23 ноября, 17:46

Тревожный звонок для инвестора: возможен ли перегрев на фондовом рынке США

С начала 2017 года S&P 500, Dow Jones и NASDAQ — ключевые индексы американского фондового рынка — демонстрируют рекордный рост за всю историю. Но аналитики уверены, что эта тенденция близка к завершению. Ряд экономических индикаторов уже приблизились к пиковым значениям, которые ранее наблюдались в период глобальных рецессий: Великой депрессии и кризисов 2000 и 2007 годов. Реальны ли опасения инвесторов в связи с ситуацией на рынке акций США — в материале RT. Читать далее

23 ноября, 17:23

Путин призвал россиян готовиться к войне

На оборону страны начнут работать даже олигархи и крупные частные компании

23 ноября, 16:41

Кремль врет сегодня, как и в 1933 году — Atlantic Council

24 ноября 1933 года СССР организовал щедрый ужин в отеле Waldorf Astoria на 1500 человек. Причиной было признание президентом США Франклином Рузвельтом советской империи. Об этом в своей статье пишет старший научный сотрудник Atlantic Council […]

23 ноября, 15:33

Кремль врет сегодня, как и в 1933 году - Atlantic Council

Москва отрицает Голодомор, организованный Сталиным 84 года назад, так же, как и свое военное вторжение в Украину сегодня.

23 ноября, 14:43

1929

Честно скомуниздил у утят UT и мне не стыдно. У них самая качественная статья ИМХО utmagazine.ru/posts/13459-krah-na-uoll-strit-1929-goda Навеяно 5й волной Эллиота в накале гонений Василия Крах на Уолл-Стрит 1929 года Начало. 24 октября 1929 г., «черный четверг»  Утром, толпы акционеров встали вокруг здания биржи в Нью-Йорке. Тысячи людей просто молча смотрели на NYSE. Там же был будущий британский премьер, Уинстон Черчилль, вложивший (и впоследствии потерявший) в ценные бумаги, целое состояние. Именно в этот день, для него устроили экскурсию на биржу. Городские власти выслали на Уолл-стрит 400 конных полицейских, опасаясь штурма фондовой биржи. В 10.00 торги начались. Индекс Доу-Джонса равен 381,17 пункта. Акции, резко просевшие в среду, начали дорожать. За считанные минуты, ряд бумаг прибавили в цене от половины доллара, до 11 долларов за штуку. В 10.10 прошла покупка пакета в 13 тысяч акций «Паккарда». 10.10-10.25 – цены устойчивы, торги небольшими количествами бумаг идут ровно. 10.25. Внезапно появился на продажу большой объем акций «Дженерал Моторс». Не совсем обычное предложение для начала дня. Такие объемы предлагались, как правило, в конце сессии, на пике цены. И вот здесь, что-то случается и происходит большой перелом бычьего тренда. Цена одной акции «Дж.М» летит вниз на 80 центов. В 10.30 брокеров стали заваливать приказами продавать по максимально возможной цене. Говоря современным фондовым языком, появился шквал рыночных заявок на продажу. 11.30. На балконе биржи – крики и стоны. Брокеры бегают и толкаются, сняв пиджаки, пытаясь выполнить клиентские приказы. Телеграфная лента с ценами акций безнадежно отстала от реальных, стремительно падающих котировок. Брокеры требуют от клиентов немедленно пополнить маржу (обеспечение) под приобретенные ранее бумаги. Большинство инвесторов, не имея средств, не в состоянии это сделать. Открытые длинные позиции принудительно ликвидируются, что провоцирует лавину продаж и дальнейший ценовой обвал. Включается цепная реакция или принцип домино. Владельцы пытаются избавиться от таких, казавшихся прибыльными, вложений. По любой цене. Общий объем проданных бумаг в тот день составил почти 13 млн. штук. Неслыханное число. Но время антирекордов только началось. 12.30. Какой-то мужчина без пиджака пробивает себе путь через толпу к банку Моргана. Это хорошо знакомый своими высказываниями, Чарльз Митчелл. Вскоре, у Моргана произошло экспресс-совещание, посвященное спасению фондового рынка Америки. Крупнейшие финансисты: Митчелл, Морган, Уитни (вице-президент NYSE) приняли решение создать многомиллионный фонд для поддержки акций базовых компаний США. В тот же день, Уитни, Рокфеллер, Митчелл, лично или от своего имени, отдают приказы на покупку крупных пакетов US Steel и других флагманов американской индустрии. Происходит это прямо в зале биржи. Падение приостановлено. К сожалению, только временно. Вечер. 35 крупнейших банковских учреждений Уолл-стрит распространяют совместное заявление. Его основные тезисы: «Положение на бирже, в целом, устойчиво». «С финансовой точки зрения, состояние дел лучше, чем когда-либо в последние месяцы». «Худшее осталось позади». Это последние позитивные сообщения октября 29-го года. 25 октября 1929 г., «черная пятница» Временная стабилизация рынка. Цены оттолкнулись от дна, обозначенного «черным четвергом», и предприняли попытку роста. Маклеры разгребали завалы из вчерашних поручений инвесторов. Отставание телетайпной информации от реальной, в определенные моменты, составляло на четыре часа. 26 октября 1929 г., субботаБиржа открылась на 2 часа. Курс акций стабилен. Обрабатывая клиентские приказы, брокеры ночуют прямо в офисах. 28 октября 1929 г., «черный понедельник»  Утро. Настроение в среде биржевых игроков можно выразить одним словом — «надежда». Циркулируют слухи об очень крупных заказах на покупку. Вновь, здание NYSE окружили тысячи людей. Пришли и те, у кого были деньги, рассчитывая выгодно приобрести подешевевшие акции.10.00 — с ударом гонга началась торговая сессия. Вместо роста котировок, их стремительное падение. «Юнайтид Стил» — минус $1,25, «Дженерал Электрик» — минус $7,5. Обвал приобрел лавинообразный характер.13.00. Телеграфная биржевая информация опаздывает на 58 минут.К окончанию торгового дня, своих владельцев поменяли свыше 9 млн. акций. Несколько меньше, чем в «черный четверг», но падение цен был куда более глубоким. Индекс Доу-Джонса потерял почти 13%, что соответствовало потери капитализации рынка на 14 млрд. долларов. Вечер. Очередное «антикризисное совещание» у Моргана. «Акулы Уолл-стрит» дали знать, что они не будут больше поддерживать рынок и уже никого не намерены спасть. Каждый за себя... 29 октября 1929 г., «черный вторник» 10.00 — удар гонга заглушили крики: «Двадцать тысяч акций – по максимальной цене! Тридцать тысяч – продать! Пятьдесят тысяч – продать!». «Вестингауз» обвалился за 60 секунд на целых два доллара. «Дженерал Электрик» терял по доллару за каждые десять секунд. 10.30 — продано уже более 3,2 млн. акций. За полчаса торгов капитализация снизилась на два с лишним миллиарда. Ценные бумаги автомобильных, угольных, железнодорожных и металлургических компаний превращались в фантики за считанные минуты.На бирже наступил «конец света».Брокеры дрались между собой, вцепившись друг другу в волосы. Вокруг крики: «Я разорен». Президент фондовой биржи, господин У. Кроуфорд, полетел в сторону под напором людского потока. Маклеры рыдали, потеряв рассудок. Многие становились на колени и молились прямо в торговом зале. Большая масса игроков устремилась в ближайшую к бирже церковь Святой Троицы и уже там возносила молитвы Всевышнему. Мало посещаемый в будни собор, был переполнен до самого конца дня.13.00 — число акций, поменявших владельцев, превысило 12,6 млн. штук. Крупнейшие финансисты дважды собирались на совещания, но никакие итоговые резолюции не публиковались.Конец биржевой сессии. Стоимость некоторых акций чуть отскочила, нащупав дно. Ряд спекулянтов предприняли попытку сыграть на повышение. Общий объем реализованных во вторник бумаг составил 16,3 млн штук. Доу потерял 11,73%, опустившись до уровня 230.Итоги «черных дней» 24-29 октября были воистину ужасны. Падение Доу от закрытия 24.10 составило 20%, а обвал с максимума такого близкого и такого беззаботного сентября — 40%! За пять дней рынок «похудел» на 30 млрд. долларов, что превысило все расходы США на Первую мировую войну. Для тысяч и тысяч игроков наступил финансовый крах и полное разорение. На многие месяцы и годы, рынок покинула надежда и взаимное доверие. А легкость и простота делать деньги на акциях, ушли навсегда. Эпоха чистильщиков обуви, изучающих биржевые сводки в «Уолл-стрит джорнел» канула в лету. Последующие дни и годы. Великая депрессия 30 октября, быки предприняли отчаянную попытку взвинтить биржевой курс на купленных за бесценок, во вторник, акциях. Кое-что им удалось. Индекс Доу-Джонса взлетел на 12,34%, почти до 260 пунктов. 30.10.1929 занимает третье место в истории лучших дней Доу. 31-го числа, курс поднялся еще на 21 пункт. Но это была кратковременная победа. «Они выиграли сражение, но проиграли войну».Газеты, вновь, наполнились оптимистичными высказываниями Гувера, Рокфеллера, Форда и Слоуна (президента «Дженерал Моторс»). Мол, все в порядке и худшее позади. Но ряды оптимистов таяли, как снег под весенним солнцем.Постепенно, газетные полосы заполнялись историями совсем другого настроения.В черте Нью-Йорка, в Гудзоне, выловили тело брокера. В его карманах — 9,4 доллара и несколько клиентских телеграмм. Банкиры кончали жизнь выстрелом в голову, а промышленники, отравляясь газом. Два маклера шагнули вниз из окна отеля, сцепившись за руки.У портье гостиниц вошла в моду черная шутка: «Вам номер для жилья или для прыжков?»За октябрь 1929-го, индекс потерял 20,36%, а за весь год — 17,17%. Как показало ближайшее время, это был совсем не худший показатель. В следующем 1930-м, Доу обвалился на 33,77%, а в 1931 г. — на 52,67%. В 1932-ом он составлял всего около 40 пунктов! Снижение произошло на 90%. По сути, на какое-то время, американский рынок акций почти исчез.  Фондовый коллапс «удачно» дополнился банковским кризисом небывалой величины. К 1931 году, обанкротилось 2000 американских банков. У американского вкладчика не было шансов. То, что не пропало на бирже, утонуло с банковской структурой США.В Соединенных Штатах началась Великая депрессия, длившаяся до Второй мировой войны. Произошло, как в известной поговорке: «За все надо платить», Вот только играли на бирже многие, а платили уже все.Пришла эра «Гувервиллей», поселений из картонных коробок, и «гуверовских одеял», газет, которыми укрывались бездомные. Проходили «голодные марши». И это, в еще совсем недавно сытой Америке! Организованный летом 1932 года, поход на Вашингтон 25 тысяч ветеранов 1914-18 гг., был разгромлен правительственными войсками. Не обошлось без жертв. Военными командовали будущие американские герои Второй мировой — Дуглас Макартур и Дуайт Эйзенхауэр.Экономический кризис накрыл почти весь земной шар. Исключение составил, по понятным причинам, СССР. Промышленность Великобритании и Германии была отброшена к показателям 1890-х годов, а производство в Японии, к началу тридцатых, сократилось на 32%. Какой выход из кризиса нашли Германия с Японией широко известно. Но это уже совсем другая история... Уроки «Великого краха» Можно ли было предугадать ситуацию на американском фондовом рынке в конце октября 1929-го?Трудный вопрос. Мировая экономика имеет цикличный характер и кризисы ее неотъемлемая часть. Но такой кризис...Тем не менее, можно выделить несколько признаков надвигавшейся катастрофы.1. Многолетний разогрев рынка. Бычья тенденция продолжалась долгие 8 лет — с 1921 по 1929 год. Сотни процентов подъема цены на акции никак не подкреплялся ростом реальных объемов производства. Надувался огромный пузырь. Крах был только вопросом времени.2. Вовлечение миллионов простых неквалифицированных инвесторов в сложную биржевую игру. Когда все растет, не нужно большого ума зарабатывать на этом. Но смена тренда, короткая или длительная, уже требует опыта, точного расчета, просто специальных знаний. Надо знать, как страховать риски, диверсифицировать вложения, ограничивать потери. Надо уметь вовремя выйти с рынка. Это не по силам миллионам и миллионам.3. Ипотечные сигналы. Крах рынка флоридской недвижимости летом 1929-го произошел накануне черных биржевых дней октября.Ипотечные проблемы 2006 года в США стали прологом к большому финансовому кризису 2007-08 годов. Фондовый рынок Америки обвалился в конце 2008 — начале 2009 года. 15.09.2008 обанкротился один из крупнейших в мире инвестиционных банков, Lehman Brothers, основанный в далеком 1850 г.Вывод — нужно внимательно отслеживать ситуацию на рынке недвижимости. Это особенно важно на фоне того, какое огромное количество производных ценных бумаг (деривативов), привязанных к ипотечным кредитам, обращается на финансовых площадках. Невыплаты по ипотеке, приводят к цепной реакции неплатежей на рынке ипотечных деривативов. Следствие — общее падение фондового рынка.4. Покупка акций, преимущественно, только на маржу.Для подавляющего большинства мелких игроков, рынок октября 29-го «схлопывался» из-за невозможности пополнить маржу (гарантийное обеспечение) под открытую длинную позицию (позицию на покупку).Оперируя суммой в 500 долларов, можно было купить пакет на 50000. Разницу (плечо) кредитовал брокер. Рынок идет вверх — отлично. Но если направление меняется, инвестор должен пополнить маржу или закрыть позицию. В противном случае, брокер закрывает ее принудительно, за счет гарантийного депозита. Лавина таких закрытий продавливает рынок все ниже и ниже и провоцирует обвал.Морган проводил миллиардные транзакции с капиталом, всего лишь, в 80 млн. долларов. После его смерти, Ротшильд едко заметил: «Так он совсем не богат!»Многолетний и неограниченный рост числа маржинальных позиций с большими «плечами» — еще один сигнал к выходу с рынка. Выиграл ли кто-то на большом крахе? Были и такие. Конечно, отнюдь не рядовые игроки. Биржевая история сохранила два имени: Джесси Ливермор и Джозеф Кеннеди. Оба сыграли на понижение, угадав разворот рынка.«Вундеркинд» Ливермор уже имел опыт такой игры во время биржевого кризиса 1907 года. Молва гласит, что тогдашние руководители NYSE лично просили его прекратить «разрушать рынок». На том кризисе Джесси заработал свой первый миллион. К октябрю 1929 года, 52-летний Д. Ливермор пришел в пике формы. Разглядев начало медвежьего тренда, а по некоторым мнениям, и спровоцировав его, он заработал баснословную для того времени сумму в 100 млн. долларов. Но рынок доконал и Джесси. В 1940-м, он застрелился в отеле «Шерри-Нидерланд» в Нью-Йорке, будучи в очередной раз полностью разоренным. Вторая легенда «Уолл-стрит», Джозеф Кеннеди, отец Джона Кеннеди, сколотил свое состояние на срочных инструментах в эпоху большого краха. Ему приписывают знаменитую фразу о первом миллионе: «Чтобы получить миллион, вы должны быть коварным, грубым, хитрым, безжалостным, прирождённым игроком. Кроме того, вы должны работать, как проклятый». В 1934 году, Кеннеди стал первым руководителем американской комиссии по ценным бумагам и биржам, SEC. В 1938-40 гг. — послом США в Великобритании. 

23 ноября, 13:56

От продавца тканей до самого крупного производителя игрушек

История Hasbro — от работы во времена Великой депрессии и Второй Мировой войны до борьбы с «Барби».

23 ноября, 01:34

Мировая экономика глазами спутников

Одним из перспективных направлений спутниковых наблюдений стали измерения интенсивности искусственного освещения. Наблюдая за динамикой и интенсивностью ночного освещения можно проверять данных официальной статистики и изучать народохозяйственное развитие. Запись Мировая экономика глазами спутников впервые появилась Рабкор.ру.

21 ноября, 20:34

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (80)

Окончание. Ссылки на предыдущее здесь.О культе личности и его последствияхИзменение привычной реальности, - забастовочная волна, «Трагическая неделя» в Буэнос-Айресе, «Мятежная Патагония», - сломало многие планы, казавшиеся нерушимыми. Весной 1922 года, выступая на съезде ГРС, где речь шла о выборах, президент Иполито Иригойен честно заявил, что рассматривает предстоящие шесть лет, как своего рода «отпуск для осмысления» дальнейшей стратегии, и соответственно, предложил на время этого «отпуска» человека, при котором мог бы активно влиять на политику. Однако, как оказалось, его слово для партии уже не было законом. Ибо реальность изменилась.Нет, его по-прежнему уважали. Но очень многие партийцы, в основном, из высшего эшелона, выходя на трибуну, высказывали то, о чем раньше шептались в узком кругу. Не то, чтобы критиковали, однако «поумерить темпы исправления» считали необходимым. Ибо нравственность нравственностью и этика этикой, а вспышка активности тех, о ком раньше полагалось заботиться, но без права вмешательства в политику, всерьез напугала многих приличных людей, воочию увидевших, что la cabra siempre tira al monte, - то есть, коза всегда убежит в горы, или, если угодно, сколько волка ни корми…Официально такое, конечно, не звучало. Все, как положено, клялись в верности идеалам народа и резко осуждали «консерваторов», ставя под сомнение, в основном, «вертикальное руководство», «давящий» стиль лидера и отход в этом смысле от заветов великого Алема, настаивавшего на «безличности». Что было чистой правдой. Если дон Леандро, в детстве ушибленный трагической гибелью отца, на дух не воспринимал даже малейшие намеки на «диктатуру», везде и во всем требуя «коллегиальности», то дон Иполито, свято веря в свою миссию, с окружением вел себя по принципу «мы тут посоветовались, и я решил». А это подходило далеко не всем: в конце концов, политики честолюбивы, и министрам, и депутатам хотелось творить историю, а не быть пешками.Конечно, ораторы берега видели, и слово «каудильизм» (страшный ярлык по тем временам) с трибуны не прозвучало, но вот о «персонализме», то есть, выпячивании себя, кто-то заявил, а вслед на ним еще кто-то, и еще, и в итоге попало даже в документы съезда. Хотя, конечно, проблема была не столько в стремлении дона Иполито давить сотрудников авторитетом; корни ее, как всегда в таких случаях бывает, уходили куда глубже.Antipersonalistas (так назвали себя сии диссиденты, и это прижилось) просто не понимали «мечтаний» лидера на структуру общества и роль в истории народа. Упаси Боже, не скатываясь в социал-дарвинизм «консерваторов», они, тем не менее, были убеждены, что пастыри должны пасти овец. Ну и, понятное дело, стричь, - разумеется, заботясь о том, чтобы овцы были сыты и довольны.А кроме того, оппозиция совершенно не разделяла взгляды сеньора Иригойена на место Аргентины в мире, считая, - как и «консерваторы», - что Англия светоч и учитель, а роль «пятого доминиона» есть именно то, на чем нужно остановиться. В связи с чем, еще в 1917-м чуть не устроили в партии бунт, требуя поддержать Антанту, но тогда у президента еще хватало влияния, чтобы цыкнуть, а после «Трагической недели» и беспорядков в Патагонии, такого влияния не было.Больше того, ворчали и военные. Еще в 1921-м возникла «Ложа Сан-Мартин», где старшее офицерство, подводя итоги «кровопролитных лет», сходилось на том, что курс президента неправилен, поскольку «слабость и примиренчество» ведут не к «общественному согласию», а напротив, к ожесточению тех, кому всегда и всего мало, а этим, сами понимаете, охотно пользуются «подрывные элементы», засылаемые из-за кордона. Именно эти генералы и полковники в январе 1919 года поговаривали о перевороте (но тогда Луис Деллепиан, как мы знаем, пресек разговорчики на корню), именно к их кружку примыкал подполковник Эктор Варела, и они были очень близки к Патриотической Лиге, которую, собственно, и создали.Короче говоря, о выдвижении «витринного» кандидата на съезде и речи не было. Верхи ГРС требовали «уточнения курса», и дону Иполито, всего умевшему видеть границы возможного, пришлось уступить, во избежание худшего, лично предложив кандидатуру сеньора де Альвеара, persona Numero Dos в партии, с которым лично был очень близок, но во взглядах расходился, - и угадал: никаких возражений не возникло. Предложение устроило всех, и кандидатом от радикалов стал дон Марсело, который, разумеется, победил. Легко и элегантно.И настали иные времена. Во всех личных проявлениях новый президент был антиподом предшественника. Коренной портеньо из самой высшей, еще колониальных времен аристократ (внук диктатора де Альвеара), он, будучи идейным радикалом, вместе с тем, исповедовал теорию «элит и толпы». Не любил диктовать, любил советоваться, и сразу же пригласил к сотрудничеству тех, кого знал с детства, - то есть, «патрициат» Байреса, - не отвергая даже сотрудничество с «консерваторами», был бы человек хороший.В общем, «политика заигрывания и заискивания» прекратилась. Без деклараций, само собой. Если Иригойен не гнушался принимать в Casa Rosada делегации рабочих и пеонов, то де Альвеар закрыл двери, полагая, что свои дела люди с мест должны решать в учреждениях, для этого предназначенных, не тревожа по пустякам главу государства. Министры были набраны из «чистой публики», из аппарата вычищены «малограмотные», - короче говоря, вернулось время «профессиональных политиков», что само по себе нравилось «приличным людям», включая оппозицию, - и ничего странного, что при появлении дона Марсело на бегах или в театре, «высший свет» устраивал овации.Но стиль стилем, а главное все-таки содержание, и в этом смысле дон Марсело тоже был своим среди своих. Он, как и положено идейному радикалу, крайне внимательно следил за честностью выборов, за свободой слова, собраний и прочим, - но и только. В базисной области паровоз резко дал задний ход, и с платформ в рамках «уточнения» сбрасывали как «балласт», так и «здравые, но преждевременные начинания». В частности, закон о минимуме заработной платы рабочим госпредприятий, бонусы железнодорожникам, закон о гарантиях пеонам и так далее. Ибо всему свое время. Попытались даже вернуть на доработку уже принятый под самый занавес каденции дона Иполито закон о пенсиях, - но не рискнули: увидев размах протестов, побоялись второй «Трагической недели».Второе пришествиеИтак, хотя, на первый взгляд, не изменилось ничего, - профсоюзы шумели, рабочие бастовали, пресса щебетала на все голоса, за махинации на выборах любого уровня можно было легчайше схлопотать немалый срок, - на самом деле, изменилось многое. В отличие от Иригойена, бодавшегося с Конгрессом по каждому пункту, дон Марсело имел полное взаимопонимание и с нижней палатой, где радикалы имели большинство, так и с Сенатом.Все проблемы, как бы сложны они ни были, легко решались за чашечкой кофе, в доверительных беседах с оппозиционерами, видевшими в новом президенте «своего» и с представителями иностранных инвесторов, которых новый президент более чем уважал, причем, не только британцев, но и янки, упорно лезущих на запах открытой в провинции Сальта нефти.Активно велась работа по возвращению страны в Лигу Наций, которую дон Иполито считал «орудием в руках недругов народов мира», в связи с чем, не хотел иметь с ней ничего общего. Без труда нашелся общий язык и с «Ложей Сан-Мартина»: 14 сентября 1922, идя навстречу «военным патриотам», де Альвеар, вопреки последней воле предшественника, отправил в отставку «мягкотелого» Луиса Депиллиана и назначил военным и морским министрами протеже Лиги.В общем, как пишет умный Феликс Луна, «исправление уточнения», определяемое авторами, как реакция на «перегибы», по сути, стало «явным торможением революционного импульса, заданного Иригойеном». А в 1924-м дело дошло и до официального раскола: «консерваторы» вошли в правительство, став «одной из опор альвеаристского официализма. Подлинный же радикализм, формально оставаясь правящей идеологией, превратился в оппозицию», - и в этой оппозиции оказалось не только большинство рядовых членов, но и активисты среднего звена, тщетно пытавшиеся выяснить, что происходит.Понемногу трещина расширялась, несмотря на явные и неоспоримые успехи в экономике. Разрыв «партийной аристократии» с «партийными массами» неуклонно углублялся, и хотя бонзы пытались не выносить сор из la cabaña, un punzón вопреки всем стараниям лез из мешка, ибо все было слишком на виду.Например, 9 октября 1925 года экс-президента «забыли» пригласить на открытие памятника Леандро Алему, основателю партии и, на минуточку, его родному дяде. Однако Иригойен пришел сам, без приглашения, просто как гражданин, член ГРС и племянник дона Леандро, - толпа приветствовала его яростно, совершенно не слушая официальных ораторов. Естественно, дон Марсело (которому пресс-секретарь сказал, что приглашение послано, но Иригойен не придет, ибо болен), рассыпавшись в извинения, пригласил дона Иполито на трибуну, но тот отказался, сказав, что в подачках не нуждается.Понятное дело, никакой партии ничего хорошего такие веяния не несут. В ячейках накалялись страсти, раскол был неизбежен, и в 1924-м треснуло: возник и официально заявил о себе «альтернативный» Гражданский Радикальный Союз, - «антиперсоналистский», открыто начавший критиковать caudillo Иригойена, «рвущегося к власти, чтобы растоптать нашу нежную демократию», и вот на этом месте Марсело де Альвеар начал притормаживать.Раскола он совершенно не хотел, ссоры с Иригойеном, которого очень уважал, тем более, да к тому же и видел, что за Иригойеном абсолютное большинство партайгеноссен. В связи с чем, поддерживать antipersonalistas, которых, фактически, сам и выпестовал, не стал, и «прощать»попытки махинаций на местных выборах категорически отказался, - так что, в конце концов, выборы 1 апреля 1928 года, на которых «консерваторы» даже не выдвинули кандидата, поддержав «антиперсоналиста», превратились в своего рода референдум: за возвращение Иригойена или против, - и получив 800 тысяч голосов против 400 тысяч, 12 октября 76-летний дон Иполито вторично принес присягу.Сделал ли он выводы? Да, сделал. И по итогам своего пребывания у руля, и по итогам «шестилетки» преемника. Разумеется, остался самим собой, - люди такого чекана, тем паче, в преклонном возрасте, не меняются, - но теперь, помимо тех же, что и раньше, «нравственных постулатов», у него был четкий, обдуманный и одобренный специалистами «базисный» план.Тут, впрочем, обойдемся без деталей: все много раз проанализировано, разобрано и разложено по полочкам. Зафиксирую главное: важнейшей задачей, которую необходимо решить, он считал, - и на предвыборных митингах объяснял это сторонникам, - национализацию нефтяной отрасли. И добычи, и обработки, и продажи. С минимальным привлечением иностранного капитала.Ибо, излагал он, если часть общества недовольна необходимостью за счет своих прибылей подкармливать другую часть, - то есть, заниматься социалкой, - а это чревато потрясениями, значит, поддержкой слабых должно заниматься государство. За счет тех средств, которые принадлежит всем.А что можно представить более общее, чем полезные ископаемые, изначально как раз принадлежащие всем? Ничего.Очень грубо, конечно, передаю, но, как бы то ни было, учитывая растущую роль нефти в мировой экономике и постоянный спрос на нее, это был, указывает Гонсало Гуэмес, «разумно выстроенный план полной структурной перезагрузки экономики, с уходом от роли “британской фермы”. А при удаче – стержень реформ и гарантия, что теперь они не останутся на бумаге».Трудно? Да. Но возможно. Благо, британцы в этом деле не помеха, их интересы сосредоточены как раз в сельском хозяйстве. Помеха американцы, лезущие везде, где пахнет нефтью, а им сэры всегда рады (во всяком случае, в те времена были рады) подставить ножку. К тому же, ничего против не имели и «бароны мяса», и «виконты зерна», поскольку США достаточно бестактно закрыли доступ аргентинской продукции на свой рынок.Такой расклад при минимальном умении договариваться, - а уж этого умения у дона Иполито было с горкой, - позволял президенту, реализуя свою мечту, опереться и на тех, кто его органически не воспринимал. Достаточно было просто-напросто поддержать лозунг сельских магнатов: «Покупай у тех, кто покупает у нас!», и союз, пусть временный, пусть ситуативный, к обоюдной пользе состоялся. А чтобы отжатые от пирога американские компании не гадили бойкотами и санкциями, ЯПФ начала переговоры с советским обществом "Южамторг" о конструктивном сотрудничестве, - а что дипломатических отношения нет, роли не играло.Год великого переломаЕстественно, Штатам это не нравилось, и победа Иригойена (проигравший оппонент был юристом одной из их компаний) тоже. Что они, осуждая «попрание демократии», и дали понять в довольно хамской форме. Однако дон Иполито, никому не позволявший унижать ни себя, ни тем паче Аргентину, ответил полной взаимностью, достигшей пика во время известного «турне Гувера», когда президент США проехал по всей Латинской Америке (кроме, понятно, Мексики, куда завернуть не рискнул). Везде его встречали чисто по-собачьи, виляя хвостиком, а вот в Аргентине приняли так холодно, что влиятельная NYT возмущенно писала: «Хотелось бы знать, кто все-таки лидер великой державы – наш президент или м-р Иригойен?».Нельзя сказать, что «Битва за нефть» шла просто. «Силы, враждебные правительству, - пишет в мемуарах Хосе Авалос, министр того времени, - развязали в конгрессе отчаянную битву в защиту нефтяных трестов», а возвращение «политики заигрывания» с профсоюзами, ударившее «приличных людей» по карману, нагревало неприязнь. По мнению «демократов», рано или поздно «заигрывание» неизбежно должно было вывести дона Иполито «или на путь Ленина, или на путь Муссолини», - и тут они, если уж начистоту, были правы, потому что усидеть на двух стульях в те времена было невозможно.Поэтому «достойные времена» окончились вместе с каденцией сеньора де Альвеара. Война ветвей власти возобновилась. Когда 10 сентября 1928 года Палата депутатов проголосовала за предложенный президентом закон об отмене всех иностранных нефтяных концессий, Сенат, не посмев возражать, без слушаний, незначительным большинством, но все-таки отложил принятие решения по этому вопросу на неопределенный срок.Однако президент, даром что быстро стареющий и явно слабеющий, еще не потерял хватку и ситуацию контролировал. Ловко играя на противоречиях, а также на продолжающихся и ставших уже рутиной успехах в экономике, он за пару месяцев все же сформировал в верхней палате большинство, готовое сказать «да» национализации нефти, и 8 января 1929 года Закон о национализации нефтяных источников, пройдя полный цикл дебатов, был принят.И вот тут-то  в Нью-Йорке грянул «черный четверг», потянувший за собой «черную пятницу», «черный понедельник» и «черный вторник», и вся планета перестала жить, как жила раньше. Великая депрессия оскалилась вовсю, и надолго, стабильность рухнула, богатым пришлось учиться затягивать пояса, а бедным выживать. Везде. Но если, скажем, обитателям Гаити к нищете было не привыкать, а в колониях никто никого особо не спрашивал, то в ранее успешных, «специализированных» странах вроде Аргентины люди взвыли. И притом, взвыли именно те, для кого работал и на кого опирался Иригойен.А когда людям, привыкшим жить хорошо, или хотя бы стабильно, или, в крайнем случае, знать, что кусок хлеба завтра будет, становится так плохо, что просвета уже и не видится, они везде и всюду ищут виновных, виновна же везде и всегда власть. Даже если искренне радеет за народ, и тем паче, если у руля человек, который, как принято считать, знает и может все.Нет, на дона Иполито нареканий не было. Никто из его традиционного электората не сомневался в том, что уж царь-то точно добрый, а вот в боярах «низы», как всегда, сомневались. О «пятой колонне» разговоры не шли (генерал Мола родит этот мем только через семь лет), но забастовки, даже в исполнении «Девятки», стали громкими и злыми. А поскольку, в отличие от прежних времен, ничего не менялось (в той ситуации вряд ли справился бы и старик Хоттабыч), традиционный электорат решил маленько проучить ГРС, чтобы «подстегнуть нерадивых начальников».Результат понятен: в марте 1930 года радикалы впервые за много лет потерпели тяжелое поражение на местных выборах в Конгресс, и «улица» радовалась: дескать, теперь-то у «нашего» развязаны руки, уж теперь-то дон Иполито сделает втык всем, кому следует, - но по сути, своим протестом народ развязал руки как раз оппозиции, страшно недовольной антикризисными мерами (президент старался как-то поддерживать самых потерпевших в ущерб «приличным людям»), и теперь получившей возможность клевать власть от имени недовольного большинства.Ну и начали. Единым фронтом, сплетясь подобно ежу и ужу. 25 августа 1930 года 44 депутата, представлявшие некий «Экономический союз», потребовали от президента «прекратить безответственные социальные эксперименты, отозвать законопроекты, дестабилизирующие общество и спасать национальный капитал, а не отдельные паразитические группы населения». Параллельно, того же (правда, подразумевая под «паразитами» совсем иное) потребовали и левые всех оттенков, от слегка розовых профсоюзов и розовых социалистов до ярко-красных агитаторов из набиравших силу «большевиков», в Аргентине называвших себя «социал-интернационалистами».А что же Иригойен? А Иригойен, человек прежнего времени, просто не знал, как действовать в условиях затяжного экономического спада, - впрочем, этого не знал никто из политиков того поколения, даже намного моложе, - и не мог понять, что сама жизнь толкает страну «или на путь Ленина, или на путь Муссолини». Да если бы и знал, все равно не пошел бы ни тем, ни другим, ибо отвергал оба, - а в такой ситуации, покачнулась и партия.А в сентябре его маненечко того...На самом деле, люди ведь и есть люди. Реальных фанатиков, готовых ради идеи пренебрегать комфортом и достатком, которые к тому же сами в руки плывут, среди них не так много. Мыслящих продуктивно гораздо больше, - и даже в ближнему окружении лично безупречного дона Иполито далеко не все следовали моральному кодексу своего лидера. Брали на лапу, не брезговали откатами, слегка пилили, - потому что если не я, хороший, все равно же, кто-нибудь плохой, так лучше уж я, - и в складывающейся тяжелейшей обстановке, предвидя нехорошее, устанавливали контакты с оппозицией.Последствия такой тенденции могли быть самыми пагубными, и президенту время от времени сообщали о «недопустимых» действиях того или иного министра или председателя парламентского комитета. Но Иригойен упрямо не верил. Все «персоналисты», - соратники, не предавшие его в плохое время, - в его понимании были морально безупречны, и малейшую критику в их адрес он воспринимал как «интриги аморальных завистников», а то и вовсе «системы».По сути, в это, что называется, судьбоносное время он, дряхлеющий изо дня в день, уже перестал держать руку на пульсе событий, почти не контролировал действия министров, да и вообще, оказался в изоляции от внешнего мира, зная обстановку в стране только по бодреньким дайджестам пресс-секретаря, утверждавшим, что популярность лидера в народе неуклонно растет. В итоге, как вспоминает тот же министр Авалос, к телу очень близкий, на все осторожные беспокойства отвечал: «Ничего страшного. Все уладится. Это временное политическое возбуждение, эхо выборов, которое скоро затихнет».Однако не затихало. В начале сентября в Байресе начались манифестации «Союза 1930 года», объединившего «актив» Патриотической Лиги и Республиканского общества, недавно возникшей организации поклонников Дуче. Параллельно разгоняли волну «розовые» заедино с «красными», - хозяева отпускали работяг митинговать с напутствием: «Сбросим тирана, и уже завтра все ваши беды кончатся, вы будете много зарабатывать и жить сытно!», -и на сей раз «патриоты» их не били. Напротив, частенько шли с ненавистным «быдлом» в одних рядах, под лозунгом «Диктатора прочь!».А 5 сентября подключилась и армия. Генералы, как входящие в «Ложу Сан-Мартин», так и сочувствующие, избрав своим «представителем» генерала Хосе Урибуру, потребовали отставки «утратившего доверие армии нации» президента, и хотя лояльных подразделений было больше, «диктатор», ко всему еще и очень плохо себя чувствовавший, не стал цепляться за власть, - «дабы из-за одного человека не лилась братская кровь», - передав полномочия вице-президенту Энрике Мартинесу, верному из верных. С указанием «теперь, когда главное требование удовлетворено, в случае продолжения беспорядков подавить военный мятеж силой», - однако дон Энрике, получив от генералов заверения, что при хунте возглавит правительство, бороться не стал.Вечером 6 сентября мятежные войска заняли столицу, первым делом разгромив  профсоюзы и разогнав, при нужде паля на поражение, уже ненужные «розово-красные» митинги. Сеньор Урибуру, поклонник испанского диктатра Примо де Риверы, объявил пришествие «новой эпохи», а себя временным президентом, известив сеньора Мартинеса, что насчет поста главы правительства передумал, и немедленно вознаградив соратников. По улицам метались разъяренные толпы «активистов». Ворвались в Casa Rosada, устроили погром, подожгли и «бразильскую берлогу», домик свергнутого президента. И много чего еще на радостях подожгли.Дон Иполито, однако, уцелел. Его вопреки всем договоренностям арестовали (официально «вывезли для его безопасности») на остров Мартин Гарсиа в устье Ла-Платы, где он и провел недолгие оставшиеся годы жизни, лишенный права на свидания без согласования с армией и права переписки, общаясь с очень немногими, донесшими до нас его оценку случившегося: «Нет, переворот был не против меня, а против наших достижений. Ну что ж, не впервые. Начнем все сначала и победим. Если не мы, то кто-нибудь другой, из молодых, военный или гражданский, мужчина или женщина».Совсем незадолго до кончины старик, уже плохо видящий и слышащий, написал письмо военным властям, прося позволить ему умереть в Байресе, но ответ с позволением вернуться пришел только 3 июля 1933 года, через несколько часов после того, как дон Иполито закрыл глаза. Его похороны превратились в манифестацию, собравшую сотни тысяч скорбящих, из всех слоев общества, вопреки запрету властей покинувших рабочие места.По воспоминаниям участников (да и на фотографиях видно), бесконечная колонна шла под транспарантами «Прости, отец!», «Прощай, заступник бедных!», - и в этой колонне шли самые разные люди. В том числе, и, - естественно, в штатском, - мало кому известный подполковник Хуан Доминго Перон, и совсем никому неизвестная домработница Хуана Ибагуррен, «безмужняя вдова» с 14-летней старшей дочерью, которую она не хотела брать, но Эвита очень просила.Вот, собственно, и финиш. История, конечно, не кончилась. Она никогда не кончается. Впереди у Аргентины было многое: «бесславное десятилетие» под властью похабной Национально-демократической партии, длинная череда военных режимов, изредка осмысленных, но всегда беспощадных, «объединенные офицеры», хустисиализм, «революция против мини-юбок», монтонерос, Грязная война, и прочая, прочая, прочая, - но все это уже не наша тема. Это пусть уж другие.Мы же, вслед за Парагваем и Уругваем, покидаем и Аргентину; путь наш лежит на север, а добираться туда можно, конечно, и напрямик, но, честно, брести по местам, за век с гаком исхоженным вдоль и поперек, скучно. Так что, давайте в обход, подальше от Атлантики, длинным крюком на запад, через много-много камней, за которым лежит много-много великой, но не тихой воды.Suerte, El Virreinato del Río de la Plata!Hola, El Virreinato del Perú у la Capitanía general del Chile!

20 ноября, 11:29

Главный рулевой: смогут ли каршеринг-сервисы заменить автолизинг

Каршеринговые сервисы набирают популярность из-за перехода к новой модели потребления. Миллениалы не хотят приобретать ни дома, ни автомобили — только пользоваться ими тогда, когда это удобно

18 ноября, 13:00

Зачем нужен кризис

Так называемый мировой финансовый кризис стал главным фоном развития международных событий нашего времени, и по мере его углубления он будет оказывать все возрастающее влияние на происходящее вокруг. Вообще у кризисологов, а также конспирологов, есть два мнения насчет природы данного явления. Так, первые говорят, что он носит естественный характер, тогда как вторые - что искусственный, и […]

16 ноября, 10:09

Самые дорогие вещи, проданные на аукционах

Картина Леонардо да Винчи "Спаситель мира" продана в среду на аукционе Christie's в Нью-Йорке за $400 млн. Аукционный дом вел трансляцию торгов на своем сайте.

16 ноября, 10:09

Самые дорогие вещи, проданные на аукционах

Картина Леонардо да Винчи "Спаситель мира" продана в среду на аукционе Christie's в Нью-Йорке за $400 млн. Аукционный дом вел трансляцию торгов на своем сайте.

16 ноября, 08:13

Борис Борисов: "Настоящий голодомор был не в СССР, а в США!"

Историки уверяют: в годы Великой депрессии, бушевавшей в США в 30-е годы, в Америке от голодной смерти умерли около 5 миллионов граждан. При этом многие из них погибли по вине правительства США. Почему же сегодня за океаном предпочитают стыдливо помалкивать об этом, мы поговорили с исследователем истории XX века Борисом Борисовым.

14 ноября, 14:37

Немного о будущем.

  • 0

Давно известно о довольно высокой корреляции солнечной активности и состояния мировой экономики. И вот вчера,  на сайте лаборатории рентгеновской астрономии Солнца Физического института им. П. Н. Лебедева РАН (ФИАН), появилась довольно интересная информация о том что астрофизики зафиксировали редкое событие: на повернутой сейчас к Земле стороне Солнца нет ни одного пятна, и, скорее всего, пятна отсутствуют и на другой стороне.  Если кто в коментах скинет продолжение графика что опубликован ниже, огромное спасибо, а тот что есть на нём Доу оканчивается 2007 г, а как мы знаем он тогда был в районе 12-13 тысяч пунктов, да и на графике никак не учтен в % отклонение  по сравнению в 11-летней скользящей средней, период великой рецессии 2008-2009 г, что должен идти позже, т.е. на нём не показано сильнейшее падение. В общем я к тому что учитывая где сейчас Доу и даже просто беря от того хая 2007 г. в %-ах посчитать отклонение, там будет рост под 90% если не более, если же к 11-летней скользящей средней, учесть падение маркета что было в 2008-2009 г, которое на графике не показано и учесть ещё и его, то % отклонения по сравнению с 11-летней скользящей средней, «даже считая на глаз» выйдет выше предыдущего максимума, что завершилось в 1929 г, как раз перед началом Великой Депрессией. Да если кому интересно более подробно об этом — тут . Используя метод наложения эпох [7], который предложил А.Л. Чижевский, мы построили график «типичного» цикла СА и среднегодового относительного индекса Доу Джонса (рис.3). Он даёт достаточно высокий коэффициент корреляции -0.7, что говорит о почти синхронном противофазном изменении солнечного и экономического циклов. Солнечная активность имеет явно выраженный околомесячный цикл, который связан с собственным вращением Солнца. Индекс ДД изменяется более случайным образом, связанным с внутренними факторами экономики и социума. Так же недавно в очень хорошем (довольно авторитетном) научном журнале опубликовано исследование, суть которого в том, что по мнению геофизиков, предсказавших что уже очень скоро землю будет трясти гораздо чаще чем сейчас и виновато в этом, возможно, земное ядро. (на русском, почитать можно кратко тут). В общих чертах: на научной конференции в Сиэтле, в октябре 2017 года, докладчик выступая заявил, что В 2017 году исполняется шесть лет после эпизода замедление, (по наблюдениям рост числа землетрясений отстает от замедления земного вращения на 5–6 лет).которое началось в 2011 году, предполагает, что мир сейчас вступил в период повышенной глобальной сейсмической активности, продолжительностью не менее пяти лет. Да, если кому интересно, карта разломов в земной коре. Примерно в 2019-2020 г мы будем иметь минимум Солнечной активности, плюс рост землетрясений, есть даже возможность уйти на минимумы Маундера. Так же в ближайшие десятилетия, если не учитывать антропогенного фактора, должен был бы начаться резкий спад среднегодовой температуры, который будет продолжаться несколько тысяч лет и достигнет минимума грядущего ледникового периода через 50—80 тысяч лет т.н циклы Миланковича, плюс примерно в это же время заканчивается большой Кондратьевский цикл. Эпидемии так же имеют цикличность. Ну и наконец, уже в следующем десятилетии, нас ждет примерно 3-ёх кратное ускорение падения темпов прироста населения планеты. Т.е. проще говоря, прирост населения будет в следующем десятилетии в три раза медленнее идти, недели в текущем. Учитывая что экономический рост равен квадрату темпов прироста населения земли по Капице, а как раз в следующем десятилетии нас ждет самое сильное замедление темпов прироста численности населения, без тотального изменения, дальнейшее развитие человека при существующей сегодняшней экономической модели, невозможно. Это похоже и есть названный Капицей фазовым, демографический переход. Всё это не считая пика нефти, информационной сингулярности, неизбежного разворота бондов и т.д. и т.п. В общем вывод наверное в том, что беда не приходит одна, да и перемены для выживания человеку, предстоят тотальные, в первую очередь я убежден, в области человеческого сознания. Ну и по рынку: Касательно нашего рынка, например Мамба, я думаю она ещё подрастет до хаёв и только после начнёт падать, так же не жду какого то серьезного падения в текущем году и на рынках США или ЕС. Если оно и начнётся то скорее в следующем году или даже в 2019 г. После начала падения ожидаю долгую фазу медвежьего рынка, выходом из которого станет только полное переформатирование экономики, смыслов существования, появление новых целей и новых элит к ним ведущих. Если последнего не будет, вероятно мы протянем ещё какое то время, (один, кмк, 10-12 летний цикл до 2030-32г) на чипах тотальном контроле, с распределение оставшихся ресурсов, между стареющим и безразличным к будущему населением, с его ментальной парадигмой после нас хоть потоп, или я этого не увижу. Но на мой взгляд это нереально, ибо концентрация капитала помимо убывающей отдачи, и стремления денег к ещё большим деньгам, отражают и следствие этого, неуклонное падение численности людей желающих стремится к самостоятельности, а так как их число желающих передать себя «в добрые руки» государства или корпорации с целью прокорма и минимального обеспечения, будет неуклонно расти, даже в виду старения населения, обеспечить всех «условной пайкой» учитывая размер и долга и падение рентабельности, будет все сложнее, ну  а так как мировая экономика либерализована, а разделение труда стало окончательно мировым, где тонко (возможно Китай, возможно ЕС, возможно Аравия...) там и рвётся. Разделение на экономические зоны, в общем нас не спасет, это развал мировой экономики, а значит и гигантский спад спроса, эффект будет тот же… Экономическая депрессия будет растянута на десятилетия и скорее из нее уже не выберемся. Так что задача перед человеком стоит эволюционная, или изменить своё сознание, а посредством этого, уже сознания, будет предопределять своё бытие, а не наоборот как сейчас, а технологии (неважно, от возобновляемой энергетики, до генетики) лишь средства для достижения цели. Какой цели, это и предстоит нам решить, и понять, главное при её выборе не прогадать, а для этого цель должна быть взята, с самой высокой планкой целеполагания, из вообще возможных. Вероятно, она из разряда, а каков истинный смысл существования человека? Возможно что максимально непредвзято, разобравшись, и предельно искренне ответив на этот вопрос, мы и сможем создать прочный фундамент как в строительстве будущего нашей стране, так и вообще и всей человеческой цивилизации. Поставив нужные цели, найдя новые смыслы, обретя новое сознание, поняв истинные блага, а не средства как сегодня, что их подменяют.  Но думаю без пинка под зад ничего не получится, хотя совсем не факто что и с ним что то выйдет, но и без него, точно уж нет. Такова уж пока что нынешняя природа человека. ,

14 ноября, 10:03

Дефолт Венесуэлы

Москва, 14 ноября — «Вести.Экономика»/ Международное рейтинговое агентство Standard & Poors объявило о снижении рейтинга Венесуэлы до выборочного дефолта.  Причиной для снижения стала неспособность Венесуэлы осуществить выплаты по купонам по глобальным облигациям на сумму $200 млн. Погашение бондов должно состояться в 2019 и 2024 гг.  При этом еще на прошлой неделе завершился 30-дневный период льготной уплаты процентов. В результате рейтинг эмиссии по этим облигациям снижен до «D» от «CC», а долгосрочный суверенный кредитный рейтинг в иностранной валюте Венесуэлы — до «SD» от «CC». Суверенные кредитные рейтинги в национальной валюте остаются в списке CreditWatch с возможностью понижения. Это отражает мнение S&P о том, что Каракас может вновь пропустить платеж по своим непогашенным долговым обязательствам или в течение следующих трех месяцев осуществить операцию по урегулированию проблемных долгов, эквивалентную дефолту. Кредиторы и власти Венесуэлы сейчас проводят переговоры о реструктуризации долга, но они пока безрезультатны, хотя Николас Мадуро, конечно, заявил о их продуктивности. Впрочем, всего несколько дней назад он говорил, что Венесуэла вообще никогда не объявит дефолт. Специальная встреча кредиторов с представителями Венесуэлы вообще прошла сумбурно. Никто не выдвинул твердых предложений, а единственным примечательным событием была разгневанная речь вице-президента Венесуэлы, который, кстати, подозревается в торговле наркотиками. В результате завершилась встреча так же хаотично, как и началась. Reuters со ссылкой на кредиторов, присутствующих на встрече, пишет, что не было никаких предложений, условий и стратегии. Сама встреча длилась около 30 минут, а инвесторы вместо четких договоренностей получили венесуэльские конфеты и кофе. Впрочем, ожидать чего-либо от венесуэльских властей не стоило. После того как Николас Мадуро заявил, что Венесуэла продолжить платить по долгам, но одновременно также сказал о стремлении к реструктуризации и рефинансированию, уже было понятно, что ничем хорошим это не закончится, а дело идет к дефолту. Еще одна проблема: как реструктуризация, так и рефинансирование, не могут возникнуть из-за санкций США против Венесуэлы. В переговорах участвовали высокопоставленные венесуэльские чиновники, внесенные в черный список Соединенными Штатами, поэтому до сих пор неясно, как Мадуро намерен выполнять свой план. Это означает, что Венесуэла остается с дилеммой: продолжать платить долг за счет все более голодного и больного населения или объявить дефолт по кредиторам и сжечь мосты с мировой финансовой системой. Правительственные чиновники Венесуэлы настаивают на том, что Дональд Трамп и глобальные финансисты сговорились, чтобы не дать стране своевременно выплачивать долги. Это только подчеркивает то, что Каракас не собирается выполнять свои обязательства, но постарается выиграть время. На встрече присутствовало не более 100 человек, включая министра финансов Саймона Зерпа, министра нефти Эулогио дель Пино, президента PDVSA Нельсона Мартинеса, но никому не разрешалось публично задавать какие-либо вопросы. Учитывая, что вице-президент Тарек Эль-Айссами был главный переговорщиком, говорил в основном именно он. Его заявление было сосредоточено на критике глобальных финансовых институтов и США. Как уже отмечалось, никаких предложений озвучено не было, хотя в очередной раз прозвучали слова о стремлении к реструктуризации. Наблюдатели считают, что это хитрый ход Мадуро: теперь он может сказать, что вместе с кредиторами проявил добрую волю, но злой Дядя Сэм в лице Трампа не дал возможности рефинансировать долги. Удивительно, но рынки пока настроены оптимистичны. «Быки» считают, что в последние две недели Каракас выплатил $2 млрд, хотя и с отсрочкой, а значит, будет делать это и дальше. В общей сложности, согласно Torino Capital, внешний долг Венесуэлы составляет $143 млрд, долг по облигациям составляет примерно $52 млрд, а международные резервы Венесуэлы, включая золото страны, сократились до $10 млрд, и это 15-летний минимум.   В приведенной ниже таблице показаны только предстоящие выплаты купонов и выплаты при наступления срока платежа.  Между тем, у Мадуро очень простой выбор в условиях проблем с деньгами: продолжать платить кредиторам, сохраняя доступ к рынкам капитала, или сохранить деньги и накормить голодающее население. По данным Reuter, прекращение обслуживания долга позволит до конца года высвободить еще $1,6 млрд в твердой валюте. Эти ресурсы могут быть использованы для обеспечения поставок основных продуктов. Это может быть очень важно для Мадуро, так как в 2018 г. ожидается проведение выборов. Но отказ от платежей может вызвать неприятные последствия, особенно для PDVSA, так как в случае судебных исков компания может потерять иностранные активы, такие как НПЗ. Именно поэтому сейчас Мадуро выбирает кредиторов, а не жителей Венесуэлы. Социальный и экономический крах ВенесуэлыСообщения о Венесуэле во всех мировых СМИ представляли поистине ужасные факты, отражающие голод, безнадежность и ярость, охватившие жителей страны. The Economist в материале от 29 июля подвел итог: «Венесуэла в хаосе».  По данным МВФ, ВВП Венесуэлы в 2017 г. на 35% ниже уровня 2013 г., или на 40% ниже, если рассчитывать ВВП на душу населения.  Это значительно более резкое сокращение, чем во время Великой депрессии 1929-1933 гг. в США, когда по оценкам ВВП США упал на 28%. Это немного больше, чем спад в России (1990-1994 гг.), на Кубе (1989-1993 гг.) и в Албании (1989-1993 гг.), но меньше, чем у других бывших советских государств на момент переходного периода, таких как Грузия, Таджикистан, Азербайджан, Армения и Украина, или таких пострадавших от войн странах, как Либерия (1993 г.), Ливия (2011 г.), Руанда (1994 г.), Иран (1981 г.) и совсем недавно Южный Судан. Иными словами, экономическая катастрофа Венесуэлы затмевает любую подобную историю в США, Западной Европе или остальной части Латинской Америки. И все же эти цифры сильно преуменьшают масштабы краха, как показывают исследования Мигеля Анхеля Сантоса, Рикардо Вилласмилома, Дугласа Барриоса, Фрэнка Муси и Хосе Рамона Моралеса в Центре международного развития Гарварда. Очевидно, что падение ВВП на душу населения на 40% — очень редкое событие. Но несколько факторов делают ситуацию в Венесуэле еще более мрачной.  Во-первых, в то время как сокращение ВВП Венесуэлы с 2013 по 2017 гг. включает в себя сокращение добычи нефти на 17%, это исключает падение цен на нефть в этот период на 55%. Экспорт нефти сократился на $2200 на душу населения с 2012 по 2016 гг., из которых $1500 пришлось на снижение цен на нефть. Это огромные показатели, учитывая, что доход Венесуэлы на душу населения в 2017 г. составляет менее $4 тыс. Другими словами, в то время как ВВП на душу населения сократился на 40%, национальный доход снизился на 51%. Страны, как правило, смягчают подобные негативные ценовые шоки, откладывая некоторые деньги в хорошие времена и заимствуя или используя эти сбережения в плохие времена, так что импорт не должен сокращаться настолько же, насколько сокращается экспорт.  Но Венесуэла не могла этого сделать, потому что воспользовалась нефтяным бумом, чтобы погасить внешний долг.  Расточительность в хорошие времена практически лишила страну активов на случай кризиса, а рынки не желали кредитовать заемщика с задолженностью. Они были правы: Венесуэла теперь страна с самым большим в мире долгом. Ни одна страна не имеет больший внешний госдолг на долю ВВП или экспорта, или сталкивается с более высоким уровнем обслуживания долга на долю экспорта. Но, подобно Румынии при Чаушеску в 1980-х гг., правительство решило сократить импорт, продолжая обслуживать внешний долг, неоднократно удивляя рынок, ожидавший реструктуризации. Как следствие, импорт товаров и услуг на душу населения в период с 2012 по 2016 гг. снизился на 75% в реальном (с поправкой на инфляцию) выражении с последующим сокращением в 2017 г. Такой крах сравним только с ситуацией в Монголии (1988-1992 гг.) и Нигерии (1982-1986 гг.) и больше, чем все другие четырехлетние сокращения импорта во всем мире с 1960 г. Фактически венесуэльские показатели не демонстрируют никаких признаков смягчения: снижение импорта было почти равно сокращению экспорта. Более того, поскольку это навязанное снижение импорта вызвало нехватку сырья, крах в сельском хозяйстве и на производстве был даже больше, чем снижение общего ВВП. Другая статистика подтверждает эту ужасную картину. Ненефтяные налоговые поступления сократились на 70% в реальном выражении в период с 2012 по 2016 гг. И ускорение инфляции привело к 79%-му реальному снижению финансовых обязательств банковской системы за тот же период. По обменному курсу на черном рынке снижение составило 92%: с $41 млрд до всего $3,3 млрд. Если измерять в самых дешевых калориях, минимальная заработная плата снизилась с 52,854 калории в день до 7,005 за тот же период – снижение на 86,7%, что явно недостаточно, для того чтобы накормить семью из пяти человек, при условии, что все доходы идут на покупку самых дешевых калорий.  По данным опроса, проведенного тремя наиболее престижными университетами Венесуэлы, уровень бедности населения по уровню доходов увеличился с 48% в 2014 г. до 82% в 2016 г.  В том же исследовании было установлено, что 74% венесуэльцев невольно потеряли в среднем 8,6 кг веса. Venezuelan Health Observatory сообщила о росте смертности в 10 раз в стационарных условиях и об увеличении смертности новорожденных в 100 раз в больницах в 2016 г. И все же правительство президента Николаса Мадуро неоднократно отклоняло предложения гуманитарной помощи. Подробнее: http://www.vestifinance.ru/articles/93714

14 ноября, 09:16

Дефолт Венесуэлы: Мадуро не поможет населению

Международное рейтинговое агентство Standard & Poors объявило о снижении рейтинга Венесуэлы до выборочного дефолта.

14 ноября, 09:16

Дефолт Венесуэлы: Мадуро не поможет населению

Международное рейтинговое агентство Standard & Poors объявило о снижении рейтинга Венесуэлы до выборочного дефолта.

13 ноября, 21:10

General Electric (GE) сокращает дивиденды в два раза

General Electric Co (GE) радикально сократит свой бизнес, чтобы сосредоточиться на авиации, энергетике и здравоохранении, делая ставку на сектора, которые, как считает компания, могут принести прибыль. 125-летняя компания сократила дивиденды в два раза и прогноз по прибыли. Об этом стало известно в плане, обнародованном в понедельник новым исполнительным директором Джоном Фланнери в Нью-Йорке. Акции компании упали, так как инвесторы беспокоятся о том, как компания будет генерировать денежные средства, чтобы увеличить стоимость акций. "Мы видим основные операционные показатели, которые ниже плана, и в настоящее время ожидаемые прогнозы, которые, по нашему мнению, остаются слишком высокими", - сказал аналитик JPMorgan Стивен Туса. Акции GE являются самым худшим компонентом индекса Dow Jones в этом году. С сентября 2001 года до недавнего ухода в отставку исполнительного директора Джеффа Иммельта, компания GE фактически потеряла деньги, опубликовала отрицательный общий доход даже после реинвестирования своих больших дивидендов. Фланнери, который 1 августа занял пост генерального директора, сказал, что сосредоточится на "восстановлении наличных денежных потоков и доходов компании". Переоценка компании, вероятно, означает продажу активов в размере $20 млрд. По мнению аналитиков, это может означать выход из таких предприятий, как освещение, транспортировка нефти и газа, а также сокращение производственных мощностей на фабриках по всему миру. Сокращение дивидендов, только третье в 125-летней истории компании, как ожидается, сэкономит около $4 млрд наличными в год. Кроме того, GE прогнозирует скорректированный объем свободного денежного потока в 2018 году в размере от $6 до $7 млрд, по сравнению с приблизительно $3 млрд в 2017 году. Изменения, направленные на то чтобы сделать GE меньшим и более гибким, являются поворотным моментом в предыдущем многозадачном подходе, принятом бывшими руководителями Джеком Уэлчем и Джеффом Иммелтом. Изменения Фланнери отменяют многие взгляды Иммельта на GE как на "цифровую индустриальную" компанию, которая создает программное обеспечение для управления и оптимизации реактивных двигателей GE, электростанций, локомотивов и других продуктов. Конгломераты давно не пользуются популярностью на Уолл-стрит, где инвесторы предпочитают делать ставки на конкретные отрасли, а не на смешанный портфель. GE прогнозирует скорректированную прибыль в 2018 году в размере от $1,00 до $1,07 на акцию, по сравнению с предыдущей оценкой $2,00 на акцию. По данным Thomson Reuters I/B/E/S, Wall Street ожидала $1,16 на акцию. Компания в понедельник сократила свои квартальные дивиденды до $0,12 на акцию - с $0,24, начиная с декабря. Понижение дивидендов GE - стремление сэкономить денежные средства, когда денежный поток компании ухудшается. Два других сокращения произошли во время Великой депрессии и глобального финансового кризиса 2007-2009 годов. Стратегия Фланнери является поворотным моментом для компании, которая в течение нескольких десятилетий превратилась в растянутый конгломерат с интересами в средствах массовой информации, энергетике, банковском деле, авиации, железных дорогах, судовых двигателях и химических веществах. На текущий момент акции General Electric (GE) котируются по $19,07 (-6,91%) Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

13 ноября, 12:00

Почему Запад недоволен глобализацией

Как было указано в предыдущей статье и в моей книге «Развитые страны и влияние глобализации на экономику», сейчас как никогда ранее в своей истории мир нуждается в глобализации. Развитые страны требуют доступа к внешним рынкам, чтобы выбраться из экономической дыры финансового кризиса 2007 года, которую политические ошибки сделали ещё глубже. Развивающиеся страны для развития своей […]

11 ноября, 19:00

Сравнение Великой депрессии и современной

Casey Research представляет свое видение Великой депрессии 1930-х годов, которое несколько отличается от видения большинства людей. По нашему мнению, Франклин Рузвельт (Franklin Roosevelt) был не героем, а злодеем. Почти все, что он делал, вело к усугублению и углублению экономического спада. За исключением поддержки 21 поправки об отмене «сухого закона», участие Рузвельта в экономике было полной […]

13 июля, 09:37

Летающий дворец

Оригинал взят у vikond65 в Летающий дворец88 лет назад, 12 июля 1929 года, впервые поднялась в воздух гигантская летающая лодка "Дорнье" Do-X - крупнейший в мире, на тот момент, летательный аппарат тяжелее воздуха. Через пять лет это звание перейдет к советскому колоссу "Максим Горький", однако, по максимальному взлетному весу - 58 тонн - Do-X еще долго будет оставаться мировым рекордсменом, так как, взлетная масса "Максима Горького" составляла 53 тонны.Еще один рекорд Do-X оставался непревзойденным вплоть до второй половины ХХ века: 20 октября 1929 года он взлетел, имея на борту 150 пассажиров и 19 членов экипажа. Это была совершенно фантастическая величина в те времена, когда ни один авиалайнер еще не поднимал более 50 человек.Однако такая вместимость оказалась никому не нужной. До наступления эпохи массовых пассажирских авиаперевозок и многоместных аэробусов оставались почти три десятилетия. Do-X переоборудовали под поскошный "летающий отель" на 66 пассажиров, которые могли бы путешествовать с максимальным комфортом, но и в этом качестве он не был востребован.Окончательно подкосила гиганта наступившая в том же году "великая депрессия", вызвавшая резкое падение спроса на пассажирские авиарейсы. В результате, на регулярные маршруты он так и не вышел, а уже в 1933 году, совершив всего примерно 70 полетов, был отправлен на последнюю стоянку в авиационный музей. Там его в 1943 году разбомбили англичане.Еще два экземпляра Do-X были построены в 1931 и 1932 годах по итальянскому заказу. Но и они не достигли коммерческого успеха. Пассажирское авиасообщение над Средиземным морем, которое итальянцы пытались организовать на этих машинах, оказалось убыточным, развлекательные воздушные круизы - тоже. В 1934 году оба гидроплана были законсервированы, а в 1937-м - отправлены на слом. В общем, Do-X постигла типичная судьба тех, кто намного опережает свое время.Первый экземпляр Do-X в сборочном цехе. Поскольку Версальский договор запрещал Германии производить тяжелые многомоторные аэропланы, специально для постройки этого самолета фирма "Дорнье" построила авиазавод в Швейцарии, на берегу Боденского озера.Первоначально на Do-X установили 12 английских звездообразных 520-сильных моторов Бристоль "Юпитер" в шести тандемных установках над крылом, соединенных дополнительной несущей поверхностью.Снимок на память участников проектирования и постройки летающего гиганта.Do-X перед рекордным полетом, в котором он поднял в воздух 169 человек.Пассажирами в этом полете были сотрудники КБ, рабочие и инженеры авиазавода, а также - несколько журналистов. Салон, как видно на фото, еще не имел отделки.Кабина пилотов также выглядела очень скромно, а приборное оборудование, по современным меркам, было крайне убогим. Обратите внимание, что у пилотов не было никаких органов управления двигателями.Потому что двигателями управлял и следил за их работой специальный член экипажа - бортинженер-моторист, чье рабочее место находилось в отдельном помещении за пилотской кабиной. Шеф-пилот подавал ему команды по телефону. В состав экипажа входили два моториста, которые посменно несли вахту. В общем, всё как на корабле.В 1930 году пассажирский салон Do-X полностью преобразился, превратившись в анфиладу роскошных помещений с коврами, мягкой мебелью и обивкой стен узорчатой декоративной тканью.В нем можно было с комфортом послушать радио...Или прилечь на диван, отгородившись от прохода и соседнего купе занавеской.Или - выпить и закусить.Радикальной переделке подвергся не только салон но и силовая установка. Вместо звездообразных "Юпитеров" самолет оснастили более мощными и высотными американскими V-образными моторами водяного охлаждения Кертисс "Конкерор" по 610 сил каждый. С ними рабочий потолок машины, ранее не превышавший 500 метров, достиг 3200 м."Конкероры" на крыле модифицированного Do-X.Заливка воды в систему охлаждения.Do-X с новыми моторами идет на взлет.Взлетел!И прилетел в Бразилию. Не сразу, конечно, а с несколькими промежуточными посадками. На снимке - Do-X приводнившийся возле Рио-де-Жанейро.А потом был перелет в Нью-Йорк.Небоскребы, небоскребы, но я не маленький такой.Встреча двух немецких гигантов - летающей лодки Do-X и дирижабля "Граф Цеппелин".Второй экземпляр Do-X с итальянскими двигателями Фиат A-22R в хорошо обтекаемых гондолах на пилонах каплевидного сечения. Этот самолет носил собственное имя "Умберто Маддалена". Киль раскрашен в цвета итальянского флага.Носовая часть "Умберто Маддалены" крупным планом. В передних кромках пилонов установлены радиаторы.Do-X в окружении катеров и байдарок на берлинском озере Ванзее.Помимо пассажиров, Do-X возил авиапочту. На снимке - конверт со специальным штемпелем, доставленный этим самолетом из Рио-де-Жанейро в Нью-Йорк. Такие конверты являются большой редкостью и высоко ценятся у филателистов.