• Теги
    • избранные теги
    • Издания340
      • Показать ещё
      Люди1064
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1425
      • Показать ещё
      Разное1172
      • Показать ещё
      Международные организации186
      • Показать ещё
      Компании872
      • Показать ещё
      Формат70
      Показатели207
      • Показать ещё
      Сферы1
24 апреля, 07:23

Германия теряет население. Вся надежда на мигрантов?

Несмотря на приток 1,2 млн беженцев за последние два года, население Германии сталкивается с почти необратимым снижением. Согласно прогнозу ООН, два из пяти немцев будут старше 60 лет к 2050 г.

24 апреля, 07:23

Германия теряет население. Вся надежда на мигрантов?

Несмотря на приток 1,2 млн беженцев за последние два года, население Германии сталкивается с почти необратимым снижением. Согласно прогнозу ООН два из пяти немцев будут старше 60 лет к 2050 г.

24 апреля, 07:00

Неженское дело: как живут и работают женщины-дипломаты

Forbes Woman поговорил с женщинами-послами в РФ о том, действительно ли дипломатия – мужской мир, как на то указывают цифры, и меняется ли ситуация для женщин к лучшему.

Выбор редакции
23 апреля, 22:38

Venezuela On The Verge Of Revolution As Hyperinflated Currency Crashes To New Record Low

Venezuela, a country with only $10 billion left in reserves to run on, is in trouble. As the currency hyperinflates to new record lows against the dollar...   James Holbrooks points out that the people are starving. The government has gone full-on authoritarian, and now desperate human beings are dying in the streets. From an Associated Press report on Friday: “Authorities in Venezuela say 12 people were killed overnight following looting and violence in the South American nation’s capital amid a spiraling political crisis.” Continuing, the report further highlighted the gravity of the situation: “Most of the deaths took place in El Valle, where opposition leaders say 13 people were hit with an electrical current while trying to loot a bakery protected by an electric fence.” These are people without options, forced to turn to thievery to stay alive. And they died because of it. On April 6, The Economist reported that over the past year, 74 percent of Venezuelans lost an average of 20 pounds. Venezuela, incidentally, has topped Bloomberg’s Economic Misery Index for the past three years. The country began its slide downward into chaos with the election of President Nicolas Maduro, who immediately began implementing socialist programs and has since taken extreme measures to secure his position. At the end of March, for instance, Maduro effectively shut down Venezuela’s congress — his primary political opposition — and gave those legislative duties to his puppet Supreme Court. The latest news coming out of the South American nation — aside from the deaths of people trying to steal bread to live — is that General Motors, whose Venezuelan production facility was overtaken by local authorities, has now ceased all operations in the country. To put that in perspective, consider that in 2016, only 3,000 vehicles were sold in Venezuela, a country of 30 million people. The U.S. Southern Command has floated the idea of using the United States’ military to contain unrest in Venezuela, though historically American intervention in South America is both widely unpopular in the region and wildly unsuccessful. As we look on at the continuing horrors in the Middle East and what seems, at the moment, to be the makings of World War III in Asia, let’s not lose sight of the fact that right now, the people of Venezuela are in pain.

22 апреля, 19:07

What are Marine Le Pen’s odds of victory?

”EURASIA GROUP and The Economist are frequently sympatico,” says Ian Bremmer, “but not on the French elections.” Mr Bremmer is the president of Eurasia Group, a risk consultancy. He recently took us to task on Twitter regarding our statistical forecast for France’s upcoming election.

22 апреля, 00:40

The Atlantic Politics & Policy Daily: The Calm Before the Showdown

President Trump said he plans to unveil a tax-reform package early next week.

21 апреля, 22:00

North Korea’s Parade and Le Pen’s Foreign Policy: The Week in Global-Affairs Writing

The highlights from seven days of reading about the world

21 апреля, 17:16

Baltic Experts Predict Extinction For the Baltics

The Baltic countries are on the verge of extinction: depopulating and turning into demographic wastelands with land, but no one to live there.

21 апреля, 15:43

США нужен подход к Китаю для обуздания КНДР - The Economist

Китай не хочет, чтобы американские солдаты оказались возле его границ, и Вашингтону придется убедить, что это не входит в его интересы.

21 апреля, 14:38

Presidential Approval Ratings Are More Partisan Than Ever

President Trump’s first-quarter approval ratings set a depressing new record. Forty percent of Americans say they doubt anything could change their minds about the president. And support for marijuana legalization is, well, higher than ever. This is HuffPollster for Friday, April 21, 2017. GALLUP GIVES TRUMP HISTORICALLY LOW FIRST-QUARTER RATINGS - HuffPollster: “President Donald Trump received substantially worse ratings for his initial months in office than any other president elected to his first term since World War II, according to Gallup. Even presidents who’ve gone on to be unpopular generally enjoyed high ratings during their first months in office. But Trump’s average rating since Inauguration Day is just 41 percent, Gallup finds, making him the only president in their polling history to fall short of majority approval during his first quarter. Former President Bill Clinton, the next-lowest ranked, had an average approval rating of 55 percent for that time period, while former Presidents Barack Obama and George W. Bush enjoyed first quarter ratings of 63 percent and 58 percent, respectively.” [HuffPost, Gallup] An increasing divide along partisan lines - More from HuffPollster: “What sets Trump apart isn’t a lack of support from his own party. About 87 percent of Republicans approve of his performance, several points above the average for previous presidents and similar to the numbers Obama and Bush saw at this point in their presidencies. Rather, Trump’s ratings reflect the near-complete absence of support from Democrats, just 9 percent of whom approve of his performance so far. Americans’ willingness to support a president across the aisle has shrunk dramatically in recent years. This early in their terms, former Presidents Dwight Eisenhower, John F. Kennedy, Richard Nixon and Jimmy Carter all saw majority support from their opposing party, a feat that seems almost unimaginable in the modern political environment. But Obama still managed to garner the approval of about 30 percent of Republicans during the first quarter of 2009, while Bush saw a 32 percent rating among Democrats in the first quarter of 2001.” Another way of looking at it: Republicans are 78 points more likely than Democrats to approve of Trump’s job performance. Until Clinton took office, that gap was never above 50 points. 4 IN 10 AMERICANS SAY THERE’S NOTHING TRUMP CAN DO TO CHANGE THEIR MINDS ABOUT HIM - HuffPollster on a new HuffPost/YouGov poll: “Sixty-three percent of Americans who currently disapprove of Trump say there’s almost nothing the president can do to win their approval. Conversely, a relatively modest 24 percent of Americans who currently approve of Trump say there’s almost nothing he could do to lose their approval. That adds up to a combined 40 percent of the population saying that at just over four months into Trump’s presidency, there’s little he can do to change their minds about his performance ― 10 percent because they’ll never stop liking him, and 30 percent because they’ll never start….Among Americans who disapprove of Trump overall, 64 percent say Trump hasn’t done anything they approve of, according to the HuffPost/YouGov survey, while just 24 percent say that he’s earned their approval for some actions. Fifty-one percent of Americans who currently approve of Trump say he’s done nothing so far to earn their disapproval, with 31 percent saying he’s done at least something they disapprove of.” [HuffPost] Trump’s “reluctant” supporters are largely still with him - Clare Malone, on a FiveThirtyEight/SurveyMonkey poll: “About 15 percent of Trump voters said they weren’t excited to cast a ballot for him. This group differs demographically and has different policy priorities from the rest of the Trump cohort….The biggest difference between the two groups is education level: 37 percent of reluctant Trumpers had at least a college degree, while only 25 percent of other Trump supporters had a college or postgraduate degree….But as of right now, reluctant Trump voters approve of Trump, and not even reluctantly, though at nowhere near the same levels of other Trump voters: 74 percent of reluctant Trumpers approved of the president, while a whopping 97 percent of more enthusiastic Trump voters approved of him….But there are danger signs for Trump and the GOP: Nearly 80 percent of Trump’s enthusiastic voters said they approved of his budget proposal, which essentially serves as an outline of the White House’s priorities. Only about half of reluctant Trump voters approved of the budget.” [538] [INSERT YOUR OWN “RECORD HIGH” JOKE HERE] - Nick Wing: “Sixty-one percent of Americans are now in favor of legalizing marijuana for recreational use, according to a CBS News poll released Thursday. That’s the highest mark this particular poll has ever found, and it’s not an outlier. Similar surveys taken over the past year have shown that public support for legal cannabis is higher now than it has ever been before. Widespread acceptance of legalization ― itself a rejection of the longstanding federal prohibition on marijuana ― is a relatively new phenomenon in the U.S. The nation first reached majority support for legalizing weed in 2013, when polls showed slightly more than 50 percent of Americans favoring the move. Although approval fluctuated somewhat after that, a number of surveys conducted over the past year have shown support for legal recreational marijuana crossing the 60 percent threshold, with fewer and fewer Americans expressing opposition.” [HuffPost, CBS] HUFFPOLLSTER VIA EMAIL! - You can receive this update every Tuesday and Friday morning via email! Just click here, enter your email address, and click “sign up.” That’s all there is to it (and you can unsubscribe anytime). FRIDAY’S ‘OUTLIERS’ - Links to the best of news at the intersection of polling, politics and political data: -Quinnipiac charts President Trump’s approval during his first 100 days in office. [Quinnipiac] -Morning Consult asks voters to grade Trump’s job performance. [Morning Consult] -The Chicago Council compares Trump’s foreign policies against public opinion. [Chicago Council] -Harry Enten draws five takeaways from the GA-06 special election. [538] -David Wasserman argues that the GA-06 election results have been blown out of proportion. [Cook Political] -David Byler takes an early look at Virginia’s 2017 gubernatorial race. [RCP] -Geoffrey Skelley and Kyle Kondik lay out initial 2018 gubernatorial race ratings. [Sabato’s Crystal Ball] -Chuck Todd, Mark Murray and Carrie Dann argue that Democrats’ path to a House majority runs through the Sunbelt. [NBC] -D’Vera Cohn explores a potential change in how the Census asks about race [Pew] -Christopher Ingraham highlights a startling chart from the Office of Government Ethics. [WashPost] -The Economist raises concerns about the consistency of French election polling. [The Economist] -GOP pollsters Neil Newhouse and Erin Murphy propose an alternate question to measure support for Trump. [POS (R)] -Marist finds that most football fans don’t want their favorite team to draft domestic abusers. [Marist] -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

21 апреля, 14:36

«Эрдоган становится самым неприступным лидером Турции со времен Ататюрка»

Британское издание The Economist, разбирая итоги состоявшегося в Турции референдума, приходит к выводу, что Анкара для Европы отныне – отрезанный ломоть.  «Реджеп Эрдоган получил ту власть, которую хотел — полную и неограниченную. Результаты голосования оказались спорными: несмотря...

21 апреля, 13:13

Для Франции настало время сделать свой решающий и неопределенный выбор - The Economist

В понедельник французы пойдут на избирательные участки, они разделены и разъяренные.

21 апреля, 09:23

Заголовки утра. 21 апреля

О том, как Вячеслав Володин чуть не стал преемником Владимира Путина, «Коммерсантъ» пишет в статье «Гром победы раздавался». «Артхаус вернется в нулевые»: пошлины на прокат могут вырасти не для всех зарубежных фильмов. «Минфин готовится к экономному росту»: на коллегии ведомства простились с кризисом. РБК в статье «Пять шагов для ускорения» пишет о методах развития экономики, которые будут использовать в Минфине. «Отмывай, но проверяй»: Росфинмониторинг согласовал новый подход к борьбе со схемой легализации доходов через суды. Заинтересуют ли россиян мини-фермы для квартир, написано в статье «Каждый в доме агроном». «Известия»: «Бензин в регионах подорожал до 50 рублей». Самые высокие цены на топливо сложились в Якутии, на Чукотке и на юге России. «Минюст США собирает документы для ареста Ассанжа»: ведомство намерено предъявить основателю WikiLeaks официальные обвинения. «Глава Европарламента назвал возможной отмену Brexit»: по мнению Антонио Таяни, все зависит от решения британских избирателей. «Газета.ru»: «Предвыборный теракт в Париже». Запрещенная в РФ ИГ уже взяло ответственность за теракт во французской столице. «Минфин не оценил предложения премьера»: приватизация может приносить в бюджет по 400 млрд рублей в год. «Весна слезам поверит»: прогноз погоды в Москве на выходные и следующую неделю, с 24 по 30 апреля. The Economist: «Северная Корея. Что делать с самым опасным режимом в мире» (North Korea. How to deal with the world’s most dangerous regime). Автор считает, что взаимодействие с КНДР — это самая сложная задача американского президента Дональда Трампа. «Британия отправляется на избирательные участки: Почему выборы дают надежду на лучший Brexit» (Britain goes to the polls: Why an election offers the chance of a better Brexit). Премьер-министр Британии Тереза Мэй рассчитывает на победу на выборах с подавляющим числом голосов. Bloomberg: «Макрона атакуют французские соперники, он лидирует в финальных рейтингах» (Macron Attacked by French Rivals as He Leads in Final Polls). Предвыборные опросы за три дня до голосования показывают, что кандидат в президенты Франции центрист Эммануэль Макрон закрепляется на вершине рейтинга. «Отслеживая новейшие данные — за три дня до» (Tracking the Latest Data — with Three Days to Go). Обновляемый репортаж Bloomberg по предвыборным динамикам во Франции. The Wall Street Journal: «Производственный упадок подогревает политические крайности во Франции» (Industrial Decline Fuels French Political Extremes). Популярность ультраправого кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен выше всего в индустриальных городах, где закрыли фабрики. «ОПЕК собирается продлить сделку по сокращению объемов добычи, по словам саудовского министра энергетики» (OPEC to Extend Production Cut Deal, Says Saudi Energy Minister). Велика вероятность, что страны ОПЕК продлят действие соглашения по сокращению объемов нефтедобычи на вторую половину 2017 года.

21 апреля, 07:58

"Норвежский вариант" Brexit устроит Великобританию?

В Норвегии можно позавидовать многому. В этой скандинавской стране очень вкусная еда, великолепные государственные услуги и люди невообразимо счастливые и красивые. Ее торговая политика также чрезвычайно привлекательная.

21 апреля, 07:58

"Норвежский вариант" Brexit устроит Великобританию?

В Норвегии можно позавидовать многому. В этой скандинавской стране очень вкусная еда, великолепные государственные услуги и люди невообразимо счастливые и красивые. Ее торговая политика также чрезвычайно привлекательная.

20 апреля, 08:37

Почему геополитика не взвинтила цены на золото?

Золото растёт в цене во время политической неопределённости или увеличения инфляционных ожиданий. Золото сильно просело, когда Трамп победил на выборах и до сих пор находится ниже июльского уровня...

20 апреля, 08:19

Заголовки утра. 20 апреля

«Коммерсантъ» в статье «Апрель остудил надежды промышленности» пишет, граждане не обеспечивают компаниям спроса для быстрого выхода из кризиса. «Думская оппозиция не торопится на губернаторские выборы»: кандидаты определены лишь в нескольких регионах. «Премьерный подсказ»: Дмитрий Медведев рассказал депутатам, как ему работалось в 2016 году. РБК в статье «Льгота в рост» пишет, зачем правительство поддержит инвестиции в модернизацию. «"Пересвет" идет на рекорд»: ЦБ согласился выдать на оздоровление банка почти 67 млрд рублей. «Соседи не вывезут»: Подмосковье расторгнет соглашения о такси с близлежащими областями. «Известия»: «ЕАЭС вводит пошлины на турецкие продукты». В первую очередь, подчеркивает издание, пострадают поставщики апельсинов. «Таможенникам стали чаще предлагать взятки»: из-за активизации контрабандистов на российско-белорусской границе в ФТС вдвое выросло количество возбужденных уголовных дел, связанных с коррупцией. «Центризбирком привлек к работе политтехнологов»: Элла Памфилова обсудила проблемы избирательных кампаний с членами РАПК. «Газета.ru»: «Хулителя Путина свалил сексуальный скандал». Fox News уволил оскорбившего Путина телеведущего. «Гаага вступилась за крымских татар»: Суд ООН вынес предварительное решение по иску Украины к России. «Дали по "Маске"»: лауреатами «Золотой маски» стали Евгения Симонова и Данила Козловский. The Economist: «Рынки больше обеспокоены политической нестабильностью, чем вторжением автократии» (Markets worry more about political turmoil than encroaching autocracy). Яркий пример тому — реакция на исход референдума в Турции. «Представление Терезы Мэй о Британии оказалось в центре внимания» (Theresa May’s vision for Britain comes into focus). Осторожная, обязательная и трудолюбивая Тереза Мэй оказалась гораздо более ярким политиком, чем первоначально казалось. Bloomberg: «Мэй получила поддержку парламента в проведении досрочных выборов» (May Wins Support From Parliament to Hold Early Election). Парламент массово одобрил инициативу британского правительства провести досрочные выборы 8 июня. «В каком направлении движется французская гонка?» (Which Way Is the French Race Moving?). Специфика нынешней предвыборной кампании во Франции в том, что за несколько дней до выборов все еще невозможно выявить уверенных фаворитов. The Wall Street Journal: «Лейбористы поддержали досрочные выборы в Британии, о чем они могут пожалеть» (Labour Backs a U.K. Snap Election That It Might Regret). Нижняя палата британского парламента одобрила проведение досрочных выборов в том числе за счет поддержки со стороны лейбористов. Но для них эти выборы, скорее всего, закончатся серьезным поражением. «Мейнстримные европейские лидеры пробуют новую предвыборную тактику: полное приятие ЕС» (Mainstream European Leaders Try New Election Tactic: Full Embrace of the EU). Кандидаты на руководящие позиции во Франции и Германии начали противопоставлять себя своим конкурентам-евроскептикам, подчеркивая свою приверженность европейскому единству. Это стилистическое переключение получит первое испытание на французских президентских выборах.

20 апреля, 07:57

Инвесторы забыли про проблемы банков Китая?

Новый глава банковского регулятора Китая - Го Шуцин - показывает удивительную стойкость, так как вообще не говорит о проблемах. При этом, конечно, он прекрасно о них осведомлен.

20 апреля, 07:57

Инвесторы забыли про проблемы банков Китая?

Новый глава банковского регулятора Китая Го Шуцин показывает удивительную стойкость, так как вообще не говорит о проблемах. При этом, конечно, он прекрасно о них осведомлен.

20 апреля, 06:00

Earth 2.0: Is Income Inequality Inevitable?

In pursuit of a more perfect economy, we discuss the future of work; the toxic remnants of colonization; and whether giving everyone a basic income would be genius — or maybe the worst idea ever. The post Earth 2.0: Is Income Inequality Inevitable? appeared first on Freakonomics.

08 апреля 2016, 11:40

Утопия "реальных" ВВП и ППС

Сергей Голубицкий рассказывает про основы основ: феномен валового внутреннего продукта (ВВП) и паритета покупательной способности (ППС). Единое гиперинформационное пространство — штука замечательная, однако же чреватая множеством явных и скрытых опасностей. Одни феномены более или менее изучены, например, «пузырь фильтров», который формируется в интернете и искажает пользовательскую картину реальности. Другие явления, вроде коллективных усилий скрытых групп, направленных на релятивизацию самой объективной реальности, хорошо запротоколированы и дожидаются достойного анализа.Существуют, однако, феномены, которые вообще не артикулированы (или крайне недостаточно) и, соответственно, пока даже не воспринимаются как проблема. Один из таких феноменов, который условно можно назвать пассивные профессиональные утечки, я и предлагаю рассмотреть в первом приближении на примере близкой нам экономической тематики.Основная причина возникновения пассивных профессиональных утечек кроется в главном достоинстве мирового гиперинформационного пространства — его полной открытости, отсутствии границ. Речь идёт не столько о границах межгосударственных, сколько об ограничениях на уровне жанра и стиля. Иными словами, профессиональные площадки (порталы, форумы, дискуссионные доски и проч.) никак не отделены в информационном поле от площадок бытовых, на которых курсирует совершенно иное — обывательское — «знание».В результате с профессиональных площадок на территорию мейнстрима, из которого и черпают информацию подавляющее число пользователей интернета, перемещаются узко специализированные термины, гипотезы, идеи и теории, которые получают в обывательской среде «вторую жизнь», как правило, иллюзорную, ложную в своей основе. Это и есть феномен пассивных профессиональных утечек.В контексте озвученной проблемы давайте проанализируем, как используются сегодня в информационном мейнстриме такие специфические понятия экономической науки, как валовой внутренний продукт (ВВП, GDP, Gross Domestic Product), а также его самая популярная (и опасная!) инкарнация — валовой внутренний продукт с учётом паритета покупательной способности (ВВП (ППС), GDP (PPP), Purchasing Power Parity).Опасность данной профессиональной утечки заключается в том, что, будучи вырванной из сугубо теоретического научного контекста, ВВП (ППС) превращается в условиях информационного мейнстрима в эффективное орудие неадекватного анализа и даже прямой дезинформации. С помощью этого макроэкономического показателя мейнстримные «аналитики» и «идеологи» сравнивают национальные экономики, делают ложные выводы, вводя, тем самым, ничего не подозревающую общественность в откровенное заблуждение.В рамках нашего трейдерского и инвесторского ремесла показатель ВВП (ППС) ещё более опасен, поскольку неизбежно подталкивает к ошибочным заключениям, положившись на которые вы рискуете наполнить свой портфель бумагами, заряженными потенциалом тяжёлых финансовых потерь.Начнём разговор с краткого обзора релевантных для конкретной профессиональной утечки понятий: номинального и реального ВВП, дефлятора и ППС.Впервые объём производимых государством продуктов и услуг измерил в начале 30-х годов прошлого века сотрудник Национального бюро экономических исследований (NBER) Саймон Смит (в отрочестве Саймон — статистик Южбюро ВЦСПС города Харькова Шимен Абрамович Кузнец, а в будущем — лауреат Нобелевской премии по экономике).Методика Кузнеца сохранилась почти в первозданном виде во всех современных расчётах ВВП, основанного на «номинальном принципе».В теории концепция ВВП проста: берём всю совокупность произведённых страной за отчётный период (например, за один год) товаров и услуг, суммируем — et voila! — получаем искомую цифру. Проблемы рождаются лишь на практике, когда встают вопросы: «По каким ценам считать?» и «В какой валюте?»Цены на услуги и продукты меняются в зависимости от экономического цикла (инфляция — дефляция), поэтому даже если страна произвела один и тот же объём товаров в два разных года, их совокупная стоимость (а значит и ВВП) будет отличаться с учётом цен на рынке в каждый из отчётных периодов.По этой причине ВВП рассчитывают двумя способами, каждый из которых не обладает приоритетом, выбор диктуется исключительно целями анализа.Если мы хотим отследить реальное положение дел в экономике государства, мы отслеживаем так называемый номинальный ВВП, при вычислении которого товары и услуги учитываются по текущим рыночным ценам.Если мы хотим отследить динамику производства товаров и услуг, мы используем реальный ВВП, в котором данные номинального ВВП корректируются таким образом, чтобы исключить изменение цен.Отношение реального ВВП к номинальному ВВП называется дефлятором (Deflator) и используется для изменения роста или падения объёмов производства товаров и услуг в национальной экономике.Слово реальный, присутствующее в данных определениях, явилось одной из причин совершенно неадекватной интерпретации показателей ВВП после пассивной профессиональной утечки, в результате которой термин перекочевал в бытовое информационное пространство и затем породил буйную мифологию ложных сравнений экономического развития стран.Так, в мейнстримной среде принято считать, что реальный ВВП является более точным, чем номинальный ВВП, отражением подлинного состояния экономики (на то он и «реальный»!), поскольку исключает инфляционные изменения цен и отслеживает непосредственно динамику производства товаров и услуг.Однако подобное утверждение является глубочайшим заблуждением! По той простой причине, что инфляционное изменение цен само по себе является важнейшим показателем реального состоянии экономики страны! Устранив инфляцию из расчёта (и получив «реальный» ВВП), вместо «реальности» мы получаем чисто гипотетическую фикцию, полезную разве что для каких-то статистических выкладок.Проиллюстрирую на примере. В 2014 году некая страна Х произвела 10 тысяч тракторов, цена которых на рынке составляла 10 тысяч тугриков (местная валюта в стране Х). В этом случае в расчёт номинального ВВП пойдёт цифра 10 000 * 10 000 = 100 000 000 тугриков.В следующем году страна Х произвела 12 тысяч тракторов, однако конъюнктура рынка изменилась и цена трактора упала до 8 тысяч тугриков. Соответственно, в номинальном ВВП отразилась цифра 12 000 * 8000 = 96 000 000 тугриков.Из чего можно сделать вывод, что экономическая ситуация ухудшилась, по меньшей мере в «тракторном» аспекте ВВП.Однако если мы исключим из расчёта инфляционное изменение цен на рынке и посчитаем 12 тысяч тракторов, произведённых на следующий год, по ценам первого года, то получим цифру «реального» ВВП: 12 000 * 10 000 = 120 000 000 тугриков. Налицо рост «реального» производства, а значит не ухудшение, а улучшение экономики страны Х!Проблема лишь в том, что данное «реальное» улучшение — иллюзия, ничто кроме «номинального» увеличения числа собранных тракторов нам не говорит о действительном положении экономики! Кого волнует количество железа, если суммарно оно приносит меньше денег, чем годом ранее страна Х заработала на меньшем числе собранных тракторов?Получается, что как раз реальным ВВП является показатель, который называют номинальным ВВП. А вот реальное ВВП, игнорирующее реальное же изменение цен, — это самая что ни на есть номинальная информация.Ещё раз хочу повторить: в рамках экономической теории, внутри профессионального сообщества, никаких противоречий с логикой и путаницы не возникает, потому что номинальное и реальное ВВП используются для узко специализированных статистических расчётов, а не для сравнения состояния государственных экономик, как то происходит в мейнстримном информационном пространстве. Неслучайно ещё сам «отец ВВП» Саймон Смит (Кузнец) энергично указывал на отсутствие корреляции между изменениями показателя ВВП и выводами относительно экономического роста или изменений в благосостоянии нации.Дальше больше. Чтобы привести цифры достижений национальных экономик к общему знаменателю, необходимо избавиться от национальных валют (тех самых тугриков) и пересчитать стоимость произведённых товаров и услуг в едином эквиваленте. В качестве такового по очевидным причинам избрали доллар США.Самый простой способ — перевести ВВП, рассчитанный в национальной валюте по текущим ценам, в доллары по официальному обменному курсу. Такой подход называется номинальным ВВП в долларом выражении (Nominal Official Exchange Rate GDP). Характеристика номинальный в данном термине присутствует потому, что учёт дефлятора не производится.Так же, как и в случае с номинальным и реальным ВВП, показатель номинального ВВП в долларовом выражении гораздо ближе к реальному положению дел в национальной экономике, чем любые другие виды калькуляций ВВП, призванные «улучшить» и «объективизировать» ситуацию.Самую большую путаницу в термин ВВП при его портировании в обывательское информационное пространство привносит так называемый паритет покупательной способности (ППС, Purchasing Power Parity, PPP), который, в силу очень серьёзных концептуальных издержек самой гипотезы, искажает параметр ВВП до полной неузнаваемости. Это тем более прискорбно, что именно ВВП по ППС — валовой внутренний продукт с учётом паритета покупательной способности — является в мейнстримной (особенно в пропагандистской!) прессе излюбленным параметром для межгосударственной фаллометрии.Благое намерение, положенное в основу расчёта ППС, и протоптавшее дорогу в ад деформации реальности, заключено в гипотезе, согласно которой, американский доллар в США не равен американскому доллару в Бразилии, Индии или России. Иными словами, если в Соединённых Штатах на один доллар вы сегодня не купите практически ничего, в Индии на те же деньги вы сможете сытно отобедать.«Раз так, то это обстоятельство нужно непременно учитывать при сравнении ВВП разных стран!» — убеждают мир экономисты, стоящие за теорией ППС (отец теории социальной экономики Карл Густав Кассель, представители Саламанкской школы и проч.)Глобальная иллюзия ППС достаточно обширна, чтобы заведомо не уместиться в рамки нашей статьи. Тем более, перед нами не стоит задача критики этой теории по всем направлениям. Для нас сейчас важно понять суть претензий паритета покупательной способности на состоятельность и практическое применение этой гипотезы к показателю ВВП.Теория ППС исходит из гипотезы существования некоего естественного обменного курса валют, при котором устанавливается паритет покупательной способности. Иными словами: если в Нью-Йорке чашка кофе стоит 5 долларов, а в Москве 200 рублей, то «естественный обменный курс валют» должен быть не 70 рублей за доллар, а 40.Тот факт, что разница цен не в последнюю очередь объясняется ещё и расходами на транспортировку кофе, таможенными пошлинами, налогами и прочими «условностями» живой экономики, теоретиками ППС хоть и осознается, однако на практике не учитывается, поскольку в противном случае модель усложняется до абсолютной практической нереализуемости.Казалось бы, уже одного обстоятельства, что для расчёта «естественного обменного курса» и получения паритета покупательной способности приходится моделировать химерическую картину псевдореальности (без учёта транспортных расходов, налогов, пошлин, госрегулирования), должно быть достаточно для того, чтобы изъять гипотезу ППС из прикладного экономического знания и изолировать в естественной для неё среде — теоретической лаборатории.В экономической науке так, собственно, всё и обстояло до тех пор, пока модель ППС не утекла в мейнстримное информационное пространство, где сегодня заняла доминирующие позиции, по меньшей мере в контексте ВВП. ВВП (ППС) де факто стал стандартом для сравнения производства продуктов и услуг, якобы, на том основании, что лишь учёт паритета покупательной способности позволяет нам оценить «реальную» экономическую картину.Идея ППС в контексте ВВП реализована «от обратного»: вместо выведения гипотетического «естественного обменного курса», при котором один и тот же продукт будет стоить в разных странах одинаково, используется разница реальных цен для получения некоего коэффициента, который затем накладывается на величину номинального ВВП.Существует множество различных форм применения теории ППС к реальной экономике: от классических потребительских корзин до индексов БигМака и айпада, однако все их объединяет принципиальный изъян — после учёта паритета покупательной способности экономическая реальность не просто деформируется, а вообще перестает быть реальностью.Откуда вообще взялась идея сведения экономического многообразия товаров и услуг к ограниченному списку отобранных образцов? Вопрос риторический: без подобного упрощения реальности теорией ППС вообще невозможно было пользоваться на практике.Первый ход мысли. Нужно составить некий список товаров и услуг, который:содержит товары и услуги первой жизненной необходимости;либо является универсальным списком потребительских запросов жителей разных стран;либо пользуется особой популярностью во всём мире;либо повсеместно распространён (а значит — упрощает расчёты).И первый, и второй, и третий, и четвёртый варианты являются поразительной аберрацией, деформирующей реальность до неузнаваемости, однако же все четыре подхода энергично используются на практике в тех или иных вариациях расчёта ППС.Различные по составу и содержанию списки товаров и услуг используются в потребительских корзинах при расчёте американских Consumer Price Index (CPI) и Producer Price Index (PPI), своя собственная корзина есть у Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) для расчёта «сравнительных ценовых уровней» (Comparative Price Levels), оригинальные корзины для учёта ВВП (ПСС) используют ЦРУ для своего знаменитого FactBook’a, Международный Валютный Фонд (International Monetary Fund), Всемирный банк (World Bank) и ООН.На принципе повсеместного распространения производит журнал The Economist расчёт своего Big Mac Index — индекса БигМака, сравнивающего стоимость популярного бутерброда в различных странах на том основании, что этой сети общепита удалось открыть свои точки едва ли не во всех уголках планеты.Фетиш глобальной популярности продукции Apple позволяет импровизировать на тему паритета покупательной способности компании CommSec, сравнивающей мировые экономики через iPad Index — индекс айпада, который фиксирует цену планшета в том или ином государстве.Претензий ко всем практическим реализациям теории ППС столь много, что можно утомиться от одного перечисления.Как можно рассчитывать стоимость БигМака для стран вроде Индии, где подавляющее число жителей вегетарианцы?! The Economist нашёл «выход» из положения: вместо мясного бутерброда учитывает для Индии стоимость булки с картофельной котлетой вада пав, которая, якобы, пользуется в стране такой же повсеместной и массовой популярностью, что и БигМак в Америке. Как человек, проводящий последние 8 лет большую часть жизни в этой стране, могу сказать, что это — неправда.Как можно говорить об универсальной потребительской корзине в принципе, если в разных странах в неё входят совершенно отличные продукты, многие из которых вообще отсутствуют на чужих рынках?Как можно деформировать цифру ВВП с помощью ППС, который не берёт во внимание ни государственное регулирование цен, ни субсидии, ни таможенные пошлины, ни акцизы?О какой объективности приведения к общему знаменателю можно говорить, если внутри каждой отдельной страны цены на одни и те же товары и услуги в зависимости от региона могут отличаться в разы?Вовсе не стремлюсь запутать читателя всеми этими тонкостями и нюансами, а лишь пытаюсь вызвать у него скепсис относительно любых попыток деформировать объективную реальность с помощью бесчисленных «улучшайзеров» вроде паритета покупательной способности: ничего кроме путаницы и усложнения сравнения они не привносят.Возвращаясь к нашей теме: лучшим инструментом для более или менее объективного сравнения национальных экономик является параметр, максимально освобождённый от каких бы то ни было модификаций. Таким параметром выступает номинальный валовой внутренний продукт в долларовом выражении (Nominal Official Exchange Rate GDP), поскольку он не только не пытается избавиться, но и напротив — стремится учитывать такие важнейшие аспекты состояния национальной экономики, как реальная инфляция и реальный же обменный курс национальной валюты.Разительное отличие данных по ВВП с учётом ППС и без оного можно продемонстрировать близким и хорошо понятным каждому примером.Вот как выглядит динамика российского ВВП с учётом паритета покупательной способности:2013 год — 3,59 триллиона долларов США;2014 год — 3,612 триллиона долларов США;2015 год — 3,471 триллиона долларов США.Ответьте себе на вопрос: можно по этим цифрам составить хоть какое-то мало-мальски осмысленное представление о том, что творится с РФ и её экономикой? Вы видите здесь хоть какую-то динамику? Следы хоть какого-то кризиса? Падения производства? Массового обнищания населения?Вот та же динамика, но без деформации ППС:2013 год — 2,113 триллиона долларов США;2014 год — 1,857 триллиона долларов США;2015 год — 1,236 триллиона долларов США.Полагаю, всё очень наглядно…

20 октября 2015, 02:12

Сакс: экономика Китая оказалась в "японском капкане"

Китай в настоящий момент столкнулся с тем, что Япония прошла одно поколение назад: заметный спад экономического роста после требований со стороны США сокращения импорта.

28 сентября 2015, 11:30

Скандал с Volkswagen и его последствия

СМИ продолжают обсуждать разразившийся неделю назад скандал вокруг автомобильного концерна Volkswagen, в результате которого его акции упали на треть. Контролирующие службы США обнаружили, что производитель встраивал в автомобили с дизельным двигателем программное обеспечение, которое выдавало заниженные показатели по выбросам оксидов азота (NOx). Комментаторы пытаются проанализировать эту историю и предположить, как она скажется на дальнейшем развитии автомобильного производства. Скандалу предшествовала долгая история с расследованиями и опровержениями, рассказывает NY Times. А у этой истории, в свою очередь, были прецеденты. Когда в 1970-е гг. в США ужесточили требования по выбросам вредных веществ, некоторые производители начали адаптироваться к новым рыночным условиям путем фальсификаций. Volkswagen был первой из компаний, которые на этом поймали. Тогда его оштрафовали на $120 000.   Фото: stern.de Нынешняя история началась в 2013 г., когда одна американская некоммерческая организация решила проверить машины с дизельными двигателями на выбросы. Цели уличить Volkswagen в обмане не было. Наоборот, организация хотела собрать примеры эффективно работающих дизельных двигателей в США, чтобы потом этими данными можно было колоть глаза европейским экологам, у которых традиционно более низкие, чем в США, стандарты по выбросам NOx. Тогда впервые были замечены странные расхождения между показателями лабораторных и дорожных проверок. В лабораторных условиях, когда машина никуда не едет, показатели соответствовали стандартам. На дороге выбросы превышали допустимый объем в 10-40 раз. В 2014 г. власти Калифорнии сообщили о странностях Агентству по охране окружающей среды (EPA) и начали расследование. Volkswagen в ответ на претензии ссылался на возможные сбои показателей из-за  погодных условий, стиля вождения и прочих трудноконтролируемых факторов. Так продолжалось до сентября 2015 г., когда корпорации пригрозили отозвать сертификат на продажу подозрительных машин, и группа старших инженеров VW рассказала о том, что в дизельных автомобилях действительно устанавливали фальсфицирующий софт, позволявший им формально соответствовать требованиям американского рынка, где к тому моменту уже было продано почти полмиллиона таких автомобилей. Всего на мировом рынке этих машин порядка 11 млн. Wall Street Journal пишет об этой истории с большой осторожностью и пытается посмотреть на нее в более широком контексте. Конечно, если обвинения, выдвинутые американскими агентствами против VW справедливы, то производитель поплатился своей репутацией за дело. Тем не менее, остается множество вопросов, и их число по мере поступления новостей только растет. Например, непонятно, кто решил устанавливать этот софт и чем при этом руководствовался. Неизвестно, знало ли об этом руководство компании. Также можно задаться вопросом о том, есть ли у этих приборов иное назначение, помимо того, чтобы обойти американские требования по выбросам. Пока эти детали неизвестны, а картина в основном формируется на основе официальных правительственных отчетов. Устройства, которые фальсифицируют показатели, комментирует WSJ, - это отнюдь не новое изобретение, и пользуются им не только немцы. Более того, устройства, деактивирующие контроль над выбросами, в принципе могут использоваться в легальных целях (правда, в таких случаях производитель должен предупреждать о таких устройствах и сообщать, какие поправки нужно вносить в подсчеты). В 1995 г. штраф в размере $45 млн. за нелегальную установку таких устройств заплатил General Motors. В 1998 г. оштрафовали еще семь американских производителей, в том числе Volvo и Caterpillar. Обычно в таких случаях государственные службы пишут о выявлении фальсификации, но не пишут о том, какова первичная роль этих устройств в машинах. Между тем, эксперты утверждают, что их главная задача в том, чтобы оптимизировать сжигание топлива и действительно сократить объемы вредных выбросов – прежде всего, углекислого газа. Но двигатели, которые проектируются с расчетом на сокращение выбросов углекислого газа, обычно выбрасывают больше NOx. И да, возможный побочный эффект работы такого устройства – это неверное указание выбросов NOx. Американские экологические агентства предпочитают выражать праведное негодование, вместо того чтобы проанализировать свои собственные требования. Безусловно, заключает автор, VW«должен заплатить за все случаи преднамеренного введения в заблуждение, но остальные производители и вся страна должны знать, что на самом деле представляет собой эта история: великий обман, который подозревает EPA, или вариант известного побочного эффекта, за который просто впервые начали сурово преследовать». Подробный комментарий дает The Economist. По мнению автора, масштабы события таковы, оно может заметно повлиять на всю отрасль. В частности, это касается производства дизельных двигателей, которые как раз начали набирать популярность. Они эффективно и, соответственно, более экономично расходуют топливо, а также позволяют сократить объемы выброса углекислого газа. За счет этого они стали популярны в Европе, где много внимания уделяется именно этому показателю. Недостаток в том, что при этом они выбрасывают больше NOx, и сократить этот показатель труднее и дороже. NOx, в отличие от углекислого газа, практически не сказываются на процессе глобального потепления. Но они серьезно вредят местной флоре и создают смог. В итоге получилось так, что в США больше ограничений по выбросам NOx, а в ЕС – по выбросам углекислого газа. Таким образом, европейским стандартам VW условно соответствовал. Увеличение его доли на рынке в США было, прежде всего, обусловлено тем, что он убедил государство и потребителей в том, что дизельные двигатели тоже могут быть экологичными. После того как вскрылась фальсификация, в производстве дизельных двигателей могут начаться проблемы.   Фото: irishtimes.com Возникает вопрос, продолжает автор, почему VW в принципе пошел на такой риск. Можно предположить, что отчасти сыграла роль конкуренция с Toyota. Для того чтобы обогнать ее, требовалось значительно увеличить долю на рынке США. В принципе можно было бы устранить проблему, действительно сократив выбросы. Но это было бы дороже, плюс могло бы привести к сокращению мощности и снижению эффективности расхода топлива, что, в свою очередь, ослабило бы конкурентоспособность. Проще было отключить регистрацию ненужных показателей в лабораторных условиях. Очевидно, в VW были люди, которые считали, что эта махинация может пройти незамеченной. И, по всей видимости, у них на то были основания. Как минимум, это то, что такой трюк далеко не оригинален в автомобильной индустрии. Многие производители не дотягивают по сокращению объемов выброса NOx даже до сравнительно низких европейских стандартов, и это сходит им с рук, несмотря на протесты со стороны экологов. Отчасти это связано с тем, что в большинстве случаев европейское тестирующее оборудование устарело, и его изъянами можно пользоваться. Отчасти – с тем, что экспертизу обычно проводят «независимые» коммерческие компании, которые находятся друг с другом в отношениях конкуренции и стараются дружить с производителями автомобилей. Кроме того, в Европе обычно машины проверяют до того, как они выходят на рынок, а после ими уже никакие контролирующие инстанции не занимается. В США, по большому счету, тоже так, но есть еще EPA, которое время от времени устраивает случайные проверки продаваемым на рынке автомобилям. Скорее всего, случай с VW приведет к тому, что теперь автомобили будут тестировать более внимательно. Вполне может оказаться так, что и многие другие производители используют аналогичные способы фальсификации показателей. Это может привести к тому, что компаниям вообще придется отказаться от использования дизельных двигателей для массового автомобильного производства и придется искать другие способы, чтобы создавать не слишком дорогие автомобили, соответствующие при этом запросам покупателей. Это, в свою очередь, потребует больших вложений. Вся история с VW пришлась на тот момент, когда некоторые крупные корпорации, не имевшие прежде отношения к этой отрасли, начали задумываться о том, чтобы попробовать себя в автомобилестроении – как, например, Google и Apple. Это, считает автор, усилит конкуренцию и, вероятно, приведет к большим слияниям, которые изменят отрасль, перераспределив ее участников.

29 июля 2015, 00:00

Балканская стратегия Амоса Хокстайна (II)

Часть I В планах Амоса Хокстайна, который является основной рабочей фигурой в администрации США по разработке и продвижению энергетических проектов, предполагается соединить газотранспортные системы Украины, Венгрии и Хорватии, построив для них терминал по приёму сжиженного природного газа (СПГ) на хорватском острове Крк. Оттуда планируется маршрут и в северном направлении – к польскому терминалу в Свиноусьце, что, по...

28 июня 2015, 00:28

Греция: началось

Кредиторы отказались продлить программу помощи Греции. 30 июня будет объявлен дефолт. Греки примут участие в референдуме.

06 ноября 2014, 15:20

Проблема стагнации развитых экономик

  Вот уже несколько месяцев продолжается острая дискуссия, начавшаяся после февральского выступления бывшего министра финансов США Ларри Саммерс, о причинах “векового застоя” (secular stagnation). Разумеется, экономическая стагнация в развитых странах появилась не сразу.  Если взглянуть на статистику последних десятилетий, то тренд на снижение четко просматривается: линия номинального ВВП постоянно шла вниз и сегодня находится ниже 4%, а линия реального ВВП ниже 2% (в Италии этот показатель уже негативный). Существует много объяснений движения по наклонной, но большинство из них, так или иначе, связаны с демографией. Рост был динамичным сразу после Второй мировой войны, когда Европа восстанавливалась, и некоторые довоенные технологические достижения начали внедряться в экономику; затем с середины 1960-х гг. поколение “бэби-бумер” приходит на рынок труда. Но уровень рождаемости снижается, и поколение “бэби-бумер” сегодня начинает уходить на пенсию, пишет британский журнал The Economist. Согласно данным ОЭСР коэффициент поддержки пожилых людей (число работников в возрасте от 20 до 64 лет по отношению к числу тех, кто старше 65 лет), безусловно, вызывает тревогу.  Страна 1950 1980 2010 2050 (прогноз) США 6,97 5,04 4,59 2,53 Великобритания 5,58 3,74 3,59 2,14 Германия 6,26 3,68 2,91 1,54 Франция 5,13 3,96 3,50 2,04 Италия 6,99 4,21 3,00 1,46 Япония 9,98 6,67 2,57 1,27  Источник: The EconomistПочему зависимость старшего поколения является проблемой? В конце концов, низкий уровень рождаемости означает снижение числа зависимых детей. Однако цена поддержки пожилых людей для общества намного выше, если учитывать расходы на пенсии, медицинское обслуживание, содержание домов для престарелых, при этом увеличивается средняя продолжительность жизни (сегодняшний 65-летний европеец, скорее всего, проживет еще 20 лет или больше). Самое основное - численность работающих граждан больше не увеличивается, а в Италии, Германии и Японии по прогнозу даже уменьшится. Ожидается, что Евросоюз потеряет 40 млн работников в ближайшие 40 лет; без мигрантов эта цифра взлетит до 96 млн человек. Экономический рост состоит из постоянного увеличения числа работников и роста производительности труда. И для того чтобы хоть как-то снизить негативный эффект старения населения, необходимо еще быстрее повышать производительность труда. Какие еще есть причины “векового застоя”? Как заметил Ларри Саммерс, периоды с быстрым экономическим ростом были отмечены увеличением долга и пузырями активов. Иногда пузыри могут иметь позитивный экономический эффект: железные дороги и каналы были построены на спекулятивной волне конца XIX века. Большое количество инвесторов потеряли деньги, но экономика довольно много получила от возросших объемов и снижения транспортных расходов. Экономическая выгода от пузыря на рынке недвижимости не так велика, особенно если после него остаются кварталы новых незаселенных домов (как в Ирландии и Испании). Почему в последнее время было так много пузырей? Снижение уровня реальных процентных ставок – главное объяснение этой тенденции, считает Саммерс; снижение процентных ставок поощряет инвестиции в финансовые активы по целому ряду причин. По мнению Саммерса, ряд факторов привел к падению фактических процентных ставок: снизился спрос компаний на заимствование (отчасти от того, что новые хайтек-фирмы нуждаются в меньшем объеме инвестиционного капитала); замедление роста населения связывают с более низкой процентной ставкой; увеличивающееся неравенство означает больше прибыли в руках богатых, которые сберегают больше, чем бедные; центральные банки также все активнее увеличивают свои резервы. Следует заметить, что некоторые из этих трендов самовосстанавливающиеся. Более высокие цены на активы углубляют неравенство, так как богатые получают в собственность больше активов, чем бедные. Низкие фактические ставки и стремление центральных банков спасать обваливающиеся рынки также стимулирует финансовый сектор, который имел наибольший относительный рост зарплат. Итог – высокий уровень долговой нагрузки во всем развитом мире. Правда, некоторые экономисты не видят особую угрозу в уровне задолженности, отмечая, что обязательства одного есть актив другого; когда M&G недавно объявила о приближении глобального размера долга к $100 трлн, кто-то написал, что чистая задолженность все еще равна нулю. И последнее: факт кредитования – признак доверия; кредитор и заемщик должны быть уверены, что долг будет возвращен с процентами. Эта уверенность чаще всего присутствует в мире быстрого экономического роста и более высоких цен на активы. Но этот мир может быстро исчезнуть, что усложнит задачу по снижению долговой нагрузки. Спираль дефлирования долга остается реальной угрозой. Следует лишь решить, что необходимо сделать, чтобы появился экономический рост?

26 июля 2014, 01:26

The Economist: Паутина лжи Путина

Грандиозное вранье Владимира Путина порождает самые печальные последствия как для его народа, так и для всего остального мира. В 1991 году, когда развалился Советский Союз, казалось, что русские имеют шанс стать нормальной западной демократией. Но ужасный вклад Владимира Путина в историю своей страны направил ее по совершенно иному пути. Тем не менее, многие в современном мире — либо в силу своих интересов, либо в силу своих заблуждений — отказываются увидеть во Владимире Путине то, чем он является на самом деле. Уничтожение малайзийского лайнера MH17, убившее 298 невинных людей и последовавшее издевательское отношение к их телам в полях восточной Украины, является, прежде всего, трагедией оборванных жизней и горя их родственников. Но также она является мерилом вреда, исходящего от г-на Путина. Под его властью Россия вновь превратилась в место, где правда и ложь неразличимы, а факты являются игрушкой в руках правительства. Путин любит позиционировать себя как патриота, но на самом деле он является угрозой — угрозой международным нормам, угрозой своим соседям, и угрозой самим русским, которые отравлены истерической анти-западной пропагандой. Мир должен увидеть всю опасность, которую представляет Путин. И если его не остановить сегодня, завтра будет куда хуже. Распятые мальчики и другие истории Путин продолжает спихивать всю вину за сбитый Боинг на Украину, но именно он является автором данной катастрофы. Изобилие свидетельств указывает на то, что именно про-российские сепаратисты выпустили ракету со своей территории по самолету, который они приняли за украинский военный транспорт. Лидеры сепаратистов успели похвалиться сбитым самолетом в социальных сетях, и наговорили лишнего в телефонных звонках, перехваченных украинцами и идентифицированных американцами. Вина на Путине лежит дважды. Во-первых, похоже, что ракетный комплекс пришел из России, его команда была обучена в России, и после печального выстрела он был отвезен обратно в Россию. Во-вторых, вина Путина имеет и более широкое измерение — вокруг идет именно его война. Ключевыми фигурами дутой Донецкой народной республики являются вовсе не украинские сепаратисты, а российские граждане — бывшие или настоящие сотрудники спецслужб. Их бывший коллега Путин оплачивает эту войну и вооружает их танками, БТРами, артиллерией и комплексами ПВО. Сепаратисты нажали кнопку «пуск», но дирижировал ими Путин. Ужас трагедии рейса MH17 должен был заставить Путина приостановить свою политику раздувания войны в Украине. Но он наоборот продолжает стоять на своем курсе по двум причинам. Во-первых, в отлитом по путинскому дизайну обществе вранье является первой реакцией. Катастрофа моментально породила гору противоречивых и невероятных теорий от кремлевских официальных лиц и их медийных рупоров: начиная от истории, что сбить на самом деле хотели самолет Путина, до придуманного присутствия украинских ПВО в зоне падения самолета. И со временем клубок лжи только увеличивался. Русские выдумки про украинский штурмовик, стрелявший по Боингу, наткнулись на проблему, что этот самолет не может летать на высоте MH17. Тогда русские хакеры быстро постарались поменять статью в Википедии, что если на чуть-чуть, то может. Можно смеяться с этих косолапых попыток ретуши в советском стиле, но своей определенной цели они достигают. Их задача не в том, чтобы переубедить всех подряд, а в том, чтобы сгустить достаточно теней сомнения, среди которых правда становится субъективной категорией. В мире тотальной лжи верить нельзя никому — включая Запад. Во-вторых, Путин сам запутался в паутине собственного вранья — об этом итоге его мог предупредить любой доморощенный моралист. Когда его машина пропаганды выдавала перлы про фашистов, захвативших Киев, и про распятого трехлетнего мальчика, рейтинги Путина взлетали на 30%, достигая отметки в 80% русской аудитории. Накормив русских такими объемами лжи, царь больше не может просто так взять и сказать, что правительство в Украине не такое уж и плохое. Более того, он не может им сказать, что злостный Запад больше не живет мыслью об уничтожении России, используя для этого любой обман, подкуп и насилие как и сам Путин. По этой причине ложь домашняя и ложь на экспорт взаимно продвигают друг друга. Пора нажать на тормоз Российское слияние правды и обмана вызывает к памяти времена газеты «Правда», которая так же делала вид, что писала лишь одну святую истину. Данная лгунократия окончится точно также, как окончилась предыдущая: ложь опять выйдет на свет и вкупе с информацией о том, сколько денег украли Путин сотоварищи у русского народа, приведет к его падению. Печальным отличием является то, что в этот раз Запад не столь категоричен в своем ответе. В былое время он куда тверже стоял против советского вранья. При Путине Запад предпочитает смотреть в несколько иную сторону. Взять Украину. Запад наложил относительно мягкие санкции вслед за аннексией Крыма, угрожая, что если Путин не одумается в отношении востока Украины, то последуют более жесткие. Но Путин именно это и сделал: оплаченные Россией войска, разве что не в российской униформе, установили контроль над восточными частями страны. Однако Западу оказалось удобным притвориться поверившими в эту путинскую ложь. Аналогично, когда Путин продолжил поставки вооружений своим боевикам под видом перемирия, Запад и рад был обманываться таким спектаклем. После убийства пассажиров рейса MH17 ответ оказался таким же хромым. ЕС угрожает далеко идущими снакциями — но только если Путин не проявит совсем никакого желания сотрудничать со следствием или сократить поставки вооружений в Украину. Франция готова при необходимости заморозить поставки боевых кораблей в Россию — но при этом продолжает выполнение контракта по первому из двух кораблей. Немцы и итальянцы продолжают повторять, что хотят сохранить открытым дипломатическое поле для маневра, что частично объясняется их коммерческими убытками от потенциальных санкций. Британия призавает к санкциям, но при этом не хочет подорвать доходы лондонского Сити от русского бизнеса. Америка жестко говорит, но нового ничего не делает. Хватит. Запад должен переварить в себе неприятную правду, что путинская Россия фундаментально ему антагонистична. Никакие «мосты» и «перезагрузки» на заставят Путина вести себя как нормального лидера. Запад обязад наложить наиболее жесткие санкции уже сейчас, взяться за коррумпированных путинских друзей и выставить Путина из любой международной организации, где принято говорить правду. Все, что меньше этого, будет геополитической сдачей позиций и оскорблением невинных жертв рейса MH17. Источник: The Economist, перевод Bramby.com