• Теги
    • избранные теги
    • Разное1521
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1604
      • Показать ещё
      Компании240
      • Показать ещё
      Люди428
      • Показать ещё
      Издания31
      • Показать ещё
      Международные организации35
      • Показать ещё
      Формат19
      Показатели11
      • Показать ещё
      Сферы1
22 апреля, 07:34

Сильный козырь для Северного потока-2

На фоне планомерного снижения цен на энергоносители, удешевление стоимости углеводородов добралось до Европы. По прогнозу Goldman Sachs, с 2018 по 2020 год стоимость 1 млн британских термальных единиц (БТЕ) газа в Европе и Азии не будет превышать 4-4,2 доллара. В этой ситуации поставки обещанного ЕС и Украине американского газа становятся невыгодными, что может поставить крест на планах США по газовой экспансии. Такая ситуация не позволит американским терминалам стабильно развиваться, и уж тем более наращивать экспорт в Европу, куда газ еще требуется доставить. И если стоимость  голубого топлива в Европе и Азии подешевеет, то даже сохранять поставки газа туда из Америки, не то что даже наращивать их, будет невыгодно.

21 апреля, 20:35

Экономика: Киев готовится начать новую газовую войну

Украина, похоже, намерена совершить самую страшную ошибку из всех, которые были сделаны властями этой страны за последние три года. Дело идет к наложению ареста на имущество Газпрома на Украине, и это может означать лишь одно – конфискация газа, передаваемого по транзитной трубе в Европу. Насколько реален такой сценарий? Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) просит департамент государственной исполнительной службы министерства юстиции наложить арест на имущество и средства Газпрома в стране в рамках дела о штрафе на 6,4 млрд долларов, сообщил глава ведомства Юрий Терентьев. Соответствующее заявление, фотографию которого он опубликовал на своей странице в Facebook, уже отправлено в адрес исполнительной службы. Речь идет о деле, в котором Газпром не признает себя виновным по вполне объективным причинам. В 2015 году АМКУ выписал Газпрому штраф за злоупотребление монопольным положением на рынке транзита газа в течение 2009–2015 годов в размере 86,86 млрд гривен (3,2 млрд долларов). Газпром высказал удивление по поводу этого решения, так как не ведет предпринимательской деятельности на территории Украины, передавая газ Нафтогазу на западной границе РФ. Газпром отказался платить взятый из воздуха штраф. Тогда АМКУ осенью 2016 года направил иск в Хозяйственный суд Киева о принудительном взыскании суммы штрафа плюс пени на такую же сумму за просрочку выплаты. И судья наложил на Газпром штраф на 171,8 млрд гривен (около 6,4 млрд долларов). Газпром в апелляции потребовал отменить это решение, но жалобу даже не рассмотрели. Суть претензий АМКУ сводится к тому, что Газпром якобы нарушает «ключевое условие» транзитного контракта от 2009 года – прокачивает меньше 100 млрд кубометров газа по трубе. Так возник штраф в 3,2 млрд долларов – столько Газпром якобы недоплатил Нафтогазу за семь лет транзита. Отсюда АМКУ сделал вывод о монопольном положении Газпрома на рынке транзита газа. Если бы, мол, была конкуренция, то Нафтогаз мог бы разорвать контракт и заключить новый с другим покупателем. Доводы Киева, на самом деле, малоубедительны и даже абсурдны. Во-первых, в контракте нет ни слова о том, что Газпром обязан прокачивать газ именно в таких объемах. Во-вторых, кто мешал Украине искать другой газ для транзита по своей трубе? Заниматься этим должен явно не Газпром. Арест имущества и средств Газпрома на Украине может означать только одно – принудительный отъем газа из транзитной трубы. Других активов Газпрома на Украине нет просто физически. Власти Украины уверяли, что не будут воровать газ, однако больше арестовывать практически нечего. У Газпрома есть лишь доля (40,2%) в компании «Газтранзит», которая занимается на Украине управлением и эксплуатацией объектов газовой промышленности, в том числе модернизацией и строительством. Отъем этого имущества сумму претензий на более чем 6 млрд долларов явно на покроет. А вот газ в транзитной трубе юридически принадлежит Газпрому – до того, как на границе Украины с ЕС его примут европейские потребители. «Это и есть самый страшный сценарий, – говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Несмотря на завершение зимнего периода, транзит газа все равно продолжается, в частности, идет закачка газа в хранилища». «В 2009-м Украина воровала газ для своих нужд, а теперь арестует газпромовский газ официально. То есть Украина сама сорвет транзит и признает это», – говорит Симонов. В 2016 году через Украину было поставлено 80 млрд кубометров топлива, что на 15 млрд кубометров больше, чем в 2015-м (65 млрд кубов). По «Северному потоку» в прошлом году Газпром поставил 44 млрд кубов. Сколько сейчас газа находится в трубе и как технически будет выглядеть его изъятие, эксперт сказать не берется. Если взять среднюю стоимость газа в Европе в 200 долларов за тысячу кубометров, то Украина должна будет арестовать порядка 32 млрд кубометров российского газа. Можно предположить, как будут развиваться события при самом худшем сценарии. Как только на находящийся в украинской трубе газ будет наложен арест, Газпром остановит транзит топлива. Затем Брюссель предъявит претензии Газпрому из-за того, что европейцы не могут получить заказанный товар. Газпром сошлется на невозможность доставки газа из-за форс-мажора. Симонов не исключает, что Украина может пойти на такой самоубийственный шаг. «Неслучайно она дождалась закрытия отопительного сезона. Если бы Киев пошел на это в отопительный сезон, то просто заморозил бы европейцев и вызвал бы еще более страшный скандал. Сейчас, с точки зрения потребления, можно провернуть отъем газа относительно спокойно», – говорит газовый эксперт. Однако в этой истории пострадают все стороны. Запасов в хранилищах ЕС может хватить лишь на 1–2 месяца, оценивает замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева. Ведь газ используется не только для отопления, но и промышленностью, и выработка электроэнергии также во многом зависит от наличия голубого топлива. Россия лишится значимой части своего бизнеса по продаже газа Европе. Потому что заместить транзитные объемы, идущие через Украину, Газпром сможет только через два года, когда заработает вторая очередь «Северного потока – 2» и «Турецкий поток». Сегодня – нет. Потеря прибыли от продажи десятков миллиардов кубов по цене в среднем 200 долларов за тысячу кубов – это серьезный удар. Однако и самой Украине в этом случае не позавидуешь. «Это ударит по репутации Украины как надежного транзитера», – говорит Симонов. А также поддержит в глазах Брюсселя проект «Северного потока – 2» и «Турецкого потока», против которых так рьяно выступает Киев. В конечном счете Украина и себя лишит газа, который покупает по реверсу из Европы – ведь де-факто это российский газ, просто оформляемый как европейский. И для украинской промышленности и энергетики это будет настоящей катастрофой. Россия в свою очередь может ответить на действия Киева арестом украинских активов на своей территории. Например, арестовать имущество Липецкой шоколадной фабрики Петра Порошенко, а также обратиться с иском в международные суды, в частности в Стокгольмский арбитраж (именно там в рамках контракта должны решаться газовые споры Киева и Москвы). Но так как украинского имущества в России много не найти, то Россия скорее ужесточит визовый режим для украинских граждан, не исключает Кокорева. Сложно представить, что Киев всерьез готов пойти на такое. Брюссель уж точно будет противодействовать такому апокалипсису. «Европа начнет предъявлять претензии России, Россия сошлется на Украину, Украина получит нагоняй от ЕС, и жизнь наладится. Шантаж со стороны МВФ быстро вразумит киевских политиков. Это просто игра на нервах», – полагает Анна Кокорева. Теги:  Газпром, Нафтогаз, поставки газа

Выбор редакции
21 апреля, 10:40

Будет проведен технико-экономический анализ прокладки «Турецкого потока» по Турции

НИИгазэкономика» подготовит для «Газпрома» «Технико-экономический анализ прокладки "Турецкого потока" по территории Турецкой Республики для транзита российского газа до границы с сопредельными странами».  

21 апреля, 09:00

У России появился новый козырь на переговорах с ЕС по Северному потоку-2

На фоне планомерного снижения цен на энергоносители, удешевление стоимости углеводородов добралось до Европы. По прогнозу Goldman Sachs, с 2018 по 2020 год стоимость 1 млн британских термальных единиц (БТЕ) газа в Европе и Азии не будет превышать 4-4,2 доллара. В этой ситуации поставки обещанного ЕС и Украине американского газа становятся невыгодными, что может поставить крест планах США по газовой экспансии. Такая ситуация не позволит американским терминалам стабильно развиваться, и уж тем более наращивать экспорт в Европу, куда газ еще требуется доставить. И если стоимость  голубого топлива в Европе и Азии подешевеет, то даже сохранять поставки газа туда из Америки, не то что даже наращивать их, будет невыгодно.

20 апреля, 16:16

Сильный козырь для Северного потока-2

На фоне планомерного снижения цен на энергоносители, удешевление стоимости углеводородов добралось до Европы. По прогнозу Goldman Sachs, с 2018 по 2020 год стоимость 1 млн британских термальных единиц (БТЕ) газа в Европе и Азии не будет превышать 4-4,2 доллара. В этой ситуации поставки обещанного ЕС...

19 апреля, 12:00

Россия потеряет треть газового рынка Турции, но "отомстит" Анкаре

Великий энергетический "султанат" Как выяснил Лайф по материалам Министерства энергетики Турции, в начале апреля глава ведомства Берат Албайрак представил Национальную энергетическую программу. "Не революция, а эволюция", первые значимые результаты которой будут достигнуты в течение ближайших 15 лет. Говоря это, зять президента Реджепа Эрдогана особо подчеркнул, что главной целью доктрины является завоевание титула ведущего энергетического хаба региона и "снижение зависимости Турции от иностранных ресурсов". Имя России упомянуто не было, но очевидно, что одним из главных "пострадавших" от реализации программы может быть именно Москва. По данным турецкой госмонополии Botas, с которыми ознакомился Лайф, РФ лидирует в схеме газового импорта страны с колоссальной долей в 56%. Следом идут Иран (19%), Азербайджан (9%), Алжир (9%) и Нигерия (7%). Однако российскому доминированию в обозримой перспективе может прийти конец. Как считают аналитики авторитетного Института энергетической экономики при Кёльнском университете, в течение обозначенных в доктрине Албайрака 15 лет доля "Газпрома" на турецком рынке упадёт аж до 38,9% (35,3 млрд кубометров в год). В это же время за счёт введения в строй трубопровода TANAP свой вес нарастит Азербайджан — 34,8% (31,5 млрд кубометров).   — Общий газовый импорт Турции вырастет с 54,1 млрд кубов в 2017 году до 90,5 в 2030-м, — пишут в имеющемся у Лайфа отчёте европейские аналитики. — В этом объёме учитываются не только потребности самой Турции, которые вырастут до 67,2 млрд кубов, но и реверс в страны ЕС — в первую очередь Грецию и Болгарию. К 2030 году, согласно подсчётам экспертов, доля Турции в энергоснабжении Евросоюза составит 6,8%. Притом что сейчас она равна нулю. В сравнении с такими энергетическими "монстрами", как Россия или Норвегия, это немного. Но для газового рынка Юго-Восточной Европы вклад Турции будет существенным. Помимо реверса Анкара намерена всерьёз заняться и собственной добычей. В частности, Министерство энергетики Турции заявило о первой в своей истории покупке бурового судна. Да ещё и у России. Почему это так удивительно? Всё дело в том, что Москва своими же руками помогает Анкаре снизить энергетическую зависимость от самой себя и стать крупнейшим "транзитным султанатом" на газовой карте Европы. Но это лишь на первый взгляд… "Месть" Египтом Как пишут в своём свежем отчёте аналитики авторитетного исследовательского центра "Турецкий энергетический фонд" (TENVA), помешать Турции стать главным в регионе газовым хабом может Египет. Речь в первую очередь идёт об одном из крупнейших в мире месторождений голубого топлива под названием Зор. Пикантности ситуации придают и натянутые отношения между лидерами двух стран. Не секрет, что президент Турции до сих пор не признаёт своего коллегу Абдул-Фаттаха Ас Сисси, возглавившего Египет после военного переворота 2013 года. По данным геологического департамента итальянской Eni, разрабатывающей Зор, открытый участок месторождения площадью 100 кв. км может хранить в своих недрах до 30 трлн кубических футов сухого газа. Для сравнения, запасы разрекламированного европейской прессой израильского месторождения Левиафан — "всего" 14–20 трлн кубических футов. В стороне от столь грандиозного проекта не осталась и Россия. В конце прошлого года "Роснефть" выкупила у Eni около 35% в концессионном соглашении на разработку Зора. Ещё 15% были приобретены британской ВР. Стоимость доли "Роснефти", по оценкам аналитиков, составляет порядка $1,12 млрд. А совокупные инвестиции компании Игоря Сечина в проект за четыре года могут составить $4,5 млрд. На этом российская энергетическая экспансия в Средиземноморье через Египет не закончилась. В начале 2017-го структурное подразделение "Роснефти" Rosneft Trading SA (RTSA) и египетская госкомпания Egyptian Natural Gas Holding Company (EGAS) подписали контракт на поставку десяти танкеров сжиженного природного газа общим объёмом 600 тысяч тонн. Благодаря этим инвестициям Россия становится ещё более значимым игроком на энергетическом рынке региона. А это довольно существенно лимитирует перспективы роста турецкого влияния как главного газового хаба Европы. Повернуть ситуацию в более предпочтительное для Анкары русло могло бы повышение спроса на голубое топливо в ЕС. Но в осуществление такого сценария верится с трудом. И дело здесь не только в динамике спроса, но и в политике Брюсселя. — У Турции есть планы по созданию газового хаба, поэтому турки хотят затянуть на себя как можно больше газопроводов, — сказал Лайфу ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков. — Им невыгодно, чтобы Россия возобновляла тот же "Южный поток" в Болгарию. Хотя для самой России это был бы наиболее привлекательный маршрут. Как, впрочем, и для Европы. Ведь в ЕС не хотят впадать в дополнительную зависимость от транзита через Турцию. Азербайджанский газ уже пойдёт через неё. А тут ещё Анкара хочет "затащить" на себя и иранский транзит. Правда, пока Тегеран не рвётся в Европу с трубопроводным газом. Таким образом, у Турции вряд ли получится стать настолько значимым транзитным игроком, чтобы реально "диверсифицироваться" от России. А сохранить и по возможности приумножить свои рычаги давления на Анкару крайне важно для Москвы. Тюркский волк никогда не нападёт на русского медведя в одиночку. А после состоявшегося на днях референдума в Турции, результаты которого в Европе приняли более чем прохладно, с Запада на его вой придёт гораздо меньшая стая, чем обычно. Однако, несмотря на потепление последних месяцев, отношения Москвы и Анкары далеки от доверительных. Позиции стран разнятся и по Сирии, и по Крыму, и по вопросам продуктового эмбарго. Да и по таким важным для Москвы энергетическим проектам, как "Турецкий поток" и АЭС "Аккую", время от времени возникают определённые опасения. Но самая главная проблема России и Турции заключается в том, что волк медведю не товарищ. Пусть и необязательно враг...

Выбор редакции
18 апреля, 15:04

Эксклюзив News Front. Фуад Аббасов: Не султанат, а торжество турецкой демократии

Эксклюзив News Front. Турецкий журналист Фуад Аббасов считает безосновательными домыслами все предположения о том, что...

18 апреля, 10:47

Возьмется ли «Газпром» за западный маршрут «Силы Сибири»?

Из-за обширной инвестпрограммы концерну будет сложно в одиночку строить газопровод «Сила Сибири-2», поэтому проект так и останется на бумаге.

18 апреля, 10:17

"Султан Эрдоган" занял четкую антироссийскую позицию: Россия должна воссоздать независимый Курдистан

Обретя абсолютную власть, Эрдоган вернулся на четкую антироссийскую позицию, обвинив с Трампом Сирию за химическую провокацию "умеренной оппозиции" в Идлибе и нанеся нам "зерновой войной" убыток в 1 млрд.долл. (потери России - 1,5 млрд., доход от спасения производства томатов - 0,5 млрд.). Эта позиция вызвана страхом перед американской поддержкой курдов и поиском опоры на Западе вне ЕС. Россия не рассматривается даже как партнер (признак этого - отсутствие расследования убийства нашего посла), - вероятно, ожидается, что "русские все стерпят ради туризма и "Турецкого потока"". Но, поскольку наш туризм и "Турецкий поток" нужны Турции больше, чем России, нам надо последовать примеру США и поддержать курдов. Они не просто второй после русского разделенный народ мира; это крупнейший народ, лишенный государства. Турция не имеет приемлемого для себя способа решения курдской проблемы; значит, эта проблема будет решаться неприемлемым для нее способом. Создание дружественного России Курдистана (на территории Турции, Ирака и Сирии, но не Ирана) напряжет отношения с Ираном, но он имеет подобный опыт с азербайджанцами (их в Иране больше, чем в Азербайджане). Суверенный Курдистан нужен России, так как курды серьезней всех воюют с запрещенным в РФ Исламским государством. Кто борется с террористами на деле, а не на словах, должен помогать им создать государство. Дружественный России Курдистана сделает турецкий газовый шантаж невозможным, так как надолго отрежет Турцию от других источников газа, кроме России. Разворот российской дипломатии на турецком направлении давно перезрел; в ближайшее время нам предстоит увидеть, является ли российский МИД активным участником мировой политики или всего лишь местом плача по "стабильности" времен холодной войны и "добрососедства" времен горбачевского и козыревского предательств.ПОДРОБНОСТИ ЗДЕСЬ.

18 апреля, 06:26

Гамбит Эрдогана: чего ждать от "конституционного переворота" в Турции

16 апреля в Турции прошел исторический референдум: граждане решали, вносить ли изменения в Конституцию страны. 18 поправок, которые фактически наделили действующего президента Эрдогана колоссальной властью, одобрила большая часть населения. Максим Равреба - о том, к чему приведут изменения и какой сигнал получили Евросоюз и Россия.

17 апреля, 22:15

Политика: Сильная Турция сделает сильней и Россию

Реджеп Эрдоган выиграл референдум по изменению конституции Турции. Теперь страна станет президентской республикой. Сам Эрдоган говорит, что большие полномочия нужны ему для модернизации страны, а его противники обвиняют его в стремлении установить в ней диктатуру. В какой мере усиление власти Эрдогана отвечает интересам России? Через два года Турция станет президентской республикой. Избранный в 2019 году глава государства будет обладать всей полнотой исполнительной власти, в том числе и руководить правительством. Премьер-министров в Турции больше не будет (а ведь именно в их руках большую часть почти столетней истории республики и были сосредоточены основные руководящие полномочия). И Эрдоган десять лет был премьер-министром (до того, как в 2014-м избрался президентом). Это были первые прямые президентские выборы в истории Турции, переход к которым уже был частью плана Эрдогана по концентрации власти в руках главы государства. Для окончательного изменения нужна была реформа конституции. Депутаты поддержали реформу лишь в январе этого года, после чего она и была вынесена на референдум. Пусть и с очень небольшим перевесом, но большинство народа согласилось с реформой, и теперь Турция станет президентской республикой. А сам Эрдоган может на выборах 2019 года выдвигаться в президенты как в первый раз и в случае успеха пытаться переизбраться и в 2024-м, то есть править до 2029 года. Тогда ему будет 75 лет – тоже не возраст для ухода на пенсию. Но традиции долгой, практически пожизненной власти естественны для Турции, а альтернативой Эрдогану является власть военных, а не абстрактная демократия европейского образца. Эрдоган, кстати, это и есть демократия – ведь его поддерживает большинство избирателей. Их «вина» лишь в том, что они считают для своей страны исламские традиции более важными, чем вступление в Европу или подражание ей. Эрдоган, который правит Турцией с марта 2003 года, лишь отражает волю своего народа. Значительной его части – потому что среди голосовавших против реформы конституции были не только противники исламизации, но и те, кто просто не переваривает лично Эрдогана. А курс на сильное государство поддерживают многие. Турецкая республика возникла как осколок Османского халифата – последнего халифата, существовавшего на земле (нынешняя ИГИЛ пытается выставить себя как раз новым «халифатом»). Во главе стоял халиф – то есть предводитель всех мусульман на земле – он же носил и светский титул султана. Власти султан лишился в 1920-м, полностью халифат упразднили в 1924-м, но по сути уже с 1920-го по 1938-й новой страной, Турцией, потерявшей свои обширные владения в арабском мире, руководил Ататюрк. Он сделал Турцию светской. Ислам был хотя и не запрещен, но загнан в полуподполье, из которого смог вырваться только в 80-е. После смерти Ататюрка страной руководил его соратник Исмет Иненю, который умер в 1973-м. Нет, генерал не правил все 35 лет, но ушел из политики лишь за год до смерти, в 88-летнем возрасте перестав быть лидером Народно-республиканской партии (НРП). А так Иненю был президентом до 1950 года, потом премьер-министром в первую половину 60-х. Турцией правили генералы. Точнее, они направляли ее. Проходили выборы, у власти сменяли друг друга две партии, но если политики заигрывались, хотели вести страну туда, куда генералам было не нужно, или просто не могли договориться – следовал военный переворот. Так было в 1960-м, а потом в 1980-м. В 1997-м военные заставили уйти от власти премьер-министра Эрбакана, взявшего курс на исламизацию. Один из руководителей партии Эрбакана Реджеп Эрдоган был тогда мэром Стамбула и на несколько месяцев угодил в тюрьму. Спустя пять лет его партия выиграла выборы, еще через год он стал премьер-министром и за почти полтора десятилетия серьезнейшим образом реформировал Турцию. У власти теперь находятся мусульмане, не скрывающие своей веры. Военные оттеснены от власти – Эрдоган разгромил несколько заговоров и изменил место и роль турецкой армии в политической жизни страны. Это позволило ему сосредоточить в своих руках большую власть, и теперь встал вопрос о том, как он будет ее использовать. Что здесь важно для России? Мы заинтересованы в устойчивой внутриполитической ситуации в Турции и в том, чтобы она проводила самостоятельную внешнюю политику. Служит ли победа Эрдогана этим двум целям? Скорее да, чем нет. Во-первых, приведет ли нынешняя реформа к стабильности в Турции или же, наоборот, станет поводом для обострения внутренних противоречий? Конфликт между светской, ориентированной на Европу частью турецкого общества и исламской его составляющей никуда не делся. Как и всевозможные межэтнические конфликты, в первую очередь с курдами, основным турецким национальным меньшинством. Но все же попытка раскачать курдскую проблему – которая в случае своего полного взрыва не оставляет шансов на существование нынешней Турции – представляется нереальной. Другое дело, что тут у Эрдогана появляется новый противник – структуры Гюлена, которые продвигали «исламское образование», на поверку оказываются плотно ориентированными на внешние силы. И это не только сам живущий в США Гюлен, но и всевозможные исламовидные образования, в которые любят играть западные спецслужбы. Если раньше (начиная с младотурков и Ататюрка) главным каналом влияния Запада на Турцию были военные элиты, то сейчас Эрдогану придется иметь дело уже с внутриисламскими «агентами влияния». Но при всех понятных проблемах и очевидных противниках у Эрдогана есть хорошие шансы перейти к политике консолидации большей части турецкого общества. Особенно в том случае, если он сумеет продемонстрировать успехи своей внешней политики. У которой сейчас две главные темы – это война в Сирии и Евросоюз. И обе эти темы прямо касаются России. Сирийская война очень важна для Турции. Эрдогану нужно закончить ее так, чтобы его страна не оказалась в худшем геополитическом положении, чем до ее начала. То есть в Дамаске должен быть невраждебный режим (каким, впрочем, и был Асад), и, главное, сирийские курды должны иметь контроль над как можно меньшей частью территории вдоль турецкой границы. Сделать всё это проще всего вместе с Россией и Ираном, что Путин и предлагает Эрдогану. И хотя в ноябре 2015-го Эрдоган и нанес «удар в спину», сбив наш Су-24, после произошедшего летом прошлого года примирения и начала трехсторонней координации между Москвой, Тегераном и Анкарой можно надеяться на то, что три страны сумеют провести дело сирийского урегулирования вместе. По крайней мере, шансы на это есть. Главное, чтобы Эрдоган опять не попробовал сыграть на российско-американских противоречиях – что он пытался сделать в истории с Су-24. А для этого Эрдогану нужно чувствовать себя уверенно как внутри страны, так и на внешней арене. Подавление путча вместе с победой на референдуме должны дать ему первое, а уверенный контакт с Владимиром Путиным – второе. Россия не является союзником Турции, у нас есть точки конкуренции, в том числе и не очень здоровой (например, Азербайджан или Средняя Азия) – но у нас огромное количество совпадающих или дополняющихся интересов. Если мы сумеем вместе (то есть в координации, а не в конфликте) провести сирийское урегулирование – самая опасная зона в двухсторонних отношениях будет пройдена. И тогда и двухсторонняя торговля, имеющая огромный потенциал, и взаимные инвестиции, и туризм, и «Турецкий поток» – все будет работать на интересы обеих держав. От Реджепа Эрдогана тут зависит очень многое – и, главное, проведение турецкоцентричной политики. То есть Турция должна перестать поддаваться на провокации, вовлекаться в чужие игры. Например, Анкара хотела стать лидером арабской весны, но не увидела в ней элемента западной игры по дестабилизации региона. Турция играла с Евросоюзом – понимая, что ее никогда не примут в ЕС. Сейчас Эрдоган может закрыть главу сорокалетнего «вступления» в Европу, выстраивая отношения с ЕС на новой основе. В том числе и с помощью предложенного Россией варианта крупного энергетического игрока – с постройкой «Турецкого потока». Эрдогана можно называть султаном, но это будет так же несправедливо, как называть Владимира Путина царем. На Западе вообще любят сравнивать двух президентов, писать о том, что Эрдоган подражает Путину, учится у него – но это больше говорит о самом Западе, чем о Путине и Эрдогане. Русские и турки много столетий играют для европейцев роль «страшного чужого агрессора», которым при случае пугают, выпячивая то религиозно-идеологическую (ислам или коммунизм), государственную (империя или халифат) или национальную (славяне или турки) причину. В реальности же у России и Турции есть одна большая общая проблема: им нужно жить полностью своим умом, не оглядываясь на Европу и Запад. И в этом Эрдоган действительно всё чаще подражает Владимиру Путину. Теги:  референдум, Турция, Тайип Эрдоган, Турция и Россия

17 апреля, 12:37

Эрдоган теперь «султан»: Турция отвернулась от «фашистской Европы»

Реджеп Эрдоган получил диктаторские полномочия и расколотую страну в результате референдума 16 апреля. За изменение турецкой Конституции и провозглашение президентской республики проголосовало практически столько же, сколько против: 51% против 48%. Это грозит Анкаре войной регионов и акциями протеста, предрекают эксперты «БИЗНЕС Online». Для России сильный Эрдоган — не самый хороший вариант, полагают наблюдатели, что может не лучшим образом сказаться и на Татарстане.

16 апреля, 14:49

Возвращение Султана

Оригинал взят у ogneev в Возвращение СултанаКак возникает новая диктатура в Турции, и чем она может закончитьсяУже в это воскресенье, 16 апреля, состоится долгожданный референдум в Турции, на котором гражданам предстоит назначить нынешнего президента страны Тайипа Реджепа Эрдогана Султаном, то есть, простите, референдум об изменении Конституции.Впрочем, оговорка тут не совсем оговорка, если внимательно посмотреть, что из себя представляет конституционная реформа, которая официально должна превратить страну из парламентской республики в президентскую, при этом фактически наделив президента едва ли не диктаторскими полномочиями. По правде сказать, Эрдоган с самого начала шел к этой цели, но ведь нельзя же в современной цивилизованной стране просто взять и отменить демократию.Прошлогодняя попытка переворота во многом облегчила ему задачу и ускорила процесс, развязав руки для подобных действий. И то не сразу и не единоличным решением. Все должно выглядеть так, как если народ сам потребовал абсолютной власти для Султана. Собственно, так оно и должно произойти, последние события в стране, как и в мировой политике, в которых оказалась замешана Турция, подтолкнули турецкое общество именно к таким требованиям как к единственному выходу из сложившейся кризисной ситуации, на фоне хаоса, в который погружается Ближний Восток после грубого вмешательства Запада в его дела и "арабской весны", на фоне кризиса самого Запада, кризиса НАТО, блока, к которому принадлежит и Турция. И прежде всего — кризиса Евросоюза, куда Анкара уже полвека безуспешно стремится и двери которого, кажется, окончательно для нее закрываются.В этих условиях турецкое общество ищет способ сплотиться для того, чтобы чувствовать себя хоть как-то защищенным перед всеми внешними и внутренними вызовами и чувствовать свою независимость от Запада, от России — ото всех, с кем приходится идти на болезненные порой компромиссы для достижения экономических выгод или укрепления геополитического положения. Двумя такими факторами сплочения являются ислам (как раз из-за него, по словам Эрдогана, Турцию не берут в ЕС) и сильная власть, "железная рука". Олицетворением и того, и другого является Эрдоган, которого не просто так, ради красивого словца называют Султаном. Султаната (империи) давно нет, но есть амбиции и стиль управления.Собственно говоря, амбиции эти никуда не исчезли за годы существования кемалистской Турции. Любая бывшая империя испытывает в том или ином виде фантомные боли об утраченном величии, особенно когда эта империя, окруженная сверхдержавами нового времени, оказывается заложником их политических игр, предметом их торга, фактически утрачивает самостоятельность при принятии решений и вынуждена следовать в фарватере чужой политики.Исламизм как именно имперский фактор за все эти годы никуда не делся, несмотря на то, что Турция стала светским государством, и его защитники — в первую очередь люди с оружием — военные, всегда ревностно следили за тем, чтобы религия не выходила за пределы мечетей. Попытки исламизма поднять голову, как, впрочем, и другие попытки хотя бы малейшего отхода от норм, завещанных Ататюрком, как правило, приводили к военным переворотам и установлению военных диктатур. Напомню, их в Турции в последние 50 лет было четыре.Ислам в Турции стал политическим фактором. И для многих недовольных существующими реалиями он стал фактором объединяющим. Партия Эрдогана — ПСР — с самого начала воспринималась как умеренно исламистская. Именно умеренно. У неумеренно исламистской партии в Турции изначально не было бы шансов. Предшественницы ПСР — Партия благоденствия и Партия добротетели были запрещены. В результате более консервативно настроенные их члены организовали партию Процветания, а более молодые и прагматичные политики, объединившись вокруг Эрдогана, образовали реформистскую Партию справедливости и развития.Отношения Турции с исламистами и тогда еще были очень непростыми, хотя с исламистами обходились уже куда мягче, чем в прежние времена. Тот же Эрдоган после переворота 1997 года был осуждён на 4 месяца тюремного заключения за "пропаганду взглядов, разжигающих национальную рознь", а свергнутый в результате того переворота тогдашний премьер-министр, считающийся не только "отцом" турецкого "политического ислама", но и политическим наставником самого Эрдогана, Неджметтин Эрбакан получил запрет заниматься политической деятельностью в течение пяти лет за попытку нарушения светского режима.Возможно, теперь те военные, которые делали тот переворот, кусают локти, глядя на то, как Эрдоган постепенно подбирает под себя абсолютную власть в Турции, и жалеют, что так просто позволили ему тогда прийти к власти.Впрочем, повторюсь, это произошло не одномоментно, на это потребовалось 15 лет — в 2002-м ПСР впервые победила на выборах, и тогда ее победа еще не была безоговорочной. Тем не менее за годы ее правления и премьерства Эрдогана жизнь в Турции действительно улучшилась. Годы ее правления ознаменовались экономическим ростом и победой над многолетней гиперинфляцией. Влиятельный еженедельник The Economist назвал правление ПСР самым успешным за последние пятьдесят лет.Все это позволило Эрдогану побеждать вновь и вновь. Тем не менее во время его правления случилось немало того, что явно не способствовало его авторитету. Это фактически возобновившаяся на территории Турции партизанская война курдов, это и "арабская весна", в результате которой на южной границе страны едва не возникло самостоятельное курдское государство, а сам Эрдоган влез по уши в соседнюю страну в надежде ее переформатирования после отстранения ее законных властей — однако его неоосманские амбиции сыграли с ним злую шутку: поставленной задачи-максимум (свержение Асада) он так и не решил, даже задача-минимум (помешать курдам соединить свои кантоны) едва не оказалась под угрозой срыва, в результате чего Эрдогану пришлось идти на болезненный компромисс с Россией и Ираном. Кроме того, ближневосточные войны спровоцировали миграционный кризис, который, с одной стороны, предоставил возможность немного "подоить" Европу, а с другой — окончательно похоронил мечты о Евросоюзе и безнадежно испортил отношения с Брюсселем.Последнее, наряду с ползучей исламизацией общества (попытки строить государство "ислама с человеческим лицом" в любом случае означали откат к традиционализму, вопрос был лишь в скорости отката, которая то обостряла, то ослабляла раскол, так и не преодоленный полностью со времен Ататюрка), разумеется, раздражало сторонников светского государства по заветам Кемаля, равно как и попытка Эрдогана играть на нескольких досках сразу — с Россией, с США, с Европой, демонстрируя неспособность последовательно отстаивать позицию Турции. Все это привело к углублению поляризации общества, апогеем которого стала неудачная попытка военного переворота в ночь на 16 июля 2016 года.В то же время именно эта провальная попытка, которая выглядит слишком странной, едва ли не постановочной, помогла Эрдогану еще больше сплотить своих сторонников вокруг себя, чтобы выдать ему карт-бланш на любые действия, в том числе по изменению Конституции. Равно, как и серия терактов в 2015-м помогла значительно улучшить результаты правящей партии на осенних выборах по сравнению с летними.Сегодня многие опросы показывают, что большинство турок действительно готовы поддержать своего президента, проголосовав за изменения в Конституции. Повторюсь, Эрдоган к этому шел много лет, многие события буквально благоволили ему в этом деле, сегодня он действительно превратился в авторитетного правителя для большинства турок. Да и не только турок – Эрдоган активно пытается заручиться поддержкой нацменьшинств, даже курдов. Недавно вот в Диярбакыре выступал, называл себя "хранителем мира и свобод", ругая РПК.Самым активным образом этому сплочению вокруг президента способствовал резкий кризис в отношениях с Евросоюзом, охлаждение отношений с США. Сегодня многим Эрдоган действительно видится единственным защитником национальных интересов, которого Запад пытается "прогнуть", но он не сдается.Это при том, что Султан при всей его воинственной и шапкозакидательной риторике все же не рвет последних нитей ни с ЕС, ни с США, ни с Россией, последовательно критикуя их, но идя на компромиссы. При том, что речи его самого и его официальных представителей изобилуют несоответствиями и противоречиями.То он за вступление в ЕС, то он против. То он обещает устроить Европе "миграционный ад", если она немедленно не предоставит ему "безвиз", то ищет все новые и новые "красные флажки", за которые должен зайти Брюссель, чтобы он исполнил наконец угрозу. То он обещает выставить американцев из Инджирлика и пустить туда Россию (не он, а, кажется, его премьер-министр, но тут не суть важно, кто именно сказал), то говорит, что его не так поняли. То он говорит, что Асад – не главная проблема Сирии, то вдруг в разгар "медового месяца" с Москвой и Тегераном заявляет о том, что пришел в Сирию с единственной целью — убрать Асада. То он приветствуют удары Трампа по Сирии и требует их продолжения, то вместе с Москвой признает необходимость тщательного расследования химатак в Идлибе.Повторюсь, такая непоследовательная позиция у него в отношениях со всеми партнерами: с США, Россией и ЕС. Эрдоган понимает, что со всеми этими странами надо дружить. При этом пытается играть "крутого мачо", которому никто не указ, который может сбивать самолеты, менять военные блоки (угроза выйти из НАТО и вступить в ШОС), устраивать в Европе миграционные катаклизмы — все на внутреннюю аудиторию, которая, судя по уровню поддержки президента, все это "хавает".Другой вопрос, что будет с Турцией, если изменения все-таки примут? Станет ли это решением всех накопившихся проблем или, напротив, лишь усугубит их, приблизив новый военный переворот, уже не столь опереточный, как прошлым летом?Станет ли конституционная реформа концом кемалистской Турции и окончательным отходом в сторону исламизма и неоосманизма?Отвечая на последний вопрос — самое парадоксальное, что одновременно и станет, и нет. Новый порядок Эрдогана будет чем-то вроде современного "коммунистического" Китая, который давно уже, мягко говоря, не коммунистический, а очень даже капиталистический, при этом страной правит компартия и повсюду висят портреты Мао, с заветами которого нынешняя модель имеет мало общего.Но вернемся к сути реформы, которую продавливают Эрдоган и его сторонники.Во-первых, упраздняется пост премьер-министра, его обязанности будет исполнять президент, в круг которых войдет в том числе право назначать правительство и распускать парламент. Во-вторых, вводятся посты вице-президентов, которые, по сути, будут помощниками действующего президента, но не более того, то есть система сдержек и противовесов в турецкой политике ликвидируется.Наконец, президент станет верховным главнокомандующим (что особенно важно, учитывая давние традиции военных переворотов в Турции), получает полный контроль над армией и спецслужбами. Кроме того, он получает право вето, преодолеть которое можно будет только абсолютным большинством голосов в парламенте. Импичмент президенту станет практически невозможным. Для инициирования отстранения президента потребуется 2/3 голосов депутатов. При этом Конституционный суд оказывается на стороне главы государства: 12 из 15 судей назначает лично президент.Оговаривается, что один человек не может занимать этот пост более двух пятилетних сроков. В случае с Эрдоганом сроки до реформы ему засчитаны не будут, так что он, в случае переизбрания в 2019-м (а в его переизбрании пока никто не сомневается), отчет для него пойдет с нуля, и он сможет править страной еще 10 лет — до 2029 года.Реформа коснется и парламента — число депутатов увеличат с 550 до 600, а минимальный возраст кандидатов в депутаты снизят с 25 до 18 лет."Внесение поправок в конституцию приведет к абсолютной смене режима. Турция, в которой фактически установилась авторитарная власть, превратится в султанат. Такого нет ни в одной из демократических стран. Вся полнота власти сосредоточится в руках президента, система сдержек и противовесов фактически исчезнет. Многие турки боятся, что новая конституция позволит ему [Эрдогану] назначать своих родственников вице-президентами и даже преемниками", — писала еще в январе The Washington Post.Очевидно, что предложенная система имеет мало общего с реальной современной демократией и уже вызывает яростную критику не только со стороны Запада, но и со стороны оппозиции внутри страны. Голосование по данным вопросам в парламенте вызывало ожесточенные споры и драки между депутатами от правящей партии и депутатами от считающейся прокурдской Партии демократии народов, которые неоднократно заканчивались массовой порчей имущества и госпитализацией парламентариев.Не меньший накал страстей и в самом турецком обществе, которое разделилось на два непримиримых лагеря. При этом противникам президента стало необычайно трудно высказывать свой протест после неудачной попытки госпереворота. И дело даже не в том, что в стране до сих пор действует режим чрезвычайной ситуации и массовые демонстрации просто запрещены. Мы все помним кадры прошлого лета, на которых толпа сторонников президента едва ли не линчевала солдат, участвовавших в попытке переворота. Так вот сегодня агрессивная толпа — на стороне Эрдогана, и полиции потребуется не разгонять несанкционированную акцию оппозиции, если такая начнется, а спасать ее от разъяренных сторонников президента.Помните, 2013-й год, площадь Таксим. Так вот, сегодня это попросту невозможно.Эрдоган практически полностью подмял под себя "улицу", кроме того, ряды оппозиции были в значительной мере зачищены. Сидят в тюрьме лидеры ПДН Фиген Юксендаг и Селахаттин Демирташ Напомню, прошлой осенью были задержаны аж 15 депутатов от этой партии.В этих условиях у Султана практически не остается серьезных противников, способных организовать мощное сопротивление. В случае одобрения населением конституционных поправок он становится Султаном в полной мере. Он и раньше им был, то, что происходит в стране сейчас, назвать цивилизованным демократическим обществом язык не поворачивается. Но теперь все это будет легализовано и президент сможет завершить то, что начал после попытки переворота летом — зачистку органов власти от нелояльных. Теперь не только все ключевые посты в органах власти займут его сторонники, они будут везде — от министерств, заканчивая армейскими частями и полицейскими участками.Напомню, после попытки переворота был уволены 3 тысячи судей, более 10 тысяч сотрудников полиции. В вооруженных силах отправили в отставку 586 полковников и капитанов 1-го ранга. Были отстранены от должности все военные прокуроры, задержаны по меньшей мере 103 адмирала и генерала. В общей сложности работу потеряли более 76 тысяч человек.Кстати, пусть вас не пугают эти цифры. Это только начало, процесс еще не завершен.Итак, Султан получает практически неограниченную власть в стране, кроме того, результаты референдума (а сегодня мало кто сомневается, что они будут очень убедительными) позволяют ему создать иллюзию сплочения общества, преодоления политического и идейного раскола и предъявить это Западу, мол, смотрите, вы ругали меня за диктаторские методы, но я всего лишь исполняю волю турецкого народа. Это нужно в первую очередь, чтобы несколько сбить спесь с тех западных политиков, которые не прочь поспособствовать новой, уже более успешной попытке переворота в Турции, опасаться чего у Эрдогана есть вполне серьезные причины. Тотальный контроль над армией эту задачу еще больше упростит.Напомню, Турция, как и многие страны региона, имеет богатую историю военных переворотов, пожалуй, одну из самых богатых. Первый военный переворот был совершен в 1960 году. Следующий случился в 1971 г. Потом в 1980-м, потом в 1997-м. Раз в десятилетие. Причем сценарий был один и тот же: президент заигрывался в традиционализм, исламизация общества пресекалась военными, которые меняли президента и правительство. Через условные 10 лет все повторялось."В Турции между исламом и демократией заключен брак. Дитя этого союза — светскость. Иногда ребенок заболевает, и турецкая армия как раз тот доктор, который спасает его. В зависимости от тяжести болезни мы вводим нужное лекарство, чтобы ребенок выздоровел", — говорил один из организаторов переворота 1997 года, замглавы Генштаба генерал Чевик Бир.Последний неудавшийся переворот 2016 года просто несколько запоздал: Эрдоган уже сумел сосредоточить в руках максимум власти. Случись эта попытка лет на 7-8 раньше, результат был бы, скорее всего, иным. Но Эрдогану удалось во многом поставить на службу себе провалы собственной политики, такие как неудачи в Сирии, ссору с Россией, постоянные теракты и гражданская война на собственной территории, чтобы сплотить своих сторонников и привлечь в их ряды тех, кто просто боялся еще большего ухудшения того, что военная диктатура приведет к еще большему хаосу. Сегодня можно услышать версии, что детонатором для переворота как раз послужила информация о грядущей реформе и подчинении армии Эрдогану. По другой версии, Эрдоган сам "вбросил" эту информацию, чтобы спровоцировать военных на выступление и обоснование проведения реформы и зачисток. Так или иначе, в обоих случаях времени на подготовку переворота почти не было, и он провалился, приведя к полностью противоположному изначальным целям результату – полному контролю президента над армией.Новый переворот в новых условиях, которые будут узаконены после 16 апреля, выглядит уже практически невозможным.Однако, возвращаясь к уже поставленному сегодня вопросу: означает ли это, что Султан отныне может спать спокойно? Нет, не означает. Потому что это не решает ни одной из внутренних или внешних проблем страны, напротив, грозит углубить их. Иными словами, речь идет о сильнейшем обезболивании, но никак не о лечении болезни.А проблем у Турции накопилось очень много. Про внутренние я уже говорил: это фактически идущая с небывалой со времен последнего всплеска в 89-90-гг. прошлого века интенсивностью гражданская война на территории страны, в результате которой буквально стираются с лица земли целые города.Это война террора, захлестнувшая страну, и уже реально невозможно понять, где это курды, а где самый настоящий ИГИЛ, на который раньше Эрдоган очень любил списывать все беды, однако по факту с ИГИЛ он не воевал. Сейчас же для того, чтобы исполнить хотя бы частично задуманное в северной Сирии, Анкаре пришлось начать воевать с ИГИЛ всерьез, так что теперь Турция стала закономерным объектом для атак террористического "государства".Миграционный кризис. Многие в Европе, наверное, думают, что Эрдоган только зарабатывает на этом, но это не так. Постоянно проходящий через Турцию поток мигрантов — это серьезные издержки и проблемы, которые едва ли можно полностью окупить теми деньгами, что обещает ЕС. Тем более с ЕС отношения стали просто хуже некуда, и программа решения миграционного вопроса, которую согласовали Анкара и Брюссель прошлой весной, под угрозой срыва.Нет, конечно, Эрдоган может исполнить обещание "миграционного ада" Европе, только это в любом случае ударит и по Турции. Тут уже не только о том, как заработать на кризисе надо думать, а о том, как самому не потратиться.Двери ЕС, судя по всему, закрылись перед Турцией навсегда. Или, во всяком случае, до тех пор, пока ею правит Эрдоган или кто-то из его преемников (то есть минимум на ближайшие лет 10). Не то чтобы Султан сильно расстроен, но это выбивает из его рук козырь евроинтеграции, который в былые времена помогал ему приобретать голоса сторонников западных ценностей, для которых он выглядел "исламистом", но "просвещенным", которому можно доверять.С другой стороны, демонстративный отказ Брюсселя не то чтобы принимать в ЕС, но и давать безвивзовый режим, что, кстати, было условием "сделки по мигрантам" (то есть Турция тут выступила в роли "кинутой жертвы"), а также скандал с запретом турецким политикам агитировать сразу в нескольких странах Евросоюза — все это, несомненно, способствовало сплочению турецкого общества вокруг своего лидера. И главным образом — европейской диаспоры, это более пяти миллионов турок, на голоса которых Эрдоган также очень рассчитывает.Кстати, эта ссора Анкары с европейскими столицами сыграла положительную роль не только для Эрдогана, но и, например, для лидера голландской Народной партии за свободу и демократию, премьера страны Марка Рютте, который воспользовался им сполна, выбив основной козырь из рук правопопулистов. Впрочем, для остальной Европы ситуация не столь однозначная, и в некоторых странах она может, напротив, дать дополнительные очки евроскептикам.Турция и США. Главный камень преткновения — курды — никуда не делся. Штаты при Трампе продолжили политику сотрудничества с курдами, более того — Эрдогана не только отрезали от возможности участвовать в наступлении на Ракку, помощь в котором он неоднократно предлагал (наступать в итоге будут его злейшие враги — курды), но и цинично из-под носа увели у него Манбидж, не дав окончательно отбросить курдов за Евфрат.Добавьте к этому фактор Гюлена. Эрдоган тут во многом оказался обманут в ожиданиях от Трампа, как некоторые политики в России. Скорее всего, Майкл Флинн действительно мог обсуждать выдачу Гюлена, однако Флинна "ушли", и Трамп начал полностью воспроизводить политику Обамы.Наконец, Турция и Россия. Несмотря на то, что самый серьезный кризис в истории отношений наших стран, который чуть не привел к войне, казалось бы, преодолен, это совершенно не значит, что все проблемы решены, а русский и турок — братья навек.Что мы имеем на сегодняшний день после недавнего визита Эрдогана в Москву?Судя по всему, турки всерьез рассчитывали на то, что Москва полностью отменит санкции, введенные после инцидента с нашим Су-24 (если кто не в курсе, они сняты лишь частично), а также облегчит визовый режим, вплоть до возможности пересекать границу по внутренним паспортам. Однако российский лидер лишь пообещал отменить визы для тех турецких граждан, у которых есть служебные паспорта, а также снять запрет на наем турецких рабочих в России. Санкционный список также уменьшился не полностью, под запретом остались такие важные статьи турецкого экспорта, как яблоки, помидоры и огурцы.На этом фоне происходит дрейф в обратную сторону от налаживания отношений уже со стороны Турции. Анкара отменяет паром в Крым, который возобновил свое движение прошлой осенью и является весьма важным фактором для полуострова. Кроме того, Турция лишает российских экспортеров льгот на поставку сельхозпродукции. В ответ вице-премьер заговорил о вводе ограничений на поставки турецких товаров. Наконец, одно из последних событий – Москва намекает Турции о возможности срыва очередного туристического сезона — угрозой отмены чартерных рейсов.Что не так? Почему потепление отношений после извинения Султана, после того, как Москва едва ли не единственной поддержала Эрдогана во время попытки переворота (а по некоторым данным, помогла ему оперативной информацией), сегодня мы наблюдаем откат назад? Почему Султан постоянно напоминает, что Асад должен уйти, что он пришел в Сирию для его свержения, что он собирается брать Манбидж и т.д. и т.п.?Понятно, что на все эти заявления возникает резонный вопрос: "А кто ж ему даст?", и их вряд ли стоит воспринимать всерьез, списывая это на то, что они рассчитаны исключительно на внутреннюю аудиторию, которой Султан хочет продемонстрировать свою независимость, и чем ближе к референдуму, тем к более резким выпадам Эрдогана стоит готовиться.Нужно понимать, что союз России и Турции с самого начала был временным. Как, впрочем, и союз Турции с Западом. Только союз с Западом затянулся на десятилетия и был скреплен евроассоциацией и членством в НАТО, глубокой интеграцией как военной инфраструктуры, так и экономики. Сегодня мы видим, что этот союз на глазах начинает ослабевать.Что касается союза Турции и России, то он еще более ситуативен. Просто Турция к лету прошлого года оказалась в ловушке. Решить задачи в Сирии не получилось, более того, Анкара оказалась не только втянутой в чужую войну, но и получила обострение гражданского конфликта на своей территории. Отношения с Россией испортились практически до угрозы войны (при том что НАТО прямым текстом отказалось защищать Турцию), впрочем, по Анкаре, наверное, самым серьезным образом ударило свертывание экономического сотрудничества от "Турецкого потока", с помощью которого Эрдоган рассчитывал стать главным продавцом российского газа в Европу, до туризма — сферы крайне важной для Турции, в которой россияне занимали едва ли не 90 процентов рынка. Отношения с Западом тоже испортились, вплоть до того, что существовало серьезное основание полагать, что если Запад и не приложил руку к июльской попытке госпереворота, то непременно приложит в будущем.В этих условиях Эрдогану нужен был позарез союз с Москвой, чтобы не только спасти экономику (в противном случае недовольство населения, и так имеющего к нему немало вопросов, возросло бы), но и решить хотя бы задачу минимум в Сирии — не допустить объединения курдских кантонов.Он получил то, чего хотел (плюс изрядно подразнил Запад). Но аппетит приходит во время еды. Не знаю, о чем изначально договорились Москва, Анкара и Тегеран, какие карты раздела они себе нарисовали. Но очевидно, что Султан захотел большего и попытался получить это, что называется, "под шумок" или "закосив под дурака". Это у него не прокатило.Кроме того, возможно, он рассчитывал и на то, что Москва в знак глубочайшего уважения и дружбы порвет с курдами. Хотя бы сделает символический жест — закроет представительство PYD. Но и этого символического шага он не дождался.Игра продолжается, конечно, и стороны, сохраняя внешне приверженность договоренностям, будут продолжать торговаться, прощупывать слабые места друг друга, ставить новые условия. Что касается "торговых войн", то это вообще нормальное явление даже для ближайших союзников.Тем не менее говорить о том, что Султану удалось решить все проблемы во взаимоотношениях с Москвой, не приходится. Основной камень преткновения — Сирия, и что-то мне подсказывает, что по мере развития там событий, по мере подключения к ним Дональда Трампа старые противоречия могут обостряться, а новые — возникать.Еще хуже ситуация с Западом, в отношениях с которым Анкара и вовсе балансирует на грани холодной войны.Решит ли все эти проблемы укрепление власти Эрдогана? Конечно, нет. Но, что называется, заморозить ситуацию, обезопасив собственное кресло от нападок, позволит. Вот только я не раз обращал внимание на то, что любимый способ решения проблем у Султана — это сжимать пружину и прятать ее в коробку. И чем дольше и сильнее ее сжимать, тем стремительнее она вырвется в один прекрасный день и тем больнее вопьется сжимающему куда-нибудь.Так что следующий переворот хоть и затруднен, но если все же произойдет, точно не будет столь бескровным, как предыдущий.Эрдоган до предела закрутил гайки. До скрипа. Как бы это не привело к обрушению конструкции…http://ren.tv/blog/184170

16 апреля, 14:48

Возвращение Султана

Оригинал взят у ogneev в Возвращение СултанаКак возникает новая диктатура в Турции, и чем она может закончитьсяУже в это воскресенье, 16 апреля, состоится долгожданный референдум в Турции, на котором гражданам предстоит назначить нынешнего президента страны Тайипа Реджепа Эрдогана Султаном, то есть, простите, референдум об изменении Конституции.Впрочем, оговорка тут не совсем оговорка, если внимательно посмотреть, что из себя представляет конституционная реформа, которая официально должна превратить страну из парламентской республики в президентскую, при этом фактически наделив президента едва ли не диктаторскими полномочиями. По правде сказать, Эрдоган с самого начала шел к этой цели, но ведь нельзя же в современной цивилизованной стране просто взять и отменить демократию.Прошлогодняя попытка переворота во многом облегчила ему задачу и ускорила процесс, развязав руки для подобных действий. И то не сразу и не единоличным решением. Все должно выглядеть так, как если народ сам потребовал абсолютной власти для Султана. Собственно, так оно и должно произойти, последние события в стране, как и в мировой политике, в которых оказалась замешана Турция, подтолкнули турецкое общество именно к таким требованиям как к единственному выходу из сложившейся кризисной ситуации, на фоне хаоса, в который погружается Ближний Восток после грубого вмешательства Запада в его дела и "арабской весны", на фоне кризиса самого Запада, кризиса НАТО, блока, к которому принадлежит и Турция. И прежде всего — кризиса Евросоюза, куда Анкара уже полвека безуспешно стремится и двери которого, кажется, окончательно для нее закрываются.В этих условиях турецкое общество ищет способ сплотиться для того, чтобы чувствовать себя хоть как-то защищенным перед всеми внешними и внутренними вызовами и чувствовать свою независимость от Запада, от России — ото всех, с кем приходится идти на болезненные порой компромиссы для достижения экономических выгод или укрепления геополитического положения. Двумя такими факторами сплочения являются ислам (как раз из-за него, по словам Эрдогана, Турцию не берут в ЕС) и сильная власть, "железная рука". Олицетворением и того, и другого является Эрдоган, которого не просто так, ради красивого словца называют Султаном. Султаната (империи) давно нет, но есть амбиции и стиль управления.Собственно говоря, амбиции эти никуда не исчезли за годы существования кемалистской Турции. Любая бывшая империя испытывает в том или ином виде фантомные боли об утраченном величии, особенно когда эта империя, окруженная сверхдержавами нового времени, оказывается заложником их политических игр, предметом их торга, фактически утрачивает самостоятельность при принятии решений и вынуждена следовать в фарватере чужой политики.Исламизм как именно имперский фактор за все эти годы никуда не делся, несмотря на то, что Турция стала светским государством, и его защитники — в первую очередь люди с оружием — военные, всегда ревностно следили за тем, чтобы религия не выходила за пределы мечетей. Попытки исламизма поднять голову, как, впрочем, и другие попытки хотя бы малейшего отхода от норм, завещанных Ататюрком, как правило, приводили к военным переворотам и установлению военных диктатур. Напомню, их в Турции в последние 50 лет было четыре.Ислам в Турции стал политическим фактором. И для многих недовольных существующими реалиями он стал фактором объединяющим. Партия Эрдогана — ПСР — с самого начала воспринималась как умеренно исламистская. Именно умеренно. У неумеренно исламистской партии в Турции изначально не было бы шансов. Предшественницы ПСР — Партия благоденствия и Партия добротетели были запрещены. В результате более консервативно настроенные их члены организовали партию Процветания, а более молодые и прагматичные политики, объединившись вокруг Эрдогана, образовали реформистскую Партию справедливости и развития.Отношения Турции с исламистами и тогда еще были очень непростыми, хотя с исламистами обходились уже куда мягче, чем в прежние времена. Тот же Эрдоган после переворота 1997 года был осуждён на 4 месяца тюремного заключения за "пропаганду взглядов, разжигающих национальную рознь", а свергнутый в результате того переворота тогдашний премьер-министр, считающийся не только "отцом" турецкого "политического ислама", но и политическим наставником самого Эрдогана, Неджметтин Эрбакан получил запрет заниматься политической деятельностью в течение пяти лет за попытку нарушения светского режима.Возможно, теперь те военные, которые делали тот переворот, кусают локти, глядя на то, как Эрдоган постепенно подбирает под себя абсолютную власть в Турции, и жалеют, что так просто позволили ему тогда прийти к власти.Впрочем, повторюсь, это произошло не одномоментно, на это потребовалось 15 лет — в 2002-м ПСР впервые победила на выборах, и тогда ее победа еще не была безоговорочной. Тем не менее за годы ее правления и премьерства Эрдогана жизнь в Турции действительно улучшилась. Годы ее правления ознаменовались экономическим ростом и победой над многолетней гиперинфляцией. Влиятельный еженедельник The Economist назвал правление ПСР самым успешным за последние пятьдесят лет.Все это позволило Эрдогану побеждать вновь и вновь. Тем не менее во время его правления случилось немало того, что явно не способствовало его авторитету. Это фактически возобновившаяся на территории Турции партизанская война курдов, это и "арабская весна", в результате которой на южной границе страны едва не возникло самостоятельное курдское государство, а сам Эрдоган влез по уши в соседнюю страну в надежде ее переформатирования после отстранения ее законных властей — однако его неоосманские амбиции сыграли с ним злую шутку: поставленной задачи-максимум (свержение Асада) он так и не решил, даже задача-минимум (помешать курдам соединить свои кантоны) едва не оказалась под угрозой срыва, в результате чего Эрдогану пришлось идти на болезненный компромисс с Россией и Ираном. Кроме того, ближневосточные войны спровоцировали миграционный кризис, который, с одной стороны, предоставил возможность немного "подоить" Европу, а с другой — окончательно похоронил мечты о Евросоюзе и безнадежно испортил отношения с Брюсселем.Последнее, наряду с ползучей исламизацией общества (попытки строить государство "ислама с человеческим лицом" в любом случае означали откат к традиционализму, вопрос был лишь в скорости отката, которая то обостряла, то ослабляла раскол, так и не преодоленный полностью со времен Ататюрка), разумеется, раздражало сторонников светского государства по заветам Кемаля, равно как и попытка Эрдогана играть на нескольких досках сразу — с Россией, с США, с Европой, демонстрируя неспособность последовательно отстаивать позицию Турции. Все это привело к углублению поляризации общества, апогеем которого стала неудачная попытка военного переворота в ночь на 16 июля 2016 года.В то же время именно эта провальная попытка, которая выглядит слишком странной, едва ли не постановочной, помогла Эрдогану еще больше сплотить своих сторонников вокруг себя, чтобы выдать ему карт-бланш на любые действия, в том числе по изменению Конституции. Равно, как и серия терактов в 2015-м помогла значительно улучшить результаты правящей партии на осенних выборах по сравнению с летними.Сегодня многие опросы показывают, что большинство турок действительно готовы поддержать своего президента, проголосовав за изменения в Конституции. Повторюсь, Эрдоган к этому шел много лет, многие события буквально благоволили ему в этом деле, сегодня он действительно превратился в авторитетного правителя для большинства турок. Да и не только турок – Эрдоган активно пытается заручиться поддержкой нацменьшинств, даже курдов. Недавно вот в Диярбакыре выступал, называл себя "хранителем мира и свобод", ругая РПК.Самым активным образом этому сплочению вокруг президента способствовал резкий кризис в отношениях с Евросоюзом, охлаждение отношений с США. Сегодня многим Эрдоган действительно видится единственным защитником национальных интересов, которого Запад пытается "прогнуть", но он не сдается.Это при том, что Султан при всей его воинственной и шапкозакидательной риторике все же не рвет последних нитей ни с ЕС, ни с США, ни с Россией, последовательно критикуя их, но идя на компромиссы. При том, что речи его самого и его официальных представителей изобилуют несоответствиями и противоречиями.То он за вступление в ЕС, то он против. То он обещает устроить Европе "миграционный ад", если она немедленно не предоставит ему "безвиз", то ищет все новые и новые "красные флажки", за которые должен зайти Брюссель, чтобы он исполнил наконец угрозу. То он обещает выставить американцев из Инджирлика и пустить туда Россию (не он, а, кажется, его премьер-министр, но тут не суть важно, кто именно сказал), то говорит, что его не так поняли. То он говорит, что Асад – не главная проблема Сирии, то вдруг в разгар "медового месяца" с Москвой и Тегераном заявляет о том, что пришел в Сирию с единственной целью — убрать Асада. То он приветствуют удары Трампа по Сирии и требует их продолжения, то вместе с Москвой признает необходимость тщательного расследования химатак в Идлибе.Повторюсь, такая непоследовательная позиция у него в отношениях со всеми партнерами: с США, Россией и ЕС. Эрдоган понимает, что со всеми этими странами надо дружить. При этом пытается играть "крутого мачо", которому никто не указ, который может сбивать самолеты, менять военные блоки (угроза выйти из НАТО и вступить в ШОС), устраивать в Европе миграционные катаклизмы — все на внутреннюю аудиторию, которая, судя по уровню поддержки президента, все это "хавает".Другой вопрос, что будет с Турцией, если изменения все-таки примут? Станет ли это решением всех накопившихся проблем или, напротив, лишь усугубит их, приблизив новый военный переворот, уже не столь опереточный, как прошлым летом?Станет ли конституционная реформа концом кемалистской Турции и окончательным отходом в сторону исламизма и неоосманизма?Отвечая на последний вопрос — самое парадоксальное, что одновременно и станет, и нет. Новый порядок Эрдогана будет чем-то вроде современного "коммунистического" Китая, который давно уже, мягко говоря, не коммунистический, а очень даже капиталистический, при этом страной правит компартия и повсюду висят портреты Мао, с заветами которого нынешняя модель имеет мало общего.Но вернемся к сути реформы, которую продавливают Эрдоган и его сторонники.Во-первых, упраздняется пост премьер-министра, его обязанности будет исполнять президент, в круг которых войдет в том числе право назначать правительство и распускать парламент. Во-вторых, вводятся посты вице-президентов, которые, по сути, будут помощниками действующего президента, но не более того, то есть система сдержек и противовесов в турецкой политике ликвидируется.Наконец, президент станет верховным главнокомандующим (что особенно важно, учитывая давние традиции военных переворотов в Турции), получает полный контроль над армией и спецслужбами. Кроме того, он получает право вето, преодолеть которое можно будет только абсолютным большинством голосов в парламенте. Импичмент президенту станет практически невозможным. Для инициирования отстранения президента потребуется 2/3 голосов депутатов. При этом Конституционный суд оказывается на стороне главы государства: 12 из 15 судей назначает лично президент.Оговаривается, что один человек не может занимать этот пост более двух пятилетних сроков. В случае с Эрдоганом сроки до реформы ему засчитаны не будут, так что он, в случае переизбрания в 2019-м (а в его переизбрании пока никто не сомневается), отчет для него пойдет с нуля, и он сможет править страной еще 10 лет — до 2029 года.Реформа коснется и парламента — число депутатов увеличат с 550 до 600, а минимальный возраст кандидатов в депутаты снизят с 25 до 18 лет."Внесение поправок в конституцию приведет к абсолютной смене режима. Турция, в которой фактически установилась авторитарная власть, превратится в султанат. Такого нет ни в одной из демократических стран. Вся полнота власти сосредоточится в руках президента, система сдержек и противовесов фактически исчезнет. Многие турки боятся, что новая конституция позволит ему [Эрдогану] назначать своих родственников вице-президентами и даже преемниками", — писала еще в январе The Washington Post.Очевидно, что предложенная система имеет мало общего с реальной современной демократией и уже вызывает яростную критику не только со стороны Запада, но и со стороны оппозиции внутри страны. Голосование по данным вопросам в парламенте вызывало ожесточенные споры и драки между депутатами от правящей партии и депутатами от считающейся прокурдской Партии демократии народов, которые неоднократно заканчивались массовой порчей имущества и госпитализацией парламентариев.Не меньший накал страстей и в самом турецком обществе, которое разделилось на два непримиримых лагеря. При этом противникам президента стало необычайно трудно высказывать свой протест после неудачной попытки госпереворота. И дело даже не в том, что в стране до сих пор действует режим чрезвычайной ситуации и массовые демонстрации просто запрещены. Мы все помним кадры прошлого лета, на которых толпа сторонников президента едва ли не линчевала солдат, участвовавших в попытке переворота. Так вот сегодня агрессивная толпа — на стороне Эрдогана, и полиции потребуется не разгонять несанкционированную акцию оппозиции, если такая начнется, а спасать ее от разъяренных сторонников президента.Помните, 2013-й год, площадь Таксим. Так вот, сегодня это попросту невозможно.Эрдоган практически полностью подмял под себя "улицу", кроме того, ряды оппозиции были в значительной мере зачищены. Сидят в тюрьме лидеры ПДН Фиген Юксендаг и Селахаттин Демирташ Напомню, прошлой осенью были задержаны аж 15 депутатов от этой партии.В этих условиях у Султана практически не остается серьезных противников, способных организовать мощное сопротивление. В случае одобрения населением конституционных поправок он становится Султаном в полной мере. Он и раньше им был, то, что происходит в стране сейчас, назвать цивилизованным демократическим обществом язык не поворачивается. Но теперь все это будет легализовано и президент сможет завершить то, что начал после попытки переворота летом — зачистку органов власти от нелояльных. Теперь не только все ключевые посты в органах власти займут его сторонники, они будут везде — от министерств, заканчивая армейскими частями и полицейскими участками.Напомню, после попытки переворота был уволены 3 тысячи судей, более 10 тысяч сотрудников полиции. В вооруженных силах отправили в отставку 586 полковников и капитанов 1-го ранга. Были отстранены от должности все военные прокуроры, задержаны по меньшей мере 103 адмирала и генерала. В общей сложности работу потеряли более 76 тысяч человек.Кстати, пусть вас не пугают эти цифры. Это только начало, процесс еще не завершен.Итак, Султан получает практически неограниченную власть в стране, кроме того, результаты референдума (а сегодня мало кто сомневается, что они будут очень убедительными) позволяют ему создать иллюзию сплочения общества, преодоления политического и идейного раскола и предъявить это Западу, мол, смотрите, вы ругали меня за диктаторские методы, но я всего лишь исполняю волю турецкого народа. Это нужно в первую очередь, чтобы несколько сбить спесь с тех западных политиков, которые не прочь поспособствовать новой, уже более успешной попытке переворота в Турции, опасаться чего у Эрдогана есть вполне серьезные причины. Тотальный контроль над армией эту задачу еще больше упростит.Напомню, Турция, как и многие страны региона, имеет богатую историю военных переворотов, пожалуй, одну из самых богатых. Первый военный переворот был совершен в 1960 году. Следующий случился в 1971 г. Потом в 1980-м, потом в 1997-м. Раз в десятилетие. Причем сценарий был один и тот же: президент заигрывался в традиционализм, исламизация общества пресекалась военными, которые меняли президента и правительство. Через условные 10 лет все повторялось."В Турции между исламом и демократией заключен брак. Дитя этого союза — светскость. Иногда ребенок заболевает, и турецкая армия как раз тот доктор, который спасает его. В зависимости от тяжести болезни мы вводим нужное лекарство, чтобы ребенок выздоровел", — говорил один из организаторов переворота 1997 года, замглавы Генштаба генерал Чевик Бир.Последний неудавшийся переворот 2016 года просто несколько запоздал: Эрдоган уже сумел сосредоточить в руках максимум власти. Случись эта попытка лет на 7-8 раньше, результат был бы, скорее всего, иным. Но Эрдогану удалось во многом поставить на службу себе провалы собственной политики, такие как неудачи в Сирии, ссору с Россией, постоянные теракты и гражданская война на собственной территории, чтобы сплотить своих сторонников и привлечь в их ряды тех, кто просто боялся еще большего ухудшения того, что военная диктатура приведет к еще большему хаосу. Сегодня можно услышать версии, что детонатором для переворота как раз послужила информация о грядущей реформе и подчинении армии Эрдогану. По другой версии, Эрдоган сам "вбросил" эту информацию, чтобы спровоцировать военных на выступление и обоснование проведения реформы и зачисток. Так или иначе, в обоих случаях времени на подготовку переворота почти не было, и он провалился, приведя к полностью противоположному изначальным целям результату – полному контролю президента над армией.Новый переворот в новых условиях, которые будут узаконены после 16 апреля, выглядит уже практически невозможным.Однако, возвращаясь к уже поставленному сегодня вопросу: означает ли это, что Султан отныне может спать спокойно? Нет, не означает. Потому что это не решает ни одной из внутренних или внешних проблем страны, напротив, грозит углубить их. Иными словами, речь идет о сильнейшем обезболивании, но никак не о лечении болезни.А проблем у Турции накопилось очень много. Про внутренние я уже говорил: это фактически идущая с небывалой со времен последнего всплеска в 89-90-гг. прошлого века интенсивностью гражданская война на территории страны, в результате которой буквально стираются с лица земли целые города.Это война террора, захлестнувшая страну, и уже реально невозможно понять, где это курды, а где самый настоящий ИГИЛ, на который раньше Эрдоган очень любил списывать все беды, однако по факту с ИГИЛ он не воевал. Сейчас же для того, чтобы исполнить хотя бы частично задуманное в северной Сирии, Анкаре пришлось начать воевать с ИГИЛ всерьез, так что теперь Турция стала закономерным объектом для атак террористического "государства".Миграционный кризис. Многие в Европе, наверное, думают, что Эрдоган только зарабатывает на этом, но это не так. Постоянно проходящий через Турцию поток мигрантов — это серьезные издержки и проблемы, которые едва ли можно полностью окупить теми деньгами, что обещает ЕС. Тем более с ЕС отношения стали просто хуже некуда, и программа решения миграционного вопроса, которую согласовали Анкара и Брюссель прошлой весной, под угрозой срыва.Нет, конечно, Эрдоган может исполнить обещание "миграционного ада" Европе, только это в любом случае ударит и по Турции. Тут уже не только о том, как заработать на кризисе надо думать, а о том, как самому не потратиться.Двери ЕС, судя по всему, закрылись перед Турцией навсегда. Или, во всяком случае, до тех пор, пока ею правит Эрдоган или кто-то из его преемников (то есть минимум на ближайшие лет 10). Не то чтобы Султан сильно расстроен, но это выбивает из его рук козырь евроинтеграции, который в былые времена помогал ему приобретать голоса сторонников западных ценностей, для которых он выглядел "исламистом", но "просвещенным", которому можно доверять.С другой стороны, демонстративный отказ Брюсселя не то чтобы принимать в ЕС, но и давать безвивзовый режим, что, кстати, было условием "сделки по мигрантам" (то есть Турция тут выступила в роли "кинутой жертвы"), а также скандал с запретом турецким политикам агитировать сразу в нескольких странах Евросоюза — все это, несомненно, способствовало сплочению турецкого общества вокруг своего лидера. И главным образом — европейской диаспоры, это более пяти миллионов турок, на голоса которых Эрдоган также очень рассчитывает.Кстати, эта ссора Анкары с европейскими столицами сыграла положительную роль не только для Эрдогана, но и, например, для лидера голландской Народной партии за свободу и демократию, премьера страны Марка Рютте, который воспользовался им сполна, выбив основной козырь из рук правопопулистов. Впрочем, для остальной Европы ситуация не столь однозначная, и в некоторых странах она может, напротив, дать дополнительные очки евроскептикам.Турция и США. Главный камень преткновения — курды — никуда не делся. Штаты при Трампе продолжили политику сотрудничества с курдами, более того — Эрдогана не только отрезали от возможности участвовать в наступлении на Ракку, помощь в котором он неоднократно предлагал (наступать в итоге будут его злейшие враги — курды), но и цинично из-под носа увели у него Манбидж, не дав окончательно отбросить курдов за Евфрат.Добавьте к этому фактор Гюлена. Эрдоган тут во многом оказался обманут в ожиданиях от Трампа, как некоторые политики в России. Скорее всего, Майкл Флинн действительно мог обсуждать выдачу Гюлена, однако Флинна "ушли", и Трамп начал полностью воспроизводить политику Обамы.Наконец, Турция и Россия. Несмотря на то, что самый серьезный кризис в истории отношений наших стран, который чуть не привел к войне, казалось бы, преодолен, это совершенно не значит, что все проблемы решены, а русский и турок — братья навек.Что мы имеем на сегодняшний день после недавнего визита Эрдогана в Москву?Судя по всему, турки всерьез рассчитывали на то, что Москва полностью отменит санкции, введенные после инцидента с нашим Су-24 (если кто не в курсе, они сняты лишь частично), а также облегчит визовый режим, вплоть до возможности пересекать границу по внутренним паспортам. Однако российский лидер лишь пообещал отменить визы для тех турецких граждан, у которых есть служебные паспорта, а также снять запрет на наем турецких рабочих в России. Санкционный список также уменьшился не полностью, под запретом остались такие важные статьи турецкого экспорта, как яблоки, помидоры и огурцы.На этом фоне происходит дрейф в обратную сторону от налаживания отношений уже со стороны Турции. Анкара отменяет паром в Крым, который возобновил свое движение прошлой осенью и является весьма важным фактором для полуострова. Кроме того, Турция лишает российских экспортеров льгот на поставку сельхозпродукции. В ответ вице-премьер заговорил о вводе ограничений на поставки турецких товаров. Наконец, одно из последних событий – Москва намекает Турции о возможности срыва очередного туристического сезона — угрозой отмены чартерных рейсов.Что не так? Почему потепление отношений после извинения Султана, после того, как Москва едва ли не единственной поддержала Эрдогана во время попытки переворота (а по некоторым данным, помогла ему оперативной информацией), сегодня мы наблюдаем откат назад? Почему Султан постоянно напоминает, что Асад должен уйти, что он пришел в Сирию для его свержения, что он собирается брать Манбидж и т.д. и т.п.?Понятно, что на все эти заявления возникает резонный вопрос: "А кто ж ему даст?", и их вряд ли стоит воспринимать всерьез, списывая это на то, что они рассчитаны исключительно на внутреннюю аудиторию, которой Султан хочет продемонстрировать свою независимость, и чем ближе к референдуму, тем к более резким выпадам Эрдогана стоит готовиться.Нужно понимать, что союз России и Турции с самого начала был временным. Как, впрочем, и союз Турции с Западом. Только союз с Западом затянулся на десятилетия и был скреплен евроассоциацией и членством в НАТО, глубокой интеграцией как военной инфраструктуры, так и экономики. Сегодня мы видим, что этот союз на глазах начинает ослабевать.Что касается союза Турции и России, то он еще более ситуативен. Просто Турция к лету прошлого года оказалась в ловушке. Решить задачи в Сирии не получилось, более того, Анкара оказалась не только втянутой в чужую войну, но и получила обострение гражданского конфликта на своей территории. Отношения с Россией испортились практически до угрозы войны (при том что НАТО прямым текстом отказалось защищать Турцию), впрочем, по Анкаре, наверное, самым серьезным образом ударило свертывание экономического сотрудничества от "Турецкого потока", с помощью которого Эрдоган рассчитывал стать главным продавцом российского газа в Европу, до туризма — сферы крайне важной для Турции, в которой россияне занимали едва ли не 90 процентов рынка. Отношения с Западом тоже испортились, вплоть до того, что существовало серьезное основание полагать, что если Запад и не приложил руку к июльской попытке госпереворота, то непременно приложит в будущем.В этих условиях Эрдогану нужен был позарез союз с Москвой, чтобы не только спасти экономику (в противном случае недовольство населения, и так имеющего к нему немало вопросов, возросло бы), но и решить хотя бы задачу минимум в Сирии — не допустить объединения курдских кантонов.Он получил то, чего хотел (плюс изрядно подразнил Запад). Но аппетит приходит во время еды. Не знаю, о чем изначально договорились Москва, Анкара и Тегеран, какие карты раздела они себе нарисовали. Но очевидно, что Султан захотел большего и попытался получить это, что называется, "под шумок" или "закосив под дурака". Это у него не прокатило.Кроме того, возможно, он рассчитывал и на то, что Москва в знак глубочайшего уважения и дружбы порвет с курдами. Хотя бы сделает символический жест — закроет представительство PYD. Но и этого символического шага он не дождался.Игра продолжается, конечно, и стороны, сохраняя внешне приверженность договоренностям, будут продолжать торговаться, прощупывать слабые места друг друга, ставить новые условия. Что касается "торговых войн", то это вообще нормальное явление даже для ближайших союзников.Тем не менее говорить о том, что Султану удалось решить все проблемы во взаимоотношениях с Москвой, не приходится. Основной камень преткновения — Сирия, и что-то мне подсказывает, что по мере развития там событий, по мере подключения к ним Дональда Трампа старые противоречия могут обостряться, а новые — возникать.Еще хуже ситуация с Западом, в отношениях с которым Анкара и вовсе балансирует на грани холодной войны.Решит ли все эти проблемы укрепление власти Эрдогана? Конечно, нет. Но, что называется, заморозить ситуацию, обезопасив собственное кресло от нападок, позволит. Вот только я не раз обращал внимание на то, что любимый способ решения проблем у Султана — это сжимать пружину и прятать ее в коробку. И чем дольше и сильнее ее сжимать, тем стремительнее она вырвется в один прекрасный день и тем больнее вопьется сжимающему куда-нибудь.Так что следующий переворот хоть и затруднен, но если все же произойдет, точно не будет столь бескровным, как предыдущий.Эрдоган до предела закрутил гайки. До скрипа. Как бы это не привело к обрушению конструкции…http://ren.tv/blog/184170

14 апреля, 11:13

Газпром хочет заплатить в бюджет в 2 раза меньше

Окончательное решение будет принято в мае на совете директоров. Если такие рекомендации поддержат, то в бюджет в виде дивидендов поступит около 94 млрд руб., тогда как Минфин рассчитывал получить порядка 171 млрд руб. Такого показателя можно будет достичь в том случае, если компания направит на выплату дивидендов 50%.

14 апреля, 10:04

"Газпрому" удастся выплатить дивиденды меньше, чем заложено Минфином в бюджет

Мы считаем, что и в этот раз "Газпрому" удастся выплатить дивиденды меньше, чем это заложено Минфином в бюджет. Компания сможет аргументировать свою позицию ростом инвестиций на строительство трубопроводов (Сила Сибири, СЕГ-2, Турецкий поток). Исходя из текущей рыночной стоимости акций компании и объявленного правлением уровня выплат, дивидендная доходность бумаг "Газпрома" оценивается в 6,3%.

14 апреля, 08:59

Газпром хочет заплатить в бюджет в 2 раза меньше

"Газпром" хочет заплатить государству в два раза меньше, чем рассчитывает получить Минфин. Правление компании рекомендовало направить на дивиденды немногим более 20% чистой прибыли, или 7,89 руб на одну акцию

14 апреля, 08:59

Газпром хочет заплатить в бюджет в 2 раза меньше

"Газпром" хочет заплатить государству в два раза меньше, чем рассчитывает получить Минфин. Правление компании рекомендовало направить на дивиденды немногим более 20% чистой прибыли, или 7,89 руб на одну акцию

12 апреля, 12:37

"Газпром" подписал со Словакией договор по газу

"Газпром экспорт" 24 марта заключил со словацкой Eustream a.s. договор на доступ к газотранспортной сети и поставку газа сроком до 1 октября 2050 г. Стоимость договора составит 5,3 млрд евро.

12 апреля, 12:37

"Газпром" подписал со Словакией договор по газу

"Газпром экспорт" 24 марта заключил со словацкой Eustream a.s. договор на доступ к газотранспортной сети и поставку газа сроком до 1 октября 2050 г. Стоимость договора составит 5,3 млрд евро.

10 октября 2016, 21:00

РФ и Турция подписали соглашение по Турецкому потоку

Россия и Турция подписали межправительственное соглашение о строительстве газопровода "Турецкий поток".

08 сентября 2016, 04:15

Очередной обзор по нефти и газу от Александра Хуршудова

Главная тема - о ценах, в связи с российско - саудовско-аравийскими переговорами: http://khazin.ru/khs/2445843 .И еще, отдельно, о "турецком потоке": http://khazin.ru/khs/2447684 .

04 августа 2016, 16:04

Выйдет ли Турция из НАТО?

9 августа президент Турции Эрдоган посетит с визитом Москву, как сообщил турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек. Российско-турецкая встреча в верхах характерна не только тем, что состоится впервые после девяти месяцев весьма напряженных отношений и вскоре после неудавшегося путча, но еще и потому, что она пройдет на фоне резко ухудшившихся отношений Турции с Западом.31 июля турецкие военные числом в 7 тысяч человек повторно (первый раз - 16 июля во время попытки переворота) заблокировали американскую военную базу Инджирлик. Турецкая газета Hurriyet сообщила, что поводом для этого послужили слу­хи о том, что в го­роде Ада­на, ко­торый рас­по­ложен в 8 км от во­ен­ной ба­зы, го­товит­ся но­вая по­пыт­ка пе­рево­рота.На днях ту­рец­кое издание Yeni Safak на пер­вой по­лосе опуб­ли­кова­ло статью, в ко­торой «че­лове­ком, сто­ящим за про­валив­шей­ся по­пыт­кой пе­рево­рота в Тур­ции» на­зван от­став­ной аме­рикан­ский ге­нерал Джон Кэм­пбелл. В статье его об­ви­нили в том, что ге­нерал пре­дос­тавлял средс­тва ЦРУ за­говор­щи­кам, про­водя с ними сек­ретные встре­чи на ба­зе Ин­джир­лик.Кемпбелл по версии турецких СМИ действовал при поддержке ЦРУ, которое курирует сетевые структуры турецкого оппозиционера Фетхуллаха Гюлена. Для финансирования военного переворота было выделено 2 миллиарда долларов, которые Кэмпбелл тайно переправил через банк UBA в Нигерии главарям заговорщиков.Кэмпбелл вел приготовления и переговоры в Турции в течение восьми с половиной месяцев. Он руководил группой из 80 агентов ЦРУ, которые через сторонников Фетхуллаха Гюлена внедряли в армию диверсионные группы и склоняли турецких военных к организации путча.Во время обысков в Инджирлике были обнаружены архивы гюленистов, в которых они содержали обширные досье на каждого члена агентурной сети и членов их семей. Видимо, эти документы, а также допросы арестованных турецких генералов, и послужили основой для обвинений против Кемпбелла.Пред­се­датель Ко­мите­та на­чаль­ни­ков шта­бов (КНШ) Во­ору­жен­ных сил США ге­нерал Джо­зеф Дан­форд наз­вал эти обвинения аб­сурдными:«Я ви­дел эти со­об­ще­ния и я так­же ви­дел ре­ак­цию со сто­роны са­мого ге­нера­ла Кэм­пбел­ла», - ска­зал Дан­форд, за­метив, что ник­то не мог про­ком­менти­ровать эту ин­форма­цию луч­ше, чем сам быв­ший во­ена­чаль­ник. «Он мой лич­ный друг, он сей­час за­нима­ет­ся раз­личны­ми ве­щами и точ­но не пла­ниро­вани­ем пут­чей внут­ри Тур­ции».Симптоматично, что турецкое издание Haber Turk связало блокировку натовской базы с приездом главы комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда, намеченным как раз на 31 июля. Именно дружеские отношения с ним являются для Эрдогана и его окружения косвенным подтверждением причастности генерала Кемпбелла к «недоперевороту».Джозеф Данфорд - это боевой генерал, прошедший успешную военную карьеру от командира взвода до главы КНШ вооруженных сил США. В 2012 -2014 годах он был командующим группировкой вооруженных сил США (USFOR-A) и Международными силами безопасности в Афганистане (ISAF).Джозеф ДанфордНазначить Данфорда на эти должности Барака Обаму убедил спецпредставитель президента США по Афганистану и Пакистану Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman), бывший посол США в Турции, который был координатором турецких ячеек натовского проекта «Гладио».Совместными усилиями Гроссман и Данфорд обеспечили переизбрание Х.Карзая президентом Афганистана. Данфорд с 1999 года по 2000 год служил помощником (executive assistant) заместителя председателя КНШ Джозефа Ралстона (Joseph W. Ralston), с которым его также связывают дружеские отношения.В марте 2003 года Данфорд участвовал во вторжении в Ирак, его бывший начальник Д. Ралстон стал уже вице-председателем компании Cohen Group, созданной в 2001 году бывшим министром обороны Уильямом Коэном (William Sebastian Cohen), и входил в совет директоров Lockheed Martin.Джозеф Ралстон в сентябре 2006 года стал спецпредставителем президента США по борьбе с Рабочей партией Курдистана. Кроме того, консультировал лоббистский американо-турецкий совет.Д. Ралстона называли «торговцем оружием в дипломатическом костюме», т. к. он обеспечивал серьёзные турецкие заказы для Lockheed Martin и других компаний американского ВПК.Что касается Cohen Group, которая специализируется в частности на торговле оружием и ином «неконвенционном» транзите в интересах Командования спецопераций армии США (USASOC), то Марк Гроссман некоторое время был ее руководителем.Итак, прибывший 31 июля в Турцию Данфорд связан дружескими, деловыми и служебными отношениями с группой высокопоставленных американских разведчиков (Гроссман) и военных (Ралстон, Кемпбелл), которые курируют Турцию, и если США действительно причастны к попытке переворота, то за кулисами путча стоят именно эти влиятельные лица.Прибыв в Инджирлик, Джозеф Данфорд добивался встречи с турецким премьером Бинали Йылдырымом. Какова могла быть цель этой встречи, и зачем Эрдогану понадобилось устроить политическую антиамериканскую демонстрацию, заблокировав Инджирлик в день прибытия туда Данфорда?Дело в том, что премьер Йылдырым довольно тесно связан с турецким холдингом Yildirim Group Inc, который может быть причастен к «бизнес-проектам» американских силовиков. «Срочный визит Д. Данфорда в Турцию и блокирование базы Инджирлик — это решение вопросов транзита через военную базу… Многолетняя «тема» Cohen Group и USASOC», - пишет информированный российский блогер Scofield. Учитывая, что Бинали Йылдырым продемонстрировал полную лояльность Эрдогану во время путча, то вряд ли Данфорд добился от него понимания текущих, а тем более стратегических интересов США в регионе.Некоторые эксперты допускают возможность, что после попытки переворота Эрдоган может инициировать выход Турции из военной организации НАТО и закрыть все базы США в Турции. Вспомним, что именно так поступил генерал де Голль, когда узнал о причастности ЦРУ и германской разведки БНД к серии покушений на него.Такой поворот событий не исключен. Полностью из НАТО Турция не выйдет, так как членство в НАТО повышает ее региональный статус.На данный момент Эрдоган ограничивается полумерами, своего рода политическим шантажом, намереваясь либо прекратить, либо взять под свой контроль американский транзит через базу Инджирлик.Не так давно и Великобритания продемонстрировала свое желание принять участие в контроле для спецслужб транзитными потоками, назначив в ноябре прошлого года послом в Москву Лоуренса Бристоу, специалиста по Турции и Азербайджану.Учитывая вековые традиции присутствия британских спецслужб на Ближнем Востоке и Малой Азии, можно констатировать, что в Большой Игре вокруг «турецкого проекта» принимают участие уже как минимум четыре игрока - Турция, США, Россия и Великобритания. Евросоюз в данном случае активным игроком назвать пока нельзя.+Предстоящий визит Эрдогана в Москву расставит точки над «i» не только в вопросе о возобновлении пресловутого «Турецкого потока» и российского туризма, но главным образом, в проблематике возможного российского участия в противостоянии Эрдогана коллективному Западу.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/world/2016/08/435270

29 июля 2016, 06:22

Реакция. Выпуск 79."Геополитика России после "недопереворота" в Турции". Андрей Паршев.

Главная задача газопровода "Южный поток" - обойти Украину и доставить газ в Европу. Значение этого проекта становится все выше, так как ситуация за последние годы там только ухудшилась, потому, что к власти пришли откровенно антирусские силы. В связи с этим, ключевыми становятся отношения России с Турцией, где, в свою очередь, ситуация день ото дня меняется еще быстрее. Стремительно меняющийся геополитический расклад к югу от границ России обсуждают ведущий программы "Реакция" Дионис Каптарь и публицист, автор книги "Почему Америка наступает" Андрей Петрович Паршев. #ДеньТВ #Реакция #Каптарь #Паршев #Турция #Балканы #Россия #геополитика #Эрдоган #Украина #газ #Южныйпоток #Европа #Иран #США #Гюлен #Кавказ #Ататюрк #НАТО

28 июня 2016, 13:19

«Крокодиловы слезы» Султана

Дмитрий Родионов о том, стоит ли после принесенных «извинений» мириться с Турцией

26 октября 2015, 15:30

Как работать с Россией в Сирии ("Foreign Affairs", США)

Трудно вести войну, когда твои союзники не могут договориться, кто враг. Именно с такой ситуацией Соединенные Штаты столкнулись в Сирии. Вашингтон в попытках создать коалицию для борьбы вынужден уговаривать союзников из Персидского залива, которые хотят воевать с сирийским лидером Башаром аль-Асадом, но не с радикальными исламистами. Ему приходится иметь дело с Турцией, которая выступает против Асада и радикальных исламистов, но воевать хочет преимущественно с курдами. Еще один союзник США Израиль нерешительно смотрит на бурлящий водоворот своих врагов и, как кажется, готов вмешаться лишь в том случае, если появятся серьезные угрозы. И наконец, Германия желает вооружать курдов, а американский спецназ уже взаимодействует с ними. Во всей этой путанице неудивительно, что результаты борьбы с самопровозглашенным «Исламским государством» (ИГИЛ) у коалиции сегодня - весьма неутешительные.

19 октября 2015, 17:03

"Большая игра за Ближний Восток" началась

Новая серия увлекательного сериала "Большая игра за Ближний Восток" началась. Президент США объявил о начале операции по отмене санкций против Ирана. Немецкий канцлер - турецким премьеру и президенту поддержку и содействие при вступлении Анкары в Евросоюз

03 августа 2015, 16:12

ИГ под защитой авиации США

Как говорится, маски сброшены. Барак Обама вступил в войну против Сирии на стороне ИГ. Не будем же мы считать серьезной военной силой, тех 60 представителей «умеренной сирийской оппозиции», которых успели вооружить и подготовить к сегодняшнему дню американские инструкторы и которых угрожает защитить Б. Обама. Благовидным предлогом явных враждебных действий со стороны США против законно избранного сирийского правительства, была «подготовка умеренной оппозиции для борьбы с ИГ»

30 июля 2015, 19:26

Москва и Анкара заморозили "Турецкий поток"?

Россия и Турция приостановили переговоры о строительстве газопровода "Турецкий поток", сообщает Reuters со ссылкой на официальные источники в Анкаре.

20 июня 2015, 02:15

ПМЭФ-2015: итоги второго дня

В ходе второго официального дня работы XIX Петербургского международного экономического форума представители власти и бизнеса России и других стран продолжили обсуждение текущих проблем и вызовов, также были подписаны новые соглашения.

20 июня 2015, 00:18

Поджали к такой черте, за которую дальше мы не можем отступить

Коротко по прошедшему экономическому форуму.1. Наиболее резонансным оказалось предложение Кудрина устроить досрочные перевыборы Путина по "казахстанскому сценарию". Судя по реакции представителей власти, инициатива особой поддержкой не пользуется, во всяком случае в чиновных кругах. Общая схема, которая толкает часть российского крупного бизнеса на озвучивание подобных предложений, это смутная надежда на то, что если в стране сменится руководство или Путин переизбирется в условиях пост-крымских реалий, то будут открыты новые возможности связанные с переговорами с США на предмет нормализации отношений. Весьма сомнительно, что Кремль на это пойдет, в условиях полного понимания того факта, что отношения с США близки к точке замерзания и речь идет не только об отстранении Путина от власти, но и о смене вектора российской внешней и внутренней политики. Поэтому от системных политиков последовали отповеди, а Кремль слишком уж вдаваться в обсуждение этой темы не стал. В целом, сложилось впечатление, что запрос на изменения среди части властных элит наличествует, но скорее всего все сведется к очередному косметическому ремонту. Критика системы государственного управления со стороны либеральных экономистов до боли напомнила пресловутую программу ИНСОР Юргенса и Гонтмахера, просто все было изложено более обтекаемо и в исполнении других лиц.2. Сам форум в целом подтвердил уже известную ситуацию связанную с тем, что полной экономической и политической изоляции РФ добиться не удалось. У части европейских экономических и политических кругов руководство РФ еще вполне себе сохраняет рукопожатность и поэтому руководство на этом форуме чувствовало себя вполне уверено, так как к санкциям уже собственно привыкли, а новых пока не ожидают. Несколько подпортили атмосферу аресты российского имущества в Бельгии и Франции, по поводу чего в официальных заявлениях наблюдалась разноголосица мнений - начиная от угроз арестовать бельгийскую собственность в России и заканчивая более умеренными предложениями связанными с судебными процессами. Политическое решение "не платить" судя по всему принято, поэтому история с ЮКОСом будет развиваться в конфронтационном ключе.3. Насчет экономического кризиса так же наблюдалась занимательная разноголосица - Путин утверждал, что кризис преодолен - Греф и Кудрин, а так же примкнувший к ним Шувалов были настроены куда как менее оптимистично. Либеральный лагерь постоянно поднимал тему необходимости срочных структурных реформ, но судя по всему в условиях идущего противостояния с США, ставка будет сделана на мобилизационные и консервативные сценарии. Тем не менее, вполне очевидно был обозначен запрос российского крупного капитала на необходимость изменений не только в экономической политике, но и в ряде политических моментов. Капиталу конечно не нужна война за Крым, Донбасс и что-то еще, текущий конфликт мешает делать деньги, поэтому и предложения так или иначе связаны с тем, чтобы нормализовать отношения с ЕС и США. Другой вопрос, что взаимность с той стороны весьма ограниченная. При этом судя по комментариям, ориентация на Запад остается приоритетом и восточный вектор развития скорее вынужденный. Но тут ничего не поделаешь, сама жизнь заставляет российский капитал переориентироваться на восточные рынки.4. По Украине Путин рассказал про то, что украинцы и русские это по сути один разделенный народ, а так же о том, что Россия в целом за минские соглашения, но они не выполняются и выполнятся не будут, пока Запад не повлияет на Киев. А так как Запад влияет на хунту не так, как хотелось бы в России, то соответственно и существует минских процесс только на словах. В общем, здесь все тот же позиционный пат. Собственно, наличие на конференции представителей крупного европейского капитала говорит о том, что и там понимают тупиковость сложившейся ситуации для Европы. Отсюда и нытье про ущерб от санкций, который затрагивает не только Россию, но и Европу. Как и российский крупный капитал, часть европейского политико-экономического истеблишмента ищет пути соскока с американского сценария эскалации войны на Украине, так как есть полное понимание, что именно Россия и ЕС оплатят по полной этот конфликт, а основные гешефты соберут США.Собственно, полагаю, что форум даст мотивацию продолжать и дальше работать с европейскими бизнесменами в плане воздействия на политическое руководство ЕС погрязшее в атлантической догматике. Шансы на успех тут думаю не велики.Попутно из ДНР и ЛНР раздались очередные предупреждения, что сейчас война ведется в неких "рамках", но если Европа срочно не повлияет на Киев, то уже скоро война наберет еще больше оборотов.Отступить дальше Россия уже просто не может, это было очевидно еще после переговоров в Милане и произошедшее с октября лишний раз показывает, что на новые крупные уступки по Украине Россия не пойдет. Изменить ситуацию может лишь заморозка войны на Донбассе или прямые переговоры с США, где американцы снизят уровень требований к России и согласятся на некий компромисс. Без договоренностей с США любые новые уступки просто бессмысленны и в Кремле это прекрасно понимают.5. Греческий премьер Ципрас, который пытается найти деньги для спасения своей страны, изрядно подрывал благостное единство атлантического лобби Европы, так как Греции сейчас важнее не то, как там перекраивают границы в Европе, а кто будет перекредитовывать непомерный долг гордых, но не очень трудолюбивых эллинов. Россия пока размышляет над тем, стоит ли финансово вкладываться в Ципраса и к прямым переговорам с Грецией на предмет предоставления "политического" кредита, пока не готова, но если намеченный совместный проект с Турцией по "Турецкому потоку" перейдет в стадию реализации, то помощь Ципрасу даст Москве твердые гарантии, что с трубой в Греции проблем не будет (что немаловажно в свете недавнего "газового" майдана в Македонии). Насчет помощи Греции, я бы поставил на то, что помогут, но в ограниченном масштабе.6. В отношении США Путин в очередной раз отстаивал позицию, что РФ в этом конфликте только защищалась и отвечала в ответ, потому что уже приперли совсем к последней черте. Что в принципе не расходится с действительностью, в течении всего конфликта Россия вела себя в основном реактивно, в то время как инициаторами разжигания конфликта последовательно выступали США. Элементы гонки вооружений и выход из международных договоров, так же вполне закономерно отнесены к последствиям американского курса в отношении России и Украины. В общем, тут Кремль с прошлой осени весьма последователен. Другой вопрос, что на Западе преобладает другая точка зрения, которую переломить на данном этапе крайне затруднительно. Отсюда и продление санкции против России и Крыма, аресты российского имущества за границей, системная информационно-психологическая война и подкачка киевской хунты.В целом, значимых откровений не прозвучало, скорее на форуме отфиксировали уже известные позиции.

10 июня 2015, 22:21

Европе не обойтись без российского газа

"Турецкий поток" - маршрут, за которым в Брюсселе пока лишь пристально наблюдают. В Еврокомиссии заявляли, что не прочь провести расследование проекта: проверить соответствие антимонопольному законодательству. Но в "Газпроме" уверены: совсем скоро Европе придется говорить с Россией не только об участии в "Турецком потоке", но еще и о дополнительных объемах поставок газа. =======================================

09 июня 2015, 16:45

"Газпром" обещает прекратить транзит через Украину с 2019

На пресс-конференции в Москве представители "Газпрома" сообщили, что его поставки в Европу и выручка упали. При этом в монополии убеждены, что альтернативы российскому газу у ЕС нет.

28 мая 2015, 07:02

Л.Решетников: Европейцы считают, что Россия со своим газом никуда от них не денется

Генеральный директор Российского института стратегических исследований (РИСИ), генерал-лейтенант Службы внешней разведки в отставке Леонид Решетников ответил на вопросы Сергея Правосудова о «Южном потоке» и «Турецком потоке», о геополитических играх вокруг них, а также о давлении ведущих западных стран на своих «младших партнеров». Попытка реализации проекта «Южный поток» наглядно продемонстрировала, что элиты небольших государств юга Европа […]

28 мая 2015, 03:46

Политический паралич Кремля

Российское руководство часто жалуется на несправедливость, прося равноправного и взаимовыгодного партнерства, основанного на обоюдном уважении интересов, одновременно призывая к миру и дипломатии. В действительности, дипломатия и поиск диалога – не более, чем прикрытие нежелания российского руководства действовать и как то решать насущные проблемы. Фактически, дипломатия в контексте текущей геополитической ситуации это политкорректное название политического паралича. Дипломатии не существует – это фейк, обман.Дипломатия и уважение обоюдных интересов допустимы в условиях стратегического баланса, когда существуют две равные по силе стороны, каждая из которых может предъявить решающий аргумент, который приведет к негативному раскачиванию центр-силы, нанося инициатору агрессии непоправимый урон. Ведь никто не занимается дипломатией и уважением интересов с дикарями из Африки и Ближнего Востока, не так ли? Дипломатическое решение конфликтов было возможно между СССР и США.Ведь США, также как и СССР имели более, чем достаточно рычагов давления и сдерживания на целый спектр процессов и явлений. Проще говоря, действия США против СССР могли бы привести к ответной реакции СССР такой силы по целому ряду управляемых факторов и процессов (от экономических до военных), что обесценили бы любую потенциальную выгоду от агрессии . Аналогично и с другой стороны. Таким образом, противостояние хоть и было, но концентрировалось на периферии сферы влияния, не затрагивая жизненно-важные области.В нынешних условиях дипломатия возможна между США и Китаем, учитывая невероятную экономическую мощь Китая и возросшее влияние, как в азиатском регионе, так и во всем мире.Возможно ли дипломатическое решение важнейших геополитических вопросов между США и Россией? Разумеется, нет. В рамках геостратегического баланса мнение России для США не представляет никакой роли в виду того, что Россия не имеет ни одного рычага внешнего управления. Вообще ни одного.Россия утиралась и сдавала свои национальные интересы за последние 25 лет везде, где это только возможно. В начале 21 века мы капитулировали с собственных военных баз на Кубе и Вьетнаме, мотивируя это тем, чтоСодержание баз слишком дорого и нам не до внешних баз.Мы больше не имеем врагов, а имеем только друзей и партнеров, тем самым содержание баз бессмысленноРазмышления категориями мирового порядка и сферами влияния – это рудимент советской эпохи времен Холодной войны. Теперь глобализация, дипломатия и уважение обоюдных интересов.Мы сдавали свои интересы и предавали союзников в Северной Африке и на Ближнем Востоке, упустив все важнейшие опорные пункты в Средиземном море и Аравийском море. Ирак, Ливия, Йемен и почти полностью Сирия. Существенно снизили влияние свое в Алжире, Тунисе и Египте.Но и в странах СНГ далеко не так все хорошо. Одним из важнейших элементов системы противоракетной обороны СССР была Габалинская РЛС в Азербайджане. В 2013 году Россию оттуда вышвырнули. Мы имели присутствие в Грузии, но еще в 90-х Россию оттуда выгнали. Как противовес американской агрессии в Грузии против России были созданы Южная Осетия и Абхазия (там же есть военные базы).Россия сохраняет присутствие в:Белоруссии (Радиотехнический узел РЛС Ганцевичи и 43 й узел связи в Вилейке)Казахстане (космодром "Байконур", полигон "Капустин Яр", 20-я отдельная испытательная станция и два измерительных пункта (ИП-8 и ИП-16), полигон "Сары-Шаган", полигон "Эмба", объект "Балхаш-9", авиаполк в Костонае)Армении (102 российская военная база с акцентом на системы ПВО)Киргизии (авиабаза «Кант», узел связи под Спартаком, испытательная база под Кой-Саром)Таджикистане (201 сухопутная военная база под Душамбе)Но мы потеряли Украину и полностью потеряли влияние на страны Балтии, не говоря уже про Восточную Европу и тем более Западную Европу. А ведь 25 лет назад СССР имел почти пол миллиона человек на базе в ГДР. А сейчас ноль…Россия не имеет ни политических, ни экономических, ни финансовых рычагов влияния на важные для нас регионы в Восточной и Западной Европе, в Северной Африке и на Ближнем Востоке.Мы не имеем возможности создать пул союзников, которые бы выступали единым фронтом против внешней агрессии так, как это делают США, фактически принуждая 30 стран Европы ополчиться против России, что противоречит национальным интересам европейских стран.США руководствуются своими экономическими, финансовыми, политическими и геостратегическими интересами, которые на фундаментальном уровне расходятся с интересами России, тем самым любой компромисс возможен только в условиях, когда влияние России будет достаточным, чтобы дальнейшая экспансия США несла бы для США чрезмерные издержки. Понятна логика? Сдержать экспансию США можно только при условии, что экспансия перестанет быть выгодной для США, когда издержки превысят потенциальный профит. Но этого невозможно добиться за столом переговоров. После приезда Керри в Россию многие писали, что мол США поняли, что Россию силой не взять, дали задний ход и решили мириться. Глупость феноменальная на уровне клинического идиотизма.США имеют садистские наклонности, при этом исключительно рациональны и дальновидны. Отступление США не всегда является отступлением. Для США необходимы:контроль, возможность управлять, дергать на нитки (раз);перехваченная инициатива, чтобы темп и направление конфликта или хаоса создавали США;иллюзия возможности договориться с США.Имея эти три атрибута, США могут модерировать интенсивность конфликта и в нужный момент, либо наращивая темп, либо наоборот приглушая.Так вот в рамках «минских соглашений» поддержка этих соглашений от США дает американцам:1. Возможность перегруппировать и вооружить ВСУ, создав необходимые наступательские возможности ВСУ, чтобы утопить Донбасс в крови (для этого необходимо время, за 3 месяца невозможно интегрировать ЦРУ в СБУ и армию с нуля построить)2. Перехватить инициативу, заблокировав Кремлю любой намек на расширение сферы влияния. Теперь интенсивность конфликта задается напрямую из США.3. Создать иллюзию, что США за мир и готовы к диалогу. Создав иллюзию переговорного процесса, США вынуждает своих жертв идти на уступки, компромиссы, которые выгодны США. Например, отказ России от Сирии в обмен на снижение напряжения на Украине.Садистские наклонности США в том, что американцы ловят своих жертв на крючок, имея полный контроль над ситуацией, и заставляют жертв мучиться, отступать, сдавать свои интересы и так далее. США, задавая темп конфликта, как бы могут то сживать удавку на шее, то разжимать, смотря на то, как жертва страдает.Только полный идиот может считать, что встав в коленно-локтевую позу перед США, можно добиться успеха. США уважает и принимает только силу.США, как акула, почувствовав кровопускание, страх, добивает свою жертву без угрызения совести, руководствуясь своими интересами (подчеркиваю это). Исключительно рациональный и прагматичный подход. Сильный пожирает слабого и никак иначе.Концепт внешней политики России заключается в том, чтобы прогнуться под доминирующей стороной, смиренно терпя истязания, надеясь, что доминант пощадит. Россия несколькими годами ранее даже пошла на уступки Израилю и США, заблокировав уже подписанный контракт на поставки систем ПРО и ПВО в Иран. С целью, что если прогнуться, утереться, то можно стать как бы рукопожатным, и быть может США таки простит России, не будет слишком агрессивно пинать ногами. Как видно, не помогло.Ирония в том, что Россия даже не может забрать то, что ей принадлежит, и то, за что Россия заплатила (Мистрали), а США забираются то, что им НЕ принадлежит, не спрашивая никого!Можно заметить еще две, на мой взгляд, крайне парадоксальные особенности.Первое. Украинский конфликт развивается весьма странно. Количество жертв среди русскоязычного населения ДНР и ЛНР прямо пропорционально ширине улыбки Кремля и крепости рукопожатия. Т.е, чем больше жертв, тем Кремль больше улыбается, крепче жмет руку украинским партнерам и тем более щадящая тональность в федеральных СМИ. Сравните с истерикой по хунте в феврале-апреле 2014. Я долго думал над этим, но никак не могу объяснить такой дьявольский парадокс.Второе. Чем больше дружеских жестов со стороны России в сторону Киева и США – тем более агрессивный Киев по отношению России. Например, со стороны России скидки на газ, энергоносители по внутри-российским ценам, отсрочки платежей, дипломатическая поддержка хунты, готовность к диалогу, готовность сдать Новороссию и так далее. Со стороны хунты: демонстративный закон по героизации нацистских и фашистских движений, запрет на историю, запрет на социализм, коммунизм, ужесточение диктатуры, цензуры, продолжение обстрелов прифронтовой зоны, генерация русофобии на новом уровне, агрессивные выпады в сторону России. Здесь все понятно.Ничего не удивительно. С чего бы это США (и Киеву, представлявшего интересы США) уважать тех, кто в коленно-локтевой позе просит пощады? Логично, что испуганную жертву будут добивать?После того, как США запретили российским чиновникам совершать шопинг в Милане, Кремль как будто парализовало. Россия после феерической и во всех смыслах гениальной операции по Крыму упустила инициативу и вместо того, чтобы с Януковичем создать легальный оплот сопротивления, сорвав выборы хунты 25 мая 2014, все пошло несколько иначе. Да, Янукович кадр еще тот и никак не тянет на лидера нации, считаемый многими трусом, вором и предателем. Однако, Янукович, будучи легитимным президентом и оставшиеся на Украине в феврале 2014, мог бы сорвать выборы порошенко. И уже потом, расширив влияние до Большой Новороссии можно было бы избрать лидера нации, который поддерживался народом.Однако, в мае 2014 (год назад) Кремль отказался от проекта большой Новороссии (Донецк и Луганск в административных границах + Харьков + Запорожье + Днепропетровск + Херсон+ Николаев+ Одесса). А ведь в мае вообще не было санкций, кроме визовых ограничений и исключения из рукопожатных клубов, типа G8.В сентябре 2014 отказались от проекта малой Новороссии (Донецк и Луганск в административных границах).В феврале 2015 отказались даже от ДНР и ЛНР. Настроения среди российского олигархата таковы, что «а на хера нам проблемы на голову, пусть геополитикой занимаются США, а нам бы деньги сохранить». Слили бы ДНР и ЛНР сейчас, но поддержка народа столь высока, что слив может обернуться необратимыми последствиями для Кремля.В итоге, имеем то, что имеем. Разрушенный войной регион без каких либо перспектив и полный провал российской внешней политики. Принимая позу страуса, находясь в параличе и страхе, высказывая дежурную "особую озабоченность", невозможно добиться успеха. Будут бить, причем больно и сильно со всех сторон.США организовали бунт в Македонии, чтобы сорвать «турецкий поток». США укалывают даже в казалось бы неожиданных местах, пытаясь сорвать чемпионат мира по футболу 2018 через антикоррупционную кампанию в ФИФА. А это только начало. Все козыри не положены на стол. Есть еще Приднестровье. Об этом подробнее позже.Россия, пытаясь заморозить конфликт, пытаясь замириться с «партнерами» и найти точки соприкосновения, добивается прямо противоположного результата. В итоге все равно бьют, а ставки возрастают с каждым днем.Важно понимать следующее - мирного решения украинской проблемы нет и быть не может. Возможен и эффективен только силовой вариант. Если весной 2014 подавить хунту можно было бы бескоровно, то с каждым днем цена решения украинской проблемы возрастает в геометрической прогрессии. Точка необратимости близка. Худший из возможных сценариев – это открытая война между Украиной и Россией. Уязвимость в том, что российская армия может в течение месяца военным путем захватить Украину, но не сможет ее удержать, не владея умами и сердцами украинцев.США проработали такой сценарий и приготовили для Россию ловушку – Афган 2 в лице Украины, но с катастрофическими последствиями. Это тысячи неругярных радикальных националистических формирований, которые готовятся и будут готовиться силами НАТО в Западной Украине с целью партизанской войны при условии вторжения России. Если регулярные части подавить можно, то нерегулярные очень сложно, что доказывают конфликты на Ближнем Востоке. Это ловушка.Вот, что значит упустить окно возможностей весной прошлого года и вот, что значит не иметь внешней политики, когда враг, фактически, подобрался к парадному входу. Ситуация такова, что если ничего не делать, ожидая, что все само рассосется – это пусть в пропасть. Если же подавлять военной силой, то есть шанс получить Афган 2 в значительно более худшем виде. Но правда в том, что мирный вариант невозможен, только ликвидация очага русофобии и никак иначе.Пока Россия сосредотачивается, грозно молчит или высказывает "особую озабоченность", США создают новые провокации, очаги напряженности и очередные проблемы. Инициатива устрачена и теперь правила игры задаются США.

26 мая 2015, 22:53

Македонский евромайдан 2.0

Македония. Евромайдан 2.0.Наблюдая за жаркими дебатами в Европарламенте, которые кипят в основном по украинскому вопросу, обсуждая участие либо неучастие глав иностранных государств в Параде Победы в городе Москве, мы как-то упустили из виду один немаловажный проект, успешно реализуемый Госдепом США неподалеку от границ России. В Македонии усилиями западных спецслужб и политтехнологов запущен свой Евромайдан, итогом которого должно стать свержение правительства во главе с премьер-министром Николой Груевским.Македония довольно небольшое государство и большой корысти от того, что в ней вспыхнет гражданская война, на первый взгляд нет. С четырех сторон Македонию окружают Албания, Сербия, вместе с оккупированной НАТО территорией Косово, Болгария и Греция. Около 25 % населения составляют этнические албанцы.Впервые о Македонии в российских СМИ мы четко услышали после того, как это небольшое государство жестко не поддержало антироссийские санкции и заявило о своем намерении продолжать участие в энергетическом проекте «Южный поток», несмотря на давление со стороны политиков Евросоюза и США. После того как строительство «Южного потока» было сорвано, Македония заявила о своем намерении участвовать в новой, альтернативной, энергетической программе под названием «Турецкий поток», чем сильно обескуражила своих западных соседей.Одним из тех немногочисленных поводов для политического и экономического давления на Россию, который активно муссируется на переговорах всех уровней, является транзит газа из России в страны Евросоюза, проходящий через украинские транспортные магистрали. До той поры пока Россия прокачивает свой газ через погрязшую в гражданской войне Украину, у Европы всегда есть повод для вмешательства в конфликт. Это напрямую касается энергетической безопасности стран участниц Евросоюза. И если по каким-то причинам Украина перекроет транзит газа и по сложившейся традиции публично обвинит в произошедшем Россию, то это вызовет резкий всплеск негодований у граждан благополучных европейских стран, что в свою очередь развяжет руки в некоторых вопросах политикам Евросоюза и гаранту демократии во всем мире, США. Именно по этой причине, оперативно свернули выгодный в первую очередь Европе, «Южный поток».«Турецкий поток», неожиданно запущенный Россией и получивший поддержку у ряда стран, значительно спутал планы Запада, так как в перспективе грозит свести на нет всю значимость Украины, как участника европейской энергетической программы. Из России газ будет поступать в Турцию, которая хоть и является участником блока НАТО, но действует в основном исходя из своих собственных интересов. Далее газ поступит в Грецию, страну которая балансирует на грани выхода из Евросоюза и так же не откажется от участия в выгодном ей проекте, даже не смотря на давление Запада. А давить на Грецию сейчас очень опасно – новая правящая коалиция только и ждет повода для грандиозного скандала за которым последует раздел имущества. А вот из Греции газ пойдет в Македонию, с территории которой он и попадет в страны Евросоюза, вычеркнув Украину из контрагентов российского Газпрома.Понимая, что Россия вновь переиграла Запад в геополитическом противостоянии, скульпторы оранжевых революций решили привести к власти в Македонии проамериканское правительство, которое в первую очередь заблокирует прохождение «Турецкого потока» через страну дальше, в Евросоюз. Благо, отдать должное американским спецслужбам, почва для этого была подготовлена задолго до сегодняшних событий.Американцы, сохраняя верность традициям, не стали отходить от классической схемы, успешно реализованной на Украине, и просто вывели на улицы столицы Македонии тысячи недовольных действующей властью граждан страны. 18 мая македонская оппозиция начала бессрочную акцию протеста против премьера страны Николы Груевского и его кабинета министров. Идейным лидером протеста выступил руководитель Социал-демократического союза Македонии (СДСМ), миллиардер Зоран Заев. Оппозиция не выдвигает никаких конкретных требований, кроме одного – Груевского в отставку, кабинет министров распустить, назначить досрочные выборы. Помимо этого идет активная спекуляция болезненным для страны, албанским вопросом. Именно албанскому населению страны, многочисленному и активному, в данном противостоянии отведена роль силового блока оппозиции, который в нужный момент ударит и постарается снести действующую власть. Подтверждением этой теории служит официальная позиция правительства Албании и еще ряд событий, имевших место в последнее время. Правительство Албании заявило что если македонские власти на обратят внимания на решение албанского вопроса, то 7 миллионов албанцев могут прийти и поддержать своих братьев. Параллельно с этим Албания выдвинула территориальные претензии в отношении приграничных районов другой стране, участнице энергетического проекта «Турецкий поток», Греции. Претензии были выдвинуты после того, как министр энергетики Греции Лафазанис и премьер Ципрас, не вняли просьбе спецпосланника Госдепа США по вопросам энергетической безопасности Хорстайна отказаться от работы с Москвой в вопросе «Турецкого потока».Доказательством того, что Запад в ближайшее время начет активно раскачивать в Македонии албанский вопрос служат недавние события произошедшие на севере Македонии. В ночь с 9 на 10 мая македонскими силовиками была успешно проведена спецоперация по ликвидации бандформирования, проникшего на территорию второго по величине города страны Куманово, и атаковавшего местный отдел полиции. В результате столкновения погибло 8 сотрудников силовых структур и еще 37 получили ранения разной степени тяжести, ликвидировано 14 боевиков, около 30 были взяты в плен. После того, как плененные террористы начали активно сотрудничать со следствием, на поверхность вылезли любопытные факты. Участники бандгруппы, в большей части своей этнические албанцы, проникли на территорию Македонии с территории Косово, где вероятно проходили подготовку на территорию крупнейшей в Европе базы НАТО. В планы бандитов не входила атака на полицейский участок, путь террористов лежал в столицу Македонии, где они должны были осуществить ряд терактов и нападений на гражданские и государственные объекты. И это в тот момент когда в столице проходят многотысячные демонстрации протеста! Ничего не напоминает?Сам лидер нового Евромайдана так же заслуживает пары строчек. Проамериканский политик, возглавляющий партию, которая декларирует себя в качестве правопреемника коммунистической партии Югославии, ничуть не чурается общения с западными спецслужбами. В конце января, начале февраля 2015 года, он был задержан в ходе проведения спецоперации с кодовым названием «ПУТЧ». Ряд заговорщиков, которым предъявили обвинение в попытке проведения госпереворота при содействии иностранных спецслужб, были арестованы македонскими правоохранителями. Помимо Заева были задержаны бывший глава македонской контрразведки Зоран Верушевский и его супруга, а так же ряд функционеров более мелкого уровня. Всех фигурантов дела, кроме Зорана Заева, арестовали, у лидера оппозиции просто забрали паспорт и отпустили. В ходе следствия выяснилось, что Заев и его подельники неоднократно шантажировали премьер-министра Македонии Груевского тем, что сделают достоянием общественности записи телефонных переговоров первых лиц страны, имеющие компрометирующий характер. При этом сам политик не отрицал того, что получил эти записи из рук высокопоставленных сотрудников западных спецслужб.В итоге складывается вполне логичная и понятная всем картина. Госдеп США, всячески препятствующий энергетическим проектам России, предпринимает шаги к срыву проекта «Турецкий поток». И если с Грецией все не так однозначно и давить на руководство страны скорее опасно чем бесполезно, а про давление на Турцию и говорить не приходится, то с Македонией можно даже очень успешно разыграть оперативную комбинацию. По примеру Украины, в которой к власти привели прозападного бизнесмена-миллиардера Порошенко, к власти в Македонии постараются привести миллиардера Заева. Позиции действующей власти очень сильны, да и Груевский довольно жесткий и решительный политик, поэтому быстрого майдана в Македонии не получится. Именно понимая это, Запад активно эксплуатирует албанский вопрос и перебрасывает в страну боевиков из национально-освободительной армии Косово. Параллельно с этими процессами разыгрывается фарс под названием «переговоры» в котором главная роль отведена депутатам Европарламента. Недавно в Страсбурге при посредничестве указанных депутатов прошли многочасовые переговоры между лидером оппозиции Заевым и премьером Груевским. Переговоры закончились ничем, точнее ультиматумом Груевскому, которого обязали до 31 августа урегулировать все спорные вопросы с оппозицией, иначе Македония потеряет шансы на переговоры о членстве в Евросоюзе. Последним политиком на моей памяти, который пошел на уступки под гарантии депутатов Европарламента был Янукович. На следующий день он чудом сумел избежать физической расправы и сбежал в Россию. Руководство страной перешло к прозападной хунте.Таким образом, как мы видим, Запад продолжает свою активную политику наступления на Россию. И именно Македонии возможно суждено стать новым местом столкновения интересов двух цивилизаций. США сделает все, чтобы российский газ не попал в Европу в обход Украины, а Россия вынуждена будет в очередной раз жестко отстаивать свои интересы. Очень жаль что в этом противостоянии погибнут люди, невинные люди – македонцы, албанцы, цыгане. Сколько еще нужно смертей для того чтобы западная властная элита остановилась? Сотни тысяч? Миллионы? Десятки миллионов? Рано или поздно ведь прийдется за все ответить…Алексей Зотьевhttp://cassad.net/analytics/1645-makedoniya-evromaydan-20.html - цинкPS. В целом, вполне согласен с Алексеем, никого Македония особо не волновала, пока Россия не попыталась зайти с фланга с вопросами о поставках газа. Но как только первая неожиданность от такого хода прошла, США довольно оперативно включились в противодействие планам Москвы и на турецком и на балканском направлениях. Вполне себе стабильная Македония в считанные месяцы была превращена в пороховую бочку,Причем с учетом уже пролившейся крови, события разворачиваются скорее в русле цветных революций второй волны, где уже был снят ограничитель на кровь, так как первая волна цветных революций ориентировалась строго на бескровный протест, но так как технологии борьбы с подобными протестами уже отработаны во многих странах, то будут использоваться более жесткие методы, тем более что под рукой есть такой замечательный косовский анклав, с которого можно проводить различные спецоперации в сопредельных странах используя уже развернутую военную и разведывательную инфраструктуру.В силу слабости позиций РФ на Балканах, противодействовать подобным шагам США будет трудно. Касательно же трубы, то России на данном этапе важно хотя бы запустить проект, который уже встречает серьезное противодействие.

08 мая 2015, 19:23

Сербский президент опроверг отказ от строительства «Турецкого потока»

Президент Сербии Томислав Николич опроверг информацию о том, что он якобы заявлял, что строительство продолжения «Турецкого потока» на территории Сербии невозможно, и его страна не будет получать газ из этого газопровода...

14 апреля 2015, 09:10

Газпром поставил Европе ультиматум

Если к моменту окончания строительства Турецкого потока на турецко-греческой границе не появятся мощности для дальнейшей транспортировки российского газа в Европу, Газпром будет держать паузу [в поставках] , заявил в понедельник в Берлине предправления концерна Алексей Миллер. По этому газопроводу планируется перенаправить газ, который сейчас идет через Украину (половина экспорта Газпрома в ЕС). Принято решение не продлевать с ней транзитный контракт, который закончится в конце 2019 г., напомнил министр энергетики России Александр Новак. Европа заблокировала Южный поток , чтобы сохранить украинский транзит, уверен Миллер. Но если кто-то думает, что, блокируя Турецкий поток , ему удастся добиться той же цели, то это очень большая ошибка , заявил он: Мы предупредили: если мощности созданы не будут, то мы не виноваты . Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com