• Теги
    • избранные теги
    • Люди70
      • Показать ещё
      Страны / Регионы44
      • Показать ещё
      Компании60
      • Показать ещё
      Разное58
      • Показать ещё
      Издания2
      Сферы4
      Показатели5
      Формат1
      Международные организации4
23 октября, 16:58

Железные пальцы Си: кто держит за горло китайских коррупционеров

Антикоррупционная кампания в Китае отличается не только масштабом, но и управленческими решениями. Особую роль в зачистке партии от коррупционеров и нелояльных элементов играют инспекционные группы ЦК КПК - команды ревизоров, которые проводят тотальные проверки госкомпаний, министерств и провинций. Среди руководителей групп много силовиков, но немало и протеже Ван Цишаня - главного борца с коррупцией и правой руки Си Цзиньпина Ежегодный пленум ЦК Компартии Китая (КПК), который намечен на 24-27 октября, пройдет в беспрецедентных для партии условиях. Главным фактором политической жизни страны за последние три года стала масштабная антикоррупционная кампания, запущенная в январе 2013 года новым генсеком Си Цзиньпином. Объявляя о начале кампании, Си пообещал "бить как тигров, так и мух" (老虎苍蝇一起打), то есть бороться со злоупотреблениями чиновников на всех уровнях, невзирая на чины. С тех пор под каток кампании попало беспрецедентное количество чиновников, включая могущественных партийных руководителей. По данным портала Chinafile.com, сейчас к ответственности привлекли уже 182 "тигров" (всего были арестованы 1844 человека), самым высокопоставленным из которых стал бывший член Постоянного комитета политбюро Чжоу Юнкан (周永康). Его арест потряс основы политической жизни Китая: впервые со времен Культурной революции и ареста "банды четырех" в конце 1970-х в тюрьму отправили "неприкасаемого", члена Постоянного комитета политбюро ЦК КПК. После истории с Чжоу аресты многих других высокопоставленных партийцев уже не казались такими ошеломляющими. Последние значимые события антикоррупционной кампании Си Цзиньпина - расследования против второго человека в энергетическом гиганте Sinopec Ван Тяньпу (王天普) и руководителя China Southern Airlines Сы Сяньминя (司献民). Оба дела были заведены после проверок крупнейших госкомпаний страны инспекционными группами ЦК КПК (中央巡视组). Эти группы постепенно становятся самым заметным игроком антикоррупционной кампании, претендуя на открытый и публичный стиль мониторинга злоупотреблений в госучреждениях. На антикоррупционной передовой Инспекционные группы входят в структуру руководящей группы ЦК КПК по инспекционной работе (中共中央巡视工作领导组). Она объединяет организационный отдел ЦК КПК (中共中央组织部), который занимается кадровыми вопросами партии, и главный орган по борьбе со злоупотреблениями партийцев - Центральную комиссию по проверке дисциплины КПК (ЦКПД, 中国共产党中央纪律检查委员会). Комиссия по дисциплине обладает широкими и слабо регламентированными полномочиями по расследованию преступлений всех 88 млн членов КПК: начиная от низовых ячеек в деревнях и до высших руководителей КНР и топ-менеджеров госкомпаний. Хотя сама руководящая группа была создана еще в 2009 году при прежнем генсеке Ху Цзиньтао (胡锦涛), именно при Си она обрела небывалое могущество и стала главным инструментом в руках нового генсека при чистке партийных рядов. В 2015 году ЦК специально изменил партийный регламент и существенно расширил полномочия группы, разрешив заниматься делами более широкого круга партийцев. Дополнительный вес позициям группы придает фигура ее руководителя - у руля стоит первое лицо антикоррупционной кампании Ван Цишань (王岐山), который также возглавляет Комиссию по дисциплине. Хотя формально Ван - шестой человек в партийной иерархии Китая, его называют вторым человеком в стране после Си Цзиньпина - и, безусловно, самым близким к генсеку. Си и Ван знакомы с конца 1970-х, когда трудились в соседних уездах в годы Культурной революции и, по распространенной легенде, однажды даже ночевали на одной кровати. Инспекционные группы - самые гибкие и мобильные подразделения в руках Ван Цишаня. Несколько раз в год их засылают в самые разные учреждения: в министерства, в провинциальные администрации, в крупнейшие госкомпании, СМИ (в каждой организации КНР есть своя партийная ячейка, что позволяет контролерам КПК вмешиваться в ее дела). Эти антикоррупционные бригады занимаются исключительно проверками и мониторингом злоупотреблений: они не имеют права самостоятельно вести следствие, но доклад о результатах их работы позволяет Комиссии по дисциплине инициировать уголовное дело против того или иного чиновника. В этом смысле инспекционные группы в КНР похожи на российскую Счетную палату. Группы более публичны, чем Комиссия по дисциплине, стиль работы которой напоминает методы тайной полиции - с секретными тюрьмами и внесудебными задержаниями. На официальном сайте КПК в разделе о борьбе с коррупцией можно найти сведения, в каких организациях будет проводиться следующий раунд проверок, публикуется состав руководства инспекционных групп, контактные данные для связи. Группы работают "в поле", проводят анкетирование и беседы с сотрудниками проверяемых учреждений и призывают рядовых граждан уведомлять о случаях злоупотреблений в конкретной организации. За то время, что Китаем руководит Си Цзиньпин, интенсивность работы инспекционных групп значительно увеличилась. Количество этих команд последовательно росло с 10 в 2013 году до 15 в 2016 году. Загруженность групп тоже увеличилась - с 2015 года они стали проверять не по две, а по 4-6 организаций в год. С конца 2015 года начались повторные проверки учреждений, где уже работали инспекционные команды. Эту кампанию журналисты окрестили выражением 回头看 ("оглядываться через плечо"). Логику проводимых проверок отследить сложно, как и оценить эффективность работы инспекционных групп в целом. Также непросто найти информацию о биографии сотрудников инспекционных групп, хотя анализ доступных по открытым источникам сведений дает интересную пищу для размышлений о том, кто находится на острие развернутой Си Цзиньпином антикоррупционной кампании. Ветераны антикоррупционного фронта Состав инспекционных групп часто меняется: за последние три года на должностях руководителей этих команд поработало 47 человек. Среди начальников инспекционных групп можно проследить устойчивый кадровый костяк, который занимается этой работой с самого начала правления Си Цзиньпина. Многие из этих старожилов - профессиональные борцы с коррупцией, которые работали в Комиссии по дисциплине и Министерстве контроля (гражданское ведомство по борьбе со взяточничеством) еще до прихода Си к власти. В 2013 и 2014 годах они занимали должности заместителей руководителей проверяющих бригад, а с конца 2014 года стали выдвигаться на первые роли. Практически все они уже много лет проработали на разных должностях в разнообразных антикоррупционных ведомствах Китая, имеют опыт работы в крупных провинциях Аньхуэй, Сычуань или мегаполисах типа Пекина и Чунцина. Среди ветеранов инспекционной работы есть особо отличившиеся кадры, которые с конца 2014 года начали заниматься делами "тигров". Руководитель 13-й инспекционной группы Чжу Баочэн (朱保成), бывший военный и сотрудник Комиссии по дисциплине с 1990 года, инициировал расследование против вице-президента компании FAW, "китайского АвтоВАЗа", Сюй Цзяньи (徐建一). По утверждениям СМИ, Чжу запустил еще 15 коррупционных дел в отношении высокопоставленных руководителей китайского бизнеса. Показывая невиданную эффективность уже два года, в 2016 году он будет проверять Госкомитет по развитию и реформам, Госуправление продовольствия, а также Госуправление по делам энергетики. Благодаря команде под руководством Ли Хуна (李宏), который участвовал в работе инспекционных групп с самого начала антикоррупционной кампании Си, начато расследование против председателя совета директоров и генерального директора авиакомпании China Southern Airlines Сы Сяньминя. Дело запустили еще в 2014 году, а арест руководителя крупнейшего авиаперевозчика Азии случился совсем недавно. Тем временем сам Ли перешел на работу в специальное подразделение инспекционных групп, так называемые "локальные группы", которые занимаются в основном проверками городских и провинциальных администраций. Теперь он сосредоточился на ловле "мух", чиновников невысокого ранга. В 2015 году особую результативность показала инспекционная группа во главе с Ли Усы (李五四), который работал в антикоррупционных структурах с 1988 года. Благодаря ему в коррупции уличили президента крупнейшей нефтегазовой компании CNPC Ляо Юнюаня (廖永远), а также вице-президента еще одного энергетического гиганта CNOOC У Чжэньфана (吴振芳). В 2016 году Ли Усы получил повышение: он стал руководить специальной группой Комиссии по дисциплине в Госкомитете по делам здравоохранения и планового деторождения КНР (中央纪委驻国家卫生计生委纪检组). Люди великого Вана Если в рядах инспекционных групп появляются новички без опыта работы в антикоррупционных структурах, то это, скорее всего, люди всесильного Ван Цишаня. Так, пост главы аппарата руководящей группы по инспекционной работе с 2013 года занимает Лю Сяохун, который еще в 2007 году возглавлял секретариат Ван Цишаня во время его работы на посту мэра Пекина. Судя по трудовой биографии до службы в мэрии, Лю - настоящий профессионал фондового рынка. Он успел поработать на руководящих должностях в CITIC Securities (中信证券股份有限公司), крупнейшей инвестиционной и брокерской компании КНР (и стартовой площадке для карьеры многих детей высокопоставленных партийцев - как российские ВТБ или Газпромбанк), а до этого - в старейшей компании по работе с ценными бумагами China Securities (华夏证券股份有限公司). Учитывая, что Ван Цишань долгое время делал карьеру именно в финансовом секторе, скорее всего, их знакомство относится именно к тому периоду. В 2011 году, когда Ван находился на посту курирующего финансы вице-премьера, Лю Сяохуна перевели на работу в Комиссию по контролю за ценными бумагами (中国证券监督管理委员会), биржевой регулятор КНР. Через два года, сразу же после назначения в антикоррупционное ведомство, Лю отправили поработать "в поле": в начале 2013 года он был заместителем руководителя 7-й инспекционной группы, которая проверяла China Publishing Group (中国出版集团公司). В результате были арестованы три высокопоставленных руководителя крупнейшей издательской группы Китая. Впрочем, опыт работы Лю на фондовом рынке тоже пригодился в инспекционных структурах: в 2015 году, после обвала китайской биржи, антикоррупционная волна накрыла финансовый сектор, и за решетку отправились восемь сотрудников CITIC Securities. Другая знаковая фигура - это Дун Хун (董宏), который работал с Ван Цишанем еще с 1998 года, когда тот возглавлял провинцию Гуандун. СМИ называют Дуна "великим секретарем" (大秘) Ван Цишаня: из Гуанчжоу он последовал за начальником в Госсовет и в администрацию провинции Хайнань, а затем и в мэрию Пекина и все время был заместителем главы аппарата Вана. С 2013 года Дун попал в инспекционные группы и активно занимался проверками "в поле". В 2015 году ему удалось даже поймать крупного "тигра", вице-президента China Telecom Лэн Жунцюаня (冷荣泉). Два бывших подчиненных Ван Цишаня, выходцы из городского комитета Пекина Ду Дэинь (杜德印) и Цзи Линь (吉林) пробыли в инспекционных группах сравнительно недолго в 2013 и 2014 годах. Они оба работали в паре с опытными чиновниками из антикоррупционных ведомств, но не пошли заниматься инспекционной работой вплотную и вернулись в муниципальные структуры Пекина. Впрочем, многие другие чиновники, которые работали с Ван Цишанем в Госсовете, на местах или в финансовом секторе, сейчас возглавляют провинциальные отделения Комиссии по дисциплине. Желание заполнить инспекционные группы и Комиссию по дисциплине надежными людьми не случайно. Чем ближе съезд Компартии, намеченный на осень 2017 года, тем большую роль эти структуры играют во внутриполитической жизни Китая, являясь основным инструментом Си Цзиньпина для консолидации власти и борьбы с оппонентами. И именно члены инспекционных групп держат за горло весь госаппарат Китая вместе с системой государственных корпораций. Впрочем, удалось ли Си окончательно сместить баланс сил в свою сторону с помощью антикоррупционной чистки, станет известно только следующей осенью. И по мере приближения к съезду роль охотников за головами будет лишь возрастать. Другие материалы(http://carnegie.ru/commen...)

23 октября, 16:58

Железные пальцы Си: кто держит за горло китайских коррупционеров

Антикоррупционная кампания в Китае отличается не только масштабом, но и управленческими решениями. Особую роль в зачистке партии от коррупционеров и нелояльных элементов играют инспекционные группы ЦК КПК - команды ревизоров, которые проводят тотальные проверки госкомпаний, министерств и провинций. Среди руководителей групп много силовиков, но немало и протеже Ван Цишаня - главного борца с коррупцией и правой руки Си Цзиньпина Ежегодный пленум ЦК Компартии Китая (КПК), который намечен на 24-27 октября, пройдет в беспрецедентных для партии условиях. Главным фактором политической жизни страны за последние три года стала масштабная антикоррупционная кампания, запущенная в январе 2013 года новым генсеком Си Цзиньпином. Объявляя о начале кампании, Си пообещал "бить как тигров, так и мух" (老虎苍蝇一起打), то есть бороться со злоупотреблениями чиновников на всех уровнях, невзирая на чины. С тех пор под каток кампании попало беспрецедентное количество чиновников, включая могущественных партийных руководителей. По данным портала Chinafile.com, сейчас к ответственности привлекли уже 182 "тигров" (всего были арестованы 1844 человека), самым высокопоставленным из которых стал бывший член Постоянного комитета политбюро Чжоу Юнкан (周永康). Его арест потряс основы политической жизни Китая: впервые со времен Культурной революции и ареста "банды четырех" в конце 1970-х в тюрьму отправили "неприкасаемого", члена Постоянного комитета политбюро ЦК КПК. После истории с Чжоу аресты многих других высокопоставленных партийцев уже не казались такими ошеломляющими. Последние значимые события антикоррупционной кампании Си Цзиньпина - расследования против второго человека в энергетическом гиганте Sinopec Ван Тяньпу (王天普) и руководителя China Southern Airlines Сы Сяньминя (司献民). Оба дела были заведены после проверок крупнейших госкомпаний страны инспекционными группами ЦК КПК (中央巡视组). Эти группы постепенно становятся самым заметным игроком антикоррупционной кампании, претендуя на открытый и публичный стиль мониторинга злоупотреблений в госучреждениях. На антикоррупционной передовой Инспекционные группы входят в структуру руководящей группы ЦК КПК по инспекционной работе (中共中央巡视工作领导组). Она объединяет организационный отдел ЦК КПК (中共中央组织部), который занимается кадровыми вопросами партии, и главный орган по борьбе со злоупотреблениями партийцев - Центральную комиссию по проверке дисциплины КПК (ЦКПД, 中国共产党中央纪律检查委员会). Комиссия по дисциплине обладает широкими и слабо регламентированными полномочиями по расследованию преступлений всех 88 млн членов КПК: начиная от низовых ячеек в деревнях и до высших руководителей КНР и топ-менеджеров госкомпаний. Хотя сама руководящая группа была создана еще в 2009 году при прежнем генсеке Ху Цзиньтао (胡锦涛), именно при Си она обрела небывалое могущество и стала главным инструментом в руках нового генсека при чистке партийных рядов. В 2015 году ЦК специально изменил партийный регламент и существенно расширил полномочия группы, разрешив заниматься делами более широкого круга партийцев. Дополнительный вес позициям группы придает фигура ее руководителя - у руля стоит первое лицо антикоррупционной кампании Ван Цишань (王岐山), который также возглавляет Комиссию по дисциплине. Хотя формально Ван - шестой человек в партийной иерархии Китая, его называют вторым человеком в стране после Си Цзиньпина - и, безусловно, самым близким к генсеку. Си и Ван знакомы с конца 1970-х, когда трудились в соседних уездах в годы Культурной революции и, по распространенной легенде, однажды даже ночевали на одной кровати. Инспекционные группы - самые гибкие и мобильные подразделения в руках Ван Цишаня. Несколько раз в год их засылают в самые разные учреждения: в министерства, в провинциальные администрации, в крупнейшие госкомпании, СМИ (в каждой организации КНР есть своя партийная ячейка, что позволяет контролерам КПК вмешиваться в ее дела). Эти антикоррупционные бригады занимаются исключительно проверками и мониторингом злоупотреблений: они не имеют права самостоятельно вести следствие, но доклад о результатах их работы позволяет Комиссии по дисциплине инициировать уголовное дело против того или иного чиновника. В этом смысле инспекционные группы в КНР похожи на российскую Счетную палату. Группы более публичны, чем Комиссия по дисциплине, стиль работы которой напоминает методы тайной полиции - с секретными тюрьмами и внесудебными задержаниями. На официальном сайте КПК в разделе о борьбе с коррупцией можно найти сведения, в каких организациях будет проводиться следующий раунд проверок, публикуется состав руководства инспекционных групп, контактные данные для связи. Группы работают "в поле", проводят анкетирование и беседы с сотрудниками проверяемых учреждений и призывают рядовых граждан уведомлять о случаях злоупотреблений в конкретной организации. За то время, что Китаем руководит Си Цзиньпин, интенсивность работы инспекционных групп значительно увеличилась. Количество этих команд последовательно росло с 10 в 2013 году до 15 в 2016 году. Загруженность групп тоже увеличилась - с 2015 года они стали проверять не по две, а по 4-6 организаций в год. С конца 2015 года начались повторные проверки учреждений, где уже работали инспекционные команды. Эту кампанию журналисты окрестили выражением 回头看 ("оглядываться через плечо"). Логику проводимых проверок отследить сложно, как и оценить эффективность работы инспекционных групп в целом. Также непросто найти информацию о биографии сотрудников инспекционных групп, хотя анализ доступных по открытым источникам сведений дает интересную пищу для размышлений о том, кто находится на острие развернутой Си Цзиньпином антикоррупционной кампании. Ветераны антикоррупционного фронта Состав инспекционных групп часто меняется: за последние три года на должностях руководителей этих команд поработало 47 человек. Среди начальников инспекционных групп можно проследить устойчивый кадровый костяк, который занимается этой работой с самого начала правления Си Цзиньпина. Многие из этих старожилов - профессиональные борцы с коррупцией, которые работали в Комиссии по дисциплине и Министерстве контроля (гражданское ведомство по борьбе со взяточничеством) еще до прихода Си к власти. В 2013 и 2014 годах они занимали должности заместителей руководителей проверяющих бригад, а с конца 2014 года стали выдвигаться на первые роли. Практически все они уже много лет проработали на разных должностях в разнообразных антикоррупционных ведомствах Китая, имеют опыт работы в крупных провинциях Аньхуэй, Сычуань или мегаполисах типа Пекина и Чунцина. Среди ветеранов инспекционной работы есть особо отличившиеся кадры, которые с конца 2014 года начали заниматься делами "тигров". Руководитель 13-й инспекционной группы Чжу Баочэн (朱保成), бывший военный и сотрудник Комиссии по дисциплине с 1990 года, инициировал расследование против вице-президента компании FAW, "китайского АвтоВАЗа", Сюй Цзяньи (徐建一). По утверждениям СМИ, Чжу запустил еще 15 коррупционных дел в отношении высокопоставленных руководителей китайского бизнеса. Показывая невиданную эффективность уже два года, в 2016 году он будет проверять Госкомитет по развитию и реформам, Госуправление продовольствия, а также Госуправление по делам энергетики. Благодаря команде под руководством Ли Хуна (李宏), который участвовал в работе инспекционных групп с самого начала антикоррупционной кампании Си, начато расследование против председателя совета директоров и генерального директора авиакомпании China Southern Airlines Сы Сяньминя. Дело запустили еще в 2014 году, а арест руководителя крупнейшего авиаперевозчика Азии случился совсем недавно. Тем временем сам Ли перешел на работу в специальное подразделение инспекционных групп, так называемые "локальные группы", которые занимаются в основном проверками городских и провинциальных администраций. Теперь он сосредоточился на ловле "мух", чиновников невысокого ранга. В 2015 году особую результативность показала инспекционная группа во главе с Ли Усы (李五四), который работал в антикоррупционных структурах с 1988 года. Благодаря ему в коррупции уличили президента крупнейшей нефтегазовой компании CNPC Ляо Юнюаня (廖永远), а также вице-президента еще одного энергетического гиганта CNOOC У Чжэньфана (吴振芳). В 2016 году Ли Усы получил повышение: он стал руководить специальной группой Комиссии по дисциплине в Госкомитете по делам здравоохранения и планового деторождения КНР (中央纪委驻国家卫生计生委纪检组). Люди великого Вана Если в рядах инспекционных групп появляются новички без опыта работы в антикоррупционных структурах, то это, скорее всего, люди всесильного Ван Цишаня. Так, пост главы аппарата руководящей группы по инспекционной работе с 2013 года занимает Лю Сяохун, который еще в 2007 году возглавлял секретариат Ван Цишаня во время его работы на посту мэра Пекина. Судя по трудовой биографии до службы в мэрии, Лю - настоящий профессионал фондового рынка. Он успел поработать на руководящих должностях в CITIC Securities (中信证券股份有限公司), крупнейшей инвестиционной и брокерской компании КНР (и стартовой площадке для карьеры многих детей высокопоставленных партийцев - как российские ВТБ или Газпромбанк), а до этого - в старейшей компании по работе с ценными бумагами China Securities (华夏证券股份有限公司). Учитывая, что Ван Цишань долгое время делал карьеру именно в финансовом секторе, скорее всего, их знакомство относится именно к тому периоду. В 2011 году, когда Ван находился на посту курирующего финансы вице-премьера, Лю Сяохуна перевели на работу в Комиссию по контролю за ценными бумагами (中国证券监督管理委员会), биржевой регулятор КНР. Через два года, сразу же после назначения в антикоррупционное ведомство, Лю отправили поработать "в поле": в начале 2013 года он был заместителем руководителя 7-й инспекционной группы, которая проверяла China Publishing Group (中国出版集团公司). В результате были арестованы три высокопоставленных руководителя крупнейшей издательской группы Китая. Впрочем, опыт работы Лю на фондовом рынке тоже пригодился в инспекционных структурах: в 2015 году, после обвала китайской биржи, антикоррупционная волна накрыла финансовый сектор, и за решетку отправились восемь сотрудников CITIC Securities. Другая знаковая фигура - это Дун Хун (董宏), который работал с Ван Цишанем еще с 1998 года, когда тот возглавлял провинцию Гуандун. СМИ называют Дуна "великим секретарем" (大秘) Ван Цишаня: из Гуанчжоу он последовал за начальником в Госсовет и в администрацию провинции Хайнань, а затем и в мэрию Пекина и все время был заместителем главы аппарата Вана. С 2013 года Дун попал в инспекционные группы и активно занимался проверками "в поле". В 2015 году ему удалось даже поймать крупного "тигра", вице-президента China Telecom Лэн Жунцюаня (冷荣泉). Два бывших подчиненных Ван Цишаня, выходцы из городского комитета Пекина Ду Дэинь (杜德印) и Цзи Линь (吉林) пробыли в инспекционных группах сравнительно недолго в 2013 и 2014 годах. Они оба работали в паре с опытными чиновниками из антикоррупционных ведомств, но не пошли заниматься инспекционной работой вплотную и вернулись в муниципальные структуры Пекина. Впрочем, многие другие чиновники, которые работали с Ван Цишанем в Госсовете, на местах или в финансовом секторе, сейчас возглавляют провинциальные отделения Комиссии по дисциплине. Желание заполнить инспекционные группы и Комиссию по дисциплине надежными людьми не случайно. Чем ближе съезд Компартии, намеченный на осень 2017 года, тем большую роль эти структуры играют во внутриполитической жизни Китая, являясь основным инструментом Си Цзиньпина для консолидации власти и борьбы с оппонентами. И именно члены инспекционных групп держат за горло весь госаппарат Китая вместе с системой государственных корпораций. Впрочем, удалось ли Си окончательно сместить баланс сил в свою сторону с помощью антикоррупционной чистки, станет известно только следующей осенью. И по мере приближения к съезду роль охотников за головами будет лишь возрастать. Другие материалы(http://carnegie.ru/commen...)

02 июля, 14:11

Новый политический ландшафт: в Китае назначены два новых губернатора

В ходе последних перемещений, приуроченных к 95-ой годовщине образования Компартии Китая, в Китае были назначены еще два новых губернатора - провинции Цзянсу Шанхайского региона и северной угледобывающей провинции Шаньси. Ранее в Китае были назначены первый секретарь провинции Цинхай, а также первый секретарь и губернатор Цзянси, арестованы замгубернаторы провинций Аньхой и Цзянсу. Кадровые перестановки на уровне руководителей и замруководителей региона затронули в общей сложности семь регионов страны. Шанхайский регион - Чжэцзянская группировка На пост первого секретаря провинции Цзянсу, важнейшей экспортной провинции Шанхайского региона, назначен Ли Цян (李强), его предшественник Ло Чжицзюнь (罗志军) закончил работу на посту первого секретаря в связи с достижением предельного возраста. В провинции, которая дала значительное число кадров для “шанхайской группы” в КПК, в том числе генсека Цзянцзэминя, произошла почти полная смена руководства: ранее с должности замгубернатора был отстранен Ли Юньфэн, тесно связанный с зампредседателем КНР Ли Юаньчао. Данных о назначении нового губернатора провинции Чжэцзян пока не поступало.  Новый первый секретарь Ли Цян - уроженец провинции Чжэцзян и ее губернатор, всю свою жизнь проработавший в провинции. Чжэцзян - основной конкурент выходцам провинции Цзянсу за контроль над Шанхайским регионом, или треугольником устья реки Янцзы, а также конкурент экспортным компаниям южно-китайского Гуандуна.  До назначения генеральным секретарем КПК Си Цзиньпин также возглавлял партийную организацию Чжэцзяна, а после занятия им должности главы государства ряд наблюдателей стало говорить о формировании сильной “Чжэцзянской группы” в КПК, в том числе в лице нынешнего губернатора Гуйчжоу - Чэнь Миньэра, мэра северо-китайского порта Тяньцзинь Хуан Синго, репутация которого была сильно испорчена взрывом в районе Биньхай, губернатора северной провинции Цзилинь этнического монгола Баинь Чаолу, мэра Шанхая Хань Чжэна, вице-мэра Шанхая Ян Сюна, губернатора Хунани Ду Цзяхао, губернатором Гуандуна Чжу Сяоданя, бывшего мэра Чунцина Хуан Цифаня, а также нынешний член Политбюро Юй Чжэншэн. Такая концентрация власти в руках выходцев из Чжэцзяна создает серьезные предпосылки для выдвижения части данных лиц на посты в будущем составе Постоянного комитета ЦК КПК. Предшественник нового первого секретаря Цзянсу Ли Цяна - Ло Чжицзюнь - выходец из китайского Комсомола, сделавший свою карьеру на различных постах в центральном медиа китайского комсомола “Молодежной газете”. Удаление из провинции Цзянсу замгубернатора Ли Юньфэна, а также Ло Чжицзюня окончательно фиксирует утрату контроля над провинцией со стороны “Комсомольской группы” и дальнейшее ослабление ее влияния на региональную политику Китая. Второй назначенец, новый губернатор северо-китайской угольной провинции Шаньси - бывший первый секретарь удаленной пограничной с Тибетом провинции Цинхай - Ло Хуэйнин, также корнями из провинции Чжэцзян, однако карьеру сделал в “географическом сердце” комсомольского движения - провинции Аньхой. Политические элиты провинций Аньхой и Шаньси также имеют тесные исторические связи еще с конца 19-ого века, сохранившиеся до сих пор. Предшественник нового первого секретаря провинции Шаньси - Ван Жулинь, выходец из комсомольских структур провинции Цзилинь, сохранил должность главы заксобарния провинции.  В результате последних региональных перестановок значительно пошатнулись позиции “комсомольской группы” в региональных структурах КНР, на которых во многом строилась кадровая политическая стратегия группы в КПК. Комсомольские руководители утеряли позиции в провинции Цзянси, Цзянсу и частично ослабили позицию в Шаньси, поделившись влиянием с “Чжэцзянской группой”, которая наряду с выходцами из Шаньдуна значительно нарастило присутствие на региональном уровне власти в Китае. Новые руководители провинции Цинхай и Цзянси - выходцы из Шаньдуна, при этом контроль над центром добычи редкоземельных металлов - провинцией Цзянси сосредоточился в руках одного человека - посты первого секретаря и губернатора провинции, которые обычно разделяются между двумя людьми занял Лу Синьшэ. К выходцам из провинции Шаньдун в китайской элите относятся супруга Си Цзиньпина Пэн Лиюань, координатор масштабной чистки в партии член ПК Политбюро Ван Цишань, первый секретарь горкома Шэньчжэня Ма Синжуэй и целый ряд других руководителей в центральных и региональных структурах.  Чжэцзян и Шаньдун не являются конкурентами на мировых экспортных рынках, что способствует их кооперации на политической арене, из которой они совместно выдавливают уроженцев провинции Цзянсу, “шанхайскую группу” и “комсомольскую группу” в КПК. Усиление региональных группировок происходит на фоне ослабления организаций Компратии и Комосмола, о чем свидетельствует резкий рост массовой неуплаты членских взносов в обеих организациях. Комсомольская организация, выходцем из которой является нынешний премьер Ли Кэцян и вице-премьеры Ван Ян и Лю Юаньдун также находятся в критическом положении в связи с ростом недовольства относительно экономической политики правительства. Китай разделен на 23 провинции, 5 автономных национальных районов, 4 города центрального подчинения. В составе КНР два особых администартивных района - Гонконг и Аомэнь. Средний размер населения китайской провинции 45-65 млн человек, что соответствует населению крупной европейской страны, такой как Франция, Германия или Италия. В крупных провинциях, например Гуандун, Сычуань, Хэнань население может приближаться или перевалить за отметку в 100 млн человек, а экономика превышать по объему экономику России - например, ВВП провинции Гуандун во втором полугодии 2016 года сравнялся с ВВП России. Николай Владимиров  Язык Русский

22 июня, 08:11

Антиалкогольная кампания: китайским чиновникам запретили употреблять спиртные напитки

Руководство провинции Аньхой, которую недавно посетила российская делегация во главе с вице-премьером Рогозиным, запретила употребление алкоголя на официальных банкетах с участием чиновников. Исключение в правиле - банкеты с участием иностранных гостей или инвесторов. О новом ужесточение правил поведения для китайских чиновников сообщают китайские СМИ.  Запрет на алкоголь, принятый руководством провинции, одна из самых суровых мер в рамках многочисленных кампаний по ужесточению контроля за поведением чиновников нового руководства страны, пришедшего к власти в 2012 году. В рамках кампаний по исправлению стиля в работе партийного аппарата, осуществляющейся под контролем главы Центральной комиссии по проверке дисциплины Ван Цишанем, а также антикоррупционной кампании Си Цзиньпина, требующей от чиновников в том числе соблюдения морального кодекса из восьми правил поведения, на первом этапе аппарату чиновников были запрещены дорогие банкеты и употребление дорогих видов алкоголя. Чиновникам КНР также запретили посещать популярные туристические места, а также наложен ряд других ограничений.  Руководство провинции Аньхой находится под пристальным вниманием контролирующих органов страны. Так в мае 2015 года, спустя два месяца после февральской инспекционной работы ЦКПД, был арестован замгубернатора провинции  Ян Чжэньчао. Ранее, в начале 2016 года первый секретарь провинции в числе немногих других региональных партийных руководителей официально признал за главой государства Си Цзиньпином статус “коренного лидера” страны, который ранее признавался только за Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином.  Интересно, что арест замгубернатора провинции Аньхой произошел буквально на следующий день после встречи с делегациями российских регионов в рамках укрепления контактов между провинциями пояса реки Янцзы и Поволжья.  Язык Русский

09 июня, 21:05

Китай и США участвуют в восьмом раунде стратегического диалога

6-7 июня в США проходит 8-ой, последний при нынешнем президенте США Бараке Обаме, Китайско-американский стратегический и экономический диалог, ставший самым важным мероприятием в китайско-американских отношениях, или, как назвал его один из участников – встрече G2 («Большая двойка»), которая призвана определить развитие отношений не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в мире.

07 июня, 11:20

G2 пошла на убыль: Китай и США участвуют в восьмом раунде стратегического диалога, что важно знать

6-7 июня в США проходит 8-ой, последний при нынешнем президенте США Бараке Обаме, Китайско-американский стратегический и экономический диалог, ставший самым важным мероприятием в китайско-американских отношениях, или, как назвал его один из участников - встрече G2 («Большая двойка»), которая призвана определить развитие отношений не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в мире.  «Создать Китамерику» 中美国  Стратегический диалог Китай-США - это самое важное мероприятие в китайско-американских отношениях, который был создан при предыдущем генсеке Ху Цзиньтао, а после победы на выборах президента США Барака Обамы был переименован и получил расширенный формат 1 апреля 2009 года. Политическая группа Ху Цзиньтао, которую часто именуют «комсомольцами», из-за их принадлежности к Союзу коммунистической молодежи Китая, а также «группа Университета Цинхуа» - наиболее благожелательно настроенная к США и Демпартии США сила в политическом истеблишменте современного Китая. За различными инициативами в рамках диалога, в том числе регулированием валютного курса юаня, и как следствие товарооборота Китая  и США, а также решением вопросов взаимных инвестиций - стоит основная задача Диалога - провести масштабную интеграцию Китая в международную торгово-финансовую систему под флагом Соединенных Штатов, в результате чего Китай не только бы получал санкционированный доступ на глобальный рынок и технологии, но в результате абсолютного превосходства в населении в долгосрочной перспективе постепенно бы мирно заместил Америку в качестве мирового лидера и центра финансового мира.  У такого плана есть противники в США, где дешевая китайская продукция отнимает рабочие места, в том числе и в сталелитейном секторе, а агрессивные китайские инвестиции направляются в ключевые сектора промышленности и сопряжены с не немее агрессивным китайским промышленным шпионажем. Противники  у сближения есть и в Китае, не готовым полностью расстаться с суверенитетом и контролем над финансовой сферой ради гипотетической перспективы стать младшим братом, а впоследствии мирным путем заместить гегемонию «Дяди Сэма». Наиболее жесткую позицию в переговорах с американцами, в том числе и по вопросам девальвации, до 2009 года занимал нынешний глава ЦКПД Ван Цишань, возглавлявший китайскую делегацию с 2008 по 2009 год.   Взаимодействие в цифрах  Товарооборот между Китаем и США на конец 2015 года составил - 558,39 млрд долларов, что примерно в 9 раз больше, чем товарооборот России и Китая (64 млрд долл). До девальвации соотношение товарооборотов Китай-США и Китай-Россия находился на уровне 1 к 5. Но все же США в течение долгого времени являлись главным торговым партнером Китая, единственным реальным конкурентом которого остается Евросоюз, недавно потеснивший Америку.   Существенной характеристикой американско-китайских торговых отношений является значительное положительное сальдо Китая в торговле с США: Китай по-прежнему извлекает выгоду из торгового взаимодействия с американцами, чего нельзя сказать о торговле с Европой. Товар, за который Китай получает около 100 млрд долл в год - ожидаемая лояльность Китая во внешней политике, которая тем не менее, тает по мере реализации новой внешнеполитической доктрины Си Цзиньпина и отказа от проведения политики мягкой силы. Сторонники новой идеи физического замещения американцев и японцев китайскими товарами в торговле со странами АСЕАН (третий торговый партнер США) не без основания считают неизбежными торговые и валютные войны по мере превращения США вначале в углеводородного, а затем и в товарного экспортера, коими они являлись к началу 20-ого века.  Огромные масштабы имеет и инвестиционное взаимодействие двух стран - объем взаимных нефинансовых инвестиций США и Китая составил свыше 77 млрд долларов США. Для сравнения, объем инвестиций Китая в Россию составляет 1,5-2,5 млрд долл в год, при этом к концу 2015 года китайские предприятия инвестировали в США на сумму в 15 млрд долл, что сделало США четвертой в глобальном масштабе площадкой для китайских вложений. Этот параметр претерпел существенные изменения уже с начал 2016 года - в Китае ожидают, что прямые инвестиции Китая в США к концу 2016 года удвоятся и составят 30 млрд долларов. Пионером в этом движении становятся регионы Китая - в частности пояс реки Янцзы, также политически близкий к «комсомольской» группе в Компартии Китая. Тем не менее, в рамках обострившейся внутриполитической ситуации в Китае этот процесс можно охарактеризовать и как возможный вывод капитала местными китайскими предприятиями на фоне возможной утери контроля над собственностью внутри страны. Структура диалога и главные участники  6-7 июня проходит восьмой раунд SED (中美战略经济对话), его уже второй раз возглавляет глава Китая Си Цзиньпин - тем не менее его роль в переговорном процессе китайские СМИ, в частности китайское Центральное телевидение, практически не освещает, и возможно, делает это исходя из политических соображений: Си Цзиньпин, в отличие от других участников переговорного процесса имеет свою точку зрения на развитие китайско-американского взаимодействия.  CCTV также ведет отсчет «диалогов» с Барака Обамы, умалчивая, что первые диалог произошел в 2006 году и к 2009 году - было проведено уже 6 таких встреч на высшем уровне. Встречи эти однако не отличались той степенью доверия, которое было достигнуто к 2009 году.  Главные переговорщики в SED, который делится на так называемый Strategic Track - переговорный процесс по политическим и социально-политическим вопросам, а также Economic Track - переговорный процесс по экономическим вопросам, являются Джон Керри и бывший глава МИД Китая, а ныне глава «партийного МИДа» «шанхаец» Ян Цзечи, экономический блок формируют «комсомолец» Ван Ян, ныне вице-премьер, а ранее первый секретарь провинции Гуандун, и глава американского казначейства Джейкоб Лью.   В стратегический «трак» китайско-американского диалога входят вопросы гуманитарных обменов (форумы, совместные общества, образовательные программы и другое), вопросы международной безопасности, вопросы глобальных проблем (климат, экология и другие), региональная безопасность и стабильность (например, афганский и корейский вопрос, ядерная проблема Ирана).  В экономическую «колею» попали уже указанные вопросы взаимной торговли и инвестиций. За последние годы стороны все чаще обсуждают сложные вопросы «черных списков» - или инвестиций, которые по тем или иным причинам не могут быть реализованы в США или Китае из-за того, что они нарушают антимонопольное законодательство или затрагивают вопросы национальной безопасности.  В этот раз в делегации от Китая примут участие Ван Ян, министр финансов Лоу Цзивэй, замминистра Минкоммерции Чжан Сянчэнь, а также спецпредставитель по вопросам изменения климата Се Чжэхуа, замминистра сельского хозяйства Цюй Дунъю. Во второй половине встречи с речами выступают Вань Ган - министр науки и технологий, глава Народного банка Китая (ЦБ) Чжоу Сяочуань, замминистра культуры Дин Вэй, замминистра иностранных дел Чжэн Цзэгуан, замминистра финансов Чжу Гуанъяо, замминистра образования Хао Пин. Во встречах также участвовал сам глава государства Си Цзиньпин и вице-премьер Китая по социальным вопросам Лю Юаньдун.  Как можно заметить, уровень встречи значительно понизился - в «съезде китайско-американской партии» не принимают участие ни министр иностранных дел Ван И, недавно раскритиковавший канадскую прессу за вопросы о правах человека, ни главы ряда министерств, направивших на «съезд» своих заместителей. Возможно, это последний «съезд» в таком формате, и в случае победы Республиканской партии в США «Диалог» утратит свой статус G2.  Виктор Нечаев Язык Русский

30 апреля, 15:53

Внешняя политика Китая при Си Цзиньпине: чего ждать Америке и России

В феврале 2016 г. американский Совет по международным отношениям опубликовал доклад "Си Цзиньпин на глобальной сцене: китайская внешняя политика при сильном, но уязвимом лидере". Авторы Роберт Блэквилл и Курт Кэмпбелл поставили перед собой задачу проанализировать действия Пекина на мировой арене при нынешнем председателе КНР, которого они называют "самым сильным лидером Китая со времен Дэн Сяопина" (c. VII). Доклад подготовлен влиятельными экспертами с опытом работы в качестве ведущих советников по политике в АТР при двух последних президентах Соединенных Штатов: Р. Блэквилл, бывшим послом США в Индии, входившим в экспертную команду Джорджа Буша-младшего, и К. Кэмпбелл, работавшим помощником госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона при Бараке Обаме. Выводы, к которым они пришли, вызывают значительный интерес.

13 апреля, 00:00

Дмитрий Желобов: ЭПШП – направления и перспективы

   Доклад китаиста, ассистента кафедры востоковедения Факультета международных отношений УрФУ Дмитрия Желобова, представленный на международном круглом столе «Сопряжение интересов Евразийского экономического союза и Экономического пояса "Шелкового пути"» 25 марта 2016 года в Екатеринбурге. Здравствуйте, уважаемые коллеги! В силу того, что мой доклад не первый, поэтому вынужденно будет носить несколько полемический характер, то есть мне невольно придется вступить в полемику с некоторыми тезисами выступавших. Прошу воспринимать это как приглашение к дискуссии, приглашение к обсуждению. Мантры китайских экспертовЧто я прежде всего хотел бы отметить. В нашем экспертном сообществе, в нашей китаистике в частности, в отношении Китая есть некая, как бы это сформулировать, не вполне эффективная методика исследования. Мы слишком привязаны к официальным заявлениям, к газетам и прочим материалам, которые отражают то, что китайское государство хочет нам сказать. Это, к сожалению, не всегда соответствует действительности, не соответствует тому, что реально китайское руководство хочет сделать. Поэтому когда мы постоянно слышим бесконечные китайские речи о том, что Центральная Азия "задний двор России", "мы не покушаемся на интересы России", "мы заинтересованы в совместном развитии региона с Россией" и т.д., — это все мантры китайских экспертов, они повторяют их буквально все время. Такие заявления нужно воспринимать достаточно критически и понимать, что не все из того, что говорится, на самом деле соответствует реальности. Прежде всего хотелось бы обратить внимание на ряд внутрикитайских моментов, которыми характеризуется проект ЭПШП.Внутрикитайские факторы проекта ЭПШПДля начала я хотел бы поговорить о том пункте, который у меня на слайде обозначен последним – лоббизм "шэньсийской группы" Си Цзиньпина.  Как известно, Си Цзиньпин – выходец из провинции Шэньси. Более того, он свое происхождение постоянно подчеркивает, это постоянно звучит в официальных речах, он этого не скрывает. И вокруг него собрался близкий ему круг, который так или иначе аффилирован с провинцией Шэньси, начиная с Ван Цишаня, главного ныне идеолога КПК, и заканчивая тем, что в Политбюро и Центральном военном совете около 30% членов уже так или иначе с провинцией Шэньси аффилированы. Поэтому когда Си Цзиньпин об этом говорит, к этому надо достаточно серьезно относиться. Вот выдержка из речи Си Цзиньпина в Астане, в которой и был заявлен проект ЭПШП. Жирным шрифтом выделено, что он говорит о Шэньси, как называет ее своей родиной и это у него вызывает ностальгические чувства. Поэтому эмоционально для него это не чуждая тема. Когда в китайских пропагандистских материалах говорится о ЭПШП, постоянно подчеркивается, что он начинается в древней столице Династии Тан, городе Чанане, (нынешний администрантивный центр провинции Шэньси — город Сиань). Таким образом, данная тема во многом является продуктом внутрикитайского лоббизма, лоббизма этой самой "шэньийской группы", людей, которые собрались вокруг Си Цзиньпина. При ближайшем рассмотрении ЭПШП все-таки выглядит не как чисто экономико-логистический, а как политический проект. Уязвимость морских коммуникаций КНР, на самом деле, имеет критический характер. Примерно 25% мировой торговли, 40% мирового оборота углеводородов идет через узкий Малаккский пролив. Для Китая – за 80% снабжения ресурсами. Здесь возможности для того, чтобы этот пролив перекрыть, у страны, располагающей достаточной морской силой, просто бездна. Начиная с того, что там активно практикуется пиратство и можно начать какую-либо антипиратскую кампанию и даже без прямого объявления конфликта с КНР взять и перекрыть пролив. КНР в этом случае задохнется в достаточно быстрые сроки. С этим же связана борьба за острова в Южно-Китайском море. И здесь существует китайско-японское противостояние, Япония тоже завязана на этот регион. Свои виды имеет Сингапур. То есть в этом регионе сложился сложный узел противоречий, который в связи с обострением ситуации в Юго-Восточной Азии и гонкой вооружений в регионе грозит большой войной. Именно поэтому для Китая принципиально важен выход на Центральную Азию. Без этого никак. И именно поэтому еще до Си Цзиньпина декларировались подобные проекты, об этом говорилось много раз. Но с приходом новых людей, шэньсийских элит, появились новые основания, чтобы заниматься этим более активно. Доказательством того, что проект носит не только экономический характер, является недавняя военная реформа, в частности, реформа территориальной структуры военных округов Народно-Освободительной армии Китая. В левой части слайда представлены старые военные округа, в правой – такие военные округа, какими они должны быть по результатам реформы. Прошу обратить внимание на то, что два западных военных округа, северо-западный и юго-западный, сливаются в один, образуется большой военный округ на Западе Китая и командование перемещается из города Лачжоу, из относительно Центрального Китая, в город Урумчи, ближе к границе. В последнее время ходят слухи и в индийской прессе, которая любит все, связанное с Китаем, особенно угрожающее, что, мол, Китай начал ввод войск в Пакистан, в приграничные территории между Синьцзяном и Пакистаном. Никакими официальными источниками эта информация не подтверждается, но индийские газеты утверждают, что это якобы так и это угрожает отношениям Китая с Индией, ведь там есть еще ряд территориальных разногласий. Эта реформа, это перемещение говорит нам о том, что нынешний Китай в соответствии со своей военной доктриной действительно переходит к активной обороне. То есть возможность и готовность использовать свои войска за пределами собственной границы, от чего раньше старались дистанцироваться. Доктрина Мао Цзедуна состояла в том, что против захватчика ведется партизанская война, которая закончится для него неизбежным поражением. Теперь ситуация выглядит по-другому. И те финансовые вливания, которые осуществляет Китай в страны Центральной Азии, теперь могут быть подкреплены вооруженной силой. Это несмотря на то что Китай постоянно усердно подчеркивает, что в военном отношении он никак в Центральной Азии не присутствует. У нас в России в последние годы, к сожалению, почему-то стало распространенным мнение, что мы все свои проблемы способны решить за счет наших собственных ресурсов и у нас ситуация настолько хорошая, что не требует учета каких-либо внешних условий. К сожалению, можно сказать, что у нас началось своеобразное «головокружение от успехов». Есть ряд моментов, которые для Китая в плане сотрудничества с Россией по линии ЭПШП выглядят довольно проблематично. И то, что мы постоянно говорим о том, что у нас есть Транссиб, такой безоговорочный козырь, который побьет любые другие инициативы, невольно вызывает аналогию с нашим недавним отношением к сланцевому газу. Тогда тоже выступали представители российских нефтегазовых компаний и говорили, что сланцевый газ нерентабелен. Что мы получили теперь? И есть основания предполагать, что с ЭПШП ситуация закончится так же, т.е. мы будем игнорировать эти проекты, китайцы будут выстраивать свои коммуникационные линии и рано или поздно перехватят инициативу. Еще один момент. На самом деле, Западный Китай, за редким исключением, не производит промышленных товаров, во всяком случае тех товаров, которые были бы на внешних рынках востребованы. Ведущие статьи внутрикитайской торговли – это агропроизводство и природные ресурсы (углеводороды, уголь и т.д.). То есть говорить о том, то ЭПШП через ЦА будет использоваться в качестве площадки для экспорта товаров из Северо-Западного Китая, весьма проблематично, потому как даже если в перспективе это будет так, это возможно, и в связи с этой старой китайской инициативой «Большого освоения Западного Китая» (если они доведут ее до конца), может быть, там какое-то производство и возникнет. Но до сих пор можно сказать, что его нет. Все, что связано с экспортом в ЦА, это товары приморских провинций. Относительно экспорта с Северо-Востока Китая по нашему Транссибу. Зачастую китайским производителям выгоднее везти по морю в Санкт-Петербург. Это объективная реальность. В Маньчжурии поезда стоят месяцами, это тоже, к сожалению, объективная реальность. Возможно, в последние годы ситуация меняется, но многие годы было так. Решающее преимущество, которое есть у железных дорог по отношению к морским перевозкам, это скорость. А у нас же получается: разная ширина колеи и различные инфраструктурные вещи, связанные с таможней и т.д. То есть насколько Россия стремится обеспечить этот эффективный транзит по Транссибу, не вполне понятно. И поэтому из приморских провинций через этот Малаккский пролив, через Суэцкий канал или вокруг Африки товары идут в Европу и в Россию. А Северо-Восток Китая сам по себе – это старая промышленная база, которая требует модернизации, потому то, что он производит, на внешних рынках сейчас мало востребовано. Шелковый путь в обход РоссииВажным моментом, как я полагаю, в последние месяцы развития проекта стало анонсирование китайцами очередной инициативы – это строительство высокоскоростной железной дороги в Иран. Железная дорога пойдет из Урумчи через ряд стран ЦА в Иран. Эта высокоскоростная железная дорога не будет использовать те трассы, которые уже существуют, она будет строится китайцами с нуля. И, конечно, учитывая, что сейчас строительство высокоскоростной железной дороги от Ланьчжоу до Урумчи завершено и выигрыш по времени составил на семь часов быстрее для пассажирских поездов (13 против 20), то есть выигрыш огромный. И на самом деле, пока Россия решит всерьез заняться модернизацией Транссиба, пока Россия действительно найдет средства и осуществит эти проекты, конкуренция будет огромной. Пока, к сожалению, результатов модернизации мы не видим.Постепенно выстраиваются элементы высокоскоростных железных дорог и на других участках планируемой трассы – в Турции ряд завершен, ряд еще нет. Учитывая текущие отношения с Россией, Китай может очень хорошо поиграть на этих противоречиях, тем более что с Эрдоганом у них связи налажены уже давно. Реализация этих проектов здесь уже идет. Строительство идет и в Европе, то есть рано или поздно этот проект будет соединять через все сегменты из Китая и Европу. Вот еще один из вариантов – Каспийский транзит. Лично я в Каспийский транзит не верю, так как это снова потеря времени, или придется строить в сложных условиях Кавказа. Сейчас активно тиражируется следующая карта ЭПШП. Пожалуйста, обратите внимание, какое положение здесь занимает Россия – Турция включена, Иран включен, ЦА включена, Казахстан постольку поскольку включен, а Россия представлена скорее в качестве стороннего наблюдателя. Я надеюсь, что мы в России сможем что-нибудь с этим сделать, потому что иначе мы рискуем оказаться в той же ситуации, как и со сланцевыми газом и нефтью.

04 апреля, 13:30

Ли Чжаньшу - идеолог российско-китайского союза

24 марта в Китай с визитом прибыл глава Администрации президента РФ Сергей Иванов для встречи со своим коллегой Ли Чжаньшу, главой Секретариата ЦК Компартии. Запланированная встреча по формальному поводу открытия Медиа саммита, неожиданно увенчалась встречей с лидером страны Си Цзиньпином, а также с главой Центральной комиссии по проверке дисциплины, "партийной тайной полицией" - Ван Цишанем. Последний уже давно, в силу своей внутриполитической работы, не принимает иностранных гостей, за исключением Генри Киссинджера, с которым он встретился в ноябре 2015 года.

29 марта, 18:49

Ли Чжаньшу - идеолог российско-китайского союза

24 марта в Китай с визитом прибыл глава Администрации президента РФ Сергей Иванов для встречи со своим коллегой Ли Чжаньшу, главой Секретариата ЦК Компартии. Запланированная встреча по формальному поводу открытия Медиа саммита, неожиданно увенчалась встречей с лидером страны Си Цзиньпином, а также с главой Центральной комиссии по проверке дисциплины, "партийной тайной полицией"  - Ван Цишанем.

25 марта, 09:45

Сергей Иванов встретился с секретарём Центральной комиссии Компартии Китая по проверке дисциплины Ван Цишанем

Глава Администрации Президента России встретился с секретарём Центральной комиссии Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины, членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Ван Цишанем. Встреча состоялась в рамках двухдневного визита Сергея Иванова в Китайскую Народную Республику.

24 марта, 18:18

Сергей Иванов встретился с главой канцелярии ЦК Компартии Китая Ли Чжаньшу

В рамках двухдневного визита в Китай руководитель кремлевской администрации Сергей Иванов встретился с главой канцелярии центрального комитета Коммунистической партии Китая Ли Чжаньшу. Как сообщается на сайте Кремля, политики обсудили дальнейшее развитие двусторонних отношений, а также вопросы подготовки визита президента Владимира Путина в Китай в июне этого года. По итогам встречи был подписан протокол о сотрудничестве между администрацией президента России и аппаратом ЦК Компартии Китая. Завтра господин Иванов встретится с заведующим отделом пропаганды Компартии Лю Цибао и секретарем ЦК Компартии по проверке дисциплины Ван Цишанем. Также Сергей Иванов примет участие в церемонии открытия Форума СМИ России и Китая. На этот же день запланирована встреча главы АП РФ с председателем КНР Си Цзиньпином. Ранее «Ъ» сообщал, что руководство Китая уверено в хороших экономических перспективах России и считает, что «под руководством президента Путина страна выполнит свои задачи по национальному…

24 марта, 14:00

Встреча Сергея Иванова с руководителем канцелярии ЦК Компартии Китая Ли Чжаньшу

В рамках двухдневного визита в Китайскую Народную Республику состоялась встреча Руководителя Администрации Президента России Сергея Иванова с руководителем канцелярии Центрального комитета Коммунистической партии Китая (ЦК КПК) Ли Чжаньшу.

01 марта, 20:09

Китайские элиты вчера, сегодня и завтра Ч.2

ПОКОЛЕНИЯ ПОТЕРЯННЫЕ, ПОКОЛЕНИЯ НАЙДЕННЫЕ После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и разгрома «банды четырёх» перехватившие власть в партии ветераны вернули из ссылки Дэн Сяопина, который за годы вынужденного безделья обдумал возможные пути выхода из тупика. Первым делом он стал собирать под свои знамёна выживших за «потерянное десятилетие» ветеранов революционной борьбы и успешных деятелей первых лет строительства нового Китая. Пройдя через «критику и перевоспитание», неправедные судилища и пытки, «старые кадры» в большинстве своём не сломались. Многие из них были отправлены на самые трудные участки по прямому указанию Дэн Сяопина, официально ставшего на XI съезде КПК в августе 1977 года вершителем судеб Поднебесной. Северянин Си Чжунсюнь попал в неведомые ему жаркие южные края, жители которых говорят на непонятных остальному Китаю диалектах. В провинции Гуандун, соседствующей с Гонконгом и Макао, тогда сложилась критическая ситуация. Тысячи людей бежали через жёстко охраняемые границы в поисках лучшей жизни — зарплата в этих европейских колониях была примерно в 100 раз выше, чем в КНР! Начав знакомство с вверенной ему провинцией, Си Чжунсюнь, которого в поездках иногда сопровождал старшекурсник Университета Цинхуа Си Цзиньпин, разглядел не только накопившиеся колоссальные проблемы, но и огромные возможности промышленно развитой провинции, связанной множеством нитей с богатыми и влиятельными хуацяо, «заморскими китайцами». Си-старший отправился с докладом к Дэн Сяопину и предложил не ужесточать пограничный контроль, а сблизить условия жизни соседних территорий. На стол «архитектора реформ» лёг пакет мер по либерализации экономики Гуандуна, облегчению правил внешней торговли и привлечению капиталовложений. Этот документ встретил настороженную реакцию в Чжуннаньхае, однако Дэн позволил своему соратнику по яньаньским временам начать эксперимент, но только в районах, примыкающих к Гонконгу и Макао. «Давай назовем их «специальными районами», ведь так назывался и твой пограничный район Шэньси-Ганьсу», — сказал Дэн Сяопин. Он подчеркнул, что даст соответствующие указания, но денег на реализацию проекта выделить не сможет. Как и в годы войны, придётся «кровью прокладывать дорогу вперёд». В июле 1979 года ЦК КПК и Госсовет одобрили создание первых двух специальных экономических зон (СЭЗ): Шэньчжэнь и Чжухай (на границе с Гонконгом и Макао). Так началось «шэньчжэньское чудо», без которого, возможно, не состоялось бы и «китайское чудо» в целом. Власти СЭЗ Шэньчжэнь получили существенную автономию от Пекина, установили низкие ставки подоходного налога, упростили правила создания смешанных предприятий, получения виз, вывоза прибыли и обмена валюты. Сопротивление бюрократии и сторонников левацких методов было весьма ощутимо. Но Шэньчжэнь рос как на дрожжах, становясь зримым доказательством правильности избранного Дэн Сяопином курса «реформ и открытости». Накопленный опыт оказался настолько ценным для страны, что уже в 1981 году Си Чжунсюня возвратили в Пекин — на пост заместителя председателя Постоянного комитета ВСНП (парламента Китая). Он руководил работой по созданию новых законов, облегчающих экономическое развитие всего Китая. В июне 1981 года на пленуме ЦК КПК Си Чжунсюня назначали секретарем ЦК, год спустя избрали членом Политбюро и поручили руководить текущей работой секретариата ЦК. До своей кончины в 2002 году Си Чжунсюнь был воплощением лучших традиций первого поколения революционной элиты: стойкости, прагматизма, патриотизма, преданности идеалам коммунизма. КАК ЗАКАЛЯЛАСЬ СТАЛЬ. КАРЬЕРА СИ ЦЗИНЬПИНА Если Си Чжунсюня можно считать примером стойкости старой элиты, то его сын, Си Цзиньпин, продемонстрировал лучшие качества поколения, значительная часть которого оказалась в прямом и переносном смысле «потерянным». Окончив в 1979 году химфак Университета Цинхуа, молодой человек снова вернулся в Чжунаньхай. Он надел военную форму и стал сотрудником Военной комиссии ЦК, канцелярией которой руководил старый боевой товарищ отца. Лучшее начало карьеры трудно себе представить. Вскоре статный красавец в строгом оливковом френче покорил сердце дочери видного китайского дипломата, а затем женился на ней. Молодая супруга предложила мужу уехать в Лондон, где её отец стал послом КНР. Си Цзиньпин отказался, и после развода в 1982 году покинул аппаратную службу в столице, став замсекретаря комитета партии в уезде Чжэндин провинции Хэбэй — одном из беднейших уездов одной из беднейших провинций. Вместо комфортных лифтов военной, дипломатической или научной карьеры, какими любили пользоваться т. н. «принцы», он — возможно, по совету старших товарищей — выбрал узкую и крутую горную тропинку. Шесть лет его работы в Хэбэе пришлись на период, когда стратегия «реформ и открытости» давала возможность руководителям на местах смело экспериментировать. Ставший вскоре после приезда из Пекина секретарем уездного комитета, Си Цзиньпин не только испробовал новинки других уездов, куда ездил для изучения опыта, но изобрёл и внедрил собственную систему экономического стимулирования. Фантастические на первый взгляд идеи становились реальностью — вложив средства бюджета в сооружение необходимых построек и декораций для телесериала «Сон в красном тереме» по любимому китайцами одноименному роману, Си Цзиньпин создал «китайский Голливуд»: туристическую зону, где впоследствии было снято более 170 фильмов и сериалов. Её теперь ежегодно посещают около полутора миллиона туристов. Задумав учредить в своём отсталом уезде научно-производственный центр, Си Цзиньпин лично отыскал сотни инженеров и известных учёных и убедил их приехать «в глубинку». Об успехах Си Цзиньпина заговорила провинциальная пресса, один писатель даже вывел его в числе главных героев своего романа, хотя и под другим именем. Но, главное, перспективного кадрового работника сочли достойным повышения в орготделе ЦК. 15 июня 1985 года, в свой 32-й день рождения, Си Цзиньпин стал заместителем секретаря парткома города Сямэнь в провинции Фуцзянь. Обозначившаяся еще в Хэбэе склонность молодого руководителя к инновациям получила развитие именно в Сямэне. Под его руководством разрабатывается «Стратегия социально-экономического развития Сямэня на 1985–2000 годы». Фуцзянь и другие приморские провинции обгоняли в развитии провинции внутренние. Но и в самой Фуцзяни одни районы богатели, а другие так и оставались бедными. Наверное, поэтому Си Цзиньпина в 1988 году переводят из богатого Сямэня работать в довольно отсталый гористый городской округ Ниндэ на севере той же провинции. Возможны и другие толкования причин нового неожиданного перевода «на низовку». Например, желание старцев-«небожителей» из Пекина ещё раз проверить перспективного деятеля на прочность. Ниндэ оказался настоящей глубинкой. В некоторые сёла даже не были проложены дороги, и секретарь окружкома пробирался туда пешком. Осознав масштаб проблем, он взялся за дело. В сёлах Ниндэ были перестроены нескольких тысяч хижин, в которых прожило много поколений бедных крестьян. Рыбаки, с незапамятных времен обитавшие на лодках, тоже получили новые дома на земной тверди. Во время работы в Ниндэ Си Цзиньпин начал создавать новую систему взаимоотношений партийного аппарата с населением. Он требовал напрямую принимать от людей жалобы и предложения, постоянно отслеживать текущую политическую и экономическую ситуацию, проводить «мозговые штурмы» для выработки оптимальных решений. Там же он начал отрабатывать методологию борьбы с коррупцией и круговой порукой среди партийных кадров. За три года руководства Си Цзиньпина под суд отправились более 400 кадровых работников, были расследованы громкие дела о коррупции, получившие общекитайское звучание. Первые опыты стратегического планирования были продолжены после назначения Си Цзиньпина в 1990 году секретарём парткома города Фучжоу, административного центра провинции Фуцзянь, крупного центра химической, целлюлозно-бумажной, пищевой, полиграфической, текстильной промышленности. В 1992 году по его инициативе была принята программа, которая предусматривала стратегические цели развития на 3, 8 и 20 лет вперёд, причём практически все эти цели были достигнуты в срок. Было реализовано несколько сверхкрупных проектов с участием ведущих китайских производителей автомобилей, электроники, алюминия, позволивших создать новую, современную промышленную базу города. В Фучжоу был принят «Регламент ускоренного прохождения административных процедур», который упростил привлечение тайваньских инвестиций (они не считаются иностранными, поскольку Тайвань рассматривается как одна из провинций Китая в рамках политики «одна страна, две системы»). Затем было принято «Руководство к оформлению административных дел для населения Фучжоу», означавшее переход к модной у нас системе «одного окна». В это время Си Цзиньпин начинает привлекать пристальное внимание руководителей орготдела ЦК, ведающих перемещениями к высотам власти. Это видно из его участия в работе XIV съезда КПК в 1992 году, избрания тогда же кандидатом в члены ЦК КПК. К 1999 году он стал заместителем партсекретаря и заместителем губернатора Фуцзяни, а уже на следующий год — губернатором. Возглавив провинцию с населением в 37 миллионов человек, по западным меркам — целую страну, Си Цзиньпин сразу создал «руководящую группу по повышению эффективности органов власти» — ситуационный штаб, лишённый бюрократических ограничений и наделённый дополнительными полномочиями для решения конкретной проблемы. Подобные «руководящие группы» стали ещё одним «фирменным блюдом», которое в наши дни активно использует нынешний руководитель КНР. Среди других инноваций фуцзяньского периода стал первый в Китае «Порядок реализации мер по созданию открытого правительства», который включал центр сбора жалоб от населения, систему поощрения и наказания чиновников за неподчинение новым установкам. Впервые в Китае была начата работа по обеспечению безопасности продуктов питания, создана система маркировки «надёжная продукция». Воспользовавшись своим новым положением, Си Цзиньпин ускорил реализацию программы «цифровой Фуцзяни», и она стала единственной в стране провинцией, где, например, во всех больницах доступ к медицинскому обслуживанию обеспечивается одной картой. Среди достижений Фуцзяни непременно упоминается создание «экологического рая», где качество воды, воздуха и ситуация в целом оценивается на «отлично». Успехи Си Цзиньпина на посту руководителя очень важной провинцией были по достоинству оценены в Пекине. За месяц до начала XVI съезда КПК (ноябрь 2002-го) его назначили партийным и административным руководителем ещё более многолюдной и богатой приморской провинции Чжэцзян, четвёртой по объёму ВВП в стране. Си Цзиньпин приехал в Чжэцзян уже опытным руководителем. За спиной у него были почти все региональные уровни работы: деревня, уезд, округ, город, провинция, — и собственный стиль руководства. Уже в декабре 2002 года появилась «Программа создания могучей морской провинции Чжэцзян», началось освоение тысяч островов, десятков тысяч удобных для развития аквакультуры бухточек и отмелей. Темпы роста морского сектора экономики приблизились к 20 % в год, он стал давать до 8 % ВВП провинции. Пожалуй, самым видным — даже из космоса — проектом нового руководителя «страны Чжэцзян» стало строительство гигантского моста общей протяжённостью 35,7 км через Ханчжоусский залив. Мост сократил автомобилям расстояние между Шанхаем и портом Нинбо с 400 до 80 км, а время в пути — с четырёх часов до одного. Летящий над морем стальной мост сразу вошёл в «десятку» самых красивых в мире и несколько лет был самым длинным мостом через морское пространство. Но и на суше достижения нового губернатора были хорошо заметны. В 2003 году он начал реализацию программы «тысяча деревень образцовых, десять тысяч деревень упорядоченных». В сельской местности появились городские коммунальные службы, в двух третях сельских поселений была введена система раздельного сбора мусора и его переработки. Провинция в 2005 году заняла первое место в Китае по состоянию окружающей среды. Кроме того, Чжэцзян стал одним из самых безопасных регионов Китая, а по потенциалу устойчивого развития вышел на четвёртое место. Доходы на душу населения тогда же приблизились к отметке 4000 долларов в год. Словом, «чжэцзянский период» для Си Цзиньпина стал временем прорыва и завершился в марте 2007 года переводом в Шанхай. Во втором по значению городе Китая Си Цзиньпин появился в связи с чрезвычайными событиями. Член Политбюро ЦК, секретарь горкома Чэнь Лянъюй в сентябре 2006 года был отстранён от своих должностей и попал под расследование «партийной контрразведки», Центральной комиссии ЦК КПК по проверке партийной дисциплины. Этот деятель был типичным и весьма противоречивым продуктом сращивания норм рыночной экономики с системой партийной власти. С одной стороны, он умело руководил 25-миллионным мегаполисом, а с другой — «товарищ Чэнь», как говорится, ложку мимо рта не проносил. Поводом для снятия с работы послужила связь с организаторами схемы использования пенсионных фондов города ради личного обогащения. В числе причин для немилости называют и политические: Чэнь был близок к предыдущему генсеку Цзян Цзэминю и входил в так называемую «шанхайскую группировку», а потому позволял себе открытую полемику с премьером Вэнь Цзябао и другими членами Политбюро, которые требовали от процветающих городов и провинций делиться с внутренними, отстающими регионами. Выбор Си Цзиньпина на роль руководителя «партийной бригады скорой помощи» был не случайным. Его считали принципиальным, но не кровожадным борцом с коррупцией. Умелое использование преимуществ рыночной экономики на ранее подконтрольных территориях не сопровождалось обогащением его подчинённых и родственников. Си Цзиньпин, кроме того, дистанцировался от проблем в отношениях действующего и ушедшего верховных лидеров. За семь месяцев своего руководства Шанхаем Си Цзиньпин побывал во всех районах колоссального города и сделал всё возможное, чтобы скандал не отразился на подготовке к ЭКСПО-2010, — на карту была поставлена репутация Китая. Он не мешал партийному расследованию и работе прокуратуры, но в то же время не форсировал «охоту на ведьм», которая могла обострить конфликт разных группировок в Политбюро накануне очередного съезда партии. Безукоризненный послужной список Си Цзиньпина в северных бедных провинциях Шэньси и Хэбэй, впечатляющие успехи в приморских и богатых Фуцзяни и Чжэцзяне, проявленная в Шанхае сдержанность были высоко оценены в партийных «верхах». На проходившем в октябре 2007 года XVII съезде КПК он был не только избран в Политбюро, но и сразу стал одним из девяти членов Постоянного комитета Политбюро ЦК, коллективного верховного руководства партией и страной. Этот карьерный «большой скачок» Си Цзиньпин совершил в 54 года. Это обстоятельство автоматически делало его и 52-летнего Ли Кэцяна претендентами на руководство партией и правительством через пять лет, когда очередной съезд КПК должен был избрать нового генерального секретаря, а затем сессия ВСНП — назначить председателя КНР и премьера Госсовета. Правда, в списке нового состава высшего партийного руководства Си Цзиньпин стоял перед Ли Кэцяном, и это говорило о намеченном распределении ролей. После съезда начался интенсивный процесс проверки претендентов на пригодность к руководству Поднебесной, дополнительной подготовки в областях, где у них не хватало опыта. Си Цзиньпина сразу ввели в секретариат ЦК, ведающий подготовкой всех решений высших партийных органов, связью с общенациональной сетью партийных организаций, подбором кадров и многими другими текущими вопросами. Он стал ректором Партийной школы ЦК КПК, ответственным за состояние дел в специальных административных районах Сянган (Гонконг) и Аомэнь (Макао), за завершение подготовки и проведение пекинских Олимпийских игр 2008 года, за идеологическое и информационное обеспечение сразу нескольких важных для Китая годовщин, пришедшихся на 2009 год: 60-летия КНР и 20-летия событий на площади Тяньаньмэнь. В марте следующего года на сессии ВСНП Си Цзиньпин был назначен заместителем Председателя КНР. 18 октября 2010 года Пленум ЦК КПК избрал его заместителем председателя Центрального военного совета ЦК КПК… СИ ЦЗИНЬПИН — И ПРИНЦ, И НИЩИЙ Если причислять Си Цзиньпина к «принцам», т. е. к отпрыскам и близким родственникам пекинских «небожителей», то шестилетняя работа в Хэбэе (1982–1985) и последовавшие долгие периоды работы в других провинциях (Фуцзянь — 1985–2002, Чжэцзян — 2002–2007 и в городе центрального подчинения Шанхае — 2007) как-то мало похожи на череду восхождений от одной синекуры к другой. Тут, скорее, вспоминается повесть «Принц и нищий», в которой герои меняются местами. На несколько десятилетий Си Цзиньпин по существу стал «нищим», переносил лишения небогатой жизни в провинции. Даже с новой женой, уже знаменитой певицей Пэн Лиюань, он жил «вахтовым методом», встречался несколько раз в году. Отдалившись от Пекина с его концентрацией полезных связей, Си Цзиньпин постепенно лишился покровительства «небожителей», которые быстро уходили из власти и жизни. Нет документальных подтверждений также хоть каких-то его устойчивых связей с другими отпрысками революционеров старшего поколения, именуемых «принцами». Конечно, от следующего руководителя 90-миллионной партии и почти полуторамиллиардного народа Китая требовался безукоризненный послужной список постов разного уровня. Си Цзиньпин вполне удовлетворял всем этим требованиям. Но при принятии окончательного решения сыграли свою роль также другие факторы и соображения. За десятилетия «реформ и открытости» в китайской элите сложились довольно устойчивые группы интересов, отражавшие позиции и запросы влиятельных регионов, отраслей экономики, государственных компаний, армии и органов безопасности. Некоторые из этих групп не хотели видеть Си Цзиньпина новым лидером, и конфликтов по этому поводу было предостаточно. Наиболее ярким подтверждением тому стала задержка открытия XVIII съезда КПК осенью 2012 года. Скорее всего, это было связано с крупным скандалом вокруг члена Политбюро ЦК КПК Бо Силая, которого некоторые «группы интересов» видели чуть ли не альтернативой Си Цзиньпину. Бо Силай был сыном Бо Ибо, занимавшего в элите первого революционного поколения высокое место, соизмеримое с местом Си Чжунсюня или даже превосходящее его. Причисляемый к «принцам» Бо Силай, как и Си Цзиньпин, успел поруководить несколькими провинциями и городом центрального подчинения Чунцином. Вдобавок он несколько лет работал в Пекине в должности министра торговли. Но шансы Бо Силая составить конкуренцию Си Цзиньпину улетучились после того, как его жена была обвинена в убийстве своего английского любовника, а руководитель службы безопасности попросил убежища в американском генконсульстве. Сначала партийное, а затем и официальное расследование деятельности самого Бо Силая привели к суду и пожизненному осуждению. С недовольством «групп интересов» выводом Бо Силая из игры связывают странные учения внутренних войск в окрестностях Пекина. Случилось также неожиданное «исчезновение» Си Цзиньпина на несколько недель накануне XVIII съезда, которое затем объяснили «болями в спине из-за чрезмерных нагрузок в плавательном бассейне». Были и другие эпизоды, любопытные для профессиональных аналитиков. Но в конце концов консенсус был достигнут, и 15 ноября 2012 года I пленум ЦК КПК восемнадцатого созыва (то есть первый пленум после XVIII съезда) единодушно избрал Си Цзиньпина генеральным секретарем партии и председателем Центральной военной комиссии КПК. 14 марта 2013 года на сессии ВСНП (парламента КНР) он был избран председателем КНР и председателем военного совета КНР. Таким образом, Си Цзиньпин стал руководителем пятого поколения лидеров КНР, сосредоточив в своих руках всю полноту партийной, административной и военной власти. «МУХИ», «ТИГРЫ» И «ЛИСЫ» СПОСОБНЫ ПОГУБИТЬ ПОДНЕБЕСНУЮ В начале второго десятилетия ХХI века Китай стал напоминать огромный айсберг, внушительная надводная часть которого сверкала успехами, в то время как подводная часть начала подтаивать. Со времени начала «реформ и открытости» в конце 70-х годов ради достижения высоких темпов прироста ВВП допускалось непропорциональное развитие национальной и региональной экономики, приносились в жертву интересы населения и окружающей среды. Ради завоевания внешних рынков и привлечения иностранных инвестиций Китай соглашался встраиваться в мировые производственные цепочки в качестве поставщика дешёвой рабочей силы, а немалую часть заработанных средств вкладывать в западные банки и фонды. Результатом накопления проблем стало не только обострение социальных, экологических и демографических проблем, но также замедление темпов роста ВВП. Если в 1990-е годы ВВП рос быстрее 10 % в год, то в 2014 г. он вырос «всего» на 7,4 %. Хотя такие показатели могут только сниться лидерам России, США, Японии или стран Западной Европы, для китайского руководства они стали поводом задуматься о корректировке экономической стратегии. Си Цзиньпин начал своё правление с оглашения долгосрочного плана «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». Этот план, первая долгосрочная стратегия в истории Китая, был выдвинут спустя несколько дней после XVIII съезда партии. Сроком его реализации указан 2049 год — год столетия Китайской Народной Республики. Есть и контрольный срок выполнения первого этапа — к 2021 году, столетию создания компартии Китая. Практические шаги к достижению стратегических целей Си Цзиньпин изложил на III пленуме 18-го созыва в ноябре 2013 года. Он дал подробный диагноз: «В процессе развития наша страна сталкивается со значительными противоречиями и вызовами, на её пути встречаются немалые трудности и проблемы. Например, по-прежнему остро стоит вопрос неравномерного, негармоничного и непродолжительного развития. Китай недостаточно силён в области научно-технических инноваций, отраслевая структура характеризуется нерациональностью, во многих сферах до сих пор используется экстенсивная модель развития, разница между уровнями развития города и деревни, как и между уровнями доходов разных слоев населения, продолжает увеличиваться. Значительно обострились социальные противоречия, накопилось множество вопросов, тесно связанных с первоочередными интересами населения, в сферах просвещения, трудоустройства, социального обеспечения, медицины, жилья, экологии, безопасности продуктов питания и лекарственных препаратов, безопасности на производстве, общественного спокойствия, исполнения законов и т. п. Малозащищённая часть населения испытывает большие жизненные трудности. Также налицо проявления формализма, бюрократизма, гедонизма и расточительства. В некоторых наиболее уязвимых областях то и дело обнаруживаются случаи коррупции и другие негативные явления, ситуация с антикоррупционной борьбой по-прежнему остаётся весьма острой. Для урегулирования всех этих вопросов необходимо углубление реформ». Си Цзиньпин, конечно, не ограничился диагнозом. Он выписал рецепт, стержнем которого стало предложение уравнять две половины экономики, государственную и частную, облегчить доступ средних и малых предприятий к «длинным деньгам», налоговым льготам и другим благам. Вот тут-то он, похоже, и столкнулся с «непониманием» и скрытым сопротивлением той части партийно-государственной элиты, которая срослась с госбанками и «естественными монополиями». Пленум одобрил лишь часть из пакета радикальных реформ, разработанного «мозговым центром» и утверждённого Си Цзиньпином. Поэтому на IV пленуме ЦК КПК в 2014 году под лозунгом «управлять государством при помощи законов» Си Цзиньпин запустил общенациональную кампанию по искоренению коррупции. Это направление работы по линии «партийной контрразведки» возглавил один из семи членов президиума Политбюро и, по слухам, друг Си Цзиньпина Ван Цишань. Комиссия стала проводить расследования не только против «мух», сравнительно мелких коррупционеров, но и против крупных, властных «тигров». Её постоянные офисы открылись не только в провинциальных парткомах, но даже в отделах ЦК, министерствах, включая министерства обороны и безопасности… За время после IV пленума было выявлено около 100 тысяч «мух» и «тигров». А ведь есть еще и «лисы» — сбежавшие за границу коррупционеры. Масштабы трансграничного воровства колоссальны. Только экспертами Международного концерна журналистских расследований (ICIJ) в офшорах найдено 22 000 клиентов из КНР и Гонконга, которые, по их оценкам, нелегально вывели из КНР после 2000 года от 1 до 4 трлн долл. Западные эксперты убеждены, что общий объём взяток и откатов в Китае эквивалентен не менее чем 3 % ВВП (более 200 млрд долларов). «Лисы», «мухи» и «тигры»… Уже пойманные и всё ещё действующие в своих кабинетах, они составляют весьма влиятельную часть нынешней китайской элиты. Перейдя к системной, а не кампанейской борьбе с коррупцией, Си Цзиньпин рискует вызвать системное же сопротивление. Проявлений недовольства или, тем более, открытого противодействия его курсу пока не отмечено, хотя сквозь эту призму можно глянуть и на обвал фондового рынка, и на таинственные взрывы в Тяньцзине весной 2015 года. Но решения IV пленума обсуждены и одобрены на партийных собраниях всеми членами КПК, на страницах и сайтах партийной печати. Начатая Си Цзиньпином чистка элиты пользуется широкой и активной поддержкой населения. Самый большой вызов — это необходимость теоретически обосновать и практически обеспечить соединение таких лучших традиций коммунистической элиты 30–50-х годов, как патриотизм, жертвенность и скромность, с такими базовыми особенностями нынешней элиты, как прагматизм и предприимчивость. Вся нынешняя элита выросла в эпоху «реформ и открытости», вдохновлялась призывом Дэн Сяопина: «Обогащайтесь!» Даже признав необходимость «управлять государством при помощи закона», трудно в одночасье оборвать все нити «блата» и коррупции, которыми опутали себя кадровые работники. Оптимизм внушают примеры стран и регионов родственной конфуцианской цивилизации: Южной Кореи, Сингапура и Тайваня, так же страдавших от тотальной коррупции, но добившихся успехов в искоренении этого зла без массовых репрессий и смены правящих классов. Немало натерпевшиеся от режима Мао Цзэдуна Си Чжунсюнь и его сын Си Цзиньпин остались верны идее социализма и реализующей её в китайских условиях коммунистической партии. Очевидно, они представляют ту доминирующую часть китайской элиты, которая рассматривает КПК в качестве фундаментальной структуры управления, чья ликвидация может привести Китай к последствиям, соизмеримым с распадом Советского Союза. Мало кто сомневается, что именно компартия будет в обозримом будущем оставаться механизмом рекрутирования в национальную элиту, обеспечивать шанс на продвижения в высшие слои руководства. С учётом сопротивления региональных и отраслевых «групп влияния» Си Цзиньпин стал уделять ещё больше внимания плановой ротации руководящих кадров с одного направления на другое, из одной провинции в другую. Сходит на нет в значительной степени надуманное западными экспертами деление элиты на «принцев» и «комсомольцев», «шанхайцев» и «фуцзяньцев». Однако Си Цзиньпину ещё предстоит найти тонкую, но решающую грань между терапевтическими и хирургическими способами улучшения целого поколения нынешних кадровых работников. От этого во многом будет зависеть будущее китайской нации, костяком которой вот уже пять тысяч лет служит её элита. Журнал "Изборский клуб", 2016 № 1

28 февраля, 12:56

Иван Зуенко: Дать "тигру" по лапе

Активизация борьбы с коррупцией в КНР справедливо связывается с именем Си Цзиньпина, который пришел к власти три с небольшим года назад. Однако, строго говоря, он не был первым правителем, призвавшим искоренять этот порок. Фактически Китай - страна с очень древними и глубоко укорененными коррупционными традициями, неудивительно, что и войну мздоимству власти уже объявляли неоднократно. Но есть в сегодняшней кампании ряд особенностей, заставляющих относиться к ней весьма серьезно.   Нынешняя китайская политическая элита начала формироваться еще до образования КНР, в пылу гражданской войны и подпольной работы. Впоследствии из вчерашних повстанцев сформировались настоящие номенклатурные кланы, объединенные на основе традиционно сильных в Китае семейных, земляческих и иных неформальных связей. Сам председатель Си является выходцем из такого клана – его отец Си Чжунсюнь вступил в Компартию еще в период борьбы с Чан Кайши, а затем был членом партийного Центрального комитета и заместителем главы правительства.   А сплав политической элиты и бизнеса, господство которого определяет положение в сегодняшнем Китае, родом из 1980-х, когда после двух десятилетий радикальных экспериментов Мао Цзэдуна начались реформы Дэн Сяопина. Пекину нужно было любой ценой восстановить экономику. Регионы получили невиданную ранее свободу действий. Налоговая система умышленно была децентрализована, местными доходами стали распоряжаться региональные руководители. Они же курировали, как сейчас сказали бы, «привлечение инвестиций», что, естественно, открывало широкие возможности для всевозможных «откатов» и «распилов». Руководство государства и партии смотрело на это сквозь пальцы, так как главным было обеспечить высокие темпы социально-экономического развития.   При этом антикоррупционная риторика не исчезала ни на день. И Дэн Сяопин, и другие руководители постоянно говорили о недопустимости «нарушений партийной дисциплины». Однако эти слова столь явно расходились с делами, что на них не обращали внимания. До сих пор в Китае борьба с коррупцией сводилась к показательной порке какого-нибудь «козла отпущения», либо использовалась как тяжелая артиллерия в борьбе партийных кланов. Гораздо громче был призыв Дэн Сяопина «богатеть». Постепенно богатели все. А партийные деятели, имевшие связи с бизнесом – быстрее всего. К концу восьмидесятых Китай оказался на грани нового «социального бунта», направленного как раз против коррупции.   Распространенное представление о том, что студенческие выступления на площади Тяньаньмэнь весной 1989-го были про «свободу и демократию», справедливо только отчасти. Эти лозунги тоже имели место, но на самом деле студенты протестовали против социальных проблем: системы блата, кумовства, инфляции и безработицы. Ценой подавления выступлений в крови и заморозки любых дискуссий о возможности политических реформ, Компартия Китая (КПК) власть сохранила, а разговоры о недоверии к ней прекратились на два с половиной десятилетия. К тому же экономика страны развивалась исключительно быстро. «Общественный договор» между обществом и властью принял форму: «власть обеспечивает рост благосостояния, а население закрывает глаза на коррупцию».   Ситуация изменилась в середине нулевых, что связано с двумя факторами. Во-первых, экономика начала неуклонно замедляться, и выяснилось, что за кулисами блистательного «десятилетия юбилеев и свершений» (Олимпиада в Пекине, ЭКСПО в Шанхае, Азиатские игры в Гуанчжоу, Универсиада в Шэньчжэне, 60-летие КНР, 30-летие реформ и так далее) множились системные проблемы. Во-вторых, появились интернет и социальные медиа, обеспечивающие почти мгновенное распространение резонансной информации. На этом фоне изображать верность заветам Маркса, Ленина, Мао, а заодно и Конфуция у чиновников получалось все хуже и хуже. Любой прокол становился достоянием общественности: начиная от неудачного фотошопа инспекционной поездки, которой на самом деле не было; заканчивая новостью о том, что 23-летний сын руководителя Канцелярии ЦК партии с официальной зарплатой менее 20 тысяч долларов в год Лин Цзихуа разбился на «Феррари», в салоне которой, помимо него, были еще две голые девицы.   Объемы коррупции поражали. Она охватывала (а возможно и охватывает) все уровни управления и сферы экономики - от верха до низа. Си Цзиньпин осознал: в этих условиях не получится сохранить необходимый уровень доверия населения к КПК. Не менее важно дисциплинировать и национализировать саму партийную элиту, привыкшую вывозить за рубеж семьи и все «накопленное непосильным трудом», готовя там запасной аэродром на случай непредвиденных осложнений по службе. На фоне недавнего скандала с передачей братом Лин Цзихуа, к тому моменту уже арестованного, китайских секретов Вашингтону, последняя задача выглядит особенно актуальной.   Как Си Цзиньпин борется с коррупцией   Собственно новым в объявленной Си Цзиньпином кампании стало то, что она носит всеобъемлющий характер. Был провозглашен лозунг «бить тигров и мух», что следует понимать, как заявку на амбициозную задачу искоренения коррупции на всех уровнях. Сейчас перед лицом затеянной Си «опричнины» все равны: как высокопоставленные «тигры», так и «мухи» с зарплатой пять тысяч юаней (около 60 тысяч рублей). Главная цель такого подхода – заставить чиновников всех мастей бояться, отбить у них веру в то, что их «пронесет, так как есть наверху надежные люди». Поскольку в мздоимстве замешаны практически все, то и «копать» можно на любого.   Понятно, что всегда лучше убить сразу двух зайцев, поэтому антикоррупционные чистки Си Цзиньпин совместил с избавлением от конкурентов в партийной элите. Об истинном соотношении сил за воротами Чжуннаньхая (резиденция высшего руководства КНР и КПК) аналитики могут только гадать. Это создает благодатную почву для различных конспирологических теорий, большая часть которых основана на довольно архаичных представлениях родом из классических учебников по истории и философии Китая. С кем и зачем на самом деле борется Си Цзиньпин, непонятно. Официально – с крупными руководителями, которые берут взятки, крышуют бизнес и ведут аморальный образ жизни. Объяснять все через призму «клановых войн» – излюбленное занятие экспертов. Доказать ничего невозможно, но порассуждать очень увлекательно.   Другой особенностью нынешней кампании стала ее медийность. Раньше «честное имя партии» старались в негативном контексте употреблять пореже. Коррупционер снимался со всех постов, осуждался и навсегда пропадал из поля зрения публики. Сейчас ситуация поменялась. Так как кампания имеет целью вернуть доверие общества к власти, то и медийный охват должен быть максимально большим. Более того, журналисты перестали чураться копания в очень грязном белье. Раскрытые в СМИ подробности личной жизни бывшего шефа силовиков и китайской «нефтянки» Чжоу Юнкана, обладателя нескольких роскошных особняков и целого гарема из любовниц, представляют собой отличный сюжет для порнофильма.   С этим связана и третья особенность нынешней кампании: ее морализаторский характер. Борются не только с «откатами» и «распилами», но и с различными проявлениями «излишеств» и «разложения». Существенно сократили представительские расходы и ограничили число заграничных поездок. По всей стране закрыли бордели (их крышуют нечистые на руку силовики, а посещают столь же порочные чиновники). Начали интересоваться личной жизнью чиновников, воспринимая содержание наложницы (необходимый атрибут успешного человека в Китае с незапамятных времен) как проявление коррумпированности и моральной нечистоплотности – верный знак скорых разбирательств по линии партийных комиссий по проверке дисциплины.   Порядок низвержения   Алгоритм «низложения» следующий: по итогам разбирательства руководителя «уличают» в растратах, аморальном поведении и пресловутом «нарушении партийной дисциплины» (очень гибкая формулировка типа нашей «утраты доверия»). Итогом может быть выговор, понижение в должности или исключение из партии и снятие с занимаемых постов. Далее за коррупционера берется народная или военная прокуратура: ему предъявляются обвинения, производится арест, начинается подготовка к суду. Она может быть довольно долгой (например, Бо Силая лишили всех постов в марте 2012-го, а осудили только в сентябре 2013 года).   Если чиновник не является членом КПК, то процесс в отношении него обходится естественно без партийной прелюдии. Самые популярные обвинения: растрата, злоупотребление служебным положением, получение взятки, раскрытие партийных и государственных секретов. Согласно китайским законам, если сумма незаконного дохода составляет более 100 тысяч юаней (около миллиона рублей), за это предусматривается от 10 лет заключения до пожизненного с конфискацией имущества. При наличии отягчающих обстоятельств может назначаться смертная казнь.   Часто ли расстреливают?   И вот тут начинается самое интересное. Согласно китайскому законодательству, смертная казнь может осуществляться немедленно, а может быть отложена на срок до двух лет. Как правило, по экономическим статьям дается отсрочка. При этом, если преступник за это время не совершил никаких «умышленных преступлений» и вообще вел себя примерно, высшая мера может быть заменена на пожизненное заключение.   Так, ни один из высокопоставленных «тигров», осужденных в рамках антикоррупционной кампании Си Цзиньпина, поставлен к стенке не был. Более того, самые резонансные «жертвы кампании», члены так называемой «Новой банды четырех» Чжоу Юнкан и Бо Силай получили только пожизненное без каких-либо намеков на расстрел.   В среднем коррупционеров сажают на 12-16 лет. Иначе говоря, представление о том, что в Китае чиновников расстреливают пачками — это всего лишь миф.   Ответственные за искоренение порока   Особенностью борьбы с коррупцией в Китае является то, что ведет ее, в первую очередь, не прокуратура, а партийный орган – Центральная комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД). Эта структура существовала и раньше, но именно при Си Цзиньпине она превратилась в силу, обладающую большим весом, чем спецслужбы. А ее руководитель – Ван Цишань – фактически стал «человеком № 2» в КНР, хотя традиционно это место зарезервировано за главой правительства.   Впрочем, как водится, структура, которая наказывает всех за злоупотребления, сама начинает злоупотреблять не меньше. ЦКПД фактически выведена из вертикали партийной власти и формально подчиняется только Центральному комитету, а на практике – лично Си Цзиньпину, который находится с Ван Цишанем в дружеских отношениях. Доказать, что на данный момент ЦКПД превращается в самую коррумпированную структуру в Китае, в которой за очень большие деньги «решаются любые вопросы», практически невозможно. Но сами китайцы (на условиях анонимности, конечно же) говорят об этом, как об общеизвестном факте. Правда, не исключено, что таким образом выражается недовольство накалом антикоррупционных чисток.   История знает немало примеров, когда кампания в конечном итоге оборачивалась против ее инициаторов. Ставки, которые сделаны Си Цзиньпином и Ван Цишанем, высоки. Затеять столь масштабную борьбу, которая волей или неволей расшатывает status quo можно только будучи абсолютно уверенным в собственной силе или непогрешимости. Однако, зачищая политическое пространство и нарушая правила, выработанные предыдущими поколениями руководителей, Си Цзиньпин делает собственное положение в будущем весьма шатким.   Что будет дальше?   По действующим правилам, высший руководитель покидает свой пост по истечении двух пятилетних сроков. Так завещал великий Дэн Сяопин, так поступали и Цзян Цзэминь, и Ху Цзиньтао.   Залогом соблюдения правил был компромисс коррумпированных элит: высокопоставленный чиновник обязан в положенное время добровольно уйти на покой, а за это ему гарантирована почетная и безопасная старость, не омраченная разбором его прошлых злоупотреблений. Ради сохранения и усиления власти партии Си Цзиньпину пришлось от этого компромисса отказаться, нанеся ряд ударов по лицам, считавшихся «неприкосновенными». Но не приведет ли это все к тому, что сам Си не сможет уйти, понимая, что его безопасность уже не является безусловной? Не превратится ли он, таким образом, в пожизненного правителя, каким был Мао Цзэдун, больше всего на свете боявшийся потерять власть?   Точного ответа на этот вопрос пока нет ни у кого. Но уже точно известно, что правильная по своей сути антикоррупционная кампания вызвала ряд неприятных побочных эффектов. Для китайской экономики ущерб от ее проведения составил примерно полтора процента ВВП – последствия снижения спроса на элитные товары и, скажем так, стагнации «деловой активности» бизнеса, связанного с чиновниками.   Российско-китайское сотрудничество в краткосрочной перспективе от этого также скорее терпит убытки, чем выигрывает.   Во-первых, до минимума сократилась делегационная активность приграничных властей. Раньше китайцы ездили много, пусть зачастую и бестолково. Сейчас количество визитов резко сократилось. У сотрудников канцелярий иностранных дел «на ответственное хранение» забрали не только служебные, но и личные загранпаспорта. Согласование любой поездки происходит на нескольких уровнях. Боясь обвинений в превышении должностных полномочий, коррупции и так далее, местные руководители стараются без веской причины никому ничего не разрешать. Даже китайские ученые признаются: приезжайте лучше вы к нам, все оплатим, а нам к вам приехать будет очень тяжело (не подпишут, не согласуют, не отпустят).   Во-вторых, планы по развитию туризма в сопредельных с Китаем регионах во многом рассчитаны как раз на тех самых «тигров и мух». В октябре прошлого года в развлекательной зоне «Приморье» под Владивостоком наконец-то открылось первое казино. Специалисты в области игорного бизнеса утверждают: обычные туристы в казино нужны только для массовки, а вся прибыль идет от ВИП-игроков. Очевидно, что приморское казино нацелено на «випов» из Китая, в том числе коррумпированных китайских чиновников. Прибыли казино в Макао за минувший год упали на треть – как считают эксперты, из-за кампании против коррупции и расточительства. Каковы на этом фоне перспективы приморского казино, неясно.   Наконец, под угрозой окажется реализация многих трансграничных проектов. Ранее они лоббировались местными китайскими руководителями, которые часто имели в этом деле долю. Сейчас чересчур высовываться – себе дороже. Поэтому и особой активности от китайских партнеров нынче ожидать не приходится.   Автор: Иван Зуенко, старший преподаватель кафедры Тихоокеанской Азии, Восточный институт-Школа региональных и международных исследований, Дальневосточный федеральный университет.   Материал впервые опубликован на Лента.ру  

21 февраля, 07:23

25 самых богатых людей Британии

Для самых любопытных раскроем секрет сразу: Елизаветы Второй в этом списке нет. По версии Sunday Times, скромная английская королева в текущем году не вошла даже в топ-300. Но рейтинг все равно лучше дочитать до конца. Потому что на самой вершине этой пирамиды финансов (не путать с финансовой пирамидой!) российского читателя ожидают весьма и весьма интересные "британцы". Для удобства ассоциативного мышления большинство сумм переведено из фунтов в доллары США.

20 февраля, 19:05

25 самых богатых людей Британии

Для самых любопытных, раскроем секрет сразу: Елизаветы Второй в этом списке нет. По версии Sunday Times, скромная английская королева в текущем году не вошла даже в топ-300.

20 февраля, 19:05

25 самых богатых людей Британии

Для самых любопытных раскроем секрет сразу: Елизаветы Второй в этом списке нет. По версии Sunday Times, скромная английская королева в текущем году не вошла даже в топ-300.

20 февраля, 19:05

25 самых богатых людей Британии

Для самых любопытных, раскроем секрет сразу: Елизаветы Второй в этом списке нет. По версии Sunday Times, скромная английская королева в текущем году не вошла даже в топ-300.

06 февраля, 09:39

Китайские тайны эмигрировали в США. Перебежчик предположительно сдал спецслужбам сверхсекретную информацию

Брат находящегося под следствием высокопоставленного китайского чиновника Лин Ваньчэн предположительно передал спецслужбам США секретную информацию о процедуре принятия решения о применении ядерного оружия, мерах по обеспечению безопасности первых лиц страны и внутреннем устройстве правительственной резиденции Чжуннаньхай. Об этом сообщил ряд западных СМИ со ссылкой на источники в разведывательном сообществе США. Если новость подтвердится, это станет крупнейшей утечкой китайской информации через перебежчика как минимум с 1985 года. Эксперты расходятся во мнениях о достоверности опубликованной информации и последствиях этого известия для американо-китайских отношений.

20 февраля, 19:05

25 самых богатых людей Британии

Для самых любопытных раскроем секрет сразу: Елизаветы Второй в этом списке нет. По версии Sunday Times, скромная английская королева в текущем году не вошла даже в топ-300.

15 июля 2015, 20:51

Китайские "компрадоры"

Я немного устал от граждан, которые носятся по рунету и буквально пухнут от восторга по поводу "китайских расстрелов" и вообще китайских подходов к экономике, политике, геополитике и так далее. Забавно, что о реальной экономической политике, реальной ситуации и политических раскладах они знают чуть менее чем ничего.Давайте, я тут немного шаблончики проверю на прочность...Лирическое отступление: Я не пытаюсь критиковать китайский подход. Наоборот, китайская стратегия достойна уважения, так она выжимает максимум из имеющихся обстоятельств, а политика, как известно, - искусство возможного. У экономической и политической компоненты китайской стратегии есть свои риски, причем серьезные (от закредитованности на региональном уровне и кризиса воды до пузыря на рынке акций), но риски есть у любой стратегии.Теперь несколько интересных фактойдов:1. Британский премьер Джордж Осборн распорядился положительно ответить на просьбу КНР о содействии со стороны британского казначейства в процессе реформирования схемы работы часто-государственных партнерств.Сотрудники Казначейства Ее Величества уже вылетели в Пекин чтобы советовать китайцам как лучше организовать привлечение частного капитала в инфраструктурные проекты в условиях желания Коммунистической Партии Китая переложить на плечи частного капитала часть работы по поддержанию роста китайской экономики. -http://www.ft.com/intl/cms/s/0/6e1deeee-18d3-11e5-8201-cbdb03d71480.htmlМысленно замените в этой новости Файнэншл Таймс "Китай" на "Россию" и представьте себе реакцию российской патриотической блогосферы.2. Ближайшим партнером руководителя антикоррупционного бюро Коммунистической партии Китая, Ван Цишаня является экс-руководитель казначейства США и экс-руководитель Голдман Сакс, Генри Полсон.История их знакомства и сотрудничества очень интересная, но сначала один штрих к портрету самого Ван Цишаня - он был директором первого государственного инвестбанка Китая (China International Capital Corp) который был спроектирован американцами из Морган Стэнли (услуга за которую Морган Стэнли получил первую и на тот момент единственную лицензию на работу в Китае)В конце 90-х, Ван Цишань бросает "морганов" и вплотную подключается к "голдманам". Назначенный вицегубернатором провинции Гуандун, Ван Цищань сталкивается с необходимостью спасти от банкротства государственную инвесткомпанию Guandong Enterprises и для этого он официально привлекает американский банк Голдман Сакс (http://www.goldmansachs.com/our_firm/investor_relations/financial_reports/annual_reports/2001/html/principles/guangdong.html) . Процессом управляет Генри Полсон, уже засветившейся в КНР в процессе приватизации China Telecom, которому удается реструктуризировать долги компании. С тех пор, везде где работает Ван Цишань, появляется Полсон.Спасение от банкротства компании Hainan Securities - тоже Полсон и за это Голдман получает вторую (и на данный момент последнюю) лицензию на работу в Китае, причем Полнон пишет, что лицензия была выдана после "личного благословения" Ван Цишаня. -http://blogs.reuters.com/breakingviews/2015/05/01/review-hank-paulsons-kiss-and-dont-tell-china-guide/Кстати, позже, Полсон знакомится с премьером Ли Кэцянем, и тот даже нарисовал иероглифический логотип для американо-китайского НКО Полсона -http://sinosphere.blogs.nytimes.com/2015/04/24/q-and-a-henry-paulson-on-dealing-with-china/Полсон до сих пор считается главным американским специалистом о работе с китайскими аппаратчиками, а о своих совместных делах с Ван Цишанем (и другими китайскими чиновниками) он даже написал книгу - "Dealing with China" - http://www.wsj.com/articles/book-review-dealing-with-china-by-henry-m-paulson-jr-1429478304Вот как Полсон описывает своего главного китайского партнера: "Он настоящий патриот Китая, но он понимает США и понимает, что Китай и США получают пользу от экономических успехов друг друга. А еще он смелый. Он берется за то, что никто не делал и добивается успеха. " -http://content.time.com/time/specials/packages/article/0,28804,1894410_1893847_1893846,00.html. (Мне отчего-то навеяло: "Кудрин - лучший министр финансов мира", а вам?)Итак, кто у нас руководит "расстрелами коррупционеров" в Китае? Чекист? Фиг. Профессиональный инвестиционный банкир, партнер "морганов" и "голдманов", Ван Цишань. А вот самый высокопоставленный коррупционер, которого завалил Ван Цишань является как раз китайским чекистом - это Джоу Юнкан - бывший министр общественной безопасности Китайской Народной Республики, экс-член Политбюро, который курировал все китайские спецслужбы.Если перевести сюжет в российскую действительность, то получилась бы совсем ненаучное фэнтези: “условный Греф” в качестве руководителя “условного СКР”, который "завалил условного Патрушева”. Как бы на это отреагировала бы патриотическая блогосфера? Страшно представить.Вообще, политическая жизнь, не только в Китае, но и в ЕС и даже в США - очень-очень-очень далека от черно-белых шаблонов, которыми нас пичкают СМИ и блогосфера. Все сложно. Все многоцветно. Тут даже не 50 оттенков серого, а 500 оттенков черного, которые активно грызуться между собой. Вообще, святых аскетов у на руководящих постах великих империй просто нет.3. Кстати, в 2013, Си заявил, что "рыночные силы" должны играть "решающую роль" в китайской экономике. - http://www.ft.com/intl/cms/s/0/2c576838-124c-11e5-b392-00144feabdc0.htmlНаверное, все понимают, что исполнение этого принципа в реальности пока не очень просматривается, но такие заявления не делаются просто так.Понятно, что самый простой (и неправильный) вывод из вышеизложенного: "Си Цзинпин слил!", "Пекином рулят компрадоры" и т.д. Дело в том, что такой вывод плохо сочетается со многими действиями КНР на международной арене, и тут можно вспомнить и банк БРИКС и ШОС и Шелковый Путь и строительство искусственных островов в Южно-китайском море. Правильный вывод такой: Шаблоны и стереотипы (и либеральные и "патриотические") - зло. Мир нужно воспринимать и понимать во всей его сложности и многогранности.ПС: Если читателям будет интересно, я буду периодически писать тексты на тему "неизвестное об известном". Ломать стереотипы – полезное занятие. via

29 мая 2015, 06:12

О внутренней подоплеке новости:SEC обязала JPMorgan предоставить переписку с членом политбюро Китая

Итак,читаем новость:Москва. 28 мая. INTERFAX.RU – Американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) обязала JPMorgan Chase передать всю переписку с Ван Цишанем, одним из семи членов ЦК КПК, в связи с расследованием, касающимся приема банком на работу родственников высокопоставленных чиновников.По данным источников, знакомых с расследованием, SEC попросила JPMorgan предоставить ей всю корреспонденцию за апрель, связанную с 35 китайскими официальными лицами.Хотя Ван Цишань занимает шестое место в ЦК КПК, по уровню влиятельности он занимает второе место в стране после председателя КНР Си Цзиньпина за счет своей ведущей роли в антикоррупционной кампании, затронувшей тысячи членов коммунистической партии, отмечается в статье.А дальше обращаем внимание на саму SEC, например, читаем зерохедж: The "Revolving Door" Goes Full Retard: SEC Hires Goldmanite Who Previously Worked At The SEC и выясняем,что в Комиссии по ценным бумагам работают "заклятые" друзья JPMorgan- Голдман Сакс. Напомню,что я уже упоминала о том,что между JPMorgan и Голдман Сакс идет непримиримая борьба, которая время от времени выплывает наружу и там , по правилам джунглей, должен остаться в победителях кто-то один, пока идет на равных.Вспоминаем предыдущие статьи, особенно последнюю, где я упоминала о очень крупном слиянии. Когда поглощен и консолидирован частный капитал средних размеров, в ход вступает следующий этап- конолидация крупного капитала. В итоге остается только самый крупный капитал, каким, например, является JPMorgan и Голдман Сакс- самый крупный финансовый капитал. Тут опять же, решается вопрос о том,что на этой сцене должен остаться кто-то один; у участников только тогда появляется "пища" в виде сверхприбылей, когда имеется "мишень", которую можно поглотить. Из этой новости можно предположить, что Голдман Сакс, вероятно, пытается пресечь "атикоррупционную кампанию", которая, вероятно, означает, что Китай намеренно работает против ставленников голдман сакс , и , за компанию, это поможет Голдман Сакс свалить JPMorgan, за чей счет можно будет поживиться. Напомню,что предыдущей "жертвой" Голдман Сакс был "крах в мае 2008 года пятого по величине американского инвестиционного банка Bear Stearns, занимавшего второе место в США среди андеррайтеров ипотечных облигаций", что и послужило триггером для кризиса 2008 года; хотя немаловажную роль сыграло нарастание неплатежей по ипотеке, чьи "риски" принял на себя этот банк. Сейчас образованы другие "институты" но принцип от этого не меняется- обанкротятся эти "институты". Лично мое пока мнение,что JPMorgan все же сдает Голдман Сакс, но пока не существенно; там суть в административном ресурсе и у Голдман сакс административного ресурса, на мой взгляд, больше.Лично я не считаю нужным вообще следить за тем,что происходит в элите и внутри самого капитала- это совершенно не принципиально, так как интересы могут сходиться в одном вопросе, но расходиться в другом; нужно понимать механизм, как это работает и понимать основы политэкономии. Кто не понимает политэкономию и механизм работы капитала, тот предпочитает думать об "элите" и прочих несущественных и отвлекающих от сути вещах. Любая "элита" или , правильнее сказать, капитал, поставленный в определенные условия, будет дейстовать одинаково. Кстати,в политэкономии нет такого- "элита", "ротшильды", "ФРС", "противоречия между капиталами", а есть "политические силы", "монополия политической силы", "диктатура политической силы" и "противоречие между трудом и капиталом".

27 февраля 2013, 14:32

"Газпром" работает над поставками газа в Китай

"Газпром" надеется подписать контракт на поставку газа в Китай до конца года, сообщила компания. На этих новостях акции концерна взлетели на 1% к последнему закрытию, до 137,85 на 14:22. "Газпром" и китайская компания CNPC договорились более интенсивно вести переговоры по поставкам российского природного газа по "восточному" маршруту с целью подписания контракта купли-продажи природного газа до конца 2013 г. Данные сроки установлены по решению российско-китайской межправительственной комиссии по энергетическому сотрудничеству под руководством вице-премьера РФ Аркадия Дворковича и заместителя премьера Госсовета КНР Ван Цишаня, отмечает компания."Газпром" уже почти 10 лет ведет переговоры с Китаем о поставках российского газа. Долгое время концерн отказывался вести переговоры о поставках по восточному маршруту до решения вопроса с западным маршрутом. Однако "Газпром" изменил свою позицию в конце прошлого года после принятия окончательного инвестиционного решения о разработке Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения в Якутии.