• Теги
    • избранные теги
    • Люди775
      • Показать ещё
      Компании1452
      • Показать ещё
      Страны / Регионы330
      • Показать ещё
      Разное577
      • Показать ещё
      Издания153
      • Показать ещё
      Международные организации49
      • Показать ещё
      Формат49
      Показатели45
      • Показать ещё
      Сферы1
Уоррен Баффет
Уоррен Баффет
Уоррен Баффетт, инвестор, глава Berkshire Hathaway. "Важно, что ты знаешь, но еще важнее - кого ты знаешь": Свою уникальную концепцию инвестирования Уоррен Баффетт разработал, когда был еще совсем молод. Но его ноу-хау ничего не стоило - у него было слишком мало средств, чтобы в полной мере примен ...
Уоррен Баффетт, инвестор, глава Berkshire Hathaway. "Важно, что ты знаешь, но еще важнее - кого ты знаешь": Свою уникальную концепцию инвестирования Уоррен Баффетт разработал, когда был еще совсем молод. Но его ноу-хау ничего не стоило - у него было слишком мало средств, чтобы в полной мере применить его на практике и делать большие инвестиции. Баффетт не смог разбогатеть, пока не преодолел свою застенчивость, не наработал сеть инвестиционных контактов и партнерств. Никто не становится богатым в одиночку.
Развернуть описание Свернуть описание
22 июня, 17:35

Canada House Prices, CAD, Rates and the BoC

Is the Canadian housing market in a bubble? Is it about to precipitate an nationwide financial crisis? If so, what can, or should, the BoC do about it? The mathematicians at Statistics Canada that produce the BoC’s CPI measures would like you to know shelter costs in BC and Ontario were up 1.4% and 2.7% respectively in 2016, and “owned accommodation” inflation in both provinces hasn’t cracked 3% since Strange Brew came out. Why such a dramatic divergence in the official statistics and data from actual sales? National Bank had some great charts on this last month: A report from the consultancy CD Howe identified this threat back in 2012:“To calculate the owner-occupied housing component in the CPI, Statistics Canada uses a so-called user-cost approach...Assumed prices for dwellings rather than actual prices for houses, and the inclusion of a mortgage interest component, makes the CPI less sensitive than otherwise to housing price changes.” The piece recommends that Statistics Canada construct and maintain, in addition to the current CPI, an inflation indicator based on a net-purchases approach. While the BoC has been asleep at the wheel on the subject, the folks at National Bank did it for them, constructing an index that mimics the US Case-Schiller index.  What is interesting here is that the price spike is indeed isolated to Greater Toronto and the area around Vancouver. When taking out those metropolitan areas, the remaining cities, which combined with smaller cities and rural areas have 2/3s of the population, have seen zero real price appreciation this decade.With shelter costs 28% of the CPI index, you can see how incorporating this data would throw some sand in the gears at the BoC. Changing to that method would add 3.7% to the current CPI, bringing it to a tasty 5-handle. “Governor Poloz….Agustin Carstens from Banxico on line 2….ok, I’ll tell him you’re not here.” Is this bubble a threat to the whole economy? The financial system continues to look resilient. Canadian banks are 1) big, relative to the scale of the bubble,  2) wicked profitable, and 3) better capitalized than in 2008: Other financial metrics suggest there is much more resiliancy in the financial system than those in economies that have recently hit the pavement.  And as much as I hate to cite Warren Buffett as a barometer, he did just throw a pile of money at Home Capital. Another factor is that more immigrants are arriving--about 70% of which show up in Vancouver or Toronto. This, combined with the foreign buyers discussed on Monday, are creating a localized scarcity of housing.I’ll spare you a ton of charts that show low uninsured loan/value ratios but a leveraged Canadian consumer...no smoking guns there--in my opinion they suggest an inevitable, but impossible to time, downturn and/or recession rather than a financial crisis. While Vancouver and Toronto are clearly insane, I just don’t see how that means the whole economy is on the edge of the abyss. So what is Poloz supposed to do? Here is the menu of options: Hike rates--you’re going to need to be aggressive, Banxico-style. Remember, “real” inflation is on a 5-handle, and nobody ever defused a financial time bomb with a couple of measly 25bp hikes!  CAD will strengthen materially. Sorry Prairie provinces. Sorry exporters. Sorry oil sands workers and investors. You’re to be crucified in the name of financial stability. Macro-prudential measures--BoC has done some here, but nothing aggressive. Perhaps rightly, Poloz is hoping governments continue to do the heavy lifting. Sit on your hands and hope someone else fixes it. The current strategy, and prefered solution of bureaucrats worldwide since time immemorial. Where does that leave us trading CAD rates and FX? The market is pricing in a very slow and small tightening cycle from the BoC: roughly 48bps in hikes in the next year starting in Q4, and 66bps in the next two years. By contrast, for the next year the market is pricing in the following moves from other relevant central banks: Fed: +17bpsRBA: +6bpsRBNZ: +21bpsECB: The magic 8-ball says, “Ask again later.” But even rates modestly above the overnight came only after Poloz made some hawkish comments last week--a verbal intervention he thought was so important he did it in an interview with a radio station in Winnipeg. The Wilkins speech was on the tape too, but I’m still skeptical. Regardless, the move higher in rates left the 1y1y spread between US and CAD rates near the middle of a two year range, while the loonie still refuses to strengthen.A regression of the 1y1y us/cad rate spread vs. USD/CAD shows...not much. Nothing to see here, move along folks.Lower oil prices, low interest rates and the smoldering housing price bubble are the likely culprits holding back CAD. I would tend to agree with those seeing a technical bounce/squeeze in oil over the next few weeks, which should nominally support CAD. I don’t see a clear trade in rates--I’d more likely be a receiver than a payer.  I don’t believe Poloz will deliver on the hawkish rumblings, and foreigners will continue to buy Canadian debt. Steepeners probably make more sense here than elsewhere. I’d reluctantly trade from the long side in CAD, more due to valuation, positioning, relative performance given global USD weakness, and the previously mentioned bias towards a s/t bounce in oil. If those views look inconsistent, it’s because they are. I don’t think we’re at the end of the road here-- I know there are a lot of ridiculous stories of price increases and leverage, but Canada looks like it is a choppy traders’ market rather than a macro opportunity.

22 июня, 13:48

Warren Buffett Rides To The Rescue In Canada With $1.8 Billion Investment In Lender Home Capital

Berkshire Hathaway has agreed to make a $1.5 billion loan to a unit of Home Capital Group and indirectly purchase $300 million of the company’s stock at a steep discount.

Выбор редакции
22 июня, 12:56

Buffett Stuns Market After Berkshire Acquires 38.4% Of Home Capital Group, Provides C$2 Billion Loan

In a stunning development involving Canada's largest alternative lender which as recently as a month ago was facing virtually certain insolvency after a furious depositor run drained it of liquidity, overnight Home Capital Group announced that billionaire Warren Buffett's Berkshire Hathaway will indirectly acquire C$400 million ($300 million) of the firm’s shares in a private placement through its Columbia Insurance unit, for about a 38.4% stake, and will aso provide a new C$2 billion ($1.50 billion) line of credit to its unit Home Trust Co, ending the Canadian lender's strategic review process. "Home Capital's strong assets, its ability to originate and underwrite well-performing mortgages, and its leading position in a growing market sector make this a very attractive investment," said Warren Buffett, Berkshire chairman and CEO, failing to comment on the lender's numerous regulatory problems. Aside from the rescue loan, Berkshire will make an initial investment of C$153.2 million to buy 16 million common shares and an additional investment of C$246.8 million to purchase 24 million shares through a private placement.  In total, Berkshire will hold an about 38.39% equity stake in Home Capital after buying 40 million shares at an average price of about C$10.00 per common share, a 33% discount compared with yesterday’s closing price of C$14.94. "Berkshire's investment is a strong vote of confidence,” in the long-term value of the business, Brenda Eprile, Home Capital’s chairwoman. Canada's biggest non-bank lender also said it will continue to explore further asset sales and financing deals over the next year, but has concluded its strategic review process that began in April. Many market watchers were stunned by this news, and were scratching their heads at why Berkshire would take the reputation risk of having exposure to a company which as recently as a month ago was in the regulator's crosshairs for peddling "liar loans." As a reminder, last week, Home Capital reached a C$30.5 million settlement with the Ontario Securities Commission, settled a class action lawsuit and accepted responsibility for misleading investors about problems with its mortgage underwriting procedures. Once upon a time, Buffett would run from companies such as this; now he is actively drawn to them. In any case, the move will likely assure an interim turnaround in the 30-year-old lender after a regulator in April accused it of misleading shareholders on mortgage fraud, which sent its shares tumbling, sparked withdrawals and threatened to disrupt Canada’s real estate sector. Earlier this week, Home Capital agreed to sell a clutch of commercial mortgages to affiliates of KingSett Capital Inc. for C$1.16 billion in cash. "This investment from Berkshire not only addresses Home Capital's near-term requirements for additional liquidity and a lower-cost credit agreement, but also facilitates what the Board feels is the best available path to long-term success," Home Capital's Chair Brenda Eprile said. According to Bloomberg, the deal replaces an existing emergency credit facility on better terms, Home Capital said. The share purchase will be done in two parts: an initial investment of C$153 million for about a 20 percent equity stake, then an additional investment of C$247 million taking the stake to about 38 percent. The second phase requires extra approvals. Berkshire will not be granted any rights to nominate directors and has agreed to only vote shares representing 25 percent of the company’s stock, Home Capital said. Home Capital shares have more than doubled since bottoming in April when its troubles began to accelerate but remain about 73 percent down from their peak in 2014. The company last week took full responsibility over allegations the lender misled shareholders about mortgage fraud and agreed with three former executives to pay more than C$30 million to reach settlements with regulators and investors. So why is the octogenarian taking on the credibility risk through this particular investment? For the same reason as explained two months ago in "Warren Buffett Now Selling US Houses To Chinese Oligarchs" - Berkshire is seeking offshore housing markets, and after seeking access to the "desirable" Chinese homebuyer universe  with its HomeServices unit, it now is hoping to access Canada. He may find a cool reception: Buffett’s Berkshire Hathaway is wading into a tense Canadian housing market, with Toronto house prices cooling after being hit with a 15 percent tax on foreign buyers and tighter mortgage regulations, and confidence shake by the Home Capital drama. Meanwhile, prices are surging in Vancouver again after being sideswiped by similar policy moves.

22 июня, 12:44

Forbes назвал самых богатых жителей каждого из штатов США

Лидеры по числу миллиардеров — Калифорния, Нью-Йорк и Техас

22 июня, 12:07

Журнал Forbes назвал самого богатого жителя США

Состояние возглавившего рейтинг Билла Гейтса оценивается в 88,9 миллиарда долларов

22 июня, 10:56

Билл Гейтс стал богатейшим американцем по версии Forbes

Основатель компании Microsoft Билл Гейтс возглавил список самых богатых жителей США по версии журнала Forbes. Издание составило рейтинг богатейших резидентов каждого из 50 штатов страны. Состояние господина Гейтса, проживающего в штате Вашингтон оценивается в $88,9 млрд. Основатель компании Amazon Джефф Безос, также резидент Вашингтона, занял второе место с $83,3 млрд. Forbes отмечает, что господин Безос может в ближайшее время обойти в списке самых богатых американцев создателя Microsoft — за прошедший год акции Amazon выросли в цене почти на 50%.Третьим самым богатым признан Уоррен Баффет ($76,2 млрд) из Небраски, четвертым — живущий в Калифорнии основатель Facebook Марк Цукерберг ($62,4 млрд). В семи штатах Forbes не нашел миллиардеров — там самыми богатыми людьми стали обладатели состояний в сотни миллионов долларов.

22 июня, 10:55

Forbes опять признал Билла Гейтса самым богатым американцем

Согласно опубликованному журналом Forbes рейтингу самых богатых граждан каждого из 50 штатов США, основатель компании Microsoft Билл Гейтс опять является главным богачом Америки с состоянием в в 88,9 миллиардов долларов.

22 июня, 06:00

Why Hate the Koch Brothers? (Part 1)

Charles Koch, the mega-billionaire CEO of Koch Industries and half of the infamous political machine, sees himself as a classical liberal. So why do most Democrats hate him so much? In a rare series of interviews, he explains his political awakening, his management philosophy and why he supports legislation that goes against his self-interest. The post Why Hate the Koch Brothers? (Part 1) appeared first on Freakonomics.

20 июня, 21:52

4 Retail Stocks with Great Value & Earnings Growth Potential

An investment decision based on the intrinsic value of stocks seems feasible in an economy, which just witnessed a hike in the interest rate.

Выбор редакции
20 июня, 16:00

Seven Lessons On Work And Money From Warren Buffett

If you've ever wondered why Buffett is a billionaire and you aren't, here are seven things you can learn from his money habits.

20 июня, 00:49

Insurers Talk A Lot About Climate Change, But Most Still Do Business In Coal

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); The insurance industry’s annual confab last week was supposed to be a dry, stoic affair. Instead, anti-coal protesters stormed the 44th Geneva Association conference at a ritzy hotel in San Francisco, plastered the bathrooms with slogan stickers and slipped fliers under the doors to executives’ rooms. A plane toting a banner reading “unfriend coal” circled the high-rise where the executives held their closing dinner and cocktail party.   The activists’ demands were twofold: Insurance companies should divest from coal projects and stop underwriting the fossil fuel. Insurers have raised the alarm on the risk posed by climate change in recent years, forming international coalitions aimed at preparing for the increased floods, storms and heatwaves that come with a warming planet. But of the 16 companies on the board of the Geneva Association ― the insurance industry’s think tank ― just one told HuffPost it cut off both funding and insurance for coal companies. AXA Group, France’s largest insurer, in 2015 announced plans to divest from companies most exposed to coal activities. This April, the firm said it would no longer offer property or casualty insurance to mining companies or utilities deriving 50 percent of their sales from coal. “Coal is often a low-cost form of energy, and is widely available to a large proportion of the world’s population,” the company said at its annual shareholder meeting on April 26. “However, coal is also the most carbon-intensive energy source. AXA, like many investors, believes coal both poses the biggest threat to the climate and its business is the most likely to be constrained.” On the opposite end of the spectrum is XL Group, whose chief executive, Mike McGavick, is the Geneva Association’s current chairman. His Ireland-based firm has refused to divest from coal companies and continues to cover them with casualty and property insurance, calling such moves “nonsense.” Other firms have followed his lead, including Japan’s Tokio Marine, the United Kingdom’s Lloyd’s, Brazil’s SulAmérica Seguros, Canada’s Intact, Switzerland’s Zurich Insurance Group and the People’s Insurance Company of China, known as PICC. (Berkshire Hathaway, the U.S. insurance behemoth led by billionaire Warren Buffett, underwrites and invests in coal, though the firm is not on the Geneva Association’s board.) Italy’s biggest insurance company, Assicurazioni Generali Group, has yet to divest or curtail coverage for coal, but a spokesman told HuffPost it was completing an internal audit to determine the scope of its exposure to the fuel. “Generali is currently performing an in-depth analysis of its exposure to coal infrastructure both from an investment and underwriting perspective,” Matthew Newton said by email. He did not respond to questions about when the audit would be complete, but suggested it could be a first step toward the company divesting and ending insurance policies for coal. Coal divestment campaigns have gained steam in recent years as hundreds of cities and universities pull their pension funds and endowments out of the industry. The fuel faces fierce competition from natural gas and renewable energy, and its use is on pace to peak in the next decade. But scientists warn that a business-as-usual approach to the industry that’s disproportionately responsible for planet-heating emissions rapidly causing Earth’s climate to change jeopardizes any hope of averting the worst effects of global warming.  Peter Bosshard, who coordinated last week’s protest for the activist group Unfriend Coal, said convincing insurers to abandon coal would hasten the industry’s demise. “It’s the one critical fact that’s been left off the hook,” Bosshard, who works for the global warming advocacy group the Sunrise Project, told HuffPost on Monday. “Insurance is a precondition for any major project to go ahead. It’s one thing to divest, but more important is to stop insuring coal.” Some companies don’t offer any insurance for coal projects. These include New Jersey-based giant Prudential, Canada’s Manulife Financial, the United Kingdom’s Aviva and the Netherlands’ Aegon. Aviva and Aegon also have moved to pull money they manage out of coal companies. Germany’s Allianz, France’s SCOR and Switzerland’s Swiss Re similarly have committed to divest, but have stopped short of cutting off insurance coverage for coal-heavy clients. None of these firms responded to HuffPost’s request for comment on Friday. “Given the clean energy transition underway, all insurers should assess their risk exposure to carbon-intensive fossil fuel industries ― including oil, gas and coal ―- and disclose this information, along with their plans to reduce their fossil-fuel risk exposures, to industry regulators and other stakeholders,” Cynthia McHale, insurance director at the sustainability shareholder advocate Ceres, told HuffPost. “Coal rapidly is being replaced and eclipsed by clean, renewable energy. The market growth opportunities are with renewables, not coal.” type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=56d36cade4b03260bf773563,59441b0ae4b01eab7a2d6f48,58da777ae4b018c4606b99f9,58c993d9e4b0be71dcf104b1,59089118e4b05c397682ce92,58dad105e4b054637062e61d -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

20 июня, 00:49

Insurers Talk A Lot About Climate Change, But Most Still Do Business In Coal

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); The insurance industry’s annual confab last week was supposed to be a dry, stoic affair. Instead, anti-coal protesters stormed the 44th Geneva Association conference at a ritzy hotel in San Francisco, plastered the bathrooms with slogan stickers and slipped fliers under the doors to executives’ rooms. A plane toting a banner reading “unfriend coal” circled the high-rise where the executives held their closing dinner and cocktail party.   The activists’ demands were twofold: Insurance companies should divest from coal projects and stop underwriting the fossil fuel. Insurers have raised the alarm on the risk posed by climate change in recent years, forming international coalitions aimed at preparing for the increased floods, storms and heatwaves that come with a warming planet. But of the 16 companies on the board of the Geneva Association ― the insurance industry’s think tank ― just one told HuffPost it cut off both funding and insurance for coal companies. AXA Group, France’s largest insurer, in 2015 announced plans to divest from companies most exposed to coal activities. This April, the firm said it would no longer offer property or casualty insurance to mining companies or utilities deriving 50 percent of their sales from coal. “Coal is often a low-cost form of energy, and is widely available to a large proportion of the world’s population,” the company said at its annual shareholder meeting on April 26. “However, coal is also the most carbon-intensive energy source. AXA, like many investors, believes coal both poses the biggest threat to the climate and its business is the most likely to be constrained.” On the opposite end of the spectrum is XL Group, whose chief executive, Mike McGavick, is the Geneva Association’s current chairman. His Ireland-based firm has refused to divest from coal companies and continues to cover them with casualty and property insurance, calling such moves “nonsense.” “It’s too large a part of the economy,” he said two years ago at an insurance industry forum. “It’s too many of the investible opportunities out there and the reality is that we would be failing our shareholders if we weren’t investing in a prudent way.” Other firms have followed McGavick’s lead, including Japan’s Tokio Marine, the United Kingdom’s Lloyd’s, Brazil’s SulAmérica Seguros, Canada’s Intact, Switzerland’s Zurich Insurance Group and the People’s Insurance Company of China, known as PICC. (Berkshire Hathaway, the U.S. insurance behemoth led by billionaire Warren Buffett, underwrites and invests in coal, though the firm is not on the Geneva Association’s board.) Italy’s biggest insurance company, Assicurazioni Generali Group, has yet to divest or curtail coverage for coal, but a spokesman told HuffPost it was completing an internal audit to determine the scope of its exposure to the fuel. “Generali is currently performing an in-depth analysis of its exposure to coal infrastructure both from an investment and underwriting perspective,” Matthew Newton said by email. He did not respond to questions about when the audit would be complete, but suggested it could be a first step toward the company divesting and ending insurance policies for coal. Coal divestment campaigns have gained steam in recent years as hundreds of cities and universities pull their pension funds and endowments out of the industry. The fuel faces fierce competition from natural gas and renewable energy, and its use is on pace to peak in the next decade. But scientists warn that a business-as-usual approach to the industry that’s disproportionately responsible for planet-heating emissions rapidly causing Earth’s climate to change jeopardizes any hope of averting the worst effects of global warming.  Peter Bosshard, who coordinated last week’s protest for the activist group Unfriend Coal, said convincing insurers to abandon coal would hasten the industry’s demise. “It’s the one critical fact that’s been left off the hook,” Bosshard, who works for the global warming advocacy group the Sunrise Project, told HuffPost on Monday. “Insurance is a precondition for any major project to go ahead. It’s one thing to divest, but more important is to stop insuring coal.” Some companies don’t offer any insurance for coal projects. These include New Jersey-based giant Prudential, Canada’s Manulife Financial, the United Kingdom’s Aviva and the Netherlands’ Aegon. Aviva and Aegon also have moved to pull money they manage out of coal companies. “We decided last year to strike coal mining off our investment list,” Dick Schiethart, an Aegon spokesman, told HuffPost by email. “We have added companies that derive more than 30% of their revenues from thermal coal mining to our exclusion list.”  Germany’s Allianz, France’s SCOR and Switzerland’s Swiss Re similarly have committed to divest, but have stopped short of cutting off insurance coverage for coal-heavy clients. In 2015, Munich-based Allianz imposed stricter environmental standards on insurance for industrial firms. “Allianz sees itself as a partner supporting our customers on a journey to a low-carbon economy, for example by providing them with our technical expertise,” Anja Rechenberg, an Allianz spokeswoman, told HuffPost by email. “That’s why we will continue to insure utilities and mining companies when they show an adequate sustainability performance or suitable risk mitigation strategies.” None of the other firms responded to HuffPost’s request for comment on Friday. “Given the clean energy transition underway, all insurers should assess their risk exposure to carbon-intensive fossil fuel industries ― including oil, gas and coal ― and disclose this information, along with their plans to reduce their fossil-fuel risk exposures, to industry regulators and other stakeholders,” Cynthia McHale, insurance director at the sustainability shareholder advocate Ceres, told HuffPost. “Coal rapidly is being replaced and eclipsed by clean, renewable energy. The market growth opportunities are with renewables, not coal.” This article has been updated with comments from McGavick, Aegon, Allianz and XL Group. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=56d36cade4b03260bf773563,59441b0ae4b01eab7a2d6f48,58da777ae4b018c4606b99f9,58c993d9e4b0be71dcf104b1,59089118e4b05c397682ce92,58dad105e4b054637062e61d -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

19 июня, 08:19

All Mixed Up

All Mixed Up

16 июня, 16:44

Amazon, Whole Foods, and the Future of the (Old) New Economy

I heard the news today, oh boy — Amazon is buying Whole Foods Market in a deal worth nearly $14 billion. The combination of these iconic companies, both of which have come of age in the last two decades, raises obvious questions. Does the transaction reflect how hard it’s been for Whole Foods to keep Wall Street satisfied with its growth and profits? (It does.) Does the deal underscore just how expansive a vision Jeff Bezos has for Amazon, his dream of it becoming the “everything store”? (No doubt.) To me, though, the much more profound question, both substantively and symbolically, is what the deal says about the future of an approach to business, branding, and organizational culture that Whole Foods and Amazon have come to represent. In a nutshell, does this deal signal the beginning of the end for the so-called new economy, or is it more like the end of the beginning? Is it a sign of strength for those of us who believe there are smarter, saner, more sustainable ways to create economic value and build organizations based on humane values, or is it a warning sign? What lessons can we draw about what it takes to turn progressive ideas about business strategy and practices into enduring businesses? Before I turn to those questions, please allow me one moment of personal privilege. As soon as news of the Amazon–Whole Foods deal crossed my Twitter feed, I dove into the archives of Fast Company, the magazine I cofounded with Alan Webber after both of us had served at HBR. In one of our very first issues, back in 1996, we did a deep dive into a strange, offbeat, little-known grocery operation based in Austin, Texas. We respected its commitment to organic food, we chuckled at its hippie sensibilities, but we marveled at its business principles. “Whole Foods Market, Inc. is the largest natural-foods grocer in the United States,” we told our readers. “It is also one of the business world’s most radical experiments in democratic capitalism. Plenty of companies talk the talk of empowerment, autonomy, and teamwork. This company has spent 16 years turning those (often empty) slogans into a powerful — and highly profitable — business model.” Meanwhile, just a few issues later, I personally conducted an interview with a hard-charging entrepreneur who had left his comfortable perch in New York City to set up an internet-based bookstore in Seattle. I met Jeff Bezos at one of the first e-commerce conferences ever organized, sat by him at lunch, and within minutes knew I had to hit the “record” button on my cassette recorder. (I told you this was a while ago.) Bezos was anything but a household name back then, and “Amazon” was mainly known as a big river in South America, but I sensed how far-reaching and disruptive his vision was. “Bezos’s outfit is no empire,” I told my readers, “but its influence far exceeds its size.” Today, more than two decades later, we are left to make sense of a business transaction whose influence, I believe, will far exceed its size. Here, then, are my big takeaways on Amazon, Whole Foods, and the future of the new economy. With great disruption comes great responsibility, especially when it comes to Wall Street. Over the last 20 years I’ve marveled at how Whole Foods has managed to grow so big, win over millions of customers to its point of view on nutrition and sustainable food, and still maintain its high-service, high-engagement, democratic culture. The one piece of the long-term puzzle that Whole Foods never quite solved, though, was its relationship with Wall Street. Sure, for many years it was the ultimate growth stock, as it entered new cities and conquered new markets. But John Mackey, the company’s cofounder and CEO, never quite lived up to what Wall Street expects from a CEO. He was erratic, like when he got caught talking up the stock in finance-oriented chat rooms. He was recklessly provocative, like when he compared Obamacare to fascism. So when the company’s business performance started to stall, Mackey didn’t get the benefit of the doubt. Being a publicly traded company, especially one that wants to change the game in its industry, means being willing to act like an adult, something I’m not sure Mackey ever wanted to do. It’s like Bob Dylan wrote: “To live outside the law, you must be honest.” That’s a lesson for innovators everywhere, especially those who aspire to lead public companies. Amazon can now provide the adult supervision that Whole Foods needs. Success sows the seeds of its own undoing, unless you keep rethinking how you succeed. One of the truly important contributions made by Whole Foods is how, thanks to its remarkable growth and visibility, the organic and nutritional sensibilities it championed have penetrated every aspect of the economy and society. Other entrepreneurial companies, like Trader Joe’s, have developed their version of the Whole Foods message. The giant legacy grocery-store chains have dramatically elevated the quality of their products and presentation. Whole Foods truly did change the game in an entire industry — which changed the stakes for Whole Foods. That’s another big lesson: Turning breakthrough ideas into long-term success means continuing to refresh, renew, and rethink those ideas. I’m not sure this great innovator ever figured out how to respond to the waves of imitation it unleashed. The logic of either-or competition has given way to the power of both-and competition. Whole Foods and Amazon are icons of the new economy, but they’ve always represented opposite ends of the strategic and customer-service spectrum. Whole Foods was about physical experiences — the color and smell of the produce, the tattoos and body piercings of the employees — and the high prices you paid for that experience. Amazon was about convenience, immediacy, one-click ordering, and the lowest prices imaginable. Now, Whole Foods has launched a line of smaller, lower-cost stores, called 365 by Whole Foods, with limited selection, fewer employees, and lots of automation. Meanwhile, Amazon is opening its own physical bookstores and expanding its commitment to brick-and-mortar business. The familiar trade-offs that used to define competition (high touch or low cost, digital or physical, even public company or private company) just don’t apply as starkly anymore. It’s another big lesson this big news highlights: We’ve gone from an economy of either-or to an economy of both-and. Figuring this all out takes truly exceptional leadership. This may sound like an obvious point, but I’m not a big fan of the great-man or great-woman school of leadership. Yet as I think back to Apple’s renaissance under Steve Jobs, and as I look at the turmoil facing Uber under Travis Kalanick, it’s hard not to conclude that as the world gets reshaped by disruptive technologies and new business models, the patience, competence, and bandwidth of an individual CEO is still often the make-or-break factor in long-term performance and success. Perhaps stellar leadership is even more important in an environment like this than it was in a more stable environment. I don’t think many CEOs could pull off what Bezos aspires to do with Amazon: combine massive scale, huge scope, low prices, attention to customers, and a spirit of crisp execution and quick experimentation. But at this point it’s hard to doubt Bezos as a company builder, in the same way that it’s become hard to doubt Warren Buffett as an investor or Bill Gates as a philanthropist. No matter how much we celebrate the power of ideas, finance, brands, and culture, it’s hard to deny that there is little that’s more powerful in business than an individual leader with a fierce drive to win and an open mind about how to do it. And that may be the most important lesson of all.

16 июня, 12:06

Oxfam: 8 самых богатых людей планеты

Ни для кого не секрет, что в мире растет неравенство. Недавнее исследование Oxfam показывает, что всего 8 человек с общим состоянием в $426 млрд имеют то же количество денег, что беднейшая половина населения мира.

16 июня, 08:22

FANGs Bite Market Again

FANGs Bite Market Again

15 июня, 18:09

Berkshire Hathaway Inc. (BRK.B) Stock Is Still a Treasured Buy

From struggling local textile company to world-renowned outperforming investment vehicle, Berkshire Hathaway Inc. (NYSE:BRK.B) has come a long way, growing earnings at an astonishing rate all the while. Many investors still see risk with Warren Buffett now 86 years old and and Charlie Munger 93. Just as with Apple Inc. (NASDAQ:AAPL), there is undoubtedly key man risk.

15 июня, 14:01

Фастфуд и бедность: развенчание мифа

Как правило, фастфуд напрямую связывают с проблемами со здоровьем. Именно фастфуд считается причиной эпидемии ожирения в США и других странах мира.

15 июня, 14:01

Фастфуд и бедность: развенчание мифа

Как правило, фастфуд напрямую связывают с проблемами со здоровьем. Именно фаст-фут считается причиной эпидемии ожирения в США и других странах мира.

15 июня, 06:00

Evolution, Accelerated

A breakthrough in genetic technology has given humans more power than ever to change nature. It could help eliminate hunger and disease; it could also lead to the sort of dystopia we used to only read about in sci-fi novels. So what happens next? The post Evolution, Accelerated appeared first on Freakonomics.

16 января, 19:00

Капиталы восьми богатейших людей мира и 50% человечества сравнялись

Совокупный капитал восьми богатейших людей мира составляет сейчас $426 млрд. Точно такой же суммой располагает бедная половина человечества, то есть примерно 3,6 млрд человек. Это говорится в отчете международного объединения OXFAM.Вот эти восемь богатейших людей мира — Билл Гейтс ($75 млрд), Амансио Ортега ($67 млрд), Уоррен Баффет (60,8 млрд), Карлос Слима ($50 млрд), Джефф Безоса ($45,2 млрд), Марк Цукерберг ($44,6 млрд), Лари Эллисон ($43,6 млрд) и Майкл Блумберг ($40 млрд).По подсчетам авторов отчета, в 2009–2016 годах совокупный капитал 793 богатейших людей мира рос на 11% ежегодно, увеличившись с $2,4 трлн до 5 трлн. Если темпы роста останутся прежними, то уже в ближайшие 25 лет на Земле может появиться первый триллионер, прогнозируют эксперты OXFAM.По словам исполнительного директора OXFAM Винни Бьянима, ситуация, когда огромное богатство сосредоточено в руках нескольких человек, в то время как каждый десятый человек в мире живет меньше чем на $2 в день, просто непристойна. Кстати, Россия по этой непристойности является мировым лидером. Так 10% домохозяйств по данным банка Credit Suisse в России принадлежит 89% всего богатства страны, а 1% - 75%:А по индексу неравенства Джинни Россия входит в десятку антилидеров мира, соседствуя с Ботсваной, Украиной, Намибией и Замбией.

01 ноября 2016, 17:25

О текущей ситуации в мировой экономике

Данную публикацию сделал вчера на Афтершоке, где она вызвала довольно серьёзный интерес и высокое количество просмотров, посему решил продублировать и у себя в ЖЖ.В данной публикации я объединил две статьи одного русского финансового аналитика, которого сам очень люблю читать, но который к великому сожалению очень не часто выступает в публичном пространстве. Данные публикации вышли в разное время (17 июля и 30 октября), но в связи с тем, что носят теоретический характер, то первая нисколько не может считаться устаревшей, а вторая недавняя отлично дополняет первую.Прошу прощение за некоторые авторские стилистические ошибки - я не взял на себя смелость редакторской правки чужого текста.17 июля 2016   Сегодня решил выложить некоторые выдежрки из инвестиционной стратегии на второе полугодие, подготовленной для клиентов. Кому будет интересно, может ознакомиться с мыслями по поводу происходящего.   События, связанные с референдумом по выходу Великобритании из ЕС, падение доходности государственных облигаций стран G7, смещение доходностей в отрицательную зону, относительное облечение для развивающихся рынков (ЕМ), выражающиеся в увеличении (отскоке) valuations, стабилизации их валютных курсов – закономерная стадия развития глобальной ситуации на рынках. Как мы в прошлый раз указали – так называемый рефляционный момент будет доминировать в текущем году (хотя его влияние во втором полугодии будет сходить на нет). Последние аналитические отчеты, касающиеся ЕМ, даже поменяли резко тональность и стали описывать перспективы восстановления и даже роста на ЕМ, повышение таргетов и прогнозов по валютным курсам (от рубля до бразильского реала и т.д.). К сожалению, большинство аналитиков плохо понимает логику развития экономики, в какой точке находится глобальная экономика и закончился ли кризис или нет.   Попытаемся восстановить картинку происходящего, а также заглянуть немного в будущее.    События 2008 года знаменовали собою не столько кризис, а сколько завершение многолетнего долгового суперцикла, который начался в развитых странах в послевоенное время. Долговая пирамида, построенная в частном секторе оказалась настолько большой, что больше долгов домохозяйства развитых стран брать не могли, а банки оказались не готовы продолжать кредитовать их в прежних объемах. Для стабилизации экономик банки развитых стран приступили к агрессивной политики монетарного смягчения. Первым на сцену вышел ФРС – запустив в марте 2009 большую программу количественного смягчения. Казалось, решение найдено и кризис завершен. Уже летом 2009 доходность трежерис превысила 3%. Однако, буквально спустя полгода пошли первые звонки с другого континента – из небольшой страны Греции, которая начала сталкиваться с проблемой обслуживания своего государственного долга. Таким образом, начался второй этап кризис (или вторая волна, кому как удобно) – кризис теперь уже суверенного долга. Начало трясти Еврозону. И только вмешательство нового главы ЕЦБ Марио Драги, который вернул ЦБ статус кредитора последней инстанции, купировал кризис, разрастающийся на финансовых рынках. Впоследствии, ЕЦБ пошел по пути ФРС, запустив программу QE. Аналогичным путем пошли и два других крупнейших мировых центробанка – Банк Японии и Банк Англии. Пока западные центробанки боролись с кризисом в своих странах – очередная волна, на рубеже 2013-2014 года накрыла теперь уже развивающиеся страны. Последовало резкое падение стоимости активов в этих странах, девальвации этих валют, появились разные акронимы типа fragile 5 и тп. Причем это сопровождалось падение цен на весь товарный комплекс – от цен на металлы на нефть и газ. Наконец, в 2016 году дал старт еще одному этапу кризиса – развалу искусственных государственных образований – Британия проголосовала за выход из ЕС. Европейский встал на путь СССР, который прекратил свое существование. Голосование в Британии во многом симптоматично. Во-первых, во многих СМИ подаются и тиражируются абсолютно ложные утверждения, будто те, кто голосовал за выход, плохо были осведомлены о последствиях выхода Британии из ЕС или что основным мотивом их голосования было недовольство миграционной политикой. Как показывают повторные опросы – 92% голосовавших за выход Британии из ЕС – happy о готовы еще раз, если понадобится проголосовать за выход. Но самая главная причина – это то, что британцы во многом не видят экономических перспектив улучшения их жизни. Согласною статистики Банка Англии, которая ведется с 1850, реальные доходы британце постоянно росли, кроме последних 15 лет. Они даже падают в реальном выражении, это беспрецедентно. Фактически мы видим отдаление британских элит от народа, как бы пафосно это не звучало. Аналогичная ситуация наблюдается в континентальной Европе и за океаном. Отсюда мы видим, как быстро набирают силу разного рода популисты. Главный вывод, который мы можем сделать – это падение доверия к элитам со стороны населения. За последние 25-30 лет основными бенефициарами ускоренной глобализации стали жители развивающихся стран, чей уровень жизни существенно вырос, а также собственники активов или владельцы капитала развитых стран. Отсюда, эта картинка про Уоррена Баффета, чье состояние стало стремительно расти именно в последние 25 лет. А проигравшим оказался средний класс развитых стран – все 25 лет – это стагнация доходов, никакого роста. Отсюда и ломаются разного рода корреляции и экономические эффекты, такие как зависимости инфляции от роста доходов (заработных плат). Они не работают, как по причине отсутствие — это роста доходов. Весь рост производительности труда за эти годы ушел в пользу капиталиста, а не работника.   Теперь понятно, что мы подошли к еще одному этапу кризиса или волне, которая будет самой сложной и тяжелой, поскольку требует смены экономической модели.   Итак, что мы видим. Глобально идет падение доходностей по гос облигациям развитых стран, нулевые процентные ставки и агрессивная монетарная политика со стороны центральных банков. Такие страны как Германия, Швейцария, Япония фактически занимают средства под отрицательные процентные ставки. Это является следствием недостаточного совокупного спроса в мировой экономике – большой закредитованности домохозяйств и низким уровнем инвестиций со стороны бизнеса. В Европе, это особенно заметно, еще и политической невозможностью принятия фискальных мер. В результате, по оценке МВФ, каждый год глобально не находят своего применения в инвестиции около двух триллионов долларов сбережений, который через финансовых посредников – банки и инвестиционные фонды оседают в как раз в правительственных облигациях. Центральные банки, такие как ЕЦБ и Банк Японии выкупают эти облигации на свой баланс, превращая деньги коммерческих банков в избыточные резервы, которые опять начинают оседать на счетах в центробанках, не идя в реальный сектор. Центральные банки в ответ перешли к тому, что стали пенализировать (наказывать) коммерческие банки, вводя плату за размещение избыточных резервов на счетах в ЦБ. Но это не помогает, денежные мультипликаторы стран G7 все время после 2008 года продолжают падать.   Большинство удивляет такая конфигурация процесса – когда центральны банки накачивают финансовую систему ликвидностью, а инфляция не только не растет, а наоборот мы видим усиление дефляции. Это приводит к тому, что в условиях большого количества денег в экономике безрисковых активов становится все меньше (не забываем, что в ходе последних пяти лет многим государствам срезали рейтинги и ААА – это уже исключение). Иными словами, говоря, сколько ни создавай ликвидности, настоящих power money (денег №1), на которых оперирует вся глобальная финансовая система, становится все меньше. И по факту мы видим не монетарное расширение вследствие этого процесса, а наоборот – сжатие. Поэтому любое ужесточение монетарной политики со стороны США вызывает и будет вызвать тряску финансовой системы – падение стоимости активов, девальвацию валют против доллара, падение цен на сырье. Мы видим как в этой среде не работает экономическая догматика. Так, например, в теории, если страна имеет свободный плавающий валютный курс, то по большему счету для не важен рост доллара. Однако, мы это наблюдали в 2013-2015 годах, когда ФРС последовательно свернула программу QE и повысила процентную ставку, буквально все валюты стали падать против доллара. В итоге мы имеем zero sum game – когда все валюты развивающихся стран девальвировались против доллара и в итоге никому легче не стало. В результате, когда в течение 2008-2016 годов одни страны в ответ на кризис снизили ставки до нуля, другие девальвировали свои валюты, а темпов роста экономик мы так и не увидели, дефляция как была так и осталась, то теперь у стран остался только один способ абсорбции экономических шоков – таким абсорбентом будет выпуск или ВВП. Поэтому те доходности, которые мы видим в развитых странах по длинным гос облигациям свидетельствуют о том, что в ближайшее десятилетие, а может быть и не одно, нас ждет стагнация экономик, дальнейшее их замедление и падение темпов экономического роста.   То есть мы будем наблюдать уменьшение экономического пирога в развитых странах. И единственным инструментом борьбы с таким кризисом (явлением) является создание некого механизма перераспределения благ в экономике между теми, кто получает доход от капитала и доход в виде заработной платы. Любое перераспределение благ в пользу работника, а не капиталиста – это большой минус для рынка. К примеру, те кто сейчас решит инвестировать в индекс S&P 500, к примеру, через 10 лет будет иметь отрицательный результат на свои вложения. Более того, если политики или элиты не смогут найти такой механизм перераспределения доходов между условно бедными и богатыми, как это было, например, в первой половине 20-го века, когда в кризис была создана система welfare, то человеческой истории известны только два естественных механизма корректировки это процесса – война, в результате которой происходит потеря благосостояния богатого класса, либо революция. И самой уязвимой в этом отношении является Европа или ЕС, который единым является только на бумаге. Кризис 2010-2012 в Европе казалось должен был подтолкнуть ее к созданию единого финансового механизма, результатом которого явилась бы коллективная, солидарная ответственность по долгам своих стран-участников, единая система гарантирования депозитов и тд. В результате мы видели порою прямо противоположенные действия, когда, например, в прошлом году в разгар переговоров между ЕС и Греций ЕЦБ просто на несколько дней закрыл программу ликвидности для греческих банков – ELA. У стран же участников этого союза нет возможности абсорбции экономических шоков – собственных валют. Единственное, что может смягчать этот процесс – это действия центральных банков. Например, как только ФРС сделала паузу и не повысила ставку в первом полугодии 2016 года – это принесло временное облечение для развивающихся стран, куда хлынули денежные потоки в поисках доходности и кэрри. Как только ФРС намекнет на обратное, эти потоки также легко устремятся в узкую входную дверь, только в противоположенном направлении.30 октября 2016    Примерно последние полгода наблюдается процесс «превращения» бывших спекулянтов в долгосрочных инвесторов. Поиск инвестиционных идей выходит из узких границ локального рынка и перекидывается на самый ликвидный, большой и с самой богатой историей рынок – американский. Теперь даже российские управляющие компании предлагают инвестировать своим пайщикам в акции американских компаний, создавая разные фонды от специализированных (например, инвестиции в акции технологического сектора) и заканчивая  общими фондами типа – «акции Мира», предлагая уникальные методики анализа и отбора акций в состав таких фондов. То есть, такая УК хочет поконкурировать с местными американскими игроками, используя свой локальный опыт управления активами. Насколько он будет успешным покажет время, но это напоминает поведение российских компаний, например, металлургического сектора, акционеры которых решили в 2008 году выйти за пределы российского рынка и купить активы в США. Причем сделали это очень талантливо – прямо на пике рынка. Чем эта история закончилась хорошо известно. Аналогично поступают российские портфельный инвесторы в лице УК, которые на пике рынка 2016 года создают фонды для инвестирования в рынок акций США. Также предлагаются различные идеи во что инвестировать на американском рынке лет так на 10, чтобы получить кратный рост своих инвестиций.    Я уже писал, что на отрезке  в 10 лет (2016- 2026 года) реальный возврат на инвестиции, которые делаете сегодня в рынок акций США, будет стремиться к нулю. Одурманенные трендом роста, который берет свое начало в марте 2009 года, российские инвесторы буквально смеются над этой мыслью. Это, может не удивительно, особенно если под маской такого инвестора скрывается человек, пришедший на рынок в 2009 году, как раз после кризиса 2008 года, который ничего кроме роста американского рынка за свою карьеру на рынке и не видел. Тем более было столько поводов для обвала, а разные гуру и эксперты предрекали его с завидным постоянством. Более того, отдельные участники используют такой момент в маркетинговых целях, создавая иллюзию бесконечного роста рынка США, начинают привлекать потенциальных инвесторов, умело жонглируя разными именами известных инвесторов, главным из которых является Уоррен Баффет. Действительно, американский рынок дал миру много известных имен инвесторов – Билла Гросса, Сета Клармана, Питера Линча, Джона Богла, Билла Миллера, Уильяма О Нила, Дэвида Дремана и, конечно же, главной вишенкой на торте уже упоминавшегося Уоррена Баффета. Это разные люди, с разными методиками и подходами к инвестициям, но их объединяет одно. Все свои деньги и имена они сделали в последние 35 лет.Поэтому прежде чем делать долгосрочные инвестиции в американский рынок и привлекать на него инвесторов, нужно разобраться в фундаментальных причинах роста рынка акций США, сделать такой анализ и понять, что способствовало появлению такого количества громких имен среди инвесторов и почему Баффетов станет меньше. А сделав фундаментальный анализ и поняв причины роста рынка акций США, показывать потенциальным российским инвесторам реальную картину относительного того, чего ожидать от долгосрочных инвестиций, сделанных в 2016 году.Жизнь так устроена, что зачастую не ясно, что привело к успеху (или власти, к примеру) того или иного человека – случай или какое-то стечение обстоятельств, порою пускай даже невероятное. Почему одни добиваются успеха, а другие – нет, почему одни делают себе имя в какой-то области человеком деятельности – а другие терпят крах. Почему в конце концов в русском языке мы часто говорим выражение – «потерпеть неудачу»? Как бы намекая на то, что всему причина- это отсутствие удачи. Или, вот к примеру, можем сказать, говоря о каких-то долгосрочных вещах – что «я родился в не в свое время». Поэтому очень сложно, а порою и невозможно, понять критерии успеха и факторы, которые повлияли на него. Оставляю читателя самостоятельно подумать на эту тему. Вернемся к фундаментальному анализу американского рынка акций.   Любопытно, что к 1980 году на американском рынке акций не было инвесторов, которые бы сделали состояние на нем. Что же произошло после этого? Почему в следующие годы они начали появляться один за другим?   Это были великолепные три декады для владения американскими активами – и неважно будь то акции или облигации. Без разницы! Покупай, что хочешь и держи! Вот оно золотое время стратегии buy and hold! Инвестиционный портфель, составленный наполовину из акций и из 30-ти летних правительственных облигаций принес 8% на инвестированный капитал в годовом выражении в период с конца 1982 года по конец 2013 года. Используя данные с 1871 года, не было такого 31- однолетнего периода с такой высокой доходностью. Были периоды, когда портфель акций показывали лучшую, были когда облигации опережали в доходности акции. Но не было ни одного промежутка сравнимого по времени, чтобы и акции и облигации одинаково хорошо перфомили. Этот период, несмотря на крахи рынка 2000 и 2008 года, действительно был самым уникальным в истории американского рынка.Какие же фундаментальные факторы лежали в основе этого 35-ти летнего периода, который дал миру столько известных имен звезд фондового рынка? Таких драйверов было шесть.Ключи будущего великого (даже величайшего) bull market лежали в неглубоком кармане Пола Волкера, главы ФРС начала 1980-х годов. Именно он положил начало борьбе с инфляцией, которую потом все его последователи центробанкиры сделали своим приоритетом, такой особенной мантрой. Как показал опыт 1970-х годов – инфляция стала главным врагом экономики и рынка акций, которая как коррозия разъедала их. Инфляция к началу 1980-х была около 20%. И повышение процентных ставок ФРС к 18% стало решительным шагом в борьбе с инфляцией, которая к середине 1990-х снизилась до однозначных величин. Такое снижение инфляции стало главным драйвером роста для всех финансовых активов – как облигаций, так и акций.Вторым драйвером, соответственно, стали падающие процентные ставки. Они были естественным отражением падающей инфляции. Это было хорошим знаком как для облигаций, так и для акций, которые испытывали переоценку вследствие снижения стоимости денег. Когда рынок акций показал свое дно в середине 1982 года, 30-ти летние трежерис имели доходность 14,2%, а трех месячные векселя приносили 13,5%. Движение с этих уровней привело нас к уровням 2,3% по 30-ти летним облигациям в 2016 году и нулевым ставкам по краткосрочным векселям.Третьим драйвером стало значительное улучшение прибыльности компаний США и их финансов. В начале 1980-х корпоративные финансы американских компаний были  в ужасном состоянии. Годы высокой инфляции нанесли серьезный ущерб балансам американских компаний. В то время еще, к примеру, даже не было возможности учета амортизации. Рост производительности труда был очень низок, а, соответственно маржинальность бизнеса низка. Высокая инфляция давала возможность компаниям не думать о контроле затрат и думать об улучшении эффективности бизнеса. До тех пор пока компании чувствовали, что они могут просто повышать цены, а не ограничивать рынок труда в его стремлении требовать больших зар плат или вкладываться (инвестировать) в инновации или просто улучшать производительность труда. Все существенным образом поменялось, когда инфляция начала падать. Компании стали бороться за эффективность бизнеса, улучшать производительность. К этому стали подталкивать их также, то рост доллара в первой половине 1980-х, дерегулирование многих отраслей во второй половине 80-х, а также глобализация, которая дала еще один толчок (и самый существенный) в 1990-х и первой половине 2000-х.  Еще один толчок дали технологические улучшения, которые привели стремительному росту производительности и вывели маржинальность бизнеса на максимальные значения.Следующим драйвером рост valuations – оценок компаний инвесторами. В середине 1982 года S&P 500 торговался на уровне только лишь 7.7 Р/Е – 31-м летнем дне. Мультипликатор Шиллера составлял 9.7 – это было еще одно дно, аж с 1945 года, окончания Второй мировой войны. Другими словами рынок был экстремально дёшев и был огромный потенциал для его переоценки вследствие падения инфляции и процентных ставок, а также улучшения корпоративной эффективности.Пятым драйвером роста рынка явился интерес населения к рынку акций. Рынок акций США находился в 14-ти летнем цикле падения, прежде чем цены достигли своего дна в середине 1982 года. С двузначной инфляцией и такими же ставками инвесторы предпочитали депозиты акциям. В середине 1982 года акции составляли 24% от портфеля активов домохозяйств (исключая активы, удерживаемые пенсионными фондами и страховыми компаниями), а в депозитах 55%. Но по мере роста рынка акций у инвесторов просыпалась любовь  к акциям, предвещая драматический разворот в этом соотношении. И к 2013 году аллокация в акции и депозиты изменилась в обратную сторону – 54% — акции и только 29% депозиты.Ну, и наконец, последний драйвер. Это — так называемый ДОЛГОВОЙ СУПЕРЦИКЛ. Комбинация из падающих процентов ставок и эпоха дерегулирование рынка, начатая в начале 1980-х годов привели к массивному кредитному буму в американской экономике. Этому тренду начали активно подыгрывать члены ФРС – предоставляя стимулы экономике при  каждом снижении деловой активности (рецессии). Выбор в пользу перезапуска кредита в экономике всегда был проще, нежели чем ликвидация накапливающихся дисбалансов в экономике. Такой долговой суперцикл оказал существенную поддержку рынку акций, а ФРС до сих пор пытается разными путями возобновить новый кредитный цикл.Поэтому очень сложно, смотря в зеркало заднего вида, судить чего больше было у известных инвесторов удачи или умения. Но можно точно сказать, что они родились в нужное время и как говорят у нас – попали в струю.Следующие 30 лет будут непростыми и мы наверняка увидим в действии концепцию mean reversion, которая выравнивает на долгом временном промежутке эксцессы, которые случились на предшествующем временном отрезке. Конечно, люди найдут выход из ситуации, испытав очередные потрясения и кризисы. Можно с уверенностью говорить, что это будут годы не лучшие для владельцев капитала. Некоторые получат на него совсем маленький возврат, а некоторые его потеряют в бурлящей и кипящей воде рынка. Наверняка, появятся люди, которые сделают себе имя на обвалах рынка, и ими также будут восхищаться и подражать. Все в этом мире циклично.В любом случае, в этот период времени придется решать дисбалансы, накопившиеся в экономике. Можно предполагать, что они будут решаться через налоговую систему, с помощью которой будет произведена болезненная редистрибьюция доходов и богатства от владельцев активов в пользу социально незащищенных слоев общества, поскольку мы видим угрожающий стабильности разрыв между самыми богатыми и самыми бедными. Да, в общем то, мы уже наблюдаем сокращение среднего класса в Америке, рост популизма и недовольство элитой.В этой ситуации приходится пожелать только удачи тем российским инвесторам, которые терпели долгие 35 лет и ждали точки входа в рынок, пропускали коррекции в 50%,  и вот, наконец, в 2016 году, на 35-м топе рынка решили инвестировать в рынок акций США. Не зря филологи говорят, что метафизическая сущность русского человека, выражение его ментальности проявляется в таких словах как – авось, небось, да как-нибудь.Отсюда http://smart-lab.ru/my/Endeavour/blog/all/

07 октября 2015, 11:41

Фондовый рынок теряет триллионы: кризис уже близко

Мировой фондовый рынок потерял в III квартале 2015 г. $11 трлн. Падение во всех крупных мировых экономиках сильно ударило по "бумажному богатству", и это был худший квартал для фондового рынка с 2011 г.

10 августа 2015, 11:37

Уоррен Баффетт наметил рекордную высоту // Berkshire Hathaway готовит крупнейшую сделку в аэрокосмической отрасли

Berkshire Hathaway близок к подписанию соглашения о покупке американской металлургической корпорации Precision Castparts, главными клиентами которой являются Airbus и Boeing. Сумма сделки оценивается в $30 млрд, что будет крупнейшим поглощением не только для холдинга Уоррена Баффетта, но и для всей аэрокосмической отрасли.

08 сентября 2014, 17:03

20 миллиардеров, которые управляют политикой США

Они добились успеха в бизнесе и инвестициях, и теперь пытаются протолкнуть свои и чужие политические идеи в политической системе США. В нашем списке самые влиятельные миллиардеры-политики Америки.  20.Элис Уолтон Элис Уолтон - наследница богатства крупнейшей в мире розничной сети Wal-Mart, пусть и не единственная. Уолтон вполне открыто поддерживает Хиллари Клинтон и вложилась в так называемый "PAC" (Комитет политических действий) под названием "Ready for Hillary".  19.Дональд Трамп Владелец конгломерата The Trump Organization и король американского сектора недвижимости Дональд Трамп, как и многие представители большого бизнеса, придерживается республиканских взглядов. Напомним, что Республиканская партия поддерживает наиболее мягкую налоговую политику в отношении богачей.  18.Марк Андрессен Инвестор-миллиардер Марк Андрессен уверен, что будущее за Республиканской партией США. Он поддерживал кандидата от республиканцев Митта Ромни на президентских выборах 2012г. В данный момент Андрессен инвестриует в широкий спектр активов, многие из которых будут влиять и на политический фон. Стоит вспомнить хотя бы о криптовалюте bitcoin.  17.Питер Дж. Питерсон Питерсон был министром торговли при Ричарде Никсоне, а теперь управляет мощным фондом. Миллиардер ратует за уменьшение государственного долга, и с помощью Peter G. Peterson Foundation основал такие организации, направленные на борьбу с долгами США как Fix the Debt и Committee for a Responsible Federal Budget.  16.Поль Зингер Поль Зингер - бизнесмен с партийным билетом. Он консервативный республиканец, но выступает за однополые браки. Именно эта идея стала для него центральной в политической деятельности. С помощью организации American Unity он вложил $2 млн в поддержку республиканцев, которые также выступают за однополые браки. Главный актив Зингера - Elliott Management Corporation.  15.Арт Поуп Бывший председатель бюджетного комитета Северной Каролины и преуспевающий бизнесмен Арт Поуп вложил миллионы долларов в продвижение своих политических идей. В первую очередь, речь идет о свободном рынке, который Поуп считает основной составляющей успешной экономики. Арт Поуп также республиканец.  14.Пьер и Памела Омидьяр Семья иранского происхождения, которая добилась успеха в США, вкладывает существенные средства в продвижение идеи прозрачности и открытости. Пьер и Памела интересуются также вопросами прав на собственность и экономического развития.  13.Джефф и Макинзи Безос Кто бы мог подумать, что руководство Amazon.com может интересоваться политикой. Однако Джефф Безос недавно приобрел издание Washington Post и вложил $2,5 млн в поддержку однополых браков. Напомним, что этот вопрос в США остается одним из наиболее острых в области внутренней политики.  12.Марк Цукерберг И снова миллиардер из высокотехнологического сектора, который интересуется политикой. Марк Цукерберг совместно с организацией FWD.us работает над иммиграционной реформой, а в Нью-Джерси проталкивает реформу начального образования. Напомним, что самому владельцу Facebook в настоящий момент всего 30 лет.  11.Питер Тиль Питерь Тиль, известный инвестор, владелец хэдж-фондов и сооснователь PayPal, вложил $2,6 млн в предвыборную кампанию в 2012г., деньги получил Рон Пол, который вылетел из гонки во время праймериз. В последнее время Тиль активно выступает в пользу увеличения минимального размера оплаты труда.  10.Уоррен Баффет Миллиардер Баффет, владелец знаменитого Berkshire Hathaway, сыграл важную роль в политике США после избрания Барака Обамы на пост президента. Уоррен Баффет выступает за ограничение власти богачей, увеличение налогов для них, и собирается расстаться с большей частью своего богатства в рамках The Giving Pledge ("Клятва дарения").  9.Пенни Прицкер Пенни Прицкер была министром торговли и одним из главных лоббистов идей Барака Обамы. Кроме того, Прицкер является сооснователем PSP Capital Partners, Pritzker Realty Group и еще ряда крупных фирм, что придает ее голосу значимость, когда речь заходит о внутренней политике.  8.Джон и Лора Арнольд Джон Арнольд управлял крупным хэдж-фондом, и фокусировался на инвестициях в газовые активы а потом стал филантропом. Правда, не каждый найдет желание помочь людям в его стремлении добиться сокращения пенсий и добиться роста финансовой нагрузки для работников предприятий.  7.Билл и Мелинда Гейтс The Bill & Melinda Gates Foundation - один из самых авторитетных благотворительных фондов, инвестирующих в борьбу с болезнями и бедностью в развивающихся странах, в частности, в Африканских. Также основатель Microsoft и его супруга сражаются за реформирование американской системы образования и легализацию однополых браков.  6.Руперт Мердок Руперт Мердок контролирует Wall Street Journal и Fox News - это важнейшие поставщики политических и экономических новостей. Таким образом, Мердок сосредоточил в своих руках активы, способные задавать новостной тон и влиять на настроения в обществе. Кроме того, Руперт Мердок сотрудничает с Bloomberg по вопросу иммиграционной реформы.  5.Джордж Сорос Джордж Сорос открыто лоббирует идеи демократов. Он потратил $1 млн в 2012г. на поддержку Барака Обамы на выборах. Кроме того, Сорос в данный момент является сопредседателем комитета политических действий "Ready for Hillary".  4.Шелдон Эделсон Наша жизнь - игра, и один из королей игорного бизнеса Шелдон Эделсон активно вкладывает средства в политику. Он потратил $93 млн, чтобы "победить Барака Обаму". Речь, конечно, не о том, что бизнесмен надеялся участвовать в выборах, а о поддержке республиканцев, которые "выполняют свои обещания". На следующих выборах Эделсон инвестирует в кампанию вдвое больше.  3.Том Стейер Стейер - сооснователь и один из руководителей фонда Farallon Capital Management. Он также основал несколько банков. Помимо бизнеса Тома Стейера интересуют вопросы охраны окружающей среды, и он активно лоббирует соответствующие идеи в политической среде.  2.Майкл Блумберг Бывший мэр Нью-Йорка и основатель агентства Bloomberg Майкл Блумберг активно борется с бесконтрольным распространением оружия. Он инвестировал $50 млн в противодействие организации NRA, которая как раз пытается добиться свободной торговли оружием на всей территории США, делая отсылку ко Второй поправке к Конституции.  1.Чарльз и Дэвид Кох Братья Кох инвестировали $30 млн в программу, которая выявляет слабые стороны демократов. Это специальная рекламная кампания, навредившая тем политикам, которым есть что скрывать. К следующим выборам общий объем инвестиций в эту программу семья Кох собирается довести до $290 млн. Еще одной жертвой стала программа здравоохранения "Obamacare".

02 сентября 2014, 04:21

10 компаний контролирующих мировую пищевую индустрию

  В сельском хозяйстве и пищевой промышленности занято более одного миллиарда человек в мире или треть всей рабочей силы. И хоть данный сектор играет ключевую роль в жизни человечества, как это ни парадоксально, его контролируют крайне небольшое число транснациональных компаний. Согласно докладу компании Oxfam International, 10 компаний, специализирующихся на производстве продуктов питания и напитков, могут формировать продуктовую корзину большей части населения планеты, влиять на их условия труда, а также окружающую среду.  Associated British Foods Выручка: $21,1 млрд Расходы на рекламу: неизвестно Прибыль: $837 млн Сотрудники: 112,6 тыс. Штаб-квартира: Лондон, Великобритания  Associated British Foods – это британская компания-производитель продуктов питания, которой удалось выстроить глобальную сеть с помощью приобретений. В результате постоянного прироста за счет покупки новых компаний, Associated British Foods производит практически все виды продовольствия, начиная от сахара, заканчивая кукурузным маслом и чаем. ABF один из основных поставщиков важных пищевых ингредиентов, в том числе эмульгаторов, ферментов и лактозы.   Coca-Cola Сo. Выручка: $46,9 млрд Расходы на рекламу: $3,0 млрд Прибыль: $8,6 млрд Сотрудники: 130,6 тыс. Штаб-квартира: тланта, Джорджия, США  Coca-Cola является одним из самых дорогих брендов в мире. Совокупный объем продаж в 2013 финансовом году в стоимостном выражении превысил отметку $47 млрд. Coca-Cola Сo. крупнейший мировой производитель и поставщик концентратов, сиропов и безалкогольных напитков. Крупнейшим акционером этой компании является фонд Berkshire Hathaway Inc. (8,61%), контролируемый легендарным инвестором Уорреном Баффетом.   Groupe Danone Выручка: $29,3 млрд Расходы на рекламу: $1,2 млрд Прибыль: $2,0 млрд Сотрудники: 104,6 тыс. Штаб-квартира: Париж, Франция  Французская компания Groupe Danone имеет обладает колоссальным присутствием в во всем мире. Его крупнейшим рынком, по объемам продаж, является Россия, далее следуют Франция, США, Китай и Индонезия. Компания является крупнейшим в мире продавцом свежих молочных продуктов, больше половины от всего объема продаж данной продукции в мире в 2013 году пришлось на Groupe Danone.   General Mills Выручка: $17,9 млрд Расходы на рекламу: $1,1 млрд Прибыль: $1,8 млрд Сотрудники: 43 тыс./LI] Штаб-квартира: Голден-Вэлли, Миннесота, США  Компания General Mills владеет рядом одних из наиболее известных американских брендов, таких как Pillsbury, Colombo Yogurt, Betty Crocker, «Зеленный великан». Производственные мощности компании размещены в 15 странах, однако, продукция реализуется более чем в 100. Полоска продукции компании невероятно широкая : хлопья для завтрака, йогурт, замороженное тесто, консервированные супы, пицца, мороженое, соевые продукты, овощи, мука и др.   Kellogg Выручка: $14,8 млрд Расходы на рекламу: $1,1 млрд Прибыль: $1,8 млрд Сотрудники: 30,2 тысячи Штаб-квартира: Батл-Крик, Мичиган, США  Американская компания Kellogg зарабатывает меньше всех среди пищевых гигантов, по итогам 2013 года объем выручки составил лишь $15 млрд. Kellogg является одним из крупнейших в мире хлебообработчиков и производителей печенья. Компания специализируется на производстве сухих завтраков и продуктов питания быстрого приготовления.   Mars Выручка: $33,0 млрд Расходы на рекламу: $2,2 млрд Прибыль: нет данных Сотрудники: 75 тыс. Штаб-квартира: Маклин, Виргиния, США  Из всех компаний, представленных в данном списке, Mars –единственная, которая находится в частной собственности. Mars владеет такими "шоколадными" брендами, как M&Ms, Milky Way, Snickers и Twix. Компания владеет продовольственными брендами, такими как Uncle Ben's, а также производителем жевательных резинок и конфет Wrigley.   Mondelez Выручка: $35,3 млрд Расходы на рекламу: $1,9 млрд Прибыль: $3,9 млрд Сотрудники: 107 тысяч Штаб-квартира: Дирфилд, Иллинойс, США  Компания Mondelez появилась в результате разделения пищевого гиганта Kraft Foods. Во время разделения мировые бренды (Oreo, TUC, Cadbury, Milka, Alpen Gold, Jacobs) достались Mondelez, вто время как американские - Kraft Foods Group. По итогам прошлого года, выручка компании составила $35 млрд выручки при капитализации более чем $72 млрд.   Nestle Выручка: $103,5 млрд Расходы на рекламу: $3,0 млрд Прибыль: $11,2 млрд Сотрудники: 333 тыс. Штаб-квартира: Веве, Швейцария  Nestle по всем показателям является крупнейшей пищевой компанией в мире. Выручка компании за прошлый год составила 92 млрд швейцарских франков. Компания производит растворимый кофе, минеральную воду, шоколад, мороженое, бульоны, молочные продукты, детское питание, корм для домашних животных, фармацевтическую продукцию и косметику. Более 2000 товарных знаков на 461 фабрике в 83 странах мира.   PepsiCo Выручка: $66,4 млрд Расходы на рекламу: $2,5 млрд Прибыль: $6,7 млрд Сотрудники: 274 тыс. Штаб-квартира: Пёрчейз, Нью-Йорк, США  Помимо известных "содовых" брендов, PepsiCo владеет рядом продуктовых торговых марок, таких как Tostitos, Doritos, Quaker. Более того, компания является крупнейшим рекламодателем в мире, расходы компании в этой области в 2012 году превысили $2,5 млрд.   История вопроса Выручка: $68,5 млрд Расходы на рекламу: $7,4 млрд Прибыль: $6,7 млрд Сотрудники: 174,3 тысячи Штаб-квартира: Лондон, Великобритания и Роттердам, Голландия  Unilever трудно назвать пищевой компанией, так как большую часть ее прдуктовой линейки представляют средства личной гигиены и бытовая химия. Однако, на еду и напитки проходится более трети выручки. По итогом прошлого года выручка компании составила 50 млрд евро. Компания владеет такими брендами, как Lipton, Brooke Bond, Calve, Rama, Creme Bonjour и другие.

05 марта 2014, 15:10

23 лучшие цитаты Уоррена Баффетта об инвестировании

  Американский предприниматель Уоррен Баффетт – один из наиболее известных инвесторов в мире. Согласно ежегодному рейтингу миллиардеров журнала Forbes личное состояние главы компании Berkshire Hathaway в 2013 г. составило $58,2 млрд, что делает его четвертым богатейшим человеком на планете.  О том, как добиться успеха на финансовом рынке, Баффетт регулярно рассказывает в своих интервью, книгах и регулярных письмах акционерам Berkshire Hathaway.  Покупка акций – это не просто вопрос цены "Намного лучше купить отличную компанию за неплохую цену, чем неплохую компанию за отличную цену".   Вам не нужно быть гением, чтобы успешно инвестировать "Вы не должны быть ученым ракет. Инвестирование не игра, где человек с высоким уровнем коэффициента интеллектуальности побеждает того, у кого он ниже".   Хорошо знайте азы "Для успешного инвестирования не надо понимать, что такое эффективный рынок, современная портфельная теория, опционная цена или развивающиеся рынки. Возможно, будет лучше, если вы об этом ничего не знаете. С нашей точки зрения, те, кто хочет понимать инвестирование, должны хорошо изучить следующие вопросы: как оценивать бизнес и что такое рыночный курс".   Не покупайте акцию только потому, что ее все ненавидят "Совсем не следует покупать бизнес или акцию только потому, что акция или бизнес сегодня не популярны; стратегия игры против толпы также глупа, как и стратегия следования за толпой. Необходим аналитический подход. К сожалению, общее наблюдение Бертрана Рассела можно отнести и к финансам: "Большинство людей скорее умрут, чем начнут думать".   Плохие вещи не очень заметны в хорошие времена "Вы узнаете, кто плавает голым, лишь после отлива".   Всегда имейте деньги "Я поклялся – вам, рейтинговым агентствам и себе – всегда управлять Berkshire не просто с достаточной суммой наличных денег. Мы не хотим рассчитывать на доброту незнакомых людей, для того чтобы выполнять свои обязательства. Если выбирать, то я никогда не обменяю спокойный сон на возможность получить дополнительную прибыль".   Лучшее время для покупки компании тогда, когда она переживает трудные времена "Самое лучшее для нас случается тогда, когда отличная компания испытывает временные трудности. Мы хотим купить их, когда они на "хирургическом столе".   Акции всегда выходят из кризиса "В долгосрочной перспективе новости с фондового рынка рано или поздно будут положительными. В XX веке США пережили две мировых войны и другие ужасные и дорогие военные конфликты, депрессию, дюжину рецессий и финансовых паник, нефтяной шок, эпидемию гриппа и отставку опозоренного президента. Но Dow вырос с 66 до 11 497 пунктов".   Не поддавайтесь эйфории от неожиданно большой прибыли "Грань между инвестированием и спекуляцией очень трудно различить. Особенно она размыта, когда участники рынка получают большую прибыль. Ничто так не убивает бдительность, как большая сумма легких денег. Как правило, в этот период чувствительный человек начинает вести себя, как Золушка на королевском балу. Он знает, что праздник давно закончился, но продолжает спекулировать с компанией, которая, скорее всего, не принесет прибыль, и в итоге он теряет все".   Оценивайте с долгосрочной перспективой "Ваша цель как инвестора проста – покупать по разумной цене акции компании, которую легко понять и бизнес которой будет сохраниться через пять, десять или двадцать лет. Через какое-то время вы поймете, что таких компаний не так много. Так что когда вы встречаете подобную компанию, то покупайте их акции. Если вы не хотите владеть акцией ближайшие десять лет, то даже не покупаете ее".   Всегда – хороший период времени для владения акцией "Когда мы имеем часть отличного бизнеса с отличным менеджментом, всегда - наш любимый период для владения акцией".   Покупайте бизнес, которым может управлять даже идиот "Я стараюсь покупать акции бизнеса, который так хорош, что им может управлять идиот. Потому что рано или поздно так и происходит".   Вам не следует использовать каждую возможность "Фондовый рынок – это не игра, где необходимо отвечать на каждую подачу. Вы можете пропустить мяч и подождать подходящего момента для удара".   Игнорируйте политику и макроэкономику при выборе акций "Мы продолжим игнорировать политический и экономический прогнозы, которые отвлекают внимание инвесторов и бизнесменов. Тридцать лет назад никто не мог предсказать длительность Вьетнамской войны, ограничение зарплат и цен, два нефтяных потрясения, развал Советского Союза и однодневный обвал Dow на 508 пунктов. Но все эти события не изменили инвестиционные принципы Бенджамина Грэма".   Чем больше вы торгуете, тем ниже ваш результат "Исаак Ньютон открыл три закона динамики. Но существует четвертый закон, для инвесторов: прибыль снижается, по мере того как увеличивается движение".   Цена и стоимость не одно и то же "Очень давно Бенджамин Грэм научил меня, что "цена – это то, что ты платишь; стоимость – это то, что ты получаешь". Говорим ли мы о носках или акциях, я люблю покупать качественный товар, цены на который упали".   Слишком сложные инвестиции не проносят прибыли "По-настоящему стоящая инвестиционная идея может быть объяснена в одном предложении".   Из хорошего бизнесмена получается хороший инвестор "Я лучше как инвестор, потому что я бизнесмен, и лучше как бизнесмен, потому что я не инвестор".   Высокие налоги не являются помехой для сделки "Представьте, что инвестор, которому вы доверяете, предлагает вам присоединиться к отличной инвестиционной идее. Скажете ли вы ему, что ваше решение будет зависеть от размера налогов? Если вы боитесь налогов, то тогда лучше положить деньги на сберегательный счет под 1% годовых". Компании, которые не меняются, лучше всего подходят для инвестиций "Наш подход заключается в том, что мы получаем прибыль от отсутствия изменений. Так, например, мне очень нравится, что жевательная резинка Wrigley не меняется. Такой бизнес мне нравится".   Время покажет "Время – друг отличного бизнеса, но враг посредственности".   Это самая главная вещь "Правило №1: никогда не упускайте деньги. Правило №2: не забывайте правило №1".

04 октября 2013, 01:47

"... подойдем вплотную к черте исключительного идиотизма..."

Shutdown состоялся...Ряд правительственных сайтов не работает, на сайте Белого Дома висит объявление о том, что сайт обновляться не будет. Обаме приходится "троллить" республиканцев через твиттер, он продолжает жестко заявлять о том, что не пойдет на уступки [Spoiler (click to open)] Обама: "Если сложилось такое положение, что одна фракция может довести страну до дефолта, тогда у нас неприятности. И если они готовы сделать это сейчас, они будут готовы сделать это и позже" Нэнси Пелоси и Гарри Рид обвинили республиканцев в том, что те "держат президента в заложниках"...При этом, Обама назвал некоторых республиканцев (Tea Party) экстремистами ... риторика сильно напомнила "переговоры с террористами недопустимы" - прогресс ). С такими подходами Обама вполне может "додавить" республиканцев. По итогам 1 октября в бюджете было $50.5 млрд, но к 17 октября останется около 30 млрд., а выплаты будут существенно выше, без повышения лимита госдолга это приведет к техническому дефолту США. Учитывая shutdown правительства может хватить ещё на несколько дней, даже с учетом продажи акций GM, которая уже анонсирована, но погашения 23 октября уже не потянуть. Министр финансов США Лью: наличные средства закончатся вскоре после 17 октября (несколько дней на "последнюю истерику" Минфин все же закладывает, заодно указывая ). Мнение рынка (жующего попкорн с периодическими налетами истерии) хорошо сформулировал Баффет: "Мы подойдем вплотную к черте исключительного идиотизма, но не пересечем ее". P.S.: Несколько представителей ФРС уже активно заявляют, что со сворачиванием программы торопиться не стоит, особенно в свете последних бюджетных баталий. 

13 февраля 2013, 13:00

Миллиардеры избавляются от акций, причину чего знает один экономист

Источник перевод для mixednews – antilopaНесмотря на оживление фондового рынка в последние три месяца, с ростом на 6,5%, кучка миллиардеров по-тихому сбрасывает американские ценные бумаги… и делает это достаточно быстро.Уоррен Баффет, который долгое время был ярым защитником американских акций, избавляется от них с угрожающей скоростью. Недавно он пожаловался на разочаровывающие результаты таких американских «мастодонтов», как Johnson & Johnson, Procter & Gamble, и Kraft Foods.В последний раз  Баффет резко снизил инвестиции своего холдинга Berkshire Hathaway в акции, зависящие от покупательских привычек потребителей. Его холдинг продал около 19 миллионов акций Johnson & Johnson, а также снизил общую долю в «акциях на товары широкого потребления» на 21 процент. Также компания Berkshire Hathaway продала всю свою долю участия в капитале калифорнийской компании Intel, поставляющей компьютерные компоненты.При том, что 70% американской экономики зависит от потребительских расходов, явное отсутствие у Баффета доверия  акциям этих компаний вызывает беспокойство.К сожалению, Баффет не одинок в этом.Миллиардер Джон Полсон, который приобрёл состояние, сделав ставку на кризис высокорисковых ипотечных кредитов, также сматывается с рынка  акций американских компаний. Во втором квартале года хедж-фонд Полсона Paulson & Co. продал 14 миллионов акций JPMorgan Chase. Фонд также полностью сбросил позицию своего участия в капиталах компании Family Dollar, торгующей в розницу по сниженным ценам, и производителя потребительских товаров Sara Lee.И наконец, миллиардер Джордж Сорос недавно распродал почти все свои акции банков, включая JPMorgan Chase, Citigroup, and Goldman Sachs. Сорос продал более миллиона акций этих трёх банков в совокупности.Так почему миллиардеры сбрасывают акции американских компаний?В конце концов, фондовый рынок всё ещё в разгаре своего исторического роста. Цены на недвижимость наконец выровнялись и впервые  за пять лет действительно растут во многих местах. А уровень безработицы, кажется, стабилизировался.Весьма вероятно, что эти профессиональные инвесторы осведомлены об определённых исследованиях, указывающих на сильное обратное движение, порядка 90%.Одним из людей, опубликовавших такого рода исследование, является Роберт Видмер, уважаемый экономист и автор бестселлера «Последний удар».Прежде чем отрицать возможность 90%-ного падения на фондовом рынке как нереальную, обратите внимание на послужной список Видмера.В 2006 году Видмер и возглавляемая им группа экономистов точно предсказали обвал рынка жилья в США, фондового рынка и потребительских расходов, который почти затопил Соединённые Штаты. Они опубликовали это исследование в книге «Пузырь американской экономики».Книга вскоре прославилась благодаря точности сделанных в ней прогнозов, хотя многие считали, что им не суждено сбыться, и Видмер заслуженно приобрёл статус надёжного источника.Обозреватель Dow Jones назвал книгу «одной из редких находок, в которой не только был заблаговременно предсказан обвал рынка высокорисковых кредитов, но и предложена выигрышная стратегия для частных инвесторов, благодаря ей избежавших потерь на уровне сорока процентов…»Глава инвестиционной политики в Standard & Poor’s заметил, что репутация Видмера «требует внимания к исследованию».И наконец, бывший финансовый директор Goldman Sachs заявил, что «предвидение Видмера в его первой книге заставляет верить новым предупреждениям. Книга заслуживает внимания».В интервью, посвящённом книге «Последний удар», Виднер заявил, что 90%-ное падение на рынке акций – это худший сценарий, и его собеседник оспорил это мнение.Видмер спокойно объяснил, почему о столь значительном спаде можно говорить практически с полной уверенностью .Всё начинается с безрассудной политики Федерального резерва, который создаёт из воздуха огромное количество денег, пытаясь стимулировать экономику.«Эти средства не сделали этого ни на рынках, ни в экономике. Но математически достоверно то, что как только плотина прорвётся, деньги пройдут через фонды и попадут на рынки, произойдёт скачок инфляции», сказал Видмер.«Когда инфляция возрастает до 10%, десятилетние облигации казначейства теряют около половины своей стоимости. А при 20%-ном росте  они теряют стоимость совсем. В этот момент резко возрастают процентные ставки, и это приводит к падению стоимости недвижимости. А фондовый рынок рушится вследствие этих и других проблем».Вот как объясняет Видмер,  почему Баффет, Полсон и Сорос сбрасывают акции США:«Компании будут тратить больше денег на расходы по займам, чем на расширение бизнеса. Это означает снижение прибылей, меньшие дивиденды, сокращение найма. А также, больше увольнений».Никакие инвесторы, не говоря уже о миллиардерах, не хотят владеть акциями с падающей прибыльностью и уменьшающимися дивидендами. Вот почему Баффет, Полсон и Сорос сбрасывают акции. Они решили обналичить их заранее и оставить остальных инвесторов с носом.Но частные инвесторы не должны увидеть уничтожения своих инвестиционных и пенсионных счетов второй раз за пять лет. В своём видео-интервью Видмер также предлагает внятный план экономического выживания, заслуживающий общего внимания.Ссылка

27 декабря 2012, 22:01

Уоррен Баффет: человек-легенда

Рынки акций стремительно падают, банки рушатся, а валюты шатает в разные стороны? И лишь один человек твердо стоит на руинах мировой финансовой системы. В чем же секрет Уоррена Баффета? Впервые об Уоррене Баффете я узнала 10 лет назад, прочитав статью Доминика Лоусона. В то время я еще не понимала различий между выплачиваемой ипотекой и ипотекой с устойчивым процентом, причем этим вопросом и ограничивался мой интерес к финансовым делам. Банкиры и инвесторы относились на тот момент к людям, от которых следует держаться как можно дальше на вечеринках - на том основании, что они, безусловно, представляют собой аморальный и, возможно даже, криминальный тип людей. (Или даже оба.) Как бы то ни было, но в этой статье меня заинтересовала одна замечательная деталь. Там говорилось, что, даже будучи богаче царя Креза, Баффет всю жизнь прожил в доме, который он купил в 1958 году за $31 500. Владыка Вселенной, который не желает жить в двухэтажном пентхаусе с отдельным входом, даже чтобы потешить свое самолюбие? Как-то странно? Выход книги Элис Шрёдер "Снежный ком" ( The Snowball by Alice Schroeder). Уоррен Баффет и дело его жизни" - официальной биографии Уоррена Баффета на тысячу страниц - пришелся как нельзя кстати. Это, безусловно, была книга своего времени, потому что история Уоррена Баффета - это история финансовой аристократии от 30-х гг. и до сегодняшнего дня. Знать Баффета - значит обожать его. Он выглядит как Джордж Бернс, играет на укулеле; кроме того, он совсем не аферист. Хочется просто взять, и пригласить его в гости. Книга в твердом переплете вышла в конце прошлого года. Она очень тяжелая, и очень трудно читать ее в постели. Приходилось класть ее на подушку, чтобы прочитать одну страницу, потом переворачиваться на другой бок, чтобы прочитать следующую. Мне потребовалось два месяца, чтобы одолеть ее, причем некоторые моменты приходилось перечитывать по несколько раз, чтобы убедиться в правильности понимания. Я ложилась спать с мыслью о том, что мне наконец-то удалось постичь все нюансы скупки и продажи ценных бумаг, но на следующий вечер приходилось перечитывать все заново. Я подчеркивала основные мысли и делала заметки и комментарии. Я даже старалась говорить на эту тему со всяким и каждым. И это не шутка, именно со всяким и каждым. Весь секрет успеха Уоррена Баффета можно выразить следующим образом: инвестируйте ваши деньги в хорошие компании с хорошо организованным управлением. Полученную прибыль вложите в другие хорошие компании. Никогда не занимайте. Следуйте этим правилам, и ваше состояние будет преумножаться. Вот и все. Звучит просто, не правда ли? Тем не менее, чтобы это все зазвучало так просто, прежде всего, необходим особый человек. Баффет увлекся цифрами очень рано, когда начал вычислять вероятность того, какой из стеклянных шариков (Прим. Profinance.ru: детская американская игра "стеклянные шарики") первым не попадет в цель - это его собственная идея. Затем он заинтересовался коллекционированием - марок, монет, крышек от бутылочек, номерных знаков от машин - и, безусловно, чтением. Его память позволяла ему запоминать целые книги цифр, а когда Уоррену было шесть лет, он начал свой собственный бизнес - заходил в каждый дом и предлагал купить жвачку. Вскоре он диверсифицировал свою деятельность, и в его ассортимент вошел напиток Coca-Cola (через несколько лет он приобретет значительную часть этого бренда) и старые мячики для гольфа, которые он когда-то часами собирал. Он часто вовлекал в свои маленькие предприятия своих друзей - довольно робкий в обществе и несколько замкнутый в эмоциях, он осознавал необходимость создания группы надежных коллег. В будущем такая модель станет основой ведения бизнеса и создания инвестиционного товарищества, которое позже превратиться в холдинг Berkshire Hathaway. К 10 годам Уоррен уже достаточно хорошо знал, что ему нужно от жизни. Он хотел денег. "Они могли дать мне независимость. Затем я мог бы делать со своей жизнью то, что хочу. Еще я хотел работать на себя. Мысль о том, что я смогу каждый день делать то, что хочу, имела для меня огромное значение". Самое смешное то, что его представление о том, что делать каждый день, никогда не менялось. За исключением посещений заседаний совета директоров, куда он прилетал на собственном самолете (самый известный из которых называется "Беззащитный"), его распорядок дня остается неизменным. Полторы мили на машине от купленного в 1958 году дома к скромному офису в деловом центре города Омаха, штат Небраска. Он приезжает в офис ровно в 8:30 утра и садится за стол, который когда-то принадлежал его отцу Говарду Баффету. Весь его день занимает торговля на биржи и чтение любых финансовых статей, которые он сможет найти, включая ежедневные отчеты об эффективности работы каждой из тысячи принадлежащих ему компаний. В этих отчетах все, вплоть до того, сколько орешков для производства арахисового масла было продано компанией See`s Candies предыдущим днем. Ровно в 5:30 он уходит домой. По сути, Баффет - человек привычки. "Мне нравится снова и снова есть одно и то же блюдо. Я могу есть на завтрак сэндвич с ветчиной 50 дней подряд". Он предпочитает есть пищу последовательно по одному кусочку, и не любит, когда соприкасаются отдельные элементы блюда. Его любимая еда: мороженое с шоколадной крошкой, попкорн, гамбургеры и вишневая кола. Его страсть -работа. Другое большое увлечение Баффета - игра в бридж. Он играет в бридж по Интернету каждый день, когда находится дома, или со своим традиционным уже многие годы партнером по игре - чемпионкой мира по бриджу Шэрон Осберг. В 1993 году они приняли участие в смешанных парах на Чемпионате мира по бриджу и неожиданно вышли в финал. Это был дебют Баффета на серьезных соревнованиях, и, решив, что это достаточно стрессовая ситуация, он отказался. Игра в бридж - это единственное, что он умеет делать на компьютере. Довольно забавно, если учесть тот факт, что его лучшим другом и более молодой копией является Билл Гейтс. Это была "любовь с первого взгляда", когда Баффет и Гейтс познакомились в 1991 году. Поэтому в 2006 году, когда Баффет объявил о том, что жертвует большую часть своего состояния в фонд Билла и Мелинды Гейтс, это не стало ни для кого большим сюрпризом. После долгих раздумий он пришел к заключению, что они были единственными людьми, которые знали, как распорядиться такой фантастической суммой - $60 млрд. Он никогда не собирался завещать свое состояние своим детям (которых у него трое) - такой поступок он считает недостойным с точки зрения нравственности. Тем не менее в последние годы его нрав несколько смягчился, и теперь он относится к ним со все большей щедростью. Занимателен тот факт, что, когда в 1964 году умер его собственный отец, Баффет отказался от завещанной ему доли в пользу двух своих сестер. Он чувствовал, что ему достаточно просто самому будет заработать сумму в $180 000. Так оно и вышло. Итак, чему можно поучиться у Мудреца из Омахи? Может нам всем следует запрограммировать себя на модель работы Уоррена Баффета? Что ж, можно попытаться. В конце концов, у Владыки Вселенной по каждой жизненной ситуации имеется не просто мнение, а своя философия. У него можно поучиться, например, диете? О диетеДиета Баффета основана на числах - как же еще может быть? Иногда он ограничивает себя в еде до 1000 калорий в день, однако он может устанавливать уровень на свое усмотрение. Основная идея его стратегии заключается в том, чтобы быстро получить результат диеты. "Я могу потреблять миллион калорий в год и сохранять вес. Я просто умею распоряжаться этими калориями по своему усмотрению". Когда его дети были помладше, он выписал им чеки на сумму в $10 000, подлежащие оплате в тот день, когда его весь превысит оговоренную величину. Они так и не смогли обналичить эти чеки. Баффет предпочел терять вес, а не деньги. О деривативах"Деривативы - это как секс", - сказал Баффет в 1998 году. "Проблема не в том, с кем вы спите, а в том, с кем спят они". В 2002 году он предсказал, что деривативы уничтожат наши финансовые институты. Прогнозы Баффета в последние годы были такими точными, что его повысили в прозвище - с Мудреца до Оракула из Омахи. Об успехеОбнадеживает то, что в эти тяжелые времена, даже такие мультимиллионеры как Баффет знают, что не все сводится к деньгам. "В моем возрасте достигнутый в жизни успех измеряется тем, сколько людей вы действительно любите из тех, кого хотели бы любить. Если, достигнув моего возраста, у вас нет никого, кто был бы о вас хорошего мнения, ваша жизнь - катастрофа, и размер вашего банковского счета не имеет никакого значения". О любвиТочно также, есть вещи, которые не купишь за деньги: "Проблема любви заключается в том, что ее нельзя купить. Можно купить секс. Можно купить дружеские обеды. Можно купить брошюры, которые будут вас восхвалять. Но единственный способ получить любовь - это быть приятным. Если у вас много денег, это очень раздражает. Вам нравится думать, что вы можете просто выписать чек". О "круге компетенции"Баффет уверен, что нужно действовать в пределах своих возможностей, в так называемом "круге компетенции". Он, в сущности, очертил линию вокруг себя и не выходит за пределы тех областей, в которых он является абсолютным экспертом. Он, к примеру, никогда не покупал ценные бумаги технологических компаний, потому что ему не понятен этот бизнес. В результате он не участвовал в буме интернет-компаний в 90-х гг., который, как он считал, не продлится долго (и, безусловно, так оно и вышло). Деньги в иностранные ценные бумаги он вложил лишь дважды в своей жизни. О позитивном мышленииДаже самые успешные люди иногда делают шаг назад. Даже Баффет. Его основная мысль: жизненные неудачи не должны выходить на первый план. "Если, поднявшись с первого этажа на 100, вы затем возвращаетесь на 98, вы чувствуете себя намного хуже, чем, если бы просто поднялись с первого этажа на второй. Но надо обязательно справиться с этим чувством, потому что вы все еще на 98 этаже". Об идеях Гениальные идеи - это не единственный способ достижения решающего успеха в жизни. В действительности, иногда можно жить лучше и с менее впечатляющими идеями. "Можно попасть в большую беду с менее хорошей идеей", - говорил наставник Баффета Бен Грэхэм, - "потому что легко забыть, что у хорошей идеи есть свои пределы". "Внутренняя оценка"Баффет считает, что в мире есть два типа людей: те, кто беспокоится о мнении других о себе, и те, кто волнуется о том, насколько это мнение соответствует действительности. К какому типу принадлежите вы? "Поведение человека обусловливает наличие определенной шкалы оценки: она может быть внутренней или внешней. Замечательно, если вы вполне удовлетворены своей внутренней оценкой. Я отношусь к этому следующим образом. Что для вас лучше: быть лучшим любовником в мире, когда весь мир уверен в обратном, или быть худшим любовником в мире, в то время как весь мир думает наоборот? В этом и заключается вопрос". О заботе о собственном здоровьеБаффет никогда не курил и не употреблял алкоголь. В свои 78 лет у него отменное здоровье. Одно из его наставлений студентам колледжа заключается в следующем. Представьте, что вам 16 лет. Однажды вам является джин и предлагает машину, о которой вы всегда мечтали. У вас лишь один шанс; эта машина - последняя, которая будет в вашей жизни. "Я бы семь раз прочитал инструкцию. Всегда бы держал ее в гараже. При малейшей царапине или вмятине отправлял бы в немедленный ремонт, потому что очень не хочу, чтобы она заржавела. Я бы обращался с этой машиной как с ребенком, потому что она дана мне на всю жизнь. Именно с такой позиции следует рассматривать свои тело и душу". Об искусствеМудрец из Омахи исключил искусство из своей жизни, потому что оно мешает его бизнесу. Баффет 30 лет не замечал картину Пикассо, которая весела в доме его лучшего друга и бывшего владельца газеты The Washington Post Кея Грэхэма, пока на нее не обратили его внимания. О борьбе с недостаткамиОгромное влияние на Баффета оказала книга Дэйла Карнеги "Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей", впервые опубликованная в 30-х гг. В книге приведены 30 правил поведения. Первое заключается в следующем: "Не критикуйте, не осуждайте и не жалуйтесь". Эта идея захватила Баффета, который всегда ненавидел критику. В свои двадцать лет он записался на курс ораторского искусства Дейла Карнеги. "Вы не представляете, что я чувствовал, когда мне нужно было выступать. Я так нервничал, что просто не мог ничего с собой поделать. Меня чуть не тошнило. На самом деле, я устроил свою жизнь так, чтобы мне никогда не нужно было не перед кем выступать". Баффет с успехом завершил курс и с тех пор преподавал, читал лекции и объяснял все, что мог, любому, кто был готов его слушать. По всей видимости, холдинг Berkshire Hathaway с самого начала был задуман, как устройство обучения, а ежегодные отчеты акционеров можно изучать как скрижали Моисея. О политикеХотя его отец был членом конгресса от республиканской партии, сам Уоррен Баффет всю жизнь исповедовал принципы демократии и поддержал на прошедших выборах Барака Обаму. Он выступает против того, что по его убеждению является несправедливой налоговой системой, по которой он платит меньший налог, чем его секретарь. О выборе карьерыНайдите то, что вы безумно любите. Работайте только с теми людьми, которые вам нравятся. Если каждый поход на работу вызывает у вас приступ тошноты, вы занимаетесь не своим делом. Об игре в гольфИгра в гольф - это еще одна страсть, которая объединяет Баффета с Биллом Гейтсом. Баффет присутствовал на свадьбе Гейтса 1 января 1994 года, которая состоялась на поле для игры в гольф в комплексе "Four seasons" на Гавайях. О "ванне памяти"Баффет никогда не зацикливался на неприятностях. Он представляет свою память в виде ванны. Эта ванна наполнена идеями, впечатлениями и вопросами, которые ему интересны. Когда вся эта информация перестает приносить пользу - он выдергивает пробку и спускает память как воду. Неприятные воспоминания спускаются в первую очередь, вместе со всем, что может отвлечь Баффета от его главной цели: стать миллионером. О правилах инвестирования Правило №1: не теряйте деньги. Правило №2: не забывайте Правило №1. Правило №3: не влезайте в долги. Berkshire Hathaway: его империя в цифрах $62 млрд. Чистый капитал Уоррена Баффета, который позволяет назвать его самым богатым человеком в мире. $100 000 Заработная плата Баффета - он один из самых низкооплачиваемых генеральных директоров больших компаний в Америке. 1962 Год, когда Баффет начал скупать акции Berkshire Hathaway - компания была основана в 1839 году как производитель текстиля. К 1967 году Баффет, которому уже принадлежал контрольный пакет акций компании, начал вкладывать средства в страховое дело и другие компании. К 1985 году Berkshire Hathaway прекратила свое текстильное производство. 58 миллионовКоличество акций компании Tesco, купленных Баффетом в 2006 году. Баффет становится основным акционером компании. $89 000 Текущая рыночная стоимость акций компании Berkshire Hathaway, зарегистрированных на Нью-Йоркской фондовой бирже; максимальная котировка была достигнута в 2008 году и составила $148 000. 32 000 Количество людей, присутствовавших на общем ежегодном собрании Berkshire Hathaway в 2008 году. Собрание состоялось в Омахе, штат Небраска, и получило название "Вудсток для капиталистов". 13 Возраст, когда Баффет представил свою первую налоговую декларацию, списав в эксплуатационные издержки свой велосипед стоимостью $35 (в то время он развозил газеты). 3 млрд. В швейцарских франках - новый капитал, который Berkshire Hathaway недавно инвестировала в страховую компанию Swiss Re. В 2008 году Баффет вложил $5 млрд. в банк Goldman Sachs и $3 млрд. в компанию General Electric. 19% Доля Баффета (стоимостью чуть больше 2 млрд.) в компании Wrigley, осуществляющей производство жевательной резинки. $13.73 Стоимость, которой достигли акции Harley-Davidson в настоящем месяце, когда Баффет купил часть долговых обязательств компании в размере $300 млн. $32 Цена фирменной мужской тенниски цвета эспрессо от Berkshire Hathaway, проданной на Интернет-сайте компании. Салли Энн Лэссон, The Independent, 2009

06 сентября 2012, 17:57

В.Павленко: Современная геополитическая ситуация и проблемы формирования политической культуры молодёжи

Доклад на пленарном заседании Всероссийской молодежной конференции «Политическая культура и ее формирование в молодежной среде», (Российский государственный социальный университет, 27 июня 2012 г.) Уважаемые коллеги! Любая геополитическая ситуация — прежде всего равнодействующая основных субъектов международных отношений. С создания в XVII веке Вестфальской системы главными такими субъектами стали государства, а также межгосударственные объединения и союзы. И геополитическая ситуация отражала соотношение сил ведущих мировых держав. (Классический пример — Венская система). Однако уже с конца XIX века монополия государств начинает размываться. Список пополняется сначала международными организациями. По итогам мировых войн создаются Лига Наций и ООН — с официальной целью обеспечения коллективной безопасности. Появлением в 1949 году НАТО, а в 1951 году Европейского объединения угля и стали, был запущен процесс создания наднациональных, надгосударственных институтов. Своеобразной «крышей» для этого послужил Устав ООН, поощрявший строительство региональных организаций. Сегодня их список весьма внушителен: - в Европе — Европейский союз, а в Североатлантическом регионе – НАТО; - в АТР: АСЕАН; - в континентальной Евразии в 2001 года появилась ШОС, «осью» которой является российско-китайский союз. В Указе о мерах по реализации внешнеполитического курса, который президент Путин подписал 7 мая, изложены основные приоритеты будущей новой Концепции внешней политики. Стратегическому партнерству с Китаем этим документом отводится первостепенное внимание; - свои объединения – МЕРКОСУР, CELAC, NAFTA — имеются на обоих американских континентах. Они, в свою очередь, объединены в ОАГ, а она является инструментом контроля над этим регионом со стороны Вашингтона; - в Африке создан Африканский союз; - в Европе, Западной Азии, АТР, Латинской Америке, Африке – действуют прототипы региональных правительств – наднациональные экономические комиссии. Например, председатель ЕЭК Баррозу, наряду с главами государств, входит в исполнительный орган Евросоюза – Европейский совет. Запуск интеграционных процессов на постсоветском пространстве позволил дополнить этот список Таможенным союзом, с перспективой его трансформации в Евразийский союз. Уже создана ЕАЭК. Пока с осторожностью говорят о сугубо экономическом объединении, но понятно, что без единой политической власти новый союз заведомо обречен, и эту проблему придется решать. А важность объединения диктуется необходимостью воссоздания единой «большой страны»: иначе ни у кого, включая Россию и Украину, исторических перспектив нет. В отличие от бывшего СССР, где интеграция носит ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ характер, в других регионах протекает скрытый процесс ПОДРЫВА власти правительств и государственных суверенитетов. На уровне ООН разрастаются структуры глобального бизнеса, так называемого «глобального гражданского общества», а также идеологические интернационалы, выполняющие функции «глобальных партий». Наиболее известный из них – Социалистический; имеются также Либеральный и Гуманистический интернационалы, Международный демократический союз. Явные черты интернационала в результате «арабской весны» на глазах приобретает движение «Братья-мусульмане», представитель которого только что избран президентом Египта – крупнейшей ближневосточной страны суннитского ислама. О якобы «объективности» глобализации, ее якобы «обусловленности» «ростом взаимной зависимости государств», нам с вами давно прожужжали уши: на пропаганду денег не жалеют. Но представители «официоза» никогда и ни за что не признаются в том, что глобализация и ее институты являются порождением не только объективного, но и субъективного фактора. И что он связан с деятельностью тех сил, которые в публичной политике особо не светятся, предпочитая оставаться в тени. Не расскажут вам и о том, что субъективный фактор отнюдь не случайно пронизан антигосударственным пафосом и противопоставлен государственным интересам в практической геополитике. Ибо речь идет о крупнейших финансово-экономических группах и управляемых ими ТНК, собирательная физиономия которых выражается термином «глобальная олигархия». Мы привыкли судить о ней по списку «Forbes» и даже не представляем, что он придуман для отвода наших глаз. В нем не учитываются коллективные состояния, а именно в них скрыта мощь глобальных олигархических кланов и групп. Первая «тройка» списка «Forbes» за 2011-2012 годы (Карлос Слим Элу, Билл Гейтс, Уоррен Баффет) обладает совокупным состоянием в 170 млрд долларов. А состояние клана Ротшильдов, по самым скромным оценкам (потому что есть и «нескромные») оценивается в диапазоне от 2 до 20 трлн долларов. Уже в конце XIX века этот клан по объему капиталов намного превосходил все европейские монархии того времени вместе взятые. Но персонально в список «Forbes» включен только один из Ротшильдов, и тот – лишь в конце шестой десятки. Так создаются легенды, призванные, по выражению биографа этого клана Фредерика Мортона, «сделать пребывание семьи в мире тихим и незаметным». Выходя далеко за рамки экономики, глобальная олигархия становится полноценным, хотя и неформальным субъектом международных отношений, который оказывает сильнейшее воздействие на ход политического и исторического процесса. Миллион долларов, десять, даже сто миллионов – это еще деньги. А вот миллиард – уже не деньги, а рычаг геополитического влияния. Ибо, как следует из работ целого ряда экономистов, «прожить» за жизнь миллиард невозможно, даже если жить «на широкую ногу», ни в чем себе не отказывая. Миллиарды, десятки миллиардов и триллионы нужны не для потребления, а для управления экономическими, финансовыми, социальными и политическими процессами – по всему миру и в глобальном масштабе. У нас сейчас модно (к сожалению, и в науке) ругать Ленина, забывая при этом, что именно он впервые, еще в 1916 году, в работе «Империализм как высшая стадия капитализма», раскрыл истоки нынешней ситуации: - первое: концентрация производства и возникновение монополий («Та “децентрализация”, — пишет Ленин, — о которой говорят от имени буржуазной политэкономии…, состоит в подчинении единому центру все большего числа ранее самостоятельных …хозяйственных единиц» [конец цитаты]. Узнаете настоящее?); - второе: новая, самостоятельная (в условиях монополии) роль банков («Банки…, — читаем у Ленина, — во всех капиталистических странах, при всех разновидностях банковского законодательства, — во много раз усиливают и ускоряют процесс …образования монополий. …Со стороны торгово-промышленных кругов нередко слышатся жалобы на “терроризм” банков» [конец цитаты]. Если что и изменилось сегодня, то в худшую сторону глобальной унификации банковских «правил игры» — иначе, чем является Базельский комитет по банковскому надзору при БМР?); Результат, по Ленину, — слияние банковского капитала с промышленным и образование финансовой олигархии (тут и комментировать нечего – Ленин прямо срисовал ситуацию с современности); - третье: вывоз капитала вместо вывоза товаров (здесь, признаем, Ленин ситуацию даже недооценил: ведь именно таким способом сегодня осуществляют глобальную деиндустриализацию: выводят производства в страны «третьего мира», а потом закрывают их по якобы «экологическим» соображениям); - четвертое: раздел мира между союзами капиталистов (на современном языке – между глобально-олигархическими кланами и входящими в сферы их влияния ТНК); - и пятое: война великих держав за передел поделенного мира (Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия, за ними Сирия, Иран, далее везде… А за спинами агрессоров даже не уши, а физиономия глобальной олигархии торчит – открыто, нагло, никуда не прячась!). Сто лет назад написано и до сих пор – в точку! Сравните это с современными опусами про «демократию» и «рынок». О них не через 100 лет — через год никто не вспомнит! Читать и изучать Ленина, Сталина, документы КПСС и советской эпохи в целом нужно потому, что «переломным» моментом Новейшей истории является ликвидация СССР, а вместе с ним – и альтернативного глобальному капитализму проекта исторического будущего. Любое будущее начинается с ПРОЕКТА, который оформляется проектной элитой и опирается на проектную страну. Именно Советский Союз и был опорой великого КРАСНОГО проекта. Предателями из руководства КПСС во главе с Горбачевым и Яковлевым этот проект был сдан. Вместе со страной и проживавшими в ней людьми. И влияние глобальной олигархии сразу же стало стремительно возрастать. К началу XXI века был преодолен психологически важный рубеж: удельный вес ТНК в списке 100 ведущих экономик мира превысил 50%; их стало больше, чем экономик государств. Именно на постсоветский период приходится создание в рамках и за рамками ООН целого ряда глобальных форумов и структур, которые тесно взаимодействуют с международными финансовыми институтами – Всемирным банком, МВФ, БМР. А те, в свою очередь, контролируются глобальной олигархией. На днях в Рио-де-Жанейро завершилось очередное крупное глобалистское мероприятие – Конференция ООН по устойчивому развитию «Рио + 20». Два года назад в Нью-Йорке прошел третий Всемирный саммит по целям развития. На 2015 год, на четвертый такой саммит, намечена подмена нынешних «Целей развития тысячелетия» «Целями устойчивого развития» — это главный итог прошедшей конференции в Рио. Под предлогом «заботы о чистоте окружающей среды» и борьбы с «бедностью», «глобальным потеплением» и «перенаселением» человечеству хотят окончательно навязать то, что ваш покорный слуга в своих работах именует «курсом трех Д»: деиндустриализации (о которой мы уже говорили), депопуляции и десоциализации. Под видом перевода на так называемые «инновационные» рельсы и «примирения с природой»: - последовательно уничтожается промышленность, особенно высокотехнологичное машиностроение и приборостроение; - осуществляется управляемое снижение уровня жизни и численности населения; - вводится централизованный международный контроль над суверенными природными ресурсами. Планируются конкретные цифры: оставить на планете не более 500 млн человек – в роли «обслуживающего персонала» для будущей глобальной элиты. И чтобы этот «персонал» оставался рабочей силой, не способной к социальной, а тем более к политической организации, его собираются атомизировать и опустить в архаику. Потратьте день: прочитайте роман крупного британского фантаста и разведчика Герберта Уэллса «Машина времени». Убедитесь, что это – не фантастика, а ПРОЕКТНАЯ УСТАНОВКА. Или современный фашизм в виде идеи фундаментального неравенства людей. Отделяющий расу господ от «унтерменшей» с которыми и поступать можно не как с людьми. Снимаются все моральные и нравственные запреты. Потому, что зоотехник, например, не убивает: он просто оптимизирует численность поголовья – до нужных размеров. Именно эту животноводческую практику и собираются распространить на человечество. Разными способами. И подконтрольные глобальной олигархии США и НАТО становятся такими же инструментами защиты ее интересов, как подконтрольный ей же Третий рейх. Россия с ее гигантской территорией, богатыми ресурсами и снижающейся численностью населения в этой «Большой игре» – главный «приз». Следовательно, глобализация, которой так восторгаются либералы, проводится отнюдь не для торжества «прав человека», «демократии» и «справедливости». А только ради установления тотальной мировой олигархической власти. Дэвиду Рокфеллеру принадлежит ряд знаковых высказываний, которые раскрывают суть глобально-олигархического ПРОЕКТА: - 1991 год: «Наднациональный суверенитет интеллектуальной элиты и банкиров безусловно предпочтительней принципа самоопределения народов» (конец цитаты); - 1994 год: «Мы стоим на пороге глобальных перемен. Все, в чем мы нуждаемся, это в масштабном кризисе, и тогда народы примут новый мировой порядок» (конец цитаты); - 1999 год: «Что-то должно заменить правительства, и мне кажется, что наиболее подходящей для этого является ЧАСТНАЯ ВЛАСТЬ» (конец цитаты). Имеющий уши — да услышит! Частная власть глобальной олигархии предпочтительнее власти государств и правительств! Именно такое будущее нам с вами и готовят. Для понимания современной геополитической ситуации выделим ТРИ важных тезиса: 1) Первый. Важнейшей проблемой научного анализа политического участия глобальной олигархии является ДОКАЗАТЕЛЬНАЯ БАЗА. Занимаясь этой темой далеко не первый год, считаю своим долгом поделиться результатами работы, которые предлагают надежный и, главное, проверяемый (или, выражаясь научным языком, верифицируемый) метод анализа олигархических раскладов и их связи с большой политикой. В публичной сфере, как известно, доказательной базой являются международные договоры, уставы и хартии международных организаций, государственные концепции и стратегии, партийные и другие документы. А вот в сфере институционально неоформленных связей и отношений такой БАЗОЙ служит СТРУКТУРА БИЗНЕС-ИНТЕРЕСОВ олигархических групп и АКЦИОНЕРНОГО КАПИТАЛА крупнейших, системообразующих ТНК. Найти ее не всегда просто, поэтому очень помогает информация о персональном составе руководства и членов советов директоров конкретных компаний. Ведь каждый из них представляет интересы тех или иных мажоритарных или миноритарных акционеров. А выяснить «кто чей» несложно с помощью биографий. Даже официальных, отражающих пути восхождения того или иного менеджера по карьерной лестнице и наименования структур, где он работал. Например: российский олигарх Дерипаска, обменявшись активами крупной металлургической компании «Русский алюминий» с Натаниелем Ротшильдом, провел его в совет директоров. Под прикрытием экс-главы ельцинской администрации Волошина, который возглавляет совет директоров другой стратегически важной компании — «Норильского никеля», Дерипаска пытался протащить Ротшильда и в этот совет директоров. Вовремя остановили. Через «Русал» и «Норильский никель» пролегают и связи Дерипаски и Волошина с олигархами Потаниным и Прохоровым, который участвовал в недавней президентской кампании. И далее с ельцинской «семьей» (дочь Ельцина замужем за еще одним экс-главой его администрации Юмашевым, а дочь Юмашева, в свою очередь, — замужем за Дерипаской; именно так, на базе родственных связей, создаются крупнейшие олигархические династии и империи, включая упомянутых нами Ротшильдов и Рокфеллеров). В политике к этому транснациональному элитному субъекту («семья» + Ротшильды) сходятся и нити управления так называемой «оппозицией», которые Волошин держит в своих руках через г-жу Тимакову — пресс-секретаря бывшего президента, а теперь главы Правительства. В формировании идеологии «болотных» протестных митингов активное участие приняли муж Тимаковой Будберг из ВТБ, Юргенс из ИНСОР, ратующий за вступление России в НАТО, экс-функционер Аппарата Правительства Гонтмахер и прочие видные либералы. Вот вам внутриполитический и внешний механизм, приводивший в действие так называемые «марши миллионов», простодушными статистами которых в конъюнктурных интересах манипулировали взрослые, опытные и циничные дяди и тети. Рухнула бы страна, а до митинга 4 февраля на Поклонной горе она была в шаге от этого, какая сложилась бы геополитическая ситуация? Та, за которую ратовал Бжезинский, предлагая строить «новый мировой порядок» «за счет России, вместо России и на ее обломках»? 2) Второй важный момент — генезис глобализации, разбирать который необходимо опять-таки с проектной точки зрения. Специалисты в области глобалистики хорошо знают, что у глобализации две составляющие: - первая — ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ — представлена феноменом так называемой «ГЛОКАЛИЗАЦИИ» — размывания государств с передачей их полномочий наверх – в наднациональные структуры и вниз – в региональные. (Глокализация — это сочетание ГЛО-БАЛЬНОГО и ЛО-КАЛЬНОГО). За распадом государств на регионы последует сборка этих регионов в новую, уже глобальную квази-государственность; - вторая составляющая – ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ – оперирует схожим феноменом «ФРАГМЕГРАЦИИ». Та же двухходовка: ФРАГМЕ-НТАЦИЯ религиозных, культурных, исторических и социальных идентичностей, и ИНТЕ-ГРАЦИЯ их экономик. Итак, олигархический «новый мировой порядок» — это расщепление государств и народов на отдельные враждующие между собой территории, этносы и личности, а также превращение этих личностей с помощью либеральной идеологии из «homo sapiens» в «homo economicus». Или, как говорит крупный глобалист Ж. Аттали, один из идеологов этого процесса, в «новых кочевников» — людей без родины, без национальности, без веры, признающих за ценности только деньги и абстрактный «профессионализм» и умеющих «передвигаться, не замечая границ». А затем над всем этим хаосом устанавливается единая частная власть «мировых банкиров», как об этом заявлял Дэвид Рокфеллер. Хаос, теория которого именуется «самоорганизующейся критичностью», ведь для чего нужен? Как писал Стивен Манн — видный сотрудник американского Госдепа, один из ее разработчиков, «мы должны …усиливать и эксплуатировать критичность, если это соответствует нашим национальным интересам… Мы уже применяем меры для усиления хаоса, когда (внимание!) содействуем демократии, рыночным реформам, когда развиваем СМИ через частный сектор» (конец цитаты). На Ближнем и Среднем Востоке хаос внедряется через революционные и военные потрясения. Но есть и более «тихий» пример – современная Европа, где с 1985 года запущен разработанный еще руководителями СС и СД Гиммлером и Шелленбергом проект «еврорегионализации» — создания Европы не государств и народов, а регионов и племен. Европа уже вся унифицирована, секуляризована, «зачищена» от христианства, которому обязана своим возвышением, и подчинена наднациональным структурам. От государств остались только названия, флаги, футбольные сборные и туристические маршруты по местам былого величия. 3) Третий момент, без которого раскрыть современную геополитическую ситуацию невозможно. Мы много говорили о проектах и проектности. Откуда этот термин, и что он собой представляет содержательно? Есть различные теории, объясняющие ход всемирно-исторического процесса. Например, марксистская теория ОЭФ, в основу которой положен классовый подход. Помимо очевидных достоинств, эта теория не объясняет, почему разные государства и народы в одно и то же время находятся в разных ОЭФ. Она очень путано отвечает на вопрос о разнице социализма, как начальной фазы коммунистической формации, и самого коммунизма. Она не дает адекватного объяснения таким феноменам как европейский оппортунизм и русский или китайский коммунизм и т.д. Есть другая теория — «больших эпох»: Античность, Средневековье, Модерн, Постмодерн и т.д. Слабое ее место – как и у предыдущей теории: отсутствие привязки к конкретным государствам и народам. Больше говорится о культурной и философской стороне вопроса, чем общественно-политической и, тем более, геостратегической. Исправляет недочеты обеих теорий с помощью их интеграции и именно в столь актуальном сегодня прикладном политическом контексте С.Е. Кургинян – руководитель ЭТЦ и лидер движения «Суть времени». Раскрывая особенности исторического развития России, он доказал, что помимо Постмодерна (который напрямую связан с постиндустриализмом), из Модерна существуют и другие выходы в будущее: - Контрмодерн поднимающегося исламизма; - и Сверхмодерн – обновленный коммунизм, который не зациклен на формационном (классовом) подходе, а с помощью теории «больших эпох» соединяет его с ЦИВИЛИЗАЦИОННЫМ. Цивилизационный подход – это уже совсем другое, многомерное видение всемирно-исторического процесса. Оно объединяет всю совокупность представлений, в том числе духовно-религиозных. И учитывает движение не только ВВЕРХ, ПО БЕСКОНЕЧНОЙ ВОСХОДЯЩЕЙ, но и в обратном направлении — ОТ НАЧАЛА ВРЕМЕН К ИХ КОНЦУ. То есть соединяет оба генеральных тренда – светский и религиозный. И в философии политики цивилизационный подход действует иначе, чем прогрессистский. Он опирается не на диалектику Гегеля, которая считает новое (синтез) продуктом «единства и борьбы» противоположностей – тезиса и антитезиса. А на политическую метафизику нашего замечательного соотечественника К.Н. Леонтьева. На другую триаду: первичная простота – цветущая сложность – вторичное окончательное упрощение (или смерть). Благодаря этому требуется не постоянно подогреваемый реформаторским зудом прогрессизм, а равновесие прогрессизма, ведущего к «цветущей сложности», консерватизмом (а при необходимости — и реакцией) для охранения этой «сложности» от «вторичного», окончательного «упрощения». Если бы разрушители СССР, которые не знали даже марксистского учения (последним, кто его обновлял, был Сталин), читали Леонтьева, они бы тридцать раз подумали, прежде чем совершить содеянное. Но они предпочитали восторгаться идеологическими (и потому лженаучными) теориями «открытого общества» и «тоталитаризма». Или теорией «модернизации», которая противопоставляет якобы отсталые «традиционные» общества якобы современным «рациональным». В дилемму этого ложного выбора и угодили народы «перестроечного» СССР. Еще одной важной чертой цивилизационного подхода является соединение ОБЩЕГО, свойственного всем народам, с ОСОБЕННЫМИ чертами развития каждого народа или группы народов, объединенных общими культурно-историческими корнями. Генезис русской цивилизации, который обеспечил ее преобразование в российскую, двойственен. С одной стороны, он русский и православный, с другой – имперский и потому – надрелигиозный в цивилизационном смысле и евразийский – в геополитическом. Россия – особая, самостоятельная цивилизация, которая не является частью ни Азии, ни, ПОДЧЕРКИВАЮ ЭТО, Европы, западной цивилизации. Современный Запад – это вообще отдельная тема и особая, отличная от всех цивилизация. - в геополитическом отношении на Западе «морской» англосаксонский субцивилизационный тип доминирует над континентальным романо-германским; - а в цивилизационном плане метафизика христианского Спасения давно уже уступила место секулярной, постхристианской метафизике денег. Поклонению «золотому тельцу» — мамоне. Кроме того, Россия – не просто цивилизация, а государство-цивилизация. Таких мало, и все они – не на Западе, а на Востоке. Китай, Индия, Япония, в какой-то мере Иран. Да и Израиль как продукт сионистского проекта, безусловно, тоже. «Частью Европы» Россию пытаются представить, во-первых, наши противники – чтобы ограничить российскую проектность, поставив ее под западный контроль. А во-вторых, этим занимаются тянущиеся к Западу доморощенные верхогляды от науки и политики. Они: - либо не понимают, что в Европе России места нет, что нас там уничтожат с помощью созданного «арабской весной» альянса западного Постмодерна с Контрмодерном исламистского юга (после выборов в Египте это должно дойти до каждого вменяемого политика и ученого); - либо, если речь идет о кучке интеллигентствующих русофобов, то они преисполнены ненависти к своей стране и сознательно ведут ее к краху. Это – «пятая колонна» в чистом ее виде. Историческое, да и современное западничество в России, это, прямо по Милюкову, — либо глупость, либо предательство. Или коррупция, когда страна рассматривается временным местом пребывания и объектом извлечения вывозимой за рубеж прибыли. Не случайно Н.Я. Данилевский еще в середине XIX века называл «европейничанье» «болезнью русской жизни». М.П. Погодин в конце того же столетия предупреждал, что в своем стремлении объединить славян, невзирая на веру, Россия докатится до того, что ее западная граница пройдет в районе Смоленска – стоит только Западу обратить панславизм против самой России. Нам ли не знать, насколько они оказались правы! Россия сегодня застряла в безвременьи. Ей нужен новый проект. Пятый, увязанный с четырьмя предыдущими – Киевской и Московской Русью, Российской империей и СССР. Шаг вперед с помощью проектной ПРЕЕМСТВЕННОСТИ. Итак, мы выявили ТРИ ФАКТОРА, определяющих современную (да и любую иную) геополитическую реальность: - ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ фактор – в его рамках мировая политика представляется конкуренцией в глобальном треугольнике США (или Запад в целом) – Россия – Китай. В этом треугольнике, как показывает опыт распада СССР, проигрывает тот, против которого объединяются остальные двое (в 1970-е гг. объединились США с Китаем; сейчас за альянс с Пекином Москва и Вашингтон конкурируют между собой); - второй фактор — ГЛОБАЛЬНО-ОЛИГАРХИЧЕСКИЙ — накладывает на геополитический треугольник свой собственный, другой треугольник. Основную борьбу в нем ведут два глобальных клана – Ротшильдов и Рокфеллеров. «Довеском», который во многом определяет исход каждого раунда, лавируя между ними, служит третий глобальный клан – Ватикан. Их влияние и конкуренция проходит через все основные геополитические субъекты – США, Европу, Россию, Китай, а также оказывает воздействие на ситуацию внутри них. Именно поэтому ничего, кроме смеха, не вызывают комментарии по поводу недавнего якобы объединения Ротшильдов и Рокфеллеров — что, дескать, «кланы объединились в борьбе с кризисом». Это сам кризис является продуктом деятельности и конкуренции этих глобальных кланов; - и третий фактор – ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ. Существует простая закономерность. Чем более мощным, глубоким, укоренным в истории, накаленным либо религиозно, либо идеологически – словом, чем более мессианским, идеалистическим (в смысле апелляции к Идеалу) является тот или иной цивилизационный проект: - тем сильнее в стране влияние своих ценностей; - тем увереннее идеальные ценности преобладают над материальными интересами; - и тем лучше она защищена от внешних и внутренних угроз, которые исходят как от геополитических конкурентов из числа государств, так и от глобальной олигархии и ее «агентов влияния» в «пятой колонне». Давление конкурентов, происки олигархов и деструктивной оппозиции, – все это имеет место. Но работает ценностная иммунная система, которая уже на низовом уровне очищает общественный организм. А вот дефицит или отсутствие такого иммунитета и в медицине, и в политике носит одно и то же название. Имя ему (внимание!) — ТОЛЕРАНТНОСТЬ. Довоенный Советский Союз не являлся сверхдержавой, был окружен врагами, не имел ядерного оружия, то есть был неспособен нанести агрессору немедленный «неприемлемый ущерб». Но он не только не рухнул под ударами внутреннего и внешнего противника, но и вел успешную контригру за пределами страны с помощью местных марионеток из коммунистического движения. У страны был ПРОЕКТНЫЙ иммунитет, был цивилизационный, а потому и геополитический драйв! И напротив, поздний СССР с каждым десятилетием такой иммунитет утрачивал. И потому не оказал сопротивления заговору партийной верхушки, с которым легко бы справились не только при Сталине, но и в последующие времена. В современной геополитической реальности ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ фактор – это та самая «палочка-выручалочка», которая способна многократно умножать ресурс сопротивления даже в самых неблагоприятных условиях: - и когда против России объединяются ее главные геополитические конкуренты (этого, к счастью пока не наблюдается); - и в случае, если глобально-олигархическое влияние на политические элиты государств-конкурентов консолидируется одним из кланов, наиболее агрессивным, наступательным, выигрывающим межгрупповую конкуренцию «за явным преимуществом». (То, что именно это сейчас и происходит, подтверждается соглашением от 30 мая, которое представляет собой прелюдию к капитуляции Рокфеллеров перед Ротшильдами). Я понимаю, что перебрал с регламентом – виноват, тема такая. Поэтому в завершение, не останавливаясь на текущей конкретике (куда важнее было осветить методологию анализа геополитической ситуации, причем, не столько академического, сколько прикладного), скажу пару слов о политической культуре молодежи. Главное: на мой взгляд, она ОБЯЗАНА быть не «общечеловеческой», а ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ (идеальных общечеловеческих ценностей в природе не существует – это миф; только материальные – это зафиксировано документально). Пресловутая «толерантность», как мы убедились, — кратчайший путь в пропасть. Осиновый кол в грудь национальной истории – как в прошлое, так и в будущее! Это не значит, что надо со всеми воевать. Но национальные интересы необходимо отстаивать любой ценой. Компромиссы, как учил Ленин (и он здесь был полностью прав) – не ради компромиссов; они могут заключаться только без сдачи принципов. А Россия в пагубном и унизительном порыве ее элиты войти в Запад «хоть чучелом, хоть тушкой», этим – сдачей национальных принципов и интересов — занимается весь постсоветский период, особенно в 90-е годы. Второе – это то, о чем говорил на Петербургском форуме Путин: ценности и институт государства самодостаточны и не являются предметом диалога ни с внешними партнерами, ни с внутренней оппозицией. Скажу больше: оппозиция, которая заикается о таких вопросах, субъектом политического диалога по определению не является, а ее деятельность должна квалифицироваться по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Без всякой оглядки на Совет Европы, Европарламент, Страсбургский суд, «Amnesty International» и прочие заинтересованные субъекты так называемого «мирового сообщества». Потому, что государство — это инструмент, с помощью которого НАРОД (именно НАРОД, а не пресловутое «гражданское общество», которое является лишь маленькой частью народа) длит свое существование в Ее Величестве Истории. Которая только и есть настоящая сверхценность. ИСТОРИЯ и только ОНА! Третье. Политическая культура молодежи не может и не должна становиться «рекламно-потребительской». Американская «массовая культура» примитивна даже по признанию ее горячего пропагандиста Бжезинского. Рок, «Кола», жвачка: «Ешь, пей, жуй Орбит!». Должно быть понятно, что на самом деле пиарят не «Орбит». А ценности: определенный, в данном случае чуждый, потребительский и паразитический подход к жизни. Приучают не думать, а потреблять — есть, пить и жевать. Ну, еще «Сиалекс» с «Аликапсом», разумеется. Мало кому известно, например, что тексты песен тех же «Beatles» и других похожих групп, сочиняли не они сами, а весьма пожилые психологи из занятых спецтематикой специнститутов (конкретно за «Beatles» отвечал Теодор Адорно). Потребовалось все это для создания конфликта поколений: оторвать от старших молодых, чтобы ими манипулировать… Четвертое: хотите понять Родину, ее историю, нерв и пульс ее живой души, — настоятельно прошу: обратите внимание на культуру и искусство позднего царского и советского периодов. Самое простое – русская и советская поэзия и песенная культура. Поверьте моим долгим и очень заинтересованным наблюдениям: катастрофический разрыв времен сильнее всего ощущается именно здесь. Еще одно поколение – и наследие прошлого будет окончательно утрачено. Современные русские перестанут понимать своих предков. И тогда – конец! И последнее. Завершить хотел бы словами одного из крупнейших классиков «серебряного века» русской литературы И.С. Тургенева: «Россия без каждого из нас обойтись сможет, но никто из нас без нее не обойдется. Горе тому, кто так думает, двойное горе тому, кто действительно обходится» (конец цитаты). Благодарю за внимание! Признателен за возможность выступить с основным докладом на столь представительном форуме, которому желаю успешной и плодотворной работы. Прошу меня извинить за фактически полуторное превышение регламента. Спасибо! Павленко В.Б.,доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем

04 сентября 2012, 15:38

Уоррен Баффет: лучшие цитаты Оракула из Омахи

Уоррена Баффета по праву называют одним из величайших инвесторов современности, и в свои 82 года он продолжает активно работать, не теряя ни минуты в поисках новых путей вложения средств. Баффета часто называют Оракулом из Омахи - настолько точными оказываются его экономические прогнозы. Что касается состояния главы инвестиционного гиганта Berkshire Hathaway, то Баффет остается одним из богатейших людей планеты. Каждый раз, когда Баффет начинает говорить на какую-либо тему, его выступления разбиваются на цитаты, которыми уже в следующий час пестрят заголовки СМИ. Правда, больше всего в этом смысле везет акционерам Berkshire Hathaway: каждый из них регулярно получает отчеты от Баффета, которые содержат в себе массу полезных советов и высказываний. Самые известные цитаты Уоррена Баффета: "Правило первое: никогда не теряй деньги. Правило второе: не забывай правило первое". "Я лучший инвестор, потому что я бизнесмен, и я лучший бизнесмен, потому что я инвестор". "Инвесторам нужно помнить, что возбуждение и расходы - их главные враги. И если они будут прилагать усердие к работе с ценными бумагами, то следует быть настороже, пока другими движет жадность, а также быть жадным, пока остальные стоят настороже". "Есть граница, отделяющая инвестирование от спекуляции. Эта линия никогда не была яркой и четкой, а теперь и вовсе становится расплывчатой, когда большая часть участников рынка ощутили свои триумфы. Ничто так не притупляет рациональность, как огромное количество легких денег". "Куда лучше купить замечательную компанию по честной цене, чем честную компанию по замечательной цене". "На рынке акций вам не нужно вкладываться во все подряд. Нужно дожидаться подачи именно вам. Проблема заключается в том, что ваши фанаты все время кричат: "Бей!" "Уолл-стрит - это единственное место, где люди разъезжают на Rolls-Royce в надежде выбить советы от тех, кто ездит на метро". "Давным-давно Бенджамин Грэхем научил меня, что цена - это то, что мы платим, а стоимость - это то, что получаем. Не имеет значения, о чем идет речь - акциях или не акциях. Люблю покупать активы, когда они недооценены". "Совсем необязательно быть мегаученым. Инвестирование - это не та игра, где ребята с IQ на уровне 160 побеждают тех, у кого он 130". "Давным-давно Исаак Ньютон подарил нам три закона движения, ставшие творением гения. Однако дары сэра Исаака не распространяются на инвестиции, ведь, хотя и можно рассчитать движение звезд, человеческое безумие измерить не удастся. В общем, чем большее движение наблюдается на рынке, тем меньше оказываются возвраты на инвестиции". "В конце концов, когда волна отступает, становится видно, кто плавает голым". "Когда у нас в руках оказывается доля особенного бизнеса с особенным руководством, то самый привлекательный срок хранения актива - это вечность". "Наш подход к ведению бизнеса больше обеспечивает доходы за счет нехватки перемен, чем за счет самих перемен. Лично мне, например, нравится жевательная резинка Wrigley. Не думаю, что бизнес Wrigley может как-то пострадать от того же интернета". "Время - это друг отличного бизнеса и враг для посредственного". "Для нас лучше всего, когда великая компания сталкивается с временными трудностями. Тогда мы стремимся купить такой бизнес". "Я стремлюсь покупать акции в таком бизнесе, который настолько прекрасен, что им мог бы управлять даже идиот. Потому что рано или поздно, оно так и будет". "В долгосрочном периоде фондовый рынок будет расти. Ведь в XX веке Соединенные Штаты прошли через две мировые войны, множество других затратных военных конфликтов, Великую депрессию, десяток кризисов и финансовой паники, шоки нефтяного рынка, эпидемию гриппа и отставку опального президента. А ведь индекс Dow Jones вырос с 66 п. 11,497 п.".