• Теги
    • избранные теги
    • Люди530
      • Показать ещё
      Страны / Регионы840
      • Показать ещё
      Разное879
      • Показать ещё
      Международные организации114
      • Показать ещё
      Формат42
      Компании198
      • Показать ещё
      Издания31
      • Показать ещё
      Показатели93
      • Показать ещё
      Сферы3
Василий Колташов
Выбор редакции
22 февраля, 13:13

Василий Колташов: Экономика Украины в глубочайшей депрессии

Российский экономист, публицист, писатель Василий Колташов в эфире программы «На самом деле» агентства News Front;...

22 февраля, 13:11

Василий Колташов: Экономика Украины в глубочайшей депрессии

УЗНАЙТЕ ПОДРОБНОСТИ ПО ССЫЛКЕ: https://news-front.info/2017/02/22/vasilij-koltashov-ekonomika-ukrainy-v-glubochajshej-depressii/ Российский экономист, публицист, писатель Василий Колташов в эфире программы «На самом деле» агентства News Front; ведущий программы - Сергей Веселовский. Помоги военкорам News-Front и волонтерам ополчения: Яндекс-кошелёк Сергея Веселовского: 410014775115018. Webmoney: WMZ - Z199784604212 WMR - R754887832142 QIWI +7 918 162 8521 Карта (MasterCard): 5106 2110 0477 8853, SERGEY VESELOVSKY. Переводы с любых банковских карт, QIWI - кошельков. Для переводов по Western Union и Moneygram – пишите на почту [email protected] У нас теперь есть приложения на Андроид и Аппстор: 📌Андроид: https://play.google.com/store/apps/details?id=info.newsfront&utm_source=Viber&utm_medium=Chat&utm_campaign=Private 📌Аппстор: https://appsto.re/ru/fgCpeb.i Обязательно подпишитесь на нас в соц.сетях: http://www.vk.com/newsfront_tv http://www.ok.ru/news.front http://www.twitter.com/newsfront_info https://www.facebook.com/NewsFront.info/ https://plus.google.com/+News-Frontinfo Информационное агентство NewsFront – новый проект информационного центра «Юго-Восточный фронт». Информационный центр «Юго-Восточный фронт» начал свою деятельность в марте 2014 года. Сегодня мы расширяемся и растём, растут и объёмы информации, что потребовало запуска нового интернет-ресурса – сайта www.news-front.info News Front («Новостной фронт») – информационное агентство, цель которого – объективное и правдивое освещение событий в Новороссии, России, Сербии, Болгарии, Молдове, Украине и во всём мире. NewsFront видит своей целью защиту интересов русской цивилизации, показ истинного лица противников русского мира. Мы надеемся донести до общественности истину о совершённых преступлениях против человечности и помочь своим читателям и зрителям разобраться в нарастающем потоке циничной лжи западных средств массовой информации.

21 февраля, 20:10

Колонки: Василий Колташов: Первые шаги в атаке на «свободную торговлю»

Мир меняется. Эпоха «свободной торговли» заканчивается, солнце ее на долгое время закатывается, как уже не раз было в истории. Но как это происходит и как будут выглядеть изменения в дальнейшем? Формирование мировой «свободной торговли» до сих пор подается как вершина развития товарного обмена. Об этом студенты узнают из учебников экономики. Об этом часто говорят либеральные экономисты. Они уверяют нас: с началом глобализации (1970-е годы), по мере создания ВТО и в результате почти всеобщего принятия принципов «открытой экономики» и «неограниченной торговли» человечество достигло некой нормальности обмена. В результате оно достигло своеобразной вершины развития, совершив главную революцию в экономике. Наступил тот самый конец истории. Менее месяца назад нашелся человек, покусившийся на эти достижения, на эти нормы и эти святыни. Новый президент США Дональд Трамп начал с вывода своей страны из Транстихоокеанcкого партнерства (ТТП), а затем не стал опровергать «страшные» слухи о том, что его страна готовится к торговым войнам сразу со многими государствами. В их числе некоторые эксперты называли не только Евросоюз и Китай, но также Японию и других бывших партнеров США по ТТП. Однако аналитики неуверенно успокаивали публику тем, что сообщали: торговля США со всеми странами все равно регулируется нормами ВТО. Ничего вроде бы и не меняется... Барак Обама, создавая ТТП, не стеснялся того, что новый блок экономик бросает вызов ВТО. Он держался самоуверенно и с полным безразличием относился к критическим намекам и прямому порицанию. Ему было все равно, что думают в Москве или в Пекине. Он видел будущее в ТТП. А ТТП строилось на расширенном (в сравнении с ВТО) наборе требований к производителям. США включили в него требования к условиям производства (включая экологические и – очень строго – патентные). Это гарантировало товарам из партнерских стран доступ на рынок США, а значит – капиталы.  Неверно было бы думать, что Трамп раздавил ТТП. Он оформил разрушение партнерства, находившегося в кризисе с 2015 года. Причина кризиса состояла в слабости американской экономики, которая фактически не росла, а без этого роста не стоило ожидать роста в рамках ТТП и тем более ожидать создания партнерства атлантических экономик. Проект Обамы оказался в кризисе потому, что США не могли тянуть за собой другие рынки, даже согласные на полное подчинение капиталам и политикам США. Это вовсе не означает, что позднее (уже на новой основе роста) американцы не могут попытаться создать новые партнерства. Однако теперь США должны решать другие задачи. Расправившись с ТТП, Трамп заявил: «Мы поставим заградительные налоги на продукт, который будет сюда (в США) ввозиться. Если компания хочет уволить всех людей в США и построить где-то в другом месте завод и думает, что затем просто ввезет готовую продукцию через границу США, – так вот, этого не случится». Фактически от декларировал более узкий территориально национальный протекционизм, отказавшись от гибридного (полунеолиберального) протекционизма Обамы. А ведь даже такой, сравнительно умеренный, план вызвал в 2015–2016 годах бурю возмущения и породил слова о том, что век «свободной торговли» и ВТО завершился или вот-вот завершится. Похоже, что теперь это можно уверенно констатировать. С одной оговоркой – в истории «свободной торговли» закончилась лишь очередная эпоха. Виной тому, конечно, не какой-то конкретный человек, а проблемы, которые не удалось решить после 2008 года ни с помощью следования принципам Вашингтонского консенсуса, ни отступив от них частично и непублично при Обаме. Трамп лишь завершил процесс: он отступил дальше – и сделал это, публично задекларировав свои планы. Он прямо говорит о пользе протекционизма для США и совершенно не желает замечать тот вред, который это нанесет мировой торговле. А вред этот будет немалым. Пока, конечно, протекционизмом Трамп все больше грозит. Заградительные пошлины на китайскую сталь в 522% (общий размер выплат при ввозе) ввел не он. Это сделало в начале 2016 года министерство торговли США правительства либерала и сторонника «неограниченной торговли» Обамы. На что способен не либерал и противник «свободной торговли» Трамп, еще предстоит увидеть. В отличие от XIX века – времени жизни образцового для Трампа президента США Авраама Линкольна – пошлины на ввоз товаров могут измеряться не десятками, а сотнями и тысячами процентов. Такой барьер перескочить легально не сможет ни один нежелательный иностранный товар. Но торговля в результате не перестанет существовать. Она скатится с нынешней «вершины исторического развития» и вернется к традиционному принципу обмена необходимыми, но не производимыми в своей стране товарами. Именно так выглядела торговля в древности, в Средние века и позднейшее время, пока ее в 1970-е годы не стали силком закатывать на «вершину». Таможенная политика при такой «несвободной торговле» для США и других стран будет выглядеть так: одни товары будут ввозиться без пошлин, другие – с ними. Но смысл пошлин будет различен. Одни пошлины будут щадящими, нацеленными на то, чтобы не воспрепятствовать ввозу иностранных товаров вообще, но дать в их виде ориентиры качества местной промышленности, заодно обеспечив ей фору в рентабельности. Цель такой политики – не удавить местное производство, как это было в эру «свободной торговли», когда импорт выбивал местные фирмы, оставляя без работы огромные массы якобы неконкурентоспособных рабочих. Однако пошлины могут быть и гарантированно заградительными, почти стопроцентно отсекающими импорт. Похоже, Трамп считает, что обамовские пошлины на сталь из Китая таковыми не являются. В начале февраля Пекин вынужден был заявить: «Китай разочарован решениями о повышении заградительных пошлин на китайскую сталелитейную продукцию и ставит под сомнение объективность методов проведения разбирательств. США следует исправить несправедливое решение». Естественно, ожидать этого от Трампа наивно. Он вообще не может считать это решение несправедливым, а только достаточным или нет. В этом проявляется не слепое доктринерство, а трезвый подход: все, что США производят сами, они могут и не ввозить. Произвести же они могут многое. Пока наблюдаются лишь первые шаги в атаке на «свободную торговлю». Наступление на нее никак не является недоразумением. В докладе ИГСО «Кризис глобальной экономики и Россия», вышедшем еще в июне 2008 года, мы заключали: «Кризис приведет к возрождению политики протекционизма, которая станет мощным инструментом глобальной корпоративной конкуренции». Трамп дает сигнал в духе «Делай как я!». И он непременно будет услышан. В результате внешняя торговля возвратится к каноническому обмену необходимым и недостающим продуктом. Она не прекратится, а перестроится. Она станет иной. Теги:  торговля, ВТО, экономика, Транс-Тихоокеанское партнерство

15 февраля, 18:57

Путин — против, Медведев — за: Что будет если приватизируют Сбербанк и ВТБ

Анонсированная ранее приватизация части госпакета акций банка ВТБ внесена в трехлетний план распродаж от Правительства РФ. Причем, сокращение доли участия государства в акционерном обществе ниже 50% плюс одна акция от общего количества обыкновенных акций будет осуществляться с координацией мероприят...

15 февраля, 15:00

ВТБ и "Сбербанк" уже перестали быть государственными

Приватизацию госбанков много лет лоббировала "медведевская группа" олиргахов и чиновников, отмечает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов. В интервью Накануне.RU он рассказал о выгодоприобретателях сделок и возможных последствиях продажи активов. 

13 февраля, 20:28

Эксперт: укрепление рубля чревато усилением кризиса в России

Укрепление национальной валюты может привести к усилению экономического кризиса в России. Об этом заявил руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов. Читать далее

13 февраля, 16:30

Колонки: Василий Колташов: Кто убил «зеленую экономику»

Среди множества сообщений о том, как на Западе внедряются ветрогенераторы, биотопливо и солнечные батареи, почти невозможно уловить главную новость времени – уже проступающий на поверхность факт гибели «зеленой экономики». В 1970-х годах в США и Западной Европе общество вдруг озаботилось состоянием окружающей среды. Предметом широкой дискуссии стало загрязнение воздуха и водоемов, дефицит зелени в городах, вырубка лесов и многое иное. Капитализм проявил еще одно противоречие, не случайно вылезшее в кризисные 1970-е годы. В годы предыдущего, даже более масштабного, кризиса 1929–1933 на Западе впервые осознали, что, хотя капитал и эксплуатирует рабочих, они для него также являются базовыми потребителями. Их численность и доходы настолько выросли, что именно спрос с их стороны стал определять процессы в экономике. Потому именно стимулирование массового потребления стало одним из средств вывода экономики США из Великой депрессии. Стимулирование это было вовсе не кредитным, людям нужно было дать работу и в итоге обеспечить доход. И рост доходов трудящихся способствовал росту всей экономики Запада в ее «золотое время», в 1950–1960-е годы. Рост создал многочисленный средний класс, состоящий в огромной массе из рабочих, чье потребление в годы подъема резко увеличилось. Немалая доля рабочих была задействована в индустрии, той самой, что наносила окружающей среде ощутимый вред. Именно эти люди осознали, что им недостает для более комфортной жизни чистой окружающей среды, способной помочь сохранить здоровье и прожить долгие счастливые годы после ухода на пенсию. Противоречие 1970-х годов было интересно тем, что массовый рабочий увидел вред, наносимый промышленностью его здоровью, среде его обитания вообще. Так родилась экологическая этика, под влиянием которой к началу 1980-х годов писались уже толстые академические книги и выходили популярные журналы. Движение было массовым, а интеллектуальное течение казалось живым и динамичным. Пройдет несколько десятилетий, и наступит время разложения, коррупции и цинизма, которые будут бичевать известная канадская писательница Наоми Кляйн и другие участники движения в годы подъема. Но важнее всего, что в эти самые годы бурного роста экодвижения никто не помышлял о закрытии на Западе рабочих мест ради очищения природы. Иначе говоря, лозунга снижения оплаты труда и увеличения безработицы никто не выдвигал. Ликвидация рабочих мест не требуется – таков был основной тезис людей, выдвинувших принципы «зеленой экономики». Они справедливо подчеркивали: грязная вода и воздух, разрушенные почвы сами по себе являются проблемой для ведения бизнеса. Рабочие часто болеют, умирают от рака и иных заболеваний. Воду приходится фильтровать, а это дорого. Истощенная земля требует чрезмерно много дорогих химикатов. Без них не будет урожая. Значит, делался вывод, нужна иная экономика. Экономика меньших выбросов, меньшего разрушения окружающей среды, более того – работающая на ее сохранение и восстановление. Граждане старых индустриальных государств, в т. ч. и американцы, кивали головой в ответ на эти аргументы. Вот только итог им вовсе не пришелся по вкусу. Оказалось, что рабочие места были в большой мере выведены за рубеж под экологический шумок. И хотя (особенно в Европе) состояние окружающей среды улучшилось, в планетарном масштабе проблема не была снята. Именно это поставило под удар бытовой (неполиткорректной) критики всю либеральную экологическую риторику. Американский рабочий класс поставил вопрос очень конкретно. «Где наши рабочие места? Где стабильная хорошая заработная плата?» – сказал он. Попытка отвлечь его от темы разговорами, что ситуация может быть сбалансирована социальными программами без базовых изменений в экономике, провалилась. Провалилась вместе с Хиллари Клинтон. Провалилась вместе с Бараком Обамой. Трамп оставил в стороне тему экологии, не выступая, естественно, как противник сохранения приемлемой окружающей среды. Но и не провозглашая это целью политики. Она официально состоит в создании рабочих мест и получении средним капиталом прибыли на рынке США. Этот средний капитал видит, что иностранные производители получают на американском рынке слишком большую выгоду, а связанные с этими производителями американские финансовые корпорации оказываются врагами американского среднего капитала.  Что же касается рабочих, то они поняли, что их обманывали. Вот только поняли ли профессора и общественные деятели, что обманывались сами, увлекая публику за мечтой о «зеленой экономике», а на самом деле думая, что экономика как-нибудь устроится сама и надо решать лишь «зеленый» вопрос? И она действительно устроилась. Грязное производство было сохранено, оно даже значительно увеличилось и теперь сконцентрировано в Китае и ряде других «молодых экономик», где оказалось сосредоточено большинство новых рабочих мест. Многие хорошо оплачиваемые рабочие места на Западе исчезли. В США это резко понизило интерес к «зеленой экономике» как модели будущего. Стало понятно, что американцы проигрывают конкуренцию. Причем и как нация, и как отдельные граждане. Об экологии не забыли, просто задумываться пришлось об ином. «Зеленой экономике» было отказано в жизни. Произошло это не потому, что Трамп привлек в правительство сторонников традиционной энергетики, а из-за того, что избиратели сами сняли вопрос с обсуждения. Они решили: пусть вернутся рабочие места, пусть домохозяйства хорошо зарабатывают и платят меньше долгов. Решать эту задачу в рамках «зеленой» – по сути неолиберальной – парадигмы невозможно, решать же нужно быстро. Так хотят американцы. Обама пытался предложить им долгий путь «через пустыню»: план включения океанских экономик в партнерства предполагал введение экологических стандартов, что ударили бы по Китаю. Но американцы не хотят ударять по какой-либо экономике, они только хотят вернуться в «золотой век». Последний «Золотой век» был для США как раз в 1950–1960-е годы. Именно он закончился с приходом кризисных 1970-х годов, когда экологические проблемы были впервые серьезно поставлены. Теперь понятно, что никакой «зеленой экономики» как одновременного решения для людей и корпораций быть не может. Может возродиться индустрия и развиваться транспорт (особенно железнодорожный). Все это – на новой технологической основе. Можно ввести заградительные пошлины и «обамовские» экологические требования к товарам из других стран. Многое из этого Трамп, вероятно, постарается сделать. Однако жертвовать местным производством формально ради «зеленого» идеала, а в реальности ради успеха грязных производств за рубежом, он не будет. Можно констатировать смерть «зеленой экономики» как спекулятивной темы если не во всех странах Запада, то в США – точно. Конечно, с этим не все согласны, и политические баталии предстоят немалые. Но противники Трампа должны понять, что это они нанесли вред экологической идее. Именно они обернули желание людей дышать чистым воздухом и оставаться здоровыми долгие годы в вынос производства из страны и создали нынешний социально-политический кризис в ней. Потому им более ничему не стоит удивляться. Особенно своим грядущим политическим поражениям. Теги:  экология, экономика, Дональд Трамп

12 февраля, 11:26

Опасность отмены санкций для российских аграриев сильно преувеличена

Если раньше «война санкций» между РФ и Западом рассматривалась экспертами чуть ли не как вечная, то теперь власти США, чья позиция в данном случае принципиальна, говорят, что определенные решения могут быть приняты уже в ближайшие месяцы. Энергетики и банкиры рады, аграрии, напротив, в печали. Но действительно ли отмена санкций может обнулить достижения России в АПК?

12 февраля, 11:00

Экономика: Опасность отмены санкций для российских аграриев сильно преувеличена

Если раньше «война санкций» между РФ и Западом рассматривалась экспертами чуть ли не как вечная, то теперь власти США, чья позиция в данном случае принципиальна, говорят, что определенные решения могут быть приняты уже в ближайшие месяцы. Энергетики и банкиры рады, аграрии, напротив, в печали. Но действительно ли отмена санкций может обнулить достижения России в АПК? Вопреки устоявшемуся мнению, смягчение или даже полная отмена взаимного санкционного режима между Россией и западными странами не станет серьезным негативным фактором для отечественного сельского хозяйства, ради интересов которого в 2014 году контрсанкции, собственно, и вводились. Они дали положительный эффект лишь в отдельных сегментах пищепрома, не затронув главное препятствие для быстрого роста этих отраслей – падающий спрос. Торг становится предметным Предыдущий год оказался для российского сельского хозяйства исключительно удачным. Была обновлена целая серия рекордов – по сбору зерновых и масличных, по урожаю сахарной свеклы, по экспорту продукции растениеводства. По данным Росстата, общий прирост в прошлом году составил 4,8%, тогда как годом ранее этот показатель находился на уровне 2,6%. Пищевая промышленность, плотно спаянная с АПК, прибавила за год 2,4% (в 2015-м – 2%). Особенно быстро выросли такие сегменты, как производство мяса, тепличных овощей, сахара, подсолнечного масла и ряд других. Говоря о природе этого роста, чиновники нередко подчеркивают значение продовольственных санкций, которые Россия ввела в августе 2014 года в ответ на серию запретительных мер со стороны США, Евросоюза и некоторых других стран. Так, министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев неоднократно заявлял, что обмен санкциями стал эффективным стимулом для отечественного АПК и пищепрома, а в ноябре прошлого года в интервью газете «Известия» высказался в том духе, что аграрии были бы благодарны, если бы ответные меры на западные санкции сохранились «еще лет пять». Тема возможной отмены санкций так или иначе обсуждалась политиками и экспертами в течение всего периода их действия, а с избранием президентом США Дональда Трампа она заняла ведущее место в информационном поле не только России, но и западных стран. И не без оснований. В середине января Трамп намекнул, что снятие санкций – тема дискутируемая. «Есть санкции против России – давайте посмотрим, не получится ли у нас заключить с Россией хороших сделок. Например, я думаю, ядерного оружия должно быть намного меньше, нужно очень существенно его сократить», – заявил 45-й американский президент незадолго до инаугурации. В свою очередь, вице-президент Майкл Пенс, говоря о санкциях, заявил, что «ответ на этот вопрос предстоит дать в последующие месяцы». Ранее многие рассматривали введенные ограничения чуть ли не как вечные или, по крайней мере, весьма длительные, как это произошло с поправкой Джексона-Вэника. О готовности обсуждать условия снятия взаимных ограничений заявила и российская сторона. «Мы продержимся еще год–два в этой системе координат. Конечно, они [санкции] не бесконечны», – заявил 1 февраля на Всероссийском агрономическом совещании все тот же Александр Ткачев. Незадолго до этого он дал понять, что вопрос о полном или частичном снятии контрсанкций Россия будет увязывать с открытием доступа для ее сельхозпродукции на внешние рынки. И без того отечественный сельскохозяйственный экспорт в прошлом году вырос на 4% – до 17 млрд долларов, и планы по его дальнейшему наращиванию у министерства весьма амбициозные. Так, в конце ноября прошлого года на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам в Кремле Ткачев назвал целевой ориентир до 2020 года – увеличить сельхозэкспорт до 25 млрд долларов. Лучше, но меньше Вместе с тем эксперты аграрного рынка подчеркивают, что санкции – это лишь один из многих факторов, обеспечивших рост отечественному АПК, причем не самый значительный. В частности, президент Российского мясного союза Мушег Мамиконян напоминает, что стратегия развития мясной промышленности в РФ была окончательно сформирована еще к 2003 году и в последующие десять лет инвесторы, начавшие проекты в этой сфере, совершенно не думали о санкциях. Но определенный положительный эффект от ограничений на импорт пищевой продукции все-таки получен, признает Мамиконян. Например, до 2013 года Россия импортировала более миллиона тонн свинины, при этом свинина из санкционных стран на 30% представляла собой жир или жирные отрубы, а не мясо. Ограничения на импорт, введенные за полгода до основного пакета продуктовых контрсанкций под предлогом защиты от африканской чумы свиней (АЧС), привели к тому, что Россия стала получать из-за границы меньше жира, который в итоге попадал в мясную продукцию. «Это, кстати, напрямую противоречило правительственным постановлениям о необходимости уменьшать содержание животных жиров в мясных продуктах и вело к ухудшению здоровья населения. Сейчас Россия не потребляет столько жиров, как до введения санкций, и за этот период произошло существенное улучшение качества мясной продукции, главным критерием которого является именно доля жира, – считает Мамиконян. – Если санкции отменят, то снова могут начать ввозить дешевое мясо с большим количеством жира, и это приведет к ухудшению качества. Это нам совершенно не нужно». Еще один сегмент пищепрома, явно выигравший от контрсанкций, – производство сыров. Однако если в 2014–2015 годах российское сыроделие показало взрывной рост, то уже в прошлом году он резко замедлился, констатирует руководитель аналитической компании «Совэкон» Андрей Сизов. По данным Росстата, в 2016 году производство сыров увеличилось лишь на 2,5%, и это, полагает аналитик, является показателем того, что импортозамещение уперлось в уровень спроса. «Доходы населения продолжают падать, и этот вопрос гораздо более значим, чем отмена или сохранение санкций», – говорит Сизов. Только по официальным данным реально располагаемые доходы россиян сократились еще на 5,9%, а оборот розничной торговли – на 5,2%. Эту позицию поддерживает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов. По его словам, три года работы в условиях санкций – это ничтожное количество времени для такой отрасли, как АПК, особенно при слабеющем внутреннем спросе. «Конечно, аграрии попытались использовать новые возможности. Но их адаптация проходила на падающем бизнес-цикле, в сложных условиях в экономике. Внутренний рынок остается в достаточной степени монополизированным для мелких и средних представителей, а потребитель стал беднее. Это заставляет многих производителей работать на грани рентабельности, либо же производители не растут так, как могли бы. Они контролируют свой рост, понимая, что им не продать свою продукцию», – говорит Колташов. Но для тех направлений, которые выиграли от продуктовых санкций, их отмена действительно несет некоторые риски. «Многие производители сложных видов пищевой продукции – например, сыров – сильно расслабились под защитой контрсанкций, – полагает управляющий партнер компании ФОК (Финансовый и организационный консалтинг) Моисей Фурщик. – В этом сегменте заметно снизилось качество и существенно выросли цены. Значительное число предприятий сильно закредитовано, так как в ускоренном порядке наращивало объем производства. Этот сегмент может существенно пострадать от возвращения импортной продукции и взрывного роста конкуренции». Лотерея государственной поддержки В 2014 году «санкционная война» сопровождалась заявлениями со стороны российских властей о получении сельским хозяйством беспрецедентной государственной поддержки. Однако в действительности, по оценке «Совэкон», темпы инвестиций в сельское хозяйство не увеличились: в 2014 году, когда были введены санкции, они сократились на 5%, в 2015 году – еще на 9%, а в 2016 году можно рассчитывать на незначительный рост, который пока не подсчитан. Объем бюджетных средств на поддержку АПК тоже сокращается: если в 2016 году они составляли 237 млрд рублей, то на этот год заложено только 216 млрд. Есть еще и проблема прозрачности и понятности распределения аграрного бюджета, подчеркивает Андрей Сизов. «Количество конкретных программ сокращается на порядок за счет их объединения, – поясняет аналитик. – Одно дело – клерк, выдающий деньги под расписку по нескольким десяткам направлений и контролирующий их целевое использование. Другое – когда чиновник получает явно лишнее, на мой взгляд, право решать, по каким конкретно направлениям будут выделяться деньги. Это интересно чиновникам, но совсем неинтересно бизнесу – его лишают долгосрочных ориентиров, заданных госпрограммой развития АПК до 2020 года, которая была важным достижением отечественной аграрной политики. Сейчас эта концепция разрушена, бизнес не может понять, получит ли он положенные субсидии». Характерный пример сегмента АПК, ситуацию в котором не удалось переломить даже благодаря контрсанкциям и обещанному расширению господдержки, – производство молока. В прошлом году его объем вырос всего на 1,2%, а одновременно произошло очередное сокращение поголовья крупного рогатого скота (КРС) – на 1,6%, до 18,7 млн голов. Такие тенденции были характерны и для периода до 2014 года. Причем основная масса КРС (порядка 43%) содержится в небольших частных хозяйствах, где рассчитывать на серьезную динамику не приходится. «Ситуация в животноводстве имеет далекое отношение к санкциям, – комментирует Андрей Сизов. – Предположу, что прямо сейчас российских производителей молока занимают не санкции, а то, как будет развиваться конфликт с Белоруссией – крупнейшим поставщиком молочных продуктов на российский рынок. Если на них будут введены ограничения, это, конечно, приведет к росту цен в России, но и к увеличению рентабельности в молочной отрасли и связанных секторах». Напротив, в мясном животноводстве, которое в России, по существу, было создано с нуля, за последние два–три года достигнуты серьезные успехи. В связи с эффектом низкой базы рост здесь составляет десятки процентов в год – в частности, Брянская мясная компания, входящая в структуру холдинга «Мираторг», в прошлом году увеличила производство говядины более чем в полтора раза. Но в структуре российского потребления говядины мясные сорта по-прежнему занимают незначительное место – основная часть потребления приходится на мясо забитых молочных коров. При этом не раз декларированную Минсельхозом идею полного импортозамещения по говядине аналитики рынка воспринимают скептически. «Это стратегия прошлого века. Мировая тенденция такова, что по соотношению факторов говядина вообще уступает птице и свинине и нет смысла этой тенденции противостоять», – считает Мушег Мамиконян, напоминая, что все основные мировые производители мяса являются не только его экспортерами, но и импортерами. У нас же импорт мяса птицы и свинины снизился почти до нуля, а внутренних резервов для роста все меньше и меньше. Уровень потребления мяса в России уже выше, чем в некоторых европейских странах, поэтому мясная отрасль стагнирует, предложение растет быстрее спроса, в результате чего рентабельность падает. Отмена санкций приведет к дальнейшему снижению рентабельности, предполагает Мушег Мамиконян, поэтому сейчас важно обеспечить для производителей возможности выхода на экспортные рынки. О чем, собственно, и заявил Ткачев на Всероссийском агрономическом совещании. Такой же точки зрения придерживается и Андрей Сизов: «Ставить абсолютной целью стопроцентное замещение импортной пищевой продукции – это ненужная утопия. Если мы где-то конкурентоспособны, то добьемся закрытия собственных потребностей и на 100, и на 150 процентов. Если же нет – то ни в 50, ни в 70 процентах нет ничего страшного. Если нас, конечно, не прельщает путь Северной Кореи. Все развитые страны что-то завозят и что-то вывозят». В Минсельхозе это тоже понимают. На также уже упомянутом заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам Ткачев сообщил, что экспорт российского мяса должен увеличиться с нынешних 150 тысяч тонн до миллиона тонн к 2020 году. Возможно, при условии снятия взаимных санкций эта цель может оказаться для отечественного АПК гораздо более важной, чем стопроцентное импортозамещение. Теги:  Россия и Запад, экономические санкции, молоко, война санкций, импортозамещение, Александр Ткачев, мясо, Майкл Пенс

11 февраля, 09:47

Проект «Северный поток-2»: «РФ сможет избавиться от неадекватных транзитеров»

Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов дал эксклюзивное интервью «ПолитЭксперту». По его словам, Евросоюз не будет упорно сопротивляться российскому проекту «Северный поток-2». Издание The Foreign Policy сообщило, что Евросоюз сдает свои позиции по проекту «Северный поток-2», несмотря на стремление к независимости от российского газа. Например, Швеция больше не выдвигает протестов против запросов «Газпрома» использовать шведские порты при строительстве газопровода. Колташов сообщил, что этот проект никогда не был для Евросоюза настолько неприятным, как проект «Южный поток».

09 февраля, 00:01

Трамп уже многое успел. Чего России ждать от нового президента США?

Вступив в должность главы государства, Дональд Трамп тут же начал менять страну и мир.

08 февраля, 11:32

Крадущийся Пекин, затаившийся Токио: как Трамп стал союзником Японии во Второй мировой

Вашингтону следовало бы освежить в памяти историю Второй мировой войны после своих высказываний о спорных островах в Южно-Китайском море. Такое заявление сделал глава МИД КНР Ван И, сообщается на официальном сайте внешнеполитического ведомства Китая.

08 февраля, 00:44

Василий Колташов: Визит Владимира Путина в Венгрию является знаком того, что необходимо менять отношения России и ЕС

аудиоверсия программы На днях Владимир Путин посетил Венгрию с рабочим визитом. О значении этого визита нашему журналу рассказал руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов.

Выбор редакции
06 февраля, 19:15

На что может рассчитывать Украина при Трампе. Василий Колташов

Дональд Трамп не оттолкнул Киев, как многие ожидали, после его телефонных переговоров с Порошенко. Скорее, он пытается понять, как можно использовать Украину. И тут вырисовывается недорогой вариант. Новое обострение на Донбассе с финансовой точки зрения

06 февраля, 17:45

Колонки: Василий Колташов: На что может рассчитывать Украина при Трампе

Дональд Трамп не оттолкнул Киев, как многие ожидали после его телефонных переговоров с Порошенко. Скорее он пытается понять, как можно использовать Украину. И тут вырисовывается недорогой вариант. Новое обострение в Донбассе с финансовой точки зрения грянуло вовсе не случайно. Петр Порошенко оказался жизненно заинтересован в том, чтобы взбодрить Запад – мобилизовать его поддержку и обратить ее в деньги. Особенно важно было привести в чувство Дональда Трампа, который забыл об обязанности США помогать Украине и не жалеть для ее начальства долларов. Многие политологи рассматривают активизацию военного конфликта между Киевом и республиками Донбасса с точки зрения внутренних проблем Украины. Очевидно: Порошенко был заинтересован в том, чтобы «вдруг» прервать визит в Германию и помчаться в свою страну. Но вряд ли правильно рассматривать его игру, включая подготовку обстрелов территории республик, с точки зрения борьбы с конкурентами за сохранение и укрепление своей власти. У Порошенко имеется больший интерес. Порошенко прежде прочего хотел обратить наконец на себя внимание нового президента США, а в дальнейшем не потерять деньги. И вот телефонный разговор Порошенко и Трампа состоялся. Не стоит говорить о том, сколько человеческих жизней не пожалел украинский президент ради этого момента, ради того, чтобы «разбить лед» и услышать слова поддержки со стороны Трампа. Вот только Трамп отделался от украинского коллеги протокольным сочувствием. В сообщении Белого дома говорится: «Мы будем работать с Украиной, с Россией, а также всеми другими вовлеченными сторонами, чтобы помочь им восстановить мир вдоль границы». Вряд ли это те слова, которые хотели услышать в Киеве.  Незадолго до беседы с Порошенко Трамп разговаривал с итальянским премьер-министром. Трамп поведал ему о важности распределения финансового бремени в рамках НАТО. Деньги американскому президенту нужны самому, и как бы слезно не просила их Украина, ей вряд ли достанется много, а быть может – не достанется ничего, во всяком случае от США напрямую. Трампу нужно как-то профинансировать свои инфраструктурные и иные проекты, а Конгресс холоден. ФРС – бесконтрольна. Только перераспределяя расходы бюджета, президент США может что-то наскрести для выполнения своих предвыборных обещаний. Перераспределять деньги от ЕС и Украины – вот путь, логичный для Трампа. При этом можно сохранить риторику сотрудничества. Но гарантий не давать, и уж тем более не обещать Порошенко, подобно Ангеле Меркель, не договариваться у него за спиной по околоукраинским проблемам. И причина не в том, что Трамп уже определился по России и раскрыл ей свои объятия. Просто он осознает противоречия США и ЕС. Барак Обама старался не акцентировать на них внимание, чтобы не помешать антироссийскому сотрудничеству. Но ЕС провалил переговоры о создании Трансатлантического партнерства, некоего соглашения о свободной торговле, которое было для Обамы одним из ключевых внешнеполитических проектов.  ЕС самостоятелен и сотрудничает с США на равных. Но его члены получают деньги в рамках системы НАТО. Военные расходы США в итоге составляют около 5% ВВП, а стран ЕС – не более 2%. Тратить больше европейцы не хотят, полагая, что Америка платила раньше и будет платить дальше. Украина тоже жаждет равного диалога с США и щедрот с их стороны, при этом ориентируясь на Брюссель и вообще в большей степени находясь под влиянием Евросоюза.  Трамп не может не понимать ситуацию. Он знает правду. Вопреки мнению многих российских политологов-патриотов, Киев является скорее марионеткой ЕС, чем США. Это, конечно, взбалмошная и непослушная кукла, но для Трампа понятно, что кукла эта не американская или американская совсем чуть-чуть. К тому же она заинтересована в том, чтобы сделать своих патронов заложниками конфликта с Москвой. Она также постоянно хочет денег, не давая взамен ничего. А взятые в долг средства Украина вернуть не в состоянии. Дефолт в отношении России всем известен, как известно и то, что у Киева нет на руках и 3 млрд долларов. Государственный долг Украины в 2016 году вырос на 8%. По данным минфина страны, он достиг в конце декабря 70,97 млрд долларов. Во второй половине 2015 года доллар вырос с 21 до 24 гривен. Рост продолжился в 2016 году, но был остановлен весной – летом. Однако 2017 год Украина начала с курсом в 27,5 гривен за доллар. И то был в немалой мере результат финансовой поддержки Запада, включая гарантии по новым займам, которые дал Киеву Обама. Он вообще был щедр с украинским начальниками. Украина при Трампе на такие щедроты рассчитывать не должна, ни нежностей, ни денег ей пока не светит. Но Трамп не оттолкнул Киев, как многие ожидали. Скорее он пытается понять, как можно использовать Украину. И тут вырисовывается недорогой вариант: нужно, не отменяя пока санкции в отношении России, вести с ней диалог, используя Украину в качестве нейтрально воспринимаемого противовеса. Цель игры: оттянуть Москву от Пекина, каковой на политической карте Трампа значится противником номер один. А вот значительные расходы на Киев с этой политикой вряд ли можно увязать. Непродуктивные расходы Трамп намерен резать, а они в огромной мере связаны с Европой. Украинская элита в своей ненависти к России зашла так далеко, что можно уже и не оплачивать эту эмоцию. Во всяком случае у Трампа есть железная отсылка. Он может с улыбкой послать Порошенко в МВФ или к структурам ЕС, снабдив его чем-то вроде рекомендаций (не гарантий по долгу, как при Обаме!). А давать Киеву деньги или нет, там решат сами. В международных институтах уже поняли, что финансировать Украину можно более скромно, требуя от нее при этом исполнения своих указаний.  В благодатный с точки зрения денежной помощи Запада 2014 год Порошенко вернуться не сможет, как бы ни стреляли по мирным селениям украинские танки и артиллерия и как бы ни старались пропагандисты и дипломаты. Нет надежды и на улучшение экономической ситуации. Отрезав себя от рынка России, украинская правящая олигархия не завоевала и других рынков. Роста экономики ЕС фактически нет, и интереса к созданию индустрии на Украине у международных инвесторов тоже нет. А если Трамп урежет субсидирование европейских партнеров по НАТО, то это негативно повлияет на экономику ЕС. Впрочем, перспективы европейской, а тем более украинской экономики Трампа не волнуют. И волновать не будут, как бы Порошенко ни старался. Теги:  Украина, Киев, Петр Порошенко, Дональд Трамп

06 февраля, 14:17

Пострадавшие от глобализации берут реванш

На Всемирном экономическом форуме в Давосе был поднят разговор об окончании глобализации по-американски. В каком же направлении будут развиваться экономики стран мира? Каковы настоящие причины текущего глубокого кризиса? Об этом Pravda.Ru рассказал руководитель Центра экономических исследований Инст...

05 февраля, 13:27

«Северный поток-2»: Украина попала в собственный «газовый капкан»

Благословение канцлером Меркель газопровода «Северный поток-2», идущего в обход Украины, заставило власти Киева занервничать и предпринять рейд в экономический центр ЕС. Однако пока украинские деятели убеждали Германию в том, что альтернативный газопровод равнозначен политическому приговору, «антиукраинский» проект признала Словакия, разрушив надежды на реверс, а заодно и единство антироссийского «газового блока» в Евросоюзе.

02 февраля, 17:00

«Мёртвое поле» Украина: Киев обрёк Европу на «Северный поток-2»

Власти шведского города Карлсхамн разрешили хранить трубы, предназначенные для строительства газопровода «Северный поток-2», в портах острова Готланд. Месяц назад Швеция отказала «Газпрому», сославшись на ущерб оборонным и политическим интересам страны. Резкий разворот в сторону России шведские чиновники объяснили, сославшись на отсутствие рисков со стороны голландского подрядчика. Однако истинные причины кроются в том, что поменялся энергетический вектор ЕС в отношении Украины.

Выбор редакции
01 февраля, 13:14

Василий Колташов, Переживет ли «свободная торговля» уход США?

Отказа от неолиберальных принципов «свободной торговли» в одной крупной национальной экономике окажется достаточно для обрушения всей глобальной торговой системы в ее нынешнем виде...

31 января, 13:47

Почем нынче санкции: политологи рассказали о сложном выборе Трампа

Российская общественность настроила себя на завышенные ожидания в связи с перспективами отмены санкций после прихода к власти Дональда Трампа.

17 февраля 2016, 17:31

Программа "Геоэкономика" от 17 февраля 2016 года

В Великобритании набирает популярность идея выхода из Европейского Союза. По опросам общественного мнения уже почти половина граждан готовы отсоединиться от ЕС. Какую игру затеял Лондон? На эту тему рассуждает Александр Кареевский в программе "Геоэкономика". Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия 24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

04 ноября 2015, 08:45

Большое интервью Делягина о наших проблемах

О наших проблемах: http://khazin.ru/khs/2114230 .

18 августа 2015, 15:14

Как сильно обесценится юань?

Сейчас многие говорят: власти Китая немного опустили юань, и все — экономика его все равно растет, а курсом своей валюты Пекин управляет. Но все не так просто. Потому я и пишу, что девальвация юаня только началась и может дойти до 40% к доллару, что тоже не предел…Подробнее: http://svpressa.ru/economy/article/129721/