Валютные войны
Валютные войны
Валютные войны или конкурентная девальвация — последовательные преднамеренные действия правительств и центробанков нескольких стран по достижению относительно низкого обменного курса для своей национальной валюты, с целью увеличения собственных объёмов экспорта. Увеличение объёмов экспорта происходи ...
Валютные войны или конкурентная девальвация — последовательные преднамеренные действия правительств и центробанков нескольких стран по достижению относительно низкого обменного курса для своей национальной валюты, с целью увеличения собственных объёмов экспорта. Увеличение объёмов экспорта происходит за счёт снижения в местной валюте себестоимости производства отечественных предприятий-экспортёров и возможности снизить цены на продукцию экспортёров.
Развернуть описание Свернуть описание
19 марта, 22:38

Новый глава ЦБ Китая - кто он?

В понедельник Китай поставил ключевое доверенное лицо президента Си Цзиньпина на одну из лучших позиций в правительстве, так как Пекин сокращает все более рискованное финансирование и наращивание долга, которое может представлять системные риски.

19 марта, 22:38

Новый глава ЦБ Китая - кто он?

В понедельник Китай поставил ключевое доверенное лицо президента Си Цзиньпина на одну из лучших позиций в правительстве, так как Пекин сокращает все более рискованное финансирование и наращивание долга, которое может представлять системные риски.

19 марта, 10:30

Europe Faces A Perfect Storm In 2020

Via GEFIRA, Clouds are gathering: Weidmann will end QE while Macron’s reform will not solve any problem whatsoever. It’ll be the final push for a Eurosceptic Italy, where plans for parallel currencies are popping up. Add Trump’s trade war to the soup and 2020 promises to turn nasty. It is becoming increasingly clear that at the end of 2019 Jens Weidmann, current President of the Bundesbank, will replace Mario Draghi at the helm of the European Central Bank. The change in terms of economic beliefs will be radical and, combined with the other developing issues in Italy and the US, which will be discussed later in the text, might as well put an end to the misery of the Eurozone. What does Jens Weidmann believe in? As a typical post-Weimar German, he believes in strong currency and low inflation. The Financial Times carried an interesting interview with him a few weeks ago, in which the German financier expressed his opposition to everything that Mario Draghi has stood for in the last few years and made known his wish to stop the quantitative easing program and replace it with raised interest rates. What happens when interest rates increase? If they go up too fast, markets crumble. Low interest rates offered for too long have contributed to the subprime mortgages debacle of 2007-8. In 2012, at the peak of the Eurozone sovereign debt crisis, Draghi promised to do ”whatever it takes” to preserve the European common currency. Weidmann was the only one on the board of the ECB who was opposed to this too. Draghi’s statement had a therapeutic effect on financial markets which quickly calmed down after it. Once he’s gone, however, Weidmann is unlikely to show the same resolve to indeed do whatever it might take to keep the currency together. Finally, just like most Germans, he is not a fan of Emmanuel Macron’s idea of creating a Eurozone budget because the money transfer is seen as too much of a concession towards “lazy Southerners”. Maybe in the end Weidmann will opt to preserve the status-quo, but if he sticks to his beliefs, rates will increase, markets will fall and it’ll be the end of the Eurozone. Trump is winning, Macron is not The financial press ridicules the American President and regards his French counterpart as a godsend. Yet, when you look at their hitherto policies, they have been rather similar: less taxation, especially for the rich and restricted immigration. If you look at the results, both economies are experiencing solid growth. Still, it is Macron who is credited for “creating confidence among businesses for his reforms”while Trump’s success is framed as a fluke at best. It might as well be, but the US economic growth is stronger than France’s and the US stock market boom (which began on the night of November 8th 2016 when it became certain that Donald Trump had defeated Hillary Clinton and the market reversed galloping all the way throughout 2017) is a driving factor globally. So, if Mr. Market’s behaviour means anything, then Trump can partly claim credit, Macron can’t. The balance of real strength between Trump and Macron couldn’t have been made clearer. A few days ago Trump signed his tariffs on steel and aluminium into law, and when Macron called him on the matter it was to no avail.2)The latter also called on for the WTO to intervene, but the motivation adduced by Trump is “national security” and there is little the WTO or Macron can do about it. It’s game, set and match for the American president.3)Even if the roles had been reversed, the mainstream press would be still praising Macron and mocking Trump. As it is, the French president’s debacle has been rather ignored. The massive German trade surplus has often been named as a factor of instability on the international stage. Still, the European Commission, the IMF, former US presidents and the rest of the EU members have failed to lessen it so far. Trump is going to do what everyone else did not have the courage to: punish Germany. He will wage a trade and currency war against the Eurozone, and the above-mentioned tariffs are just the first act. Finally, consider what will become of Macron’s reform of the Eurozone and its budget. The latter according to journalist Wolfgang Munchau, who’s generally well informed on the topic, will be a grand total of €3 billion a year, roughly 0.03% of the Eurozone GDP,4)so its contribution to the efforts rescuing the losing members of the European common currency from their fate is negligible. Even if Macron has the finance minister of his own choosing and the budget he is calling for, it won’t help. Emmanuel Macron might have “all the right ideas” as the mainstream media love to say, but he’s also not delivering on them and there are doubts he ever will, while the media covering for him, come what may, keep digging the grave for their own credibility. The Italian revolt Since the last election, Italy is officially a Eurosceptic country. Mainstream parties committed to the European integration project have been vanquished. It is hard to predict if the country is going to have a government. The 5 Stars Movement won the most seats, but lacks the majority. The Democratic Party is imploding: the base wants to support a M5S government because “that’s where our voters went”, but the likely future leadership under the former development minister Carlo Calenda has no intention to do so. Lega has the strongest coalition, but also lacks the numbers and so far has been waiting on the sidelines. Its leader Salvini knows that in case a new election is held he is likely to finish off his ally Berlusconi, by taking even more votes from him. He also knows that if M5S makes a deal with the establishment, they’ll lose votes to him, making him the only credible candidate for change. He’s in no hurry. Mario Draghi will only become available for the position of prime minister in 2019. M5S might actually end up picking him, but supporting a technocratic government would be the end of the protest movement. The other side of the coin is that once Draghi is no longer at the head of the ECB, keeping interest rates low for the benefit of Italy, the arguments in favour of Italy remaining in the Eurozone are running out.

15 марта, 22:30

Экономика: Ушедшая глава Нацбанка Украины запомнится массовым воровством

На Украине сменился глава Национального банка. Валерия Гонтарева на прощание с удовольствием докладывала о своих достижениях. На самом же деле она привела финансы Украины к девальвации гривны, инфляции и тотальному разрушению банковской системы. Как ей это все удалось? Парламент Украины уволил Валерию Гонтареву с должности главы Нацбанка страны (занимала свой пост с 2014 года). На прощанье она выступила с крайне пафосной речью, в которой не постеснялась приписать себе целый ворох достижений. Но являются ли они достижениями на самом деле? Чем закончилась «миссия» Гонтаревой, как она сама выразилась, на посту главы Нацбанка Украины? Нацбанк путем реформирования был превращен в европейский институт, считает сама Гонтарева. «Что было сделано? Во-первых, обеспечена макрофинансовая стабильность. Страна перешла на гибкий валютный курс и начала новую монетарную политику инфляционного таргетирования», – сказал Гонтарева, добавив, что сейчас валютные колебания на рынке воспринимаются спокойно и без паники. И банковскую систему Украины она очистила от неплатежеспособных банков, восстановив ее стойкость. «Банки здоровы, прозрачны и уже готовы возобновить кредитование», – заявила Гонтарева. «В том, что она сказала, 10% правды, 90% лжи. Какой это европейский институт? Она украла очень много денег: многие банки закрывала с одной целью: чтобы потом украсть их активы», – говорит гендиректор Украинского аналитического центра Александр Охрименко. «Когда Гонтарева только встала во главе Нацбанка, проблемных кредитов было всего 10%, теперь – 60%. Курс доллара был порядка 8 гривен, сейчас – 27–28 гривен. До ее прихода кредитование работало, а сейчас кредитование бизнеса не работает вообще. Вот и все ее реформы», – добавляет собеседник. То, что происходило на Украине в течение 2014–2017 годов, эксперт «Украинского выбора» Александр Колтунович называет скрытой девальвацией, при которой снижение реального курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам происходит в течение многих дней и без официальных комментариев людей, отвечающих за валютную политику страны. «Скрытая девальвация приводит к обеднению широких слоев населения, ухудшению уровня и качества жизни, уменьшению иностранных инвестиций, оттоку капитала, созданию валютных рисков для бизнеса. Происходит увеличение темпов инфляции, обесценивание вкладов в национальной валюте, подвергшейся девальвации. Все то, что мы видим сегодня на Украине», – говорит Александр Колтунович. При этом Нацбанк Украины так и не смог справиться с инфляцией, которая только по официальным данным в 2015 году разгонялась до 43%. И в прошлом году она оказалась на уровне 13,7% против 12,5% в 2016 году. В свои заслуги Гонтарева также включила успешное сотрудничество с МВФ и другими международными финансовыми организациями, которое позволило нарастить золотовалютные резервы Украины до 18,4 млрд долларов. Вот только хвастаться здесь особо нечем. Ведь до уровня 2013 года, когда ЗВР страны были на уровне 34,5 млрд долларов, текущий показатель значительно недотягивает. Более того, в 2014 году именно Гонтарева допустила падение ЗВР страны до рекордно низкого уровня в 7,5 млрд долларов. А результатом стало косвенное влияние на размер платежного баланса и валютного курса страны, а также на уровень инфляции и прочие макроэкономические показатели, указывает Колтунович. И текущий уровень ЗВР сложно назвать большим успехом. Ведь их рост обеспечен в том числе за счет кредитов от МВФ и от других финансовых институтов. А значит, как только внешнее финансирование закончится, резервы снова иссякнут, а инфляция вырастет. Новым главой Нацбанка президент Петр Порошенко назначил Якова Смолия, который работает в банковской системе Украины более 25 лет, а при Гонтаревой был первым ее заместителем и и. о. главы банка. «Яков Смолий как исполняющий обязательности правит, конечно, лучше Гонтаревой. Он уже сделал многое: прекратил истерику, перестал заниматься разорением банков, изымать бизнес. Очень надеюсь, что в ранге руководителя Нацбанка ему удастся исправить все то, что натворила Гонтарева, и лет через пять возродить банковскую систему Украины, восстановить кредитование, в том числе ипотечное. Здесь работы очень много», – говорит Охрименко. По его словам, у выживших банков есть деньги, они могут запустить кредитование бизнеса, если вместо чистки и запугивания рынка будет грамотная и взвешенная помощь со стороны НБУ. Теги:  экономика Украины

15 марта, 19:13

Как Китай может изменить баланс в торговле с США на $100 млрд

В прошлом Китай уже не раз повышал курс юаня, чтобы наладить отношения с США, обвинявших его в валютных войнах. Но теперь Пекину будет не так просто удовлетворить требования американского президента Дональда Трампа сократить дефицит США в торговле с Китаем на $100 млрд.

15 марта, 14:56

Юань: новый раунд борьбы за место под солнцем

Официально Пекин амбициозных целей по части интернационализации юаня (жэньминьби) не провозглашал, но китайская денежная единица с некоторых пор стала активно продвигаться за пределы страны.

14 марта, 18:55

Определяющими для рубля будут опорные заседания ФРС США и Банка России

В начале марта рубль начал слабеть, несмотря на благоприятное сочетание таких факторов, как высокие цены на нефть, сокращение валютных интервенций Минфина и ожидаемый приток портфельных инвестиций в результате размещения нового выпуска евробондов. Я полагаю, что давление на российскую валюту оказывает неопределенность вокруг среднесрочной монетарной политики ФРС США, обострившийся риск торговых и валютных войн, а также постепенный переход нефтяного рынка от бэквардации к контанго. В краткосрочной перспективе определяющими для курса будут опорные заседания ФРС США и Банка России. Что касается II и III кварталов, то в случае снижения ключевой ставки в марте на 50 б.п. и решимости ФРС повышать учетную ставку каждые 3 месяца, рубль продолжит слабеть. Если Банк России не будет спешить со снижением ставки, то весьма вероятны попытки рубля закрепиться вблизи текущих уровней. К декабрю я ожидаю постепенного укрепления доллара до уровня 58-59 рублей.

14 марта, 15:16

Кто оплатит криптовалютные войны

Как сообщило агентство финансовых новостей Вloomberg, крупнейшая биржа криптовалют Coinbase получила лицензию на операции с электронными деньгами в Великобритании и открыла для своего отделения в Лондоне счёт в банке Barclays Plc. Только за прошлый год калифорнийская Coinbase увеличила объём средств, обмененных её пользователями, до 25 миллиардов долларов.    Полученные от финансовых властей Великобритании (Financial Conduct Authority) права...

14 марта, 13:15

ЕЦБ обещает избежать сюрпризов при сворачивании QE

Глава ЕЦБ Марио Драги заявил, что регулятор будет избегать неожиданных для инвесторов изменений в своих планах стимулирования. Он подчеркнул, что инфляция остается на слишком низком уровне, а торговая политика США и более сильный евро вызывают опасения.

14 марта, 12:40

Юань: новый раунд борьбы за место под солнцем

Официально Пекин амбициозных целей по части интернационализации юаня (жэньминьби) не провозглашал, но китайская денежная единица с некоторых пор стала активно продвигаться за пределы страны.  В 2005 году денежные власти Китая отказались от жёсткого режима валютного курса юаня. С 2005 по 2013 год цена юаня в долларах росла почти ежегодно, всего за этот период он укрепился на 36,7%. Пик был достигнут 26 января 2014 года: 6,0427 юаня за 1 доллар США. Некоторые резервы конкурентоспособности китайской экономики ещё сохранялись, поэтому удорожание юаня не влияло радикально на состояние торгового баланса Китая. А юань при этом становился в мире привлекательной валютой. Спрос на него возрастал.  Пекин уже в 2000-е годы стал предлагать торговым партнёрам использовать в расчётах по экспорту и импорту свою национальную валюту. Партнёры за редкими исключениями не возражали.

13 марта, 22:15

Юань: новый раунд борьбы за место под солнцем

  • 0

Официально Пекин амбициозных целей по части интернационализации юаня (жэньминьби) не провозглашал, но китайская денежная единица с некоторых пор стала активно продвигаться за пределы страны.  В 2005 году денежные власти Китая отказались от жёсткого режима валютного курса юаня. С 2005 по 2013 год цена юаня в долларах росла почти ежегодно, всего за этот период он укрепился на 36,7%. Пик был достигнут 26 января 2014 года: 6,0427 юаня за 1 доллар...

09 марта, 14:18

Выбраться из состояния без выбора

Нынешние власти начнут "переставлять ноги" в крымском вопросе, когда отмахнуться или отпетлять не будет никакой возможности. Но для этого "крымский вопрос" должен стать важным для всех украинцев.

Выбор редакции
07 марта, 12:09

Что ждать от заседания ЕЦБ 8 марта?

В четверг состоится заседание Европейского центрального банка - событие, которое окажет существенное влияние на мировые рынки, в первую очередь валютный.

07 марта, 12:09

Что ждать от заседания ЕЦБ 8 марта?

В четверг состоится заседание Европейского центрального банка - событие, которое окажет существенное влияние мировые рынки, в первую очередь валютный.

06 марта, 12:06

Союз золотопромышленников прогнозирует среднюю цену золота в $1310 за унцию в 2018 году

По словам председателя отраслевой организации, на стоимость золота в этом году будут влиять состояние мировой экономики, валютная политика Дональда Трампа и геополитическая обстановка

05 марта, 14:17

Торговая война вносит дополнительную неопределенность в динамику валют.

ФОРЕКС Главной новостью прошлой недели было введение Трампом антидемпинговых пошлин на сталь и алюминий. Любопытно то, что пошлины были введены единые, против всех торговых партнеров США. Обычно такие меры, все же, носят селективный характер, и принимаются с учетом внешней политики США, и мнения относительно честности в вопросе курсовой политики торговых партнеров. Сильнее всего от новых правил пострадают Канада, Бразилия и Южная Корея. Однако, «зацепит» и ЕС тоже. ЕС и Канада громче всех возмущаются, и грозят ответными мерами. Налицо продолжение роста агрессивности американской торговой политики, которая не выделяет больше из торговых партнеров близких союзников. Первой реакцией доллара на тренд ужесточения торговых условий, как обычно, стало ослабление. Наметившейся было среднесрочный тренд укрепления доллара приостановился, индекс доллара откатился чуть вниз от локальных максимумов около 90.8 и консолидируется у 90. EUR/USD, соответственно, протестировав сверху важный уровень 1.216 (50% от всего падения 2014 - 2015) отскочила обратно к 1.236, в начале недели консолидируется у 1.23. Мы не исключаем еще одной волны распродаж доллара, и что техническая картина допускает движение к новым среднесрочным максимумам в район 1.26, но приоритетным для нас пока что остается сценарий, в котором доллар вошел в фазу среднесрочного укрепления. Мы рекомендуем осторожно продавать EUR/USD со стопом на 1.2365. В пользу ставки на доллар говорит то, что в долгосрочной перспективе усиление тренда торговых войн, скорее, поддержит доллар, чем навредит ему. Причина в том, что от торговой до валютной войны – один шаг, и если США и дальше будут закрывать свой рынок, у стран-экспортёров будет расти соблазн использовать валютный курс как оружие в торговой войне. И ЕС, и Япония, и Китай могут легко пойти по этому пути. Первым двум такой путь открыт хронически низкой инфляцией, Китаю по этому пути легко пойти в силу специфики валютного регулирования. Кроме того, на евро надавливают грядущие итальянские выборы. Если в Германии долго и неспешно продвигавшееся формирование коалиции подошло, наконец к логическому концу, то в Италии политическая ситуация может оказаться более непредсказуемой. USD/JPY серьёзно просела на последних новостях с торгового фронта. Кроме того, еще до обострения торговой войны, йену поддержал глава Банка Японии, заявив: «В настоящее время члены совета и я думаем, что цены достигнут 2% к фискальному 2019 году. Так что логично, что мы также будем думать и обсуждать вопрос сворачивания стимулирования в это время». EUR/JPY пробила с началом недели поддержку 130, картина в паре начинает приобретать медвежий окрас, однако мы предлагаем пока не торопиться открывать здесь шорт. USD/JPY установила новые локальные минимумы в районе 105.5, и здесь вероятен небольшой откат вверх. Картина в GBP/USD остается медвежьей, в EUR/GBP – бычьей. Мы подчеркивали ранее, что консолидация EUR/GBP носит скорее бычий характер, и вот, EUR/GBP, наконец-то, прошла вверх 0.89. С начала недели наблюдается откат вниз, мы считаем, что его стоит использовать для покупок. USD/CAD уже некоторое время наш фаворит на FOREX, так как картина в этой паре нам давно кажется достаточно однозначной. Тренд роста подтверждается, мы рекомендуем держать в паре лонги. Однако для наращивания позиций момент не слишком хорош: на дневном таймфрейме пара перекуплена, 1.29 – важное сопротивление. В AUD/USD высока волатильность, пара пытается пройти вниз 38% от всего среднесрочного ралли с низов прошлой осени по верхи января. Мы советовали бы здесь быть вне рынка: хотя «холодная металлургическая» война играет против Австралии тоже, среднесрочная техническая картина в паре неоднозначна. Нефть проявляет слабость и не оказывает в моменте поддержку сырьевым валютам. Коррекция к падению от январских максимумов не развилась в полноценный импульс, наш взгляд на нефть сейчас нейтральный. Согласно данным CFTC быки пытаются восстановить позиции и перейти к атаке. Мы не думаем, что это приведет к успеху, но на какое-то время мы увидим волатильнуюпроторговкуBrent в диапазоне 63.5 – 66.5. На рынок по-прежнему влияют два основных фактора: рост добычи в США и неуклонная решимость Саудовской Аравии создать в моменте дефицит предложения. Видимо, арабы очень хотят хороших цен к моменту старта приватизационной кампании SaudiArmaco. Доллар/рубль В прошлом обзоре мы допускали снижение USD/RUB в район минимумов 55.7 – 55.8 и рекомендовали технические покупки на этом движении. Тактика оправдалась, USD/RUB снова отскочила от поддержки, торги понедельника открылись чуть ниже 57. Техническая картина допускает дальнейшее краткосрочное ослабление рубля, среднесрочная картина остается неопределенной из-за политики: к мартовским выборам президента РФ Белый Дом готовит новые санкции. Фондовый рынок S&P-500остается в волатильной консолидации, попытка развить восстановление выше 62% от коррекции, прошедшей с исторических максимумов, захлебнулась. Мы полагаем, что еще одна волна снижения становится более вероятной, и по ее форме которой уже можно будет судить о среднесрочных перспективах рынка. Учитывая рост рисков международной торговли мы рекомендуем осторожно продавать S&P-500 при попытках пройти вверх 2710 – 2720. Индекс РТС достал до наших целей в районе 1340 – 1350, и резко развернулся вниз. Мы подтверждаем целесообразность ставки на среднесрочный разворот российского рынка, и рекомендуем осторожно продавать РТС, стоп на 1300. Дмитрий  Голубовский аналитик ФГ «Калита-Финанс» Источник: https://www.kalita-finance.ru/analitika/goryachie-situacii-nedeli/torgovaya-voyna-vnosit-dopolnitelinuyu-neopredelennosti-v-dinamiku-valyut

04 марта, 00:50

Jim Rickards: "Now, A Trade War - Next, A Shooting War"

Authored by James Rickards via The Daily Reckoning, A popular thesis since the 1930s is that a natural progression exists from currency wars to trade wars to shooting wars. Both history and analysis support this thesis. Currency wars do not exist all the time; they arise under certain conditions and persist until there is either systemic reform or systemic collapse. The conditions that give rise to currency wars are too much debt and too little growth. In those circumstances, countries try to steal growth from trading partners by cheapening their currencies to promote exports and create export-related jobs. The problem with currency wars is that they are zero-sum or negative-sum games. It is true that countries can obtain short-term relief by cheapening their currencies, but sooner than later, their trading partners also cheapen their currencies to regain the export advantage. This process of tit-for-tat devaluations feeds on itself with the pendulum of short-term trade advantage swinging back and forth and no one getting any further ahead. After a few years, the futility of currency wars becomes apparent, and countries resort to trade wars. This consists of punitive tariffs, export subsidies and nontariff barriers to trade. The dynamic is the same as in a currency war. The first country to impose tariffs gets a short-term advantage, but retaliation is not long in coming and the initial advantage is eliminated as trading partners impose tariffs in response. Despite the illusion of short-term advantage, in the long-run everyone is worse off. The original condition of too much debt and too little growth never goes away. Finally, tensions rise, rival blocs are formed and a shooting war begins. The shooting wars often have a not-so-hidden economic grievance or rationale behind them. The sequence in the early 20th century began with a currency war that started in Weimar Germany with a hyperinflation (1921–23) and then extended through a French devaluation (1925), a U.K. devaluation (1931), a U.S. devaluation (1933) and another French/U.K. devaluation (1936). Meanwhile, a global trade war emerged after the Smoot-Hawley tariffs (1930) and comparable tariffs of trading partners of the U.S. Finally, a shooting war progressed with the Japanese invasion of Manchuria (1931), the Japanese invasion of Beijing and China (1937), the German invasion of Poland (1939) and the Japanese attack on Pearl Harbor (1941). Eventually, the world was engulfed in the flames of World War II, and the international monetary system came to a complete collapse until the Bretton Woods Conference in 1944. Is this pattern repressing itself today? Sadly, the answer appears to be yes. The new currency war began in January 2010 with efforts of the Obama administration to promote U.S. growth with a weak dollar. By August 2011, the U.S. dollar reached an all-time low on the Fed’s broad real index. Other nations retaliated, and the period of the “cheap dollar” was followed by the “cheap euro” and “cheap yuan” after 2012. Once again, currency wars proved to be a dead end. Now the trade wars have begun. On Thursday, July 27, the U.S. Congress passed one of the toughest economic sanctions bills ever against Russia. This law provided that U.S. companies may not participate in Russian efforts to explore for oil and gas in the Arctic. But it went further and said that even foreign companies that do business with Russia in Arctic exploration will be banned from U.S. markets and U.S. contracts. These new sanctions pose an existential threat to Russia because depends heavily on oil and gas revenue to propel its economy. Russia has vowed to retaliate. Meanwhile, the long-expected trade war with China has begun at last. This is a trade war that President Trump threatened the entire time while he was on the campaign trail. Yet after Trump was sworn in as president he did nothing about Chinese trade and currency practices. Trump did not declare China a “currency manipulator” and did not impose tariffs on Chinese steel and aluminum being dumped on U.S. and world markets. The reason Trump did not act swiftly was because he wanted China’s help facing North Korea’s nuclear weapons and missile programs. If China would put pressure on North Korea, Trump would go easy on China. But China did not hold up their end. China has done nothing to change North Korea’s behavior and will not do so in the future. Now Trump has no reason to hold back. On Monday, Jan. 22, President Trump announced steep 30% U.S. tariffs on imports of solar panels and washing machines. The tariffs were not aimed at China alone, but China is by far the largest source of solar panels shipped to the U.S., and one of the largest sources of washing machines. So while Trump can claim that these tariffs were not specifically targeted at China, that is exactly what they were. After Trump announced the tariffs on solar panels and washing machines. the Chinese Commerce Ministry expressed “strong dissatisfaction” and said it “aggravates the global trade environment.” Now yesterday, the Trump administration announced plans to impose tariffs on steel and aluminum. The plan slaps a 25% tariff on steel and 10% on aluminum. While the tariffs are expected to apply to all countries, China was certainly a strong consideration. Trump plans to sign the trade measure next week and said they would be in effect “for a long period of time.” Incidentally, the announcement came the same day when senior officials were scheduled to meet with China’s top economic adviser, Liu He. I expect the U.S. will soon label China a currency manipulator, which will lead to still further sanctions. Like Russia, China will not take any of this lying down but will retaliate with its own sanctions, tariffs and bans on U.S. investment in China. China leaked an announcement recently that the People’s Bank of China was considering allocating its reserves away from additional purchases of U.S. Treasury securities. That should be taken not as an immediate threat but as a shot across the bow indicating how China could retaliate for U.S. tariffs or other trade penalties. Get ready for an all-out financial war between the U.S. and China. Germany is also in the crosshairs because of its huge trade surplus. Trump has already torn up the TPP trade agreement and has put Canada, Mexico and South Korea on notice that their trade deals need to be renegotiated. A full-scale trade war is now upon us. It will shake markets and be a major headwind for world growth. It will get ugly fast and the world economy will be collateral damage. Today looks like a replay of the 1930s. As Mark Twain reputedly remarked, “History does not repeat, but it does rhyme.” Next comes the shooting war with North Korea, which will inevitably draw in Russia, China, South Korea and Japan. This will be tantamount to World War III. Now is a good time to reduce your allocation to stocks, increase your cash allocation to reduce volatility and increase your exposure to gold as a safe haven.

02 марта, 21:44

Крах фиатных валют: история любит повторяться?

Между тем, использование Китаем и Россией валюты, поддерживаемой золотом, и использование их собственной системы денежных переводов улучшили состояние обеих экономик. Возможность использования CIPS во всем мире и использование альтернативного метода денежных переводов дают надежду на то, что западная система денежных переводов может вскоре закончить свое существование. Западные манипуляции с фиатными деньгами превратились в неустойчивую схему Понци.

02 марта, 13:11

Опрос: ЕЦБ отложит корректировку своей риторики

Экономисты больше не прогнозируют, что Европейский центральный банк (ЕЦБ) изменит свою риторику относительно будущей политики на заседании совета управляющих 8 марта, пишет Bloomberg.

03 сентября 2017, 15:26

Китай жестко принуждает саудитов к переводу нефтяных контрактов в юани

      Китай опубликовал статистику импорта нефти за полугодие. Структура импорта нефти очень сильно поменялась.            Импорт нефти в Китай вырос на 13,8% в первом полугодии 2017 года относительно первого полугодия 2016 года. При этом Саудовская Аравия нарастила экспорт нефти в Китай на 1%, Россия на 11%, Ангола на 22%, Бразилия на 48%, Венесуэла на 14%. Теперь Россия крупнейший экспортер нефти в Китай, Ангола на втором месте, Саудовская Аравия на третьем.      В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%.      В динамике всё это выглядит вот так.            Почему у России, Ирана, Бразилии и Анголы выросли доли понятно. Ангола в 2015 году сделала юань второй валютой, в которой допускаются расчеты между физическими и юридическими лицами. Россия в 2015 году продала Китаю 10% в Ванкорском месторождении. Иран перевел контракты на нефть в юани. Россия и Бразилия заключили валютные свопы с Китаем, что предполагает перевод контрактов на нефть в юани в будущем.      Единственный отстающий - саудиты, но и они уже всё поняли. Китайцы принуждают саудитов перевести контракты на нефть в юани. Саудиты упираются и предлагают другие варианты. В частности, они предложили китайцам 5%-ую долю в Арамко, совместный инвест фонд на 20 млрд. долларов и выпустить облигации, номинированные в юанях.      Причина почему контракты на нефть сложно перевести в юани заключается в том что биржевая торговля нефтью и фьючерсами на нефть ведется в долларах США, т.е. цены на нефть в юанях не существует. Но эту проблему китайцы решат в самое ближайшее время. Об этом будет следующий пост.

09 февраля 2017, 07:51

Нестабильная стабильность: экономические итоги Китая в 2016 году

Эта статья является завершающей в цикле обзоров развития экономики Китая в 2016 году. Предыдущие статьи: «Куда качнется маятник: об экономических итогах первого квартала в Китае», «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L», «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Завершившийся 2016 год вопреки громко звучавшим, многочисленным прогнозам разных экспертов и аналитиков не стал ни годом краха, ни годом «жесткой» посадки» китайской экономики, но он также не стал и годом коренного перелома в ее состоянии. Экономический рост есть, но его темпы продолжили снижаться, а его качество вызывает беспокойство. Многочисленные вызовы, риски и трудности по-прежнему сохранились. На смену одним проблемам пришли другие. Нынешнему переходному этапу экономического урегулирования пока не видно конца, и 2016 год явно не стал его последним годом. События на экономическом фронте приняли характер затяжной позиционной войны. Победа в ней будет решаться не в одном сражении, а определяться тем, хватит ли имеющихся ресурсов и запаса прочности, умения и политической воли грамотно ими распорядиться, чтобы лозунг о «новой норме» китайской экономики перестал бы быть просто лозунгом, а превратился в экономическую реальность. Пока же исход не очевиден, ситуация будет оставаться «шаткой» и неопределенной. Напомним, что в конце 2015 года ежегодное Центральное экономическое совещание назвало в качестве приоритетов экономической политики Китая на 2016 год решение пяти задач: преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев» (проблемы экологии, узких мест социальной сферы и т. д.). Они подразумевали проведение структурных реформ в экономике страны, которые в обобщенном виде были названы Си Цзиньпином «реформой экономики предложения». Эти преобразования предполагалось осуществлять одновременно с установкой «продвигаться вперед в условиях стабильности», что в первую очередь предполагало стабилизацию экономического роста. Получилась двуединая задача: с одной стороны реформы, с другой – стабильный рост. Конкретный экономический курс балансировал между двумя этими полюсами, колеблясь то в ту, то в другую сторону. ВВП Формально количественные ориентиры, на 2016 год в основном были достигнуты. Правда, по сравнению с 2015 годом экономика замедлилась еще на 0,2 п. п., но замедление имело плавный характер, степень управляемости оставалась высокой. Темпы роста удалось удержать в «разумном диапазоне». Прирост ВВП по году составил 6,7%, то есть вписался в установленный интервал 6,5%-7%. В поквартальной разбивке в 1-3 кварталах он был на уровне 6,7%, в 4 квартале даже поднялся до 6,8%, оказавшись вровень с последним кварталом 2015 года. По секторам экономики приросты составили: в агропромышленной сфере - 3,3%, в промышленности и строительстве – 6,1%, сфере услуг – 7,8%. Тенденция к увеличению в структуре ВВП удельного веса отраслей услуг сохранилась, он увеличился на 1,4% до уровня 51,6%, доли промышленности и сельского хозяйства соответственно уменьшались. В качестве основных движущих сил роста в 2016 году выступали внутренние источники: инвестиции, рынок недвижимости и потребление. Инвестиции Общий объем инвестиции в основной капитал в 2016 году составил 59,65 трлн. юаней с приростом 8,1% по году (в 2015 году - +10,1%). Векторы инвестиционной активности в различных секторах были неодинаковыми и разнонаправленными. Темпы прироста инвестиций в объекты инфраструктуры поднялись по сравнению с 2015 годом на 0,2% и составили 17,4%. Их доля в суммарном объеме инвестиций возросла с 18,3% до 20%. Динамика частных инвестиций наоборот существенно снизилась, с 10,0% до 3,2%. Пик падения пришелся на середину года, когда месячные приросты уходили на отрицательную территорию. Предпринимавшиеся во второй половине года попытки выправить ситуацию, в том числе путем принятия новых постановлений о поддержке частного предпринимательства, принесли некоторый эффект, но полностью восстановить ситуацию не удалось. Удельный вес частных инвестиций в общем объеме инвестиций в основной капитал сократился с 64,2% в 2015 году до 62,2%. В секторе недвижимости инвестиционная активность восстанавливалась. Уже в начале года удалось прервать резкий спад темпов роста инвестиций в недвижимость, который наблюдался в 2015 году, когда этот показатель снизился с 10,5% до 1%. В апреле 2016 года показатели достигли годового максимума - 7,2%. После некоторого «проседания», начиная с сентября, они опять пошли вверх и в целом за год составили 6,9%. В стоимостном выражении инвестиции в недвижимость в 2016 году достигли 10,258 трлн. юаней, что составило 17,2% от общего объема инвестиций, и примерно соответствовало уровню 2015 года (17,4%). Фактически не изменилось также соотношение между вложениями в различные виды недвижимости. В 2016 году, как и в 2015 году, более 67% инвестиций направлялось в жилую недвижимость. Темпы промышленного роста Сохранение достаточно высокой степени инвестиционной подпитки способствовало стабилизации темпов промышленного роста. Показатель прироста добавленной стоимости в промышленности составил 6,0% (в 2015 году – 6,1%). Рост был достаточно ровным: в 1 квартале – 5,8%, в 2-4 кварталах – 6,1%. Возобновилось увеличение промышленного энергопотребления. За год оно возросло на 2,9% (в 2015 году наблюдалось сокращение на 1,4%). Некоторое усиление спроса привело к росту индекса отпускных цен производителей (PPI). Месячные значения PPI до августа были отрицательными (54 месяца подряд), но с сентября вышли на положительную территорию. Приросты значения PPI в октябре – декабре соответственно были на уровнях 1,2%, 3,3%, 5,8%. Однако отпускные цены производителей росли в основном благодаря подъему цен на сырьевые товары (уголь, нефть) и промышленную продукцию первичного передела (сталь, цветные металлы). В целом улучшилось финансовое состояние предприятий. Темп роста прибыли в промышленности по году составил 8,5% (в 2015 году прибыли в промышленности сократились на 2,3%). В отраслевом разрезе следует отметить сохранение тенденции к опережающему развитию высокотехнологичных производств (+10,8%). Производство электромобилей возросло на 58,5% (455 тыс. шт.), промышленных роботов – на 34,3% (72,42 тыс. шт.), смартфонов – на 12,1% (157,5 млн. шт.). Рынок недвижимости Существенное влияние на экономическую ситуацию оказывало оживление рынка недвижимости, после спада, который он переживал в 2014-начале 2015 годов. Притоку средств на него в значительной мере способствовало «схлопывание» пузыря на фондовом рынке, где объем сделок на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах сократился более чем на 50%. В результате значительные объемы средств, в том числе с чисто спекулятивными целями, устремились на рынок недвижимости. Интересы спекулянтов в какой-то момент совпали с целями правительства, которое в 2015 году, пытаясь не допустить чрезмерного охлаждения рынка, отменило ранее введенные ограничения на нем. В результате получилась схема: один пузырь лопнул, другой начал надуваться. Наметившая еще во второй половине 2015 года тенденция к увеличению объема продаж, в 2016 году не только сохранилась, но еще более усилилась, охватив ряд крупных городов страны. Особенно быстрый восстановительный рост отмечался в январе- апреле 2016 года, когда объемы продаж, как по площади, так и в стоимостном выражении увеличились соответственно на 36,5% и 55,9%. В дальнейшем показатели начали плавно снижаться, но в целом продолжали оставаться на высоком уровне. По году объем сделок с коммерческой недвижимостью составил 11,7627 трлн. юаней (+34,8%), было реализовано в общей сложности 1,573 млрд. кв. м недвижимости (+22,5%). Вместе с тем подъем рынка носил неравномерный характер. Ажиотажный спрос на недвижимость наличествовал только в городах «первой и второй линий», тогда как в средних и малых городах он оставался слабым, излишки недвижимости не только не сокращались, но, наоборот увеличивались. В этих условиях власти были вынуждены проводить дифференцированную политику, охлаждая спрос в крупных городах и поддерживая его в малых. В начале октября в ряде крупных городов Китая были восстановлены отмененные ранее ограничения на приобретение второго и последующего жилья, ужесточены условия выдачи жилищных кредитов (в основном путем повышения размера первичного взноса). Хотя эти меры в последние месяцы года не успели оказать радикального влияния на состояние рынка, ожидается, что в течение 2017 года они постепенно приведут к его охлаждению и снизят как объемы продаж, так и темпы роста цен, что подтверждается первыми еще отрывочными данными по состоянию рынка в январе 2017 года. Потребление Важной движущей силой экономического развития в 2016 году продолжало оставаться потребление. Вклад расходов на конечное потребление в экономический рост по году составил 64,6% (в 2014-2015 годах эти показатели соответственно равнялись 47,8% и 59,7%). Вместе с тем темпы роста продаж на потребительском рынке, как и в предшествующие годы, продолжали сокращаться. В прошлом году по сравнению с 2015 годом они уменьшились на 0,3 п. п. до 10,4%. В поквартальной разбивке: 1 квартал – 10,3%, 2 квартал – 10,2%, 3 квартал – 10,5%, 4 квартал – 10,6%. Правительство стремилось поддержать рост потребления стимулирующими мерами. В частности, введенное им льготное налогообложение на продажу автомобилей с объемом двигателя до 1,6 л позволило увеличить объемы продаж автомобилей на 10,1% (в 2015 году – 5,3%). В количественном выражении рост составил 13,7% (28 млн. шт.). Особенно быстро росла реализация автомобилей с гибридными и электродвигателями, которых было реализовано 320 тыс. шт. (+84%), в том числе электромобилей – 240 тыс. шт. (+116%) Оживление на рынке недвижимости поддержало спрос на мебель (+12,7%), строительные и отделочные материалы (+14%). Как и во все последние годы продолжала сохраняться тенденция к опережающему росту интернет продаж товаров и услуг. В прошлом году их общий объем превысил 5,15 трлн. юаней (+26,2%), что составило 12,6% от товарооборота. По отдельным категориям товаров этот показатель был существенно выше, в том числе по продуктам питания – 28,5%, одежде – 18,1%, товарам повседневного спроса – 28,8%. Наблюдался взрывной рост интернет платежей, которые использовали 469 миллионов пользователей (+31,2%) как при совершении онлайн покупок, так и для оплаты товаров и услуг в обычных магазинах и других предприятиях сферы обслуживания. Внешняя торговля Относительная стабилизация секторов внутренней экономики контрастировала с ситуацией во внешней торговле, которая сокращалась второй год подряд, что явилось для Китая ситуацией беспрецедентной. В 4 квартале помесячная динамика была неровной: в октябре и декабре показатели товарооборота и экспорта сокращались, в ноябре впервые с марта был зафиксирован рост. В тоже время наметилась тенденция к увеличению стоимостных объемов импорта, которые росли два месяца подряд (ноябрь и декабрь) соответственно на 6,2% и 3,1%, что было обусловлено повышением цен на ряд сырьевых и промышленных товаров на международном рынке. В целом по году объем внешней торговли (в долларах США) уменьшился на 6,8% (3684,9 млрд. долл.), экспорта – на 7,7% (2097,4 млрд. долл.), импорта – на 5,5% (1587,5 млрд. долл.). Положительное сальдо составило 509,9 млрд. долл. и сократилось по сравнению с 2015 годом на 84 млрд. долл. Таким образом, начавшийся в 2015 году спад в экспорте (минус 2,9%) не только не был преодолен, но еще более углубился. Девальвация юаня помогла отчасти смягчить этот удар по экспортерам. В юанях экспорт сократился лишь на 2%, но в тоже время стоимостные объемы импорта, увеличились на 0,6%. Негативное влияние на экспорт оказывало возросшее число случаев применения за рубежом защитных мер в отношении китайских товаров. В 2016 году защитные меры использовались 119 раз в 27 странах (в 2015 году количество таких случаев составило 87). Наиболее часто объектами разбирательств была продукция черной металлургии (49 случаев в 21 стране), химические товары, а также изделия легкой промышленности. Объемы торговли с наиболее крупными торговыми партнерами сократились. В частности, товарооборот с ЕС уменьшился на 3,1%, с США – на 6,7%, АСЕАН - на 4,2%, Японией - на 1,3%, с Кореей - на 8,5%, Тайванем – на 4,2%, Австралией – на 5,3%. Перспективы на 2017 год выглядят весьма туманно и не очень обнадеживающе. На состоявшемся в конце декабря годовом совещании в Министерстве коммерции КНР сложившаяся обстановка характеризовалась как «сложная и тяжелая». Каких-либо индикативных ориентиров на 2017 год определено не было, единственной задачей остается добиться прекращения падения и стабилизации экспорта. На экспертном уровне почти в один голос говорят, что спад во внешней торговле в 2017 году продолжится. В частности, по мнению Прогнозного Центра Академии Наук КНР, объем внешней торговли может еще сократиться примерно на 5%, а экспорта – на 6%. Торговля между Россией и Китаем На фоне кризисных явлений во внешней торговле итоги торговли между Россией и Китаем, на первый взгляд, смотрятся отнюдь не плохо. В октябре-декабре помесячные показатели объемов оборота росли (соответственно 1,5%, 16,4%, 7,8%). Экспорт Китая увеличивался в ноябре и декабре на 26,1% и 9,4%. Российские поставки в Китай показывали положительную динамику в октябре-ноябре (6,8% и 6,4%), но в декабре все-таки ушли в минус, сократившись на 7,6%. В этих условиях говорить об окончательном преодолении фазы стагнации и полноценном начале периода восстановительного роста, пожалуй, все-таки еще рано. База для восстановления двусторонней торговли остается очень слабой. Это подтверждается разнонаправленностью годовых показателей: объем двустороннего оборота вырос на 2,2% (69,52 млрд. долл.), экспорт Китая в Россию увеличился на 7,3% (37,30 млрд. долл.), поставки из России в Китай, несмотря на рекордный объем нефтяного экспорта (52,48 млн. т) уменьшились на 3,1% (32,22 млрд. долл.). Тем не менее, можно предположить, что основным трендом 2017 года станет постепенное восстановление объемов двусторонней торговли, темпы которого, как представляется, не будут слишком высокими. Кредитно-денежная политика  Кредитно-денежная политика  в 2016 году оставалась по преимуществу умеренно-мягкой и преследовала цель поддержать стабилизацию роста. Сохранялся высокий уровень кредитной экспансии. Общий объем выданных в 2016 году кредитов в национальной валюте составил рекордную сумму 12,65 трлн. юаней, что на 925,7 трлн. юаней больше по сравнению с 2015 годом. Рост продаж недвижимости и по преимуществу слабая инвестиционная активность предприятий, привели к изменениям в структуре заемщиков. На кредиты домохозяйствам пришлось 50% от их общего объема (6,35 трлн. юаней), кредиты нефинансовым предприятиям 48,2% (6,1 трлн. юаней). В 2015 году это соотношение соответственно равнялось 33% и 63%, произошло также уменьшение кредитования предприятий в стоимостном выражении на 1,28 трлн. юаней. Денежное предложение по-прежнему было высоким. Показатель денежной массы М2 на конец 2016 года достиг 155,01 трлн. юаней (+11,3%) и более чем в два раза превосходил объемы ВВП (без изменений к 2015 году), что беспрецедентно для крупных экономик мира. Темп роста показателя М2 по сравнению с 2015 годом уменьшился на 2%. Показатель М1 в конце года составил 48,66 трлн. юаней (+21,4%) Темп роста по сравнению с 2015 годом увеличился на 6,2%. Высокие приросты показателя М1, которые в середине года достигали 24,6%, называют здесь «ловушкой ликвидности», свидетельствующей о сохраняющемся низким уровне инвестиционной уверенности предприятий и отражающей спекулятивную активность на части товарных рынков, а также рынке недвижимости. Политика валютного курса Политика валютного курса в конце года в целом соответствовала имевшимся прогнозам и ожиданиям. Развод с долларом продолжился. НБК в основном придерживался установленного им еще в первой половине года порядка определения валютного курса (средний курс юаня = курс вечерней биржевой сессии в предшествующий день с поправкой на колебания курсов корзины валют; при дневном интервале не более 2% в ту или иную сторону в ходе самих торгов). Сразу после окончания «золотой недели» в октябре на фоне роста валютного индекса доллара юань опять стал дешеветь к нему и этот процесс с короткими замедлениями продолжался до конца года. Курс юаня к доллару последовательно «пробил» отметки 6,7, 6,8, 6,9, 6,95 юаня за доллар и ближе к концу декабря начал вплотную приближаться к рубежу 7 юаней за доллар. Представители НБК, комментируя эту тенденцию, неоднократно заявляли о том, что «не юань обесценивается к доллару, а доллар растет в отношении юаня». Определенную логику в таких утверждениях, найти можно. За 4 квартал валютный индекс юаня (CFETS) не только не уменьшился, но даже несколько подрос. Если в конце сентября он составлял 94,07, то в конце декабря был на отметке 94,83, то есть поднялся на 0,8%. Это основной аргумент НБК в пользу тезиса о «базовой стабильности юаня», иными словами, как и все основные валюты, юань снижался к доллару, но это снижение было менее глубоким. При этом скромно замалчивалось, что более жесткой привязке к корзине валют НБК стал следовать только в последние месяцы года, тогда как до этого показатели CFETS по большей части снижались. В целом за год валютный индекс юаня снизился более чем на 6% с 100,94 на 31 декабря 2015 года до 94,83, то есть не намного меньше, чем курс юаня к доллару (6,8%), который в последний день года был на отметке 6,937 юаня, за доллар. Юань подешевел также к евро и японской иене соответственно на 3% и 10,6%. Итоги экспериментов в курсовой политике в 2015-2016 годах выглядят весьма неоднозначно. Девальвация, даже достаточно глубокая (с 11 августа 2015 года по конец 2016 года курс юаня к доллару снизился на 13,4%), панацеей для китайской экономики явно не стала. Она отчасти помогла экспортерам сократить в юаневые потери экспортной выручки, но не привела к кардинальному улучшению ситуации во внешней торговле. Процесс интернационализации юаня замедлился и даже в некоторой степени обратился вспять. Это отчетливо проявилось в сокращении расчетов в юанях по торговым операциям (товарная торговля и торговля услугами). Объемы таких операций неуклонно росли в последние годы, но в 2016 году они сократились на 27,7% с 7,23 трлн. юаней до 5,23 трлн. юаней. В отношении дальнейших перспектив курса юаня в целом есть понимание, что девальвационный тренд в 2017 году будет сохраняться. Большинство аналитиков склонно полагать, что к концу нынешнего года юань будет где-то на уровнях 7,2-7,3 юаня за доллар. В тоже время существует очень большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего плана, которые затрудняют долгосрочное прогнозирование валютного курса, превращая его в определенной степени в гадание на кофейной гуще. Анализируя ситуацию, все больше приходишь к выводу, что если поначалу девальвация имела «преднамеренный» характер, то теперь она преимущественно становится вынужденной. НБК, как видится, будет продолжать политику все большей ориентации на корзину валют и стремиться поддерживать базовую стабильность юаня по отношению к ней. В тоже время регулятор хотел бы сохранить себе свободу рук. Шагом в этом направлении стало изменение в конце декабря структуры корзины валют, на основе которой рассчитывается валютный индекс юаня (CFETS). В нее были включены дополнительно 11 валют, в том числе южноафриканский ранд, корейская вона, динар ОАЭ, саудовский реал, венгерский форинт, польский злотый, датская крона, шведская крона, норвежская крона, турецкая лира, мексиканский песо. Состав корзины валют увеличился с 13 до 24 валют. Одновременно доля доллара США в ней снизилась с 26% до 22%. На практике это может означать, во-первых, что при росте индекса доллара его влияние на соответствующий показатель CFETS уменьшится. Во-вторых, в условиях снижения курса юаня к доллару включение новых валют, некоторые из которых являются неустойчивыми, расширяет диапазон колебаний корзины, что облегчает поддержание относительной стабильности юаня к ней. В целом можно предположить, что сам механизм определения курса может еще изменяться, но общая направленность на постепенный развод с долларом вряд ли претерпит существенные изменения. Отток капитала Девальвация придала дополнительную остроту проблемам оттока капитала и сокращения валютных резервов. Сам отток капитала был порожден, конечно, более фундаментальными причинами, связанными с изменением мировых трендов перелива капитала, но дополнительным фактором, побуждающим инвесторов уходить из юаневых активов, девальвация, безусловно, стала. О масштабах оттока капитала дает представление размер отрицательного сальдо банковских операций с валютой. За год оно составило 337,7 млрд. долларов. В поквартальной разбивке оно формировалось следующим образом: в 1 квартале – 124,8 млрд. долларов, во 2 квартале – 49 млрд. долларов, в 3 квартале – 69,6 млрд. долларов, в 4 квартале – 94,3 млрд. долларов. Одновременно сокращение притока в страну иностранной валюты обусловило уменьшение расходов НБК на ее покупку. В 2016 году они снизились на 2,9 трлн. юаней, тогда как в 2015 году аналогичное снижение составляло 2,2 трлн. юаней. Крупные интервенции НБК на валютном рынке с целью придать снижению курса юаня по возможности плавный характер привели к ощутимому сокращению валютных резервов. В целом за год резервы снизились примерно на 320 млрд. долларов, в конце декабря они составили 3010,5 млрд. долларов. По кварталам снижение выглядело следующим образом: 1 квартал – 117,7 млрд. долларов; 2 квартал - 7,34 млрд. долларов; 3 квартал – 38,77 млрд. долларов; 4 квартал – 155,58 млрд. долларов. Хотя стратегическую отметку в 3 трлн. долларов в 2016 году удалось удержать, тем не менее, постоянное «таяние» валютной подушки безопасности вызывает здесь растущее беспокойство. В январе 2017 года валютные резервы Китая уменьшились еще на 12,3 млрд. долларов и опустились до 2998,2 млрд. долларов. Власти отреагировали на возникшую ситуацию. В ноябре Госсоветом было дано поручение, строже контролировать инвестиции китайских предприятий за рубеж, особенно при вложениях в непрофильные активы, а также в тех случаях, когда капитал дочерних зарубежных компаний значительно превышает капитал материнских. Параллельно НБК начал усиливать надзорные меры за движением средств по капитальным и текущим счетам. В СМИ оживленно обсуждался вопрос о возможности сокращения годовых квот покупки валюты гражданами (50 тысяч долларов). Однако пойти на этот шаг власти все-таки не решились, ограничившись усложнением формальностей, связанных с реализацией этого права. Административная кампания «закручивания гаек» приобрела такие масштабы, что стала вызывать озабоченность иностранных предприятий потерять свои права на перевод за рубеж прибылей. Представители НБК, Государственного управления валютного регулирования, Министерства коммерции были вынуждены выступать со специальными разъяснениями, чтобы успокоить иностранных инвесторов. В декабре удалось сбить волну китайских инвестиций за рубеж. Объемы зарубежного инвестирования по месяцу в годовом исчислении упали сразу на 39,4%. По-видимому, чрезвычайные меры в области валютного контроля будут продолжать действовать и в 2017 году. В январе Государственное управление валютного регулирования опубликовало специальное «Уведомление», которое содержит набор дальнейших мер по ужесточению валютного контроля. В частности, оно предписывает ограничить возможности предоставления и привлечения кредитов в иностранной валюте, требует от предприятий в месячный срок предоставить информацию об их находящихся за границей валютных средствах, полученных в результате ранее совершенных экспортных операций, а также репатриировать дивиденды от зарубежных прямых и портфельных инвестиций. Одновременно предполагается усилить контроль за «реальностью» импортных операций, более тщательно рассматривать заявки на осуществление инвестиций за рубежом. В целом в трудных условиях спада экспорта, значительного оттока капитала поддержание стабильного роста власти все-таки обеспечили, в том смысле, что, несмотря на значительные издержки, им удалось не допустить чрезмерного снижения темпов экономического развития и сохранить социально-экономическую стабильность. Однако этот успех относителен. Стабильный рост в решающей степени был обеспечен за счет активных стимулирующих мер государства, которые в определенном смысле искусственно восполняли «недостаток внутренних движущих сил экономики». Причем, масштабы этого восполнения были весьма и весьма немалыми. Экономика оказалась как бы подключенной к аппарату «искусственного дыхания». Естественно, что на этом фоне объективно возникало ощущение, что продвижение в области реформирования экономики выглядит весьма скромным, малым и слишком медленным. Избыточные мощности В части структурных реформ приоритетом 2016 года была объявлена борьба с избыточными мощностями, прежде всего в угольной и сталелитейной промышленности. В феврале 2016 года вышло постановление Госсовета, в котором была поставлена цель - в ближайшие 3-5 лет сократить мощности в угольной промышленности на 500 млн. тонн. Задача на 2016 год определялась в 250 млн. тонн. По заявлениям руководства Госкомитета по развитию и реформе данная цель была выполнена и даже перевыполнена. Объем сокращенных мощностей составил порядка 300 млн. т и затронул 620 тыс. рабочих мест. Вместе с тем здесь отмечают, что сокращение на первом этапе прошло относительно легко, так как выводимые мощности относились в основном к выработанным шахтам. Задание на 2017 год пока не определено, однако ожидается, что в количественном плане оно будет меньше. В то же время в отличие от 2016 года, в текущем году «придется резать по живому», то есть выводить работающие мощности. В сталелитейной промышленности сложилась примерно аналогичная ситуация. На 2016 год ставилась задача сократить мощности в пределах 45 млн. т низкосортной стали. Она также была выполнена. В рамках кампании была проведена реорганизация двух крупных металлургических компаний «Баоган» (Шанхай) и «Уган» (г. Ухань) в единую компанию, закрывались некоторые предприятия с устаревшим оборудованием. Вывод из эксплуатации даже небольшой части мощностей оказал неоднозначное влияние на соответствующие рынки, привел к резкому повышению цен на соответствующую продукцию. Сама борьба с избыточными мощностями велась почти исключительно административными методами и пока мало затронула ключевой вопрос закрытия и рыночной трансформации государственных «зомби» предприятий. В 2017 году предполагается расширить отраслевые рамки кампании по борьбе с избыточными мощностями, распространив ее на такие отрасли, как стекольная промышленность, производство цемента, отдельных видов цветных металлов, судостроение. Снижение уровня товарных запасов Основным направлением политики по снижение уровня товарных запасов были попытки не допустить дальнейшего увеличения объемов нереализованной недвижимости. Несмотря на высокие показатели объемов продаж недвижимости (было реализовано 1573,49 млн. кв. м), на данном направлении удалось достичь только некоторых тактических позитивных подвижек. По итогам года рост объемов нереализованной недвижимости приостановился, ее площадь сократилась на 3,2% (в 2015 году прирост – 15,6%) и составила 695,39 млн. кв. метров. Несколько лучше обстояло дело с жилой недвижимостью, нереализованные запасы которой уменьшились на 11% (в 2015 году рост на 11,2%). Объемы офисной и торговой недвижимости не только не сократились, но продолжали увеличиваться соответственно на 10,8% и 8%. В декабре сначала на заседании Политбюро ЦК КПК, а затем на Центральном экономическом совещании 2016 года была поставлена задача - подготовить проект «отвечающего условиям Китая и рыночным принципам долгосрочного механизма здорового развития сектора недвижимости». Однако к настоящему времени какой-либо информации об основном содержании такого механизма опубликовано не было. В отношении проблемы снижение долговой нагрузки в 2016 году велось в основном обсуждение возможных подходов к ее решению. В то же время даже отсутствуют официальные данные о ее размерах. По подсчетам китайских и иностранных экспертов в настоящее время размер долгов в нефинансовом секторе с учетом долгов «теневым банкам» находится на уровне 205 трлн. юаней, что составляет примерно 277% от ВВП. Правительственный долг оценивается в размере 66% от ВВП, долг домохозяйств – в 45%, корпоративный долг – в 164%. Существуют и другие оценки размера долга, но в целом во всех вариантах его структура приблизительно совпадает. Долг более чем на 90% является внутренним. Наиболее опасным его сегментом признается корпоративная задолженность. Не вызывает возражений то мнение, что в 2016 году общая долговая нагрузка продолжала увеличиваться в пределах 2-3%. Признавая остроту долговой проблемы, Госсовет КНР в октябре принял документ «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В нем предусматривается ряд мер, включая передачу пакета акций в обмен на долги, реструктуризацию части предприятий, а также использование процедуры банкротства в отношении так называемых «зомби-предприятий». Передача пакетов акций будет осуществляться не напрямую между предприятиями- должниками и банками кредиторами, а через посредство специальных компаний по управлению активами, которые создаются и действуют при соответствующих банках. В документе особо оговаривается, что в отношении «зомби-предприятий», схемы передачи акций, а также реорганизации предприятий применяться не будут, а будет использоваться процедура банкротства. К настоящему времени реализация указанных мер находится на первичной стадии. К ней подключена «пятерка» крупнейших государственных банков, которыми были созданы соответствующие компании по управлению активами, проведены пилотные сделки по обмену долгов на акции. Однако судить о том, насколько широкое распространение получит данная практика, в какой степени она окажет влияние на решение проблемы задолженности, пока преждевременно. По другим направлениям структурного реформирования (снижение себестоимости, «укрепление слабых звеньев») существенных изменений в течение года не произошло. Таким образом, соотношение в экономической политике между взятыми преимущественно из арсенала прошлых лет мерами по поддержанию стабильного роста и структурным реформированием экономики, в общем, оказалось в пользу первых. Тем не менее, данная пропорция не была константной, на протяжении года она постепенно изменялась, причем темп этих изменений был предметом жарких споров между различными группами в руководстве. В статье «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L» довольно подробно описывались взгляды группы советников Си Цзиньпина на приоритеты структурных реформ, которые в концентрированной форме были изложены ими в статье «Интервью с авторитетным человеком» в газете «Жэньминь жибао» (9.05.2016). Хотя выводы, содержавшиеся в данной публикации, не повлекли за собой за собой немедленных радикальных изменений курса, ряд ее положений на протяжении второй половины 2016 года начали постепенно трансформироваться в установки экономической политики. Принцип сочетания «стабильного» роста и структурных реформ как основополагающий отброшен не был, но соотношение между двумя его составляющими стало чуть более сбалансированным. Перенастройка инструментов экономического регулирования в пользу структурных реформ начала ощущаться с октября, что отмечалось в статье «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Ее проявлениями можно считать заявление председателя НБК Чжоу Сяочуаня в Вашингтоне на заседании министров финансов и руководителей центральных банков G-20 о намерении НБК взять под контроль кредитную экспансию, уже упоминавшиеся выше меры по охлаждению рынка недвижимости, постановление Госсовета «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В это же самое время появился доклад НБК «О денежной политике в третьем квартале 2016 года», в котором пусть даже в очень осторожной форме был поставлен вопрос о возможности изменения денежной политики в сторону ее ужесточения. Наконец, на заседании Политбюро ЦК КПК 28 октября, впервые, была особо акцентирована важность «подавления пузырей в активах, а также предотвращения экономических и финансовых рисков». Этот тренд был закреплен на декабрьском заседании Политбюро ЦК КПК и состоявшемся вслед за ним Центральном экономическом совещании 2016 года. На них была подтверждена актуальность поставленных еще на 2016 год пяти основных задач (преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев»), которые остались приоритетами экономической политики на 2017 год. В то же время акценты были расставлены несколько по-иному. На первый план была вынесена проблема снижения долговой нагрузки. Решать ее предлагалось на путях «маркетизации предприятий», создания правовых механизмов конвертации долгов в акции. Ориентиром для развития рынка недвижимости был назван принцип «дома для того, чтобы в них жить, а не для спекуляций». Среди других задач экономической политики на 2017 год были обозначены «углубление реформы предложения в сельском хозяйстве», «оживление реального сектора экономики», «углубление реформы государственных предприятий», включая «прорыв» в развитии смешанных форм собственности в таких отраслях как электроэнергетика, нефтяная промышленность, газовая промышленность, железнодорожный транспорт, авиационный транспорт, связь. Вместе с тем преувеличивать этот реформаторский настрой, пожалуй, особо не стоит. Не надо забывать, что в 2017 году должен состояться 19 съезд КПК и, кроме того, нынешний год фактически является последним годом полномочий нынешнего состава правительства. Нетрудно догадаться, что в этих условиях руководство ни на минуту не будет забывать о стабильности. С этой точки зрения выглядит закономерным, что установка «продвигаться вперед в условиях стабильности» вновь была призвана задавать тон всей политике в нынешнем году. Более того, акцент на нее еще более усилился. Если раньше о стабильности говорилось преимущественно применительно к экономической сфере, то на этот раз было особо подчеркнуто, что она является «важным принципом в управлении государством», которым надлежит руководствоваться во всех сферах деятельности. В целом, как представляется, общие контуры экономической политики Китая в 2017 году вряд ли кардинально изменятся. Некоторая смена акцентов возможна, но, в общем, как мы это не раз отмечали, по большому счету Китай продолжит балансировать между реформой и стабильным ростом, то есть будет и дальше двигаться по так называемой «траектории L». Если же говорить о количественных показателях экономики, то снижение темпов роста продолжится по нескольким причинам. Во-первых, из-за неудовлетворительного состояния экспорта, которое может еще больше осложниться, в том случае если произойдет резкое обострение торгово-экономических противоречий с США. Во-вторых, из-за ограниченности возможностей продолжать бесконечно наращивать масштабы стимулирующих мер, как в части инвестиций в инфраструктуру, так и в части потребления. Естественными ограничителями здесь являются снижение темпов прироста доходов бюджета, рост бюджетного дефицита, а также наметившаяся тенденция к уменьшению темпов роста доходов населения, которые в 2016 году уже были ниже, чем темпы прироста ВВП. В-третьих, резервы для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики полностью исчерпаны. НБК уже в начале 2017 года стал подавать очень осторожные, но однозначные сигналы о повороте в сторону ее ужесточения, пойдя на увеличения процента по ряду операций на открытом рынке. Это, конечно, еще нельзя назвать поворотом, скорее, регулятор только еще «нащупывает камни», но ветер явно начинает дуть в эту сторону. И он может усилиться, особенно, если возникнет угроза «стагфляции с китайской спецификой», то есть роста инфляции при снижающихся темпах роста. Такая угроза потенциально имеется, если принять во внимание быстрый рост отпускных цен производителей в последние месяцы, который через какое-то время может переброситься на потребительский рынок. С учетом всех этих обстоятельств подавляющее большинство китайских и иностранных экспертов полагают, что достижимым для Китая показателем на 2017 год может быть экономический рост в 6,5%. Правда, раздаются отдельные голоса о том, руководству следовало бы принять более низкие индикативные показатели, сосредоточив все силы на осуществлении реформ. Однако учитывая политический фактор съезда КПК, выбор руководством такого сценария видится маловероятным. Индикативные наметки на 2017 год будут объявлены на начинающейся 5 марта сессии ВСНП. Однако вне зависимости от того, какими они будут, для китайской экономики начавшийся год будет сложным и болезненным. Сергей Цыплаков –представитель Сбербанка России в Китае (2014) Родился 11 февраля 1958 г.; окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ, кандидат экономических наук; работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР, в Комитете Верховного Совета РСФСР по международным делам и внешнеэкономическим связям, был первым секретарем посольства РФ в США, начальником отдела внешнеэкономических связей Аппарата Правительства РФ; 1993—1995 и 1999—2001 — начальник Департамента международного сотрудничества Аппарата Правительства РФ; женат, имеет сына; увлекается рыбалкой, литературой. 2001 – 2013 - Торговый представитель РФ в Китайской Народной Республике 2014  – представитель Сбербанка России в Китае Язык Русский

23 июля 2016, 19:21

Про глобальный госдолг и конец истории

Общий объем госдолга всех стран в мире составляет 60 трлн. доларов. Общий объем госдолга 20 крупнейших развитых стран составляет 44 трлн долларов. С середины 2014 года мы видим тренд, когда все большая часть госдолга уходит в отрицательную доходность (см. диаграмму).                    На прошлой неделе совокупный размер госдолга с отрицательной доходностью превысил 13 трлн. долларов. Это где-то треть от всего госдолга.          Анекдот состоит в том, что в середине 2014 года госдолга с отрицательной доходностью не было вовсе. В феврале 2015 года размер госдолга с отриц. доходностью составил 3,6 трлн. долларов, в феврале 2016 - 7 трлн. долларов, спустя 5 месяцев - 13 трлн. долларов. За последние 2 недели 1,3 трлн. долларов гос. долга ушли в отрицательную доходность. Это free fall.          Долги каких стран уходят в отриц доходность? Европейских и Японии (см. диаграмму).                    На диаграмме показаны облигации с разными сроками погашения. Первая колонка это однолетние облигации, вторая - двухлетние и т.д. Красные сегменты это облигации с отриц. доходностью. Как правило, более длинные облигации имеют большую доходность, потому что предполагается что инфляция сейчас на минимальных значениях и в перспективе она будет расти.          Больше всего облигаций с отриц доходностью у Швейцарии, Германии и Японии, потому что там самая низкая инфляция. У США и Великобритании такие тоже есть, но с короткими сроками погашения - 1-3 месяца.          Почему это происходит? Центробанки наращивают денежную массу, денег все больше, их нужно во что-то вкладывать. Люди готовы вкладывать деньги в активы с отрицательной доходностью, но с гарантией того что их деньги не пропадут. Госдолг это наиболее надежный (наименее рисковый) актив, соответственно, он в первую очередь уходит в отриц. доходность.          Зачем центробанки наращивают денежную массу? Ну они таким образом пытаются разогнать инфляцию. Даже не разогнать, а всего лишь не дать ей упасть ниже нуля.                    Как видите, в Японии, Италии, Швейцарии инфляция ниже нуля, в остальных странах около нуля. Считается, что при отрицательной инфляции наступает Армагеддон, потому что люди перестают покупать товары, ждут снижения цен и, соответственно, наступает депрессия.          Почему падает инфляция? Потому что Китай девальвирует юань. Он это делает с начала 2014 года (см. диаграмму).                    Китай девальвирует юань не потому что он плохо относится к США, ЕС и Японии, а потому что он решает свои собственные проблемы. Ему нужно кровь из носу иметь 7% роста ВВП. ЕС, США, Япония не могут в ответ девальвировать свои валюты, потому что у них такие большие фин рынки, что эффективно влиять на них ЦБ не могут. Китай легко манипулирует курсом, а ЕС, Япония, США не могут манипулировать курсом.          Чем это закончится? Вообще-то никто не знает чем это закончится. Все последствия сложно предсказать. Но одно последствие можно предсказать однозначно. Закончится это банкротством пенсионных систем Европы, США и Японии. Дело в том что пенсионным фондам чтобы выполнить обязательства перед своими клиентами нужно иметь доходность на свои активы - 8% годовых. Причём это должна быть безрисковая доходность. 25 лет назад доходность гос долговых бумаг развитых стран составляла как раз 8%. и всё было нормально. Сейчас пенсионным фондам не во что вкладывать деньги. В результате у них возникла дырка между обязательствами и стоимостью их активов. Эта дырка составляет 78 трлн. долларов у 20 наиболее развитых стран (источник). Выхода 2:          - повысить пенсионный возраст и резко понизить пенсионные выплаты;          - закрыть дефицит за счет прямой эмиссии.          Проблема в том что напечатать 78 трлн. долларов без последствий уже не получится. Напомню, что 3 этапа количественного смягчения привели к росту ден массы доллара всего на 5 трлн долларов.          Если начать закрывать дефицит пенсионной системы за счет прямой эмиссии это в конечном  итоге приведет к гиперинфляции.               Если резко поднять ставки, то лучше тоже не станет. Некоторые думают, что если нормализовать ставки то случится короткий обвал, экономика сократится процентов на 10, но зато потом быстро поскачет вперед. Это не правда. Никуда она уже не поскачет. Чтобы рецессия закончилась взрывным ростом нужно иметь молодое, здоровое и талантливое население, готовое вкалывать, созидать, создавать новые бизнесы, изобретать, добиваться. А от населения США, Европы, Японии сегодня можно ожидать чего угодно только не желания вкалывать. В 20-30-х годах - да, можно было обвалить экономику, очистить ее от неэффективных отраслей и получить в результате двузначные темпы роста. Сейчас этот фокус не выйдет. Обвалить можно, только на месте обвала ничего нового не вырастет. К тому же можно только догадываться как 46 млн. люмпенов в США отнесутся к резкому сокращению уровня доходов. Думаю, они разнесут США вдребезги-пополам, как говорил Жванецкий.        Проблемы США, Европы лежат вообще не в плоскости экономики. Их проблема в том, что всё однажды заканчивается. Запад рулил миром 700 лет, потому что европейская цивилизация 700 лет рождала огромное количество талантливых, энергичных и умных людей. А теперь население США и Европы постарело и обрюзгло и уже не может менять мир. Это обычная старость. Поэтому, кстати, элита США и завозит миллионы иммигрантов из Мексики, Кубы, Доминиканы, Филиппин. Они необразованы и неталантливы, зато готовы вкалывать.       Такие дела.

22 июля 2016, 16:40

Процесс укрепления рубля прервется в любой момент

Движение курса нашей валюты в последнее время носит странный характер. Настолько, что на этот факт обратил внимание президент.

20 февраля 2016, 14:53

США стали основным торговым партнером Германии

США стали основным направлением для немецкого экспорта в прошлом году, обогнав Францию впервые с 1961 г., благодаря росту американской экономики и ослаблению евро, по данным Бюро статистики Германии.

20 февраля 2016, 14:53

США стали основным торговым партнером Германии

США стали основным направлением для немецкого экспорта в прошлом году, обогнав Францию впервые с 1961 г., благодаря росту американской экономики и ослаблению евро, по данным Бюро статистики Германии.

20 октября 2015, 02:12

Сакс: экономика Китая оказалась в "японском капкане"

Китай в настоящий момент столкнулся с тем, что Япония прошла одно поколение назад: заметный спад экономического роста после требований со стороны США сокращения импорта.

01 сентября 2015, 12:43

Volkswagen и Hyundai запускают экспорт из России из-за падения рубля

Объем экспорта иномарок из России может составить 150–200 тыс. машин в годКонцерн Volkswagen намерен экспортировать автомобили, произведенные в России, на рынки дальнего зарубежья. Об этом сообщил глава «Фольксваген Групп Рус» Маркус Озегович. Аналогичное решение принял концерн Hyundai — до конца года он начнет поставки автомобилей с петербургского завода на рынки Ближнего Востока. Из-за падения рубля и, как следствие, покупательской способности россиян мощности иностранных автозаводов в России загружены лишь наполовину. Обратная сторона слабой национальной валюты — возможность предложить конкурентный продукт на новых рынках.— Мы думаем об экспорте наших автомобилей, и это не так просто: есть глобальные экспортные потоки, соглашения, логистические затраты, налоговые и таможенные нюансы разных стран и т.п. Это то, что технически Россия должна проработать для того, чтобы мы могли извлечь выгоду из текущей курсовой разницы. При этом я говорю не об экспорте в страны СНГ, что мы и так давно уже делаем, я имею в виду экспорт в глобальном смысле. Это довольно значительный вызов для нас, который в итоге позволит улучшить наше качество здесь, — сказал во вторник на выставке MIMS Automechanika в «Экспоцентре» на Красной Пресне Маркус Озегович.По его словам, правительство России должно со своей стороны больше работать над экспортными проблемами автопроизводителей — логистикой, законодательством, расширением соглашений о взаимной торговле.Российский офис компании Hyundai объявил 25 августа, что уже в ближайшее время начнутся поставки автомобиля Hyundai Solaris в Египет и Ливан. До конца августа российский завод компании выпустит пилотную партию из 550 автомобилей, а до конца года в ближневосточные страны планируется поставить около 4 тыс. автомобилей. Доставка будет осуществляться морскими судами в течение одного месяца.— Мы провели большую работу по подготовке к началу экспорта наших автомобилей в страны Ближнего Востока и считаем, что выход на новые рынки — это вклад нашей компании в развитие экспорта товаров, произведенных на территории России, — заявил по этому поводу гендиректор «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус» Чой Донг Ель. — Общий объем экспорта предприятия по итогам года не увеличится и не будет превышать 10% от общего объема выпуска завода [сейчас экспорт также идет в страны СНГ].Для иностранных производителей, организовавших сборку в России, это беспрецедентный шаг. Ранее их продукция за редкими несистемными исключениями полностью реализовывалась на территории России и стран СНГ. На внешние рынки традиционно экспортировали лишь отечественные предприятия — «АвтоВАЗ», группа ГАЗ, КамАЗ, УАЗ. Однако мощности иностранцев едва ли загружены наполовину, отмечает глава аналитического агентства «Автостат» Сергей Целиков.— Реальные суммарные мощности автопроизводителей в России превышают 3 млн автомобилей в год, а по итогу этого года, по моим оценкам, будет выпущено в лучшем случае примерно 1,2 млн автомобилей. Заводы загружены на 50%, поэтому логично искать замену упавшему спросу в нашей стране на других рынках, — рассуждает Целиков.Иностранный менеджмент по-новому посмотрел на российский кризис, считает независимый автомобильный эксперт Игорь Моржаретто.— Иностранцы наконец поняли, что, несмотря на глобальные проблемы в мировой экономике, российский кризис носит локальный характер и, к сожалению, он надолго. Видимо, они просчитали затраты на зарплаты, налоги, энергоносители и прочее и поняли, что с учетом нынешнего падения рубля открывается значительная перспектива для экспорта. Вдобавок у нас есть модели типа седана Volkswagen Polo, которые производятся только в России, — говорит Моржаретто. — Среди регионов, которые могут импортировать подобные бюджетные иномарки, может быть и Западная Европа. Например, когда концерн Renault развивал линейку румынского бренда Dacia, тоже изначально предполагалось, что эти машины только для развивающихся стран, а сейчас их можно встретить по всему Евросоюзу.Руководитель «Автостата» Целиков убежден, что российский экспорт может быть направлен в страны Азии и Африки — в частности те, которые не входят в орбиту активных поставок Китая, безоговорочно доминирующего в этих регионах.— Оценивая потенциальный объем экспорта, я думаю, при лучшем раскладе можно будет выйти на 150–200 тыс. машин в год, — заключил Целиков. via

26 августа 2015, 23:52

Андрей Островский: Китай просто захотел увеличить экспорт

Девальвация юаня: что происходит с экономикой Китая? И к чему готовиться остальному миру? Об этом Елена Щедрунова поговорила с заместителем директора Института Дальнего Востока РАН, руководителем Центра экономических и социальных исследований Китая, доктором экономических наук, профессором Андреем Островским и управляющим активами Международного фонда частных инвестиций Александром Душкиным.

20 августа 2015, 06:26

Обвал тенге. Казахстан вступает в валютную войну

Экономика Казахстана до последнего момента чувствовала себя относительно неплохо, однако проблемы России и Китая, а также падение цен на нефть все же сделали свое дело.

11 августа 2015, 11:54

Китай девальвировал юань // Решение ЦБ КНР последовало за отказом МВФ признать китайскую валюту резервной

Народный банк Китая сегодня объявил о девальвации национальной валюты почти на 2%. В результате юань достиг низшей за почти три года отметки по отношению к доллару. Эксперты полагают, что решение о девальвации национальной валюты было принято с учетом негативных показателей: сокращения экспорта, замедления темпов роста экономики, а также после того, как всякие надежды на официальное придание юаню статуса резервной валюты были разрушены.

11 августа 2015, 09:06

Девальвация юаня: Китай вступил в валютную войну

Ситуация в экономике и внешние факторы просто не оставляют властям Китая иного выбора, кроме как присоединиться к мировым валютным войнам. И Пекин, судя по всему, станет очень активным игроком.

20 мая 2015, 17:04

Bloomberg хвалит Минфин России за валютную стратегию

В тот момент когда рубль упал до минимальных отметок, один инвестор объявил, что вложит в российскую валюту $7,9 млрд. Теперь, после самого большого ралли в мире, этот же инвестор продает рубли.

06 мая 2015, 08:31

Там нет никаких валютных войн - 2

Западный мейнстрим раскручивает городскую легенду продолжает лепить горбатого о наличии Валютных войн (ВВ) между центробанками-эмитентами резервных валют. Агитки в пользу легенды уже пишут персонажи, весьма раскрученные у западных трейдеров:Нуриэль Рубини: Доллар присоединился к валютным войнам. [1] Мохамед Эль Эриан: Случайная валютная война? [2]Нет в сих опусах доказательств валютной войны доллара против евро и прочих резервных валют. Война была... И благополучно окончена в декабре 2011 капитуляцией евро и прочих. Немудрено, что после эдаких опусов читатели project-syndicate.org голосуют за наличие ВВ:В московском мейнстриме воду на тему валютных войн между резервными валютами активно льёт местечковый РБК.Доказательств, что внутри ЦБ-6 нет никаких валютных войн - вагон и маленькая тележка [3,4,5].Прошу понимать, согласованная эмиссия не означает исключительно аккордные действия - дескать печатаем все разом и одинаково... Это и револьверная эмиссия, и эмиссия/ремиссия в каком угодно порядке. Главное, что партнёры информированы о взаимных действиях и между ними согласованы валютные коридоры и коррекция коридоров по срокам в том числе.Зачем раскручивают городскую легенду?Чтобы усыпить бдительность тех, против кого действительно ведётся валютная война: юань, рупия, рубль, реал, турецкая лира и т.д.? Так их эмитенты это вроде бы вполне понимают. Китай уж точно: число международных договоров по валютным свопам около 30 [6]. Индия - около 10 [7].Русский центробанк по объективным причинам не может похвастаться таким обилием договоров с дружественными центробанками о валютных свопах. К сожалению, действия центробанков группы БРИКС пока что не отвечают критериям, предложенным в авг 2013 г. [8]:- высокие лимиты валютных свопов - в эквиваленте 100 млрд долл и выше.- коридоры по курсам своих валют.- согласованная политика в отношении резервных валют.Своп РФ-КНР эквивалентен лишь 24,5млрд долл [9]. Напомню, свопы внутри ЦБ-6 вообще не ограничены по сумме при неограниченном сроке действия договоров [11].Ссылки:1. 2015.05.04 Nouriel Roubini: The Dollar Joins the Currency Wars.2. 2015.02.10 Mohamed A. El-Erian: An Accidental Currency War?3. 2011-2014 Согласованная эмиссия резервных валют. Хронология.4. 2015.04.03 Там нет никаких валютных войн.5. 2015.05.05 Рекордная корреляция денежной базы США с нефтью и евро.6. 2014.09.28 Экспансия юаня: валютные свопы.7. 2013.11.26 Индия ведёт переговоры с 10 странами о подписании договоров о валютных свопах.8. 2013.08.16 Оперативная программа обороны БРИКС в валютной войне.9. 2014.10.14 Банк России заключил валютный своп с ЦБ Китая на $24,5 млрд10. 2015.04.19 Китай предложил Украине продлить действие своп-линии на $2,4 млрд11. 2013.11.01 Валютные свопы навсегда!

05 мая 2015, 09:10

Рекордная корреляция денежной базы США с нефтью и евро

Годовые изменения за период с января 2014 по апрель 2015:- Денежная база США- нефть Брент- Европоказали рекордную корреляцию:MB&Brent R=0,86Brent&Euro R=0,93MB&Euro R=0,89Верите ещё в сказку про ценовую войну вассала против сюзерена? Всё дело состояло в необходимости свернуть эмиссию из-за возросших рисков гиперинфляции. А поскольку нет понятия о Добавленном долге, то и нет формулы расчёта нужного уровня ни эмиссии, ни ремиссии... Единственной альтернативой для ФРС является нырок в дефляцию - что и было спрогнозировано в марте 2014.Ссылки:[1] Интерактивный график на сайте ФРС.[2] Санкции? А дефляция? А низкая нефть? - март 2014[3] Нефтедоллар? Нет, не слышал. - дек 2014[4] Корреляция денежной базы США и нефти. Как топить нефтедоллар? - февр 2015[5] Корреляция денежной базы США и евро. - март 2015[6] Рекордное сокращение денежной базы США. - март 2015[7] Идеологема для БРИКС.

03 апреля 2015, 05:01

Там нет никаких валютных войн

До золотых жуков дошло, что валютных войн нет. Ваш покорный слуга это утверждает с 2011 года в различных публикациях, в мае 2013 отдельной статьёй по теме: Валютные войны? Или? С важной оговоркой: нет валютных войн между центробанками-эмитентами резервных валют, но есть их общая война против валют остального мира. Разумеется, для западных жуков эта война почти незаметна. Две цитаты с Запада:Пишет Louis Cammarosano:There are no “Currency Wars”.Там нет никаких валютных войн - просто скоординированные манипуляции центральных банков.Центральные банки в скоордининированной эстафете по очереди обесценивают свои валюты."Валютные войны" - часто повторяющийся городской мем. smaulgld.comВторое высказывание от известного инвестора с большим стажем Марка Фабера:The point is however the following: the central banks around the world have engaged in money printing and it’s not at all a currency war. It is a coordinated effort by central banks that are run by some professors who’ve never worked a single day in their lives in the private sector to kind of bail out the system. Now this bailout will of course fail. And when it fails, the question is what will happen then.Пойнт в следующем: центральные банки по всему миру вовлечены в денежную эмиссию, и это вовсе не валютные войны. Это скоординированные усилия центральных банков, в которых работают некоторые профессора, что никогда не работали ни одного дня в своей жизни в частном секторе, чтобы хоть отчасти выручить систему. Теперь это спасение, конечно, не удастся. И когда это не удаётся, вопрос что будет потом.Я держу около 25% своих активов в драгоценных металлах. Не знаю, будет ли серебро идти более или золото, но факт - просто я хочу, чтобы некоторые активы были вне банковского сектора. Потому что банковский сектор находится в ведении академической мафии. Они являются разрушителями покупательной способности денег. Профессора в Федрезерве - они не заботятся о простых людях. Они даже не независимы. Они правят как будто кто-то говорит им: "Вы делайте это, вы делайте то." В значительной степени это банковские картели... Покупательная способность денег будет продолжать снижаться. schiffgold.comФабер уже попадал в поле моего зрения в 2012 г. - Стиглиц, Кругман, Шлаэс, Фабер... Ну что ж, он продвинулся. Справедливости ради следует отметить, что Джим Рикардс - бывший разведчик и автор бестселлера "Валютные войны" скорректировал свою позицию в таком же ключе два года назад: Оперативная программа обороны БРИКС в валютной войне.В сентябре 2014 я обозначил условие, при котором и до каких пор для евро будет формироваться новый коридор:Если свопы не появятся 25 сентября (свопы открывают по четвергам) - можно рисковать, ибо значит ФРС-ЕЦБ для евро опустили коридор. Харибда Феду: подключается ЕЦБ.Разумеется, несколько неожиданно, что процесс затянулся, но учитывая глубину погружения евро, большая скорость всплытия доллара чревата кессонной болезнью в Штатах.Понимаю, многим мой аргумент об отсутствии или наличии свопов как индикаторе коридоров в согласованной эмиссии внутри ЦБ-6 кажется недостаточным. Дескать, если бы коридоры стояли до сих пор, как простояли с 2012 до весны-лета 2014 гг...Ещё в дек-2011 я предупреждал, что коридоры не могут быть вечными и будут корректироваться время от времени.Посмотрим теперь на самую прыгучую в шестёрке валют - японскую йену: падение прекратилось 8 дек 2014 г. и с того дня она болтается в коридоре 116-122 на фоне растущего по миру доллара. Так вот: падение прекратилось как только появился валютный своп между Банком Японии и ФРС:И этот своп обновляется каждую неделю с того дня. См. Federal Reserve Foreign Exchange Swap Agreements. Сумма незначительная - 1...3 млн долл, хотя по договору она не ограничена. Не ограничена, как стало модно говорить, от слова "совсем" - даже срок действия договоров между ЦБ не ограничен - см. Валютные свопы навсегда! То есть этот символический миллион-три был как флажок.А вот первого апреля появился своп на 810 млн долл. Это уже значит, что некие непонятливые спекулянты быкуют в прямом и переносном смысле доллар к йене... но получат по рогам. И какую бы сумму желающие быковать не ставили на повышение доллара, Банк Японии покроет её долларами, прокачанными от ФРС через бекдор. Подробнее о своп-правилах см. Swapfaqs. Кстати, эти 810 млн долл являются ничем иным как краткосрочной эмиссией ФРС с возможностью бесконечного продления - заметьте, без всяких там объявлений. Конечно, сумма не столь значительна, но понадобится - напечатают и 100 и 200 млрд долл - такое уже было не раз.P.S. Привет нашим экспертам - четыре года талдычат из дуроскопа городской мем. Пожалуй, из всех на тв можно отметить лишь одного эксперта - если пожелает, то вставлю сюда его имя - он иногда отмечается у меня в блоге под разными никами. Кстати, с товарищем связана одна интригующая история: осенью 2013-го он за три недели до спрогнозировал день в день обвал на русской бирже и после этого события сразу удалил свой блог - народ в догадках выдвигал самые невероятные версии о профите и судьбе предсказателя :)