• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2818
      • Показать ещё
      Разное466
      • Показать ещё
      Международные организации195
      • Показать ещё
      Издания35
      • Показать ещё
      Люди199
      • Показать ещё
      Компании248
      • Показать ещё
      Формат22
      Показатели28
      • Показать ещё
      Сферы2
27 апреля, 11:37

Староверы возвращаются в Россию и заселяют Дальний Восток

Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка предложил разработать отдельную программу помощи и содействия старообрядцам, которые возвращаются в Россию из-за рубежа. Главным образом, из Южной Америки: Уругвая, Боливии, Аргентины и Бразилии. Селятся там, где жили их предки при Сталине, бежавшие от советской власти: в Приморском крае и Амурской области. Земли там хватает, а староверы как раз привыкли заниматься сельским хозяйством. С какими проблемами сталкиваются?

27 апреля, 06:34

Вернувшиеся на родину староверы сталкиваются с серьезными проблемами

Подпишитесь на канал Россия24: https://www.youtube.com/c/russia24tv?sub_confirmation=1 "Водить за рукав и учить всему". Это из заявления министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушки. Он предложил разработать отдельную программу помощи и содействия старообрядцам, которые возвращаются в Россию из-за рубежа. Главным образом - из Южной Америки. Уругвая, Боливии, Аргентины и Бразилии. Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое. Официальный YouTube канал ВГТРК. Россия 24 - это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами. Смотрите также: Новости в прямом эфире - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQ73BA1ECZR916u5EI6DnEE Международное обозрение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaSEmz_g88P4pjTgoDzVwfP7 Специальный репортаж - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQLdG0uLyM27FhyBi6J0Ikf Интервью - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaReDfS4-5gJqluKn-BGo3Js Реплика - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQHbPaRzLi35yWWs5EUnvOs Факты - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaR4eBu2aWmjknIzXn2hPX4c Мнение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaST71OImm-f_kc-4G9pJtSG Агитпроп - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTDGsEdC72F1lI1twaLfu9c Россия и мир в цифрах - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaRx4uhDdyX5NhSy5aeTMcc4 Вести в субботу с Брилевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsQAPpOhH0l_GTegWckbTIB4 Вести недели с Киселевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsRzsISAlU-JcbTi7_a5wB_v Специальный корреспондент - https://www.youtube.com/playlist?list=PLDsFlvSBdSWfD19Ygi5fQADrrc4ICefyG Воскресный вечер с Соловьевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7zYMGBmzUqNn16P71vHzgkU

27 апреля, 01:51

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (8)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Лажа и ложаНа самом деле, клянясь именем Морено и ежеминутно его цитируя, триумвиры были из тех христиан, что вторично распяли бы Христа, явись он вновь, за излишнюю принципиальность. Да, «якобинцы», но совершенно не «робеспьеристского» толка, как покойный дон Мариано, а «дантонистского», то есть, идеи идеями, а интересы куда важнее. Настоящие радикалы в Триумират не прошли, - разве что Бернардино Ривадавия, не войдя в саму «тройку», получил пост секретаря по финансам, - и это естественно. Ведь выбирал их весь город, а большинство портеньос, симпатизируя 92-му французскому году, отнюдь не бредили ни 93-м, ни, тем паче, 94-м.Даже в своем лютом унитаризме, по меркам которого Байрес был ueber alles, а все прочие провинции обязаны были стоять навытяжку, они тоже не следовали путем Морено, видевшего будущее Ла-Платы в «нерасторжимой федерации равных». Идефикс, объединявший Триумвират, по сути, начинался и заканчивался именно на унитаризме, а потому, имея массу самых разных проблем, они не нашли ничего лучшего, чем заработать себе кучу проблем,ссорясь с провинциями. И не только с Парагваем, который нагло кинули. После договора, показавшего, что Байресу на всех плевать, в провинциях очень быстро росло ощущение того, что деспотизм Мадрида сменился деспотизмом Буэнос-Айреса. И если «совсем внутренним»деваться было некуда, то приморские, имевшие неплохую альтернативу в виде Монтевидео, в ответ давали понять, что, осерчав, занять ту же позицию, что и Артигас, а уж тогда сеньорам из Байреса пусть Господь помогает.Такая перспектива выглядела вполне реальной, и новое правительство, вместо того, чтобы искать точки пересечения с Guía supremo, готовым к самым широким компромиссам, с упорством, достойным лучшего применения, гадили гадили ему, как могли. Сперва вычеркнули из списков офицеров Байреса, передав командование действующими в Восточной провинции войсками какому-то штафирке, затем, - поскольку «народу-армии» эти фокусы были до лампочки, -прислали в палаточный город orientales, возникший на берегу речки Айуи, красноречивых эмиссаров, с места в карьер начавших переманивать верных Верховному Вождю офицеров. Естественно, Артигас злился, - и тем не менее, получив письмо от губернатора Вигодета, предлагавшего златые горы за переход на службу королю, ответил коротко: «Я не ищу большей награды за мои труды, нежели освобождение моего народа из-под испанской власти!».В общем, на этом фронте деятельность развили бурную. Можно сказать, кипучую. А вот во внутренних делах не столько работали, сколько создавали видимость работы, - сеньор Ривадавия, верстая бюджет, сходил с ума, - и недовольство росло, причем, с обеих сторон. Справа давили «умеренные», раньше поддерживавшие Сааведру, требуя вести диалог с провинциями, без которых Байресу не выстоять, но с этими солидными людьми Триумвират общий язык как-то находил. В отличие от парней из «Патриотического общества», возникшего в январе 1812 года на базе разгромленного «Клуба Маркос», - Бернардо «Друг Народа» Монтегуадо, одного из вожаков восстания 1809 года в Чукисаке, Хосе «Прокурор Фонаря» Альвареса и прочих.Эти, клянясь именем Морено и боготворя Робеспьера, реально мыслили куда радикальнее, скорее, в категориях Марата, если вообще не Эбера, и требовали революционной диктатуры, желательно с террором по парижскому образцу. Не очень многочисленные, но невероятно энергичные, они день и ночь мелькали в припортовых кварталах, агитируя плебс за «святую гильотину», которая быстро решит все проблемы, и убедить их угомониться, напоминая, чем все кончилось в Париже, было решительно невозможно, а разгромить не хватало сил.Они, однако, по крайней мере, были на виду. А вот  «Ложа Лаутаро», - люди куда серьезнее, - не шумела и не светилась. Формально - всего лишь филиал тайной организации, учрежденной в Кадисе то ли в 1811-м, то ли еще в 1807-м, но по сути, гораздо раньше, еще в 1797-м, когда Франсиско Миранда (о, интереснейшая личность, о подробно поговорим не в этой книге) в Лондоне основал Большое Американское Собрание (другое название - Ложа Джентльменов).Цель: независимость Америки от Испании (недаром же названа в честь известного индейского вождя) и республика. Средство: военная диктатура, потому что в эпоху революции демократия смерти подобна. Актив: военные-креолы, отличившиеся в войне с Бонапартом. При этом (еще одна отдельная тема, которой посвящены десятки томов) связи с Англией видны без очков. Ловя кого-то на чистом идеализме, а с кем-то общаясь вполне прагматично, сэры очень последовательно готовились перехватить наследство бессильного экс-противника, а ныне вассала, активно вербуя креольский актив, как теоретиков, так и «людей дела».А поскольку в профессиональных военных Байрес нуждался, как в воздухе, первых ласточек, - полковников Хосе де Сан-Мартина (классический идеалист), Карлоса де Альвеара (тоже идеалист, но очень себе на уме) и других 9 марта встречали чуть ли не с музыкой, мгновенно поставив во главе вновь формируемых полков. После чего бывалые, а главное, имеющие ответы на все вопросы мужики быстро обаяли местных «бешеных» из Патриотического Общества. Не всех, конечно, кое-кто, - например, тот же Бернардино Ривадавия и Хуан Мартин де Пуэйрредон, - смотрели на понаехавших с подозрением, но таких было немного.И неделю за неделей, месяц за месяцем ничего не менялось. В Верхнем Перу – бои местного значения со все более очевидным усилением испанцев, явно готовящихся наступать. На Восточном полосе – то же самое, и губернаторские суда на рейде, не пропускающие в Байрес торговцев, и уже понятно, что без Артигаса не справиться, а переговоры с Артигасом невозможны (в этом смысле триумвиры были на диво принципиальны). Из Европы вообще вести, хуже некуда – в Мадрид вот-вот вернется король, а тогда жди экспедиционного корпуса.И что делать, совершенно непонятно: сами уже поняли, что некомпетентны, а кадров нет. Вернее, есть, - но поделиться с «умеренными», которые могут навести порядок, означает лишиться власти, да к тому же «бешеные» немедленно поднимут предместья, и жди беды. Поэтому заигрывали с радикалами, заодно отвлекая общество охотой на ведьм. Скажем, сообщили, что во всем виноваты испанцы, которые сплошь шпионы, а если не шпионы, то вредители, и приняли закон об изгнании всех холостых уроженцев Пиренеев, в каком бы возрасте они в Байрес ни приехали.Тут, правда, вышел перебор. Выяснилось, что у половины города рвутся помолвки и рушатся семьи, и с манифестациями протеста начали выходить даже «бешеные», да и сам «Друг народа», как оказалось (кто бы мог подумать?), испанец, и как назло, холостой. Пришлось давать задний ход. Указ, блюдя честь власти, не отменили, но дополнили, сперва сделав исключение холостых испанцев, доказавших верность идеалам, потом для тех, у кого были рекомендации, потом для «ни в чем не уличенных» etc. В конце концов, инициативу мягко замылили, по просьбам общественности.Два цвета времениБорьба с холостяками взбодрила массы месяца на два. Затем, когда вновь начало припекать, пошли дальше: вскрыли, как любил говорить Робеспьер, «ужасный заговор». Естественно, испанский. И естественно, с корнями в Монтевидео.В принципе, неизвестно даже был ли этот заговор или его не было, но 1 июля по непонятно чьему доносу (материалы следствия никогда не были опубликованы, и неизвестно, сохранились ли) арестовали несколько богатых испанских купцов, которых через три дня расстреляли. Без суда, пояснив необходимость казни «особыми причинами, о которых не следует говорить», -и тут же арестовали еще несколько десятков бедолаг, в том числе Мартина де Альсага, того самого, мэра города во время британского нашествия, одного из «спасителей Байреса». Вообще-то, сидел он тише мыши, занимаясь сугубо лояльной деятельностью (потихоньку создавал Республиканскую партию), - но забрали. А сутки спустя, 5 июля, тоже расстреляли. С тем же пояснением, - «особые причины», - и повешением тела на главной площади, вместе с прочими, аж на три дня.В целом, пустили в расход примерно десятка три бывших офицеров, монахов и купцов, с полной конфискацией имущества, - и возниклои подозрения, что таким образом сеньор Ривадавия, «мозг» Триумвирата, принявший в сюжете активное участие, просто маленько подлечил бюджет.Впрочем, подозрения подозрениями, а первоочередные дырки залатали, «низы» порадовали кровью «врагов народа», и радикалы, сменив гнев на милость, аплодировали, требуя продолжать в том же духе. Но продолжать в том же духе теперь, когда испанцы, годные в пищу, кончились, означало спустить с поводка террор в чистом виде, уже «для своих», а пойти на это Триумвират не мог, ибо триумвиры прекрасно сознавали, что могут попасть под топор и сами.Так что, «якобинствовали» крайне умеренно, с оглядкой, шаг вперед, два шага назад, и Байрес начал отсчитывать недели до середины октября, когда ожидалась ротация и в «тройку» полноправным триумвиром должен был войти Бернардино Ривадавия, «чистый моренист», с головой на плечах, жестким характером и при этом крайней нелюбовью к «бешеным».А тем временем, в Верхнем Перу наметились серьезные события. Отдохнув после победы под Уакой, испанские войска, усиленные пополнениями из Лимы, двинулись на юг, в «коренную» Ла-Плату, держа путь на слабо укрепленный богатый Тукуман, вслед за которым оставалось только взять Кордову, - и вот он, Байрес. В связи с чем, принципом «нам умные не надобны, надобны верные» пришлось поступиться:в Северную армию поехал крайне нелюбимый властями Мануэль Бельграно с приказом совершить чудо. А конкретно: бросив Тукуман, который все равно не отстоять, спасти армию и увести ее в Кордову, где и войска есть, и укрепления куда крепче, и уже там биться до последнего. Однако дон Мануэль нарушил приказ политического руководства, за что, в принципе, должен был бы встать к стенке, если бы 24 сентября под стенами Тукумана роялисты, которых было вдвое больше при втрое большем артиллерийском парке, не были разгромлены так, что стремглав побежали обратно на север.После чего оживились почти задавленные индейские повстанцы в republicetas (горных «республичках»), а в Байресе вопрос о расстреле ослушника уже не стоял, зато встал вопрос о триумвирах. Которые, насколько я понимаю, уже тихо радовались, что всего через три недели будет ротация и всем дальнейшим займется новая «тройка» - дон Бернардино и кто-то, кого кабильдо выберет ему в компанию. Но…Но 8 октября полковники Хосе де Сан-Мартин и Франсиско Ортис де Окампо, выведя свои войска на главную площадь, от имени кабильдо (где о происходящем заранее знали пять человек, тоже пришедших на площадь, чтобы подтвердить, что городской совет в курсе) выгнали «тройку» из здания. А затем зачитали ассамблее список имен, - сплошь члены «Лаутаро», - из которых велели демократическим голосованием выбрать новое правительство.Ассамблея, естественно, подчинилась, и Второй Триумвират, опять таки из «моренистов» второго эшелона, особого личного влияния не имеющих, приступил к работе, первым делом подписав ордер на арест слишком влиятельных и не входящих в ложу сеньоров Ривадавия и Пуэррейдона, а также высылке тех, кого по каким-то причинам не любили лидеры радикалов.Вторым делом приняли долгожданный декрет о выборах в Asamblea Suprema (Верховную Ассамблею) от всех провинций, чтобы наконец принять конституцию, а затем вплотную занялись военными вопросами, благо, в этом смысле воли и опыта было не занимать.Очень по-военному. Что нужно? Нужен флот, чтобы положить конец господству роялистов в заливе. Вотировали деньги на флот, а заодно по рекомендации «Лаутаро» направили письмо в Англию адмиралу Уильяму Брауну, с которым Сан-Мартин и Альвеар были близко знакомы: дескать, они нужны, приезжайте. Что еще нужно? Решать вопрос с Монтевидео. Постановили: срочно перебрасывать лучшие полки, если не штурмовать (сил не хватит), то, по крайней мере, блокировать.Этим занялся лично полковник Альвеар, вскоре занявший подступы к столице роялистов и связавшийся с Артигасом. Лидеру «кентавров» сообщили о событиях в Байресе, заверили, что интригам конец и предложили возобновить союз, гарантируя, что после общей победы город будет передан orientales. На что Guía supremo, очень хотевший поладить с портеньос, ответил согласием, но, поскольку армия-народ на подъем не так легка, как просто армия, а оставаться без отцов семьи не хотели, послал вперед несколько конных отрядов во главе с лучшими командирами, в том числе, своего любимца, совсем еще молодого Антонио Лавальеха (позывной El Tirador – «Стрелок»), сам пообещав быть примерно через месяц-два.Началась вторая осада Монтевидео войсками Буэнос-Айреса и orientales под общим руководством полковника Хосе Касимиро Рондо Перейра, оставленного Альвеаром на хозяйстве, как персона, максимально приемлемая для всех. Ибо: по рождению портеньо, но вырос в Монтевидео, служил в Буэнос-Айресе и в Монтевидео, воевал сэрами в 1806-м, попал в плен, был сослан в Англию, потом отпущен в Испанию и воевал с Наполеоном, по ходу подружился с членами «Лаутаро», хотя в ложу по личным причинам не вступил.В общем, вояка не яркий, скорее тактик, чем стратег, но цепкий, опытный, и в Байресе, и на Восточной полосе уважаемый, и для «Лаутаро», для Артигаса приемлем. Лучшей кандидатуры, право же, не сыскать, - и сеньор Рондо оправдал оказанное ему высокое доверие: кольцо блокады вокруг Монтевидео медленно, но неуклонно сжималось.Город, правда, защищался отчаянно. Гарнизон, не ограничиваясь обороной, раз за разом делал вылазки, и месиво в предместьях было такое, что как-то само собой повелось, что «патриоты» повязывают на локоть белые ленты (blankos), а бойцы губернатора – цветные (colorados), но чаще всего красные, потому что на складах лежало много красной материи.Именно так, к слову сказать, появилась эта «цветовая дифференциация», впоследствии сыгравшая немалую, изрядно трагическую роль в истории Уругвая. Но пока что ленты были просто лентами, без особой смысловой нагрузки, и по негласному уговору, «чужими» цветами ради военной хитрости стороны не пользовались. Так уж вышло, что дрались «по-благородному», и когда 31 декабря в Черрито, предместье Монтевидео, Родно разгромил испанцев, попытавшихся дать генеральное сражение, победители приветствовали отступающих в город побежденных салютом.Продолжение следует.

26 апреля, 22:44

Вернувшиеся на родину староверы сталкиваются с серьезными проблемами

"Водить за рукав и учить всему". Это из заявления министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушки. Он предложил разработать отдельную программу помощи и содействия старообрядцам, которые возвращаются в Россию из-за рубежа. Главным образом - из Южной Америки. Уругвая, Боливии, Аргентины и Бразилии.

26 апреля, 11:26

Заграничный сыр уходит

В этом году импорт пармезана, моцареллы и им подобных сократился на 43,6%. Россияне все чаще покупают отечественный сыр, и его производство растет рекордными темпами

25 апреля, 22:29

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (7)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Кончилось ваше время!Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй, на обломках Российской Империи, но не менее велик и страшен был год по Рождестве Христовом 1811, от начала же революции второй на обломках вице-королевства Ла-Плата. И особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская — вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс.Все, начинавшееся так споро, шаталось, ползло по швам, кольцо фронтов сжималось, вести о неудачах летели со всех сторон, и не было ничего утешительного. Ярость, замешенная на непонимании, носилась в воздухе, временно отменяя все разногласия в кругу портеньос, ибо Дамоклов меч завис над всем Байресом, - и чтобы понять все глубину проблемы, давайте на время уйдем в теорию.Безусловно, «принцип домино» прошел по всей Испанской Америке, и война за независимость (а по сути, ломка феодальных устоев) гремела всюду. Но именно Буэнос-Айрес, и только он, стал в итоге чем-то типа революционного Парижа первых лет после падения Бастилии, - бурлящим котлом, кузницей проектов и генератором смыслов. И на то были причины. Во-первых, конечно, потому что только там новая власть, появившись, уже не сдавала позиций старой, - даже когда везде и всюду испанцы, казалось, навсегда погасили костер. Но во-вторых,и это куда важнее, только в Байресе, как я уже писал, общество было по-настоящему готово к новым веяниям. Ибо только там социальная структура не копировала испанскую от и до, но открывала социальные лифты не только креолам в энном поколении, но всем, кто реально чего-то стоил. И только там сын вставшего на ноги итальянского портняжки (как Морено) или вообще не говорящий по-испански мальчик на побегушках из Страны Басков (как мэр Мартин де Альсага) мог влиться в «сливки общества».В результате, как только новые ветры подули, их восприняли не только кабинетные интеллектуалы. Привычная концепция «общего блага» (начальству виднее, оно располагает полной информацией) сменилась концепцией «народного суверенитета» (большинство всегда право), а «инкубатором идей» стало общественное мнение, вырабатываемое в разного рода кружках и выражаемое в газетах. А реализуемое и вовсе (чудо из чудес!) через свободные выборы. Демократия.То есть, конечно, не совсем демократия, - рулила по-прежнему «самая главная и здоровая часть общества», как это тогда называлось, но право избирать (а тем паче, быть избранным) определялось все же не родословной и не цветом кожи. Впрочем, в Байресе и в этом смысле было не как везде: негров (и мулатов) водилось совсем мало, индейцев (и метисов) еще меньше. Так что принадлежность к «обществу» определялась очень конкретно: наличием дома, дохода, уважаемой работы (мясников и сапожников почему-то традиционно не уважали), - и только.Остальное, в общем, как везде, где воюют. Резкая милитаризация, одев в мундиры торговцев, адвокатов, журналистов и городской плебс, внезапно сделала профессию военного престижной, а заодно (поскольку где война, там законы меняются) поставила военных выше писаных законов. Возможность брать для нужд армии, расплачиваясь расписками,а при необходимости  и обнажать саблю со словами «Вот мой аргумент!»,меняла психологию общества, - к слову сказать, создавая почву для появления caudillo, военных вождей, опиравшихся на лично преданные им подразделения, как на источник власти. Из чего, естественно, в будущем могли прорасти очень неприятные всходы, однако в сложившейся обстановке об этом пока еще никто не думал.Быстро, - опять же, как везде, где лавина стронулась, - сформировался жесткий антииспанизм, выражавшийся на всех уровнях, вплоть до одежды, манер и  лексикона. Никаких чулков и кюлотов, - только длинные брюки. Никаких париков и коротких стрижек, - только волосы до плеч и ниже. Никаких Quisiera («Мне бы хотелось…») и А mi parecer («Думается…»), только Que debe ser! («Так будет!») и Dije! («Я сказал!»), можно даже (ибо вошло в моду) с легким армейским матерком, и если рядом случались дамы, они не морщили носики, но мило хихикали.Вообще, любой испанец стал врагом, к которому полагалось относиться враждебно, вплоть до концлагерей и «временного рабства». Учитывая, что 95% населения были испанцами или детьми испанцев, казалось бы, дико, - но коллективное подсознательное терзал классический «Эдипов комплекс», ибо, восстав против прародителя, неизбежно будешь убеждать себя в том, что оказался наш отец не отцом, а сукою. Тираном, деспотом, и вообще, мерзавцем во всем, без исключения, - и это, общее, негласно став аксиомой, выливалось на головы отдельных, чаще всего ни в чем не повинных людей. Как везде и всегда. Смотри хотя бы на нынешнюю Украину.Ну и, конечно, унитаризм, основанный на концепции «старшего брата», но уровнем выше. Ощущая свою продвинутость и особость, Байрес, снизу доверху, считал себя естественной властью на всей территории вице-королевства, единственно правомочной назначать губернаторов и собирать налоги, а при необходимости и посылать войска для подавления «роялистов», которыми считались все, имевшие свое, отличное от указаний Байреса, мнение,и в первую очередь, «федералисты», требовавшие автономии. Каковую «старшие братья» отвергали на корню, на том основании, что пошлины понижать нельзя, потому что деньги идут на армию. А если «внутренние» провинции не хотят этого понять, стало быть, они не созрели политически и нуждаются в политическом просвещении и руководстве, а значит, автономии недостойны.Зная все это, несложно понять, почему Большая Хунта, - воплощение компромисса «умеренного» Байреса с «федералистами», - в глазах всех портеньос, включая и тех, кто ее поддерживал раньше, стала символом всех зол, неудач и поражений. «Своим», входящих в ее состав, не подавали руки, сомневающихся высмеивали, «внутренним» плевали в спину, а то и в лицо.Но что эти солидные, очень умеренные люди, напрочь лишенные бешеной «якобинской» энергии предшественников, в принципе, даже не особенно возражавшие против возращения монархии, при которой было так уютно, могли поделать? Абсолютно ничего, тем паче, что после отставки Сааведры нового главу правительства не избрали, а коллегиальное руководство умело только скандалить.И как итог, коллапс власти, потерявшей всякую поддержку, ибо ее ненавидел даже «приличный» полк Patricii, обиженный за изгнание сеньора Корнелио. Правительство уже ничего не контролировало, высланные «моренисты» возвращались, их не арестовывали, а то и вообще выпускали из тюрем решением караула, а центром притяжение недовольных естественным образом стал кабильдо, как орган городской власти, - и 22 сентября запредельно перезревший нарыв прорвался.Все произошло очень просто. Огромная толпа на площади, в толпе, вместе со штатскими, солдаты гарнизона, делегация городского совета в зале заседаний Большой Хунты и короткое: «Прочь!». Ибо еще месяц вашей власти, и все погибнем, а потому Буэнос-Айрес берет на себя всю ответственность. Сразу избрали и Триумвират, то есть, временное, до созыва Конгресса, правительство, - все «моренисты» второго эшелона.Имен опять перечислять не стану, но одним из секретарей стал Бернардино Ривадавия, близкий друг покойного Морено, - запомним это имя, - Большую же Хунту переименовали в Консервативную, с неясными полномочиями, а 7 ноября и вовсе распустили, предложив «внутренним» депутаты либо в 24 часа покинуть город, либо сесть по обвинению в… Тут мнения были разные, но сошлись на том, что в «подготовке мятежа».Похабный мирПервым же вопросом, поставленным на повестку дня триумвирами, стал вопрос о мире. В отличие от предшественников, они могли себе это позволить, ибо в их патриотизме никто не сомневался, и все признавали, что во всем виноваты предшественники, и теперь легко не отделаться. А кроме того, если Большая Хунта по факту как бы представляла все вице-королевство,и естественно, с ней какие-либо переговоры для вице-короля исключались, то теперь, по крайней мере, формально, на контакт вышла только провинция Буэнос-Айрес, а это было вполне приемлемо. К тому же, очень удачно определили персону посредника: в режиме свободной торговли, - вопрос принципиальный, - была заинтересована Англия, - мнение Лондона очень много значило и для Испании, которую «красные мундиры» как раз в это время зачищали от французов, и для Рио, сидевшего под британской «крышей».Поэтому обращение к лорду Стрэнгфорду, британскому консулу при бразильском дворе, с просьбой стать посредником в переговорах о перемирии, а затем и о мире, без ответа не осталось, а 20 октября Рио ответил: «да». Но на тяжких условиях. В обмен на уход португальских войск и прекращение блокады Байреса от Триумвирата требовали признать Монтевидео и Парагвай владениями испанской короны и передать вице-королю трех городов в провинции Энтре-Риос, занятых силами «патриотов». Опция «А поговорить?» не подразумевалась. В тот же день соглашение ратифицировал вице-король де Элио, а через три дня поставили свои подписи и триумвиры.Естественно, автоматически дезавуировали и договор с парагвайцами, который, впрочем, дезавуировали бы в любом случае: признанная Бельграно независимость Парагвая для фанатичных унитариев из Триумвирата была принципиально неприемлема: при всех вариантах, эта провинция ими рассматривалась, как мятежный вассал. Больше того, 31 октября триумвиры заявили, что Парагвай, конечно, испанский, но некоторые пограничные районы бесспорно принадлежат Байрес, а затем и вовсе (с молчаливого согласия португальцев) в одностороннем порядке включил провинцию Мисьонес (бывшие «земли иезуитов») в состав провинции Корриентес.В Асунсьоне, легко понять, крайне неприятно удивились, но «правители», - подполковник Фульхенсио Йегрос и другие военные, - посовещавшись, пришли к выводу, что нужно уступать, поскольку сила солому ломит, а делать экспорт, кроме как через Байрес, не через что. Категорически против оказался только д-р Франсиа, заявив, что вопросы такого уровня правомочен решать только Национальный конгресс, который давно пора было созвать.Коллеги, однако, отказались, - быть властью им нравилось, - и «Мизантроп», оставшись в меньшинстве, в середине декабря 1811 года снова ушёл в отставку и уехал к себе, и имение в Ибирай, заявив на прощанье: «Власть ради власти – не то, что мне нужно. Я нуждаюсь в своих книгах, телескопе и микроскопе, а вы нуждаетесь во мне. Но у меня есть то, в чем я нуждаюсь, а у вас теперь нет. Вы будете просить, и если попросите хорошенько, я, возможно, подумаю».Забегая чуть вперед: не ошибавшийся никогда доктор не ошибся и на сей раз. Поладить с Триумвиратом, как выяснилось, нельзя было никакими уступками. Байрес вел себя, как законный сюзерен с зарвавшимися вассалами, которые временно в бегах, но все равно должны знать свое место. Например, отменив договор и вдвое повысив пошлины, хамски требовал, согласно тому же договору, солдат. А не то, дескать, отключим газ.Тут, правда, обломилось: своих солдат было мало, а ополченцы на зов властей просто не шли, но в целом все пошло вразнос. «Правители» издавали распоряжения, - но все как-то зависало. Разве что инквизицию отменили эффективно, а вообще, как отмечает Хосе Чавес, «все не получалось. Революция свелась к замене одних людей другими, только и всего. Военные, считая себя высшей кастой, обижали горожан, но особенно крестьян, однако принимать законы не умели, да и не хотели, предпочитая посвящать время празднествам и развлечениям».В результате, со всеми вопросами и проблемами, как государственными, так и личными, люди брели в Ибирай. Из Асунсьона, из малых городков, из глубинки. Приезжал даже кое-кто из военных. В приеме доктор не отказывал никому, простонародью как мог помогал, чиновникам в советах отказывал, объясняя, что ушел из политики, и всем пояснял, что с нынешними властями толку не будет, поскольку Фульхенсио Йегрос, даром, что патриот, но «невежда и хам», а остальные еще хуже.Для военных мнение доктора секретом не было, но они и сами понимали, что все идет как-то не так,  и уже в мае 1812 года Антонио Томас Йегрос, начальник гарнизона Асунсьона, как бы от себя сообщил, что если уважаемый доктор вернется, все будут очень рады. Последовал отказ, и в ноябре с просьбой приехали уже сам подполковник Йегрос и его зам Педро Кавальеро. Вновь выслушали отказ, но продолжали просить, и Франсиа смягчился, выдвинув три условия: уход военных в казармы, создание Вatallón especial, - «Особого батальона», - который сформирует он сам и который будет подчиняться лично ему, и главное, скорейший созыв Национального конгресса. Dixi.И - спокойным скрипучим голосом: если согласны, будь по вашему, дорогие гости, вернусь, если не согласны, adios, мне пора изучать планеты. Гости, однако, согласились, и 16 ноября 1812 добрый доктор снова, уже вторично вернулся в состав хунты, немедленно обретшей эффективность. Впрочем, повторяю, это было несколько позже, да и украинный Парагвай в Байресе считался вопросом на будущее. Главной головной болью в конце 1811 года стала Восточная полоса…Чемодан без ручкиС тем, что заключение договора было необходимо, можно согласиться, и позже, когда все уже было позади, триумвиры объявили его гениальным замыслом. «Этот мир, гадкий, грязный, позорный мир, - писал много лет спустя Бернардино Ривадавия, - мы ни минуты не собирались соблюдать. Оценивая обстановку в тылу врага, мы понимали, что все это ненадолго, что обстановка непременно обернется к нашей выгоде, и таком образом, всего лишь выгадали жизненно необходимую нам передышку».Возможно. Хотя, конечно, задним умом все крепки, - но допустим. В конце концов, де Элио снял блокаду, а португальцы начали пусть и не спеша, но уходить, кто-то в Бразилию, кто-то на территории Энтре-Риоса, уступленные Байресом без всяких консультаций с властями провинции. Но вот orientales, - население Восточного берега, - естественно, восприняли случившееся, как удар в спину. Буэнос-Айрес, «старший брат», который им так помогал, который клялся стоять у них за спиной и которому они так верили, сделал то, во что поверить казалось невозможным.И не поверили бы, если бы не специальное послание Триумвирата: дескать, извините, братья, но c точки зрения международного права ваша Banda Oriental безусловная территория Испании, так что, еще раз извините, альтернативы нет, но мы оговорили вам амнистию и особый статус. Три подписи, печать, исходящий номер. И несколько теплых личных писем на тему «все понимаем, но отвечаем, в первую очередь за судьбы наших граждан, а вы все же не наши».Делать было нечего: 12 октября, - мир еще не был подписан, но после получения письма уже было понятно, что надеяться на чудо глупо, - со всех освобожденных районов съехалась «ассамблея». Совсем не такая, к каким привыкли «патриоты», - в пампе демократию понимали по-своему, без ссылок на Руссо, выборов и делегатов. По сути, общий сход армии, которая была населением, и населения, которое было армией. С семьям, потому что речь шла о судьбе народа.Решалось важнейшее: quo vadis? Зачитали пояснения: Banda Oriental вновь испанская (и немножко португальская), мятежникам, которые сложат оружие, полная амнистия и некоторое, очень куцее самоуправление, которые не сложат – смерть, а если кто-то не хочет драться, но не согласен с условиями, - por favor: может уходить, за реку Уругвай, в Энтре-Риос, или куда глаза глядят, и целый месяц на сборы. Думайте.Подумали. Кто-то (очень немногие) решили остаться, и покинули сход. Кто-то (в основном, гаучо) ответили коротко: ты наш вождь, мы присягали лично тебе на копыте, ноже и гитаре, и как ты, так и мы. А потом вдруг случилось то, чего никто не ждал: 16 тысяч человек, почти все население Восточной полосы, кроме жителей Монтевидео и Колонии, которых на сходе, ясное дело, не было, - заявили, что оставаться не хотят, но просят своего Guía supremo («Верховного вождя», - это прозвучало впервые, без предварительной работы) вести их. И Артигас, лично собиравшийся остаться и воевать на свой страх и риск, не смог отказаться.Так начался  Исход, - потом его назовут «Великим Исходом уругвайского народа», потому что считается, что именно с этого момента начала отсчет своего бытия уругвайская нация. Событие уникальное, эпическое на библейском уровне. Целыми семьями, кто на коне, кто на повозке, кто на своих двоих, через голые горы Сан-Хосе, где источники воды были великой редкостью, а кустарники так горьки, что даже козы (угоняли только их, потому что коровы не прошли бы) отказывались их есть.«В предсмертный свой час, - вспоминал в старости Хосе Хервасио Артигас, - я увижу все эти лица, каждое из которых живет в моем сердце. Они не оставили врагу ничего. Они сожгли свои дома и все имущество, которое не могли взять  с собой. Они шли пешком, потому что лошади гибли первыми, шли босиком, потому что камни раздирали обувь. Женщины, дети, старики - все они следовали за войском, не подчиняясь ни просьбам моим, ни даже приказам, проявляя огромную энергию и самоотречение в условиях жестоких лишений, и когда мы, наконец, добрались до населенных мест, не досчитались многих».Именно в эти дни, полагают многие уругвайские историки, неприязнь к Буэнос-Айресу, ранее свойственная только жителям Монтевидео, как конкурентам, «вошла в плоть и кровь каждого, ранее считавшего портеньос старшими братьями». И наоборот, возникла стойкая симпатия к Парагваю, о котором до тех пор orientales почти не думали, да и мало что знали, ибо именно из Парагвая в ноябре, когда было совсем туго и начались голодные смерти, пришел огромный обоз с продовольствием.Мог, кстати, и не прийти: получив просьбу Артигаса, в Асунсьоне заколебались, - не из жадности, а потому что Байрес предупредил, что не одобрит, - однако д-р Франсия, на тот момент, частное лицо, кинул по фермам клич, быстро собрав груды гуманитарки. После чего, по его личной просьбе, вооруженные ополченцы на всякий случай сопровождали вереницу телег до пункта разгрузки, и «правителям» ничего не оставалось делать. Хотя, к слову, по некоторым данным, они в частном порядке, не светясь, тоже добавили от щедрот.Тем не менее, война не прекратилась. Народ ушел, но немалая часть мужчин, сочтя ниже своего достоинства по воле чужого дяди отдать свои земли врагам, осталась на восточном берегу Уругвая, бороться с Вatallones territoriales, - никому не подчинявшимися «дикими» отрядами португальцев, - и хотя Артигас никаких приказов им не отдавал, командование официальных португальских частей заявило, что приостанавливает отвод войск, пока «террористы» не уйдут.То же самое сообщил в Байрес и дон Гаспар де Вигодет, новый вице-король (вернее, губернатор Монтевидео, потому что вице-королевство указом Кадисской хунты расформировали), потребовав от Триумвириата «унять бандита Артигаса», а поскольку в самодеятельность «вольных стрелков» н никто не верил, 31 января 1812 года «похабный мир» приказал долго жить.Столкновения в Banda oriental начались снова, из мелких стычек перерастая в серьезные баталии,  и Байресу вновь понадобились вытолкнутые за речку «кентавры». Но желательно, без Guía supremo, потому что Артигас, - уже к тому же названный своим народом Еl padre de todas las familias de la Provincia del Este («Отец всех семей Восточной провинции») никогда не скрывал, что является убежденным «федералистом», и следовательно, не укладывался в схему, священную и неизменную для фанатичных «унитариев» из Триумвирата.Продолжение следует.

25 апреля, 16:50

DG Azevêdo: E-commerce can help to improve livelihoods and boost development

Speaking at the first Ministerial Meeting of the “Friends of E-Commerce for Development” (Argentina, Chile, Colombia, Costa Rica, Kenya, Mexico, Nigeria, Pakistan, Sri Lanka and Uruguay) on 25 April, Director-General Roberto Azevêdo said that many members want to set a path forward for discussions on e-commerce, with a view to ensuring that e-commerce supports growth and development in the years to come. “Engagement is high,” he said, but if members want to make progress, they will have to turn that engagement into “real proposals”.

24 апреля, 13:21

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (6)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Люди и кониНачали наводить новый порядок. В первую очередь, в кадрах Клуб Маркос разгромили, подпольную типографию нашли и конфисковали, по лидерам «моренизма» прошлись частым гребнем, не забыв никого. Всех имен перечислять не буду, просто имена, ничего не говорящие, скучны, поэтому с людьми будем знакомиться по мере их выхода к рампе, но вниманием не обошли никого. Кого-то под конвоем – в ссылку, кого-то, как «военного оппозиционера» Доминго Френча, на корабль – и в места еще более отдаленные, а «Расстрельщика» Кастельи и вовсе, отозвав из Северной армии, отдали под суд и посадили - за превышение полномочий, беззаконный расстрел де Линье, нецелевое расходование трофейного серебра в Потоси и так далее.Разве что Мануэля Бельграно, который еще мог пригодиться, особо щемить не стали, всего лишь взяв под домашний арест, а потом и вовсе поставив под гласный надзор, но сам он в эти дни писал, что чувствует себя «хуже чем под арестом». Ну и, естественно, укрепляли позиции в Северной армии, сильно «моренизированной» при Кастельи. Кого-то отзывали, кого-то присылали, кого-то повышали, кого-то понижали с хорошо продуманной хаотичностью, стараясь играть на созданных рокировками противоречиях, и естественно, ничего путного из такой игры выйти не могло, а если учесть, что в Лиме все это знали, так и тем паче.Впрочем, на тот момент об этом не думали, тем паче, что совсем под боком заболело не по-детски: Франсиско Хавьер де Элио, - помните такого? - губернатор Восточного берага и ярый роялист, более года сидевший в глухой обороне, думая лишь о том, чтобы Байрес им не занялся, после поражения Бельграно в Парагвае, счел возможным начать свою игру и объявил себя новым вице-королем. А 19 января 1811 года Регентский совет в Кадисе подтвердил его полномочия, и генерал де Элио, хозяин Монтевидео, с точки зрения международного права, стал единственной законной властью на территории Ла-Платы, тем более законной, что англичане, чей экспедиционный корпус воевал в Испании с войсками Наполеона, кадисских партнеров очень ценили.Так что, когда 12 февраля вице-король объявил о начале боевых действий, ситуация для Большой Хунты ситуация сделалась сквернее некуда: возвращать Северную армию было немыслимо, а толковых офицеров считали по пальцам. Пришлось обратиться к опальному Мануэлю Бельграно, который, конечно, был сильно оскорблен, но испанцев не любил куда больше, чем умеренных, да и потом, какие счеты, если Отечество в опасности? А потому не отказался, но, возглавив наспех собранную из резервистов армию, пересек реку Уругвай и занял позиции,прикрывавшие подходы к Байресу, предупредив, однако, правительство, что задержать наступление «испанцев» сможет, а остановить вряд ли, так что, если не случится чуда, пусть начинают думать об эвакуации. Но чудо случилось: 27 февраля лучшая часть войск де Элио, конница гаучо,  сорвав с древков испанские флаги, ушла на соединение с частями Бельграно, - потому что позвал Артигас, - и поскольку из-за кулис появился еще один главный герой нашей истории, самое время его представить.Хосе Хервасио Артигас. Полуиспанец, полугуанч. Из весьма приличной семьи, с несколькими классами образования, - но по натуре в детстве хулиган, выросший в законченного авантюриста с явными признаками адреналиновой наркомании. Настолько, что, - уругвайские биограф считают это чем-то вроде чуда, - в 12 лет посланный на отцовскую ферму в пампу, к 16 годам не просто стал своим среди диковатых, уважавших только силу и храбрость гаучо, но и наработал реальный авторитет, поскольку лучше всех объезжал коней, метал лассо, работал ножом и пикой,играл (тоже важный момент) на гитаре, а первую кровь в «поединке чести», без чего мужчина в пампе мужчиной не считался, взял в неполные 15 лет, одолев взрослого обидчика. Грубо говоря, городской chico стал настоящим гаучо, участвовал в стычках, побратался с индейцами-чарруа, взяв в «степные жены» дочь вождя, родившую ему сына, прославился как лихой контрабандист и удачливый «батька», за голову которого (предмет гордости мамы и папы!) власти объявили награду.Затем, когда пришли англичане, принял предложение амнистии и чин лейтенанта, вновь прославился совершенно невероятным мужеством, стал капитаном, поругался с генералом де Элио, с чисто испанской надменностью относившимся к гаучо, и в конце концов, обратил на себя внимание самого Мариано Морено, решившего, что лихой капитан может стать ценным союзником и пригласившего степняка в Байрес для знакомства.Правда, говорить Артигасу пришлось уже с Большой Хунтой, - к моменту его приезда дона Мариано выбили из политики, - и «умеренным» гость не очень понравился этаким «стихийным якобинством», но… Кадр, в самом деле, был ценный. Поэтому отталкивать его не стали, а произвели в полковники, дали отряд в 150 человек, оружия и сколько-то денег в обмен на твердое обещание изгнать «испанцев» из Монтевидео..В тех условиях мнение гаучо дорогого стоило, и Хосе Хервасио был для них своим, а вице-король, тем более, надменный и повышающий налоги, еле-еле никто. Так что, по зову Артигаса: «Лучше умереть с честью, чем жить в позоре, в бесчестье зависимости» поднялось более 3 тысяч «кентавров», очень скоро ставших полными хозяевами не менее трети Восточной полосы. И вице-король де Элио, видя, что дело складывается нехорошо, 20 марта издал декларацию, предупредив хозяев Байреса: если они вмешаются в его войну с гаучо, он позовет португальцев. Ему не поверили: все знали, что португальцы, если придут, уже не уйдут, но дон Франсиско не блефовал,исходя из того, что решать ему, здесь и сейчас, а в большую политику пусть играют Мадрид с Лиссабоном. А потому, когда 18 мая вождь «кентавров» при поддержке пришедших из Байреса войск генерала Хуана Хосе Рондо разбил роялистов при Лас-Пьедрас и его конные орды, подойдя к Монтевидео, взяли город в осаду, вице-король сдержал слово, официально обратившись к властям Бразилии. И заодно, в глубокой тайне,  к Большой Хунте, которая уже жалела, что поставила на «дикого гаучо», поскольку порядки, наводимые на освобожденных «кентаврами» территориях Артигас (сравнение с Нестором Ивановичем Махно едва ли будет неуместным) счел бы несколько экстремальным сам покойный сеньор Морено.Дикая коалиция, что и говорить, - а куда денешься, если деваться некуда? Вице-король понимал, что своими силами гаучо не остановит, домы из Рио, имевшие неплохую армию, сознавали, что лучшего шанса для возвращения когда-то отнятой испанцами провинции может и не быть. А у Большой Хунты и вовсе началась черная полоса: кадровые игры в солдатики, возможно, и сделали Северную армию более лояльной «умеренным», но прекрасно отлаженный «якобинцами» механизм превратился в рыхлую массу, раздираемую склоками политическими и личными,и 20 июня при Уаки «патриоты», столкнувшись с «испанцами» из Перу, потерпели поражение, - первое, но очень тяжелое. С брошенными пушками, потерянными знаменами и бегством, превратившимся во что-то, хоть как-то похожее на отступление, далеко на юге, около глубоко тылового города Жужуй. Потоси с его серебром был потерян, и все Верхнее Перу тоже, а мелкие партизанские отряды индейских вождей, которым терять было нечего, погоды не делали.Сказать, что эхо Уаки, долетев до Атлантики, потрясло Байрес, значит, не сказать ничего. Всем было ясно, что успехи целого года обнулены, все видели, что во «внутренних» провинциях оживились ранее ушедшие в тину роялисты, и не только роялисты: вполне правоверные «патриоты» из числа «внутренних» перестали бояться и задумались на вопросом, а нужен ли вообще «старший брат» или можно жить своим умом? Неудивительно, что про «Глупость или измена?» не спрашивали только слепоглухонемые, и предателей не искали разве что под кроватями.Народ требовал объяснений и фамилий виновников, а виновником быть не хотел никто, но поскольку народ требовал, и первым под лошадь, как официально главный и, следовательно, ответственный за все, попал дон Корнелио де Сааведра. Отбыв по поручению Большой Хунты на север, наводить порядок в потрепанных войсках, он, еще не доехав до места, получил сообщение, что отстранен от руководства и командования «за некомпетентность, приведшую к пагубным последствиям».На какой-то момент это слегка пригасило страсти, - получив вожделенного виноватого, город подуспокоился, однако ненадолго: 17 июля началось вторжение португальцев. «Армия умиротворения Восточной полосы» в 4 тысячи штыков и сабель (огромные силы для тех мест) шла на юг, сминая заслоны патриотов, с ходу занимая города, и ни тот факт, что явились они по просьбе де Элио, ни дружелюбный манифест, - «Мы пришли не покорять, а умиротворять», - никого не обманывали.При всем том, что продвигались домы медленно, - армии Бельграно и Рондо маневрировали потрясающе искусно, «кентавры» Артигаса творили чудеса, - но все-таки продвигалась, и хуже того, воспрянувший духом де Элио, выведя в море флот, заблокировал Байрес, в ответ на предложение перемирия выставив такие условия, что чем принимать их, лучше было самим, без лишних проволочек застрелиться.Но стреляться никто не хотел, - политики во все времена этого не любят, - а расклад с каждым днем становился все хуже, - к августу португальцы продвинулись уже настолько, что вынудили Артигаса, сняв осаду с Монтевидео, уйти в пампу, и морская блокада тоже никуда не делась, - Большая Хунта готова была просить помощи у кого угодно, кто мог хоть как-то помочь. Иными словами, у Парагвая, элиты которого, наконец, определились.Этот повар будет готовить острые блюда...Естественно, определяющую роль сыграла война. В испанской культуре трус становить нерукопожатен, а нерукопожатный губернатор – это нонсенс. Так что, после войны, наглядно показавшей, кто есть кто, вопрос о подчинении сеньору Веласко, а значит, Испании, решился сам собой, и группа офицеров во главе с с подполковником Фульхенсио Йегросом и капитаном Педро Хуаном Кавальеро, установила контакт с советником Сомельерой, как все знали, связанным с людьми из Байреса.Принял участие в переговорах и д-р и Франсия, поддерживавший с бывшим соучеником очень теплые отношения. А пока прощупывали почву и искали точки соприкосновения, в Асунсьон, считавшийся за кордоном, где ситуацию понимали плохо, «оплотом роялизма», прибыл эмиссар из Бразилии с интересным предложением: мы готовы идти на Байрес, с которым вы воевали, так что, дайте 1,5 солдат, и порвем бунтовщиков вместе.Идея казалась вполне реальной, и 13 мая, после долгих обсуждений, губернатор и кабильдо предложение одобрили, после чего сеньор Веласко распорядился арестовать своего советника и связанных с ним военных. Однако приказ сохранить в тайне не удалось, «военная оппозиция» бросилась к д-ру Франсия, взволнованно интересуясь «Что делать?»,и доктор разумно посоветовал не медлить, после чего в ночь на 15 мая были подняты казармы Асунсьона, а с утра на дом губернатора уже смотрели орудия. Дона Веласко со всей учтивостью попросили разделить власть с людьми, которым доверяет армия, и немедленно разогнать кабильдо, «продавший Родину португальцам», что губернатор, ни разу не споря, и сделал, а вечером «тройка» уже решала, как быть дальше.Ну как тройка… Губернатор, конечно, присутствовал, без губернатора никак, - но молчал, а решали капитан Хосе Валериано де Севальоса (испанец, но пылкий патриот) и д-р Франсия, которому подполковник Йегрос уступил по совету сеньора Сомельеры уступил свое место, как самому сведущему в хитростях политики парагвайцу. Первый вопрос: взяли мы власть или нет? Ответ: si, ни один гарнизон не против. Основной вопрос: присоединяться ли к Байресу? Сперва решили, что si, однако Франсиа внес уточнения: только на равных, без старших и младших, - и 17 мая был опубликован манифест, написанный лично Франсией, потому что военные красиво писать не умели.Коротко и ясно: Парагвай не подчиняется ни Буэнос-Айресу, ни любой «другой иностранной державе», но готов к «союзу и конфедерации». Сразу по зачтении, Франсия послал копии в села, велев сообщать крестьянам, что автор бумаги он и бумага правильная, после чего (доктора глубинка знала, как своего друга и очень уважала), сторонниками полной независимости стали и фермеры, то есть, большинство населения.Дальнейшее определялось логикой такого рода процессов. 6 июня по обвинению в переписке с Монтевидео (об этом все знали, но в новых условиях рутина трактовалась, как «вероятная измена») сместили и арестовали губернатора и самых видных «испанцев», а 15 июня по обвинению в связях с Байресом (тоже ни для кого не тайных) закрыли советника Сомельеру и тех, кто ему слишком поддакивал. Так что, 17 июня сход всех «нобилей» Парагвая проходил уже в обстановке полного взаимопонимания. Или, если угодно, благожелательного непонимания, поскольку собравшиеся по умолчанию признавали, что докладчик, д-р Франсия, самый умный.Ну и, естественно, заслушав доклад, детально, с обильными цитатами из Руссо разъяснивший, что независимости альтернативы нет, сход объявил себя «ассамблеей», утвердил смещение дона Веласко и передал власть Верховной Правительственной хунте (пять «правителей»). Главный, конечно, Фульхенсио Йегрос, а один из «равных», разумеется, Хосе Гаспар де Франсия, который всегда знает, что делать. По вопросу о Буэнос-Айресе решили, что объединяться надо, но не раньше, чем соберется некий «Генеральный конгресс всех провинций Рио-де-ла-Платы», и только при том условии, что портеньос вдесятеро снизят все пошлины прямо сейчас.И зажили по-новому. Но видения политической перспективы у новых правителей были очень разные: военные просто не знали, что делать, а д-р Франсия знал, но не любил, когда с ним спорят. Так что, уже 1 августа он заявил, что (не дословно) с дураками работать не может, не хочет и не будет, подал в отставку и уехал к себе в имение читать книги и размышлять о высоком. Видимо, понимая, что очень скоро сами придут и попросят вернуться.Что и произошло. Вскоре после отъезда Франсии в Асунсьон приехал Мануэль Бельграно с просьбой Большой Хунты о помощи, потому что и вице-король лютует, и португальцы жмут. Запахло войной, и доктор теологии, без которого и так оказалось сложно (всякие экономики для их благородий были темным лесом) стал нужен вдвойне. Ибо все понимали, что парагвайская армия слаба, и без ополчения никак, - фермеры же из всей «чистой публики» доверяли только «доктору», который всегда им помогал, даже если приходилось идти против других «господ».Первое письмо, правда, вернулось с ответом, что никогда и ни за что, ибо купил телескоп и занят изучением планет, второе тоже (со ссылкой на покупку микроскопа), но когда послали еще одно, почти льстивое, а вдобавок написал еще и Бельграно, открыто указав, что «без Вас, мой друг, никак не обойтись», новоявленный астроном и биолог решил, что планеты с микробами никуда не уйдут. Бельграно он уважал. Впрочем, и дон Мануэль позже отмечал, что в докторе Франсии «сочетаются одарённость, честность, суровая добродетель, и он является единственным человеком, способным держать в руках кормило правления своего Отечества».Дав согласие, Франсиа, однако, поставил условие: что бы ни мнили о себе военные, его слово должно быть последним и решающим. Военные согласились. Против высказался только священник Франсиско Хавьер Богарин, указавший на то, что «сеньор Хосе Гаспар при всех достоинствах наделен слишком высоким мнением о себе и может стать диктатором худшего образца». Однако один голос против четырех – не голос: 3 сентября Франсиа вернулся в Асунсьон, и первым делом потребовал исключить из хунты падре Богарина. Что и было сделано, после чего приняли и второе требование Франсиа: начать подготовку созыва Национального Конгресса, чтобы избрать власть, «отражающую интересы всего народа, а не кучки людей, которой  мы с вами являемся».С этого момента хунта заработала, как часы. По распоряжению Франсиа освободили и выслали в Буэнос-Айрес советника Сомельеру, которому бывший соученик дал на прощание добрый совет «не возвращаться, если не позовут», а  29 сентября хунта устроила Асунсьону «проверку на лояльность»: рота гренадеров, выйдя на улицы с криками ¡Viva el rey! Muerte a los traidores! («Да здравствует король! Смерть предателям!») призвала «верных испанцев» к восстанию. Многие доны повелись, схватились за ружья и были повязаны теми же гренадерами, после чего «изменникам» выписали 29 намыленных шпагатов. Повесили, правда, только двоих, - пощадить остальных велел лично д-р Франсиа, - а кто инициировал затею, осталось неизвестным, но лично у меня есть ощущение, что военные до столь тонких технологий просто не додумались бы.Как бы то ни было, появился повод разоружить всех ненадежных, и ненадежных разоружили. Всех. А 12 октября Мануэль Бельграно, глава миссии Байреса, подписал с хунтой договор на условиях д-ра Франсиа: независимость Парагвая священна и безусловна, «нерасторжимый союз» будет заключен на равноправных условиях, в рамках конфедерации и только когда вся Ла-Плата станет свободной, пошлины снижаются всемеро прямо сейчас, - а Парагвай, тоже прямо сейчас, пришлет на выручку союзникам своих  храбрых ополченцев.Тепло прощаясь с Мануэлем Бельграно, довольный д-р Франсиа сообщил, что генералу в Асунсьоне всегда будут рады и подарил на память портрет Бенджамина Франклина, пояснив: «Это первый в мире истинный демократ, образец, которому мы должны подражать. Надеюсь, лет через тридцать или сорок у нас тоже появятся такие люди, и только тогда мы сможем наслаждаться свободой, к которой ещё не готовы». На том и расстались, еще не зная, что пока шли переговоры, в Буэнос-Айресе все опять переменилось…Продолжение следует.

23 апреля, 08:32

Президент Бразилии: Венесуэлу могут исключить из МЕРКОСУР

Венесуэла должна быть окончательно исключена из Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР), если Каракас не проведет в ближайшее время "свободные выборы". Об этом заявил президент Бразилии Мишел Темер в интервью испанскому агентству EFE.

22 апреля, 13:27

Вайоминг стал 45-м штатом США, признавшим Геноцид армян

Губернатор штата Вайоминг Мэтью Х. Мид признал Геноцид армян 1915 года в Османской импертии, сообщает газета "Аспарез". Как пишет издание, в письме от 21 апреля 2017 года, адресованном Армянскому национальному комитету Америки Западного региона (ANCA-WR), губернатор высоко оценил деятельность армяно-американской общины. "Армяне, также как и евреи при Холокосте, подверглисз невообрзимым зверствам. Но важно помнить, что история не должна повторяться", - говорится в письме губернатора Мида. В свою очередь председатель ANCA-WR Нора Овсепян поблагодарила губернатора Вайоминга за поддержку исторической истины, заявив о необходимости признать и чтить память Геноцида армян. "Это признание - дань памяти наших предков и оценка смелой работы многих жителей Вайоминга, которые поддержали усилия по оказанию помощи для строительства и задействования 400 детских домов для более чем 132 тысяч армянских детей, спасшихся от Геноцида. И последнее, что не менее важно, это признание является свидетельством неустанной работы наших активистов и преданных делу сотрудников", - отметила Овсепян. Геноцид армян 1915 года является первым геноцидом ХХ века. Турция традиционно отвергает обвинения в массовом истреблении около полутора миллиона армян в годы Первой мировой войны и крайне болезненно реагирует на критику со стороны Запада во вопросу армянского геноцида. Факт Геноцида армян признан многими странами, в частности, Уругваем, Россией, Францией, Литвой, Бундестагом Германии, нижней палатой парламента Италии, большинством штатов США, а также парламентами Австрии, Чили, Греции, Кипра, Аргентины, Бельгии, Уэльса, Национальным Советом Швейцарии, Палатой общин парламента Канады и сеймом Польши.(http://newsarmenia.am/new...)

22 апреля, 08:57

Снайперы на венесуэльском Майдане

От автора блога. Когда я начинал описывать эту тему две недели назад, я поймал себя на мысли, что очень хочу ошибиться...  В Венесуэле все идет согласно госдеповской методичке. Оппозиция раскачивает ситуацию и ей это удается. За последние два дня на местной разновидности Майдана появились неизвестные снайпера и вооруженные группировки. Счет жертв уже подходит к десятку, а количество задержанных по данным «оппозиции» перевалило за полтысячи человек.

22 апреля, 07:52

Война за Сисплатину: как столкнулись Аргентина и Бразилия

В 1821-1828 гг. территория современного Уругвая, называвшаяся тогда Восточной полосой, находилась под контролем соседней Бразилии. После аннексии Восточной полосы португальско-бразильскими войсками, она получила название провинции Сисплатина и была включена в состав Бразилии, с 1822 г. ставшей независимым государством – Бразильской империей. Тем не менее, власти Соединенных провинций Южной Америки, как тогда называлась Аргентина, не оставляли надежды на возвращение контроля над Восточной полосой. В 1825 г. отряд из тридцати трех «ориенталес» под командованием Хуана Антонио Лавальехи высадился в Восточной провинции и вскоре смог поднять восстание местного населения против бразильских властей.

21 апреля, 10:23

Из-за чего происходят массовые протесты в Венесуэле?

Многотысячные антиправительственные манифестации продолжаются в Каракасе и других городах Венесуэлы.

21 апреля, 07:15

Латиноамериканские страны осудили насилие в Венесуэле

Группа из девяти стран Латинской Америки выступила с совместным заявлением, осуждающим насилие в объятой массовыми протестами Венесуэле.

21 апреля, 07:07

Тридцать три «с Востока». Как Уругвай боролся за независимость

Первая четверть XIX века вошла в историю как эпоха деколонизации Латинской Америки. В этот период добилось политической независимости большинство государств Южной и Центральной Америки — бывшие испанские, французские (Гаити) и португальские (Бразилия) колонии. Наиболее яркой и продолжительной была борьба за независимость испанских колоний. Каждый латиноамериканский испаноязычный народ имеет своих героев, среди которых наиболее известны Боливар, Сан-Мартин, Сукре. Весьма примечательной была и история борьбы за независимость Уругвая — одного из самых небольших, но весьма развитых в экономическом отношении государств Южной Америки.

21 апреля, 04:58

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (2)

Продолжение. Начало здесь.Отцы и детиПарагвай был большой, - вдвое больше, чем теперь, - но одной из самых неразвитых провинций вице-королевства Рио-де-Ла-Плата, а до того и Перу. Придя сюда очень рано, испанцы не особо прельстились этими землями, - в основном, джунгли, полупустыни и непригодные для серьезного скотоводства степи, а полезных ископаемых ноль, - и в результате остались только те, кому нравилась синица в кулаке.К концу XVIII века население – около ста тысяч в 48 поселках, в основном, жмущихся к единственному городу, Асунсьону (2500 семей). Скот почти не разводили, копались в земле, выращивали маис и ячмень, в основном, для себя, а главным продуктом на вывоз была йерба-мате. Ремесленников с гулькин нос, но и асьенд немного, причем индейцы, работающие там, скорее батраки, чем крепостные. В основном же, - исключительное явление для вице-королевства, - фермы, где весь труд своими руками плюс батраки в статусе членов семьи, и держали фермеры свои участки непосредственно от короны, платя очень скромный налог.Естественно, были и негры, однако совсем мало, а из тех, что были, в основном, свободные. Да и рабство предельно мягкое, с правом иметь собственность, вступать в брак, не быть проданным без семьи и подавать в суд на жестоких хозяев, - так что, рабы из португальских колоний десятками бежали в Парагвай, продаваясь в рабство владельцам асьенд.В общем, глухое захолустье, куда новые люди не ехали, и соседи не из самых приятных: на северо-востоке – португальские «бандейранты», а на западе и востоке – дикие леса, населенные «дикими индейцами», и белые люди туда предпочитали не соваться. Вернее, обычные белые, к которым отцов-иезуитов не отнесешь. Они как раз шли, и в конце концов, создали некое подобие… Даже сложно сказать, чего, а мнения об этом феномене самые разные, вплоть до полярных, - от «социалистической республики» до «теократической тирании», - но Мария Зуева, специально исследовавшая вопрос, оценивает миссионеров Ордена Сердца Иисусова,как «людей необычайно храбрых, мужественных, исполненных глубокой искренней веры и самоотречения», осуществлявших conquista spiritual (духовную конкисту) с целью подготовить гуарани к полноправному слиянию с миром белых людей. Во всяком случае, брат Хиль де Кастилья, один из идеологов проекта, разъяснял свои замыслы Папе в очень возвышенных тонах: «Европу не исправить. Слишком укоренились алчность, жестокость, низменные страсти. Мы нашли место, где можно начать все сначала, без духа наживы, без растлевающих душу денег, с истинной любовью, стремлением к свету и братством».Итак, всего 30 «редукций» (примерно 70 деревень). Возникали без всякого насилия, исключительно проповедями и объяснениями. Полностью сохранялись общинные порядки, только с элементами выборности (естественно, из самих индейцев) и общинные земли, на которых трудились совместно, - но так было и до прихода белых наставников.Рабочий день – 6 часов, затем еще два часа на своем участке, плоды которого принадлежали только тому, кто его обрабатывал, а выращенное на общих землях свозилось в общинные склады, где, отделив «королевскую долю» (налоги  короне платили исправно), раздавали все необходимое всем поровну. Телесных наказаний никаких, высшая мера - бойкот или изгнание.Монахи официально никакой власти не имели, но пользовались абсолютным авторитетом, выступая арбитрами по всем вопросам и обучая индейцев читать и писать, как на родном языке (иезуиты придумали азбуку гуарани), так и по-испански. Перевели на гуарани немало европейских авторов, ставили пьесы по мотивам Шекспира и индейского фольклора, очень поощряли занятия музыкой, освобождая талантливых флейтистов и скрипачей от иных работ.Кроме того, обучали ремеслам, а с некоторого времени, - с позволения властей, крайне озабоченных нашествиями португальских «мамелюков», - и военному делу, как владению оружием, так и тактике боя, в итоге, остановив таки натиск охотников до чужих мест и рабов. А в 1645-м, когда Луис Карденас, архиепископ Асунсьона Карденас и по совместительству губернатор Парагвая, позарившись на доходы, велел изгнать иезуитов, ополчение гуарани штурмом взяло Асунсьон и прогнало самого Карденаса.Короче говоря, своеобразное чучхэ, которое, конечно, нравилось далеко не всем. Например, путешественник Луи де Бугенвиль, побывав в редукциях, отметил потом, что «живут сытно, одеты, обуты и выглядят довольными, все молодые умеют читать и писать. Многие знают наизусть Святое Писание. Нередки народные гуляния и театральные представления с комедиями, походившими, наверное, на наши старинные пьесы, называемые мистериями... Однако жить в таком монотонном унынии все равно, что при жизни оказаться в Аду».Странный, на мой взгляд, вывод. То есть, конечно, шевалье де Бугенвилю, привыкшему к версальским маскарадам, в редукциях было скучно. Но, с другой стороны, в la belle France того времени французский крестьянин ел мясо два-три раза в год, и дети его не смели и мечтать о школе, в редукциях же каждая семья получала в день по 4 фунта мяса в день, а неграмотных не было вообще.И факт: индейцы из лесов постоянно шли в миссии, и индейцы из асьенд постоянно бежали под крыло иезуитов, а такого, чтобы уходили обратно в леса или на асьенды, не отмечено, - так что, Бог с ним, с месье Луи. Были у миссий недруги посерьезнее, и в далекой Европе, на самых верхах, - и в первую очередь, совсем рядом, креолы «цивилизованного Парагвая».Причина перманентного конфликта общественности Асунсьона с иезуитами предельно проста. «Лучшим людям» провинции было плевать на все и всяческие социальные эксперименты, но совершенно не плевать на то, что под боком есть ухоженные земли, принадлежащие каким-то дикарям, неважно, что добрым католиками, но многочисленным и неплохо вооруженным. И вдвойне не плевать, что на эти земли бегут пеоны из асьенд. И уж совсем не плевать на то, что иезуиты, в отличие от них, честных трудяг, не платят налогов и пошлин за сплав товаров по Паране в Байрес.Но самое главное, что губернатор, руководствуясь указаниями Мадрида, конфисковывал рабов, которых ополчение Асунсьона ловило в лесах, дабы восполнить убыток людей в имениях. И в конце концов, в 1721-м горожане прогнали губернатора и выбрали нового – своего парня Хосе де Антекеру. Это был мятеж чистой воды, власти попросили иезуитов восстановить порядок, однако в августе 1724 года креольское ополчение, имевшее пушки, которых не имели гуарани, сумело отбиться, и тогда губернатор Буэнос-Айреса послал в Парагвай небольшой отряд регулярных войск, который при поддержке 6 тысяч воинов миссий в 1726-м взял Асунсьон. Самозванного губернатора отослали в Лиму, где посадили в тюрьму и после долгого следствия 5 июля 1731 года казнили, как мятежника.Пламя в джунгляхНа том, однако, не кончилось. Весть о расстреле «народного губернатора» взвинтила Асунсьон, и когда там появился некий Фернандо де Момпо, бежавший из лимской тюрьмы, где познакомился с Антекерой, давшим ему на сохранение свои бумаги, предсказать дальнейшее было нетрудно. В феврале 1732 года Асунсьон вновь восстал, но уже всерьез. Губернатора убили, город объявили «самоуправляющейся коммуной», первым делом издав указ об изгнании иезуитов и передаче редукций «со всем недвижимым имуществом» городу. А потом пошли дальше:де Момпо разослал во все города колонии манифест, провозглашающий право «коммуны» не подчиняться никому, поскольку «интересы и права коммуны стоят выше, чем права всех установленных властей, в том числе и самого короля». Естественно, на такой демарш власти отреагировали очень оперативно, но в сентябре 1732 года «коммунерос» нанесли поражение испанским войскам, и Парагвай оставался в состоянии мятежа аж до марта 1735 года, когда 300 испанских солдат и восемь тысяч «добрых слуг короля» из редукций все же разбили городское ополчение. После чего асунсьонцы в наказание за дерзость потеряли древнее право выбирать губернатора.Долг платежом красен: в благодарность за помощь иезуитам и их пастве скостили налоги, а индейцев из миссий объявили «равными в правах с потомками уроженцев Кастилии», то есть, с креолами. Однако уже в 1750-м по соглашению с Португалией территорию 7 пограничных редукций передали португальской Бразилии. Ничего личного, просто политика, доны даже выговорили (хотя домы очень возражали) право увести 29 тысяч индейцев на свой, западный берег реки Уругвай «в течение трех лет», и только после этого передача должна была состояться, - но гуарани уходить не захотели. Даже после того, как святые отцы объяснили им, что с машиной не дерутся, - и тогда падре сообщили начальству, что «своих детей одних не оставят».Так началась «война семи редукций», на первом этапе которой «генералы» Хосе Тиаражу по прозвищу Сепё и Николас Нингиру, до войны - коррехидоры (старосты) миссий, разбили 2 тысячи испанских солдат, приведенных лично губернатором Буэнос-Айреса, и жили спокойно почти год, пока в феврале 1756-го не явилась новая армия, уже испано-португальская. В принципе, могли отбиться и на этот раз, - но Судьба: 7 февраля в случайно стычке погиб Сёпе, а 10 февраля, в самом начале генерального сражения, второй «генерал», и гуарани, оставшиеся без командующих, потерпели сокрушительное поражение.Впрочем, Судьба вмешалась снова, на сей раз по-доброму. Исход гуарани в испанские владения был еще на стадии подготовки, когда в 1761-м договор Мадрида с Лиссабоном был аннулирован, и семь редукций вновь отошли к донам. При этом индейцев за восстание не наказали: в том же году они крепко помогли донам отбивать у домов Колонию-дель-Сакраменто, кровью искупив вину, а к тому же, падре взяли всю вину на себя, - и в итоге расплачиваться пришлось Ордену. В 1759-м он был запрещен в Португалии, а летом 1768 года иезуиты выгнали и из Парагвая, с конфискацией в пользу короны, и на замлях редукций учредили провинцию Мисьонес, подчинив ее непосредственно Буэнос-Айресу.В принципе, признаваясь в «подстрекательстве», отцы-иезуиты мало чем рисковали: в европейских столицах судьба Ордена уже была решена, а семь бед – один ответ, и какая уже разница, почему? Много почему. Немалую роль (как когда с тамплиерами) сыграли богатства Ордена, очень нравившиеся властям, и общий либеральный настрой Века Просвещения (достаточно почитать, например, вольтеровского «Кандида», чтобы понять, как ненавидели «просвещенцы» иезуитов, единственных, кто умел с ними спорить). Да и влияния наследников Игнатия Лойолы монархи опасались.Впрочем,  для нас  главное, что иезуиты ушли, и их наследство начали делить. Имущество распродали на аукционах, не очень дорожась (в итоге многие из бедняков-креолов стали людьми среднего достатка и Парагвай стал единственной в Америке мелкобуржуазной провинцией). С землей, естественно, оказалось сложнее: сперва попытались оставить все, как было, передав редукции  францисканцам, но не срослось. Они не были вредными, они очень старались, но индейцы от них уходили в леса, где быстро дичали (это, к слову, неплохой аргумент против тезиса об «эксплуатации» и «рабстве», - ведь от иезуитов не бежали).Тогда, чтобы не терять умелых земледельцев и ремесленников, решили создать на бывшей территории 30 редукций новую колонию, Мисьонес, раздав землю индейцам и тем самыми превратив их в фермеров, причем, без права продавать участки (чтобы хитрые белые не облапошили наивных гуарани). Это частично получилось, но именно частично: большинство индейцев, охотно живших под опекой иезуитов, с испанскими чиновниками не ужилось и опять-таки бежало в леса, возвращаясь к давно забытой первобытности.В какой-то момент власти даже опасались восстания, - но пронесло, скорее всего, потому что уже не было, кому объединить и возглавить. Во всяком случае, среди гуарани, - зато среди креолов Асунсьона, сменивших теперь гнев на милость (индейцы-фермеры, разобщенные и безопасные, их вполне устраивали), желающих и объединять, и возглавлять было предостаточно, - и не без оснований.Иначе и быть не могло.Конечно, изгнание иезуитов, дешевые распродажи их имущества, появление новых рабочих рук (несколько тысяч гуарани, не совладав с собственным хозяйством, ушли в батраки) сбили недовольство, и даже надолго, десятилетия на два, но потом выяснилось, что изменений к лучшему нет. Ибо Парагвай стоял на торговле, - оптовики закупали на фермах и асьендах матэ и продавали его, а продавать приходилось через Байрес. Именно там взималась вывозная пошлина, именно там присваивалась та прибыль, которую мог получить Парагвай, и по всему получалось так, что доны давят налогами, а портеньос просто и нагло грабят.Естественным образом, в среде парагвайцев витала (и не могла не витать) мысль о том, что с зависимостью от Испании пора кончать, и с зависимостью от Буэнос-Айреса тоже, - а поставить точку на зависимости могла только независимость. И пусть даже предпосылок для этого пока что не было, но настроения в провинции витали нехорошие.Недовольны были все. Креолы-асьюндадерос и креолы-оптовики  хотели избавиться от приезжих губернаторов и вернуть реальную власть, креолам попроще, ремесленникам и мелким торговцам, надоели налоги и очень нравилась мысль о продаже товаров на границах Парагвая, фермеры, и белые, и краснокожие, опасались очередных неожиданных указов из Мадрида или Буэнос-Айреса, а чернокожих пугали слухи о согласии Испании вернуть беглых в Бразилию.В итоге, уже в 1796-м случилось что-то, не очень понятное, но, видимо, экстремальное, потому что губернатор Хосе Рибера ввел комендантский час и поставил ополчение под начало испанских офицеров, а в 1804-м появились уже и настоящие заговорщики, строившие планы восстания, как в 1732-м, и только отзыв нелюбимого Риберы слегка снизил градус. Но Парагваю и Мисьонес  нужна была только искра, чтобы разжечь пожар, - и тот факт, что это была единственная во всей Испанской Америке провинция, где люди, в основном, были сами себе хозяевами на своей земле, которую сами обрабатывали, не мог в будущем не придать зареву особого оттенка…Продолжение следует.

Выбор редакции
20 апреля, 21:00

2:00PM Water Cooler 4/20/2017

Today's Water Cooler: Uruguay and TISA, TTiP, budget shutdown, Shattered, GA-06, MT, Sanders v Perez, leading indicators, Tesla, Etzanoa

20 апреля, 20:38

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (1)

Абсолютно убежден в том, что понять г-жу Клио и усвоить ее уроки наилучшим образом можно через события, то есть, через судьбы людей и их мотивации, в связи с чем, терпеть не могу обстоятельные введения в тему. Однако сейчас без этого никак. Слишком велико полотно, слишком разнообразны штрихи и оттенки, и без хотя бы кратких пояснений можно заблудиться. А потому, дабы  потом не повторять, вот карты, а к картам добавлю, что речь о регионе западнее восточных склонов Анд. Том, где ныне Аргентина ( тогда она кончалась чуть южнее Буэнос-Айреса, а дальше гуляли мапуче), Парагвай с Боливией (только без Чако, где гуляли гуарани) плюс Уругвай, примерно такой же, как ныне. И…Одна седьмаяЭпоху конкисты опустим, ибо конкисты, как таковой не было. Люди приехали кто откуда, и поселились. Не было и феодализма, как в Мексике и Перу, где индейцы, сменив в полном смысле слова людоедское правление ацтеков и тоже людоедское, хотя и в переносном смысле, правление инков на куда более мягкую власть испанского короля, облегченно вздохнули в статусе нормальных крепостных, да еще и с новым, вполне добродушным богом.И смешение рас, - «метисация», - шло быстрее, чем в Перу и Мексике. Там-то, конечно, тоже мешались (а как иначе, если из 600 тысяч испанцев за 3 века 80% были здоровыми мужиками?), но там индеец, как правило, был «смердом», с которым официально родниться зазорно. А здесь покорять кочевых мапуче и лесных гуарани никто особо и не пытался, так что, они, крестившись, воспринимались, как диковатые, но равные.По той же причине, кстати, - плюс неизобилие полезных ископаемых, - массированной колонизации не было. Обширные равнины, горные цепи, длинные реки, степное море с идеальным климатом и огромным стадами чего-то типа бизонов, - но все это считалось неперспективным. Во всяком случае, до XVIII века, при Габсбургах и первых Бурбонах единственный интерес Мадрида заключался в т. н. «королевском кинто» (20% всех добытых металлов отдай державе, и спи спокойно), а все остальное, Бога ради, пусть частники занимаются, лишь бы налоги платили.Так что, первые городки к востоку от Анд, - Кордоба, Сантьяго-дель-Эстеро, Тукуман, - возникли исключительно как транзитные станции по дороге к порту, Буэнос-Айресу, и только потому, что дорога через континент из «серебряного Потоси», а оттуда – в Испанию, была куда короче морской дороги. При этом, сам Буэнос-Айрес права поначалу имел куцые:считалось, что судьба ему стать, как писалось в одном из отчетов, «самым бедным городом Америки», и жили portenos, в основном, контрабандой из Бразилии, снабжая внутренние города всякой всячиной по ценам куда ниже, чем полагалось бы платить, покупая товары в Лиме. Ну и, конечно, имели «шкурный» интерес, в том смысле, что вдоль побережья паслись миллионные дикие стада, а что такое в то досинтетическое время значили шкуры (то есть, кожи), сами понимаете.Так что, в ходе «вакерий», масштабных охот, дичь валили тысячами, затем обдирая, а мясо, в основном, бросая стервятникам, как позже охотники на буффало в США, - но не забывая и себя, и в результате, жили хотя и бедно, но более чем сытно, и жили (сплошь на говядине оно и немудрено) долго. Много дольше, чем в других вице-королевствах. А когда к концу первой четверти XVIII века стало ясно, что бизоны кончаются, поставили сеть «раскадеро» или «эстансий», -скотоводческих хозяйств, прикрытых от налетов мапуче с юга цепью фортов, - и Буэнос-Айрес стал уже не просто «гнездом контрабанды», но еще и «столицей кож» Западного полушария. Суровые были hombres, жили жизнью, мало отличавшейся от жизни индейцев, с которым то враждовали, то дружили против соседей, и напоминали более всего всегда готовое к бою казачество.Развивались и «внутренние» города – северный Тукуман, столица первого испанского губернаторства (Байрес стал вторым), Асунсьон, самый первый город в тех необъятных краях, Кордоба, имевшая университет не хуже европейских. Там скота было гораздо меньше, и специализировались кто на чем, - где-то валили лес, где-то ткали, где-то разводили мулов, - и тоже воевали с индейцами, только не лесными, а «дикими лесовиками».В целом же, жили, каждый своей жизнью, поскольку торговых связей между провинциями Мадрид категорически не поощрял. Он вообще многого не поощрял, - например, уже при Бурбонах велено было вырубить оливковые рощи и уничтожить посевы табака, чтобы колонии покупали испанское, - но торговлю прижимал жестче всего, обложив внутреннюю торговлю такими пошлинами,что было себе дороже платить. Тем паче, что оставшееся после выплаты всего положенного Мадриду, обкладывала пошлинами еще и Лима. В итоге, - всего один пример, - доставленная «длинным» путем льняная ткань стоила в Потоси около 30 песо за метр, а она же, приехав «по-черному» с побережья Атлантики, вшестеро меньше.Так что, друг от друга «внутренние» не зависели. Их cabildo, - городские советы, избираемые всеми, имевшими свой дом, - обладали на своей территории полной властью, территории же определялись de facto по взаимному согласию на основе принципа uti possidetis, - «Поскольку владеете, владейте», - причем, по сравнению с Перу, где королевский учет и контроль были жестки, здесь царила демократия. Да и испанцев было совсем немного, в основном, чиновники, падре да офицеры, поскольку заморские искатели удачи искали, где глубже, а глубже, естественно, было западнее Анд или поближе к Карибскому морю.Так что, населяли города, в основном, креолы, имевшие три, четыре, а то и пять поколений предков, живших на американской земле, но, по крайней мере, формально (фактически такое попадалось редко) не имевшие индейской крови. Они заседали в кабильдо, землю свою любили, ибо другой не знали, и знать не хотели, а испанцев недолюбливали, да и Испанию не знали. Хотя в «старых», внутренних городах, основанных первыми конкистадорами, к вопросам древности рода, титулам и заслугам предков, как отмечают все путешественники, относились куда более ревниво, чем в «плебейском» Байресе, и небогатый потомок кабальеро неофициально стоял выше богача, чей предок был простолюдином.И так было год за годом. Города восточнее Анд жили сами по себе, поневоле подчиняясь Лиме и недолюбливая Буэнос-Айрес, время от времени ставивший условия, которые приходилось выполнять, ибо оттуда поступала контрабанда, а туда можно было сбыть свое без лишних накруток.Хотя, с другой стороны, Байрес не боялся быть лидером в трудные минуты. Скажем, в 1680-м к устью Ла-Платы пришли португальцы, что угрожало общим интересам, а Лима мялась, не зная, что делать, поскольку между Мадридом и Лиссабоном был мир. И тогда именно губернатор и кабильдо Буэнос-Айреса взяли на себя ответственность начать «незаконную войну»,оформив решение нотариально заверенным протоколом. После чего «внутренние» города могли присылать отряды, не опасаясь репрессий, - и португальцев перебили, спровоцировав нешуточный международный скандал, вполне способный завершиться гарротами для «самоуправщиков».И перебили, несмотря на то, что Мадрид с Лиссабоном не воевали. Правда, португальцы не унимались, их отряды приходили вновь и вновь, а терять вкусные земли Испания не хотело, так что, по после долгой переписки, самоуправство сошло с рук, но ведь заранее никто не знал, как оно выйдет. И в итоге, - у Байреса появился авторитет, в сочетании с исключительными возможностями и немалыми средствами позволивший ему претендовать на роль «первого среди равных».С другой стороны, в Мадриде, где проблема ла-платской конрабанды давно многих раздражала, пришли к выводу, что портеньос стали чересчур уж самостоятельны. Поэтому, в 1724-м в той же бухте, только на более удобном месте, основали город Монтевидео, центр территории Banda Oriental (Восточная полоса), подчиненный непосредственно метрополии, заселив окрестности канарскими гуанчами – воинственным берберским народом, испанизированным еще в XIV веке. К слову, отсюда (Guanches, Guanchos) пошло Gahuchos, ставшее позже определением всех «кентавров» Ла-Платы и не только её, - но это, повторяю, к слову, сугубо для самых любознательных.ПерезагрузкаХод был, следует признать, филигранный, тщательно обдуманный и перспективный. Никак не связанный со «старыми» провинциями, новый порт не просто перекрывал пути «черному бизнесу», но и, куда более удобный в чисто практическом смысле (суда могли швартоваться не на рейде, как у соседей, а прямо у берега), по всем экспертизам обещал обернуться идеальными «воротами» и во внутренние земли, и из них, тем самым, резко ослабив позиции Буэнос-Айреса. Неудивительно, что сам факт его основания портеньо приняли в штыки, затаив немалую обиду на Мадрид.Впрочем, на тот момент недовольство портеньос Бурбонов совсем не волновало, их больше заботила демаркация границ с португальцами. Спорили долго, и в 1750-м, наконец, пришли к компромиссу: юг Восточной полосы с Монтевидео доны оставили за собой, взамен согласившись оставить домам Колонию и отдать северные «Восточные миссии», формально свои, но фактически принадлежавшие Ордену Сердца Иисусова, - что, кстати, вызвало крупные последствия. Однако об этом позже, для нас же важно, что теперь Монтевидео стало отдельным губернаторством, окончательное же решение вопроса, поскольку компромисс в Мадриде считали неправильным, отложили на потом…В 1776-м у метрополии, наконец, дошли руки завершить давно назревшую и затормозившую на полпути по множеству причин административную реформу. Огромное, - хотя и урезанное за шестьдесят лет до того, - неуклюжее и неэффективное вице-королевство Перу разделили по Андам, создав новое вице-королевство Рио-де-Ла-Плата. Очень большое: губернаторства Тукуман, Буэнос-Айрес, Парагвай, Монтевидео и даже совершенно лишнее Верхнее Перу (ныне Боливия).А чтобы два раза не ходить, дон Педро де Севальос, губернатор Байреса, явившись в Колониа-дель-Сакраменто во главе отряда всадников, самого большого, который видела Америка, вымел португальцев с Восточной полосы, что Лиссабону пришлось признать и закрепить договором. Ну и, естественно, встал вопрос о том, где жить вице-королю.Претендовали многие, что вполне понятно, - быть центром всегда полезно, - и у всех были свои козыри. Скажем, Кордоба – самая «породистая», самая «испанская», самый престижный университет этой части Америки, выпускники которого подвизались везде и всюду. А легендарный «серебряный» Потоси – очень богат, очень важен для метрополии и тесно связан с Лимой, что создает преемственность власти. А парагвайский Асунсьон, хотя и на отшибе, но именно он, основанный раньше всех, стал своего рода «матерью городов» (в те времена это учитывалось).И тем не менее, в итоге выбор пал на Буэнос-Айрес: скорее всего, потому что он находился в идеальном месте для отражения возможной атаки португальцев, плюс гораздо лучше прочих (переплыть Лужу, только и всего) был связан с Испанией. Хотя, возможно, какую-то роль сыграли и деньги, которые чиновники в Мадриде, как и все чиновники, весьма уважали.Как бы то ни было, замысел был грандиозен. К этому времени понимание экономики в европейских столицах, - и в Мадриде, конечно, тоже, - уже дошло до осознания того факта, что не едиными драгметаллами преумножается державный бюджет, но доходами населения. В связи с чем, поскольку серебряные рудники Анд за два века поисчерпались, а медные не очень окупали себя, глубокие политэкономы справедливо рассчитали, что рывок Испании могут обеспечить практически неосвоенные богатства Ла-Платы, а рассчитав, уже не скупились, планируя хозяйственный комплекс in future.Новое вице-королевство имело выход и к Атлантике, и (через тогда еще не обрезанную Боливию) к Пасифику, роскошные реки, - быстрая и надежная доставка чего угодно куда пожелаешь, бескрайние равнины с бесчисленными стадами (шкуры!), джунгли с ценной древесиной, мощный потенциал рыболовства и боя китов, да и металлы, пусть переподчиненные, никуда не делись.На внутренние терки между регионами, естественно, внимания никто не обращал, а чтобы не возникло лишних проблем, все права отдельных провинций сохранили в полном объеме, оставив за Буэнос-Айресом контроль и общее руководство. После чего, подряд, - в 1777-м и 1778-м, - издали два долгожданных, почти сотню лет лежавших под сукном указа: Акт о свободном интернировании и Регламент о свободе торговли, сняв, наконец, всем опостылевшие внутренние пошлины.Что такое свободная торговля в большом порту, куда стекается самое разное сырье и самые разные товары, надеюсь, пояснять не надо. Почти сразу рванул бум иммиграции: ехали не только испанцы, итальянцы, французы и прочие, кому испанский было освоить легче, но и кто угодно. Возникли и всего за год-два встали на ноги торговые дома, готовые нанимать на работу сколько угодно рисковых парней, потому что необходимость в торговых агентах постоянно росла, и риск работы в сложных условиях оправдывался не только жалованьем.«Молодые люди, почти подростки, присланные из Испании или приехавшие на свой страх и риск, -  указывает Мигель Луна, - зарекомендовав себя, женились, как правило, на дочери хозяина, приобретали статус, их избирали в кабильдо, в какой-то момент они получали почести и богатства». В итоге, быстро исчезли последние намеки на пиренейскую чопорность, все еще присущую «внутренним» провинциям: общество Байрес было обществом торговцев, их образованного потомства и владельцев скотоводческих эстансий, которые богатели не та быстро, как посредники, но даже став очень зажиточны, жили в своих владениях очень тяжело, изнурительно и примитивно.«Благородные» предрассудки рассеивались на глазах. Один из путешественников того времени с удивлением отмечал, что на улице Буэнос-Айреса «можно увидеть мулатку, одетую, как благородная дама, и с нею уважительно раскланиваются, тогда как в Кордобе, будь она даже супругой богатого купца, родовитые креолы тотчас поставили бы и ее, и ее мужа на приличествующее место».Параллельно наращивался и авторитет Байреса в глубинке. Территория-то была колоссальная, а связь скверная, по каждому поводу переписываться с центром было неэффективно, множество вопросов требовали решения на месте, - в связи с чем, Буэнос-Айрес, как и Лима, получил право право назначать на местах представителей, и вице-королевство было поделено на восемь интендант-губернаторств в восьми удобно расположенных городах.Однако прочие города, оказавшись в двойном подчинении, чувствовали себя ущемленными и всячески пытались «перепрыгнуть» свои «мини-байресы», напрямую обращаясь в центральную администрацию. Чем администрация, естественно, пользовалась, при всяком удобном случае выступая в роли защитника «униженных и оскорбленных», - разумеется, на пользу Буэнос-Айресу.Вот в таком, если без совсем скучных подробностей, виде подошли интересующие нас территории к рубежу XVIII-XIX веков, и на том можно было бы перейти к сюжетам куда более интересным. Но, чтобы непростая панорама будущих событий была ясна в полной мере, прежде всего, необходимо особо рассказать об одной из провинций вице-королевства, на все прочие непохожей, и позже сыгравшей в судьбах региона очень особую роль…Продолжение следует.

19 апреля, 06:04

Военные Венесуэлы заверили Мадуро в "безусловной лояльности"

Министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес заявил, что армия страны подтверждает "свою безусловную лояльность президенту". Об этом он сказал на встрече представителей силовиков страны с главой Венесуэлы Николасом Мадуро в понедельник, 17 апреля.

19 апреля, 02:38

AMERICA SIN INGLÉS

Как часто оно бывает, реальность корректирует планы. Скажем, про Болгарию планировался десяток очерков, а получилось более ста, аж два тома. Так же и с Латинской Америкой. Думал уложиться в два тома, а не вышло: история Гаити и Бразилии, в очень сокращенном виде выложенная в блоге, в полном, как выяснилось, потянула на отдельную книгу - "Latina без castellano", то есть, "Латинская без испанского".Это логично, и это правильно: по-настоящему уяснить суть замыслов и хитростей г-жи Клио можно не через сухие даты и короткие строчки, а через судьбы живых людей, сплетение которых дает в итоге общую судьбу народов и стран. И поскольку теперь время, слегка отдохнув, ибо труд был тяжек, переходить к Latina соn сastellanо, то есть, Латинской Америке испанской, хотел бы кратко сказать, как оно будет.Первоначальная задумка, - идти по странам и рассказывать, - по зрелом размышлении оказалась неправильной. Ибо все, во всяком случае, на первом этапе Независимости,  слишком переплетено, пришлось бы раз за разом либо повторяться, либо постоянно делать ссылки на содержание других томов, либо галопом проскакивать интересное и важное. Поэтому, подумав, решил идти не по странам, а по блокам стран,то есть, по вице-королевствам, каковых в Латинской Америке было четыре: Новая Испания (ныне Мексика и республики Центральной Америки, кроме Панамы), Новая Гранада (ныне Колумбия, Панама, Венесуэла и Эквадор), - как ни странно, наименее интересный блок, - Перу (ныне Перу, Боливия и Чили) и Рио-де-Ла-Плата (ныне Аргентина, Уругвай и Парагвай), - с которого и начну, ибо, на мой взгляд, весьма актуально.И еще хотел бы пояснить, почему за основу, как и при работе над историей Африки, взяты события, в основном, XIX века. Дело в том, что века реальные не совпадают с календарными, и у каждого столетия свой смысл. Век XVIII (1715-1789) был Веком Просвещения, век ХIX (1815-1914) - Веком Разума, век ХХ (1917-1991) - Веком Идей,  и думается сегодня, на пороге очередного Dark Age, актуален именно  век, когда Homo был Sapiens.А теперь огромная просьба ко всем, кто читает исторические очерки, начиная хотя бы с Болгарии...View Poll: #2066527

28 июля 2014, 21:36

Ископаемое яйцо? Нет — жеода

Жеода – греческое слово «геода», произносимое на французский манер. Обозначает оно предмет, формой подобный Земле; в данном случае имеется в виду сфероидное (округлое) образование в грунте. Кора такого образования тверда, внутри – полость, иногда сплошь заполненная кристаллизованными минералами, друзами самоцветного камня; иногда свободная в центре. Обычный размер жеоды колеблется от одного сантиметра до одного метра в поперечнике. Малые (менее 1 см) жеоды носят наименование миндалин. Большие жеоды – особенно достаточно большие для того, чтобы в них мог войти человек – привычно именуются пещерами и имеют, как правило, личные имена. Академическая наука склонна называть жеодами любые (вне зависимости от формы и размера) полости в породных массивах, «поросшие» изнутри кристаллами натуральных минералов. Фото 2.    И миндалины, и жеоды относятся к так называемым секрециям. Геология классифицирует секреции как малые минеральные тела. Образуются жеоды путем естественного (иногда весьма быстрого и интенсивного) разрастания кристаллов внутри закрытой полости в породе. Минеральные вещества, откладываясь внутри жеод, не обязательно кристаллизуются. Наиболее привлекательно выглядят секреции с внутренними наслоениями самоцветного камня.   Содержимое жеод всегда отлично по составу от пород, вмещающих секреции. Периодическое обводнение местности, прямой контакт породного массива гидротермальными источниками приводит к осаждению в полостях (трещинах, разрывах, газовых пузырях) различных минералов. И если Плиний, описывая жеоды, говорил о каменных мешках, заполненных глиной, то современные минерологи особо выделяют жеоды, внутри которых выросли кристаллические друзы.     Фото 3.    Чаще всего встречаются жеоды средних размеров (от 2-х до 30-ти сантиметров в диаметре), по форме напоминающие приплюснутую сферу. Образуются жеоды, как правило, в известняках или других осадочных породах. Наружная корка жеоды сравнительно тонка, нередко имеет пропуски, однако достаточно прочна для удержания формы. Складывается внешняя часть жеод из кремнезема. Среди разновидностей натурального минерала, слагающего оболочку жеоды – кварц, халцедон, белый или полосчатый агат, зеленоватый хризопраз. Внутренняя поверхность жеод, интересных для геммологов, обычно покрыта кристаллами. Отсутствие помех позволяет кристаллам самоцветов беспрепятственно (обычно – по направлению к центру жеоды) расти. Природные грани кристаллических тел, наполняющих жеоды, отчетливо выражены. Тесное соседство нередко приводит к срастанию отдельных кристаллов вплоть до образования внутри жеоды сплошного минерального монолита. Грунтовые растворы, попадая в породные полости, теряют влагу. Повышение концентрации растворенных в воде солей способствует кристаллизации осадка. Чаще всего в жеодах встречаются вещества, обычно присутствующие в минерализованных водах. Соединения кальция и кремния, бария и серы, алюминия и других металлов – вот основные находки минерологов, вскрывающих жеоды.   Фото 4.    Весьма часто жеоды, формирующиеся в осадочных породах, находятся внутри так называемых конкреций. Конкрецией называется округлое, часто неправильной формы образование, появившееся в результате постепенного роста кристаллов во все стороны от какого-либо центра кристаллизации. Процесс кристаллизации, текущий в осадочной породе, не всегда равномерен. Поэтому не все конкреции шарообразны, но все имеют радиально-лучистое строение. Кристаллы в конкрециях могут подвергаться изменениям, влекущим появление полостей – жеод. Среди прочих различают жеоды перекристаллизации. Повторное растворение уже сформировавшихся кристаллов, и их последующий рост в освободившемся пространстве из концентрированного раствора всегда дает снижение количества примесей в теле образующегося минерала. Уносимые вместе с влагой примеси ничем не замещаются – так появляется свободное пространство в замкнутом объеме конкреции. Со временем полость превращается в жеоду.   Фото 5.    Нередко встречаются и лимонитовые жеоды. Появляются они вследствие окислительных процессов, протекающих в конкрециях железорудных отложений. Известняки и меловые залежи богаты конкрециями кремния. В них могут образовываться кремнеземные жеоды. Они представляют немалый интерес для ценителя драгоценного камня. Кристаллическое содержимое кварцевых жеод часто представляет собой самоцветную щетку. Метасоматические жеоды – продукт неполного замещения одних минералов другими. Представляя немалую научную ценность как ключ к пониманию процессов, скрыто протекающих в отложениях осадочных пород, геммологической ценности метасоматические жеоды обычно не представляют.   Фото 6.    Жеоды с друзами самоцветного кристалла являются объектом коллекционирования. Используются они и как украшения, и как музейные экспонаты. Особой популярностью пользуются жеоды, наполненные аметистами. Наиболее крупные из них сохранены в местах обнаружения как природные достопримечательности. Жеоды, размером превышающие рост человека, экспонируются в музеях Бразилии и Уругвая. Мелкие аметистовые миндалины разрезаются, оправляются в драгоценные металлы и продаются как ювелирные украшения.   Фото 7.    В нашей стране встречаются высокодекоративные жеоды с внутренними отложениями кварцевых минералов. Агат, сапфириновый халцедон, а также аметист и гематит – минералы, часто заполняющие (или формирующие) жеоды, находимые на территории России. Чрезвычайно выразительные агаты в жеодах находят на севере азиатского континента. Французские Альпы дарят жеоды, усыпанные изнутри кристаллами кальцита. Из Африки и Азии привозят жеоды с целестином. В Америке находят очень красивые азуритовые жеоды. На Урале весьма популярно минералогическое хобби: поиск кварцевых «занорышей» (так здесь именуются жеоды) с кристаллами горного хрусталя внутри.   Фото 8.    Жеоды с натуральным драгоценным камнем внутри, друзы самоцветных кристаллов – популярны у ценителей минералов. Но если поиск и обработка сортового камня поставлена на промышленную основу, отыскание жеод часто остается делом увлеченных любителей. Опытные искатели не гнушаются проверять старые выработки – как поверхностные, так и карьеры, неглубокие шахты. Действуя на ощупь, налегке, ручным инструментом; руководствуясь более интуицией, нежели данными геологоразведки, они пересевают разрушенные эрозией пласты горной породы, раскапывают речные наносы, обследуют жильные выходы минералов. Не всякая найденная жеода богата самоцветами. Однако драгоценные камни из семейства кварцев – полупрозрачные раух-топазы, зеленовато-желтые цитрины, лиловые и фиолетовые аметисты – в жеодах встречаются достаточно часто.   Фото 9.  Фото 10.  Фото 11.  Фото 12.  Фото 13.  Фото 14.  Фото 15.  Фото 16.  Фото 17.  Фото 18.  Фото 19.  Фото 20.  Фото 21.  Фото 22. Фото 23.  Фото 24.     Вспомним еще что нибудь про камушки, вот например Русский камень малахит, а вот я вам рассказывал Откуда на Земле появилось золото ? и как выглядят Кристаллы висмута. И еще что нибудь интересное про недра нашей Планеты:  вот например очень интересный Деревянистый ОПАЛ, а вот  Крупнейший в мире аквамарин, ну и в заключении Самый большой сапфир в мире. А еще к вам такой вопрос: вы уверены. что в природе не бывает прямых граней ?  Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=51360