Трансгуманизм
Трансгуманизм
Трансгуманизм (от лат. trans — сквозь, через, за и homo — человек) — философская концепция, а также международное движение, поддерживающие использование достижений науки и технологии для улучшения умственных и физических возможностей человека с целью устранения ...

Трансгуманизм (от лат. trans — сквозь, через, за и homo — человек) — философская концепция, а также международное движение, поддерживающие использование достижений науки и технологии для улучшения умственных и физических возможностей человека с целью устранения тех аспектов человеческого существования, которые трансгуманисты считают нежелательными — страданий, болезней, старения и даже смерти. Трансгуманисты изучают возможности и последствия применения таких технологий, опасности и преимущества их использования Подробнее

плакаты

Идеи в форме желаний или мнений, которые сегодня могут быть интерпретированы как трансгуманистические, присутствовали в человеческой культуре на протяжении всей истории.

Впервые слово «transhumane» использовал Данте Алигьери в «Божественной комедии» (1312), но в современном смысле это слово встречается впервые только у биолога-эволюциониста Джулиана Хаксли в его работе «Религия без откровения» (1927). В духе своей эпохи, ознаменованной, в частности, проникновением методов естественных наук в биологию, становлением генетики как самостоятельного научного направления и началом освобождения повседневной жизни людей от влияния религии, Хаксли представлял «трансгуманизм» как новую идеологию, «веру» для Человечества, входящего в новую волну научно-технической революции. Близкие к Хаксли взгляды в это же время развивал генетик Дж. Б. С. Холдейн, фантаст О.Стэплдон и русские космисты. Крах надежд на появление реальных способов радикального изменения биологической природы человека быстро привел к угасанию широкого интереса к идеям в этой области.

Первым на практике к перспективе усиления возможностей разума человека с помощью специальных устройств, разработанных на научной основе, подошел русский изобретатель С. Н. Корсаков (1787—1853). В конце XIX века о дальнейшей эволюции человечества через преодоление ограничений человеческого тела, как о желанной перспективе, говорили, в частности, такие философы как Фрэнсис Виллард], Николай Фёдоров и Фридрих Ницше.

Современная волна научно технической революции возрождает интерес к идеям трансгуманизма. Хаксли вновь обращается к этой теме в 1957 году. (Этот год принято считать датой официального рождения термина «трансгуманизм».) В 1962 году выходят в свет работы Роберта Эттингера и Эвана Купера, положившие начало становления крионики как практической области деятельности. В 1972 году Эттингер расширяет эти идеи в более широком трансгуманистическом контексте.

С 1966 года активно продвигает трансгуманистические идеи ирано-американский футуролог ФМ-2030 (Ферейдун М. Эсфендиари). Ему принадлежит определение трансгуманистов как людей, имеющих особое мировоззрение и направленный на самосовершенствование стиль жизни; людей, которые используют современные достижения науки и техники для перехода к «постчеловеческой» форме существования. Ряд его книг содержат размышления о различных аспектах предполагаемого будущего и выливаются в его собственную концепцию трансгуманизма, изложенную им в 1989 году.

Важно отметить, что как идеи Р. Эттингера, так и ФМ2030 были практически ориентированы, однако не получили широкой поддержки в обществе.

Значительное влияние на следующую волну в истории трансгуманизма оказали, в частности, концепции, созданные в 1950-е, 1960-е, 1970-е и 1980-е годы Тоффлером о футурошоке(1970), Тьюрингом и фон Нейманом о перспективах «мыслящих машин» (1950), которые впоследствии легли в основу идеи о технологической сингулярности, Фейнманом и Дрехлером о молекулярном производстве(1960), (1985) и принятии решений о неопределенности.

Одно из первых определений трансгуманизма ввел философ Макс Мор.

В 1998 году философы Ник Бостром и Девид Пирс основали Всемирную ассоциацию трансгуманистов.

В 2000 году начало образования Российского трансгуманистического движения,

В 2005 году Российское трансгуманистическое движение провело первый междисциплинарный семинар по трансгуманизму и иммортализму в Москве.

В 2012 году появилась первая активность в области трансгуманистической политики: было начато формирование «Партии продления жизни».

 

Список важнейших понятий

Трансчеловек

Течения: Сингулярианство , Экстропианство , Постгендеризм , Постгуманизм , Иммортализм .

См. также: Космизм, Технологическая сингулярность , Футурология , Шкала Кардашева , Постчеловек , Начало бесконечности

https://vk.com/transhumanist

http://transhumanism-russia.ru/

Россия 2045

 

...решил посмотреть к чему приводит процесс разложения и запутался в терминах

Развернуть описание Свернуть описание
21 ноября, 20:00

Александр Дугин. Единого человечества не существует

Многополярность — это взгляд в будущее (такое, какого еще никогда не было), проект организации миропорядка на совершенно новых принципах и началах, серьезный пересмотр тех аксиом, на которых покоится современность в идеологическом, философском и социологическом смыслах. Поддержать канал ДеньТВ https://goo.gl/r6omnC #ДеньТВ #Дугин #глобализация #многополярныймир #мироваяэлита #цивилизация #постмодерн #трансгуманизм #технократизм #дивныйновыймир #глобализм #вестернизация #модернизация #Ноомахия #либерализм

21 ноября, 10:45

Профессор Вера Афанасьева. "Катастрофа российского образования"

Автор - профессор Саратовского государственного университета Вера Афанасьева, ставшая широко известной в интернете после публикации ряда воззваний и открытых писем, посвященных проблемам российского образования (см. ее заметки "Пять признаков тяжелой болезни российского образования" и "Пять причин, по которым не следует становиться профессором").Катастрофа российского образованияНужны ли стране образованные люди? Казалось бы, ответ очевиден – да! Ведь от образования отдельного человека «зависит благосостояние всего народа» (Дж. Локк).Однако ситуация в современном российском образовании заставляет усомниться в однозначности этого «да». Даже поверхностный взгляд на происходящее в российском образовании позволяет усмотреть в нем уже хорошо известные, много раз озвученные основные проблемы:1. тотальную нищету школ и вузов, крайне низкие зарплаты преподавателей;2. не имеющие аналогов бюрократизацию и формализацию всей педагогической деятельности;3. падение престижа профессии педагога;4. фальсификацию педагогического процесса и его результатов;5. низкое качество обучения;6. деградацию педагогического сообщества.Система российского образования разрушается и сейчас находится в катастрофическом состоянии. Она тяжело, возможно, даже смертельно больна.Констатация этого факта заставляет задаться целым рядом вопросов, ответы на которые могли бы указать пути поиска решений существующих проблем. Первый и, на мой взгляд, важнейший из них – каковы причины происходящего? И здесь возможны, как минимум три возможных варианта ответов.1. Систематические ошибки в руководстве образованием. Плохо работающее министерство; бездарные министры; некомпетентные чиновники; согласные на все за огромные зарплаты администрации вузов; постоянные нелепые министерские метания-искания, наносящие образованию несомненный, но не целенаправленный вред – не ведают, что творят; портят и разрушают по неразумению, по некомпетентности, по бесталанности, по неумению управлять столь сложной системой. Я описала этот вариант в заметке «След бешеной козы на заснеженном русском поле».2. «Болезнь», катастрофическое состояние системы.Этот вариант был рассмотрен мною в более серьезной работе «Проблемы российского образования: системный анализ». Вот основные ее тезисы. Образование является подсистемой государственной системы, тогда его развитие определяется его внутренней структурой, устойчивостью, характером его связей с другими подсистемами государства, отводимым ему ресурсом. Можно показать следующее.а) Образование занимает в государственной системе центральное место, поскольку от него зависят наука, культура, экономика, эффективное развитие страны как целого.б) Сегодня российское образование имеет несовершенную структуру, механически транслированную с Запада и не адаптированную к российским реалиям. В частности, не оптимальна, не приспособлена к нынешним российским условиям его трехступенчатость – бакалавриат, выпускающий не-специалистов; магистратура, почти не повышающая квалификацию; аспирантура, в которой практически невозможно стать кандидатом наук.в) Система образования обладает неустойчивостью, обусловленной постоянными воздействиями на него сверху и чреватой возможностью его полного разрушения.г) Имеет место слишком жёсткий контроль за образованием со стороны государства, делающий невозможным его естественное развитие.д) У российского образования слишком малый ресурс, не совместимый с полноценным развитием – крохотные, по сравнению с необходимыми, государственные ассигнования; незначительная, неуклонно ветшающая материальная база; стареющее и в среднем понижающее свою квалификацию педагогическое сообщество. Ресурс этот, к тому же, в значительной степени пожирается расходами на содержание огромного чиновничьего аппарата.е) У образования разорваны связи с важнейшими материальными государственными подсистемами – с производством, с наукой, с культурой. Это приводит к тому, что государство теряет самый главный «продукт» образования – специалиста, профессионала, который становится невостребованным, а значительные деньги, которые тратятся на его обучение, выбрасываются на ветер. И это одна из основных причин неэффективности образования.ж) У образования отрицательные связи с основными ментальными системами: с почти утраченной системой ценностей, с разрушенными традициями, с нездоровой нравственностью. Следствием этого становится его неспособность выполнять главную свою функцию – транслировать в будущее нравственные, ценностные, культурные, социальные, национальные модели и коды.з) Фундаментальная связь образования и полноценной личности (последняя и мыслится важнейшим итогом образования) сегодня тоже является отрицательной – образование не способствует становлению личности. Это касается и обучающихся, и педагогов.Сказанное означает, что неуспехи российского образования закономерны, его проблемы – системны, а их решение невозможно без радикального изменения всего российского государственного устройства. Так плохо устроенная система не может полноценно развиваться, ее развитие неоптимально, неэффективно, должно демонстрировать постоянные сбои, кризисы, провалы. Болезнь российского образования есть естественное следствие нездоровья всей страны.Тут, по-видимому, имеет смысл добавить следующее. Россия – огромная сложная нелинейная система, нынешнее состояние которой в свете современных научных представлений точнее всего можно охарактеризовать как хаотическое, как развитый детерминированный хаос. Последний возникает, когда система достигает определенного уровня сложности. Динамика подобных систем непредсказуема, и возможны разные варианты будущего: еще более развитый хаос, новый упорядоченный режим или даже разрушение – все они катастрофичны, то есть могут радикально изменить систему. Сложности российского образования при таком рассмотрении являются следствием хаотической динамики всей государственной системы, результатом наложения очень разных хаотических экономических, социальных, культурных, этических тенденций, режимов, паттернов, «мод».3. Целенаправленная стратегия, или новая евгеника.Возможен и третий вариант ответа – разрушение российского образования является конечной целью некоторой последовательной стратегии, промежуточные результаты которой мы и наблюдаем сейчас. Если это так, то традиционное российское образование разрушается планомерно, целенаправленно, стратегически.Осмелюсь предположить, что таких стратегий может быть, как минимум, две. Авторов и акторов стратегий определить несложно – разрушение столь значимой и консервативной общественной системы, как образование, под силу только правящим элитам. А вот направление и цель стратегий можно попытаться угадать, проведя анализ проводимых в образовании реформ – они явно укладываются во вполне определенные тренды.Первая стратегия, которую я назову «глобалистско-трансгуманистической», или «трансгуманистической» связана с общемировыми тенденциями, с фундаментальными изменениями, происходящими в глобальном социуме благодаря «третьей промышленной революции». Эту стратегию наиболее полно и последовательно проанализировала в своих работах Ольга Четверикова, на которую я с благодарностью ссылаюсь.Трансгуманистическая стратегия появляется благодаря ускоренному развитию нано-, био-, информационных, когнитивных и новых социальных технологий – НБИКС-технологий. Их экспоненциальный рост радикально меняет характер производства, механизмы управления, социальную структуру, задачи общественного развития. Развитие этих технологий делает необходимым трансформацию самого человека и, в первую очередь, его сознания. Технологии, дабы поддержать собственный рост, работают на формирование человека виртуального, предпочитающего физической реальности цифровую и активно созидающего последнюю.Трансформация человека предполагает создание новой идеологии, и она уже существует – это идеология трансгуманизма. Трансгуманизм рассматривает человека лишь как этап биосоциальной эволюции от обезьяны к «постчеловеку» – человеку, телесно и интеллектуально преобразованному с помощью НБИКС-технологий. Человек при этом оказывается объектом эксперимента правящих элит, биологическим материалом, социальным капиталом, с которым в целях технологического развития можно делать все, что угодно. И главное – изменить его мышление.Очевидно, что идеология трансгуманизма не совместима с гуманистическим мировоззрением, предполагает разрушение традиционной системы ценностей, не ограничена существующими этическими нормами, а определяется лишь намерениями экспериментаторов, которые пытаются оправдать себя безграничностью человеческих прав.Документом, открыто заявившим о необходимости подобных трансформаций, стала «Трансгуманистическая декларация», опубликованная в 2002 г. «Всемирной трансгуманистической ассоциацией». Эта декларация объявляет будущие изменения человека неизбежными и отстаивает право каждого модифицировать не только себя, но и других, выступая против этических запретов и технофобии. Это страшный проект искусственной эволюции, близкий к евгенике и к некоторым идеям ницшеанства. Разумеется, право на тотальное изменение человека присвоили себе интеллектуальные и политические элиты. Существует мнение, что в настоящее время они занимаются разработкой стратегии «двухуровневого социума» – элиты и человеческого ресурса, «людей служебных». К сожалению, реалии показывают, что подобное мнение имеет под собой серьезные основания.Российская элита принимает в этом деятельное и откровенное участие. Вот как сказал об этом М. Ковальчук: «Свойство популяции служебных людей очень простое: ограниченное самосознание, и когнитивно это регулируется элементарно, мы с вами видим, это уже происходит. Вторая вещь – управление размножением, и третья вещь – дешевый корм, это генно-модифицированные продукты. И это тоже уже все готово. Значит, фактически, сегодня уже возникла реальная технологическая возможность выведения служебного подвида людей. И этому помешать уже не может никто, это развитие науки, это по факту происходит, и мы с вами должны понимать, какое место в этой цивилизации мы можем занять».Создание «служебного» человека требует изменения всей традиционной ментальной системы: ценностей, культуры, науки, искусства, мировоззрения, и, конечно же, образования. Можно предположить, как это сделала Ольга Четверикова и другие авторы, что перестройка всей системы российского образования, осуществляется именно для потребностей нового технологического уклада и в интересах правящих элит.В самом деле, меры по трансформации российского образования двух последних десятилетий:1. отказ от обязательного общеобразовательного минимума;2. переход на федеральные образовательные стандарты;3. введение ЕГЭ;4. присоединение к Болонской системе;5. коммерциализация государственных образовательных учреждений;6. признание образования внеконституционной государственной услугой, а не государственной обязанностью;7. введение в вузах попечительских советов, ставших аренами воздействия власти и крупного бизнеса на образование и более значимыми органами управления, чем ректораты и ученые советы;8. сформулированная для образования «Стратегией инновационного развития России до 2020 г.» задача – формирование «инновационного человека», «адаптивного к постоянным изменениям», реализация которой предполагает максимальное распространение международных стандартов, расширение присутствия иностранных специалистов и представителей высокотехнологичного бизнеса в управлении, формировании и реализации программ вузов;9. введение «кастового образования» и онлайн-обучения, предусмотренные в форсайт-проекте «Образование 2030»;10. встраивание российской высшей школы в глобальный рынок, основным механизмом которого стал проект «5-100-20»,11. содержание «Федеральной целевой программы развития образования на 2016-2020 гг.» –прекрасно укладываются в тренд «глобалисткой» стратегии.Без труда можно определить и основных ее возможных проводников – по делам их. Это НИУ ВШЭ, Национальный фонд подготовки кадров (НФПК), Российский общественный совет по развитию образования (РОСРО), Институт проблем образовательной политики «Эврика», Федеральный институт развития образования (ФИРО), Московская школа управления (МШУ) «Сколково», Инновационный центр «Сколково» и «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» (АСИ). По сути, эти организации образуют систему параллельного управления российским образованием, совершенно независимую от гражданского общества, от законодательной и исполнительной власти. Минобрнауки становится при этом лишь каналом трансляции уже принятых в этих структурах решений.Понятен и замысел проводимых преобразований. Тотальные общественные перемены делают излишней сложившуюся еще в ХVIII в. модель образования, направленную на формирование образованной личности, ненужными традиционные институты (школы, уроки, преподавателей, оценки, экзамены), которые должны быть упразднены. Так, школа и университет должны быть преобразованы в свои виртуальные аналоги. Учителей и преподавателей заменят тьюторы и эксперты. Знания заменятся компетенциями и получением навыков, пригодных для успешной карьеры и необходимых работодателю, который и будет их оценивать. Университеты будут работать по принципу венчурных фондов. Граница между образованием и бизнесом будет стерта. Обучение будет проводиться «на практике». Вместо защиты диплома будут представляться проекты для работодателя. Поскольку подобное «образование» должно представлять собой приобретение конкретных компетенций, нужных в данный момент работодателям, для полноценного преподавания оставят только часть предметов. Остальные, в первую очередь, гуманитарные, дисциплины переводят в онлайн-обучение.Образование становится «кастовым». Фундаментальное образование сохраняется только для избранных (богатых или очень способных) – это дорогое, «человеческое» образование. Для большинства будет доступным лишь дешевое, компьютерное обучение. Число вузов в России при этом может сократиться до 200–250.Выступая с открытой лекцией, Д. Песков, один из руководителей «Агентства стратегических инициатив», конкретизировал модель «кастового образования»: «одна группа людей – это те, кто управляют; вторая – это так называемые «люди одной кнопки», которые должны обладать не умением и навыками руководства и творчества, а всего лишь способностью пользоваться готовыми разработками».В пользу существования «глобалистской стратегии» говорит наличие в России (как в политической элите, так и в крупном бизнесе) серьезных сил, ориентированных на запад, а также явно прозападный характер большинства проводимых в образовании реформ.Особо отмечу, что на сложной российской почве, в условиях стагнирующей экономики, коррупции, физического и интеллектуального вырождения нации, тотальной фальсификации эти образовательные инновации дали безобразные, не похожие на западные образцы плоды. В итоге традиционная система образования в России почти разрушена, новая так и не построена.Таким образом, катастрофическое положение в сфере образования может предполагаться следствием того стратегического курса, которому следует российское руководство. В этом случае власть разрушает нынешнюю систему образования вовсе не в силу своих неразумения и некомпетентности, а, напротив, потому что она реализует хорошо продуманную стратегию – ориентируется на глобальные центры, которые в угоду современному рынку осуществляют активную десциентизацию и деиндустриализацию таких стран, как Россия. Это и определяет незначительную потребность в специалистах с высшим образованием. Остальным уготовано работать там, где нужны элементарные навыки и не требуется специальное обучение.Если эта стратегия на самом деле существует, то продвигают ее люди с измененным сознанием, для которых человек – не личность, а набор функций, интересных лишь с точки зрения их товарной стоимости.Вторая возможная стратегия трансформации человека, с неизбежностью включающая ломку российского образования, радикально отличается от первой идеологическими основаниями, но мало отличается конечной целью. Я буду называть ее «тоталитарно-антиглобалисткой», или «тоталитарной». Ее целью тоже является изменение человеческого сознания, создание человека виртуального (но теперь уже скорее телевизионного), и уже в нуждах строящегося авторитаризма (тоталитаризма? фундаментализма?). Своей окончательной целью она имеет воспитание «человека послушного», «человека управляемого», довольного малым и всегда принадлежащего большинству.Строящемуся в стране режиму образованные люди не нужны. Образованный человек, по определению, личность, он склонен к свободомыслию и принятию независимых решений. Им куда сложнее управлять, особенно необразованщине, которая, в большинстве своем составляет большинство нынешней политической элиты. У образованного человека светлое самосознание. Опасения власти хорошо отражают слова Г. Грефа: «Как только простые люди поймут основу своего я и самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело... Люди не хотят быть манипулируемыми, когда имеют знания»Что говорит в пользу реализации второй стратегии?а) Нынешнее положение страны в мире, усиливающаяся политическая, экономическая, культурная изоляция власти, не позволяющие следовать глобалистской стратегии.б) внутренняя политическая ситуация, явно ориентированная на тоталитаризм.в) Взаимодействие светской и церковной властей, опора власти на церковь, возрождение христианства и строительство в качестве государственной идеологии российского фундаментализма, не допускающие полного ухода от традиционных ценностей.г) Плачевное состояние российской индустрии.д) Очевидные неуспехи научных проектов, вроде «Сколкова», мыслящихся как экспортные.Вполне возможно предположить и «изменение стратегии в ходе игры». Нынешняя власть, взяв курс на реализацию «постгуманистической» стратегии, вполне могла поменять его вследствие изменившейся политической и экономической обстановки на «тоталитарную».Но посмотрите – парадоксальным образом на российском социальном поле, «постгуманистическая» и «тоталитарная» стратегии пересекаются и усиливают отрицательные воздействия на российское образование, ускоряя его катастрофу. Ни постгуманизму с его довлеющими технологиями, ни тоталитаризму с их отсутствием образованные люди не нужны. Нужны необразованные, как бы они ни назывались – «постчеловеками», «служебными людьми», «людьми одной кнопки», «офисным планктоном», «верящими в телевизор», «пламенными партийцами», «ура-патриотами», «фанатиками», «ватниками» или «пассивными обывателями». В любом случае, это люди с ограниченным самосознанием. Лучше всех этот факт метафорически выражен одним моим читателем: «Нужен ли матери образованный сын? А мачехе?».Однако факт остается фактом: наша страна при любой стратегии или ее отсутствии не ориентирована на образование. Если образованные люди ей и нужны, то только ДСП, «для служебного пользования», – как совсем небольшая интеллектуальная элита, обслуживающая плохо образованную политическую, либо как товар на всемирном рынке, единственный, кроме нефти, газа и сомнительного вооружения, который сегодня страна пока еще может поставлять на экспорт.Есть и то, что говорит против существования обеих стратегий разрушения отечественного образования, – у российской власти редко, особенно в последние годы, наличествует хоть какая-либо стратегия хоть в чем-нибудь. Наша власть традиционно имеет ограниченное сознание, так что стратегически мыслить ей непривычно.Итак – что это? Систематические ошибки невежд? Неумные и неполезные действия клерков, подчиняющиеся закону Паркинсона? Тяжелая болезнь государственного организма, разрушающая все свои важнейшие органы? Или все же результат разрушительной стратегии? А может, все вместе – колеблющаяся вместе с линией партии разрушительная стратегия, проводимая в больной социальной системе на фоне систематических чиновничьих ошибок? Жесткая властная паранойя на фоне живо колеблющейся политико-экономической шизофрении, где все и всё время, к тому же, еще и ошибаются? Система-то очень сложная, нелинейная, с сильным хаосом, да еще и тяжело больная – тут может происходить все, что угодно, и все сразуВ любом случае, сегодняшние трансформации образования можно расценивать как катастрофические для него. И не допускающие ни реиндустриализации страны, ни возрождения науки, ни строительства гражданского общества. Они ведут к потере суверенитета страны в сфере образования, и, как следствие, к потере национальной безопасности. Кто бы знал, как это изменить! И не прошли ли мы уже прошли точку невозврата?Единственное, что обнадеживает – в нашей стране власть даже и разрушить ничего толком не умеет. Так что, глядишь – поболеет-помучается образование, да и выживет. Переживет своих мучителей.Я выражаю признательность всем, кто участвовал в обсуждении этой работы, в том числе аудитории моего выступления в «Ельцин-центре» 18 ноября 2017 г.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

16 ноября, 17:00

Колонки: Маринэ Восканян: Разоружение – это мир?

  • 0

Когда речь заходит о ядерном оружии, сторонники его запрещения обосновывают свою позицию слишком большими рисками для планеты. Но у них нет ответа на вопрос – а как же будет вести себя человечество, если ядерное оружие вдруг исчезнет, будучи тотально запрещено. Как известно, Нобелевскую премию мира в прошлом месяце получила Международная кампания за запрет ядерного оружия (International Campaign to Abolish Nuclear Weapons, ICAN), в состав которой входят 468 организаций-партнеров из 101 страны, борющихся за ядерное разоружение. Нобелевский комитет наградил организацию, в частности, за усилия по привлечению внимания к катастрофическим последствиям от любого использования ядерного оружия. По мнению председателя Норвежского нобелевского комитета Берит Рейсс-Андерсен, сейчас в мире риск использования ядерного оружия выше, чем когда-либо. Кризис вокруг Северной Кореи, ситуация с Ираном – все это якобы увеличивает шансы на то, что непоправимое произойдет, кто-то случайно или намеренно применит ядерное оружие, и далее человечество может вообще закончить свое существование. Однако именно из этих аргументов, если быть последовательными и реалистичными, следует совсем иной вывод. Когда речь заходит о ядерном оружии, то сторонники его запрещения обосновывают свою позицию слишком большими рисками для планеты – если оно будет применено, то человечество и биосферу ждет либо тотальное уничтожение, либо выживание в условиях отравленной радиацией, малопригодной для жизни среды и полного разрушения материальной инфраструктуры. Здесь, тем не менее, нет ответа на вопрос – а как же будет вести себя человечество, если ядерное оружие и впрямь вдруг исчезнет, будучи тотально запрещено? Может быть, какое-то идеальное, высоконравственное, ответственное перед потомками и полностью отдающее себе отчет в последствиях своих действий человечество и зажило бы после этого мирно и спокойно. Но, будь оно таковым, оно могло бы позволить себе отказаться от любого оружия вообще, и уже давно. А реальное человечество в случае отсутствия ЯО как сдерживающего фактора совершенно однозначно рухнет в пучину самых разных войн, и не исключено, что и мировых. Считается, что ужасы Второй мировой стали таким уроком для человечества, что оно больше никогда не позволит произойти еще одной мировой войне. Речь идет, однако, о разуме и нравственном облике человечества, которые не должны позволить забыть об этом. С материальной же точки зрения все страны – участницы Второй мировой войны на сегодняшний день, спустя несколько поколений, живут более-менее мирной жизнью. Да, были локальные кризисы, конфликты, даже региональные войны – но все это не идет ни в какое сравнение с той войной. Молодежь в этих странах родилась уже в период, когда и тяготы восстановления разрушенного, и возвращение к мирной жизни остались позади. Можно сказать, что менее чем за 100 лет последствия Второй мировой преодолены. И для стороннего наблюдателя, не отягощенного гуманистической моралью и исторической ответственностью, эта ситуация, как бы цинично это ни звучало, доказывает не то, что повторение невозможно, а что, как раз наоборот, человечество вполне способно пережить войну такого масштаба и в довольно короткие по историческим меркам сроки восстановиться как материально, так и демографически. И если пережило один раз, почему не переживет и снова? Примерно так рассуждают и военные – ведь недаром существует понятие приемлемого ущерба. Таким образом, в условиях отсутствия ядерного оружия количество насилия не только не уменьшится, а, скорее всего, еще и возрастет. Поскольку произойдет к тому же и «легализация» не менее жестоких военных технологий, применение которых предлагается считать «нормальным», в отличие от ядерного оружия, во многом удерживающего сегодня мир от масштабных военных конфликтов. Мы уже сейчас видим множество войн, которые разрастаются до региональных, и нет сомнения, что, не будь ЯО, они бушевали бы уже в континентальных масштабах. Особенно с учетом той эры в прямом смысле сумасшедшей нестабильности, в которую вступила геополитика. Где вместо старой школы прагматической дипломатии все чаще царит истерика и желание сохранить лицо после перебранок в «Твиттере» – и если ЯО все еще даже в этих условиях способно вернуть к реальности даже самых воинствующих «ястребов», то конфликты и на Украине, и на Ближнем Востоке отлично показывают, что собственные амбиции многим по-прежнему куда важнее, чем тысячи потенциальных жертв, особенно когда речь идет о каких-то «туземцах». И в этом смысле никакой гуманизации мышления не произошло – отнюдь не благостный пацифизм, а, как и раньше, простое чувство самосохранения, на котором и базируется по сути ядерный паритет, работает как сдерживающий фактор куда лучше. Остается практически незамеченным и еще один аспект этой проблемы – экологический. Нам известны экологические аргументы противников ЯО – его применение наносит огромный (если не необратимый) ущерб природе и способно уничтожить вместе с человечеством и всю остальную биологическую жизнь на планете. Но запрет ЯО способен положить начало эре таких военных конфликтов и развитию таких военных технологий, масштаб применения которых также будет угрозой не только человечеству, но и биосфере. «В своем отношении к запрету ядерного оружия гуманисты должны быть реалистами, в противном случае их благими намерениями может оказаться вымощена дорога вовсе не в мирное будущее, а в мир тотальной войны», – считает Александр Рудаков, руководитель экспертного центра Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС), участник недавно прошедшей в Общественной палате секции ВРНС, посвященной экогуманизму. В отличие от радикальных экологических организаций, для которых вопросы сохранения биоразнообразия являются абсолютным приоритетом, ради чего предлагается пожертвовать социальными и экономическими правами человека, экогуманисты выступают за осмысленный прогресс на основе традиционных преставлений о человеке. Пройти предлагается между Сциллой радикального экологизма и Харибдой трансгуманизма, где человеку позволены все трансформации и себя, и природы. «Несмотря на серьезные внешнеполитические успехи, современная Россия пока не смогла найти такой мировоззренческий проект, с которым могли бы ассоциировать себя люди во всем мире. И, возможно, именно в сфере осмысления взаимоотношений прогресса, природы и человека можно сформировать повестку, которая будет звучать интернационально», – считает директор Центра гуманистической экологии и культуры Сергей Лаковский. И в футурологическом контексте дискуссия о роли ядерного оружия в построении будущего мира имеет не только геополитическое звучание. Что же касается запрета ядерного оружия и Нобелевских премий мира, то тут уместно вспомнить, кому эти премии как лично, так и коллективно доставались в последние годы – например, таким «голубям пацифизма», как Барак Обама или Европейский союз. Так что раздача их по оруэлловскому принципу «Война – это мир» никого давно не удивляет. С философской же точки зрения ядерное оружие – горький символ человеческого несовершенства, когда высшие достижения науки стали опорой мирной жизни лишь в силу страха перед чудовищностью собственного изобретения. Но другого способа сдержать себя от тотальных саморазрушительных войн человечество пока не нашло. Теги:  ядерное оружие, Россия и США, оружие, ракеты, армия, военная мощь России

16 ноября, 15:00

Лекция Валерия Коровина: Традиционализм сегодня и народы России

19 НОЯБРЯ в 19:00 в рамках выставки "Северный ковчег" состоится лекция-дискуссия Валерия Коровина "Традиционализм сегодня и народы России". На лекции вы узнаете о взаимоотношениях различных народов и этносов России на основе фундамента традиционного мировоззрения. Модерн и Традиция – два противоположных друг другу парадигмальных взгляда не только на прошлое, но и на будущее России. Стирание коллективной идентичности и растворение в плавильном котле человеческой биомассы против сохранения народов и этносов, их культуры и Традиции. • Расчеловечивание против коллективной идентичности • Ползучая глобализация против России • Народы на страже русского государства, русский народ против трансгуманизма • Старообрядцы – как эталон русского народа Сможем ли мы устоять против натиска Модерна, переходящего в постмодерн? Не только для того, чтобы выжить, но и для того, чтобы спастись… Ответы на эти и другие вопросы вы получите на лекции Валерия Коровина 19 ноября. Валерий Михайлович Коровин - российский политолог и политический деятель. Директор Международного некоммерческого фонда «Центр геополитических экспертиз», заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета — заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия», член Изборского клуба, член Общественной палаты России 5-го созыва. Ждем вас в по адресу: Москва, Токмаков переулок, 21, стр.1 (Галерея "Лорие", Музей русского искусства)

Выбор редакции
11 ноября, 18:26

Моя несостоявшаяся речь на XXI Всемирном русском народном соборе

«Патриарха не зря волнуют киборги. Об антигуманности трансгуманизма» с весьма забавными комментариями тех, кто предпочитает пристёгивать к смутно знакомым словам из чужого текста собственные мысли по иным поводам.

10 ноября, 10:30

Появление «третьего пола» несет угрозу для двух первых

Запад достойно отметил столетие революции в России. Федеральный конституционный суд Германии изобрел новый пол – теперь, кроме мужчин и женщин, он защищает права иных, то есть так называемых интерсексуалов. Эта новация революционна, и в ней, как в капле воды, отражается путь, на который встала современная западная цивилизация.

08 ноября, 20:59

Кирилл бьёт наотмашь…

  • 0

Фефелов и Душенов. Выпуск № 59. Правда ли, что выступление патриарха Кирилла на 21-м ВРНС знаменует собой начало принципиально нового этапа церковной политики? Зачем патриарх бросил вызов нынешней российской элите, заявив, что она «повязана интересами внешних глобальных игроков»? Что стоит за его словами о «представителях глобальных элит», которые пытаются навязать человечеству новую квазирелигию? Поддержать программу: Номер карты Сбербанка: 4274 2755 0005 7830 PayPal: [email protected] Другие платёжные системы https://goo.gl/zmH3n6 #ДеньТВ #Душенов #ПатриархКирилл #церковь #элита #традиционныеценности #семья #либералы #кризиссемьи #глобализация #русскийнарод #трансгуманизм #мироваяэлита #будущее #технологии

08 ноября, 19:01

Политика: Появление «третьего пола» несет угрозу для двух первых

  • 0

Запад достойно отметил столетие революции в России. Федеральный конституционный суд Германии изобрел новый пол – теперь, кроме мужчин и женщин, он защищает права иных, то есть так называемых интерсексуалов. Эта новация революционна, и в ней, как в капле воды, отражается путь, на который встала современная западная цивилизация. Федеральный конституционный суд Германии, заседающий в Карлсруэ, обнародовал свое решение 8 ноября. Тем самым случайно приурочив его к годовщине избрания Трампа президентом США и к столетию «Великой Октябрьской социалистической революции» в России. Случайно, но более чем символично: ведь то, что решил суд, является прямым продолжением победного шествия торжествующего расчеловечивания человека. Знаковым этапом которого для Запада стала начавшаяся полтысячелетия назад Реформация, то есть раскол и отпадение от Католической церкви. Продолжением была победа порожденного западной либеральной мыслью марксизма в отдельно взятой России и в умах западного общества в целом. И уже на наших глазах расчеловечивание подошло к своей высшей стадии – трансгуманизму. Сопротивление же трансгуманизму и бесполой глобализации как раз и проявляется в избрании Трампа президентом США – в этой попытке восстания внутри самой главной крепости «нового дивного мира». Глобализация отменяет не только Бога (это сделали революционеры еще в XVIII веке), семью (развал ее как института успешно идет последние сто лет), государство (это мы наблюдаем сейчас), но и человека как вид. Вы думали, что человечество делится на мужчин и женщин? Вы ошибаетесь, говорит нам современное западное общество, все гораздо сложнее и разнообразнее. Нет, это не потому, что мы разрушаем несущие конструкции любой человеческой цивилизации (семья, государство, религия) и общества как такового и готовим к переформатированию сам биологический вид «человека разумного». Нет, просто мы заботимся о правах меньшинств, такая вот у нас тонкая душевная организация. Конституционный суд ФРГ постановил ввести в книги записи актов гражданского состояния третий пол – до конца следующего года немецкие власти должны принять поправки в законодательство, чтобы графа «пол» не была ограничена лишь вариантами «мужской» или «женский». Еще четыре года назад в Германии разрешили не указывать пол в свидетельствах о рождении – можно было поставить прочерк, а определиться уже к совершеннолетию. Теперь, после решения КС, понятно, что не за горами появление «третьего пола» и в документах взрослых. Судьи сообщили, что это решение было принято на основании иска, в котором заявитель утверждал, что в органах регистрации актов гражданского состояния ему не позволили указать в графе пол «иной» или «смешанный» вместо обычных «мужской» или «женский». При этом он предъявил данные хромосомного анализа, согласно которому не удалось однозначно установить принадлежность истца к тому или иному полу. В постановлении суда отмечается, что нововведение устранит существующее противоречие между немецкой конституцией и действующим порядком регистрации детей – потому что существующие правила нарушают закрепленное в конституции положение о неприкосновенности частной жизни и запрете дискриминации «по половому и языковому признаку, происхождению, расовой принадлежности, религиозным или политическим убеждениям. То есть КС Германии против дискриминации – а вот кого? «Суды и органы исполнительной власти не могут более применять действующие нормы, если они требуют указания пола для людей, чье половое развитие нельзя отнести к мужскому или женскому». Понятно? Нет? «Гендерная идентичность человека, который не считает себя ни мужчиной, ни женщиной, защищена», – говорится в постановлении суда. Тоже не ясно? Кто может считать себя ни мужчиной, ни женщиной? Психически или физически больной человек? Нет, дело в том, что полов не два, как думали люди, а гораздо больше. Пять, восемь, да все сорок. Это не шутки, а суть продвигаемой философии гендерного разнообразия. Согласно ей, пол можно выбирать, да и вообще все не так однозначно. Пока что эта идеология не стала довлеющей на Западе, но она уже пробила себе нишу в интеллектуальных кругах и университетах и в ближайшие десятилетия имеет шансы стать «руководящей и направляющей». Это следующий за борцами за «права гомосексуалистов» эшелон – трансгендеры давно уже стали частью «западной культуры». Но если раньше в основном речь шла о признании права на смену пола, то теперь речь идет уже о том, что есть отдельный, третий (а за ним и четвертый-десятый) пол. Права которого нужно защищать. Нужно понимать, что дело тут вовсе не в защите прав меньшинств. Люди, которые не могут понять, мужчины они или женщины, действительно существуют. Раньше их называли гермафродитами, сейчас больше используют термин «интерсексуалы». Но их настолько мало, что для заботы о них не нужно менять законы. Дело в том, что есть истинная и ложная интерсексуальность. При ложной интерсексуальности половые железы отвечают какому-либо одному полу, а вот наружные половые органы могут быть сформированы по другому полу, либо иметь смешанное развитие, имеющее и мужские, и женские черты. Истинная же интерсексуальность отличается тем, что половые железы имеют признаки и мужского, и женского организма. Ложная не так редка – примерно каждый 2000-й ребенок рождается с таким диагнозом, а вот случаев истинной за десятилетия наблюдений зарегистрировано менее полутора сотен. Ложная, естественно, как правило, лечится, в том числе и хирургическим путем. То есть никакого третьего пола не существует. На биологическом уровне нет почвы для того, чтобы выделять людей с патологиями развития (в том числе генетическими) в отдельный пол. Зато есть абсолютная идеологическая потребность в этом. Это потребность тех, кто продвигает глобализацию, в сломе всех форм сопротивления ей – от семейных до государственных. Точнее, даже уже не семейных, а «гендерных». Нет мужчин и женщин – есть неопределившиеся. И признание их прав – лишь первый шаг к закреплению прав других «гендеров», то есть к образованию новых полов. Ерунда, стоит ли обращать внимание на извращение, против природы не попрешь, где они возьмут столько «неопределившихся»? Все эти возражения известны и наивны. Прирост «иных» будет идти, естественно, не за счет увеличения числа родившихся «ложных интерсексуалов». Нет, места гермафродитов с радостью займут добровольные приверженцы «будущего», поклонники, модники и прочие увлекающиеся потребители. Чтобы увидеть, как будет расти их число в том случае, если «интерсексуальность» станет частью мейнстрима в западной «культуре», достаточно посмотреть на статистику роста числа гомосексуалистов и бисексуалов в США за последние десятилетия – с тех пор, когда то, что раньше считалось пороком, стало сначала нормой, а потом и модой. О чем думают сами немцы? О том, что с 1 октября в Германии легализованы однополые браки? Ну это давно уже существующая во многих странах Запада норма. Нет, нужно двигаться вперед. Как сказала, одобряя решение суда, министр по делам семьи, престарелых, женщин и молодежи Катарина Барлей, нужно начинать «масштабную правовую реформу для людей с транс- или межполовой принадлежностью в соответствии с предписаниями Совета Европы». Действительно, как же мы забыли. В честь столетия «Великой Октябрьской социалистической революции» родина реформации и марксизма, да и весь Европейский союз, как один взяли на себя обязательство сформировать «нового человека». Угробив при этом старого. Теги:  глобализация, мужчины и женщины, гомосексуализм, гендерные проблемы, трансгуманизм

02 ноября, 19:08

Les Brigandes: консервативная революция во французской культуре

Одним из широко обсуждаемых культурных феноменов анти-глобалистского  фронта Франции сегодня является группа Les Brigandes. Ядро группы - 7 элегантных французских девушек, которые в лаконичных и предельно французских песнях-балладах  выражают свой протест против либеральной парадигмы современной Франции, против политики разрушения французской идентичности, против убийственной для Европы миграционной доктрины «открытых границ». Они за – многополярный мир, в котором все страны – сосуществуют в гармонии и диалоге. В их песнях переплетены строки о былом величии Франции и о России как катэхоне, бастионе Традиции. Они поют о героях Новороссии и Моторолле. В их мелодичных композициях они выступают за традицию и многополярность во всей ее полноте. Цель группы – осуществить культурную революцию, «сделать 68-й наоборот». Группа «Brigandes» - своего рода – попытка культурной революции.  Они – культурная оппозиция всему тому, что составляет суть современного запада. Они протестуют против глобалистской парадигмы Макрона, против либеральной гегемонии Запада и против всего то, что разрушеает францию и как суверенную и уникальную страну. Политический обозреватель портала "Геополитика.ру" Дарья Платонова пообщалась с участниками группы, Роксан и Антуаном, и узнала, что такое 68-ой год «наоборот» и чем музыкантам не угодил Макрон. Геополитика.ру: Что такое «Les Brigandes»? Как  лучше всего представлять вашу группу? Роксан: В составе нашей музыкальной группы, которой уже три года, 7 девушек. За время нашего существования мы выпустили пять альбомов. Мы - антиглобалисты. Антуан: У нас много идей и проектов, но наша главная цель - передать миру послание о необходимости сопротивлении антрихристу. И поле нашей битвы - культура. Роксан: Мы хотим донести эту мысль до всех поколений, тем более что наша группа становится все популярнее – как среди детей, так и среди старших поколений. Геополитика.ру:  Что касается стиля – Вы берете классические французские мотивы, баллады и песни. Какие мелодии Вы используете в своих композициях? На какие музыкальные традиции Вы опираетесь? Роксан: Думаю наиболее точно будет сказать, что мы опираемся на стиль 60-х годов. Хотя наша группа, на самом деле, - целая смесь стилей, включая поп и рок-н-ролл, французское варьете, мотивы вальса и танго. Геополитика.ру:  Таким образом, Вы опираетесь на европейские традиции, и особенно, французские… Антуан: Также вдохновляемся американской поп-музыкой, поскольку она известна всем поколениям. И тексты, и музыку пишет наш арт-директор Жуэль Лабрюйер. Геополитика.ру: Опираетесь ли на региональные традиции? К примеру, южнофранцузские? Антуан: Не только, ведь мы хотим затронуть много разных людей, всю Францию. Геополитика.ру: Вы представляете культурную оппозицию – но кому именно вы противостоите? Против кого боретесь? Антуан: У нас понятный враг – это антихрист. Другое дело, что под этом можно иметь в виду разное. У человека есть сознание, душа и дух (esprit), и Бог призывает нас через добродетели, через дух. Мы полагаем, что все, что мешает возвыситься духом к Богу, представляет силы антихриста. Это - материализм, атеизм, индивидуализм, глобализация, делающая людей одинаковыми рабами, унификация религий. Все это силы антихриста. Так что мы боремся против глобалистских элит, против власти денег. Геополитика.ру: Если рассмотрим актуальную политическую ситуацию во Франции, мы увидим, что все характеристики, названные вами (материализм, индивидуализм, либерализм, капитализм), присущи взглядам Макрона и его окружению… Антуан: Конечно, ведь это человек Ротшильдов, а глобалистские силы – это настоящий антихрист. Они жаждут денег, они исповедуют материализм, и хотят купить весь мир. То, что действительно характеризует антихриста – желание унифицировать мир под единой доктриной, отрицать естественный порядок и духовные различия между людьми. Они хотят создать единую систему и на политическом, и на религиозном уровнях. Так что Макрон и Ротшильды – просто разные головы одного и того же зверя. Геополитика.ру: Ядро группы – 7 девушек, каково восприятие группой роли женщины в современном обществе? Вы анти-феминистки или может быть альт-феминистки? Роксан: Да, мы можем себя назвать и так. Настоящая французская женственность – это когда у женщины есть свое место, рядом с мужчиной. Антуан: Антихрист связан со всем, что идет против природы. Это и трансгуманизм, и свадьбы для всех – все, что меняет человеческую природу и заменяет нас на роботов. К сожалению, это с необходимостью следует за технологическим прогрессом, который меняет общество, стиль жизни людей. И постепенно люди превращаются в аппараты с одинаковым поведением, привычками, мыслями. Именно технологический прогресс обеспечивает по всему миру эту унификацию и роботизацию. Такие страны, как Россия, должны оказать сопротивление этой разрушающей волне, и важно, чтобы в будущем были приняты жесткие меры в отношении технологического прогресса.   Геополитика.ру:  Вы говорили, что нужно развернуть вспять революцию 1968-го. Что Вы имели в виду? Антуан: У нас, на Западе, нет иллюзии, что мы можем изменить общество на глобальном уровне. Запад находится на пике антихристианской цивилизации, началось это с англокатолицизмом, продолжилось с материализмом и глобализмом. И 1968-й – это всего лишь один из этапов. Как развернуть это вспять? Нельзя это сделать при глобалистском порядке… Но мы можем реформировать социальный порядок, создать параллельный. Для этого мы собрали наш «клан» из десятка семей, и тем самым показываем пример другим, чтобы объединиться и создать новый социокультурный порядок, целое общество, которое будет вместе сопротивляться антихристу. Поэтому это даже больше, чем «68-й вспять» – мы должны стать армией Христа, которая борется против сил антихриста, находящихся повсюду. Мы должны создать нечто иное, по крайней мере на Западе. В России иной путь, у вас еще сильна православная традиция, остается бдительность перед царством антихриста. Россия – это большой бастион, который сможет сразиться с антихристом. Геополитика.ру: Какой у вас впечатление от России? Вы здесь во второй раз – чувствуете ли этот дух сопротивления? Антуан: Не везде. В православных церквях – однозначно да. В одной из церквей я почувствовал серьезное присутствие духа. Многие отмечают, что в русских людях есть особая сила, позволяющая бороться с материализмом, и живет она в русском православии. Геополитика.ру:  Вы были в Донецке, у вас есть песня, посвященная героям Новороссии. Почему именно Новороссия? Роксан: Потому что мы думаем, что это часть мира, которая борется против унификации, против сил зла, против западного глобализма. Во время путешествия мы написали песню «Миллионы роз». Гимн воинам Новороссии, героям. Антуан: Там люди доказывают, что вместе с Россией можно бороться против западного империализма. Геополитика.ру: В вашем манифесте также говорится о маленьких «культурных бомбах» против либерализма…Что это значит? Антуан: Мы действительно запускаем эти маленькие бомбы против системы, чтобы пробудить людей и объединить все поколения в борьбе с глобализмом. Так что это наше оружие, которым мы стреляем. Геополитика.ру: Какие у вас творческие планы? Роксан: Мы готовим новый альбом и продолжаем регулярные концерты со старым репертуаром. Приходите!   

30 октября, 01:31

Фукуяма и не конец истории

Философу Фрэнсису Фукуяме, провозгласившему в 1990-х «Конец истории», в этом октябре исполнилось 65 лет. В книге «Конец истории и последний человек», опубликованной в 1992 году, он доказывал, что триумф либерального миропорядка, демократии и капиталистической экономики – это логичный финал, после которого дальнейшая эволюция форм государственной власти невозможна. Либерализм, как мы видим, действительно торжествует – но все же откуда тогда победы «правых» кандидатов в Европе, неожиданные геополитические изменения и все возрастающий запрос на альтернативу либеральному миропорядку? В чем же Фукуяма оказался не прав? Об этом рассказывает философ Александр Дугин, который лично беседовал с мыслителем в далеком 2005-м году: «Сам Фукуяма считает, что его прогнозы не оправдались, и что надо их скорректировать. К этому он пришел еще в 90-х гг., а когда мы встретились в 2005-м, он уже был в этом убежден. На мой взгляд, его концепция «конца истории» - очень серьезна и основательна. Фукуяма исходит (вслед за Кожевым) из прочтения Гегеля в либеральном ключе. Сам концепт, безусловно, взят у Гегеля. В принципе можно прочитать гегелевский тезис о «конце истории» в трех парадигмах – в консервативно-монархической (как думал сам Гегель или как это мы видим у фашистского теоретика Джованни Джентиле), коммунистической (это коммунизм Маркса – ведь в коммунизме истории больше нет тоже, так как смысл истории – классовая борьба, после окончательной победы пролетариата она завершается) или в либеральной (как и делает Фукуяма). Фукуяма в конце 80-х – начале 90-х подвел итог войны за интерпретацию «конца истории», что составляло сущность ХХ века. Вначале рухнул фашистский конец истории, затем коммунистический, и либерализм остался наедине с самим собой. Значит, делает вывод из краха коммунизма Фукуяма, конец истории наступил или наступает. И в чем тут оправдываться? Этот конец просто оказался не таким, каким он виделся. Но в целом Фукуяма был прав, если судить по шкале идеологий. После конца коммунизма осталась одна идеология, либеральная, а значит, исчез тот принципиальный двигатель диалектики, который заключался в антагонизме. История есть борьба идеологий. История заканчивается тогда, когда у победившей идеологии – либерализма – больше нет системной оппозиции. Поэтому отныне все должно перейти от политики к экономике, а от международной политики – к внутренней политике (глобализация и глобальное мировое правительство любую политику превращает во внутреннюю). Именно это изложено к тексте Фукуямы, и это совершенно верно. Непонятно, за что тут извиниться и корректировать. В рамках идеологии все именно так. Однако у Фукуямы мы видим не просто догматизм, но и отклик на добросовестно проведенный reality check. В конце 90-х годов Фукуяма заявляет, что он несколько поспешил, поскольку после принципиальной победы либеральной демократии в мире вскрылось новое – совершенно принципиальное – обстоятельство. Не везде степень либерализма оказалась столь глубокой, чтобы при крахе своего формального идеологического оппонента в лице мирового коммунизма все общества оказались в равной мере готовыми к глобализации и усвоению ее нормативов и парадигм. «Конец истории» наступает тогда, когда по сути единственным классом остается средний класс, носитель буржуазного сознания. Тогда общество любой страны состоит из разрозненных индивидуумов, которые можно объединять в любые агломерации – как национальные, так и глобальные. Это не принципиально, так как коллективная идентичность (классовая – коммунизм и национально-расовая – фашизм/нацизм) упразднена. Но этого в 90-е годы как раз и не обнаружилось. Идеологически либеральной демократии никто ничего возразить не мог, но тут вступил в дело фактор цивилизации. Общества Запада (Евросоюз, США) либерализм проработал основательно, а вот другие цивилизации оказались носителями новых – хотя и не идеологических – идентичностей, весьма далеких от либерального индивидуализма. И это несмотря на рынок, технологию и повсеместное распространение демократических институтов и конституций. Эту поправку внес оппонент Фукуямы Хантингтон. И она оказалась чрезвычайно важной. Фукуяма попытался идентифицировать новую преграду в «исламо-фашизме», как он назвал феномен исламского фундаментализма, но дело было куда серьезнее. И вот тут Фукуяма высказывает второй не менее важный тезис – «стэйт билдинг» в книге «Госстроительство: управление и мировой порядок в 21 веке». Этот тезис будет понятен только тогда, если мы поняли первый – про «конец истории». Итак под формальным протоколом либерализма, принятого человечеством, обнаружились цивилизационные различия, а значит, особые идентичности, не учтенные классическими идеологиями Модерна. И чем больше глобалисты настаивали на упразднении национальных государств, тем больше (а не меньше) эти различия проявлялись. Яркий пример – арабская весна. Снесли диктатуры, получили запрещенные в России ИГИЛ (запрещена в РФ) или Аль-Каиду (запрещена в РФ). И так везде. Стоит перегнуть палку в продвижении гей-браков, и забытые консерваторы и традиционалисты возвращаются в популистском тренде.   Вот тогда Фукуяма говорит: надо немного подождать с глобализацией, чуть отложить «конец истории» и заново укрепить государство. Это необходимо по прагматическим соображениям: государственная машина подавления необходима для того, чтобы использовать репрессивную власть государственных структур и с их помощью глубже укоренить либерализм. В этом суть второго тезиса Фукуямы. Он обосновал по сути необходимость либеральной диктатуры (или даже цезаризма) для того, чтобы подготовить человечество к глобализации. Рано упразднять государство. Его надо использовать для глубинного уничтожения всех форм идентичности, не являющихся чисто индивидуальными. Для этого кстати служили буржуазные государства изначально. В этом второй тезис Фукуямы. И здесь, я полагаю, он снова прав. Интересно, что в конце 90-х вслед за Фукуямой, или просто получив директиву из общего с Фукуямой источника, либеральный олигарх Патер Авен, идеолог и один из совладельцев Альфа-группы, пишет программный текст в «Коммерсанте» о том, что России не хватает не демократии (как считали большинство российских либералов), а сильной руки, так как, по Авену, только просвещенный авторитаризм способен обеспечить защиту интересов российского олигархата перед лицом обобранного и раздавленного народа. То есть в России необходимо было ввести либеральную диктатуру. Ровно это и было сделано на рубеже 2000-х и «Альфа-группа» оказалась в этом проекте в авангарде. Таким образом Фукуяма предсказал и российский цезаризм, и возможно, выступил его апологетом. Transformismo в таком случае и есть «стэйт билдинг» - модернизация общества во имя искоренения иллиберальных идентичностей. Оба тезиса Фукуямы - это две скорости глобализации – быстрая («конец истории» здесь и сейчас) и медленная ( к тому же «концу истории» через этап либеральной диктатуры – то есть через цезаризм). Быстрая скорость оказалась опасной, Фукуяма предложил перейти к плану Б. Этот план Б заработал не только в России, но и в Америке. Фукуяма, как и другие неоконсы, вначале горячо поддержал Буша младшего, правда, позднее – к моменту нашей с ним беседы - в нем разочаровался. Но не из той ли серии Трамп? План Б – «стэйт билдинг», что-то типа «нации россиян» -- без миссии, Империи или сложных глубинных идентичностей. Ничего не напоминает? Вот именно. В чем не прав Фукуяма? Прав во всем. Но это не значит, что надо с ним соглашаться. Он описывает то что есть и то, что он хочет, чтобы было. И в этом он догматичен. Он предсказывает как неизбежное, фатальное то, во что верит и чего хочет. Но всякое thinking – это wishful thinking. Поэтому глупо сердиться на него, если мы хотим иного и видим по другому саму структуру времени. Тогда все, о чем говорит Фукуяма, и что весьма реалистично, надо признать за status quo и одновременно за либеральный проект. А само status quo есть не что иное, как реализованный либеральный проект вчерашнего дня. Факт – дословно это нечто сделанное, причастие от facere – factum. Либералы вчера хотели своей победы и добились своего. На завтра у них есть следующий план, который они и воплощают в жизнь – делают, чтобы он стал завтра фактом и status quo. Это можно принять, если мы согласны с предпосылками либерализма, с его метафизикой индивидуума, разрыва, освобождения субиндивидуального уровня и перехода к роботам и к сильному искусственному интеллекту (трансгуманизм). Тогда вы не просто принимаете либеральное будущее, но одобряете его, легитимизируете его и помогаете ему сбыться. То есть вы на стороне Фрэнсиса Фукуямы. Есть, однако, и другое wishful thinking – воля к иному – иллиберальному – завтра. Без плана А (“конец истории”) и плана Б (откладывание “конца истории” до окончания цикла либеральных авторитетарных диктатур – стейт билдинг). То есть, борьба за конец истории не закрыта, поскольку кроме трех идеологий Модерна может быть – должна быть – четвертая. Речь идет о Четвертой Политической Теории. И здесь, если наш wishful thinking сбудется, то Фукуяме – а не истории - придет конец». Полная беседа Александра Дугина и Фрэнсиса Фукуямы: https://www.youtube.com/watch?v=BB33yagk-1M    

Выбор редакции
18 октября, 12:40

Искусственный интеллект – это человечество без Dasein

Человечество столкнулось с этапом, на котором роботы уже практически не отличаются от людей. У роботов появляется человеческая этика, как в сериале "Мир дикого Запада", а человека постепенно превращают в андроида. И главное – многие замерли и в трепете ждут от кого-нибудь объяснения, как же мы "докатились до жизни такой". Подробно об истоках и философских аспектах искусственного интеллекта Геополитике.ру рассказал философ Александр Дугин. Он высказал свою точку зрения насчет того, останется ли киборг творением Бога, возможен ли "компьютерный бог", и в чем, собственно, состоит различие современного зомби-человека от робота с нейросетью. Любой интеллект – уже искусственный - Как бы Вы описали искусственный интеллект с философских позиций? Когда были заложены корни этой идеи? Александр Дугин: На самом деле понятия "искусственный" и "естественный" по отношению к интеллекту с философской точки зрения – это очень тонкая грань. Потому что все очевидное, как знает любой философ, скорее всего, неверно. Даже современные рыночные трейдеры понимают, что the majority is always wrong. Когда мы говорим об искусственном интеллекте (далее – ИИ, прим.ред.), мы подразумеваем что-то конкретное, но исходим из того, что существует естественный. Но любой философ поставит это высказывание под вопрос: что значит "естественный"? Естественным как раз является то, что интеллектом не обладает, то, что спонтанно присутствует и не ставит между собой и миром никакого вопрошания – то есть, Логоса. Так что естественным является только отсутствие интеллекта. Наличие интеллекта является чем-то сложным, искусственным, потому что основная его функция – дублировать окружающий мир некими гештальтами, образами и, в конечном итоге, концептами. Что такое язык, или мысль, как не проецирование на искусственный экран переработанных импрессий внешнего мира, или наоборот – проекция идей или образов вовне из некой внутренней апофатической среды?! Фото: Wikimedia Commons Но в любом случае речь идет о том, что интеллект сам по себе загадочен. Его происхождение очень сложное. И, например, гипотеза Бога, религии, духа связана как раз с поиском происхождения интеллекта. Он настолько неестественен, что у него должна быть особая, сверхъестественная причина.  В этом состоит учение Гераклита о Логосе. Интеллект (intelligence) сам по себе является в каком-то смысле искусственным (artificial), не вытекающим из органичного, природой данного. Для материалистов это сбой в программе, складка, которая сталкивается сама с собой. Есть, в частности, абиотическая гипотеза происхождения сознания: из неживого появляется живое, а из живого появляется мыслящее, и оба перехода (нежизнь->жизнь, жизнь->сознание) крайне проблематичны, они несут в себе нечто искусственное. В этом отношении, интеллект – то, что делает естественное искусственным. Например, когда мы осмысляем гору, дождь, птицу или дерево – сам процесс осмысления превращает их в нечто искусственное, в концепт. Человек, который не размышляет о природе мышления, является получеловеком, недочеловеком. Традиционное представление о человеке – это представление о философе. Философ и есть человек. В той мере, в которой он не философ, он не человек. Соответственно, у человека появляется идея придать интеллекту механический аналог. Я думаю, с этим в некоторой степени связано возникновение таких предметов, как математика. Но и наука в целом, и письменность, буквы, символы, знаки – это и есть попытка создать комбинаторный кодовый язык интеллекта. Культура это и есть ИИ. Наш интеллект, который думает о самом себе, стремится переместить себя в искусственную сеть  – например, на книгу. Книга – форма ИИ; особенно если это Священное Писание, это и есть разновидность глобального компьютера, который дает ответы на все вопросы, которые являются внешними и внутренними по отношению к нашему сознанию. Идея придать структурам мышления отвлеченный формализм и где-то зафиксировать этот алгоритм – инициатива, которая характерна для человечества на самых разных этапах. Фото: Wikipedia Любая письменность и знаковая система – тоже ИИ Взять, к примеру, наскальные рисунки бушменов (сан) из Ботсваны, Намибии и ЮАР. Они проецируют на скалы результаты психоделического опыта, который испытывают в особых обрядах. В основе этого опыта, т.н. "rock art" (искусства наскальных живописей) лежат формы первичного субъективного энтоптического видения. В основе -- поток галлюцинаций, который возникает у бушменов (без принятия психоделических средств) методом холотропного дыхания. Истоки этого опыта энтоптического зрения, когда человек видит то, что видит он один, состоит в геометрических фигурах – треугольниках, квадратах, точках, крестах, кругах и т.д. Это и есть искусственный операционный язык нашего сознания. Первые знаки бушменской галлюцинации, удивительно напоминающие наскальные рисунки, уходящие в глубочайшую древность, похожи на проторунический алфавит. Это своего рода компьютерный язык, кодирующий глубины сознания. Что-то глубоко искусственное есть в самой природе нашего сознания, и человечество пытается придать ему разные формы. Наскальная живопись бушменов и есть своего рода компьютер. Так же, как и письменность есть сама по себе, компьютер, комбинация знаков, которые складываются в ряды смыслов, в синтагмы смыслов. Фото: Wikimedia Commons Можно вспомнить и Альберта Великого и Раймонда Луллия, которые пытались создать искусственные вычислительные машины – неких роботов, которые отвечали бы на все вопросы. К примеру, ходила легенда, что Альберт Великий сконструировал автомат – совершенного человека, а его ученик (в будущем – святой Фома Аквинский), опасаясь андроида как дьявольщины (по другой версии автоматом была искусственная женщина-киборг, которая переспорила Фому), разломал его. Подобная идея была и у алхимиков и магов Ренессанса – создать комбинационную модель, способную отвечать на вопросы. Или, к примеру, гадание – китайская Книга Перемен И-Цзин, или специфическая система йоруба в Африке -- ифэ. Идея в том, что любая комбинация знаков дает некое смысловое послание, что воспринимается как оракул – произвольность складывается в синтагму – гадание есть операция ИИ. Гадание по И-Цзин – осмысленный процесс, оракул. Когда люди бросают палочки, шарики или кости – это простая форма гадания, но когда речь идет о системе И-Цзин или гадании йоруба ифэ – любая "случайная" комбинация смысловых элементов, выстроенных в определенном порядке, представляет собой оракул, последовательное высказывание, имеющее свою логику. И в этом смысле ИИ, который сегодня создается, не сильно отличается от размышлений относительно структуры интеллекта, которые были характерны для человечества в разных культурных формах и в разные исторические эпохи. Фото: Wikimedia Commons Таким образом, ИИ – не только технологические разработки, но постоянно сопутствующая человечеству инициатива придать структуре нашего сознания некий формализованный вид. В этом случае интеллект может существовать на внешнем носителе – на стенах пещер, на дереве, на пергаменте или бумаге. Это все попытки построения ИИ, передачи алгоритма. Разработчики современного ИИ (как слабого, так и сильного) следуют этой логике: это комбинация почти случайных секвенций семантических элементов. Вспомним, как Н. С. Трубецкой определял фонему в структурной лингвистике: фонема – минимальный звуковой квант, наделенный смыслом. Сочетание фонем всегда будет что-то означать. Так же и последовательность знаков всегда будет что-то означать – бессмыслицы не получится, потому что каждый элемент Интеллекта есть сема, смысловой квант, как каждый элемент речи – фонема. Религиозные аспекты мира киборгов - Рассмотрим теперь ИИ с религиозной точки зрения. Вы неоднократно поднимали тему трансгуманизма. Технологии позволяют делать из человека практически паззл: можно не только заменить ногу на протез, но и чуть ли не распечатать на 3D-принтере новые органы. Размышляют и о более сложных экспериментах по замене человеческого мозга на нейросеть. Но человек – творение Божие. Многие верующие стали задаваться вопросом: если человеку заменили не только телесность, не только индивидуальность, но и сознание – останется ли это экземпляр с нейросетью в голове божественным творением? Александр Дугин: Хороший вопрос, но только немного запоздалый с точки зрения нашей религиозной реакции. Дело в том, что в той степени, в которой мы живем в обществе, мы уже являемся продуктами того, что называется коллективным сознанием. Это то, о чем говорил Дюркгейм. Социология показывает, что наш интеллект является искусственным – в той степени, в которой мы живем в обществе. Изменяя парадигму идеологической системы в обществе, мы меняем наше сознание. Меняя наше сознание, мы уже отходим от представления о том, что непосредственно нас создает Бог. Нас создает Бог, но воспитывает нас общество, в котором мы живем, и оно в нас может заложить самые разные формы. В том числе и о том, что Бога, Который нас создал, просто нет. То есть, человеческое сознание адаптивно к кодированию. Оно всегда кодируется – не одним обществом, так другим. Чистый акт творения Богом человеческой души на самом деле очень сложен. Докопаться до него в опыте чрезвычайно трудно. Как творит Бог непосредственно нашу душу? Мы относимся к этому моменту через призму уже существующего в нас ИИ, через общество, через идеологию, через науку, через образование, через воспитание. Фото: derzhava.today В эпоху Модерна все строилось так, чтобы изгнать этот момент вспышки души под воздействием Божьего перста – этот акт делали мифом, сказкой, чушью. Если вы посмотрите на современную науку (не только коммунистическую, где это уже стало догматом и где выжигали каленым железом представление о божественном происхождении души), если вы посмотрите на Модерн, то заметите: всё в нем визжит и вопиет против этого признания акта. И это пришло не вместе с Google, и даже не с Великой французской революцией – это пришло с Новым временем. Это постепенно формировалось в рамках научного мировоззрения, которое заменяло собой традиционное, возрожденческое, средневековое. По мере того, как Средневековье и Возрождение удалялись от нас, мы утрачивали все больше и больше религиозное достоинство, основанное на акте творения трансцендентным небесным отеческим Богом бессмертной души. Сегодня мы находимся не в начале этого пути, когда у свободных прекрасных христиан отбирают право на свободу совести, а в конце, когда у человечества, у которого уже несколько столетий назад было отобрана христианская свобода понимать самого себя и окружающий мир, исходя из креационистской модели, вынимают искусственный интеллект, сконструированный Новым временем, и вставляют микрочип. Но это не нечто новое, это лишь замена социального микрочипа Модерна, кристаллическим (или квантовым в ближайшим будущем) процессором. Это просто апгрейд мозгов с помощью усовершенствования (более скоростного и с большим объемом памяти) оборудования. Свобода в ее божественном понимании, как свобода, данная душе Богом, давно – уже несколько столетий назад -- поставлена вне закона, смещена на глубокую периферию. Сегодня тоталитарность, заложенная в Модерне, приобретает последнего штриха. Все сдают свое --  и так уже -- искусственное коллективное сознание и получают сознание 2.0. Да, это конец свободы и в чем-то конец человека. Но… это не начало конца, а конец конца, логическое завершение Модерна. Поэтому что-то мы поздно спохватились. Мы лишились свободы тогда, когда убили Бога. В той степени, в которой мы согласились с Модерном, мы согласились с в апостасией. И в этой мере мы прокляты.   Мы уже проиграли - добро пожаловать в ад и постгуманизм Для того, чтобы предотвратить происходящее сегодня с ИИ, необходимо было как минимум лет 300 назад пойти в ином направлении. А чтобы сейчас это осознать, надо проделать этот путь в обратном направлении. Но кто из современных христиан готов осуществить эту операцию? Современные христиане учились в советских или в либеральных школах, все получили (in authoritative manner) какое-то представление о современной науке, о логике развития, о материи, о науке и о прогрессе. Современные христиане сами являются продуктом Модерна и жертвой глубокого ментального кодирования. Они с необходимостью модернисты, а значит, уже носители ИИ. Да, христиане справедливо ужасаются перед лицом следующего этапа апостасии. Но этот следующий этап вытекает из предыдущего – мы пришли к ИИ не потому, что какие-то злые люди решили заменить людей компьютерами. На самом деле мы заменяем людей компьютерами в течение 300 лет, все больше и больше делая человеческое сознание управляемым, рукотворным, через идеологии, через систему СМИ, через образование. Мы уже живем в матрице – до того, как нас начали сращивать с другими видами (химеры) или электронными симулякрами нейросетей. Мы уже в значительной степени являемся продуктами ИИ, и наш интеллект процентов на 99 уже искусственный, причем управляемый уже не Богом и не высокими философскими моделями. Кодировка, которая заложена в нашем интеллекте, совсем мрачная, хтоническая и демоническая. Это конечная станция, terminus. Мы давно сели в поезд, который едет в сторону ИИ, создания матрицы и смены человечества на постчеловечество и расу киборгов. Что же удивляться, когда говорят: "Скоро конечная станция, приготовьтесь освободить вагоны". Тут мы всполошились и задались вопросом, куда нас занесло? Но надо было думать об этом ровно на несколько столетий раньше, брать в руки оружие и сражаться против Модерна, против Запада, против Ньютона, против Галилея, против солнечной системы, против Коперника, против Фрэнсиса Бэкона, против круглой земли и звездной пыли, против черных дыр, белых карликов и красных гигантов. Против призраков и демонов Модерна. Против прогресса и демократии, против Конституции и прав человека. Против восставшего Прометея и освободившегося Люцифера. Против всего этого черного бреда, в который мы попали, против матрицы абсолютно ложного, отчуждающего мышления. Мы эту битву проиграли, и теперь добро пожаловать в ад и постгуманизм. Странно купить билет до Арзамаса и, приехав, ужасаться, куда тебя занесло. Так бывает только если человек очень много выпил и не помнит, где он был вчера, откуда билет и зачем и к кому он едет. Поэтому меня удивляет не то, что современные христиане этому ужасаются, почему они делают это только сегодня. А где они были в предшествующие 30 лет либерального маразма в России? Где они были в течении 70 лет советского интеллектуального террора? Где они были, когда в православной стране в XVIII-XIX вв. создавались университеты с научным образованием, которые систематически обучали наше население этому террористическому рациональному мировоззрению, которое и привело к закономерным результатам? Это как пилить ветку, на которой сидишь – не надо потом удивляться, что ты падаешь. Если ты идешь в ад и строишь мир без Бога, бросаешь Ему вызов, не надо удивляться, что в какой-то момент ты оказываешься в матрице с искусственными руками и глазами, а по твоему сознанию шарятся спецслужбы, выискивая возможные материалы неприличного характера или желание совершить террористический акт против прав человека. Мы сами сделали это своими руками – просто это следующая – финальная - фаза. Поэтому я не очень понимаю это остолбенение перед ИИ, которое у многих возникло сегодня. Где вы были раньше? Это просто очередной этап. Конечная. Поезд дальше не идет. Бог настоящий и Бог в вере - Можно продолжить Вашу мысль: даже самого Бога затягивают в эту матрицу. У бывшего инженера Google Энтони Левандовски даже родилась идея создать Бога на основе технологий ИИ. Мол, мир и так виртуален, давайте туда поселим своего бога. - У великого исламского философа, метафизика, крупнейшей фигуры суфизма Ибн Араби есть идея разделения Бога на "Бога настоящего" и "Бога, который живет в религии". "Бог, который живет в религии", это тоже Бог, но он создается как социальный конструкт, концепт. Поэтому неудивительно, что ИИ тоже пытается создать своего «компьютерного бога», и он так же действителен, как любой другой. С социологической точки зрения, то, во что люди верят, уже существует в силу этой веры. Фото: Wikipedia Интересно, что Ибн Араби не говорит, что есть действительно существующий Бог, а есть несуществующий, придуманный, который живет в вере. С его точки зрения, существуют и тот, и тот, только они имеют разный онтологический статус. Один Бог не зависит от того, что о Нем думают, а другой зависит. Тот, что не зависит, Он дальше, глубже, онтологически первичнее. А Бог, который зависит от жертв и восхвалений, славословий и воскурений -- ниже, и крепче связан с человеком. Если вера есть, Он жив, если нет – Он умирает. Это как раз имел в виду Ницше. Я не говорю, что можно создать Бога. Хотя, на самом деле, можно и создать: Бог есть, и одновременно люди создают Его верой, а отсутствием веры Его убивают. Вспомните слова Ницше: "Бог умер, мы убили Его – вы и я". Это действительно так: Бог, живущий в вере, живет, пока есть вера. Когда веры нет, Он умирает. Поэтому и компьютерный интеллект вполне может создать себе Причину – будет компьютерный бог, и у него будет свой определенный статус в этой эпистемиологической и когнитивной системе. Компьютер, как деисты Нового времени, вполне может поставить вопрос: откуда я? И ответ – от "бога", "моего богам. Декарт так и поступил. Он и был одним из ранних компьютеров. Кант более совершенным и так далее. На Ницше, правда, система дала сбой, компьютер завис. Другое дело, аффектирует ли это Бога, который сам по себе? Конечно, нет. Можно вспомнить формулу Эпикура: боги, которые живут в межмирье. Боги счастливые, а люди – нет, говорит Эпикур, поэтому, чтобы не огорчаться, боги должны жить в таком состоянии, в котором им наплевать на несчастья человека. Поэтому они никак и не соприкасаются с ним. Получается, что Бог, который вообще никак не зависит от веры людей, пребывает в таком пространстве, где Его ничто (ни вера, ни безверие) не затрагивает. И вот здесь заключается уже наша задача. Это нам важно, что чтобы Бог жил в нашей вере. Он может спокойно обходиться и без нас. Мы без него не можем, вернее, не хотим. А кто-то – и хочет и может. И в теологии у этого «кто-то» есть свое имя. В этом все и дело: в принципе, Бог, который живет в вере, в каком-то смысле важнее, чем Тот, который не зависит от нее. И наша задача – их сблизить, сделать так, чтобы мы верили верить в Бога живого, а не просто в бога-идола. В этом и смысл. Это очень тонкая грань, потому что человек легко превращает живого Бога в идола, и идол может ожить (и часто оживает). В этом есть некая теургия, даже темная магия в определенном смысле. Но религия – это всегда риск, высший риск. Это очень трудное дело. Трудное и опасное. Веришь в одно, откликается другой. Чтобы пробиться к тому истинному и Единому Богу, надо пройти очень сложные испытания. И совершенно не обязательно все увенчается успехом. Живой/мертвый, идол/реальное божество, божество зависящее/независящее от людей – во всем этом есть очень тонкая диалектика. Поэтому я не вижу ничего сверхъестественного в том, что возникает "компьютерный бог". Есть же Левиафан у Гоббса – это искусственный бог-государство, политический бог. И мы поклоняемся ему сегодня его тотально, раз признаем политический суверенитет. Левиафан действителен, потому что перед государством мы встаем на колени и разрешаем ему убивать, признаем право на легитимное насилие. Насилие государства – это даже не насилие, поскольку легитимное насилие – не насилие. Тем самым мы придаем государству право выполнять функции Бога. Идолы могут ожить. Фото: Flickr Боги глобализации Современное национальное государство – это и есть политический бог по Гоббсу и в рамках классической политологии. Существует и глобалистские боги с ведьмовской рожей Хиллари Клинтон, или участников гей-парадов и феминистских мероприятий, или Сороса. Они реальные боги глобализации – они говорят, что политкорректно, а что нет, они выносят свои решения относительно того, что приемлемо, а что нет. Боги либерализма, они живут в либеральной религии. И у этой секты огромная паства от программиста до главы Сбербанка. Обычный пользователь также находится под ее гипнозом.  Боги могут быть различными, и на самом деле есть и «компьютерный бог» – это следующий уровень. Бог с лицом Цукерберга, или Макрона. Когда я смотрю на Макрона, он напоминает мне газонокосильщика нового порядка, он создан из электронов, лампочки то загораются, то тухнут. Если даже посмотреть на его глаза, то на радужной оболочке действительно время от время можно заметить микроксопически вспыхивающие искры. Поэтому если Макрон и не бог ИИ, то мог бы быть пророком электронного бога – он так любит будущее, озаряя своим бессмысленным присутствием огромное количество мигрантов, которые с трудом разбираются во французской грамматике. Любопытно, что "Liberation" накануне выборов во Франции вышла с огромным заголовком: "Faites tous ce que vous voulez, votez Macron!". Это главный закон секты "Телема" Алистера Кроули – "Делай, что хочешь, это и есть закон! " В данном случае текст чуть-чуть изменен "Делай, что хочешь, голосуй за Макрона!", "Делай, что хочешь, это и есть Макрон!" Единственное отличие человека от ИИ - Допускаете ли Вы ситуацию, что человечества не будет? Что, как в антиутопии, останется лишь дух ИИ, носящийся над водой… - Трудно сказать. Может, от человечества уже ничего не осталось… Чем обладает ИИ? По большому счету, он обладает всем тем, чем обладает человек. В чем реальное отличие человека и ИИ? Ни биология, ни жизнь – все это можно представить себе как совокупность химико-физических процессов, и воспроизвести их (на этом и основаны 3D-принтеры будущего, которые смогут распечатать хоть ежика, хоть печень). Секрет биологического существования можно найти с помощью генной инженерии. Так чего же нет у ИИ? У него нет Dasein. Это очень важно. Когда Dasein, по Хайдеггеру, экзистирует неаутентично, а в качестве Das Man, он сам себя конституирует как свою собственную оппозицию, как ИИ. Искусственный Интеллект – это и есть Das Man. И если Dasein экзистирует неаутентично, то этим экзистированием он сам себя отменяет. Но, в отличие от ИИ, у Dasein даже при самой крайней форме неаутентичного существования, когда полностью неотличим от Das Man, всегда есть возможность переключить свой режим. То есть, существовать аутентично. Это бывает, когда человек сталкивается со смертью, со страданием. Не всегда, но в некоторых критических случаях это переключение может быть. И Dasein может вспомнить о самом себе (Dasein, не интеллект!) и изменить режим экзистирования с неаутентичного на аутентичный. Даже если всю жизнь человек проводит глубоко погруженным в структуры повседневности, в Das Man, даже если он ничем не отличим от машины, он все же отличается – только одним: он может проснуться может войти в бытие-к-смерти. А вот в ИИ больше нет такой возможности. ИИ -- это такая абсолютизация Das Man, которая не может больше поставить проблему смерти. Поскольку, по Хайдеггеру, аутентичное существование – это бытие-к-смерти, то "к-смерти" может быть только носитель Dasein. Кто не является носителем Dasein, в каком-то смысле бессмертен, и поиск физического бессмертия, который сейчас является главной темой постгуманистических разработок (в т.ч. технологических – отсюда криогенные эксперименты, и многое другое) – это поиск того, как человечеству избавиться от своего экзистенциального ядра. То есть, от Dasein. Что такое ИИ? Это человечество без Dasein. Но Dasein, скажут многие, небольшая потеря. Это непонятно что, это по-немецки, это туманно и трудно, это то, что ужасается перед собственным концом. Ну не будет ужасаться, потому что собственного конца не будет, ну и что? По Хайдеггеру, сущность человека – в его ограниченности, конечности. Ну не будет конечности – ну и хорошо. Не будет Dasein – и черт с ним. Не будет экзистирования – и хорошо Dasein, когда он экзистирует неаутентично, очень похож на ИИ. Но у него есть шанс переключить этот режим. Когда мы мигрируем в ИИ, в виртуальные миры, у нас этого шанса не будет. И невелика потеря, скажут обыватели, которые в принципе живут так, словно аутентичного режима не существует. И это не только какие-то плохие люди, как Хиллари Клинтон или маньяк Джордж Сорос. Это каждый человек, который погружен в структуры повседневности. Он может пока из них вылезти, но он не хочет – ему и так хорошо. Эти глубоководные рыбы имеют шанс выплыть, на самом деле, вдохнуть воздух. А у машин этого шанса нет. Они просто глубоководные – и все. Они и есть дно. Вот в чем состоит плоская глубина в лице компьютерной программы. Собственно говоря, при переходе к ИИ мы теряем немного по сравнению с тем, что имеем сейчас. Конечно, если брать сакральную цивилизацию, где все было построено на аутентичном режиме (по крайней мере, на стремлении к аутентичному режиму), то мы теряем многое. Более того, мы теряем всё. Но мы начали терять это всё постепенно. Процесс Нового времени – это постепенный переход к цивилизации техники. Ведь техника – это метафизика, говорил Хайдеггер. Техника – это и есть нарастание отчуждения режима экзистирования Dasein от аутентичности в сторону неаутентичности. Мы накапливаем неаутентичное существование до такой степени, что полностью погрязли в неаутентичности, и к аутентичности прорваться почти не способны. Но здесь имеет значение слово "почти". "Почти не можем" – это сегодня; "не можем" – это завтра. Поэтому разница между человеком и ИИ, между нами сегодняшними и пост-нами завтрашними очень невелика. Практически то же самое. То, чем мы занимаемся, вполне могут заниматься машины. Только мы хуже, слабее. Они – веселее и быстрее. ИИ гораздо быстрее считает, лучше понимает и т.д. Различие очень невелико, в панику впадать нечего: нынешнее дегенеративное человечество и не заметит, как окажется там, потому что замечать нечем, нет никакого аппарата. Его просто заменят, как заменяют паспорта или карточки. И оно даже не заметит – ничего со среднестатистическим человеком не произойдет (вернее, то, что произойдет, он осознать не сможет). Почти аналогичные вещи и так с ним происходят – например, расформировываются национальные государства. Ты жил во Франции, не заметил, и ты в ЕС, потому будет жить в глобальном мире и снова не заметишь. Был человеком, раз, и ты -- прибор. Ничего страшного – объяснят, что это прогресс и так и надо. С другой стороны, произойдет самое главное. Человек будет лишен того микроскопического, совершенно ненужного в себе элемента, который он никогда не использует. Представьте, что у вас есть вещь, о которой вы не догадываетесь. Что будет, если у вас ее отберут? Ничего, вы даже не заметите. Но именно это – то, что в Евангелии называется камнем, который строители не использовали. Это и есть тот краеугольный камень, который ставится в конце. Он является самым ценным, но его просто отбросили, потому что строители все построили и без него. Отбросили и забыли. И вот этот камень мы утрачиваем. Это очень тонкая вещь. Но на самом деле та вещь, которую у нас отбирают и о которой мы не знаем, является самой главной. Поэтому то, что происходит в настоящем и будет происходить в будущем, это по-настоящему страшно. Но страшно для того, у кого еще остался некий орган, который может испытывать ужас. Если его нет, то ужас нечем испытывать. Потому что есть – это уже в принципе ужас. А если для нас status quo нормально, «сойдет», то и следующий этап будет нормальным. Тоже "сойдёт". Надо смотреть правде в глаза: никто ничего не почувствует. Это как эвтаназия – все будет очень хорошо. У вас от»берут ту вещь, которая все равно не нужна. Ее не будет. Хотя это самое главное. 

Выбор редакции
05 октября, 15:00

Что такое трансгуманизм: в будущее по лезвию бритвы

Недавно на экраны вышло долгожданное продолжение культового научно-фантастического фильма Ридли Скотта Blade Runner ("Бегущий по лезвию"). Но совпадает ли художественный вымысел с реальностью, где эра научно-технического прогресса может уже в ближайшем будущем поднять человечество на новую ступень эволюции?

03 октября, 10:18

Ольга Четверикова. Мировой правящий класс реализует стратегию управляемого хаоса

  • 0

Число жертв стрельбы в американском Лас-Вегасе выросло до 59 человек, 527 ранены, сообщил шериф города Джозеф Ломбардо. Массовое убийство произошло в воскресенье вечером по местному времени на музыкальном фестивале. Огонь открыл 64-летний пенсионер Стивен Пэддок. Эта трагедия — крупнейший по количеству жертв случай стрельбы в США. До сих пор самым крупным инцидентом подобного рода считалась стрельба в гей-клубе Pulse в городе Орландо (штат Флорида), произошедшая в июне 2016 года. Тогда присягнувший на верность экстремистам Омар Матин убил 49 человек, еще 53 получили ранения. Комментирует публицист, кандидат исторических наук, доцент МГИМО Ольга Четверикова. #ДеньТВ #Четверикова #ЛасВегас #стрельба #теракт #СтивенПэддок #спецслужбы #мироваяэлита #дегуманизация #трансгуманизм #управляемыйхаос #массовоеубийство #США #манипуляциясознанием #страх

19 июля, 10:25

Я хочу остаться человеком

Трансгуманизм. Нейронет - соединение мозга с компьютером. Виртуальная реальность. Разрушение системы образования, новые религии.

14 июля, 11:25

Человек разумный вышел из неразумной природы?

Зоологи утверждают, что эмбриональное развитие животного повторяет всю историю его предков в течение геологического времени. По-видимому, то же самое происходит и в развитии ума... Gо этой причине история науки должна быть нашим первым руководителем.

08 июля, 23:00

«Цивилизованный» западный мир против великой России

Во время Первой мировой войны США вступили в активные боевые действия позже своих союзников, но при этом извлекли из ситуации наибольшие выгоды. Сначала Америка пожала все плоды своего нейтралитета, а затем и плоды победы. Из войны Штаты вышли ведущей мировой державой, имеющей свой план «нового мирового порядка».Чтобы понять суть мировых войн, развязанных в XX-XXI столетиях (все они являются страницами одной большой войны, частью Большой игры, где приз — планета), необходимо всегда помнить, что прямые хищнические войны и подрывная диверсионная, шпионская деятельность и информационная война против нашей страны и народа велись всегда, на протяжении всей видимой истории. Ещё римляне и греки-ромеи (византийцы) вели борьбу с восточными и северными «варварами», «скифами», среди которых были наши прямые предки — русы, славяно-русские племена и роды. К примеру, записанные «классической» историей (западным вариантом истории) вандалы в германцы (предки современных немцев), в реальности были славяно-русским родом, известным под множеством имен: вены — венеты — венеды — вандалы и т. д. И практически вся территория современной Германии, Австрии, Северной Италии и другие земли Европы некогда были заселены суперэтносом русов.Однако в ходе длительной, более тысячелетия идущей войны, западное ядро суперэтноса русов было практически уничтожено, ассимилировано, подчинено «западной матрице», как поляки (западные поляне) или хорваты. Русские города вроде Берлина, Ростока, Дрездена, Бранденбурга-Бранибора, Вены и Венеты-Венеции стали крупными центрами новых западных народов. Надо сказать, что схожие этнические, культурно-исторические, языковые процессы продолжаются по сию пору. В частности, мы видим, как из единого этноязыкового, культурного пространства русской цивилизации и суперэтноса вычленяют «украинцев» и белорусов («литвинов»). Натиск на Восток продолжается, и война на уничтожение будет продолжаться, пока хозяева Запада не уничтожат русский суперэтнос. Владыкам Запада всё равно, кто правит в России — великие князья, цари, генсеки или «демократически избранные» президенты. Хозяевам Запада всё равно, какой у нас строй — монархия, социалистическая республика или «демократия» с периферийным капитализмом.Война будет продолжаться до полного решения «русского вопроса», то есть уничтожения русского суперэтноса и русской цивилизации с её уникальной «русской матрицей» — идеей справедливости и жизни по совести. Только уничтожив русский народ и русский язык, физически уничтожив или ассимилировав русских, Запад может получить главный приз — планету. Только с уничтожением и расчленением великой России возможен инфернальный, неорабовладельческий рабовладельческий новый мировой порядок, который создают хозяева Запада. Поэтому потуги части нынешней российской политической верхушки, которая со времен Горбачёва и Ельцина пытается «вписаться» в этот «новый порядок», бессмысленны. Хозяевам Запада не нужны «компромисс», «сотрудничество», борьба с «мировым терроризмом», «партнеры», им нужна только полная капитуляция, полный контроль над великой северной цивилизацией и окончательная ликвидация самосознания, исторической памяти, культуры и языка русского суперэтноса. Чтобы от народа-воина, труженика, созидателя и праведника остались одни рабы-потребители и хищники-паразиты, высасывающие ресурсы Севера в интересах хозяев Запада и Востока.При этом, несмотря на постоянную угрозу с Востока (Турция, Персия, Китай, Япония), основным, постоянным, наиболее опасным, расчётливым и в тоже время алчным врагом для России всегда остаётся Запад, англо-романо-германский мир и примкнувшие к ним позже и взявшие в XX веке на себя роль лидера западного проекта и «крестового похода» против русского мира — США. Духовным идеологом «натиска на Восток», на Россию и славяно-русскую цивилизацию с раннего средневековья и до настоящего времени остается папский Рим. Два других «командных пункта» западного проекта — Лондон и Вашингтон.На протяжении тысячелетий русский суперэтнос противостоял натиску с Запада (нынешняя история Руси-России «обрезана» в угоду западным «партнерам»). Последние полторы тысячи лет Западу противостоит Русь-Россия со столицами в Новгороде, Киеве, Москве и Петрограде. Основой противостояния является генетический код. Именно в этом глубинное отличие между Россией и Западом, именно в этом непонимание западными народами «загадочной русской души» и, соответственно, непонимание и неприятие русскими бездуховности, материальности («золотой телец»), звериного эгоизма, индивидуализма и хищнических, паразитических повадок «западного» человека.Поэтому западные «элиты» всегда с огромным удивлением, непониманием и страхом смотрели на «загадочных» русских, которые всегда, имея превосходство в военном умении (народ-воин), не колонизировали, не грабили, не разоряли соседние народности, как это делали западные народы. Они удивлялись, почему русские, отбивая «крестовые походы» с Запада, которые регулярно организуют хозяева Рима, Парижа, Берлина, Лондона и Вашингтона, в ответ не «сдирают семь шкур» с богатых западных городов, как всегда делали западноевропейские завоеватели. Более того, русские, в отличие от западных колонизаторов, всегда видели в жителях Сибири, Севера, Кавказа, Средней Азии — людей, равных себе. Не рабов и «недочеловеков» второго-третьего сорта, а таких же людей, просто с другим языком, верой и культурой. Это и позволило русским создать саму великую империю в истории человечества. Люди других народностей и культур всегда с охотой вливались в русский (советский) проект.Хозяева Запада веками создавали звериное общество потребления и самоуничтожения, паразитировали на своих народах и покорённых народностях. Отсюда и современный глобальный биосферный кризис, кризис человека (его деградация, инволюция) и человечества, белой расы. Когда целые регионы планеты буквально уничтожаются, пожираются обществом потребления и саморазрушения. Огромные леса в Южной и Центральной Америке, Африке и Азии сводятся с лица земли, реки и озера превращаются в грязные канавы, в океанах появляются целые «моря» мусора, цветущие лесостепи обращаются в пустыни, появляются огромнейшие свалки мусора и различных отходов и т. д.Можно взять почти любую страну в Южной Америке, Африке и Азии, которые буквально все тем или иным образом подчинены западному миру, капиталу, западным ТНК и ТНБ, и везде мы видим одинаковую картину господства общества потребления и саморазрушения, людоедского «капиталистического общества». Человек в таком обществе постоянно физически, интеллектуально и духовно деградирует, саморазрушается. Человек обречён на выживание, то есть пытается существовать с помощью продажи своих сил (труда) или даже своего тела, хищнического изъятия природных ресурсов (к примеру, вырубка лесов). Всё это ведёт к катастрофе как общества, так и биосферы в целом. Это эволюционный тупик, ведущий к саморазрушению всего человечества. При этом хозяева Запада всячески стараются не дать человечеству выйти из этого тупика — наиболее умные лидеры, которые пытаются создать альтернативную модель развития (к примеру, Джамахирия М. Каддафи), физически уничтожаются. Людей сознательно оглупляют с помощью разрушения и извращения систем образования и воспитания, уничтожают их физический, интеллектуальный и духовный потенциал с помощью табака, алкоголя, наркотиков, отравленной и измененной пищи, виртуальных миров ТВ и интернета, игровых миров, потакая низменным потребностям и т. д.Западная цивилизация, хищническо-паразитарная по своей сути (отсюда любовь западных обывателей к фильмам про вампиров-упырей), живёт за счёт высасывания чужой энергии, ресурсов. Ядро капиталистической системы — США, Великобритания, Франция, Германия, процветает, а периферия капсистемы постоянно деградирует. Правда, и ядро постепенно разрушается. Паразитирование, звериное потребление разрушает человека, так как его предназначение — это творчество, созидание. Отсюда все проблемы Запада — вымирание и деградация белой расы, её угасание, расцвет человеческих пороков и угасание морали, гедонизм и потребление с одновременным исчезновением духовности и творческой активности. Однако, вымирая и самоуничтожаясь, западное общество в своей длительной агонии и звериной алчности убивает, уничтожает и отравляет своими ядами весь остальной мир. Этот процесс длится уже не первое тысячелетие и может занять ещё от двух-трех сотен лет до двух-трех тысячелетий, если хозяева Запада смогут окончательно подмять под себя весь остальной мир, включая древние цивилизации Востока (Персия-Иран, Индия, Китай, Индокитай, Корея и Япония), так и Россию.Русские же являются носителями созидательного кода-матрицы. Именно в этом причина того, что, несмотря на катастрофические войны, вторжения, «крестовые походы», инспирированные хозяева Запада, несмотря на подрывные революции и восстания, разрушительные «перестройки-реформы», проводимые российскими западниками, представителями «пятой колонны», несмотря на десятки миллионов демографических потерь, вызванных этим противостоянием (в частности, если бы не революции, войны и «реформы» XX столетия, то русских сейчас было бы около 500 млн. человек, то есть мы являлись бы третьим этносом на планете по численности, как в начале века, после китайцев и индийцев), с каждым витком развития русский суперэтнос и Россия становятся всё более могущественной и великой нацией и державой.В частности, катастрофа 1914-1920 гг. привела к невероятному взлёту советской цивилизации (проекта). Русские коммунисты во главе со Сталиным стали создавать общество служения и созидания, с господством этики совести, что соответствовало коду русского суперэтноса. Результаты были поразительными — СССР-Россия стала ведущей сверхдержавой, создала проект развития, альтернативный западному. Всё человечество с надеждой смотрело на русских, которые бросили вызов хозяевам Запада, своим проектом разрушили колониальную систему и дали народам Азии, Африки и Азии надежду на создание иного общества, без паразитизма немногих «избранных» над народными массами. Советский Союз показал человечеству и его «светлое будущее», магистральный путь развития — выход за пределы «колыбели»-Земли, освоение космоса. Только выход в космос, а также строительство общества служения и созидания на самой планете (с восстановление биосферы, полноценным освоением воздушного, водного и подводного пространств) позволяет максимально раскрыть интеллектуальный и творческий потенциал человека.Таким образом, истоки великого противостояния по линии Русь — Запад, в разных кодах-матрицах русского и западного проектов. Западная матрица — это общество потребления и саморазрушения, модель «золотого тельца» (изначально — сатанизм, тёмная, звериная сторона человеческой сути), с паразитированием немногих «избранных»-рабовладельцев над «двуногими орудиями», рабами-потребителями. С господством звериного индивидуализма, эгоизма и материализма, духовной пустоты и постоянной саморазрушительной гонки за удовольствиями (гедонизм). Русская матрица — это господство этики совести, общество служения и созидания, где духовное выше материального, общее выше частного, справедливость выше закона, служение выше владения.Россия и русские генетически (отсюда тысячелетний спрос на русских красавиц), духовно и интеллектуально совершеннее подпавшего под власть вырожденцев Запада. Отсюда и разгадка западной русофобии. Нынешняя русофобия не из-за того, что на Западе не любят «плохого Путина или Сталина», она имеет тысячелетние корни. Это страх перед русскими («русские идут»), который знали как в Древнем Риме и Константинополе, сохранившийся в Париже, Лондоне и Вашингтоне, которые наследуют древние традиции противостояния Руси с Западом. Это ненависть к русским, неприязнь, что выражает комплекс неполноценности, свойственный менее совершенной культуре в отношении более совершенной. Непонимание и неспособность понять более развитую культуру, при этом в военном отношении более мощный народ (русские не раз побеждали западные полчища, но не сносили с лица земли Варшаву, Берлин и Париж, как могли бы), порождает генетический, биологический страх и зависть. Западники боятся воинственных русских и завидуют им, алчно хотят воспользоваться богатствами русской земли. Материальная, «тёмная» суть западников не приемлет более высокую форму человечности, к которой призывали лучшие люди человечества, такие пророки, как Будда, Иисус и Мухаммед. И которая является ядром «русского кода».Запад инстинктивно пытается уничтожить Русь, истребить русских («красную чуму»), как явления, непонятные для него и несущие смертельную угрозу рабовладельческому «новому мировому порядку». Запад ощущает угрозу, исходящую от России, русского суперэтноса. При этом на Западе не понимают, что только русский проект может спасти человечество, решить проблему системного кризиса, вывести людей на магистральный путь развития. Запад реагирует на более высокую культуру примитивной агрессией. Запад противопоставляет эволюции и сверхэволюции человека, человечества — войны, восстания, революции, насилие, все виды смерти и хищнической, паразитической деятельности. При этом на Западе продвигают проект «трансгуманизма», когда человек «совершенствуется» с помощью науки и техники, биотехнологий, становится придатком машинного мира. Это проект «электронный концлагерь», как часть глобальной невольничьей цивилизации — «нового мирового порядка». Хозяева Запада мечтают стать всемогущими, почти бессмертными «богами», а остальное человечество «почистить» и превратить в чипированные «двуногие орудия», полностью лишенные свободы воли и выбора.Западный проект — это общество рабов и рабовладельцев. В нынешнем варианте — общество ростовщиков-олигархов и потребителей, опускаемых в скотообразное состояние. Не зря в США и на Западе в целом идеализируют Древний Рим и Древнюю Грецию — рабовладельческую цивилизацию. В настоящее время хозяева Запада пытаются вернуть мир в это «идеальное» состояние. Отсюда самая дикая архаика, в которую сейчас пытаются снова погрузить мир, вернуть его в «тёмные века». Поэтому не стоит удивляться, что в западных странах пропагандируют педофилию, каннибализм и легальную продажу наркотиков, а в разрушенных войной Ираке и Сирии появились «традиционные» рабовладельцы и рабские рынки, где можно по сходной цене купить девочку или мальчика. Запад и западная «демократия» со времен Древней Греции стоят на рабстве народных масс, власти богачей-олигархов и рабовладельческой морали, замаскированной ныне под мораль общества потребления с его рабами-потребителями.Продолжение следует…Автор: Самсонов Александр(link)

05 июля, 20:01

Ольга Четверикова. Тайные цели глобалистского проекта

Золотой фонд ДеньТВ. Ольга Четверикова о том, что такое глобализм и параметрах глобалистского проекта. Во второй части Дмитрий Михеев о различиях между англосаксонской и русской цивилизациями. Ведущий Андрей Фефелов. #ДеньТВ #Четверикова #глобалисты #корпорации #образование #трансгуманизм #глобализация #цивилизация #русскаякультура #будущее #дивныйновыймир #управлениесознанием #Сорос #олигархия #Сталин

11 июня, 21:13

Метафизика денег и достоинство смерти

Есть ли у денег тайна?   Вопрос, на первый взгляд, простой: почему люди стремятся к деньгам? Почему готовы отдать за них почти всё или даже вообще всё? Если мы подойдем феноменологически, то заметим, что деньги не сводятся только к возможности приобрести на них товары или получить наслаждения. Те, кто имеет по-настоящему большие деньги, знает ясно, что они стоят гораздо дороже того, что на них можно купить. Интенсивность страсти или наслаждение пищей у молодых бедняков подчас многократно острее, чем покупка этих же благ миллионером. Богатый человек скован деньгами, ограничен ими больше и больше. Не он распоряжается ими, а они им. И все же, ради чего люди терпят это рабство крупного капитала, стремятся к нему, вожделеют его более всего остального? Деньги в нашем мире значат больше, чем остальные признаки социальной стратификации – власть, престиж, знания. Даже ось счастья чаще всего менее слаба, нежели деньги и их специфическое могущество. Деньги больше, чем счастье. Природа денег в том, чтобы ускользать от конкретики. Купленная только что вещь теряет по выходе из магазина значительную часть своей стоимости. Это значит, деньги не любят конкретного проявления, воплощения, им нравится оставаться потенциальными. Они вначале дисконтируют вещь в монеты, затем переводят монеты в купюры (долговые обязательства), затем купюры в цифровые коды электронных счетов, и, наконец, в bitcoin или их аналоги, чисто виртуальную валюту. Деньги превращают всё в деньги (отсюда американская поговорка: сколько ты стоишь?), а самих себя в виртуальное электронное облако. Деньги есть процесс энтропии, получивший социально-экономическое выражение. Почему же люди жаждут именно денег? Это не так очевидно. Чтобы разобраться с этим, необходимо осуществить несколько интеллектуальных рейдов в философию, религию, антропологию и онтологию.   Там, где главенствует Бог   Деньги есть институциональный процесс модерируемой энтропии. Вся цепочка этой онтологической и социальной энтропии, завершающаяся деньгами и их господством, такова:    Бог – полноценный человек – телесный человек – вещь – деньги – виртуальная валюта – ничто.    Каждому звену соответствует тип общества.  Общество, где главенствует Бог, обращает весь поток бытия вверх; оно не энтропично. В нем деньги не имеют решающей роли или являются знаком, символом самого Бога. Распределение монет есть форма молитвенной литургии, обращенной вспять. Монета есть символ среди других. Но в мире, где правит Бог, все есть символ и ничто не тождественно самому себе.   Полноценные люди и их смерть   Полноценный человек есть процесс возвращения. Он исходит вниз, чтобы вернуться вверх. Это принципиально: человек не телесен, но входит в тело. Пребывает в нем. И покидает его. Покидает тело человек потому, что не телесен. Его смерть есть свидетельство его надтелесной (предтелесной) душевной и духовной природы. Смерть это паспорт возвращения. Поэтому греки называли «смертными» (θάνατοι) только людей. Боги, в отличие от людей, были «бессмертными», то есть вечными и надтелесными. Боги не возвращаются, потому что не опускаются -- по крайней мере, так низко, как люди, в плоть. А другие телесные существа, кроме людей, не являются смертными, потому, что не знают смерти. Их бытие в мире не порождает у них травмы сознания, ведь они живут, не оживая, и дохнут, не подозревая о том, чтò происходит – немного нервничают в последний момент, не более того (это значит, что отдаленные зачатки сознания есть и в них, но силы животной и растительной душ недостаточно, чтобы смерть стала предметом их внимания). Только человек знает смерть и имеет смерть. Животных смерть имеет (а не они ее), и ее они не знают, она всегда стоит у них за спиной, сзади, она проступает сквозь них только вовне. А боги ее не знают и не имеют смерти. Но они могут страдать: по одной греческой версии, души людей – слезы богов.    Полноценные люди смертны потому, что они не отсюда. Они приходят и уходят, меняются и возвращаются назад.    Общество полноценных людей тоже не придает деньгам решающего значения. На монетах изображают царей и героев -- тех, кто символизирует возвращение. Цари (Pontifex) восходят над людьми на небо, строят мосты к оставленной на время небесной Родине. Герои возвращаются на Олимп. Деньги полноценных людей – знаки возвращения. Это смертные деньги, напоминающие о том, что все тленно здесь, лишь восходящая и не падающая душа (anima stante et non cadente) достойна славы. Деньги – это память смертная. И чтобы понять их послание, достаточно иметь одну мелкую монетку, на которой изображен Император или голова Геракла. На ценной большой монете, впрочем, изображено то же самое.   Неполноценные люди и горизонты тела   Телесный человек -- результат энтропии человека полноценного. Это неполноценный редуцированный человек. Это лишь часть человека, даже не половина его, меньше. Такой человек приходит, но не возвращается. Нить, связующая его с высшим миром, обрезана; он появляется здесь, чтобы здесь и остаться. Он был бы рад стать бессмертным в теле, но это не так. Он все еще смертен, и этого его спасает. Это делает его несчастным. Это сохраняет в нем человеческое достоинство. Любой, даже самый комфортный человек, рано или поздно умрет. Это его и оправдывает.  Деньги в обществе неполноценных телесных людей играют уже бòльшую роль. Они выступают отныне не как знак другого, а как репрезентация этого. Деньги это мера телесного мира. Такие деньги возникают строго параллельно распространению в обществе атомистских воззрений и побеждают в Европе Нового времени. Неполноценные люди захватывают власть, и тогда деньги начинают играть в обществе определяющую роль. Третье сословие (буржуа) неполноценно по сравнению с первыми двумя (клириками и аристократией). Столь же неполноценно буржуазное общество. Это общество телесное. Единственным человеческим моментом в обществе неполноценных людей является их смертность. Они не хотят это признавать, но у тела (их тела) есть предел. Когда они думают об этом (экзистенциализм, нигилизм), они забывают на время о деньгах и возвращаются к ностальгии по своей полноценности. Ведь смерть – это момент возврата и сущность человека.   Порядок вещей   Постепенно телесные предметы в обществе телесных (неполноценных) людей становятся все более автономными сущностями. Телесность, взятая как главный признак человека, мало помалу уравнивает его самого с вещами. Так приходит индустриальная эпоха, френезия производства. Все большим количеством произведенных товаров человек стремится забить зияющую дыру собственной смерти. Он хочет растворить смерть в предметах, в океане вещей. И деньги становятся вещью, телесность измеряется вещами, а мерой вещей выступают деньги, как сущность телесности.  Здесь уже верен и марксистский анализ о реификации человека, о его отчуждении в товаре, который при капитализме все более и более автономизируется. Здесь действует формула товар-деньги-товар. А человек (даже неполноценный) скрывается за горизонтом, исходит в вещь. Но… он всё еще смертен. И попытка в индустриальных условиях эту смерть промышленным образом преодолеть оказывается пока неосуществимой. Грохот заводов и рев турбин заглушают голос смерти, но не отменяют ее. Это общество индустриального развитого капитализма.    От вещей к капиталу    Следующий этап: энтропия приходит на новый уровень -- деньги обособляются от вещей. Рыночный фундаментал баланса спроса и предложения стирается, экономика все меньше зависит от индустрии, от вещей и все больше от денег. Новая формула общества – деньги-товар-деньги. Это последняя стадия капитализма – финансовый капитализм, банкократия. Здесь уже релятивизируются сами вещи. Они становятся смертными (ведь ранее в них свернулся телесный человек – значит, вещи теперь очеловечены). Вещи умирают, лишь деньги живут. Они становятся самодостаточными и абсолютными. Они уже не зависят ни от каких предметов и обозначают сами себя. Это современное постиндустриальное общество и культура Постмодерна. Человек исчез за горизонтом, его следы можно обнаружить только в гибнущих вещах. Господство капитала становится тотальным.    Нигилистический предел энтропии   Последний шаг -- переход от денег к обещанию денег (бумажные банкноты, не обеспеченные золотом) и затем – к виртуальным деньгам. Это означает, что деньги отрываются от любого носителя, от сущего. Они начинают быть сами по себе. В чистом виде.  Это процесс двоякий: то, что в деньгах было от телесных форм, и соответственно, от телесности, окончательно рассеивается в ничто, а само ничто вторгается в сферу человеческого, занимая в ней центральное место. Это человек финансовый, сущность которого – электронные ряды цифр, bitcoin human.  Это -- нигилизм контемпорального момента, в который мы входим. Теперь уже растворяются, в свою очередь, сами деньги. Это смерть денег, которые изначально были символом смерти. Последний аккорд энтропии – это смерть смерти.  Но смерть смерти есть бессмертие. Пусть весьма своеобразное, но именно бессмертие. Значит, в конце процесса энтропии мы сталкиваемся с бессмертием. И видимо оно-то и позволит нам понять тайну денег, их истинный смысл.   Доминация исхода   Вернемся немного назад. Полноценный человек есть возвращение к Богу. Чтобы вернуться, надо прежде уйти, и значит, в самòм – даже полноценном – человеке есть сторона исхода (πρόοδος неоплатоников), равно как и сторона возвращения (επιστροφή неоплатоников). Пока он полноценен, возвращение преобладает в нем. Но утрачивая полноценность, в нем начинает доминировать исход. Ушел и всё. Куда попал, там и живу.  Это путь сатаны у Мильтона, который говорит: «А что по мне, так много лучше быть царем в аду, чем быть слугой на небе». Сатана не спешит возвращаться. Так и неполноценный человек пытается разместиться в телесном мире. Единственное, что отличает его от сатаны – то, что он смертен. Значит, он всё равно вернется. Но если в человеке преобладает исход, то он не хочет возвращения. Он не выносит больше взгляда на небо. Он гонит от себя мысль о своем неизбежном конце. Так человек встает на путь войны со смертью. Смерть из радостного мига возврата превращается в ужас и в момент мучительной расплаты. Полноценный человек есть возвращение. Неполноценный идет против своей природы как возвращения и начинает войну со смертью. Вначале он бьется за жизнь, телесную жизнь как высшую ценность. Затем он чувствует границы жизни (это совпадает с освоением Земли) и начинает создавать новые телесные ансамбли – промышленные товары, города, мегаполисы. Теперь обещание бессмертия дано ему в машине, в аппарате, в лекарстве, в науке и технике. Затем он сам становится инструментом производства (пролетариат), пока наконец, не превращается в служителя капитала, все более и более абстрактного, виртуального, даже стохастического и самогенерирующегося (как bitcoin). Человек продолжает исходить – в неполноценного человека, в мир вещей, в деньги и, наконец, в виртуальность и ничто. Человек гаснет, утрачивает свою природу (возвращение), упорно бьется против возвращения, настаивает на абсолютной имманентности. Так он идет к бессмертию. Деньги нужны человеку, чтобы купить бессмертие. Вот для чего. И одержимость темой телесного бессмертия в трансгуманизме, и валом нарастающие практики замораживания больных и стариков и их хранение в особых капсулах (freezing), и маниакальная борьба со старением (aging) -- всё это ясные признаки последней фазы борьбы человека со смертью, то есть с самим собой, со своей высшей природой и высшим предназначением.   Распадение человеческого и инновационные стратегии дьявола   Смерть – это лучшее, что есть у человека. Это знак его избранности и достоинства. Он пришел сюда, но он обязательно вернется обратно. Быть смертным -- это иметь гарантию возврата. Каким будет возврат, у всех по-разному, но главное – в человеке есть нечто, что обязательно вернется. Это его триумф. Человек есть только в той степени, в какой он смертен. Борясь со смертью, человек исчерпывает сам себя, опустошает, лишает себя души и духа, спускается в тело, пытается распасться на вещи, затем на товары и цены, и наконец, на деньги, чтобы дальше оказаться внутри цифровых кодов и идентификационных номеров, а затем исчезнуть в ничто. Но этот кеносис человека вознаграждается на каждом следующем уровне. Человек может обрести бессмертие здесь и окончательно оборвать перспективу возврата. Он перестает быть человеком, но получает шанс остаться здесь навсегда.  Для этого он должен сделать только один жест – поменяться местами с дьяволом. Дьявол – князь мира сего. Он управляет телесным миром, но при этом, в отличие от людей, он бессмертен. Он есть тот, кто упав, не возвращается. А может быть за бесконечные эоны, прошедшие с момента великого падения, он пересмотрел свое намерение? Тогда он обменяет свое бессмертие на человеческую смерть – и, как он надеется, вернется… Или план еще более коварный: войдя в человека, в момент его смерти (возвращения), сатана планирует новый штурм неба. Пока он на земле и под землей, его власть ограничена. Смертные ускользают от него (не все, правда), но… Самое главное ему недоступна смерть как Великое Возвращение. Дьявол не властен над тем, что ему не принадлежит и что составляет сущность полноценного человека. Он не знает возврата. Но дьявол дерзок и считает, что ему все по плечу. Поэтому он вполне мог замыслить взять в плен саму смерть. Для этого ему нужны люди, смертные.   Боги материи   Эту же картину можно описать в неоплатонических терминах. Прокл в «Комментариях к Пармениду» говорит о богах материи. Эти боги благи, так как следят за тем, чтобы телесное оставалось в телесном, как боги души (ψυχή) и высшего Ума (νοῦς) следят за соблюдением порядка в высших регионах. Если боги материи не будут удерживать тела в зоне телесного мира, порядок космоса нарушится. Против этого никто не возражает, кроме людей. Они приходят в мир тел сверху, и находятся в телах временно. Это создает определенную коллизию с богами материи и с их бесчисленными помощниками -- ангелами материи, даймонами материи, духами материи и т.д. Видя телесного человека, воинство материи держит его в себе, притягивает, привязывает, приковывает. Это соответствует благому закону материи и повелевается богами тел. Все было бы правильно, если бы люди были телесными. Но они не таковы. Значит, то, к чему понуждают их боги материи, не входит в их планы. И залогом этого служит им смерть. Смертные они несут в самих себе выход, прощание с богами материи. Они отвергают вечность здесь ради жизни Там. Это и есть человек – тот, кто отвергает вечность здесь.  Поэтому, когда мир пребывает в правильном такте своего развертывания, коллизия людей с богами материи подобна игре. Сильные люди отвергают домогательство духов материи и делают это изящно и разнообразно. Вся человеческая культура есть грандиозное свидетельство героической аскезы. В центре культуры – торжество смерти, ведущей Туда. Боги материи не столько препятствуют смерти (возврату), сколько расцвечивают промежуток временного путешествия человеческой души на дно мироздания. Они пугают и веселят, манят и соблазняют, и без этой игры теней временная жизнь была бы скучна и монотонна. А главное: они обучают. Постигая игру теней, человек обращается к образцам. Так человек торжествует над этой игрой, в конце концов, выбирая учителем смерть. Но когда мир переходит в темную фазу, человеческое в людях ослабевает. Они начинают слишком серьезно воспринимать игру теней. Плотин по этому поводу говорил: игру всерьез воспринимают только игрушки, а не игроки. Поэтому отношения с богами материи у людей меняются. Собственная смерть дается им с трудом, а власть повелителей тел пропорционально нарастает. Постепенно люди идут к тому, чтобы принять правила духов тела и богов материи как единственный закон. Взамен они хотят немногого – бессмертия. Бессмертия здесь. То есть они сами хотят стать духами материи. Боги материи – ангелы и даймоны материи – взвешивают и определяют параметры сделки: вы нам свою смертность, мы вам бессмертие. Но что такое смертность? Это возможность возвратиться. Это самое ценное, что есть у людей, но чего нет у богов и духов стихий.  И вот тут самое основное. Платонизм не допускает такой сделки со стороны богов земли. Им не надо чужого места в мире, они мудры и прекрасны, и им не безразлична человеческая смерть, хотя они и знают ей цену. И едва ли они станут допускать людей в зону своего бессмертия. Поэтому в самые темные такты цикла должны появиться еще другие фигуры.   То, что лежит ниже ада   Этот момент бунта духов материи против неба запечатлен в древних мифах о титаномахии. У неоплатоников боги материи разумны и прекрасны, как и боги ада. Но в сюжетах титаномахии мы видим еще один уровень мира, расположенный под адом (Аидом). Это – Тартар. Вот эти подматериальные духи (на которых внимание неоплатоников не останавливается) вполне могли бы прорваться вверх – в телесный мир стихий, чтобы вступить в диалог с ослабевшими людьми, готовыми продать им свою смерть. И они-то могут заплатить.  Здесь и возникают деньги – какими мы их знаем сегодня. Фасцинация денег, их внутреннее сияние, их притягательность, их мощь и великолепие проистекают из того, что в пространстве денег осуществляется сделка людей с титанами. В деньгах человек получает кредит бессмертия. Это поле продажи души, контракт с дьяволом. Деньги – это способ поменять человеческую смертность на титаническое бессмертие. Это обряд становления бесом. Вместе с деньгами в человека входит темный дух и поселяется в нем. И осеняет его вкусом материального бессмертия. Все теперь видится человеку в оптике телесного бессмертия: он видит тягучую бесконечность в каждом предмете, в каждом состоянии, в каждом переживании, в каждом действии и событии.  И он начинает вместе с бесом бороться со старением, как с путем к смерти.  В обществе полноценных людей старость – прекрасная пора, расцвет, преддверие Великого Возврата. Нет ничего внушительнее старости и торжественнее смерти. Старение есть триумф вечного над временным, души над телом.  В обществе убывающей человечности старение видится как надвигающийся ужас. Что же бес медлит, думает дама в расцвете лет, вводящая очередную дозу ботокса? Молодежные моды, которым прилежат пенсионеры из той же серии. Не стареть, чтобы не умирать. И все это, чтобы не возвращаться. Чтобы гарантированно остаться здесь. И в пределе – новые биотехнологии, замораживание (с надеждой на размораживание), генная инженерия, создание мутантов, киборгов и химер. Телесное бессмертие как горизонт энтропии. И среда, в которой это происходит, имеет свое имя: деньги. Самое главное, что с той стороны, снизу, эта воля к бессмертию не остается не замеченной. Титаны нас слышат. Титаны все учитывают. У титанов на человечество в его самом темном такте есть свои планы. Титаны просыпаются. Их пробуждают деньги. И они готовы поделиться бессмертием, если люди вступят в их армию, намеревающуюся штурмовать небеса.    Рок и Восстание (смерть вместо денег)   Завершая, зададим вопрос: а можно ли как-то иначе? Это рок или есть выбор? Я полагаю, что рок.  Энтропия началась не сейчас. Это не случайная девиация истории. Мир и человек появляются в процессе исхода, охлаждения. И если человек не идет вверх, он катится вниз. Когда он не взлетает, он падает. Мир и человек несостоятельны и несамостоятельны. Стоит на мгновение остановиться и не двигаться в сторону неба, мы не успеем оглянуться, как оказываемся в аду. Устойчивость сущего иллюзорна. Мир -- предельно хрупкая вещь. Он застыл как предмет лишь на время. Раньше он был полон метаморфоз, превращений и чудес. Потом в Новое время он стал скучным и телесным. Теперь он разверзается снизу, расседается и из него сыпется прах неосуществленной мечты и несовершенных подвигов. И из онтологических дыр – в обратном направлении – поднимается  племя титанов. Их имя -- капитал. И это уже не тот мир. В нем снова есть чудеса, но только черные. Главным чудом является телесное бессмертие.  Мы пришли к тому миру, где находимся, по железной логике исхождения. Блага она, как считали платоники, или зла, как полагали гностики, вопрос открытый. В любом случае: судьба мира исхождение, оно же нисхождение, Untergang. Поэтому точка денег, как места, где титаны вступают в сделку с людьми, продающими бессмертную душу за телесное бессмертие, необходима. Это эсхатологический финал цикла. Но… Человек есть возвращение, есть нечто возвращающееся. Пока есть он, а не ставший на его место дух Тартара, человеческое остается возможным. И люди всегда могут встать на сторону богов в их битве с титанами. Это значит, что они могут остаться смертными, могут выбрать смерть как судьбу. И могут отвернуться от материального бессмертия, сказав глубинное «да» старению и смерти, которые есть вход в истинную жизнь и Великий Возврат. Рок есть, но человек может бросить ему вызов. Извращение приходит в мир, но человек есть тот, кто всегда может отвергнуть его. Поэтому человек может выбрать смерть вместо денег; возврат вместо продажи души; восстание против богов земли и господ Тартара вместо скрепленного кровью пакта.  Деньги – это субстанция зла. Они не нейтральны. Они в каком-то смысле живые, но темной титанической жизнью. Это предел энтропии, но он может показаться сладостным. Так проникает в нас бессмертный обитатель вечного ада. Но это горькая сладость, сладость рока. Общество, в котором деньги правят, действительно. Это роковое общество. Общество, в котором правит смерть и Великое Возвращение – только возможно. Но пока есть человек, есть выбор. Восстание против современного мира есть жест Возвращения. Не его цена смерть, смерть его награда.  

05 июня, 18:52

Дмитрий Перетолчин. Сергей Переслегин. Будущее: соединится ли наука с религией, а человек с машиной

Дмитрий Перетолчин и руководитель проекта "Знаниевый реактор", социолог, футуролог Сергей Переслегин о кризисе науки и научного познания мира. Когда развитие технологий оторвалось от развития науки, и как это напоминает кризис схоластики. Ответы на какие вопросы не может дать современная наука. Какие два преимущества есть у человека перед роботом и почему они не востребованы в существующей экономической реальности. #ДеньТВ #Перетолчин #Переслегин #футурология #будущее #прогнозы #шестойтехнологическийуклад #наука #трансгуманизм #искусственныйинтеллект #квантоваямеханика #робототехника #мироваяэлита #БозонХиггса #МагнитноеполеЗемли

02 июня, 14:08

Религия будущего: датаизм, техногуманизм, роботизация священства и новая духовность

Постсекулярное общество, обсуждаемое философами и социологами, вроде наступило, а вроде и нет. На планете продолжают сосуществовать традиционные религии, различные способы отрицания бога и чтение гороскопов по утрам. Ученые всего мира предлагают необычные сценарии развития человеческой религиозности, оговариваясь, что распространение искусственного интеллекта может сильно их изменить. Подробнее - в заметке "Святая цифра и лишние люди" обозревателя портала “Россия будущего: 2017 → 2035”.Религия не уйдет из нашей жизниНесмотря на то, что атеистов, агностиков и других людей, кто не ассоциирует себя ни с какой конкретной религией, станет больше в таких странах, как США и Франция, их доля уменьшится в общем числе жителей Земли, выяснили эксперты PRC. Общее количество верующих на планете будет расти по нескольким причинам, важнейшая из которых – демографическая. В связи с активным ростом мусульманского населения ожидается и прирост верующих. Именно с исламом связан самый оптимистический прогноз по приросту из всех традиционных религий. Самый пессимистический прогноз – в отношении буддизма.Еще один важный вывод американского исследования гласит, что в будущем отказываться от христианства будут чаще, чем принимать его, а число мусульман сравняется с числом христиан. Глава патриаршей Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Димитрий Смирнов и вовсе отводит существующему христианству не больше 50 лет. Хотя бы потому, что в христианских церквях большинство верующих – женщины, а ислам привлекает молодых мужчин.Исламизация Европы…Журналист Джулио Меотти цитирует исламского проповедника Маулана Сайед Раза Ризви: «Лондон стал более исламским городом, чем многие мусульманские страны вместе взятые». Профессор университета Эссекса (Великобритания) Дэвид Воас согласен с ним: «В Британии будет расширяться влияние ислама, а также тех из христианских церквей, которые преимущественно окормляют чернокожее население страны. Сегодня уже каждый десятый рождающийся в Британии ребенок – мусульманин. Через несколько поколений мусульмане могут составить 10% от общего населения страны, даже если иммиграция завтра неожиданно остановится».Впрочем, такая ситуация характерна не только для Лондона и Британии. Американский Pew Research Center (PRC) прогнозирует, что вскоре 10% населения всей Европы будут мусульманами. Исследователи говорят о том, что у этого явления есть как объективные причины, которые лежат в демографических и миграционных процессах, во многом обусловленных технологическим прогрессом, так и субъективные, связанные со сменой иного вероисповедания в пользу ислама.Известный французский писатель Мишель Уэльбек в книге «Подчинение» («Покорность») фантазирует, что к 2022 году Франция становится исламским государством. «Фасад университета Сорбонна украшают позолоченные звезда и полумесяц, профессора обязаны принять религию Пророка, студентки ходят в паранджах, женщины не работают, многоженство узаконено». Примечательно, что вымышленная партия будущего, которая приходит к власти в европейском государстве – это умеренные мусульмане, а вовсе не террористическая группировка. Несмотря на это, роман был воспринят французами крайне негативно. Но, возможно, ислам будущего – это действительно не угроза, а закономерное развитие общества.… и христианизация АфрикиАфрика будет основной «точкой роста» глобального христианства в XXI веке – православные священнослужители соглашаются с выводами американского исследования. Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития, отмечает, что рост количества христианских верующих на африканском континенте со временем приведет к тому, что лидер самой крупной общины объявит свою страну новым вселенским центром христианства на планете. Однако, быстрый рост религиозности в Африке, по мнению ряда экспертов, приведет к смещению большинства религиозных конфликтов будущего на этот континент. И не просто конфликтов, а международных баз терроризма. Впрочем, не все разделяют это мнение: немецкий культуролог Лариса Бельцер-Лисюткина, наоборот, прогнозирует снижение числа военных конфликтов как следствие христианизации и принятия пацифистских ценностей.Искусственный интеллект и новая духовностьЕсли с традиционными религиями ученым все более-менее понятно, то развитие технологий искусственного интеллекта и порождение новых техноориентированных религий – пока из области фантастики. В одной из самых обсуждаемых книг 2017 года – “Homo Deus: краткая история завтрашнего дня” израильского историка Юваль Ной Харари – описывает «датаизм» – новую идеологию, согласно которой человек утратил свою доминирующую роль в цифровом мире и стал лишним звеном. Другая система ценностей будущего техногуманизм – делает ставку на развитие возможностей человека с помощью нейроинтерфейсов и киборгизации. По прогнозам автора книги, к 2100 году человек разумный перестанет существовать как вид, так как человечество само себя модифицирует с помощью искусственного интеллекта и биотехнологий.Если когда-то в сложной ситуации люди обращались к религии и ее представителям, то теперь любые выходы из ситуаций решают алгоритмы: с кем встречаться, где жить и как решать финансовые проблемы, – пишет Харари. Вместе с тем возникнут и новые сложности морального характера: как научить искусственный интеллект отделять плохое от хорошего, может ли возникнуть ситуация, когда ИИ изобретет собственную религию?.. Роботизация религии, тем не менее, уже происходит: в Германии впервые робот заменил священнослужителя в церкви. Робот приветствует пользователя и предлагает выбрать голос и тип благословения. После этого он воздевает руки к небесам и произносит: «Бог да благословит и защитит тебя». Затем звучит изречение из Библии, которое при желании можно распечатать.Началось все с «невинного» допущения использовать мобильные телефоны и приложения социальных сетей в храмах – для облегчения поиска информации, например, той же электронной Библии. Последствия получились более глобальными – люди чувствуют все меньше потребности заходить в храм, когда все можно найти на экране компьютера или телефона. «Люди стремятся получить более личный религиозный опыт», — утверждает Хайди Кэмпбелл из Техасского университета A&M (США), которая изучает взаимодействие религии и цифровой культуры.Интернет-культура и религиозные мемы будущегоПоследние переписи населения научили нас спокойно относиться к любым наименованиям религиозных чувств людей. Уже стали реальностью такие «церкви» как Пастафарианская (Летающего Макаронного Монстра), Церковь Диего Марадоны, церкви бекона и креативности, религия нации Яхве и многие другие. Причин возникновения таких экзотизмов две: протест против традиционных религий и их претензий на вмешательство в повседневную жизнь секулярных государств, усталость от существующих религиозных форм, а также формализация маргинальных и запрещенных идеологий (например, расизм религии нации Яхве).Еще одна важная цивилизационная причина переосмысления религии в будущем связана с прогрессом медицинских технологий – жизнь не только становится длиннее и качественнее, ученые всерьез задумываются о технологиях бессмертия, что, несомненно, подрывает устои традиционных религий. «В будущем же может оказаться возможным все, в том числе и киборгизация, и загрузка сознания, и переселение в виртуальную реальность, и еще более экзотические варианты», – прогнозирует Игорь Валентинович Артюхов – биофизик, директор по науке компании “КриоРус” и член Координационного совета и один из основателей Российского трансгуманистического движения. Другие эксперты пессимистически оценивают потенциал трансгуманистических воззрений: «Трансгуманизм — это то, что делается от полной безнадежности. Это откровенная попытка сказать, что homo sapiens уже никуда не годен, он уже абсолютно проиграл соревнование с собственными творениями и наша последняя надежда — на homo super, на сверхчеловека» (футуролог Сергей Переслегин). В то же время идея сверхчеловека накладывается на проблему перенаселения планеты в ближайшем будущем и появления класса «лишних» людей (что также связано с роботизацией производства).Чтобы ни произошло в будущем, человек будет нуждаться в опоре на ценности определенной культуры или идеологии. В конкурентную борьбу за новую ценностную среду включатся традиционные религии, новые и экзотические, а также идеи трансгуманизма и превосходства искусственного интеллекта. Выживание человека в этой борьбе становится как никогда необходимым.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

21 марта, 08:31

Семь сердец покойного Рокфеллера

Подпишитесь на канал Россия24: https://www.youtube.com/c/russia24tv?sub_confirmation=1 В родовом имении умер самый старый миллиардер в мире, Дэвид Рокфеллер. Вниманием журналистов магнат обделен не был, в том числе, из-за его страсти к пересадке органов. Первый раз новое сердце он получил еще в 1976 году после автокатастрофы, за которой последовал сердечный приступ. Уже через неделю Рокфеллер бегал в парке, а затем словно вошел во вкус. Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое. Официальный YouTube канал ВГТРК. Россия 24 - это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами. Смотрите также: Новости в прямом эфире - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQ73BA1ECZR916u5EI6DnEE Международное обозрение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaSEmz_g88P4pjTgoDzVwfP7 Специальный репортаж - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQLdG0uLyM27FhyBi6J0Ikf Интервью - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaReDfS4-5gJqluKn-BGo3Js Реплика - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQHbPaRzLi35yWWs5EUnvOs Факты - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaR4eBu2aWmjknIzXn2hPX4c Мнение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaST71OImm-f_kc-4G9pJtSG Агитпроп - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTDGsEdC72F1lI1twaLfu9c Россия и мир в цифрах - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaRx4uhDdyX5NhSy5aeTMcc4 Вести в субботу с Брилевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsQAPpOhH0l_GTegWckbTIB4 Вести недели с Киселевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsRzsISAlU-JcbTi7_a5wB_v Специальный корреспондент - https://www.youtube.com/playlist?list=PLDsFlvSBdSWfD19Ygi5fQADrrc4ICefyG Воскресный вечер с Соловьевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7zYMGBmzUqNn16P71vHzgkU

16 января, 18:45

Ольга Четверикова. "Тамбовский убийца-сатанист - дитя оккультной практики правящих элит"

Молодой человек из поселка Сосновка Тамбовской области, называвший себя сатанистом и богоубийцей, зарубил топором свою бабушку, отца и младшую сестру. Комментирует публицист, религиовед, кандидат исторических наук, доцент МГИМО Ольга Четверикова. #ДеньТВ #Четверикова #сатанизм #трансгуманизм #убийство #секты #оккультизм #тренинги #саентология #дивныйновыймир #образование #реформы #психотехники #зомбирование