• Теги
    • избранные теги
    • Издания349
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1721
      • Показать ещё
      Люди651
      • Показать ещё
      Международные организации148
      • Показать ещё
      Формат49
      Разное1042
      • Показать ещё
      Компании392
      • Показать ещё
      Показатели29
      • Показать ещё
      Сферы2
10 декабря, 08:46

How bad a problem is presidential corruption?

That is the topic of my latest Bloomberg column, here are parts of my analysis: The upshot is that the possibility of conflict of interest will impose the biggest problems for those areas where a president’s legitimacy and credibility are most important, and also where the president has the most unilateral power. Those factors point […] The post How bad a problem is presidential corruption? appeared first on Marginal REVOLUTION.

Выбор редакции
10 декабря, 01:48

Presidential Memoranda -- Minnesota World's Fair 2023

MEMORANDUM FOR THE SECRETARY OF COMMERCE SUBJECT:            Minnesota World's Fair 2023:   Wellness and                              Well Being for All I have reviewed the reports and recommendations presented to me by you and the Secretary of State that recognition be given to the "Minnesota World's Fair 2023: Wellness and Well Being for All," and find that such recognition will be in the national interest. I approve granting Federal recognition to the Exposition. On that basis, please advise the appropriate agencies that official recognition is hereby granted. I would also appreciate your taking the appropriate steps to notify the Congress of this action, in accordance with section 2(c) of Public Law 91-269. BARACK OBAMA

09 декабря, 20:04

Executive Order -- Northern Bering Sea Climate Resilience

EXECUTIVE ORDER - - - - - - - NORTHERN BERING SEA CLIMATE RESILIENCE By the authority vested in me as the President by the Constitution and the laws of the United States of America, including the Outer Continental Shelf Lands Act, 43 U.S.C. 1331 et seq., it is hereby ordered as follows: Section 1. Purpose. As recognized in Executive Order 13689 of January 21, 2015, (Enhancing Coordination of National Efforts in the Arctic), Arctic environmental stewardship is in the national interest. In furtherance of this principle, and as articulated in the March 10, 2016, U.S.-Canada Joint Statement on Climate, Energy, and Arctic Leadership, the United States has resolved to confront the challenges of a changing Arctic by working to conserve Arctic biodiversity; support and engage Alaska Native tribes; incorporate traditional knowledge into decisionmaking; and build a sustainable Arctic economy that relies on the highest safety and environmental standards, including adherence to national climate goals. The United States is committed to achieving these goals in partnership with indigenous communities and through science-based decisionmaking. This order carries forth that vision in the northern Bering Sea region. The Bering Sea and Bering Strait are home to numerous subsistence communities, rich indigenous cultures, and unique marine ecosystems, each of which plays an important role in maintaining regional resilience. The changing climate and rising average temperatures are reducing the occurrence of sea ice; changing the conditions for fishing, hunting, and subsistence whaling; and opening new navigable routes to increased ship traffic. The preservation of a healthy and resilient Bering ecosystem, including its migratory pathways, habitat, and breeding grounds, is essential for the survival of marine mammals, fish, seabirds, other wildlife, and the subsistence communities that depend on them. These communities possess a unique understanding of the Arctic ecosystem, and their traditional knowledge should serve as an important resource to inform Federal decisionmaking. Sec. 2. Policy. It shall be the policy of the United States to enhance the resilience of the northern Bering Sea region by conserving the region's ecosystem, including those natural resources that provide important cultural and subsistence value and services to the people of the region. For the purpose of carrying out the specific directives provided herein, this order delineates an area hereafter referred to as the "Northern Bering Sea Climate Resilience Area," in which the exercise of relevant authorities shall be coordinated among all executive departments and agencies (agencies). All agencies charged with regulating, overseeing, or conducting activities in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area shall do so with attention to the rights, needs, and knowledge of Alaska Native tribes; the delicate and unique ecosystem; the protection of marine mammals, fish, seabirds, and other wildlife; and with appropriate coordination with the State of Alaska. The boundary of the Northern Bering Sea Climate Resilience Area includes waters within the U.S. Exclusive Economic Zone bounded to the north by the seaward boundary of the Bering Straits Native Corporation established pursuant to the Alaska Native Claims Settlement Act; to the south by the southern boundaries of the Northern Bering Sea Research Area, the St. Matthew Habitat Conservation Area, and the Nunivak-Kuskokwim Habitat Conservation Area; and to the west by the maritime boundary delimited by the Agreement Between the United States of America and the Union of Soviet Socialist Republics on the Maritime Boundary, signed at Washington, June 1, 1990. Sec. 3. Withdrawal. Under the authority granted to me in section 12(a) of the Outer Continental Shelf Lands Act, 43 U.S.C. 1341(a), I hereby withdraw from disposition by leasing for a time period without specific expiration the following areas of the Outer Continental Shelf: (1) the area currently designated by the Bureau of Ocean Energy Management as the Norton Basin Planning Area; and (2) the Outer Continental Shelf lease blocks within the Bureau of Ocean Energy Management's St. Matthew-Hall Planning Area lying within 25 nautical miles of St. Lawrence Island. The boundaries of the withdrawn areas are more specifically delineated in the attached map and, with respect to the St. Matthew-Hall Planning Area, the accompanying table of withdrawn Outer Continental Shelf lease blocks. Both the map and table form a part of this order, with the table governing the withdrawal and withdrawal boundaries within the St. Matthew-Hall Planning Area. This withdrawal prevents consideration of these areas for future oil or gas leasing for purposes of exploration, development, or production. This withdrawal furthers the principles of responsible public stewardship entrusted to this office and takes due consideration of the importance of the withdrawn area to Alaska Native tribes, wildlife, and wildlife habitat, and the need for regional resiliency in the face of climate change. Nothing in this withdrawal affects rights under existing leases in the withdrawn areas. Sec. 4. Task Force on the Northern Bering Sea Climate Resilience Area. (a) There is established a Task Force on the Northern Bering Sea Climate Resilience Area (Bering Task Force), under the Arctic Executive Steering Committee (AESC) established in Executive Order 13689, to be co-chaired by an office of the Department of the Interior, the National Oceanic and Atmospheric Administration, and the U.S. Coast Guard. (b) The membership of the Bering Task Force (member agencies) shall include, in addition to the Co-Chairs, designated senior-level representatives from: (i) the Department of State; (ii) the Department of Defense; (iii) the Department of Transportation; (iv) the Environmental Protection Agency; (v) the U.S. Army Corps of Engineers; (vi) the U.S. Arctic Research Commission; (vii) the National Science Foundation; and (viii) such agencies and offices as the Co-Chairs may designate. (c) Consistent with the authorities and responsibilities of its member agencies, the Bering Task Force, with the purpose of advancing the United States policy in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area as set forth in section 2 of this order, shall: (i) Establish and provide regular opportunities to consult with the Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council as described in section 5 of this order; (ii) Coordinate activities of member agencies, including regulatory, policy, and research activities, affecting the Northern Bering Sea Climate Resilience Area and its value for subsistence and cultural purposes; (iii) Consider the need for additional actions or strategies to advance the policies established in section 2 of this order and provide recommendations as appropriate to the President through the AESC; (iv) Consider and make recommendations with respect to the impacts of shipping on the Northern Bering Sea Climate Resilience Area including those described in sections 7 and 8 of this order; and (v) In developing and implementing recommendations, coordinate or consult as appropriate with existing AESC working groups, the State of Alaska, regional and local governments, Alaska Native tribal governments, Alaska Native corporations and organizations, the private sector, other relevant organizations, and academia. Sec. 5. The Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council. (a) The Bering Task Force, within 6 months of the date of this order, and after considering recommendations from Alaska Native tribal governments, shall, in accordance with existing law, establish a Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council, for the purpose of providing input to the Bering Task Force and facilitating effective consultation with Alaska Native tribal governments. (b) The Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council shall be charged with providing input and recommendations on activities, regulations, guidance, or policy that may affect actions or conditions in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area, with attention given to climate resilience; the rights, needs, and knowledge of Alaska Native tribes; the delicate and unique ecosystem; and the protection of marine mammals and other wildlife. (c) The Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council should include between 9 and 11 elected officials or their designees representing Alaska Native tribal governments with a breadth of interests in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area, and may include such additional Federal officials and State and local government elected officials as the Bering Task Force deems appropriate. The Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council will adopt such procedures as it deems necessary to govern its activities. Sec. 6. Traditional Knowledge in Decisionmaking. It shall be the policy of the United States to recognize and value the participation of Alaska Native tribal governments in decisions affecting the Northern Bering Sea Climate Resilience Area and for all agencies to consider traditional knowledge in decisions affecting the Northern Bering Sea Climate Resilience Area. Specifically, all agencies shall consider applicable information from the Bering Intergovernmental Tribal Advisory Council in the exercise of existing agency authorities. Such input may be received through existing agency procedures and consultation processes. Sec. 7. Pollution from Vessels. The Bering Task Force, within 9 months of the date of this order and after coordination as needed with existing working groups within the AESC, shall provide the AESC with recommendations on: (a) Actions to ensure or support implementation of the International Code for Ships Operating in Polar Waters, as adopted by the International Maritime Organization, especially with respect to limitations on discharges from vessels in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area; and (b) Any additional measures necessary to achieve the policies established in section 2 of this order, such as the potential identification of zero-discharge zones, assessments of the pollution risks posed by increased vessel traffic, or noise reduction measures associated with sensitive ecological and cultural areas within the Northern Bering Sea Climate Resilience Area. Sec. 8. Shipping Routing Measures. (a) In recognition of the United States commitment to reduce the impact of shipping within the Bering Sea and the Bering Strait and the many environmental factors in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area that inform the best routes for navigation, safety, and the marine environment, the U.S. Coast Guard should conclude its ongoing port access route study for the Chukchi Sea, Bering Strait, and Bering Sea (Bering Sea PARS) pursuant to the Ports and Waterways Safety Act, 33 U.S.C. 1221 et seq. (b) In designation of routes and any areas to be avoided, and consistent with existing authorities, consideration should be given to the Northern Bering Sea Climate Resilience Area, including the effects of shipping and vessel pollution on the marine environment, fishery resources, the seabed and subsoil of the Outer Continental Shelf, marine mammal migratory pathways and other biologically important areas, and subsistence whaling, hunting, and fishing. (c) In recognition of the value of participation of Alaska Native tribal governments in decisions affecting the Northern Bering Sea Climate Resilience Area, the U.S. Coast Guard should consider traditional knowledge, including with respect to marine mammal, waterfowl, and seabird migratory pathways and feeding and breeding grounds, in the development of the Bering Sea PARS, establishment of routing measures and any areas to be avoided, and subsequent rulemaking and management decisions. (d) No later than December 30, 2016, the U.S. Coast Guard shall publish preliminary findings for the Bering Sea PARS in the Federal Register, including information related to its status, potential routing measures, and its projected schedule. The U.S. Coast Guard should also consider using this opportunity to provide notice of any new information or proposed measures resulting from its ongoing consultation process. (e) Upon completion of the Bering Sea PARS, the U.S. Coast Guard shall promptly issue a notice of proposed rulemaking for any designation contemplated on the basis of the study. The U.S. Coast Guard shall coordinate as appropriate with the Department of State and other coastal nations and submit any proposed routing measures to the International Maritime Organization by 2018 for the purpose of their adoption and implementation. Sec. 9. Oil Spill Preparedness. The U.S. Coast Guard, in coordination with all relevant agencies and the State of Alaska, shall update the Area Contingency plans, the Subarea Response Plans, and the Geographic Response Strategies relevant to the Northern Bering Sea Climate Resilience Area. These plans and strategies shall be consistent with the National Contingency Plan, and shall include appropriate measures to improve local response capacity and preparedness such as spill response training opportunities for local communities, including Hazardous Waste Operations and Emergency Response training for Village Public Safety Officers and other first responders. Sec. 10. Continuity of Existing Habitat Protection. The area included in the Northern Bering Sea Climate Resilience Area is currently closed to commercial non-pelagic trawl gear under rules implementing the Fishery Management Plans of the Bering Sea and Aleutian Islands Management Area and the Arctic Management Area. Consistent with existing law, the National Oceanic and Atmospheric Administration, in coordination with the North Pacific Fishery Management Council, shall take such actions as are necessary to support the policy set forth in section 2 of this order, including actions to maintain the existing prohibitions on the use of commercial non-pelagic trawl gear. Sec. 11. General Provisions. (a) Nothing in this order shall be construed to impair or otherwise affect: (1) the authority granted by law to a department, agency, or the head thereof; or (2) the functions of the Director of the Office of Management and Budget relating to budgetary, administrative, or legislative proposals. (b) This order shall be implemented consistently with applicable law and subject to the availability of appropriations. (c) This order is not intended to, and does not, create any right or benefit, substantive or procedural, enforceable at law or in equity by any party against the United States, its departments, agencies, or entities, its officers, employees, or agents, or any other person. (d) The policies set forth in this order are consistent with existing U.S. obligations under international law and nothing in this order shall be construed to derogate from obligations under applicable international law. BARACK OBAMA THE WHITE HOUSE, December 9, 2016.

09 декабря, 19:05

Sino-Aussie group wins cattle empire bid

AUSTRALIA’S Treasurer Scott Morrison has approved the sale of Australia’s largest pastoral land holding, S. Kidman & Co, to a partnership involving local mining magnate Gina Rinehart and Chinese consortium

09 декабря, 18:38

How the Next Administration and Russia Can See Eye-to-Eye

Jeffrey Mankoff Security, Eurasia A reasonable basis for engagement with the Kremlin already exists. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. U.S.-Russia relations have drifted into a dangerous standoff, made worse by a mutual perception that the other side is unwilling to accept the status quo. While prospects for a significant improvement of relations are slim for the time being, the new U.S. administration has an opportunity to address Russian concerns about interference in domestic politics and pursue limited confidence-building measures to limit the potential for accidental escalation. Russian efforts to weaken Euro-Atlantic institutions through a mix of threats, intimidation and subterfuge threaten European stability, as well as pillars of the liberal order established at the end of the Cold War. While Russia’s revisionist turn has complex origins, one frequently stated factor is the belief that the United States is intent on regime change in Moscow, as well as in countries around Russia’s borders. As President Putin noted following his first phone conversation with Donald Trump, Russia hopes for a dialogue on the basis of “equality, mutual respect, and noninterference in the other’s internal affairs.” These criteria are neither new nor incompatible with U.S. interests, and can provide a reasonable basis for engagement with the Kremlin. Beyond providing assurances that it has no aspiration or ability to promote regime change and that it accepts that Russia has legitimate interests in Europe, Eurasia and the Middle East, specific areas worth exploring for the new administration include military transparency and confidence building, managing conflict in cyberspace, and the conflict in Syria, where fundamental U.S. and Russian interests are less at odds than they often appear. Read full article

09 декабря, 18:37

Trump Has a Chance to Narrow Differences with Russia

Mathew Burrows Security, Eurasia Both sides need to make concessions in order to defuse the threat. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. President-elect Trump: You’ve put yourself in an advantageous position with President Putin and can now expect concessions from him. Your goal should be to lower tensions with Moscow and open a channel of communications where Washington and Moscow can develop a framework for narrowing differences. You should avoid talk of a “reset”—such talk raises expectations and invites criticism of your administration whenever there are setbacks. Throughout the campaign, Mr. President-elect, you underlined your interest in pursuing a personal relationship with President Putin and treating Russia as a great power worthy of America’s respect. You took a risk in standing by President Putin while mainstream Republicans and the whole Democratic Party thought you had lost your mind. Putin now owes you, and you need to call in some chips. You should warn Putin that the longer he waits, the less of a free hand you will have. The presidential honeymoon period lasts only a short time. After a while, the military and congressional Republicans—to say nothing of Democrats, some of whom believe Russian-backed WikiLeaks cost them the election—will gang up and deep-six any outreach unless Moscow makes a real effort to narrow differences. As a goodwill measure, the Russian military needs to stand down on interference with NATO aerial operations. Such Russian behavior is risky and gets the media’s attention. Such antics on your watch will be highly embarrassing to you. Second, you should tell Putin that your administration can’t alone remove U.S. sanctions without more Russian efforts to follow through on its Minsk II promises. The legislation gives the president discretionary powers, but it will be hard politically to lift if you can’t show some progress. Read full article

09 декабря, 18:00

Иностранцы о сокращении расходов на армию в России

В начале октября 2016 года на сайте Комитета по бюджету и налогам Госдумы был опубликован документ Минфина «Основные направления бюджетной политики на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». К концу месяца на этот документ обратили внимание и в британском военно-аналитическом центре IHS Jane's, где подсчитали, что военный бюджет России заметно сократится […]

09 декабря, 01:38

A 'Constructive' Path for U.S.-Russian Cooperation

Arthur Martirosyan Security, Eurasia Ultimately, Europe will require a new security structure. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. Last month in Berlin, President Barack Obama advised the president-elect that in dealing with Russia he should take “a constructive approach” of finding areas for cooperation where U.S. and Russian interests and values are aligned, but also of standing up to Russia “where they are deviating from our values and international norms.” And yet in the last several years, this very approach has been taking the United States and Russia down the slippery road of confrontation in dangerous zero-sum engagements reminding the worst episodes of the Cold War crises. The shrinking of areas for cooperation and defection from the earlier reached agreements was unavoidable. In a recent Levada Center and Chicago Council survey, 74 percent of Russian respondents perceived that the “disciplining” measure of sanctions was aimed at crippling the economic development of Russia, not as a means to bring peace in Ukraine. This made possible a broad Russian countermobilization, framed in increasingly hostile terms. Meanwhile, U.S. national interests and the global foreign-policy agenda require that the U.S.-Russia cooperation be increased, not diminished. This cannot be achieved without rebuilding trust. The United States can and should assume a leadership role in repairing this relationship—by avoiding blame games and concentrating on areas of overlapping interest, to generate options for short-term mutual gains. Gradually expanding areas of cooperation and trustworthiness should enable the United States, its European allies and Russia change the game and tackle issues that involve underlying antagonistic interests. Read full article

09 декабря, 01:36

There's Too Much to Lose from U.S.-Russia Conflict

Alexandra Vacroux Security, Eurasia Russia must come to believe that it is safe from an imminent invasion, and that all sides have too much to lose in a war. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. You are coming into office at a moment when U.S.-Russia relations are at their worst in over fifty years. The fact that you are not associated with President Obama’s Russia team and their policies means you have an opportunity to restart the bilateral relationship. Although some of our tensions have been both personal and personalized, beneath poor U.S.-Russia relations lie sharp differences in our nations’ interests. Given his desire to assert Russia’s position on the world stage, Putin is likely to test you in the first year of your administration, in order to gauge your resolve. Do not be blinded by personalizing harmony or discord. You have made it clear that you are a deal maker. The bilateral relationship can be framed as an ongoing negotiation that could generate productive deals. What do we want out of negotiations with Russia? We want cooperation on issues that are important to our national interests: issues like fighting terrorism, managing nuclear risk and coordinating the response to global epidemics. We don’t want Russia to encourage countries that pose a serious risk to us (e.g., Iran or North Korea). What does Russia want from us? That we respect and acknowledge its perceived interests as legitimate—even when they differ from ours. We can reestablish our bilateral relationship by taking Russia’s role on the world stage seriously, and by making it clear that we will work with Russia as a partner. To build a positive relationship, it is critical that we not treat Russia condescendingly, as we often have. Read full article

08 декабря, 19:22

Back in 2014, One of the World's Most Famous Political Science Professors Predicted Taiwan Was 'Doomed'

TNI Staff Security, Asia An important debate about the future of a key U.S. ally.  What will President-elect Donald J. Trump do next when it comes to the Taiwan? And more specifically, what will his China policy look like? Will Trump seek to contain China's rise and support Taiwan even more aggressively? Or will he seek to partner with Beijing, leaving Taipei in a difficult position? The above are all topics we take great care in covering. Indeed, to this day, one of the most read and reread pieces in The National Interest is an essay written by famous “realist” professor John J. Mearsheimer. His essay, originally published in the March-April 2014 print edition, made very bold predictions about the future of Taiwan--and is controversial to this day. Just recently, Gordon Chang, author of multiple books on Asian geopolitics and economics, recently took on Mearsheimer in the latest print edition of TNI. Considering the vast amount of attention on Taiwan these days, we have packaged both pieces together in this one post for your reading pleasure. Let the debate begin.  *** WHAT ARE the implications for Taiwan of China’s continued rise? Not today. Not next year. No, the real dilemma Taiwan will confront looms in the decades ahead, when China, whose continued economic growth seems likely although not a sure thing, is far more powerful than it is today. Contemporary China does not possess significant military power; its military forces are inferior, and not by a small margin, to those of the United States. Beijing would be making a huge mistake to pick a fight with the American military nowadays. China, in other words, is constrained by the present global balance of power, which is clearly stacked in America’s favor. But power is rarely static. The real question that is often overlooked is what happens in a future world in which the balance of power has shifted sharply against Taiwan and the United States, in which China controls much more relative power than it does today, and in which China is in roughly the same economic and military league as the United States. In essence: a world in which China is much less constrained than it is today. That world may seem forbidding, even ominous, but it is one that may be coming. Read full article

08 декабря, 15:33

NEW INFORM. «Ахиллесова пята» С-300 и С-400: Чем опасны для РФ разработки Пентагона? Военный аналитик прокомментировал опасность разрабатываемых ЭМ передатчиков, о которых заявили в Пентагоне

Опубликовано: NEW INFORM. 18.12.2016.   Накануне в Пентагоне заявили, что активно ведутся разработки новейших электромагнитных передатчиках, которые будет установлены на истребители F-15 и F-35, а также на ЕА-18 «Гроулер» и с помощью них пентагон надеется беспрепятственно летать мимо российских систем противоракетной обороны таких как С-300, С-400. Статья с подобными заявлениями была написана в The National Interest. Отмечалось, что таким образом американцы надеются воплотить в реальность новый способ борьбы с российскими С-300 и С-400. Таким образом американцы собираются работать над стратегией радиоэлектронной войны (Electronic Warfare), призванной защитить американские беспилотники и другие летательные аппараты от вражеских взломов или заглушек. В Америке считают, что создание новых средств радиоэлектронной борьбы обходится в разы дешевле, нежели запуск ракет-перехватчиков. Насколько действительно реальны такие заявления Пентагона, а также чем может в данном случае «ответить» Россия, рассказал «НьюИнформ» военный эксперт Центра Стратегической Конъюктуры Олег Витальевич Валецкий. Как отметил военный аналитик, разработки электромагнитного оружия уже ведутся с конца 19 века, причем не только американцами. «Такая работа велась по нескольким направлениям: разрабатывалось это еще в 70-80-ых годах – создавали проекты электромагнитных пушек, в которых боеприпас разгонялся электромагнитными волнами. Данные разработки велись в США. Также велись работы по созданию электромагнитных бомб – искусственно созданным взрывом подавался большой электромагнитный импульс через так называемый […]

08 декабря, 12:30

["Бросай оружие!"] CNN: США пора капитулировать перед Россией. Для оппозиции гражданская война проиграна, поэтому поддерживать ее не представляет никакого смысла

Бывший посол США в Хорватии Питер Гэлбрейт в эфире CNN заявил, что единственное, что осталось США в Сирии, - договориться с Москвой и Дамаском об условиях капитуляции оппозиции. "Сейчас преимущество на стороне сирийского правительства, которое поддерживают силы Ирана, военно-воздушная мощь России, шииты из Ирака и Афганистана, „Хезболла". Власть в их руках. Не вижу смысла впредь оказывать поддержку оппозиции, которая уже проиграла в гражданской войне. Это лишь ведет к большим смертям", - приводит слова Гэлбрейта Ино ТВ. По его словам, пришло время попытаться обсудить условия капитуляции: так чтобы проигравшая сторона не потерпела полное поражение. "Можно договориться об амнистии, дать людям возможность вернуться домой, возможно, даже добиться отставки ряда сирийских чиновников - конечно, не президента страны Асада, - виновных в самых ужасных преступлениях, обсудить создание международной системы мониторинга", - сказал бывший посол, подчеркивая, что данные задачи "гораздо лучше, чем продолжать вести войну, поражение в которой уже предопределено". "В Сирии Россия обладает серьезным влиянием, и ее цели в определенной мере совпадают с нашими. Цели Ирана и сирийского режима отличны от наших, сирийскому режиму хотелось бы, чтобы Россия продолжала оказывать ему поддержку с воздуха. Таким образом, как мне кажется, у нас есть возможность - без какой-либо гарантии успеха, - но тем не менее есть возможность обсудить условия капитуляции, на которых представители проигравшей стороны смогут остаться в Сирии", - уверен Питер Гэлбрейт. Напомним, ранее в российском Центре примирения враждующих сторон в Сирии заявили, что территория восточного Алеппо, где проживает более 90 тысяч человек, полностью освобождена от террористов. Повальная политика Барака Обамы привела к тому, что США уступили России роль ключевого игрока на Ближнем Востоке. Как сообщает эксперт по национальной безопасности Кейти Макфарланд, политика Обамы привела к тому, что Америке откровенно хамят. "Его дурачит Владимир Путин, дурачат русские, дурачат китайцы, северокорейцы и иранцы. США позволяют помыкать собой. О нас забывают, нам хамят. Это проявляется как в незначительных вещах, когда президенту не смогли найти трап для самолета, так и в значительных, когда русские прямым текстом говорят США: „Послушайте, ребята, если вы будете нам мешать, мы вас разбомбим". И у Америки нет никакого дополнительного преимущества", - сообщила Макфарланд в эфире телеканала Fox News 5 сентября. По мнению Кейти Макфарланд, США обманываются, считая себя ключевыми игроками на Ближнем Востоке. "Там только две стороны. Одна из них - это Россия, Иран и Асад. Вторая сторона - ИГ. А мы каким-то образом пытаемся быть мифической третьей силой. США уступили ведущую позицию мы русским и иранцам. И сегодняшние проблемы Ближнего Востока не решит ни президент Обама, ни госсекретарь Керри, ни даже возможный президент Клинтон. В настоящий момент русские оставляют внешнюю политику США далеко позади", - считает Кейти Макфарланд. Журнал The National Interest также писал о том, что Россия имеет преимущество перед США на Ближнем Востоке. И Штаты этим весьма обеспокоены. Как считает обозреватель издания, то, что Россия использует авиабазы в Иране для нанесения ударов в Сирии не означает появление нового военного альянса между Москвой и Тегераном. Это тактический шаг и "закадычными друзьями" им никогда не стать. Издание подчеркивает, что США обеспокоены тем, что Москва обыгрывает Вашингтон на Ближнем Востоке. И это не связано с тем, что Россия в военном плане действует в регионе активнее. В статье подчеркивается, что США наоборот обладают более значительным военным присутствием. Автор статьи считает, что преимущество российской политики в том, что Москва для достижения своих целей готова вести дела с кем угодно, не ограничиваясь только традиционными союзниками. Прежние обиды и разногласия не встают на пути дипломатических инициатив и практического сотрудничества. Такой подход России прослеживается в отношениях не только с Ираном, но и с Израилем и Турцией. Именно в этом Россия обходит США, которые делят мир на союзников и соперников. The National Interest считает, Штатам необходимо мыслить более реалистично. Белому Дому стоит изменить подход и подумать в этом ключе о России, на которую он давно прикрепил ярлык противника. (http://www.pravda.ru/news...)

08 декабря, 12:30

["Бросай оружие!"] CNN: США пора капитулировать перед Россией. Для оппозиции гражданская война проиграна, поэтому поддерживать ее не представляет никакого смысла

Бывший посол США в Хорватии Питер Гэлбрейт в эфире CNN заявил, что единственное, что осталось США в Сирии, - договориться с Москвой и Дамаском об условиях капитуляции оппозиции. "Сейчас преимущество на стороне сирийского правительства, которое поддерживают силы Ирана, военно-воздушная мощь России, шииты из Ирака и Афганистана, „Хезболла". Власть в их руках. Не вижу смысла впредь оказывать поддержку оппозиции, которая уже проиграла в гражданской войне. Это лишь ведет к большим смертям", - приводит слова Гэлбрейта Ино ТВ. По его словам, пришло время попытаться обсудить условия капитуляции: так чтобы проигравшая сторона не потерпела полное поражение. "Можно договориться об амнистии, дать людям возможность вернуться домой, возможно, даже добиться отставки ряда сирийских чиновников - конечно, не президента страны Асада, - виновных в самых ужасных преступлениях, обсудить создание международной системы мониторинга", - сказал бывший посол, подчеркивая, что данные задачи "гораздо лучше, чем продолжать вести войну, поражение в которой уже предопределено". "В Сирии Россия обладает серьезным влиянием, и ее цели в определенной мере совпадают с нашими. Цели Ирана и сирийского режима отличны от наших, сирийскому режиму хотелось бы, чтобы Россия продолжала оказывать ему поддержку с воздуха. Таким образом, как мне кажется, у нас есть возможность - без какой-либо гарантии успеха, - но тем не менее есть возможность обсудить условия капитуляции, на которых представители проигравшей стороны смогут остаться в Сирии", - уверен Питер Гэлбрейт. Напомним, ранее в российском Центре примирения враждующих сторон в Сирии заявили, что территория восточного Алеппо, где проживает более 90 тысяч человек, полностью освобождена от террористов. Повальная политика Барака Обамы привела к тому, что США уступили России роль ключевого игрока на Ближнем Востоке. Как сообщает эксперт по национальной безопасности Кейти Макфарланд, политика Обамы привела к тому, что Америке откровенно хамят. "Его дурачит Владимир Путин, дурачат русские, дурачат китайцы, северокорейцы и иранцы. США позволяют помыкать собой. О нас забывают, нам хамят. Это проявляется как в незначительных вещах, когда президенту не смогли найти трап для самолета, так и в значительных, когда русские прямым текстом говорят США: „Послушайте, ребята, если вы будете нам мешать, мы вас разбомбим". И у Америки нет никакого дополнительного преимущества", - сообщила Макфарланд в эфире телеканала Fox News 5 сентября. По мнению Кейти Макфарланд, США обманываются, считая себя ключевыми игроками на Ближнем Востоке. "Там только две стороны. Одна из них - это Россия, Иран и Асад. Вторая сторона - ИГ. А мы каким-то образом пытаемся быть мифической третьей силой. США уступили ведущую позицию мы русским и иранцам. И сегодняшние проблемы Ближнего Востока не решит ни президент Обама, ни госсекретарь Керри, ни даже возможный президент Клинтон. В настоящий момент русские оставляют внешнюю политику США далеко позади", - считает Кейти Макфарланд. Журнал The National Interest также писал о том, что Россия имеет преимущество перед США на Ближнем Востоке. И Штаты этим весьма обеспокоены. Как считает обозреватель издания, то, что Россия использует авиабазы в Иране для нанесения ударов в Сирии не означает появление нового военного альянса между Москвой и Тегераном. Это тактический шаг и "закадычными друзьями" им никогда не стать. Издание подчеркивает, что США обеспокоены тем, что Москва обыгрывает Вашингтон на Ближнем Востоке. И это не связано с тем, что Россия в военном плане действует в регионе активнее. В статье подчеркивается, что США наоборот обладают более значительным военным присутствием. Автор статьи считает, что преимущество российской политики в том, что Москва для достижения своих целей готова вести дела с кем угодно, не ограничиваясь только традиционными союзниками. Прежние обиды и разногласия не встают на пути дипломатических инициатив и практического сотрудничества. Такой подход России прослеживается в отношениях не только с Ираном, но и с Израилем и Турцией. Именно в этом Россия обходит США, которые делят мир на союзников и соперников. The National Interest считает, Штатам необходимо мыслить более реалистично. Белому Дому стоит изменить подход и подумать в этом ключе о России, на которую он давно прикрепил ярлык противника. (http://www.pravda.ru/news...)

08 декабря, 09:04

Пентагон разрабатывает стратегию радиоэлектронной войны

Минобороны США готовит к публикации стратегию радиоэлектронной войны, содержащую, в т.ч. рекомендации подрядчикам Пентагона по объему инвестиций в средства РЭБ.

08 декабря, 09:03

Говорят ли о России? Нужно ли нам это?

Чем меня впечатляют отдельные наши политические деятели и активисты (да и вообще многие люди)) -- способностью на ровном месте нести абсолютную ахинению, изобличая себя и даже не замечая этого (как-то приводил пример, как образованный и квалифицированный представитель подрастающих специалистов спорил со мной о том, что Москва не могла не быть столицей 100 лет назад, и столицей была всегда)).(наверняка, и я порой всевозможную чушь несу и не замечаю)Особенно хороши в самообличении представители "секты хороших". Вот молодой перспективный политик Д.Гудков, изображая из себя эксперта, а не старушку на лавочке, теребящую сарафанное радио в кармане, утверждает (вчера на "Эхо Москвы"), что:-- вся эта информационная безопасность -- "это, грубо говоря, развитие IT-технологий для того, чтобы про нас хорошо писали везде, в разных странах мира". (###, это говорит нам на бывший депутат, который пять лет подряд этими же руками законы трогал)-- "Россия абсолютно не интересует"Из какого он "сарафанного кармана" достал это утверждение?До какой степени упоротым нужно быть, чтобы не замечать дискуссий во время избирательной кампании в США (Россия стала одним из важнейших, хоть и отчасти надуманным, пунктом дискуссий), не замечать многоголосия европейских медиа, у которых Россия не сходит с повестки...В этом блоге регулярно повторялись зарисовки о характере заметок в иностранной прессе, нагнетающих напряженность -- я даже назвал подборку подобных материалов -- медиасопровождение эскалации -- столько ушатов грязи и небылиц выплеснуто на Россию за последний год, что учитывая плотность информационного потока можно утверждать -- эдакого не случалась за всю историю цивилизацииПросто ради интереса открыл недавние заметки на ИноСМИ -- это лишь малая толика, посвященная России.Лучше бы уж говорили и писали поменьшеLe Figaro: Фийон и голлистская Европа: на пути к сотрудничеству Париж-Берлин-Москва? http://bit.ly/2gKRUggThe Wall Street Journal: Из Москвы с провокациями http://bit.ly/2fRhpucIl Foglio: РПЦ поддерживает Трампа и приравнивает гей-браки к нацизму http://bit.ly/2fRkKtsThe Observer: Почему Владимир Путин нас ненавидит http://bit.ly/2fseS5USuomen Kuvalehti: Русские вернулись. Но теперь они больше не выбрасывают деньги на все самое лучшее: их интересуют распродажи и суп из лосося за десять евро http://bit.ly/2go19BFDie Welt: Крупный капитал на стороне Путина http://bit.ly/2fMkCbyLe Monde: Россия, США, Сирия... в чем отличия между Фийоном и Жюппе http://bit.ly/2goze4xСМИ Польши: «кремлевский мальчик» играет с огнем http://bit.ly/2gbOYF4L'Opinion: Как нужно говорить с Путиным http://bit.ly/2gzkvQXИомиури симбун: Сможет ли Россия преодолеть экономический спад? http://bit.ly/2fszEHwАмериканские военные: неудачная попытка связаться с русскими была одной из причин гибели сирийцев http://bit.ly/2gIz3PzKhorasan: Полезно знать: интересные факты о России http://bit.ly/2g6uAVpОбозреватель: Россия готовится к новой аннексии http://bit.ly/2g6CVZeBlogos: Премьер Абэ! Вы пошли на компромисс с Россией? http://bit.ly/2gkkGCQThe Telegraph UK: Нам нужен план на случай победы Асада http://bit.ly/2gxoLRxDunya Bulteni: Новый кризис в отношениях с Россией может вспыхнуть в море http://bit.ly/2gK61BqАпостроф: «Разбомбили» Керченский мост: как в соцсетях отреагировали на ракетные учения ВСУ возле Крыма http://bit.ly/2gMby83The Washington Post: Русский медведь наглеет http://bit.ly/2gHMWwPBloomberg: Внутри жуткого и инновационного российского интернета http://bit.ly/2fOchIBWedge Infinity: Война марионеток в Сирии: унизительное поражение США http://bit.ly/2h2dmfYT24: Как вы свергнете Асада? Будете воевать с Россией? http://bit.ly/2gOdhvYСанкэй симбун: Секретное соглашение в Ялте: Россия владеет «северными территориями» незаконно http://bit.ly/2hbNryKОбозреватель: Общение с россиянами: со свиньями говорить бесполезно http://bit.ly/2gLQNeLDie Presse: Почему Россия и Китай закупают сейчас золото http://bit.ly/2g5jyUKThe National Interest: В 1985 году из-за несчастного случая взорвалась российская атомная подводная лодка (радиация все еще сохраняется). И ее последствия до сих пор ощутимы http://bit.ly/2hgE5psThe Guardian: «Это довольно тревожное время для Украины». Связи Трампа с Россией беспокоят Киев http://bit.ly/2h613PIзарисовка про германское ТВ (которому, наверное, тоже нет дела до России)"Россия никого не интересует" из текущего:Зарубежные издания написали, что сделка по приватизации 19,5% российской Роснефти стала неожиданностью, в том числе для рынков, и обозначила «триумф для президента Владимира Путина» во время действия антироссийских санкций.«Glencore и суверенный фонд Катара станут владельцами 19,5% акций российской нефтяной компании «Роснефть» в результате неожиданной сделки на 10,5 млрд евро, которая ознаменовала триумф для президента Владимира Путина», – пишет газета Financial Times: сделка совершена «несмотря на финансовые и технологические санкции в отношении «Роснефти», которые как предполагалось, удержат западные компании от участия в сделке по продаже акций российского производителя нефти, даже при том, что они (санкции) не запрещают этого...Неожиданная сделка на 10,5 млрд евро ознаменовала триумф для президента Владимира Путина».Guardian: новость о сделке стала «неожиданностью для рынков», так как недавно компания в связи с низкими ценами на сырье боролась с долговой нагрузкой, которая в один момент достигла 30 млрд долларов. На ожидания рынков не повлиял даже тот факт, что исполнительный директор Glencore в декабре заявлял, что активные действия по сокращению расходов завершены. О сделке было официально объявлено, когда биржи уже закрылись, поэтому акции Роснефти завершили торги только на 1% выше.Forbes: «Сечин ранее днем сказал, что китайские и казахстанские претенденты скорее всего получат доли в компании, но Glencore и катарский суверенный фонд появились из ниоткуда, чтобы предложить более выгодные условия».Daily Telegraph: швейцарская компания Glencore и катарский суверенный фонд «стали первыми международными инвесторами, которые приобрели долю в крупнейшей нефтедобывающей компании России после того, как на экономику страны обрушились санкции».Bloomberg называет эту сделку «неожиданной» и отмечает, что на ее фоне санкции ЕС выглядят «весьма потрепанно». Wall Street Journal -- сделка стала «благом» для президента России, «чья страна находится под санкциями США и ЕС» в связи с ситуацией на Украине: «Россия в основном рассчитывала на Китай в плане инвестиций, китайские и индийские государственные энергетические компании также рассматривались в качестве возможных покупателей доли Роснефти, но сделка показала, что у Кремля есть другие варианты».

08 декабря, 06:07

The National Interest: русская АПЛ с задачей уничтожения американских авианосцев

Зарубежные оценки российских вооружений и военной техники всегда вызывают определенный интерес. Нередко публикации на подобную тему создаются с учетом актуальных политических тенденций, что приводит к предвзятому отношению к рассматриваемым объектам. Тем не менее, иные статьи зарубежных изданий выглядят объективными. Так или иначе, вне зависимости от позиций авторов и других аспектов, подобные публикации стоят внимания читателей. Они позволяют увидеть текущие особенности конъюнктуры, а также демонстрируют интерес зарубежных специалистов и авторов к российским вооружениям и технике. Одна из подобных любопытных статей была опубликована 4 декабря американским изданием The National Interest. В рубрике Buzz был опубликован материал Себастьяна Роблина под названием «This Russian Nuclear Submarine Has a Very Special Mission: Kill American Aircraft Carriers» («У этой русской АПЛ особая задача: уничтожать американские авианосцы»). Темой публикации со столь угрожающим названием стали атомные подводные лодки проектов 949 «Гранит» и 949А «Антей», являющиеся одними из основных «охотников» в составе военно-морского флота России. В начале своей статьи американский автор напоминает историю АПЛ проектов семейства 949. Огромные лодки этого проекта, имеющего российское обозначение 949 «Гранит» и 949А «Антей», а также код НАТО Oscar-class, были разработаны во время Холодной войны. Новые подлодки имели конкретную цель: охоту на американские авианосцы, являющиеся основой ударной мощи военно-морских сил Соединенных Штатов. Подлодки новых типов должны были искать и уничтожать корабли потенциального противника.

07 декабря, 23:31

Trump Must Learn from Past Mistakes on Russia

Julie Newton Politics, Eurasia A future administration should avoid provocation and emphasize shared interests. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. A key lesson from Trump’s victory is that dismissing aggrieved sections of American society—the “deplorables” in the establishment’s eyes—was a profound mistake. The new Trump administration should apply this same lesson to Russia, whose sense of grievance and insecurity must finally be heard and addressed by the West. It is time for Americans to stop debating the legitimacy of Russian accusations against the West. As Trump’s victory proves, perceptions and emotions matter, and that holds true for international relations. Foundations for Engagement: Trump is well placed to begin the process of reengaging Russia, which should involve all levels of U.S.-Russian relations. Trump and Putin should be able to agree that realists do not have to be zero-sum-game-minded, but should instead work together toward positive-sum outcomes. Since Russian external behavior does not stem solely from its internal nature, its sense of insecurity vis-à-vis the West must be taken seriously if relations are to be improved. The process of strengthening mutual understandings of international rules could be facilitated by reactivating key discussion forums, such as the Russia-NATO Council, the U.S.-Russia Bilateral Presidential Commission’s relevant working groups, and high-level Track II initiatives that involve officials, specialists and scholars. Trump should reconfirm America’s support for its allies in NATO and the EU. Although Ukraine is a member of neither, the United States should continue to champion Ukrainian sovereignty and the principles incorporated in the Helsinki Accord of 1975, whereby the borders of another country cannot be changed by force. At the same time Americans need to understand that the links of history, geography and ethnicity between Russia and Ukraine cannot simply be disregarded. Guidelines for Policymaking: Read full article

07 декабря, 23:14

First, Do No Harm

Thomas Pickering Politics, Eurasia Washington and Moscow must both tone down and tune out the unhelpful public statements. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. Russia remains much of what Churchill called it in the 1940s: “a riddle wrapped in a mystery inside an enigma.” It also remains a formidable nuclear power with a lagging economy and a leader who has made unpredictability and surprise something of a métier. Both Russia and the United States have reason to complain and perhaps even to fear each other. Tensions have been rising, and public opinion has begun to harden over the “enemy syndrome,” where good sense and the views on the opposite side are cast aside in favor of a hard line and rote consistency in the face of truth and reason. This kind of evolution serves no side’s permanent interests. Conflict, nuclear or conventional, would be a disaster; hopefully, leaders on both sides know this well and will continue to seek to avoid it. What seems to be ignored is that using words and taking actions that lead in the same direction is also an unwise and dangerous course. The winner of the U.S. election must take the opportunity to open the path of dialogue now apparently closed for what seems to be more personal than official reasons. A new start here is never easy, but remains imperative. The first steps should be a resolve on both sides to tone down and tune out the unhelpful public statements. They should be complemented with the ancient Greek oath of physicians—“First, do no harm.” Actions that violate this sage advice should be put on hold. Next steps need to include the kind of dialogue that Henry Kissinger had with Zhou Enlai in 1971 at his first meetings in Beijing: What are your views on the world, where are you going and how does each side see the other? Truth here can lead to a third step. Read full article

07 декабря, 16:49

«Заглушить» С-300

В Пентагоне предполагают, что системы нового поколения позволят американским самолетам «ускользать» от российских систем противоракетной обороны или как минимум «глушить» средства ПРО, способные обнаруживать объекты противника на частотах в разных диапазонах.Пентагон готовит к публикации стратегию радиоэлектронной войны. Документ, разработанный для подрядчиков ведомства и военных чиновников, содержит рекомендации по объему инвестирования в средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и определяет принципы оснащения соответствующих подразделений, пишет журнал The National Interest.По словам спикера оборонного ведомства майора Роджера Кэбинесса, для Пентагона важно оснастить войска продвинутыми наступательными средствами РЭБ и усилить защищенность частей так называемой цепи уничтожения (kill-chain).Этот термин вошел в обиход военных с легкой руки специалистов по кибербезопасности компании Lockhed Martin, описавших наиболее распространенную последовательность взлома информационных систем. Kill-chain также можно понимать как ударную тактику, направленную на упреждение удара противника и на организацию собственного наступления. В пентагоновской стратегии РЭБ под защищенностью «цепи уничтожения» понимается, например, защита американского беспилотника от взлома или «заглушки» вражескими средствами электронной борьбы, отмечает обозреватель The National Interest и аналитик портала Scout Warrior Крис Осборн.Ведомство исходит из того, что разработка и внедрение электронных средств взлома и перехвата обходится дешевле, чем, например, запуск ракеты-перехватчика. Кроме того, американские военные рассчитывают, что эта тактика, с одной стороны, вынудит противников раскошелиться на новое оружие, с другой — позволит США сократить военные расходы, подчеркнул спикер Пентагона Роджер Кэбинесс.Согласно документу, основным инструментом РЭБ, в частности для американского флота, являются системы радиоэлектронного подавления нового поколения (Next Generation Jammer, NGJ). В конфигурации для ВМС США планируется оснастить самолет РЭБ EA-18G Growler двумя передатчиками, «глушащими» частоты противника. От имеющихся систем NGJ отличается способностью работать на нескольких частотах сразу.Специалисты ведомства предполагают, что системы нового поколения позволят американским самолетам «ускользать» от российских систем противоракетной обороны или как минимум «глушить» средства ПРО, способные обнаруживать объекты противника на частотах в разных диапазонах. В то же время американские эксперты оценивают системы С-300 и С-400 как одни из лучших в мире, подчеркивает издание.

07 декабря, 14:00

Русский акцент в «плане Маршалла» для Украины

Сегодня авторы «плана Трампа» считают, что эта правовая практика не применима для Украины. Точнее, они просто «забыли» о ней. Но тогда почему они не забыли про свою личную выгоду? Те самые западные финансовые группы, которые с февраля 2014 года давали Киеву в долг, сегодня значатся среди клиентов их юридических фирм.

20 мая, 14:51

Медиасопровождение эскалации

Материалы иностранной прессы -- вдруг кому-то требуется.Чуть ли не все переводы ИноСМИ по поводу РоссииКоличество иностранных войск, сконцентрированных у границ России, достигло максимума с 1941 года, констатировал американский политолог Стивен Коэн, выступая в передаче Джона Батчелора. Эксперт полагает, что Запад движется в сторону войны с РФ."У меня есть вопрос к Вашингтону, потому что именно Вашингтон контролирует НАТО, - неужели мы не отдаем себе отчета в том, что движемся к реальной войне с Россией? Или в этом состоит план - спровоцировать Россию на военные действия?"===========Например, ни в какую войну не верю.Даже какую-то совсем локальную, затрагивающую хоть какой-то клочок территории России.Но в прессе всё чаще пишут про войну, и есть, конечно, очень неприятный момент -- окна возможностей, врата времен... часто ведь открываются с использованием тех комбинаций, которые кажутся современникам наиболее адекватными.(а теперь гадай, зачем Наполеон попёрся в Москву).Наличие крупных воинских подразделений вдоль границ -- это категорически не хорошо.Вся современная политика отчасти провокация и подлог -- сложно предсказать, может ли придти в голову разрешать какое-то обострение, провокацию, сложную ситуацию.Предсказать самый невероятный сценарий легко: отрубается инфраструктура какого-нибудь аэропорта в Прибалтике, происходит даже незначительная авария, обвиняют "русских хакеров", действующих по директиве Правительства России, принимают какую-нибудь угрожающую ноту о том, что в случае развития кибер-атак за "себя не отвечают".Перебрасывают еще войска к границам, в Польшу и Прибалтику.Наши тоже начинают метаться вдоль линии соприкосновения и т.д. -- здесь любая спичка может стать роковой.Конечно, в подобны фантастические сценарии не верится.Но обязательно нужно "двигать" всевозможные инициативы по "новой разрядке".Например, такие: Далекий друг Путинhttp://inosmi.ru/politic/20160520/236599063.htmlа не такиеПутина подталкивают к войнеhttp://inosmi.ru/politic/20160520/236601705.htmlЕще подборка из ИноСМИ за неделю:1) Die Zeit: Три правды о войне на Украине http://bit.ly/1THsxD02) American Thinker: Почему Россия никогда не нападет на Польшу http://bit.ly/1T7vXmB3) The National Interest: Российские ВВС всегда отставали от Запада в одном важном вопросе (до настоящего времени) http://bit.ly/1T9Ig3D4) Aftenposten: Тень все более назойливой России нависает над норвежско-американской встречей в верхах http://bit.ly/1TRwiZh5) The Trumpet: Почему мы такие толстые? http://bit.ly/1rHLWgH6) The New York Times: Сомнительный прогресс Украины после Ассоциации с Европой http://bit.ly/1sgNXkK7) The National Interest: Америка стягивает танки М1 «Абрамс» к границам России http://bit.ly/1sgO1Rk1) Война в американской армии из-за России http://bit.ly/24VOycB2) Российская армия не превзойдет Запад http://bit.ly/23Ni52d3) Гарри Каспаров: Почему выход Великобритании из Евросоюза станет идеальным подарком для Владимира Путина http://bit.ly/23Ni7Ya4) Соглашение Украины о свободе торговли является всего лишь началом http://bit.ly/1Nt4ifw5) Для русских Вторая мировая война продолжалась с 1941 года по 1945 год http://bit.ly/1UYCr8s6) «Этот саммит — уникальный шанс для Скандинавии в США» http://bit.ly/24VOPMI7) «Прямая линия с Путиным» показала полную недееспособность местных властей http://bit.ly/1OnSX0j8) Свобода СМИ на Украине: Этот список — огромная глупость http://bit.ly/1TeE7sb1) Обама и Сульберг подвергли Россию жесткой критике http://bit.ly/1TVuFde2) Как люди смотрят на Россию? Один ответ дало Евровидение http://bit.ly/1XuiLdp3) Подготовленный Сайксом и Пико тайный раздел территорий привел к продолжающимся целое столетие волнениям и беспорядкам http://bit.ly/1rOYxyR4) Силы быстрого реагирования НАТО не подходят для развертывания в Восточной Европе http://bit.ly/1TSabz15) «Нулевая» мировая война уничтожила таинственную цивилизацию «людей моря» http://bit.ly/1WBuxmu6) Как Путин не аннексировал Евровидение, потому что победительница из Украины пела о Сталине и Крыме http://bit.ly/1shXpnb7) Twitter отдает предпочтение России, отвергая США http://bit.ly/1YvhW271) АфПак: политика президента Клинтон http://bit.ly/201Ambl2) Вознаграждать Россию было бы ошибкой галактического масштаба http://bit.ly/1V7s0PY3) Доводы в пользу присутствия сухопутных войск на Украине http://bit.ly/1TG5ZTo4) Кто и почему в Европе выбирает экстремистов? http://bit.ly/1W02xcs5) «ЕС и Россия ослабляют друг друга» http://bit.ly/1XiGtZq6) Идейные источники Владимира Путина, и куда он клонит http://bit.ly/1V7rSzX7) Разговор с министром финансов Германии, который не согласен с пессимистичным взглядом на состояние экономики http://bit.ly/1NwHzz48) 12 способов уничтожения Солнечной системы руками человечества http://bit.ly/201AxmR9) В натовском танковом состязании Германия опережает США http://bit.ly/1TVoq6m10) Новое оружие России: выборы и референдумы в ЕС http://bit.ly/1qqDYaI11) Германия сохраняет полное спокойствие на российском фронте http://bit.ly/1WBk2Av12) О Европе, объединенной под единой властью, мечтал Гитлер? http://bit.ly/1ThU1zA13) Что стоит за делом умершего Сергея Магнитского? В интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung режиссер Андрей Некрасов рассказывает о своем фильме, который до сих пор никому посмотреть не удалось http://bit.ly/1OxHcz21) Украинский хакер, ставший лучшим оружием и кошмаром ФБР http://bit.ly/1WCDOvc2) Россия и Ватикан: стратегический альянс? http://bit.ly/1Tfqpbr3) Евровидение: дешевая музыкальная гибридная война http://bit.ly/22g7cXN4) Разница между Путиным и Ататюрком http://bit.ly/1TZcwLt5) Совет Европы может отказаться от России http://bit.ly/1TYt8QD6) Facebook или колониализм 2.0 http://bit.ly/1OzEGs57) Почему не заменили Пэра Мортса? http://bit.ly/1OHSYwh1) Наращивание сил США в Европе — бессмысленно http://bit.ly/1ThcfGS2) Этого просто не должно быть http://bit.ly/1OBzyE33) Почему Министерство юстиции берет на себя функции мирового прокурора? http://bit.ly/252CqTJ4) Варшава и Киев готовят провокацию в Донбассе? Пропаганда сепаратистов вновь направлена против Польши http://bit.ly/1XmOv3v5) Неизбежный упадок путинской России http://bit.ly/1U1t4m66) Борис Джонсон побеждает на конкурсе оскорбительных стихов про Эрдогана http://bit.ly/23YnGTD7) Что нужно знать о казаках, воюющих с российской оппозицией http://bit.ly/1qwn8HmRAND утверждает, что войска западного военного округа России гораздо сильнее, чем силы НАТО, развернутые в Прибалтике.

29 апреля, 12:51

Дональд Трамп о внешней политике США

Я считаю, что уменьшение напряженности и улучшение отношений с Россией — с позиций силы — возможно. Здравый смысл подсказывает, что этот цикл враждебности должен завершиться. Некоторые говорят, что русские никогда не будут вести себя разумно. Я намерен это проверить. Если мы не сможем добиться выгодного для Америки соглашения, мы быстро покинем стол переговоров.

19 февраля, 06:15

Пентагон борется с монополистами: нам стоит поучиться

Счетная палата США отклонила протест корпораций «Боинг» и «Локхид Мартин» на решение ВВС США отдать контракт на разработку дальнего ударного бомбардировщика (LongRangeStrikeBomber (LRS-B)) нового поколения корпорации «Грумман Нортроп». Об этом пишет редактор военного отдела «TheNationalInterest» Дэйв Маджумдар.Счетная палата рассмотрела проблематику решения, оспариваемого Boeing и «не нашла никаких оснований для поддержания или отстаивания протеста», пишет Ральф Уайт, помощник главного юрисконсульта СП США по вопросам госзакупок - «Отклоняя протест «Боинга», СП руководствовалась тем, что, что техническая оценка и оценка стоимости была разумной в соответствии с условиями ходатайства и в соответствии с законами и правилами госзакупок».В подробности рассмотрения иска СП не вдается, так как программа разработки сверхдальнего бомбардировщика, способного нести ядерные боеприпасы, сверхсекретна.«Боинг» не намерен сдаваться и рассматривает возможность подачи иска в систему Федеральных судов США (U.S. federal court system).Если «Грумман Нортроп» удержит за собой этот контракт, пишет Дэйв Маджумдар, то эта корпорация «сумеет выжить как независимый генподрядчик». Но в этом случае военно-космический бизнес «Боинга» придет в окончательный упадок (If Boeing loses, its military aerospace business may enter into a potentially terminal decline), а производственные линии ряда проектов, в том числе и самолета РЭБ EF - 18 G (Growler) могут быть закрыты.По большому счету российским производителям аэрокосмической техники   неопределенность в выборе генподрядчика по разработке сверхдальнего ударного ядерного бомбардировщика на руку, это бесспорно.Но с другой стороны, Пентагон, отдав предпочтение «Грумман Нортроп» перед могучими монополистами «Боингом» и «Локхид Мартин», руководствовался не в последнюю очередь идеей создания конкуренции среди американских оборонных корпораций. И в этом плане нам стоит поучиться у американских военных. Практически абсолютная монополия корпорации «Сухой» не может не привести к негативным последствиям для отечественного авиапрома.Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/world/2016/02/421452

12 февраля, 19:09

Загадки визита Киссинджера

Однополярная многополярность, или Pax Americana эпохи глобального кризисаЧто будет в ближайшее время с нашей страной? Что день грядущий нам готовит? Ответ пока окутан дымкой развивающихся военных и политических кризисов и некоей стратегической неопределённостью целей нашего политического руководства. Но некоторый свет на этот важнейший вопрос проливает состоявшийся недавно визит Генри Киссинджера в Москву. Он прилетал специальным чартером. Который ему предоставил либо некий "американский друг", либо его кремлёвские друзья. Но в любом случае этому контакту придавалось и придаётся особое значение. Хотя возможно, что и сам "Киса" был инициатором такой поездки, ведь он стремится сохранить роль "гуру" мировой политики. В его 92 с лишним года — это, несомненно, выдающийся шаг. 3 февраля он встречался с президентом России. 4 февраля выступал в московском Фонде поддержки публичной дипломатии (Горчаковском фонде). Это же его выступление — уже как отдельная статья — было опубликовано 5 февраля на сайте американского журнала The National Interest под названием "Kissinger’s Vision for U.S.-Russia Relations". А также послужило основой для многочисленных публикаций в других средствах массовой информации. Про содержание бесед Киссинджера с Путиным никакой информации не было и до сих пор нет — официальный президентский сайт kremlin.ru ограничился лишь скупым сообщением, даже без традиционного "формата приветствий", а пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков "раскрыл тему" весьма своеобразно: мол, "это беседа в продолжение давнего дружеского диалога президента Путина с Генри Киссинджером, которых связывают давние отношения; они постоянно общаются, используют возможность поговорить. Путин очень дорожит такой возможностью в плане обсуждения текущих вопросов мировой политики, обмена мнениями о перспективах развития ситуации в дальнейшем". Согласитесь, для того, чтобы "поговорить", в наше время вовсе не обязательно перелетать полпланеты. Прошлое "поговорить" у Киссинджера с Путиным случалось неоднократно — как открыто, так и, видимо, закрыто от публичности. Последняя официально открытая встреча случилась в сентябре 2013 года; аккурат через месяц буквально на ровном месте начался "евромайдан" со всеми его последствиями, часто необъяснимыми с точки зрения формальных интересов участвующих сторон. Может быть, это просто совпадение? Конечно, "post hoc non est propter hoc", "после того — не значит вследствие того", но чего стоит репутация "старого Киса", в послужном списке которого значатся и Китай Мао Цзэдуна, и кэмп-дэвидские соглашения между Израилем и Египтом, и множество других "эпохальных" политических достижений, практически всегда направленных на успешное ужатие геополитических позиций Советской и нынешней России. Всё это не позволяет рассматривать его в качестве "пикейного жилета", утратившего прежние позиции. Несомненно, не утратил он и прежних амбиций после выхода на заслуженную пенсию. Тем более что Генри Киссинджер остаётся и постоянным членом (вернее — одним из кураторов) Бильдербергского клуба, активно участвует в работе Трёхсторонней комиссии и вообще продолжает рассматриваться в качестве тяжеловеса современной мировой дипломатии. Который лично включается в работу только в исключительно важных случаях. Видимо, сейчас был как раз такой случай. И этот случай формировался и формируется внешними и внутренними обстоятельствами текущей мировой политики. Глобальный контекст визита Если рассматривать и оценивать нынешнюю глобальную финансово-экономическую и военно-политическую ситуацию в целом, то катастрофа на всех фронтах не вызывает сомнений, хотя движение к ней идет на разных скоростях по разным направлениям. Падение реального сектора мировой экономики по итогам 2015 года оценивается примерно в 3,7%, вклад в это снижение западных санкций против России и ответных контрсанкций достигает примерно половины данного показателя, Китай повсеместно теснит Америку, налаживая в том числе особые отношения с Великобританией; продолжаются и даже обостряются конфликты на Ближнем Востоке и на Украине. Европа переживает "миграционный кризис"; "террористический исламский интернационал" действует по всему миру, от США до Индонезии; американский федеральный долг перевалил за 19 триллионов долларов, а совокупный долг — за 63 триллиона всё тех же долларов. На этом фоне в Америке идёт очередная президентская кампания, и уже пора определяться с кандидатурой 45-го "хозяина Белого дома". А успехи сирийских правительственных войск и российских ВКС вплотную приблизили Турцию и другие суннитские страны Ближнего Востока к требованию "вмешательства" под эгидой и руководством США, что приближает мир уже к более мощной сухопутной войне. Видимо, совокупность всех этих и многих других факторов стала объективной основой для нынешнего неожиданного визита "гения челночной дипломатии" Генри Киссинджера в Москву. Конечно, в первую очередь вопрос заключается в том, какие предложения Путину он на этот раз привёз из-за океана, и какой была реакция на них со стороны российского президента. Можно строить множество гипотез на этот счёт, однако практическая ценность столь увлекательного занятия будет минимальной. Наверное, проще всего сопоставить с обозначенным выше "бэкграундом" публикацию Киссинджера в The National Interest — не забывая, что она вполне может не соответствовать реальности и быть "операцией информационного прикрытия". Основные тезисы статьи Киссинджера ---"Американо-российские отношения сегодня намного хуже, чем они были десять лет назад и даже хуже, чем перед окончанием Холодной войны. Взаимное доверие подорвано с обеих сторон. Конфронтация подменила сотрудничество. Нужно найти выход из этой тревожной ситуации". ---"Надежды на тесное сотрудничество угасли в свете разногласий по ближневосточной политике, а затем растаяли из-за российских военных шагов на Кавказе в 2008 году и на Украине в 2014 году". ---"Противоречия по Балканам, постсоветскому пространству, Ближнему Востоку, расширению НАТО, системе противоракетной обороны и торговле оружием подрывают перспективы сотрудничества". ---"Россия — страна, через которую веками маршировали иностранные армии и с востока, и с запада, поэтому она рассматривает безопасность не с правовой, как США, а с геополитической точки зрения. После того, как российская зона ответственности сместилась от Эльбы на тысячу миль на восток к Москве, проблема состоит в том, чтобы совместить эти два измерения: юридическое и геополитическое, — в нужной последовательности". ---"Может ли Россия занять достойное место в мировой политике, при этом не вызывая ненужной реакции США? Возможно ли, чтобы США, отстаивающие свои ценности, не воспринимались как навязывающие их?" "Наши долгосрочные интересы предполагают преодоление текущей нестабильности с созданием нового баланса сил, многополярного и взаимосвязанного мира". ---"Современные глобальные международные угрозы отождествляются не с сосредоточением власти у доминирующего государства, а проистекают из ослабления государственной власти и роста числа неконтролируемых территорий. Ни одно государство не в силах самостоятельно справиться с этим распространяющимся вакуумом власти, вне зависимости от своей силы. Этот вопрос требует последовательной кооперации между США и Россией, а также другими крупными державами". ---"Элементы конкуренции в решении традиционных конфликтов в межгосударственной системе должны быть сдержаны, с тем чтобы конкуренция оставалась в пределах границ и создавала условия для предотвращения повторения опасной ситуации". ---"Украина должна быть встроена в архитектуру европейской и международной безопасности так, чтобы она могла служить мостом между Россией и Западом, а не преградой". ---"В Сирии местные и региональные группировки не способны найти решение самостоятельно. Совместные усилия США и России с участием других крупных держав могут создать платформу для мирных решений на Ближнем Востоке, а возможно, и в других регионах". ---"Улучшить отношения можно только при условии ведения диалога о возникающем мировом порядке. Следует поставить задачу развить стратегическую концепцию российско-американских отношений, в рамках которой можно было бы решать сложные вопросы. В зарождающемся многополярном мире Россия должна восприниматься в первую очередь не как угроза США, а как важная часть системы глобальной стабильности". ---"В будущем мы должны не конфликтовать, а вести диалог. Для этого обеим сторонам необходимо уважать жизненно важные ценности и интересы друг друга. Эти цели не могут быть достигнуты при действующих администрациях. Но важно их не откладывать в связи с американской внутриполитической ситуацией. Это возможно только при наличии доброй воли как в Вашингтоне, так и в Москве, в Белом доме и Кремле, если перешагнуть через обиды и разногласия, чтобы смело взглянуть в лицо общим вызовам, с которыми столкнутся наши страны в будущем". Не правда ли, блестяще?! Не дожидаясь ухода Обамы из Белого дома, без всяких гарантий со стороны нового американского президента, кто бы он ни был, России предлагается признать Украину "мостом" между собой и Западом (при нынешнем киевском "правительстве"), "вернуть" Крым ("конкуренция должна оставаться в пределах границ"), отказаться от поддержки Асада в Сирии, поскольку "местные и региональные группировки не способны найти решение самостоятельно", признать свою ответственность за ухудшение отношений с "вашингтонским обкомом" (Грузия—2008, Украина-2014), а также сделать вид, что государственные структуры и транснациональные корпорации США не имеют никакого отношения к распространению и усилению международного терроризма. И тогда, может быть, новая администрация США поговорит с новой администрацией России насчёт однополярности нового многополярного мира, насчёт возможности купить "форд" любого цвета при условии, что он чёрный… Браво, господин Киссинджер! В завершение выскажем ещё одно предположение относительно того, что все эти закрученные многосложные и изощрённые многоходовки д-ра Киссинджера (вне зависимости от того, сам ли он их рождает и транслирует от себя или же от "мировой закулисы) готовят мощнейшую западню для Кремля, Путина и всей России. И в центре комбинации, несомненно, лежит не столько и не только внешний военно-политический нажим через разжигание горячих точек по периметру границ РФ и внутри страны, а прежде всего отчуждение населения от власти путём действий кабинета министров и в первую очередь финансового блока правительства, который и есть "американская агентура в РФ". А вот совмещение региональных и пограничных конфликтов, которые будут вестись силами радикальных исламистов при поддержке Анкары, и окончательного развала народного хозяйства должно создать революционную обстановку в ближайшие 2-3 года. За предстоящие месяцы до 2017 года именно они создадут уже тотальную ненависть общества к политическому руководству. И станет это результатом и поднятия акцизов на углеводороды, о котором только что объявил министр финансов Силуанов, и кратного увеличения налогов на квартиры и дома, и массовых сокращений рабочих и служащих под предлогом нехватки денег, и нового витка приватизации остаточных основных фондов, и, конечно, "блестящей деятельности" ЦБ, который держит непосильный банковский процент. Всё это скажется в очень близкое время и будет усилено именно военными конфликтами и разжиганием гражданской войны в России между православными и мусульманами, о чём и печётся внутренне "дуайен американской дипломатии", втягивая нашу страну и её руководство в сомнительные компромиссы и уступки по Ближнему Востоку и Украине. Неужели участники встреч со "старым Кисом" позволят себя втянуть в "компромиссы", как это позволили сделать Слободан Милошевич, отказавшийся от борьбы и от власти, Каддафи, пошедший на признание своей вины перед Западом, Мубарак, сдавший свои полномочия под указку американцев, и многие другие, включая президента Украины Виктора Януковича, жизнь которого пришлось спасать российским дипломатам и спецназовцам? А ведь во встрече с Киссинджером участвовали, помимо президента Путина, также многоопытный разведчик Сергей Иванов и изощрённый дипломат Юрий Ушаков. Остаётся ещё раз сказать, что не уступки и компромиссы, а принципы и жёсткость в их отстаивании должны приближать нас к победе. Но в действительности только тотальный и незамедлительный разрыв с либеральной моделью и только поворот к мобилизационному экономическому курсу может принести нам победу. Александр Нагорный, Николай Коньков

05 февраля, 15:13

Киссинджер: видение российско-американских отношений (The National Interest, США)

Нет нужды говорить вам о том, что наши отношения сегодня гораздо хуже, чем десять лет назад. На самом деле, они, наверное, в худшем состоянии за все время после окончания холодной войны. Взаимное доверие по обе стороны ослабло. Каждая из стран всю вину за это возлагает на другую сторону, и у каждой из сторон существует тенденция демонизировать если не другую страну, то ее руководителей.

22 октября 2015, 07:45

Крайняя война империи

Стремление решить внутренние проблемы на пути внешней активности ведут в пропасть, через которую российские элиты рассчитывают перепрыгнуть маленькими прыжками в сторону Очень легко трактовать решение Президента РФ начать военную операцию в Сирии как стремление решить внутренние проблемы за счет маленькой победоносной войны. Это  укладывается в парадигму  черно-белого восприятия  кремлевской политики как ситуативного реагирования  только на самые близкие и самые катастрофические проблемы. В принципе такая парадигма  отвечает критерию ручного управления как внутренними, так и внешними  кризисными ситуациями. Но в  данном случае это далеко не так. Уровень кремлевского стратегирования, безусловно, не высок, а горизонт планирования  чисто тактического порядка. Но это определено не столько личными качествами российских лидеров, хотя и не без этого, а  ригидностью российского политикума  и  нереформируемостью  коррупционной  модели  экономики. Поэтому любые радикальные  изменения в сложившийся уклад хозяйствования и  политического поведения принимается Кремлем на основе элитного консенсуса. То есть когда после той или иной уже свершившейся катастрофы абсолютно всем (от муниципального  жулика  до встроенного в хозяйственные цепочки вора в законе) становится  ясно, что  реакция Кремля на данное ЧП верна, что она направлена на сохранение  и умножение благосостояния всех элитных слоев и уберегает их от  социальных и иных катастроф.Это означает, что российский чиновник любого уровня, включая президента, является заложником  деградирующей Системы, которая и порождает  все новые и новые проблемы, кризисы и катастрофы.Это означает также, что реагирование на системный кризис не подразумевает изменения Системы  и по этой причине не может остановить деградацию  и спасти Систему и ее   бенефициаров. Эта дорожка логических шагов не учитывает нелинейных изменений в составе российских элит. И в первую очередь резко возросшую роль и статус армии и силовых структур. Причем, что особенно  важно, не  в сфере хозяйственного лоббизма, что было до сих пор, а в области прямых и непосредственных функций этих социальных институтов. Несмотря на то, что во всех силовых структурах каждый имеющий возможность заботиться о своем личном будущем активно этим занимается, все больше внимания приходится уделять своему функционалу – решению проблем внутренней  безопасности ( епархия Конторы) и обороне страны от внешних врагов ( армия).Кроме того, идет  мощное финансирование российского ВПК, которое, конечно, старательно разворовывается, но с этим все серьезней     борются. Эффект  от такой борьбы довольно слабый, но не нулевой. Американскпй военный эксперт Дейв Маджумдар в своей статье в журнале «The National Interest» назвал российскую армию «бумажным тигром», и он, конечно, прав. То высокоточное оружие, которое периодически демонстрируют ВС России, нет  спору, великолепно, но его  очень мало.  Даже в сравнении с китайским военным потенциалом. Для противостояния американской военной мощи необходимы все и новые вложения в военное производство. И они будут делаться несмотря ни на что. Даже если придется ввести  карточную систему на продукты питания и перейти на всероссийский Госплан. И под руководством все той же «Единой России» трудиться  за пайку хлеба под лозунгом «Все для фронта, всем для Победы!» В этом случае, конечно, олигархов придется раскулачить, но по ним россияне плакать не будут. Вот это и есть та нелинейность, которая может помочь правящей группе лиц и корпораций  выжить в условиях обвала  мировых цен на сырье и реальной международной изоляции России, которую никто не отменял и не отменит никогда.Американские военные  эксперты предрекают Пентагону и примкнувшим к нему США  « American Non – Ending War» - бесконечную американскую войну. Стратегические ииноваторы Кремля, как  видно, решили ответить Америке тем же концом и по тому же месту. «Russian Non-Ending War» - российской бесконечной войной.  Военные, промышленные и финансовые потенциалы США и России сегодня несравнимы. Но наше преимущество ( если это можно назвать преимуществом)   - то самое качество русского народа, за которое товарищ Сталин поднял заздравный тост после Великой Победы. Это терпение.Русские готовы терпеть лишения и невзгоды во имя высоких целей. Во имя спасения государства.Если им эти цели грамотно укажут. И если это еще те самые русские, которые готовы терпеть. И если кремлевская обслуга вовремя спрячет в сундуки все нажитое непосильным трудом. Ролексы, яхты и виллы.Президент наденет сталинский  френч, как Си Цзинпин, и стиль милитари станет иконой для подражания российского чиновничества. Россия  будет вести нескончаемую войну во всех горячих точках планеты, покуда хватит демографического потенциала. Из мелочей: придется национализировать ТЭК и ВПК, запретить свободное хождение иностранной валюты, ограничить поездки за границу, практически отменить интернет, запретить иностранные кинофильмы и иностранную еду, одежду, мобильные телефоны и прочая и прочая…Но это же право сущие пустяки. Северные корейцы так живут давно и не плачут, а если и плачут, то это  невидимые миру слезы.В  завершение скажу, что это очень оптимистический сценарий. Потому как автор  в сущности сердобольный человек и не хочет пугать читателя картинами грядущего апокалипсиса. Впрочем, разве можно чем –либо  напугать людей, которые  не сошли с ума от  Кущевки и Бирюлева, от Приморских партизан и Красногорского стрелка, от шубохранилищ  и  оборонного  мебельторга, от платных парковок и монстров из ЖКХ?Так что радуйтесь, товарищи и верьте в мудрость вождей. Они ведь такие же люди, как и мы с вами. Только намного лучше!Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), эксперт Академии военных наук 

21 августа 2015, 21:48

Интервью: Генри Киссинджер ("The National Interest", США)

К празднованию нашего 30-летнего юбилея редактор TNI Джейкоб Хеилбранн садится за один стол с бывшим госсекретарем. Джейкоб Хеилбранн (Jacob Heilbrunn) Редактор The National Interest Джейкоб Хеилбранн (Jacob Heilbrunn) побеседовал с Генри Киссинджером в начале июля в Нью-Йорке.

21 апреля 2015, 16:32

Россия и Америка: курс на столкновение ("The National Interest", США)

После распада СССР бывший американский президент Ричард Никсон отметил, что США выиграли холодную войну, но пока не добились мира. С тех пор в Белом доме сменились три президента, представлявшие обе партии, и никто из них не смог завершить эту работу. Напротив, такое впечатление, что мир очень далек. Угрозы безопасности и процветанию США значительно выросли как на системном уровне из-за недовольства крупных держав, которые подрывают мировой порядок, так и на уровне государств и субгосударств, где разные этнические, племенные, клановые и другие группы дестабилизируют ключевые страны и целые регионы.   Наибольшую опасность несут разногласия по поводу мирового порядка и прерогатив разных держав в своих регионах. Эти разногласия в состоянии спровоцировать масштабные конфликты. Таковы причины напряженности в отношениях США и западных стран с Россией, и, что более опасно, с Китаем. На данный момент главной проблемой стал кризис на Украине. Там слышны жуткие отголоски событий столетней давности, породивших чудовищную катастрофу под названием Первая мировая война. Пока двусмысленные, узкие и неполные соглашения Минск-2 держатся, и можно надеяться, что они приведут к новым договоренностям и предотвратят возобновление войны. Однако то, что уже случилось, показало всю глубину противоречий, урегулировать которые США могут только при одном условии: если открыто и честно признают их.   В США и Европе многие считают, что наилучшим способом остановить растущие имперские амбиции России станет гарантия независимости Украины. Сторонники этого мнения говорят, что Запад обязан сделать все возможное, чтобы не допустить установление прямого или непрямого контроля Кремля над этой страной. В противном случае, говорят они, Россия восстановит советскую империю и поставит под угрозу всю Европу. С другой стороны, в России многие говорят, что готовы уважать суверенитет и территориальную целостность Украины (за исключением Крыма), но при этом Москва требует ровно то же самое, что любая мировая держава в отношении своих границ. Безопасность западных рубежей требует особых отношений с Украиной и уважительного отношения к сфере влияния сверхдержавы. Россия утверждает, что не будет в безопасности в случае вступления Украины в НАТО или присоединения к враждебному Евро-Атлантическому сообществу. Из этого следует, что нейтральный статус Украины не может быть предметом для обсуждения с точки зрения любого российского лидера, готового и способного отстаивать национальные интересы.   В 1991 году распался Советский Союз, и Россия оказалась на коленях. Страна зависела от западной помощи и увязла во внутренних проблемах. Неудивительно, что западные лидеры позволяли себе игнорировать российские интересы. Но пришедший в 1999 году к власти Владимир Путин начал восстанавливать Россию в качестве сверхдержавы. Развитие нефтяной промышленности на фоне быстрого роста цен на нефть, удвоившее ВВП России за его пятнадцатилетнее правление, способствовало этому, и Россия все громче выражала возмущение таким отношением со стороны Запада.   Американцам следует вспомнить цепь событий, приведших к нападению Японии на Перл-Харбор в 1941 году и последующему вступлению США во Вторую мировую войну. В 1941 году США ввели полное эмбарго на поставку нефтепродуктов в Японию, чтобы наказать эту страну за агрессию в Азии. К сожалению, Вашингтон совершенно недооценил реакцию Токио. Как отметил один из «послевоенных мудрецов», госсекретарь Дин Ачесон (Dean Acheson), американское правительство «не понимало ни планов японского правительства о действиях в Азии, ни причин враждебного отношения к нашему эмбарго, ни готовности генерала Тодзио пойти на огромный риск. Никто не понимал, что Тодзио и японское правительство рассматривают завоевание Азии не как способ удовлетворения амбиций, а как гарантию выживания режима. Для них это был вопрос жизни и смерти».   За несколько дней до нападения на Перл-Харбор японский посол в Вашингтоне Сабуро Курусу говорил, что «японский народ верит, что экономические средства — гораздо более эффективное оружие, чем военные, что... они оказались под тяжелым давлением США, чтобы принять американскую позицию, но они предпочитают сражаться, но не подчиниться этому давлению». Несмотря на это предупреждение, японское нападение застало американский Тихоокеанский флот врасплох, в результате чего погибли около 2500 человек, и было потоплено большое количество кораблей.   Изучение серии прогнозов американского правительства относительно последствий тех или иных масштабных внешнеполитических действий не может не вызывать беспокойства. Администрация Клинтона не поняла сути затянувшейся кровавой войны в Югославии, а затем навязала свое хрупкое решение, разозлив Россию и Китай. Когда президент США Джордж Буш-младший принял решение свергнуть режим Саддама Хусейна в Ираке и заменить его демократически избранным правительством, он полагал, что это послужит примером обретения свободы страной в регионе, отчаянно нуждающемся в свободе. Его команда отстаивала это мнение, несмотря на многочисленные предупреждения о том, что эта война развалит страну на враждующие кланы и религиозные общины, что любое демократически избранное правительство будут контролировать шииты, и что от ослабления Ирака выиграет Иран. Затем администрация Барака Обамы поддержала Францию и Великобританию в операции против режима Муаммара Каддафи в Ливии. Воцарившийся хаос привел, в том числе, к убийству американского посла и других дипломатов, а также к образованию очага исламистского экстремизма, который угрожает соседним странам и США гораздо больше, чем угрожал Каддафи. Сейчас ни администрация Обамы, ни конгрессмены не верят, что сирийскую оппозицию будут контролировать исламисты, и что сместить Башара Асада будет нелегко. Житель Бенгази сжигает портрет Муамара Каддафи   Может ли американская реакция на события на Украине вызвать конфликт, который приведет к американо-русской войне? Такое развитие событий кажется невероятным. Но следует помнить, что, говоря «невероятно», мы имеем в виду не возможные реальные вещи, а только наше собственное представление о них. Как показали Ирак, Ливия и Сирия, политические лидеры зачастую не в состоянии представить вещи, которые кажутся им неудобными, беспокоящими или невероятными.   Господствующие взгляды на текущее американо-российское противостояние на Украине соответствуют этой модели. Так как устранение режимов Слободана Милошевича, Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи никак не отразилось на США, многие политики и аналитики в Вашингтоне считают, что, бросая Москве вызов на Украине, изолируя Россию на международной арене и причиняя ей экономический ущерб, они не спровоцируют ответную реакцию, которая станет реальной опасностью для США. Самое часто повторяющееся высказывание относительно России в Вашингтоне звучит так: «Россия больше не имеет влияния». Никто в США не испытывает большего удовольствия от унижения Путина, чем Обама, включивший Россию в число главных угроз вместе с «Исламским государством» и вирусом Эбола. Вне всякого сомнения, будучи государством, зависящим от добычи нефти, Россия уязвима экономически и практически не имеет настоящих союзников. Более того, многие представители деловой и интеллектуальной элиты России встретят уход Путина с не меньшим восторгом, чем The Washington Post. Украинцы, также относившиеся к бывшему президенту Виктору Януковичу, выгнали его с очень небольшой помощью Запада, так что, возможно, Путин уязвим.   Тем не менее, Россия очень отличается от других стран, в которых США поддерживали смену режима. Во-первых, ее ядерный арсенал в состоянии буквально стереть США с лица Земли. Большинство американцев считают, что ядерное оружие больше не играет важной роли в международной политике, но российские лидеры придерживаются другого мнения. Во-вторых, что бы там ни думали американцы про Россию, русские считают свою страну великой державой. Великие державы очень редко согласны играть роль объектов чужой политики. Когда у них есть возможность, они берут судьбу в свои руки, хорошо это или плохо.   Большинство политиков и комментаторов считают крайне маловероятной американо-русскую войну. Но нас больше беспокоит сам ход событий. Мы отслеживали события в СССР и России во время холодной войны и после развала СССР. Недавно один из нас провел неделю в Москве, открыто говоря с людьми из властных кругов России и из числа приближенных к Путину, а другой побывал в Китае и выслушал мнение Пекина. Наши предположения основаны на этих встречах и на информации из частных и открытых источников.   Существуют три ключевых фактора, которые способны превратить нынешний конфликт в настоящую войну: порядок принятия решений в России, российская политика и динамика американо-российских отношений.   Относительно принятия решений следует сказать, что как внутри России, так и за рубежом принято считать Путина единоличным правителем, который все решает самостоятельно. Все имеющиеся свидетельства говорят, что он полагается на очень узкий круг советников, и никто из них не в состоянии оспорить его предложения. Такая процедура лишает Путина возможности принимать хорошо обдуманные решения и учитывать все риски и выгоды от своих действий.   Более того, политическая среда в России на уровне элиты и на общественном уровне толкает Путина к повышению требований, а не к уступкам. На уровне элиты российский истеблишмент разделен на два лагеря — прагматичный, который сейчас у власти благодаря поддержке Путина, и «бескомпромиссный». Российское общественное мнение поддерживает как раз сторонников максимально жесткой линии, которых Путин назвал «горячими головами». Следует понять, что только благодаря Путину российская реваншистская политика не приняла более агрессивные формы. Путин — далеко не самый радикальный лидер в России.   Никто из этих «горячих голов» не критикует Путина даже в частных беседах. Вместе с тем, все больше военных и сотрудников спецслужб поддерживают ужесточение действий в отношении США и Европейского союза из-за украинского кризиса. Это проявляется в их критических замечаниях в адрес умеренных политиков, таких, как вице-премьер Игорь Шувалов и министр иностранных дел Сергей Лавров. Критики считают, что умеренные политики не осознают всю тяжесть вызова, брошенного России США и Европой, думают, что ситуация может измениться к лучшему без полного подчинения России неприемлемому иностранному диктату. Сторонники жесткого курса считают, что нужно перенести игру на то поле, где Россия сильна, использовать военную силу для продвижения российских интересов, как сделал Путин в Крыму, и навязать Западу свои условия.   Усиливающиеся националистические настроения в российском обществе тоже поддерживают подход «бросай вызов главному врагу», который опирается на политику бывшего советского лидера Юрия Андропова. Путин сам немало поспособствовал росту этих националистических настроений, используя патриотическую риторику и остро критикуя поведение Запада. Впрочем, он ломился в открытую дверь, так как в России и так господствовало разочарование Западом, ведь западные страны относились к России, как к проигравшему в «холодной войне» противнику, а не как к партнеру в строительстве нового мирового порядка. Более того, обычные русские люди придерживались более воинственных взглядов, чем Путин. Не так давно российские СМИ опубликовали предупреждение бывшего полевого командира Игоря Стрелкова, который сказал, что нерешительная политика России никого не удовлетворит, и Владимир Путин рискует закончить, как Слободан Милошевич, отвергнутый как либералами, так и националистами. Недавно Стрелков повесил портрет Путина в своем кабинете, сказав, что «российский президент понимает бесплодность попыток компромиссов с Западом», и что Путин «восстанавливает суверенитет России». Стрелков иногда преувеличивает, но его слова отражают усиливающееся недовольство влиятельной российской националистической коалиции.   Число сторонников более жестких действий растет среди военных и среди граждан, которые считают, что бряцание российским ядерным оружием возымеет положительный эффект. Для этой группы ядерное оружие — не просто мощный щит, но и меч, которым можно подчинить своей воле страны, такого оружия не имеющие, или не готовые помыслить о немыслимом, о применении атомных бомб. Путин упомянул это во время противоречивого выступления в Сочи в сентябре:   «Никита Хрущев стучал ботинком по трибуне в ООН. И весь мир, особенно США и НАТО, подумали, что „его лучше бы оставить в покое, а то он запустит ракету. Лучше проявить немного уважения к нему“. СССР больше нет, и мнение России всерьез не воспринимают. После распада СССР все изменилось, и мы можем делать, что захотим, наплевав на правила и регуляции».   Директор российской телекомпании «Россия Сегодня» Дмитрий Киселев высказался более понятно: «Россия — единственная страна в мире, способная превратить США в радиоактивный пепел». Принятая в 2014 году военная доктрина России гласит, что страна будет готова применять ядерное оружие не только в ответ на ядерную атаку, но и в ответ на агрессию против Российской Федерации с применением конвенционального оружия. И, как показали данные аналитического центра «Европейское лидерство» (European Leadership Network), в прошлом году было около сорока происшествий, когда российские военные устраивали провокации, и это могло закончиться катастрофой. Ополченцы Донецкой народной республики (ДНР) на территории разрушенного рынка поселка Трудовские Петровского района Донецкой области   Каким бы странным это ни казалось, слабеющая российская экономика тоже не способствует формированию общественного мнения в пользу уступок. Наоборот, ущерб, который понесла и без того слабая экономика от падения цен на нефть, сократил пространство для маневров и ослабил гибкость внешней политики Путина. Президент России должен показать, что страна страдает не напрасно. Уступки могут подорвать тщательно культивируемый образ Путина как сильного лидера, а этот стиль в России любят исторически, и настроить против него ультранационалистов. Они считают, что недавние санкции намного сильнее ударили по простым людям, чем по элите, и требуют от Путина не сдаваться. Многие считают, что речь идет о достоинстве России.   На вопрос о том, почему правительство России не готово вести переговоры о соглашении на принципах, которые само же озвучило, то есть, о гарантиях целостности Украины без Крыма и обязательстве ее неприсоединения к НАТО и Европейскому союзу в обмен на смягчение санкций США и ЕС, российский чиновник ответил, что «у России есть своя гордость, и она не может оказать давление на мятежников ради отмены санкций».   Главный вопрос в следующем: продолжит ли Путин поддерживать прагматиков или предпочтет им «горячие головы»? До сих пор он действовал иначе. Поддержка сепаратистов на Украине была эффективной, но ограниченной, при этом Россия надеется наладить отношения с Западом или хотя бы с Европой. Путин также старается скрыть факт российской интервенции на Украине, чтобы выиграть время и использовать американо-европейские разногласия и разногласия между европейскими странами.   На данный момент прагматики остаются у власти, так как Путин практически не изменял состав правительства и своей администрации. Сохраняя полную лояльность Путину и выражая готовность выполнять его распоряжения, эти чиновники стремились сформировать систему экономической взаимозависимости России и Запада и добиться того, чтобы с Россией считались в мировом порядке, построенном США и их союзниками.   Министр иностранных дел Сергей Лавров и другие сторонники прагматичного подхода считают, что Москва может по-прежнему иметь дела с США и особенно с Европой, если сама не закроет дверь. «Горячие головы» считают иначе. По их мнению, западные страны воспримут любое проявление умеренности со стороны России как слабость. Называя себя реалистами, они утверждают, что НАТО преисполнено решимости свергнуть Путина, поставить Россию на колени и, возможно, развалить страну.   Нежелание Путина радикально менять свой дипломатический путь объясняет гибридную войну, которую Россия ведет на Украине, то есть, помогая сепаратистам, но официально делая вид, что Москва не участвует в конфликте. С этим связаны также неубедительные попытки России отрицать оказание помощи сепаратистам. Они одновременно справедливо превращают Россию в объект для критики и дают Вашингтону и Европе безосновательную надежду на то, что Россия не сможет выдержать рост потерь в войне, в которой она, якобы, не участвует.   Однако попытки Путина преследовать широкие цели прагматиков, одновременно пытаясь реализовать позицию «горячие головы» на Украине, не могут продолжаться вечно. Многие советники Путина считают, что надежды на восстановление отношений с Западом обречены на провал. США и западные страны никогда не примут решение, которое выполнит хотя бы минимальные требования России. Если США и Европейский союз отменят большую часть санкций, введенных против России, и вернутся к нормальным отношениям, то они скажут, что Россия проглотила свою гордость и пошла на уступки. Если же Россия останется под санкциями, будет лишена доступа к финансовому рынку и к западным технологиям, то они скажут, что Россия должна идти своим независимым путем. Путин еще не достиг того критического момента, когда ему придется сделать выбор между выполнением западных требований и прямым участием в конфликте, возможно, предусматривающим нанесение удара по западным интересам за пределами Украины. Если такой момент настанет, выбор Путина может нам не понравиться.   Помимо санкций, есть еще два фактора, которые могут повлиять на выбор Путина: военное поражение сепаратистов и присоединение Украины к НАТО.   Путин довольно ясно дал понять, что не потерпит первого варианта развития событий. В интервью германскому телеканалу ARD он задал риторический вопрос: «Неужели Европа смирится с тем, что украинское правительство уничтожит всех политических противников на востоке страны?» И заявил, что Россия этого не допустит. Всякий раз, когда украинские правительственные войска начинали одерживать верх, Путин, не обращая внимания на угрозы и предупреждения западных стран, увеличивал поддержку сепаратистам, чтобы дать им возможность победить.   Хотя по второму моменту Путин не высказывался с такой же ясностью, совершенно понятно, что вероятное членство Украины в НАТО очень беспокоит Россию. Одна из причин, по которой Путин хочет, чтобы Донецк и Луганск остались в составе Украины, получив расширенную автономию, это желание сохранить большую группу пророссийского электората на Украине и превратить их в главное препятствие для присоединения Киев к НАТО. Российские политики в массе своей не хотят появления рядом с Россией враждебно настроенной Украины, получившей защиту НАТО.   Это связано как с опасениями относительно национальной безопасности России, так и с неконтролируемым сентиментальным отношением к русскоязычному населению Украины. Набирающий популярность лозунг «Россия не бросает своих» отражает эти чувства и напоминает о панславянской политике России по отношению к Сербии перед Первой мировой войной. Один из нас видел пример этих чувств во время ток-шоу относительно ситуации на Украине. Российский участник дискуссии заявил, что «наше дело правое, и мы победим», и публика откликнулась громкими аплодисментами. Следует отметить, что выступавший Вячеслав Никонов — не просто член про-путинской партии «Единая Россия» и председатель парламентского комитета по образованию. Он внук Вячеслава Молотова, возглавлявшего внешнеполитическое ведомство СССР и сделавший такое же заявление во время нападения Гитлера на Советский Союз. Никонов часто выражает мнение истеблишмента. В начале XIX века савойский дипломат и консервативный философ Жозеф де Местр отметил, что «ни один народ не преисполнен страсти настолько же, насколько русские. Если попытаться упрятать эту русскую страсть в крепость, то крепость взорвется».   Не требуется богатое воображение, чтобы представить вероятные причины изменения политики Путина. Самое первое, что приходит на ум — это военная помощь США Украине. Может ли кто-нибудь из российского правительства на самом деле попытаться вынудить США начать поставки оружия на Украину? На первый взгляд это может показаться притянутым за уши, но при более серьезном размышлении нельзя исключить, что в окружении Путина кто-то может быть заинтересован в этом, возможно даже с одобрения президента Такая уловка имеет тактическое и стратегическое значение.   Тактически заявление Обамы о начале поставок оружия на Украину позволит России перестать неубедительно отрицать очевидное. Обращаясь к российским гражданам, Путин и правительство раз за разом повторяли, что Россия не участвует в конфликте, хотя пророссийские украинские политики и лидеры сепаратистов открыто хвастаются по телевидению получением помощи от Москвы. Даже после того, как был сбит малайзийский самолет, и погибли 300 человек, даже после того, как западные страны представляли все новые факты, Путин не отказывался от своей версии.   Говорят, что заявление о поставках американского оружия даст Путину желаемый предлог для изменения своей версии. Он утверждал, что переворот Майдана спонсировали США, чтобы свергнуть Януковича, демократически избранного президента, и что Вашингтон поддерживает нынешнее правительство Украины в войне против русских в восточных областях. В его логике поставка оружия сделает явным тайную американскую деятельность и оправдает ответную реакцию России, которая сможет отправлять оружие и даже солдат, спровоцировав эскалацию напряженности, отвечающую ее интересам.   Со стратегической точки зрения это будет ловкий шахматный ход. Перенеся игру с экономического поля, на котором сильны США и Европа, на военное поле, он из слабого игрока станет сильным. На военном поле Путин намного сильнее, нет такого оружия, которое США могли бы прислать Украине и на которое у России не нашлось бы ответа. Путин может присылать оружие по воздуху, по суше, по морю, через слабую границу, тогда как США находятся за тысячи километров от Украины. У Путина есть сотни, если не тысячи агентов в рядах украинской армии. И, как он уже показал, российские военные готовы не только давать сепаратистам советы, но и сражаться бок о бок с ними, убивать и погибать. Он считает, что США никогда не пришлют солдат на Украину.   Сторонники жесткой линии считают, что в этом заключается лучшая возможность одержать стратегическую победу. Они полагают, что преимущества России над США и Европой лежат не в экономической, а в военной сфере. По их мнению, европейцы практически разоружены и воевать не хотят, их можно не брать в расчет. Американцы, без сомнения, имеют самую мощную армию в мире, и часто показывали свою готовность воевать. Но нередко, победив во всех битвах, они проигрывали войну, как во Вьетнаме или в Ираке. Поклонники жесткого курса надеются, что на Украине Россия научит европейцев и американцев горькой правде. Первым шагом стала профессиональная военная операция по захвату Крыма без единого выстрела. Но чем глубже США увязнут на Украине, чем сильнее будет их обязательство по выполнению невозможной задачи по сохранению территориальной целостности Украины, тем лучше, полагают российские ястребы. На поле битвы на Украине Россия будет иметь то, что в терминах «холодной войны» описывалось как «контроль эскалации»: преимущество на каждом новом уровне эскалации. В такой войне союзников США не могут победить, а Россия не может проиграть, если только Америка не вступит в войну непосредственно.   Главными зрителями этой драмы стали, конечно, европейцы. Россия хочет, чтобы постмодернистское сознание европейцев хорошенько усвоило: ни европейские члены НАТО, ни США не в состоянии спасти Украину. По этой логике, когда это произойдет, с помощью запугивания и обещаний Россия сможет вбить клин между Европой и США, избавиться от самых тяжелых санкций и вернуть себе доступ к европейскому финансовому рынку. Митинг-концерт на Васильевском спуске, посвященный годовщине воссоединения Крыма с Россией   Первым делом Путин намерен использовать истечение срока действия европейских санкций, которое произойдет в июле. Если у него не получится, и Европейский союз поддержит ужесточение санкций вместе с США, например, лишит Россию доступа к финансовой клиринговой системе SWIFT, то Путин, вероятно, не пойдет на попятный, а разорвет все сотрудничество с западными странами и попытается мобилизовать народ для отражения «новой апокалиптической угрозы для Руси-матушки». Как сказал нам один высокопоставленный российский политик, «Мы в одиночку выстояли против Наполеона и против Гитлера. Наши победы над агрессорами, а не дипломатические усилия, разрывали вражеские союзы и привлекали к нам новых союзников».   В тот момент Путин и сменит состав правительства, а также изменить риторику. Высокопоставленный чиновник сказал нам, что «президент высоко ценит лояльность и последовательность, поэтому ему нелегко уволить людей и фундаментально изменить политический курс. Но он решительный человек, и если он примет решение, то сделает все, чтобы выполнить его». Это будет означать гораздо более воинственную российскую политику по всем вопросам, связанным с тем, что Москва называет попытками Запада сменить режим или развалить страну. Например, это будет означать прекращение сотрудничества по всем проектам типа Международной космической станции, а также поставок стратегических материалов, вроде титана, Ирану, иранской ядерной программы и стабилизации Афганистана. За этим может последовать требование к государствам Средней Азии прекратить военное сотрудничество с США и использование разногласий в правящей коалиции Афганистана для поддержки остатков Северного Альянса.   В случае перехода американо-российской конфронтации в более горячую стадию возрастет роль военных в обоих государствах. Как видел мир накануне Первой мировой войны, когда на первом месте оказываются вопросы безопасности, то, что одна сторона считает разумными мерами предосторожности, вторая воспринимает, как агрессию. Клаузевиц описывает неумолимую логику, подталкивающую каждую сторону к взаимному усилению, которое в свою очередь, ведет к радикализации. Командиры мыслят категориями возможностей, а не намерений. Это вынуждает их принимать меры, тактически оправданные, но стратегически эти действия могут быть неправильно поняты.   Кроме того, лидеры и их военные советники допускают ошибки. Перед Первой мировой войной кайзер Вильгельм II не верил, что Россия осмелится воевать, так как русско-японская война девятью годами ранее наглядно продемонстрировала ее военную слабость. Одновременно российский военный министр Владимир Сухомлинов убеждал царя в том, что Россия готова к войне, и что Германия уже приняла решение нападать. В 1912 году Сухомлинов сказал, что «война неизбежна, и нам выгодно, чтобы она началась раньше, а не позже... Его величество и я верим в армию и считаем, что война принесет нам только выгоду». Германский генеральный штаб тоже настаивал на быстром действии, опасаясь, что завершение строительства новой сети железных дорог позволит русским перебросить много дивизий к границам Германии. По мере усугубления кризиса после убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда германские и российские военные спешили начать мобилизацию первыми. Российский генеральный штаб сообщил Николаю II, что только немедленная полная мобилизация предотвратит быстрый разгром если не самой России, то Франции, чья поддержка нужна России в отражении будущего германского вторжения.   Ахиллесовой пятой НАТО стали Литва, Латвия и Эстония. Их защищает пятая статья устава НАТО, согласно которой, нападение на любого члена Альянса считается нападением на весь Альянс. США несут полную ответственность защищать балтийские страны и сдерживать агрессию против них. С учетом их размера, близости к России и наличия большого русскоязычного меньшинства, эта обязанность становится весьма пугающей. Нетрудно представить сценарий, в ходе которого последовательность событий приведет к тому, что русские и американские солдаты будут убивать друг друга.   Сторонники жесткой линии в России обсуждают способы использования в интересах страны военного превосходства в Восточной и Центральной Европе, как в конвенциональных, так и в неконвенциональных вооружениях. Путин открыто заявил, что подумывал над применением ядерного оружия в ответ на попытки отобрать Крым обратно. Это означает, что он рассчитывал на ядерный арсенал уже во время Крымской операции. В этих обсуждениях многие интересуются, пойдет ли президент Обама на риск потерять Чикаго, Нью-Йорк и Вашингтон ради спасения Таллинна, Риги и Вильнюса. Это опасный вопрос. Если вы хотите огорошить собеседника или добиться тишины в ресторане в Бостоне или Вашингтоне, спросите сотрапезников, что делать. Если русские тайно вторгнутся в Эстонию или Латвию, как должны поступить США? Готовы ли они поддержать отправку американских солдат на войну за спасение этих стран?   Представьте себе восстание русского населения в прибалтийских странах, стихийное или подготовленное российскими спецслужбами, жесткие действия слабых полицейских и военных сил этих стран, обращение этнических русских с просьбой выполнить «доктрину Путина», озвученную при аннексии Крыма, когда российский лидер заявил, что Россия всегда придет на помощь русским в случае нужды, и повтор гибридной войны по украинскому сценарию, включая столкновение с батальоном из 600 американских или других солдат НАТО, который дислоцирован в Прибалтике. Некоторые россияне утверждают, что это даст Москве предлог применить тактическое ядерное оружие. Посол России в Дании, к примеру, сказал, что участие этой страны в системе противоракетной обороны НАТО сделает ее мишенью для российского ядерного оружия. Россия также использует развертывание ракетных систем «Искандер» в Калининградской области, российском анклаве между Литвой и Польшей, а шведская разведка открыто заявила, что считает российские разведывательные операции подготовкой к военным действиям против Швеции.   В атмосфере взаимного недоверия, с учетом внутреннеполитических факторов, подливающих масла в огонь, заявлений о миролюбии явно недостаточно. Книга Кристофера Кларка «Лунатики», вышедшая в 2013 году (Christopher Clark’s The Sleepwalkers ), показывает, как перед Первой мировой войной оба альянса полностью отвергали объяснения и обещания друг друга.   Альянс сегодня для России стал слабой стороной. У Москвы нет ни одного союзника, готового поддержать ее на войне. Но не следует особенно рассчитывать на долгосрочное сохранение изоляции России в случае длительной конфронтации с западными странами. Одна из причин, по которым кайзер Вильгельм II предъявил ультиматум России, была его неверие в готовность Англии вмешаться в войну против Германии из-за кризиса на Балканах, ведь Лондон традиционно противодействовал усилению влияния России в этом регионе. Более того, никто не считал, что Франция способна на долгое сопротивление без поддержки Англии. Те, кто рассчитывает на сохранение изоляции России, упускают из виду, что мощный альянс, готовый защищать свои интересы на деле, вызывает появление антител. Стремление Германии изменить геополитический баланс в Европе и в мире привел к вмешательству Великобритании и ее отказу от столетней политики «блестящего одиночества» в пользу сети договоров, из-за которых после начала войны у нее не оставалось особого выбора. По той же причине Китай сегодня расширяет связи с Россией на фоне ее конфликта с США. Пекин считает этот конфликт серьезной угрозой, и в результате две страны могут тесно сблизиться, что фундаментально изменит глобальный баланс сил.   Более того, в случае русско-американской войны нужно как следует подумать о действиях, которые может предпринять Китай против Тайваня, или даже против соседних стран — Японии или Вьетнама, который, как считает Пекин, сотрудничают с Вашингтоном для сдерживания китайских амбиций. Британские солдаты на учениях НАТО Iron Sword 2014 в Литве   Ни Россия, ни Китай не нападут первыми на могущественный союз. Но и США не будут охотно откликаться на призывы потенциальных партнеров, которые незначительно повлияют на общие силы, но при этом из-за распространения на них обязательств значительно увеличат риск для других членов альянса. В бессмертной фразе в «Истории Пелопонесской войны» Фукидид описал ответ афинян на заявления спартанцев: «Мы не создали империю силой. Наши союзники сами пришли к нам и умоляли возглавить их». Разумеется, Спарта не сочла этот ответ удовлетворительным. Результатом стала тридцатилетняя война и поражение Афин, но последствия войны не принесли победителю ничего хорошего.   Чтобы распознать потенциальные катастрофические последствия войны с Россией, не обязательно зацикливаться на проблеме, что делать с возрождающейся, но раненой Россией. Для США жизненно необходимо поддержать свой статус сверхдержавы и обеспечить выживание и безопасность союза НАТО и всех отдельных его членов. К тому же, в случае серии легких побед аппетиты начинают расти.   Относительно ограниченные цели российского президента на Украине могут быть расширены, если он не встретит серьезного сопротивления. В конце концов, гладкая аннексия Крыма вызвала всплеск энтузиазма в Москве и дискуссию о создании Новороссии из восточных и южных областей Украины от российской до румынской границы. Сопротивление местного населения, решимость украинского правительства бороться за свои земли и западные санкции быстро оборвали эти разговоры. Если нация готова бороться за свои интересы, если нация открыто демонстрирует свою решимость, то агрессор обычно отступает.   Но США должны соблюдать осторожность и не создавать у союзников вроде Киева впечатления, что они получили карт-бланш на конфронтацию с Москвой. Во время Первой мировой войны даже такой сторонник силового решения, как Петр Милюков, лидер конституционных демократов и, позднее, министр иностранных дел Временного правительства, был поражен упрямым нежеланием сэра Эдварда Грэя признать хотя бы часть вины за развязывание войны за сербами. «Послушайте, война началась из-за самодовольства сербов. Австрия считала себя в опасности, боялась, что Сербия попытается развалить страну», — сказал он Грэю. Но с точки зрения британского министра союзник не мог совершить ничего дурного.   Балканский кризис за несколько лет до Первой мировой войны заслуживает отдельного изучения. Мало кто в свое время предвидел, что кризис станет искрой, которая разожжет континентальный пожар.   Но так и вышло. Для решения проблемы злой, но слабой России, требуется сочетание решимости и сдержанности. Когда задеты жизненные интересы США, мы готовы сражаться, убивать и умирать. Для эффективного сдерживания требуются три вещи: четкие «красные линии», пересечение которых недопустимо (например, нападение на члена НАТО), способность ответить так, что потери перевесят все ожидаемые выгоды для агрессора, и решимость, доказывающая нашу готовность выполнить обязательства перед союзниками. Одновременно мы должны признать, что военное столкновение американских и русских солдат нарушит одно из главных ограничений времен «Холодной войны», которое уважали обе стороны и может спровоцировать войну, в которой не будет победителей.   Военная сила и экономические методы воздействия в виде санкций — неотъемлемые инструменты внешней политики. Но без стратегического видения и искусной дипломатии они становятся доминирующим средством и замыкаются в себе. После конфронтации с Советским Союзом из-за попытки разместить на Кубе ракеты с ядерными боеголовками президент Кеннеди много размышлял над событиями, которые могли вызвать ядерную войну с вероятностью один к трем. Один из его главных выводов гласил: «Ядерные державы, защищая свои интересы, должны избегать ситуаций, при которых противник должен выбирать между унизительным отступлением и ядерной войной». Этот урок следует применить в отношении России и украинского кризиса.   Грэм Эллисон — директор Научного центра Белфер по международным делам при гарвардской школе Кеннеди и бывший помощник министра обороны по делам политики и планирования    Дмитрий Саймс — публицист The National Interest и руководитель Центра National Interest.   Источник:  ИноСМИ,  Автор:  Грэм Эллисон (Graham Allison),  Дмитрий Саймс (Dimitri K. Simes) 21.04.2015 VK.init({apiId: 4591053, onlyWidgets: true}); VK.Widgets.Like("vk_like", {type: "mini", height: 20 }); Tweet апрель 2015