• Теги
    • избранные теги
    • Разное729
      • Показать ещё
      Люди896
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1140
      • Показать ещё
      Международные организации208
      • Показать ещё
      Издания191
      • Показать ещё
      Компании475
      • Показать ещё
      Формат37
      Показатели58
      • Показать ещё
      Сферы2
Транстихоокеанское партнерство
Транстихоокеанское партнерство
TPP Full Text Транстихоокеанское партнёрство (ТТП или ТЭП; Trans-Pacific Partnership, TPP) — планируемая к созданию международная торгово-экономическая организация, целью которой является создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Организация создаётся на основе ...

TPP Full Text

Транстихоокеанское партнёрство (ТТП или ТЭП; Trans-Pacific Partnership, TPP) — планируемая к созданию международная торгово-экономическая организация, целью которой является создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Организация создаётся на основе разрабатываемого торгового соглашения между её участниками.

Данная структура должна стать альтернативой АСЕАН и АТЭС, её создание является продолжением американской политики по сохранению контроля над Тихоокеанской зоной, созданию экономического блока для противостояния растущему влиянию Китая и России.

По прогнозам, доля стран ТТП (вместе с Японией) в мировом ВВП может достигнуть 38—40 % и четверть оборота мировой торговли (при этом лидируя по объёму доли в ВВП, но уступая в обороте мировой торговли торговому блоку АСЕАН+6 при условии участия Китая в АСЕАН).

 

 

Развернуть описание Свернуть описание
18 января, 16:05

Keith Ellison Makes Gains In Two States That Cost Clinton The Election

WASHINGTON ― President-elect Donald Trump won the election thanks to narrow victories in three historically Democratic states: Pennsylvania, Michigan and Wisconsin. There are multiple ways that Trump could have won, even if Hillary Clinton had kept one or more of those states in the Democratic column. But the loss by some 100,000 votes of the Northern industrial states that had not gone Republican in a presidential election since 1988 ― part of the so-called blue wall ― has been the cause of especially contentious soul-searching. It is no surprise then that Rep. Keith Ellison (D-Minn.), a leading candidate to chair the Democratic National Committee, is fighting hard to whip up support from DNC officials in these key states. In Wisconsin and Michigan at least, his work appears to be paying off.  Head over here to learn everything you need to know about the DNC race. Ellison publicized the endorsement of 32 prominent Wisconsin Democrats on Friday, including Sen. Tammy Baldwin and no fewer than three of the state’s six voting DNC members whose support he needs to win the top spot. Andrew Werthmann, a city councilman in Eau Claire, Wisconsin, announced his support for Ellison that day, joining Wisconsin Democratic Party Chair Martha Laning and Wisconsin state Rep. David Bowen, who had already backed him. In addition, Michigan Democratic Party Chairman Brandon Dillon endorsed Ellison on Thursday. Washtenaw County Commissioner-elect Michelle Deatrick, a fellow Michigan DNC voter, was already in Ellison’s corner.  Ellison’s boosters in these crucial swing states point to his energy and organizing acumen in explaining their decision to get behind his candidacy. “His record of winning elections in Minnesota and driving up turnout in his district speaks a lot to his ability to organize,” Dillon said. The number of voters in Ellison’s Minneapolis district indeed rose by 13,000 between 2010 and 2014, at a time when Democrats drew pitiful turnout overall.  I know people who supported Bernie who ended up supporting Trump. The populist message that Ellison is speaking is in line with that. Andrew Werthmann, Wisconsin DNC voter Ellison reached out to Dillon earlier and more often than the other candidates, Dillon added.  And the Minnesota Democrat’s Detroit upbringing gives Ellison the “most credibility to be able to deliver on” promises to rebuild Democratic operations in Michigan, according to Dillon, who previously represented Grand Rapids in the Michigan state house.  Dillon was especially impressed with Ellison’s ability to pack his brother’s Detroit church for a town hall meeting on a rainy December night. “There were a lot of people there who wanted to hear what he had to say,” Dillon recalled. “He was upfront with people about not only needing to embrace new folks in the party, but making sure people working for a long time in Democratic politics feel like there is room for everybody.” Werthmann emphasized the appeal of Ellison’s message in rural parts of the state. Werthmann’s work for Wisconsin state Sen. Kathleen Vinehout’s successful 2006 campaign, when Vinehout drew support among her fellow farmers with calls for single-payer health care, convinced him that a progressive economic message can appeal to voters with other conservative leanings. “We’re not doing a good job organizing in rural areas,” Werthmann said. “I know people who supported Bernie who ended up supporting Trump. The populist message that Ellison is speaking is in line with that.”  Both Dillon and Werthmann said they had received far more calls from rank-and-file Democrats asking them to endorse Ellison, than his chief rival, Labor Secretary Tom Perez.  The rivalry between Ellison, an early backer of Sen. Bernie Sanders (I-Vt.), and Perez, a prominent Clinton advocate and President Barack Obama’s unofficial favorite in the race, is widely viewed as a proxy battle between the Sanders and Clinton wings of the party. Sanders defeated Clinton in the Michigan primary, in no small part due to his steadfast resistance to international trade agreements. The trade issue is a big issue not only in itself, but it is one of those things that signals your commitment to other issues and whose side you’re going to be on. Brandon Dillon, chairman, Michigan Democratic Party Dillon, who remained neutral during the Democratic presidential primary, studiously avoided portraying his endorsement as the elevation of one faction of the party over another. But the few noticeable policy distinctions between the two front-runners appear to have helped sway Dillon and Werthmann toward Ellison. Ellison’s opposition to the Trans-Pacific Partnership trade agreement was “an important consideration,” Dillon said. Perez supported the 12-nation accord, but has claimed he only did so out of loyalty to the Obama administration in which he was serving. Perez “had the same problem Hillary Clinton had in being credible on this issue by virtue of the public position he had to take,” Dillon said. “The trade issue is a big issue not only in itself, but it is one of those things that signals your commitment to other issues and whose side you’re going to be on,” he added. “As a party, we need to be much clearer and have no confusion as to where we stand: We stand with workers, middle-class families, the people trying to make ends meet ― and any issue that throws shade on that is a problem.” Werthmann, who supported Sanders in the primary, cited Ellison’s promise to reinstate a ban on lobbyist donations to the DNC. Perez and two of the other five candidates have declined to make a similar commitment. “People in this country want to see a move away from the dominance of big money in politics, and I think a policy like this will open up more opportunity for more small-dollar donations,” he said. Ellison has by no means locked up the three former Democratic strongholds won by Trump, however. He has yet to advertise any major endorsements from voting DNC members in Pennsylvania, the biggest and most reliably Democratic of the trio. Pennsylvania Democratic Party Chair Marcel Groen, a Clinton supporter in 2008 and 2016, said last Friday that he had not made up his mind on who he was backing. But he strongly implied he had ruled out Ellison due to the Minnesota congressman’s outspoken progressive views. “I am looking for someone who unifies the party, who will help us rebuild our political infrastructure, someone who is moderate, someone who ― I’m not looking for someone who gets strong reactions one way or the other,” he said. The Huffington Post is hosting a DNC debate on Jan. 18 at the Jack Morton Auditorium at George Washington University. Follow HuffPost Politics on Facebook to watch it live at 7 p.m. EST. We’ve created petitions below for each of the declared candidates; sign one if you’re a supporter of a particular candidate. We’ll announce the total level of support for each candidate at the beginning of the debate, and again at the end. (You can click through to each to see the current level of support.) Sally Boynton Brown Ray Buckley Pete Buttigieg Keith Ellison Jaime Harrison Tom Perez -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

18 января, 16:05

Keith Ellison Makes Gains In Two States That Cost Clinton The Election

WASHINGTON ― President-elect Donald Trump won the election thanks to narrow victories in three historically Democratic states: Pennsylvania, Michigan and Wisconsin. There are multiple ways that Trump could have won, even if Hillary Clinton had kept one or more of those states in the Democratic column. But the loss by some 100,000 votes of the Northern industrial states that had not gone Republican in a presidential election since 1988 ― part of the so-called blue wall ― has been the cause of especially contentious soul-searching. It is no surprise then that Rep. Keith Ellison (D-Minn.), a leading candidate to chair the Democratic National Committee, is fighting hard to whip up support from DNC officials in these key states. In Wisconsin and Michigan at least, his work appears to be paying off.  Head over here to learn everything you need to know about the DNC race. Ellison publicized the endorsement of 32 prominent Wisconsin Democrats on Friday, including Sen. Tammy Baldwin and no fewer than three of the state’s six voting DNC members whose support he needs to win the top spot. Andrew Werthmann, a city councilman in Eau Claire, Wisconsin, announced his support for Ellison that day, joining Wisconsin Democratic Party Chair Martha Laning and Wisconsin state Rep. David Bowen, who had already backed him. In addition, Michigan Democratic Party Chairman Brandon Dillon endorsed Ellison on Thursday. Washtenaw County Commissioner-elect Michelle Deatrick, a fellow Michigan DNC voter, was already in Ellison’s corner.  Ellison’s boosters in these crucial swing states point to his energy and organizing acumen in explaining their decision to get behind his candidacy. “His record of winning elections in Minnesota and driving up turnout in his district speaks a lot to his ability to organize,” Dillon said. The number of voters in Ellison’s Minneapolis district indeed rose by 13,000 between 2010 and 2014, at a time when Democrats drew pitiful turnout overall.  I know people who supported Bernie who ended up supporting Trump. The populist message that Ellison is speaking is in line with that. Andrew Werthmann, Wisconsin DNC voter Ellison reached out to Dillon earlier and more often than the other candidates, Dillon added.  And the Minnesota Democrat’s Detroit upbringing gives Ellison the “most credibility to be able to deliver on” promises to rebuild Democratic operations in Michigan, according to Dillon, who previously represented Grand Rapids in the Michigan state house.  Dillon was especially impressed with Ellison’s ability to pack his brother’s Detroit church for a town hall meeting on a rainy December night. “There were a lot of people there who wanted to hear what he had to say,” Dillon recalled. “He was upfront with people about not only needing to embrace new folks in the party, but making sure people working for a long time in Democratic politics feel like there is room for everybody.” Werthmann emphasized the appeal of Ellison’s message in rural parts of the state. Werthmann’s work for Wisconsin state Sen. Kathleen Vinehout’s successful 2006 campaign, when Vinehout drew support among her fellow farmers with calls for single-payer health care, convinced him that a progressive economic message can appeal to voters with other conservative leanings. “We’re not doing a good job organizing in rural areas,” Werthmann said. “I know people who supported Bernie who ended up supporting Trump. The populist message that Ellison is speaking is in line with that.”  Both Dillon and Werthmann said they had received far more calls from rank-and-file Democrats asking them to endorse Ellison, than his chief rival, Labor Secretary Tom Perez.  The rivalry between Ellison, an early backer of Sen. Bernie Sanders (I-Vt.), and Perez, a prominent Clinton advocate and President Barack Obama’s unofficial favorite in the race, is widely viewed as a proxy battle between the Sanders and Clinton wings of the party. Sanders defeated Clinton in the Michigan primary, in no small part due to his steadfast resistance to international trade agreements. The trade issue is a big issue not only in itself, but it is one of those things that signals your commitment to other issues and whose side you’re going to be on. Brandon Dillon, chairman, Michigan Democratic Party Dillon, who remained neutral during the Democratic presidential primary, studiously avoided portraying his endorsement as the elevation of one faction of the party over another. But the few noticeable policy distinctions between the two front-runners appear to have helped sway Dillon and Werthmann toward Ellison. Ellison’s opposition to the Trans-Pacific Partnership trade agreement was “an important consideration,” Dillon said. Perez supported the 12-nation accord, but has claimed he only did so out of loyalty to the Obama administration in which he was serving. Perez “had the same problem Hillary Clinton had in being credible on this issue by virtue of the public position he had to take,” Dillon said. “The trade issue is a big issue not only in itself, but it is one of those things that signals your commitment to other issues and whose side you’re going to be on,” he added. “As a party, we need to be much clearer and have no confusion as to where we stand: We stand with workers, middle-class families, the people trying to make ends meet ― and any issue that throws shade on that is a problem.” Werthmann, who supported Sanders in the primary, cited Ellison’s promise to reinstate a ban on lobbyist donations to the DNC. Perez and two of the other five candidates have declined to make a similar commitment. “People in this country want to see a move away from the dominance of big money in politics, and I think a policy like this will open up more opportunity for more small-dollar donations,” he said. Ellison has by no means locked up the three former Democratic strongholds won by Trump, however. He has yet to advertise any major endorsements from voting DNC members in Pennsylvania, the biggest and most reliably Democratic of the trio. Pennsylvania Democratic Party Chair Marcel Groen, a Clinton supporter in 2008 and 2016, said last Friday that he had not made up his mind on who he was backing. But he strongly implied he had ruled out Ellison due to the Minnesota congressman’s outspoken progressive views. “I am looking for someone who unifies the party, who will help us rebuild our political infrastructure, someone who is moderate, someone who ― I’m not looking for someone who gets strong reactions one way or the other,” he said. The Huffington Post is hosting a DNC debate on Jan. 18 at the Jack Morton Auditorium at George Washington University. Follow HuffPost Politics on Facebook to watch it live at 7 p.m. EST. We’ve created petitions below for each of the declared candidates; sign one if you’re a supporter of a particular candidate. We’ll announce the total level of support for each candidate at the beginning of the debate, and again at the end. (You can click through to each to see the current level of support.) Sally Boynton Brown Ray Buckley Pete Buttigieg Keith Ellison Jaime Harrison Tom Perez -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

18 января, 14:00

The Trump Promise Tracker

Following the 45th president’s progress toward the policies he laid out on the campaign trail

18 января, 11:38

Катырин: визит молдавского президента в Россию улучшит взаимодействие МСБ двух стран

Президент ТТП отметил большой потенциал у российско-молдавских отношений

18 января, 03:48

Guest Contribution: “Looking Back on Barack”

Today, we present a guest post written by Jeffrey Frankel, Harpel Professor at Harvard’s Kennedy School of Government, and formerly a member of the White House Council of Economic Advisers. A shorter version appeared on January 13th in Project Syndicate. At the end of his time in office Barack Obama merits an enumeration of some […]

18 января, 02:10

Last Night I Dreamed Of You And Now, I Must Say Goodbye

Last night I dreamed of you We were talking and laughing like old friends And even though we have never met We share a knowing So, last night we gathered together And we talked and laughed like old friends Dear President Obama With much pride I have witnessed in you The purest dignity of a man The powerful adoration of a husband The truest love of a father The courageous strength of a leader A mighty crusader On the night you were elected My daughter and I joined hundreds at the King Center on Auburn Avenue, where we all: Danced in the streets with strangers, of varied colors and backgrounds Laughed out loud with persons, of varied occupations and races Shared tears of joy with individuals, of varied religions and ethnicities Held hands with citizens, of varied ages and nationalities And we were joined by millions of friends and mates and comrades and chums across the globe, as we all: Whispered fervent prayers for your safety and success ********************************** Dear 1st Lady Michelle With admiring eyes I have seen in you The classiest confidence of a woman The unflinching support of a wife The sincerest devotion of a mother The astounding wisdom of a catalyst A remarkable Queen On the day your husband was sworn into office My grandmother and I sat, intensely focused on his inauguration We, two brown-skinned daughters Both descendants of men and women, forced to live the brutalities of chattel slavery Both progeny of loved ones, subjugated and terrorized in a cruel, harsh territory Watched through tear-filled eyes, with hearts aglow As your husband, this brown-skinned, became our nation's leader And I heard my Nana quietly whisper: My Man ********************************** Because of you my dear brother and sister The world has seen what many of us have always known to exist The exquisite boldness of a black man, unafraid to show tenderness The resilient chi of a black woman, courageous in her vulnerability The powerful essence of black matrimony, firmly rooted in love The indisputable stamina of a black family, kissed by God In eight, too-short years, you have both shown us all How to stand our ground with grace How to ignore ignorance How to empathize with those whom we are most at odds How to focus on the vision when bombarded with irrational distractions How to respond with competent humility to those who are incompetently arrogant How to be patient in the midst of urgency How to be kind in the face of malice How to be forceful with compassion, and How to "go high" at every turn Beyond yes, we can You have taught us: Yes, we must We must stand, even if alone, for integrity and truth We must trust, even when tempted to doubt, in the goodness of humankind We must work unceasingly, even when exhausted, to ensure a better world for our children We must locate humor in life, especially if we are to survive the pains of life, and We must take care of our bodies, even if means giving up French Fries (sigh) Your actions have encouraged us To be bold To take chances To lead by example To exceed expectations To be our best selves To believe in our dreams, and To speak truth, no matter the backlash I love and respect you both, beyond measure And I am so grateful to the God who let me live to see you change our world for the better, by: Presiding over the implementation of major healthcare reform with the Affordable Healthcare Act, aka: "Obamacare Ending the war in Iraq Promoting nutrition and healthy eating Commuting the unfair prison sentences of countless men and women Turning around the U.S. economy Leading the U.S. Supreme Court's decision to legalize Same Sex marriage Securing a billion-dollar stimulus package and saving the jobs of thousands in the auto industry Appointing Sonia Sotomayer as the first Latino American to the U.S. Supreme Court Implementing the Executive Order to limit Carbon Emissions Advocating to end poverty and increase poverty awareness Passing Wall Street Reforms Supporting Military families Implementing the Trans-Pacific Partnership Securing the Iran Nuclear Deal Lowering the nation's unemployment rate Making the U.S. a global leader on Climate Change Reestablishing diplomatic relations with Cuba Overhauling education and "No Child Left Behind" Issuing the Fair Pay Act to support pay equity regardless of gender Creating the task force on childhood obesity Supporting LGBT Rights and repealing "Don't Ask, Don't Tell" Withdrawing major troop levels from Afghanistan ... and so much more But at the end of the day To me, you are simply a dear brother and sister With whom, I share a knowing To whom, I am grateful In whom, I love For whom, I thank God Alongside whom, I talked and laughed like old friends And now, whom I bid with much sorrow: Farewell -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

17 января, 23:09

Trump's Last Vacant Cabinet Post

The president-elect has yet to name a secretary of agriculture, a delay that has caused controversy and illustrated the difficulties governing will pose.

17 января, 11:42

Sinosphere: U.S. Ambassadors in Asia Make Final Plea for Dead Trans-Pacific Trade Pact

Max Baucus, the ambassador to China, and five others told Congress in an open letter that the United States should not cede its position in Asia-Pacific trade to China.

17 января, 08:01

Токио почти согласовал время проведения встречи Абэ и Трампа

Токио, по оценкам местных наблюдателей, более всего волнуют два вопроса: будущее японо-американского альянса и судьба соглашения о Транстихоокеанском партнерстве

17 января, 04:02

Was 2016 the year the world turned its back on free trade?

Edgar Su/Reuters Julien Chaisse, Chinese University of Hong Kong and Qian Wang, Chinese University of Hong Kong Fear of and misunderstanding about free trade and globalisation brought us a turbulent 2016. And the last few months have been a wake-up call about the dramatic slowdown in international trade, presaging a major change in global policies. In its September forecast, the World Trade Organization (WTO) warned that it was worried world trade would only grow by 1.7% (in volume) in 2016. This is its lowest growth since 2009, the year of the global financial crisis, when international trade started retreating. Worse still is the phenomenon of international trade growing at a slightly slower pace than global production. The ratio of international trade-to-GDP, which indicates the relative importance of international trade in the economy of a country, has been falling sharply since 2009 except a gradual recover in 2010-2011. According to the October 2016 IMF World Economic Outlook, international trade in goods and services has grown at the mediocre rate of around 3% a year since 2012, less than half of the growth of the previous three decades. Between 1985 and 2007, world trade increased, on average, twice as fast as world production, whereas for the past four years it has just kept pace. This is an historic change. If the WTO forecast for 2016 were to be confirmed, world trade would have risen less rapidly than world GDP, which grew between 2.2% and 2.9% in the first half of 2016. The end of globalisation? This could indeed be evidence for the beginning of globalisation going in reverse. The globalisation of trade means that countries trade more and more with each other, and that trade between them increases faster than their national production. Has globalisation, which is the modern form of the international division of labour, reached its peak? Those good old times when companies, mainly multinationals, achieve production efficiency and generated more revenue through outsourcing their labour-intensive work abroad than manufacturing at home. The IMF suggests three explanations for the decline in trade regimes: the slowdown in global economic growth; the halt in trade and investment liberalisation agreements (which started long before the freezing of the Trans Pacific Partnership or the Trans Atlantic Trade and Partnership agreements); and the maturity of international production chains that would have exhausted their advantages. Geopolitical competition in global trade agenda-setting among the US, the European Union and emerging powers, such as China and India, and increasingly popular protectionism rhetoric in national trade debates also explain the failure or lack of cooperation in the multilateral trading system. Three types of explanations IMF experts estimate that the slowdown in economic growth since 2012, after the temporary catch up in 2010 and 2011, explains by itself "about three-quarters of the dramatic slowdown trade". Proof of this, they argue, is that it's investment products, and secondarily, durable household goods, such as cars, whose trade has slowed down the most. They note that slowdown of goods consumption affects 143 countries out of 171 under review, including China, Brazil and the nations in the Euro area, among others. In this respect, the period between 2012 and 2016 will have been particularly volatile in terms of world trade, resulting from the collapse of oil and commodity prices. The IMF notes that this fall itself resulted in a 10.5% contraction of all international trade in 2015, when looking at all products. This has resulted in considerable loss of purchasing power for many countries and billions of consumers, and thus a reorientation of demand at the expense of durable goods, which have become inaccessible to many. Added to this are national trade imbalances - the surpluses of some countries and the deficits of others - that have also acted as a brake on trade. The second explanation for shrinking international trade stems from the general global climate, which has become more protectionist. The IMF notes that, in the 1990s, an average of 30 trade liberalisation agreements were signed annually between countries. But barely ten such agreements have been signed each year since 2011. Free trade agreements include deeper provisions that go beyond trade barriers and more partners can significantly reduce the cost of trade, which, in turn, helps boost trade flows. The third reason for the brake on trade is the decline in the growth of global value chains, which is the idea that the process of production consists of many stages and occurs across borders. But this phenomenon, which developed at a very high rate after China's accession to the WTO in 2001 as the country emerged as a global supplier, has now reached cruising pace. Similarly, the fall in the cost of cross-border transportation and international cost of telecommunications, which had contributed so much to trade, would also have met its limit. And they probably contribute modestly to the decline of global trade. But even as they worry about the disappointing numbers, countries remain very divided on what to do next. In fact, we may be witnessing the return of an economic nationalism that threatens withdrawal from the global market. Prospects for 2017 It seems, then, that the only diagnosis is that the global economy is slowing down and the risks to recovery are picking up. Challenges range from Brexit to the slowdown in emerging markets, from the collapse of commodity prices to rising geopolitical tensions. Part of the problem is that the level of public debt of countries is too high for them to have significant room for manoeuvre. And countries that have the means, such as Germany, refuse to spend more. At least, in the last months of 2016 the G20 leaders' communique recognised the impact excess capacity has had on the global economy and there's now a chance of focusing on this problem. Excess global capacity in steel and other industries is mainly a result of falling demand, rising production and excessive government subsidies. The impact of the crisis has been so severe on market demand that all G20 leaders are turning to overcapacity, following the example of China. Until current overcapacity is absorbed, the recovery will be slow. But the remedy has the social cost of job loss, and that could fuel the already high risk in the United States and Europe of fragmented national politics. On the bright side is the noteworthy G20 Guiding Principle for Global Investment Policymaking reached under Chinese presidency and endorsed by G20 heads of state. It lays out a roadmap for future investment policy and the correlation between investment and sustainable development. In the 19th century, debates over drivers of economic growth - tariffs or free trade - dominated the political scene. Mercifully, the idea of free trade has persisted but it now faces serious challenges. It seems that, at best, 2017 will be another difficult year. The most we may be able to hope for is that national trade-restriction measures will be compatible with WTO rules. In any event, we have not finished paying for the consequences of the financial crisis. If history is any indication, trade deals, which are always better in the multilateral format (such as under the WTO), are the world's best hope for avoiding another global recession. Julien Chaisse, Professor of International Economic Law, Chinese University of Hong Kong and Qian Wang, Research Assistant, Faculty of Law, Chinese University of Hong Kong This article was originally published on The Conversation. Read the original article. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

16 января, 23:47

The Roots of Trump's Trade Rage

The Davos set ignored the warning signs for years. Now, global elites are rightly worried about what comes next.

16 января, 16:21

Япония хочет подписать с США Транстихоокеанское соглашение

Япония стремится как можно скорее ввестви в действие соглашение о Транстихоокеанском партнерства (ТТП). Об этом заявил премьер-министр Японии Синдзо Абэ, заввершающий  турне по Филиппинам, Австралии, Индонезии и Вьетнаму. Соглашение о ТТП было подписано министрами торговли 12 стран в феврале 2016 года в ново-зеландском Окленде. В эту крупнейшую региональную зону свободной торговли должны войти Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу,

16 января, 16:07

Япония выступает за скорейшее вступление в силу соглашения по ТТП

Соглашение о формировании Транстихоокеанского партнерства подписано министрами торговли 12 стран в феврале 2016 года в Новой Зеландии

16 января, 14:52

Democrats sweat Clinton vs. Sanders rift

Long after the presidential nomination was settled, the contentious 2016 primary fight continues to divide the party.

16 января, 14:11

Кони Путина: все ходы левые и все они его козни

Мы уже знаем, что Путин ходит двойными конями и левыми руками. Об этом уже только в детском саду не знают и в том что Путин виноват во всем, постоянно докладывает ЦРУ и другие агентства. Вообще говоря, все бы могли уже и привыкнуть. Пора перестать удивляться. Например Вашингтон бомбит мирных людей в...

16 января, 13:45

Крошечные "огнетушители" внутри литиево-ионных аккумуляторов помогут остановить возгорание

Исследователи разработали особый "огнетушитель", который "вступает в бой" при перегревании литиево-ионных аккумуляторов. Как обещают создатели, новинка поможет в момент остановить опасное возгорание.

16 января, 10:44

Китай не получит прибыли от закрытия ТТП

Ожидаемый выход США из ранее широко разрекламированного соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве (ТТП) может оказать поддержку другой торговой сделке с участием Китая, но некоторые аналитики не уверены в этом, пишет CNBC.

16 января, 10:44

Китай не получит прибыли от закрытия ТТП

Ожидаемый выход США из ранее широко разрекламированного соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) может оказать поддержку другой торговой сделке с участием Китая, но некоторые аналитики не уверены в этом, пишет CNBC.

16 января, 04:07

Премьер Австралии намерен ускорить процесс ратификации соглашения о ТТП

Ранее премьер-министр Японии Синдзо Абэ после переговоров с Малколмом Тернбуллом объявил о планах правительств двух стран "координировать усилия для скорейшего вступления в силу Соглашения о ТТП"

14 января, 16:43

Трамп поддерживает развал ЕС

Если немного поразмышлять, то с экономической точки зрения Америке не нужна объединенная Европа. Да, это один большой рынок, но проще диктовать свои условия мелким покупателям, чем одной огромной организации.

17 декабря 2016, 07:11

Заметки к некрологу Транстихоокеанскому партнерству

21 ноября избранный президент Дональд Трамп прекратил мучения марафонцев, продвигавших проект Транстихоокеанского партнерства. Он заявил, что в первый официальный день его президентства США выйдут из Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, которое было подписано в феврале этого года, но еще не было ратифицировано.По условиям Соглашения, если США его не ратифицируют, оно не вступает в силу даже при ратификации всеми остальными сторонами. То есть, заявление Трампа означает одно – попытка создать тихоокеанскую зону свободной торговли на кабальных условиях для всех участников по правилам, диктуемым США, провалилась.Одним из главных видимых «лоббистов» ТТП выступал «Центр стратегических и международных исследований», самая влиятельная в мире негосударственная аналитическая структура, работающая в области безопасности и оборонной политики, негласный хаб, связывающий оборонные структуры стран по второму каналу дипломатии. От CSIS проект формально курировал Майкл Грин, руководитель направления японских исследований.Майкл Грин. Источник: csis.orgДля того, чтобы понять, почему и для чего США вступили в инициативу, которую не они начали (первый вариант Соглашения в 2006 году подписала «Тихоокеанская четверка» – Бруней, Чили, Новая Зеландия и Перу, а США вступили лишь в 2008 году, Япония – и того позже), надо обратиться к их собственным заявлениям.Переговоры по ТТП все эти годы шли в режиме строгой секретности. Соглашение было подписано 4 февраля 2016 года в Окленде, Новая Зеландия. Страны-подписанты: Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США, Чили, Япония.А в апреле 2016 года CSIS выпустил аналитическую записку по проекту, где предельно четко обозначил цели США в регионе и цель ТТП: «исследования показывают, что в Азии в центре находится неуверенность в связи с растущей мощью Китая, и наши союзники и партнеры рассчитывают на лидерство США в регионе». При этом, указал CSIS, в настоящий момент центр «борьбы за власть и влияние» сместился в Азию, и в таких условиях единственным способом обеспечить лидерство США в регионе и гарантировать способность устанавливать «новые правила региональной торговли и инвестиций» – это Транстихоокеанское партнерство, в котором главными стратегическими партнерами США являются Япония и Южная Корея.Для этой цели необходимо опереться на «три столпа», которые обеспечивали и обеспечивают лидерство США в азиатском регионе. К столпам относятся:1. сеть альянсов и военное присутствие США в Японии и Южной Корее с целью сдерживания потенциальных противников;2. ценности, которые укрепляют поддержку открытого регионального и глобального порядка, основанного на букве закона и ответственности участников. Под ценностями понимаются демократические нормы;3. обязательство расширять торговлю и экономическое взаимодействие (создание привлекательной зоны торговли, куда втягивались бы государства, ранее находившиеся в орбите России).Далее было сказано, что благодаря этим трем столпам стала возможной «победа над Советской империей». Во-первых, военное сдерживание, во-вторых, «распространение демократии в 1980-х годах высушило болота потенциальной коммунистической революции в государствах Азии», и, наконец, новый региональный порядок переманил к себе государства, откалывавшиеся от советского блока. Надо ли гадать, что это deja vu означает, что на месте СССР сейчас находится Китай, а схема работает на сдерживание его роста и экспансии.Дискуссия: а надо ли влезать в ТТП?Все последнее годы нарастали дебаты на тему, а стоит ли государствам на таких жестких условиях ввязываться в эфемерную «зону свободной торговли»? Противостояние было настолько серьезным, что в 2014 году был раздут скандал, в ходе которого CSIS обвинили в том, что он, действуя как иностранный агент, на японские деньги двигал проект Транстихоокеанского партнерства.Наибольшие вопросы вызывало несколько пунктов. Прежде всего, речь шла о привилегии транснациональных корпораций отстаивать свои права в международном суде, обходя судебную систему страны, в которой они ведут инвестиционную и производственную деятельность. То есть права инвесторов ставились выше прав принимающих государств. Эта практика получила название «Разрешение споров между инвестором и принимающей инвестиции страной» (Investor-state dispute settlement, «ISDS») и применяется при малейшем нарушении прав компаний против руководства тех стран, которые нарушили права. Под нарушением прав можно понимать что угодно вплоть до требования утилизировать отходы производства.Споры были настолько жаркими, что CSIS официально выпускал заявления, в которых утверждал, что процедура ISDS вполне рабочая. Так, 29 октября 2014 года CSIS выпустил рабочий документ под названием «Investor-State Dispute Settlement: A Reality Check», в котором было указано, что процедура успешно применялась американскими компаниями в Латинской Америке.Насколько успешно она применялась компаниями в Латинской Америке, можно понять из случая с компанией Renco Group Inc. миллиардера Айры Реннерта (Ira Rennert), которая имела горнодобывающие мощности в Перу (это потенциальный подписант ТТП, кстати). Перу на своей шкуре попробовало, чем обернется ТТП для его потенциальных членов, если они посмеют указывать инвесторам, приносящим деньги в их экономику.В ответ на требование властей снизить загрязнение окружающей среды и убрать свои отходы компания применила механизм ISDS и попыталась отсудить $800 млн. Непосредственным основанием для иска стал отзыв лицензии у завода Doe Run Peru в 2010 году. После пятилетнего разбирательства, 15 июля 2016 года суд Международного центра урегулирования инвестиционных споров (International Centre for Settlement of Investment Disputes (ICSID)) отказал в удовлетворении иска американского миллиардера. Результат достигнут, хищнику дали по морде, но нервов измотано немало, производство закрыто, рабочие места потеряны, проблема загрязнения окружающей среды не решена.Среди других спорных моментов стоит назвать очень жесткие требования в части интеллектуальной собственности, тарифного регулирования, прав на изготовление генериков лекарств и т.д. и т.п.2 мая 2016 года нидерландское отделение Greenpeace слило в сеть тексты Соглашения, заставив Обаму огрызнуться: «Другие страны должны играть по правилам, которые устанавливает Америка и ее партнеры, и никак иначе. ТТП – как раз то, что позволит нам это сделать… Правила меняются. США, а не страны вроде Китая должны их писать». Вот на такой «дружественной волне» готовилась ратификация документа. О силе противостояния можно говорить уже потому, что стратегия «переориентации на Азию», принятая на вооружение администрацией Обамы, опиралась на Министерство обороны. Оно пропихивало через правительство военную доктрину для АТР, которую написали специалисты CSIS. Дабы не было сомнений в поддержке, Минобороны на своем сайте написало: «Обзор CSIS… отвечает общему подходу Министерства обороны к поддержке переориентации отношения США на АТР. Он поддерживает усилия США по укреплению, усилению и расширению наших альянсов и стимулирует создание сотрудничества в области обороны с региональными партнерами. Его рекомендации созвучны усилиям министерства в части обновления оперативных концепций и военных возможностей с целью обеспечения того, чтобы вооруженные силы в будущем сохранили способность к сдерживанию и доминированию в возможных конфликтах».В общем, лобби более чем мощное. Чем дело кончилосьИ тут Дональд Трамп говорит, что это все пойдет в утиль, а ставка будет сделана на двусторонние партнерские отношения. Дальше происходят еще более интересные вещи. Япония, поспешив, ратифицирует документ 10 декабря. И влипает в крайне щекотливую ситуацию.14 декабря Трамп назначает госсекретарем (внимание!) члена совета попечителей CSIS Рекса У. Тиллерсона, владельца Exxon Mobil Corporation. Для того, чтобы было понятно, надо пояснить, что по правилам, руководство Центром стратегических и международных исследований осуществляет не директор, а совет попечителей. Ситуация с Японией становится еще более щекотливой.Рекс Тиллерсон. Источник: vesti.ruВ тот же день CSIS выпустил аналитическую записку, в которой признал, что не больно-то и надо было, и отказался от дальнейшей борьбы за Транстихоокеанское партнерство. А потом выдал страшно оригинальный «План В»: послать куда подальше всех партнеров по ТТП и удовлетвориться двусторонним соглашением с Японией, которая единственная из всех участников является стратегическим партнером. А потому ей нельзя позволить ударить в грязь лицом. Кстати, своё тоже спасти не помешает, хотя полный комплект двусторонних, и даже трехсторонних соглашений у США имеется.Вот такое печальное окончание. Впрочем, «партнеры» не сильно расстроились, что первая попытка создания зоны свободной торговли без США не вышла. Да, США сами развалили то начинание, которое перехватили и возглавили (что, кстати, очень напоминает общепринятую практику защиты национальных интересов, когда ответственные лица и структуры, завидев угрозу, должны ее зафиксировать, обезвредить, или, если она не обезвреживается, уничтожить… см. специализацию CSIS). Но президент Перу незамедлительно выдвинул свой план, назовем его «План С», - Педро Кучински предложил заменить соглашение о ТТП договором стран Азиатско-Тихоокеанского региона без США, но с привлечением России и Китая. Оправдывая тем самым «пугалки» CSIS о том, что в отсутствие ТТП правила торговли в азиатском регионе будут устанавливать другие региональные союзы. Так что, история продолжается.

09 сентября 2016, 15:24

ГЕОэкономика. Чем грозит мнимое спокойствие мировой экономики?

Мировая экономика, несмотря на внешнее спокойствие, на самом деле продолжает испытывать серьезные трудности в своем развитии. Усилиями мировых Центральных банков острая фаза кризиса 2008 года была купирована. Однако внутренние диспропорции мировой экономики не преодолены. И значит, в любой момент мы можем стать свидетелями очередных неприятных событий. Смогут ли представители крупнейших экономик мира договориться между собой, чтобы как-то исправить ситуацию? Об этом расскажет Александр Кареевский в программе "Геоэкономика".

01 сентября 2014, 18:38

Новое слово в науке стратегического прогнозирования

На днях Центр военно-политических исследований МГИМО(У) МИД России подготовил аналитический доклад «Военно-политические аспекты прогнозирования мирового развития». Этот доклад, составленный под редакцией и при ведущей роли директора ЦВПИ профессора А.И.Подберезкина, посвящен методологическим вопросам прогнозирования военно-политической и военно-стратегической обстановки вокруг РФ на долгосрочную перспективу. Данную работу по праву можно назвать новым словом в науке стратегического прогнозирования. Ее наиболее сильной стороной является научная методология стратегического прогнозирования, прежде всего, в военно-политической области. Однако при определенных корректировках эта же методология может быть применена и в других областях, например, в экономике. Надо отметить, что до сих пор стратегические прогнозы в различных областях, как у нас, так и на Западе носили преимущественно интуитивный характер. Они, как правило, основывались на эмпирическом знании определенной группы экспертов и их субъективном видении международной обстановки. В принципе, интуитивные прогнозы не обязательно должны быть ошибочными. Если они разрабатываются грамотными экспертами, то могут вполне адекватно отражать реальность и тенденции политического развития. Однако, такие прогнозы всегда будут иметь оттенок субъективизма и зачастую вести к ошибочным выводам. Так недавно произошло с прогнозом А.Дынкина и В.Барановского, где утверждалось, что в мировом окружении России в 2014 году не произойдет кардинальных изменений[1]. Однако через несколько месяцев последовали события на Украине и ситуация принципиально изменилась. Этот просчет случился именно потому, что данный прогноз основывался на изначально неверной посылке о преобладании тенденции к «потере значения военной силы» в отношениях между ведущими мировыми державами. Более того, абсолютное большинство публикуемых прогнозов, особенно американских, создается в пропагандистских целях, в интересах информационного воздействия на другие государства и народы, а также на аудиторию собственной страны. Целью таких прогнозов является повлиять на общественное сознание, подтолкнуть умонастроения людей в определенном желаемом направлении или дезориентировать потенциальных противников и конкурентов. В таких прогнозах фактура и аналитика носят эклектичный характер и подгоняются под уже заданный результат. Естественно, рассматривать такие прогнозы как основу для реального военного и политического планирования совершенно неуместно. Научный подход к прогнозированию сценариев развития ВПО и СО предполагает, что они должны базироваться на множестве объективных факторов и, прежде всего, на основных тенденциях мирового развития. Как показано в докладе ЦВПИ, выявление этих тенденций должно быть стартовой позицией, отправной точкой составления любого научного прогноза. При этом тенденции мирового развития должны браться не с потолка и не быть отражением субъективных предпочтений и личной фантазии авторов, а выявляться путем использования аналитических методов исследования, базироваться на объективных исходных данных, научном понятийном аппарате с применением системного подхода. По существу, выявление основных тенденций мирового развития должно быть построено на цельной научной теории, отражающей закономерности исторического процесса. В докладе ЦВПИ в основу составления прогноза положена теория развития и взаимодействия мировых цивилизаций. Эта теория появилась уже достаточно давно. У ее основ стояли выдающиеся русские мыслители Н.Я.Данилевский и К.Н.Леонтьев, а на Западе – О.Шпенглер и А.Тойнби. Впервые данную теорию для составления прогноза мирового развития применил в 90-х годах прошлого века консервативный американский политолог Самюэл Хантингтон. В своей нашумевшей книге «Столкновение цивилизаций» он выдвинул концепцию о том, что различные цивилизации, как высшая форма культурной идентичности, приобретают в наше время особую значимость при анализе потенциала международных конфликтов.[2] По словам Хантингтона, «основным источником конфликтов в этом новом мире будет преимущественно не идеология и не экономика». «Наибольшие разногласия среди человечества и преобладающие источники конфликтов будут носить культурный характер», - отмечал он. Далее Хантингтон, утверждал, что, хотя «национальные государства и останутся наиболее влиятельными игроками на мировой арене», но главные конфликты мировой политики будут происходить «между странами и группами стран, принадлежащими к разным цивилизациям». «Столкновение цивилизаций будет доминировать в глобальной политике. Линии противоречий между цивилизациями станут линиями фронта будущего», - предупреждал он[3]. В то же время, Хантингтон, избрав для основы своего прогноза научную теорию, не пошел дальше в применении научной методологии стратегического прогнозирования. Поэтому в целом в его прогнозе проявились элементы субъективизма и внутренние противоречия. Он, например, правильно определил главный водораздел конфликта цивилизаций, как конфликта между Западной цивилизацией и другими цивилизациями. Но убедительно обосновать данный вывод с научной точки зрения он не смог. А это позволило критикам из либерального лагеря сразу же поставить его в целом правильный прогноз под сомнение. Между тем, в докладе ЦВПИ подробно описывается как должен строится научный стратегический прогноз с опорой на «цивилизационную» теорию. Эта методология базируется на строгой логике, предусматривающий иерархический характер прогноза, когда каждый последующий сценарий вытекает из предыдущего. Развитие сценариев происходит в обязательном порядке «сверху вниз», – от вершины, под которой подразумевается общечеловеческая цивилизация, – к локальным цивилизациям и далее к системе международных отношений и военно-политической обстановке вокруг России. При этом на каждом нижестоящем уровне возможно несколько сценариев, что ведет к умножению возможных вариантов развития. Таким образом, численность сценариев развития международных отношений будет больше, чем сценариев развития человеческой цивилизации, а сценариев развития военно-политической обстановки – больше, чем сценариев развития международных отношений. В докладе указывается, что сценарии развития человеческой цивилизации определяются основными тенденциями мирового развития. Эти тенденции носят долговременный, глубинный характер, предопределяемый социально-экономическими процессами, охватывающими весь мир и затрагивающими миллиарды людей. Как таковые, тенденции мирового развития представляют собой явления объективного порядка, то есть не могут быть изменены субъективной волей отдельных личностей, включая даже руководителей мощных мировых держав. Действия этих руководителей, правительств, да и целых государств могут лишь повлиять на скорость данных процессов, а также те формы, в каких эти процессы будут протекать. Однако остановить или перенаправить тенденции мирового развития они не в состоянии. По этим причинам сценарии развития человеческой цивилизации не могут быть многочисленными. По существу, речь может идти об одном – двух, в крайнем случае – трех сценариях такого развития. Количество сценариев нижестоящих уровней увеличивается в несколько раз. Причем на каждом нижестоящем уровне роль субъективного фактора в реализации того или иного сценария возрастает. По ходу исследования методологии стратегического прогнозирования, авторы доклада анализируют возможные сценарии развитии человеческой цивилизации, международных отношений и военно-политической обстановки. Они также предлагают систему классификации этих сценариев. Так, в первую группу они включают «пессимистические» сценарии, которые представляет собой варианты конфронтационного развития человеческой цивилизации. Речь идет о нарастающем напряжении в международных отношениях, которое становится результатом обострения противостояния локальных цивилизаций, их систем ценностей и интересов. В практической политике это проявляется в усилении борьбы за природные ресурсы, транспортные коридоры и активном продвижении своих систем ценностей. По логике таких сценариев основные державы и возглавляемые ими коалиции готовятся к активному применению военной силы во всех ее формах. В докладе эта группа сценариев рассматривается как наиболее вероятная. Вторая группа включает «оптимистические» сценарии, которые подразумевают, что уже во втором десятилетии XXI века в развитии человечества будут доминировать тенденции сотрудничества и кооперации между различными цивилизациями. Будет происходить демилитаризация союзов, коалиций, блоков, сокращение военных расходов. «Позитивность» для России будет означать, что в мире будет создана евразийская военно-политическая коалиция во главе с «российским ядром», куда войдут не только страны ЕврАзЭС, но и, возможно, целый ряд других евразийских государств. Эта коалиция сможет нейтрализовать негативное влияние НАТО. Третья группа сценариев получила условное название «диалектическая», так как включает противоречивые процессы – как позитивные, так и негативные. Среди позитивных сценариев развития международной обстановки авторы выделяют сценарий «партнерские отношения». В основе этого сценария будет лежать упрочение мирового порядка на основе норм международного права, укрепления государственных суверенитетов, роли международных организаций и учета интересов других наций, государств и сообществ. Однако, по мнению авторов, данный сценарий является в настоящее время маловероятным, так как «реальная политика США, НАТО и ЕС свидетельствует, что этот сценарий в лучшем случае может рассматриваться как декларативно-медийный, а в худшем – как проявление целенаправленной информационной политики, ориентированной на маскировку действительных целей». Гораздо более вероятным представляется конфронтационный сценарий, связанный со стремлением США добиться мирового доминирования. С этой целью американцы, по мнению авторов, будут стремиться «окончательно подчинить своим интересам Европу»; «обеспечить нейтрализацию России» как самостоятельного цивилизационного центра Евразии, «способного быть альтернативой США»; обеспечить сдерживание КНР «с помощью объединенных сил Запада (Трансатлантического партнерства) и Востока (Транстихоокеанское партнерство)» и добиться «благожелательного нейтралитета» Индии, Бразилии и других крупных незападных государств. Этот сценарий допускает эскалацию противоборства между Россией и США вплоть до военного столкновения в той или иной форме, за исключением мировой ядерной войны. В конце доклада приводится развернутая характеристика нескольких возможных сценариев развития военно-политической обстановки: сценарий создания евразийской системы безопасности, сценарий геополитической поляризации, сценарий усиления роли геополитики, сценарий евразийской военно-политической интеграции, сценарий сохранения «ядерного сдерживания» в Евразии и сценарий развития стратегического неядерного оружия. Таким образом, доклад содержит много новых идей, весьма актуальных для нынешнего состояния международной обстановки. Подборка и систематизация материала в рамках доклада, сделанные в нем оценки и выводы позволят читателю получить целостную картину современных подходов к методологии стратегического прогнозирования. Доклад адресован как специалистам — политикам, политологам, журналистам, историкам, дипломатам — так и всем интересующимся вопросами военно-политического прогнозирования и планирования. Он также может служить хорошим подспорьем в практической работе министерств, ведомств, других государственных организаций и научных учреждений, занимающихся соответствующей проблематикой. Автор: М.В. Александров [1] Россия и мир: 2014. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз / Рук. Проекта – А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. М.: ИМЭМО РАН, 2013. С. 89. [2] Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order, New York, Simon & Schuster, 1996. [3] Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs, vol.72, no.3, Summer 1993 – p. 22   01.09.2014 Tweet Михаил Александровавгуст 2014

02 апреля 2014, 03:11

Битва за Тайвань

Экономическая конкуренция между Китаем и США в Тихоокеанском регионе принимает все более четкие и регламентированные формы. Тайвань сегодня – это государство, за которое одновременно борются и США с проектом Транстихоокеанского партнерства и Китай, предлагающий соглашение об экономическом сотрудничестве. Начиная с 1992 года, экономика Тайваня демонстрирует стремительный рост, превышающий в среднем 4,5% в год. ВВП на душу населения за 20 лет возрос с $ 9116 в 1992-м до $ 19 762 в 2012 году, сделав Тайвань сегодня 28-й самой богатой экономикой в мире и 6-й в Азии. Примечательно то, что Тайвань осуществил переход от диктатуры к демократическому устройству без потери уровня экономического роста, более того, пример Тайваня доказывает, что подобный переход способен в значительной степени увеличить общее благосостояние населения. На протяжении последних 20 лет основным двигателем экономического роста для Тайваня стала международная торговля. В 1992 году общий товарооборот составлял $ 180 млрд – 82% ВВП страны, к 2012 году эта сумма увеличилась до $ 650 млрд – 140% ВВП страны, что сделало Тайвань 19-й экономикой по объему торговли во всем мире. Залогом успеха «экономического чуда» Тайваня стала четкая специализация по производству высокотехнологичной продукции. До 99% экспорта из Тайваня – это продукция индустриального сектора и только 1% приходится на продукцию сельскохозяйственного сектора. Львиная доля экспорта из Тайваня, 70% – это компоненты высокотехнологичных товаров, которые в конечном виде выпускаются под маркой «Сделано в: США, Японии и ЕС». Тайвань производит 94% всех материнских плат и большую часть компьютерных чипов в мире. Помимо этого, Тайвань успешно конкурирует с гигантами отрасли, продвигая такие доморощенные бренды, как Acer и Asus. Тайвань осуществил мечту любой экономики – стать абсолютно незаменимым игроком глобальной производственной цепочки. С другой стороны, такая специализация определяет зависимость Тайваня от международной торговли и общемирового спроса на высокие технологии. Экономическая модель Тайваня определяет высокую степень привязки к другим крупным экономикам региона, в частности к экономике Китая. Роль Китая невозможно переоценить. В 1992 году Китай был лишь 26-м по важности торговым партнером Тайваня, с $ 748 млн торгового оборота. К 2002 году Китай стал 4-м партнером – $ 18,5 млрд. А к 2012 году Китай стал самым главным торговым партнером Тайваня, с общей суммой торгового оборота в $ 121,5 млрд. Соответственно, большая часть экспорта из Тайваня сегодня направляется в Китай. Китай также сегодня является самым важным инвестиционным партнером Тайваня. До 80% прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из Тайваня направляются именно в Китай. Через свои инвестиции в производственные мощности Китая Тайвань полноценно включил Китай в свои производственные цепочки, делая экономики стран взаимодополняющими. Помимо значительного увеличения торговых связей с Китаем, Тайвань наращивает экономическое сотрудничество со странами АСЕАН. В 2002 году торговый оборот между Тайванем и странами АСЕАН достигал $ 33 млрд в год, к 2012 году эта сумма увеличилась до $ 88 млрд. Тайвань активно инвестирует в экономики Малайзии, Индонезии, Филиппин, Вьетнама и Таиланда. С 2002 по 2012 годы общая сумма ПИИ увеличилась с $ 503 млн до $ 6 млрд. Тайвань использует особенности каждой из региональных экономик: дешевая рабочая сила Вьетнама для производства технически несложных компонентов, и более продвинутое производство компонентов телекоммуникационной техники и компьютеров на Филиппинах и в Малайзии. Одновременно с ростом влияния экономик азиатского региона и в частности Китая роль США в экономическом развитии Тайваня постепенно падала. В 1992 году товарооборот между США и Тайванем составлял $ 40 млрд, в 2002 году $ 45,5 млрд и $ 56,5 млрд в 2012 году. США опустились с первого места на третье в списке международных торговых партнеров и сегодня составляют чуть меньше 10% общего торгового оборота Тайваня. Сегодня на повестке у Тайваня стоит вопрос стратегического выбора между углублением связей с Китаем и выстраиванием более независимой политической и экономической линии со странами АТР посредством соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). С одной стороны, Китай, выступая самым главным торговым партнером, предлагает соглашение по экономическому сотрудничеству (ECFA), от которого значительно большую выгоду получает Тайвань. Соглашение ECFA подразумевает многократные раунды переговоров, направленные на двустороннюю либерализацию торговли, увеличение взаимных инвестиций и de facto увеличение взаимозависимости. Еще до ратификации парламентом Тайваня Китай сделал огромное количество уступок, облегчив проникновение тайваньских товаров на свой рынок. По разным оценкам, ратификация соглашения приведет к созданию не менее 260 000 рабочих мест на Тайване и увеличению роста ВВП на 1,7% в год. Значительные уступки Китая по ECFA имеют в большей степени политическое обоснование, нежели экономическое. Конечная цель Китая, которую собственно, Пекин никогда и не скрывал, – это объединение Китая и Тайваня, который после революции 1949 года de facto является независимым государством. С другой стороны, Тайваню предлагается участие в Транстихоокеанском партнерстве – проекте, в значительной степени лоббируемым США. Проект ТТП подразумевает создание большой зоны свободной торговли между странами Тихоокеанского бассейна. Среди участников проекта представители Северной Америки – США, Мексика и Канада, Южной Америки – Чили и Перу, Австралия, Новая Зеландия и ряд азиатских стран. Политическая цель проекта отчасти включает создание противовеса зоне «сопроцветания» Китая. От участия в подобном проекте Тайвань получает значительное приращение потенциальных рынков сбыта своей продукции, а также возможность углубить и расширить производственные цепочки. Безусловно, Китай негативно относится к проекту ТТП, и участию Тайваня в подобного рода проекте для Китая явление крайне отрицательное. Совместить углубление связей с Китаем и развитие транс тихоокеанских связей для Тайваня будет невозможно, и поэтому рано или поздно Тайваню будет необходимо сделать выбор в пользу одной из сторон. Антон Барбашин