• Теги
    • избранные теги
    • Издания249
      • Показать ещё
      Люди785
      • Показать ещё
      Страны / Регионы914
      • Показать ещё
      Международные организации129
      • Показать ещё
      Компании1062
      • Показать ещё
      Формат27
      Разное633
      • Показать ещё
      Показатели33
      • Показать ещё
The New York Times
The New York Times
«Нью-Йорк таймс» (The New York Times переводится как «Нью-йоркское время») — американская ежедневная газета, публикуемая в Нью-Йорке с 18 сентября 1851 года. Вторая крупнейшая по тиражу газета в стране, после The Wall Street Journal и 39-ая в мире. Как и основная ч ...

«Нью-Йорк таймс» (The New York Times переводится как «Нью-йоркское время») — американская ежедневная газета, публикуемая в Нью-Йорке с 18 сентября 1851 года. Вторая крупнейшая по тиражу газета в стране, после The Wall Street Journal и 39-ая в мире. Как и основная часть американских газет, The New York Times создана как региональное издание. Однако концепция регионального СМИ не помешала ей стать одной из влиятельнейших газет мира. Веб-сайт «Нью-Йорк таймс» считается одним из самых популярных новостных сайтов с посещаемостью в 30 миллионов человек в месяц. Слоганом газеты является фраза «У нас все новости, которые можно напечатать» (All the News That’s Fit to Print). Впоследствии, с появлением сайта «Нью-Йорк таймс», этот слоган пришлось переделать в «У нас новости, на которые вы кликаете» (All the News That’s Fit to Click).

С середины 1970-х годов газета существенно расширила организацию и свою планировку, добавив специальные еженедельные секции на различные темы, которые дополняют обычные новости, редакционные статьи, новости спорта. Позже она была поделена на рубрики: «Новости», «Отзывы», «Бизнес», «Спорт», «Наука», «Искусство», «Стиль», «Дом», «Новости Нью-Йорка» и другие. «Нью-Йорк таймс» оставалась газетой большого формата (другие газеты изменили свой формат и перешли на формат таблоида) с 8 колонками на протяжении нескольких лет, в то время как большинство газет сократило количество колонок до 6, также «Нью-Йорк таймс» была одной из последних газет, которая приняла цветную фотографию, особенно на первой странице. ПОДРОБНЕЕ

Обложка газеты (18 августа 1918)

 

В сентябре 1942 года фотограф Office of War Марджори Коллинз посетил офис «Нью-Йорк Таймс»

Развернуть описание Свернуть описание
28 июня, 00:48

Press Briefing by Secretary of Energy Rick Perry and Principal Deputy Press Secretary Sarah Sanders

James S. Brady Press Briefing Room 2:31 P.M. EDT MS. SANDERS:  Good afternoon.  Nice crowd.  I know everybody is excited about Energy Week; we certainly are here at the White House.  And that's why we've got Secretary of Energy Rick Perry here to talk to you about what the President and others in the administration are doing all this week to emphasize our commitment to American energy dominance, and he'll take some of your questions after that.  And, of course, I will be happy to step back up after that and answer questions on other non-energy-related topics.   SECRETARY PERRY:  We'll be ecstatic -- ecstatic. MS. SANDERS:  And be nice to him -- he's from Texas.  Not quite Arkansas, but still a good neighbor.  SECRETARY PERRY:  A good neighbor. Sarah, thank you.  And my privilege to be here today to share with you a little bit of the observation that I have relative to Energy Week.  This week, the Trump administration will bring together state, tribal, business, labor -- all together, one room -- happily sitting down and discussing how we're going to go forward, what the path forward is for U.S. energy dominance.    And President Trump wants America to achieve energy dominance by utilizing our abundant resources for good, both here and abroad.  And an energy-dominant America means self-reliant, it means a secure nation, free from the geopolitical turmoil of other nations who seek to use energy as an economic weapon.  An energy-dominant America will export to markets around the world, increasing our global leadership and our influence.   At DOE and across the administration, we're ending the bureaucratic blockade that has hindered American energy creation.  The United States has been a net energy exporter -- excuse me, a net energy importer since 1953, almost as long as I've been alive.  But thanks to innovation and technology advancements, we're on the brink of changing this, and in very important elements of an American energy portfolio.  Ten years ago, people would never have guessed that by 2018 the United States is expected to be a net energy exporter of natural gas.  American companies can and already have exported U.S. LNG to our international trading partners in Europe and Asia.  Unleashing our full energy potential in this country will lead to robust job growth and expansion in every sector of our economy. This week we will also reaffirm our commitment to clean energy.  That binary choice between pro-economy and pro-environment that has perpetuated -- or, I should say, been perpetuated by the Obama administration has set up a false argument.  The fact is, we can do good for both -- and we will.  There was one fact missing from the headlines about the U.S. withdrawal from the Paris Agreement, and that is that the United States already leads the world in lowering emissions.  And we've done this through innovation and technology, not by signing agreements.  The Paris Agreement put the taxpayer on the hook for a costly deal.  There was a billion dollars already out the door.  Thankfully, this President has the good sense to step in before billions more had been committed.    We've already seen the fruits of innovative, clean technology, like CCUS -- carbon capture, utilization and sequestration.  The Petra Nova plant, just on the outskirts of Houston, Texas, uses a process to remove 90 percent of the carbon dioxide after coal is burned to generate energy in a clean way.  Then it uses that captured carbon for enhanced oil recovery.   Instead of preaching about clean energy, this administration will act on it.  I believe no clean energy portfolio is truly complete without nuclear power, and so does the President.  If you want to see the environment and the climate that we live in affected in a positive way, you must include nuclear energy with zero emissions to your portfolio.  Do it safe, do it thoughtfully, do it economically.  Under the leadership of the United States, the world can benefit from that. This administration believes that nuclear energy development can be a game-changer and an important player in the development of our clean-energy portfolio globally.  I believe we can achieve this by focusing on the development of technology, for instance, advanced nuclear reactors, small modular reactors.  Under President Trump's leadership, we will continue to advocate for a very broad, all-of-the-above energy portfolio to allow the United States to achieve energy independence, dramatically reducing our trade deficits, and create jobs beyond the 6.4 million Americans who are currently employed in that sector. We look forward to hearing from Americans this week about how we can best move forward to reduce unnecessary government regulation and bureaucracy to promote jobs and economic growth in the energy sector.  For years, they have been overregulated by Washington politicians and bureaucrats who believed they knew best.  The lecturing is over with, and now it's time that we listen.  With that, I will attempt to answer your questions. Q    On nuclear power, what specifically do you want to do to accelerate its development?  And as has been seen in Georgia, there are still problems.  The Obama administration greenlighted two plants; they're bogged down primarily because a lot of Americans haven’t built a nuclear power plant in three decades.  There's a technology gap there.  So how do you deal with that?  Number one. And number two, if this administration does advance production of nuclear power, does it believe Yukka Mountain needs to be opened up, or that needs to be reconsidered as a repository for nuclear waste? SECRETARY PERRY:  Well, it's I think a very astute question you ask about the issue.  For 30 years, the supply chain basically was stagnant.  It was allowed to atrophy, if you will. This administration truly believes in an all-of-the-above approach, allowing nuclear energy to come and play an important role in a very diverse portfolio.  So the idea that overregulating an industry -- that is one of the challenges.  And it's not just about the United States from the standpoint of our being able to have an energy source that is reliable, that is zero emission.  It's about America maintaining -- or regaining may be a better word -- our leadership role in nuclear energy, because the Russians and the Chinese are very actively engaged across the board, globally, to go put their technology to gain and leverage their political place, if you will, using nuclear energy as one of the levers. So this is a lot bigger issue than just allowing the United States a couple of plants in the southern part of the United States.  It's a lot bigger than that.  It's a lot bigger than just making sure that Westinghouse continues to be a stable American company.  This is a massively important issue for the security of America and the security for America's allies. So keeping that in place, I think it's important for us to look at the options, clearly having a plan to keep America engaged in the development of nuclear energy.  One of the things we want to do at DOE is to make nuclear energy cool again, from the standpoint of -- if you remember when we were kids -- well, sorry, you’re nowhere near my age -- but when I was younger in the '60s and a lot of kids wanted to go into the nuclear energy field.  At my alma mater there were a lot of young boys and girls who wanted to be nuclear engineers.   That’s not so much the case today because this industry has been strangled all too often by government regulations.  But we need as a county, I think, to again bring us to that place where the nuclear energy is a part of a portfolio and to be able to sell it in great truthfulness and honesty about what it can add to America both from an environmental standpoint and from a security standpoint.  Q    What about Yucca Mountain?  What about Yucca Mountain?   SECRETARY PERRY:  Well, you know, we’ve made no decisions at DOE, nor has this administration, from the standpoint of where we’re going to look.  Obviously, those are all options but there’s been no decision made about where it will be going. Yes, sir.  Q    Mr. Secretary, two questions for you.  You mentioned the Paris -- SECRETARY PERRY:  Why do you all get two questions?   Q    We like to get in as much as we can.   SECRETARY PERRY:  Kind of the game we play now?  (Laughter.)  Q    He only gets two.  The rest of us get three.  (Laughter.)  Q    You mentioned the Paris Agreement.  Do you believe, sir, that climate change is happening and that human activity has made it worse? SECRETARY PERRY:  Here’s what I believe -- and I’m pretty much on the record but I love getting the opportunity to talk about it again -- is the climate is changing.  Man is having an impact on it.  I’ve said that time after time.  The idea that we can’t have an intellectual conversation about just what are the actual impacts.  I mean, as late as this last week, an undersecretary for the Obama administration, Steve Koonin -- he believes that we need to have a sit-down and have a conversation.  That the data is not, from his perspective -- and obviously he was a good enough scientist to be asked by the Obama administration to come in and be an undersecretary at the DOE -- he doesn’t think that the science is settled.  So why not have a conversation about that?   I mean, what is the other side?  The people who say the science is settled, it’s done -- if you don’t believe that you’re a skeptic, a Luddite.  I don’t buy that.  I don’t think there is -- I mean, this is America.  Have a conversation.  Let’s come out of the shadows of hiding behind your political statements and let’s talk about it.  What’s wrong with that?  And I’m full well -- I can be convinced, but let’s talk about it.  Yes, sir.  Q    Hold on, just to finish your thought.  You said that you do believe that climate change is happening and you do believe that human activity is contributing to it.  So the discussion you’re asking for is just what to do about it? SECRETARY PERRY:  Sure.  Is that okay?  I mean, don’t you think we ought to do that? Q    It’s not up for me to say whether it’s okay -- SECRETARY PERRY:  But why?  I mean, you’re an American citizen.  You ought to have part in that. Q    Secretary Perry, you have a lot of energy.  (Laughter.)  SECRETARY PERRY:  I come from a place with a lot of energy. Q    Yes, sir.  My one question is on U.S.-India energy relations, which Prime Minister Modi had a discussion here with President Trump.  Energy was the major discussion of issues and also, of course, pending civil nuclear energy between the U.S. and India.  So can you talk, sir -- where do we stand as far as energy is concerned?  Because India is still waiting when the U.S. talks will move as far as nuclear and clean energy is concerned. SECRETARY PERRY:  Well, let me address the global issue of the United States and India and the relationship between the Trump administration and the Modi administration.  And I happen to think -- there was a picture yesterday that I happened to see that I thought was very reflective, and it was of these two individuals embracing each other.  And I think that was a clear message around the world that the United States and India are going to be substantially closer.  Energy is going to play a very, very important role in that.   Last night at dinner, we talked about the three areas of which there will be great back-and-forth cooperation -- deal-making, if you will.  One of those is in LNG.  The other side of that is in clean coal.  Thirdly is on the nuclear side.  So there is great opportunity for India and the United States to become even stronger allies, stronger partners -- energy being the glue that will hold that partnership together for a long, long time. Yes, sir. Q    Mr. Perry, quick questions.  Well, two actually.  First of all, those who -- SECRETARY PERRY:  Our gentleman over here is the only one who that had an honest look on his face.  (Laughter.)    Q    I have two for you, sir.  You had said that it’s not binary -- the environment and energy coexisted.  But the real question is, as far as fracking and clean coal -- opponents to that say that, in fact, that it isn’t environmentally safe and that fracking and coal are going to destroy the environment.  I’d like to get your comments on that before the second question. SECRETARY PERRY:  Coming from a state that probably did as much hydraulic fracking as any other state in the nation -- and interestingly, a number of things happened in Texas over the decade-plus that I was the governor.  One was, there were more jobs created in the state than any other.  There were 7 million people added to population roles while I was governor.  There arguably, economically, that the state led the country.    There’s also a lesser-known story that you probably don’t know about but I’m going to share it with you, and that is that during that period of time you had this massive job growth, you had this population growth of 7 million -- you know what 7 million people is?  That’s a lot of pickup trucks on highways.  That’s a lot of non-point source pollution, correct?   Your conventional wisdom would tell you because of where you are geographically, the latitude, that you’re prone because of that big petrochemical manufacturing capacity along the Gulf Coast, to really drive up ozone levels.  There’s a lot of reasons that conventional wisdom would say you did a really fine job of creating wealth and jobs, but you played hell with the economy -- or, excuse me, with the environment.  And the fact is we didn’t.  We drove down nitrogen oxide levels by over 60 percent, SO2 levels in the mid-50s, and carbon dioxide levels by almost 20 percent reduction.  Isn’t that our goal? My point is, Texas, which is the 12th largest economy in the world, did exactly what I said.  You can have economic growth and you can have the environment affected in a positive way.  It can happen. Q    Hold on, I had a second question.  I just want to follow up on Jeff when he was talking about climate change.  Just to be straight, you’re saying that -- SECRETARY PERRY:  Really be straight. Q    As straight as possible.  Climate change is a fact but you want us to have a discussion about exactly what has to be done about the climate change?  It’s not up for discussion, that part of it? SECRETARY PERRY:  I have no idea what you just asked.  (Laughter.)  Q    I asked you to be as straight as possible.  Climate change affected by man -- SECRETARY PERRY:  One more time, you get one more chance.  (Laughter.)  Q    All right.  I’m only speaking English.  I can try a different way.     SECRETARY PERRY:  (Inaudible) about how you’re putting this out here.  Q    I’m putting it out this way.  You are saying that climate change -- man has affected climate change, and that the discussion is about what we do with it, not whether or not we've affected it.  So going forward, that’s resolved. SECRETARY PERRY:  No, what I said was:  Climate is changing, always has.  Man at this particular point of time is having effect on it.  How much effect is what’s at debate here? And more importantly, what is the United States going to do to affect that?  Are we going to sign an agreement with somebody that really doesn’t call anybody to making any changes?  You look at that agreement and what China and what India are required to do and they’re nothing.  How many coal plants? Q    300. SECRETARY PERRY:  300-plus coal plants we built in India.  So why would we sign on to an agreement that is not holding other people to account and asking us to give $3 billion?  I mean, that’s the first ante.  And the Trump Administration said that’s nonsense.  I agree with them it's nonsense.   Now, can we agree we ought to have a conversation as a people?  Intellectually engaged, not screaming at each other, and not standing up in the middle of my speeches and saying you’re a climate denier, when the fact is, I just want to have a conversation about this. Q    Isn’t that what the scientists have done?   SECRETARY PERRY:  No, they haven’t.  Because when you have a scientist like Steve Koonin who stands up and says the science isn’t settled yet, I can say, okay, well let’s have a conversation and get these guys together.  In my Senate committee, I said let’s -- Senate hearing -- I said let’s have a conversation about the blue team and red team getting together and talking this out.   Okay, you’re up.    Q    Secretary Perry, thanks for being here.  I want to ask you about coal specifically.  The  EPA Administrator, Scott Pruitt, earlier this month said -- and he was quoting -- he appeared to be quoting the Department of Labor’s statistics.  He said, very simply, that the U.S. has added almost 50,000 jobs in the coal sector.  In fact, the coal portion -- he was referring to since the fourth quarter -- in fact, the coal portion itself has only grown 2,400 jobs, and in the last month it only great 400.  There are only a total of 51,000 coal jobs in this country right now.  So is it misleading Americans -- is the administration misleading Americans about where the real job growth is right now in this industry? SECRETARY PERRY:  I don’t think so.  And I was -- Q    Is coal a growth industry? SECRETARY PERRY:  I was governor a long enough period of time that job numbers come and go.  They go up and down, back and forth.  What this administration wants to do is to send a message across the country and around the world that America is going to use all of its energy resources in a thoughtful, appropriate, and economically feasible way. The coal industry is part of that.  When I had conversations with my counterparts in Rome at the G7, when I go to the clean coal ministerial in China, in Beijing earlier this month, we talked about coal.  And we talked about the opportunity of American coal to be sold globally. So the idea that we’re going to be continuing to develop that fossil fuel, that’s a reality.  That’s real.  We’re going to use coal as a producer of energy for years to come.  I think the question for us is, are we able to do it in a way that is economically feasible, environmentally sensitive?  And I think the answer is yes.  Petra Nova in Houston, great example of that.   So the point is, taking that snapshot and saying, okay, this is a static picture may be a little bit unfair. Q    And then following up quickly, if I can, since you get behind the scenes in ways that we don’t.  During the campaign, you famously said of candidate Trump that his candidacy was a cancer on conservatism. SECRETARY PERRY:  That has nothing to do with energy today.  (Laughter.)   Q    But he’s been here for six months.  Mr. Secretary, what do you make of it?  QYou get to see him in person.  What do you make of his conservatism?  It’s a simple question, I think. SECRETARY PERRY:  How are you?  Good to see you.  You asked -- Q    Did you call on me? SECRETARY PERRY:  Yes, sir. Q    Okay, great.  I thought you were talking to Tom. SECRETARY PERRY:  I was.  I was just saying hi to Tom.  He’s just a great American.  (Laughter.)    Q    So maybe you help us resolve something.  Questions have been asked here a lot in this briefing room.  The President himself during the campaign called climate change a “hoax.”  Have you had that conversation with him?  Do you know if he shares your view that, in fact, the climate is changing and human activity at this point in time is contributing to that change? SECRETARY PERRY:  I have not had that conversation with him.   Q    Mr. Secretary, thank you for your time.  I want to ask you about your concerns about the electrical grid and what you all are doing to ensure not just its safety, but further growth and development.  And on gas prices, are you concerned about the direction they’re going?  Should American people expect gas prices to continue to fall? SECRETARY PERRY:  So let’s get over on the grid.  Obviously, the Department of Energy has a both scientific, they have a historic reason to be involved with that.  One is that, at one of our national labs, we have a test grid of which we are able to go out -- one of the reasons that the Department of Homeland Security and DOE is involved with grid security is that DOE operates a substantial grid -- a test grid, if you will -- where we can go out and actually break things.  We can infest it with different viruses and what have you to be able to analyze how we’re going to harden our grid so that Americans can know that our country is doing everything that it can to protect, defend this country against either cyberattacks that would affect our electrical security or otherwise. So the ability for us to be able to continue to lead the world -- I think we all know the challenges.  We saw the reports as late as today of what’s going on in Ukraine.  And so protecting this country, its grid against not just cyber, but also against physical attacks, against attacks that may come from Mother Nature, weather-related events -- all of that is a very important part of what DOE, DHS is doing together.   What was your second? Q    Gas prices.   SECRETARY PERRY:  You know, I’m not in the business of trying to tell people what’s going to happen on gas prices.  I mean, they may go up, they may go down, just like they’ve always done.  Our job is to make sure that America has a diverse energy portfolio so that we have as many options as we can have -- whether it’s developing -- we went and developed huge wind energy portfolio in Texas while I was the governor.   One of the reasons we were driven that way was because gas prices went to $12, $13 an Mcl.  And we had way too much invested, if you will, in just one or two sources of energy and we thought it made sense to look at these renewables from the standpoint of having diversity in our grid. So that’s our job, to try to have as diverse an energy portfolio as we can in this country.  The market will manage the cost of gasoline, and supply and demand will work. Q    On that cyberattack you were taking about, can you give us an update?  Do you think that the U.S. energy grid is being targeted with this particular cyberattack?  And can you give us an update on U.S. utilities and -- SECRETARY PERRY:  Listen, I don’t have any reason to be different from you that think and know that there are cyber actors out there, cyber terrorists.  They may or may not work with nation states.  They may be lone-type rangers, attackers, if you will, that would try to get in to hold companies, countries hostage in some form or fashion. So whether it’s a particular country, I don’t have any reason to point at one country and say this one is -- we know that they're involved in certain places in the world.  They're out there.  Instead of worrying about who they are and what’s going on, and then here in a public setting, doing the work to make sure -- as he asked -- he made a point about having the best security that we can, have the best defenses that we can to be able to identify and to protect our grid. Q    Mr. Secretary, thank you.  You've mentioned the Paris climate agreement a number of times.  President Trump said he wanted to get a better deal.  Has he or you or anyone in this administration begun that process?  And do you think it’s possible, given that a number of leaders have said it’s a deal that can't be renegotiated?   SECRETARY PERRY:  I’m pretty sure the President of the United States wakes up every day thinking about how to get a better deal in a host of different things.  Specifically to that, I never said, Mr. President, let’s talk about what the better deal is. With that said, I don't have a problem -- whether it was renegotiating NAFTA, which some of you have been around here long enough to know that I was involved with the original NAFTA negotiations -- and I think renegotiate the deal.  Get a better one.  That's what President Trump does.  That's his mindset.  And I think our allies and/or those that may not be our allies need to understand that that's where we're going to be coming from. Q    On renewables, Mr. Secretary, you mentioned that you did this work in Texas.  What do you see as the role -- you've mentioned at greater length, whether it’s fracking or clean coal, as you cited it, or nuclear -- where do you see the role for renewables moving forward from this administration?  SECRETARY PERRY:  I think that renewables are proving themselves to be a valuable part of a diverse portfolio.  So I full well expect solar and wind and maybe some forms of energy that we don't even know yet that one of our extraordinary national labs is being looked at right now that may give us some potentials that we don't even realize we have. Yes, ma’am.  Right in the middle. Q    And a follow-up on Peter’s questions about jobs, because that's where a lot of the jobs are happening now.  We especially see in solar and wind.  So do you see this as a growth for the American job market? SECRETARY PERRY:  Sure. Q    Sir, I want to go back to a piece that really has not been talked about -- the issue of coal.  There are some critics who are saying this administration wants to make coal great again.  Talk to me about -- and us about your plans with coal.  It is basically being wanted by many countries around the world, and we still have yet to figure out a clean enough use for it as you're dealing with climate change issues. SECRETARY PERRY:  Well, I’m not sure if I agree with your observation that we haven’t figured out a clean use for coal yet from the standpoint --  Q    Is it clean enough?  It’s a challenge --  SECRETARY PERRY:  There’s some that you can't make it clean enough, so -- and I guess that's who I’m referencing to.  But when you can take 90 percent and upwards of the CO2 out of the air when you're burning coal, I don't know how high you have to raise the bar to make some people happy. With that said, let me share with you some of the things that we're seeing in our national labs, for instance, being able to -- coal is the root source of rare earth minerals.  And if we hadn’t done this work on clean coal technology, we would not have realized that there are ways that we can extract these rare earth minerals out of coal, coal ash.   And so again, I ask people to be open-minded about innovation.  You all remember 15 years ago, and we were hearing this fella travel around the country giving a speech about peak oil.  We had found all the oil there was.  Sarah, your dad and I went to lots of Republican governors’ meetings, and one of them, this guy came and gave a speech and he said, we've found all the fossil fuels, all the oil and gas has been found, it’s a downward slope, that's a fact.  Settled science may have been his word.  I don't recall that, but he might have said that.   That was the point, though, that all the oil and gas had been found.  Except George Mitchell didn't read the -- he didn't read that, didn't believe that.  Innovation, technology drives this country.  It always has.  And I think we ought to be a little skeptical when somebody says, this is the end of this, this is bad.  It’s okay to ask those questions.   So my point is that with coal, there may be some uses of coal that we never even dreamed of before that can really make a big difference.  Because when you think about the rare earth minerals that are controlled by countries outside of the United States, and our being able to come up with the technology to retrieve those may be a real game changer. So with that, I’m --  Q    One last question, sir.   SECRETARY PERRY:  Yes. Q    You're a former governor, and people are talking about states as it relates to repeal and replace of Obamacare.  If you had states’ rights -- so thank you.  SECRETARY PERRY:  By and large, I wasn’t going to talk about anything outside of energy, but you've touched on one of my favorite subjects.  (Laughter.)   Q    Well, thank you.  SECRETARY PERRY:  And that is federalism.  And I had --  Q    Uh-oh. SECRETARY PERRY:  Yes, here we go.  (Laughter.)  You asked.  I mean, thank you, ma’am.  Thank you, ma’am. Q    I’m ready for it.  I’m ready for it. SECRETARY PERRY:  So I happen to believe that the states are laboratories of innovation.  They're innovators just like we have at our national labs.  Governors I think have within their states and their bright young people who work with them and the private sector, they will come up with ways to deliver healthcare that can put more people under coverage for less money and give options to their citizens.   I know for a fact that Connecticut is not like Texas.  They're just not.  And to say that Washington, D.C. can come up with a one-size-fits-all solution to healthcare that's going to address all this and do it in an economically feasible, thoughtful way is just so much nonsense.  It's just -- you know that's not true.  Let the states have this Medicaid opportunity, the ones that want it.  If somebody says, oh, I'd rather have Washington take care of me, then that's okay, that's their call.  But the states ought to be given the opportunity.  And I will suggest to you it can save substantial amounts of money, come up with options for their citizens that are substantially better for the citizens of their state, and save this country mountains of money.   Q    Mr. Secretary, going back to the threats against the power grid, what about the threats of an EMP attack?  What are the steps being taken to prevent against that, or to protect against that sort of attack? SECRETARY PERRY:  I think our national labs are looking at all options, that being one of them. Q    Mr. Secretary, one quick follow-up on your comments earlier about Westinghouse -- an American company.  Obviously it's been owned by Toshiba for more than a decade now, but Westinghouse is in the middle of these bankruptcy proceedings and several buyers are on the market.  You sit on (inaudible).  Are you saying that you would block efforts by any foreign company to purchase what remains of Westinghouse Electric? SECRETARY PERRY:  I know the process, and that is a classified piece of information that I will not give here. Q    If I can follow on cybersecurity.  Have you been given reports about a current cyber break-in at a number of U.S. nuclear plants?  It’s been confirmed by the grid monitor.  The investigation, I think, is codenamed Nuclear 17.  Do you have any information about that? SECRETARY PERRY:  No, sir. Q    Thank you, Mr. Secretary.  This morning, President Macron of France called President Trump and invited him to come to Bastille Day, July 14th.  Do you see this as a way that the French are taking up his suggestion for negotiating a new climate change agreement?  And would you urge him to make the trip?   SECRETARY PERRY:  I would always look at an invitation to a party as a good thing.  (Laughter.)   Q    Mr. Secretary, you’re very enthusiastic about nuclear power and the potential that it has.  A lot of people are still scared of nuclear power because of nuclear waste and nuclear plant safety.  And this has been happening since the ’60s, when one television documentarian said that really it hasn’t changed in terms of what we know to do with nuclear waste, which isn’t much.  Can you assure the American people that nuclear waste and nuclear plant safety are such that we should expand nuclear power in this country? SECRETARY PERRY:  You know, I would reflect that -- or deflect that, if he was here, to President Macron of France, who gets 70-plus percent of their power from nuclear energy. Now, this is the country that wouldn’t buy Texas beef for some reason, yet 76 percent of their energy comes from nuclear power.  So the French, who I’ve always thought were a little bit different -- (laughter) -- and that’s in a good way.  You know, they recognized us as a state back in the 1830s, so we actually have a really close, personal relationship with the French.  We like them.  We had an embassy in Paris.  They had one in Austin; as a matter of fact it’s still there, called the French Legation.  Invite all of you to come and see it. But the French are a little different when it comes to some things.  And one of those I would find it really interesting -- our French friends are very comfortable getting 76 percent, thereabouts, of their energy from nuclear, and I can assure you they’re very fond of getting it at the rate they’re getting it. Q    Can I ask a question about Yucca Mountain, please?  A Yucca Mountain question, please?  Right over here. SECRETARY PERRY:  One last question.  I’ll just go back to this side.  You’re the last question.  Yes, sir. Q    Thank you.  Mr. Secretary, thank you.  You mentioned federalism, the power of governors.  Recently, as you know, the Trump administration has scrapped the Clean Power Plan, which was hampering many states.  Now you’ve got governors, who you just said have a certain authority -- you’ve got governors that are saying, we’re going to go ahead and institute the Clean Power Plan in our states anyway regardless of what the EPA says.  Doesn’t that put those states at a tremendous economic disadvantage?  And what would be your message, sir, to those governors? SECRETARY PERRY:  I think governors and their citizens need to be given that right to make those decisions.  I said many times that I thought that Colorado was wrong in allowing for the use of marijuana, which they’ve decided to do.  But that’s their call.  I will defend that right robustly.  But that ought to be their call.  If they want to put -- I mean, Jerry Brown, we were together at the -- in China, at Beijing for the clean energy ministerial.  We saw each other, shook hands, walked -- as we were going by.  Jerry has decided he wants his state to be involved with the Paris agreement, however that works, which is fine.  That’s his call.  Texas will still be there to take any businesses that would like to relocate. And that’s the beauty of all of this:  Allow America to be competitive.  Allow Americans to pick and choose where they want to live, under what types of governments, and we’ll figure it out.  But this idea that we’re going to have one-size-fits-all out of Washington, D.C. -- one of the reasons I came to serve with President Trump was because I knew he believed in that and he believes in competition.  And the future of America is brighter because we have a President who believes in American exceptionalism, American competition, and making America great again. Thank you. Q    Please come back. Q    Come on back. SECRETARY PERRY:  It was enjoyable.  MS. SANDERS:  I don’t think anybody will question whether or not Secretary Perry is a high-energy guy, that’s for sure.  Great guy.  Wrong football team, but that’s probably for another day.   On top of Energy Week and everything that Secretary Perry and other Cabinet members have on the agenda for that, we’ve got a full schedule of events and actions from the President’s Cabinet today, on everything from global human trafficking to assistance, funding for small communities.  This morning, Ivanka Trump joined Secretary Tillerson at a State Department event releasing the 2017 Trafficking and Persons Report.  As Ivanka said this morning, human trafficking is a human rights issue that affects millions, and this report is an important tool for the administration to combat this tragic problem.  The full report is available on the State Department website.  I encourage you guys to take a look. Also this morning, the Department of Veterans Affairs, Secretary Shulkin hosted a meeting of robotics experts for a robotics and healthcare roundtable.  The VA is embarking on the largest transformation and modernization effort in recent history, and part of that will be developing a robust robotics program within the Department. Yesterday, the Interior Department announced a record $464.6 million allocation to help small communities, further demonstrating the Trump administration’s commitment to all Americans.  In states like Utah, which received nearly $40 million, and Nevada, which received $26.2 million, these investments are an important part of the federal government’s role as land manager and neighbor to local communities, including many of those that play a big role in feeding and powering our nation. Many of these small communities in states like Nevada are also being hit particularly hard as healthcare insurance premiums rise and insurers flee their Obamacare exchanges.  It’s because of the people who will have no choice for themselves or their families that it’s so critical that the Senate votes to repeal and replace Obamacare.  Every day, a new announcement is made that puts health insurance out of reach for thousands of Americans, whether insurers are hiking up rates or leaving markets entirely. Today, the Vice President is on the Hill to attend the Senate policy lunch and hold additional meetings.  And he’ll be hosting senators at dinner tonight in his residence.  Both the President and the Vice President are fully engaged with the Senate and are helping to create a consensus that will push this bill over the finish line.   As Sean said yesterday, the President talked extensively with several Republican members over the weekend, including Senators Cruz, Paul, Capito, and Johnson.  He spoke to Senator McConnell this morning, and he’s invited all Republican senators to the White House later this afternoon to continue these discussions.  The President is optimistic that Republicans will live up to the promise that they’ve been making to the American people for seven years by repealing and replacing Obamacare.  I know you guys are probably a little bit tired since we’ve been here a while, so you want to skip on the questions?  (Laughter.)  I figured it was worth a shot.  And with that, I’ll take your questions. Charlie. Q    Recently, Breitbart News challenged the accuracy of a CNN story, and afterwards it was retracted, deleted and the editors responsible were fired, as well as -- the network apologized for the story.  The target of this -- one of the targets of the story accepted the apology.  The President went on Twitter this morning and repeated that CNN was fake news.  Why isn’t their response good enough for the President? MS. SANDERS:  I don’t know that it’s that the response isn’t good enough for the President.  I think it’s the constant barrage of fake news directed at this President probably that has garnered a lot of his frustration.   You point to that report; there are multiple other instances where that outlet that you referenced has been repeatedly wrong and had to point that out or be corrected.  There’s a video circulating now, whether it’s accurate or not I don’t know, but I would encourage everybody in this room, and, frankly, everybody across the country to take a look at it.  I think if it is accurate, I think it’s a disgrace to all of media, to all of journalism.   I think that we have gone to a place where if the media can’t be trusted to report the news, then that’s a dangerous place for America.  And I think if that is the place that certain outlets are going, particularly for the purpose of spiking ratings, and if that’s coming directly from the top, I think that’s even more scary and certainly more disgraceful.  And I hope that that’s not the direction we’re headed.  I hope that outlets that have continued to use either unnamed sources, sometimes stories with no sources at all -- we’ve been going on this Russia-Trump hoax for the better part of a year now with no evidence of anything. Things like the success at the VA barely get covered.  They may get covered for an hour at a time, but this story gets covered day in, day out.  And I think America is, frankly, looking for something better.  They’re looking for something more.  And I think they deserve something better from our news media. Q    Does the President actually expect -- MS. SANDERS:  I’m sorry? Q    Does the President actually expect us not to report on stories of a foreign country trying to influence the presidential election? MS. SANDERS:  I don’t think it’s that it’s expected that you’re not to report on, again, actual news if there’s something there.  But again, I think that there are a lot of things happening in this world that, frankly, a lot of people would like to hear about -- whether it’s job growth, whether it’s deregulation, whether it’s tax reform, healthcare.  I think a lot of those things deserve a lot more coverage than they get. And all we’re saying is I think that we should take a really good look at what we are focused on, what we are covering and making sure that it’s actually accurate and it’s honest.  If we make the slightest mistake, the slightest word is off, it is just an absolutely tirade from a lot of people in this room.  But news outlets get to go on day after day and site unnamed sources, use stories without sources, have -- you mentioned the Scaramucci story -- Q    But, Sarah they can -- MS. SANDERS:  -- where they had to have reporters resign. Q    Sarah, that’s -- come on.  You’re inflaming everybody right here and right now with those words.  This administration has done that as well.  Why in the name of heavens -- any one of us, right, are replaceable, and any one of us, if we don’t get it right, the audience has the opportunity to turn the channel or not read us.  You have been elected to serve for four years at least.  There’s no option other than that.  We’re here to ask you questions, you’re here to provide the answers, and what you just did is inflammatory to people all over the country who look at it and say, see, once again, the President is right and everybody else out here is fake media.  And everybody in this room is only trying to do their job.   MS. SANDERS:  Well, I just -- I disagree completely.  First of all, I think if anything has been inflamed it’s the dishonesty that often takes place by the news media.  And I think it is outrageous for you to accuse me of inflaming a story when I was simply trying to respond to his question. Kevin. Q    Thank you, Sarah.  I just -- rapid fire because I don’t -- we’ve had a bit of a long briefing here.  With the -- let me ask it this way -- how would you describe the President’s mood on healthcare?  Concerned, still encouraged?  And what did you make of the CBO score, if you’ve talked to him about that?  And then secondly, I want to ask you about the warning to Syria.  What’s the message that the administration wants to convey, not just to the world community but also to the American people who see headlines like that and they wonder are we hurtling headlong into a major situation in that part of the world. MS. SANDERS:  I’ll start with healthcare first.  Obviously, we’re continuing to be optimistic.  The President is committed, he said, and all the members of the administration have said repeatedly, to repealing and replacing Obamacare, working with the Senate, working with the House, making sure we get the best bill.  For us it’s never been about the timeline but about getting the best piece of legislation that helps the most Americans.  And that’s what we’re continuing to do day in, day out.  That’s the reason the President has asked members of the Senate to come here today, so that they can talk through that, so that they can figure out the best way to move the ball forward.  That’s the goal of the meeting this afternoon, and that’s the goal of the administration. In terms of the CBO score, as we said yesterday, the CBO is a budget office.  And while it does very well at times predicting things on budget -- whether it’s revenue or spending -- I don’t think it does a great job -- and I think the administration has been clear and consistent that we don’t always agree that it does a great job predicting coverage. I think we saw that, given their history -- they projected that Obamacare, there would be 24 million people that were part of that; there were only 11 [million], and that number is dropping every day.  So I don’t have a lot of confidence in that number on that part, but I do think that some of the places where they do a good job again are on the budget and the revenue side.  And the CBO score that they pointed out was that it would cut deficits by $300 billion and cut taxes by $700 billion. I think those are good things, and I think when they focus on the budget side, that’s probably a good thing.  And I think you had a second part, sorry. Q    Syria, the warning to Syria.  What’s your message to the international community and also to the American people who may be concerned when they read a headline like that they’re thinking, well, we may be hurtling toward a situation that involves the U.S. in that part of the world? MS. SANDERS:  I think that the message from the statement yesterday was extremely clear.  I don’t think it was a gray area; it was pretty black and white. Major. Q    Can you explain -- because you went on the record this morning -- what the process was that led to that statement last night?  Were members of the team at the State Department or the Defense Department taken aback by that statement, or were they fully involved?  Can you give us an idea of how the process internally worked to deliberate that statement and then create the statement for public release? MS. SANDERS:  Right.  I can tell you that leadership from the State Department, DOD, DNI, the CIA, as well as members of the administration within this building were part of that process from the very beginning and fully aware. Q    Can you give us a timeline from the very beginning?  Was that on yesterday or is it -- MS. SANDERS:  I’m not going to walk through the detailed process of a timeline on how that was released for intelligence purposes. Q    And on healthcare, you just said you accept or find valid the CBO numbers on the budget side.  Is that true --   MS. SANDERS:  I mean, there are budget -- Q    In its -- assessment yesterday? MS. SANDERS:  They’re a budget office.  And I think on the initial numbers that we saw, from that, -- the cutting of the deficit, the cutting of taxes -- I think that that’s where historically they've been more accurate as well.  It’s not just my -- like I’ve decided that.  But historically, that's where they've been -- Q    And for the purposes of the public looking at this, would this administration accept the budget and revenue numbers that were published yesterday as, generally speaking, valid and worth taking seriously? MS. SANDERS:  I would think so.  For the most part, I think -- in large -- yes. Jennifer. Q    Two things, one on Google and one on the economic forecast.  So European officials have slapped Google with this $2.7 billion fine.  Is the White House cool with European regulators hitting a U.S. company with a fine when our own Federal Trade Commission hasn’t accused them of anti-competitive behavior? MS. SANDERS:  At this point, I don't have anything for us to weigh in on the regulations of a private company.  But if anything changes, I’ll let you know.  Kristen.  Oh, sorry. Q    Okay, and also on the International Monetary Fund.  So they lowered their forecast for U.S. economic growth down to 2.1 percent, which is lower than what the President has been -- hope for.  Can you share some reaction on what you think about this new IMF forecast? MS. SANDERS:  I haven’t had a chance to dig into that, but we’ll certainly circle back with you on it. Jim Stinson. Q    Sarah -- you called on me, Sarah. MS. SANDERS:  Oh, sorry.  Jim, let me take Kristen.  I did call on her.  I’ll come back to you. Q    Thank you.  I appreciate it.  If Syria is poised to launch another chemical weapons attack, isn’t that an acknowledgement that the airstrikes in April didn't work, Sarah? MS. SANDERS:  Look, I think that our goal every day is to do what we can to protect life in all forms and to take steps to move the ball forward in defeating ISIS, defeating all efforts of terrorism, and I think the statement yesterday helped to do that. Q    Why will a paper statement work, though, when airstrikes didn't dissuade Bashar al-Assad?   MS. SANDERS:  I don't know that it didn't based on what we know at this point. Q    And just to follow up very quickly, was there a principals’ meeting, a deputies’ meeting before that statement was issued by Sean Spicer last night? MS. SANDERS:  I know that there was a routine meeting that took place yesterday.  I don't believe that there was anything beyond that yesterday. Q    Sarah, two questions, just like NBC.  Given the news about CNN’s -- MS. SANDERS:  Be careful about letting NBC set your standard.  (Laughter.)   Q    Given the news about CNN’s erroneous story about Anthony Scaramucci, does the White House believe there are other Russia-related stories from major outlets that have not been retracted and are just as false, including the February 14th story in The New York Times about collusion between the Trump campaign and Russia, which James Comey called into question, which many believe the CNN story was based upon? MS. SANDERS:  I would have to look back at that specific story.  There have been many by The New York Times that I would probably disagree quite a bit with.  I think you could take it pretty straightforward that this administration disagrees with all of the stories that claim that the President and his campaign colluded with Russia in any capacity. So I think he’s been extremely clear that he believes that's a hoax and certainly something that's not true and didn't take place.  And any story related to that you would I think find frustration from this team here. Q    On the CNN retraction, does the White House now believe the news media have an obligation to review stories on the Russian-Trump issue and retract questionably sourced stories on the topic? MS. SANDERS:  I’m sorry?  I’m not following the --  Q    Do you believe that the media should go back and look at anonymously sourced stories on Russia and Trump and maybe start a review process and retract where necessary? MS. SANDERS:  I think that would be a great idea.  I certainly don't think that you would get arguments from us if there were retractions from outlets on fake stories.  But I also think that there’s a moment where we can all do better, and I certainly think that's what we strive to do every day.  And hopefully that's the goal -- I know it is -- of many, and hopefully it will continue to be of not just the news media but everybody involved in the process to continue to do better, to continue to strive for excellence, and to continue to deliver the best we can for the American people.  Mara. Q    Thank you, Sarah.  Two healthcare questions.  Okay, so you accept the budgetary calculations of the CBO, but not the projections on how many people would be insured.  What about their projections on what would happen to premiums and deductibles?  Is that something you accept or not accept? MS. SANDERS:  I mean, I think they said yesterday that the premiums would go down roughly 30 percent by 2020.  That seems, based on what we've done internally, pretty consistent, so --  Q    Well, they also said that for people of certain incomes they would go way up.  So you only accept them if they go down?  MS. SANDERS:  No, but I think in general and largely they predicted that they’d go down 30 percent by 2020. Q    Okay, and then another question.  The President promised that his healthcare plan would not have cuts to Medicaid.  Does he believe that a family of four making $60,000 makes too much money to qualify for Medicaid?  In other words, that that's just too high an income to be getting Medicaid? MS. SANDERS:  I don't know about a specific -- like a level breakdown.  And again, there’s a reason he’s bringing senators over here today to talk through -- we know there’s going to be changes.  We know there’s going to be adjustments.  The thing that the President was committed to was making sure that anybody that currently receives Medicare -- that's not -- Medicaid, sorry -- Medicaid that's not touched.  And that is consistent with what’s in the bill, and that will continue to be what he fights for. Q    Does he believe -- he said the House bill was too mean.  Does he believe that the Senate bill is less mean, as mean, more mean?  Like what does he think? MS. SANDERS:  I honestly haven’t asked him whether or not he thinks the Senate bill -- the mood of it yet but I’ll check on that, Mara, and get back to you. Thanks, guys, so much.  Have a good day. END  3:29 P.M. EDT

28 июня, 00:40

The Atlantic Politics & Policy Daily: The Art of the Repeal

Senate Majority Leader Mitch McConnell announced that the Senate will not vote on the new GOP health-care bill until after the July 4 recess.

28 июня, 00:15

Are Illinois & Puerto Rico Our Future?

Authored by Patrick Buchanan via Buchanan.org, If Gov. Bruce Rauner and his legislature in Springfield do not put a budget together by Friday, the Land of Lincoln will be the first state in the Union to see its debt plunge into junk-bond status. Illinois has $14.5 billion in overdue bills, $130 billion in unfunded pension obligations, and no budget. “We can’t manage our money,” says Rauner. “We’re like a banana republic.” Speaking of banana republics, Puerto Rico, which owes $74 billion to creditors who hold its tax-exempt bonds, and $40 billion in unfunded pension liabilities, has already entered bankruptcy proceedings. The island’s imaginative 38-year-old governor, Ricardo Rossello, however, has a solution. Call Uncle Sam. On June 11, Rossello held a plebiscite, with a 23 percent turnout, that voted 97 percent to make Puerto Rico our 51st state. “(T)he federal government will no longer be able to ignore the voice of the majority of the American citizens in Puerto Rico,” said Rossello. Washington cannot “demand democracy in other parts of the world, and not respond to the legitimate right to self-determination that was exercised today in the American territory of Puerto Rico.” Had the governor been talking about the island’s right to become free and independent, he would have had a point. But statehood inside the USA is something Uncle Sam decides. Rossello calls to mind Count Mountjoy of Grand Fenwick, who, in “The Mouse that Roared,” plotted to rescue his bankrupt duchy by declaring war on the U.S., sailing to America to surrender, and then demanding the foreign aid America bestows on defeated enemies. Yet Puerto Rico’s defaults on its debts may soon be our problem. Many bond funds in which Americans have invested their savings and retirement money are full of Puerto Rican bonds. According to The New York Times, the U.S. Virgin Islands, the Northern Marianas and Guam are in the same boat. With 100,000 people, the Virgin Islands owe $6.5 billion to pensioners and creditors. Then there is Connecticut, a state that has long ranked in the top tier in per capita income and wealth. Connecticut, too, appears wobbly. Rising pension benefits, the cost of servicing the state debt and falling tax revenue due to fleeing residents and companies like Aetna and General Electric, have dropped Connecticut to near the national bottom in growth prospects. “The state’s population is falling: Its net domestic out-migration was nearly 30,000 from 2015 to 2016. In 2016, it lost slightly more than 8,000 people, leaving its population at 3.6 million,” reports Fox News:   “(R)ecent national moving company surveys (show) more people leaving Connecticut than moving in. In 2016, the state also saw a population decline for the third consecutive year.” As its example of a welfare state going belly up, the EU offers us Greece. And questions arise from all of these examples. Is this an inexorable trend? Has the old New Deal formula of “tax and tax, spend and spend, and elect and elect” finally run its course? Across the West, social welfare states are threatened by falling revenues, taxpayer flight, rising debt as a share of GDP, sinking bond ratings and proliferating defaults. Record high social welfare spending is among the reasons that Western nations skimp on defense. Even the Americans, who spent 9 percent of GDP on defense under President Kennedy and 6 percent under President Reagan, are now well below that, though U.S. security commitments are as great as they were in the Cold War. Among NATO nations, the U.S. is among the least socialist, with less than 40 percent of GDP consumed by government at all levels. France, with 57 percent of GDP siphoned off, is at the opposite pole. Yet even here in America we no longer grow at 4 percent a year, or even 3 percent. We seem to be nearing a point of government consumption beyond the capacity of the private sector to provide the necessary funds. Some Democrats are discovering there are limits to how much the government can consume of the nation’s wealth without adversely affecting their own fortunes. And in the Obamacare debate this week, Republicans are running head-on into the reality that clawing back social welfare benefits already voted may be political suicide. Has democratic socialism passed its apogee? Native-born populations in the West are aging, shrinking and dying, not reproducing themselves. The cost of pensions and health care for the elderly is inexorably going up. Immigration into the West, almost entirely from the Third World, is bringing in peoples who, on balance, take more in social welfare than they pay in taxes. Deficits and national debts as a share of GDP are rising. Almost nowhere does one see the old robust growth rates returning. And the infrastructure of the West — roads, bridges, tunnels, ports, airports, subways, train tracks — continues to crumble for lack of investment. The days of interstate highway systems and moon shots seem to be behind us. Are Puerto Rico and Illinois the harbingers of what is to come?

27 июня, 23:33

Главное от ANNA NEWS на вечер 27 июня 2017 года

Ведущая новостей: Виктория Рахманина. Представители Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня, Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ и Народной милиции ЛНР зафиксировали последствия обстрела села Веселая Гора со стороны киевских силовиков. Представители центра также пообщались с пострадавшими местными жителями. Напомним, в результате обстрела, произведенного в 21:10 26 июня с направления оккупированного ВСУ Счастья, в населённом пункте Веселая Гора был поврежден жилой дом по улице Кирова. Народная милиция ЛНР просит международные правозащитные организации оказать содействие в освобождении захваченных киевскими силовиками военнослужащих Республики. Об этом сегодня заявил Андрей Марочко. «24 июня украинской диверсионной группой, проникшей на территорию Луганской народной республики, на Бахмутской трассе было совершено нападение на группу военнослужащих подразделения тыла, которые осуществляли доставку личному составу продовольствия. В результате нападения двое военнослужащих были зверски убиты. Перед смертью они подверглись жестоким пыткам. Осмотр тел показал, наличие у каждого более десяти ножевых ран», — рассказал представитель Народной Милиции. «Четверо оставшихся в живых военнослужащих были похищены», — подчеркнул Андрей Марочко. Разговор лидеров стран «нормандского формата» (Франция, Германия, Россия и Украина) может состояться в ближайшие дни, его темами станет прекращение огня и укрепление роли ОБСЕ для обеспечения безопасности вдоль линии соприкосновения в Донбассе, заявил глава МИД Украины Павел Климкин. Американские военные угрожают атаковать правительственные силы в случае, если те проведут химическую атаку — причем в ее будущем проведении Сирийскую арабскую армию уже обвинили, не сообщив, впрочем, где и когда она должна произойти. «США выявили потенциальную подготовку к очередной химической атаке режима президента Сирии Башара Асада, которая, вероятнее всего, выльется в массовую гибель мирных жителей, в том числе невинных детей», — говорит в своем заявлении Белый дом. Также представитель США при ООН Никки Хейли заявила, что во всех дальнейших химатаках будет обвинен Асад. «Исламское государство» терпит крупные неудачи на севере Сирии: правительственные войска и курдские отряды уверенно продвигаются в провинциях Ракка и Алеппо, сообщает «аль-Масдар». Как мы сообщали ранее, Сирийские Демократические Силы смогли сбить беспилотник игиловцев и захватить большое количество оружия. В настоящее время Демократические силы Сирии контролируют большую часть пригородов ар-Ракка, что составляет около 20% от территории самого города, в то же время боевики контролируют весь центр и большинство жилых районов. Расчет курды делают на осаду, деморализацию окруженных, истощение боеприпасов и оружия террористов. В метро Нью-Йорка два вагона поезда сошли с рельсов. Пострадали 34 человека. Об этом сегодня сообщила газета New York Times. По данным издания большинство пострадавших отравились дымом, в настоящее время угрозы для их жизни нет. Вагоны сошли с рельсов в результате нарушения электропитания и последовавшего за ним экстренного торможения, после чего они врезались в стену тоннеля. В результате аварии были госпитализированы 17 человек. В общей сложности с места аварии было эвакуировано около 800 человек, их эвакуация заняла более часа. Ряд американских СМИ и интернет-каналов распространили видеозапись беседы одного из продюсеров CNN Джона Бонифилда, сделанную скрытой камерой, в ходе которой он говорит, что телеканал не располагает доказательствами якобы имеющихся связей Дональда Трампа с представителями России. По его словам, канал намеренно публикует подобные материалы, чтобы добиться более высоких рейтингов.

27 июня, 23:31

Sarah Huckabee Sanders tangles with reporter at White House briefing

Deputy White House press secretary Sarah Huckabee Sanders blasted the media on Tuesday for the coverage of what she called the “Trump-Russia hoax,” prompting a tangle with a reporter who asked Trump's White House to stop “inflaming” the press corps.Sanders told reporters during the White House briefing that “the constant barrage of fake news directed at” President Donald Trump “has garnered a lot of his frustration.” Trump in a pair of Tuesday morning tweets called CNN “fake news,” as well as NBC, CBS, ABC, The New York Times and The Washington Post.Sanders took issue specifically with CNN, which recently retracted a report about the Russia investigation and Trump transition team member Anthony Scaramucci that led to three resignations at the network. “There are multiple other instances where that outlet that you referenced has been repeatedly wrong and had to point that out or be corrected,” Sanders said.She pointed to an undercover video from the Project Veritas group in which John Bonifield, a producer for CNN’s medical unit, is heard discussing that CNN’s focus on Trump and his campaign's involvement with Russia is good for ratings but that the story is likely “mostly bulls—t” and that Trump is likely right to call it a “witch hunt.” The producer, who is based out of Atlanta and does not cover politics, met the undercover Project Veritas staffer, whom Project Veritas does not identify, in a peer mentorship group. Bonifield acted as a mentor to the undercover staffer under the pretense the undercover staffer was interested in a career in journalism. A spokesperson said the network stands by its medical producer and welcomes and embraces diversity of personal opinion.Sanders encouraged “everybody in this room and, frankly, everybody across the country to take a look at” the video — even after conceding that she’s unsure whether it’s accurate.If true, she said, the video “is a disgrace to all of media” and “all of journalism.” “I think that we have gone to a place where if the media can’t be trusted to report the news, then that’s a dangerous place for America,” she continued, going on to condemn the press for relying on unnamed sources and not reporting on positive developments within the Trump administration.“I think that we should take a really good look at what we’re focused on, what we are covering and making sure that it’s actually accurate and it’s honest,” Sanders said. “If we make the slightest mistake, the slightest word is off, it is just an absolute tirade from a lot of people in this room, but news outlets get to go on day after day and cite unnamed sources, use stories without sources.”Brian Karem, a White House reporter for The Sentinel, chimed in moments later, telling the White House spokeswoman that she was “inflaming everybody right here and right now with those words.”“Any one of us, if we don’t get it right, the audience has the opportunity to turn the channel or not read us, but you have been elected to serve for four years at least. There’s no option other than that,” he said. “We’re here to ask you questions. You’re here to provide the answers. And what you just did is inflammatory to people all over the country who look at it and say, ‘See, once again, the president is right, and everybody else out here is fake media.’ And everybody in this room is only trying to do their job.”Sanders said she “completely” disagreed. “First of all, I think if anything has been inflamed, it’s the dishonesty that often takes place by the news media,” she shot back. “And I think it is outrageous for you to accuse me of inflaming a story when I was simply trying to respond to his question.”Hadas Gold contributed to this report.

Выбор редакции
27 июня, 21:49

WINNING: Trump Claims Victory Over ‘Fake News CNN’ in Wake of Project Veritas Video. “What about th…

WINNING: Trump Claims Victory Over ‘Fake News CNN’ in Wake of Project Veritas Video. “What about the failing New York Times and the Washington Post?” All in good time.

27 июня, 21:12

Senate Republicans Put Off Health-Care Vote

Majority Leader Mitch McConnell bowed to mounting opposition and abandoned a vote planned for this week on legislation to overhaul Obamacare.

27 июня, 21:06

Трамп предлагает переименовать CNN в FNN - фальшивые новости

В США впервые за полгода непрерывных разоблачений связей Трампа с Россией авторы недостоверного материала понесли наказание. Три ведущих сотрудника отдела расследований CNN уволились после внутренней проверки. Подготовка статьи, по мнению руководства канала, не соответствовала стандартам редакции.

27 июня, 20:30

Sally Yates on Bob Mueller: ‘Folks Ought to Have Tremendous Confidence in Him’

The former acting attorney general says she believes the Department of Justice can withstand anything that happens during the Trump administration.

27 июня, 20:21

Can Americans Believe the President About Syrian Chemical Weapons?

Defense officials initially were in the dark about the White House’s claim the Assad regime was planning another attack.

27 июня, 18:45

Is the Problem With Tech Companies That They're Companies?

A Stanford professor argues that a profit imperative is in tension with the needs of a democratic society.

27 июня, 18:07

Trump's Foreign-Policy 'Adhocracy'

Richard Haass, one of the few foreign-policy experts the president says he respects, had some harsh words for the administration's early stumbles.

Выбор редакции
27 июня, 17:40

IT WAS NEVER INTENDED TO: Why Didn’t ObamaCare Make Us Healthier? All of America has been parti…

IT WAS NEVER INTENDED TO: Why Didn’t ObamaCare Make Us Healthier? All of America has been participating in an experiment since 2010 to see if a federal effort to extend government-mandated insurance coverage to millions more people can improve our lives. Last year the Obama Administration bragged that 20 million adults had gained health insurance […]

27 июня, 17:16

The Exasperating Difficulty of Trying to Understand Trump’s Finances

Using the standard disclosure forms, it's difficult to investigate even simple questions about the president's assets.

27 июня, 17:00

«Фейковые новости»: Трамп приветствовал увольнения на CNN за материал о России

Президент США обвинил в публикации лживых историй и другие американские СМИ, в том числе NBC, CBS, ABC, The New York Times и The Washington Post

27 июня, 16:57

В Москве заявление Белого дома о возможной химатаке со стороны Асада сочли предлогом для удара США по Сирии

Заявление Белого дома о возможной подготовке режима президента Сирии Башара Асада к новой химической атаке на территории республики может свидетельствовать о планах США нанести удар по сирийским правительственным войскам, полагают в Совфеде. Ранее эту гипотезу уже высказали американские СМИ. В Кремле сообщили, что не знают, на чем основано заявление Белого дома.Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев считает, что либо американцы действительно знают о подготовке химатаки, но осуществлять ее будет не Дамаск, либо заявление Белого дома будет использовано в качестве повода для удара по войскам Асада, сообщает "Интерфакс"."Сразу два предположения из серии „оба хуже": либо в США действительно знают о планах химатаки (как и то, что осуществлять ее будет вовсе не Дамаск), но тогда это развязывает руки террористам, ведь виновный уже назван заранее. Либо Америка готовит собственный „упреждающий" удар по сирийским войскам и апеллирует к теме, которая уже „раскручена" на мировом уровне и потому заведомо оправдает любые превентивные действия", - поделился сенатор своим предположением.В Кремле между тем сообщили, что не знают, на каком основании Белый дом сделал свое заявление о потенциальной химатаке. "Мы слышали об этом заявлении, мы не знаем, что является основанием для этого", - сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.Представитель Кремля отметил, что ему "неизвестно о какой-либо информации, об угрозе применения химических вооружений". "Точной информацией я не располагаю, думаю, что мои коллеги из специальных служб и Министерства обороны, если она будет, поделятся такими опасениями", - добавил глава кремлевской пресс-службы.Вместе с тем Песков выступил категорически против формулировки "очередная атака" применительно к режиму Асада, сообщает ТАСС. "Безусловно, мы категорическим образом не согласны с формулировкой „очередная атака", ибо, как вы знаете, несмотря на все требования российской стороны, беспристрастного международного расследования предыдущей трагедии (4 апреля в Хан-Шейхуне. - Прим. NEWSru.com) с использованием химических отравляющих веществ проведено не было, соответственно мы не считаем возможным возлагать ответственность на сирийские Вооруженные силы", - резюмировал пресс-секретарь президента РФ.Ранее первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич предположил, что "США готовят новую атаку по позициям сирийских войск". В связи с этим сенатор указал на угрозу, возникающую для военнослужащих ВКС РФ и других военных специалистов, находящихся в Сирии.Кроме того, The New York Times предположила, что заявление Белого дома о вероятной подготовке режима Асада к химатаке может свидетельствовать о том, что Вашингтон готовится к нанесению нового удара по сирийской территории, подконтрольной Дамаску.Британия поддержит ответ США на возможную химатакуТем временем Великобритания выразила готовность поддержать "пропорциональные" военные действия США в случае, если правительственные силы Сирии применят химическое оружие. Об этом в эфире BBC заявил глава Минобороны Соединенного Королевства Майкл Фэллон.Британский министр назвал "оправданными" действия США, когда в апреле по авиабазе сирийских правительственных сил был нанесен удар американскими крылатыми ракетами. "Если американцы предпримут подобные действия, то мы их поддержим", - сказал Фэллон.В свою очередь, постоянный представитель США при ООН Никки Хейли предупредила в Twitter, что "вина за любые дальнейшие атаки против жителей Сирии будет возложена на Асада, но также на Россию и Иран, которые помогают ему убивать своих же людей".Дамаск опроверг заявление Белого домаМежду тем министр по вопросам национального примирения Сирии Али Хайдар опроверг сведения Белого дома о возможном намерении Дамаска применить химоружие, сообщает AP. По его словам, Вашингтон своим заявлением предвещает "дипломатическую битву" против Сирии, которая развернется в ООН.Кроме того, Дамаск обвиняет США в намерении "не закончить сирийский конфликт, а вести войну на изнурение противника с сирийским народом и сирийской армией". Об этом в интервью Financial Times сказала Бутаина Шаабан, советник Асада по политическим вопросам и связям с общественностью.Между тем глава центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Арбатов считает, что возможное применение режимом Асада химоружия исключать нельзя. "Подозрения в отношении Асада в том, что он применял химическое оружие, уже много лет имеют место, также как и подозрение в том, что не все химическое оружие вывезли с территории Сирии по совместному плану России и США", - сообщил эксперт в комментарии "Интерфаксу".Заявление Белого дома - нетипичное и самовольноеИсполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбелл поделился с газетой предположением, что заявление Белого дома могло быть основано на сообщениях разведки. Ракетные атаки с использованием газа зарина требуют значительной подготовки, которую вполне могли зафиксировать разведслужбы, пояснил эксперт в статье, переведенной сайтом InoPressa.В то же время Кимбелл счел нетипичным такое конкретное публичное предупреждение по поводу намерения иностранного правительства использовать запрещенные вооружения. Эксперт признался, что не помнит подобных заявлений, "по крайней мере в последние 20 лет". Чаще такие вопросы решаются путем частных сообщений по дипломатическим и разведывательным каналам, пояснил он.Пять источников BuzzFeed в оборонных структурах США сообщили, что не знали о намерении Белого дома распространить заявление о потенциальной химатаке. Обычно такие сообщения перед публикацией согласовываются разными ведомствами национальной безопасности, пояснили собеседники издания, статью которого перевела InoPressa.Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер вечером 26 июня заявил, что США зафиксировали потенциальную подготовку режима Асада еще к одному нападению с применением химического оружия. В Вашингтоне отметили, что атака может привести к массовой гибели мирных граждан, включая детей, и предупредили, что в этом случае Дамаск заплатит за нее высокую цену.Действия по подготовке к удару в Белом доме назвали похожими на те, которые проводились перед атакой с применением химического оружия 4 апреля 2017 года в сирийском городе Хан-Шейхун (провинция Идлиб). Тогда Вашингтон обвинил в применении химоружия Дамаск. Предполагаемая химатака в Идлибе стала поводом для ракетного удара США в ночь на 7 апреля по сирийскому правительственному аэродрому Шайрат в провинции Хомс.Журналист Херш: американский удар по Сирии основывался на лжиПри этом известный журналист Сеймур Херш в подробной статье для немецкой газеты Welt am Sonntag высказал мнение, что удар американцев по сирийскому аэродрому в Хомсе основывался на ложных предлогах, пишет немецкий журнал Focus. В частности, по его данным, в ходе атаки сирийских ВВС 4 апреля в Идлибе вообще не применялся зарин.В качестве доказательства Херш ссылается на данные одного из советников правительства США: "500-фунтовая бомба своим ударным и тепловым воздействием вызвала другие, более мелкие взрывы. При этом над городом распространилось огромное облако пыли". Также Херш цитирует доклад одного американского военнослужащего об оценке повреждений, нанесенных в результате авиаудара Дамаска 4 апреля. Согласно документу, пылевое облако, которое образовалось после взрыва, было вызвано не отравляющим веществом, а веществами, находившимися в подвалах складов джихадистов, в том числе удобрениями и средствами дезинфекции.Кроме того, Херш ссылается на показания активистов, оказывавших помощь пострадавшим, говорится в статье, переведенной InoPressa. В частности, одна из групп организации "Врачи без границ" сообщила, что "от пострадавших пахло средствами для отбеливания, что говорило о том, что они подверглись воздействию хлора", говорится в статье. В то же время сотрудники организации сами отмечали, что "в результате взрыва в воздух попали химические вещества, которые содержатся в удобрениях и могут приводить к таким же нейротоксическим симптомам, как и зарин".Также журналист отмечает, что после атаки на Хан-Шейхун сотрудник американского силового аппарата, который отвечал за планирование ответного ракетного удара, обращался с запросами в ЦРУ и Разведывательное управление Министерства обороны США о возможных доказательствах нахождения зарина на аэродроме в Хомсе. Однако в ответе, как рассказал информатор Херша, значилось, что "они не располагали доказательствами того, что Сирия имела или применяла зарин".(http://txt.newsru.com/rus...)

27 июня, 16:57

В Москве заявление Белого дома о возможной химатаке со стороны Асада сочли предлогом для удара США по Сирии

Заявление Белого дома о возможной подготовке режима президента Сирии Башара Асада к новой химической атаке на территории республики может свидетельствовать о планах США нанести удар по сирийским правительственным войскам, полагают в Совфеде. Ранее эту гипотезу уже высказали американские СМИ. В Кремле сообщили, что не знают, на чем основано заявление Белого дома.Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев считает, что либо американцы действительно знают о подготовке химатаки, но осуществлять ее будет не Дамаск, либо заявление Белого дома будет использовано в качестве повода для удара по войскам Асада, сообщает "Интерфакс"."Сразу два предположения из серии „оба хуже": либо в США действительно знают о планах химатаки (как и то, что осуществлять ее будет вовсе не Дамаск), но тогда это развязывает руки террористам, ведь виновный уже назван заранее. Либо Америка готовит собственный „упреждающий" удар по сирийским войскам и апеллирует к теме, которая уже „раскручена" на мировом уровне и потому заведомо оправдает любые превентивные действия", - поделился сенатор своим предположением.В Кремле между тем сообщили, что не знают, на каком основании Белый дом сделал свое заявление о потенциальной химатаке. "Мы слышали об этом заявлении, мы не знаем, что является основанием для этого", - сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.Представитель Кремля отметил, что ему "неизвестно о какой-либо информации, об угрозе применения химических вооружений". "Точной информацией я не располагаю, думаю, что мои коллеги из специальных служб и Министерства обороны, если она будет, поделятся такими опасениями", - добавил глава кремлевской пресс-службы.Вместе с тем Песков выступил категорически против формулировки "очередная атака" применительно к режиму Асада, сообщает ТАСС. "Безусловно, мы категорическим образом не согласны с формулировкой „очередная атака", ибо, как вы знаете, несмотря на все требования российской стороны, беспристрастного международного расследования предыдущей трагедии (4 апреля в Хан-Шейхуне. - Прим. NEWSru.com) с использованием химических отравляющих веществ проведено не было, соответственно мы не считаем возможным возлагать ответственность на сирийские Вооруженные силы", - резюмировал пресс-секретарь президента РФ.Ранее первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич предположил, что "США готовят новую атаку по позициям сирийских войск". В связи с этим сенатор указал на угрозу, возникающую для военнослужащих ВКС РФ и других военных специалистов, находящихся в Сирии.Кроме того, The New York Times предположила, что заявление Белого дома о вероятной подготовке режима Асада к химатаке может свидетельствовать о том, что Вашингтон готовится к нанесению нового удара по сирийской территории, подконтрольной Дамаску.Британия поддержит ответ США на возможную химатакуТем временем Великобритания выразила готовность поддержать "пропорциональные" военные действия США в случае, если правительственные силы Сирии применят химическое оружие. Об этом в эфире BBC заявил глава Минобороны Соединенного Королевства Майкл Фэллон.Британский министр назвал "оправданными" действия США, когда в апреле по авиабазе сирийских правительственных сил был нанесен удар американскими крылатыми ракетами. "Если американцы предпримут подобные действия, то мы их поддержим", - сказал Фэллон.В свою очередь, постоянный представитель США при ООН Никки Хейли предупредила в Twitter, что "вина за любые дальнейшие атаки против жителей Сирии будет возложена на Асада, но также на Россию и Иран, которые помогают ему убивать своих же людей".Дамаск опроверг заявление Белого домаМежду тем министр по вопросам национального примирения Сирии Али Хайдар опроверг сведения Белого дома о возможном намерении Дамаска применить химоружие, сообщает AP. По его словам, Вашингтон своим заявлением предвещает "дипломатическую битву" против Сирии, которая развернется в ООН.Кроме того, Дамаск обвиняет США в намерении "не закончить сирийский конфликт, а вести войну на изнурение противника с сирийским народом и сирийской армией". Об этом в интервью Financial Times сказала Бутаина Шаабан, советник Асада по политическим вопросам и связям с общественностью.Между тем глава центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Арбатов считает, что возможное применение режимом Асада химоружия исключать нельзя. "Подозрения в отношении Асада в том, что он применял химическое оружие, уже много лет имеют место, также как и подозрение в том, что не все химическое оружие вывезли с территории Сирии по совместному плану России и США", - сообщил эксперт в комментарии "Интерфаксу".Заявление Белого дома - нетипичное и самовольноеИсполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбелл поделился с газетой предположением, что заявление Белого дома могло быть основано на сообщениях разведки. Ракетные атаки с использованием газа зарина требуют значительной подготовки, которую вполне могли зафиксировать разведслужбы, пояснил эксперт в статье, переведенной сайтом InoPressa.В то же время Кимбелл счел нетипичным такое конкретное публичное предупреждение по поводу намерения иностранного правительства использовать запрещенные вооружения. Эксперт признался, что не помнит подобных заявлений, "по крайней мере в последние 20 лет". Чаще такие вопросы решаются путем частных сообщений по дипломатическим и разведывательным каналам, пояснил он.Пять источников BuzzFeed в оборонных структурах США сообщили, что не знали о намерении Белого дома распространить заявление о потенциальной химатаке. Обычно такие сообщения перед публикацией согласовываются разными ведомствами национальной безопасности, пояснили собеседники издания, статью которого перевела InoPressa.Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер вечером 26 июня заявил, что США зафиксировали потенциальную подготовку режима Асада еще к одному нападению с применением химического оружия. В Вашингтоне отметили, что атака может привести к массовой гибели мирных граждан, включая детей, и предупредили, что в этом случае Дамаск заплатит за нее высокую цену.Действия по подготовке к удару в Белом доме назвали похожими на те, которые проводились перед атакой с применением химического оружия 4 апреля 2017 года в сирийском городе Хан-Шейхун (провинция Идлиб). Тогда Вашингтон обвинил в применении химоружия Дамаск. Предполагаемая химатака в Идлибе стала поводом для ракетного удара США в ночь на 7 апреля по сирийскому правительственному аэродрому Шайрат в провинции Хомс.Журналист Херш: американский удар по Сирии основывался на лжиПри этом известный журналист Сеймур Херш в подробной статье для немецкой газеты Welt am Sonntag высказал мнение, что удар американцев по сирийскому аэродрому в Хомсе основывался на ложных предлогах, пишет немецкий журнал Focus. В частности, по его данным, в ходе атаки сирийских ВВС 4 апреля в Идлибе вообще не применялся зарин.В качестве доказательства Херш ссылается на данные одного из советников правительства США: "500-фунтовая бомба своим ударным и тепловым воздействием вызвала другие, более мелкие взрывы. При этом над городом распространилось огромное облако пыли". Также Херш цитирует доклад одного американского военнослужащего об оценке повреждений, нанесенных в результате авиаудара Дамаска 4 апреля. Согласно документу, пылевое облако, которое образовалось после взрыва, было вызвано не отравляющим веществом, а веществами, находившимися в подвалах складов джихадистов, в том числе удобрениями и средствами дезинфекции.Кроме того, Херш ссылается на показания активистов, оказывавших помощь пострадавшим, говорится в статье, переведенной InoPressa. В частности, одна из групп организации "Врачи без границ" сообщила, что "от пострадавших пахло средствами для отбеливания, что говорило о том, что они подверглись воздействию хлора", говорится в статье. В то же время сотрудники организации сами отмечали, что "в результате взрыва в воздух попали химические вещества, которые содержатся в удобрениях и могут приводить к таким же нейротоксическим симптомам, как и зарин".Также журналист отмечает, что после атаки на Хан-Шейхун сотрудник американского силового аппарата, который отвечал за планирование ответного ракетного удара, обращался с запросами в ЦРУ и Разведывательное управление Министерства обороны США о возможных доказательствах нахождения зарина на аэродроме в Хомсе. Однако в ответе, как рассказал информатор Херша, значилось, что "они не располагали доказательствами того, что Сирия имела или применяла зарин".(http://txt.newsru.com/rus...)

27 июня, 16:56

Трамп высмеял CNN после удаления статьи о контактах его окружения с Россией

Президент США Дональд Трамп призвал телеканал CNN после удаления статьи о связях его штаба с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) убрать и другие «лживые материалы». «Ого, CNN пришлось убрать большой материал "про Россию", три сотрудника вынуждены были уволиться. А что насчет других их лживых материалов? Фейковые новости!» — написал он в своем Twitter. Wow, CNN had to retract big story on "Russia," with 3 employees forced to resign. What about all the other phony stories they do? FAKE NEWS! — Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 27 июня 2017 г. В следующем твите Трамп предрек телеканалу кадровые изменения и падение рейтингов. «Телеканал фейковых новостей CNN ждут серьезные изменения в руководстве, ведь их поймали на продвижении фальшивых новостей о России обманным путем. Рейтинги снижаются», — написал Трамп. Также Трамп высказал претензии и к ряду других американских СМИ. «Мы застали CNN врасплох. А что по поводу NBC, CBS и ABC? А как же New York Times и Washington Post? Все это фейковые новости», — заявил президент. So they caught Fake News CNN cold, but what about NBC, CBS & ABC? What about the failing @nytimes & @washingtonpost? They are all Fake News! — Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 27 июня 2017 г.  

27 июня, 16:33

Trump son-in-law Jared Kushner hires prominent trial lawy...

President Donald Trump's son-in-law and adviser, Jared Kushner, has hired a prominent trial lawyer to help represent him in inquiries linked to Russia, the New York Times reported.

27 июня, 14:48

Will China Save the American Economy?

Though Trump is skeptical of globalization, more investors from overseas are building factories and creating jobs. Will they find the U.S. a hospitable place for business?

20 марта, 18:25

Миллиардер Рокфеллер скончался в возрасте 101 года

Американский миллиардер Дэвид Рокфеллер скончался в США в возрасте 101 года, сообщила газета The New York Times.

28 февраля, 12:20

Scofield: Война систем. Гонконг, КНР и Германия

Выборы главы администрации Гонконга состоятся 26 марта 2017 года . В последнее время распространились слухи о том, что законодательный орган КНР Национальный народный конгресс (NPC), который находится под контролем Чжан Дэцзяна, политического конкурента китайского лидера Си Цзиньпина, намерен вмешаться в важный судебный процесс в Гонконге. … Чжан Дэцзян, являющийся также куратором Гонгонга, создал большие проблемы в городе. В 2014 году «Белая книга» о Гонконге, выпущенная NPC под руководством Чжана, вызвала сильные протестные настроения в Гонконге, породившие «зонтичную революцию» . По словам источника, Си «теряет терпение» по отношению к гонконгским богачам и должностным лицам, которые продолжают поддерживать фракцию Цзяна, включая лидера Гонконга Лян Чжэньина. Epoch Times ранее сообщали о том, что Си не допустит, чтобы Лян сохранил свои полномочия ещё на один срок . Обострение ситуации уже началось...

05 февраля, 15:00

Тайная война спецслужб. Кто придумал "русских хакеров" и взломал Хиллари?

Май 2001-го. Яхт-клуб Balboa Bay Club в Ньюпорте, США. — Ты сделаешь это для меня, Бред? Бредли Биркенфельд почувствовал, как к горлу подкатывает комок тошноты. Вот он, момент истины! Тот самый миг, ради которого большие шишки из швейцарского банка UBS не скупились на представительские расходы, заставляя его унижаться и делать всё, чтобы произвести впечатление на мистера Олейникоффа. И вот наконец русский олигарх согласился перевести в Швейцарию несколько миллионов — правда, как он объяснил за ужином, миллионы были конвертированы в партию бриллиантов, упакованных в небольшой — размером с гаванскую сигару — контейнер, который мистеру Биркенфельду, как какому-то нигерийскому контрабандисту, предстояло перевезти через две границы в своей прямой кишке. Чёрт возьми! Если его поймают, то посадят минимум на 25 лет. Но выбора у него, похоже, уже не было. — Конечно, сэр! — улыбнулся Бредли, вспомнив, как в армии его учили улыбаться сквозь боль и усталость. — Можете на меня положиться, сэр! — Вот и молодец, мой мальчик, — похлопал его по плечу Олейникофф. — Кто знает, может быть, тебе понравится, а? Сидевшие за столом гости расхохотались. — Бред, я просто проверял тебя! Не волнуйся, ты повезёшь камни в другом тайнике — в тюбике зубной пасты. Именно в этот момент Бредли Биркенфельд, прозванный позже "банкиром Люцифера", и поклялся уничтожить этого старого алчного самодура.  Но тогда он даже и не подозревал, что это решение запустит новый этап войны между американскими спецслужбами, войны, которая продолжается и сегодня. Вполне возможно, через несколько десятилетий нам будет значительно легче оценить масштаб и логику происходящих сейчас процессов. Сегодня же в нашем распоряжении лишь несколько эпизодов, несколько фрагментов мозаики, которые только дают самое общее представление о расколах и тектонических сдвигах внутри американской элиты.   Война между спецслужбами началась ещё в начале 70-х годов прошлого века, когда президент Ричард Никсон, опираясь на друзей в ЦРУ,  решил расформировать ФБР, которое после 40-летнего владычества директора Джона Эдгара Гувера стало настоящим символом коррупции и "теневого правительства". Казалось, у Гувера были папочки с компроматом на всех: на политиков, на финансистов, на звёзд шоу-бизнеса... Но в 1972 году Гувер скончался и Никсон решил избавиться от настойчивой опеки "федералов", предложив расчленить ФБР на несколько правительственных агентств. Естественно, это не понравилось наследникам Гувера, и вскоре против Никсона была организована провокация, когда в отеле "Уотергейт" полиция как бы случайно поймала бывших агентов ЦРУ, застигнутых за установкой прослушивающих устройств в штаб-квартире Демократической партии США. Агенты ЦРУ признались, что действовали по приказу самого президента, после чего в дело вступила "тяжёлая артиллерия" — журналисты The Washington Post Боб Вудворд и Карл Бернстайн, которые стали публиковать секретные документы следствия. Как выяснилось годы спустя, "независимые журналисты" писали под диктовку заместителя директора ФБР Марка Фелта, который и вёл расследование "Уотергейта". В итоге федералы добились своего: Никсон под угрозой импичмента ушёл в отставку, а планы реформирования бюро отправились в мусорную корзину. С тех пор подковёрная борьба ФБР и ЦРУ не стихала ни на день. Но нынешний этап войны вспыхнул по куда более серьёзному поводу: всё началось в 2010 году, когда президент Обама подписал FATCA — закон о налогообложении иностранных счетов, требующий от банков всех стран предоставлять в налоговую службу США информацию обо всех клиентах, имеющих либо американское гражданство, либо хоть какое-то отношение к американской экономике. По сути, это был первый шаг к созданию глобальной сети контроля за всеми финансовыми потоками в мире. Нити же этой сети сходились в штаб-квартире ЦРУ. Поводом же к принятию этого закона и стали разоблачения высокопоставленного директора швейцарского банка UBS Бредли Биркенфельда, который в течение 6 лет был негласным осведомителем Налоговой службы США. За годы двойной жизни Биркенфельд передал налоговикам информацию о 300 американских толстосумах с пониженной социальной ответственностью, спрятавших на швейцарских счетах более 20 миллиардов долларов. Главным из "уклонистов" и был "король недвижимости" Игорь Олейникофф — потомок русских эмигрантов, сбежавших из России ещё после Гражданской войны, сделавший себе состояние на строительстве фешенебельных отелей, яхт-клубов и бизнес-центров. Он легко избежал тюремного срока, заключив в суде соглашение о сотрудничестве. Зато в тюрьме оказался сам… Биркенфельд. Так и не получив от Налоговой службы гарантий иммунитета, он был осуждён на 40 месяцев тюрьмы за сокрытие ценной информации (впрочем, возможно, что таким образом его кураторы из ЦРУ просто попытались "отмазать" своего агента от подозрений в работе на правительство — дескать, агентов под прикрытием в тюрьму не сажают). Приговор "стукачу" вызвал в Вашингтоне настоящий скандал: часть чиновников Налоговой службы США опасались, что пример Биркенфельда отпугнёт других "стукачей" от сотрудничества. Поэтому после освобождения Биркенфельду выплатили премию в размере 104 млн долларов — "комиссионные" за взысканные штрафы. Нетрудно представить, как закон FATCA, отменяющий само понятие банковской тайны, был воспринят в деловых кругах США. Патриотизм патриотизмом, но все американцы прекрасно знают, что деньги лучше всего держать на безымянных счетах в швейцарских банках, где до них не дотянется налоговая служба. Деньги выводили и крупнейшие корпорации — гордость американской экономики. Например, накануне принятия FATCA корпорация Microsoft утроила свои офшорные накопления, а Apple увеличила их чуть ли не в десять раз. Впрочем, новый закон ударил не только по корпорациям, но и по самым обычным американцам, которые в силу каких-либо обстоятельств решили жить за границей, — например, по московским экспатам, которые, согласно логике американских налоговиков, уже давно должны были отбывать тюремный срок. И как быть детям дипломатов, которые только числятся гражданами США из-за своего рождения на американской территории? Например, французский архитектор Фабьен Легре, как пишет газета French Morning, живший в США лишь первые 18 месяцев после рождения, уже получил грозное уведомление от Налоговой службы США с требованием заплатить налоги со всех доходов. "Я попытался было позвонить в посольство и объяснить, что у меня нет ни идентификационного номера налогоплательщика, ни номера социального страхования США, но со мной даже не захотели разговаривать и пригрозили добиться экстрадиции. Я обескуражен, ведь я не имею никакого отношения к этой стране!" Практически сразу же в Республиканской партии США образовалась инициативная группа по отмене закона. Лидером стал сенатор-республиканец Рэнд Пол — один из основателей консервативного Движения чаепития и претендент на пост президента США, снявший свою кандидатуру в пользу Дональда Трампа. Другой лидер оппозиции — влиятельный конгрессмен Билл Поузи, который ещё накануне выборов заявил, что только гарантии от Трампа отменить закон FATCA станут обязательным условием для поддержки его кандидатуры республиканцами. В ответ в адрес республиканцев посыпались обвинения в поддержке международного криминалитета. Так, летом 2015 года, во время обсуждения очередного законопроекта, направленного на ограничение деятельности офшоров в США, в немецкую газету Sueddeutsche Zeitung был подброшен "панамский архив" — свыше 80 гигабайтов записей из чёрной бухгалтерии фирмы Mossack Fonseca, зарегистрированной в Панаме. Компания, основанная ещё в 1977 году немецкими адвокатами Юргеном Моссаком и Рамоном Фонсекой, специализировалась на выводе денег в офшорные трастовые фонды, а её клиентами было свыше 200 тысяч частных лиц: от президентов крупнейших корпораций и "банановых республик" (в числе прочих в досье оказался и Пётр Порошенко) до международных мафиози и торговцев оружием. Бредли Биркенфельд уверен, что этот скандал — дело рук его кураторов из ЦРУ. "Я сам передал им в руки все ключи от офшорного царства, — писал он в своей книге Lucifer’s Bankir. — Это я навёл агентов на панамский офшор". На ЦРУ указывал и выбор газеты для информационного вброса — фактически это немецкое издание контролируется американским издательским бизнесом. * * * Впрочем, в американских массмедиа название панамского фонда Mossack Fonseca засветилось чуть раньше: ещё в 2013 году, когда известный журналист Кен Сильверстайн, расследуя схемы ухода от налогов в офшорах, приехал в американский городок Sunny Isles Beach недалеко от Майями. Настоящий рай для миллионеров, носящий название "флоридской ривьеры", — фешенебельные здания, роскошные особняки, лучшие в мире отели и магазины. По данным Налоговой службы США, каждый квадратный метр недвижимости в этом районе был оплачен со счетов офшорных фондов при посредничестве Mossack Fonseca.  Крупнейшим же застройщиком этого райского местечка оказался сам… Дональд Трамп, построивший на набережной три башни Трамп-тауэр и несколько отелей Trump International Beach Resort. Кстати, один из кварталов этого городка носил официальное название Маленькая Москва; именно здесь, по данным журналиста, обзавелись недвижимостью российские бизнесмены и эстрадные звёзды, например Алла Пугачёва и Игорь Николаев. Специально для Маленькой Москвы Трамп построил и несколько русских ресторанов. Также Тим Сильверстайн не поленился и съездил в Панаму, попытавшись проникнуть в штаб-квартиру фирмы Mossack Fonseca. Однако найденный офис — несколько комнат в обычном бизнес-центре Панамы — никак не походил на штаб-квартиру крупнейшей корпорации, приносящей бюджету страны десятую часть налогов. Вскоре выяснилось, что все финансовые операции в США проводятся через филиал компании — фирму MF Corporate Services, расположенной в самом центре Лас-Вегаса. — Я много раз спрашивал, как же такое возможно, чтобы иностранные диктаторы и главари наркокартелей могли так свободно распоряжаться деньгами в нашей стране, — недоумевал Сильверстайн. — Почему никто не препятствует деятельности таких офшоров? И каждый раз мне давали исчерпывающий ответ: ФБР. Агенты ФБР, говорили мне, посредством подобных фондов контролируют и вербуют "плохих парней", заставляя их вести себя в Америке "в рамках приличий" и не нарушать наших законов… Возможно, Тим Сильверстайн и не знал русского слова "крыша", но суть явления он описал верно. Именно на прерогативу ФБР крышевать нечистых на руку бизнесменов и покусились в ЦРУ. Разумеется, агенты ЦРУ как следует почистили "панамское досье" перед тем, как передавать его журналистам, но всего предусмотреть они не могли. И, сокращая список американских клиентов Mossack Fonseca, они оставили там имя китайского миллионера Нга Лап Сенга. Возможно, если бы агенты ЦРУ заглянули в Интернет, они бы заметили, что в 1998 году Нг уже был фигурантом "Чайнагейта" — скандала о незаконном финансировании предвыборного фонда Билла Клинтона и Национального комитета Демократической партии США. Дело, впрочем, при участии тогдашнего президента Билла Клинтона было замято, и мистеру Нгу не было предъявлено никаких обвинений. Так или иначе, но, когда уже "панамское досье" было у журналистов, миллионер Нг был арестован ФБР по обвинению в незаконном ввозе в США 4,5 миллиона долларов наличными. Выяснилось, что эти деньги предназначались для подкупа председателя сессии Генеральной ассамблеи ООН, экс-постпреда Антигуа и Барбуды Джона Эша, который мог повлиять на распределение контрактов на строительство различных административных зданий ООН в Нью-Йорке и Вашингтоне. 6 октября 2015 года ФБР арестовало и самого Джона Эша, который обещал полное сотрудничество со следствием в обмен на иммунитет. В частности, разгневанный Эш обещал вскрыть все подробности финансирования фонда Хиллари Клинтон — дескать, именно в фонд бывшего госсекретаря США и шли все "пожертвования" от строительных фирм, желающих получить подряды от ООН. Однако за три дня до суда, который должен был состояться 26 июня 2016 года, Джон Эш погиб: во время тренировки у себя дома он будто бы сам уронил себе на горло штангу весом 60 килограммов, вызвав перелом основания черепа. Свидетелей происшествия не было. По заключению полиции, это был обычный несчастный случай. Публикация "панамского досье" всё равно ударила по Клинтонам, хотя и совсем с другой стороны. Махинации с финансированием, связи с китайскими бизнесменами, смерть чиновника ООН — всё это произвело гнетущее впечатление на некоего Сета Рича, работника аппарата Национального комитета Демократической партии США, занимавшего должность директора по приросту электоральной базы. Как вспоминала демократка Джейн Клиб, Сет был демократом-идеалистом и никогда не скрывал того, что его фаворитом и образцом для подражания является соперник Клинтон Берни Сандерс. В то же время верхушка штаба в открытую объявила войну Сандерсу, делая всё возможное, чтобы политик проиграл партийные праймериз. Тогда Рич и решился на отчаянный поступок: как заявил Джулиан Ассанж, основатель проекта WikiLeaks, именно Сет Рич, имевший свободный доступ к серверу штаб-квартиры демократов, и скопировал все файлы внутренней переписки между топ-менеджерами Национального комитета Демпартии, обсуждавшими, как утопить Сандерса. Копия архива была передана в WikiLeaks — как раз накануне съезда Демократической партии, на котором и состоялось формальное выдвижение Хиллари Клинтон. Но не успели документы появиться в открытом доступе, как Сет Рич был убит. Неизвестный киллер поджидал Рича возле его дома в Вашингтоне, когда Сет возвращался навеселе из клуба и болтал о чём-то со своей подругой по телефону. — Сет Рич? — вдруг услышала девушка чей-то незнакомый голос. И сразу же — два выстрела. Убийца подошёл и выстрелил в спину Сету. При себе у погибшего остался смартфон, дорогие часы и кошелёк, что отвергает версию с ограблением. Убийцу так и не нашли. Буквально через две недели был убит и журналист Виктор Торн, предпринявший собственное расследование убийства Сета Рича. После того как Торн в своём блоге обвинил демократов в убийстве своего сотрудника (по его мнению, нападение совершили члены афроамериканской радикальной организации Black Lives Matter), он был застрелен выстрелом в голову. Пистолет был брошен рядом с телом, что позволило полиции закрыть расследование, посчитав происшедшее самоубийством. Более того, полиция отвергла и версию, что Сет Рич был каким-либо образом причастен к похищению переписки. По официальной версии, штаб-квартира демократов подверглась кибератаке со стороны хакерских группировок Cozy Bear и Fancy Bear. Причём сами имена хакерских группировок (bear в переводе значит "медведь") намекают на связь с Россией и русскими шпионами, а уж зачем русским шпионам понадобилась переписка демократов, объяснять никому не надо — такова уж коварная природа этих русских.   Следствие не смутил даже тот факт, что позже во взломе почты Хиллари Клинтон сознался и румынский хакер Лазар Марчел Лехел, известный под псевдонимом Гуччифер. Правда, проверить его показания не было никакой возможности: 7 июля прошлого года он был найден мёртвым в своей тюремной камере. В ответ директор ФБР практически в открытую вмешался в избирательную кампанию на стороне Дональда Трампа, распорядившись возобновить расследование скандала вокруг электронной переписки Хиллари Клинтон. Следствие началось ещё в марте 2015 года, когда журналисты The New York Times уличили бывшего руководителя внешнеполитического ведомства в использовании личного почтового сервера для служебного общения, что граничило с разглашением гостайны. Тем не менее генеральный прокурор США решила тогда простить мадам Клинтон. Но затем в поле зрения ФБР попал некто Энтони Винер — конгрессмен и законный супруг Хумы Абедин, ближайшей подруги и помощницы Клинтон. Винер попался на секстинге — проще говоря, он отправлял свои фотографии в обнажённом виде различным женщинам на сайтах знакомств. И, когда в числе его адресатов оказалась 15-летняя школьница, в дом Абедин тут же нагрянули федеральные агенты, которые, как и полагается, изъяли все орудия преступления, то есть все компьютеры и ноутбуки. И обнаружили новые письма от Хиллари, многие из которых содержали сведения, подпадающие под гриф "Секретно". Красивая комбинация, не правда ли? И за 11 дней до выборов директор ФБР Джеймс Коми прислал в Сенат США лаконичное письмо: "В связи со вновь открывшимися обстоятельствами Федеральное бюро расследований (ФБР) возобновляет расследование фактов неправомерного использования госсекретарём Хиллари Клинтон личного сервера для электронной переписки… В настоящий момент я не могу сказать, сколько времени займёт эта работа". Рейтинг Клинтон был уничтожен. Словом, неудивительно, что одним из первых чиновников, кто лишился своей должности ещё до инаугурации Трампа, стал директор ЦРУ Джон Бреннан — человек, работавший в разведке более 30 лет. За его плечами богатый послужной список, свидетельствующий о его особом положении в спецслужбах. В 1996 году Бреннан был резидентом и Саудовской Аравии, затем — практически накануне терактов 11 сентября — он вернулся в Вашингтон и стал ближайшим помощником директора ЦРУ,  затем координировал вторжение в Афганистан и Ирак. Именно Бреннан стоял за программой создания массовой армии беспилотников, способных нанести удар в любой точке мира, а позже он создал корпорацию The Analysis Corporation — ныне крупнейшего частного подрядчика ЦРУ. На место Бреннана президент Трамп назначил сенатора Майкла Помпео из Канзаса — опытного адвоката и профессора юриспруденции из Гарварда, который до того ни дня не работал в спецслужбах. И, следовательно, не имеет абсолютно никакого отношения к кланам и группировкам, сложившимся внутри разведывательного ведомства. А главное достоинство Помпео в другом: он давний и непримиримый враг семьи Клинтон. Так, в 2012 году сенатор Помпео был членом комитета по расследованию трагического инцидента в Бенгази, когда исламисты захватили американское консульство и убили посла США. В докладе комитета содержалась острая критика действий госсекретаря Хиллари Клинтон, которая не предприняла ничего, чтобы спасти жизни американцев. После публикации доклада сенатор Помпео выступил и со своим особым мнением, заявив, что Клинтон заранее знала о готовящемся нападении исламистов, но намеренно скрыла правду, так как Обама в это время участвовал в кампании по переизбранию и Клинтон рассчитывала использовать трагедию в своих политических целях.  Также Помпео прославился и как единственный сенатор, публично выступавший против закрытия Гуантанамо и других тайных тюрем ЦРУ. Он выступал и за вынесение заочного смертного приговора Эдварду Сноудену, и за тюремные сроки для лидеров мусульманских общин, отказывающихся осуждать теракты. Что ж, видимо, как полагает Дональд Трамп, имидж несгибаемого борца с врагами Америки поможет Помпео завоевать в ЦРУ симпатии новых подчинённых. Но удастся ли Помпео и Трампу остановить войну спецслужб — большой вопрос.

21 января, 13:49

Фонд Medallion: как работает уникальная машина по зарабатыванию денег?

Перевели статью Bloomberg о Renaissance Technologies и его фонде Medallion. Рекомендуем к прочтению. Фонд Medallion можно назвать самым чёрным ящиком во всей финансовой системе США. Он прославился далеко за пределами страны благодаря своим финансовым успехам и окружающей его атмосфере максимальной секретности, только усиливающей интерес к фонду. Medallion создан в 1988 году инвестиционной компанией Renaissance Technologies и специализируется на количественных методах инвестирования. Средняя годовая доходность с момента основания превышает 40%. В 1993 Medallion прекратил принимать деньги от сторонних инвесторов и сегодня работает исключительно на сотрудников Renaissance Technologies. В чём секрет уникальной машины по зарабатыванию денег? В 100 км к востоку от Уолл-стрит, участок земли, напоминающий по форме китовый хвост, разделяет залив Лонг-Айленд и залив Конскайенс. Здесь расположились роскошные виллы с собственными пирсами, теннисными кортами, бассейнами и зелёными аллеями. Район носит название Олд Филд, но соседи зовут его по-другому – ривьера Ренессанс. Как можно догадаться, самые богатые жители этого района – учёные, работающие в хедж-фонде Renaissance Technologies, базирующемся в соседнем районе Ист Сетокет.О владельцах роскошных вилл почти ничего не известно, как и о самой компании. Имя Renaissance Technologies на слуху у всех, но никто не знает, что происходит внутри. Известно, что компания управляет несколькими фондами, в т.ч. Institutional Equities Fund, Institutional Diversified Alpha и Medallion Fund. Последний – самый успешный – работает только для трёхсот сотрудников Renaissance Technologies и нескольких избранных, имеющих многолетние тесные связи с компанией. Все три фонда основаны на количественных методах анализа фондового рынка. Сегодня это самый наукоёмкий подход к инвестированию. Около 90 сотрудников Renaissance Technologies обладают учёной степенью.По данным Bloomberg, за последние 28 лет Medallion получил $55 млрд прибыли, что на $10 млрд больше, чем у фондов под управлением миллиардеров Рея Дэлио и Джорджа Сороса. Более того, прибыль Medallion получена за более короткий срок и с меньшими активами под управлением. Сегодня Renaissance ограничивает не только количество людей, которые могут вступить в фонд, но и размер инвестиций. Это необходимо для того, чтобы стратегии Medallion, основанные на количественных методах анализа рынка, продолжали работать. Сумма активов под управлением, превышая определённый порог, начинает влиять на рынок, и алгоритмы не могут работать так, как запрограммированы. Поэтому Renaissance удерживает объём средств Medallion между 9 и 10 млрд долларов. Это в два раза превышает размер активов, находившихся под управлением Medallion десять лет назад. Сегодня прибыль фонда снимается каждые полгода.Благосостояние учёных из Renaissance превышает ВВП многих стран и всё больше влияет на политику Соединённых Штатов.Например, сопредседатель компании Роберт Мерсер поддерживал Теда Круза во время праймериз и Дональда Трампа во время президентских выборов. По данным Центра за ответственную политику, Мерсер пожертвовал $22,9 млн и тем самым стал третьим по величине спонсором Республиканской партии. В то же время Джим Саймонс, основатель Renaissance, и Генри Лофер, бывший руководитель исследовательских работ, оказались по другую сторону баррикад – в сумме они пожертвовали $30 млн Демократической партии. Спикер компании Джонатан Гэстелтер заявил, что собственники и руководители Renaissance отказались комментировать ситуацию. Это довольно типичный ответ для структуры, максимально закрытой для общественности. Чтобы хоть что-то узнать о компании, было проведено журналистское расследование. Факты, изложенные ниже, получены в результате двух сотен интервью с людьми, которые лично знают учёных из Renaissance: учились, работали вместе или же конкурировали с ними. «Renaissance Technologies – это коммерческая версия «Манхэттенского проекта» (кодовое название программы США сер. XX в. по разработке ядерного оружия, проводившейся в атмосфере максимальной секретности – прим.)», – утверждает Эндрю Ло, профессор финансов в Школе Слоана Массачусетского технологического университета и председатель компании AlphaSimplex, которая занимается исследованиями в области финансовой математики. Ло превозносит основателя Renaissance Джима Саймонса за то, что тот сумел объединить такое количество учёных: «Они асы в области количественных инвестиций. Никто не может с ними сравниться».Естественно, больше всего споров и обсуждений разгорается вокруг финансовых успехов главного фонда Renaissance, Medallion. Результаты его работы поражают воображение инвесторов и кажутся невозможными. В 2000 году Medallion получил доходность 98,5%; в 2007 – 85,9%; в 2008 – 98,2%. Своим успехам фонд, разумеется, обязан учёным-математикам и количественным методам анализа фондового рынка. Это направление инвестирования сейчас считается самым перспективным. По данным Bloomberg, в 2016 году клиенты вложили $21 млрд в алгоритмические хедж-фонды и одновременно забрали $60 млрд из компаний, специализирующихся на других направлениях. Стоит привести ещё один достойный пример: фонд Two Sigma, управлявший в период кризиса капиталом в $5 млрд, резко увеличил свои активы до $37 млрд. И даже такие консервативные трейдеры как Пол Тюдор Джонс и Стив Коэн внедряют инструменты количественного анализа в своё программное обеспечение в надежде увеличить доходы. Специализация на количественных методах инвестирования – не единственная причина успеха фонда Medallion. Конкуренты говорят о нескольких преимуществах компании. Первое: компьютеры Renaissance – одни из мощнейших в мире. Сотрудники обладают большим количеством – и качеством – информации. Поэтому они находят больше сигналов, на которых основываются их «предсказания», и создают лучшие стратегии для управления капиталом. Renaissance всегда вкладывала много средств в развитие процессов сбора, сортировки и проверки данных, а также – в обеспечение их доступности для сотрудников. «Когда у тебя появляется идея, ты хочешь проверить её как можно быстрее. И если ты получаешь информацию в неподходящем формате, это сильно замедляет процесс», – говорит Ник Паттерсон, который проработал исследователем в Renaissance 8 лет.Ещё одна сильная сторона компании – контроль затрат на биржевую торговлю и пристальное внимание к тому, какое влияние на рынок оказывают сделки фондов Renaissance. Однако всё это – не уникальные преимущества. Компьютерные технологии становятся всё дешевле, всё больше компаний обращаются к количественным методам инвестирования, а конкуренты оттачивают своё мастерство.Продолжит ли Medallion так же успешно чеканить деньги?Разумеется, значительная часть успеха заключается в профессионализме сотрудников. Объединение такого количества учёных – целиком и полностью заслуга Джима Саймонса. Его без преувеличения называют математическим гением. Саймонс – профессор Массачусетского технологического института и Гарварда, лауреат премии Освальда Веблена в области геометрии и соавтор теории Черна-Саймонса. Он родился в 1938 году в Массачусетсе, отец – владелец обувной фабрики, мать – домохозяйка. Их предки переселились в США из Российской империи в конце XIX века. В 1964-1968 Джим Саймонс занимал должность исследователя (дешифровальщика) в Институте оборонного анализа, где он проводил работу по выявлению сообщений на фоне помех. Цель алгоритмической биржевой торговли очень похожа – построить модели, которые улавливают торговые сигналы из хаоса, создаваемого рынками. Часто сигналы очень тихие, но, тем не менее, они могут помочь определить, как будет меняться цена акций, облигаций или барреля нефти. Это комплексная проблема. Колебания цен зависят от фундаментальных причин и процессов, а иногда от нерационального поведения людей, совершающих покупки и продажи. Несмотря на то, что Саймонс лишился работы в Институте оборонного анализа после того, как осудил войну во Вьетнаме в своём письме в New York Times, приобретённые им во время криптографической работы связи помогли создать Renaissance, а спустя несколько лет и Medallion. В течение следующего десятилетия Саймонс возглавлял кафедру математики в университете Стони Брук и одновременно упражнялся в торговле товарными фьючерсами.  В 1977 году он распрощался с академической работой, чтобы попробовать себя в управлении активами. (Впоследствии Саймонс и его коллеги пожертвуют университету $250 млн. Стони Брук находится всего в трёх километрах от Ист Сетокета, где базируется Renaissance). Саймонс покупал и продавал товарные активы, делая свои ставки на основе фундаментальных показателей, таких как спрос и предложение. Увидев неэффективность этого подхода, он решил обратиться к своим знакомым среди криптографов и математиков за помощью в выявлении паттернов, биржевых закономерностей. Он связался с бывшими коллегами из Института оборонного анализа Элвином Берлекампом и Леонардом Баумом, а также с коллегами из университета Стони Брук профессорами Генри Лофером и Джеймсом Эксом. «Я предположил, что существуют способы предсказания цен методами статистики, – сказал Джим Саймонс корреспонденту из журнала Numberphile. – В итоге мы создали такие алгоритмы». В сущности, эти алгоритмы либо следуют за трендом (трендследящие модели), либо действуют против него (реверсные). Фонд Renaissance пользовался и первыми, и вторыми. Поначалу результаты были разными: в 1988 году доход составил 8,8%, а в 1989 году компания понесла убытки в размере 4,1%. Но в 1990 году, сконцентрировавшись на краткосрочной торговле, Medallion показал 56% прибыли после налогообложения. «Я был уверен, что наши модели будут работать лучше, – говорит Берклекамп, который несколько лет назад покинул Renaissance, чтобы вернуться к академической деятельности, и является почётным профессором в Калифорнийском университете в Беркли. – Но я не думал, что они будут работать настолько хорошо». В начале 90-х высокая годовая прибыль стала нормой в Renaissance: 39,4%, 34%, 39,1%. Многие инвесторы, узнавшие о прорыве Renaissance, пытались пробиться в Medallion, но их игнорировали. С 1993 года фонд не принимает инвестиций со стороны. Комиссионные также взлетели вверх: от 5% с активов и 20% с доходов до 5% с активов и 44% с доходов. Полное отсутствие клиентоориентированности стало визитной карточкой Renaissance. Боннефой – один из последних сторонних инвесторов, которых «выдавили» из Medallion в 2005 г. – вспоминает, как набирал Манхеттанский номер, чтобы узнать записанную на автоответчик ежемесячную прибыль. «Они непомерно задрали цены на свои услуги, и, тем не менее, остались на голову выше остальных», – говорит Боннефой. Доходность – вот первое и единственное, что нужно Medallion, чтобы поддерживать свой имидж. До сих пор корпоративный сайт renfund.com выглядит так, будто не менялся со времён Netscape. Вдохновлённый успехом Medallion, в середине 90-х Саймонс занялся расширением штата учёных. Любой, кто обладал опытом работы на Уолл-cтрит или хотя бы образованием в сфере финансов, мог попробовать свои силы в компании. «Мы нанимаем людей, которые проявили себя в исследовательской деятельности», – пояснил однажды Саймонс. Следующий поток талантливых людей – большая часть которых до сих пор составляет костяк компании – пришёл из исследовательского центра IBM имени Томаса. Дж. Уотсона в Йорктаун Хейтс. Эта команда занималась проблемами распознавания речи и машинным переводом. Когда эти задачи только начинали решать, учёные-программисты объединялись с лингвистами и пытались преобразовать грамматику в код. В IBM группа учёных, включая Мерсера и Брауна, утверждала, что эти проблемы лучше решать с помощью статистики и теории вероятности. Их руководитель Фредерик Джелинек любил говорить: «Как только я увольняю лингвиста, система начинает работать лучше». По словам учёных, работавших в том исследовательском центре, исследователи загружали в компьютеры «тонны данных». Однажды, по свидетельствам коллег, Мерсер не появлялся в течение нескольких месяцев, загружая в компьютер французские глаголы во всех формах. Результатом приложенных усилий стал алгоритм, который определял, что к фразе «Le chien est battu par Jean» ближе всего фраза «Жан укусил собаку». Те же принципы и полученный новый опыт учёные применили для создания алгоритма распознавания речи: «Давая аудитории сигнал х, спикер, возможно, на самом деле сказал у». «Проблемы распознавание речи и перевода находятся на пересечении математики и информатики», – утверждает Эрни Чан, который работал в исследовательском центре IBM в середине 90-х и сейчас возглавляет алгоритмический фонд QTS Capital Management. По его словам, учёные решали не только академические задачи, они развивали теории и создавали программное обеспечение для внедрения полученных решений. Работа группы в конечном итоге сделала возможным создание программы Google Translate и программы Siri компании Apple. По словам человека, знавшего Мерсера и Брауна, в 1993 году они вышли на руководство IBM со смелым предложением: создать алгоритмы для управления подразделением IBM – пенсионным фондом с капиталом в $28 млрд. IBM проигнорировало их предложение, посчитав, что компьютерные лингвисты не могут разбираться в прогнозировании инвестиций. Но увлечение Мерсера и Брауна финансовым рынком только начиналось. В том же 1993 году Ник Паттерсон, который раньше работал дешифровщиком для Великобритании и США, присоединился к Renaissance и сблизился с Брауном и Мерсером. «У IBM были серьёзные проблемы, моральное состояние было никакое, и работа на Renaissance была выходом из ситуации», – говорит Паттерсон. Он трудился в Renaissance вплоть до 2001 года, а в настоящий момент работает старшим биологом-вычислителем в исследовательском Институте Брода и занимается исследованиями в области генетики. По его словам, Мерсер и Браун решили присоединиться к команде Renaissance, привлечённые пятидесятипроцентной прибавкой к зарплате. Они разместились в мансарде в Сетокете и часто ужинали вместе. Когда приносили счёт, они доставали специальный калькулятор, который генерировал случайные числа. Оплачивал счёт тот, кому выпадало большее число. Когда Мерсер и Браун стали работать на Renaissance, им поручили проводить исследования в разных областях, но вскоре стало понятно, что они лучше работают в паре, чем по отдельности. Они подпитывали друг друга: Браун был оптимистом, а Мерсер – скептиком. По словам Паттерсона, Питер очень креативный и генерит множество идей, а Боб обычно отвечает, что над этими идеями ещё нужно серьёзно поразмыслить. Они стали руководить группой, занимавшейся акциями, которая теряла деньги. «Им понадобилось четыре года, чтобы заставить систему работать. Джим был очень терпелив», – говорит Паттерсон. Вложения окупились. Много лет спустя, на конференции по компьютерной лингвистике 2013 года, Браун сказал: «Renaissance основала пара математиков. Они и понятия не имели, как программировать. Они учились этому, читая компьютерные справочники, а это не самый хороший способ обучения». По сведениям из документов, поданных в Министерство труда США, сегодня та самая группа, занимающаяся акциями, зарабатывает большую часть прибыли Medallion, используя деривативы и заёмные капиталы, превышающие собственный в 4-5 раз. Renaissance подал эти сведения в Министерство труда в связи с заявлением об изменении пенсионных программ для работников. Часть их средств в Medallion планируется перевести в Индивидуальный Пенсионный План. Предполагается, что сотрудники не будут никогда платить налоги с доходов, полученных в результате использования уже заработанного. Это сэкономит им миллионы долларов. В команде Renaissance работали и другие ветераны IBM: близнецы, разработчики теории струн, Стивен и Винсент Делла Пьетра, разработчик алгоритма распознавания человеческой речи Лалит Бал, специалист по обработке цифровых сигналов Мукунд Падманабан, программист Дэвид Маджерман, и Глен Уитни, который писал программное обеспечение во время летней практики. «Основная идея, усвоенная в IBM, заключается в том, что целое больше, чем просто сумма частей», – вспоминает Эрни Чан. По словам людей, близких к Renaissance, помимо Мерсера и Брауна, специалистов в области исследований языка, на успех системы существенно повлияли астрофизики. Эти учёные значительно преуспели в «отсеве» сигналов от шума. Специалисты в области теории струн, братья Делла Пьетра были лишь первыми из многих с подобным опытом. Близнецы всегда работали в паре. Будучи учениками старших классов, они закончили научную программу Колумбийского университета с отличием, в студенческие годы изучали физику в Принстоне; получили учёные степени в Гарварде в 1986. Стивен Строгац, профессор математики в университете Корнелл, помнит, как они, только поступив в Принстон, учились в классе универсальной алгебры. «Они всегда сидели рядом. Размышляя, они постоянно спорили. Их математические дискуссии всегда были жаркими, они постоянно поправляли преподавателя или объясняли что-то друг другу», — говорит он.  Чан, работавший с ними в IBM, вспоминает, что близнецы всегда кричали исключительно друг на друга, а с остальными были добры и милы. Тот факт, что они близнецы, добавил ещё одну особенность. «Они практически читают мысли друг друга», – утверждает Чан. В Renaissance, дабы упростить проведение дискуссий, братья Делла Пьетра заняли соседние кабинеты, разделённые лишь внутренним окном. Паттерсон, которому какое-то время они отчитывались, также отмечал, что «братья очень креативны и постоянно друг с другом конкурируют». Переход из IBM не всем давался легко. Атмосфера в Renaissance сильно отличалась от той, к которой они привыкли. Об этом времени Браун вспоминает так: «Мы очень быстро поняли, что мир финансовых рынков сильно отличается от IBM. Он безжалостен. Или твои стратегии работают лучше, чем у других, и ты зарабатываешь деньги, или твои алгоритмы работают хуже, и ты прогораешь. Это давление заставляет тебя сконцентрироваться». Изменения в образе мышления были не единственными стимулами учёных из Renaissance, голодных до исследований больших объёмов данных. Они также обрели нечто неосязаемое – ощущение, что они стали частью семьи. Джим Саймонс выглядел как заботливый отец семейства. Ни один другой руководитель Renaissance не обладал такими навыками работы с людьми, говорят те, кто знаком с ним и с компанией. Он вдохновил своих ботаников-квантов сплотиться, работать вместе. «У нас царит атмосфера открытости. Мы следим за тем, чтобы каждый знал, чем занимается любой из сотрудников компании. Чем быстрее происходит этот обмен информацией, тем лучше. Вот что стимулирует людей», – отметил Саймонс во время своей речи в Массачусетском технологическом институте в 2010 г. В Renaissance разные команды ответственны за разные области исследования, но на практике каждый может работать над любой задачей. Каждый вторник проводится общее собрание, чтобы обсудить возникшие идеи. Разумеется, Саймонс работал и над совершенствованием технологий количественных инвестиций. В 2000 году он дал интервью изданию Institutional Investor, в котором объяснил  философию своей фирмы и алгоритмов Medallion. «Система должна состоять из постоянно создающихся слоёв. Рассматривая каждую новую идею, мы должны понять: это что-то принципиально новое, или оно похоже на то, что мы уже делали», – сказал он. Как только это становится понятно, группа исследователей определяет, в каком объёме новый алгоритм можно использовать. Сигналы могут со временем исчезать, но обычно их не удаляют из кода совсем, поскольку они могут возникнуть вновь, или их игнорирование может иметь неожиданные последствия. Когда люди из IBM были приняты в Renaissance, Medallion генерировал годовую прибыль в размере около 30% после налогообложения практически исключительно на торговле фьючерсами. Тогда было просто выявить паттерны и обратить в свою пользу отклонения. Один из бывших инвесторов сообщил, что учёные Renaissance обратили внимание на то, что опционы и фьючерсы Standard&Poor закрываются с разницей в 15 минут, и это какое-то время лежало в основе механизма извлечения прибыли. В системе использовалось большое число подобных отклонений, и учёные Renaissance подробно изучали каждое из них. В совокупности эти отклонения позволили зарабатывать миллионы, а немного позже и миллиарды. Но по мере того как финансовый рынок становился сложнее, и всё больше квант-исследователей направляли свои усилия на расшифровку сигналов рынка, подобные отклонения, «неэффективности рынка», начали исчезать. На конференции в 2013 году Браун упомянул о наблюдениях, которыми Medallion поделился со сторонними инвесторами. Изучая сведения об облачности, они выявили связь между солнечными днями и подъёмом рынков от Нью Йорка до Токио. «Оказывается, когда в Париже облачно, вероятность того, что рынок пойдет вверх, понижается», – сказал Браун. Однако это не то, на чём можно заработать много денег, поскольку эта тенденция прослеживается в пятидесяти с небольшим случаев из ста. «Но дело в том, что если бы сигналы, в которых было бы больше смысла, были явными, их бы уже давным-давно использовали в торгах… Мы ищем все больше и больше закономерностей, и наши специалисты, 90 человек из которых обладают учёной степенью, просто сидят и целыми днями наблюдают за паттернами. У нас более 10 000 процессоров, которые непрерывно работают в поисках сигналов», – продолжил Браун. Учёные из Renaissance разработали корпоративный язык программирования для построения своих алгоритмов. По словам людей, знакомых с деятельностью компании, код, на основе которого работает фонд Medallion, состоит из нескольких миллионов строчек. По данным другого источника, иногда позиции удерживаются в течение секунд, а иногда – в течение нескольких месяцев. Команда из IBM многое сделала для повышения эффективности количественных инвестиций Renaissance. Поскольку алгоритмы фонда были ориентированы на закрытие сделок в течение короткого времени, исследователи уделили время тому, чтобы изучить стоимость операций и то, как их собственные действия влияют на рынок. По мнению квант-аналитиков, последняя проблема особенно сложная. Они также следили за тем, чтобы сделки и доход соответствовали тому, что было запланировано системой, поскольку выставление неадекватной цены или другой компьютерный сбой могли провалить всю операцию. И практически с самого основания компании Саймонс указал на ещё одну опасность: общий размер инвестиций влияет на результат инвестирования. Слишком много денег может привести к отсутствию доходности. Также Саймонс отмечал, что необходимо быть готовым к ущербу, который может нанести работа других компаний. В письме, обращённом к инвесторам фонда акций, основатель компании Renaissance писал: «Мы верим в то, что обладаем совершенным набором торговых сигналов, но некоторыми из них несомненно пользуются другие хедж-фонды, также зарабатывающие на росте или падении рынка». Ещё одна зона риска для Renaissance – утечка кадров и информации. Случаи ухода из компании крайне редки. За исключением учёных, которые увольняются, чтобы вернуться к академической работе или заняться благотворительностью, сотрудники не уходят из Renaissance. Да и зачем бы они стали это делать? Задачи разнообразные, коллеги – суперпрофессионалы, а оплата труда исключительно высокая. Однако были и исключения. В 2001 году Renaissance нанял русского учёного Александра Белопольского, который, как и многие его коллеги, приехал на запад после развала Советского Союза. Паттерсон возражал против его принятия на работу, поскольку тот совсем недавно пришёл работать на Уолл-стрит. Опасения оправдались. В 2003 году Александр Белопольский и другой русский учёный Павел Вольфбейн объявили, что они переходят в фонд Millenium Partners, у которого они выторговали себе крупные бонусы и право получать собственные доходы. Renaissance подал в суд на них и на Millenium, опасаясь, что бывшие сотрудники будут использовать инсайдерскую информацию. Впоследствии стороны урегулировали конфликт во внесудебном порядке. Примерно в это же время на Renaissance работал другой учёный с русскими корнями Алексей Кононенко. Он получил учёную степень в Пенн Стейт в 1997 году и также недолгое время работал на Уолл-стрит. В Renaissance, к неожиданности многих, он получил повышение в составе группы, исследовавшей акции. Руководители обсуждали повышение Кононенко на регулярном ужине в доме Саймонса. Человек, знакомый со сложившейся ситуацией, утверждает, что некоторые учёные не могли понять, почему выдвинулся Кононенко, хотя многие проработали в компании гораздо дольше него. Со стороны это выглядело как сетования старшего товарища на то, что на должность назначили его более молодого коллегу. Другие люди, знакомые с положением дел в компании, утверждают, что русский учёный фактически выиграл борьбу за власть. Его продвижение стало целым событием. Какие бы ни были причины повышения Кононенко, результатом стало то, что Renaissance сохранил источник своего благосостояния: с момента того самого ужина Medallion получал годовой доход в размере более 40% после налогообложения. Согласно индексу миллиардеров Bloomberg, Саймонс, которому до настоящего времени принадлежит не менее 50% компании, благодаря Medallion владеет состоянием в размере $15,5 млрд. Активы Брауна, Мерсера и Лофера оцениваются в сотни миллионов долларов. Последнему принадлежит второй по величине пакет акций Renaissance (около 25%). То, сколько денег сотрудника находится в Medallion, зависит от его вклада в прибыль компании. Одним из способов получить больший кусок общего пирога является слаженная совместная работа. Сотрудников поощряют количеством акций, которые они могут купить. В дополнение, четверть их заработка сберегается и инвестируется в Medallion, где эти деньги работают в течение 4 лет, причём сотрудники также уплачивают комиссию по модели «5% и 44%». Как только каждый сотрудник Medallion становится богатым, это меняет его образ жизни. Поезд до Манхеттена уступает место вертолёту. Учёные меняют Honda на Porsche. Люди начинают заниматься теми хобби, о которых мечтали. Кузен Саймонса Роберт Лури, который возглавляет исследования в области фьючерсов, построил для своей дочери огромную арену для катания на лошадях. Яхты стали своеобразным must have. Мерсер заказал целую серию, и каждую назвал «Морская сова». На яхте Саймонса длинной 222 фута построен камин, который топится дровами. Обе яхты оборудованы такими современными средствам движения, что им не нужны якоря. Будучи заводилой, Саймонс всегда сам планировал корпоративные путешествия – на Бермудские острова, в Доминиканскую Республику, во Флориду, в Вермонт – и поощрял сотрудников, чтобы они брали с собой семьи. Одна из традиций компании – катание на лыжах. Саймонс, курильщик со стажем, дабы не отказываться от своей любимой привычки, оформил одному из ресторанов специальную страховку. Когда соперников и бывших инвесторов спрашивают, как Renaissance удаётся продолжать получать столь ошеломляющие прибыли, они единодушно отвечают: «Renaissance двигается вперёд быстрее, чем кто бы то ни было». Однако не всегда, когда все остальные спотыкались, Renaissance оставался на ногах. В августе 2007 года ипотечный кризис привёл к падению нескольких крупных алгоритмических хедж-фондов, включая управлявший $30 млрд фонд Goldman Sachs. Менеджеры этих фирм вынуждены были закрыть позиции, что только ухудшило ситуацию. По информации инсайдеров, кризис обошелся Medallion в $1 млрд – одну пятую его активов. Руководители Renaissance, опасаясь, что хаос сметёт их собственный фонд, дабы укрепить позиции свернули рискованные операции и начали продавать активы. Они были близки к капитуляции, когда рынок восстановился. За остаток года Medallion отыграл потери, и к концу 2007 года его прибыль составила 85,9 %. Руководство Renaissance усвоило один важный урок: не нужно вмешиваться в работу алгоритмов.  Кванты утверждают, что ни одна система не живёт вечно. Они задаются вопросом, насколько долго будет действовать магия Medallion. Прошло 7 лет с тех пор, как основатель компании Джим Саймонс вышел на пенсию. Однако фонд продолжает делать деньги теми же темпами. Даже в первой половине 2016 года, когда многие фонды понесли убытки, Medallion заработал более 20%. Renaissance снова нарастил своё благосостояние и влияние. Сегодня Renaissance успешен под управлением Брауна и Мерсера, но обоим уже за 60, и люди задумываются над тем, какова будет ситуация при их преемниках. Анекдотичная ситуация имела место на закрытой конференции в 2016 году. Кто-то из аудитории задал квантам вопрос: «Кого вы видите для себя в качестве идеального работодателя?» Раздались нервные смешки, затем последовал честный ответ: «Джима Саймонса».(Ист. — Bloomberg)

12 сентября 2016, 08:22

Америке и Китаю нужен искусственный интеллект

Американская газета «The News York Times» сообщила о начале переговоров между крупнейшими ИТ - компаниями - Alphabet, Amazon, Facebook, IBM и Microsoft - о выработке единой стратегии развития ИИ (искусственного интеллекта).Это творческое объединение четырех корпоративных гигантов пока еще не получило названия, и ход переговоров не афишируется, пишет The New York Times. Известно, что ИТ-гиганты будут обсуждать развитие искусственного интеллекта и его влияние на «на сферу труда, транспорта и обороны». Как и Илон Маск с организацией Open AI, компании обеспокоены стремительным прогрессом в сфере ИИ и угрозами, которые этот прогресс может нести.Что касается намерений Илона Маска, то следует уточнить, что основатели Open AI, в частности Илон Маск и Сэм Альтман, действительно подчеркивают, что их главная цель — способствовать развитию ИИ (artificial intelligence) без вреда для человека. Компания предлагает ученым сформировать штат полиции искусственного интеллекта, которая будет следить за порядком в мире алгоритмов, кодов и нейросетей. Однако, эксперты не без оснований полагают, что учредители OpenAI также хотят сдержать монополизацию исследований по ИИ, на которую уже претендуют Google и Facebook.Справка:Alphabet Inc. — холдинг, располагающийся в Калифорнии (США). Владеет несколькими компаниями, ранее принадлежавшими Google Inc, и самой Google Inc в том числе. Во главе холдинга находятся сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин.Реорганизация Google в Alphabet была официально объявлена 10 августа 2015 года и завершена 2 октября 2015 года. Все акции Google были преобразованы в акции Alphabet, они продолжают торговаться на Nasdaq как GOOGL и GOOG (класс A — GOOGL, — с правом одного голоса, и класc C — GOOG, — без права голоса.1 февраля 2016 года Alphabet стал крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации, обойдя компанию Apple. Однако, спустя два дня, стоимость компании снова уступила компании из Купертино. 15 мая Alphabet стал опять крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации.Таким образом, разработка стратегии исследований по ИИ становится приоритетной для крупнейших мировых корпораций. Безусловно, задача сделать ИИ максимально безопасным для человечества весьма важна, но в данном случае я хотел бы обратить внимание на применение ИИ в оборонной сфере.Как известно, Пентагон, с которым активно сотрудничает та же Google- Alphabet, придает ключевое значение развитию автономных систем вооружений, которые будут применяться в «войнах будущего».В последнее время технологии ИИ стали более практичными и доступными, что сделало возможным их применение в автономных системах вооружений. И это сразу же вызвало протесты со стороны экспертов ООН и Международного Красного Креста.В феврале этого года та же «TheNewsYorkTimes» рассказала о докладе бывшего сотрудника Пентагона Пола Шерри под названием «Автономное оружие и операционный риск».Пол Шерри руководит программой по разработке приемов ведения «войны будущего» в Центре Новой Американской Безопасности (Вашингтон, округ Колумбия). С 2008 по 2013 годы Шерри работал в Пентагоне над разработкой стратегии применения автономных систем вооружений (АСВ). В 2012 году он стал одним из авторов директивы Министерства обороны, которая устанавливала военную политику по использованию АСВ.В своем докладе Шерри предупреждает о реальных рисках, связанных с АСВ. Он противопоставляет полностью автоматизированные системы, которые могут убивать без вмешательства человека, оружию, которое «держит людей в курсе» в процессе выбора и поражения цели.По его мнению, автономным системам вооружений не хватает «гибкости», поэтому во время выполнения боевого задания могут возникнуть ошибки, которых можно избежать при наличии контроля со стороны оператора.Полностью автономное оружие начинает появляться в армиях различных государств. Южная Корея установила автоматическую турель вдоль границы с Северной Кореей, в Израиле принят на вооружение беспилотник, который запрограммирован атаковать вражеские РЛС противника после их обнаружения.Армия США пока не использует АСВ. Однако, в этом году Пентагон запросил около одного миллиарда долларов для производства корпорацией Lockheed Martin противокорабельной ракеты дальнего действия (Long Range Anti-Ship Missile), которая описывается как «полуавтономная». Цель выбирает оператор, но затем ракета будет автоматически идентифицировать и атаковать вражеские войска.Честно говоря, я не считаю такую систему какой-то новинкой, так как даже принятая на вооружение в 1975 году советская крылатая ракета морского базирования ПКР -500 «Базальт», приемными испытаниями которой я занимался в 80-е годы, точно так же сначала наводилась на цель оператором, а затем сама выбирала свою цель.Справка:Ракетный комплекс «Базальт» получал первичное целеуказание от орбитальных платформ МКРЦ «Легенда», или от средств воздушной разведки. Получая корректировки от МРСЦ «Успех», ракеты следовали к цели на большой высоте, чтобы сэкономить горючее. Приблизившись к цели на дистанцию захвата ГСН, ракеты самостоятельно выполняли распределение целей и снижались до сверхмалой высоты, скрываясь за радиогоризонтом.Первый испытательный запуск «Базальта» чуть было не привел к катастрофе. Ракета сразу же стала самонаводиться на собственный стартовый комплекс. Чтобы таких казусов больше не происходило, в систему ИИ ракеты было введено ограничение на размер цели - не крупнее авианосца.Американцы существенно отстают он нас в противокорабельных ракетных комплексах (долгое время полагались на их количество, а не на качество), и у них все хлопоты с ракетными ИИ еще впереди.Основное внимание в своем докладе Пол Шерри уделяет сбоям и ошибкам компьютерных систем, а также «непредвиденным взаимодействиям с окружающей средой» (как в случае с первым запуском «Базальта»).В качестве альтернативы АСВ, Шерри предлагает «Centaur Warfighting» («Кентаврические системы вооружений»). Термин «centaur» (ИИ плюс оператор) применяется для систем, в которых интегрирована работа людей и компьютеров. Как пишет NYT, в телефонном интервью Шерри все же признал, что просто оператора, «нажимающего на кнопки», недостаточно:«Наличие просто «оповещенного» о действиях машины человека недостаточно», сказал он. «Они (люди) не могут быть просто частью алгоритма работы системы. Человек должен активно участвовать в принятии решений».В сущности наметившийся альянс крупнейших ИТ- корпорация в разработке безопасных стратегий развития ИИ является ответом на уже очевидные опасности как гражданского применения ИИ, так и создания АСВ.В гонку по развитию ИИ-технологий двойного назначения включился Китай, который активно скупает робототехнические компании по всему миру. Совсем недавно китайской фирмой Agic Capital приобретена компания Gimatic, итальянский производитель электрических и пневматических захватов, датчиков и позиционеров. Agic Capital совместно с China National Chemical Corp (ChemChina) и Китайским государственным фондом Guoxin International Investment Corp в январе этого года также выкупили немецкую группу KraussMaffei Group (интегратор промышленных роботов и обработчик пластмассы, углеродного волокна и резины).Американская компания Paslin, интегратор сварочных роботов, систем автоматизации и оснастки, была приобретена китайской компанией Wanfeng Technology Group.Китай пока еще довольно далек от уровня ведущих западных исследователей ИИ. Возможно, что китайские инженеры и ученые даже не стремятся к первенству в этих исследованиях, а будут следовать своему извечному принципу - идти «по пятам» передовиков научно-технического производства и копировать лучшие образцы как гражданского, так и военного назначения.Как бы то ни было, Китай является одним из мировых лидеров в производстве ударных беспилотников. Благодаря покупке вышеперечисленных западных робототехнических компаний, китайские ударные БПЛА будут оснащены самыми современными датчиками, которые помогут им эффективней выбрать и поражать цель. Через некоторое время в прессе могут появиться сообщения о покупке КНР ИТ-компаний, разрабатывающих программное обеспечение для боевых роботов.Как бы то ни было, две ведущие военные державы, США и Китай, вступили в гонку по развитию самых передовых и опасных систем вооружений, которые предполагают создание армий автономных роботов-убийц. Это станет новой революцией в военном деле, в стороне от которой, будем надеяться, не останутся и российские вооруженные силы.Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/army/2016/09/438061

11 июля 2016, 12:00

Как КПСС предавало СССР

В осмыслении роковых для нас, нашей страны и всего человечества событий советской «перестройки» 1985-91 гг., чем дальше, тем больше вызывает недоумение аналитиков загадочная ВЗАИМНАЯ НИЧТОЖНОСТЬ нанесенных ударов и защитных средств. С высоты современного жестокого и взрослого, трезвого времени события 80-х кажутся нам вознёй детсадовцев, потешной дракой малышей – окончившейся, тем не менее, летальным исходом. Начало […]

20 мая 2016, 14:51

Медиасопровождение эскалации

Материалы иностранной прессы -- вдруг кому-то требуется.Чуть ли не все переводы ИноСМИ по поводу РоссииКоличество иностранных войск, сконцентрированных у границ России, достигло максимума с 1941 года, констатировал американский политолог Стивен Коэн, выступая в передаче Джона Батчелора. Эксперт полагает, что Запад движется в сторону войны с РФ."У меня есть вопрос к Вашингтону, потому что именно Вашингтон контролирует НАТО, - неужели мы не отдаем себе отчета в том, что движемся к реальной войне с Россией? Или в этом состоит план - спровоцировать Россию на военные действия?"===========Например, ни в какую войну не верю.Даже какую-то совсем локальную, затрагивающую хоть какой-то клочок территории России.Но в прессе всё чаще пишут про войну, и есть, конечно, очень неприятный момент -- окна возможностей, врата времен... часто ведь открываются с использованием тех комбинаций, которые кажутся современникам наиболее адекватными.(а теперь гадай, зачем Наполеон попёрся в Москву).Наличие крупных воинских подразделений вдоль границ -- это категорически не хорошо.Вся современная политика отчасти провокация и подлог -- сложно предсказать, может ли придти в голову разрешать какое-то обострение, провокацию, сложную ситуацию.Предсказать самый невероятный сценарий легко: отрубается инфраструктура какого-нибудь аэропорта в Прибалтике, происходит даже незначительная авария, обвиняют "русских хакеров", действующих по директиве Правительства России, принимают какую-нибудь угрожающую ноту о том, что в случае развития кибер-атак за "себя не отвечают".Перебрасывают еще войска к границам, в Польшу и Прибалтику.Наши тоже начинают метаться вдоль линии соприкосновения и т.д. -- здесь любая спичка может стать роковой.Конечно, в подобны фантастические сценарии не верится.Но обязательно нужно "двигать" всевозможные инициативы по "новой разрядке".Например, такие: Далекий друг Путинhttp://inosmi.ru/politic/20160520/236599063.htmlа не такиеПутина подталкивают к войнеhttp://inosmi.ru/politic/20160520/236601705.htmlЕще подборка из ИноСМИ за неделю:1) Die Zeit: Три правды о войне на Украине http://bit.ly/1THsxD02) American Thinker: Почему Россия никогда не нападет на Польшу http://bit.ly/1T7vXmB3) The National Interest: Российские ВВС всегда отставали от Запада в одном важном вопросе (до настоящего времени) http://bit.ly/1T9Ig3D4) Aftenposten: Тень все более назойливой России нависает над норвежско-американской встречей в верхах http://bit.ly/1TRwiZh5) The Trumpet: Почему мы такие толстые? http://bit.ly/1rHLWgH6) The New York Times: Сомнительный прогресс Украины после Ассоциации с Европой http://bit.ly/1sgNXkK7) The National Interest: Америка стягивает танки М1 «Абрамс» к границам России http://bit.ly/1sgO1Rk1) Война в американской армии из-за России http://bit.ly/24VOycB2) Российская армия не превзойдет Запад http://bit.ly/23Ni52d3) Гарри Каспаров: Почему выход Великобритании из Евросоюза станет идеальным подарком для Владимира Путина http://bit.ly/23Ni7Ya4) Соглашение Украины о свободе торговли является всего лишь началом http://bit.ly/1Nt4ifw5) Для русских Вторая мировая война продолжалась с 1941 года по 1945 год http://bit.ly/1UYCr8s6) «Этот саммит — уникальный шанс для Скандинавии в США» http://bit.ly/24VOPMI7) «Прямая линия с Путиным» показала полную недееспособность местных властей http://bit.ly/1OnSX0j8) Свобода СМИ на Украине: Этот список — огромная глупость http://bit.ly/1TeE7sb1) Обама и Сульберг подвергли Россию жесткой критике http://bit.ly/1TVuFde2) Как люди смотрят на Россию? Один ответ дало Евровидение http://bit.ly/1XuiLdp3) Подготовленный Сайксом и Пико тайный раздел территорий привел к продолжающимся целое столетие волнениям и беспорядкам http://bit.ly/1rOYxyR4) Силы быстрого реагирования НАТО не подходят для развертывания в Восточной Европе http://bit.ly/1TSabz15) «Нулевая» мировая война уничтожила таинственную цивилизацию «людей моря» http://bit.ly/1WBuxmu6) Как Путин не аннексировал Евровидение, потому что победительница из Украины пела о Сталине и Крыме http://bit.ly/1shXpnb7) Twitter отдает предпочтение России, отвергая США http://bit.ly/1YvhW271) АфПак: политика президента Клинтон http://bit.ly/201Ambl2) Вознаграждать Россию было бы ошибкой галактического масштаба http://bit.ly/1V7s0PY3) Доводы в пользу присутствия сухопутных войск на Украине http://bit.ly/1TG5ZTo4) Кто и почему в Европе выбирает экстремистов? http://bit.ly/1W02xcs5) «ЕС и Россия ослабляют друг друга» http://bit.ly/1XiGtZq6) Идейные источники Владимира Путина, и куда он клонит http://bit.ly/1V7rSzX7) Разговор с министром финансов Германии, который не согласен с пессимистичным взглядом на состояние экономики http://bit.ly/1NwHzz48) 12 способов уничтожения Солнечной системы руками человечества http://bit.ly/201AxmR9) В натовском танковом состязании Германия опережает США http://bit.ly/1TVoq6m10) Новое оружие России: выборы и референдумы в ЕС http://bit.ly/1qqDYaI11) Германия сохраняет полное спокойствие на российском фронте http://bit.ly/1WBk2Av12) О Европе, объединенной под единой властью, мечтал Гитлер? http://bit.ly/1ThU1zA13) Что стоит за делом умершего Сергея Магнитского? В интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung режиссер Андрей Некрасов рассказывает о своем фильме, который до сих пор никому посмотреть не удалось http://bit.ly/1OxHcz21) Украинский хакер, ставший лучшим оружием и кошмаром ФБР http://bit.ly/1WCDOvc2) Россия и Ватикан: стратегический альянс? http://bit.ly/1Tfqpbr3) Евровидение: дешевая музыкальная гибридная война http://bit.ly/22g7cXN4) Разница между Путиным и Ататюрком http://bit.ly/1TZcwLt5) Совет Европы может отказаться от России http://bit.ly/1TYt8QD6) Facebook или колониализм 2.0 http://bit.ly/1OzEGs57) Почему не заменили Пэра Мортса? http://bit.ly/1OHSYwh1) Наращивание сил США в Европе — бессмысленно http://bit.ly/1ThcfGS2) Этого просто не должно быть http://bit.ly/1OBzyE33) Почему Министерство юстиции берет на себя функции мирового прокурора? http://bit.ly/252CqTJ4) Варшава и Киев готовят провокацию в Донбассе? Пропаганда сепаратистов вновь направлена против Польши http://bit.ly/1XmOv3v5) Неизбежный упадок путинской России http://bit.ly/1U1t4m66) Борис Джонсон побеждает на конкурсе оскорбительных стихов про Эрдогана http://bit.ly/23YnGTD7) Что нужно знать о казаках, воюющих с российской оппозицией http://bit.ly/1qwn8HmRAND утверждает, что войска западного военного округа России гораздо сильнее, чем силы НАТО, развернутые в Прибалтике.

06 мая 2016, 19:36

Судья по делу Бута признала свой приговор «неадекватным»

Россиянин Виктор Бут, отбывающий в США 25-летнее заключение, получил срок по «неадекватному» и «слишком суровому» приговору. Об этом заявила федеральный судья Южного округа Нью-Йорка Шира Шейндлин, которая сама же и вынесла вердикт в 2012 году. Большая статья о Шейндлин с элементами прямого интервью была опубликована в газете New York Times в связи с отставкой судьи (27 апреля она покинула свой пожизненный пост в результате принципиальных разногласий с городскими властями по вопросу личных досмотров полицией граждан на улице, которые она считает неконституционными).Подводя итог почти 22 годам своей работы в федеральном суде нью-йоркского района Манхэттен, судья призналась, что «внутренне» – как частное лицо – она не всегда была согласна со своими решениями, но как судья – не могла поступить иначе. Это же касается и приговора в отношении Бута, отметила юрист. Шейндлин считает 25-летний тюремный срок для Бута чрезмерным, но при этом такое наказание считается минимальным по одной из предъявленных россиянину статей обвинения. Она напомнила о том, что сторона обвинения настаивала на пожизненном заключении для Бута.«Я вынесла самый мягкий приговор, какой только могла», — сказала судья.Она считает, что Бут «без сомнения был торговцем оружием», но на момент ареста «вышел в отставку».«Я его не защищаю, но он является бизнесменом. Продажа оружия была его бизнесом. Он не был боевиком или террористом из "Аль-Каиды" (запрещённая в РФ террористическая группировка – ред.), намеревавшимся устроить взрыв где-нибудь в супермаркете и убить мирных людей. А они (федеральные агенты США) заманили его. Они предложили ему огромную сумму денег. Я приговорила его к минимально возможному сроку наказания из того, что вправе была сделать», –добавила Шейндлин.Жена Бута Алла уже прокомментировала интервью судьи.«Слова Шейндлин, сказанные New York Times, подтверждают искусственный, надуманный характер американских обвинений против моего мужа», — сказала она и добавила: «Фактически Шейндлин почти прямо говорит в интервью, что дело против Виктора было сфабриковано спецслужбами США, втянувшими его в подготовленный ими самими сговор, который по нынешнему американскому законодательству считается тяжким преступлением».В МИД РФ тоже прокомментировали признание Шейндлин.«То, что сейчас судья фактически это признала, что приговор неуместный — она использовала слово "inappropriate", — с этим трудно не согласиться», — заявил уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов. Он также высказал сожаление, что «подобное прозрение наступает только в период отставки».По словам представителя российского внешнеполитического ведомства, в Москве изначально считали приговор «абсолютно политизированным, предвзятым и необъективным, как и все обстоятельства этого дела», в том числе арест Бута в Таиланде и его последующую экстрадицию.«Заявление Шейндлин лишний раз подтверждает наличие серьёзнейших проблем в судебной системе США, избирательность и пристрастность в отношении, в частности, наших граждан — таких случаев немало», — продолжил дипломат.Долгов подчеркнул, что российские власти продолжат добиваться возвращения Бута на родину. По его словам, «остаётся рассчитывать на то, что апелляционные процедуры так или иначе продолжаются». Говоря о перспективах пересмотра дела, дипломат предположил, что заявление Шнейндлин «не останется незамеченным американской судебной системой».Виктор Бут стал жертвой провокации, устроенной спецслужбами США. Действуя от имени «Революционной армии Колумбии» (организация признана в США террористической), они организовали переговоры о продаже оружия, после которых на основании аудиозаписи обвинили россиянина в готовности продать колумбийским радикалам портативные ракетные установки «земля-воздух», которыми те собирались сбивать американские вертолёты. В результате Бут был задержан в Таиланде в 2008 году и экстрадирован в США, где его ждал длительный срок.Впоследствии жюри присяжных Южного округа Нью-Йорка признало россиянина виновным по всем пунктам обвинения, в частности, в «подготовке сговора с целью убийства американских граждан». Роль федерального судьи на процессе сводилась к определению срока наказания. В апреле 2012 года Бут был приговорён к 25 годам тюрьмы и денежному штрафу в размере 15 млн долларов. Россиянин отбывает срок в расположенной в 500 км к югу от Чикаго тюрьме Мэрион.Стоит отметить, что в ходе судебного процесса над Бутом Шейндлин неоднократно высказывала сомнения по поводу организации «дела» россиянина и выдвинутых против него обвинений. Так, по словам адвоката Бута Алексея Тарасова, в августе 2011 года судья признала «не заслуживающими доверия в качестве свидетелей показания двух ключевых агентов, участвовавших в операции против Бута».

24 февраля 2016, 16:07

Турецкий проект ЦРУ

Уильям Энгдаль, фрагмент книги «Священные войны Западного мира»В 1990-е годы специалисты ЦРУ приступили к созданию самого амбициозного проекта за всю историю их работы с политическим исламом, получившего известность под названием «Движение Фетхуллаха Гюлена», которое в Турции также называют «Джамаат Гюлена» или «Община». Центральное понятие учения Гюлена – хизмет (тур. hizmet, служение) – определяется последователями движения как долг служения мусульманскому сообществу. Как ни странно, это турецкое движение было основано в Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания, США, где жил отшельником его создатель Фетхуллах Гюлен, занимаясь организацией глобальной сети мусульманских школ, торговых предприятий и фондов, источники финансирования которых невозможно было отследить. АктивыУ движения Гюлена не было ни почтового адреса, ни электронной почты, ни официально зарегистрированной организации, ни счета в банке – ничего. Его последователи никогда не выступали в поддержку шариата или джихада – все их действия были скрыты от посторонних глаз. В 2008 году правительство США в материалах суда оценило общую стоимость империи Гюлена в 25–50 млрд долларов. Никто не мог достоверно указать масштабы этого проекта, поскольку независимых проверок не проводилось. В федеральном суде США на слушаниях по вопросу предоставления Гюлену в особом порядке разрешения на постоянное проживание в США, американской Green Card, один из поддерживающих «Джамаат» журналистов в своих показаниях дал представление о масштабах империи Гюлена. «Количество проектов, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена, сегодня исчисляется тысячами. Среди этих проектов: более 2 тыс. школ и семь университетов в более чем девяти странах на пяти континентах, две современные больницы, газета Zaman (издается на турецком и английском языках), телеканал Samanyolu, радиостанция Burç FM, главное информационное агентство Турции – СНА, ведущий еженедельный журнал новостей Aksiyon. А также проведение национальных и международных конференций, межрелигиозных ужинов-ифтаров по случаю Рамадана, визиты в Турцию представителей разных стран для межрелигиозного диалога, многочисленные программы, финансируемые Фондом журналистов и писателей. Кроме того, с обществом Гюлена связаны страховая компания Işık и турецкий Bank Asya, вошедший, по версии лондонского журнала Banker, в число 500 крупнейших банков мира. Банк финансирует венчурные проекты по всей мусульманской Африке – от Сенегала до Мали, имея соглашение о стратегическом сотрудничестве с сенегальской Tamweel Africa Holding SA при Исламском банке развития. Издательство Zaman владеет также крупнейшим в Турции англоязычным изданием Today’s Zaman. Сообщая в американском суде об активах Гюлена, журналист очень тщательно выбирал формулировки, особенно говоря о «проектах, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена» – такое расплывчатое утверждение никоим образом не позволяло отследить фактические источники финансирования. К концу 1990-х годов движение Гюлена привлекло внимание турецких военных и светского правительства в Анкаре, тогда еще хранивших верность светской кемалистской Турции, построенной «отцом современной Турции» Кемалем Ататюрком. Возглавив в 1920-х ряд блестящих военных кампаний и остановив поддерживаемое Британией греческое вторжение, Ататюрк основал современное турецкое государство. Он стал инициатором многих политических, экономических и культурных реформ, направленных на преобразование основанного на религии Османского халифата в светское и демократическое национальное государство. Он построил тысячи новых школ, сделал начальное образование бесплатным и обязательным, дал женщинам равные с мужчинами гражданские и политические права, уменьшил тяжесть налогового бремени крестьян. Гюлен и его движение ставили своей целью ни много ни мало добиться отказа Турции от этих достижений и инициировать ее возвращение к устоям халифата былых времен. В одном из своих посланий последователям Гюлен писал: «С терпением паука мы плетем нашу паутину, ожидая, когда люди попадутся в нее». СетьВ 1998 году Гюлен отбыл в США. А в 1999 году на турецком телевидении был показан сюжет, в котором он читал толпе последователей проповедь, рассказывая о своем стремлении построить исламистскую Турцию, живущую по законам шариата, а также о специфических методах достижения данной цели. В этой тайной проповеди Гюлен, в частности, говорит: «Вы должны перемещаться по артериям системы так, чтобы никто не замечал вашего существования, пока не достигнете всех центров власти... Вы должны ждать до тех пор, пока не будете готовы и пока не созреют условия, когда вы сможете взвалить на плечи весь мир и нести его… Вы должны ждать до тех пор, пока не получите всю государственную власть, пока не привлечете на свою сторону всю силу конституционных институтов Турции... До этого момента любой шаг будет преждевременным, как разбить яйцо, не дождавшись, пока пройдут 40 дней, чтобы цыпленок проклюнулся. Всё равно что убить цыпленка еще в яйце. Наше дело – противостоять миру. Я открыл всем вам свои чувства и мысли тайно, надеясь на вашу преданность и умение эту тайну хранить». Вскоре после бегства Гюлена в Пенсильванию турецкие прокуроры потребовали для него тюремного заключения сроком на десять лет за «основание организации, планировавшей разрушение светской системы государственного устройства и создание теократического государства». Гюлен с тех пор так и не вернулся из Соединенных Штатов, даже после снятия с него всех обвинений в 2006 году, уже во времена правления Реджепа Эрдогана. Отказ Гюлена вернуться на родину, где к власти пришла симпатизирующая ему Партия справедливости и развития (ПСР), усилил убежденность его противников в Турции в тесных связях проповедника с ЦРУ. В 2000 году Гюлен был обвинен тогда еще светским турецким судом в государственной измене. Используя свой диабет как медицинскую причину, не без помощи влиятельных друзей в ЦРУ Фетхуллах Гюлен получил возможность скрыться от правосудия в США до того, как ему были предъявлены официальные обвинения. На первый взгляд Гюлен производил приятное впечатление представленным на официальном сайте образом носителя «современной» миролюбивой суфийской исламской традиции, адаптированной к сегодняшнему миру. Это не был жесткий ислам бедуинов-ваххабитов из аравийских пустынь XVI века. Под красивым портретом задумчивого философа Гюлена был написан девиз «Понимание и Уважение». В 2008 году New York Times рассказала об организации Гюлена, к тому времени основательно закрепившейся в США и имевшей более сотни финансируемых государством спецшкол: «Движение Гюлена … не стремится разрушить современные светские государства, но позволяет практикующим мусульманам использовать данные им возможности. Это движение следует понимать как мусульманский эквивалент христианских движений, ориентированных на бизнес и профессии». Лучшую рекламу в прессе сложно было бы представить. Похожие статьи и репортажи, превозносящие Гюлена, появлялись в основных западных СМИ – от лондонского журнала Economist до американского CNN. Очень профессионально сделанный веб-сайт Гюлена сообщал, что движение «финансирует все свои проекты из пожертвований рядовых членов сообщества и не принимает какую-либо правительственную помощь в какой бы то ни было форме. Такой подход позволяет движению держаться в стороне от коррупции и политики». Организация Гюлена в США наняла одного из высокооплачиваемых вашингтонских PR-экспертов Карен Хьюс, которая ранее руководила предвыборной кампанией Джорджа Буша-младшего, для создания имиджа «умеренного» исламиста Гюлена. Центральное место в проекте Гюлена было отведено созданию нового Османского халифата, который должен был занять доминирующее положение на обширном пространстве Евразии, восстановив былое могущество империи тюрков-османов. Примечательно, что, бежав из Турции от судебного преследования за государственную измену, Гюлен направился в США, а не в одну из множества мусульманских стран, которые могли предоставить ему убежище. ЦРУ помогло своему ценному сотруднику. После событий 11 сентября 2001 года в США сложилась обстановка повышенного внимания к местным мусульманским группам. Министерство внутренней безопасности и Госдеп США высказались против предоставления Гюлену «визы привилегированного иммигранта с выдающимися способностями в области образования». Они представили суду развернутые аргументы, объяснив, почему имеющий за душой пять классов образования недоучка Фетхуллах Гюлен не может претендовать на привилегированную визу. Они пояснили, что его биография «содержит исчерпывающие свидетельства того, что проситель не является экспертом в области образования, не является преподавателем и уж точно не входит в тот небольшой процент экспертов, которые достигли заметных высот в области образования. Кроме того, имеются убедительные доказательства того, что проситель в первую очередь является лидером крупного и влиятельного религиозно-политического движения с огромными коммерческими активами. По данным имеющихся документов, большая часть “хвалебных отзывов”, которые приводит проситель в доказательство своих достижений, была получена благодаря спонсорской поддержке и финансированию со стороны общественного движения, организованного самим просителем…». Вопреки возражениям ФБР, Госдепа и Министерства внутренней безопасности США, три бывших сотрудника ЦРУ взяли ситуацию под контроль и обеспечили получение Гюленом Green Card и права на постоянное проживание в США. Помощь ЦРУЭтими тремя сотрудниками ЦРУ, которые помогли Гюлену получить Green Card, были Джордж Фидас, бывший посол США в Турции Мортон Абрамовитц и Грэхем Фуллер. Они возглавили список из 29 человек, подписавших заявления в поддержку поданной Гюленом заявки на получение визы. Фидас служил в ЦРУ 31 год и занимал весьма высокую должность при заместителе директора. Уволившись из ЦРУ, Фидас перешел на сверхсекретный факультет Колледжа военной разведки при Министерстве обороны США. Мортон Абрамовитц, по имеющимся данным, также был связан с ЦРУ. В 1989 году Джордж Буш-старший назначил его американским послом в Турции. Работавшая в ФБР переводчиком с турецкого Сибель Эдмондс была информатором, назвавшим имена Абрамовитца и Грэма Фуллера в ряду участников тайного заговора в американском правительстве, который она раскрыла. В рамках этого заговора различные сети за пределами Турции использовались для реализации преступного плана «глубинного государства» в тюркском мире, от Стамбула до Китая. Сеть, которую раскрыла Эдмондс, была вовлечена в контрабанду героина из Афганистана. После ухода из Госдепа Абрамовитц входил в состав совета директоров финансируемого Конгрессом Национального фонда демократии (NED), а также был соучредителем Международной группы по предотвращению кризисов (ICG) вместе с Джорджем Соросом. NED и ICG использовались США для организации «цветных» революций. Достаточно вспомнить сербское движение «Отпор», «оранжевую революцию» на Украине в 2004-м, «зеленую революцию» в Иране в 2009-м, «революцию лотосов» на египетской площади Тахрир в 2011-м и т.д. Журналист Диана Джонстон описывала Международную группу Абрамовитца по предотвращению кризисов как «мозговой центр высокого уровня, поддерживаемый финансистом Джорджем Соросом… созданный в первую очередь для корректирования политики правительств, вовлеченных в осуществляемое под началом НАТО переформатирование Балкан… Одним из ключевых членов группы стал американский политик Мортон Абрамовитц, идеолог политики “гуманитарной интервенции” НАТО и спонсор албанских сепаратистов в Косово». Членами и «советниками» в Совете попечителей ICG стали такие люди, как Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по национальной безопасности и разработчик стратегии использования афганских моджахедов в 1980-х, принц Турки аль-Фейсал, бывший глава саудовской разведки и посол Саудовской Аравии в США, генерал Уэсли Кларк, бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе, руководивший инициированными США несанкционированными бомбардировками Сербии, Хавьер Солана, бывший генеральный секретарь НАТО. Грэм Фуллер, третий помогавший Фетхуллаху Гюлену «друг» из ЦРУ, также не был рядовым сотрудником разведки. С 1980-х в ЦРУ он принимал активное участие в координации деятельности моджахедов и других организаций политического ислама. Фуллер в течение 20 лет участвовал в оперативной работе ЦРУ в Турции, Ливане, Саудовской Аравии, Йемене и Афганистане, был одним из первых сторонников использования «Братьев-мусульман» и подобных исламистских организаций в качестве инструмента американской внешней политики. В 1982 году Грэхем Фуллер был назначен офицером национальной разведки, отвечающим в ЦРУ за Ближний Восток и Южную Азию. В зоне его ответственности был Афганистан, где он служил начальником отделения ЦРУ в Кабуле, а также Центральная Азия и Турция. В 1986-м при Дональде Рамсфелде Фуллер стал вице-председателем Национального совета по разведке при ЦРУ, в ведении которого находились вопросы долгосрочного стратегического прогнозирования национального масштаба. В 1988 году, когда война моджахедов в Афганистане уже подходила к концу, Фуллер формально ушел из ЦРУ с высокого поста заместителя председателя Национального совета по разведке, перейдя на работу в корпорацию RAND. Такой шаг, вероятно, потребовался для устранения неудобных вопросов о его роли в скандальном деле «Иран-контрас» на фоне начала предвыборной кампании кандидата в президенты Джорджа Буша-старшего, в подчинении у которого Фуллер ранее работал в ЦРУ. Аналитический центр вашингтонских неоконсерваторов RAND был тесно связан с Пентагоном и ЦРУ. Существуют определенные свидетельства того, что деятельность Фуллера в RAND была связана с разрабатываемой ЦРУ стратегией создания и использования движения Гюлена в качестве геополитической силы для проникновения в страны бывшего СССР в Центральной Азии. Годы работы в RAND Фуллер посвятил исследованию исламского фундаментализма в Турции, Судане, Афганистане, Пакистане и Алжире. В своих трудах он рассматривал вопросы выживания Ирака, писал о постсоветской «новой геополитике в Центральной Азии», куда Фетхуллах Гюлен направлял своих подопечных для основания «школ Гюлена» и медресе. В 1999 году сотрудник RAND Грэхем Фуллер высказывался за использование мусульманских сил в Центральной Азии в интересах США против Китая и России. Он утверждал: «Политика направления эволюции ислама и содействия его силам в борьбе против наших врагов блестяще сработала в Афганистане против русских. Те же подходы и сегодня могут быть использованы для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». Очевидно, Фуллер и его сторонники, составлявшие определенную группировку в американском разведывательном сообществе, отвели своему ставленнику Фетхуллаху Гюлену одну из главных ролей в этом проекте. При этом на Кавказе, в том числе в Чечне, начиная с 1990-х годов, наблюдалась активизация направляемых ЦРУ мусульманских джихадистов, устраивавших восстания и террористические операции. Компрометирующие связи Грэхема Фуллера с поддерживаемой ЦРУ сетью кавказских джихадистов обнаружились после теракта в Бостоне в апреле 2013 года. Дядей предполагаемых террористов – братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых – был выходец из Чечни Руслан Царнаев. Руслан с 1990 по 1999 год был женат на Саманте Фуллер, дочери Грэхема Фуллера. Фуллер даже сообщил, что «дядя Руслан» жил в его доме в пригороде Вашингтона, а сам Грэхем несколько раз бывал на Кавказе и в Киргизии, чтобы «навестить» дочь и зятя: как раз когда ЦРУ активно поддерживало чеченских исламских террористов в их борьбе против Москвы. Руслан Царнаев, после смены имени ставший Русланом Царни, в прошлом работал в компаниях, связанных с Halliburton Дика Чейни, а в 1990-х в Казахстане был «консультантом» Агентства США по международному развитию (USAID), известного своими тесными связями с ЦРУ. Грэхема Фуллера и Фетхуллаха Гюлена, очевидно, очень радовало их своеобразное «общество взаимного восхваления». В 2008 году Фуллер опубликовал книгу «Новая Турецкая республика: Турция как ключевое государство в мусульманском мире». Центральное место в книге было отведено восхвалению Гюлена и его «умеренного» исламского движения в Турции: «Харизматичная индивидуальность Гюлена делает его номером один среди исламских деятелей Турции. Движение Гюлена обладает самой обширной и мощной инфраструктурой и значительными финансовыми ресурсами по сравнению с другими общественными движениями в этой стране… Оно приобрело международный масштаб благодаря созданию сети многочисленных школ… в более чем десяти странах мира, в том числе в мусульманских странах бывшего СССР, в России, Франции и Соединенных Штатах». В результате Фетхуллах Гюлен укрылся в своем далеком и безопасном новом доме в пенсильванской глуши, а его глобальная организация политического ислама «Джамаат» продолжала распространять свое влияние на Кавказе и на всей территории Центральной Азии, до провинции Синьцзян в Западном Китае, в точном соответствии с установкой, озвученной Фуллером в 1999 году – «для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». На самом деле организация Гюлена при поддержке ЦРУ принимала активное участие в этой дестабилизации уже с момента распада СССР в 1991 году, когда бывшие советские республики преимущественно мусульманской Центральной Азии объявили о своей независимости от Москвы. Один авторитетный источник, работавший в ФБР, называл Гюлена «одной из ключевых фигур, обеспечивающих работу ЦРУ в Центральной Азии и на Кавказе». Работа в бывшем СССРК середине 1990-х годов в Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Туркменистане, Киргизии, Узбекистане и даже в российских Дагестане и Татарстане было основано более 75 школ Гюлена. Школы были организованы по единой модели «элитного учебного заведения», предоставляющего качественное образование на родном языке – русском, турецком или английском – детям исключительно из «лучших» семей, выходцы из которых должны были в будущем занять видное положение в обществе или стать лидерами своих стран. Подобно иезуитам римско-католической церкви, ученики элитных школ Гюлена в Центральной Азии должны были жить в мужских интернатах – центрах со строгой дисциплиной, школьной формой, беспрекословным подчинением, обязательным чтением Корана, молитвами по пять раз в день и постоянным изучением трудов Гюлена. Ученики знакомились с «посланием “Общины”» («Джамаата»), и эта постоянная идеологическая обработка, по мнению одного из бывших последователей Гюлена, делала движение похожим на секту сайентологов. Движение Гюлена наиболее активно работало над привлечением мальчиков-мусульман, отлично понимая, что дети доверчивы и легко подвергаются внушению. Официальной миссией школ было возрождение ислама, однако под исламом понималась особая версия учения, предложенная Фетхуллахом Гюленом. Это была хорошо продуманная стратегия проникновения на постсоветское пространство и далее, в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, населенный преимущественно мусульманами-тюрками. Исламисты Гюлена – турецкие бизнесмены, студенты, учителя – были направлены в страны бывшего СССР практически сразу после распада Союза для реализации продуманной стратегии. Один исследователь Центральной Азии так описал операцию Гюлена: «Они всегда использовали один метод: бизнесмены из определенного города Турции, например Бурсы, решали сконцентрировать свои усилия на определенном центральноазиатском городе, скажем, Ташкенте. Инвестиции связанных с Гюленом бизнесменов, таким образом, становились важными для Ташкента, и возникало своего рода “побратимство” между двумя городами. Члены движения, своего рода миссионеры, посылались с целью установить контакты с важными компаниями, чиновниками и людьми, чтобы оценить местные потребности. Затем они приглашали некоторых из этих важных особ в Турцию. Их принимали сподвижники Гюлена, показывали им частные школы и учреждения “Общины” – “Джамаата”, не упоминая при этом о связях с исламистским движением Гюлена». Последователи Гюлена завалили центральноазиатские республики своей литературой и даже основали местные отделения принадлежащей Гюлену газеты Zaman в Бишкеке, Ашхабаде и Алма-Ате. Первые очертания нового Османского халифата уже появлялись перед взором Гюлена и его покровителей в Вашингтоне.В 2011 году Осман Нури Гюндеш, бывший сотрудник управления внешней разведки MIT (Национальной разведывательной организации Турции), «турецкого ЦРУ», а в середине 1990-х – главный советник по разведке при премьер-министре Тансу Чиллере, опубликовал скандальную книгу, которая была издана только на турецком языке. В своей книге Гюндеш, 85-летний отставной разведчик, подтверждает, что в 1990-х годах открывавшиеся по всей Евразии школы Гюлена становились прикрытием для работы сотен агентов ЦРУ, якобы «учителей – носителей английского языка». По словам Гюндеша, движение Гюлена только в Киргизии и Узбекистане «прикрывало 130 агентов ЦРУ» в своих школах. Весьма примечательно, что все американские «учителя английского» имели дипломатические паспорта США, что совсем не является стандартной практикой для рядовых иностранных педагогов. Гюндеш в деталях рассказывает про последователя Гюлена, владевшего 11 его школами в Узбекистане, в которых 70 сотрудников ЦРУ «преподавали английский язык» в рамках программы под кодовым названием «Мост дружбы». «Учителя» из ЦРУ направляли отчеты в ответственное подразделение Пентагона. Гюндеш утверждает, что первые контакты Гюлена с ЦРУ относятся к 1980-м, когда, будучи еще малоизвестным, он был связан с агрессивными антикоммунистическими правыми кругами Турции, поддерживаемыми через созданную ЦРУ и НАТО сеть «Гладио». Турецкая тайная сеть, подобная итальянской «Гладио» и называемая американскими спецслужбами «антипартизанской», была причастна к организации ряда террористических актов в Турции и поддержке кровавого военного переворота 1980 года, инициированного США. Карательные отряды «антипартизан» ответственны за 3,5 тыс. нераскрытых убийств на юго-востоке страны в 1970-х и 1980-х. Прошлое Фетхуллаха Гюлена определенно не было посвящено служению идеалам «мира и любви». В то время Гюлен создал в турецком городе Эрзерум антикоммунистическую организацию, работавшую над проектом ЦРУ по распространению антисоветской пропаганды совместно с радио «Свободная Европа», сотрудником которого был Пол Хензе, бывший глава отделения ЦРУ в Стамбуле и сотрудник корпорации RAND. Хензе был ключевой фигурой в организации турецкого переворота 1980 года. Гюлен также привлек внимание Ричарда Перла, с 1981 года работавшего в администрации Рейгана заместителем министра обороны США по вопросам политики в области международной безопасности. Однако основным контактом Гюлена в ЦРУ был Мортон Абрамовитц, находившийся в Турции в качестве сотрудника ЦРУ, а с конца 1980-х – в качестве американского посла. В начале 2000-х разведывательные службы России отреагировали на присутствие и деятельность Гюлена. Российское правительство запретило деятельность всех школ Гюлена и его секты «Нурджулар» в РФ. Более 20 турецких последователей Гюлена были депортированы из России с 2002 по 2004 год. В 1999 году в Узбекистане были закрыты все медресе Гюлена и арестованы восемь проходивших обучение в школах Гюлена журналистов, обвиненных в организации незаконных религиозных групп и участии в деятельности экстремистской организации. В Туркменистане правительство взяло школы Гюлена под жесткий контроль, обязав их исключить из программы курс истории религии. Однако проникновение Гюлена и ЦРУ в Центральную Азию не было остановлено. Они продолжали реализацию своего проекта, действуя теперь более осторожно. «Паутина»Движение Гюлена активно проникало в госучреждения Турции. Гюленисты начали терпеливо плести в Турции свою паутину институциональной власти еще в 1980-х. Гюлен направил основные усилия на создание опорного плацдарма в сфере обучения будущих представителей турецкой элиты. Один аналитик так описывал значительные религиозные трансформации, произошедшие в прежде светской кемалистской Турции за 30 лет деятельности Гюлена: «В 2009 году Турция имела более 85 тыс. действующих мечетей – по одной на 350 граждан. Для сравнения: одну больницу – на каждые 60 тыс. человек. Это является самым высоким показателем на душу населения в мире – 90 тыс. имамов, которых больше, чем врачей или учителей. В стране тысячи мусульманских средних школ типа медресе и около 4 тыс. официальных государственных курсов изучения Корана. И это не считая негосударственных школ изучения Корана, учет которых может увеличить общее число таких заведений раз в десять. Расходы правительственного Управления по делам религии за первые 4,5 года правления ПСР Эрдогана выросли в пять раз: с 553 трлн турецких лир в 2002 году (примерно 325 млн долларов) до 2,7 квадриллиона лир. Управление имеет больший бюджет, чем восемь других министерств, вместе взятых». Описывая впечатляющую образовательную сеть, созданную в Турции движением Гюлена, Нуреттин Верен, его главный помощник, рассказал, что в 2009 году около 75% из 2 млн учащихся подготовительных школ Турции были приняты в организацию Гюлена. Его движение контролировало тысячи элитных средних школ, колледжей и студенческих общежитий по всей Турции, а также частные университеты, крупнейшим из которых был Университет Фатих в Стамбуле. Целевой аудиторией, с которой работали последователи Гюлена, были одиннадцати- и двенадцатиклассники, вошедшие в решающий период своей жизни. В школах Гюлена эти подростки получали наставления и подвергались идеологической обработке, чтобы, став в будущем юристами, политиками и учителями, укрепить обновленную исламистскую Турцию. В соответствии с распоряжениями Фетхуллаха Гюлена его богатые последователи открывали всё новые школы и образовательные центры такими темпами, что турецкий обозреватель Эмре Акоз назвал это “джихадом в образовании”». И вот что говорит Верен о результатах такого акцента на обучение новой исламистской элиты: «Эти школы были, как витрины магазинов: вербовка новых членов и исламизация проводились на ночных занятиях… Дети, которых мы учили в Турции, занимают теперь высокие посты в обществе. Это начальники, судьи, армейские офицеры. Это министры в правительстве. Прежде чем что-либо предпринять, они советуются с Гюленом». Опираясь на новую силу, свою Партию справедливости и развития, в то время поддерживавшую Гюлена, премьер-министр Реджеп Эрдоган и его исламистское правительство изменили учебники, особо выделили в программах курсы религии, а также перевели тысячи аттестованных имамов из ведения Управления по делам религии на должности учителей и администраторов государственных школ Турции. Провести грань между исламом и государством становилось всё сложнее. Абдулла Гюль, первый турецкий президент-исламист, назначил связанного с Гюленом профессора Юсуфа Зия Озкана главой Совета высшего образования Турции и использовал его для продвижения в руководство университетов сторонников Гюлена. В первую очередь они стремились получить контроль над государственной полицией и судами. В 2009 году бывший посол США в Турции Джеймс Джеффри сказал журналисту: «Невозможно доказать, что члены движения Гюлена контролируют полицию, однако мы не встречали ни одного человека, который бы с этим поспорил». Если ты можешь арестовать политических оппонентов и отдать их на милость «своим» судьям, значит, ты можешь делать практически что угодно. Вероятно, именно такое положение и стремились занять люди Гюлена. Когда в 2002 году к власти пришла ПСР, она сотрудничала с членами «Джамаата» Гюлена в судебной системе Турции, стремясь лишить военные круги политической власти. По словам Гарета Дженкинса из Университета Джонса Хопкинса, изучавшего рост влияния движения в Турции, «гюленисты обладали всей полнотой власти в полицейской и судебной системах. С приходом к власти ПСР их положение в полицейской системе только упрочилось». Гюленисты и созданная и контролируемая Эрдоганом ПСР с самого начала объединились в борьбе против ключевых оппозиционных деятелей из светской элиты: военных, ученых, журналистов и левых активистов. Многие из них получили тюремные сроки, зачастую без законных на то оснований, исключительно по обвинению в участии в заговоре против турецкого правительства. К началу нового тысячелетия движение Гюлена раскинуло свои сети во всех сферах жизни светского турецкого государства. Успешное избрание Реджепа Тайипа Эрдогана, ставшего первым исламистом на посту премьер-министра Турции, оказалось возможным благодаря соглашению, заключенному между ним и Гюленом. В обмен на призыв Гюлена к его многочисленным сторонникам голосовать за Эрдогана и ПСР Фетхуллаху была гарантирована «защита» для его движения в Турции. По словам знакомого с ситуацией американского дипломата, в 2004 году примерно пятая часть всех депутатов ПСР в турецком парламенте были последователями Гюлена, получавшими от него «распоряжения». Это была хрупкая договоренность двух искусных игроков. Впоследствии они разошлись. В 2013 году Гюлен и официальный Вашингтон в один голос стали клеймить Эрдогана, не согласившегося с написанным американцами сценарием по Ирану, Сирии и ряду других стратегических вопросов. Пока США подогревают стремления Эрдогана воссоздать султанат и провоцируют его ввязываться в конфликты на Кавказе, Казахстане и Синьцзяне на севере Китая. Однако в любой момент американцы могут попытаться привести на пост главы Турции более лояльного человека. В этом они будут опираться в том числе и на организацию Гюлена.

27 января 2016, 09:21

Поппер Натаниэль «Цифровое Золото: Невероятная История Биткойна»

Самая популярная в мире книга о Биткойне «Цифровое Золото: История Биткойна» выходит на русском языке. Издательство "Диалектика" только что анонсировало печатное издание, которое поступит в книжные магазины  в феврале-марте.

17 января 2016, 13:05

Иран освобождается от санкций

Президент Ирана Хасан Роухани назвал снятие экономических и финансовых санкций ООН «золотой страницей» в истории страны. Роухани благодарит аятоллу Хаменеи, в то время как ООН, МАГАТЭ и страны «шестерки» приписывают лавры себе. Пока Иран и его партнеры, включая Россию, подсчитывают гипотетические барыши от открытия страны миру, минфин США напоминает, что санкционное ярмо с Ирана вовсе не снято. Снятие экономических и финансовых санкций с Ирана будет способствовать росту экономики страны, «настало время для новых усилий по улучшению экономики и качества жизни населения», заявил в воскресенье иранский президент Хасан Роухани, выступая перед меджлисом – парламентом исламской республики. Об отмене санкций в отношении Ирана было объявлено накануне поздно вечером в Вене с началом реализации ядерного соглашения, заключенного в июле 2015 года Тегераном и шестью мировыми державами (пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Россию, плюс Германия). Накануне страны МАГАТЭ получили финальный доклад экспертов агентства по иранской ядерной программе, предшествующий официальному началу ее реализации. Евросоюз и США подтвердили снятие с Ирана экономических и финансовых санкций, связанных с его ядерной программой. Иран «выполняет свои обязательства по демонтажу большей части своей ядерной программы», и посему США и Евросоюз «немедленно снимают санкции, связанные с ядерной сферой», цитирует Wall Street Journal заявление госсекретаря США Джона Керри. «Так как Иран выполнил все свои обязательства, сегодня международные и односторонние санкции с Ирана, касающиеся его ядерной программы, снимаются в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД)», – в свою очередь торжественно объявила глава европейской дипломатии Федерика Могерини, зачитав совместное заявление с министром иностранных дел Ирана Мохаммедом Джавадом Зарифом. 25 лет мониторинга «мирного атома» Директор Международного агентства по ядерной энергии Юкия Амано с удовлетворением подвел черту предшествующей более чем 15-летней работе. «Мы прошли долгий путь с тех пор, как в 2003 году МАГАТЭ впервые начало работу по иранской ядерной проблеме. Для того чтобы прийти к нынешней точке, был проделан большой труд. Реализация этого (нового) соглашения потребует аналогичных усилий», – цитирует главу МАГАТЭ Wall Street Journal. Представители агентства уже в воскресенье вылетят в Тегеран на встречу с Роухани и другими высокопоставленными представителями Ирана, чтобы начать обсуждение мониторинга ядерной сделки. «Договор предусматривает проведение очень строгих проверок, которые, однако, в течение последующих 25 лет будут постепенно ослаблены или сокращены», – поясняет в комментарии Deutsche Welle эксперт по вопросам безопасности и контроля над вооружениями берлинского Фонда науки и политики (SWP) Оливер Майер. В числе прочего некоторые из атомных объектов Ирана планируется при участии международных экспертов преобразовать в исследовательские центры. Речь идет о подземной лаборатории в Фордо (где находится завод по обогащению урана) и ядерном реакторе в Араке. Спасибо рахбару за «золотую страницу» «Переговоры по ядерной тематике удались благодаря участию великого рахбара (верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – прим. ВЗГЛЯД), при поддержке народа и всей политической системы страны, их успех можно назвать одной из золотых страниц в истории страны», – объявил президент Роухани, обращаясь к парламентариям. Страна должна в полной мере использовать возможности, открывающиеся с отменой санкций, цитирует ТАСС иранского президента. Напомним, в числе прочего снимаются ограничения на действие системы SWIFT в Иране, на покупку нефти и газа у этой страны, и, что крайне важно для российско-иранских экономических связей, сняты ограничения на поставки туда оборудования для нефте- и газодобычи. Как напоминает РИА «Новости», Россия и Иран рассматривают реализацию проектов на сумму до 40 млрд долларов, в ближайшее время по ним уже могут быть подписаны контракты. Москва и Тегеран рассмотрят возможность создания совместного российско-иранского банка, который будет кредитовать эти проекты. Снятие санкционного ярма уже приносит свои плоды – Роухани говорит об уже достигнутом сокращении инфляции (с 40% до 13,7%). В бюджете страны заложен расчет на рост экономики в 8%, что потребует ежегодно привлекать иностранные инвестиции в размере от 30 до 50 млрд долларов. Иран рассчитывает ежедневно экспортировать до 2,25 млн баррелей нефти. Показательно, что уже в субботу, в преддверии снятия санкций представители крупнейших нефтяных компаний Shell и Total прибыли в Тегеран для участия в переговорах с представителями Национальной нефтяной компании Ирана. При этом Роухани не мог не констатировать, что цена на черное золото на мировом рынке «упала ниже 30 долларов за баррель, сократившись на 75%». Поэтому, делает вывод иранский президент, страна не может «более ориентироваться только на этот источник доходов». Необходимо «раз и навсегда» сократить зависимость иранской экономики от продажи нефти. В частности, власти страны планируют, что к 2020 году туристический поток в страну возрастет до 20 млн человек. Очевидны и политические подвижки. Еще до обнародования сообщения МАГАТЭ в субботу состоялись отдельные переговоры верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини и главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, увенчавшиеся упомянутым выше совместным заявлением, а также встреча Могерини, Зарифа и Керри. Анонсируя отмену санкций, Зариф заявил в субботу, что «сегодняшний день станет хорошим и памятным для Ирана, региона и мира». По словам Зарифа, «реализация Совместного всеобъемлющего плана действий приведет к укреплению мира в регионе», кроме того «сделка продемонстрировала всему миру, что существующие проблемы необходимо решать с помощью дипломатии». Спасибо Обаме за аэробусы Пока же Ирану дают понять всю выгоду полюбовного соглашения с Западом. В день переговоров президент США Барак Обама отменил 10-летний запрет на экспорт гражданских самолетов в Иран (в связи с действовавшими экономическими санкциями в последние десять лет особенно пострадал гражданский авиапарк Ирана, многие самолеты не летают из-за отсутствия запчастей). Показательно, что первым контрактом, подписанным Тегераном после судьбоносного решения по санкциям, стало заключенное в субботу соглашение с компанией Airbus на покупку 114 самолетов для иранской авиакомпании Iran Air, занимающейся международным воздушным сообщением. Как известно, Airbus – не американская, а европейская компания, но мнение Вашингтона, очевидно, оказалось решающим. По новому контракту первые аэробусы прибудут в Иран уже до 20 марта, сообщает агентство dpa со ссылкой на министра дорог и городского транспорта республики Аббаса Ахунди.  В целом Иран планирует закупить до 400 новых самолетов в ближайшие десять лет. Торжествовать рано Впрочем, следует отметить, что США пока отменили только «второстепенные санкции» против Ирана, которые касались зарубежных филиалов американских компаний и иностранных фирм. Эти «второстепенные санкции» были оговорены в одном из приложений СВПД. «Первостепенные санкции, вводящие запрет на деловые контакты с Исламской Республикой физических и юридических лиц США, пока останутся в силе. Внутреннее эмбарго США на торговлю с Ираном продолжает действовать», – поясняется в заявлении пресс-службы минфина Соединенных Штатов. США продолжат вводить санкции против Ирана, не касающиеся ядерной сделки с ним, заявил в воскресенье американский министр финансов Джейкоб Лью. СВПД предусматривает поэтапную отмену санкций, пояснил в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт Оливер Майер. «В день, когда документ вступает в силу, перестают действовать торговые и финансовые санкции против Ирана. Полностью отменяются только штрафные меры, введенные ООН в связи с ядерной программой Тегерана. Что же касается санкций Евросоюза и США, то они лишь приостанавливают свое действие, – объясняет германский эксперт. – Самое позднее через восемь лет должен наступить день, когда наконец отменится действие всех санкций». Окончательное снятие может наступить и раньше, если МАГАТЭ представит развернутое заключение, подтверждающее, что иранская ядерная программа служит исключительно мирным целям. При этом СВПД не предусматривает новые санкции против Ирана, если тот нарушит договоренности, поясняет DW Майер. В этом случае снова вступят в силу действовавшие ранее санкции, и для их введения не потребуется нового официального постановления. Взаимное помилование Демонстрируя стремление к диалогу, влекущему за собой очевидные экономические выгоды, Тегеран сигнализирует о готовности смягчить внутреннюю политику. Накануне иранский суд освободил четырех заключенных с двойным гражданством. «На основе положений Высшего совета национальной безопасности в интересах всего политического порядка страны четверо иранских заключенных были освобождены в субботу в рамках обмена заключенными, имеющими двойное гражданство», – говорится в заявлении суда. Все освобожденные имеют американское и иранское гражданство. Среди освобожденных – корреспондент газеты Washington Post Джейсон Резаян, арестованный в июле 2014 года в Иране. Сообщалось, что власти Ирана обвинили журналиста в шпионаже. Власти Ирана также освободили христианского священника иранского происхождения – протестантского пастора Саида Абедини, приговоренного к трем годам тюремного заключения за подрыв национальной безопасности; бывшего американского морского пехотинца Амира Хекмати, осужденного на 10 лет за сотрудничество с «врагами» ИРИ; бизнесмена Сиамака Намази, арестованного в прошлом году после достижения соглашения по ядерной программе. Как сообщает New York Times, также был освобожден американский гражданин Мэтью Треветик, некоторое время назад «прибывший в Тегеран для изучения языка» и арестованный иранскими властями, «о чем не было заявлено публично», в том числе о местонахождении американца не знала его семья. По сведениям New York Times, Треветик первым из освобожденных покинул страну – еще в субботу. «Иран предпринял значительные шаги, в самой возможности которых сомневались многие – действительно, очень многие», – эмоционально прокомментировал добрую волю Тегерана госсекретарь США Керри, выступая в штаб-квартире МАГАТЭ. В свою очередь США собираются освободить из тюрем или прекратить уголовное преследование в отношении нескольких граждан Ирана. По данным телеканала CNN, освобожденные Вашингтоном иранцы отбывали наказание или проходили под следствием за нарушение режима санкций в отношении Тегерана. Как сообщает New York Times, речь идет о семерых иранцах, фамилии еще 14 граждан исламской республики были из списка лиц, объявленных США в международный розыск. Заметим, что в Госдепе при этом добавили, что освобождение заключенных не имеет отношения к имплементации сделки с Ираном. Решение администрации Обамы произвести этот обмен заключенными уже вызвало резкую критику со стороны кандидатов в президенты от Республиканской партии, отмечает New York Times. Фаворит республиканских симпатий миллиардер Дональд Трамп и сенатор от Флориды Марко Рубио осудили обмен как признак слабости Белого дома; оба кандидата не преминули напомнить, что в случае избрания президентом они разорвут ядерное соглашение с Тегераном. «Обнадеживающий сигнал» или сохраняющаяся угроза Помимо республиканских кандидатов в президенты США, скепсис в отношении очередного соглашения с Ираном высказал Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху вновь предостерег об угрозе, исходящей, по его мнению, от исламской республики. «Тегеран будет и впредь дестабилизировать Ближний Восток и распространять терроризм по всему миру. Он не отказался от стремления заполучить ядерное оружие», – цитирует израильского лидера Deutsche Welle. Нетаньяху призвал мировые державы внимательно следить за Ираном и реагировать на каждое допущенное Тегераном нарушение. Но в целом в мире очередной шаг в разрешении иранской атомной проблемы был встречен с оптимизмом. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал выполнение договора по атомной программе Ирана «обнадеживающим и мощным сигналом». «Россия сыграла ключевую роль в создании условий для начала выполнения СВПД. В результате тесного взаимодействия между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Организацией по атомной энергии Ирана за пределы территории Исламской Республики вывезен весь предусмотренный СВПД объем обогащенного урана», – напомнил российский МИД в официальном обращении. С огромным интересом к снятию санкций отнеслись в Берлине. Как передает Deutsche Welle, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер назвал случившееся «историческим успехом дипломатии», а министр экономики в правительстве Ангелы Меркель Зигмар Габриэль назвал отмену западных санкций против Ирана хорошей основой для возобновления германо-иранских экономических и финансовых отношений. «В условиях, когда перед всем ближневосточным регионом стоят огромные по своим масштабам вызовы и в нем царит сильная напряженность, я высказываю надежду, что тот дух сотрудничества, которым отмечены инициативы, увенчавшиеся заключением договора, найдет свое продолжение и в отношении других региональных проблем», – заявил глава МИД Франции Лоран Фабиус, подчеркнувший, что именно Париж внес весомый вклад в переговоры «шестерки». Укрепить «исторически дружественные» отношения с Ираном пообещал министр иностранных дел Японии Фумио Кисида, а МИД Южной Кореи выразил надежду, что пример Ирана «станет основой дальнейших совместных действий мирового сообщества» для ядерного разоружения на Корейском полуострове. Изменения баланса в регионе Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», политолог Аждар Куртов отметил в интервью газете ВЗГЛЯД, что опасения растущего влияния Ирана, которые озвучивают политики некоторых стран, являются не более чем намерениями части государств сохранить статус-кво и оставить за Ираном статус государства-изгоя, наделенного чертами некоего регионального зла. «Но из этого ничего не выйдет, – уверен эксперт. – Иран – страна с богатейшей историей и культурой, его государственность насчитывает больше двух с половиной тысяч лет». Иранцы, конечно же, имеют право на повышение своего статуса в решении региональных проблем. «Ну а как иначе? Страна, имеющая население в несколько десятков миллионов человек, имеющая огромные достижения в культуре, внесшая вклад не только в ближневосточную, но и в мировую цивилизацию, – отмечает Куртов. – Поэтому опасения, которые сейчас высказываются в адрес Ирана, чрезвычайно политизированы. Они основаны на том, что Иран вынашивает агрессивные планы в отношении своих соседей и Израиля. Но все эти обвинения являются надуманными». По его мнению, «опыт последних десятилетий показывает, что если у кого и есть планы экспансии, то не у Ирана, а у радикального суннитского ислама». «Иран после снятия санкций будет заинтересован в наращивании своего регионального влияния, но это произойдет благодаря тому, что у него есть для этого объективные основания. Он будет наращивать свою торговлю углеводородами, исправит диспропорции в своем хозяйстве, которые сложились в результате работы в режиме жесткой экономии, и станет участником решений важнейших вопросов в регионе. По крайней мере, он будет стараться. Но ведь эта задача стоит перед многими государствами, и отсюда отнюдь не возникает некая агрессивность Ирана. У этой страны есть региональные интересы, они состоят в том, чтобы создавать в окружающих государствах благоприятную обстановку и не допускать появления там антииранских политических сил. Никакой резкой подвижки в балансе сил я не вижу. Что касается этих изменений к российским интересам, то снятие санкций может привести к тому, что Иран сможет еще более активно участвовать в урегулировании сирийского конфликта. А здесь позиции Ирана и России во многом совпадают. Тегеран и Москва заинтересованы в том, чтобы прекратить кровопролитие в Сирии и чтобы фазу гражданской войны сменила фаза восстановления», – подытожил эксперт. Долгая дорога к сделке Напомним, 14 июля прошлого года Иран и «шестерка» международных посредников достигли исторического соглашения после 10 лет переговоров. Иран взял на себя обязательства избавиться от 98% обогащенного урана и не обогащать уран свыше 3,67% на протяжении 15 лет. При этом договоренности предусматривают, что санкции будут быстро введены вновь, если Иран нарушит условия сделки. 17 октября руководство Ирана уведомило МАГАТЭ о начале применения дополнительного протокола к соглашению, предоставив агентству больший доступ к своим данным по ядерной деятельности. На следующий день президент США Барак Обама поручил начать процесс отмены санкций против Ирана. На фоне подготовки к отмене санкций российское руководство предприняло шаги по углублению сотрудничества с Ираном. Эксперты отмечали, что когда Иран начнет экспорт нефти, у него появятся деньги на строительство объектов инфраструктуры и закупку импорта, после чего он станет еще более важным торговым партнером, а американские и европейские компании будут стремиться застолбить рынки в Иране, особенно энергетический. В то же время в конце декабря появились сообщения о готовящихся санкциях в отношении компаний и лиц, причастных к иранской программе создания баллистических ракет. Наблюдатели связывали эти процессы с внутриполитической ситуацией в Вашингтоне – часть сил пытается таким образом укрепить свои позиции. Одновременно сообщалось о морском инциденте: американские военные пожаловались на то, что иранские ракеты в ходе учебных пусков пролетели в относительной близости от американского авианосца. На этой неделе произошел еще один инцидент, грозивший осложнить отношения между Тегераном и Вашингтоном: власти исламской республики задержали недалеко от острова Фарси в Персидском заливе два катера с 10 моряками ВМС США. Их заподозрили в шпионаже: на острове, по некоторым данным, находится база Корпуса стражей Исламской революции, а катера этого проекта способны высаживать десант на необорудованное побережье. Однако инцидент обошелся без последствий: на следующий день моряков отпустили, а командующий иранскими ВС заявил, что это должно послужить Вашингтону уроком. Теги:  США, Иран, санкции, МАГАТЭ, атомная энергетика, ядерные технологии, Россия и Иран Закладки:

28 сентября 2015, 11:30

Скандал с Volkswagen и его последствия

СМИ продолжают обсуждать разразившийся неделю назад скандал вокруг автомобильного концерна Volkswagen, в результате которого его акции упали на треть. Контролирующие службы США обнаружили, что производитель встраивал в автомобили с дизельным двигателем программное обеспечение, которое выдавало заниженные показатели по выбросам оксидов азота (NOx). Комментаторы пытаются проанализировать эту историю и предположить, как она скажется на дальнейшем развитии автомобильного производства. Скандалу предшествовала долгая история с расследованиями и опровержениями, рассказывает NY Times. А у этой истории, в свою очередь, были прецеденты. Когда в 1970-е гг. в США ужесточили требования по выбросам вредных веществ, некоторые производители начали адаптироваться к новым рыночным условиям путем фальсификаций. Volkswagen был первой из компаний, которые на этом поймали. Тогда его оштрафовали на $120 000.   Фото: stern.de Нынешняя история началась в 2013 г., когда одна американская некоммерческая организация решила проверить машины с дизельными двигателями на выбросы. Цели уличить Volkswagen в обмане не было. Наоборот, организация хотела собрать примеры эффективно работающих дизельных двигателей в США, чтобы потом этими данными можно было колоть глаза европейским экологам, у которых традиционно более низкие, чем в США, стандарты по выбросам NOx. Тогда впервые были замечены странные расхождения между показателями лабораторных и дорожных проверок. В лабораторных условиях, когда машина никуда не едет, показатели соответствовали стандартам. На дороге выбросы превышали допустимый объем в 10-40 раз. В 2014 г. власти Калифорнии сообщили о странностях Агентству по охране окружающей среды (EPA) и начали расследование. Volkswagen в ответ на претензии ссылался на возможные сбои показателей из-за  погодных условий, стиля вождения и прочих трудноконтролируемых факторов. Так продолжалось до сентября 2015 г., когда корпорации пригрозили отозвать сертификат на продажу подозрительных машин, и группа старших инженеров VW рассказала о том, что в дизельных автомобилях действительно устанавливали фальсфицирующий софт, позволявший им формально соответствовать требованиям американского рынка, где к тому моменту уже было продано почти полмиллиона таких автомобилей. Всего на мировом рынке этих машин порядка 11 млн. Wall Street Journal пишет об этой истории с большой осторожностью и пытается посмотреть на нее в более широком контексте. Конечно, если обвинения, выдвинутые американскими агентствами против VW справедливы, то производитель поплатился своей репутацией за дело. Тем не менее, остается множество вопросов, и их число по мере поступления новостей только растет. Например, непонятно, кто решил устанавливать этот софт и чем при этом руководствовался. Неизвестно, знало ли об этом руководство компании. Также можно задаться вопросом о том, есть ли у этих приборов иное назначение, помимо того, чтобы обойти американские требования по выбросам. Пока эти детали неизвестны, а картина в основном формируется на основе официальных правительственных отчетов. Устройства, которые фальсифицируют показатели, комментирует WSJ, - это отнюдь не новое изобретение, и пользуются им не только немцы. Более того, устройства, деактивирующие контроль над выбросами, в принципе могут использоваться в легальных целях (правда, в таких случаях производитель должен предупреждать о таких устройствах и сообщать, какие поправки нужно вносить в подсчеты). В 1995 г. штраф в размере $45 млн. за нелегальную установку таких устройств заплатил General Motors. В 1998 г. оштрафовали еще семь американских производителей, в том числе Volvo и Caterpillar. Обычно в таких случаях государственные службы пишут о выявлении фальсификации, но не пишут о том, какова первичная роль этих устройств в машинах. Между тем, эксперты утверждают, что их главная задача в том, чтобы оптимизировать сжигание топлива и действительно сократить объемы вредных выбросов – прежде всего, углекислого газа. Но двигатели, которые проектируются с расчетом на сокращение выбросов углекислого газа, обычно выбрасывают больше NOx. И да, возможный побочный эффект работы такого устройства – это неверное указание выбросов NOx. Американские экологические агентства предпочитают выражать праведное негодование, вместо того чтобы проанализировать свои собственные требования. Безусловно, заключает автор, VW«должен заплатить за все случаи преднамеренного введения в заблуждение, но остальные производители и вся страна должны знать, что на самом деле представляет собой эта история: великий обман, который подозревает EPA, или вариант известного побочного эффекта, за который просто впервые начали сурово преследовать». Подробный комментарий дает The Economist. По мнению автора, масштабы события таковы, оно может заметно повлиять на всю отрасль. В частности, это касается производства дизельных двигателей, которые как раз начали набирать популярность. Они эффективно и, соответственно, более экономично расходуют топливо, а также позволяют сократить объемы выброса углекислого газа. За счет этого они стали популярны в Европе, где много внимания уделяется именно этому показателю. Недостаток в том, что при этом они выбрасывают больше NOx, и сократить этот показатель труднее и дороже. NOx, в отличие от углекислого газа, практически не сказываются на процессе глобального потепления. Но они серьезно вредят местной флоре и создают смог. В итоге получилось так, что в США больше ограничений по выбросам NOx, а в ЕС – по выбросам углекислого газа. Таким образом, европейским стандартам VW условно соответствовал. Увеличение его доли на рынке в США было, прежде всего, обусловлено тем, что он убедил государство и потребителей в том, что дизельные двигатели тоже могут быть экологичными. После того как вскрылась фальсификация, в производстве дизельных двигателей могут начаться проблемы.   Фото: irishtimes.com Возникает вопрос, продолжает автор, почему VW в принципе пошел на такой риск. Можно предположить, что отчасти сыграла роль конкуренция с Toyota. Для того чтобы обогнать ее, требовалось значительно увеличить долю на рынке США. В принципе можно было бы устранить проблему, действительно сократив выбросы. Но это было бы дороже, плюс могло бы привести к сокращению мощности и снижению эффективности расхода топлива, что, в свою очередь, ослабило бы конкурентоспособность. Проще было отключить регистрацию ненужных показателей в лабораторных условиях. Очевидно, в VW были люди, которые считали, что эта махинация может пройти незамеченной. И, по всей видимости, у них на то были основания. Как минимум, это то, что такой трюк далеко не оригинален в автомобильной индустрии. Многие производители не дотягивают по сокращению объемов выброса NOx даже до сравнительно низких европейских стандартов, и это сходит им с рук, несмотря на протесты со стороны экологов. Отчасти это связано с тем, что в большинстве случаев европейское тестирующее оборудование устарело, и его изъянами можно пользоваться. Отчасти – с тем, что экспертизу обычно проводят «независимые» коммерческие компании, которые находятся друг с другом в отношениях конкуренции и стараются дружить с производителями автомобилей. Кроме того, в Европе обычно машины проверяют до того, как они выходят на рынок, а после ими уже никакие контролирующие инстанции не занимается. В США, по большому счету, тоже так, но есть еще EPA, которое время от времени устраивает случайные проверки продаваемым на рынке автомобилям. Скорее всего, случай с VW приведет к тому, что теперь автомобили будут тестировать более внимательно. Вполне может оказаться так, что и многие другие производители используют аналогичные способы фальсификации показателей. Это может привести к тому, что компаниям вообще придется отказаться от использования дизельных двигателей для массового автомобильного производства и придется искать другие способы, чтобы создавать не слишком дорогие автомобили, соответствующие при этом запросам покупателей. Это, в свою очередь, потребует больших вложений. Вся история с VW пришлась на тот момент, когда некоторые крупные корпорации, не имевшие прежде отношения к этой отрасли, начали задумываться о том, чтобы попробовать себя в автомобилестроении – как, например, Google и Apple. Это, считает автор, усилит конкуренцию и, вероятно, приведет к большим слияниям, которые изменят отрасль, перераспределив ее участников.

19 июня 2015, 10:29

Конфискация российского имущества на Западе имеет скрытые цели

Независимо от того, насколько успешны будут попытки наложить арест на российское имущество в Бельгии, понятно, что начинается новый этап западного наступления на Россию. Госсобственность арестовывают во время войны, но мы и находимся в состоянии геополитического конфликта. Предлог, выбранный сейчас для ареста, совершенно неважен – для блокирования России будут использовать любые поводы.Разбирать юридические тонкости того, что произошло в Бельгии и во Франции, можно, но за деревьями важно увидеть лес. Проблема не в том, что, скорее всего, нынешняя попытка ареста имущества России по иску ЮКОСа, основанному на прошлогоднем решении третейского суда в Гааге, не станет успешной – гораздо важнее то, что сама тема конфискации российской собственности на Западе перешла из теоретической в практическую.Совпадение этого события с началом работы Петербургского экономического форума случайно, но более чем символично. В то время как политические и деловые элиты большинства европейских стран ищут пути совмещения атлантической солидарности и национальных интересов, то есть санкций против России и сохранения связей с ней, наднациональные, атлантические силы работают на углубление разрыва между Европой и Москвой, создавая новые препятствия для сохранения их отношений.Еще одна информация, появившаяся одновременно с бельгийской историей, дает представление о следующих шагах по изоляции России от Европы – New York Times рассказывает о содержании нового пакета санкций против Москвы, согласованного ЕС и США. Он будет принят гораздо оперативней предыдущих, сообщают источники газеты – в «случае поддержки украинских сепаратистов со стороны Москвы и продвижения повстанцев вглубь Украины». Учитывая, что продолжение гражданской войны на Украине остается, к сожалению, лишь вопросом времени, можно говорить о том, что эти санкции неизбежно будут введены против России.Содержание нового пакета известно в общих чертах, но и это впечатляет – санкции «могут привести к ограничению экспорта топлива из России», «часть российских банков утратят возможность проводить ряд международных финансовых операций», а «некоторые предприятия не смогут участвовать в сделках за рубежом». А в случае «серьезных нарушений» будут введены жесткие финансовые санкции, в том числе и отключение ряда российских банков от системы SWIFT. Кроме того, Вашингтон настаивает на принятии ограничительных мер, направленных против зарубежных дочек российских компаний, а также против новых секторов экономики (в том числе против горнодобывающей промышленности и машиностроения). Ограничения в сфере энергетики могут включать санкции против бизнеса, занимающегося разведкой газовых месторождений или производством и наладкой оборудования для добычи и транспортировки сланцевой нефти, сообщает РБК со ссылкой на агентство AP.Но если новые санкции требуют все-таки согласования на уровне глав правительств всех европейских стран – и США не так просто будет добиться этого даже в случае возобновления войны на Украине – то меры, подобные аресту российского имущества в Бельгии, не требуют столь масштабной работы. Достаточно использовать пару европейских стран – а эффект будет огромный. Причем попытки ареста российского имущества преследуют сразу несколько целей.Во-первых, конечно, оказать психологическое давление на Кремль – атлантисты все еще не исключают, что усиление нажима на Россию приведет к изменению нашей украинской политики, говоря проще, к тому, что Москва согласится на атлантизацию Украины. То, что это в принципе невозможно для России, понимают далеко не все сторонники изоляции нашей страны. А если еще и вот так надавить – вдруг это станет последней каплей, после которой Путин решит, что хватит: такие рассуждения кажутся нам бредовыми, но реально существуют в атлантической элите.Во-вторых, угроза ареста ставит под удар любые экономические связи Европы с Россией – как существующие, так и будущие. Какие контракты, какие поставки (в обоих направлениях), если завтра в Голландии или Германии будут арестованы счета или продукция, оплаченная Россией или поставленная из России. То, что потом счета будут разблокированы, а с имущества снят арест, не утешает – кто захочет рисковать, нести потери и нервничать? Иск ЮКОСа – удобный повод для ареста во Франции, Германии, не говоря уже о Великобритании или США. Это как минное поле, никогда не знаешь, пройдешь его или нет – важно заставить любого западного бизнесмена бояться даже ступить на него. И убрать с него российских, и так уже ограниченных санкциями.В-третьих, это попытка спровоцировать Россию на ответные меры. То есть на арест или даже конфискацию имущества тех западных стран, которые решатся на арест российской собственности. Это стало бы важнейшим шагом к окончательной изоляции России от Европы – и понятно, что Москва это прекрасно понимает. Но пока что будет исходить из того, что до того момента, когда произойдет первый случай реального ареста российской собственности, с ответными шагами не нужно торопиться – чтобы не вестись на провокацию.Можно, конечно, удивляться, а как же крупный западный бизнес, который хочет работать с Россией, как же его интересы? Неужели он не будет со своей стороны протестовать против попыток лишить его выгодных контактов и прибыли? Ведь не только национальный бизнес из отдельных европейских стран, но и крупнейшие наднациональные корпорации, вроде Бритиш Петролеум, имеют большие интересы в России.Ответ очень прост – в эпоху глобализации, как, впрочем, и в любую другую, правят не большие деньги, и даже не жажда прибыли, а элитные геополитики, люди, имеющие стратегическую власть, те, кто планирует надолго и всерьез, причем занимается этим из поколения в поколение. Атлантисты, составляющие костяк наднациональной западной элиты, понимают всю серьезность вызова, брошенного Россией их глобальному проекту. Да, сейчас Россия еще слаба для того, чтобы снова, как полвека назад, стать альтернативой им, но наглость нужно душить в зародыше – именно поэтому никого из «право имеющих» по большому счету не волнует выгода, упущенная на российском направлении каким-то там банком или концерном.Ведь если сейчас не вернуть Россию в стойло, потом потери будут гораздо большими – изменившаяся геополитическая обстановка неизбежно приведет и к утрате контроля за товарными и денежными потоками, а значит, и к финансовым потерям. Да и что такое деньги в сравнении с властью, тем более глобальной. Тем более что на Западе знают – с Россией нужно быть очень внимательным.Многие на Западе очень жалели, что не удалось задушить коммунистический проект еще в зародыше, в ходе гражданской войны – потом пришлось 70 лет мучиться. С нынешней, «путинской Россией» они не хотят повторения тех ошибок. Интервенция сейчас невозможна, но экономическая война будет набирать обороты. На войне как на войне – нужно быть готовым ко всему.Источник

21 мая 2015, 22:36

Scofield: Нетрадиционные методы ведения войны с использованием высоких технологий. Продолжение

Scofield: Textron в 2007 году приобрела AAI Corporation. Bit Defender (BD) в 2007 году вышла на российский рынок. Т. В.: BD я уже упоминала в связи с обнаружением вредоносной программы в компьютерах киевского правительства, основанной на программе Bit Defender. Мифические «Русские хакеры» тогда помогли в получении вполне реального многомиллионного контракта ее материнской компанией SoftWin.

19 апреля 2015, 18:21

Scofield: Ответ на многоходовки? Часть II

Начальник ГУ ГШ ВС РФ генерал-полковник Игорь Дмитриевич Сергун, выступая на IV Московской конференции по международной безопасности на тему: «Глобальная безопасность: коренная трансформация или создание новых правил игры?» сделал принципиальное заявление: http://pda.rg.ru/2015/04/16/gru-anons.html (16.04.2015)При финансовом и военном содействии Вашингтона и его союзников для устранения неугодного Западу режима в Сирии были созданы «Исламское государство Ирака и Леванта» и «Джибгат ан-Нусра»

14 апреля 2015, 00:30

Хиллари – 2016. Что готовит России клан Клинтонов?

Хиллари Клинтон объявила о том, что будет участвовать в президентских выборах, которые пройдут в США в следующем году. Стоит ли России ожидать очередной "перезагрузки" или нового витка обострения отношений, в случае если Клинтон победит на выборах?

26 марта 2015, 03:02

Саудовская Аравия готовится открыть второй фронт

Саудовская Аравия может оказаться вовлеченной в очередную войну. В том случае если шиитским боевикам удастся взять под контроль территории приграничного района Саудовской Аравии с Йеменом, на аравийском полуострове может начаться «перекройка границ». Дело в том, что повстанцы шииты-зейдиты...

06 февраля 2015, 16:56

Россия прекратила сотрудничество с США по охране ядерных объектов

Запад ведёт против России беспрецедентную холодную войну. Есть ли понимание этого у российской власти? Предпринимает ли она какие то действия? И правильны ли эти действия? Для ответа на эти вопросы вначале нужно понять что токае холодная война.Холодная война - это многомерное противостояние. Две её важнейшие составляющие – военная и экономическая. Над противником должна дамокловым мечом висеть угроза военного поражения. Одновременно наносится удар по экономике. Остальные измерения холодной войны – так же очень важны. Среди них - коррумпирование элиты противника, разыгрывание национальных и религиозных карт и многие другие.Данным решением укрепляется собственная военная безопасность. Будем надеяться, что вслед за этим будет нанесён и экономический удар по противнику: после того, как с ядерных объектов ушли люди США, появляется возможность не продавать ядерное топливо с этих объектов в США.Что было:Российско-американская программа повышения уровня защиты российских ядерных объектов (Cooperative Threat Reduction Program), предложенная сенаторами Сэмом Нанном и Ричардом Лугаром, действует с 1993 г. Современные системы сигнализации и охраны за счет США были установлены на объектах ВМФ, в местах дислокации российских стратегических ядерных сил и на гражданских атомных предприятиях. Программа включала стажировки российских ядерщиков и инспекции российских объектов специалистами США.http://www.vedomosti.ru/companies/news/36004531/rossiya-sokratit-yadernoe-sotrudnichestvo-s-ssha-nyt Что стало.Двусторонние переговоры о прекращении сотрудничества с США по обеспечению безопасности на российских ядерных объектах прошли в Москве в декабре. Соглашение о разрыве отношений в этой сфере было подписано 16 декабря. В переговорах принимали участие почти 40 человек, занимающих ведущие должности в указанной сфере, отмечалось в итоговом документе. Среди них были представители Минэнерго США, его лабораторий, занимающихся атомным оружием, Пентагона, Госдепартамента. С российские стороны присутствовали чиновники, отвечающие за разнообразные направления ядерной безопасности – от уничтожения атомных подлодок до контроля за вооружениями. По словам участников, заключительные переговоры поставили точку в инициативе, которая стала символом потепления двусторонних отношений и в которую США вложили почти $2 млрд. Согласно официальному «протоколу встречи», подписанному в декабре сторонами, были отменены мероприятия по укреплению мер безопасности в некоторых из семи «закрытых ядерных городов», в которых находятся крупнейшие запасы высокообогащенных урана и плутония. Российская сторона также проинформировала о прекращении с 1 января 2015 года совместных работ по обеспечению безопасности на 18 гражданских объектах, на которых хранятся оружейные ядерные вещества. Остановлен проект по превращению высокообогащенного урана в менее опасную его разновидность, проводившийся на двух объектах.В ноябре The New York Times сообщала о том, что Россия намерена свернуть многие программы в области ядерного сотрудничества. Издание ссылалось на заявления главы «Росатома» Сергея Кириенко, который говорил, что в «текущих обстоятельствах» он считает маловероятным заключение новых контрактов в атомной сфере. США с 1991 года помогали России обеспечивать безопасное хранение оружейных урана и плутония, чтобы предотвратить их хищение и попадание на черный рынок ядерных материалов. С тех пор при помощи американских специалистов были уничтожены сотни боеголовок и атомных подлодок. С помощью США выплачивались зарплаты сотрудникам ядерных объектов, проводились мероприятия по укреплению безопасности и обучению персонала. Россия и США решили продолжить ограниченное сотрудничество в третьих странах, использующих высокообогащенный уран российского происхождения. Обе стороны также продолжат работу по обеспечению безопасности промышленных источников радиоактивных материалов, из которых можно собрать так называемую грязную бомбу.http://top.rbc.ru/politics/19/01/2015/54bd39cc9a794706ce3ecd72

31 октября 2014, 16:23

СМИ: Россия тестирует системы кибербезопасности и воздушной обороны НАТО

Россия демонстрирует Западу высокий киберпотенциал и пугает Европу военными самолетами близ ее границ, считают западные СМИ. «Начиная с 28 октября система обороны НАТО обнаружила и проследила движение четырех групп российских боевых самолетов над Балтийским и Северным морями, Атлантическим океаном и Черным морем», - говорится в статье The Daily Beast, которую цитирует портал InoPressa. «Возможно, российские бомбардировщики проводят репетиции ядерного удара над Атлантическим океаном и Северным морем», - полагают действующие и отставные офицеры ВВС США. Напротив, аналитик Ребекка Грант, глава исследовательского цента IRIS Independent Research в Вашингтоне, заявила, что недавняя демонстрация российской воздушной мощи являлась «очередной провокацией». Полеты российских бомбардировщиков говорят об усилиях России вновь утвердиться в европейском воздушном пространстве, заявил высокопоставленный американской военный. «Кажется, у нее это получается (...) Наши союзники по НАТО вынуждены были ответить на российские вторжения. По-моему, это дестабилизирует ситуацию». По мнению главного редактора «Швейцарского военного обозрения» Александра Вотравера, рейды российских ВВС являются еще и ответом на учения НАТО «Благородное обоснование», проходившие с 13 по 29 октября. Определенную роль могли сыграть и такие факторы, как усиление натовской ПРО, сухопутные учения в странах Балтии и Польше, а также отказ Франции передать вертолетоносцы. Между тем действия российских ВВС контрастируют с примирительными сигналами, которые с недавнего времени посылает Кремль, говорится в статье. На Украине в условиях неустойчивого перемирия стороны находятся на пути к политическому решению конфликта, и российский президент сделал ряд примирительных по отношению к Западу заявлений. Тем не менее, Россия не всегда говорит «одним языком», замечает политолог Ханс-Хеннинг Шредер. The New York Times обращает внимание на кибератаки на незасекреченные компьютерные системы США. Американские спецслужбы увидели в этом российский след, но официальные лица пока не могут ничего сказать с определенностью. «В прошлом году эксперты нескольких американских компаний в области кибербезопасности зафиксировали российскую кибершпионскую атаку, в рамках которой российские хакеры последовательно взломали более тысячи компьютеров западных нефтяных и газовых компаний и фирм, занимающихся энергетическими инвестициями», - пишет издание. По мнению исследователей компании FireEye «Россия использует сетевые операции для достижения своих главных политических целей». Напомним, ранее СМИ со ссылкой на сообщение альянса заявили, что за последние два дня военно-воздушные силы НАТО дважды совершали вылеты по тревоге «в связи с деятельностью российской авиации». Закладки: 

25 октября 2014, 16:00

США целится в Африку

Сахель – природная зона Африки, с юга примыкающая к Сахаре в виде полупустынь, плавно переходящих в полусаванны. Окраина ("сахель" по-арабски "край") величайшей пустыни мира протянулась полосой шириной в несколько сотен километров от побережья Атлантического океана на западе до Красного моря на востоке. На территории Сахеля, по площади сравнимой с Западной Европой, разместились Мавритания, Сенегал, Гамбия, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Чад и Кабо-Верде. Часто в состав Сахеля включаются некоторые области Судана, Нигерии, Эфиопии и Сомали. Специфика Сахеля в том, что пустыня нередко отделяет правительства этих африканских стран от своего населения, представляющего смесь из различных этнических группировок, говорящих на многочисленных языках и диалектах. Тяжелые природные условия, бедственное экономическое положение, политическая нестабильность являются предпосылкой государственных переворотов, сопровождающихся переориентацией национальных политик и сменой государственных приоритетов. Террор в Африке Не случайно специальный посланник ООН в Сахеле Романо Проди недавно предупредил "о высоком уровне хрупкости в регионе". ГНЕЗДО РАДИКАЛОВ И ТЕРРОРИСТОВ Огромные территории по периметру региона Сахель стали желанным прибежищем различных террористических организаций и джихадистских групп, сумевших образовать своего рода экстремистский альянс, в котором верховодят боевики "Аль-Каиды" исламского Магриба" (AQIM), ранее известной как алжирская группа джихадистов (GSPC), а также группировки "Ансар ад-дин" ("Защитники религии") и "Движения за единство и джихад в Западной Африке". Эта тройка поддерживает близкие отношения с повстанческой группировкой туарегов MNLA (National Movement for the Liberation of Azawad). По-прежнему представляет серьезную угрозу радикальная нигерийская исламистская секта "Общество приверженцев распространения учения Пророка и джихада" (Боко Харам), созданная Мохаммедом Юсуфом для введения шариата и искоренения западного образа жизни. Основанная бывшим региональным лидером "Аль-Каиды" в странах исламского Магриба Мокхтаром Бельмохтаром военизированная группировка, называющая себя "Mourabitounes", объявила войну Франции и французским интересам в регионе. Недавно информационное агентство Мавритании Nouakchott News сообщило о слиянии двух экстремистских групп в Сахаре и образовании новой джихадистской организации "al-Murabitun Brigade", провозгласившей своей целью объединение мусульман "от Нила до Атлантики под салафистским флагом". Силы командования АФРИКОМ в 2008 году Дислоцирующиеся в Сахеле экстремистские организации подтвердили свое умение быть так называемыми социальными операторами, которые, воздействуя на чувства родовой, семейной общности, играя на межплеменных противоречиях, используя политическую нестабильность и слабость экономик, подбирают, тренируют, экипируют, обеспечивают, дают кров и собирают в свои ряды новых бойцов. Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) и Африканский союз (AU) провели ряд конференций, посвященных проблемам Транс-Сахары. Председатель ЭКОВАС президент Кот-дИвуара Алассан Уаттара объявил север Мали "убежищем для террористических группировок" и принял решение о развертывании наземных сил для борьбы с ними согласно Резолюции 2085 Совета Безопасности ООН. Для операции ЭКОВАС выделил 3300 солдат. В распоряжении ЭКОВАС находятся межафриканские силы, созданные из подразделений девяти западноафриканских стран: Нигерии, Того, Бенина, Сенегала, Нигера, Гвинеи, Ганы, Буркина-Фасо и Чада. В их составе 5800 военнослужащих. Глава Африканского союза, президент Бенина Бони Яйи призвал НАТО направить воинский контингент для участия в санкционированной ООН военной операции. "Это… проблема не только Африки. Это мировая, международная проблема", – заявил Яйи. "Африка многому хотела бы научиться у НАТО", – заявил комиссар AU по вопросам мира и безопасности Рамтане Ламамра. Запад не замедлил откликнуться на призывы африканских политиков. Объем помощи Евросоюза странам Сахеля менее чем за три года увеличился более чем в шесть раз и превысил 280 млн евро. Постоянный представитель Франции в ООН Жерар Аро призвал ускорить размещение в Мали международного военного контингента без ограничения срока его пребывания. Соединенные Штаты обозначились в Сахеле дежурным утверждением Пентагона о возможности использования "Аль-Каидой" стран региона в качестве базы для размещения и подготовки террористов. Главное – "не допустить получения террористами безопасного пристанища в регионе", – подтвердил официальный представитель Совета национальной безопасности Белого дома Томми Витор. Такова внешняя сторона событий. ИНТЕРЕС ВАШИНГТОНА Однако периодически в прессу просачивались сведения, свидетельствующие о повышенном интересе США к Сахелю. То достоянием общественности стал факт обсуждения в кулуарах Генеральной Ассамблеи постоянным представителем США в ООН Самантой Пауэр с различными национальными лидерами судьбы более 700 млн долл., направленных Вашингтоном в регион в последние годы. То неожиданным откровением прозвучали слова военного научного сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики подполковника Джошуа Берджесса, прямо заявившего, что "нестабильность угрожает американским интересам в регионе и за его пределами". То вдруг о возможности военной операции на территории одного из государств Сахельской зоны поведал заместитель министра обороны США по специальным операциям Майкл Шихан. В полном размере На самом деле, внимание Соединенных Штатов к странам Сахеля, выражающееся в расширении Вашингтоном военно-политического влияния на национальные правительства, включая размещение воинского контингента, объясняется весьма обыденным образом – стремлением обеспечить надежный доступ к минеральным ресурсам региона. Американская военная промышленность заинтересована в импорте африканского кобальта, слюды, цинка, свинца, меди, титана, циркония, хрома и металлов платиновой группы, урана и бокситов. Почти 100% потребностей индустрии Соединенных Штатов в хроме обеспечивается поставками из стран Черного континента. Более двух третей потребляемого в Америке кобальта – африканского происхождения. Этот металл используется при производстве термостойких и особо прочных сплавов для авиационной промышленности и магнитосплавов для электронной отрасли. Аналогичная ситуация сложилась и с потреблением марганца, по запасам которого Африка занимает первое место в мире. По мнению специалистов, экономика США жизненно зависит от стабильности импорта из Африки. Альтернативы объемам африканского импорта стратегического сырья не существует. В то же время в США с большой тревогой относятся к уверенному продвижению в Африку вездесущих бизнесменов из Китая и Индии. Соединенные Штаты еще сохраняют первое место в торговле с африканскими странами, но присутствие азиатских конкурентов становится все ощутимее. Известный политолог и независимый журналист Ф. Уильям Энгдаль из канадского Центра исследования глобализации высказал предположение о скором превращении богатых природными ресурсами государств региона в театр стратегического соперничества между США и их реальным конкурентом на мировой арене Китаем. Ранее американский политолог Рик Розофф обратил внимание на репортаж в кенийском журнале Africa Review, увидевший в действиях Соединенных Штатов не только попытку противодействия экспансии Китая в Африке, но и стремление "блокировать крупных поставщиков оружия африканским странам – Китай и Россию". Сохранение существующего положения в потреблении африканских ресурсов требует от Вашингтона реализации системы мер для преодоления вызовов и конкретных угроз позициям США в регионе. Масштабы организованной преступности, контрабанда оружия и наркотиков, сосредоточие террористических группировок, слабость национальных правительств, неспособных эффективно контролировать территорию собственных стран, используются правящими кругами Соединенных Штатов в качестве гуманитарного обоснования интенсификации военно-политического и военно-экономического сотрудничества с лояльными режимами Сахельской зоны. В западной прессе высказываются предположения об умышленной дестабилизации американцами положения в регионе для того, чтобы обосновать военное присутствие США в странах Сахеля. С утверждением о преднамеренности создания зависимости региона Сахель от Соединенных Штатов выступил Эрик Драйцер, политолог из Нью-Йорка. В полном размере: Мавритания, Мали и Нигер - полезные ископаемые. Иными словами, наличие хотя бы гипотетического противника легитимизирует наращивание американского военного присутствия в глазах национальной и мировой общественности. В этой ситуации вполне логичным выглядело развертывание правительством США многолетней контртеррористической программы для Транс-Сахары (The Trans-Sahara Counterterrorism Partnership – TSCTP), включившей в орбиту американского военного присутствия Мали, Нигер, Чад, Мавританию, Алжир, Буркина-Фасо, Марокко, Нигерию, Сенегал и Тунис. При этом TSCTP имеет весьма узкую направленность – антитеррор, предполагая обучение африканских военнослужащих современным методам борьбы с терроризмом (Terrorist Interdiction Program – TIP). Любопытное признание сделал аналитик компании "CNA Corporation" Лесли Энн Уорнер в статье "Уловка-22 в Сахеле", опубликованной в журнале The National Interest в апреле 2014 года, обратив внимание на то, что программа TSCTP "не сосредоточена на построении демократических институтов, борьбе с государственной коррупцией, решении проблем социального неравенства в странах, которые в этом особенно нуждаются". Военная составляющая программы нацелена на расширение именно военного сотрудничества с вооруженными силами стран-партнеров. Финансирование программы осуществляется Министерством обороны США. При этом средства выделяются на проведение операции "Несокрушимая свобода Транс-Сахары" (OEF-TS). К числу программ военной помощи наряду с такой значительной, как "Военное финансирование иностранных государств", относится и программа "Международное военное образование и подготовка" (IMET), ставшая действенным инструментом американского пропагандистского воздействия и формирования приверженцев американизма в правящих кругах стран Сахельской зоны. ОТВЕТСТВЕННЫЕ ЗА АФРИКУ Программа IMET предполагает приглашение военнослужащих иностранных государств для обучения в таких военных учебных заведениях США, как Военный колледж ВС США и Американский университет национальной обороны. Это сотрудничество содействует военному взаимодействию, обмену информацией, планированию совместных учений, обеспечивающих совместимость национальных вооруженных сил с ВС США, НАТО и сил региональных коалиций. Американское военное ведомство потратило 125 млн долл. на реализацию программы помощи в подготовке и снабжении оружием вооруженных сил стран Сахельской зоны Чада, Мали, Мавритании и Нигера. Американцам удалось добиться публичного одобрения военного сотрудничества с ВС США со стороны дружественных им правительств стран Сахеля. Карта в полном размере: Базы США в Африке 2012 год. Для обеспечения надежной защиты в Африке интересов "национальной безопасности США путем укрепления обороноспособности государств-партнеров" было создано Африканское объединенное командование вооруженных сил (AFRICOM) с зоной ответственности, охватывающей территорию всего Африканского континента (за исключением Египта) с прилегающими островами – всего 53 страны общей площадью более 13 млн квадратных миль. Целевым назначением новой структуры стало осуществление охранительной функции, то есть присмотр за разработкой и транспортировкой извлекаемых из недр Африки природных ресурсов, а также организация противодействия конкурентам из Европы и Азии. Количество стран постоянного базирования американских частей в странах Африки к югу от Сахары, на Африканском Роге и в центре континента, согласно карте, приведенной изданием The Washington Post в номере от 21 мая 2014 года, достигло 12. Эффективное выполнение своей миссии в Африке командование ВС США связывает с широким использованием последних достижений науки. AFRICOM, в частности, спонсирует научно-практические конференции, посвященные проблемам Транс-Сахеля. О важности конференций свидетельствует присутствие на них высших чинов данного командования. Для еще большего повышения значимости этих мероприятий на конференции в итальянской Виченце, по словам представителя PR-службы командования Ричарда Бартелла, присутствовал лично военный представитель США при НАТО генерал-лейтенант Дэвид Р. Хогг и сопровождавшие его офицеры полковник Рэндалл Карлсон, полковник Боб Томасович, сержант-майор Ху Родос и другие. Тогда в центре внимания 120 присутствовавших военнослужащих и гражданских лиц находился известный специалист по проблемам Западной Африки профессор университета Флориды, редактор Journal of Modern African Studies Леонардо А. Виллалин, занимающийся изучением социальных преобразований и перспектив стабильности в шести франкоязычных странах Сахеля. В соответствии с программой TSCP личный состав AFRICOM при участии сотрудников Агентства США по международному развитию (USAID), занимающегося разработкой программы гражданского общества в странах региона, уделяет существенное внимание установлению непосредственных контактов с членами национальных правительств Сахеля. Помощник госсекретаря по делам Африки Линда Томас-Гринфилд в основном докладе в Национальном университете обороны на 8-й ежегодной конференции TSCP, проходившей осенью 2013 года, четко формулировала задачу: "Пора подумать о том, как мы можем поддержать мирные, успешные выборы в регионе, в частности в Буркина-Фасо, Нигере, Ливии, и, конечно, в Нигерии". Присутствовавшие на конференции высокопоставленные представители дипломатических кругов, генералитета и различных спецслужб с пониманием отнеслись к прозвучавшему с трибуны утверждению: "В долгосрочной перспективе стабильные, подотчетные и прозрачные правительства являются главными сдерживающими факторами насильственного экстремизма". Обеспечением означенных стабильности и подотчетности и занялись ВС США. ДИСТАНЦИОННАЯ ВОЙНА Произошедший в американской военной стратегии сдвиг от крупномасштабных и весьма затратных военных действий в пользу точечных, малоформатных операций отражает резкое снижение желания американского общества видеть своих солдат за рубежом. Невосполнимые потери американских ВС в ходе операций в Ираке и Афганистане составили почти 7 тыс. человек. Расходы на ведение военных действий в этих странах составили, по свидетельству журнала New York Times, от 4 до 6 трлн долл. Сегодня война в обычном понимании этого слова рассматривается многими американцами как дорогое и непозволительное удовольствие. Военные также в целом отходят от идеи развертывания большого количества войск и теперь предпочитают решать возникающие проблемы в конфликтах низкой интенсивности с помощью беспилотных летательных аппаратов, оборудованных средствами разведки и наблюдения и оснащенных современными авиационными средствами поражения, а также посредством проведения секретных спецопераций в виде тщательно подготовленных рейдов. Карта в полном размере: Ресурсы Африки и французские военные базы. Неудивительно, что важнейшим компонентом AFRICOM стало Командование специальных операций (SOCAFRICA), во главе с бригадным генералом Джеймсом Б. Линдером, магистром университета Вэбстера в области международных отношений и национальной безопасности. Еще недавно Линдер, выпускник Клемпсона, командовал Объединенной оперативной группой специальных операций на Филиппинах (Joint Special Operations Task Force – Philippines). Линдер принял командование 7 июня 2012 года от контр-адмирала Брайана Л. Лоузи. Во время торжественной церемонии смены командования в гимназии казарм Келли в Штутгарте (штаб-квартира AFRICOM) председательствовавший генерал Дэвид Родригес назвал Линдера "правильным человеком", достойным командиром американского спецназа в Африке. Генерал Дэвид М. Родригес любил на людях поговорить об ограниченности контингента инструкторов на базе в Джибути, где разместился американский антитеррористический центр с контингентом в 1,5 тыс. солдат и офицеров. В начале мая 2014 года Пентагон продлил на десять лет контракт с Республикой Джибути на использование базы Кэмп-Лемоньер. После дежурных призывов "работать вместе с нашими африканскими партнерами, чтобы дать им возможность" справиться с угрозой, исходящей от "жестокого врага, безжалостного в целях и коварного в методах", он по-военному четко, но просто и по свойски сформулировал напутствие Линдеру "не оставлять континент без присмотра". Генерал Линдер получил назначение в AFRICOM сразу после штурма дипломатической миссии в ливийском городе Бенгази в 2012 году. По его мнению, "нестабильность в Ливии ведет к нестабильности во всей Западной Африке". Летом 2014 года, беседуя с корреспондентом New York Times, Линдер уверенно заявил: "Моя работа заключается в том, чтобы посмотреть на Африку и сказать, где здесь таится угроза для Соединенных Штатов". Чуть позже он зловеще добавил: "Я вижу врага…" КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ИДЕОЛОГИЯ На передовой линии в местах развертывания американских контингентов находятся Команды военного информационного обеспечения (КВИО), осуществляющие для МО США, сотрудников других заинтересованных ведомств, партнеров принимающей стороны предметную оценку культурологических особенностей, необходимых при исследовании феномена роста влияния экстремистских организаций в Сахеле и разработке контрмер распространению идеологии радикального экстремизма. Команды оказывают содействие правительству принимающей стороны и посольству США в осуществлении операций военного информационного обеспечения (messaging operations), кампаний воздействия по убеждению в необходимости военного сотрудничества с целью вызвать необходимые поведенческие изменения в определенных целевых аудиториях. Команды ВИО формируются из специалистов, обладающих навыками работы в специфической оперативной обстановке. В целях оптимизации коммуникативных возможностей и повышения эффективности информационного воздействия сотрудники подразделений в операциях военно-информационного обеспечения координируют свою деятельность со структурными звеньями SOCAFRICA и представителями посольства США. На команды возлагается ответственность за координацию коммуникативной деятельности в период проведения многонациональных учений между вооруженными силами страны-хозяйки, зарубежными участниками и американским межведомственном сообществом. КВИО действует на протяжении всех учений как основное связующее звено между участвующими военными подразделениями и другими задействованными в маневрах акторами, а также жителями страны, на территории которой эти учения проходят. Капитаны Джон Боэнерт и Джейми Нази из состава 7-го регионального батальона 4-й группы ВИО Объединенной тактической группы сил специальных операций в Западной Африке недавно сообщили в журнале Special Warfire, что крупномасштабные многонациональные учения под кодовым наименованием Flintlock, ежегодно проводимые в Западной Африке, предоставляют сотрудникам КВИО исключительную возможность тесно взаимодействовать с военными партнерами принимающей страны, как с точки зрения обучения, так и "в контексте реализации плана стратегической коммуникации, интегрированного в общий план учений". Военными специалистами 4-я группа ВИО считается ядром сил и средств военного информационного обеспечения ВС США. Общая численность 4-й группы ВИО, возглавляемой легендарным полковником Реджинальдом Бостиком, по данным Линды Робинсон, составляет 729 человек. Команды ВИО содействуют организации специализированных тренировок с личным составом подразделений вооруженных сил принимающей стороны. Американцы консультируют и помогают африканским солдатам в овладении умениями, связанными с проведением военного информационного обеспечения. Иногда сотрудники команды задействуются и в других тренировочных мероприятиях, включая стрелковую подготовку. Инструкторы КВИО обучают африканских коллег приемам эффективного коммуникативного взаимодействия с гражданским населением своей страны, установлению доверительных ежедневных контактов, и в итоге созданию прочной системы отношений с целью обеспечения общественной поддержки дружественных США местных правящих элит. Проводимые сотрудниками КВИО региональные тренировки и учения играют важную роль в передаче эффективных методик информационно-пропагандистского воздействия (messaging tactics) военным специалистам стран-партнеров. Силы ВИО Соединенных Штатов не только следят за проведением операций региональными партнерами, но также содействуют процессу передачи и обмена информацией между ними. В конечном счете их деятельность направлена на упрочение сотрудничества и развитие более согласованных информационно-пропагандистских действий, дополняющих и усиливающих взаимодействие вооруженных сил стран региона Сахель. Соперничество стран за Африку Нередко военному руководству страны-хозяйки предоставляются возможности использования технических средств для создания более качественных продуктов информационно-пропагандистского воздействия на различные целевые аудитории. Особенно востребованной считается помощь в создании мультимедийной иллюстративной графики. Региональные команды ВИО разрабатывают варианты оказания поддержки агентам влияния на местах, учитывая потребности партнерских организаций и общую конечную цель осуществляемой кампании информационно-психологического воздействия. При этом активно используется потенциал Центра медийных операций в Форт-Брэгге по созданию и монтажу теле- и радиопередач, а также редактированию печатных СМИ. Полковник Кевин Лихи, американец ирландского происхождения из Нью-Джерси, осуществляет систему PR-акций, направленных на деморализацию террористических группировок, пытаясь вырвать из рядов экстремистов людей, попавших в сети джихадистской пропаганды вследствие крайней нищеты, голода, болезней и хронической безработицы. Искренне радуется достижению положительного результата: "Мы будем использовать все возможности, чтобы, никого не убивая, привлечь их к сотрудничеству". Старший военный чиновник из Нигера полковник Махамане Ламину Сани сказал позже: "Мы должны дать отпор социально". ВОЛШЕБНАЯ СИЛА ИСКУССТВА Однажды при обыске лагеря террористов было обнаружено множество DVD-дисков с фильмами Чака Норриса. Вскоре тайный агент подтвердил мысль Кевина Лихи о наличии в банде большого числа поклонников американских боевиков 80-х годов. И кинозвезде было сделано неожиданное предложение создать видеообращение к экстремистам с призывом вернуться к мирной жизни. Кевин Лихи при поддержке руководства сумел осуществить качественную запись песни "Come Home" ("Вернись домой") с участием популярной угандийской поп-звезды по имени Хосе Хамелеон и организовать ее распространение среди местного населения. С удивительно добрым чувством, рассказывал офицер SOCAFRICA Майк, они смотрели, как люди выходят из кустов и капитулируют. Это было похоже на "освобождение людей из рабства". Для Лихи предпочтение имеют операции, которые он называет операциями влияния. По словам Линдера, они "устраняют комбатантов с поля боя", предоставляя боевикам возможность избежать печальной участи и вернуться к семье. Летом 2014 года в Диффе американские, канадские, французские и британские инструкторы обучали элитные подразделения вооруженных сил стран Сахеля премудростям ведения боевых действий с повстанцами, особенностям комплектования контрольно-пропускных пунктов, устройству засад и проведению рейдов, умению агрессивно подходить к вражескому лагерю. При подготовке квалифицированных специалистов в области операций военного информационного обеспечения инструкторы отрабатывали приемы взаимодействия с местной гражданской администрацией и населением. Один из африканских офицеров лично прикрепил к фюзеляжу легкомоторного самолета мощные динамики и, летая над местами расположения экстремистов, обращался к ним с призывами вернуться домой. После одного из таких полетов шестеро боевиков сложили оружие… Китай - Африка взаимная торговля Однако количество людей в повстанческих и экстремистских группах не сокращается. Причиной тому, по мнению, старшего научного сотрудника организации Human Rights Watch Коринн Дуфка, является "отсутствие обеспечения верховенства закона", вызванное "преступным поведением солдат, полицейских, политиков, имеющих мандат на защиту людей и их интересов". Африканские военные часто служат коррумпированным диктаторам и регулярно совершают грубые нарушения прав человека. В Нигерии, по данным Human Rights Watch, целевая группа нигерийской армии, призванная сражаться с террористами Боко Харам, была замечена в "чрезмерном применении силы, физического насилия, тайного содержания под стражей, вымогательстве, поджогах домов, краже денег во время рейдов и внесудебных казнях подозреваемых". Правительство Южного Судана было подвергнуто разоблачительной критике за привлечение Народно-освободительной армии, обученной и подготовленной США, к этническим убийствам. По словам Джона Райла, исполнительного директора независимого исследовательского института Рифта-Валли (Rift Valley Institute), "после того как жесткие навыки были переданы, уже трудно предсказать, как они будут использоваться". Американские военачальники хорошо осведомлены о положении дел. "Мы полны решимости научить африканские силы действовать в рамках законности, уважения прав человека, – заявлял генерал Картер Хэм, бывший командующий AFRICOM, – но миссия еще далека от завершения". Миссия продолжается. И "тихо движутся небольшие группы мужчин в флисовых куртках и кроссовках, веером по всему африканскому континенту". Точно и глубокомысленно подметил полковник Народной Армии обороны Уганды Майкл Кабанго: "Работа с американцами напоминает небольшую лошадь перед огромной телегой. Вы должны быть предельно осторожны, иначе телега раздавит вас". http://nvo.ng.ru/wars/2014-09-26/1_sahel.html