• Теги
    • избранные теги
    • Люди81
      • Показать ещё
      Страны / Регионы98
      • Показать ещё
      Международные организации17
      • Показать ещё
      Разное41
      • Показать ещё
      Издания9
      Формат2
      Компании18
      • Показать ещё
      Сферы2
      Показатели1
Томас Пикеринг
Томас Пикеринг
Томас Пикеринг (Thomas Reeve Pickering; род. 5 ноября 1931) — американский дипломат. Занимал посты посла США в Иордании (1974—1978), Нигерии (1981—1983), Сальвадоре (1983—1985), Израиле (1985—1988), Индия (1992—1993) и Россия (1993—1996). В 1989&mdas ...

Томас Пикеринг (Thomas Reeve Pickering; род. 5 ноября 1931) — американский дипломат.

Занимал посты посла США в Иордании (1974—1978), Нигерии (1981—1983), Сальвадоре (1983—1985), Израиле (1985—1988), Индия (1992—1993) и Россия (1993—1996). В 1989—1992 занимал пост представителя США при ООН. Был помощником госсекретаря США по политическим вопросам (заместителем госсекретаря по политическим вопросам) в 1997—2000.

Томас Пикеринг – дипломат из Boeing

 

 

Развернуть описание Свернуть описание
05 июня, 15:00

Putin tries to stir the pot by playing the blame game in his Megyn Kelly interview: Ex-diplomat

"He did very cleverly, very artfully, maybe even in a kind of self-amused way," Thomas Pickering says of Putin.

13 мая, 12:40

Дипломат КНДР заявила о готовности к диалогу с США при подходящих условиях

Глава департамента по делам США в МИД КНДР Чхве Сон Хи заявила, что Пхеньян проведет переговоры с Вашингтоном, если для этого сложатся подходящие условия. Какие именно это условия, как сообщает «Рёнхап», дипломат не уточнила.При этом южнокорейские дипломатические источники утверждают, что Чхве Сон Хи встречалась в Осло с группой американских экспертов, среди которых — директор научно-исследовательского центра New America Сьюзан Димаггио, экс-постпред США при ООН Томас Пикеринг и бывший спецсоветник Госдепа по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения Роберт Айнхорн. Северокорейский дипломат подтвердила факт встречи, но ее повестку комментировать не стала.Ранее новый президент Южной Кореи Мун Джэ Ин и глава США Дональд Трамп договорились о сотрудничестве по ядерной проблеме КНДР. Также Мун Джэ Ин заявил о готовности…

13 мая, 10:44

Северная Корея объявила о готовности к переговорам с США при "правильных условиях"

По данным СМИ, в Осло прошла встреча главы департамента по делам США МИД КНДР и экс-постпреда США в ООН Томаса Пикеринга. Заявление от представителя северокорейского ведомства прозвучало по возвращении из столицы Норвегии.

11 мая, 10:00

Как Госдеп обходит положения закона об "иностранных агентах"

Завершившиеся в начале мая дебаты в американском конгрессе по поводу судьбы ассигнований на ведение внешнеполитической пропаганды и в целом — бюджета Госдепартамента и сопутствующих ведомств, ответственных за претворение в жизнь американской стратегии создания в различных странах мира лояльного и ориентированного на США политического класса, хоть и привели в итоге к определённому сокращению бюджета по этим статьям, тем не менее оставили в силе финансирование ряда довольно примечательных программ, одной из которых стал фонд "Открытый мир", созданный в своё время исключительно под российскую тематику и призванный поддерживать путём обменных программ перспективных представителей российского чиновничества, бизнеса и общественных лидеров.    В специальном отчёте-запросе на финансирование у конгресса на 2017 фискальный год программа "Открытый мир", которая, по сути, является независимым ведомством, прямо указано, что запрашиваемые 5,9 миллиона долларов нужны исключительно на нужды российской части программы, в частности на содержание персонала в специальном центре при посольстве, который должен обрабатывать "порядка 800–900 участников" в год. Также подчёркивается, что цели программы для "реализации целей американской внешней политики" реализуются в России посредством сети клубов "Ротари", которые проводят отбор потенциальных "гражданских лидеров".  В бюджете на оставшийся период фискального 2017 года, принятом Конгрессом США 5 мая, отдельной строкой определяется финансирование так называемого трастового фонда "Лидерство в открытом мире" в размере 5,6 миллиона долларов, причём особо указывается, что "финансирование, выделяемое конгрессом, должно быть использовано только для сторонников открытой рыночной экономики и повышения уровня гражданского участия" — исключая тех граждан, что состоят на госслужбе в органах Правительства России.  Программа "Открытый мир" является единственной правительственной структурой США, продолжающей работать на территории России, причём фокусируется она исключительно на поддержке "демократии, свободных выборов, открытой экономики и ответственного перед гражданским обществом правительства". В рамках программы осуществляются стажировки российских бизнесменов, молодых политических и гражданских активистов, а также представителей местных органов власти. Одним из ключевых партнёров "Открытого мира" в России была Московская школа политических исследований, которая в 2014 году была признана Минюстом "иностранным агентом" и, чтобы избежать подачи соответствующей отчётности, перерегистрировалась под другим названием — Московская школа политического исследования. Исходя из данных самой американской правительственной программы "Открытый мир" на 2017 год, финансирование получила организация "Сторонники гражданского общества в России" со штаб-квартирой в Сент-Луисе, штат Миссури. Эта структура интересна тем, что в поданной налоговой отчётности в качестве её руководителя указан Томас Пикеринг — бывший посол США в России, а также один из ключевых адвокатов американской внешней политики в отношении российских и общеевропейских дел. Довольно интересен тот факт, что Пикеринг был в числе ряда бывших американских послов и высокопоставленных дипломатов, написавших специальное письмо президенту США Дональду Трампу с призывом не сокращать финансирование "программ развития". Клубы "Ротари", неоднократно упоминающиеся в отчётах "Открытого мира" Конгрессу США в качестве структур, через которые осуществляется подбор и "ведение" потенциальных кандидатов для обменных программ, финансируемых американским правительством и имеющих откровенную политическую повестку, сами являются частью более глобальной сети ротарианцев, осуществляющих собственные обменные и образовательные проекты. Вместе с тем, будучи формально программами для "профессионального обмена", они являются фактически завуалированными способами влиять на мировоззрение и политическую позицию участников, а также воздействовать непосредственно на политическую повестку и медийный фон, как в случае с МШПИ. Остающиеся американские "обменные программы" не являются уже давно и собственно "обменными", так как в их рамках не предусмотрено финансирование поездок из США в Россию — это дорога с односторонним движением.

04 мая, 12:21

Ex-nuke commanders launch ‘crisis’ group to educate Trump

A global coalition of former military leaders and diplomats who had responsibility over nuclear weapons is launching a "shadow security council" to offer advice to world leaders on how to reduce what they consider to be the growing danger of a nuclear conflict fueled by the rhetoric of President Donald Trump and destabilizing moves by Russian President Vladimir Putin.The Nuclear Crisis Group, which will be announced in Vienna on Friday, boasts nearly two-dozen members of the nuclear priesthood of at least eight major nations — including a former commander of the U.S. atomic arsenal; the former chairman of the Joint Chiefs of Pakistan; a retired admiral who was in charge of India's nukes; the ex-heads of the Chinese military's strategic studies and science institutes; and Russia's former foreign minister and chief atomic weapons designer. Others joining the initiative include Thomas Pickering, the United Nations ambassador under George H.W. Bush who also served as ambassador to Russia, India and Israel. Their aims include offering public and private advice in real time to Trump’s team and leaders of other governments in the hope their collective credentials will make officials listen — and take concrete steps to avoid escalation and make a nuclear exchange, whether accidental or on purpose, less likely."Not only is the U.S.-Russia relationship on much more shaky ground but the whole political environment has deteriorated," said Richard Burt, the chief negotiator for President George H.W. Bush in the 1991 Strategic Arms Reduction Treaty with Moscow and one of the leaders of the group.He cited recent tensions with North Korea, an unchecked nuclear arms race between India and Pakistan, and China's steady nuclear buildup — all at a time when a vacuum of expertise and understanding on the nuclear threat exists, both within the U.S. and foreign governments and among the public."The issue of nuclear weapons has strangely kind of receded from people's consciousness," Burt said in an interview. "We must remind people in these different crisis situations that there is a nuclear danger and it needs to be addressed. We can play a useful role in reminding both governments and publics of the dangers as well as the possible solutions."Several participants likened the effort to the "Track II" diplomacy often relied on during the iciest periods of the Cold War.Unlike negotiations that take place through official government channels, Track II relies on unofficial actors — often with high-level government backgrounds who still maintain influence — who can operate with less constraints to try to resolve conflicts behind the scenes.The new effort is an outgrowth of Global Zero, a nonpartisan campaign including 300 world leaders that was founded in 2007 to seek ways to rid the world of nuclear arms. The movement had a key supporter in President Barack Obama, who in 2009 called for a world free of of nuclear weapons. But the momentum, which peaked with the 2011 New Start Treaty with Russia, has fizzled — and many say even reversed — as relations between Washington and Moscow, the two largest nuclear weapons powers, have reached a post-Cold War low.Derek Johnson, Global Zero's executive director, said that as a result the movement has been forced to refocus some of its focus on reducing nuclear stockpiles toward determining "what we can do to stop one of these things from going off."Several architects of the effort cited recent statements by Trump as one reason they felt the urgency to inject "actual facts" into the debate. In a stark departure from past presidents in both parties, Trump has called for building up the U.S. nuclear arsenal. He has claimed, to the dismay of generations of arms control expert, that the United States got a bad deal in the most recent nuclear arms reduction treaty with Russia. And he recently said there could be a war with nuclear-armed North Korea. Russian leader Vladimir Putin, meanwhile, has overseen a major nuclear buildup and permitted the Russian military to violate the Cold War-era Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty by deploying a new nuclear-armed cruise missile. "There is a lot of rhetoric right now that is heightened," said retired Marine Corps Gen. James Cartwright, a former vice Joint Chiefs chairman during the Obama and George W. Bush administrations and who also ran the U.S. Strategic Command, which controls the nation’s nuclear missiles, bombers, and submarines. "The question is can you do something about it and keep it under control?""Trump has introduced a level of volatility at a uniquely dangerous moment," Johnson said in an interview. Citing North Korea, Russia and other hot spots, he added: "Things are heating up but I think it is pretty clear he is not equipped to handle those flash points."Michael Short, a spokesman for the White House National Security Council, declined to address questions about the criticism or Trump's plans to reduce nuclear dangers. Johnson and others also see a lack of rigor on the nuclear weapons threat at all levels. "There's a real diplomatic and analytical vacuum that has to be filled," he said, citing proposed Trump administration cuts to the Department of State. "The State Department is a ghost town. It is hard to imagine a worse time to gut State."He said the new group will be meeting regularly and as crises are unfolding request meetings with key decision makers and publish options for reducing the chances of nuclear confrontation.Cartwright previewed a few proposals the group is already considering. They include finding ways to expand the decision time that leaders have to respond to a perceived nuclear escalation in order to avoid miscalculation; improving communication between nuclear powers; and seeking ways to defend against cyberattacks on nuclear command and control systems that could spin out of control."All of those things that could lead you into an escalation you don't intend," said Cartwright.Other recommendations could involve the redeployment of nuclear weapons so they are less likely to be used in a crisis and applying to North Korea the approach of the recent international pact to halt Iran's nuclear weapons program, according to Burt.Cartwright, who was pardoned by Obama after pleading guilty to lying to the FBI about press leaks of a U.S.-Israel cyberattack on Iran's nuclear program, said he hopes the group's collective voice of experience in these matters will offset any questions about his credibility. "We need savvy, independent, experienced experts to shine a spotlight on these dangers, speak truth to power, and make sure these flash points aren't catastrophically mishandled," Johnson said. "It's our goal to help to chart a course safely through to the other side. Part of that too is exposing these risks — focusing the press and the public on these dangers so governments can't ignore them or blunder into disaster — and ratcheting up pressure for diplomatic solutions. Warned Burt: "We are much closer into coming into conflict."

25 апреля, 20:13

Nine former ambassadors tell Congress to protect U.N. funding

Former U.S. ambassadors to the United Nations on Tuesday urged Congress not to cut the organization’s funding, as President Donald Trump’s skinny budget proposes, warning that the U.S. could pay the price in the long run.“We understand frustration in Congress at what can seem a needlessly slow pace of critical management, budgetary, and accountability reforms at the U.N., all of which we have fought hard to advance during our respective tenures at the helm of the U.S. Mission in New York,” the nine ambassadors wrote in a letter to House and Senate leaders.“We fought those battles differently and did not always agree. Nevertheless, in our experience, the U.S. is much more effective in pressing reforms when it stays engaged and pays its dues and bills,” the letter said. “Withholding or slashing funding for the U.N., by contrast, weakens our hand, alienates allies whose support is critical to our reform priorities, undermines essential U.N. activities that promote core American interests and values, and costs us more over the long term. It also cedes the agenda to countries that can be hostile to our interests and more than willing to see the U.S. give up its seat at the table.”Trump’s proposed budget eliminates funding for U.N. climate change programs and slashes funding overall for the U.N. and related agencies, including peacekeeping efforts and international organizations.Trump hosted ambassadors on the U.N. Security Council at the White House on Monday. He called the U.N. “an underperformer” but noted it “has tremendous potential” and argued that its budget needs to be examined because “costs have absolutely gone out of control.” He also jokingly jabbed Nikki Haley, America’s current U.N. ambassador, asking if everyone likes her. “Otherwise she could be easily replaced, right?” he quipped. “No, we won’t do that. I promise you we won’t do that.”The former ambassadors, a combination of diplomats who served under Republican and Democratic administrations, include Samantha Power, Susan Rice, John Negroponte, Bill Richardson, Madeleine Albright, Edward Perkins, Thomas Pickering, Donald McHenry and Andrew Young.In the letter, they acknowledged the U.N.’s shortcomings — they said it’s imperfect and needs reform — but insisted that it “remains an indispensable instrument for advancing the global stability and prosperity on which U.S. interests and priorities depend.”“We therefore urge you to support U.S. leadership at the U.N., including through continued payment of our assessed and voluntary financial contributions to the Organization,” they wrote. Highlighting the conflict in the Middle East, a saber-rattling North Korea and the growing threat of extremism and organized crime, the former diplomats argued that “[t]he U.S., despite its wealth and military might, cannot afford to take on these issues alone, nor should it have to.”

15 марта, 06:27

«Дерьмократия», США

Переизбрание Ельцина вряд ли можно назвать свободным и честным, ибо сообщений о нарушениях на выборах было великое множество. Западные наблюдатели либо игнорировали эти сообщения, либо не придавали им значения. По словам Сары Мендельсон (Sarah Mendelson), «американское посольство предупредило персонал USAID в Москве, чтобы он держался подальше от работы по наблюдению за выборами. Неофициально им было заявлено, что могут вскрыться факты подтасовок в пользу Ельцина». Даже глава миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в России Майкл Медоукрофт (Michael Meadowcroft) признался, что его руководство требовало от него объявить выборы честными. «Запад подвел Россию, и это позор», — сказал он. Российский премьер-министр Дмитрий Медведев на совещании за закрытыми дверями в 2012 году заявил: «Вряд ли есть какие-то сомнения в том, кто победил [в той гонке]. Это был не Борис Николаевич Ельцин». В январском отчете спецслужб об американских выборах 2016 года говорится, что Россия хотела «подорвать доверие общества к демократическому процессу в США».

10 марта, 10:29

Экс-посол США в РФ дал совет потенциальному кандидату на этот пост

Бывший посол США в России Томас Пикеринг посоветовал Джону Хантсману, который является главной кандидатурой на этот пост, сформировать собственное представление, что есть правда, и следовать этому. Об этом Томас Пикеринг заявил в интервью телеканалу CNN. Пикеринг отметил, что у США с Россией на протяжении долгого времени складывались непростые отношения, хотя в некоторых направлениях власти сотрудничали очень успешно. — Наши отношения с Россией на протяжении многих лет были трудными и иногда очень конфронтационными. Но мы вместе работали против терроризма, мы довольно много работали вместе в Афганистане. Русские очень тесно работали с нами в рамках Международной космической станции. Мы пытались работать с ними в Сирии. Что-то из этого можно вернуть, — отметил Томас Пикеринг. Отметим, Джон Хантсман занимал пост посла США в России с 1993 по 1996 год.

30 декабря 2016, 23:16

How will a Trump presidency impact sanctions on Russia?

Barack Obama on Thursday slapped sanctions on Russia and gave 35 Russian diplomats just 72 hours to leave the US over alleged Russian interference in the US election. Russia's foreign minister recommended Moscow does the same, but Russian President Vladimir Putin decided ruled it out. Putin wants to know where President-elect Donald Trump stands on the issue. US intelligence agencies accuse Russia of cyber attacks in the recent election aimed at helping Trump defeat Hillary Clinton for the presidency. Trump has praised Putin's leadership in the past. So will his first move in the White House be to lift the sanctions? Presenter: Richelle Carey Guests: Thomas Pickering - Former US ambassador to Russia and the UN. Mark Sleboda - International relations and security analyst. Lilit Gevorgyan - Russia economic analyst at the think tank IHS Markit. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

14 декабря 2016, 17:19

Южные Курилы - Как постсоветский-антисоветский Кремль предает национальные интересы России 2

Оригинал взят у skurlatov в Южные Курилы - Как постсоветский-антисоветский Кремль предает национальные интересы России 2Первая часть - здесь (газета "Завтра", 10 апреля 1998 года, № 14 /227/). Ниже - окончание Главы Х "Кремлевские самураи" из книги Ионы Ионовича Андронова "Моя война" (газета "Завтра", 17 апреля 1998 года, № 15 /228/):Продажа русских Курил Японии — предрешена. Президентская “встреча без галстуков” определит лишь сроки преступного акта. Это подтверждает вся предыстория предательства...ЛЕТОМ 1992 ГОДА,накануне запланированного визита Ельцина в Японию, я разгласил в прессе засекреченный кремлевский проект передачи японцам наших Южно-Курильских островов. Ответное заявление опубликовал тогдашний заместитель министра иностранных дел России японист Георгий Кунадзе, прозванный сослуживцами “самураем”. Он разразился в “Независимой газете” гневной тирадой:“Иона Андронов, видимо, в лучшем случае, извините, просто психически нестабильный человек, а в худшем — он совершил должностное преступление. Думаю, компетентные органы, прокуратура и руководство Верховного Совета разберутся в этом вопросе и воздадут по заслугам. Противники правительства у нас все чаще не останавливаются перед разглашением государственных документов. Иона Андронов как работник Комитета по международным делам Верховного Совета не имеет права использовать служебную информацию в открытой полемике. Даже если бы у МИДа все было заранее расписано, мы не стали бы об этом рассказывать”.Вспыльчивый Кунадзе, стращая меня “компетентными органами”, прокурорами и психбольницей, сгоряча выпалил самое важное — подтвердил мою улику кремлевского сговора с японцами о Южных Курилах. Мой ответ я передал журналистам:— Считаю законным депутатским долгом разглашать любые предательские покушения высших властей на наши пограничные территории.Парламентская неприкосновенность депутата была моим щитом. Но его бесшумно продырявили. По подсказке Кунадзе кто-то из обласканных японцами руководителей Верховного Совета дал исподтишка согласие министерству госбезопасности России начать слежку за мной и розыск моих осведомителей о кремлевских секретах.Однако слежка была мне уже не страшна: со мной объединились пятьдесят депутатов Верховного Совета. И мы могли легко удвоить нашу численность.Между тем мой парламентский противник и начальник Лукин, распрощавшись с нами, получил от Ельцина заморскую синекуру — пост российского посла в Соединенных Штатах. Это позволило мне без Лукина устроить заседание комитета по международным делам и опубликовать его резолюцию 25 июля:“Комитет полагает, что в сегодняшних условиях крайне опасно признание суверенитета Японии в любой форме над какой-либо частью территории России”.Кроме того, я предупредил через прессу нашего президента:— Если Борис Ельцин во время визита в Токио признает права Японии хотя бы на часть Южных Курил, то это будет аннулировано российским парламентом и вызовет требования отстранить президента от его должности.В ответ не прозвучало ни отповеди, ни новых угроз. Вместо визгливого Кунадзе хозяин Кремля за месяц до своего вояжа в Токио привлек к японским делам самого сокрушительного врага Верховного Совета — Михаила Полторанина, вице-премьера правительства и министра печати. Он, закадычный друг и собутыльник президента, издевательски называл “лилипутами” российских депутатов, от которых , как он говорил, его “тошнит”. А японцам гарантировал Полторанин первоочередную передачу курильских островов Хабомаи и Шикотан. 2 августа он отправился в Токио и заявил категорично перед отлетом:— Позиция президента по территориальному вопросу давно ясна. Этой же позиции должен придерживаться Верховный Совет.В Токио кремлевский вице-премьер заверил главу правительства и министра иностранных дел Японии в том, что его другу Ельцину не помешает сопротивление парламента России санкционировать передачу японцам наших островов.Полторанин настолько зарвался, что обсуждал с японцами вопрос о переселении с островов российских граждан. В сообщениях об этом из Токио был упомянут также загадочный факт: Полторанин находился там с группой его помощников по приглашению японского правительства, но все расходы гостей — не менее 20 тысяч долларов — оплатила связанная с местными властями газета “Асахи”. Что же случилось? Неужели опять вульгарная взятка?Шеф московского корпункта “Асахи” Харухито Сумикава, которого я посетил, подтвердил возникшую догадку. Он рассказал мне детально о японском финансировании переговоров Полторанина в Токио. 6 августа в Москве “Советская Россия” напечатала мое заявление депутата Верховного Совета:“Сколько стоят Южные Курилы? Этот вопрос может, к сожалению, возникнуть в связи с шестидневным пребыванием в Японии российского вице-премьера Михаила Полторанина. Он командирован туда для подготовки сентябрьского визита президента России. Но почему официальному посланцу нашего правительства предложено сейчас в Токио содержание за счет японцев?Вчера авторитетный японский представитель откровенно признал, что правительство Японии конфиденциально договорилось с газетным концерном “Асахи” оплатить русскому вице-премьеру дорогостоящий авиаперелет Москва-Токио-Москва и суперкомфортное проживание в токийском фешенебельном отеле “Империал”. Оплатят японцы и транспортные услуги гостю в Токио и других пунктах, а также угощения и курортное пребывание на Окинаве.Таким образом Полторанин мог оказаться в личном долгу у Токио. Но его персональные долги и субъективные рассуждения за рубежом несовместимы с внешнеполитическими делами нашей державы”.В истинно демократическом государстве подобный Полторанину, подкупленный иностранцами министр, сразу лишился бы своего поста и угодил бы на скамью подсудимых. Однако у нас все шиворот-навыворот. Вместо алчного друга президента пострадал в Москве безвинный журналист Борис Геннадьевич Лапшин, директор редакции оперативной информации Российского информационного агентства (РИА). Он был уволен 6 августа министерскими сослуживцами Полторанина только за то, что разослал по телетайпам РИА в редакции газет мое депутатское заявление о японской подачке вице-премьеру. Заявление не появилось, кроме “Советской России”, в остальных напуганных газетах.И все же Полторанин, опозорившись в Токио за 20 тысяч долларов, был отстранен Ельциным от дальнейшей подготовки президентского визита в Японию. А против самого визита развернулось вне парламента шумное общественное движение. Начались уличные митинги в защиту Южных Курил. Демонстранты задорно скандировали:— Как бы Борька не дурил,Нет России без Курил!В конце августа и начале сентября сотни москвичей неоднократно устраивали манифестации в трех местах столицы: перед посольством Японии в Калашниковом переулке, у парадного подъезда МИДа на Смоленской площади и возле центрального парка рядом с Крымским постом. Везде был единый лозунг на плакатах: “Курилы — наши!”. И день за днем все чаще из толпы выкрикивали проклятья Ельцину.— Возьмите у нас Ельцина взамен Южных Курил! — кричали пикетчики перед японским посольством при появлении токийских дипломатов.26 августа пятитысячная толпа собралась у Крымского моста вокруг поднятого на шесте чучела Ельцина. На его фанерном туловище была надпись: “враг народа”. Митинг хором голосил: “Ельцина на рельсы!”. Под свист и аплодисменты чучело президента сожгли.В Москве возник Всероссийский комитет в защиту Курил. Комитет объявил 10 сентября “Днем народной защиты российских Курил”. Активисты комитета разъехались по 26 городам для организации там к 10 сентября митингов протеста. Крупные манифестации готовились в Брянске, Ульяновске, Волгограде, Рязани, Барнауле, Самаре, Красноярске, Южносахалинске, Петропавловске-Камчатском. С той же целью я отправился к своим избирателям во Владимир.Однако 9 сентября, за трое суток до отлета Ельцина в Токио, президент внезапно отменил свой японский визит. Его пресс-служба фактически скрыла причину сенсационного события, сославшись невнятно лишь на “учет комплекса обстоятельств и обмен мнениями с руководством правительства, Верховного Совета и Совета безопасности”.Подлинную причину сообщил из Москвы в тот же день, 9 сентября, корреспондент американского агентства Ассошиэйтед пресс:“Российские сторонники жесткой линии угрожали, что будут добиваться процедуры отстранения Ельцина от власти, если он отдаст Курилы”.Спустя неделю московский еженедельник “Столица”, горячий приверженец Ельцина, подытожил курильский промах своего любимца:“Ельцин, конечно, проиграл — показал слабину. И все-таки он нашел лучшее решение из всех худших. Если бы он поехал и “сдал” острова — ему бы самому надо было бежать на эти острова из Москвы”.Курильский переполох постепенно стих и растворился в других треволнениях столичной жизни. А потом осенние дожди сменились зимними снегопадами, и год уже был на исходе, когда в декабре позвонил мне в “Белый дом” полковник Осин из министерства госбезопасности. Полковник сказал, что он по приказу его министра Виктора Баранникова завершает розыск виновников огласки служебной документации правительства и посему рассчитывает на мои показания.— Что же вас интересует? — спросил я.— Желательно поговорить о скопированном вами письме президенту от министра иностранных дел Козырева и депутата Лукина.— Поздновато спохватились. Какие еще вопросы?— Быть может, вы припомните имя человека, который передал вам документ?— Считаете меня доносчиком и болваном?— Ничего подобного! Вы уважаемый депутат, а значит, должны быть законопослушным гражданином.— Разве не знаете, что по закону вам запрещено допрашивать депутатов?— Все знаю. Иначе вызвал бы вас к себе повесткой. Но вместо того законно прошу лишь побеседовать со мною.— Понимаете, что я вправе отказаться?— Да. Но повторяю просьбу. Очень вежливо.— Ну раз так, то можете прийти в “Белый дом” ко мне под конец рабочего дня. Скажем, 8 декабря. Я закажу вам пропуск.— Большое спасибо. До встречи!До встречи с ним осталось четыре дня — вполне достаточно, чтобы спланировать по моему предстоящее свидание и попытаться, если получится, околпачить контрразведку. Ради этого я попросил помочь мне свою приятельницу — миловидную и миниатюрную блондинку с лучисто-васильковыми глазками. Их безмятежное простодушие было мнимым.Моя помощница по-деловому пунктуально появилась у меня в кабинете за четверть часа до того, как туда же вошел моложавый и симпатичный с виду Осин в штатском сером костюме. Здороваясь, контрразведчик приветливо улыбался. Любезно обратился к даме:— Надеюсь, вы извините меня за необходимость побеседовать с Ионой Ионовичем наедине о служебных проблемах.— Нет, полковник, — возразил я. — Мой друг Надежда будет присутствовать при нашем разговоре.— Зачем?— Для моей страховки. Ведь после нашей беседы вы напишите рапорт своему начальству. Что сочините — этого я не узнаю. Поэтому мне нужен свидетель ваших расспросов и моих ответов. Только это зафиксирует Надежда. Вмешиваться в разговор не будет.— Все равно так не положено проводить дознание по вопросам засекреченного делопроизводства.— У вас свои порядки, а тут у меня — мои. Если не нравится, то можем расстаться.— Вынужден уступить вам, депутату, хотя вы поступаете неправильно.— Вам тоже я уступил, согласившись на эту встречу. Кстати, будет правильно показать нам ваше служебное удостоверение.Мандат чекиста Михаила Ивановича Осина не вызвал никаких сомнений. Я сказал:— Теперь можете задавать вопросы.— Прошу показать, — молвил полковник, — вашу копию письма президенту от Козырева и Лукина о Курильских островах.— А вам известно, что существование этого письма опровергло министерство Козырева?— Да, известно. Тем не менее, прошу дать копию документа.— Какого документа? Который не существует?— Прошу вас не шутить.— В таком случае я и прошу вас всерьез предъявить доказательство моего проступка. Покажите оригинал документа, чтобы я смог определить — имею ли его копию.— У меня нет оригинала данного документа, — проворчал полковник.— Тогда покажите фотокопию.— Ее тоже нет.— Предъявите мне хотя бы выписанные цитаты из прочтенного вами документа.— Не читал я и не видел этот документ, — скис окончательно Осин.— Феноменально! — изумился я. — Полковник контрразведки пришел к депутату и просит его, как в детской сказке: “Принеси мне то, не знаю что”. Это крайне несерьезно, Михаил Иванович, для руководящего деятеля следственного управления министерства госбезопасности.— К вам я пришел не самовольно, а по заданию моего руководства.— Тем более несерьезно.— Сейчас дойдем и до серьезного. В ходе дознания вы обладаете правом ознакомиться с некоторыми документальными материалами касающегося вас расследования. Можете прочесть и сделать краткие выписки.Он открыл принесенную папку и вынул из нее четыре бумажных листа. Их прочли мы с Надеждой и законспектировали в две руки. На первых двух листах было напечатано в июле 1992 года донесение заместителя министра иностранных дел Кунадзе его начальнику Козыреву и Руслану Хасбулатову, председателю Верховного Совета России. Полковник Осин продемонстрировал экземпляр депеши в адрес Хасбулатова. Воспроизвожу текст:ПредседателюВерховного Совета РФР. И. Хасбулатову(только лично) Руслан Имранович,На днях газета “Советская Россия” опубликовала открытое письмо 52 депутатов Верховного Совета Российской Федерации в адрес Б. Н. Ельцина. В этом письме делается ссылка на докладную записку о возможных развязках по территориальному вопросу с Японией, представленную нами президенту России в декабре 1991 года по согласованию с руководством Верховного Совета. В открытом письме фигурирует и резолюция президента. Как бы в развитие этого возмутительного эпизода японская газета “Нихон Кэйдзай” опубликовала 15 июля интервью заместителя председателя комитета по международным делам Верховного Совета И. Андронова, в котором он практически дословно изложил содержание упомянутой докладной записки.Считаю необходимым подчеркнуть, что указанная записка по-прежнему находится в стадии рассмотрения президентом Российской Федерации и может стать основой наших переговорных позиций с Японией.Сказанное, по-видимому, означает, что И. Андронов, используя служебное положение, получил доступ к секретной информации и сделал ее достоянием гласности. Говоря прямо, это должностное преступление.Г. Кунадзе На донесении Кунадзе была рукописная резолюция председателя Верховного Совета для одного из его заместителей: “Воронину Ю. М. Разберитесь с этим вопросом. Р. Хасбулатов”. После этого, как сказал мне полковник Осин, донесение Кунадзе поступило к министру госбезопасности Баранникову, который приказал провести расследование.Среди опрошенных контрразведкой был в министерстве Козырева и Кунадзе заместитель начальника 2-го управления департамента Азиатско-Тихоокеанского региона А. М, Ефимов. Он дал письменные показания 30 октября 1992 года:В следственное управлениеМинистерства безопасностиРоссийской ФедерацииОбъяснение Интересующий следственное управление документ о Южно-Курильских островах был подготовлен в нашем управлении МИД. Готовый документ, насколько мне известно, был предоставлен министру иностранных дел Российской Федерации А. В. Козыреву. Потом заместитель министра Г. Ф. Кунадзе отвез документ председателю Комитета по международным делам Верховного Совета В. П. Лукину. О дальнейшем хождении этой записки доподлинно не знаю, но по обрывочным сведениям полагаю, что данный документ за двумя подписями, А. В. Козырева и В. П. Лукина, и с визой председателя Верховного Совета был направлен из канцелярии Комитета по международным делам в аппарат президента Российской Федерации.А. Ефимов,заместитель начальника 2-гоупавления Департамента АТР МИД РФ На последнем листке из папки полковника Осина была справка его коллег об итоге расследования внутри Министерства иностранных дел:О факте разглашения закрытых сведений проведены беседы с заместителем начальника Управления комплексной безопасности МИД РФ Тюриным С. Н. и заместителем начальника 2-го Управления Департамента АТР МИД Ефимовым А. М.Установлено, что разглашенный документ был передан в декабре 1991 года из МИДа в Верховный Совет РФ.18 декабря 1991 года документ возвратился в несекретную канцелярию отдела документации Исполнительного секретариата МИДа. На документе была виза председателя Комитета по международным делам Верховного Совета В. П. Лукина и резолюция президента Российской Федерации.21 января 1992 года документ был получен Ефимовым А. М.18 августа 1992 года Ефимов А. М. сообщил, что документ утрачен.Начальник 4-го отдела службы № 1 УЭБ Министерства безопасности РФ полковник В. М. ГладышевЗаместитель начальника УЭБМинистерства безопасности РФполковник М. Г. Дерюхин— Итак, — сказал мне полковник Осин, — теперь вы уяснили — вокруг какого документа ведется расследование.— Да, очень многое прояснилось— Тогда вернемся к вашей копии разглашенного документа.— С какой целью?— Это я уже вам объяснял.— Повторите, пожалуйста, еще раз.— Мне поручено моим руководством обнаружить первоначальный источник разглашения закрытой документации правительства.— Для наказания виновника?— Да, конечно.— Но вы уже обнаружили более крупных злоумышленников. То, что вы мне показали, инкриминирует Козыреву, Лукину, Кунадзе измену Родине по статье 64 Уголовного кодекса России. Возьметесь вы за такое следственное дело против них, если получите копию нужного вам документа?— Нет, я не полномочен возбуждать такое следствие.— Кому же вы служите, полковник? Ваше ведомство ныне именуется Министерством безопасности России. Но вы ловите не нарушителей безопасности страны, а их разоблачителей. Изменники науськивают вас, как охотничьих псов, выслеживать и хватать российских патриотов. Кто вы на деле, Михаил Иванович?— Русский офицер, верный служебному долгу.— Если это хоть частично верно, то ясно — почему в МИДе солгали вам, что там будто бы утрачен курильский меморандум Козырева и Лукина. Обличающий их документ спрятали от вас или вовсе уничтожили. Что же касается вашего министра Баранникова, то прошу передать ему, что и впредь любой предательский документ, который мне попадется, я буду разглашать и срывать замыслы его авторов.— Очень интересный разговор! — прощебетала молчавшая до этого Надежда. — Но я не успеваю записывать беседу. Можно я достану из сумочки магнитофон?— Магнитофон? — всполошился контрразведчик. — Свидетельница с магнитофоном! Прошу уточнить: кто такая.— Ее зовут нежным именем Надежда, — улыбнулся я.— А фамилия? — настаивал полковник.— Гарифуллина, — произнесла Надежда.— Надежда Гарифуллина! — воскликнул Осин. — Я часто вижу ваши статьи в “Советской России”. Вот ради чего, Иона Ионович, вы согласились на встречу со мною?— Вы гениально догадливы.— Будет газетный репортаж обо мне?— О вас и ваших хозяевах.Полковник встал, сухо попрощался и ушел. Через несколько дней изложение беседы с ним опубликовала в “Советской России” Надежда Гарифуллина, грациозная блондинка с острым пером и неразлучным магнитофоном в дамской сумочке.Однако, как известно, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Спустя год кремлевские “самураи” отпраздновали свой реванш. 11 октября 1993 года Ельцин прилетел в Токио. За неделю до этого в Москве бронетанковая гвардия президента расстреляла и спалила парламентский “Белый дом”. Уничтоженный Верховный Совет больше не угрожал Ельцину судебной карой за предательские шашни с японцами. 13 октября Ельцин и японский премьер-министр подписали Токийскую декларацию о “законности и справедливости” территориального диспута “по вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи”.Оценку Токийской декларации Ельцина дал видный российский профессор-востоковед Вячеслав Зиланов на страницах “Независимой газеты”:“В Токийской декларации Япония укрепила свою надежду на получение желанных островов. Декларация, по существу, означает подыгрывание Японии в обосновании ее притязаний на Южные Курилы”.Ельцин не решился тогда открыто преподнести японцам наши острова только потому, что знал наперед: даже покорный ему и безвластный новый псевдо-парламент, названный Государственной думой, не ратифицирует акт отторжения части России.Токийская декларация имела неопубликованный довесок — потайную договоренность Ельцина с японцами об эвакуации с Южных Курил наших воинских частей. По секретному распоряжению президента Южные Курилы покинули стрелковая дивизия, артиллеристы и полк истребительной авиации ВВС. Их уход, создав брешь в обороне границы, подорвал еще хуже мирную экономику островов: армия обслуживала там гражданские аэродромы, обеспечивала морскую связь населения с материком, строила и ремонтировала дороги и мосты, восстанавливала разрушенные дома после тайфунов, землетрясений, цунами. Без солдатской помощи островитяне почти уподобились Робинзону Крузо.Вслед за визитом Ельцина в Токио сразу же иссякли государственные поставки на Южные Курилы транспортного горючего, дизельного топлива для местных электростанций, продовольствия и медикаментов. Остановились рыбоконсервные фабрики. Началась массовая безработица и голодуха. Тысячи беженцев откочевали с островов. Оставшихся берут до сих пор на измор, вынуждая тоже уехать неведомо куда или молить японцев о спасении и опеке под властью Токио.Сбылся мрачный прогноз сахалинского губернатора Федорова осенью 1991 года: московское полуотречение от Южных Курил вызвало цепную реакцию территориальных претензий к нам многих соседей — Китая, Соединенных Штатов, Норвегии, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Украины, Грузии.Больше всех урвал у нас Китай. После кровавой расправы с Верховным Советом кремлевский властелин приказал демаркировать российско-китайскую границу таким образом, что на пограничных реках Амур и Уссури китайцы завладели дюжиной островов. Один из них — Даманский. Защищая его от нападения маоистов в марте 1969 года, погибли там 58 советских пограничников. Их командир старший лейтенант Стрельников и его солдаты были заколоты насмерть китайскими штыками. Сгинули, выходит, зазря?Даманский переименован теперь в Чженьбаодао. Оттуда вывезли китайцы в Пекин подбитый наш танк Т-62 и установили его в столичном музее своих военно-геройских трофеев.В ноябре 1997 года Ельцин приехал в Пекин и согласился демаркировать в пользу китайцев еще три участка их границы с российским Приморьем. Мы утратили 1500 гектаров земель близ озера Ханка, на берегу Уссури и возле озера Хасан, где 60 лет назад погибли в боях восемьсот красноармейцев, отражая вторжение захвативших Китай японцев. Ныне у нас отобран стратегический плацдарм на стыке границ России с Китаем и Кореей.Но все эти подарки ничуть не умиротворили китайцев. Они периодически обстреливают наших пограничников — и уже угробили двоих. Пекинские власти сейчас требуют отдать им пригородные районы Хабаровска и остров Большой на реке Аргунь в Читинской области. Китайская пресса предъявляет территориальные претензии на весь Хабаровск, а также на Владивосток, Благовещенск, Уссурийск, Нерчинск, Николаевск-на-Амуре. В общем, аппетит, как обычно, приходит во время еды.Пиратствуют сегодня и американцы на морских границах нашего Дальнего Востока. 15 августа 1997 года в Беринговом море военный корабль США взял на абордаж российский траулер “Черняево” и отконвоировал его со всем экипажем на Аляску. Точно так же захватили ранее янки еще несколько наших рыболовных судов. Плененные рыбаки находились в российских водах вне экономической зоны американцев в Беринговом море.Эта зона произвольно учреждена в 1990 году по незаконному сговору вашингтонских дипломатов с советским министром Шеварднадзе без ратификации у нас пограничной сделки Верховным Советом и его наследницей Государственной думой. В итоге американцы изъяли у России в Беринговом море 80 тысяч квадратных километров рыболовного пространства и газо-нефтеносного шельфа. Грабеж опротестован в Москве депутатами Государственной думы, а в ответ Вашингтон мстит нам похищением российских траулеров.Вдобавок Государственный департамент США шантажирует нас публичными напоминаниями о том, что причислил с конца прошлого века к американским владениям заполярный остров Врангеля и еще четыре близлежащие острова. Хотя они давно наши, но ими предлагают компенсировать российские потери в Беринговом море!Шантаж удвоил весной 1998 года московский посол США Джеймс Коллинз. Он заявил, что Южные Курилы безоговорочно принадлежат Японии. Столь же нагло высказывался в России предшествующий посол США Томас Пикеринг. За подобные выходки послов изгоняют во всех странах. И только здесь расхитителям наших земель обеспечена безнаказанность и покровительство из Кремля.Неспроста теперь даже слабосильная Норвегия нахраписто требует от Москвы отдать в Баренцевом море 155 тысяч квадратных километров нашего водного пространства. Там обнаружены недавно восемь поддонных месторождений нефти и газа.В Финляндии местная пресса и политики-националисты настойчиво призывают отобрать у России три ее региона: Печенгу в Мурманской области, западную часть Карелии и группу островов в Финском заливе — Мощный, Большой, Гогланд.Власти Эстонии, обретя независимость, зарятся с 1992 года на обширные земли России в Ленинградской и Псковской областях. Эстонцы вознамерились отнять у нас Ивангород с его окрестностями, где наши предки обосновались со времен князя Александра Невского. Таллинские рвачи объявили также своим район вокруг знаменитого Псково-Печерского монастыря, заложенного русскими монахами еще в XV веке. А рядом пытаются заодно присвоить наш тысячелетний город Избарск, старинную русскую крепость. В целом покушаются на 2300 квадратных километров российской территории. Там на границе вооруженные эстонцы уже дважды атаковали мирных псковичей и наших пограничников.Тревожно и на границе с Латвией, чей парламент два года назад потребовал забрать у нас два псковских района — Пыталковский и Палкинский.В Литве издают уже пять лет географические карты, на которых Калининградская область названа по-литовски “Караляучюсским краем”. Заместитель спикера литовского сейма Рамуальдас Озолас недавно изрек:— Караляучюс — это уже не Россия.Так же высказывается спикер сейма Витаутас Ландсбергис:— Эта область — классическая колония, которую завоевали Советы.Избранный в январе 1998 года президентом Литвы гражданин США Валдас Адамкус заявил, что Калининградская область находится под московским управлением якобы “только временно”.Литовское посольство в США попросило вашингтонских конгрессменов помочь Литве заполучить Калининградскую область. В конгрессе уже обсуждается проект резолюции о передаче власти в Калининграде некоему “международному органу”. Между тем Ельцин, как всегда в таких ситуациях, согласился под давлением американцев сделать в Калининградской области территориальные уступки на границе с Литвой.Уступчивость Кремля от Балтики до Тихого океана подтолкнула, очевидно, правительство Украины предъявить нам свои права на Керченский пролив из Азовского моря в Черное. Если и тут мы капитулируем, то отдадим под чужой контроль взаимодействие наших азовских и черноморских флотилий.Тбилисский друг Ельцина президент Шеварднадзе тоже выпросил уступку в горах Кавказа: на дороге в Дарьяльском ущелье отдана грузинам погранзастава Верхний Ларс. Она поперек горла грузинским спиртовозам. А кроме того, блокирует транспортный путь от мятежной Чечни к Черноморским портам и далее к берегам Турции.Все зарубежные хапуги на границах России активизируются всякий раз, когда Ельцин возобновляет торг с японцами о Южных Курилах. За последние полгода он устроил две так называемые “встречи без галстуков” с японским премьер-министром Рютаро Хасимото. Показушная “неформальность” таких переговоров избавляет Ельцина от публикаций итоговых коммюнике с оглаской будущей участи Южных Курил. Эта тема пока засекречена настолько, что Ельцин и Хасимото допускают к их устному торгу только четверых самых неболтливых помощников: с каждой стороны — переводчик и консультант.Первая сходка “без галстуков” произошла в ноябре 1997 года на берегу Енисея под Красноярском в курортном пансионате бывшего крайкома КПСС. Виллы и парк пансионата “Сосны” окружены высоченным железным забором. Внутрь допустили кучку журналистов лишь на один час, чтобы сфотографировать рекламное объятие Ельцина с Хасимото, их прогулку по парку к речному берегу и отъезд на катере. Оба объявили на следующий день, что решили подписать мирный договор между Японией и Россией к 2000 году. К этому сроку, как выяснили японские журналисты от своих дипломатов, Москва обязана передать Токио суверенитет над Южными Курилами.Сделка названа “планом Ельцина — Хасимото”. Токио отблагодарил Москву кредитом в полтора миллиарда долларов. За что — уже известно.Впервые Кремль разрешил японцам заниматься рыболовством у Южных Курил внутри нашей пограничной 12-мильной зоны. Ранее там российские пограничники на сторожевых судах ловили и арестовывали японских браконьеров. Им даровано отныне полное раздолье. А в Токио правительство сочло своей первой победой фактическую отмену вокруг Южных Курил морской границы России.Японское правительство получило также согласие Ельцина на создание в школах населенных пунктов Южных Курил учебных курсов японского языка. Его усвоить предложено не только школьникам, но и взрослым островитянам. Догадываетесь зачем?6 февраля в московской Государственной думе полномочный представитель нашего правительства Андрей Себенцов от имени Ельцина опротестовал подготовленный депутатами законопроект “Об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации”. Президент требует, как сказал Себенцов, изъять из законопроекта статью о том, что территория России является неделимой, неприкосновенной и любая ее часть не может передаваться иностранному государству.Так подготовился Ельцин к своей второй “встрече без галстуков” 18 апреля с токийским премьером, которого именует нынче “мой друг Рютаро”, и общается с ним на “ты”. Друзья заново будут секретничать на японском курорте Кавана. И опять секретничали двое суток. Ожидается, что вскоре на Южных Курилах не будет существовать для японцев нашей сухопутной границы. Им позволят, вероятно, скупать земли островов.В цепочке скалистых Южных Курил есть меж ними пролив с пророческим названием — пролив Измены.

12 декабря 2016, 08:26

Не причини вреда

Вашингтон и Москва должны смягчить тон переговоров и игнорировать бесполезные общественные заявления

07 декабря 2016, 23:14

First, Do No Harm

Thomas Pickering Politics, Eurasia Washington and Moscow must both tone down and tune out the unhelpful public statements. Editor’s Note: The following is part of a multi-part symposium commissioned by the National Interest and Carnegie Corporation of New York. We asked some of the world’s leading experts about the future of U.S.-Russia relations under President-elect Donald Trump. You can find all of their answers here. Russia remains much of what Churchill called it in the 1940s: “a riddle wrapped in a mystery inside an enigma.” It also remains a formidable nuclear power with a lagging economy and a leader who has made unpredictability and surprise something of a métier. Both Russia and the United States have reason to complain and perhaps even to fear each other. Tensions have been rising, and public opinion has begun to harden over the “enemy syndrome,” where good sense and the views on the opposite side are cast aside in favor of a hard line and rote consistency in the face of truth and reason. This kind of evolution serves no side’s permanent interests. Conflict, nuclear or conventional, would be a disaster; hopefully, leaders on both sides know this well and will continue to seek to avoid it. What seems to be ignored is that using words and taking actions that lead in the same direction is also an unwise and dangerous course. The winner of the U.S. election must take the opportunity to open the path of dialogue now apparently closed for what seems to be more personal than official reasons. A new start here is never easy, but remains imperative. The first steps should be a resolve on both sides to tone down and tune out the unhelpful public statements. They should be complemented with the ancient Greek oath of physicians—“First, do no harm.” Actions that violate this sage advice should be put on hold. Next steps need to include the kind of dialogue that Henry Kissinger had with Zhou Enlai in 1971 at his first meetings in Beijing: What are your views on the world, where are you going and how does each side see the other? Truth here can lead to a third step. Read full article

23 ноября 2016, 14:26

Trump taps Nikki Haley to be UN ambassador

She's a rising star in the Republican Party and is Trump’s first female appointee to a Cabinet-level post.

21 сентября 2016, 19:17

Big-name ex-officials urge rejection of 9/11-Saudi bill

National security types from both parties want Congress to uphold an expected Obama veto.

14 сентября 2016, 23:01

Inside Story - How will new US-Israel military deal affect Middle East?

US signs a record $38bn deal to provide Israel with military assistance over a 10 year period. Presenter: Adrian Finighan Guests: Yossi Mekelberg - professor of International Relations at Regents University Mouin Rabbani - co-editor of Jadaliyyaonline magazine Thomas Pickering - former US Ambassador to Israel - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

24 августа 2016, 07:59

Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России

Находящиеся в отставке бывшие высокопоставленные сотрудники правительства США, госдепартамента, министерства обороны, Белого дома и другие эксперты поделились своими мыслями в ходе выступлений перед несколькими сотнями слушателей, собравшихся на конференцию в кампусе школы Кент c 18 по 20 августа.

23 августа 2016, 09:07

Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России

Находящиеся в отставке бывшие высокопоставленные сотрудники правительства США, госдепартамента, министерства обороны, Белого дома и другие эксперты поделились своими мыслями о международных проблемах, стоящих перед Америкой, в ходе выступлений перед несколькими сотнями слушателей в кампусе школы Кент The post Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России appeared first on MixedNews.

23 августа 2016, 09:07

Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России

Находящиеся в отставке бывшие высокопоставленные сотрудники правительства США, госдепартамента, министерства обороны, Белого дома и другие эксперты поделились своими мыслями о международных проблемах, стоящих перед Америкой, в ходе выступлений перед несколькими сотнями слушателей в кампусе школы Кент The post Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России appeared first on MixedNews.

23 августа 2016, 09:07

Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России

Находящиеся в отставке бывшие высокопоставленные сотрудники правительства США, госдепартамента, министерства обороны, Белого дома и другие эксперты поделились своими мыслями о международных проблемах, стоящих перед Америкой, в ходе выступлений перед несколькими сотнями слушателей в кампусе школы Кент The post Киссинджер и американские политики о внешней политике США в отношении Китая и России appeared first on MixedNews.

10 августа 2016, 16:31

When Friends Spy on Friends: The Case of Israeli Spy Jonathan Pollard

Former Navy intelligence analyst Jonathan Jay Pollard delivered over 800 highly classified documents to the Israeli government over a 17-month period. According to an article by Seymour Hersh published in the New Yorker, Pollard stole and sold militarily sensitive Signals Intelligence information, a year's worth of memos by intelligence officers in the U.S. Navy's Sixth Fleet recording their observations of Soviet planes, ships, and submarines in the Mediterranean Sea, documents on how Navy intelligence was tracking Soviet submarines, and material revealing the capabilities of one of America's most highly classified photo-reconnaissance satellites. In a 1998 op-ed published in the Washington Post, four former directors of naval intelligence noted that Pollard "offered classified information to three other countries before working for the Israelis and that he offered his services to a fourth country while he was spying for Israel." FBI agents arrested Pollard in Washington on Nov. 21, 1985 after he sought political asylum at the Israeli Embassy in Washington. He pleaded guilty to leaking classified documents and was sentenced to life imprisonment in 1987 with a mandatory-parole clause after 30 years. He was released November 20, 2015. This moment was compiled from interviews by ADST with Thomas Pickering (interviewed beginning April 2003), Ambassador to Israel from 1985 to 1988,. Samuel W. Lewis (August 1998), who served as Ambassador to Israel from 1977 to 1985, Joseph G. Sullivan (January 2009), Embassy Tel Aviv's deputy political counselor from 1984 to 1988, Roger Harrison (November 2001), Embassy Tel Aviv's political counselor 1985-1987, and Phillip C. Wilcox (April 1998), Deputy Assistant Secretary of Near East Affairs, 1984-1987. Read the entire Moment on ADST.org.. This post was edited by Erika Saunders and Gabby Mendy. PICKERING: "The Pollard Affair" related to a young Jewish-American who worked in a civilian capacity for U.S. naval intelligence, who somewhere along the line developed contacts with the Israeli embassy and with a man who I happened to know -- in another period, in another time, after this fact -- as a very dynamic, very intelligent, very effective Israeli Air Force officer. (Pickering is seen at left.) Over that period of time, he volunteered to provide them with information, based on a supposition that from what he knew and saw, we were not sharing with our Israeli ally all the things he believed in his own individual account we should have been. He was given some compensation for his help. This is his story. And so he began to provide information and the Israelis set up a system to make Xerox copies of documents that he took home with him from Naval Intelligence and then later returned. You know there were large volumes of these and many of them highly sensitive. I forget exactly how this popped out, but at some point we became aware of the fact that he was doing this. He panicked and tried to drive into the basement of the Israeli embassy to seek refuge, was turned away, came into the custody of American officials. He began to relate at least some of what he had been doing. This opened up the entire situation. Then Joseph diGenova, who was the U.S. Attorney in the District, came to Israel with Abe Sofaer, the legal advisor to the Department of State, and others. We arranged for them to talk with a number of Israelis who were senior in the Israeli government as well as to some lawyers. Among the most senior people they spoke with was the man who was then director of the Israeli internal intelligence service, the "Shin Bet" or the "Shabak" (Israeli counter intelligence and internal security services). They attempted to cooperate with us within the range of, I guess, some limitations they set for themselves. They did provide us with information and returned a number of documents. Most of the documents they returned, as I recall, were below the level of top secret, so that things that maybe were talked about, highly incriminating for Pollard, would not have been returned. We asked for and got more documents. In any event, on the basis of all this information, Mr. diGenova and another senior Department of Justice official with the prosecution proceeded and Mr. Pollard was convicted and sentenced to life. There has since been continuing pressure from Israel, and Americans as well, from time to time to seek his release. There ... had been references in public from people like Seymour Hersh and others to the fact that Israelis were using some or all of the Pollard data for horse-trading in the intelligence sphere. I don't know whether anybody ever proved that, but people assumed it on the basis of standard intelligence practice. I think probably the defense lawyers hoped to make some deal for better treatment. He did make a deal in talks for his wife (seen left) who was involved with him in this, who was not Jewish and was treated in a much gentler fashion by the prosecution. It was also true that near the end of the case [Defense] Secretary [Caspar] Weinberger (seen left), who apparently felt very strongly about this obviously, issued a statement in which he was tough in his judgments about the damage that Mr. Pollard had done. Many people think that that played a significant role in the judge's final decision for a life sentence beyond what had been recommended... Occasionally people come to me, perhaps not knowing what my status and role were at the time, and they asked me if I would join in the movement to free Mr. Pollard. I have always responded, "No, absolutely not." I have a very good idea of a lot of things that he did and I would not in any way at all want to be supportive of an effort to seek leniency. Subsequently, I slightly modified this view in public and said that if his release would contribute materially to Israel's joining in and agreeing to a two-state solution I could support the release, but only on that basis... The Israelis played this as if it was something of a rogue operation, as if it had been created by a group with the Israeli initials "Lekem" which had been set up to collect scientific and technical intelligence. A former Mossad (intelligence) officer by the name of [Rafael] Rafi Eitan, as I remember, had been put in charge. He was reported to have allowed his enthusiasm for Mr. Pollard and his information to exceed the bounds of mutual respect between the United States and Israel... [The Pollard Affair] slowed down [U.S.-Israel] cooperation for a while and focused the attention on this issue as opposed to other issues we were then dealing with. While it didn't last for a long period of time, it was one of those hiccups that take place in the U.S.-Israeli relationship. LEWIS: I heard many times that while [James] Jim Angleton [Chief of CIA's Counter Intelligence, 1954-1975] was in charge of relationships with Israel's secret services during the 1950s, 1960s and early 1970s, there was a "gentleman's agreement" that neither side would recruit agents in each other's country. It may well be that that agreement was honored during that period. (Lewis is seen at right with Israeli Foreign Minister Moshe Dayan in 1977.) But by the time I got to Israel in 1977, Jim Angleton had long since retired and the relationship between the American and the Israeli services was less close. In part, that may have stemmed from an internal CIA reorganization when the responsibility for that relationship was shifted from one man (Angleton) to a division (the Middle East). I know that throughout much of my tour in Israel, the U.S. was not observing any such agreement and I have no reason to believe that the Israelis were either. When Pollard was finally detected, I was not too surprised that the Israelis had made efforts to recruit Americans for their intelligence collection efforts. What did surprise me was that Pollard had not been recruited by the Mossad, but by a small separate super-secret scientific intelligence agency, which originally had been established to coordinate information on nuclear matters, primarily from the US. It operated right out of the Prime Minister's office. During my time, it was headed by an absolute jack-ass, who had previously been a Mossad agent and then was given the job of directing this scientific group. The Pollard operation was completely unprofessional, which came as a great surprise to me. It was the most unprofessional espionage case that I have encountered. It became a terrible embarrassment to our relationships. Both Peres and Rabin were embarrassed; maybe even Shamir may have been, although he does not embarrass very easily. Peres was the Prime Minister when Pollard was exposed, although the operation had started during a Likud government. I believe it was started at Sharon's instigation. Rafael Eitan, who was running this little office, was an ideological sidekick and a minor clone of Sharon. When Pollard was exposed, Sharon was still in the government, but was no longer the Defense Minister, although still very influential. The whole Pollard case has been somewhat clouded by its handling by the American judicial system. I thought it was a dreadful stupidity on the part of the Israelis to run such a case, in light of all the support they receive from the US. They risked far more than they could ever benefit from it. They were forced, through diplomatic channels, to cooperate to some degree with the American investigation, again violating all the rules of international intelligence operations, because if a government wants to recruit loyal spies, it does not then, in a crisis, cooperate with another government when it is trying to convict. That sends the wrong signal to any other agents that may be operating in foreign countries. But that did happen. But the "gentleman's agreement" to which you referred had long been abandoned. SULLIVAN: [Pollard] was arrested and the Israelis, of course, were intimately involved and at quite high levels. A senior Israeli intelligence figure had orchestrated the espionage and utilized as one of the people who made contacts with Pollard an Israeli air force hero of the bombing of the nuclear reactor in Baghdad. The Israelis clearly seduced Pollard with that and with money; he became an agent and delivered materials to the Israeli Government. Now the period where the embassy got involved was after Pollard's arrest, when the Embassy and the U.S. pressed the Israelis to cooperate in the investigation and prosecution. The Israelis cooperated to a certain degree in identifying individuals who might have been involved, I think out of embarrassment and fear of its effect on relations with the US. There was a team sent out that included State Department then Legal Adviser Abe Sofaer, Justice Department officials, and Joseph diGenova from the U.S. Attorney's Office prosecuting the case. We had a half a dozen meetings, typically starting at about 11:00 p.m. in Jerusalem. We would go through three or four hours in stages. They [Israelis] later brought out some of the individuals who had been involved and those individuals answered questions from our side. So there was some degree of cooperation. Now in a situation like that, about how it had happened, what degree of involvement there was, the prosecution always wants more information. And I think at a certain point the Israelis decided they had provided enough and were not interested in cooperating any further. That may have already been after the first set of visits. I don't recall precisely, but it was a very tense period in the relationship. The Secretary of Defense, Caspar Weinberger, was particularly upset, and it cost Israel a certain degree of collaboration from the U.S. for at least a period, until there was a decision made, notwithstanding this case, that it was in our interest to resume most levels of cooperation with Israel. HARRISON: The Israelis were, because their economy was doing very poorly, were very eager to get that [military] aid level up [then at $3.2 billion] and because their weapon systems that they wanted then to purchase were increasing in price, so they would lobby to get their aid appropriation increased. But at the same time the economy in our country, this was the first couple or three years of [the] Reagan [administration], was not doing well. Inflation and unemployment were up; budget deficits were skyrocketing, so the notion of increasing foreign aid -- never popular domestically -- would have been even less popular. By the way, I think the case that foreign aid, no matter for whom, is never popular domestically. Israelis don't get an exemption from that once it becomes a public issue. An effort was made to keep it from becoming a public issue and yet increase it, and the idea was -- which I think was [U.S. Ambassador to Israel Thomas] Pickering's idea, he certainly promoted it -- was to index Israeli aid to inflation. Running about six percent or seven percent a year, by which Israeli aid would go up every year by whatever inflation index I guess we measured our inflation by, denominated in dollars. [That] would have meant, over the 15 intervening years, probably doubling that aid request. Pickering was working on the Finance Committee on the Senate side, which was a firm supporter of Israel. But what scuppered that idea was Pollard -- in driving up to the driveway of the Israeli Embassy -- Jonathan Pollard, naval intelligence analyst, who in fact was being run by Israeli intelligence and had, I guess, transferred truckloads of classified information. This goes back to an old dispute with Israel about how much intelligence we were willing to make available to them. They always felt that we were being too restrictive on intelligence. Pollard was about to be arrested, got wind of that and packed his wife in the car and went over to the Israeli Embassy seeking asylum. Well, the Israelis were not about to bite. Eventually the Secret Service came and collected him from the Israeli Embassy and he was put in jail where he remains, thank God, to this day. There was much speculation Clinton might be provoked to pardon him... The intelligence community has always been extremely opposed to that. When Mark Rich was a relatively uncontroversial pardon compared to what Pollard would have been, at least among the professional intelligence community... [President Bill Clinton pardoned international fugitive Marc Rich in January 2001.] Anyway, what Pollard pretty much scuppered was that inflation index idea, because the Israelis were in high odor there for a while. It cost them a lot of money. WILCOX: Pollard was an analyst at the Defense Naval Intelligence Agency who stole sensitive documents and passed them to Israel. He was a troubled, vulnerable young man who was very enthusiastic about Israel. Recognizing his vulnerability, the Israelis recruited him. It was an inept operation, and Pollard was discovered and arrested. This created considerable strain with Israel because of our expectation we were friends and allies. We saw the affair as a breach of trust and told the government of Israel. Secretary George Shultz, who had done much to help Israel and strengthen relations, was livid, especially since the government of Israel lied about their involvement with Pollard, notwithstanding the clarity of the evidence. Pollard pleaded guilty, and was sentenced to life in prison. I worked very closely with the U.S. attorney, Joe DiGenova, at the time, with Abe Sofaer, the Legal Advisor at State, and the FBI. Pollard compounded his problem after his conviction by holding long interviews with Wolf Blitzer, who at that time worked for theJerusalem Post. In these prison interviews, Pollard revealed more classified information. I think that may have influenced the judge's decision to give Pollard life, whereas other convicted spies had sometimes received lesser sentences. The government of Israel has since implicitly acknowledged its responsibility for Pollard, by seeking his release. There was a firm and uniform view that Pollard should be dealt with by our judicial system and if found guilty, dealt with severely, as all spies and traitors should be. There was no effort in NEA [State Department Bureau of Near Eastern Affairs] to trim or compensate because of the impact of Pollard's crime on U.S.-Israeli relations. It caused real strain in the relationship. There were also cases of suspected misuse or diversion of military technology by the government of Israel in violation of our agreements that also caused recurrent friction in our relationship. There was never clear evidence that Israel had stolen our technology and passed it on to other governments, but the government of Israel maintains a very large high tech arms industry. They are very good at studying foreign technology and adapting it for their own uses. Because of the investment we make in our own technology, we prohibit transfer of U.S. technology to third countries to whom we export arms. The Israelis have cut some corners in this respect over the years. To my knowledge, Pollard's espionage was directed primarily at obtaining sensitive intelligence concerning Arab military capabilities. We were also concerned that these documents compromised intelligence sources and methods. ...The Israelis initially denied the accusation that Pollard was their agent. They ultimately acknowledged that he had handed over large numbers of documents to them, and there was a certain amount of cooperation with respect to the nature of that material and its return we requested. An FBI mission went to Israel for further consultation with their lawyers and intelligence officials. But that process was grudging and incomplete. The Israelis were careful both to avoid acknowledgment that Pollard was their agent, and they wanted to avoid providing evidence that would have further harmed Pollard. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

28 июля 2015, 13:51

Иранская сделка и дело ФИФА

Аналитик клуба Динамического консерватизма, политолог Константин Черемных о последних наиболее значимых событиях на международной арене. Ведущий Дмитрий Перетолчин

31 мая 2015, 21:16

Движущие силы в политике США

О скрытых и явных процессах, а также об изменениях в политической жизни США беседуют Дмитрий Перетолчин и политолог Константин Черемных

29 января 2015, 15:22

Обострение интриг в Вашингтоне начало 2015

Кризис, поразивший правительственный аппарат США, представляет собой непосредственную угрозу для жизни Империи. И это не только мнение Тьерри Мейсана – теперь этот кризис наводит на правящий класс в Вашингтоне такой страх, что почётный президент Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) требует отставки главных советников президента Обамы и назначения новой команды. Этот конфликт не имеет ничего общего с противостоянием демократов и республиканцев или голубей и ястребов. Под угрозой политика лидерства, проводимая Соединёнными Штатами и НАТО. Ракета «Смерч» угодила в жилой дом Собчак живьём. Александр Лукашенко В ПАСЕ издевались и ржали над Россией Бразильская полиция во время обыска склада обнаружила два танка Уже несколько месяцев я говорю и пишу о том, что у Вашингтона больше нет никакой внешней политики. Он разделён на две фракции, которые во всём противостоят друг другу, а их политические линии несовместимы и противоречивы [1]. Наибольшего обострения эта ситуация достигла в Сирии, где Белый Дом сначала поддержал организацию Даеш и направил её в Ирак для проведения этнической чистки, а затем стал её бомбить, хотя ЦРУ продолжало её поддерживать. Эта несогласованность постепенно дошла и до союзников. Франция, к примеру, вступила в коалицию по борьбе против Даеш, тогда как некоторые из её легионеров входят в состав руководства Даеш [2]. Когда министр Обороны Чак Хейгел затребовал письменное разъяснение, ему не только не дали никакого ответа, его просто послали куда подальше [3]. В самом НАТО, которое было создано для борьбы против СССР, а теперь используется против России, тоже воцарился беспорядок сразу после того, как президент Турции подписал масштабные экономические соглашения с Владимиром Путиным [4]. Нарушив молчание, почётный президент Совета по международным отношениям [5] Лесли Гелб бьёт тревогу [6]. По его мнению, «команда Обамы лишена основного инстинкта и не имеет решений по проведению политики национальной безопасности на ближайшие два года». И далее, от имени всего правящего класса США: «Президент Обама должен обновить свою команду сильными личностями и опытными специалистами. Он должен также заменить главных советников в министерстве Обороны и в Госдепе. Наконец, он должен проводить регулярные консультации с президентом Комиссии по международным отношениям Бобом Коркером и председателем Комиссии по вооружённым силам Джоном Маккейном [7]». Никогда за всё время своего существования с 1921 года Совет по международным отношениям не высказывал подобных суждений. Но теперь разногласия внутри государственного аппарата могут привести Соединённые Штаты к гибели. Среди главных советников, которые, по его мнению, должны уйти в отставку, г-н Гелб называет четырёх человек интеллектуально и эмоционально близких действующему президенту: Сьюзан Райс (советник по национальной безопасности), Денис Макдоноу (руководитель Администрации Белого дома), Бенжамин Родес (уполномоченный по связям) и Валери Джаретт (советник по внешней политике). Правящая верхушка Вашингтона обвиняет их в том, что они не представили президенту ни одного оригинального предложения, не противоречили ему, но всегда поддерживали его в заблуждениях. Единственный, кто пользуется благосклонностью в глазах Совета по международным отношениям, это «либеральный ястреб» Энтони Блинкен, второе лицо в госдепе. Совет по международным отношениям является двухпартийным органом, соответственно, г-н Гелб предлагает президенту Обаме ввести в своё окружение четырёх республиканцев и четырёх демократов, согласно приводимому им списку. Прежде всего, это демократы Томас Пикеринг (бывший представитель в ООН), Уинстон Лорд (бывший ассистент Генри Киссинджера), Френк Уиснер (официально один из руководителей ЦРУ и, между прочим, тесть Николя Саркози) и Мишель Флюрнуа (руководитель Центра новой американской безопасности) [8]. Затем республиканцы Роберт Зеллик (бывший патрон Всемирного Банка) [9], Ричард Армитидж (бывший ассистент Колина Пауэла) [10], Роберт Киммит (возможно, будущий патрон Всемирного Банка) и Ричард Берд (в прошлом, участник переговоров по сокращению ядерных вооружений). Для проведения бюджетных урезаний в министерстве Обороны г-н Гелб прочит раввина Доу Закгейма [11], адмирала Майка Мюллена (бывшего начальника межармейских штабов) и генерала Джека Кейна (бывшего начальника штаба Сухопутных войск). Наконец, г-н Гелб считает, что стратегия национальной безопасности должна быть разработана в тесном сотрудничестве с четырьмя «мудрецами»: Генри Киссинджером [12], Брентом Скоукрофтом, Збигневом Бжезинским [13] и Джемсом Бейкером [14]. При более тщательном анализе этого списка становится ясно, что Совет по международным отношениям не делает выбора между двумя фракциями, противостоящими друг другу в составе администрации Обамы, он лишь намеревается навести порядок на высшем уровне власти. В этом отношении нелишне упомянуть, что в стране, которой до последнего времени руководил белый англо-саксонский протестант, два советника, которых собираются отправить в отставку, являются чернокожими женщинами, а четырнадцать из пятнадцати предлагаемых кандидатур, являются белыми мужчинами, протестантами или ашкеназами. Таким образом, наведение порядка в политике сопровождается превращением власти в этническо-религиозную. [1] См. : « Есть ли у Обамы военная политика? », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 1 декабря 2014. [2] « D’"anciens" militaires français parmi les jihadistes de Daesh », интернет-издание Réseau Voltaire, 21 января 2015 г. [3] « Contre qui le Pentagone se bat-il en Syrie ? », интернет-издание Réseau Voltaire, 1 ноября 2014 г. [4] « Как Владимир Путин разрушил стратегию НАТО », Тьерри Мейсан, Однако (Российская Федерация), Сеть Вольтер, 8 декабря 2014. [5] « Как Совет по международным отношениям определяет дипломатию США », Сеть Вольтер, 25 июня 2004. [6] « This Is Obama’s Last Foreign Policy Chance », Лесли Гелб, The Daily Beast, 14 января 2015 г. [7] « Дирижёр «арабской весны» Джон Маккейн и халиф Ибрагим », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 18 августа 2014. [8] « ЦНАБ – демократический оплот колониального империализма », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 6 января 2015. [9] « Роберт Б. Золлик – идейный вдохновитель глобализации », Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер, 10 марта 2005. [10] « Richard Armitage, le baroudeur qui rêvait d’être diplomate », Réseau Voltaire, 8 octobre 2004. [11] « Доув Закхейм, поручитель Пентагона », Поль Лабарик, Сеть Вольтер, 9 сентября 2004. [12] « Le retour d’Henry Kissinger », Тьерри Мейсан, интернет-издание Réseau Voltaire, 28 ноября 2002 г., 28 novembre 2002. [13] « Антироссийская стратегия Збигнева Бжезинского », Артур Лепик, Сеть Вольтер, 3 августа 2005. [14] « Джеймс А. Бейкер III, верный друг », Сеть Вольтер, 12 декабря 2003. Источник: http://www.voltairenet.org/article186521.html