• Теги
    • избранные теги
    • Люди1031
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1334
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      Международные организации190
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      • Показать ещё
20 октября, 01:19

The Presidency of Al Gore, 2001-2009, Redux

In 2006, in the sixth year of the disastrous presidency of George W. Bush, I began writing a speculation about what the world be like if Al Gore had become president. The Huffington Post published it on May 11, 2008. You will remember that the presidential vote in 2000 was contested and close. Gore won the popular vote, and the Republican-majority Supreme Court gave the election to Bush. President Bush ignored warnings about Osama bin Laden's intention to attack the US. After Bin Laden struck on 9/11, Bush falsely contended that Iraq's President Saddam Hussein was responsible and had weapons of mass destruction. He pushed to invade Iraq. Bush's invasion in March 2003 led to the breakup of a coherent Iraqi national entity into three warring factions, Shia, Sunni, and Kurd, which had been kept in check by Hussein. Because of Bush's invasion and occupation, hundreds of thousands of Iraqis have died. One of the thousands of American soldiers killed in the Iraq war was Casey Sheehan. His mother, Cindy, became an eloquent antiwar activist. Toward the end of "The Presidency of Al Gore, 2001-2009" the Sheehans appear. I am republishing "The Presidency of Al Gore, 2001-2009" below without any changes from its publication on May 11, 2008. In May 2008, "The Presidency of Al Gore, 2001-2009" was about how important it is to think carefully before you vote. In 2000, the Green Party candidate had siphoned off enough progressive votes to assure Bush's victory and the disasters that followed. In 2016, a vote for the Libertarian or Green presidential ticket is a vote for Trump. It is existentially essential to vote for Hillary Clinton. Here is "The Presidency of Al Gore, 2001-2009" exactly as published in The Huffington Post on May 11, 2008, except that I have added that publication date to the opening note. The Presidency of Al Gore, 2001-2009 [May 11, 2008: Note: Continually thinking about how disastrous the last seven years have been, I did some imagining and research on what the world would be like if Al Gore had become president in 2001. Such a process is really about how important it is to elect the right president. I asked friends and acquaintances for their ideas, I read books by and about Gore, and I watched again his September 2000 interview with Oprah Winfrey, where I learned about his favorite book and movie and his art teacher. Here are some of my findings.] The Presidency of Al Gore, 2001-2009 On January 20, 2001, Al Gore, the candidate who won the most votes, becomes the 43rd president of the United States. President Gore follows up on the many urgent warnings from the intelligence agencies that Osama Bin Laden is determined to strike in the United States. The 9/11 planners are caught, and their plots are aborted. In Afghanistan, the Taliban warns that it will destroy the two giant 1,500-year-old statues of the Buddha in the Bamiyan Valley. Much of the world sees these serene figures as symbols of wisdom beyond time, but they offend conservative Muslims. Secretary of State Richard Holbrooke talks with the Pakistani foreign minister, who reminds him that Afghanistan is one of the poorest countries in the world and suggests that if aid to the poor there is increased, the Buddhas will be spared. Gore calls the American Buddhist actor Richard Gere, who immediately raises $50 million for the Afghani poor, and the Gore administration promises $5 billion in direct aid over the next five years. The Taliban agrees to preserve the statues. Gore's favorite film, Local Hero, the Scots eco-comedy, becomes a best-selling DVD. The film is about how ancient values of subsistence, closeness to nature, and community defeat the rapacious forces of the oil industry. People like quoting the old Scot who puts the kibosh on the oilmen: "The business left, but the beach is still here." Republicans are squawking that Iraqi President Saddam Hussein is a threat to the safety of the country, that he has weapons of mass destruction. Gore asks the United Nations to send its weapons inspectors back into Iraq, and after six months of searching, they find none. Saddam is in what Eliot Weinberger calls "the 'autumn of the patriarch' mode: holed up in his palaces writing his trashy novels, and oblivious to the details of government." Gore brokers a deal in which Saddam's novels are translated into English and published and he agrees to slowly loosen up some of the restrictions on the Kurds and Shias and bring them into the government. In 1998, as vice president, Gore proposed a NASA satellite, Triana, to provide, from a distance of 930,000 miles, a continuous view of the sunlit side of the earth. Triana would measure global warming by measuring how much sunlight is reflected and emitted from the earth and would monitor weather systems. Triana is built and launched in February 2003. In late 2004, it sends back images of the beginnings of a great tsunami that might have killed hundreds of thousands if it had gone undetected in its early stages. But Triana's continual data feed allows people to be warned to flee to higher ground, and only a few dozen perish. The president's favorite book, Stendahl's The Red and the Black, becomes a best seller. People like quoting the book's young hero, Julien Sorel: "So there, this is what these rich people are like. First they humiliate you, then they think they can make it up to you by monkey business!" Recognizing that nothing good can come from the continuing Israeli-Palestinian standoff, Gore sends Holbrooke and Vice President Joe Lieberman to broker a peace. In May the two sides sign a peace accord, in which Israel agrees to go back to the 1967 boundaries, the Palestinians recognize Israel's right to exist, and both sides renounce violence. The Republic of Palestine is founded in 2002. President Gore has a nightmare: He becomes president on January 20, 2001, but the next day he is incapacitated, and Lieberman becomes president. In the spirit of the close election, Lieberman appoints George W. Bush as vice president on January 22. The next day Lieberman is incapacitated, and Bush becomes president and appoints Dick Cheney his vice president. The Bush-Cheney presidency starts January 23, not January 20. Immediately Bush begins abrogating treaties of long standing that kept the world at peace. Terrorists destroy the World Trade Center on September 14, 2001. Bush enacts draconian laws that make America a police state. People constantly refer to "9/14" as the day that changed everything. President Gore wakes up in his bed in the White House in a cold sweat, the dream disappearing from his conscious mind but the numbers 9 and 14 puzzling and haunting him at odd moments for the rest of his days. As vice president, Gore signed the Kyoto Accord on Climate Change in 1998, but there were not enough votes to ratify it in the Congress, and there still are not. President Gore, however, is able to implement most elements of the treaty by executive order. He begins a process of education about global warming and publishes a book on the subject. He sponsors twenty-four hours of concerts with rock and pop stars, Live Earth, on every continent, and broadcast on television, radio, and the Web to raise awareness about climate change and global warming. A third of the planet's population watches and hears the concerts and has a pretty good time in the process. Soon every nation has ratified Kyoto, and the climate crisis begins to ebb. The temperatures of the oceans stop rising, and thus the severity of hurricanes stops increasing. Early in 2001, acting on urgent warnings from the Army Corps of Engineers and FEMA, the president directs that the New Orleans levees be reinforced and where necessary rebuilt, and the nearby wetlands protected and expanded. When hurricane Katrina strikes in August 2005, the wetlands absorb much of the flooding, the reinforced levees hold, and New Orleans suffers only minor damage. People start reading Gore's favorite philosophers, Maurice Merleau-Ponty, Edmund Husserl, and Reinhold Niebuhr. They quote passages like this from Merleau: "We struggle with dream figures and our blows fall on living faces." And this from Niebuhr: "The sin of man arises from his effort to establish his own security; and the sin of the false prophet lies in the effort to include this false security within the ultimate security of faith. The false security to which all men are tempted is the security of power. The primary insecurity of human life arises from its weakness and finiteness." The United States and the nations of the former Soviet Union agree to destroy the nuclear, chemical, and biological weapons built up during the Cold War. The president halts and junks the Star Wars strategic defense initiative boondoggle. Every nation signs a treaty to begin eliminating their weapons of mass destruction. The military-industrial complex must now make a transition. Converting the country, and the world, to alternative energy sources other than fossil fuel and nuclear becomes a new growth industry. The special relationship between the United States and the United Kingdom continues, as does the close relationship between the progressive governments of Tony Blair and Al Gore, begun under Bill Clinton. As planned, Blair carries through the New Labour vision of the New Jerusalem, with higher quality of life and better public services, similar to those in France. In 2008, he is re-elected for an unprecedented fourth term. President Clinton had twice shaken hands with Venezuelan President Hugo Chávez, and now President Gore sends Holbrooke to Caracas to draft a treaty of cooperation with Chávez. Gore arrives in the Venezuelan capital, where he and Chavez sign the treaty. Later, they talk about their mutual love of Victor Hugo's great novel of the dispossessed, Les Misérables. Chávez tells Gore that he was named for its author. They quote from memory lines from the great book. Gore remembers this, about Jean Valjean: "Then he asked himself if it was not a serious thing that he, a workman, could not have found work and that he, an industrious man, should have been without bread." Chávez responds with what Jean Valjean's savior, the Bishop of Digne, says: "Jean Valjean, my brother, you belong no longer to evil, but to good. It is your soul I am buying for you." Gore replies with this about the inspector who hunts Valjean: "Javert was always in character, without a wrinkle in his duty or his uniform, methodical with villains, rigid with his coat buttons." Chávez says this about Fantine: "What is this story of Fantine about? It is about society buying a slave. From whom? From misery. From hunger, from cold, fron loneliness, from desertion, from privation. Melancholy barter. A soul for a piece of bread." Gore and Howard Dean, his Health and Human Services Secretary, begin having regular discussions with Canada's Prime Minister, Jean Chrétien, about that country's single-payer health care system. Gore plans to introduce universal health care in the United States step by step. His health care bill, narrowly passed in 2001, covers all those age eighteen and under by 2004, and everyone else by 2007. The president invites to the White House the person who had the most influence on him, his high school art teacher. The Smithsonian exhibits some of Gore's paintings. By a few votes in each house, Congress passes Gore's tax cuts for middle- and lower-income people. But also by a few votes in each house, the Congress passes tax cuts for the rich and super-rich, which Gore vetoes. The rich and super-rich continue paying their same rate. Soon, the gap between rich and poor, which has been increasing since the Reagan administration began in 1981, begins decreasing. The undamming of rivers, begun seriously under Clinton/Gore, continues, and the ancient vibrant river life of salmon, shad, freshwater dolphin, and manatee returns. U.S. Army Specialist Casey Sheehan becomes a Chaplain's Assistant. In 2005, his tour of duty up, he returns to California to visit his mother, Cindy. A bird alights on a Bamiyan Buddha. The polar bears are swimming north and flourishing. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

16 октября, 18:00

Самый известный узник Гааги назвал ее инквизицией на побегушках у спецслужб

Двинувшись на Восток, Путин, образно говоря, повернулся спиной к Западу. Пусть ненадолго, на какие-то дни, но могу себе представить, какое облегчение Владимир Владимирович сейчас испытывает и как надоела ему вся эта западная вакханалия по поводу якобы "военных преступлений" России в Сирии.

15 октября, 08:21

Антониу Гутерриш. Рыночная экономика, а не общество

Для меня очевидно: Михаил Горбачёв – центральная фигура конца ХХ столетия. Он войдет в историю как политик, изменивший не только свою страну, но и все человечество, оказавший влияние на весь ход мирового развития. При этом отнюдь не удивительно, что в самой России деятельность последнего генерального секретаря ЦК КПСС многие оценивают критически: перемены такого масштаба не бывают безболезненными, и оценить их объективно можно только на расстоянии – географическом или временном.

15 октября, 07:43

Борис Джонсон. Цыганочка с выходом

Письмо, конечно, написать можно. Однако, судя по неукротимости Бориса Джонсона, он к цыганским аргументам прислушиваться не станет. Не та порода.  Будем надеяться, что представление устраивается для того, чтобы в очередной раз попытаться запугать ежа традиционным англосаксонским средством устрашения. Скоро увидим.

Выбор редакции
15 октября, 00:43

The Inevitable Decline Of U.S. Coal

Back in the "good old days" when Tony Blair was leading the UK’s “New” Labor Party, he had to keep coal miners — the backbone of the old Labor Party--happy while ostensibly not interfering with the market. Be-ing New Labor means never interfering with the wisdom of the market. Instead he banned construction of new gas-fired power plants not already authorized. The previous Tory government had already authorized enough gas fired power stations to cover all new demand for the next ten years. So Blair demonstrated fealty to…

15 октября, 00:36

Weekend Roundup: Aleppo Is The 21st-Century Guernica

A fertile crossroads of trade and culture for millennia, Aleppo today is a victim of the unfathomable suffering that results when ancient enmities meet modern weapons and poisonous post-Cold War geopolitics. Its ongoing decimation by Russian and Syrian air bombardment ranks the city as an emblem of human brutality in our time comparable to the Nazi air assault on the Basque town of Guernica in 1937 iconified by Pablo Picasso in his famous painting. These images of a thriving Aleppo before the war document the stunning toll of conflict.  Yet, the carnage continues as every cease-fire and proposal for a no-fly zone or safe evacuation corridor for civilians goes nowhere because no one is in control. “We live in a period in which we no longer have a unipolar or bipolar world,” the incoming United Nations Secretary-General António Guterres has said. “We don’t even have a multipolar world; it’s kind of a chaotic world where power relations have become unclear. When power relations are unclear, impunity and unpredictability tend to prosper.” This observation underscores the realist perspective that there is no justice without order, and no order without the use of force. The bottom line lesson of history is that either the just use force and establish their order, or the unjust do ― or no one can and everyone pays the price.   Along with Russia, Iran is also a key player in the Syrian conflict as a supporter of Syrian President Bashar Assad. Seyed Hossein Mousavian, a former member of Iran’s National Security Council, warns that America’s slowness in implementing the recent nuclear accords is pushing Iran even closer to Russia and other countries in the Eastern bloc, risking consequences across the Mideast and beyond. WorldPost Middle East Correspondent Sophia Jones reports from the front lines at Qayyarah Airfield West in Iraq on the final preparations for an all-out assault to liberate Mosul from the self-described Islamic State. Given the wide range of factions involved in the pending offensive ― “U.S.-backed Iraqi government forces, Sunni Muslim tribal fighters, Kurdish Peshmerga, lran-linked Shiite militias, Turkmen fighters and Turkish forces” ― Jones says many wonder “who will control Mosul after ISIS ... and whether the city will descend once more into sectarian violence.” She notes that, just as nearly 15 years ago when it first invaded Iraq, the U.S. is more focused on winning the battle ahead than what comes after. The collateral impact of the massive wave of refugees from a war-torn Mideast seeking shelter in Europe, conjoined with longer-standing immigration issues, has reawakened nationalist and nativist sentiments. Scott Malcomson casts the reaction pithily: “The specter of patriotism is haunting Europe.” Like Trump in the U.S., he says, Brexit signals a revolt against the cosmopolitan elites who have been the custodians of integration and globalization. “Too many people in positions of power,” Malcomson quotes the new British Prime Minister Theresa May as saying, “behave as though they have more in common with international elites than with the people down the road, the people they employ, the people they pass in the street. But if you believe you’re a citizen of the world, you’re a citizen of nowhere. You don’t understand what the very word ‘citizenship’ means.” Writing from Berlin, Alexander Görlach argues for a more universalist path. Today’s Europe, and Germany in particular, he argues, needs a new “inclusive” narrative for the future that supplants the resurgent appeal to blood and soil belonging. His candidate for that narrative centers around the rule of law that binds individuals and community, irrespective of origins. “Constitutionalism is the finest exhibition of modern European Enlightenment principles,” he writes. Writing from Lviv, Ukraine, Christian Borys examines how Poland’s profoundly conservative Catholic culture that once played such a key role in liberating Poland from communist rule when John Paul II was pope, is now proving a bulwark against the liberal norms of an integrated Europe. The conflict came to a head last week when massive protests by women forced the authoritarian-leaning Law and Justice Party government to reject a proposed ban on abortion.  In a seemingly endless cycle, North Korea explodes a more powerful nuclear device or launches a longer range missile, new sanctions are enacted by world powers and then Kim Jong Un only ratchets it up yet again with a new and more powerful provocation. Jane Harman, a former member of the U.S. House Permanent Select Committee on Intelligence, proposes to break this cycle by offering direct negotiations between Washington and Pyongyang aimed at securing a freeze on missile and bomb development. “The United States has an underappreciated ace in its deck,” Harman writes. “North Korea has been trying to talk to us since 1974. Only the United States ― the supposed existential threat that justifies its nuclear and ballistic missile programs ― can fully address Pyongyang’s security concerns.” Three Nobel laureates for peace ― José Ramos-Horta, Muhammad Yunus and Kailash Satyarthi ― call for a new treaty banning the possession of nuclear weapons to be proposed to the U.N. General Assembly this month. The aim of this treaty, they say, is to, “create a powerful new norm about nuclear weapons, defining them not as the status symbols of great nations, but as the badges of shame of rogue nations.” As the unpredictable president of the Philippines, Rodrigo Duterte, prepares to visit China later this month, Richard Javad Heydarian ponders what Duterte’s proposal for an “alliance” and “close friendship” with China means for the long-standing alliance with the U.S.. As the race to the White House hits its final stretch, this week WorldPost partner, the South China Morning Post, explores why recent Chinese immigrants to the U.S. are supporting U.S. Republican presidential nominee Donald Trump.  Following last week’s award of the first $1 million Berggruen Prize to Charles Taylor, Berggruen Institute President Craig Calhoun provides a guide to the Canadian philosopher’s thinking on a wide range of topics from “the self” and “authenticity and recognition” to religion in a secular age. Daniel A. Bell recalls Taylor’s talents as a transformative teacher at McGill University in Montreal. Gordon Brown, a former British prime minister and U.N. special envoy for global education, calls for a new commitment to the empowerment of girls worldwide, some 500 million of whom, he says, will probably leave school this year without secondary-level qualifications. “Girls have different needs,” he writes, “to stay in school without the threat of child marriage, to stay in school without being forced into domestic service, to be seen for what they are and will be ― the leaders of families.” In these moving photos, we take a look back at how Brazil’s youth once battled to save their own schools.  Tobias Rees reviews the first “AI 100 Report” by a Stanford group looking out 100 years ahead to gauge the impact of artificial intelligence on society. The most important message, Rees writes, is, “don’t be afraid!” He continues: “On every page, in so many different ways, the readers are assured that whatever they may have read about AI in the popular press, whatever they may have seen in a movie ― it is likely wrong. The report insists that singularities, that is, machines that are self-conscious and begin, as if they were unique, singular beings, to think and act themselves, are likely never going to exist.” Science writer Bahar Gholipour invites you to take a virtual reality tour of Pluto. These breathtaking images from an international action photography contest will get your blood pumping. Finally, our Singularity series this week examines what happens when you create a chatbot to memorialize a friend who has died. WHO WE ARE   EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at The Huffington Post, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. Rowaida Abdelaziz is World Social Media Editor. CORRESPONDENTS: Sophia Jones in Istanbul. EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa),Wadah Khanfar (Al Jazeera), Dileep Padgaonkar (Times of India) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khanna are Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk,Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy,Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen,Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair,Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing,Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

14 октября, 11:23

Борис Джонсон. Цыганочка с выходом

Сегодня уже мало кто помнит, что в старые времена цыганские таборы добывали хлеб насущный довольно незамысловатым способом. В ярмарочный день среди густой толпы раздавался звон гитары и смазливый жиган начинал плясать «цыганочку с выходом». Жиган делал это так зажигательно, что собравшаяся публика, забыв обо всём, хлопала в ладоши, кричала «жги, чернявый» и, соответственно, теряла бдительность. Краткая гастроль обычно...

14 октября, 06:09

Битва за детей – наш Сталинград

Гром грянул, когда его меньше всего ждали. Событие, которое потрясло слащаво-умилительную российскую «элиту», произошло 5 сентября ровно в 7 утра, когда на сайте LIFE вышла статья Николая Добролюбова 57 оттенков школьного романа. И не то, чтобы до этой статьи никто не знал про педофильские скандалы в «элитной» 57 московской школе, в которой уже традиционно обучаются дети московских небожителей. Знали. Но, можно сказать, впервые крупное издание опубликовало столь насыщенную фактами и свидетельствами статью. И не надо говорить, что об этой статье тоже не знали. Кому надо, конечно, знали. Кого надо, конечно, предупредили. И кого это больше всего касалось, приняли меры.

14 октября, 00:00

Блэр в помощь: нужны ли Казахстану иностранные консультанты?

Блэрв помощь: нужны ли Казахстану иностранные консультанты?   Заявлениебывшего британского премьера Тони Блэра, консультировавшего в недавнем прошломказахстанское правительство по вопросам политических и экономических реформ, отом, что он сожалеет об этом сотрудничестве, не могло не оставить неприятныйосадок у казахстанских партнеров.Сколько бы ни говорилио том, что это высказывание продиктовано желанием Блэра вернуться в большуюполитику, а также политической конъюнктурой в Великобритании, имиджевый урон дляКазахстана от подобных «эпитафий» по поводу былого сотрудничества довольноощутим.А если учестьбаснословные размеры гонораров, выплаченных господину Блэру, то встает вопрос осамой целесообразности деятельности института иностранных консультантов вКазахстане.Стоят ли они тех денег,которые им платят из бюджета страны? Каков коэффициент полезного действия от ихнайма? Всегда ли их деятельность соответствует национальным интересамприглашающей страны? В действительности ли они являются «лоббистами» Казахстанав западном истеблишменте? (Такую роль обычно приписывали Тони Блэру). Неявляются ли они, напротив, проводниками интересов западных элит в Казахстане?Эти вопросы мы задаликазахстанским и российским экспертам.Известный казахстанскийполитолог, руководитель информационно-издательского проекта «Кто есть кто вКазахстане» Данияр Ашимбаев считает, что, по сути, полезного выхлопа отдеятельности иностранных консультантов в Казахстане крайне мало, а вот издержки- очевидны.Эксперт напомнил, чтоиностранные специалисты привлекаются в Казахстан начиная с 90-х годов. Ашимбаеввыделяет две категории иностранных специалистов: тех, кого приглашают кактеоретиков для консультаций при разработке стратегических программ, и тех, когопривлекают собственно для ведения бизнеса. Оценивать их роль можно по-разному.«В последние годы мывидим огромное количество иностранных специалистов, которые привлекаются и в госуправление,и в квазигосударственный сектор, в том числе на руководящие посты. Но если мы присмотримсявнимательно, то увидим, что отбор зарубежного менеджмента проводится крайненекритично, а их специализация и опыт работы далеко не всегда соответствуютвозлагаемым на них ожиданиям. Сложно судить, какую пользу они принесут компанииили госоргану», — считает Ашимбаев.Эксперт обозначилосновные точки дислокации зарубежных консультантов – советы директорнациональных компаний, а также правительственные проекты, где иностранцыработают по контрактам.«Возникает ощущение,что часть этих консультантов помогают менеджменту нацкомпаний и чиновникамвыстраивать бизнес-схемы за рубежом, а другая – активно участвует в процессахвывода финансов из казахстанского бюджета на иностранные счета», — делитсясвоими наблюдениями Ашимбаев.А вот примеров, когдадеятельность зарубежных советников принесла ощутимую пользу экономике страны,политолог назвать не смог.«Помнится, в середине90-х президент подверг критике председателя Национального Банка ОразаДжандосова за то, что он тратит огромные деньги на иностранных консультантов –что-то около миллиона долларов. Чиновники тогда сидели понурыми, но практику непрекратили», — отмечает политолог.«Иностранныеспециалисты, работающие на постсоветском пространстве, уже давно и прекраснознают все эти так называемые бизнес-схемы – и откатные, и оффшорные, поэтому ясомневаюсь, что они занимаются в Казахстане практическим консультированием», — иронизирует эксперт.В качестве примерапаразитической деятельности подобных консультантов Данияр Ашимбаев привелследующий типический, по его мнению, случай: в одну из нацкомпаний былприглашен иностранный менеджер, сумма контракта которого исчислялась шестизначнойцифрой в долларовом выражении.«В задачи этогоспециалиста входила выработка рекомендаций по оптимизации расходов. В результатеон предложил сократить персонал в низовых подразделениях компании. Хотянацкомпания могла бы сэкономить, прежде всего, на его найме, поскольку наоплату его услуг ушло без малого несколько миллионов долларов, и сохранитьрабочие места», — рассказывает политолог.Что касается заявленияТони Блэра, то Ашимбаев напомнил: история сотрудничества с ним с самого начала сопровождаласьскандалами.«Было немало сливов поповоду его деятельности и острой критики на этот счет. У меня лично сложилосьвпечатление, что стороны остались взаимно недовольны друг другом. Казахстанскаясторона тем, что слишком много тратила на него, а сам Блэр тем, что не получилтого, что планировал», — заключает эксперт.Профессор кафедрыроссийской политики факультета политологии МГУ им. М. В. Ломоносова АндрейМанойло указывает на то, что ущерб от деятельности зарубежных консультантов несводится к финансовым затратам на оплату их услуг. По его мнению, она можетнапрямую наносить урон интересам национальной безопасности приглашающейстороны.«Боюсь, их деятельностьгораздо более деструктивна, чем может показаться на первый взгляд, поскольку появлениелюбых иностранных консультантов ведет к постепенному втягиванию страны в режимвнешнего управления», — считает российский политолог.Андрей Манойло уверен,что зарубежные советники при разработке рекомендаций руководствуются, в первуюочередь, интересами тех стран, откуда они и прибыли, а отнюдь не потребностямитого государства, которое их нанимает. По сути, они действуют как лоббистыинтересов иностранных правительств и агенты их влияния.«Приглашать иностранныхконсультантов и наделять их властными полномочиями – это все равно, чтопередавать рычаги управления страной во внешнее доверительное управление. Примерытого внешнего управления мы видим в нынешней Украины. Грузия, в которой послеприхода к власти Саакашвили в каждом отделе и в каждом департаменте каждогоминистерства и ведомства появился иностранный консультант, который отдавалуказания начальникам, — это тоже классический пример того, к чему можетпривести увлечение зарубежной консультационной помощь», — поясняет Манойло.Любые иностранныеконсультанты, если они имеют доступ к охраняемой защищаемой информациигосударственной важности, если у них есть возможность оказывать влияние напринятие политических решений внутри страны, рано или поздно получают рычагидестабилизации в стране пребывания, считает российский эксперт.«Присутствие зарубежныхсоветников – это дело очень опасное. Так просто они не едут – их направляют. Араз направляют, то с совершенно определенными целями», — подчеркиваетполитолог.Говоря о том, какиемеханизмы влияния они используют, Манойло отметил два момента. Во-первых,консультантов могут использовать иностранные спецслужбы для того, чтобы собиратьинформацию о должностных лицах государственного аппарата, с тем, чтобы найти кним вербовочные подходы.Помимо этого,иностранные консультанты могут оказывать прямое воздействие на систему принятиярешений в стране.«Если к мнению зарубежныхсоветников прислушиваются, то у них появляется широкая возможность влиять напроцесс выработки и принятия политических решений на самом высоком уровне. Вэтом отношении показательны примеры стран, в которых работали финансовые консультантыиз Международного валютного фонда. Допустим, Аргентина, где десять лет назад, послепоявления специалистов фонда, произошел дефолт. Наличие подобных советчиковочень часто приводит страны к краху – либо экономическому, либо политическому.Однако Данияр Ашимбаевсчитает, что такие дополнительные опции у зарубежных специалистов,подвизавшихся на ниве консультирования в Казахстане, не предусмотрены. Ввидутого, что острой необходимости в шпионаже в Казахстане нет.«Агентов иностранноговлияния у нас в правительстве хватает без иностранцев. Помимо того, что многиенаши чиновники уже находятся на крючке зарубежных спецслужб в связи со своейкоммерческой деятельностью и оффшорными счетами, некоторые из них откровеннолоббируют интересы иностранных компаний и государств. Поэтому необходимостизаниматься этим у иностранцев нет», — считает казахстанский политолог.В целом Данияр Ашимбаевприходит к выводу, что приглашение лучших иностранных «умов» и спецов имеет,скорее, цель потешить самолюбие высокопоставленных казахстанских чиновников.«Возможно, кому-топриятно, что у него в консультантах бегает бывший британский премьер, ноникакой реальной практической пользы стране это не принесло. Хорошо работать мыумели и сами – что и демонстрировали до 91-го года», — заключает ДаниярАшимбаев.Жанар Тулиндинова(Астана)

13 октября, 15:38

О справедливости правил игры

Проблема США, о чем мы уже не раз говорили, состоит в том, что они не могут сегодня предложить миру новые правила игры, которые выглядели бы более справедливыми, чем те, что есть сейчас. В результате американские политики вынуждены использовать старые правила, но в негодных условиях. Можно привести классический пример. Путина сегодня обвиняют в военных преступлениях в Сирии. Я даже не хочу обсуждать, что происходит там на самом деле. Как мы понимаем, любая информация, которая приходит оттуда, тщательно препарируется соответствующими структурами. Приведу куда более простой пример: в 2003 году США точно так же, как и Путин, без санкции ООН и даже без соглашения с официальным правительством Ирака вторглись в Ирак и убили там больше миллиона человек. Можно долго спорить по поводу каждого убитого, но ясно одно: для создания новой справедливой системы миропорядка нужно признать, что если Путин в чем-то виноват, то уж Тони Блэр и Джордж Буш виновны точно. По этой причине тот, кто сегодня настаивает на том, что Путина нужно судить на Гаагском трибунале, должны настаивать на том же и для Буша с Блэром. Если они этого не делают, то ясно, что это голая пропаганда. И это понимают все. Стало быть, как правила игры такая модель не работает. До тех пор, пока США не предъявят новые правила игры, говорить о том, что мировой политический кризис закончился, невозможно.

13 октября, 00:00

Что советовал Блер Назарбаеву?

В последнее время все чаще звучит идея о том, что  в управлении страной исчезли (а возможно, и не были вовсе) принципы стратегического планирования. Несмотря на огромное количество программных документов, общество, впрочем, как и сама власть, все время испытывает фазу неопределенности. Возможно, именно поэтому КПД бюджетных расходов не превышает 40 процентов. Это особенно стало ясно теперь, когда настала «новая реальность». Группа Блера предлагала к ней подготовиться еще три года назад.6% от всего ВВП Казахстана было направлено из бюджета на  реализацию программ. Много это или мало, можно оценить по степени их эффективности. Как справедливо считал Policy Advisory Group, «несмотря на достигнутый успех, при составлении программ и в процессе их  реализации возникает множество проблем, причем~40%КПД (ключевые показатели деятельности) программ не достигаются, в результате соответствующая часть программных финансов(600-700 млрд. тенге или ~4-5 млрд. долларов США)попадает под прямой риск неэффективной реализации или даже потерь. Это сумма очень внушительна по сравнению с общим ВВП Казахстана, и мы полагаем, что данные программные ресурсы можно было бы использовать с более высокой эффективностью и результативностью.»При этом, генератором неэффективности Policy Advisory Group  назвал сложности именно центр. Во-первых, они считали, что это огромное количество программ не просто отвлекают внимание от ключевых приоритетов, но и  делают фактически невозможной их реализацию при существующих человеческих ресурсах. Например, с 2000 по 2012 год количество программ выросло в 25 раз, в то время как число сотрудников практически не изменилось.   Межведомственная координация компонентов программ часто отсутствует, что приводит к возникновению пробелов, дублированию и включению в программы мероприятий, не связанных с конечными целями. Кроме того, программы фрагментарны и совершенно неясно, каким образом они дополняют друг друга для достижения целей общенациональной стратегии. Чрезмерно сжатые сроки для разработки и реализации программ практически исключают привлечение экспертов и общества, обрекая программу на изначально негативный эффект восприятия.В итоге всех это приводит к значительным пробелам в процессах планирования, исполнения и особенно мониторинга результатов. И самое главное, не учитывается рентабельность программных инвестиций(ROI), плодом которых сегодня становится стремительное истощение ресурсов Национального фонда, рост «скрытого» внешнего долга, ухудшение макроэкономических показателей.  Если коротко суммировать рекомендации Группы Блера, то они сводились к очень понятным и простым вещам, актуальность которых сегодня только выросла. Обозначить приоритетность реформ и соответствующие им программы (н-р, в соответствии со Стратегией 2050). Тщательно отфильтровать программы, основываясь на этих приоритетах. Обеспечить все необходимые ресурсы для достижения этими приоритетными для страны программами эффективных результатов. Усовершенствовать весь процесс стратегического планирования: включить стандарты передового опыта по формулировке целей программ, перевода целей в индикаторы и мероприятия; улучшить аналитическую базу, включая полную экономическую и научную обоснованность всех программ; определить межведомственную координацию и обратную связь (в том числе выдвижение проектов программ на обсуждение народа), как необходимые и критически важные составляющие для процессов разработки и внедрения программ. Переработать программы согласно новым (улучшенным) стандартам; соответственно изменить финансирование и другие необходимые ресурсы (н-р, для разработки усовершенствованного аналитического норматива, реализации, и т.д.) для качественной реализации программ. Создать простую и доступную информационную систему для мониторинга результатов исполнения по четкой методологии, основанной на конкретных данных и направленной на конкретные решения. Сделать эту систему прозрачной и общедоступной (н-р, через веб-портал), чтобы усилить подотчетность исполнителей программ за государственные средства перед жителями страны. Создать новую систему достижения результатов для реализации реформ и крупномасштабных программ. Правда, не было обозначено, кто мог бы выполнять эту функцию. А вот дальше, видимо, была допущена фундаментальная ошибка Группы. Они предложили усовершенствование стратегического планированияв рамках текущей реформы государственной службы. Гора родила мышь. Вместо реформы госуправления мы получили реформу государственной службы.При этом, они справедливо отмечали, что «отправной точкой реформирования должно стать определение приоритетных областей реформы. Существует эмпирическое правило, согласно которому максимальное количество приоритетов для страны в любой точке времени не должно превышать 4-6 областей». Концентрация усилий дает результаты. Это можно увидеть на примере других стран по проведению ключевых реформ. Во всем мире, подразделения управления результатами, отвечающие за стратегическое планирование, обычно имеют ограниченный круг обязанностей, для того, чтобы иметь возможность сосредоточить внимание только на ключевых областях.  Например, в Малайзии, отдел по управлению результатамии их достижению[PerformanceManagementandDeliveryUnit] фокусирует внимание на следующих приоритетных сферах: преступность, коррупция, транспорт, уровень жизни семей с низкими доходами, базовая сельская инфраструктура. Отдел обеспечения результатов в офисе губернатора [Governor’sDeliveryUnit] штата Мэриленд ориентирован на решение четырех вопросов: профессиональные навыки, безопасность, устойчивое развитие и здравоохранение.  Отдел обеспечения результатов в офисе Премьер-Министра [PrimeMinister’sDeliveryUnit] Великобритании уделял основное внимание четырем областям: порт, борьба с преступностью, образование и здравоохранение. Департамент обеспечения результатов [DeliveryUnit] Чили имеет семь приоритетов: развитие и бизнес, безопасность, бедность, здравоохранение, образование, демократия и модернизация государства». Рекомендация: Усовершенствовать весь процесс стратегического планирования: включить стандарты передового опыта по формулировке целей программ, перевода целей в индикаторы и мероприятия; улучшить аналитическую базу, включая полную экономическую и научную обоснованность всех программ; определить межведомственную координацию и обратную связь (с том числе выдвижение проектов программ на обсуждения народа), как необходимые и критически важные составляющие для процессов разработки и внедрения программ. Рекомендация: При первой возможности переработать программы согласно новым (улучшенным) стандартам; соответственно изменить финансирование и другие необходимые ресурсы (н-р для разработки усовершенствованного аналитического норматива, реализации, и т.д.) для качественной реализации программ. Рекомендация: Создать простую и доступную информационную систему для мониторинга результатов исполнения по четкой методологии, основанной на конкретных данных и направленной на конкретные решения. Сделать эту систему прозрачной и общедоступной (н-р через веб-портал), чтобы усилить подотчетность исполнителей программ за государственные средстваперед  жителями страны. Рекомендация: Создать простую и доступную информационную систему для мониторинга результатов исполнения по четкой методологии, основанной на конкретных данных и направленной на конкретные решения. Сделать эту систему прозрачной и общедоступной (н-р через веб-портал), чтобы усилить подотчетность исполнителей программ за государственные средства перед  жителями страны.» По понятым причинам, в качестве бенч-марк они приводят аналогичную службу  Великобритании в период администрации Тони Блэра — Подразделение по достижению результатов.В Великобритании процесс изменения эффективности работы государственных учреждений начался с обеспечения профессионального подхода к системе государственной службы и ее ориентации на развитие соответствующих навыков и потенциала, реформирование процессов подбора кадров с целью привлечения новых работников, вознаграждение за достижения и обеспечение возможностей для карьерного роста исключительно в соответствии с заслугами, а также создание новых трудовых функций. В частности, была разработана схема профессиональных навыков для государственной службы, в том числе путем дополнительного привлечения внешних специалистов и подготовки и поддержки способных работников внутри системы, а также с целью планирования долгосрочного карьерного роста с помощью объективной оценки кандидатов для повышения и переводов по службе, а также определены основные необходимые навыки работников, занимающих должности руководителей среднего и высшего звена (например, стратегическое мышление, управление людьми, финансовоеруководство), а также конкретные профессиональные знания (например, в сфере бухгалтерского учета и юриспруденции) и более широкий опыт.  Выявлялись и планировались нужды по профессиональной подготовке(совместно с Колледжем государственных услуг Великобритании)для продвижения по результатам аттестации, планирования карьерного роста и управления эффективностью деятельности. Схема охватывала более 500 тысяч государственных служащих и должностных лиц и осуществлялась в течение нескольких лет, начиная от высших государственных служащих (под руководством офиса Кабинета министров Великобритании), а затем в рамках всех государственных учреждений (под руководством министерств). Основное внимание последовательно уделялось заслугам независимо от пола, религиозных убеждений, расовой принадлежности или этнического происхождения. В  департаментах были установлены целевые показатели этнокультурного разнообразия, чтобы обеспечить справедливость процедур в отношении отдельных назначений при одновременном содействии многообразию.Для того, чтобы запустить реформу в кратчайшие сроки, Группа Блера предложила начать с «мультипликаторов реформ», «которые благодаря обеспечению «быстрых побед» внутри системыпомогутускорять и поддерживать импульс движения. «Мультипликатор реформы»– это отдельное, относительно легкореализуемое связанное с реформой усилие, которое будет иметь положительные волновые последствия. Необходимо, чтобы каждый из таких мультипликаторов реформсоответствовал пяти критериям: потенциал быстрого воздействия; беспроигрышность; осуществимость с точки зрения политики и ресурсов; актуальность; легкость разъяснения».В качестве таких «мультипликаторов реформ» были предложены: пересмотр процесса стратегического планирования в соответствии с международной передовой практикой, включив в него элементы надлежащей координации и обратной связи для разработки программ; создание отдельной службы реализации, ориентированной нарасстановку строгих приоритетов иреализациюпрограммы; создание и реализация комплексной стратегии укрепления потенциала и платформы управления профессиональными навыками не только для оценки потенциала на разных уровнях управления, но и для продвижения реформы.»   http://exclusive.kz/chto_sovetoval_blair

12 октября, 16:30

Дьявол на трибуне, инопланетяне и драки с охраной: как политики чудили в ООН

12 октября 1960 года произошёл один из самых знаменитых инцидентов в истории ООН, когда советский лидер Никита Хрущёв, пытаясь привлечь к себе внимание, якобы стучал по столу ботинком. Во всяком случае, так звучит каноничная версия мифа. Несмотря на то что история с ботинком всё же является сильно приукрашенной, в истории ООН было немало ситуаций, когда лидеры государств начинали вести себя странно.  Никита Хрущёв и ботинок Один из первых знаменитых скандалов в истории ООН. На заседании 12 октября 1960 года советский лидер Никита Хрущёв якобы был так разгневан, что снял свой ботинок и начал стучать им по трибуне. Именно образ генсека с ботинком в руке стал одним из самых узнаваемых хрущёвских образов в массовой культуре. Однако в действительности советский лидер не стучал ботинком по трибуне, хотя и был возмущён словами филиппинского делегата, сравнившего СССР с концлагерем.  Любопытно, что, несмотря на наличие множества свидетелей, никто не может убедительно объяснить, что же всё-таки произошло. Все сходятся на том, что ботинок был, но советский лидер не стучал им по столу. А вот откуда у него в руках взялся ботинок, никто объяснить не может. По одной версии, Хрущёв намеревался продемонстрировать выступающим, что он совершенно не заинтересован их скучной речью, демонстративно снял ботинок и принялся делать вид, что вытряхивает из него камешек. По другой версии, Хрущёв, пытаясь добиться слова, чтобы возразить филиппинцу, снял ботинок и показывал, что собирается ударить им по столу, но в итоге так и не решился. По третьей версии, он потерял ботинок по дороге к столу, и его поднесла охрана, но он не стал сразу надевать его, возможно, увлёкшись полемикой и поставив ботинок на стол.  Так или иначе все сходятся на том, что по столу он им не стучал, а знаменитая фотография с ботинком в замахнувшейся руке — не что иное, как фотомонтаж, при этом не самый профессиональный.  Но история стала настолько популярной, что зажила своей жизнью и стала символом несдержанности Хрущёва.  Рональд Рейган и инопланетяне В истории ООН бывало всякое, обсуждалась коммунистическая угроза и американский империализм, сионистские заговоры и оружие массового поражения. Но ни один мировой лидер не упоминал об угрозе инопланетного вторжения. За исключением американского президента Рональда Рейгана.  В 1987 году на очередной сессии Генассамблеи ООН американский лидер, имевший репутацию бескомпромиссного борца с коммунизмом, вместо привычного бичевания своего противника неожиданно начал философствовать об инопланетной угрозе. По словам Рейгана, в политической борьбе народы мира забыли себя и только серьёзная внешняя угроза сможет заставить их сплотиться и вновь ощутить себя едиными. И эта угроза, по мнению американского лидера, исходит не от коммунистов, а от инопланетян.  — Я иногда думаю, как быстро наши различия во всём мире исчезнут, если мы столкнёмся с инопланетной угрозой из-за пределов этого мира. Я даже спрашиваю себя, не присутствуют ли уже инопланетные силы среди нас? Может быть, инопланетяне являются большим объединяющим фактором для наших людей, чем война и угроза войны? — подытожил Рейган.  Почему американский лидер решил пересказать собственными словами сюжет культового фантастического фильма 50-х "День, когда Земля остановилась", до сих пор так и не известно. Неожиданное выступление Рейгана и апелляция к инопланетной угрозе обрели популярность в кругах уфологов по всему миру. Они сочли слова американского президента, явно хорошо осведомлённого в данной теме, подтверждением существования инопланетян. Колин Пауэлл и пробирка с сибирской язвой Достаточно яркий пример беззастенчивой лжи. Госсекретарь США Колин Пауэлл в феврале 2003 года выступил на экстренном заседании Совбеза ООН. Американский госсекретарь, ссылаясь на секретные данные американской разведки, заявил, что Саддам Хуссейн активно производит запрещённое химическое оружие, занимается ядерной программой, инструктирует террористов из "Аль-Каиды"* обращаться с химическим и бактериологическим оружием, а также препятствует деятельности МАГАТЭ на территории Ирака. "Всего одной ложки с бациллами сибирской язвы достаточно, чтобы полностью парализовать работу американского конгресса", — говорил Пауэлл, для убедительности размахивая ампулой с якобы сибирской язвой.  Хотя на всех остальных членов Совета Безопасности эмоциональное выступление Пауэлла не произвело впечатления, а инспекторы МАГАТЭ не обнаружили ни малейших доказательств наличия у Ирака ядерной программы, США в обход Совбеза ООН начали военную операцию, которая в итоге дестабилизировала ситуацию на всём Ближнем Востоке на многие годы вперёд.  По окончании активной фазы войны, когда не были найдены следы атомной программы, а также доказательства производства Ираком химического оружия, Пауэлл признал, что значительная часть его доклада строилась на "неверной и вводящей в заблуждение" информации, о чём он сожалеет.  Уго Чавес и дьявол Венесуэльский лидер повеселил публику, когда в 2006 году устроил на заседании Генассамблеи ООН маленький театральный спектакль. Выйдя на трибуну, он неожиданно замахал руками и начал неистово креститься со словами: "Вчера сюда приходил дьявол. Прямо сюда. Здесь до сих пор разит серой. Он выступал здесь как хозяин мира".  Под дьяволом Уго Чавес подразумевал американского президента Джорджа Буша, который выступал на Генассамблее днём ранее.  Спектакль Чавеса изрядно развеселил и оживил полусонную публику. Как и всякий праведный христианин, венесуэльский президент не пожалел оскорблений для дьявола. Он назвал Буша тираном, лжецом, посоветовал ему обратиться к психиатру, затем обвинил в поддержке терроризма и империализма, а его речь в ООН назвал "Поваренной книгой дьявола". В завершении речи он призвал американский народ свергнуть дьявола, а также предложил отменить право вето в Совбезе ООН и сделать Генерального секретаря более влиятельным.  Стоит отметить, что три года спустя, уже после избрания президентом Барака Обамы, Чавес обыграл старую ситуацию. Вновь выступая на Генассамблее, он заявил, что больше не чувствует запаха серы. Теперь, по его словам, в воздухе витает запах надежды.   Каддафи и его сын Обама Лидер Ливии любил эпатировать публику, разъезжая по другим странам с бедуинским шатром, в котором принимал политиков. На Генассамблее 2009 года Каддафи произвёл настоящий фурор. Вместо положенных по регламенту 15 минут он произнёс речь почти на два часа, что вызвало возмущение переводчика, который в конце концов отказался продолжать работу и концовку речи ливийского лидера переводил уже глава арабского представительства в ООН.  Речь Каддафи стала непревзойдённым образцом чудачества. Сначала он долго отказывался выходить и затягивал время, чем вызвал недовольный гул в зале. Затем он вышел и начал речь с того, что объявил американского президента Барака Обаму своим сыном, затем начал защищать сомалийских пиратов и объявил, что на этой ассамблее он говорит от имени всех "африканских королей".  После этого Каддафи, размахивая уставом ООН, объявил Совет Безопасности ООН советом террора и демонстративно разорвал устав. Затем Каддафи высказал мнение, что настоящими палачами, повесившими Хуссейна и скрывавшимися под масками, были лидеры США и Британии — Джордж Буш и Тони Блэр.  Продолжая свою пламенную речь, Каддафи обвинил европейцев в том, что они разработали свиной грипп как биологическое оружие и следом разработают рыбный грипп для истребления всех рыб на земле.  Свою речь Каддафи закончил обвинениями западного мира в том, что они породили Гитлера и холокост. Но прежде ливийский лидер выдвинул ещё несколько предложений. Например, перенести штаб-квартиру ООН в Ливию, потому что до Америки далеко лететь и все устают. Ещё он предложил расследовать убийство Джона Кеннеди и сделать Обаму пожизненным американским президентом, вновь упомянув, что он его сын.   Эво Моралес и кока Боливийский президент Эво Моралес известен как убеждённый социалист и убеждённый сторонник легализации коки. Свою политическую карьеру он сделал в профсоюзе крестьян, которые выращивали коку, и через всю жизнь пронёс уважение к растению, которое он считает национальным и традиционным для Боливии. Правда, большая часть остального мира считает его в первую очередь ингредиентом для производства кокаина. Поэтому в силу возможностей Моралес пытается переубедить мировую общественность, не забывая и о борьбе с американским империализмом.  Так, в 2009 году он решительно призывал разогнать Совет Безопасности ООН, называя его советом имперского вмешательства. А чтобы доказать пользу коки и её важность для боливийцев, он однажды демонстративно сжевал несколько листиков, правда, это было не на Генассамблее ООН, а на конференции ООН по проблеме наркотиков. На Генассамблею Моралес только приносил листики, но съесть их там не решился. Зато, демонстрируя листья коки, он обвинил США в крышевании наркобизнеса во всём мире: по его словам, запрет наркотиков играет только на руку США, позволяя получать сверхприбыли. Кроме того, на заседании Генассамблеи в 2013 году он устроил настоящую рекламу коки, заявляя, что регулярно её употребляет и чувствует себя замечательно, а также знает многих пожилых людей, которые едят её и тоже чувствуют себя великолепно. Также, по его словам, кока отлично лечит диабет, укрепляет иммунитет и является лучшим средством для профилактики кариеса.  Махмуд Ахмадинежад и сионистский заговор  Иранский президент Махмуд Ахмадинежад любил использовать главную трибуну ООН для обличений сионистов и американцев, зачастую даже не делая между ними разницы. Выступления президента Ирана на генеральных ассамблеях ООН неизменно приковывали внимание прессы и приводили к громким скандалам. В частности, в 2010 году Ахмадинежад начал обличать американцев, которые, по его мнению, устроили террористический заговор 11 сентября 2001 года и сами себя взорвали, чтобы иметь предлог для вторжения в Афганистан.  Американская делегация, поняв, к чему клонит Ахмадинежад, демонстративно встала и покинула заседание, однако иранского лидера понесло, и он продолжал обличения американцев, которые его уже не слышали.  Впрочем, иранскому президенту было не привыкать выступать в подобных условиях, всего за год до этого его выступление также закончилось громким скандалом, когда он обвинил Израиль в издевательствах над палестинцами, обрушился на существующий мировой порядок с упрёками в лицемерии и свою речь заканчивал уже в полупустом зале, поскольку американская, израильская, канадская и делегации всех стран Евросоюза покинули заседание. С выступлений Ахмадинежада другие делегации уходили, вероятно, чаще остальных его современников.  Реджеп Эрдоган и драка с охраной В сентябре 2011 года охранники Реджепа Эрдогана, который тогда ещё был премьер-министром Турции, устроили драку со службой безопасности ООН. Турецкий премьер, опоздавший к началу выступления палестинского лидера, попытался сократить путь и пройти маршрутом, который для этого не предназначен. Однако путь ему преградили сотрудники службы безопасности ООН, которые пытались объяснить, что данный маршрут не предусмотрен для гостей штаб-квартиры. В итоге охранники турецкого премьера устроили потасовку, которая переросла в настоящую драку, — часть её попала на видео и стала достоянием мировых СМИ. Итогом драки стала госпитализация одного из охранников СБ ООН с ушибом рёбер. Эрдогану же пришлось пройти через официальный вход, предусмотренный протоколом.  Позднее в ряде СМИ также появилась информация, что Эрдоган принял личное участие в ещё одной потасовке в тот же день. При попытке сесть в автомобиль после короткого разговора с палестинским лидером Аббасом Эрдоган "подвергся воздействию" со стороны одного из охранников СБ ООН, но каких-либо подробностей второго инцидента не сообщалось. * Деятельность организации запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

12 октября, 07:12

Комедия ошибок или эффект дракона?

Несколько дней назад в Великобритании был озвучен доклад законодателей, в котором утверждается, что в 2011 году не было никаких оснований для вмешательства в ливийский конфликт, который привёл к свержению законного руководства страны. Цитируя положения доклада, The Wall Street Journal отмечает, что действия стран коалиции основывались на «ошибочных предположениях и неполном понимании» ситуации. Тогда предлогом для силовых мер со стороны США и их союзников послужило обвинение Муаммара Каддафи в готовящемся подавлении протестных выступлений в Бенгази. Ливийская «умеренная оппозиция» при поддержке американских спонсоров спровоцировала антиправительственные выступления, переросшие в столкновения с властями. Попытки властей навести порядок тут же были объявлены «чрезмерным применением силы». Над Ливией объявляется бесполётная зона, ставшая прикрытием для бомбардировок международной коалицией позиций правительственных частей. Итог: законная власть пала, Каддафи зверски убит. Ливия раскололась. На значительной части территории закрепились вооружённые банды, присягнувшие Исламскому Государству. Одна из самых благополучных стран африканского континента погрузилась в хаос и межклановую резню. Тысячи доведённых до отчаяния людей потянулись через Средиземное море в Европу в поисках спасения.

11 октября, 22:04

Chelsea flagged 'serious concerns' about Clinton Foundation conflicts

Hacked emails reveal bitter infighting about how to deal with a Clinton-linked consulting firm's business.

11 октября, 06:48

Битва за Алеппо – переломный момент в истории Ближнего Востока. Пыль на геополитических сапогах

В понедельник администрация Обамы выполнила свою угрозу, прозвучавшую впервые неделю назад, и «приостановила» двусторонние переговоры с Россией по сирийскому кризису. Следует ли это понимать так, что псы войны спущены с поводков? Такая мысль может показаться нелепой, но напряженность весьма ощутима. Появление американских самолетов-шпионов фиксируется в большем количестве, чем когда-либо, в восточном Средиземноморье и районе Черного моря над российскими военными базами, особенно Тартусом и Хмеймим в Сирии.

11 октября, 00:00

Казахстан-2016: О чем жалеет Тони Блэр?

 Интервью с заместителем исполнительного директора ИАЦ – Андреем Карповым.  Британская газета Financial Times опубликовалаинтервью с бывшим британским премьером Тони Блэром. В публикации есть такойпассаж: «Господин Блэр сказал в интервью журналу Esquire, что отдал более 10миллионов фунтов стерлингов на благотворительность с тех пор, как покинул(резиденцию премьер-министра). Он указал, что несколько сожалеет о том, что былсоветником президента Казахстана Н.Назарбаева». Почему вдруг Блэр, которого многие считали одним из самых эффективныхлоббистов Астаны, допустил выпад в адрес своих казахстанских партнеров?А.Карпов: Я быне спешил с однозначными оценками этого материала. Много неясностей. Почемувдруг сразу несколько авторитетных британских изданий затронули эту тему? Счего вдруг такая синхронность? Это внутри британский контекст или в теме есть внешний выход? Поэтому для начала надо убедиться в том, что все эти заявления экс-премьера соответствуют действительности. Перекрестные ссылки – с однойпубликации на другую, например, создают несколько странное впечатление.Допустим, все, что изложено в публикациях правда. Тогда отправная точка для всей этой критики —  Блэр действительно решилвернуться в большую политику и учитывая критику некоторых западных структур в адрес Астаны решил "заработать очки". Но в таком случае самобичевание – худший способнапомнить о себе как о действующем политике. Наоборот, из статей прямо следует, что стаким бэграундом, который Блэр заработал за последние пять-шесть лет,перспектив в качестве нового вождя крестового похода против консервативнойпартии он практически не имеет.И тут вопрос не в деньгах, которые онзаработал в Казахстане. Это ведь был далеко не единственный источник доходовдля бывшего британского премьера. В списке его клиентов, напомню, фигурировали JPMorgan, страховая группа Zurich Financial Services, правительство Кувейта иинвестиционный фонд Абу-Даби Mubadala. Но если ты в течение длительного времениоказывал услуги правительству страны, пиарил экономические реформы в РК, азатем вдруг «поменял флаги» вЂ” кто после этого поверит в эффективность твоихвозможностей? Т.е. репутационные риски от подобных публикаций неизбежнопревысят информационный эффект. Странно все это. А чем занимался Тони Блэр в Казахстане?А.Карпов:Официально Тони Блэр давал советы по реформированию экономики Казахстана. Некоторые авторы называли его "советником Нурсултана Назарбаева". Пожалуй, самая точная формулировка — "консультант".За эту работу он, по данным The Telegraph отоктября 2011 года, получал около 8 млн. фунтов в год. По более поздним даннымдоходы команды Т.Блэра были скромнее — общей стоимостью в $6 млн. И это за весьпериод его работы в Казахстане. Поэтому говорить о каких-то непропорциональных затратах едва ли можно. Деньги шли не только Блэру, но и на обслуживание работы всего офиса. Это важный момент.О каком офисе идет речь? А.Карпов: Судя по всему, работа былаорганизована через частный консалтинговый центр Tony Blair Associates.Экс-премьер позиционировал себя не только в качестве персонального консультанта, но и — шире - в качестве советника ряда министерств "по повышению эффективности управления Казахстана".Но тут нужно понимать, что основную, техническую работу выполняли сотрудникиофиса, а не сам британский политик.В году 2015 TheSundayTelegraphопубликовала еще один довольноострый материал. Согласно данным газеты юридическая фирма супруги Блэра такжесотрудничала с казахстанским министерством юстиции, зарабатывая 1000 фунтов вчас. Сообщалось, что компания Чери Блэр Omnia Strategy заключила с министерством юстицииКазахстана соглашение о системном обзоре «двусторонних инвестиционныхдоговоров». Критерии успешности данного проекта довольно сложно просчитать. Поэтому наиболее вероятно, что все сводилось к традиционному формаут лоббистской деятельности со стороны семьи Блэр. Строго говоря, это и есть основная информация по публичной деятельности экс-премьера. Если так, то что стало причиной для таких сомнений в правильности сотрудничества с Казахстаном? Блэр много раз упоминал о важности поддержки со стороны ЕС реформ, проводимых казахстанским руководством. Согласитесь, что все это слабо согласуется с репликой про то, "что мы разрешили деньгам стать слишком большим вопросом". А.Карпов: Я могу ошибаться, но это психология ландскнехта. Похоже, что в нынешних условиях особой необходимости в его услугах больше нет. А он сам, чисто эмоционально, не чувствует себя настолько связанным какими-либо личными обязательствами. Ничего сверхкритичного сказано не было, но на фоне прежних заявлений о дружбе и любви осадок остался.Похоже, что Тони Блэр решил, его собственное политическое будущее должно строится на модных трендах, где все постсоветское, это, если не империя зла, то уж точно не комильфо. Ок. Тогда ждем примера для подражания — едва ли такие перемены красят политика и человека. 

09 октября, 19:29

Лондон сэкономит на исках за военные зверства

Великобритания, решившая покинуть Евросоюз, торопится покончить и с европейскими гуманитарными нормами. Для начала Лондон выводит из-под Европейской конвенции по правам человека своих военнослужащих. Таким образом они получают право на зверство.

09 октября, 19:29

Лондон сэкономит на исках за военные зверства

Великобритания, решившая покинуть Евросоюз, торопится покончить и с европейскими гуманитарными нормами. Для начала Лондон выводит из-под Европейской конвенции по правам человека своих военнослужащих. Таким образом они получают право на зверство.

09 октября, 16:00

Падение американского мира

Любые модели – от власти Советов до кейнсианского государства всеобщего благоденствия или неолиберализма в духе Рейгана и Тэтчер – являются идеологически обусловленной импровизацией Предисловие переводчика: В одном из старых анекдотов разъяренный Мишель Нострадамус тычет своего кота мордой в тапок со словами: «Вот кто здесь нагадит через полчаса? Кто? Я кого спрашиваю?». В состоянии ли было […]

Выбор редакции
08 октября, 05:42

Экс-премьер Британии Тони Блэр допустил возвращение в политику

По словам Блэра, он намерен защищать центристские политические позиции, которых придерживается

14 сентября, 10:51

WSJ: военная операция Британии в Ливии была основана на ложных домыслах

Военное вмешательство Великобритании в Ливию в 2011 году было основано на "ошибочных предположениях и неполном понимании" ситуации, пишет издание Wall Street Journal со ссылкой на доклад законодателей, который должен быть опубликован в Британии в среду.   По мнению парламентариев, авиаудары Британии и Франции по Ливии в 2011 году привели к политическому и экономическому коллапсу, гуманитарному и миграционному кризису, межплеменной вражде, а также к расширению террористической группировки "Исламское государство" (запрещена в России) в Северной Африке. Они полагают, что существовали и другие политические решения, благодаря которым можно было избежать подобных последствий.   Международный комитет британского парламента считает, что правительство страны, которое на тот момент возглавлял премьер-министр Дэвид Кэмерон, должно было знать заранее, что экстремистские группировки попытаются воспользоваться восстанием против главы государства Муаммара Каддафи. Отмечается, что комитет не нашел никаких доказательств того, что правительство провело надлежащее изучение ливийского восстания. Власти также не смогли установить, представляет ли режим Каддафи угрозу для мирных жителей, и приняли диктаторскую риторику за чистую монету.   "Действия Великобритании в Ливии были частью непродуманного вмешательства, последствия которого разворачиваются до сих пор", — заявил глава международного комитета парламента Великобритании Криспин Блант.   МИД Великобритании заявил, что решение о военном вмешательстве было международным. Кроме того, в ведомстве отметили, что у Каддафи были средства и мотивация для осуществления своих угроз.   После свержения и убийства Муаммара Каддафи в октябре 2011 года в Ливии возникло двоевластие: с одной стороны — избранный на всеобщих выборах парламент, заседающий в Тобруке на востоке страны, с другой — происламский Всеобщий национальный конгресс в Триполи. При этом ряд районов Ливии вообще не контролируется центральными властями, а на территории страны активно действуют боевики ИГ.   В июле был опубликован доклад о расследовании вторжения британских войск в Ирак в 2003 году. Тогда специальная комиссия также признала, что правительство Тони Блэра приняло решение на основании ошибочных разведданных.   Источник:  РИА новости 14.09.2016 Tweet сентябрь 2016