Берёзовой со странным названием Нетригус – километров пять. Если в начале пути догонит наш бригадный бензовоз-заправщик – тогда километров чуть больше получается, но быстрее. В семь все «трактористы-машинисты»«грузились» в бортовой ГАЗ-52 со здоровенной деревянной бочкой в кузове, в ней – вода для трактористов и тракторов, – и в степь! Тут уж проснёшься окончательно: ранним утром и в июле встречный ветер хорошо бодрит. Доехал – выгружайся; водовозка приедет теперь к обеду – собственно, с обедом: наваристый борщ, картошка с мясом или плов, в котором баранины больше, чем риса, чай-компот, «на десерт» – арбузы прямо с бакши. Если же заправщик к тому времени уже проехал – всё, значит, «заправлено» сменщиком; масло в двигателе проверил – дёргай «пускач». Заправщик наш – только по названию бензовоз. В самой большой его бочке – «соляра», дизельное топливо. А безнин, уже с маслом, для «пускачей», – в небольшой ёмкости, ведра на четыре («пускачу» много не надо). В другой такой же ёмкости – «нигрол», для тракторной ходовой. В третьей – дизельное масло для старых двигателей, в четвертой – масло «кировское», для новых (согбственно «кировцев», К-700 и Т-150, у нас в бригаде не было). Кстати, помнит ли кто-либо сейчас прекрасные агрегаты Таганрогского комбайнового завода под названием «самоходное шасси»? К 78-му году они уже были редкостью, у нас на таком ездил бригадный механик. ...Сейчас вот думаю: ведь наверняка случались у меня и какие-то неприятные моменты, но припомнить почему-то ничего подобного (вырвало на первом корпусе плуга лемех или гидравлика забарахлила – это, действительно, мелочи) не могу; на сегодняшний день осталось только ощущение прошедшего счастья. Кажется, совсем недавно было, а некоторые фотографии уже пожелтели. А ведь я их промывал тщательно… Итак, колхозное наше прошлое: трактористы-комбайнЁры, кузнецы-плотники, сеятели-сеяльщики... 1978-88 годы.   Юра Дозмар (с ним мы часто пахали на одном поле) у своего ДТ-54: наломал веток – готовится разбивать делянку. Надо сказать, ДТ-54 сейчас – такая же редкость, как памятник танкистам с Т-34-76. Если сравнивать дальше, то «алтаец» – КВ, а ДТ-75 – Т-34-85. Впрочем, и в 78-м году ДТ-54 был уже «антиквариатом», но Юра свой «дважды списанный» трактор любил, холил и лелеял.   Дядя Юра Кузнецов заливает в радиатор «алтайца» воду. Пахота для трактора – самое тяжёлое дело: даже если нигде и не подтекает, воду раз-другой за смену надо подлить.        Отец с сыном на скирдовании соломы (совхоз «Светоч»).  Собранный урожай, колхозный ток. Даже асфальта ещё не было. Да, зерно ссыпали прямо на профилированный грунт.  Стрижка овец (совхоз «Авангард»). Стригали...  ...и их помощники. Помощник стригаля – вполне официальная и доходня, для пионеров, должность: за лето можно заработать на велосипед.  Сев озимых. Снимал с мачты телевизионного ретранслятора.  Бригада сеяльщиков-восьмиклассников с «наставниками».  Шестой класс на субботнике по уборке тыквы. На сеялки им ещё рано.  Вторая тракторно-полеводческая бригада на субботнике. Иных уж нет...  Колхозная «кузня».  У кузнеца и нос в саже.   

11 февраля 2014, 05:05

ТагАЗ пошёл ко дну. Кто остался в накладе?

Кипят страсти вокруг признанного банкротом ООО «Таганрогский автомобильный завод», в который превратили в 1997 году ставший ненужным современной России Таганрогский комбайновый завод. Суммарная задолженность ТагАЗа перед банками-кредиторами, среди которых Сбербанк, Газпром, ВТБ и другие, превысила 25 млрд. рублей. Банки одобрили … Читать далее →The post ТагАЗ пошёл ко дну. Кто остался в накладе? appeared first on Коммунисты Столицы.