• Теги
    • избранные теги
    • Разное2132
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1154
      • Показать ещё
      Компании564
      • Показать ещё
      Люди921
      • Показать ещё
      Формат120
      Международные организации106
      • Показать ещё
      Показатели235
      • Показать ещё
      Издания109
      • Показать ещё
      Сферы8
10 декабря, 00:23

Текст: Мир вступает в новую эру ( Валентин Катасонов )

Финансовый кризис 2007-2009 гг. фактически поставил точку на процессе глобализации. В 2015 году впервые за время, начиная с 2009 года, произошло падение объемов мировой торговли сразу более чем на 10%. Такого не было со времен Великой депрессии 1930-х годов. Некоторые политики, общественные деятели, профессора, журналисты продолжают рассуждать о глобализации как «объективном» и «прогрессивном» процессе, а она уже закончилась.  Мир вступает в новую эру. Одна из важных особенностей этой эры – усиление протекционизма в сфере международной торговли и инвестиций, распад мирового рынка на торгово-экономические зоны и даже переход на регулирование торговли на двухсторонней основе. По данным ВТО, только с октября 2015 по май 2016 года группа с...

09 декабря, 15:38

Получится ли у Трампа устроить «бум» американской экономики?

С приходом Республиканской администрации, одержимой рефляцией экономики, с уже с практически полной занятостью, а также обещанными торговыми ограничениями, стимулирующими рост цен конкурентных, импортных товаров, а также с независимостью центрального банка, которая вероятно, подвергнется нападкам, более высокий уровень инфляции – вероятно, превышающий временами 3% – это практически несомненный факт. Также может удивить и рост производства, который может достигнуть 4%, по меньшей мере, временно. Вы говорите, что это невозможно? Отнюдь.

09 декабря, 14:00

Прибалтика как загнанная лошадь

Есть такой роман – «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?». Его написал американский писатель Хорас Маккой. Мне кажется, что жители Латвии оказались в роли таких лошадей: они пока ещё скачут, но для них уже начищают стволы. Роман Маккоя – о мужчине и женщине, которые знакомятся во время танцевального марафона. На дворе Великая депрессия, и это […]

09 декабря, 10:35

В одном шаге до начала мировой торговой войны. Китай, опасаясь перемен в американской политике, демонстрирует сближение с Россией

Финансовый кризис 2007-2009 гг. фактически поставил точку на процессе глобализации. В 2015 году впервые за время, начиная с 2009 года, произошло падение объемов мировой торговли сразу более чем на 10%. Такого не было со времен Великой депрессии 1930-х годов. Некоторые политики, общественные деятели, профессора, журналисты продолжают рассуждать о глобализации как «объективном» и «прогрессивном» процессе, а она уже закончилась.Мир вступает в новую эру. Одна из важных особенностей этой эры – усиление протекционизма в сфере международной торговли и инвестиций, распад мирового рынка на торгово-экономические зоны и даже переход на регулирование торговли на двухсторонней основе. По данным ВТО, только с октября 2015 по май 2016 года группа стран G-20 приняла 145 законов, направленных на усиление торговых барьеров, а всего с 2008 года было принято более полутора тысяч таких законов. В общей сложности, по подсчетам известного британского экономиста Саймона Эвенетта, число протекционистских законов и нормативных актов в мире приближается к четырем тысячам. При этом 80 % торговых барьеров приходится на страны «двадцатки», которые обеспечивают более 90 % мирового торгового оборота.  Дональд Трамп чутко уловил это и в ходе своей предвыборной кампании провозгласил лозунги восстановления ослабевших позиций Америки в мировой торговле - преимущественно с опорой на меры протекционизма.

09 декабря, 06:45

В одном шаге до начала мировой торговой войны

Финансовый кризис 2007-2009 гг. фактически поставил точку на процессе глобализации. В 2015 году впервые за время, начиная с 2009 года, произошло падение объемов мировой торговли сразу более чем на 10%. Такого не было со времен Великой депрессии 1930-х годов. Некоторые политики, общественные деятели, профессора, журналисты продолжают рассуждать о глобализации как «объективном» и «прогрессивном» процессе, а она уже закончилась.  Мир...

08 декабря, 23:53

Рогофф: у Трампа есть шанс встряхнуть экономику США

Сможет ли экономика США пробудиться после нескольких лет спячки, для стремительного роста в течение следующих нескольких лет?

08 декабря, 23:53

Рогофф: у Трампа есть шанс встряхнуть экономику США

Сможет ли экономика США пробудиться после нескольких лет спячки для стремительного роста в течение следующих нескольких лет?

07 декабря, 13:03

Патология неравенства

1 декабря этого года в своем ежегодном послании Президент отнес задачу выхода на темпы роста выше среднемировых на перспективу после 2019 года. Но очевидно, что и до этого времени общество нуждается в осмысленной перспективе социальных трансформаций. В частности, это касается повестки предстоящей кампании по выборам президента. Вряд ли она может строиться по принципу «борьбы хорошего с лучшим». Скорее, она должна быть в определенном смысле мобилизационной – не по отношению к внешним или внутренним врагам, а по отношению к стратегическим вызовам. Вызовам, которые одновременно могут рассматриваться как угроза, и как потенциал для развития. Одним из таких вызовов является исключительно высокий уровень неравенства в российском обществе.

07 декабря, 13:00

Страх, ложь и ненависть Джона Керри

...28 февраля 1969 года. Один из притоков Меконга. Два скоростных катера PCF-60 "Свифт" в рассветных сумерках тихо причалили к густо заросшему берегу реки в условленном месте в нейтральной "серой зоне" на границе Вьетнама и Камбоджи. На берегу их уже ждали "зелёные береты" – матёрые диверсанты-головорезы, которых засылали в тыл к партизанам. На этот раз с "беретами" были и двое пленных – то ли партизан, то ли обычных "чарли", которым не хватило ума сбежать в джунгли во время зачистки деревни, да и какая, к черту, разница: все эти "чарли" заслуживают пули. Вообще-то, во всех официальных документах армии США вьетнамцы обозначались аббревиатурой VC – Вьетконг, но солдаты расшифровывали эти буквы как "чарли". Всё шло как обычно, и в считаные секунды спецназовцы погрузили пленных на борт, как вдруг командир одного из катеров лейтенант Джон Керри расслышал на другом берегу реки шорох веток и приглушённые гортанные голоса. — Томми, — крикнул он стрелку, стоявшему на носу катера с пулемётом. — "Чарли" на берегу, огонь! В ту же секунду из мангровых зарослей выпрыгнул вьетнамский партизан — совсем ещё мальчишка, сгибавшийся под тяжестью огромного советского гранатомёта РПГ-2. Сержант Томас Билодо развернулся — и длинная очередь перерубила подростку обе ноги: заливаясь кровью, тот рухнул на колени, но всё равно продолжал целиться в катер из гранатомета. Рядом с раненым появился ещё один подросток с автоматом… — Убей его! — кричал Джон, но чёртов пулемёт "Браунинг" заклинило, а побелевший от страха Томми всё жал и жал на курок… Вдруг грянул выстрел – кто-то из "зелёных беретов", вскинув винтвоку, застрелил раненного подростка, второй же бросился бежать сквозь кусты. — Уходим! – крикнул командир "беретов", опасавшийся, что на звук выстрелов из джунглей сбегутся сотни партизан. Но лейтенанта Керри было не остановить. Направив катер прямо на место, где упал "чарли", он выскочил на берег и схватил трубу гранатомёта: в этот раз он без трофея не вернётся! Как выяснилось, американцев спасла лишь неопытность подростка, забывшего в суматохе боя снять гранатомёт с предохранителей. Позже командир Керри капитан ВМФ США Джордж Эллиот вспоминал, что после боя он оказался перед нелёгким выбором: с одной стороны, за храбрость в бою лейтенант Керри заслужил награду, с другой же стороны, за нарушение инструкций, запрещавших приставать к берегу, лейтенант должен был пойти под трибунал. Сомнения капитана разрешил сам командующий военно-морскими силами во Вьетнаме контр-адмирал Элмо Зумвалт, подписавший приказ о награждении Джона Керри медалью «Серебряная звезда» — за добытый трофей. Решение адмирала объяснялось просто, ведь отцом лейтенанта был сам Ричард Керри, главный юрисконсульт ВМФ США. И всем офицерам было понятно, что "золотой мальчик" прибыл на войну за образцовой политической биографией. * * *  Джон Форбс Керри появился на свет 11 декабря 1943 года в армейском госпитале в Колорадо, где его отец Ричард Керри, пилот-испытатель бомбардировщика B-29 Superfortress, лечился от туберкулёза. Вообще-то, у его отца была непростая биография для пилота. В 1937 году Ричард Керри, отпрыск миллионера, покончившего с собой во время Великой депрессии, окончил Йельский университет, после чего поступил в Юридическую школу Гарварда. Казалось бы, ему была уготована блестящая юридическая карьера, но накануне Второй мировой войны Керри едет на отдых в Париж, где познакомился с очаровательной Розмарин Изабель Форбс — представительницей влиятельного клана Форбс, владельцев заводов, газет, пароходов (основатель журнала Forbes не имел к ним никакого отношения, просто однофамилец). Достаточно сказать, что Розмари принадлежал замок в Сент-Бриаке — это в самом живописнейшем месте на берегу моря в провинции Бретань. Неудивительно, что германские генералы после захвата Франции выбрали себе дом Розмари в качестве резиденции. Семья Розмари бежала в США, и Ричард Керри, дабы произвести нужное впечатление на родителей невесты, устроился в компанию "Боинг" лётчиком-испытателем новых бомбардировщиков. В конце концов отец Розмари дал благословение на брак, впрочем, немало этому способствовала и беременность девушки, свадьба состоялась в 1941 году в Алабаме, а вскоре на свет появилась старшая дочь Маргарет. Джон Керри был вторым, а всего в семье Керри родилось четверо детей — две девочки и два мальчика. Карьера Ричарда Керри росла как на дрожжах. Когда возникла опасность попасть-таки на фронт, Ричард ушёл из лётчиков и стал помощником военного прокурора США. Уже после окончания войны он поступил на дипломатическую службу в Госдеп США, фактически переселившись во Францию. Поэтому и Джон Керри большую часть детства провёл в Европе: летом он жил в Бретани, в фамильном поместье Форбсов, зимой учился в привилегированной школе-интернате в Швейцарии. В 1955 году, как рассказал сам Джон Керри во время вручения ему высшей награды "За заслуги перед Федеративной Республикой Германия", он с отцом побывал и в Восточной Германии, где впервые увидел советских солдат. "Нам не разрешали поднимать жалюзи, но я всё равно это делал, — вспоминал Джон Керри. — У меня было шесть банок пепси-колы и несколько комиксов, которые я купил во Франкфурте. И я не спал всю ночь, потому что это было так интересно, я смотрел в окно. Когда мы останавливались на станциях, солдаты — это были русские солдаты, то есть советские солдаты — ходили взад-вперёд и следили, чтобы никто не сошёл с поезда, и они слегка стучали своими прикладами в мое окно, чтобы я опустил жалюзи, потому что мне нельзя было смотреть на то место, где я находился…» Борьбе со страшными русскими, стучащими прикладами автоматов в окна испуганных американских детей, Керри посвятит всю свою жизнь. * * * В 1957 году Джон Керри вместе с отцом возвращается в США и поступает в частную школу Фессенден в штате Массачусетс. Именно там он знакомится со старшекурсником Тэдом Кеннеди, младшим братом будущего президента США Джона Кеннеди, с подачи которого Керри начинает увлекаться политикой. Под влиянием Кеннеди он поступает в Йельский университет, на факультет политических наук, где он входит в студенческое тайное общество "Череп и кости". Уже на втором курсе Керри становится президентом Йельского политического союза и принимает участие в первой кампании по выборам в Сенат — в качестве помощника Теда Кеннеди. Другой страстью молодого человека стала рок-музыка. Мало кто знает, но Керри долгое время был гитаристом рок-группы The Electras, которая в 1961 году даже выпустила единственный альбом (одна из уцелевших копий этого альбома была продана в 2004 году на аукционе eBay за 2,5 тысячи долларов). Также в списке увлечений Керри был хоккей и лакросс (национальная игра североамериканских индейцев: две команды по 10 человек, вооружённых снарядами, похожими на сачки, гоняются за резиновым мячом). Однако, как решили отец Ричард Керри и его наставник Тед Кеннеди, спорт и рок-музыка не самый лучший "бэкграунд" для начинающего политика в эпоху мирового противостояния "красной угрозе". Особенно — в дни Вьетнамской войны, которая в те годы в Америке ещё воспринималась как "маленькая победоносная война" против кучки дикарей. Джона Керри отправляют добровольцем в армию — вернее, в курсанты военно-морского учебного центра в Ньюпорте. Никто же ведь и не говорил, что мальчик из хорошей семьи должен пойти месить грязь в пехоту. * * * Вьетнамская война для Джона Керри началась в чине энсина (младшего лейтенанта) на борту фрегата Gridley, который участвовал в спасательной службе в Тонкинском заливе, подбирая сбитых американских лётчиков. — На самом деле я не горел желанием воевать во Вьетнаме, — позже вспоминал Джон Керри. — Во время службы я попросил приписать меня к подразделению патрульных катеров, которые были слишком небольшими, чтобы участвовать в боевых операциях. Они занимались береговым патрулированием, и я полагал, что этим я буду заниматься. В конце 1968 года Керри, после небольших курсов по управлению патрульным катером PCF "Свифт", получил чин лейтенанта и cвой первый катер — в составе Берегового дивизиона № 11 в бухте Камрань. Cлужба на катере обладала в его глазах ещё одним достоинством: для будущего политика было очень важно получить во время войны опыт командования каким-либо боевым подразделением. Но учиться на капитана фрегата слишком долго и хлопотно, а вот командир катера — в самый раз. Кроме того, чин капитана катера открывал перед Керри перспективу пойти по стопам президента Кеннеди, который во время Второй мировой войны был командиром торпедного катера. Керри не скрывал своих политических амбиций, утверждая: "Я буду вторым JFK из Массачусетса" (JFK – инициалы и Джона Ф. Кеннеди, и Джона Форбса Керри). Ради будущих выборов он привёз во Вьетнам любительскую кинокамеру и старательно снимал самого себя в боевой обстановке (часть отснятого тогда материала вошла в фильм Джереми Молла, снятого специально к предвыборной кампании 2004 года). Недостатка же в боевых сценах не было, хотя дельта Меконга и не находилась на передовой лини фронта. Как раз в то время контр-адмирал Элмо Зумвалт объявил о начале операции Operation Sea Lords, суть которой состояла в патрулировании дельты Меконга вблизи камбоджийской границы с целью пресечения речных путей снабжения вьетнамских партизан. Лёгкие катера "Свифт" с мощными моторами легко догоняли утлые судёнышки вьетнамских крестьян и без предупреждения расстреливали их из пулемётов. Практически вся дельта реки, за исключением некоторых "дружественных деревень", была объявлена "зоной свободного огня" — то есть американцы могли стрелять по собственному желанию по кому угодно, а все погибшие были заранее объявлены "военными целями". День за днём катера бороздили воды Меконга, убивая без малейшего повода рыбаков, которым просто не посчастливилось оказаться на пути у патруля. Один из сослуживцев Керри — лейтенант Джеймс Вассер описывал Керри в самых восхищённых словах: "Это был чрезвычайно агрессивный офицер, настоящий лидер, который первым рвался в бой и не боялся проливать кровь за свою страну". * * * Неприятные факты о службе Керри во Вьетнаме стали всплывать лишь в 2004 году, когда Джон Керри стал баллотироваться на пост президента США. Преемник Керри на посту командира патрульного катера "Свифт", бывший лейтенант Джон О’Нил опубликовал книгу "Непригоден для командования" о своём предшественнике. Выяснилось, что Джон Керри прослужил во Вьетнаме вовсе не год, как полагалось всем военнослужащим, а только 4 месяца и 12 дней. Он добился ранней демобилизации на основании положения о том, что три боевых ранения, отмечаемые медалями “Пурпурное сердце”, дают право требовать перевода в тыл. Но как возможно получить за четыре месяца три "Пурпурных сердца", да ещё не проведя ни одного часа в лазарете?! Оказалось, что очень просто, если у вас есть нужные связи на самом верху.  Первое ранение в "схватке с врагом" Керри получил 2 декабря — в день своего первого патруля по дельте Менконга. Увидев около полуночи лодку с рыбаками, Керри отдал приказ атаковать, и американцы с катера расстреляли рыбаков, хотя нет ни единого доказательства, что рыбаки были вооружены и вели ответный огонь. Тем не менее, вернувшись после патруля на базу, Керри прошёл в лазарет и предъявил врачу Луису Летсону небольшую царапину на локте от вражеской шрапнели. "Это была царапина вроде тех, что можно получить, возясь с розами", – вспоминает капитан-лейтенант в отставке Луис Летсон, наложивший на царапину полоску лейкопластыря. Из санчасти Керри прямиком направился к командиру дивизиона — капитан-лейтенанту Гранту Хиббарду — и потребовал, чтобы тот представил его к медали "Пурпурное сердце" за ранение. Но, как пишет Джон О’Нил, у командира сразу же возникло подозрение, что Керри сам нанёс себе "рану": кусочек металла, причинивший царапину, не был похож на осколок вьетнамского боеприпаса. Но в штабе Хиббарда поправили, и Керри представили к медали. Второе "Пурпурное сердце" Керри получил после боя 20 февраля 1969 года — тогда катера были обстреляны с берега из гранатомётов. Крохотный осколок гранаты вонзился в левую ногу лейтенанта, оставшись там навсегда: врачи из полевого госпиталя отказались резать ногу из-за кусочка железа, не превышающего размерами рисовое зёрнышко, и просто зашили рану. Уже через восемь дней лейтенант Керри вновь вышел в патруль и даже принял участие в операции ЦРУ под кодовым названием "Феникс" – по засылке "зелёных беретов" в тыл вьетнамских партизан. Операция закончилась "героическим" боем катера Керри против вьетнамского подростка с гранатомётом, за что бравый лейтенант был награждён медалью "Серебряная звезда". Третье "Пурпурное сердце" лейтенант Керри получил ещё через две недели — 13 марта 1969 года, когда пять катеров попали в засаду на реке. Одна из гранат РПГ-2 взорвалась буквально рядом с лодкой, контузив одного из "зелёных беретов" — некоего сержанта Рассмана. Ударной волной боец был сброшен за борт, однако не пострадал, после чего катер был вынужден под огнём партизан вернуться за ним. Получил ранение и Керри: взрыв со всей силы бросил его на стенку переборки капитанской рубки, причинив лёгкую контузию и ушибы правого предплечья. И вскоре контр-адмирал Элмо Зумвалт лично вручил Керри не только третье "Пурпурное сердце", но и "Бронзовую звезду" — за спасение "зелёного берета".  * * * Но затем политическая конъюнктура неожиданно изменилась: Вьетнамская война надоела американским избирателям. И Керри совершил резкий разворот, превратившись из героя речных сражений в убеждённого пацифиста и противника империализма. “Я помню, как проводил Рождество 1968 года на борту моего катера в Камбодже, — писал в своей книге воспоминаний сам Джон Керри. — Я помню, как по мне вели шквальный огонь вьетнамцы и "красные кхмеры", а тем временем президент Никсон заверял американский народ, будто меня там нет, будто в Камбодже вообще нет наших войск. Память об этом выжжена — буквально выжжена! — у меня в мозгу”. Камбоджа, по его собственным словам, стала поворотным пунктом в его жизни. Именно тогда он внезапно осознал, что ему лгали, что президент Соединённых Штатов обманывает американский народ, что его заставляют участвовать в грязной войне. И вот, вернувшись в США, моряк-орденоносец стал членом антивоенной организации "Вьетнамские ветераны против войны". К 1971 году он стал уже одним из самых заметных активистов антивоенного движения по всей Америке. Более того, один из его знакомых — председатель сенатского комитета по иностранным делам Уильям Фулбрайт — пригласил Керри выступить в сенате со свидетельскими показаниями. Это был настоящий “звездный час” Джона Керри: 22 апреля 1971 года его выступление, в котором он обвинил американских солдат в целом ряде военных преступлений, транслировалось по телевидению на всю страну. Через несколько дней Керри принял участие и в политическом спектакле, разыгранном на ступенях Капитолия: несколько сот ветеранов по одному подходили к микрофону, называли себя и свои награды, срывали их с груди и демонстративно бросали через высокую ограду в знак протеста против войны. Выбросил свои "звёзды" и Керри. Когда же через несколько лет выяснилось, что ордена и медали Джона Керри в целости и сохранности висят на почётном месте в его кабинете в Сенате, он придумал объяснение, что, дескать, тогда он выбросил не свои ордена, а орденские планки, а это две большие разницы. * * * В 1972 году Керри решил обратить известность в политический капитал и принял участие в выборах в конгресс штата Массачусетс, однако потерпел поражение. После этого он ради юридического образования поступил на юридический факультет Бостонского колледжа, работал в офисе окружного прокурора, расследуя дела об изнасилованиях и убийствах. Удача улыбнулась ему в 1982 году, когда Керри выиграл выборы на пост заместителя губернатора Массачусетса. Через два года он был избран в Сенат США, где вошёл в комитет по международным делам. Молодого амбициозного сенатора с "пацифистским" реноме заметили, в том числе и влиятельные партийцы, мечтавшие выгнать из Белого дома республиканца Рейгана. В 1984 году Керри поручили провести тайные переговоры с президентом Никарагуа коммунистом Даниэлем Ортегой, которого нужно было убедить прекратить гражданскую войну. В ответ Ортега потребовал прекратить финансировать "отряды контрас" — вооруженную оппозицию никарагуанского режима. Так было положено начало расследования скандала "Иран-контрас", связанного с финансированием никарагуанских повстанцев за счёт продажи американского оружия Ирану — в обход собственных же законов о санкциях! И Керри взялся за дело, тем более что у следователей возникли подозрения о связях американских военных с наркокартелями из Колумбии. Дело "Иран-контрас" стало самым большим политическим скандалом в США в 80-е годы, хотя комиссия, назначенная по указу Рейгана, и не нашла прямых доказательств того, что контрас финансировались по указу президента. В итоге Международный суд ООН в 1986 году признали США виновными в военных преступлениях, совершённых против Никарагуа, но реальную ответственность понёс только полковник Оливер Норт, занимавший должность заместителя директора Совета национальной безопасности. Да и то ответственность эта очень условная: после двух лет судебной волокиты Оливер Норт был признан невиновным по всем пунктам. Сам Керри, сыгравший свою роль, от дальнейшего расследования был отстранён. Впрочем, в тот момент ему просто было не до политики: карьера Керри стоила ему семьи. Дело в том, что сразу же после возвращения из Вьетнама он женился на студентке Юлии Стимсон Торн, экологической и политической активистке, яркой представительнице поколения "детей цветов", которая родила ему двух дочерей — Александру и Ванессу. Но через 18 лет брака Юлия Торн после череды долгих скандалов подала на развод, заявив, что Керри является вовсе не тем человеком, за которого она когда-то вышла замуж. — Став женой политика, я испытываю к этому политику только гнев за обман, только страх и одиночество, — так она объясняла причины своего поступка. Второй раз Керри женился в 1995 году на бизнесвумен Марии Терезе Хайнц, одной из совладельциц концерна HJ Heinz Company, с которой он живёт и сегодня. В Вашингтоне отмечают, что это идеальный политический брак. * * * Благодаря капиталам жены Керри как будто бы обрёл второе дыхание. Он делает карьеру в сенате, а в 2004 году становится официальным кандидатом в президенты от демократической партии. Краеугольным камнем его кампании становится тема войны во Вьетнаме. И снова Керри совершает политический кульбит: из противника войны он, не моргнув и глазом, превратился в ветерана, грудью защищавшего свою страну и вернувшегося домой в ореоле славы. И вот теперь он, покрытый шрамами от ранений, вновь вышел на бой за Родину, которую всеми силами стремятся погубить республиканцы во главе с недоумком Бушем. Причём вышел в буквальном смысле: строевым шагом Джон Керри вышел на сцену бостонского "Флит-центра", где проходил съезд Демпартии, бодро промаршировал к микрофону, взял под козырёк и отрапортовал партии, что лейтенант Керри вновь готов выполнить свой солдатский долг. В качестве рекламного постера предвыборный штаб Керри стал широко использовать коллективный снимок командиров патрульных катеров Берегового дивизиона № 11. Но тут Керри ждал неожиданный удар: из 19 офицеров, запечатлённых на снимке, лишь один поддержал кандидатуру Керри на выборах. Остальные же сослуживцы обвинили Керри в жульничестве, подлоге материалов своих "подвигов". Более того, свыше 200 ветеранов войны образовали организацию Swift Boat Veterans, которые объявили, что сделают всё возможное, чтобы остановить Джона Керри, ибо считают его недостойным занимать пост президента США и верховного главнокомандующего (справедливости ради стоит заметить, что у Кэрри нашлись и сторонники среди ветеранов, в том числе и бойцы из его экипажа.) С тех пор в американском политическом словаре даже появился термин “свифтбоутинг”, означающий процесс измазывания грязью политика фактами из его прошлого. В итоге Керри проиграл республиканцу Джорджу Бушу, своему товарищу по тайному обществу "Череп и кости". * * * В 2008 году Керри принял решение поддержать малоизвестного сенатора от Иллинойса Барака Обаму в его желании стать президентом. Это стало поворотным моментом всей предвыборной кампании: Барака Обаму заметили, о нём заговорили как о серьёзном игроке. В ответ Керри прочили должность вице-президента, но в итоге Обама сделал ставку на кандидатуре Джо Байдена. Партийные воротилы обманули Керри и с должностью государственного секретаря: на пост руководителя внешнеполитического ведомства была назначена бывшая первая леди Хиллари Клинтон. Тогда казалось, что с Керри покончено.   Тем не менее Обама решил не списывать в утиль человека, которому он был отчасти обязан карьерой. В те годы Джон Керри заработал репутацию личного посланника президента, которому можно доверить самые сложные и деликатные задания, дескать, только этот политик с кристально честнейшим лицом сможет навешать собеседникам столько отборной лапши на уши, что люди в конце концов перестанут отличать правду от лжи. Он летал на переговоры к афганскому президенту Хамиду Карзаю и к пакистанским властям, которых уговорил не предпринимать ничего во время операции по уничтожению Усамы бен Ладена. Именно Керри уговорил и самого Обаму начать операцию по свержению Каддафи в Ливии, которую позже президент США назвал своей главной политической ошибкой за два президентских срока. Керри, как всегда, умело вышел сухим из воды. Даже нападение ливийцев 11 сентября 2012 года на американское посольство в Бенгази, когда ворвавшиеся исламисты насмерть забили посла США Кристофера Стивенса и троих дипломатов, он сумел обернуть в свою пользу, настроив Обаму против Клинтон. В итоге в конце 2012 года Керри всё-таки стал 68-м по счёту государственным секретарём США, который уже вошёл в историю как вдохновитель государственного переворота в Киеве и свержения Виктора Януковича (хотя в памяти россиян из всех американских политиков, вдохновлявших украинских неонацистов, осталась почему-то только помощница Керри — там самая Виктория Нуланд, посетившая Майдан с большим пакетом печенья.) Сложно сказать, почему Керри вдруг оказался таким ярым русофобом — возможно, в подсознании сказались детские впечатления от встречи с советскими солдатами в Берлине, возможно, он снова вообразил себя за штурвалом катера в дельте Меконга, когда было можно безнаказанно творить всё что душе угодно, выступая судьёй и богом для толп жалких дикарей... Или же им двигали какие-то свои конъюнктурные расчёты — наверное, по большому счету, для истории это и неважно. Важно другое: именно Керри, игнорируя очевидные факты, обвинил во вспыхнувшем на востоке Украины насилии Россию. Благодаря главе Госдепа в Вашингтоне закрыли глаза и на приход банд неонацистов к власти, и на откровенный террор по этническому принципу, развязанный против населения восточных регионов. И это стало его самой большой ошибкой.  Запомнится Керри и своей одержимостью идеей свержения сирийского президента Башара Асада, которого он выставлял единственным виновником в применении химического оружия. Факты же применения химического оружия деятелями т.н. умеренной оппозиции Керри отметал как "пропаганду". В конечном итоге Керри войдёт в историю как пример столь искушённого во лжи политика, который умудрился перехитрить самого себя: победа Дональда Трампа — тому яркое подтверждение. Лишь сейчас до политических кругов Вашингтона наконец начинает доходить, что диагноз Джона О’Нила "непригоден для командования" относился не только к патрульному катеру. 

07 декабря, 10:00

Президент Трамп и средний класс в США

В интересной и содержательной статье эксперта Дмитрия Дробницкого об условных «первых ста днях» возможного президентства Дональда Трампа в Соединенных Штатах содержится утверждение о том, 100-дневный план Трампа представляет собой «довольно цельную право-центристскую социально-экономическую программу с элементами протекционизма... В сочетании с антикоррупционными мерами она, по идее, должна быть встречена в Америке на ура». Все это, по […]

06 декабря, 14:14

Ах, решето не память! Где же мои проценты?

Вчера конференция SITE, Стокгольмского института переходных экономик в Стокгольмской школе экономики, посвящённой 25-летию «перехода» и 25-летию института началась с выступления Андерса Ослунда, когда-то создателя института. Я-то о SITE узнал в 1998-ом, когда Эрик Берглоф, уже следующий директор, позвал меня присоединиться к небольшой группе молодых экономистов, образованной вокруг получивших PhD в Гарварде и МТИ и возвращавшихся в Москву Екатерины Журавской и Ксении Юдаевой. Сейчас, через 17 лет, видно, какое это было огромное событие в истории нашей экономической науки и сообщества. После десятилетий «межвременья» Катя стала первым российским экономистом за пределами математической экономики, заметным в научном мире. Ксения стала первым в России академическим экономистом, серьёзно влияющим на практическую политику. Во многом благодаря её усилиям сегодняшнее обсуждение денежной политики и экономической динамики ведётся – всеми, и сторонниками, и противниками нынешнего курса – на гораздо более высоком уровне. Боже, неужели Эрик привозил нас на Nobel Symposium по экономике переходного периода 17 лет назад? Два участника симпозиума получили Нобелевские премии и ещё 6-8 по-прежнему "в гонке". Но я отвлёкся...Большинство работ на двухдневной конференции – эмпирика, современными методами, связанная с бывшими социалистическими экономиками. Но для самое интересное для меня лично было в выступлениях Леонида Полищука из ВШЭ и Жерара Ролана из Беркли, а это тоже, в сущности, часть давней истории.Полищук, на мой взгляд, автор самой интересной работы по экономике переходного периода, написанной в России в 1990-е. Единственной, которая стоит включения в историю мировой экономической науки. Статья Полищука и Савватеева “Spontaneous (non) emergence of property rights” была напечатана в 2004-ом году, но опубликована в качестве препринта в 1997-ом году и оказала огромное интеллектуальное влияние на меня лично. Моя магистерская диссертация в РЭШ, до сих пор моя самая цитируемая работа, “Why the Rich May Favor Poor Protection of Property Rights” была изначально просто попыткой показать, что описанное у Полищука-Савватеева может быть долгосрочным равновесием. Итоговая модель отличается сильно (чтобы поставить модель Полищука-Савватеева в динамический контекст, я модифицировал модель эндогенного роста Бенабу из статьи "Inequality and Growth", которая, свою очередь, являлась элегантной переформулировкой модели Перссона-Табеллини из статьи "Is Inequality Harmful for Growth?"). Полищук и Савватеев, к слову, вовсе не были оценены по достоинству: например, статья Стиглица и Хофф с аналогичной моделью появилась на пять лет позже, но была опубликована раньше.Идея у Полищука и Савватеева была новой, а модель – очень элегантной. В модели общего равновесия субъекты делили свой капитал между производством и «борьбой за ренту» (в духе моделей Таллока и Скапердаса). Часть произведённого отнималась (в духе Адама Смита в модели не было разницы между «налогом» и «грабежом» - с точки зрения стимулов к производству действительно неважно, для чего у тебя отнимают часть произведённого) и перераспределялось между теми, кто инвестировал в борьбу за ренту пропорционально их инвестициям. Благодаря изящному техническому трюку (каждый субъект был «мал» по отношению ко всему обществу), относительная отдача от инвестиций в борьбу за ренту оказывалась выше, чем отдача от производства. (На важность такого соотношения относительных отдач для устойчивости плохих равновесий указали Мёрфи-Шлейфер-Вишны в “Why is Rent-Seeking So Costly to Growth”, моей любимой модели для первой лекции «Введения в экономику».)И уже сразу получается, что в борьбу за ренту инвестируют богатые, а не бедные! Всё потому, что для богатых предельная отдача от инвестиций ниже, чем для бедных, и, в равновесии, проинвестировав фиксированный объём в производство, остаётся вкладывать всё остальное богатствов борьбу за ренту. Значит, чем богаче субъект, тем больше он выигрывает от борьбы за ренту и тем сильнее он заинтересован в том, чтобы права собственности были защищены плохо! У профессора РЭШ Полтеровича было интересное продолжение модели Полищука, в котором спрос на институты привязывался к технологиям производства, но он эту работу просто, кажется, забросил. (А мне лично это кажется самой интересной его работой.)В статье Полищука и Савватеева был приведён пример, показывающий, что большинство может проголосовать за неполную защиту прав собственности (то есть за Парето-доминируемое состояние), но главная мысль была даже проще: вопреки классической логике, богатые могут быть заинтересованы в том, чтобы права собственности были защищены плохо. Это было – и остаётся – очень важной идеей для понимания институционального развития. Она показывает, что механизм возникновения институтов в результате «спроса на институты» (например: приватизация приводит к возникновению людей с собственностью, люди с собственностью хотят, чтобы собственность была защищена, это приводит к возникновению институтов защиты прав собственности) может не работать автоматически. В дискуссии о переходных экономиках – один из важнейших, на мой взгляд, интеллектуальных прорывов 1990-х (наряду с «однократным пересечением» в работе Маскина о приватизации 1992 года и «мягким бюджетным ограничением» Корнаи-Маскина-Ролана-Берглофа-Деватрипонта) и важнейший мостик к политэкономике/институциональной экономике 2000-х (Асемоглу-Робинсона). Я лично горжусь своими кирпичиками в этом мостике – Жерар Ролан описал мою работу в своём учебнике 2000 года, Роджер Майерсон, услышав мою модель в Сиэттле в 2000-м, заинтересовался темой, да и Дарону Асемоглу она запала в память после конференции, организованной Андреем Шлейфером и Симеоном Джанковым в 2002-ом. (Познакомились с Дароном мы только через год, стоя в очереди на ланч на EEA-ESEM в Cтокгольме.)Ни модель Полищука-Савватеева, ни моя формально не подходят для анализа нескольких крупных игроков (потому что не работает технический трюк, при котором каждый субъект экономики является «малым») и, значит, плохо описывают олигархов, которые, по определению олигархии, должны быть стратегическими игроками. Тем не менее, наши статьи стали популярны именно как «модели олигархии». Мы с Сергеем Гуриевым сделали модель со стратегическими олигархами в “Dictators and Oligarchs: A Dynamic Theory of Contested Property Rights”, но к этому моменту в самой идее того, что богатые являются оппонентами хороших институтов уже ничего революционного не было. В 2000-е таких моделей стало много.В своём докладе Л.И. рассказал об этой идее – плохого стабильного равновесия в дополнение к слайдам, на которых был показан масштаб шока для представлений в результате экономической катастрофы конца 1980-х- начала 1990-х и распада СССР. То есть в единой картине история 25 лет перехода – начальный шок, до сих пор не стёрты, и стабильность неправильного равновесия с тех пор. Текста статьи пока нет, а пересказывать графики на память я не хочу.Жерар Ролан, классик переходной экономики, автор, уже ближе к закату этой области, основного учебника по переходным экономикам, автор первых «теорий реформ» и моделей перераспределительного государства, тоже попытался сделать 25-летнюю историю переходного периода часть единой исторической перспективы. Основная идея – смотреть на эволюцию госструктур, не на экономическую политику или конкретные реформы. Жерар – автор первых теоретических работ об экономических реформах в Китае (достаточно вспомнить модель, связывающий федерализм и мягкие бюджетные ограничения) и, сейчас, учитель целой плеяды специалистов по китайским реформам и политэкономике Китая. Для него естественно сравнивать всё с Китаем, а китайский переход от социализма к рынку хорошо анализируется и как «эволюция государства», и как «последовательность реформ». Для большинства европейских переходных экономик это разные вещи, потому что разные этапы «эволюции» не планировались теми, кто был стратегическими игроками в предыдущий момент. Например, ельцинские экономические реформы не были продолжение горбачёвских экономических реформ – они были результатам их провала. Точно так же масштабная национализация при Путине – не результат чего-то задуманного при Ельцине: это следствие произошедшего. С другой стороны, рассматривая 25-летнюю историю экономического перехода как последовательность политик и реформ, обязательно получишь слишком пёструю и противоречивую картину.Конечно, «экономика переходного периода» сейчас – скорее, часть экономики развития, чем самостоятельный раздел экономической науки. С другой стороны, несмотря на то, что экономисты, я считаю, сейчас понимают намного больше о том, как происходил переход, это всё ещё очень далеко от стадии, на которой это можно вписать в учебники так же чётко, как, скажем, вписана Великая депрессия. Как естественный эксперимент, который, конечно, невозможно сделать в лаборатории, "переход" будет заслуживать внимания ещё очень долго.

02 декабря, 15:21

"Народное инвестирование": взросление рынка краудфандинга

Покупка AngelList сервиса Product Hunt знаменует начало слияний на рынке краудинвестинга

02 декабря, 08:52

Видеофакт: в Нью-Йорке зажглась 30-метровая рождественская ель

Новости Беларуси. И напоследок еще одна зимняя новость. В Нью-Йорке с большой помпой зажгли 30-метровую рождественскую ель. Украсили хвойные лапы этого дерева-гиганта 50 тысяч ламп, которые будут теперь светить сутки напролет вплоть до первых чисел января. Мэр Нью-Йорка, который принял участие в церемонии, напомнил, что рождественскую ель в городе повелось устанавливать еще в годы Великой депрессии.

02 декабря, 07:28

Голландская болезнь американской экономики

Многочисленные блогеры, пишущие на тему США, не понимают, что действительно глубинные кризисы вызревают десятилетиями и не зависят от того, кто избран президентом, или какой курс имеют доллар-золото-нефть-деривативы. На интервале 50-100 лет действие субъективных факторов нивелируется. Поэтому все публикуемые ими благоглупости реальной ценности не имеют...В завершение, что такое «Голландская болезнь» (или эффект Гронингена). В 1950-х в Голландии было открыто месторождение газа, доходы от экспорта которого породили в экономике рост описанных выше токсичных услуг и одновременный спад в обрабатывающих отраслях. Начался потребительский бум, быстро обернувшийся инфляцией и ростом безработицы. Подробности нетрудно найти в Интернете по ключевым словам. Отличие США от Голландии заключается лишь в масштабе экономики, объеме токсичных услуг и самом предмете экспорта – вместо газа Штаты экспортируют национальную валюту. В микроскопической Голландии последствия пузыря проявились почти сразу, пузырь не успел надуться, и можно сказать, что даже не лопнул, а относительно мирно сдулся без взрыва. Со Штатами такого не будет. 166 токсичных трлн. долл. не оставляют ни единого шанса. Хотя чуть раньше взорвется Европа, поскольку у нее есть такой же пузырь из лишних людей.

01 декабря, 19:01

Семейное дело

Как дед и отец Трампа изменили рынок недвижимости СШАС чего начинался девелоперский бизнес клана Трампов и как родители избранного президента США сделали супермаркеты популярными.До начала политической карьеры избранный президент США Дональд Трамп был известен как ведущий собственного реалити-шоу и один из наиболее эксцентричных девелоперов в Соединенных Штатах. Трамп строил небоскребы и непременно называл их своим именем, а также возводил копии знаменитых сооружений вроде Тадж Махала в курортных городах Америки. Сейчас в разных странах мира находятся десятки зданий под брендом «Трамп» — эта фамилия сразу привлекает внимание и ассоциируется с политиком-миллиардером.Между тем основателями девелоперской компании, которая строит высотки по всей планете, можно назвать бабушку Дональда Трампа Элизабет Крайст Трамп и ее супруга Фридриха Трампа. Их дело продолжил отец нового президента Фред Трамп, и только после его смерти в 1999 году многомиллионная империя полностью досталась Дональду Трампу. На счету старшего поколения оказались десятки успешных проектов в Соединенных Штатах. Впрочем, началось все с эмиграции.Трампы-мигранты покоряют АмерикуИзбранный президент США Дональд Трамп известен своей антимигрантской риторикой: политик неоднократно обещал остановить поток трудовых переселенцев из Мексики и отправить сирийских беженцев обратно на родину. Между тем дед Дональда прибыл в Штаты из Германии. Задолго до получения американского гражданства фамилия семьи звучала Друмпф, а во время первого прибытия Фридриха в Америку таможенники записали его фамилию как Трумпф, свидетельствует нью-йоркская газета The Daily Beast.Элизабет и Фридрих Трамп в 1918 годуДед будущего президента родился в немецкой коммуне Кальштадт — в тот момент эта местность входила в состав Королевства Бавария. В возрасте 16 лет Фридрих решил избежать обязательного призыва в армию и сбежал из страны: он тайком выбрался из дома и сел на пароход через Атлантический океан. Как и многие мигранты, Фридрих въехал в страну через Нью-Йорк. В итоге он осел в Сиэтле — там Трамп-старший открыл ресторан, указывает The Daily Beast. В 1892 году Фридрих солгал американским властям о своем возрасте и дате прибытия в Штаты, чтобы получить гражданство США. Так Трампы стали американцами.Новым проектом Фридриха в сфере недвижимости стало открытие гостиницы на Юконе во время золотой лихорадки: Трамп успешно зарабатывал на золотоискателях, которые останавливались у него для отдыха и тратили намытое золото.В начале XX века Фридрих несколько раз возвращался в Германию: сначала он нашел там жену, а затем приехал на родину жить, так как новой супруге не понравился Нью-Йорк. Тем не менее немецкие власти отказались принимать Трампов, написано в книге «Становление Дональда Трампа» лауреата Пулитцеровской премии Дэвида Кэя Джонстона. На родине Фридриха обвинили в уклонении от военного призыва и выставили из страны: в 1905 году дед с бабушкой Дональда Трампа в последний раз сели на пароход, чтобы пересечь Атлантику и окончательно осесть в США. На тот момент Фридрих заработал порядка $500 тыс. в пересчете на современные цены.В 1908 году Фридрих Трамп начал накапливать земельный банк на восточном побережье Соединенных Штатов: предприниматель скупал участки в Бруклине и Квинсе, а параллельно работал наемным менеджером в одном из отелей на Манхэттене. В 1918 году Фридрих умер от пневмонии — на тот момент в активе Трампа был двухэтажный особняк в Квинсе, пять площадок под застройку и 14 ипотечных займов. Дело Фридриха продолжила его жена и сын.Несовершеннолетний девелоперКо времени смерти Фридриха его сыну Фреду Трампу было 13 лет. Уже тогда подросток работал курьером и помощником конюха, а вскоре приобрел профессию столяра. Тем не менее девелоперские амбиции отца не давали Фреду покоя: в возрасте 15 лет Трамп-младший взял кредит на $800, вложил их в строительство дома в городке Вудхейвен и три года спустя продал готовое здание за $7 тыс. Фреду пришлось назвать компанию «Элизабет Трамп и сын» (Elizabeth Trump & Son), так как до 21 года он не имел права самостоятельно подписывать документы и выписывать чеки подрядчикам. Формальным управляющим бизнеса числилась его мать.После успеха первого проекта все еще несовершеннолетний Фред Трамп занялся строительством домов в Квинсе. Отличительной особенностью домов Трампа стала единая цена в $3999,99 за дом — этот ход позволил предпринимателю выделиться на фоне конкурентов. «Всего одним центом больше — и дома перестали бы продаваться», — говорил бизнесмен. За достижения Фреда в возведении массового жилья для небогатых американцев газеты прозвали его «Генри Фордом» домостроения — по аналогии с основателем компании Ford, который поставил производство автомобилей на конвейер и смог сделать машины доступнее для покупателей.Фред и Дональд Трампы в 1992 годуЯркие жесты уже тогда отличали Трампа от соперников. К примеру, в рекламе своих домов Фред призывал американцев быть настоящими индивидуалистами, перестать жить в съемных квартирах и оформлять ипотеку на собственные дома. Трампа даже судили за рекламу без лицензии — но судья ограничилась штрафом в $2. В 1927 году, за 90 лет до вступления его сына в должность президента Соединенных Штатов и через семь лет после начала собственной работы в сфере недвижимости, Фред Трамп наконец стал полноправным владельцем и директором девелоперской компании Elizabeth Trump & Son. В тот момент предпринимателю было 22 года.Типовое жилье ТрампаНачало Второй мировой войны открыло новые перспективы для бизнеса: в рамках государственной программы размещения солдат Фред Трамп построил 1 тыс. квартир для служащих военно-морских сил США в Виргинии, а потом и в других штатах на восточном побережье страны. После завершения войны бизнесмен строил дома для ветеранов боевых действий в Бруклине.В 1963–1964 году в Нью-Йорке появился первый квартал, который носит имя Трампа: в районе Кони-Айленд на берегу Атлантического океана бизнесмен построил масштабный жилой комплекс из семи 23-этажных башен на 2,7 тыс. квартир. Микрорайон Trump Village до сих пор остается единственным жилым комплексом в мире, который назван не в честь Дональда, а в честь Фреда Трампа.Впрочем, первым объектом недвижимости с вывеской «Трамп» стал не жилой дом, а супермаркет. Фред открыл магазин самообслуживания в 1933 году в Вудхейвене. Один из первых в истории магазинов такого формата рекламировался под девизом «Обслужи себя сам и сэкономь!» — в годы Великой депрессии, когда доходы американцев резко упали, супермаркеты мгновенно стали популярными. Всего через шесть месяцев работы Фред продал магазин под названием Trump Market растущей сети King Kullen, которая тут же его переименовала. Впрочем, Трамп все равно остался в истории ретейла как человек, давший важный толчок развитию магазинов самообслуживания.Trump Village в Бруклине — жилой район был построен Фредом ТрампомВ 50-х и 60-х годах прошлого века бизнес-империя Фреда Трампа прирастала за счет типовых кварталов, отдаленно напоминающих советские хрущевки. Разница в том, что обитатели домов Трампа платили Фреду арендную плату: в рамках программы доступного жилья предприниматель сдавал квартиры в построенных им домах американским пролетариям.В 1968 году в правление Elizabeth Trump & Son вошел внук основательницы Дональд Трамп: на тот момент предпринимателю было 22 года. В 1974 году Дональд сменил отца на посту президента и вскоре переименовал компанию в The Trump Organization.Эксцентричный девелопер-миллиардер продолжил дело своей семьи и сколотил крупную девелоперскую империю. Много небоскребов по всему миру носит его имя. Возможно, выбранный президент после окончания сроков полномочия продолжит и дальше свой девелоперский бизнес.Напомним, что представитель Республиканской партии — 70-летний миллиардер Дональд Трамп — выиграл народное голосование на президентских выборах в США. Большинство штатов поддержало республиканца Трампа и его кандидата на пост вице-президента Майка Пенса.[link]

30 ноября, 00:01

Текст: Какой экономический прогноз на 2017 год? Все будет хорошо! ( Лев Поланов )

День добрый! Здрасьте! Я приветствую Вас, господа инвесторы и руководители издательств и типографий! Предлагаю Вашему вниманию своих творческих "детей". Что это такое и как на этом Вы сможете заработать деньги и сделать Ваше издательство или типографию крупнее, сильнее и успешнее? Итак, книга первая - "Взгляд в будущее". Объем - 106 страниц (53 листа) формата А5 с цветными иллюстрациями. Это пересказ документального фильма "Дух времени" 2007 года американского режиссера Питера Джозефа о прошлом и настоящем США с моими умозаключениями об аналогичных сценариях развития финансового кризиса "Великая депрессия" в США и кризисов 1998 г., 2008 г. и 2015 г. в России, и о том, что нас ожидает в ближайшем будущем. Книга вторая - сбор...

29 ноября, 23:17

Самый большой деревянный автомобиль в мире

Поначалу кажется, что гигант — авто обычного размера, а рядом с ним маленькая модель. Но всё не так«Самый крупный в мире производитель транспортных средств!» — так звучал слоган американской компании братьев Клемента и Генри Студебекер (Studebaker) в 1872 году. Тогда они и впрямь были самыми большими, хотя делали фургоны, да повозки. Когда же наследники Студебекеров занялись автомобилями, одна из их машин также стала самой большой в мире.Если речь заходит об автомобилях-гигантах, обычно в первую очередь в голову приходят какие-нибудь самосвалы для работы в карьерах. Но никак не ретромобиль с открытым верхом образца 1931 года. Однако легковой машины большей, чем тот стародавний «Студебекер» не было, нет и, скорее всего, никогда не будет.Во имя торжества справедливости расскажем, как было дело, по порядку.В 1928 году корпорацией «Студебекер» был представлен новый автомобиль – родстер «Президент 8″, который, несмотря на астрономическую цену, сразу пришелся по вкусу богатым автолюбителям. Интерес к новинке подогревали рекорды, по тем временам просто грандиозные. Так, пиаря будущий хит продаж, компания в 1929 устроили автопробег длинною в 48 тысяч 270 км, который четыре «Президента» промчали «всего» за 467 часов (нехитрый расчет показывает среднюю скорость 103 км/час). Реклама сделала свое дело, покупатели хватали «Президентов» чуть ли не с конвейера, а «Студебекер», учитывая огромное влияние автопробега на уровень продаж, решил это мероприятие праздновать с особой помпезностью, для чего и соорудил увеличенную в 5 раз точную копию «хитового» автомобиля.Машина по тем временам поражала воображение как своим роскошным внешним видом, так и внутренностями.Хотя вместимость — один пассажир с водителем — оставляла желать лучшего, «Президент» сразу стал пользоваться успехом.И надо сказать, что дела у Studebaker Brothers Manufacturing Company, на тот момент уже ставшей корпорацией, стремительно пошли в гору. А то, что теперь называется «пиаром», новинкам «студебекеростроения» обеспечивали разного рода рекорды.60 рабочих работали над моделью около трех месяцев. Президент корпорации Альберт Эрскин лично контролировал ход работ, не жалея долларов для постройки впечатляющего чуда «автомобилестроения». Как можно догадаться, гигант был копией только внешне – функционал у него отсутствовал как явление. Строили копию преимущественно из фанеры и жести, а самыми дорогими получились колеса – их очень скрупулезно скопировали и увеличили.Забегая вперёд, отметим, что до декабря 1932 года включительно было продано около 2,4 тысячи «Президентов» — много. Хотя стоила тогда машина недёшево — $1,750, что по нынешним деньгам — более $60 тысяч.После того, как летом 1931 года «world’s largest automobile» был закончен, и празднества, посвящённые годовщине рекорда, отгремели, встал вопрос, что с «монстром» делать дальше.Разумеется, все возможные фотографии на память (некоторые чёрно-белые снимки раскрашивали вручную) были сделаны, рекламные открытки выпущены. Studebaker President — колесаStudebaker President, вид сзадиКстати, гигантом заинтересовались и киношники — огромный «Президент 8» сыграл «немногословную» роль в немой комедии.Однако, в конце концов, самый большой в мире, но никому не нужный автомобиль остался стоять в чистом поле. По идее — до следующей годовщины.А что, собственно, было делать: везти его куда-то ещё или демонтировать?Само собой, вид самого большого автомобиля вызвал бурю эмоций у обывателей и неимоверное количество фотографий «на фоне». Фотографировались по-одному, по-двое, всей толпой, с оркестром, гимнастами а также с прочими автомобилями, которые возле «Президента» казались игрушечными. Он даже успел сыграть роль статиста в одном немом фильме.Studebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker President, то же, но раскрашенноеStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker President, колпакStudebaker PresidentStudebaker President, съемки фильмаStudebaker President, подмарафечивание не поможет)Studebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentStudebaker PresidentПосле того как отшумели праздники, появился вопрос, что же делать с огромной фанерной глыбой. Долго не думали – его просто сожгли. Кстати, почему-то утверждается, что в автомобиль во время грозы попала молния, что не соответствует действительности – на фотографиях четко видно, что он сгорел средь бела дня.Гибель авто словно стала сигналом к началу Великой депрессии. Позже не стало корпорации «Студебекер», а её ретромобили перекочевали в частные коллекции.Но сегодня при желании можно найти практически любую модель «Президента». Кроме самой большой в мире.Studebaker President, сожжениеStudebaker President, сожжениеStudebaker President, сожжениеStudebaker President, сожжениеStudebaker President, сожжениеStudebaker President, место былой славы)При публикации использованы фотографии с сайта Рекса Мильтенбергера (Rex Miltenberger) StudeRex.com.А вот и реально САМАЯ БОЛЬШАЯ МАШИНА В МИРЕ, причем действующая. Ну а последователи автомобильной ГИГАНТОМАНИИ в Саудовской Аравии

28 ноября, 15:21

15% с богатых и 0% с бедных. Кричевский — о прогрессивной шкале налогообложения

Н. КРИЧЕВСКИЙ: По поводу высоких корпоративных налогов я бы поспорил. А за кого вы бодаетесь, друзья? За 0,7% от числа налогоплательщиков. Это треть всех поступлений по подоходному налогу в России все последние годы. Вот за этих людей вы сейчас рвёте глотки. Разговор в первую очередь об этих людях. Что такое 0,7%, если говорить об абсолютных величинах: это не легион, это всего лишь порядка 500 тысяч человек, то есть тех, которые оказались по преимуществу в нужное время в нужном месте. И то это случилось либо в середине 90-х, либо в середине нулевых. Вот за них вы сейчас и боретесь. Я всю дорогу говорю об этих людях. Если они будут платить не 13%, а 15%, то не будет никаких проблем в освобождении менее обеспеченных людей от подоходного налога. Это же элементарно. Другой вопрос, что будет это сделано, конечно, топорно, и не только эти люди попадут под повышенное налогообложение, а большинство будет платить более высокие налоги. Я имею в виду тех, кто живёт в Москве и Санкт-Петербурге. Так во всём мире, кстати, — в столицах везде получают больше. Почему, собственно, все в столицы и едут. Полную версию программы "Воскресная школа экономики" слушайте в аудиофайле.  О налогах  Н. КРИЧЕВСКИЙ: В эфире "Воскресная школа экономики". Здравствуйте! Налог на доходы физических лиц. Эта тема в начале недели несколько суток была на острие журналистского и экспертного внимания. Вице-премьер Ольга Голодец заявила о том, что она поддерживает переход к прогрессивной шкале налога на доходы физических лиц и что эта мера обсуждается. Не мы ли с вами говорили об этом на протяжении полугода? Не мы ли говорили о том, что было бы не лишним разработать меры по внедрению прогрессивной шкалы? Но, как говорил профессор Кричевский, в этой ситуации было бы оптимальным и разумным освободить от подоходного налога тех, кто получает меньше других — меньше прожиточного минимума в 10 тысяч рублей. В итоге Голодец заявила следующее: "У нас сегодня идут обсуждения по поводу НДФЛ, я считаю, что для преодоления бедности освобождение в нижней шкале от НДФЛ является одним из важных шагов. У нас эта мера просчитана, и мы её на сегодняшний день обсуждаем". С чем я вас и поздравляю. Видимо, слушают нашу программу. Слушатель спрашивает: "Четыре месяца назад вы упомянули в своём ответе принцип Парето. Почему у нас 80/20 трансформировался в 88/12, а среди самых богатых людей принцип соблюдается в точности? Как такое может быть в одном государстве?" Вы неверно трактуете принцип Парето. Он был математиком и не говорил о 80/20. Он говорил о том, что идеальная ситуация — это когда становится лучше при том, что никому не становится хуже. У бывшего главы НПО "Космос" господина Черникова, который строил Алабяно-Балтийский тоннель, долги перед Банком Москвы ныне оцениваются в 200 млн фунтов стерлингов. Это сейчас плюс-минус 260 млн долларов. По решению суда компания, на счёте которой господин Черников разместил последние 2,2 млн фунтов, в течение двух недель должна перечислить их банку-кредитору. А он убежал в Лондон, там достаточно просто получить политическое убежище. Тем не менее британские судебные приставы описали и изъяли всё ценное имущество, которое находилось в двух домах, которые господин Черников с супругой снимали. Среди предметов оказались автомобили Rolls-Royce, Mercedes, телевизоры Sony, Samsung, Toshiba с приставками, даже 3D-очки описали. Кроме того, десятки предметов кухонной утвари, в том числе чайники, кофейники, хрустальные вазы, а также целую коллекцию бутылок виски. Причём изъяли всё это не наши "кровавые" судебные приставы, а законопослушные британские. По некоторым данным, хозяин обанкротившегося "Космоса" и его супруга даже остались без телефонной связи. Во всяком случае, добычей судебных приставов стали два iPhone 6. Черников говорил, что, может быть, кредитор, подавший заявление, этим удовлетворится и закроет их дело? На что пресс-служба ВТБ ответила: "Мы будем полностью удовлетворены исходом дела в отношении Андрея Черникова, только когда он вернёт всю задолженность банку". Далее. Если говорить о нефтянке, с одной стороны, наезды на "Роснефть" — крупнейшую государственную компанию с преобладающим госучастием — следуют один за другим. С другой стороны, есть частная нефтяная компания "ЛУКойл", на которую наездов нет. Но, как только мы переворачиваем страницу, мы сталкиваемся с вопросом о пересмотре итогов приватизации. И тут абсолютное большинство говорит, что если что-то и национализировать, то в первую очередь природные ресурсы. И при этом говорят: "А что там "Роснефть"-то? А, ну да, плохие они". И это госкомпания, которая показывает в России самые успешные темпы развития. Это раздвоение личности у населения. С одной стороны, они говорят о том, что этих богатых надо прижать к ногтю, потому что они, как Черников, наворовали кучу бабла, улетели в Лондон и теперь в 3D-очках смотрят домашний кинотеатр. Но, как только разговор заходит о введении прогрессивной шкалы, они говорят: "Нет-нет, тормозите". Для того чтобы народ нормально себя чувствовал, не надо разворачивать общественную дискуссию Никита Кричевский Я уверяю вас, что в ближайшее время мы по разным СМИ будем слышать и читать, как те или иные стороны спорят, нужно это делать или нет. Но есть международный мировой опыт, есть история выхода из Великой депрессии в США, есть современные немецкие практики, где наименее обеспеченные немцы освобождаются от подоходного налога. О чём мы говорим? Должно быть так. Ещё один момент. Вчера, перечитывая биографический очерк о Николае Бунге, столкнулся с тем, что при нём впервые в России был введён налог на наследование и дарение. Ставки были от 1% до 9%, при этом понятно, что 1% — на самых близких родственников, а 9% — на седьмую воду на киселе. То же самое, когда я говорю: "Народ, вы за то, чтобы ввести налог на наследование и дарение в отношении тех, кто нелегитимно приватизировал и заработал на активах в лихие 90-е?" Все тут же говорят, что я мог бы и не спрашивать. Но как только я говорю: "А может, ввести налог на наследство?", они отвечают, что нет, почему я должен платить налог за эту бабушкину халупу? Слушатель говорит, что тут тоже надо вводить прогрессивную шкалу, только она должна быть ещё более прогрессивной. Но при Бунге не было итогов приватизации, он существовал в относительно спокойное время — в конце 70-х — начале 80-х годов. Поэтому, собственно, этот вопрос и не стоял. У нас он есть. И я больше скажу: как только кто-то из правительства наобум выскажется на эту тему, мы услышим шевеление и шорох всяких бумажек и нотариальных актов, потому что закон обратной силы не имеет, а если, не дай бог, действительно введут? Лучше уж я сейчас передарю, оформлю на кого-то третьего, пока налог не введён, и закрою для себя этот вопрос. Далее. Силуанов на этой неделе заявил о том, что Минфин может вернуться после 2018 года к сокращению прямого налогообложения и увеличению косвенного. Снижение издержек на труд повышает конкурентоспособность экспортёров, которые не платят НДС, нагрузка переносится на импортёров. Смысл в том, что господин Силуанов говорит о том, что в 2018 году и позже вполне возможно снижение ставки или ставок единых страховых социальных взносов с одной стороны и увеличение НДС — с другой. То есть если у вас сегодня без страхования профессиональных рисков совокупная ставка составляет 30%, а НДС — 18%, то после 2018 года это соотношение может измениться: НДС может вырасти до 20—22%, постепенно будут уменьшаться льготы, то есть те, которые сейчас платят 10%, будут платить 12% и так далее. А те, кто уплачивает страховые взносы в размере 30%, будут платить меньше. И тут же господин Титов высказался в поддержку: "Нашу налоговую систему давно надо привести в соответствие с принципами, на которых базируются налоговые системы развитых стран". О чём вы, Борис Юрьевич? Если вы посмотрите на Германию, Австрию, Францию, везде социальные страховые взносы выше наших. И это при том, что там существенно сложнее обойти через тот же обнал налоговую инспекцию. Но взносы там выше. "Но вводить в России подоходный налог, не понизив корпоративные налоги, то есть налоги на предприятия, нельзя. У нас сейчас явный перекос: высокие корпоративные налоги и очень низкий НДФЛ, а должно быть наоборот". По поводу высоких корпоративных налогов я бы тоже поспорил. А за кого вы бодаетесь, друзья? За 0,7% от числа налогоплательщиков. Это треть всех поступлений по подоходному налогу в России все последние годы. Вот за этих людей вы сейчас рвёте глотки. Разговор в первую очередь об этих людях. Что такое 0,7%, если говорить об абсолютных величинах: это не легион, это всего лишь порядка 500 тысяч человек, то есть тех, которые оказались по преимуществу в нужное время в нужном месте. И то это случилось либо в середине 90-х, либо в середине нулевых. Вот за них вы сейчас и боретесь. Я всю дорогу говорю об этих людях. Если они будут платить не 13%, а 15%, то не будет никаких проблем в освобождении менее обеспеченных людей от подоходного налога. Это же элементарно. Другой вопрос, что будет это сделано, конечно, топорно, и не только эти люди попадут под повышенное налогообложение, а большинство будет платить более высокие налоги. Я имею в виду тех, кто живёт в Москве и Санкт-Петербурге. Так во всём мире, кстати, в столицах везде получают больше. Почему, собственно, все в столицы и едут. Так вот, господин Силуанов говорит о том, что он хочет провести фискальную девальвацию. В чём её смысл — в том, чтобы понизить страховые взносы и повысить налог на добавленную стоимость. Изящная, элементарная комбинация, которая была изложена в исследованиях Еврокомиссии, МВФ и ЕЦБ. Поэтому наша тупорылая бюрократия просто обязана прислушаться к тому, что им советуют из Европы или из-за океана. Там все ребята говорят: "Так, сколько там у русских? 30%? Напишите, что нужно снизить страховые взносы". — "Билл, так это же неправильно, ведь взносы платятся на возвратной основе, и из этих денег потом выплачивается пенсия". — "Да ладно, нам же надо что-то написать". — "А чем покрывать эту историю?" — "Напиши, что НДС повышается на 2%. Всё, пошли обедать, закрывай компьютер". И тут приходит Кричевский, который говорит: "Антон Германович, взносы на обязательное социальное страхование — это часть оплаченной стоимости нашей рабочей силы, в том числе вашей. Если вы, конечно, с госслужбы уйдёте". Часть стоимости нашей рабочей силы — что отчуждается работникам или работодателям — в пользу нетрудоспособных членов общества или на момент частичной или полной утраты трудового дохода. Например, когда вы берёте больничный, вам его оплачивают не потому, что вы утратили способность зарабатывать, а потому что вы утратили доход и вам его компенсируют. Да, в современных условиях это сущие копейки, но не принципиально. Это особенности нынешней извращённой социальной страховой системы, а вообще у нас было ещё недавно очень просто: если вы выходите на больничный, вам выплачивают до 100%. То же самое с пенсиями. Не потому, что вы потеряли трудоспособность, а потому, что законом обусловлено, что вы теряете трудовой доход при наступлении пенсионного возраста для мужчин в 60 лет, для женщин — в 55. На этот случай вы откладываете деньги через Пенсионный фонд России для того, чтобы он в будущем компенсировал вам полную или частичную утрату трудового дохода. Это материальные риски, их называют социальными, но, по сути, они материальны. То есть чем меньше вносишь, тем жиже получаешь. Это природа взносов. Что есть налог? Это часть прибавочного продукта, не имеющая никакого отношения к трудозатратам. Точно так же она не имеет отношения к возможным правам на последующее возмещение утраченного заработка, если вы, например, заболели. Вы же не будете получать компенсацию из бюджета, вы будете получать компенсацию из Фонда социального страхования. А если вы идёте в поликлинику, услуги врача вам оплачивает медицинское страхование. Разговор не о том, хорошо это или плохо, а о том, что налоги вы не компенсируете, а из чёрной дыры компенсации не бывает. Это то, что в первую очередь должен был вспомнить господин Силуанов. Почему он не вспомнил, я не знаю. Почему он позволил своим заместителям выйти с идеей фискальной девальвации, я тоже не представляю. И, наконец, главное.  Антон Германович, если вы предлагаете уменьшить сумму страховых взносов, объясните нам, дуракам, из каких ресурсов вы будете компенсировать вновь образовавшийся дефицит, например, пенсионного фонда? Никита Кричевский О "Роснефти" Идём дальше. На этой неделе начали говорить о том, что "Роснефть" собирается занять на рынке триллион рублей, а это значит здравствуй, девальвация. Первое, что пришло мне на ум, — это то, что в декабре "Роснефть" должна произвести выкуп своих акций у Росимущества. Эта операция оценивается в 700 млрд рублей. Свободных денег у "Роснефти" нет. Посмотрел на их сайт: из 787 млрд на 30 сентября 2016 года 280 млрд находились на депозитах в дочерних компаниях. Если вы знаете, что такое депозит, то вы наверняка знаете, что досрочно его расторгнуть бывает крайне сложно. Плюс ко всему банки заранее готовятся к тому, чтобы кому-то большой депозит вернуть, то есть аккумулируют ресурсы. И, конечно, хозяин денег предупреждает их об этом заранее, то есть нет никакого смысла в том, чтобы разрывать депозит. Это просто дойка правительством государственной нефтяной компании. Мало им того, что они сделали до этого, они хотят, чтобы "Роснефть" закрыла ещё и дополнительные дыры. Закрыть депозит проблематично, надо занимать. А сколько? Неизвестно. Сколько надо будет, столько займём, "Роснефть" — первоклассный заёмщик. Куда пойдут эти деньги? На валютный рынок. А каким образом "Роснефть" будет рассчитываться с бюджетом, если им выкатят 700 млрд рублей?  То есть она проконвертирует их валюту, а потом будет конвертировать обратно. Молодцы. Значит, "Роснефть" будет тратиться, лишь бы оставаться в тренде. Я усматриваю в этих всех разговорах не месть, а ответный удар тех людей, которые входят в сообщество имени господина Улюкаева. Потому что Улюкаева же задержали в "Роснефти", а теперь она будет крайней за то, что у нас рубль слабеет. Хотя объективные причины говорят о том, что "Роснефть"-то здесь как раз ни при чём. О выборах в РАН Н. КРИЧЕВСКИЙ: О главном скандале недели будем разговаривать в предстоящий час. Вера Александровна не смотрите на меня так. Вера Мысина, кандидат биологических наук, гость сегодняшней программы. Будем говорить о тёмной, обратной стороне. В. МЫСИНА: Российской академии наук. Н.К.: Российской академической науки. Вера Александровна, несколько вступительных изречений, пожалуйста. В.М.: Во-первых, наверное, прилично будет просто всех поприветствовать. Н.К.: Приветствуйте. В.М.: Приветствую всех! Спасибо большое всем, кто сейчас это слушает и умеет заодно анализировать всю ту информацию, которую, я надеюсь, сегодня мы им предоставим. Н.К.: Коротко, в двух словах буквально. Та суть конфликта, которая была освещена в СМИ, заключается в том, что 23 ноября господин Путин проводил заседание Совета по науке и образованию, на котором была представлена Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочный период. Стратегия научно-технологического развития России. Во время заседания Путин спросил главу РАН, господина Фортова, почему в число академиков были избраны чиновники вопреки его рекомендации этого не делать. Вы все много раз, наверняка, видели сюжеты об этом, если не видели, то наверняка читали. Я же вам расскажу немного о подоплёке — нет, не о том, что там в списке "проштрафившихся" оказались главный по следствию МВД, главный архивариус ФСБ или сенатор от Бурятии. Кстати говоря, Вера Александровна, сенатор, занимается не столько наукой, сколько он научный чиновник, чиновник от науки. В.М.: Но они в основном все такие там. Н.К.: А ныне сенатор. То есть, когда говорят, да, вот он, учёный, заработал себе имя и прочее, это, конечно, всё ерунда, потому что человек занимался всю дорогу то ли в бурятском обкоме комсомола, то ли в бурятском обкоме партии, потом в науку ушёл, — достойный творческий путь видного бурятского учёного. Так вот, в чём смысл? Вера Александровна, поправьте, если я где-то ошибаюсь. Что есть стратегия в данном случае, научно-технологического развития? Стратегия — это реакция российской науки на те вызовы и те задачи, которые возникают в краткосрочной и долгосрочной перспективе, задачи, которые возникают и ставятся как государством, то есть высшими представителями государства, так и обществом в целом. Как мы будем — мы с вами, я имею в виду, как люди учёные — как мы будем на них реагировать? Стратегия большая и, естественно, там на 30—35 лет не распишешь, кто, как и на что будет реагировать. Разговор о том, что существуют большие и небольшие вызовы. Есть большие вызовы, магистральные, предположим, генная инженерия — то, чем вы занимались отчасти, да?  В.М.: Да. Биотехнологии. Н.К.: А есть какие-то небольшие вызовы, например, то, чем я занимаюсь, а именно ментальной экономикой, которая, как мне кажется, оказывает значительное, существенное влияние на развитие экономической ситуации в стране, в частности на экономический рост. Как мы будем на это реагировать? Об этом и о том, что, например, есть какие-то внутренние вызовы у той же Академии наук, об этом и говорилось в этой стратегии, которая обсуждалась на президентском совете. То есть разговор шёл не об имуществе РАН и не о финансовых потоках. В.М.: Именно. Н.К.: А о том, как мы будем реагировать на то или другое событие. Почему я об этом говорю? Во всех развитых странах на эти магистральные направления развития науки, в самых разных областях — совершенно необязательно общественные, мои, науки или естественные науки, как у Веры Александровны — на эти магистральные пути развития тратится до 60% всех средств, выделяемых на науку. Причём существуют две параллельные системы. Одна система чисто академическая, которая в российских условиях представлена Российской академией наук, и существуют параллельные системы, такие, например, как КБ, и прочие, научно-исследовательские институты при оборонных, например, компаниях, и прочие аспекты, которые непосредственного отношения к Академии наук не имеют. И ещё один вопрос: 730 тысяч человек у нас формально занимается НИОКР в стране — это данные Росстата. Как они это работают? Над чем они работают? Что им предстоит решать или они будут ехать по унаследованным от предыдущих поколений темам? Этот вопрос тоже выносился на этот совет. Выступал там господин Фурсенко, выступал господин Песков от национальной технологической инициативы. В ответ господин Фортов первое, что сделал, — передал через Антона Вайно, главу президентской администрации, очередную книжку со статьями и докладами академиков, где написал "Глубокоуважаемому Владимиру Владимировичу", и три раза подчеркнул, а потом сказал, что тут ФАНО, агентство научных организаций, собирается что-то забирать у Академии наук, так вот это надо делать только вместе с Академией наук. То есть ему говорят: "Мужик, мы вообще дальше куда будем?" А он говорит: "А вы имущество не забирайте". И тут я вспоминаю, что есть у меня Вера Александровна Мысина. Последний штрих: с удивлением узнал, что в Советском Союзе — а это почти 300 миллионов человек — академиками числилось 323 фигуры. В.М.: Да. Н.К.: А в Российской Федерации — огромная территория, границы которой никогда не заканчиваются, в академиках 941 человек, в три раза больше. Вера Александровна, ваше слово. В.М.: Очень важно, что вы отметили, потому что во всех средствах массовой информации сейчас в основном дублируется вторая часть этого заседания и рассказывается о второй части заседания, когда Владимир Владимирович рассказал о чиновниках-академиках и членах-корреспондентах, а первая часть, как я считаю, даже может быть и наиболее важная, она, к сожалению, пока нигде не разбиралась. А ведь это действительно важно. Практически это дошло до того, что мы вообще вашу эту стратегию рассматривать не будем, мы готовы и будем делать что-то своё, но, когда мы это сделаем, неизвестно — дайте нам ещё возможность поработать, и тут же перешёл к тому, что вот, давайте-ка, слушайте, вы нашу собственность-то не будете трогать, то есть здесь в целом посыл не изменяется за последние несколько лет: не надо нас трогать, мы закрытые структуры, мы сами всё знаем, сами всё умеем — давайте нам только финансирование, и это финансирование должно быть в несколько раз больше, чем которое есть сейчас. О результатах, об ответственности, видимо, в РАН не слышали. Н.К.: Вера Александровна, я пока эту тему не трогаю. Не волнуйтесь, я вас ещё пропиарю. Что получается в итоге? В итоге получается, что страна одна, наука одна. В.М.: Да. Н.К.: А стратегий будет две, одна из которых уже была в целом принята — отправлена на редакционные правки-доработки, а вторую стратегию нужно будет разрабатывать, и это будет делать Академия наук. Вопрос. А зачем такая академия и кто это будет делать? Не тот ли главный архивист ФСБ и главный следователь МВД — ведь журналист "Коммерсанта" Андрей Иванович Колесников, когда это закончилось, спросил у Путина: "Вы их будете увольнять?". Путин сказал: "Да". В.М.: Да. Н.К.: Путин сказал: "Да, я их буду увольнять". Но, естественно, с госслужбы, потому что из академиков они могут только по собственной инициативе выйти, хотя я сомневаюсь, что даже после того, как они выйдут, они останутся. В.М.: Здесь важно добавить про Владимира Владимировича Путина, что, вообще-то, он дал очень серьёзный и, в общем-то, совершенно открытый сигнал к тому, что у нас была такая порочная практика, — это говорит Владимир Владимирович — до этого десятилетия, когда чиновники брали себе эти чины, разные регалии, которые были им доступны всевозможными средствами, членами-корреспондентами становились, академиками, кандидатами, докторами наук и что с этой порочной практикой надо заканчивать. И для этого Владимир Владимирович сделал что — за год до выборов в Академию наук было разослана бумага о том, что не надо выбирать, нежелательно выбирать чиновников в академики или членами-корреспондентами. То есть если человек действительно занимается наукой, то он должен заниматься своей непосредственной деятельностью, а если ты чиновник, тогда ты занимайся совсем другой деятельностью, которая радом с научной где-то даже и не совсем стояла и лежала.  Н.К.: Вера Александровна, вы в данном случае повторяетесь. Повторяетесь вслед за тем, что мои слушатели уже это неоднократно внимали на протяжении недели. Давайте-ка я перейду к вашей личности. В.М.: Давайте перейдём к моей личности, но я считаю, что моя личность очень скромна, чтобы так уж прям переходить к ней. Н.К.: Нет, Вера Александровна. Не надо скромничать, не надо преуменьшать свои заслуги. Вера Александровна Мысина в 2009—2012 годах была председателем Совета молодых учёных РАН, правильно? В.М.: Да. Н.К.: Благодаря деятельности Совета начала действовать жилищная программа РАН, выделены средства на обеспечение тысяч ставок для молодых учёных, налажена работа по популяризации науки и так далее. Значит, по поводу жилищных программ — что сделала Мысина? "7 ноября 2011 года, — это я цитирую то, что в свободном доступе, — в Москве на съезде Совета молодых учёных России и стран СНГ Мысина выступила с рядом предложений, заявив, что РАН необходима модернизация, — это Мысина, это Вера Александровна, та, которая сейчас в эфире. — Следует взять курс на укрупнение институтов, научных направлений, на их целевое финансирование. Кроме того, Мысина подвергла критике методы распределения академического жилья и жилищных сертификатов". В сентябре 2013 года во время острой дискуссии о реформе РАН Мысина вновь раскритиковала существующую систему руководства РАН и поддержала создание специального агентства для управления собственностью. В ответ на предложение госпожи Мысиной Дмитрий Медведев выделил средства на приобретение для молодых учёных, внимание, пяти тысяч квартир. Пять тысяч квартир. Судя по тем сообщениям, которые потом остались в пучине Интернета, из этих пяти тысяч квартир в общей сложности спустя три года по назначению были использованы всего триста. Были выделены пять тысяч квартир — использовали триста. В РАН уверяют, что условия жилищного обеспечения были невыполнимы и все неосвоенные средства вернулись в бюджет. Почему в таком случае не обменяли дорогие элитные квартиры, полученные по инвест-контрактам, на жильё эконом-класса, российские академики не пояснили. Вера Александровна, это правда, то, что я сейчас прочитал? В.М.: Да. В основном всё так и было.  Н.К.: А не в основном, а в деталях? В.М.: В деталях я попробую рассказывать, вы, если что, меня тогда перебьёте, если это будет слишком длинно. Н.К.: Не волнуйтесь. В.М.: Так совпало, что в 2009 году мы действительно создали заново Совет молодых учёных Российской академии наук и мы жаждали только одного, чтобы сделать благо для отечественной науки и для тех молодых учёных, которые, как всегда, нуждаются больше всех и, как всегда, обездолены больше всех. Но нам повезло, и в 2009 году приехал президент — тогда был Дмитрий Анатольевич Медведев, он приехал в президиум РАН и общался с академиками, в том числе туда была приглашена и я. Я воспользовалась этим моментом, написала записку Дмитрию Анатольевичу о том, что не даст ли он слово, действительно, молодым учёным, представляющим Академию наук, так вот, я председатель Совета молодых учёных. Он слово это дал, и я рассказала кратко о проблемах. Проблемы основные были какие: проблемы с жильём, проблема со ставками, то есть государство, получается, подготавливает кадры, а когда кадры успешно защищаются, эти кадры некуда брать, потому что на них нет ни ставок, ни возможностей, ни денег. Были затронуты вопросы аспирантских стипендий, которые были очень малы, и некоторые другие. Дмитрий Анатольевич воспринял очень хорошо всё, что я рассказала, и сказал ровно там же, в 2009 году: "Я готов решить все эти вопросы и сколько вам нужно квартир?". И тогда уже прозвучала цифра, что давайте пять тысяч квартир — выделим деньги, средства или построим, то есть реализуем эту программу. Даже более того, он предлагал решить одномоментно сразу все проблемы молодых учёных, то есть собрать нам все списки, скольким молодым учёным нужны квартиры, и все это реализовать, а уже потом поэтапно реализовывать то, что нужно вновь поступившим молодым учёным. Всё это было очень здорово, естественно, мы были довольны, но после этого появилось поручение президента, что это очень важно с точки зрения бюрократии, о том, что действительно, прямо по пунктам моего выступления, нужно будет решить проблему со ставками, проблему с жильём — тогда было прописано пять тысяч квартир, и проблему с аспирантскими стипендиями — каким-то образом их повысить. И дальше, соответственно, мы начали работать в этом направлении, и вот тут как раз и совет, и я в целом, столкнулись с очень интересной вещью: в тот момент, когда с нами было готово работать любое из министерств аппарата правительства, даже министры, они готовы были встречаться, они обсуждали, а руководство Академии наук как-то на всё это смотрело странным образом. Если сухой остаток, то вы молодцы, просите больше, а дальше вас вообще не касается. То есть попросили — нам пришло, а дальше мы сами решим, как всё это будет. Таким образом, шло очень долго. За те три года, пока я была председателем Совета молодых учёных, надо сказать, что я объездила и Дальневосточное отделение, и Сибирское, и Уральское — я очень много институтов видела, пообщалась с молодыми ребятами. Я просто видела, как живёт — я и так это знала и на себе это знала, но я увидела, как живёт среднестатистический молодой учёный у нас в стране. И надо сказать, живёт не очень хорошо. Н.К.: Конкретно, как живёт? В.М.: Живёт так, что периодически требуется жильё, начиная с того, что даже в общежитиях платить надо за жильё большие деньги, которые никто не компенсирует. В принципе, предоставление жилья для молодых учёных: не существовало какой-то совершенно чёткой формы, чтобы решать эту проблему, и, естественно, заработная плата. И самый важный вопрос, который везде и всегда поднимали ребята — это оборудование, особенно для естественников и для технарей нужно оборудование, которое стоит очень больших денег, на котором нужно работать и делать свои результаты. И чаще всего ребята уезжали отсюда, уезжали в зарубежные лаборатории именно потому, что там была возможность получить работу действительно на том оборудовании, которое им нужно было, получить этот опыт, да и вообще создавать какой-то результат научный. Но получалось так, что на самом деле молодых учёных никто не слышит. Академия наук попыталась воспользоваться просто-напросто этим модным трендом, что молодёжь везде поддерживают, давайте — у нас тоже есть молодёжь — мы её поддержим. И молодёжи будут помогать каким-то образом. Сама же академия не предполагала никак помогать, потому что неоднократно, когда удавалось добиться встречи с руководством — я имею в виду в данном случае президента РАН Осипова, который практически 20 с лишним лет был президентом Академии — когда с фактами на руках я приходила и говорила, что общежитие стоит столько, а на самом деле говорится о других ценах, или, например, говорила, что у нас есть фонды стимулирующих надбавок и из этих фондов стимулирующих надбавок молодые учёные, да и, в принципе, среднестатистический учёный, практически ничего не получает, опять же, со списком на руках и с собранными материалами о том, какие деньги кто может получать, а какие нет, опять же про жилищные вопросы, про всё другое. В ответ я слышала только о том, что этого всего не может быть, то есть непонятно, почему это так, но мы исправим это. Н.К.: Этого нет, но мы исправим. В.М.: Да. Но мы это исправим. Кстати, в отношении стимулирующих надбавок: Осипов подписал бумагу о том, что молодым учёным должны эти стимулирующие надбавки выдаваться, то есть прям каждому молодому учёному должны 60% от зарплаты выделяться и отдаваться эти надбавки, потому что стимулирующий фонд действительно есть. На самом деле получилось так, что на встрече всех директоров научно-исследовательских институтов директора просто откровенно это саботировали, сказав о том, что, вообще-то, у нас денег нет — но оно и понятно, потому что уже до этого всё было поделено между теми, между кем надо. И по существу этот приказ, который был подписан Осиповым, никем и не собирался выполняться. Н.К.: Осипов — я поясню для слушателей — это предшественник господина Фортова на посту президента РАН. В.М.: Да, совершенно верно. Шло такое очень долго, и для человека, я обычный простой сотрудник, который пришёл и со своими коллегами, с ребятами, чтобы действительно сделать что-то лучше и изменить, мы просто поняли, что внутри Академия наук настолько косна, настолько не готова меняться и настолько колоссально зациклена на своих интересах, что, наверное, её даже наука-то в целом и давно уже не интересует. Это долго-долго шло — я могу долго рассказывать — я просто скажу, что вылилось это в то, что, будучи уже премьер-министром, Медведев решил поинтересоваться, как выполняется в 2012 году уже, выполнилось ли это поручение-то его или нет, по молодым учёным. И он помнил об этом и попросил аппарат правительства, чтобы он со мной связался, и не готова ли я выступить на эту тему, и насколько всё это выполняется. Я согласилась — на тот момент я понимала, что уже в какой-то степени некий тупик и вопль вопиющего в пустыне. Н.К.: Глас. В.М.: Глас вопиющего в пустыне, и я подумала: значит, так тому и быть, судьба — не судьба, но я скажу всё, что есть, потому что за эти три года натерпелась сильно. И, просто приехав на это мероприятие, которое проходило в Академгородке в технопарке, Дмитрий Анатольевич Медведев туда приехал по вопросам, естественно, науки, технологий и всего прочего. Н.К.: То есть там все были. В.М.: Да. Там было руководство Сибирского отделения. Это тоже очень интересный момент. В общем, мне предоставили слово и я просто рассказала о том, что из пяти тысяч квартир на тот момент приобретено всего только двести с лишним для молодых учёных. Н.К.: Это через сколько лет после поручения? В.М.: 2009-й — 2012-й. Н.К.: Через три года. В.М.: Да. А что проблема, почему не реализовано всё это — исключительно в косной структуре РАН, в которой непонятно, кто за что отвечает, в которой внутри бесконечные распри. И даже когда правительство ратует за то, что надо в собственность давать квартиры, то Академия может педалировать вопрос по три с лишним месяца только по поводу того, что давайте всё-таки это будет служебное жильё. То есть многие вещи, которые просто не дали реализовать, — виновата была в этом академия. Н.К.: Вера Александровна, не томите. Я-то знаю, во что всё это вылилось. Вы должны рассказать о том, что лично вас постигло. В.М.: Да. Я выступила с тем, что нужны реформы и прочее, — тишина была мёртвая, и ровно после этого Асеев, который является председателем Сибирского отделения, тут же взял билет на самолёт, приехал, упал в ноги Осипову и сказал: прости меня, отец родной, не знал я, что вот эта, так сказать, Иуда, будет такие вещи говорить. Но ровно после этого они собрали президиум в Академии наук и на нём стали решать, как со мной быть. Н.К.: Президиум Академии наук? В.М.: Президиум Академии наук. Н.К.: Нормально. В.М.: Может, для кого-то это покажется лестно, что ради какого-то одного человека всё собрали — на тот момент мне это совершенно таким не казалось. И дальше они решили, что самое главное, меня надо убрать из председателя Совета молодых учёных РАН, чтобы я, не дай бог, тут всех не собирала. Н.К.: Убрали? В.М.: Меня пригласили и сказали: Вера Александровна, вы как себе представляете свою жизнь дальше? Я сказала: я действительно хочу заниматься наукой, на тот момент, скажу, я не верила, что что-то изменится уже. Мне сказали: давайте, сами себя снимайте, свою кандидатуру, вы не избираетесь в Совет молодых учёных, и мы вам всё организуем: лабораторию в институте — будете там работать, у вас же есть проекты. Я сказала: да, хорошо, согласна. И я пришла на съезд — мы всё это собрали, естественно, организовали. Несмотря на то что меня ребята просили остаться и переизбраться, я просто не выдвинула свою кандидатуру, всё там избралось и ровно на следующий день, придя в свой институт, я обнаружила, что двери все закрыты, и дальше всё это просто-напросто в снежный ком превратилось, потому что все коллеги, которые со мной работали, так или иначе были уволены из института, оборудование было отобрано, в институт меня не пускали долгое время и жаждали ещё получить с меня какие-то деньги, непонятно за что, кстати говоря. Но, в общем, сделали всё именно для того, чтобы я не смогла заниматься наукой в России, и я ей и не могу заниматься по сей день — выбрала себе другую сферу деятельности. Н.К.: Сейчас вы занимаетесь в науке чем-то?  В.М.: Нет. Я сейчас не занимаюсь наукой, потому что я "естественник" — для того, чтобы мне заниматься наукой, мне — и не только мне, кстати говоря, я не одна, у меня была целая группа — нужно оборудование, нужны реактивы, нужны гранты. Как мы все знаем или даже те, кто не знает, я поясню, что во всех этих вопросах, во всех решениях этих вопросов задействованы академики и члены-корреспонденты РАН. Поэтому я не занимаюсь наукой, я перешла в общественно-политическую деятельность и учусь в магистратуре МГУ.  Н.К.: Господа дорогие, мне нечего добавить. Я думаю, что вы услышали историю человека, который попытался пойти против системы, система его сломала. Нас много таких и нас-то всех не переломаешь. Как у Льва Николаевича Толстого, когда, помните, один палец и кулак? Или хворостинка и, говоря по-простому, веник. Да, военным надо где-то жить, учителям, врачам и прочим надо где-то жить, а молодые учёные могут с мамой, с папой, с бабушкой, дедушкой, да и на зарплату тысяч так в пять — это к вопросу об освобождении от прогрессивного подоходного налога тех, кто получает мало, — там учёные будут вместе с почтальонами в первых рядах. Не суть. В 2013 году, как вы уже слышали, госпожу Мысину, по-нашему, по-народному, "развели": пообещали ей взамен того, что она уйдёт с поста председателя Совета молодых учёных, лабораторию и все земные и неземные блага, да? Вера Александровна согласилась, по простонародью: подсказать было особо некому — где вы все были, мои дорогие слушатели? Где, когда её "разводили"? Но сегодня мы имеем то, что имеем. Но информационный повод — это 23 ноября, заседание Совета по научному развитию образования, которое вёл президент Российской Федерации. Вера Александровна, это всё здорово. То, что вы человек несгибаемый и поздно вам уже гнуться, — это и я понял, я думаю, мои слушатели тоже. А давайте поговорим конкретно, это самое интересное. Есть же у нас шибздики, прости господи, я уж и не знаю, как их назвать. В прошлом году был мини-скандал вокруг Института экономики Российской академии наук. Но почему я про экономику, потому что я экономист. В.М.: Да, я понимаю. Н.К.: Ну, простите. В.М.: Понимаю. Н.К.: Я не биолог. Я не знаю, как у вас эти, которых вы изучаете, я не знаю, как они себя ведут, я боюсь сесть в лужу, поэтому я про экономику. В.М.: Да примерно так же. Н.К.: Нет. У нас проще. Сейчас вы поймёте, у нас гораздо проще, Вера Александровна. В прошлом году господин Гринберг, понимая, что в следующем году ему 70 лет и надо будет освобождать руководящую должность, а именно директора Института экономики, пытался посадить вместо себя молодого учёного, как он везде рекламировал, господина Головнина Михаила Юрьевича. Михаил Юрьевич действительно молодой учёный, ему 38 лет. Его на недавнем заседании, на недавних выборах в Российскую академию наук, избрали членкором. Он не стал директором института вместо Гринберга, потому что воспротивился некто Глазьев Сергей Юрьевич, который сказал, что господин Головнин, на его взгляд, по ряду показателей не заслуживает быть директором института. Мы не будем влезать в ту историю, потому что она давно закончена, там директором стала одна из заместительниц, насколько я знаю, господина Гринберга — я не об этом. Я о том, что, готовясь к эфиру, я посмотрел работы господина Головнина, но не так чтобы сильно голову-то себе забивать — мягко, аккуратно. И выписал вам две цитаты, прослушав которые, вы поймёте, что вы ничем не хуже господина Головнина, может быть, даже и лучше. Значит, монография первая: "Внешние шоки для экономики и денежно-кредитная системы России и Белоруссии. Последствия пути преодоления" — вот такая тема, ничего в ней предосудительного нет, Союзное государство — это важно. "Глава 1: Внешние шоки для российской экономики в кризисный и посткризисный периоды 2008—2014 годов" — тоже ничего, нормальная история, человек вкатывается, первая глава, надо описать ситуацию, о чём будем говорить. Цитата первая, страница 11: "Последние десятилетия существенно усилилось влияние финансовых шоков в форме различного рода финансовых кризисов: валютных, банковских, долговых, и два иностранных учёных отмечают, что частота и глубина финансовых кризисов в период с начала 1970-х годов усилилась". Но я, как экономист, тут же ставлю это изречение под сомнение, потому что кризисы случаются, действительно, с пугающей частотой, но говорить о том, что благосостояние народов вследствие этих кризисов ухудшается — я имею в виду, конечно, кризисы в первую очередь в Европе и в США — это по меньшей мере смешно. Да, проблемы были, но сравнивать, скажем, с тем же 70-ми, со стагфляцией, с общенациональной американской депрессией перед приходом Рейгана к власти — это по меньшей мере смешно. А разговор идёт о начале 1970-х. Это ерунда, это я для затравки. Один из выводов: "Исходя из существующих внешних угроз для экономики России, крайне важно в текущем периоде проводить более активную экономическую политику, содействующую восстановлению экономического роста, а также, с одной стороны, создать условия для прекращения обмена санкциями, а с другой — ограничить возможности для влияния спекулятивных потоков капитала на экономику страны". Тут, правда, непонятно — вроде о двух странах идёт речь? У господина Головнина — да. То есть, говоря по-русски, чтобы вообще на пальцах. "Крайне важно в текущем периоде проводить более активную экономическую политику" — это один из выводов. Это пишет будущей членкор, нынешний членкор Академии наук. Это круто! В.М.: Это более чем круто, да. Н.К.: Это любой мой слушатель скажет. Крайне важно проводить более активную экономическую политику? В.М.: Конечно. Н.К.: Кто бы спорил? В.М.: Не вопрос, вообще. Н.К.: "А также, с одной стороны, создать условия для прекращения обмена санкциями…", я тоже молчу. В.М.: Да! А что тут ещё? Даже ни прибавить, ни убавить. Н.К.: Я не понимаю, что имел в виду господин Головнин. Сказать, что с Крымом история была горячечным бредом? В.М.: Возможно. И, вообще, всё это напоминает какое-то эссе даже не студента, а просто школьника. Н.К.: А с другой: "Ограничить возможности для влияния спекулятивных потоков капитала на экономику страны", тоже ведь ни убавить, ни прибавить. В.М.: Да. Н.К.: Ведь молодец. В.М.: Но в целом-то получается, слова-слова. Н.К.: Вторая монография: "Новые направления российской внешней и внешнеэкономической политики, взаимодействие в БРИКС". Страница 138 — это человек рассуждает, анализирует, углубляется в экономику стран БРИКС и варианты взаимодействия друг с другом: "В перспективе шансы выйти в первый ряд мировых валют есть пока только у китайского юаня, но для этого ему необходимо будет пройти долгий путь и подтвердить устойчивость китайской экономики и финансовой системы как для внутренних, так и внешних шоков". В.М.: Мне кажется, это хороший пример того, почему у нас в экономике всё так плохо. Н.К.: "Россия, с одной стороны, заинтересована в расширении сферы внешнего обращения рубля, что повысит её статус мировой валютной системы, а с другой стороны, должна разработать систему защитных механизмов от внешних финансовых шоков, которые, как показал кризис 2007—2009 годов, крайне негативно сказываются на её экономике". В.М.: Можно встать и аплодировать стоя просто! Н.К.: Михаил Юрьевич Головнин, член-корреспондент Российской академии наук ≈ мы его от всей души сердечно поздравляем, он был избран на недавнем заседании, на недавних выборах в Российскую академию наук. Вот такие, прости господи, чтобы не оскорбить, какое слово подобрать, "лепят" свои сочинения, выпуская их преимущественно под эгидой Института экономики РАН, а другие — такие, как моя сегодняшняя гостья, госпожа Мысина, занимаются не наукой, а способами прокормить себя, семью, близких, а о науке ей пришлось забыть после того, как человек что-то не то сказал. В.М.: Между прочим, там очень интересные комментарии начинают писать, и на один мне бы, наверное, хотелось ответить. Там пишут: "А чем, собственно говоря, молодые учёные отличаются ото всех остальных?" Да ничем они не отличаются. Н.К.: Ничем, кроме возраста. В.М.: Когда мы дальше выходили, на какие-то встречи, мы старались отстаивать интересы не только молодых учёных, а всех учёных, потому что мы прекрасно понимали, какое состояние и как живёт среднестатистический учёный, а не только молодой. Наверное, мы просто воспользовались этим трендом, поэтому создали Совет молодых учёных. А что мы должны были, например, ничего не делать? Н.К.: Вера Александровна, а какая была ваша научная специализация? В.М.: Кандидат биологических наук, по специальности генетик. Н.К.: Это мы поняли. Институт общей генетики имени Вавилова. В.М.: Да, тоже очень интересный институт. Н.К.: А чем вы занимались после защиты кандидатской? В.М.: После защиты кандидатской я и те, кто со мной работал, избрали другую тему, мы начали, мы хотели заниматься генетическими паспортами сельскохозяйственных животных. Модель у нас была: так как у нас все сельскохозяйственные животные размножаются по линиям, то, соответственно, модель мы взяли одну, и если бы на этой модели всё получилось, то она была бы применима ко всем остальным. Нашей моделью была рысистая орловская порода лошадей, которая является гордостью России. Популяционной генетикой мы, в общем-то, и стали заниматься.  Н.К.: Я думаю, что паспорта животных… В.М.: Именно генетические карты сельскохозяйственных животных. Н.К.: Генетические паспорта животных, в частности, орловские рысаки, по сравнению с тем миллиардным имуществом и финансовыми потоками, которыми располагают частично выжившие из ума российские академики, это всё вторично, если не третично. В.М.: К сожалению, так и есть. Н.К.: Сразу скажу, я не предполагал на этом нашем занятии, заседании, встрече никаких гостей, думал, мы будем разговаривать тет-а-тет с вами, но президент Путин, по обыкновению, спутал все карты, Вера Александровна, крёстный наш с вами отец, так сказать. В.М.: Да. Н.К.: Вера Александровна, давайте о самом интересном, непосредственно о фактах, о том, чем вы занимались на протяжении нескольких лет. Я знаю, что у вас есть сайт, куда пишут все, кто имеет, что сказать. В.М.: Да, совершенно верно. После всех означенных событий надо было понимать, что делать не только мне и моим коллегам, и мы решили, что мы не будем сдаваться, а предадим огласке все эти вещи, которые происходили, да и сейчас происходят в Российской академии наук. Мы создали сайт своими стараниями, сайт назвали "За честную страну!" — может быть, это несколько наивно, но это наша уверенность, что изменить что-то можно.  Н.К.: То есть в поисковике нужно набрать "за честную страну"? В.М.: Да, "за честную страну". И сразу выпадает наш сайт. На этом сайте мы выкладывали и выкладываем все свои расследования, которые касаются элитного жилья, коттеджей, загородных домов, элитных квартир, продажи сельскохозяйственных земель и не только сельскохозяйственных, куда деваются деньги от аренды в институтах и девались, в том числе как происходила передача этих денег. И именно на этом сайте есть все факты, есть фамилии, есть явки и пароли. Там довольно много интересной информации, и за эту информацию Академия наук говорила так: Вера Мысина со своими коллегами всё врёт, и вот в ближайшее время мы подадим на вас в суд и докажем, что вы всё врёте. Случилось так, что этот конфликт вылился далеко за пределы наших социальных аккаунтов и нашёлся адвокат, юрист, который сказал, что готов защищать наши интересы в суде. Н.К.: Вера Александровна, таких адвокатов много, потому что дело публичное и он "засветится".  В.М.: До суда дело не дошло. Они применяли угрозы разнообразного рода. Н.К.: Например? В.М.: Например, пытались разбить машину мою, стекло моей машины, вытащить меня из машины — я уж не знаю, что дальше было бы — мне просто повезло. Пытались взламывать дверь, угрожали. Н.К.: Они — это кто? В.М.: Я не могу называть фамилии, но всё дело дошло до Петровки, 38, и потом уже Петровка, 38 занималась этим делом, и всё после этого прекратилось. Н.К.: Странно. В.М.: То есть пойти действительно в суд, если мы так неправы, во всех тех фактах, которые выкладывали на суд общественности, чего проще, раз вы угрожаете судом — пожалуйста, мы на этой площадке разберёмся во всём, но эти вещи остались всего лишь сотрясанием воздуха, никто этим не занялся, кроме каких-то нелицеприятных вопросов. Н.К.: Давайте парочку каких-нибудь разоблачений? То, что у вас, естественно, на сайте, без указаний фамилий — это не принципиально. В.М.: Да, можно. Н.К.: И желательно из близкой мне сферы общественных наук. В.М.: Тут, честно говоря, тоже всё очень весело. Есть такая очень интересная фамилия и интересный институт… Н.К.: Не надо. В.М.: Фамилия, такая, несколько "цветная". Н.К.: "Цветистая". В.М.: "Цветистая", да. Н.К.: "Цветистая", яркая. Знаем-знаем мы. Он тоже член-корреспондент, Вера Александровна. В.М.: Да, именно. И в этом году подавался, между прочим, на академика. Н.К.: Не прошёл. В.М.: Но ему сказали, подожди. Н.К.: Рановато. В.М.: В следующий раз твоя очередь будет. Н.К.: Он, по-моему, на пару лет меня старше всего. Но кто я и кто он? В.М.: И это, кстати, очень хороший вопрос, который мы тоже успеем, может быть, рассмотреть, по поводу кумовства и личных семейных связей — то, что есть в Академии наук. В общем-то, я не буду голословна. Н.К.: Вера Александровна, а по поводу "цветистой" фамилии? В.М.: Да. По поводу "цветистой" фамилии и по поводу кумовства, что там стоит даже зайти на сайты многих институтов, посмотреть, какие занимают позиции их жёны, их дети. Достаточно посмотреть, и все свои родственники пристроены в институте — это некий семейный подряд, который работает. Скажем так, научно-исследовательский институт превращается в кошелёк того или иного членкора или академика. Вот, "цветистая" фамилия, собственно говоря, вполне себе тоже этим и занимается. Н.К.: Насколько я знаю, "цветистая" фамилия числится проректором в одном высшем учебном заведении в Москве.   В.М.: Да, совершенно верно. Н.К.: Ещё и там получает. В.М.: Да, совершенно верно. Н.К.: А ректор этого учебного заведения говорит "цветистой" фамилии: ты определись уже, дружок, а то неудобно болтаться. В.М.: Да. Н.К.: Но определяется человек, определяется. Вера Александровна, давайте возьмём телефончик? В.М.: Я ещё хочу сказать, что на нашем сайте "За честную страну!" можно найти и посмотреть, чтобы нас не обвиняли в том, что мы исключительно голословны и говорим какими-то общими словами, там все расследования, все факты. Общественное движение наше "За честную страну!". Н.К.: Добрый день! СЛУШАТЕЛЬ: Я тоже вопрос знаю не понаслышке, и не только на уровне кандидатов, докторов, но и на уровне членов. Много хотелось бы сказать, но я вижу, у вас дефицит времени. Что касается Академии наук, то тут, конечно, вспоминается анекдот: знаете, чем отличается стадо баранов от Академии наук? Ну, вы знаете дальше продолжение. Н.К.: Нет. Вера Александровна, вы знаете? В.М.: Нет, я тоже не знаю. Может быть, вы нам расскажете?  Н.К.: Мы какие-то "неправильные пчёлы". СЛУШАТЕЛЬ: Баранов считают по головам, а академиков — по членам, понимаете как. Я бы даже предложил немножко другую ввести аббревиатуру, не член-корр, а корр-член, это ко многим относится. Что касается кумовства, я не знаю, вы там называете — не называете. Н.К.: Сказать чего хотите? Да кумовство всегда было. Это как раз самое безобидное, что они из себя представляют. СЛУШАТЕЛЬ: Да таких масштабов. Я вам могу сказать, что я посвятил большую часть своей жизни, но потом я решил сплюнуть это омерзение, да и всё, потому что выхода никакого. Про квартиры я тоже знаю. Н.К.: "За честную страну" — организация, которую представляет Вера Мысина, пиарит её в нашем эфире. СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, да. Н.К.: Обратитесь туда. В.М.: Да я не то чтобы даже пиарю, конечно же. Я просто говорю. Н.К.: А что же вы делаете, Вера Александровна, дорогая? В.М.: Многие слушатели, которые нас сейчас слышат, они же не знают некоторых фактов, они считают, что, может быть, человек голословен. А я ещё раз повторяю, что на нашем сайте все факты, все явки и пароли можно увидеть, прочитать и познакомиться. Н.К.: Добрый день! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Денис, Москва. Никита, я просто хочу сказать, что я восхищён сегодняшним выпуском, огромное вам спасибо! Вере Александровне желаю здоровья и мужества. Н.К.: Вера Александровна — красавица! СЛУШАТЕЛЬ: Я сейчас еду, у меня такое состояние: с одной стороны, я восхищаюсь этим выпуском, а с другой стороны, шок, я понять не могу вообще, а что дальше-то будет? Меня пессимизм захлёстывает. Н.К.: Вы думаете, это что? Вы думаете, просто пришли-поболтали — ведь это же, как снежный ком, растёт. Вот Мысина со своим сайтом, моя программа. Кто-то подключается ещё третьим общественным способом коммуникаций — так или иначе, а тем более когда до Путина дошло. Вы видели когда-нибудь в последние годы, чтобы он был в такой ярости, в таком негативе? Я, например, нет. СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что институты должны работать, понимаете. Должна страна, государство.  Н.К.: Он был тих, спокоен, говорил это, но было видно, что он еле сдерживается, чтобы не вскочить и не послать господина Фортова. Но это моё личное мнение. СЛУШАТЕЛЬ: Согласен, да. Н.К.: Так что, дорогой мой, дело наше не безнадёжное — это я вас в этом уверяю. Вера Александровна? В.М.: Я хочу сказать спасибо за слова поддержки — они для нас всегда являлись очень важными. Я ещё раз скажу, может быть, банальные вещи, но я считаю, что и один в поле вполне себе воин, и когда все другие отказываются, отворачиваются… Н.К.: Нет. В.М.: И считают, что они хотят сохранить… Н.К.: Вот тут я не согласен, Вера Александровна. В.М.: Себе даже малейшие вещи… Н.К.: Вы успокойтесь. Прекратите. В.М.: Это действительно есть. Н.К.: Вера Александровна, я чуть вас постарше — вы уж меня извините. В.М.: С этим трудно не согласиться. Н.К.: Я не авторитетом давлю. Тут же разговор не о том, что один-то в поле воин — не один в поле. Я, например, об этом вообще не думаю. Я поступаю так, как говорит мне моё внутреннее "я" — это можно назвать совестью. Мне очень сложно понять, что такое совесть, и идентифицировать эту неодушевлённую категорию. Я считаю, что для меня будет правильным, если я буду поступать вот так и я так буду делать вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет. Курочка по зёрнышку, вода камень точит и так далее. В.М.: Я всё-таки произнесу здесь одну фамилию, это фамилия Лопатин — это тот, который сейчас является замминистра образования и науки. Дело всё в том, что я знакома лично с этим человеком, я знаю его путь, и опять же всё касается кумовства, семейственности, выращивания каких-то своих, я извиняюсь, солдат. Этот человек, о котором я сказала, яркая вещь того, как академик — назову вторую фамилию, академик-секретарь отделения биологических наук Розанов — берёт человека и просто выворачивает из него чистейшего академического бюрократа, который сначала работает в отделении биологических наук, потом они его лоббируют и пропихивают всеми возможными способами в ФАНО, дальше они пропихивают его в Министерство образования — для чего они это делают? Кратко: а делают они для того, и у них некая такая стратегия — и я это тоже знаю, стратегия состоит в том, чтобы повернуть всю реформу вспять и вернуть всё так, как было. А для этого они лоббируют и педалируют таких, как Лопатин, во все госорганы, госслужбы, чтобы просто саботировать. Саботировать саму реформу, саботировать всё, что связано с этим. Поражает, что людям действительно не нужна сильная наука, никакие прорывные технологии и они занимаются такими вещами, устройством своих родственников на какие-то ключевые посты, выпестыванием людей, которые в науке собой ничего не представляют, и пропихиванием их в госструктуры для того, чтобы лоббировать исключительно свои частные интересы. Н.К.: Вера Александровна, так было всегда, испокон веков. В.М.: Это бывает, я это понимаю. Но это может быть 90%, а это может быть 20 и 15%. А когда это превращается в 100%, то тогда о какой науке вообще речь? А ведь мы действительно ждём от Российской академии наук чего-то прорывного. Н.К.: Я не жду. В.М.: Мы ждём, мы налогоплательщики. Н.К.: Я не жду. А вы ждёте? В.М.: Я Российскую академию наук уважаю и люблю. Я люблю это учреждение. Н.К.: А я не уважаю её, Вера Александровна. В.М.: Но те люди, которые сейчас там оккупировали всё, что можно… Н.К.: Я не уважаю и не люблю, при всех говорю. В.М.: Я говорю, как об учреждении, Российской академии наук. Н.К.: Завелась под конец. В.М.: Я завелась, потому что для меня это важный момент. Н.К.: Час целый прошёл — где раньше была? В.М.: Для меня Академия наук до сих пор остаётся родным домом, но я не хочу, чтобы в этом родном доме сидели неприкосновенные люди, которые только свои частные интересы реализуют и нафиг не нужна им эта наука! Вот, действительно, нафиг не нужна им эта наука! Н.К.: Вера Мысина, кандидат биологических наук, человек, которого насильственно, как я считаю, отлучили от российской науки, человек, который сейчас занимается другими вещами, человек, который не прогибается и не прогнётся. И ещё один такой же, Никита Кричевский в "Воскресной школе экономики" на Лайф. Звук. В.М.: Просто нас стало больше. Н.К.: Нас стало больше. Нас стало больше не на двое, а на тех, кто слушал нас сегодня. Услышимся через неделю. В.М.: Спасибо!

28 ноября, 15:18

Ученые проанализировали связь повышенной волатильности рынков с финансовыми кризисами

Интернациональная группа ученых из Великобритании, Чили и США провела исследование взаимосвязи волатильности и финансовых кризисов за 211 лет. Был изучен значительный массив данных о финансовой волатильности рынков, охватывающий 60 стран. Общепринятое мнение о том, что волатильность является предвестником финансового кризиса, ученым не удалось доказать или опровергнуть.

28 ноября, 09:19

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

Есть такой роман – «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?». Его написал американский писатель Хорас Маккой. Мне кажется, что жители Латвии оказались в роли таких лошадей: они пока ещё скачут, но для них уже начищают стволы.

03 сентября, 06:00

Antoniusaquinas.com: Джон Мейнард Кейнс “Общая теория”: Восемьдесят лет спустя

2016 год ознаменовал восьмидесятилетнюю годовщину публикации одной из самых влиятельных книг по теме экономики когда-либо увидевших свет. Эта книга – “Общая теория занятости, процента и денег” Джона Мейнарда Кейнса – нанесла непоправимый экономический и политический ущерб Западному миру и другим… читать далее → Запись Antoniusaquinas.com: Джон Мейнард Кейнс “Общая теория”: Восемьдесят лет спустя впервые появилась .

05 июля, 21:01

Бреттон-Вудская система, или Как США захватывали мировое господство

Бреттон-Вудская конференция 1944 года. Фото: AP/ТАССКак то у нас была совсем спорная тема из теории заговоров: От Медичи к Ротшильдам, но сейчас речь пойдет о вполне реальных вещах.72 года назад, 1 июля 1944 года, началось коренное изменение мировой экономики, зафиксированное в соглашениях несколько дней спустя. Впрочем, понимание случившегося пришло к обычным людям намного позже.Мир финансов всегда являлся чем-то вроде смеси эквилибристики с магией цирковых фокусников. Большинство его базовых понятий сложны для понимания не только на слух, но и совершенно условны по своей сути. В то же время финансы неразрывно связаны с деньгами, а деньги всегда являлись инструментом власти. Не удивительно, что с их помощью на протяжении многих веков кто-то постоянно пытался захватить мир.Так, например, в июле 1944 года в гостинице «Гора Вашингтон» в курортном местечке Бреттон-Вудс (штат Нью-Гэмпшир, США) группа джентльменов провела конференцию, итогом которой стала одноименная мировая финансовая система, ознаменовавшая собой окончательную победу Америки над своим давнишним геополитическим мировым соперником — Великобританией. Победителю достался весь остальной мир — точнее, почти весь, так как Советский Союз вступать в новую систему отказался. Впрочем, и для США она стала лишь промежуточным шагом к мировой финансовой гегемонии, достичь которой Америка сумела, но удержаться на олимпе, судя по всему, ей не суждено.Этапы большого путиПереход от натурального хозяйства к машинному производству, помимо прочих моментов, вызвал масштабный рост производительности труда, тем самым формируя значительные товарные излишки, которые местные рынки поглотить уже не могли. Это подтолкнуло страны к расширению внешней торговли. Так, например, за 1800–1860 годы среднегодовой объем российского экспорта вырос с 60 млн до 230 млн руб., а импорт — с 40 млн до 210 млн. Но Российская империя в международной торговле занимала далеко не первое место. Ведущие позиции принадлежали Великобритании, Франции, Германии и США.Столь масштабный обмен товарами уже не мог умещаться в тесных рамках натурального хозяйства и требовал широкого использования общего знаменателя в виде денег. Это же породило проблему сопоставления их стоимости между собой, что в конечном итоге и привело к признанию золота в качестве всеобщего эквивалента стоимости. Золото исполняло роль денег веками, оно имелось у всех «крупных игроков», из него традиционно чеканили монету. Но важнее оказалось другое. Международная торговля осознала необходимость не только механизма предсказуемости стоимости денег, но и важность стабильности соотношения их стоимости между собой.Использование привязки национальных валют к золоту позволяло очень легко решить обе задачи сразу. Ваш фантик «стоит», предположим, одну унцию (31,1 г) золота, мой — две унции, следовательно, мой фантик «равен» двум вашим. К 1867 году эта система сложилась окончательно и была закреплена на конференции промышленно развитых стран в Париже. Ведущей мировой торговой державой того времени являлась Великобритания, потому установленный ею стабильный курс 4,248 британского фунта стерлингов за унцию стал своего рода фундаментом мировой финансовой системы. Остальные валюты тоже были выражены в золоте, но, уступая фунту в размерах доли мировой торговли, в конечном счете пришли к своему выражению через британский фунт.Однако уже тогда США начали собственную игру по свержению британской валютной гегемонии. В рамках Парижской валютной системы США добились не только фиксации доллара к золоту (20,672 доллара за унцию), но и зафиксировали правило, согласно которому свободная торговля золотом могла осуществляться только в двух местах: в Лондоне и Нью-Йорке. И больше нигде. Так сложился золотой монетный паритет: 4,866 американского доллара за британский фунт. Курсы остальных валют имели право колебаться только в рамках стоимости пересылки суммы золота, эквивалентной одной единице иностранной валюты, между золотыми площадками Великобритании и США. В случае их выхода за границы этого коридора начинался отток золота из страны либо, наоборот, его приток, что определялось отрицательностью или положительностью сальдо национального платежного баланса. Таким образом система быстро возвращалась к равновесию.В этом виде «золотой стандарт» просуществовал до начала Первой мировой войны и в целом обеспечил эффективность механизма международных финансов. Хотя уже тогда Великобритания столкнулась с проблемой цикличности расширения-сжатия денежной массы, чреватой истощением национального золотого запаса.Великая война, как тогда называли Первую мировую, сильно расшатала мировую экономику, что не могло не отразиться на ее финансовой системе. Лондон больше не мог исполнять роль мировой резервной валюты в одиночку. Масштабы внутренней экономики просто не генерировали столько золота, чтобы обеспечить спрос других стран на британские фунты, а собственное британское торговое сальдо оставалось отрицательным. Это означало фактическое банкротство Британского льва, но джентльмены из Сити пошли на ловкий шаг и на международной экономической конференции в Генуе в 1922 году предложили новый стандарт, получивший наименование золотодевизного. Формально он почти не отличался от парижского «золотого», разве только доллар уже официально признавался международной мерой ценности наравне с золотом. Дальше начиналось небольшое мошенничество. Доллар сохранял золотое обеспечение, а фунт — жесткую курсовую привязку к доллару, хотя обменять его на соответствующий эквивалент в золоте уже было нельзя.Конференция в Генуе в 1922 году. Фото: ics.purdue.eduКомандовать парадом буду яВпрочем, Генуэзская валютная система просуществовала недолго. Уже в 1931 году Великобритания была вынуждена официально отменить конвертируемость фунта в золото, а Великая депрессия заставила Америку пересмотреть золотое содержание своей валюты с 20,65 до 35 долларов за унцию. США, имевшие к тому времени положительный торговый баланс, начали активную экспансию в Европу. Для защиты от нее Британия и прочие ведущие страны ввели запретительные таможенные тарифы и прямое ограничение импорта. Объемы международной торговли и, соответственно, взаиморасчетов резко упали. Обмен валюты на золото во всех странах был прекращен, и к 1937 году мировая валютная система перестала существовать.К сожалению, перед своей смертью она успела привести банковские круги США к мысли о возможности захвата полного лидерства в мировой экономике через обретение долларом статуса единственной резервной системы. И разорившая Европу Вторая мировая война пришлась здесь как нельзя более кстати. Если бы Гитлера не было, его бы придумали в Вашингтоне.Так что когда 1 июля 1944 года представители 44 стран, включая СССР, собрались на Бреттон-Вудскую конференцию, чтобы решить вопрос финансового устройства послевоенного мира, США предложили систему, одновременно очень похожую на ту, которая «хорошо работала раньше», и в то же время подводившую мир к официальному признанию ведущей роли Америки. Вкратце она выглядела просто и изящно. Американский доллар жестко привязывается к золоту (все те же 35 долларов за тройскую унцию, или 0,88571 г за доллар). Все остальные валюты фиксируют курсы к доллару и могут менять их не более чем плюс-минус 0,75% от этой величины. Кроме доллара и фунта, ни одна мировая валюта не имела права обмена на золото.Фактически доллар становился единственной мировой резервной валютой. Британский фунт сохранял некоторый привилегированный статус, но к тому времени больше 70% мирового золотого запаса находилось в США (21 800 тонн), доллар использовался более чем в 60% международных торговых расчетов, и Вашингтон в обмен на ратификацию бреттон-вудских условий обещал огромные кредиты на восстановление экономик стран после войны. Так, Советскому Союзу предлагали выделить 6 млрд долларов, что составляло огромную сумму, так как весь объем ленд-лиза оценивался в 11 млрд. Однако Сталин верно оценил последствия и от предложения благоразумно отказался: Советский Союз подписал Бреттон-Вудские соглашения, но так их и не ратифицировал.Правительства остальных европейских стран фактически подписали кабалу и с ратификацией бреттон-вудских условий могли эмитировать ровно столько собственных денег, сколько их центробанки имели мировой резервной валюты — американских долларов. Это предоставляло США широчайшие возможности по контролю над всей мировой экономикой. Это же позволило им учредить Международный валютный фонд, Всемирный банк и ГАТТ — Генеральное соглашение по тарифам и торговле, позднее преобразившееся во Всемирную торговую организацию (ВТО).Мир начал жить по Бреттон-Вудской системе (БВС).Торговый зал на Уолл-стрит, США, 1939 год. Фото: hudson.orgПо мере того как внешняя задолженность Великобритании и США год от года возрастала и вскоре превысила величину золотого запаса этих стран, а правительства зарубежных государств все больше убеждались в том, что, сохраняя существующую международную валютную систему, они вынужденно финансируют дефициты Великобритании и США (политику которых они не могли контролировать и временами не соглашались с ней), два вышеназванных условия начинали противоречить друг другу.Бреттон-Вудская система была хорошо задумана но могла эффективно работать только при условии устойчивости основной резервной валюты. И это условие в конце концов не было соблюдено. В 60-е годы платежный баланс США в основном сводился с отрицательным сальдо а это означало, что количество долларов, находящихся на руках у иностранцев, быстро возрастало при истощении золотых резервов США.На протяжении 1960-х годов доллар постепенно терял свою способность обмена на золото, однако система договорного кредитно-резервного стандарта позволяла сохранять по крайней мере видимость существования золотовалютного стандарта. В результате США достаточно долго удавалось уклоняться от необходимости ликвидации дефицита платежного баланса с помощью изменения внутренней экономической политики или курса доллара. В конце концов, однако, когда американское правительство вместо повышения налоговых ставок стало увеличивать денежную массу в обращении, чтобы оплачивать расходы на войну во Вьетнаме, в США произошел всплеск инфляции. По мере роста денежной массы процентные ставки падали, а цены внутреннего рынка стремительно повышались, что вело к снижению конкурентоспособности американских товаров за рубежом.Первый кризис разразился в октябре 1960, когда цена золота на частном рынке за короткое время возросла до 40 долл. за унцию при официальной цене 35 долл. за унцию. За этим кризисом последовали золотой, долларовый и стерлинговый кризисы. Такое развитие событий могло бы вскоре завершиться крахом всей мировой валютной системы, подобным краху 1931, однако в действительности оно привело к небывало тесному сотрудничеству всех ведущих государств мира в валютной сфере и повысило готовность стран, обладавших избыточными резервами, продолжать финансировать операции по спасению валютной системы в период, пока шло обсуждение фундаментальных реформ.Несмотря на растущие доходы от зарубежных инвестиций, положительное сальдо платежного баланса США по статьям торговли товарами и услугами (включая доходы от зарубежных инвестиций), переводов и пенсий, достигавшее 7,5 млрд. долл. в 1964, сменилось дефицитом в размере ок. 800 млн. долл. в 1971. Кроме того, объем экспорта капитала из США все эти годы стабильно держался на уровне 1% валового национального продукта; однако, если в конце 1960-х годов высокие процентные ставки в стране способствовали притоку в США ок. 24 млрд. долл. иностранного капитала, то в начале 1970-х низкие ставки вызвали массовый сброс ценных бумаг и отток инвестиций за рубеж.Французский демаршПри всем изяществе замысла и огромных перспективах для США сама БВС содержала в себе принципиальные проблемы, проявившие себя еще во времена «золотого стандарта». Пока экономика США составляла примерно треть от мировой, а если вычесть соцстраны, то 60% от совокупной экономики Запада, доля долларов, эмитированных для кредитования зарубежных финансовых систем, была существенно меньше денежной массы, обращавшейся внутри самих США. Платежный баланс являлся положительным, тем самым обеспечивая Америке возможность продолжать богатеть. Но по мере восстановления европейской экономики доля США начала снижаться, а американский капитал, пользуясь дороговизной доллара, начал активно утекать за рубеж для скупки дешевых иностранных активов. Кроме того, доходность зарубежных вложений втрое превышала доходность американского рынка, что еще больше стимулировало отток капиталов из США. Торговый баланс Америки постепенно стал отрицательным.Не помогли и существовавшие в БВС жесткие ограничения на торговлю золотом, фактически ограничивающие его приобретение даже центральными банками других государств, а любых частных инвесторов вообще лишивших такой возможности. Кроме того, появившиеся транснациональные корпорации использовали свои зарубежные капиталы для активной биржевой игры, в том числе «против доллара». Обостряющийся дисбаланс между теоретической моделью БВС и фактическим положением дел в мировой экономике привел не только к появлению черного рынка золота, но и довел его цену там до более чем 60 долларов за тройскую унцию, то есть вдвое выше официальной.Понятно, что долго такое несоответствие продолжаться не могло. Считается, что БВС сломал президент Франции генерал де Голль, собравший «корабль долларов» и предъявивший его США для немедленного обмена на золото. Эта история действительно имела место. На встрече с президентом Линдоном Джонсоном в 1965 году де Голль объявил, что Франция накопила 1,5 млрд бумажных долларов, которые намерена обменять на желтый металл по официально установленному курсу в 35 долларов за унцию. По правилам, США должны были передать французам более 1300 тонн золота. Учитывая, что к этому времени точного размера золотого запаса США не знал никто, но ходили упорные слухи о его сокращении до 9 тыс. тонн, а стоимость всей массы напечатанных долларов явно превосходила эквивалент даже официального числа 21 тыс. тонн, Америка на такой обмен согласиться не могла. Тем не менее Франции путем жесткого давления (так, страна вышла из военной организации НАТО) удалось преодолеть сопротивление Вашингтона и за два года вместе с Германией таким образом вывезти из США более чем 3 тыс. тонн золота. Способность США сохранять обратимость доллара в золото становилась невозможной. К началу 70-х гг. произошло перераспределение золотых запасов в пользу Европы, а в международном обороте участвовало всё больше наличных и безналичных долларов США. Доверие к доллару, как резервной валюте, дополнительно падало из-за гигантского дефицита платежного баланса США. Дефицит США по статьям официальных расчетов достиг небывалых размеров – 10,7 млрд. долл. в 1970 и 30,5 млрд. долл. в 1971 при максимуме в 49,5 млрд. долл. (в годовом исчислении) в третьем квартале 1971.Появились значительные проблемы с международной ликвидностью, так как добыча золота была невелика по сравнению с ростом объемов международной торговли. Образовались новые финансовые центры (Западная Европа, Япония), и их национальные валюты начали постепенно так же использовать в качестве резервных. Это привело к утрате США своего абсолютного доминирующего положения в финансовом мире.В соответствии с правилами МВФ, образовавшийся избыток долларов на частном валютном рынке должен был поглощаться зарубежными центральными банками, что требовалось для сохранения существовавших валютных паритетов. Однако такие действия порождали ожидания обесценения доллара относительно более сильных валют стран, накопивших долларовые требования на огромные суммы, в частности, Франции, Западной Германии и Японии. Эти ожидания были подкреплены официальными заявлениями американского правительства о том, что оно рассматривает изменение валютных курсов как меру, необходимую для восстановления равновесия платежного баланса и конкурентоспособности американских товаров на внешних рынках. 15 августа 1971 США официально объявили о приостановке обмена долларов на золото. Одновременно для укрепления своих позиций на предстоящих переговорах США ввели временную 10-процентную надбавку к импортным пошлинам. Введение надбавки преследовало две цели: ограничить импорт путем его удорожания и предупредить правительства зарубежных стран о том, что, если они не предпримут кардинальные шаги, способствующие росту экспорта из США, объем их собственного экспорта в США будет резко ограничен.На этом история Бреттон-Вудской финансовой системы и закончилась, так как после подобного конфуза США под разными предлогами отказывались менять зеленые бумажки на реальное золото. 15 августа 1971 года следующий президент США Ричард Никсон официально отменил золотое обеспечение доллара.За 27 лет своего существования БВС сделала главное — возвела американский доллар на вершину мировых финансов и прочно ассоциировала его с понятием самостоятельной стоимости. То есть ценность этой бумажке придавало лишь то, что на ней написано — «доллар», — а не количество золота, на которое его было бы можно поменять. Отказ от золотого обеспечения снял с США последние ограничения по денежной эмиссии. Теперь ФРС могла официально решать на своем заседании, сколько миру надо долларов, совершенно не переживая за какое бы то ни было их обеспечение. Смитсоновское соглашение. После прозвучавших 15 августа заявлений те страны, имевшие положительные сальдо платежных балансов, которые еще не перешли к плавающим курсам своих валют, оказались вынужденными сделать это. Однако руководящие кредитно-денежные учреждения этих стран постарались ограничить повышение курсов их валют и таким образом сохранить конкурентоспособность своих товаров на международных рынках. В то же время правительства стремились избежать возврата к разрушительной протекционистской политике, которая возобладала в мире в 1931 после прекращения обмена фунтов стерлингов на золото и могла вновь стать доминирующей теперь, когда прекратился обмен на золото долларов. Опасность возврата к прошлому удалось устранить с помощью соглашений, достигнутых 18 декабря 1971 на переговорах между представителями стран «Группы десяти» в Смитсоновском институте (Вашингтон).Во-первых, были согласованы условия многостороннего пересмотра валютных курсов, повлекшего за собой девальвацию доллара США к золоту на 7,89% и одновременное повышение курсов валют многих других стран. В результате стоимость ведущих валют мира относительно прежнего долларового паритета выросла на 7–19%. До начала 1972 многие другие страны не меняли зафиксированные МВФ валютные паритеты; как следствие, стоимость их валют относительно доллара также автоматически поднялась. Некоторые страны прибегли к корректировке паритета своих валют, чтобы сохранить их прежний курс к доллару, тогда как другие повысили или понизили курсы национальных валют к доллару. Во-вторых, «Группа десяти» договорилась временно установить пределы допустимых колебаний курсов на уровне 2,25% от нового валютного курса, что пока исключало свободное «плавание» валют. Наконец, в-третьих, США согласились отменить 10-процентную надбавку к импортным пошлинам.В результате принятых мер золотовалютный стандарт трансформировался в бумажно-долларовый стандарт, при котором все страны, за исключением США, взяли на себя рискованные обязательства поддерживать новые валютные курсы, фактически закрепленные Смитсоновским соглашением.Ямайская системаСторонники монетаризма выступали за рыночное регулирование против государственного вмешательства, воскрешали идеи автоматического саморегулирования платежного баланса, предлагали ввести режим плавающих валютных курсов (М. Фридман, Ф. Махлуп и др.). Неокейнсианцы сделали поворот к отвергнутой ранее идее Дж. М. Кейнса о создании интернациональной валюты (Р. Триффин, У. Мартин, А. Дей. Ф. Перу, Ж. Денизе). США взяли курс на окончательную демонетизацию золота и создание международного ликвидного средства в целях поддержки позиций доллара. Западная Европа, особенно Франция, стремилась ограничить гегемонию доллара и расширить кредиты МВФ.Поиски выхода из финансового кризиса велись долго вначале в академических, а затем в правящих кругах и многочисленных комитетах. МВФ подготовил в 1972-1974 гг. проект реформы мировой валютной системы.Ее устройство было официально оговорено на конференции МВФ в Кингстоне (Ямайка) в январе 1976 г соглашением стран — членов МВФ. В основу Ямайской системы положен принцип полного отказа от золотого стандарта. Причины кризиса описаны статье Бреттон-Вудская валютная система. Окончательно правила и принципы регулирования были сформированы к 1978 году, когда большинством голосов было ратифицировано изменение в уставе МВФ. Таким образом и была создана ныне действующая мировая валютная система.По замыслу Ямайская валютная система должна была стать более гибкой, чем Бреттон-Вудская, и быстрее адаптироваться к нестабильности платежных балансов и курсов национальных валют. Однако, несмотря на утверждение плавающих валютных курсов, доллар формально лишенный статуса главного платежного средства фактически остался в этой роли, что обусловлено более мощным экономическим, научно-техническим и военным потенциалом США по сравнению с остальными странами. Кроме того, хроническая слабость доллара, характерная для 70-х годов, сменилась резким повышением его курса почти на 2/3 с августа 1980 г. до марта 1985 г. под влиянием ряда факторов.Введение плавающих вместо фиксированных валютных курсов в большинстве стран (с марта 1973 г.) не обеспечило их стабильности, несмотря на огромные затраты на валютную интервенцию. Этот режим оказался неспособным обеспечить быстрое выравнивание платежных балансов и темпов инфляции в различных странах, покончить с внезапными перемещениями капитала, спекуляцией на курсах и т.д. Ряд стран продолжили привязывать национальные валюты к другим валютам: доллару, фунту и т.д., некоторые привязали свои курсы к "корзинам валют", или СДР.Одним из основных принципов Ямайской мировой валютной системы была юридически завершенная демонетаризация золота. Были отменены золотые паритеты, прекращен размен долларов на золото.Ямайское соглашение окончательно упразднило золотые паритеты национальных валют, равно как и единицы СДР. Поэтому оно рассматривалось на Западе как официальная демонетизация золота, лишение его всяких денежных функций в сфере международного оборота. Было положено начало фактического вытеснению "желтого металла" из международных валютных отношений.Формально Ямайская система существует по сей день, но фактически мы можем видеть начало ее конца. Потому что она содержит еще больше системных противоречий, чем было в Бреттон-Вудской, но в ней уже нет золота, которое можно хотя бы пощупать и посчитать.источникиhttp://rusplt.ru/society/brettonvudskaya-sistema-26958.htmlhttp://profmeter.com.ua/Encyclopedia/detail.php?ID=884http://profmeter.com.ua/Encyclopedia/detail.php?ID=449http://utmagazine.ru/posts/16039-smitsonovskoe-soglashenieЕще немного про глобальную экономику: вот например вспомните, что такое Переводной рубль и что такое Бешеные деньги: 35 квадриллионов за $1. Вспомним еще про Всем кому должен, всем прощаю. Дефолт по-советски, а так же что такое Хавала (Hawala) - теневые банки. Вот еще Панорама мирового долга или например про Бильдербергский клуб. Кстати, недавно услышал, что продолжаются Загадочные смерти сотрудников JP Morgan

12 января, 11:02

Мир грядущего десятилетия: перевод прогноза Stratfor на 2015-2025

Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor (основана в 1996 году)Мир начал меняться еще в 2008-м, когда Россия вторглась в Грузию и грянул финансовый кризис. С тех пор стали очевидны три закономерности. Во-первых, ЕС вошел в кризис, который не способен разрешить, и интенсивность которого продолжает усиливаться. Мы считаем, что Европейский Союз никогда больше не вернется к прежнему единству, и что если он уцелеет, то в следующее десятилетие будет существовать в более ограниченной и раздробленной форме. Мы не считаем, что зона свободной торговли сохранится в прежнем виде, без роста протекционизма. Мы ожидаем тяжелых экономических проблем в Германии, и, как следствие, увеличения роли Польши в регионе.Нынешний конфликт с Россией за Украину будет оставаться в центре международной системы в ближайшие несколько лет, но мы не думаем, что Российская Федерация способна просуществовать в своем нынешнем виде еще десять лет. Подавляющая зависимость от экспорта углеводородов и непредсказуемость цен на нефть не позволяют Москве поддерживать государственные институты на всей обширной территории Российской Федерации. Мы ожидаем заметного ослабления власти Москвы, что приведет к формальному и неформальному раздроблению России. Безопасность российского ядерного арсенала будет все более важной проблемой по мере того, как этот процесс начнет ускоряться к концу десятилетия.Мы вступили в эпоху упадка национальных государств, созданных Европой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Власть во многих из этих стран больше не принадлежит государству и перешла к вооруженным партиям, которые не способны выиграть друг у друга. Это привело к напряженной внутренней борьбе. США готовы участвовать в таких конфликтах при помощи авиации и ограниченного вмешательства на земле, но не могут и не хотят обеспечивать их прочное разрешение. Турция, чью южную границу эти войны делают уязвимой, будет медленно втягиваться в конфликт. К концу десятилетия Турция превратится в крупную региональную державу, и в результате усилится соревнование между Турцией и Ираном.Китай перестал быть страной быстрого роста и низких зарплат и вошел в новую фазу, которая станет новой нормой. Эта фаза предполагает гораздо более медленный рост и все более жесткую диктатуру, сдерживающую разнонаправленные силы, порождаемые медленным ростом. Китай продолжит быть крупной экономической силой, но перестанет быть двигателем глобального роста. Эта роль перейдет к группе разрозненных стран, которые мы определяем термином «16 Пост-Китайских Стран»: большая часть Юго-Восточной Азии, Восточная Африка и части Латинской Америки. Кроме того, Китай не будет источником военной агрессии. Основным претендентом на господство в Восточной Азии остается Япония, благодаря одновременно географии и огромной потребности японской экономики в импорте.Соединенные Штаты продолжат быть крупной экономической, политической и военной силой, но их вмешательство будет менее активным, чем раньше. Низкий уровень экспорта, растущая энергетическая независимость и опыт прошедших десяти лет приведут к более осторожному отношению к экономическому и военному вмешательству в дела планеты. Американцы наглядно увидели, что происходит с активными экспортерами, когда покупатели не могу или не хотят покупать их продукты. США осознают, что Северной Америки достаточно для процветания, при условии избирательных вмешательств в других частях света. Крупные стратегические угрозы Америка будет встречать соответствующей силой, но откажется от роли мировой пожарной команды.Это будет хаотичный мир, где многие регионы ждет смена караула. Неизменной останется только власть Соединенных Штатов, в более зрелой форме — власть, которая будет все менее на виду, потому что в ближайшее десятилетие ей будут пользоваться не так активно, как раньше.ЕвропаЕвропейский Союз, похоже, не в состоянии решить свою фундаментальную проблему, и это не еврозона, а зона свободной торговли. Германия — центр притяжения Европейского Союза; немцы экспортируют больше половины своего ВВП, и половина этого экспорта приходится на другие страны ЕС. Германия создала производственную базу, которая во много раз превышает ее собственные потребности, даже при условии стимулирования национальной экономики. От экспорта целиком зависят рост, полная занятость и социальная стабильность. Структуры Европейского Союза — включая оценку евро и множество внутренних европейских правил — только усиливают эту зависимость от экспорта.Это раскалывает и без того раздробленную Европу по меньшей мере на две части. У средиземноморской Европы и таких стран как Германия или Австрия совершенно разные поведенческие паттерны и потребности. Нет единой политики, которая подходила бы всей Европе. Это с самого начала было главной проблемой, но теперь приближается переломный момент. Что идет на благо одной части Европы, вредит другой.Национализм уже значительно вырос. Его усугубляет украинский кризис и озабоченность восточноевропейских стран ожидаемой угрозой со стороны России. Восточноевропейский страх перед русскими создает еще одну Европу — всего этих отдельных Европ четыре, если выделить скандинавские страны в отдельную. Учитывая рост популярности евроскептиков одновременно справа и слева, все большую легитимизацию мейнстримных партий и рост популярности европейских сепаратистов, раздробленность и националистический подъем, которые мы предсказывали в 2005 году и ранее, очевидны.Этот тренд будет продолжаться. Европейский Союз может уцелеть в какой-то форме, но европейская экономика, политика и военное сотрудничество будут управляться преимущественно двусторонними или ограниченными многосторонними партнерствами, имеющими узкую направленность и не связывающими участников. Некоторые государства могут сохранить остаточное членство в сильно измененном Европейском Союзе, но сам по себе он не будет больше определять характер европейской политики.Вместо этого Европу определит возвращение национального государства в качестве основной формы политической жизни на континенте. Число национальных государств, вероятно, будет увеличиваться по мере того, как разнообразные сепаратистские движения будут добиваться успеха — разделения стран на составные части или прямой сецессии. Это будет особенно заметно в ближайшие несколько лет, потому что общеевропейский кризис усилит политическое и экономическое давление.Германия из этой массы национальных государств будет наиболее влиятельной и в политическом, и в экономическом смысле. Но Германия чрезвычайно уязвима. Это четвертая экономика мира, однако это положение сложилось благодаря экспорту. У экспортеров всегда есть естественная уязвимость: они зависят от возможности и желания покупателей потреблять их продукцию. Другими словами, Германия находится в заложниках у экономического благополучия своего окружения.В этом смысле против Германии действую несколько сил. Во-первых, растущий европейский национализм будет все больше предпочитать протекционизм в экономике и на рынке труда. Слабые страны, вероятно, прибегнут к разнообразным механизмам контроля над капиталом, а сильные начнут ограничивать пересечение иностранцами — включая граждан ЕС — своих границ. Мы предполагаем, что существующие протекционистские меры, действующие сейчас в европейских экономиках в области, например, сельского хозяйства, в будущем будут дополнены торговыми барьерами, созданными слабыми странами южной Европы, нуждающимися в восстановлении национальных экономик после теперешней депрессии. В глобальном смысле мы ожидаем, что европейский экспорт столкнется со все более сильной конкуренцией и крайне нестабильным спросом. Таким образом, мы прогнозируем продолжительный экономический спад в Германии, который приведет к внутреннему социальному и политическому кризису и ослабит в ближайшие 10 лет влияние Германии на Европу.Центром экономического роста и растущего политического влияния будет Польша. Польша все это время поддерживала впечатляющие темпы роста — пожалуй, самые впечатляющие после Германии и Австрии. Кроме того, хотя население Польши, вероятно, и начнет сокращаться, но не так сильно, как в Германии или Австрии. По мере того как Германию будут сотрясать глобальные экономические и популяционные сдвиги, Польша диверсифицирует свою внешнюю торговлю и в итоге превратится в доминирующую силу Северо-Европейской равнины. Более того, мы ожидаем, что Польша станет лидером новой антирусской коалиции, к которой в первой половине десятилетия подключится Румыния. Во второй половине десятилетия этот союз сыграет ведущую роль в пересмотре русских границ и возвращении утраченных территорий формальным и неформальным способом. По мере того как Москва будет слабеть, этот союз станет господствовать не только над Белоруссией и Украиной, но и дальше на восток. Все это усилит экономическое и политическое положение Польши и ее союзников.Польша продолжит получать выгоды от стратегического партнерства с Соединенными Штатами. Когда глобальная сила вступает в такое стратегическое партнерство, она всегда стремится насколько это возможно усилить и оживить экономику партнера, чтобы одновременно стабилизировать общество и позволить строительство мощной армии. С Польшей и Румынией произойдет именно это. Вашингтон не скрывает своего интереса в регионе.РоссияМаловероятно, что Российская Федерация в ее современном виде уцелеет. Неспособность России превратить прибыль от экспорта энергоресурсов в устойчивую экономику делает ее уязвимой к колебаниям цен на углеводороды. У РФ нет способа защититься от этих рыночных процессов. Учитывая структуру федерации, в которой прибыль от экспорта сначала идет в Москву, и только потом перенаправляется местным правительствам, регионам будет доставаться очень разное количество этой прибыли. Это приведет к повторению советского опыта 1980-x и 1990-x, когда Москва утратила способность поддерживать государственную инфраструктуру. Все это заставит регионы спасаться от проблем самостоятельно, образуя формальные и неформальные автономные объединения. Экономические связи между Москвой и периферией ослабнут.Исторически Россия решала такие проблемы при помощи спецслужб — КГБ и ее наследницы ФСБ. Но, как и в 1980-х, спецслужбы будут не в состоянии сдержать центробежные силы, отрывающие регионы от центра. Конкретно в этом случае возможности ФСБ ослабляет ее вовлеченность в национальную экономику. Без внушающей подлинный ужас ФСБ раздробление России невозможно будет предотвратить.К западу от России Польша, Венгрия и Румыния попробуют вернуть регионы, потерянные когда-то в борьбе с русскими. Они попытаются присоединить Украину и Белоруссию. На юге РФ утратит способность контролировать Северный Кавказ, в Средней Азии начнется дестабилизация. На северо-западе Карелия попытается вернуться в состав Финляндии. На Дальнем Востоке начнут вести независимую политику приморские регионы, больше связанные с Японией, Китаем и США, чем с Москвой. Прочие регионы не обязательно будут искать автономии, но могут получить ее помимо своей воли. Основная идея: восстания против Москвы не будет, наоборот, слабеющая Москва оставит после себя вакуум. В этом вакууме будут существовать отдельные фрагменты бывшей Российской Федерации.Это приведет к крупнейшему кризису следующего десятилетия. Россия обладает огромным ядерным арсеналом, разбросанным по стране. Упадок московской власти поставит вопрос о контроле за этими ракетами и о том, каким образом можно гарантировать отказ от их применения. Для Соединенных Штатов это станет громадным испытанием. Вашингтон — единственная сила, способная решить такую проблему, но американцы будут не в состоянии физически взять под контроль огромное число ракетных баз чисто военным способом, причем так, чтобы ни одна ракета не была в процессе запущена. Соединенным Штатам придется выработать некое военное решение, которое тяжело сейчас внятно представить, смириться с угрозой случайных запусков или создать в ядерных регионах стабильное и экономически устойчивое правительство, чтобы затем со временем нейтрализовать ракеты невоенным путем. Сейчас тяжело сказать, как будет развиваться эта ситуация. Но учитывая наш прогноз — раздробление России — в ближайшие десять лет эту проблему тем или иным способом придется решать.Вопросом первой половины десятилетия будет территория, на которую распространится новый Балто-Черноморский союз. Логично было бы расширить его до Азербайджана и Каспийского моря. Произойдет ли это, зависит от вещей, которых мы касаемся в прогнозе по Турции и Ближнему Востоку.Ближний Восток и Северная АфрикаБлижний Восток — в особенности область между Левантом и Ираном и Северная Африка — переживает эпоху слома национальных государств. Мы имеем в виду национальные государства, устроенные европейскими державами в XIX и XX веках, которые сейчас рушатся, уступая место фракциям, основанным на родстве, религии или переменчивых экономических интересах. В таких странах, как, например, Ливия, Сирия и Ирак мы видим деволюцию национального государства в конгломерат враждующих группировок, обращающих мало внимания на все сильнее устаревающие национальные границы своих стран.Этот процесс повторяет произошедшее в Ливане в 1970-х и 1980-х — ливанское правительство прекратило существование, и власть перешла к враждующим группировкам. Главные группировки не могли ни одержать решающую победу, ни потерпеть окончательное поражение — их поддерживали и ими манипулировали из-за границы либо они могли позволить себе самообеспечение. Борьба между этими группировками превратилась в гражданскую войну, сейчас затихшую, но в полном смысле не закончившуюся. В регионе существует вакуум, в котором удобно действовать джихадистским группам, но и эти группы в конечном итоге сдерживают их внутренние противоречия.Эту ситуацию невозможно разрешить при помощи внешнего вмешательства. Уровень и продолжительность необходимого силового вмешательства превышают возможности Соединенных Штатов даже по самым смелым расчетам. Учитывая ситуацию в других регионах, в особенности в России, США не могут больше заниматься исключительно Ближним Востоком.В то же время эволюция арабских государств, в особенности расположенных к югу от Турции, представляет угрозу для региональной стабильности. США будут пытаться устранить угрозу со стороны отдельных группировок при помощи ограниченного силового вмешательства. США, однако, не станут вводить в этот регион многочисленные военные контингенты. Вместе с тем страны региона продолжат ждать от США решающей роли даже несмотря на то, что своими глазами наблюдали, как Америка в прошлом десятилетии провалила эту роль. Ожидания будут меняться медленнее, чем реальность.По мере того как реальность начнет брать свое, окажется, что исходя из географии только одна страна, по-настоящему заинтересованная в стабилизации Сирии и Ирака, имеет возможность свободно действовать в этом направлении и может получить к региону по крайней мере ограниченный доступ. Эта страна — Турция. Сейчас Турция со всех сторон окружена внутриарабскими конфликтами, конфликтами на Кавказе и в бассейне Черного моря. Турция пока не готова к полностью независимой политике на Ближнем Востоке и с готовностью пойдет на сотрудничество с США. Это сотрудничество даст возможность передвинуть линию сдерживания в Грузию и Азербайджан.В ближайшие десять лет мы ожидаем усиления нестабильности в арабском мире. Кроме того, мы предполагаем, что Турция втянется в конфликт на юге в той степени, в какой этого потребуют война у самых турецких границ и политические последствия этой войны. Это вмешательство будет как можно менее активным и как можно более медленным, но оно будет, и постепенно начнет шириться и усугубляться. Турция, как бы ей этого ни хотелось, не может позволить себе игнорировать хаос у своих границ, и поблизости нет другой страны, способной взять на себя это бремя. Иран не может вмешаться по военным и географическим причинам, это же можно сказать о Саудовской Аравии. Турки, вероятнее всего, начнут выстраивать изменчивые коалиции, в конечном итоге расширив свое влияние до Северной Африки, чтобы стабилизировать ситуацию. Турецко-Иранское соревнование со временем только усилится, но Турция сохранит готовность сотрудничать с Ираном и саудитами по мере необходимости. Какой бы ни была динамика ситуации, Турция в любом случае будет в центре происходящего.Ближний Восток — не единственный регион, который потребует турецкого внимания. По мере того как Россия будет слабеть, европейцы придут в регионы, которые традиционно были зоной турецких интересов, например северное Причерноморье. Вероятно, Турция будет проецировать на север в основном экономическую и политическую силу, но возможно и умеренное военное вмешательство. Более того, по мере раздробления Европейского Союза и ослабления отдельных европейских экономик некоторые страны могут переориентироваться на восток, и Турция получит возможность усилить свое присутствие на Балканах как единственная крупная сила в регионе.Прежде чем это станет возможно, туркам необходимо найти равновесие во внутренней политике. Турция — одновременно светская и мусульманская страна. Находящееся сейчас у власти правительство пытается устранить этот разрыв, но пока скорее отталкивает многочисленных секуляристов. Вскоре, вероятно, придет новое правительство. Это постоянное слабое место современной турецкой политики. Как это уже случалось со многими другими странами, Турции предстоит расширяться в атмосфере политической неизвестности. Одновременно с внутриполитическим конфликтом туркам придется решать проблемы с армией, разведкой и дипкорпусом, которые потребуют преобразования и расширения под новые нужды. Как бы то ни было, мы ожидаем, что Турция в ближайшие 10 лет станет крупным региональным игроком.Восточная АзияКитай перестанет быть экономикой высокого роста и низких зарплат. По мере того как рост китайской экономики будет замедляться, возникнет необходимость создания экономической инфраструктуры, пригодной для того, чтобы дать рабочие места низкооплачиваемой рабочей силе. В портовых городах это можно сделать быстро, но во внутреннем Китае потребует значительного времени. Китай нормализует свою экономику, как это однажды сделали Япония, Тайвань и Южная Корея. Грандиозное расширение всегда приходит к своему логическому концу, и структура экономики меняется.Основной проблемой Китая в следующие десять лет будут социальные и экономические последствия этой перемены. Прибрежные регионы сейчас целиком держатся на высоком быстром росте и связях с европейскими и американскими потребителями. По мере того как эти связи будут приходить в упадок, начнут появляться политические и социальные вызовы. В то же время надежды на то, что внутренние регионы за пределами более-менее урбанизированной дельты Янцзы будут расти так же быстро, как побережье, нет. Следующее десятилетие будет посвящено решению этих проблем.Усиление диктатуры Пекина и масштабная антикоррупционная компания, которая на самом деле представляет собой попытку централизации власти, показывают, как Китай будет выглядеть в следующие десять лет. Китай выбрал гибридный путь, который предполагает централизацию политической и экономической власти укреплением власти Партии над армией и консолидацию до того разрозненных отраслей, например угля и стали, одновременно с осторожными рыночными реформами в государственной промышленности и банковском секторе. Весьма вероятно, что итогом станет жесткая диктатура с более скромными чем раньше экономическими амбициями. Другой сценарий менее вероятен, но возможен — политические элиты побережья могут взбунтоваться против Пекина, протестуя против перераспределения богатства в пользу центральных областей для поддержания политической стабильности. Так в Китае уже бывало, и хотя это не самый вероятный исход, его необходимо держать в голове. Наш прогноз — установление коммунистической диктатуры, высокая степень экономической и политической централизации, усиление национализма.Китай не сможет легко превратить национализм во внешнюю агрессию. География Китая делает подобные попытки на суше сложными, если не невозможными вовсе. Исключением здесь может быть попытка взять под контроль русское побережье, если наш прогноз верен и Россия раздробится. Здесь Китай наверняка встретит противодействие со стороны Японии. Китай строит большой флот, но у него нет опыта в морской войне и подготовленных офицерских кадров, необходимых для того, чтобы бросить вызов более опытным флотам, включая американский.У Японии достаточно ресурсов для строительства гораздо более мощного флота и есть военно-морские традиции. К тому же Япония сильно зависит от импорта сырья из Юго-Восточной Азии и Персидского залива. Сейчас японцы нуждаются в Америке для сохранения доступа к этому сырью. Но учитывая наш прогноз, предполагающий более осторожное отношение США к вмешательству в иностранные дела, а также независимость Америки от импорта, надежность США как союзника здесь под вопросом. Таким образом, японцы будут усиливать флот.Войн за маленькие острова, производящие дешевую неприбыльную энергию, не будет. Вместо этого в регионе развернется игра между тремя сторонами. Россия, слабеющая сила, будет постепенно терять способность защитить свои морские интересы. Китай и Япония будут заинтересованы в том, чтобы ими завладеть. Мы предполагаем, что по мере угасания России этот конфликт превратится в главную схватку региона, и китайско-японская вражда усилится.Центры пост-китайского производстваМеждународный капитализм требует регионов с высоким ростом и низкими зарплатами, дающих высокий доход с рискованных вложений. В 1880-х, например, таким регионом были США. Китай — самый новый из таких регионов, он сменил в этом качестве Японию. Нет какой-то одной страны, способной заменить Китай, но мы выделили 16 стран с общим населением 1.15 млрд человек, куда производства могут переместиться, покинув Китай. Чтобы определить эти страны, мы рассмотрели три отрасли. Это, во-первых, текстильная промышленность, в особенности в ее дешевой форме, например, подкладки для курток. Вторая отрасль — обувная, третья — сборка мобильных телефонов. Все три отрасли не требуют больших капиталовложений, а производители быстро перемещают производства, чтобы воспользоваться низкими зарплатами. Такая промышленность (например, производство дешевых игрушек в Японии) обычно работает как фундамент для эволюции и постепенно превращается в производство более широкой номенклатуры дешевых и популярных товаров. Рабочая сила, в самом начале часто женщины, становится доступнее по мере того, как в страну приходят новые заводы. По мировым меркам они предлагают низкую зарплату, но на местном уровне она очень привлекательна.Как и Китай в начале взлета 1970-х, эти страны обычно политически нестабильны, там проблемы с правовым государством, бедная инфраструктура и множество прочих рисков, которые обычно отпугивают промышленные производства. Но некоторые иностранные компании в таких условиях процветают и строят на существовании таких стран всю бизнес-модель.На карте видно, что все эти страны находятся в бассейне Индийского океана. Их можно объединить и по другому критерию — это менее развитые регионы Азии, Восточной Африки и Латинской Америки. Мы предполагаем, что в следующие десять лет многие из этих стран — включая, возможно, и некоторые пока незамеченные нами — начнут исполнять функцию, которую в 1980-е исполнял Китай. Это значит, что к концу десятилетия они войдут в фазу ускоренного роста и перейдут к производству гораздо более разнообразных продуктов. Мексика, чья экономика демонстрирует потенциал как для низшего сегмента, так и для более сложных производств, много выиграет от инвестиций и спроса своего северного соседа.Соединенные ШтатыЭкономика США по-прежнему составляет 22% мировой. Америка продолжает доминировать на море и обладает единственной значительной межконтинентальной армией. С 1880-х США беспрепятственно росли в экономическом и политическом смысле. Даже Великая Депрессия оказалась в итоге эпизодической неприятностью. Вокруг роста американской силы выстроена современная международная система, и мы считаем, что он продолжится без препятствий.Главное преимущество Соединенных Штатов — закрытость. Америка экспортирует всего 9% ВВП, и 40% этого экспорта идет в Канаду и Мексику. Только 5% ВВП подвержены колебаниям глобального спроса. В условиях нарастающего хаоса в Европе, России и Китае Америка может позволить себе потерять половину экспорта — громадный объем, — но даже такая потеря будет вполне решаемой проблемой.От проблем с импортом США тоже защищены вполне надежно. В отличие от 1973 года, когда арабское эмбарго на нефть значительно пошатнуло американскую экономику, в следующее десятилетие США входят как крупный производитель энергии. Хотя некоторые минералы приходится ввозить из-за пределов NAFTA, а некоторые промышленные товары страна предпочитает импортировать, без всего этого можно легко обойтись, особенно если учесть ожидаемый рост промышленного производства в Мексике после ухода производств из Китая.Всемирный кризис оставил американцев в выигрыше. В США стекается глобальный капитал — деньги, бегущие из Китая, Европы и России оседают в Америке, снижая процентную ставку и оживляя рынок акций. Америка ощущает некоторое влияние европейского банковского кризиса, но оно, во-первых, несравнимо с тем, что было десять лет назад, а во-вторых, его компенсирует приток капитала. Что касается вечного страха перед уходом китайских денег с американских рынков, это все равно произойдет — но медленно, по мере того как рост китайской экономики будет замедляться, а объем внутренних инвестиций увеличится. Резкий уход невозможен — больше деньги вкладывать просто некуда. Разумеется, в следующие десять лет рост и рынки будут колебаться, но США остается стабильным центром мировой финансовой системы.В то же время американцы стали менее зависимы от этой системы и столкнулись со множеством трудностей в управлении ей и в особенности в ее умиротворении. США в следующие десять лет будут менее охотно принимать на себя политические обязательства, и гораздо неохотнее — устраивать военные интервенции.Америка на протяжении века была озабочена опасностью появления европейского гегемона, в особенности возможным союзом между Россией и Германией или покорением одной из этих стран другой. Такой союз более чем какой-либо другой имел бы возможность — при помощи немецкого капитала и технологий в сочетании с русскими ресурсами и живой силой — угрожать американским интересам. В Первую мировую, Вторую мировую и Холодную войны Америке удалось предотвратить его появление.В мировые войны Америка вступила поздно, и хотя ей удалось понести меньше потерь, чем другие участники конфликта, уровень этих потерь все равно не устроил общество. В Холодную войну США вступили рано, и по крайней мере в Европе не понесли потерь совсем. На этом основан направляющий принцип американской внешней политики, доведенный почти до автоматизма: если в Европе начинает возникать гегемон, США вмешиваются как можно раньше, как во времена Холодной войны, выстраивая союзы и располагая войска на основных оборонительных позициях.Сейчас это делается в отношении России. Хотя мы предсказываем упадок России, в ближайшей перспективе Россия опасна, особенно загнанная в угол экономически. Более того, каким бы ни был прогноз, США не могу быть полностью уверены, что Россия придет в упадок, и действительно, если русским удастся начать успешное расширение (политически, экономически или военным путем), они могут избежать упадка. Из этого Америка и будет исходить. Американцы попытаются выстроить систему союзов, параллельную НАТО, от Прибалтики до Болгарии, и вовлечь в нее как можно больше стран. В союз попробуют завлечь Турцию и распространить его на Азербайджан. В эти страны пропорционально угрозам будут направлены войска.Это станет главным содержанием первой половины десятилетия. Во второй половине Вашингтон сосредоточится на том, чтобы избежать ядерной катастрофы при распаде России. Соединенные Штаты не будут втягиваться в решение европейских проблем, не станут воевать с Китаем, и будут как можно меньше вмешиваться в ближневосточные дела. Международные антитеррористические операции продолжатся, но с полным осознанием их в лучшем случае временного результата.Американцев ожидает крупная проблема. В США существуют пятидесятилетние циклы, каждый из которых заканчивается серьезными социальными и экономическими кризисами. Один из циклов начался в 1932 году с победой Рузвельта и закончился президентством Джимми Картера. Он начался с необходимости восстановить спрос на товары простаивающих фабрик и закончился всеобщим сверхпотреблением, нехваткой инвестиций, двузначными цифрами инфляции и безработицы. Рейган оформил принципы переформатирования американской промышленности через изменения в налоговом законодательстве и сдвинул центр общественной структуры с городских рабочих на обитателей субурбии, профессионалов и предпринимателей.До конца этого цикла осталось 15 лет, и следующий кризис начнет впервые ощущаться во второй половине следующего десятилетия. Его контуры уже видны — это кризис среднего класса. Проблема не в неравенстве; проблема в том, что средний класс больше не может жить, как средний класс. Сейчас средний доход американского домохозяйства держится на уровне 50000 долларов. Зависит от штата, но на деле эта сумма ближе к 40000. Она позволяет середине среднего класса купить скромный дом и при бережном отношении к деньгам выжить за пределами популярных агломераций. Низший средний класс, 25% населения, не может позволить себе даже этого.Этому есть две причины. Во-первых, это рост количества родителей-одиночек: два домохозяйства в два раза дороже, чем одно. Во-вторых, дело в том, что решения, которые обеспечили необходимое переформатирование американской промышленности и чрезвычайно увеличили производительность труда, одновременно ухудшили положение среднего класса на рынке труда и уменьшили его доход. Кризис пока не политический — он станет политическим к концу десятилетия, но не разрешится ни выборами 2028-го, ни выборами 2032-го. Это нормальный, циклический кризис, но он все равно будет болезненным.КонтекстНе бывает безболезненных десятилетий, и даже в самые спокойные времена кто-то продолжает страдать. Кризисы, которые мы ждем в следующие десять лет — не самые тяжелые за прошедший век, и не тяжелее тех, которые еще будут. Как обычно, можно ожидать, что от имеющейся у нас сейчас информации будет зависеть будущее. Часто можно услышать, что страдания и проблемы нашего поколения тяжелее, чем когда бы то ни было. Это обыкновенный нарциссизм. Наше положение неизбежно изменится — и наверняка быстрее, чем мы ожидаем. Наши невзгоды — обыкновенная деталь обычной человеческой жизни. Утешение слабое, но это реальность и тот контекст, в котором нужно воспринимать этот прогноз на ближайшие десять лет.via

25 ноября 2015, 20:25

Как США выходили из Великой депрессии.

Рыночные условия.Как США выходили из Великой депрессииВеликая депрессия остается классическим примером финансового кризиса рыночной экономики. Изучение методов выхода из неё, которые были применены разными странами, может оказаться полезным для проверки моделей кризиса на соответствие реальности. Модель финансового кризиса в виде роста денежного пузыря должна быть проверена на основе анализа имеющихся исторических материалов, показывающих, как развивались предыдущие кризисы и какие меры оказались успешными в их преодолении. Наиболее интересным является опыт ведущих экономик мира. В данной статье речь пойдет о США.ГУВЕР Распространённая легенда, будто администрация Гувера в условиях кризиса бездействовала, весьма далека от реальности. Президент Гувер не стал уповать на саморегулирование экономики и решил смягчить удары кризиса с помощью активного государственного вмешательства. Он развил бурную деятельность". Уже в ноябре 1929 года был обнародован президентский план «Направить мощь государства на спасение экономики». Предполагалась активная государственная поддержка банковской системы, промышленности и сельского хозяйства. Только Сельскохозяйственной сбытовой ассоциации, созданной в 1929-м, было выделено 600 миллионов долларов кредитов. Правительство Г. Гувера пыталось ослабить действие кризиса путем оказания финансовой помощи банкирам и промышленникам, чтобы спасти их от банкротства. Была создана «Реконструктивная финансовая корпорация», которая, кредитуя кампании, истратила миллиарды долларов, спасая от неминуемого банкротства неплатежеспособные банки, предприятия, железные дороги и фермерские хозяйства. Скачок государственных расходов при Гувере был самым большим за всю американскую историю в мирное время. 9 марта 1931 г. был принят чрезвычайный закон о банках, главным положение которого было предоставление Федерально-резервной системой США (аналог Центрального банка) займов частным банкам. Одновременно были предприняты меры по предотвращению массового изъятия вкладов из банков. Установлен запрет на экспорт золота. Проведены банковские каникулы, т.е. почти все банки были закрыты для проведения финансовой проверки (не путайте эти каникулы с банковскими каникулами Рузвельта, см. ниже). После нее к концу марта 80% банков было открыто, а 20% ликвидировано. Но это помогло мало. В последний год своего президентства Гувер отчаянно пытался реализовать другие планы по оздоровлению банковской системы. Однако не получилось, так как для принятия решения в Конгрессе было необходимо заручиться поддержкой демократического большинства. Вторым пунктом была справедливая социальная политика. Осенью 1929 года президент провел ряд встреч с крупными промышленниками и заставил их торжественно пообещать не снижать заработную плату своим работникам. Обещание честно выполнялось до лета 1931-го. В 1930-м было предпринято снижение налогов: налоги семейного американца с доходом в 4000 долларов упали на 2/3. Всячески поощрялась гуманитарная деятельность муниципальных структур и частная благотворительность. Наконец, были организованы масштабные общественные работы по строительству инфраструктурных объектов. Уже весной 1930-го на общественные работы было выделено 750 миллионов долларов — баснословная сумма. Повсеместно возводились новые административные здания. За четыре года президентства Гувера в США затеяли больше крупных строек, чем за предыдущие 30 лет. Именно при Гувере началось строительство моста «Золотые ворота» в Сан-Франциско и гигантской плотины на реке Колорадо. А теперь сравните с планом Обамы. Очень похоже. Не правда ли? Тщетно пыталось изъять с рынка излишки сельскохозяйственной продукции образованное правительством «Федеральное фермерское бюро», оказавшее практически помощь лишь крупным фермерам. Следующим элементом плана была защита национального производителя. В 1930 году был принят закон Смута-Холи о таможенных тарифах, внесенный однопартийцами президента сенаторами Смутом и Хоули и вводивший высокие таможенные пошлины на импортные товары. Новые таможенные пошлины, одобренные Гувером, были рекордно высокими, а круг охватываемых товаров — рекордно широким. В итоге объем импорта сократился в несколько раз. Между тем, сейчас этот закон, считают одним из факторов, подстегнувших наступление Великой депрессии. Высокий таможенный тариф способствовал резкому сокращению ввоза в США товаров из-за границы. Это в свою очередь снизило и без того неважную покупательную способность населения, а также вынудило другие страны применить контрмеры, навредившие американским экспортерам – иностранцы в ответ ввели тарифы против США. Все это привело к сокращению международной торговли. В результате все экономики проиграли и ещё больше усугубили кризис. Потом, как обычно, все свои внутренние беды в массовом сознании американцы свалили на происки иностранцев. Именно поэтому главным решением двадцатки в ноябре 2008 года был мораторий на протекционистские меры в течение года. По мере развития Великой депрессии в наиболее пострадавших странах стали принимать меры по недопущению Великой депрессии в будущем, поняли опасность зависимости от США. Поэтому там установили контроль за иностранным капиталом, возник государственный сектор экономики и кое-где было ограничено господство латифундистов, особенно в Бразилии, Чили, Мексике… В Мексике реформы были настолько глубоки, что были национализированы железные дороги, нефтяная промышленность. Лишь в середине 30-х годов после вступления в силу Закона о соглашениях о взаимной торговле, существенно снизившем таможенные пошлины, международная торговля начала восстанавливаться, оказывая позитивное влияние на мировую экономику.К чему же привели героические попытки мистера Гувера уменьшить масштабы кризиса? Несмотря на принятые меры, началась дефляция — общее снижение индекса цен за 1929-1932 г. составило 25%. Хотя учетная ставка последовательно снижалась с 6% в октябре 1929 г. до 1,5% в сентябре 1931 г. В 1932 году депрессия достигла апогея: 12 миллионов безработных, двукратное сокращение промышленного производства, тысячи разорившихся компаний и лопнувших банков… Компании и банки, которые президент пытался спасти с помощью государственных вливаний, вылетали в трубу после мучительной агонии. Удержать зарплаты на прежнем уровне не удалось. Беспрецедентный рост государственных расходов вынудил администрацию Гувера резко повысить налоги. Своими действиями Гувер лишь отсрочил падение американской экономики на самое дно. Герберт Гувер с треском проиграл выборы 1932 года: он был самым ненавистным человеком в стране, его имя ассоциировалось с кризисом и нищетой, на встречах с избирателями действующего президента забрасывали гнилыми овощами. В результате президентских выборов 1932 года хозяином Белого Дома стал Франклин Делано Рузвельт.ШАГИ РУЗВЕЛЬТА. БАНКОВСКАЯ РЕФОРМА Популярные аналогии между экономическим кризисом-2008 и Великой депрессией заставляют повторять имя Рузвельта. Его рецепты активно вспоминают и рекомендуют властям для спасения отечественной экономики. Между тем Рузвельту повезло: он пришел в Белый дом, когда низшая точка кризиса осталась позади. Причем, придя к власти, Рузвельт не знал, что делать. Первое время своего президентства Рузвельт атаковал менял (банкиров) как виновников депрессии. Хотите — верьте, хотите — нет, но вот слова, сказанные им 4 марта 1933 года в обращении к народу по поводу инаугурации: «Нечистоплотные действия менял заклеймены судом общественного мнения, они противны сердцу и разуму народа… Менялы подлежат смещению с пьедестала, который занимают в храме нашей цивилизации». Но далее Рузвельт действовал решительнее и тоньше. Так в качестве первого шага к преодолению Великой депрессии он сказал: «Давайте перестанем врать друг другу». Как только Рузвельт занял свой пост, были срочно предприняты чрезвычайные меры по выводу банковской системы из кризиса. 6 марта 1933 года, всего через два дня после инаугурационной речи Рузвельта, были объявлены недельные «банковские каникулы». Указом президента были закрыты ВСЕ банки США и взяты под контроль полиции с тем, чтобы провести проверку их деятельности и исключить малейшие намеки на махинации. Далее с целью «очистки» банковской системы была проведена тотальная ревизия всех банков. Разорившиеся банки попали под внешнее управление. Устойчивые банки получили право на дальнейшую работу.11 марта президент выступил сначала перед прессой, 12 марта — уже по радио, объясняя ситуацию и меры правительства по выходу из кризиса. Постепенно паника пошла на убыль, 15 марта открылись примерно 30% всех банков. В результате этих мер произошло укрупнение банковской системы, поскольку большинство банков, признанных «здоровыми», были крупными. Был резко усилен контроль Федерального Резерва над денежным обращением, увеличен контроль за выдачей кредитов, за созданием кредитных денег. Были приняты два важнейших закона, регулирующих банковскую сферу — 21 июня 1933 г. — Закон Гласса-Стигалла, а в 1935 г. — Закон Флетчера-Стигалла. Именно тогда была создана современная финансовая система США. Изменения в её характер работы стали делать только после недавней серии скандалов (Enron, WorldCom, Артур Андерсен и т.п.) Закон Гласса-Стигалла запрещал коммерческим банкам работать с ценными бумагами, это право получали специализированные финансовые организации — тем самым были снижены риски, которым подвергались средства вкладчиков банка. Были разъединены инвестиционные и коммерческие банки. Банкам, которые принимали депозиты, было запрещено вкладывать деньги в ценные бумаги, предприятия, пускаться в рисковые операции со средствами клиентов. С целью пресечения привлечения средств по повышенным ставкам, характерных для проведения высокорискованных операций, был введен запрет на выплату процентов по текущим счетам, проценты по депозитным счетам стали регулироваться Федеральным Резервом. Был принят закон о страховании депозитов и создана Федеральная корпорация страхования депозитов — банки отчисляли взносы в страховой фонд, в случае банкротства корпорация санирует банк и выплачивает вклады в пределах установленного законом лимита на вклад в одном банке. Именно эта мера во многом позволила в итоге стабилизировать ситуацию с «бегством вкладчиков». Была создана Федеральная корпорация, которая страховала вклады клиентов коммерческих банков. Президент США получил право назначать членов Совета Управляющих Федерального Резерва. Совет устанавливал не только нормы резервов для банков-членов Федерального Резерва, но и учетную ставку для федерально-резервных банков. Он полностью контролировал иностранные операции федерально-резервных банков, а также операции на открытом рынке. Одновременно был усилен контроль над биржей и рынком ценных бумаг.1. Устанавливался контроль над выпуском акций и других долговых обязательств фирм в ценных бумагах. Директора компаний-эмитентов несли персональную ответственность за выпуск ценных бумаг.2. Приняты нормативные акты, которые ограничивали использование банковских кредитов в биржевых операциях.3. Вводилась ежегодная публичная отчетность корпораций, зарегистрированных на бирже.4. Были ужесточены условия включения компаний в биржевые списки, установлены пределы колебаний котировок на торгах. Для организации контроля над рынком ценных бумаг была создана Комиссия по ценным бумагам и биржам . Все эти меры привели к усилению контроля Федеральной Резервной Системой (аналог ЦБ) над частными банками и денежным обращением. Только после этого Федеральный Резерв начал «развязывать кошелек» и подпитывать голодающий американский народ новыми деньгами.ОТМЕНА ЗОЛОТОЙ ПРИВЯЗКИ Во время Великой депрессии в США рушилось всё, кроме курса доллара — доллар стоял как стена, так как он был привязан к золоту. Федеральный Резерв продолжал упрямо сокращать денежную массу, еще более усугубляя депрессию. Вследствие чего между 1929 г. и 1933 г. объем денег в обращении сократился на 33%. Если учесть, что производство тоже сократилось, то нехватка денег стала угрожающей. В день своей инаугурации 5 марта 1933 года вновь избранный президент Рузвельт объявил о почти двукратном снижении курса доллара по отношению к золоту — или, что-то же самое, об удорожании золота в долларовом выражении. «Одновременно с золотым „ограблением века“ были объявлены недельные банковские каникулы (то есть попросту принудительные выходные в финансовых учреждениях), из-за которых ни один частный вкладчик не мог в экстренном порядке извлечь свои враз обесценившиеся сбережения». До этого момента цена золота в долларах была жестко зафиксирована, и правительство не имело права ее менять. Рузвельт не только сделал банковский выходной — отдал распоряжение о временном прекращении работы банков и запрещении дальнейшего выпуска вспомогательной валюты, но и убеждал общественность расстаться со своим золотом, говоря, что «консолидация ресурсов страны необходима, чтобы вывести Америку из депрессии». Президентским декретом население обязывалось сдавать все имевшиеся у него золотые слитки и монеты государству — причем по старой, гораздо более низкой цене золота. Население заставили сдать все золотые украшения. Разрешалось оставить только по две золотые монеты. Вопреки расхожим представлениям, первой реальной мерой президента Рузвельта был банальный дефолт. Механизм прост [8]: допустим, вы англичанин и у вас был 1 млн. фунтов стерлингов, которые вы обменяли на доллары по курсу 2 доллара за фунт. Полученные 2 млн. долларов вы вложили в американские облигации и через год получили их обратно вместе с небольшим доходом. Допустим, этот доход составил 100 тыс. долларов — таким образом, всего у вас теперь 2.1 млн. долларов. Но за это время американское правительство провело полуторакратную девальвацию своей валюты, так что теперь за 1 фунт дают уже не 2, а 3 доллара. В результате ваши 2.1 млн. долларов превращаются всего лишь в 0.7 млн. фунтов, в то время как изначально вы имели 1 млн., так что итогом всех ваших операций становится убыток в размере 30%. Тем, кто сдал свое золото, выплачивалась фиксированная цена в $20,66 за унцию. Эта конфискационная мера была столь непопулярна, что никто в правительстве не взял на себя смелость признаться в авторстве. Интересно, но на церемонии подписания постановления Рузвельт недвусмысленно объяснил всем присутствующим, что автором документа является не он и он его даже не читал. Даже Секретарь Казначейства заявил, что не был ознакомлен с документом, лишь добавив — «…это то, на чем настаивали эксперты». После банковского выходного частное владение золотыми слитками и монетами, за исключением коллекционных, было объявлено незаконным. Большая часть золота, находившаяся в то время в руках средних американцев, была в форме золотых монет. Новый закон на самом деле означал не что иное, как конфискацию. Нарушителям грозило 10-летнее тюремное заключение и штраф $10.000, эквивалент $100.000 сегодня. Некоторые люди не верили в указание Рузвельта. А многие разрывались между желанием сохранить заработанное тяжким трудом и лояльностью к правительству. В 1935 году, как только золото было собрано, официальную цену золота резко повысили до $35 за унцию. Эта цена сохранилась до 1971 г., когда был запрещен свободный обмен золота на доллары. Однако по новой, более высокой цене, продавать золото имели право только иностранцы. Менялы же, заранее получившие предупреждение о грядущем кризисе от Уорберга, скупившие золото по цене $20,66 за унцию, а затем вывезшие его в Лондон, имели возможность вернуть его обратно и продать американскому правительству по цене $35 за унцию, получив при этом почти 100% доход, в то время как среднестатистический американец голодал. С большой помпой было объявлено о строительстве национального хранилища золота Форт-Нокс, что в штате Кентукки. К 1936 году строительство нового национального хранилища в Форт-Ноксе было завершено и в январе 1937 года туда начало поступать золото. Спустя 4 года все отобранное государством золото было туда торжественно свезено. Когда 13 января 1937 года золото начало сюда поступать, были приняты беспрецедентные меры безопасности. Тысячи официально приглашенных лиц наблюдали за прибытием поезда из 9 вагонов из Филадельфии в сопровождении вооруженных солдат, почтовых инспекторов, секретных агентов и охранников с американского монетного двора. Все выглядело как огромная театральная постановка — собранное со всей Америки золото сосредотачивалось в одном месте, предположительно для пользы общества. Итак, первым делом были приняты меры к уменьшению цены денег и увеличению доверия к деньгам. Затем Рузвельт отнял у населения золото, чтобы не мешать государству самому решать, сколько выпускать денег. Второй важной мерой стало увеличение денег в обороте через государственные структуры. Деньги же, утраченные во время депрессии большинством американцев, не просто потерялись. Они перетекли в руки тех, кто заранее знал о биржевом крахе и вложил свои деньги в золото перед самой депрессией. Золото же всегда было самым надежным способом сбережения средств.УЖЕСТОЧЕНИЕ ПРАВИЛ ИГРЫ В ЭКОНОМИКЕ 16 июня 1933 г. Конгресс принял Закон НИРА о реконструкции национальной промышленности, который устанавливал государственную помощь индустрии и государственный контроль за честностью взаимоотношений в бизнесе. В условиях отмены анти-трестового законодательства бизнес получил возможность саморегулироваться, а профсоюзы право на коллективную защиту. Главной целью было прекращение конкуренции за счет рабочих, отсюда повышение покупательной способности населения и все это способствовало выходу из кризиса. Всем ассоциациям предпринимателей предписывалось вырабатывать кодексы «честной конкуренции», определявшие условия, объем производства, минимальный уровень цен. Кодекс должен был разрабатываться торговыми группами, а если их нет, то вводился без особых оговорок сверху. — право рабочих на организацию; — запрет дискриминации при найме на работу членов профсоюзов; — минимальный уровень зарплаты; — максимальная продолжительность рабочего дня; — фиксация цен; — продавать продукцию по ценам, ниже минимально установленных, нельзя.Во 2-ом и 3-ем разделах речь шла об оказании помощи нуждающимся, о создании организации общественных работ (финансируемых за счет налогоплательщиков) [4].РЕФОРМЫ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В области сельского хозяйства «новый курс» состоял в попытках остановить процесс разорения фермеров, и поднять цены на сельскохозяйственную продукцию путем сокращения производства и уменьшения посевных площадей, за что фермерам выплачивались премии. 12 мая 1933 г. был принят парадоксальный закон «О регулировании сельского хозяйства», устанавливающий субсидии за сокращение производства продукции аграрного сектора. Поскольку рынок сельскохозяйственной продукции, на который работали фермеры США, вдруг оказался для них закрытым благодаря принятым многими странами протекционистским мерам, пришлось принимать меры по сокращению поголовья скота и посевных площадей, чтобы повысить цены до уровня, при котором хотя бы окупались затраты. Фермерам предоставлялась компенсация за каждый незасеянный гектар и средства брались из налогов на компании и из 30% налога на муку и хлопчато–бумажную пряжу. До этого цены были очень низкими. 10 млн. акров под хлопок, 1/4 посевных площадей зерновых уничтожено, 6 млн. свиней ушло под нож. Сама природа способствовала успеху в борьбе с понижением цен, т.к. в 1936г. в США была жесточайшая засуха, песчаные бури, что привело к снижению урожая и повышению цен на сельскохозяйственную продукцию. Также были приняты меры по консолидации фермерской задолженности, фермерам предоставлялись кредиты и скоро прекратилась массовая продажа ферм с аукционов. Таким образом, к 1936 г. доходы фермеров были вполне нормальными, но 10% фермеров за эти смутные годы разорилось. Аграрная политика Ф. Рузвельта была на руку крупным фермам, которые могли сравнительно безболезненно сократить часть своих посевных площадей. Эти фермы, пользуясь правительственными субсидиями, в большом количестве приобретали сельскохозяйственные машины и химические удобрения, что повышало производительность труда и урожайность, и, несмотря на снижение посевных площадей, позволяло сохранить размеры производства на прежнем уровне. Благодаря этому процесс концентрации земельной собственности усилился, о чем свидетельствовало сосредоточение к 1940 г. в руках 1,6% общего числа ферм 34 % сельскохозяйственных площадей. В то же время 38% ферм использовало менее 5 % этих площадей, и эту группу ферм правительственная помощь, как правило, обходила.РЕФОРМЫ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ «Новый курс» предусматривал также ряд социальных мероприятий, направленных, прежде всего на сокращение безработицы. Была принята программа общественных работ (строительство автострад, аэродромов, мостов и т.д.) с привлечением безработных. Была введена система выдачи минимальных пособий бедствующим безработным. В марте 1933 г. на базе Закона НИРА был создан Гражданский корпус сохранения ресурсов. Задачей было направление безработной молодежи в лесные регионы для сохранения ресурсов. К лету для этой цели были созданы спецлагеря, где побывало 250 тыс. молодых людей (от 18 до 25 лет), которым предоставлялась бесплатная еда, жилье, форменная одежда и зарплата в 1 доллар в день. Руководили ими офицеры из резерва Вооруженных Сил. Работами по сохранению ресурсов являлись: строительство автомагистралей, очистка лесов, создание лесонасаждений, благоустройство парков, т.е. общественно-полезные работы. В январе 1934 г. на них было занято 5 млн. человек, а пособия получали 20 млн. человек. В мае 1933 г. был принят Закон о федеральной чрезвычайной административной помощи. По нему штатам предоставлялись средства для оказания помощи нуждающимся. Был принят закон о социальной обеспеченности, по которому создавались пенсионные фонды, выплачивались пособия по безработице. Государство признало права профсоюзов. К 1936 г. Кодексами честности, разработанными на основе Закона НИРА, охвачено 99% промышленных компаний и хотя консервативно настроенный Верховный суд, блюдя «священные принципы» отменяет NIRA, как антиконституционный акт, — но кодексы де-факто сохраняются: игра по правилам предпочтительнее. В 1935 г. был принят закон Вагнера-Коннэри «О трудовых отношениях», который провозглашал необходимость коллективной защиты трудящихся через профсоюзы, запрещал преследование рабочих за создание профсоюзов и участие в стачках и подтверждал право рабочих заключать с предпринимателями коллективные договора. Закон запрещал дискриминацию членов профсоюзов. Однако для урегулирования споров между рабочими и предпринимателями вводился принудительный арбитраж. Устанавливалось обязательное заключение коллективного договора. Была создана комиссия по борьбе с дискриминацией при найме на работу.В 1937 г. был принят Закон о справедливых условиях труда, согласно которому — запрещалось использование детского труда; — устанавливался минимум З./п. (25 центов в час, а в течение 6-ти лет был доведен до 40 центов в час); — устанавливалась максимальная продолжительность рабочей недели (44 часа, а затем в течение 2-х лет до 40 часов);Рузвельт также пытался реформировать Верховный Суд, опасаясь, что он отменит законы Вагнера и социального обеспечения. И хотя реформа суда не удалась, но и законы остались, так как Верховный Суд не стал их отменять. Для борьбы с безработицей американское правительство организовало общественные работы, затратив в 1933-1939 годах на их финансирование более 12 млрд. долларов. Рабочие строили дороги и мосты, которые работают до сих пор. И эта работа давала им возможность не умереть с голоду. Для сокращения молодёжной безработицы в 1933 году власти создали также полувоенную организацию Cи-Си-Си: Civilian Conservation Corps. Через трудовые лагеря ССС, размещённые по всей стране, за десятилетие прошло около двух миллионов молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет, которые трудились там на общественных работах за 30 долларов в месяц. В 1938 г. Рузвельт объявил о начале осуществления плана «Подкачки насоса». Суть его состояла в том, что спрос должен был повыситься с помощью гос. инъекций в экономику (строительство жилья, автомагистралей и т.д.). Было увеличено количество людей, получающих пособия. Во время Великой депрессии в США для расшивки нехватки денег и недопущения их оттока в виртуальные пузыри использовались псевдо-деньги, а также сегментация денежного рынка. Так, существовали деревянные деньги в Тенино, штат Вашингтон, картонные деньги в Рэймонде, штат Вашингтон, обеспеченные кукурузой деньги в Клиар Лейк, штат Айова. Были выпущены купоны, которые обменивались на товары и услуги там, где не хватало федеральных долларов. Купонами платили учителям в Вилдвордебе штат Нью-Джерси, зарплаты в Филадельфии и многих других штатах. Купоны выпускали правительства штатов школьные округа, торговцы, ассоциации предпринимателей, различные агентства и даже частные лица. Издатель газеты «Springfield Union» в штате Массачусетс Сэмюель Боулз рассказал историю эмиссии купонов его газетой. Во время банковского кризиса 30-х годов она платила сотрудникам купонами. Их можно было потратить в магазинах, дававших объявления в газете, а магазины затем расплачивались купонами за рекламу в этой газете, замыкая круг. Как видим, никаких правительственных долларов не понадобилось. Купон был так популярен, что клиенты стали просить выдавать им сдачу купонами: они знали издателя и больше верили в его деньги, чем в федеральные доллары". Итак, были приняты все меры, чтобы успокоить население реформами в социальной сфере и не допустить в дальнейшем паники. Были точно определены границы уступок трудящимся (представители профсоюзов не входили в правительство). Хотя и возникло недовольство крупных бизнесменов, но оно было устранено. РЕЗУЛЬТАТ Все эти меры оказались весьма эффективными. За несколько месяцев 1933 г. объем промышленного производства возрос на 70%, а к июлю этого года он равнялся 90% от уровня 1928 г. Но развитие было очень медленным — после 1929-33 гг. снова небольшая депрессия на 2-3 года, и лишь затем подъем и в 1937 г. — снова кризис. Можно выделить следующие способы борьбы с кризисом. Это, прежде всего общественные работы, через которые деньги доставлялись непосредственно потребителям. Далее получив деньги, работники шли на рынок продовольствия и запускали спрос там. Сельское хозяйство, потребляя машины, запускало спрос в промышленности. Но этот путь оказался ограниченным. Экономическая политика Ф. Рузвельта не смогла спасти страну от очередного экономического кризиса, наступившего в 1937 г. и вновь поразившего экономику США сильнее других стран. За два года уровень промышленного производства в США упал на 21 %. Кризис 1937-1938 гг. вновь отбросил американскую экономику на полтора десятка лет назад. Объем промышленного производства в целом по капиталистическим странам упал на 11% (в США на 21%). Наиболее пострадавшими оказались выплавка стали (в США на 21%), судостроение (на 40%), в новых отраслях также отмечалось падение производства (в отличие от 1929-33 гг., когда авиапромышленность, радиопромышленность понесли незначительные потери). В 1937 г. производство автомобилей в США упало на 40%. Развития этот кризис не получил, т.к. был прерван подготовкой к войне. В целом, восстановление американской экономики заняло около 20 лет — окончательно США встали на ноги и вышли из депрессии только в 50-е годы. Помог американской экономике принятый 11 марта 1941 года закон о ленд-лизе, в рамках которого США впоследствии смогли осуществить колоссальные по объёмам поставки вооружений и военных материалов Британии, России, Китаю, Бразилии и многим другим странам. За один 1944 год национальный доход США составил $183 млрд., из которых $103 млрд. было потрачено на войну. Это в 30 раз превосходило темпы расходов, достигнутые во время Первой Мировой. На самом деле американский налогоплательщик оплатил 55% всех расходов Второй Мировой войны. Но, что не менее важно, практически каждая страна, вовлеченная в эту войну, многократно увеличила свой долг. Например, в США долг федерального правительства вырос с $43 млрд. в 1940 г. до $257 млрд. в 1950 г. — увеличение на 598%. За тот же период долг Японии увеличился на 1348%, Франции — на 583%, Канады — на 417%. Итак, последовательная, но интуитивно выработанная программа Рузвельта дала результат, но ничего нового в этой программе не было. Она была, по сути, продолжением реформ Гувера. Фактически рузвельтовский «Новый курс» был продолжением антикризисных мероприятий Гувера. К тому же Рузвельт был долгожданным новым лидером, обладал харизмой и умел вселять в людей оптимизм. Высокий авторитет Рузвельта позволил все эти реформы успешно осуществить. Американцы поверили Рузвельту и стойко переносили затяжной и болезненный процесс выздоровления экономики. Так Рузвельту досталась репутация спасителя Америки" . Нынешний мир и американское общество многому научились и сильно изменились за прошедшие десятилетия. Впрочем, как выразился бывший Госсекретарь США Генри Киссинджер, «человечество не повторяет своих старых ошибок, но постоянно делает новые» .

20 ноября 2015, 16:50

Книга о рисках роботизации получила приз FT/McKinsey

Бестселлер Мартина Форда "Восхождение роботов: технологии и угроза будущего без работы" назван лучшей книгой для бизнеса 2015 г. по версии издания Financial Times и консалтинговой компании McKinsey & Company.

03 октября 2015, 18:00

Периодическая система капитализма — Джим Роджерс

В декабре 2007 года миллиардер и "гуру инвестиций" (как его называют в западной прессе) Джим Роджерс продал свой особняк в Нью-Йорке и переехал в Сингапур, утверждая, что наступило время, когда основной инвестиционный потенциал мировой экономики перемещается на азиатские рынки: "Если вы были умны в 1807 году - вы переезжали в Лондон, если вы были умны […]

18 сентября 2015, 21:05

Жизнь в Гувервиллях или трущобы времен Великой депрессии в США

1933 год. Гувервилль в Центральном парке, Нью-Йорк. Вскоре после краха фондового рынка в октябре 1929 года и последующего наступления Великой депрессии, в США резко увеличилось количество безработных и бездомных граждан. По всей стране на пустырях, государственных землях и пустынных улицах начали возникать импровизированные хижины и лачуги из дерева и металлолома. В некоторых из этих поселений проживало до 15 тысяч человек. В народе их называли Гувервиллями, «в честь» Герберта Гувера — президента США, правительство которого обвиняли в случившемся экономическом кризисе. Жители таких деревень часто создавали неофициальные органы власти и самостоятельно обеспечивали уборку в трущобах. Вот так это было … 1933 год. Гувервилль в Центральном парке, Нью-Йорк.   К 1940 году экономика и уровень занятости в значительной степени восстановились и Гувервилли были снесены, а в некоторых случаях и сожжены полицией. Ну и что бы просто не смотреть молча эти снимки, давайте параллельно вспомним историю Великой Депрессии   1933 год.   Двадцатые годы в Америке прошли под знаком потребительской революции и последующего спекулятивного бума. Тогда рынок акций рос опережающими темпами — с 1928 по 1929 гг. средняя стоимость ценных бумаг взлетела на 40 % годовых, а оборот торговли увеличился с 2 млн акций в день до 5 млн.   Граждане, одержимые идеей быстрого обогащения, вкладывали все свои сбережения в акции корпораций, чтобы впоследствии продать их дороже. Как известно, спрос рождает предложение, и стоимость ценных бумаг росла с геометрической прогрессией. Американцев не останавливали завышенные цены на акции, и они, затягивая пояса, продолжали их покупать в надежде на хороший куш в будущем. Чтобы приобрести ценные бумаги, инвесторы активно брали кредиты. Ажиотаж с акциями породил пузырь, который, по законам экономики, рано или поздно должен был лопнуть.   3 января 1933 года. Посетители Гувервилля в Центральном парке. И время этого пузыря пришло в «чёрный четверг» 1929 года, когда промышленный индекс Доу-Джонса снизился до отметки в 381,17, а инвесторы в панике начали избавляться от ценных бумаг. За один день было продано более 12,9 млн акций, а индекс Доу-Джонса опустился ещё на 11 %. «Чёрный четверг» был первым звеном в цепочке кризиса 1929 года. Биржевой крах повлёк за собой «чёрную пятницу» (25 октября), «чёрный понедельник» (28 октября) и «чёрный вторник» (29 октября). За эти «чёрные дни» было продано более 30 млн ценных бумаг. Из-за биржевого краха разорились тысячи инвесторов, потери которых оценивались как минимум в 30 млрд долларов.   22 сентября 1932 года. Жители Гувервилля в Центральном парке собрались возле «The Mansion», главного здания в трущобах. Следом за разорившимися акционерами один за другим стали закрываться банки, которые активно выдавали кредиты на покупку ценных бумаг, а после биржевой паники признали, что не могут вернуть долги. За банкротствами финансовых учреждений потянулись банкротства предприятий — без возможности получить кредиты заводы и разного рода организации не могли существовать дальше. Следствием масштабного банкротства предприятий стал катастрофический рост безработицы.   1932 год. «Чёрный октябрь» 1929 года принято считать началом Великой депрессии. Впрочем, одного только биржевого краха было явно недостаточно для запуска столь масштабного экономического коллапса. Экономисты и историки по сей день спорят об истинных причинах возникновения Великой депрессии. Прежде всего, стоит отметить, что кризис начался не на пустом месте. За несколько месяцев до биржевого спада американская экономика уже уверенно скатывалась в рецессию — промышленное производство сокращалось 20-процентными темпами, одновременно с ним снижались оптовые цены и доходы населения. 1936 год. Житель Гувервилля в Портленде, штат Орегон. По версии ряда экспертов, Великую депрессию спровоцировал кризис перепроизводства товаров. В те годы их невозможно было купить из-за ограничения объёмов денежной массы — доллары привязывались к золотому запасу. Другие экономисты убеждены, что не последнюю роль сыграло окончание Первой мировой войны. Дело в том, что американская экономика сильно зависела от оборонных заказов, а после того, как наступил мир, их число сократилось, что и привело к рецессии в военно-промышленном комплексе США. Среди остальных причин, вызвавших кризис, экономисты называют неэффективную денежную политику Федеральной резервной системы США и повышение пошлин на импортные товары. Закон Смита-Хоули, призванный защитить внутреннее производство, привёл к снижению покупательской способности. А поскольку 40-процентная пошлина на импорт усложнила реализацию продукции европейских поставщиков в США, кризис перекинулся на страны Старого света. 1936 год. Садовник в своей хижине в Портленде, штат Орегон. Сильнее всех от кризиса, зародившегося в Америке, пострадали Германия и Великобритания. За несколько лет до краха Уолл-Стрит Лондон возродил золотой стандарт, приписав фунту довоенный номинал. Британская валюта стала переоценённой, из-за чего английский экспорт вырос в цене и перестал быть конкурентоспособным. Чтобы поддержать фунт, Великобритании не оставалось ничего другого, как брать кредиты за океаном, в США. И когда Нью-Йорк содрогнулся от «чёрного четверга» и остальных предвестников Великой депрессии, кризис двинулся в сторону Туманного Альбиона. А оттуда пошла цепная реакция по всем европейским государствам, только оправившимся от Первой мировой. Германия, так же как и Великобритания, пострадала из-за американской кредитной иглы. В двадцатых годах доверие к немецкой марке было невысоким, банковский сектор ещё не оправился от войны, а страна в это время переживала период гиперинфляции. Чтобы выправить положение и поставить экономику Германии на ноги, местные фирмы и муниципалитеты обращались к Штатам за краткосрочными кредитами. Экономический кризис, запущенный в октябре 1929 года в США, больно ударил по немцам, не успевшим снизить зависимость от американских кредитов. В первые годы Великой депрессии экономический рост Америки сократился на 31 %. Промышленное производство США обвалилось почти на 50 %, а цены на сельскохозяйственную продукцию обрушились на 53 %. 1936 год. Работник с частичной занятостью в своей лачуге под мостом Росс-Айленд в Портленде, штат Орегон. В начале 30-х годов Америка пережила две банковские паники — вкладчики бросились массово отзывать депозиты, а большинство финансовых учреждений были вынуждены остановить выдачу кредитов. Затем начались банкротства банков, из-за чего вкладчики потеряли 2 млрд долларов. С 1929 года денежная масса по номиналу снизилась на 31 %. На фоне удручающего состояния национальной экономики стремительно падали доходы населения, треть работоспособных американцев стали безработными. Гражданам не оставалось ничего другого, как выходить на митинги. Самой резонансной демонстрацией стал так называемый «голодный марш» 1932 года в Детройте, когда своё недовольство выразили оставшиеся без работы сотрудники завода Ford. Полиция и частная охрана Генри Форда открыли по митингующим огонь, жертвами которого стали четыре человека, и более шестидесяти рабочих получили ранения. 1933 год. Реанимация американской экономики началась после того, как в марте 1933 года страну возглавил Теодор Рузвельт, которому удалось обратить депрессию в подъём. Достигнуть перелома удалось благодаря политике «сильной руки». Новый президент избрал путь на принципиальное вмешательство и государственное регулирование процессов. Для стабилизации денежной системы была проведена насильственная девальвация доллара, временно закрылись банки (потом, при повторном открытии, им помогли кредитами). Деятельность крупных промышленных предприятий была регламентирована практически на плановом уровне — с квотами продукции, установлением рынков сбыта, предписаниями по уровням заработных плат. Вдобавок был отменён сухой закон, за счёт чего правительство получило серьёзную прибыль в виде акцизов. 16 июля 1934 года. Гувервилль в Сиэтле, штат Вашингтон. Ресурсы из производства перераспределились в сторону инфраструктуры. Особенно это касалось сельскохозяйственных районов страны, исторически наиболее бедных. В борьбе с безработицей миллионы американцев направлялись на строительство плотин, шоссейных и железных дорог, линий электропередач, мостов и прочих важных объектов. Это позволило облегчить логистические и транспортные задачи и дало дополнительный стимул для бизнеса. Также увеличились темпы жилищного строительства. А проведённые профсоюзные и пенсионные реформы подняли рейтинг команды Рузвельта среди широких слоёв населения, недовольных поначалу «шоковой» по американским меркам политикой, близкой к социализму. 1935 год. В результате к концу 30-х экономика Штатов медленно «вставала с колен» — с эпизодическими спадами и некоторыми потрясениями, например рецессией 1937–38. Окончательно же победить Великую депрессию помогла Великая война — мобилизация мужчин добила безработицу, а многочисленные оборонные заказы наполнили казну деньгами, за счёт чего ВВП США во время Второй мировой вырос в два с лишним раза. источник текста 1938 год. Житель Гувервилля в центре Огайо. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. 1938 год. Еще немного старых ФОТО:  давайте вспомним про Пушкина на Страстной, а вот Когда то в Питере. Вот еще Москва 1909 года и История Дворца Советов в Москве плюс к этому Старая Москва Наума Грановского . Был когда то и Танк на крыше и Бассейн Москва. Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=76057

29 августа 2015, 16:41

В основе мировой резервной валюты под названием "доллар" лежит принцип Currency Board.

Такой вывод можно сделать, если проанализировать , каким образом доллар выполняет эту функцию в виде "золотовалютного обеспечения".Но для начала вернемся к предыдущим статьям о финансовом капитале, это Снова поговорим о финансовом капитале. и Снова поговорим о финансовом капитале. часть 2На нынешнем этапе капитализм находится в своей завершающей стадии, характеризующимся как концентрацией капиталов так и их вывозом, глобально обобщестившись в этом процессе в виде денежной единицы финансовой монополии- долларом США. Производство и обмен товаров между государствами отошло на второй план, на первый план вышел обмен капиталами через дочерние предприятия финансовго капитала- центробанки.Еще раз подчеркну, что имеется существенная разница между Центробанком в СССР и любым нынешним центробанком. Но перед тем, как я дам свое пояснение по этому поводу, процитирую мнение представителя австрийской экономической школы:Борис Львин: "Валютное управление" (currency board)...за последние десять лет произошел важнейший идеологический прорыв в вопросах денежной политике и организации центральных банков. Речь идет о появлении нового режима -- так называемого режима "валютного управления" (перевод английского выражения "currency board" неустоявшийся -- возможнны варианты типа "валютной управы", "механизма стопроцентного резервирования" и т.д.) Интересно, что с теоретической точки зрения в этом прорыве не было ничего нового по сравнению с тем, что писали последователи австрийской школы и двадцать, и сорок лет назад.Суть данной системы состоит в том, что все обязательства центрального банка (денежная база) полностью покрыты резервами в определенной иностранной валюте -- чаще всего в долларах. Фактически центральный банк отказывается от своих так называемых дискреционных прав, то есть прав по регулированию размера денег в экономике. Его денежная политика становится полностью пассивной, она перестает быть политикой в подлинном смысле слова. Центральный банк просто обменивает национальную валюту на иностранную валюту-"якорь" и наоборот.Такой подход можно приветствовать с этической точки зрения -- чем меньше дискреционных прав у государства, тем больше свобод у его граждан. Такой подход можно приветствовать и с экономической точки зрения -- вместо ненадежной и, как правило, конфискационной денежной политики национального центрального банка граждане могут рассчитывать на более предсказуемую денежную политику, проводимую в стране-"якоре". Иначе говоря, граждане страны с "валютным управлением" могут бесплатно наслаждаться плодами демократического и либерального контроля, которое американское общество осуществляет за деятельностью Федеральной резервной системы.Мы сказали "бесплатно" -- но ведь многие утверждают, что введение "валютного управления" связано с многочисленными трудностями и издержками. На самом деле все упирается в вопрос, что считать "издержками".Одним из основных условий и результатов системы "валютного управления" является то, что резко ограничиваются заемные возможности бюджета. Центральный банк уже не может осуществлять неограниченную поддержку государственного кредита. Реалистичное "валютное управление" требует, чтобы государственный бюджет постоянно сводился без дефицита; более того, желателен даже небольшой профицит для формирования чрезвычайных фондов правительства на случай непредвиденных бедствий и трудностей. Соответственно, правительство вынуждено сокращать финансирование каких-то направлений. Точно так же резко ужесточается кредитная политика коммерческих банков. К формированию своего кредитного портфеля они уже не могут подходить так же беззаботно, как раньше. А если учесть, что для очень многих стран характерен так называемый квази-фискальный дефицит (то есть когда правительство просит или заставляет банки предоставлять кредит тем или иным отраслям и предприятиям, несмотря на повышенный риск или низкую доходность такого кредитования - тем самым коммерческие банки замещают скрытые расходы бюджета), то неожиданная потеря привычных доходов для ряда групп населения оказывается резкой и чувствительной.Наконец, говоря о "валютных управлениях", следует сказать пару слов об их историческом происхождении. Как представляется, само использование этого выражения (currency board) вносит искажающее воздействие в вопрос о сути подобной денежной системы. Дело в том, что с середины прошлого века (вплоть до 50-х годов нынешнего) так традиционно назывались эмиссионные институты многочисленных английских колоний -- причем именно тех, которые были лишены представительного самоуправления (именно поэтому "валютных управлений" не было, скажем, в Австралии и Канаде). Имелось в виду, что в отсутствие общественного контроля частная эмиссия бумажных денег склонна порождать злоупотребления; во избежание этих злоупотреблений выпускать банкноты разрешалось только особым государственным органам, которые не выдавали кредитов и не принимали депозитов. Тогда не задумывались над какими-то другими преимущества этого механизма по сравнению с традиционными в то время системами, основывавшимися либо на частной эмиссии банкнот, либо на монополизации эмиссии каким-то одним, -- центральным, -- банком.Легко заметить, что страны с "валютным управлением" особенно сильно интегрированы в международную торговлю (в случае прибалтийских государств это, собственно, было одной из целей установления "валютного управления"; в Аргентине этот эффект проявляется в меньшей степени). Чем более активно участвует страна в мировой торговле -- тем более активно пользуется она преимуществами международного разделения труда, тем более эффективно используются ее природные, промышленные, транспортные, интеллектуальные ресурсы, тем быстрее растет процветание ее граждан.Режим "валютного управления" практически исключает массированный выпуск внутреннего государственного долга. Таким образом, валютный рынок и рынок государственного долга в этих странах почти полностью отсутствуют (точнее сказать, там нет рынка своей национальной валюты и своего национального долга). Предприниматели этих стран уже не могут зарабатывать на валютной и долговой "игре"; они вынуждены идти на подлинный рынок, производящий продукцию для удовлетворения спроса населения.Наконец, коммерческие банки в этих странах уже не могут рассчитывать на масштабную поддержку со стороны центрального банка. В принципе еще с конца прошлого века принято было считать, что такая поддержка является важнейшей задачей центрального банка (по-английски -- lender-of-last-resort function) -- так что центральный банк, принципиально отказывающийся от такой поддержки, сохраняет свое звание уже не вполне справедливо. Для коммерческих банков это означает гораздо более осторожный подход к своей кредитной практике. Банки в этих странах оказываются в среднем более надежными, менее склонными к авантюрным рискованным операциям. Как правило, конечно, эта похвальная осторожность приходит не сразу -- "валютное управление" должно сперва доказать свою принципиальную приверженность принципу стопроцентного резервирования в ситуации банковских крахов. Иначе говоря, чтобы банки вели себя ответственным образом, приходится допустить крах одного или нескольких из них. Но ведь это нормальная практика капитализма: не случайно банкротства в небанковском секторе ведущих капиталистических стран -- гораздо более частое явление, нежели закрытие банков, прикрытых щитом центрального банка.Процитированное понятие либертаринской школы нам показывает точку зрения банковского капитала на этапе зарождения капитализма, когда некапиталистический "рынок" действительно представлял собой этакую целину и непаханное поле для капитала, но на данном завершающем этапе и сверхконцентрации финансового капитала такое рассуждение  такое рассуждение оторвано от практики.Сейчас центральные банки представляют собой дочерние отделения ФРС, монополии американского финансового капитала, который через перекапитализацию собственной денежной единицы (иначе говоря, подразумевается неэквивалентный обмен капиталами), как конечной форме глобального капитала, осуществляет сбор "дани" на поддержание жизни рантье-"США насчитывают около 400 людей, чье общее состояние превышает триллионы долларов. Это просто неприличное, оскорбительное распределение богатства по стране. Огромное неравенство. Власть находится в руках примерно 0,001 % людей", — сказал Уилкерсон. Или сказать иначе, доллар США- это денежная единица капитала, некий эквивалент стоимости для международного обмена капиталом на этапе империализма.Понятно,что капитал обменивается при помощи технических возможностей, традиционно при помощи комьпютеров на электронной бирже и основную роль в обмене капиталов играют центральные банки. Центральные банки на данном этапе , имея прерогативу эмитировать обобществленную до национальной денежную единицу, эту денежную единицу начинают эмитировать относительно притока/оттока капитала, а не потребностей проивзодства товаров для удовлетворения потребностей людей, беря за основу ложные цели в оправдании собственной политики (так как капитализм находится в стадии вывоза капитала и необходимости обменивать этот капитал на ликвидный капитал, на который можно купить нужные товары, а не их производить самостоятельно-самостоятельно производить товары сейчас убыточно).Как можно увидеть, у данного либертарианца имеются заблуждения относительности "полезности" currency board, котрое довольно широко с разными нюансами применяется практически повсеместно- Центральный бак при проведении политики currency board превращается в этакую меняльную контору, не снабжая местные экономические субъекты деньгами для осуществления ими экономической деятельности- все становится подчинено вывозу капиталов, поэтому повсеместно проивзодство испытывает проблемы с оборотными средствами . Более того, при currency board нельзя заметить,что имеется строгое соответствие между валютными резервами и денежной базой в национальных деньгах, скорее, currency board- это политика осуществления колониального управления, когда все направлено на вывоз капиталов и денежная масса зависит от того, сколько нужно эмитировать национальных денег,чтобы вывезти капитал, отсюда же возникает инфляционное давление на меновую стоимость национальных денег, а далее их девальвация, обесценивающая в стоимости национальные деньги и делающей практически невозможной осуществление экономической деятельности, выраженной в деньгах, привязанных к currency board. Отсюда вполне естественно происходит долларизация экономики, так как привязываясь к доллару люди упрощают экономические взаимосвязи, когда сверхприбыль и прибыль капиталом фиксируется в долларах.Каким образом у нас образуется эта сверхприбыль в меновой стоимости доллара? Как понятно, я уже говорила- из-за монополии в денежных расчетах в международной торговле, заместив собой т.н. "золотой стандарт", вопрос с которым тоже непростой. Международные денежные расчеты между центральными банками основываются на прежнем "золотом стандарте" Бреттон-Вуда,с ценообразованием в Нью-Йорке и Лондоне, но уже с современным финансовым "ноу-хау" -не при наличии золота как такового у государств, а при наличии предоставления центральными банками друг другу кредитных линий (окон) в виде бухгалтерских записей в балансах. Как многие уже знают, эти балансы можно корректировать, но даже при наличиии технических возможностей это не выходит гладко- когда перекапитализированная стоимость через элетронные счета не поступает, образуется дефицит ликвидности и мгновенно происходят компьютерные сбои-это мы и видели 24 августа в довольно ярком проявлении. Но и позже него происходило аналогичное, размерами поменьше, например, 26 августа у десятков взаимных фондов и фондов ETF был сбой в предоставлении информации инвесторам о наличии у них в собственности активов.Стоит напомнить, что такое на самом деле "ликвидность": Ликвидность- это возможность актива принять денежную форму, а денежная форма-это конечная форма капитала. В свою очередь, капитал формируется за счет прибавочной стоимости, а не "добавленной стоимости". Наблюдая за обывателями, продающими "собственность" в виде недвижимости, обратила внимание, что прибыль многими обывателями воспринимается как разница между тем, за сколько купил и за сколько продал, т.е. за счет "добавленной стоимости"- так воспринимается прибыль торговцами , ростовщическим/спекулятивным капиталом и обывателями, которые случайно оказались в роли торговца или спекулянта. Но в действительности прибыль образуется не за счет разницы в меновой стоимости, все несколько сложнее, что не понимают как невежественный финансовый капитал, так и спекулянты , торговцы и пр. Но если прибавочная стоимость присваивается частично, то ее капитализирование терпит неудачу , капитал не воспроизводится, а только потребляется, поэтому накопления капитала не происходит, а значит, воспроизводство становится невозможным.Поэтому у нас создается довольно большая хаотичность в определении меновой стоимости национальных валют, так как все они включены в международную торговлю и их меновая стоимость подчинена возможности финансовой монополии получать сверхприбыли, а когда сверхприбыль не поступает, наступает кризис ликвидности на международном рынке капиталов, определение меновой стоимости денег усиливается и обостряется- монопольная валюта стремится удержать стоимость своего доминирования над остальными, поэтому все остальные валюты будут неизбежно девальвироваться против "резервной" валюты, а это, в свою очередь, еще больше усиливает дисбаланс как между капиталами, так и в международной торговле и снова усиливается хаотизация и все идет по спирали... или иначе это можно назвать "социализирование издержек убыточности финансового капитала".Начальная картинка- это картинка из еще одной статьи Джеффри П. Снайдера о евродолларе, когда он говорит о евростандарте, заменившего собой "золотой стандарт", т.е речь идет о т.н "бивалютной корзине", к которой в свое время был привязан рубль, если смотреть википедию, то " бивалютная корзина являлась операционным ориентиром курсовой политики Центрального Банка России в период с 1 февраля 2005 г.[1] по  10 ноября 2014 г". Понятно,что в таких условиях и опираясь на предыдущую статью Снайдера о мертвости бивалютной корзины, смысла в поддержке этой самой бивалютной корзины уже не было.26 июня 2007 года ЦБ провёл расширение коридора на 0,5 %, укрепив рубль к бивалютной корзине с уровня 29,93 до 29,78. Следующее расширение коридора последовало 9 августа 2007, когда корзина укрепилась с 29,76 к 29,67. С 25 сентября 2007 корзина держала нижнюю границу на уровнях около 29,6, а коридор составлял, соответственно, плюс-минус 40 копеек.Джеффри П. Снайдер: " Самый запутанным моментом является то,что в евродолларре есть название "евро". "Евро" обозначает лишь то,что "доллар", как капитал, находится на европейской территории, т.е это территориальное расположение американского капитала. В свою очередь, мостиком на европейскую территорию американскому капиталу служит Лондон, где устанавливается стоимость европейских капиталов, тем самым произошла концентрация американского капитала ,так как ценообразование золота устанавливается в Лондоне в соответствии с ранее установленными правилами. Но на самом деле "евродоллары" стали использоваться в качестве источника кредитования США, что можно увидеть на графике ниже- рост пузыря в США пошел именно после открытия "европейского окна" в виде "евро".Стала широко применяться кредитная экспансия на ипотечном рынке Европы через Швейцарский национальный банк, который имеет свое уникальное расположение в глобальной банковской структуре, позже являясь держателями 5% американских активов.Но евродолларовый стандарт не мог заменить золотого стандарта в международной торговле. В ходе "эволюции" банковской системы (финансовая система- это симулякр банковской, которая, соответственно, занимается эмиссией денежных суррогатов, т.е финансов) бивалютная корзина стала представлять собой некий трубопровод, снабжающий экономику постоянно эмитируемыми финансами. При помощи финансового монополизма и при поддержке политиков, банки расширили свою деятельность , не имея никаких ограничений, создавая доллары на основании генерирования различных производных, торгуя ими повсеместно, через все Центральные банки. Почему-то считается, что это огромная привилигия, исходящая из представления, что такое "резервная валюта", но на самом деле у этой привилегии нет никаких ограничений и нет никакой ответственности за последствия".Как я ранее упоминала о "бивалютной корзине", на основании которой плавал рубль в режиме currency board, но фактически такую же валютную политику проводил и Китай, на какие-то проценты сдвигая валютный коридор, придерживаясь некоего "фиксированного курса", в то время как производство товаров не дает ему в должной мере получить от этого прибыль- импорт товаров , расплачиваясь за это собственной валютой, оказался практически невозможным . Еще одна интересная статья Джеффри П. Снайдера, в которой он расскажет о Китае и нынешних его злоключениях-основная проблема в его размерах- все, кто имел дело с торговлей на бирже, знают, что если имеется большой массив актива, его сразу продать нельзя- может случиться тот самый обвал, так как покупателей на весь массив не будет, поэтому произойдет обесценение актива. Ликвидность биржевого рынка- вообще вещь сомнительная и удобна только спекулянтам. by Jeffrey P. Snider Like 2008 Never Happened  Джеффри П. Снайдер Как будто 2008 года и не было.Как только появилась информация о том,что Китай "девальвирует" собственную валюту путем продажи активов UST, сразу же стало много комментарием по этому поводу. Мне бы хотелось немного сказать по этому поводу, так как многие неверно понимают, что и как именно Китай "продает" и что это на самом деле означает.Торговля "резервными" валютами на форексе немного сложнее, чем торговля через брокерский счет , например, облигациями.Покупка и продажа американских "активов" через "официальные" каналы не основываются на том,чтобы национальные банки оценивают кредитоспособность США.  Все решается на основании спроса и предложения "долларов". В евродолларовм мире спрос и предложение "долларов" основывается на ставках краткосрочных кредитов глобальных банков друг другу-это ставки overnight, когда какой-либо банк имеет положительную позицию против того, кто имеет ему противоположную- (the “short”).  Именно эта противоположная позиция сыграла решающую роль в 2007 и в 2008 году и теперь мы видим то же самое снова.Что касается Китая, то тут имеется дополнительная сложность, так как внешняя "долларовая" ликвидность связана с внутренней, юаневой и основан на валютных остатках, которые разрешено для той или иной группы; эти разрешенные остатки у всех разные. И на это стоит посмотреть в свете того,что произошло 11 августа. Традиционно китайские банки предлагают цену "доллару" с внешнего баланса исходя из объема евродолларового рынка. Если происходит оттток "доллара", то делать ему противоположные позиции крайне проблематично, китайские банки могут только валютный коридор растянуть.После того, как предел валютного коридора достигнут, в ход вступает Народный банк Китая и решает, выдать доллары от себя или увеличить коридор в том размере, в каком это необходимо банкам. И т.н. "девальвация" юаня была последним- расширением валютного коридора до требуемых значений.За два дня до "девальвации" Блумберг сообщил, что не следует беспокоиться о внутреннем рынке казначейских билетов США:"Китай может достаточно широко отступать, но во время неопределенности трежерис имеет большой спектр покупателей",- так заявил Брендон Свенсон, сопредседатель RBC Global Asset Management. Активы китая упали по двум направлениям. Во-первых, имеется активная распродажа на сумму  $19.4 млрд различных нот и облигаций. Во-вторых, Китай решил не реинвестировать те ценные бумаги, срок погашений которых довольно близок. Это все позволило снизить долю Китая в долге США на $180 млрд".Я думаю,что самое большое заблуждение заключается в том,что общество представляет, когда слышит словосочетание "валютные резервы".  В большинстве случаев под "валютными резервами" понимается некое соглашение, где Центральный банк предлагает единственную и основную поставку физической валюты. Это ошибочное положение исходит из того, что прежний "доллар" был основан на Бреттон-вудской системе,когда осуществлялась поставка физического золота от одного центрального банка к другому. Но на самом деле, когда США во время правления Никсона закрыли "золотое окно", произошла замена физических "резервов" на долговую резервную валюту- евродоллар на самом деле не представляет собой доллар, как , впрочем и нефтедоллар. В основе нынешней резервной валюты лежит кредит (credit).Иными словами, сейчас глобально имеется банковская система, в основе которой лежит банковские балансы, базирующихся на кредитных "активах".Китай, поставляя "доллары", на самом деле тем самым сокращал свои балансы и сократил тем самым сальдо. Ниже приведена цитата из foreignpolicy.com:" Что же случится с деньгами, если Китай будет продавать трежерис?  Довольно распространенное заблуждение заключается в том,что Китай будет использовать вырученные денежные средства ,чтобы поддержать собственную экономику, финансируя ими инфраструктурные проекты или выручая проблемные банки. Но на самом деле происходит не так. Продажа частных активов и активов банка- это по сути разные вещи. Если китайская компания продаст какой-нибудь объект недвижимости в США, то тем самым выручит с их продажи доллары (а доллары покупателе возьмет у банка в кредит), затем передает их Центральному банку, чтобы он на эту стоимость валюты смог эмитировать юани, тем самым увеличив денежную массу и возможность увеличения кредитования.Но если Народный банк Китая будет продавать трежерис,то происходит прямо противоположное. Продав трежерис, он сокращает и внутреннюю денежную массу. Денежная масса может увеличиваться только путем увеличения валютных резервов, номинированных в долларе США."Вот эта последняя часть нам стала наиболее очевидной, когда Народный банк Китая пытался активно впрыскивать юаневую ликвидность, которая постоянно снижалась, так как снижалось внешнее сальдо резервной валюты. Чем больше продавалось трежерис, тем хуже становилась ликвидность, требующая постоянных "инъекций". Хотя до 11 августа все вроде бы было благопристойно, но после стало все больше хаотизироваться.Что мы знаем о "долларах" на тот момент. Ставки LIBOR в начале августа начали расти, MBS находился на многолетнем максимуме, т.е уже почва была неблагоприятная, а Китай только усилил ухудшившуюся тенденцию , серьезно продавив своим значительным размером (тут еще стоит вспомнить, что кроме Китая была и Бразилия).Еще одна цитата из той же статьи:"Когда китайские импортеры обменивают юань на доллары через PBOC, то эти доллары возвращаются обратно в США. Когда они же покупают американские активы в виде фабрики или дома, то это тоже идет на пользу американской экономике, т.к. продавец в этом случае получает доллары. Т.е. когда они инвестируют в новые активы  и тратят доллары на оплату трудов подрядчику, поэтому трежерис никуда не пропадают, они просто меняют руки".На самом деле произошло все не так, как написано выше- "доллары" исчезли, потому что это всего-навсего бухгалтерская приписка в банковских балансах, в отличие от фактических долларов. По сути Народный банк Китая сократил не только свою денежную ликвидность, но и текущий баланс  массового обмена. Он поставил на внутренний рынок “past” dollars вместо сокращения “current”, компенсируя оффшорные “dollars”. Иначе говоря, эпизод с Китаем нам говорит о том,что в 2015 году мы столкнулись с тем, что происходило в  августе 2007 года, когда "долларовая" ликвидность начинала испытывать серьезные проблемы , сокращаясь в глобальном масштабе, что позже привело к 2008 году.Был только вопрос времени, когда проблемы "резервной валюты" станут проблемами внутреннего американского рынка, а корпоративный кредитный пузырь тут отлично с юанем создал тандем. Однако, более важным является то,что существующие дисбалансы "доллара" не устранены. Чем больше волатильность, тем более имеется вероятности, что сжатие долларовой поставки будет усиливаться, так как денежно-кредитная математика , являющейся основой нынешней экономики является дополнительным внешним фактором в ограничении инструментов воздействия. Ярким примером этого служат действия китайского центрального банка, который был не только в отчаяньи справиться с проблемами, но и не имеет достаточных инструментов, вернее, не понимают динамику происходящего.Создается впечатление, что как будто и не было августа 2007 года; экономисты и политики просто вернулись к своему докризисному интеллектуальному состоянию отрицания , как только негативные факторы достаточно стихли. Но теперь, когда все это возвращается, они по-прежнему не имеют понятия, что "рынки" ожидает, активно стараясь забыть,что и в прошлый раз они ничего с этим поделать не могли.Как говорится, "они не думают, что потерпят неудачу". "Довольно интересная вещь. Эти "эксперты" в управлении никогда не задумывались о том,что потерпят неудачу  именно так, как это вышло. Вот каким образом они попали в неприятность- они просто не думают, что потерпят неудачу".Да, что касается возврата "долларов" во внутреннюю экономику в виде покупки "недвижимости", то эти деньги через банки идут на кредитование покупателей, например, об этом упоминает Дэвид Стокман в последней статье " Зловонный запах войны банкиров со вкладчиками".Накануне финансового кризиса в 1 кв.2008 года общий долг домохозяйств составил $13.957 трлн, снизившись на 400 млрд в 1кв.2015 года или на 3%. Темпы роста кредитования составляли 8,5% в год в течении 20 лет, значительно опережая номинальный рост ВВП.Задолженность на домохозяйство увеличилась с 80% до 220%.И вот теперь эти опасные придурки начинают утверждать,что денежные средства должны быть отменены (статья в Financial Times),чтобы центральные банки могли "стимулировать" депрессивную экономику путем установления отрицательных ставок. Банкиры теперь хотят экспроприровать сбережения путем введения ежемесячного налога, бросая кого-нибудь в тюрьму, кто посмел скрыть богатсттво за пределами системы, сохраняя и обращая их частным порядком".В принципе, учитывая историю США, экспрориацию вкладов и пенсионных накоплений, исключить нельзя- Америка уже проходила через подобное после аналога того,что происходит сейчас- Великая Депрессия и конфискация золота у населения, за счет чего пополнил свои карманы американский трест.А эта новость напоследок:Федеральный судья оставил в силе приговор,который лишает семью,проживающую в Пенсильвании, золотых монет, спрятанных дедушкой во время конфискации золота в 1933 году,на сегодняшний день оцененного на сумму в 80 миллионов долларов и передается право собственности правительству США. Основание-незаконное сохранение монет дедушкой Switt в то время,когда они должны быть переданы правительству. Тайник был обнаружен родственниками из Израиля после его кончины в 2003 году,в числе депозита и были определены как очень редкие монеты,имеющие коллекционную стоимость.Но адвокат,представляющий интересы семьи Switt считает,что такое решение суда поднимает еще больше вопросов,как например, правительство по современному законодательству не имеет возможности ограничивать права личной собственности и передавать эти права себе, поэтому будет подавать апелляцию.

26 июня 2015, 10:25

о Великой депрессии и путях выхода из неё

Тема великой депрессии уже поднималась в этом сообществе. Я же предлагаю на неё взглянуть со стороны национального патриотизма, и задуматься: почему американцы свои сложности делают поводом для национальной гордости, а нам пытаются навязать комплекс неполноценности? И так ещё раз о легендарной Великой депрессии:У Америки есть огромное природное преимущество перед Россией – климат. Даже в сельскохозяйственных районах Канады он намного мягче, чем в России и условия для земледелия существенно лучше. Те заселённые широты, которые в Канаде считаются севером, в России относятся к югу, а американские равнины существенно более влажные, чем русские степи.В южных штатах США в условиях субтропического климата фермеры снимают три (!) урожая в год. Никаких запасов сена на зиму и трат земли на это, просто выгони животное в поле – и всё. Фермеру в тёплых краях не надо надрываться, чтобы посеять всё за две недели, когда «день год кормит», чтобы уложиться в самые короткие в мире сроки вегетационного периода, а потом убирать срочно, до распутицы, заморозков и снега. Для дома достаточно поставить коробку из досок, которую можно практически не отапливать. По сравнению с климатом России – просто рай.Бывшая довольно долгое время рядовой страной, во время 1-ой мировой войны США резко рванула вперед, НО тут грянул кризис.В 1929 - крах нью-йоркской биржи. В богатой и свингующей Америке краху биржи по-началу не придали особого значения: обвал биржи даже не стал событием года для газеты «Нью-Йорк Таймс» - таким событием она назвала полет Ричарда Берда над Южным полюсом. Вторая банковская паника происходит весной 1931 года. Все эти месяцы власти никак не реагируют на набирающее обороты экономическое цунами. ВВП в 1930—1931 годы падает соответственно на 9,4 и 8,5 %, а уровень безработицы поднимается с 3,2 % на начало 1930 года до 15,9 % к концу 1931 года.В 1932 году ВВП сократился на 13,4 %, а всего с 1929 года — на 31 %. Уровень безработицы в 1932 году увеличился до 23,6 %. За три с небольшим года с начала кризиса лишились работы более 13 млн американцев. Промышленные запасы потеряли 80 % их стоимости с 1930 года, а сельскохозяйственные цены упали на 53 % с 1929 года.Кризис выходит из-под контроля и приобретает глобальные масштабы. В стране началось сокращение производства, наступила массовая безработица. Лопнуло 135 тысяч фирм. Миллион фермерских хозяйств потерпел разорение. Зашатались даже ведущие отрасли промышленности - сталелитейная и автомобильная - их производство упало на три четверти. Сегодня трудно представить себе всю глубину разразившегося бедствия. По дорогам Америки бродили голодные люди в тряпье, готовые работать за еду и ночлег, но работы не было. В городах к хлебным лавкам выстраивались бесконечные очереди. В парках и на пустырях выросли поселки лачуг из фанеры и жести. Народ прозвал эти трущобы «гувервиллями». Тогда вообще появилось много слов, производных от имени президента.Телега, на которой разорившиеся фермеры везли свой скарб, называлась «гувермобилем», старые газеты, которыми укрывались ночующие на скамейках бездомные – «гуверовским одеялом», а голод фермеров стал называться «гуверизация». Резко снизилась рождаемость. По всей территории США от 25 до 90 % детей страдали от недоедания (Overproduction of Goods, Unequal Distribution of Wealth, High Unemployment, and Massive Poverty, From: President’s Economic Council http://amhist.ist.unomaha.edu/lessons/Ruben%20Cano_Why%20did%20the%20Great%20Depression%20happen%3F_lesson_template_mps.doc )Федерально Резервная Служба явно со своей задачей не справилась. С 1929 по 1933 годы выпуск экономики США упал на 31%. С 1925 по 1933 годы в США обанкротилась половина банков.Около 5 миллионов фермеров и членов их семей лишились земель и жилья, то есть были выброшены в никуда. Дело в том, что земля, урожаи и скот многих фермеров находились в залоге у банков. А те, в свою очередь, принадлежали крупным олигархическим агроструктурам, которые забирали у разорившихся крестьян имущество за долги.Итоги первого года президентства Рузвельта были неоднозначны: в 1933 году падение ВВП замедлилось, но безработица выросла до 24,9 %. Безработные активно привлекались к общественным работам. В общей сложности в 1933—1939 годах на общественных работах под эгидой Администрации общественных работ (PWA) и администрации гражданских работ Civil Works Administration — СВА (это строительство каналов, дорог, мостов зачастую в необжитых и болотистых малярийных районах) численность занятых на общественных работах достигала 4 миллиона человек.Рузвельт опасался несбалансированного бюджета и расходы на 1937 год, когда, казалось бы, экономика набрала уже достаточные обороты, были сокращены. Это снова погрузило страну в рецессию 1937—1938 годов. Когда общество было полностью разорено, банкиры Федерального резерва США решили отменить золотой стандарт США. С этой целью они решили собрать оставшееся в США золото. Так под предлогом борьбы с последствиями депрессии была проведена конфискация золота у населения США.По подсчётам экономистов-исследователей Великой депрессии Коула и Оханиана, без мер администрации Рузвельта по сдерживанию конкуренции уровень восстановления 1939 года мог быть достигнут пятью годами раньше.Сейчас большинство экономистов-неоклассиков полагает, что кризис в США усугубили неверные действия властей.Тогда в распоряжение ФРС было множество инструментов влияния на денежную политику, но многие из них использовались неправильно и лишь усугубляли проблемы экономики. Например, норма резервирования с 1935 по 1937 годы выросла в два раза с 13% до 26% - это случилось в разгар Великой депрессии, когда ее нужно было наоборот снижать ( http://www.finmarket.ru/main/article/3268880 ) В 1939 году безработица все ещё оставалась на уровне 17 %. Некоторые указывают, что причиной окончания Великой депрессии стала Вторая мировая война, вызвавшая массовые закупки государством вооружения. Бурный рост в американской промышленности начался лишь в 1939—1941 годах на волне активного наращивания военных закупок.Как американцы относятся ко всему этому? Очень просто – «Мы через это прошли мы стали сильнее!» Более чем десятилетие отчаяния, идиотизма, голода, разорения и стагнации – повод для гордости и подтверждение стабильности строя. А теперь о том, что помогало укреплять дух нации в эти непростые годы.Политика Голливуда в начале кризиса состояла в том, чтобы делать вид, будто ничего не произошло и процветание по - прежнему ожидает Америку «за ближайшим углом». «В Голливуде нет паники», объявил в статье под этим названием «Моушн пнкчер» в марте 1931 г. Автор взял интервью у Уилла Хейса, который сообщил: «Ведущие продюсеры за собственный счет используют драматическую силу экрана, чтобы помочь рассеять те чисто психологические силы, которые задерживают приход процветания». Голливуд остался верен себе - на всем протяжении 30 - х годов он продолжает увеселять, развлекать и отвлекать.Уилл Хейз Президент Ассоциации кинопродюсеров и прокатчиков Уилл Хейс - ярый республиканец, бывший министр почт в правительстве Гардинга, а затем всесильный «король» Голливуда, человек с унылым лицом аскета, чьим именем был назван свирепый кодекс внутренней киноцензуры, имел достаточные основания, чтобы заявить в 1932 г.: «Экран - это средство развлечение, отдыха и информации, столь же необходимое для благоденствия нашего народа, как пиша, свет и тепло».В 1930 году Ассоциация производителей и прокатчиков фильмов (современная Американская ассоциация кинокомпаний) добровольно и по собственной инициативе приняла т. н. «Кодекс Хейса».Производители кинофильмов отдают себе отчёт в высочайшем уровне доверия к ним со стороны жителей всех стран мира...Они осознают свою ответственность перед обществом, основанную на таком доверии, а также на том, что развлечение и искусство оказывают глубочайшее воздействие на жизнь нации....... они признают, что в рамках данного развлекательного жанра они могут нести непосредственную ответственность за духовное и нравственное развитие общества, за улучшение принципов общественной жизни и, в значительной степени, за правильное мировоззрение людей./..../Искусство может быть безнравственным по своему воздействию на людей. Речь идёт о нечистом искусстве, непристойных книгах, развращающей зрителей драматургии. Эта продукция оказывает на людей очевидное отрицательное воздействие.Примечание. Часто провозглашается, что искусство само по себе находится вне морали и не может быть ни хорошим, ни плохим. Это так в отношении самого предмета, которым является музыка, живопись, поэзия и т. д. Однако этот предмет является продуктом деятельности чьего-то ума, а намерения этого ума во время создания данного предмета были либо нравственными, либо безнравственными. Кроме того, данный предмет оказывает определенное воздействие на тех, кто с ним сталкивается. В соответствии с кодексом, производители фильмов, входящие в Ассоциацию, обязались соблюдать три основополагающих принципа:1. Картины, подрывающие нравственные устои зрителей, недопустимы. Следовательно, нельзя изображать преступления, злодеяния, пороки и грехопадения таким образом, чтобы они вызывали симпатию в зрительской аудитории.2. Следует представлять нравственно «правильные» модели жизни3. Нельзя издеваться над законом, писаным или неписаным. Недопустимо склонять симпатии зрителей на сторону преступников и грешников.Частные положенияЗапрещалось издевательство над религией. Священник на экране не мог быть злодеем или комическим персонажем.Запрещалось изображать употребление наркотиков, а употребление алкоголя могло быть изображено только там, где этого требовал сюжет.Запрещалось раскрывать методы совершения преступлений. Сцены убийства должны были быть сняты так, чтобы не способствовать совершению подобных преступлений в реальной жизни.Запрещался показ обнажённого тела и провокационных танцев. «Сцены страсти» (то есть просто поцелуи и объятия) допускались только в ключевых сюжетных эпизодах, их длительность и откровенность были ограничены.Брак и семейная жизнь считались высшими ценностями; внебрачные отношения, пусть и уместные по сюжету, должны были быть представлены как недостойное поведение. При этом изображение смешанных браков (метисация) была под запретом.Запрещались любые, даже косвенные, ссылки на гомосексуальность и венерические заболевания. Показ человеческих родов (даже в виде силуэта) также был под абсолютным запретом.Запрещался широкий спектр «нецензурных» слов.Запрещался показ белого рабства.Не приветствовался принцип «око за око».И это сработало!Для миллионов растерянных и подавленных американцев кино в годы кризиса было средством забыться, уйти в другую жизнь, хоть ненадолго отвлечься от повседневных забот. Кино принимали как наркотик.«В эти дни безработицы тысячи людей согласятся со мной, что кино начинаешь по - настоящему ценить только тогда, когда у тебя в самом деле нет на него денег, когда выворачиваешь карманы, собираешь мелочь и видишь, что если обойтись без еды, то можно пойти на фильм... В то тяжелое время, что мой муж без работы, мы иногда выкраиваем 25 центов из своих скудных ресурсов и идем в кино. Фильм для нас -прикосновение красоты, волнения и интереса в жизни, которая стала унылой и однообразной».«Кино спасло меня и не дало сойти с ума от монотонности и тяжелой работы. У меня большая семья, и я надрываюсь по хозяйству весь день и часть ночи. Иногда я убегаю в кино. То, что я вижу на экране, отвлекает мои мысли от уборки, шитья и возни с кастрюлями. Я воображаю, что путешествую, ношу модные платья, что за столом мне прислуживает дворецкий. На другой день я думаю об этих фильмах, и все вокруг в самом деле становится краше».«Не презирайте кино, вы не знаете, что оно значит для нас -для потерянного поколения, для множества молодых безработных, живущих в мрачных городках со скудными библиотеками, где нам остается лишь шататься по единственной унылой улице. Кино -наши корабли и самолеты, наше счастье, которое нам не дано ни искать, ни найти, наша жизнь, наше веселье, даже наши скромные любовные приключения».Это подлинные письма зрителей, опубликованные в кинопрессе 30 - х годов и награжденные премиями в 10 долларов.На рекламу в кино тратится 100 миллионов долларов в год. Без рекламы Голливуду не удалось бы в свои самые неудачные годы -1933 - й и 1934 - й, когда на киноиндустрии начали сказываться последствия кризиса, удержать число зрителей на сравнительно высоком уровне - 60 миллионов посещений в неделю. http://www.kinokadry.com/us-kino-30e/p2_articleid/143 И вот он национальный герой Америки из фильма Капры «Познакомьтесь с Джоном Доу» с Гэри Купером в главной роли, вышедшем на экраны в 1941 году. Джон Доу – то же самое, что Иван Петров по-русски: среднестатистический человек, рядовой гражданин. Вот что он сам говорит о себе и таких, как он.Джон Доу: "Да, сэр, у нас, Джонов Доу, большая семья. Мы – те кроткие, что наследуют землю. Нас встретишь повсюду. Мы растим хлеб и добываем уголь, работаем на заводах и в конторах, сидим за штурвалом самолета и баранкой автобуса. Мы были всегда. Мы построили пирамиды. Видели, как распяли Христа. Были галерными рабами римских императоров, управляли кораблями Колумба, отступали из Москвы с Наполеоном и мерзли зимой в палатках с Вашингтоном. Да, сэр! Мы были повсюду с начала времен. /..../ Я знаю, многие из вас говорят: «А что я могу? Я - никто. Со мной не считаются». Ошибаетесь! С нами всегда считаются, потому что страна – это сумма таких, как мы. Но мы должны взяться за дело сообща. Мы не выиграем этот матч, если не станем одной командой. Вот что должен сделать каждый Джон Доу. Твой товарищ по команде – это малый, который живет рядом с тобой. Твой сосед – ужасно важная персона. Он нужен тебе, а ты нужен ему – так найдите друг друга. Если он болен, навести его. Если голоден – накорми. Безработный – найди ему работу. Для большинства из вас сосед – это незнакомец за высоким забором с сердитой собакой. Но ты не можешь быть незнакомцем для своего товарища по команде. Поэтому сломай забор, который разделяет вас. Сломай его, и ты тем самым сломаешь неприязнь и предрассудки. Сломайте заборы во всей стране, и вы станете и впрямь одной командой.""Новый курс" заставил всех американцев сократить потребление и работать, как проклятые. Помимо общественных работ, "новый курс" создал крупные государственные предприятия в США.

09 июня 2015, 19:50

Пикапы Chevrolet. История начинается.

Пикапы - самые американские и самые, на мой взгляд, интересные автомобили. Я их люблю и хочу о них рассказать. А чтобы меня не обвиняли в "монетизации" сделаю это на примере марки, больше не представленной на нашем рынке. Не думаю, что GM хотя бы поблагодарит меня за эту публикацию.По некоторым данным, несколько самых первых пикапов Chevrolet были произведены еще в 1914 году. Они предназначались не для продажи, а для перевозки всевозможных грузов по территории автомобильного завода. так сказать, для внутреннего пользования! Понято, что ни один такой автомобиль не сохранился. Первые серийные пикапы были построены в городе Флинт, штат Мичиган, 22 ноября 1916-го и отгружены с завода 2 декабря того же года. Эта дата считается официальным выходом Chevrolet на рынок легких грузовиков. Машина, которую вы видите на фото, это современная реплика одного из первых пикапов Chevrolet 490.1918 модельный год ознаменовался выпуском сразу двух грузовых моделей. Обе они представляли собой грузовое шасси с металлическим капотом, под которым был установлен четырехцилиндровый бензиновый двигатель. В то время покупатели обычно сами оснащали автомобили деревянными кабинами, грузовыми платформами или кузовами, в зависимости от своих потребностей. На картинке вверху, пассажирская модификация модели Light Delivery. Я где-то читал, что в те годы за такой автомобиль просили $595. Немало, ведь это были другие, полновесные доллары, не те, что сейчас... Более тяжелая модель, построенная на той же базе, носила индекс T (Truck). Она отличалась усиленным шасси и ее грузоподъемность достигала одной тонны - вдвое больше, чем у Chevrolet 490. На машину устанавливался 37-сильный двигатель. Его мощности хватало, чтобы грузовик развивал скорость до 40 км/ч. В 1918 году чтобы купить такое транспортное средство нужно было выложить более 1000 долларов!В 1930 году на смену грузовым шасси пришли полноценные пикапы заводского производства. Компания Chevrolet приобрела кузовную фирму Martin-Parry и начала сама производить пикапы со стальной кабиной и установленным на заводе кузовом. Сердцем новых пикапов стал рядный шестицилиндровый двигатель. Его конструктивная особенность заключалась в верхнем расположении клапанов. Такие моторы стали характерной чертой практически всех пикапов Chevrolet следующих десятилетий.На фотографии модель Chevrolet Roadster Delivery, который впервые "засветился" в музыкальной кинокомедии "Follow Thru", вышедшей на экраны в 1930-м году. Видимо, в этом фильме что-то было связанно с гольфом, не случайно же сидящие в кузове актрисы держат в руках клюшки!К середине 1930-х полутонные автомобили с заводскими стальными кузовами стали основой рынка пикапов, где фирмы Mack, Studebaker и International конкурировали с Chevrolet, GMC, Ford и Dodge.В середине 1930-х годов, когда экономика США начала восстанавливаться после Великой депрессии компания Chevrolet вывела на рынок новые модели легких грузовиков обтекаемой аэродинамической формы, которая до сих пор считается эталоном дизайна той эпохи. Помимо прочих усовершенствований, модели образца 1937 года обрели усиленный кузов и более мощный 78-сильный двигатель.Этот пикап Chevrolet образа 1937 года с честью выдержал изнурительное путешествие длиной 10 245 миль по Соединенным Штатам, проходившее под наблюдением Американской автомобильной ассоциации (ААА). Кстати, средний расход топлива составил 11,3 л/100 км - неплохо даже по современным меркам!В начале 1947 года Chevrolet представила легкие грузовики серии Advanced Design – первые среди всех автомобилей корпорации General Motors, полностью обновленные после Второй мировой войны. Замысел рекламщиков и производителей состоял в том, чтобы сделать утилитарные машины более яркими, выразительными и привлекательными для потребителей. Дизайнеры компании, действую по команде маркетологов, шире расставили фары, установив их на крылья, а также подчеркнули решетку радиатора пятью горизонтальными планками. Получилось неплохо! На фото - полутонный пикап Chevrolet Advanced Design 1947-го модельного года.Машины, выполненные в этой, удачно найденной, стилистике, продержались на конвейере с 1947 по 1953 год, а затем, в начале 1955 года, был обновлен дизайн передней части (на фото вверху).После выхода на рынок моделей серии Advanced Design предпочтения американских покупателей стало постепенно смещаться в сторону пикапов. Если перед войной соотношение между продажей пассажирских автомобилей и легких грузовиков составляло примерно 4:1, то 1950 году уже 2,5:1. Пикапы стремительно набирали популярность! В середине 1950-х годов, полностью восстановившаяся после войны Америка переживала потребительский бум. Покупатели стали еще более разборчивыми и требовательными к дизайну и техническим характеристикам автомобилей. В связи с этим, в 1955 году Chevrolet представила публике совершенно новую линейку пикапов Task Force, дизайн которых перекликался с престижной легковой моделью Chevrolet Bel Air. А в качестве опции на пикапы стали устанавливать более мощные двигатели V8.В 1955 году была выпущена специальная версия пикапа Cameo Carrier. Это была уже не "рабочая лошадка", а стильный автомобиль, более уместный на подъездной дорожке к роскошному особняку, чем на ферме или заводской площадке. Можно считать, что именно с этого момента большие американские пикапы перестали быть чисто утилитарными транспортными средствами. Модель Cameo Carrier производился относительно недолго, всего лишь до 1958 года. Но ей на смену уже шли новые еще более роскошные пикапы. 1959 год. Красавица Chevrolet El Camino просто очаровала публику эффектным дизайном с характерными для того времени «килями» как у легковых моделей Chevrolet и функциональностью полутонного пикапа. Впрочем, грузить в такую машину сено и солому вредил кто-то стал. "Фермерской" эта машина могла быть только на постановочных рекламных фотографиях а в повседневном использовании ее практичность, как говорится, оставляла желать... Вскоре это поняли и покупатели. Восторги поутихли и производство El Camino по-быстрому свернули, для того... чтобы возродить через три года! Но уже в новом качестве. С мощным двигателем V8 под капотом Chevrolet El Camino 1964 модельного года стала одним из первых маскл-каров компании. Еще за два года, до появления легендарного Camaro! А в 1968 году появилась спортивная версия пикапа. Ее назвали El Camino Super Sport. С тех пор все самые "заряженные" модели Chevrolet стали носить индекс SS.Но я как-то забежал вперед. Помимо El Camino в 60-е годы встречались еще более причудливые пикапы. Например Chevrolet Corvair Rampside 1961-го года.Интереснейшей особенностью этой модели стал второй откидывающийся борт, находящийся сбоку, как дверь у микроавтобуса. Да и внешне пикап Chevrolet Corvair здорово напоминал автобус. А еще он был заднемоторным - шестицилиндровый опоенный двигатель находился под полом. Конструкция получилась слишком уж оригинальной и покупатели ее не оценили. Источники утверждают, что таких машин было выпущено всего-то около 800 штук. Тем не менее, своей страницы в истории пикапов Chevrolet модель Corvair достойна!На этом мы пока остановимся. Продолжение следует!

19 мая 2015, 12:18

Новая холодная война - Взгляд из-за границы

Подборка переводных статей на тему войны конфликта между Россией и США, где можно заметить некоторые тренды отражающие восприятие этой войны за рубежом.Украине нелегко разорвать экономические связи с РоссиейРазвернуть экономику на Запад нелегко. Компании стараются конкурировать с европейскими фирмами.Бердичев, Украина. Плакаты, приветствующие украинские войска, сражающиеся на востоке страны, сброшенная статуя Ленина, слово «Россия» в названии банка, выкрашенное сине-желтыми цветами украинского флага.Но директор машиностроительного завода, расположенного в двух часах езды от Крыма, желая поднять продажи, следует привычной дорогой — в Россию.«Это наш враг, но мы не обязаны прекращать торговать с ним. На заводе работает тысяча человек. Им всем нужно кормить семьи», — говорит Игорь Щесняков, 46-летний директор завода «Прогресс».Прозападное украинское правительство старается отвернуться от России. Оно подписало соглашение об ассоциации с Европейским союзом, получило миллиардные кредиты и другие виды помощи от западных стран, а также приняло законы об удалении советской символики из общественной сферы.Но переориентировать экономику на Запад гораздо труднее. Большинство тяжелой промышленности, созданной еще в советскую эпоху, тесно связанно с Россией, и с трудом может конкурировать на европейском рынке.Конфликт с сепаратистами на востоке Украины сократил экспорт в Россию на 60% до суммы в миллиард долларов в первом квартале 2015 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт в Европейский союз сократился на треть до размера 3,3 млрд. долларов, сообщила государственная статистическая служба.В первую четверть года ВВП сократился на 17,6%, а объем промышленного производства сократился на одну пятую.Больше всего пострадали предприятия в зоне конфликта или рядом с ней. Пострадало оборудование, пострадали цепи поставок. Слабеющий рынок России наносит болезненный удар и по заводам, расположенным в тысячах километрах от нее, в том числе, по «Прогрессу». Эти фабрики долгое время зависели от российских покупателей промышленной продукции, а теперь пробиваются на европейский рынок.На вершине славы завод «Прогресс» был центром города с населением 80.000 человек, давал работу 7600 людям, располагал плавательным бассейном и спортивным залом. Основная продукция завода, фильтры, используемые в металлообрабатывающей и горнодобывающей промышленности, поставлялась в Россию.Завод получил несколько сильных ударов после распада СССР в 1991 году. В 2013 году предприятие только начало приходить в себя после мирового финансового кризиса, говорит Щесняков, и тут Москва начала ставить палки в колеса, из-за наметившегося сближения Украины с Европейским союзом. Россия запретила некоторые украинские товары, ввела ужесточенные таможенные проверки в отношении других и начала поощрять россиян покупать местные товары.В результате были сокращены часы работы оставшихся 1.100 рабочих. Зарплата за полную ставку составляет около 3000 гривен (примерно 150 долларов).Россия призывает Украину присоединиться к своему новообразованному Евразийскому экономическому союзу, если она хочет получить преимущественные торговые связи, а также потребовала переписать договор о свободной торговле с Европейским союзом — или быть готовой к новым ограничениям.Для «Прогресса», над чьим офисом по-прежнему висит красная советская звезда, Евросоюз предлагает не так уж много.«Европа нас не ждет. Наша продукция там не нужна, — говорит Щесняков. — Мы пытаемся пробиться на европейский рынок, но наша доля крайне незначительна».Другие говорят, что владельцы лишь выкачивают деньги из предприятий, делая незначительные вложения, которых не хватает для улучшения производства или для прорыва на новый рынок. «Европейские технологии в несколько раз лучше», — говорит Геннадий Лозовский, заместитель директора «Прогресса». Падение курса гривны не помогло заводу, так как завод зависит от поставок иностранных деталей, сказал он, указывая на итальянский термометр и на словацкий счетчик на своем столе.Более крупные предприятия тоже пострадали, в том числе, производители труб и железнодорожных вагонов. Самый большой на Украине завод по производству стали, принадлежащий крупнейшей в мире компании ArcelorMittal практически полностью прекратил поставки в Россию и ищет новых покупателей на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Я бы солгал, если бы сказал, что легко продавать товар на один рынок, а потом быстро переориентироваться на другой рынок», — сказал в марте министр экономики Украины Айварас Абромавичус.Украинский сельскохозяйственный экспорт, включая злаки, пострадал намного меньше, так как практически не зависел от российского рынка.Владимир Власюк, директор консалтинговой фирмы, которая работает с компаниями, занимающимися экспортом, считает, что главный шанс Украины на восстановление экономики — это если Запад будет использовать ее в качестве производственной базы.ьЭта модель помогла одной фирме из Бердичева добиться процветания. Крупнейшая в городе фабрика по производству одежды была куплена венгерской компанией десять лет назад и теперь продает 90% продукции в Европу, говорит глава предприятия Галина Стукало.Средняя зарплата в месяц составляет 3.600 гривен (примерно 175 долларов), и была повышена в последние месяцы, чтобы компенсировать падение курса национальной валюты. Галина Стукало говорит, что завод недавно нанял нового охранника, мужа одной из сотрудниц, который до недавнего времени работал на «Прогрессе».Но это предприятие — исключение. Стены и фонарные столбы оклеены объявлениями, предлагающими работу в Польше, входящей в Европейский союз.Джеймс Марсон (James Marson)http://www.wsj.com/articles/in-ukraine-economic-ties-to-russia-are-hard-to-break-1431921181 - цинкЗапад говорит о новой холодной войне. Для русских она уже началасьПродолжая изолировать Кремль, Запад подпитывает старые обиды.Я посещаю основные регионы России вот уже на протяжении 30 лет и была свидетелем всего — от эйфорических ожиданий после падения коммунизма и наступившего процветания до недавнего политического отчаяния. Но поехав туда в первый раз после аннексии Крыма, я, тем не менее, была поражена увиденным.Я увидела страну, готовую не к какому-то замороженному конфликту или к войне чужими руками, а к реальной вещи — к полномасштабной войне против Запада. Никогда мои друзья не были такими любезными — но на этот раз заметна была их озабоченность — они были не уверены в том, где и как мы вновь сможем встретиться.Верно то, что подобное умонастроение явилось результатом интенсивной медийной кампании Кремля в течение последнего года. Но я быстро смогла понять, что большинство из них разделяют мрачноватый взгляд правительства относительно Запада с его «выхолощенными концепциями» демократии и свободы.Поскольку этот режим зациклен на идее возвращения империи, крупный конфликт, на самом деле, представляется возможным. Российские самолеты и подводные лодки играют в военные игры у берегов Европы. Однако один самолет, оказавшийся в воздушном пространстве прибалтийских государств, может спровоцировать ответный удар НАТО с применением обычных вооружений, который, в свою очередь, может стать искрой для нанесения превентивного ядерного удара со стороны России — это будет стратегический ответ, порожденный боязнью показаться слабым перед лицом превосходящей войной мощи Соединенных Штатов.В то время как НАТО изо всех сил пытается убедить своих членов расходовать 2% своего ВВП на оборону, Россия в этом году более чем вдвое увеличивает свой военный бюджет и доводит его до 4,2% ВВП, и при этом сокращаются все остальные бюджетные расходы, включая затраты на здравоохранение и социальное обеспечение. Проведенный в субботу в Москве Парад Победы был чем-то большим, чем просто празднование победы, — это была демонстрация военной силы.Между тем российский экономический кризис углубляется в этом году. Заработная плата правительственных чиновников заморожена. Оплата труда в частном секторе снижена почти на 10%. Путин объявил о том, что его заработная плата сократится в этом году на 10%, однако, если имеющиеся оценки верны, то его истинное, теневое состояние составляет от 70 до 200 миллиардов долларов, и поэтому он вряд ли что-либо почувствует. Несмотря на кризис, его поддержка жителями страны превратилась в нечто похожее на поклонение.Каким образом мы оказались в этой абсурдной и опасной ситуации? В конце холодной войны русские полагали, что они станут частью расширенной Европы. Вместо этого в результате комбинации из триумфаторства и невежества мы подыграли старым российским страхам относительно обособленности и жертвенности.Обычный взгляд на Западе состоит в том, что вина в этом Путина и его клептократического режима. Согласно этому нарративу, существующий режим перешел в наступление после обвала цен на нефть. Он отвлек внимание от своей собственной неспособности диверсифицировать экономику, использовав для этого нападки на внешнего врага и начав блестящую пропагандистскую кампанию.Подобная версия событий, хотя она и не является неверной, слишком легко снимает ответственность с Запада. Когда советский режим перестал существовать, доминирующее положение на Западе занимало мышление, ориентированное на свободный рынок. Находящиеся во власти люди, на самом деле, приняли на веру идею о том, что мы переживаем период «конца истории» и что в однополярном мире внешняя политика будет заниматься исключительно борьбой за рынки.В Америке и Британии правительственная поддержка изучения стран бывшего советского блока была сокращена. Американский Госдепартамент и британский Форин офис распустили исследовательские отделы, занимавшиеся информированием политиков. Тем временем пресса, столкнувшаяся со своим собственным экономическим кризисом, так же сократила штат своих иностранных корреспондентов. Запад просто перестал серьезно и глубоко размышлять по поводу России и ее соседей.Однако когда речь зашла об обороне, мы не повели себя так, как будто мы ожидаем конца истории. Вместо того чтобы ликвидировать наши оборонные структуру времен холодной войны, то есть НАТО, мы заново изобрели ее как альянс, деятельность которого может быть интерпретирована только как направленная против России. Мы продолжили расширять его на восток, все ближе к российским границам. В ответ Россия стала вести себя агрессивно — сначала в Грузии, затем в Крыму и на Украине — из-за вторжения в ее сферу влияния.Запад не соглашался с подобной позицией и утверждал, что концепция сфер влияния относятся к прошедшей эпохе. Однако география не меняется, как не меняется и созданная ей чувствительность. Американская политика в отношении Кубы в постсоветскую эпоху основывается на том же принципе — вплоть до сегодняшнего дня. Куба уже давно перестала представлять военную угрозу для Соединенных Штатов. Однако была признана возмутительной сама возможность любой нации, находящейся так близко к американской границе, демонстрировать «враждебную» идеологическую преданность. Окончание холодной войны не изменило и историю. История продолжает наполнять содержанием идентичность, и так было всегда. Возьмите Украину: Киев, действительно, является родиной русской нации. Это имеет значение, так имеет значение то, что отцы-основатели Америки прибыли из Британии.Российское чувство идентичности, охватывающее безграничные просторы своей территории до границ Европы, всегда было патологически непрочным. Идентичность сплачивает, а лояльность разделяет. Возьмите, к примеру, Донбасс. Это родина донских казаков, кавалерийские части которых в течение многих поколений отлично служили русским царям. В советский период казаков жестоко преследовали за их верность царям. Однако этот регион стал также родиной иконы советского труда Алексея Стаханова, который смог добыть за одну смену 227 тонн угля. Стаханов был образцом для героического поколения советских рабочих, и все они трудились на Донбассе. Не удивительно, что в этом регионе конфликтующих между собой лояльностей Кремль с особой интенсивностью ведет свою пропагандистскую войну.Решение западных лидеров бойкотировать российский военный парад по случаю 70-ой годовщины победы над Германией может показаться вполне разумным в свете событий на украинской границе. Однако при этом не было принято во внимание то, насколько эмоциональной все еще является для русских концепция фашизма. Западные жители в течение многих лет хихикали по поводу шуток из телесериала «Алло, алло» и гусиного шага Джона Клиза (John Cleese), однако фашизм не является предметом юмора в России. Русские спрашивали меня, почему в Литве разрешают проведение маршей в честь пособников нацистов, уничтоживших 200 тысяч евреев? Почему, спрашивают они, Запад принял в Евросоюз и НАТО такие «этнократии» как Эстония и Латвия, в которых радикальной дискриминации подвергаются их русские жители?По данным Левада-Центра, уровень популярности Владимира Путина составляет 62%, и в этих цифрах отражается не только давнее географическое чувство опасности русских и не только их непоколебимая любовь к своей стране. Они отражают уязвленную гордость в связи с явным намерением Запада относиться к России как к врагу. Продолжающиеся западные санкции лишь усилят его популярность. Потому что Путин представляет собой всего лишь симптом нынешнего кризиса. Россия — это больше, чем Путин, намного больше.В субботу на параде в Москве министр обороны Сергей Шойгу перекрестился, проходя через кремлевские Спасские ворота. Этот неожиданный жест взбудоражил российскую блогосферу. Тот факт, что сам Шойгу является буддистом, не имеет значения. Находясь там во главе своего войска, министр обороны возродил старую традицию и сделал то, что делали русские генералы перед сражением. Российские блогеры также указывают на то, что этот жест проводит четкую разделительную линию между их культурой и Западом, «изгнавшим Бога из публичной сферы».Нам следует вновь начать серьезно воспринимать Россию, мы должны вновь включить ее в нашу культуру, а не пытаться в очередной раз ее изолировать. Карл Маркс предупреждал о том, что история повторяется — в первый раз как трагедия, а во второй раз как фарс. Однако нет ничего смешного в нынешней опасной ситуации. Нам следует помнить уроки первой мировой войны и внимательно к ним отнестись, пока еще не поздно.Сьюзан Ричардс (Susan Richards)http://www.theguardian.com/commentisfree/2015/may/14/west-cold-war-russia-west-ukraine - цинкStratfor - Вторая мировая война и истоки американского беспокойстваМы встречаем 70-ю годовщину окончания Второй мировой войны. Эта победа не возвестила о начале всеобщего мира. Скорее, она обозначила новый расклад сил и сложный баланс между ними. Европейские великие державы и империи пришли в упадок, и их заменили Соединенные Штаты и Советский Союз, которые стали исполнять старый танец под звуки новых музыкальных инструментов. Технологии, попутчики геополитики, развивались драматичным образом, и ядерное оружие, спутники и микрочипы — среди бесчисленного количества чудес и ужасов — изменили не только правила войны, но и условия, при которых война становилась возможной. Но одна вещь осталась неизменной: геополитика, технологии и война остались неразлучными товарищами.Легче сказать, что не изменила Вторая мировая война, но также важно и то, что она изменила. Первое, что приходит в голову, это то, каким образом началась Вторая мировая война для трех великих держав — Соединенных Штатов, Советского Союза и Соединенного Королевства. Для всех трех они началась с шока, изменившего их взгляд на мир. Для Соединенных Штатов это был шок Перл Харбора. Для Советского Союза это был шок вторжения Германии в июне 1941 года. Для Соединенного Королевства — это произошло, на самом деле, не в момент начала войны — шок был вызван той скоростью, с которой рухнула Франция.Перл Харбор потрясает умонастроение американцевАмериканские лидеры мало сомневались в том, что война с Японией приближается. У обычных людей были дурные предчувствия, однако они не обладали ясным пониманием своих лидеров. Тем не менее никто не ожидал нападения на Перл Харбор. Для американского общества это было как гром среди ясного неба в сочетании с уничтожением большей части Тихоокеанского флота. Ни лидеры, ни общественность даже близко не ожидали того, что японцы окажутся настолько компетентными.Перл Харбор совпал с еще одним шоком в американской душе — с Великой депрессией. Эти два события имели общие характеристики: во-первых, они, казалось, появились из ниоткуда. Оба они были предсказуемы, и некоторые люди их ожидали, однако для большинства они произошли совершенно неожиданно. Значение этих двух событий состояло в том, что они открыли непредвиденную эпоху сильной боли и страданий.Все это ввело новое измерение в американскую культуру. До этого момента среди американцев существовал глубокий и грубоватый оптимизм. Великая депрессия и Перл Харбор породили иную чувствительность, которая исходила из того, что процветание и безопасность являются иллюзией, за который скрывается бедствие. Существовал страх по поводу того, что все вдруг может пойти не так, ужасно не так, и что люди, которые просто принимали мир и процветание по внешним признакам, были наивными. Эта два шока породили темное чувство, чувство предзнаменования, которое существует в американском обществе и сегодня.Кроме того, Перл Харбор сформировал оборонную политику Соединенных Штатов вокруг концепции, что враг может быть идентифицирован, однако неизвестным остается время и место нанесения им удара. Поэтому катастрофа может произойти в любой момент. Американский подход к холодной войне символизируется горой Шайенн в штате Колорадо. Глубоко внутри нее находится Командование воздушно-космической обороны Североамериканского континента, и само его существование свидетельствует о том, что война может начаться в любой момент и что снижение бдительности может привести к ядерному Перл Харбору. Страх по поводу подобного сценария вместе с недоверием по отношению к коварному и безжалостному врагу определяли холодную войну для американцев.Американцы стали анализировать свое принудительное вступление во Вторую мировую войну и определили то, что они приняли за коренную причину: Мюнхенское соглашение позволило нацистской Германии аннексировать части Чехословакии. Это была отнюдь не только американская идея, однако она способствовала пересмотру стратегии Соединенных Штатов. Если причиной Второй мировой войны была неспособность предпринять упреждающие действия против немцев в 1938 году, то тогда из этого следует, что война в Тихом океане могла бы быть предотвращена более агрессивными действиями на раннем этапе.Действовать с опережением и действовать решительно — таковы основы американской внешней политики и в наше время. Идея относительно того, что отсутствие своевременных и мощных действий привело ко Второй мировой войне, лежит в основе значительной части американского дискурса относительно Ирана и России.Перл Харбор (и крах 1929 года) не только вызвал дурные предзнаменования и сомнения относительно мудрости политического и военного руководства — эти события способствовали замене стратегии мобилизации после начала войны на стратегию постоянной мобилизации. Если война может начаться в любое время и если нужно прежде всего избежать еще одного Мюнхена, то в таком случае существующая масштабная военная структура является необходимой. Кроме того, возглавляемая Соединенными Штатами структура альянса, не существовавшая до Второй мировой войны, является необходимой.Советские стратегические просчетыУ Советского Союза 22 июня 1941 года произошел свой Перл Харбор, когда немцы вторглись на его территорию, несмотря на договор о дружбе, заключенный между ними в 1939 году. Этот договор был заключен по двум причинам: во-первых, русские не смогли добиться того, чтобы британцы или французы подписали антигитлеровский пакт. Во-вторых, договор с Гитлером позволил Советам передвинуть свои границы еще дальше на запад, что произошло без единого выстрела. Это был умный ход, но не тонкий.Советы допустили один просчет: они полагали, что немецкая кампания во Франции станет повторением предыдущей Большой войны. Подобные усилия истощили бы Германию и позволили бы Советам атаковать их в том месте и в то время, которые устраивали бы Москву. Подобная возможность так и не представилась. Напротив, это немцы поставили себя в такое положение, когда они получили возможность атаковать Советский Союз в то время и в том месте, которые их устраивали. Сам момент нападения стал неожиданной составляющей вызова, однако реальная проблема состояла в стратегическом просчете, а не только в провале работы разведки или командования.Советы сделали выбор в пользу динамичной внешней политики, политики смены союзников, которая основывалась на возможностях различных игроков. Один ложный шаг мог привести к катастрофе — нападение в то время, когда Советы еще не восстановились после чисток Иосифа Сталина. Советские вооруженные силы не были готовы к атаке, а их стратегия рухнула вместе с Францией, и поэтому только Германия принимала решение о начале войны.Советы после вторжения в июне 1941 года пришли к выводу о том, что политическая сложность не может служить заменой сильной армии. Соединенные Штаты завершили Вторую мировую войну, будучи убежденными в том, что главной ее причиной был провал Соединенных Штатов. Советы завершили Вторую мировую войну, поверив в то, что их сложные усилия по созданию коалиции и поддержанию баланса сделали их уязвимыми только в результате одного просчета относительно Франции — и этот просчет явился следствием игнорирования общепринятого мнения.Во время холодной войны Советы разработали стратегию, которую лучше всего можно было бы назвать вялой. Сдерживаемые возглавлявшейся Америкой коалицией, Советы отдали предпочтение сателлитам, а не союзникам. Варшавский пакт был не столько альянсом, сколько геополитической реальностью. По большей части он состоял из государств, находившихся под прямым военным, разведывательным и политическим контролем со стороны Советского Союза. Военная ценность этого блока, возможно, была ограниченной, и его пространство для маневра также было ограничено. Тем не менее можно было положиться на советские вооруженные силы, и Варшавский пакт, в отличие от НАТО, являлся географической реальностью, а советские вооруженные силы гарантировали невозможность агрессии со стороны Соединенных Штатов и НАТО.Очевидно, что Советы — как и американцы — сохраняли бдительность относительно ядерного нападения, однако было отмечено, что советская система была значительно менее совершенной, чем американская. Часть существовавшего дисбаланса была связана с технологическими возможностями. Во многом это было вызвано тем, что ядерное нападение не являлось основным опасением Советов, хотя не следует минимизировать этот страх. Основное опасение в Москве вызывала возможность нападения со стороны Запада. Стратегия Советского Союза состояла в том, чтобы разместить свои собственные вооруженные силы как можно дальше на западе.Проанализируйте вышеизложенное и обратите внимание на отличие отношений Советов с Китаем. В идеологическом плане Китай должен был бы стать мощным союзником, однако этот альянс в середине 1950-х годов стал закисать. Советы не были идеологами. Они были геополитиками, и Китай представлял потенциальную угрозу, которую Советы не могли контролировать. Идеология ничего не значила. Китай никогда не стал бы играть ту роль, которую вынуждена были играть Польша. Китайско-российские отношения развалились довольно быстро.Советское общество не культивировало американский страх относительно того, что за ширмой мира и процветания скрываются семена катастрофы. Советские ожидания от жизни были намного более скромными, чем американские, и ожидания того, что государство сможет избежать катастрофы, были ограниченными. Само государство порождало катастрофу. В то же время война показала — почти сразу, — изначальную любовь к стране, скрывавшуюся в течение десятилетий под идеологией интернационализма, и она, эта любовь, спонтанно возродилась. Под коммунистическим рвением, циничным безразличием и страхом перед советской тайной полицией русские обнаружили нечто новое, тогда как американцы обнаружили нечто старое.Падение Франции удивляет БританиюЧто касается британцев, то их просчеты относительно Франции мало что изменили. Они были поражены быстрым развалом Франции, но они, возможно, испытали облегчение по поводу того, что им не придется вновь воевать в окопах во Франции. Падение Франции заставило их полагаться только на две вещи: во-первых, Ламанш, вместе с флотом и Королевскими военно-воздушными силами будут удерживать немцев в невыгодном положении. Во-вторых, со временем Соединенные Штаты будут втянуты в эту войну. Их расчеты оказались верными.Однако Соединенное Королевство не стало главным победителем в войне. Оно не было оккупировано немцами, но оно, по сути, было оккупировано американцами. Это была совершенно иная оккупация, и это была та оккупация, в которой британцы нуждались, однако оккупация Британии иностранными вооруженными силами — независимо от того, насколько это было необходимо и благотворно — положила конец существованию Британской империи и Британии как великой державы. Американцы не захватили Британскую империю. Она была отобрана в результате шокирующего провала французов. На бумаге французы имели блестящую армию, которая во многом превосходила германскую армию. Однако французы развалились в течение нескольких недель. Если суммировать британские чувства, то можно сказать, что после вызывающего поведения последовало опустошение, а затем возмущение.Некоторых из этих чувств сегодня уже нет. Американцы сохраняют свой страх, хотя Вторая мировая война во многих отношениях принесла пользу Соединенным Штатам. Она положила конец Великой депрессии, и в результате — с учетом Закона о трудоустройстве солдат (G.I. Bill), кредитов Министерств по делам ветеранов и системы автомагистралей между штатами — война создала американский профессиональный средний класс, и многие люди получили частные дома, а также дистанцию и пространство с легким доступом. И, тем не менее, страх остается, и не всегда он оказывается приглушенным. Для нынешнего поколения Перл Харбор — это события 11 сентября 2001 года. Страх по поводу того, что безопасность и благосостояние основаны на песке, не является иррациональным.Для русских чувство патриотизма все еще скрывается под цинизмом. Развал Советского Союза и крушение советской сферы влияния не привели к особенно изобретательным стратегическим шагам. Наоборот, ответ российского президента Владимира Путин на события на Украине был столь же вялым, как ответы Сталина или Леонида Брежнева. Не будучи гением в стиле Макиавелли, Путин является наследником немецкой агрессии 22 июня 1941 года. Он добивается того, чтобы стратегические глубины контролировались его собственными солдатами. И его общество сплотилось вокруг него.Что касается британцев, то у них когда-то была империя. Теперь у них есть остров. Будущее покажет, смогут ли они удержать его целиком, если принимать во внимание силу шотландских националистов.Джордж Фридман (George Friedman)https://www.stratfor.com/weekly/world-war-ii-and-origins-american-unease?utm_source=freelist-f&utm_medium=email&utm_term=Gweekly&utm_campaign=20150512&utm_term=Gweekly&utm_content=readmoretext&mc_cid=90c7e6a767&mc_eid=b60025e882 - цинк

26 февраля 2015, 11:12

Бонни и Клайд

Оригинал взят у grossbobs в Бонни и КлайдБонни и Клайд. Об этой экстравагантной парочке каждый слышал хоть раз в жизни. Чаще всего о них рассказывают как о бесстрашных грабителях, которые были верны друг другу до самой смерти. Конечно, этот образ слегка надуман, и романтизма в этой истории поменьше. Но однозначно сказать, кем были эти люди на самом деле трудно, хотя почитать о них довольно интересно. 1. Бонни и Клайд – знаменитые грабители, которые действовали на территории Америки во времена великой депрессии. В 1934 году их застрелили агенты ФБР. На момент гибели Бонни было всего двадцать четыре года, а Клайду — двадцать пять.  2. Отец девушки – каменщик, мать – швея. Семья жила очень скромно. Образование давалось Бонни очень легко. Она писала стихи и слыла среди подруг модницей. В пятнадцать лет Бонни бросила школу. В шестнадцать стала замужней дамой. В семнадцать устроилась на работу официанткой, а в восемнадцать уже рассталась с мужем. Официально супруги так никогда и не развелись. На снимке Бонни и ее законный муж. Клайд также родился в бедной семье. Кроме него родители воспитывали еще шестеро детей. Особого интереса к учебе юный Клайд никогда не испытывал  3. Законопослушным гражданином его назвать никак нельзя. В семнадцать лет его впервые арестовали за угон авто, чуть позже он попался на краже индюков. С восемнадцати лет Клайд начал заниматься более серьезными делами — кражами авто, взломами сейфов, ограблением магазинов. За такой образ жизни в двадцать один год он и угодил в тюрьму. В тюрьме Клайда изнасиловали. Обидчика парень убил. Там же юноша лишился двух пальцев на ноге – он отрубил их в знак протеста против тюремных порядков. Именно в застенках характер Клайда сформировался окончательно. Его сестра Мэри отметила, что брат в этот период очень сильно изменился. Ральф Фултс, отбывавший наказание вместе с Клайдом, рассказывал, что на его глазах из робкого школьника Клайд превратился в настоящую гремучую змею. В двадцать три года парня отпускают досрочно. Проходит совсем немного времени, и он встречает свою «вторую половинку» — Бонни. На тот момент ей было двадцать два.  4. От момента встречи и до гибели пары прошло всего два года. Но за столь короткий срок они успели прославиться. Позже о них сложат множество красивых легенд, снимут фильмы. Обычно Бонни и Клайда представляют как преданных друг другу влюбленных. Но есть факты, которые могут не только пошатнуть, но и даже опровергнуть эту версию.  5. Есть предположение, что Клайд был гомосексуалистом. По другим данным, Бонни и Клайд придерживались свободных отношений. Они были любовниками, но в тоже время имели интимную связь и с другими участниками банды. Так Рой Гамильтон (на снимке) был любовником обоих.  6. Хотя Гамильтон и спал с обоими вожаками банды, но любил совсем другую женщину (на фото). По его словам, она была на него на втором месте после матери. Позже он и ее приведет в банду. Спустя время Гамильтон был осужден на 264 года заключения за то, что в пьяном виде расстрелял шерифа и его помощников.  7. Исходя из вышеперечисленных данных, трудно предположить, что между этой парой была неземная любовь. Но то, что они были преданы друг другу, отрицать нельзя. В свое время Бонни вытащила Клайда из тюрьмы, передав ему оружие. Он в свою очередь спас девушку из полицейского участка, нагло напав на представителей правопорядка. Мать Бонни вспоминала, что ее дочь всегда смотрела с восхищением на Клайда. Было сразу заметно, что между ними что-то есть.  8. Считается, что именно эта хрупкая девушка была мозгом банды. Но свои поступки она объясняла не страстью к наживе и врожденной кровожадностью, а нелегкой судьбой и несправедливой системой. Эти стихи были написаны ею на пике их криминальной славы: «Ныне Бонни и Клайд – знаменитый дуэт, Все газеты о них трубят. После их «работы» свидетелей нет, Остается лишь смерти смрад. Но немало звучит о них лживых слов, И жестоки они не так. Ненавидят они стукачей и лжецов, А закон – их смертельный враг».  9. Однажды преступники похитили шерифа. Они раздели мужчину догола, связали и оставили на обочине дороги с вежливой просьбой передать остальным защитникам правопорядка, что они не банда убийц, а просто пытаются пережить это нелегкое для страны время.  10. Сразу после знакомства Бонни и Клайд очень сблизились. Они часто уезжали вдвоем за город и часами тренировались в стрельбе из разного вида оружия. В этой науке им не было равных. На многих фотоснимках можно увидеть гангстеров на фоне шикарных авто и с оружием в руках. Этакие дерзкие и нахальные разбойники с большой дороги.  11. В 1933 году парочка, спасаясь от полиции, «случайно» оставила в своем логове, серию постановочных фотоснимков и стихи Бонни, в которых повествовалось о нелегкой судьбе и ожидании скорой смерти от пуль полицейских. Стихи и фото преступников были опубликованы в газете. В мгновение ока они стали популярны. О них писали и говорили везде. Такой ажиотаж вокруг их фигур очень поразил Бонни. После того как она увидела плакат «Разыскивается полицией» со своим изображением, девушка отправила во все крупные газеты десятки своих и Клайда снимков. Вообще пара любила фотографироваться и делала это постоянно.  12. «Если в Далласе вдруг полицейский убит, И у “копов” зацепки нет, Настоящий убийца не будет раскрыт, Бонни с Клайдом нести ответ. Если вдруг успокоиться пара решит, И квартиру снимет себе, Через пару деньков надоест им быт, И опять с автоматом в руке. И он как-то признался с горечью мне: “Век свободы мне не видать. Жизнь моя завершится на адском костре, И расплаты не миновать!” Все темней и страшней ненадежный путь, Все бессмысленнее борьба. Пусть богатыми станем когда-нибудь, Но свободными – никогда! Не считали они, что сильнее всех, Ведь закон победить нельзя! И что гибель расплатой будет за грех, Знали оба наверняка».  13. Первое совместное дело парочки — ограбление оружейного склада в Техасе. Оттуда они вышли вооруженными до зубов. После они промышляли ограблениями магазинчиков, кафе, бензоколонок, изредка банков. Времена были такие, что в придорожном магазинчике было больше денег, чем в банковских сейфах.  14. Обычно ограбление проходило по накатанному сценарию: Бонни ждала Клайда за рулем автомобиля, он врывался в помещение с оружием, забирал все деньги и, отстреливаясь, заскакивал в движущуюся машину. Любой, кто оказывал хоть малейшее сопротивление или просто попадался на пути, тут же получал пулю в лоб. Жертвами мог стать любой: как полицейский при исполнении, так и случайный прохожий.  15. После того как пара убила первого полицейского, который хотел проверить у них документы, они пустились «во все тяжкие». Они поняли, что терять им уже больше нечего. Преступники начали устраивать стрельбу по любому поводу, даже если им ничего серьезного и не угрожало. Разумеется, они были в розыске, и за ними постоянно охотилась полиция, но парочке постоянно везло и они успевали скрыться до приезда «копов».  16. Неизвестно сколько бы это еще продолжалось. Но отец одного из членов группировки в обмен на помилование сына, отдал полицейским ключ от дома, где скрывались преступники. Здание было окружено двумя плотными кольцами полицейских. По привычке гангстеры попытались прорваться через плотное окружение на машине, но были застрелены. По неподтвержденным данным в их тела вонзилось более пятиста пуль. При осмотре авто было найдено склад две тысячи патронов, три винтовки, двенадцать пистолетов, два помповых ружья и…саксофон.  17. «Пусть от болей сердечных страдаете вы, А дряхлеющих смерть унесет. Но с несчастьями Бонни и Клайда судьбы Не сравнить ваших мелких невзгод! День наступит, и лягут на вечный сон В нескорбеющей рыхлой земле. И вздохнут с облегченьем страна и закон, Их отправив в небытие» Эти строки можно назвать пророческими. Изуродованные тела этой необычной пары выставили не всеобщее обозрение в морге. Вход — один доллар. Желающих посмотреть оказалось довольно много – в морг выстроилась очередь.  18. После смерти образ Бонни и Клайда романтизировали и приукрасили. Даже на могиле у Бонни написали: «Как цветы расцветают под лучами солнца и свежестью росы, так и мир становится ярче благодаря таким людям, как ты». Надпись красивая, но все- таки немного неподходящая для убийцы.  19. Со временем популярность Бонни и Клайда не меркнет. Народ даже татуировки с их изображением делает.  20. Про эту парочку гангстеров уже сняли несколько фильмов. Но действительность в них конечно искажена. В кинолентах Бонни и Клайд представлены как пригламуренные гангстеры, которые в друг друге души не чают. Этакие «романтики с большой дороги».  Оригинал взят у vsegda_tvoj в Бонни и Клайд  

15 января 2015, 13:10

К.А. Фурсов, "Держава-купец" 2006

Originally posted by ivanov_petrov at К.А. Фурсов, "Держава-купец" 2006История Ост-индской компании с основания её и до распада. Детальное изложение - раньше столь подробных не видел. Книга распадается на две части. Первая - деяния компании в Индии, постепенное становление торговой компании в качестве политии. Это череда уступок, захватов, интриг и завоеваний. Сначаал фактория и выпрошенный у падишаха фирман, потом - форт и прилежащая пара деревенек с правом сбора налога... Усилению влияния способствовал распал Могольской державы и война с французами - именно создание крупной сухопутной армии, необходимой для противодействия французам в Индии, и привело к появлению больших земель, княжеств в собственности (под властью) компании.То, что называется историей колониализма - хотя автор не согласен. Долгое время это, с его точки зрения, был не колониализм, а совершенно обычное вклинивание компании в Индию, наравне с местным купечеством. Колониализм проявляется позже - с середины 18-начала 19 века, когда компания чувствует себя всё хуже - проигрывая схватку со своим собственным государством. И об этом вторая часть книги. Внешне более "скучная", но - самая важная.Как мне кажется. основная мысль автора - история ТНК и их борьба с нацгосударствами. В этой книге он смотрит на одну из первых ТНК, в раннем новом времени - как она поднялась, как боролась с правительством, как стала полноправной политией...и как потерпела поражение. Причин поражения множество - действовали очень многие факторы. и индийской, и европейской политики, но основная - как я понял мысль автора - рост промышленного капитала в Англии. Торговая компания стала анахронизмом, промышленный капитал стал много сильнее - и, ратуя за свободу торговли, вышиб дух из Ост-индской компании. Руками государства - национальное государство как раз было на подъеме, Британия становилась всё сильнее - и смогла справиться с этим странным феноменом - частной компанией монополистов, ставшей сувереном.В книге нет "продолжения" - но по логике мысли оно должно появиться: история падения и нового восстановления силы ТНК. Примерно на сто лет смогли силы нац.государств справиться с транснациональными компаниями - к середине 19 века исчезла Ост-индская компания, а уже после середины ХХ века стали набирать силу новые организации подобного рода. И для суждений о их роли в истории. силе, значимости, о потенциях их роста, способности стать властными субъектами и основывать собственные политии - очень важно знать историю таких организаций.Ост-Индская компания. История великого олигарха (Кирилл Фурсов).Английская Ост-Индская компания (1600 – 1858) – ровесница английского капитализма и английского государства как государства-нации. Исторически она ненамного моложе Могольской империи. В этой компании и посредством нее соединяются истории Англии и Индии, а также многое внутри самих этих историй: в английской истории Компания как бы соединяет правление двух великих королев – Елизаветы и Виктории, а в индийской – две великие империи: Могольскую и Британскую. Компания "родилась" за три года до смерти Елизаветы I и при жизни Шекспира, а "скончалась" при Виктории и Диккенсе, пережив три с "половиной" династии (Тюдоров, Стюартов, ганноверцев и протекторат Кромвеля).Два с половиной столетия – это срок существования династии или даже государства. Собственно, длительное время Ост-Индская компания и была государством в государстве, даже в двух – Великобритании и Могольской Индии.Ост-Индская компания – уникальная организация в истории человечества. Такой вывод кажется преувеличением только на первый взгляд. История знает много разных торгово-политических форм. Это и "государство-купец" (Венеция), и "военно-торговые ассоциации" (так М. Н. Покровский называл княжества Киевской Руси), и союз торгующих городов (Ганза). История знает много могущественных государств и компаний (например, нынешние транснациональные корпорации). Но в истории есть только один случай существования торговой компании, которая в то же время является политическим организмом, государством-компанией в государстве, словно воплощая девиз "Наутилуса" капитана Немо – mobile in mobile ("подвижное в подвижном").Разумеется, компании такого типа существовали не только в Англии, но также, например, в Голландии (1602 – 1798), Франции (с реорганизациями и перерывами просуществовала с 1664 по 1794 год). Однако их история не идет в сравнение с английской. Голландская Ост-Индская компания – ее расцвет пришелся на середину XVII века – никогда не имела той силы и мощи, которой обладала ее английская "полная тезка", никогда не контролировала столь обширных территорий, равно как и Голландия никогда не занимала в мировой экономике такое место, как Англия. Что касается французской Ост-Индской компании, то, во-первых, она просуществовала в два раза меньше, а во-вторых, и это главное, она находилась под жестким контролем государства (что отражалось в ее постоянных реорганизациях и смене названий) и по сути не была самостоятельным агентом социально-экономического процесса. Ни одна из Ост-Индских компаний не занимала в своих колониальных империях такого места, как английская, и не играла такую роль, как эта последняя, в проникновении на Восток, а затем – в эксплуатации колоний. По-видимому, уникальность английской Ост-Индской компании соответствует уникальности как английской истории, так и того явления, которое специалисты по экономической истории именуют "англосаксонским капитализмом" (Дж. Грэй).Первые 150 летИтак, 31 декабря 1600 года группа лондонских купцов, получивших хартию от королевы Елизаветы I на монопольную торговлю с Востоком сроком на 15 лет, основала Ост-Индскую компанию. Первые два десятилетия Компания торговала с островной Юго-Восточной Азией, но затем ее вытеснил более сильный на тот момент конкурент – голландская Ост-Индская компания, и англичане переместили свою деятельность в Индию.Компания состояла из двух органов: собрания акционеров и совета директоров во главе с управляющим. Первые путешествия финансировались путем подписки: постоянного капитала не было. В 1609 году Яков I даровал Компании новую хартию, которая объявила срок монопольной торговли Компании неограниченным.Вытеснив из Индии слабеющих португальцев, англичане постепенно расширяли свою торговлю в Азии. Компания покупала малайский перец и индийские хлопчатобумажные ткани за серебро и продавала их в Европе (прежде всего континентальной), получая за них большее количество серебра (которое лилось в Европу из испанской Мексики).Отношения Компании и английской монархии были взаимовыгодными. Компании нужны были королевские хартии и дипломатическая поддержка на Востоке, а взамен она предоставляла крупные "займы" короне.В 1657 году в истории Компании произошло очень важное изменение. Кромвель дал Компании хартию, превратившую ее в организацию с постоянным капиталом. Смена власти не принесла Компании ничего плохого. Напротив, после реставрации она получила от короны остров св. Елены и Бомбей. В 1683 году государство предоставило Компании право адмиралтейской юрисдикции, а через три года разрешило чеканить в Индии монету. Успех Компании не мог не вызвать зависть и враждебные действия со стороны ее соперников в Англии – купцов, вывозивших английский текстиль. Последние подняли в парламенте вопрос об отмене монополии Компании и о регулировании ее деятельности государством. Ничего не добившись в 1698 году, они образовали альтернативную Ост-Индскую компанию, однако из-за слабости новой компании и французской угрозы на Востоке в 1702 – 1708 годах Компании объединились.К середине XVIII века, после победы Великобритании над Францией в Семилетней войне, Объединенная Компания превратилась в мощную военно-политическую силу в Индии, или, как назвал ее один английский исследователь, "компанию-государство" (company-state) по аналогии с "нацией-государством" (nation-state). В 1765 году Компания присвоила право сбора налогов в Бенгалии. Таким образом, торговая компания превратилась по сути в политическое государство. Налоги вытеснили коммерческую прибыль, а управление – торговлю.Пожалуй, это был апофеоз Компании, увенчавший первые полтора века ее истории, в течение которых поддержка со стороны английского государства шла по нарастающей. Однако к середине 1760-х годов отношения Компании и государства, а точнее государства и Компании, изменились: Компания стала слишком лакомым кусочком, к тому же менялась "добрая старая Англия", а государству нужны были деньги. Хотя Семилетняя война и окончилась победой англичан, она сильно истощила казну. Поиски средств заставили корону обратить внимание на Компанию. Пожалуй, не меньшую роль сыграло и то, что постепенно Компания начала превращаться в некое подобие государства на Востоке, в то состояние, которое известный английский историк Маколей охарактеризовал как "подданный в одном полушарии и суверен в другом"."Великий перелом"В 1767 году государство, как говорили у нас во времена Ивана Грозного и как заговорили опять в конце XX века, "наехало" на Компанию: парламент обязал ее ежегодно выплачивать министерству финансов 400 тысяч фунтов стерлингов в год. В начале 1770-х годов Компания оказалась на грани банкротства из-за разорения ею Бенгалии и была вынуждена просить правительство о займе. Однако ей пришлось дорого заплатить за финансовую помощь. В 1773 году парламент принял билль премьер-министра Норта, вошедший в историю как Акт о регулировании. Государство в числе прочих мер, направленных на установление контроля над Компанией, обязало ее совет директоров регулярно отчитываться о делах Компании перед министерствами финансов и иностранных дел. Система управления в Индии была централизована. На посты троих из четырех советников калькуттского генерал-губернатора были назначены государственные чиновники.Акт Норта стал компромиссом между государством и Компанией. Это ярко показала последовавшая за ним борьба генерал-губернатора Хейстингса и члена совета Фрэнсиса. Хотя Фрэнсис, отстаивавший внутри Компании интересы государства, потерпел в этой борьбе поражение, Компания в конце концов оказалась не в силах противиться давлению обеих партий парламента и потеряла свою политическую независимость. В 1784 году был принят акт Питта, учредивший правительственный контрольный совет по делам Индии и давший генерал-губернатору – теперь фактически ставленнику государства – полноту власти в Индии. Акт Питта оформил отношения английского государства и Ост-Индской компании как неравноправных партнеров по управлению Индией на период 70 с лишним лет. Компания сохранила самостоятельность лишь в сфере торговли.Конфликт в калькуттском советеВ истории нередко случается так, что частный конфликт, в котором большую роль играют личные амбиции, не только становится выражением противоборствующих социально-политических тенденций, но и определяет некие внеличностные тенденции порой весьма причудливым образом. Именно таким оказался в калькуттском совете 1774 года конфликт между бенгальским генерал-губернатором Хейстингсом и его советником Фрэнсисом, который был ставленником правительства.Одним из важнейших пунктов их разногласий был вопрос о политическом управлении Индией. Фрэнсис считал необходимым отменить политическую власть Компании и провозгласить суверенитет британской короны над английскими владениями в Индии (что и было сделано в 1858 году). Восстановленный у власти наваб Бенгалии теперь должен был бы управлять от имени английского короля. Хейстингс как представитель Компании выступал за сохранение власти Компании в Индии, и его позиция в конкретной ситуации конца XVIII века была более реалистичной, поскольку аннексия индийских территорий Британией могла привести ее к вооруженному конфликту с другими европейскими державами, имевшими интересы на Востоке.История показала, что с точки зрения краткосрочных последствий прав был Хейстингс, хотя в долгосрочной перспективе, в другую эпоху – в момент пика британской гегемонии в мире, была реализована "программа Фрэнсиса". Другим пунктом споров Хейстингса и Фрэнсиса был вопрос землеустройства и сбора налогов. По плану генерал-губернатора введенную им же откупную систему следовало заменить старой могольской системой. Однако исторически победил план Фрэнсиса, проведенный в 1793 году: заминдаров наделили правом частной собственности, лишив всех прежних прав крестьян и сведя их к положению арендаторов.Хейстингс и Фрэнсис спорили и по внешней политике Компании в Индии. Если Хейстингс выступал за активное участие Компании в политических событиях Индостана, заключая субсидиарные договоры с индийскими князьями, то Фрэнсис призывал к невмешательству, причем связывал это с планом расширения британской власти в Индии. По его мнению, Великобритании следовало аннексировать лишь Бенгалию, а остальную Индию контролировать через делийского Могола. Однако в то время такой план был нереален: англичане не являлись еще явно доминирующей силой в Индии.И эти противоречащие друг другу взгляды примирило дальнейшее развитие. Они легли в основу взаимодополняющих и чередующихся в зависимости от обстоятельств политических стратегий первой половины XIX века: завоевание и "политика невмешательства". Так в спорах и борьбе личностей, с одной стороны, государства и Компании – с другой, выковывались и отрабатывались стратегии будущего. Решающим периодом этой выработки стало десятилетие с небольшим между 1773 и 1784 годами. Это же время стало кульминацией в противостоянии Компании и государства; в нем было достигнуто равновесие сил: акт Норта уже положил начало подчинению Компании государству, но Фрэнсис потерпел поражение в борьбе с Хейстингсом, и понадобился еще один парламентский акт, чтобы чаша весов склонилась в пользу государства.Последний кругРазвитие Великобритании в ходе и после промышленного переворота вело к столкновению интересов Компании и формирующейся английской промышленной буржуазии, к дальнейшему наступлению на нее государства. Вехами этого наступления стали три Акта о хартии – 1793, 1813 и 1833 годов.Принятый в 1793 году Акт о хартии Ост-Индской компании стал очередным компромиссом между Компанией и ее противниками, причем роль арбитра в противостоянии играло, естественно, государство. Была установлена "регулируемая монополия": государство обязало Компанию предоставлять часть своих судов по умеренным ценам фрахта частным купцам для торговли с Индией.Актом о хартии 1813 года парламент под напором британских промышленников и судовладельцев вообще отменил монополию Компании на торговлю с Индией. Этой отмены требовали и логика промышленного развития "мастерской мира", и необходимость противостоять континентальной блокаде, организованной Наполеоном. Резко усилилось и вмешательство государства в административную сферу Компании: парламент четко предписал Компании, как ей следует распоряжаться государственными доходами азиатской страны, которой она управляет. Одобрение короной кандидатур высших чиновников Компании в Индии резко расширило зону власти государства за счет зоны Компании в их совместном управлении Индией.Акт о хартии 1833 года отменил последние монопольные права Компании на торговлю с Китаем. Логика развития отношений между государством и Компанией привела к запрету парламентом Компании заниматься в Индии торговлей, то есть тем, для чего Компания и была когда-то создана.К середине XIX века Ост-Индская компания была обречена. Она была политико-экономическим кентавром, а время этих "организационных существ" прошло – им не было места в мире промышленности и национальных государств.За три четверти столетия (без одного года), которые разделяют 1784 и 1858 годы, Англия из доиндустриальной страны превратилась в "мастерскую мира". Будучи формой организации торгового, доиндустриального капитализма, Компания была неадекватна промышленному капитализму, его эпохе, его политико-экономическим структурам. Вполне естественно, что институты и организации доиндустриальной эпохи должны были уйти вместе с ней, как это и произошло с Ост-Индской компанией. То, что в XVII – XVIII веках составляло силу и было основной победой Ост-Индской компании, а именно: довольно органичное (для того времени) единство, комбинация в ее деятельности политических и торгово-экономических функций, стало причиной ее ослабления и гибели.В известном смысле степень свободы и привилегии Ост-Индской компании можно считать мерой неразвитости английского капитала как, выражаясь марксистским языком, формационного, английского государства как буржуазного и английского общества как классового в капиталистическом смысле слова. Развитие буржуазного государства и общества в Англии, все большее обособление общества и государства, дивергенция административного управления и управления бизнесом ("закон Лэйна") – все это сокращало "жизненное пространство" Компании.Зачем компания-государство, если есть нация-государство? Будучи носителем административных функций, которые в зрелом капиталистическом обществе суть монополия государства как персонификатора функций капитала, Ост-Индская компания оказывалась чем-то вроде альтернативной или параллельной государственной структуры, что в середине XIX века, конечно же, было анахронизмом, подлежащим уничтожению.Coup de graceВ 1853 году широкие круги английской буржуазии потребовали ликвидации Компании как политического института – британского инструмента управления Индией – и аннексии Индии. Однако парламент ограничился лишь дальнейшим реформированием Компании. Акт о хартии 1853 года стал примером вмешательства государства во внутреннюю структуру Компании: было сокращено количество директоров. Более того, Компания (совет директоров) частично – на треть – перестала быть самой собою. На одну треть она стала министерством, так как теперь 6 из 18 директоров назначались короной.Трудно сказать, сколько бы еще протянула Компания-ветеран, если бы не обстоятельства – сипайское восстание 1857 – 1859 годов, одной из причин которого стала деятельность именно чиновников Компании.В 1858 году был принят Акт об управлении Индией, который завершил историю Ост-Индской компании как политического института. Этот акт провозгласил суверенитет британской короны над Индией. После этого Компания просуществовала еще до 1873 года, но лишь как чисто коммерческая организация. Вместе с Компанией (теперь уже – компанией) ушла целая эпоха, но современники почти не заметили этого: франко-прусская война, коммунары в Париже, отказ России соблюдать условия Парижского мира 1856 года, отречение испанского короля Амадея и объявление первой республики в Испании, крах на венской бирже и начало экономического кризиса США, открывшие Великую депрессию 1873 – 1896 годов – мировой экономический кризис, подорвавший гегемонию Великобритании.Короче, в начале 1870-х годов миру было не до Ост-Индской компании, этого реликта прошлого. Мир, сам не зная того, вступал в эпоху, которая закончится в 1914 году и станет водоразделом между двумя "короткими" веками – XIX (1815 – 1873) и XX (1914 – 1991). Эта эпоха начиналась как эпоха империализма, эпоха окончательного оформления национальными государствами колониальных империй. В этой эпохе национальные государства были главным действующим лицом, главным монополистом, в целом успешно боровшимся с частными монополиями.Ост-Индская компания – воспоминание о будущем?Однако так было до 1950-х годов, пока не стали набирать силу транснациональные корпорации (ТНК), которые начали постепенно теснить государство, в том числе и английское. Прошло всего лишь столетие с момента его победы над своим "транснациональным" подданным-конкурентом, и появились новые транснациональные конкуренты, пожалуй, более серьезные, чем Почтенная Компания.При всей поверхности аналогий можно сказать, что между Ост-Индской компанией и современными транснациональными корпорациями есть определенное сходство: так или иначе все они связаны с монополией, представляют собой вызов национальному государству и национальному суверенитету, комбинируют политические и экономические формы деятельности. В известном смысле можно сказать, что ТНК берут реванш у государства как института за Ост-Индскую компанию. ТНК не единственный конкурент государства в нынешнем "постсовременном" мире. Есть и другие. Это и надгосударственные объединения типа Европейского Союза и АСЕАН, это "регион-экономики" (К. Омаэ), то есть зоны, возникающие внутри одного государства (район Сан-Паулу в Бразилии, Ломбардия в Италии), на стыке двух (район Лангедок – Каталония) или даже трех (район Пинанг – Медан – Пхукет) государств и представляющие собой вполне интегрированные единицы производства и потребления с 20 – 30-миллионным населением. Это, наконец, так называемые "серые зоны", то есть районы, не контролируемые легальной властью (различные "наркотреугольники", зоны самовоспроизводящихся межплеменных конфликтов и т. п.).В мире, в котором государство все больше становится лишь картографической реальностью, все большую роль играют политико-экономические "кентавры", точнее – неокентавры, структуры того типа, которые более или менее успешно конкурировали с национальным государством в XVI – XVIII веках, на заре Современности, и проиграли ему в первой половине XIX века. Ныне они возникают словно тени из прошлого, но тени вполне материальные. С этой точки зрения феномен и история английской Ост-Индской компании получают вполне современное звучание, становятся актуальными. Почтенная Компания как воспоминание о будущем? А почему бы и нет. Ее четырехсотлетний юбилей, пришедшийся на последний день века и тысячелетия, – хороший повод поразмышлять об этом.

19 декабря 2014, 09:36

Валовая лицевая стоимость деривативов в мире более 700 триллионов

Оригинал взят у barskaya в Финансы и кредит, долги, нефтедоллар, золото... - Часть 1СТИВ МАЙЕРС: Меня зовут Стив Майерс. И я хочу поблагодарить вас за внимание к этому эксклюзивному интервью в программе Денежное Утро с Джимом Рикардсом (Jim Rickards), аналитиком по вопросам финансовых угроз и асимметричных военных действий, работающим на Пентагон и ЦРУ. Недавно был выпущен шокирующий доклад с участием всех 16 отделов нашего Разведсообщества.  Среди этих агентств – ЦРУ, ФБР, Армия и Военно-морской флот, они уже начали оценивать влияние падения доллара как мировой резервной валюты. И наше господство как глобальной сверхдержавы уничтожается подобно тому, как приходил конец Британской империи после Второй мировой войны. Финальная игра может проходить по кошмарному сценарию, когда весь мир погрузится в длительный период анархии. Джим Рикардс опасается, что предостережения, высказываемые им и его коллегами, игнорируются нашими политическими лидерами и Федеральным Резервом, и мы находимся на грани вступления в самый мрачный экономический период в истории нашей страны. Начнётся Великая Депрессия, которая продлится четверть века. Сегодня мы изучим всё, что он обнаружил, потому что хаос может начаться в ближайшие 6 месяцев. Вот почему каждый американец должен услышать его предостережения, пока не стало слишком поздно. Джим Рикардс, спасибо, что вы с нами. ДЖИМ РИКАРДС: Очень приятно, Стив. Рад быть с вами. СТИВ МАЙЕРС: В начале восьмидесятых вы были членом команды переговорщиков, которая помогла окончить иранский кризис с заложниками. В конце девяностых, когда стало ясно, что Long-Term Capital Management, фирма с Уолл-Стрит, может вызвать полный обвал финансовых рынков, Федеральный Резерв должен был обратиться к вам с целью не дать Америке погрузиться в рецессию. И до 9/11 вы выполняли задание ЦРУ по выявлению инсайдерских сделок, которые могли быть проведены до террористических атак. ДЖИМ РИКАРДС: Совершенно верно. Дело в том, что у ЦРУ нет никакого опыта по работе на рыке капитала. И с чего бы он у них был? До начала глобализации рынки капитала не были частью поля боя. Поэтому ЦРУ запустили какую-то программу, наняли каких-то людей, меня в их числе, чтобы у агентства появились какой-то опыт, связанный с Уолл Стрит. Так начался проект «Пророчество». Итак – ЦРУ интересовало, не будет ли где-нибудь ещё какой-то сильно зрелищной атаки? Можно ли каким-то образом по действиям участников рынка определить, террористы ли это, или какие-то стратегические противники Соединённых Штатов? Можно ли это увидеть? Можно ли получить информацию и разрушить заговор, спасти жизни американцев? СТИВ МАЙЕРС: Эта система, которую вы построили в рамках проекта «Пророчество», действительно предсказала террористическую атаку, которая была предотвращена в 2006. ДЖИМ РИКАРДС: 7 августа 2006 года я получил емейл от своего партнёра. Он писал: «Джим, у нас есть совершенно чёткий сигнал по Американским Авиалиниям. Выглядит как возможная террористическая атака». Мы всё записали. Я проснулся в 2 часа ночи в своём кабинете, включил СNN и увидел, как МИ-5 и Новый Скотланд Ярд предотвратили террористическую атаку. Они арестовывали подозреваемых и изымали файлы. Итак, система работала. Она хороша не только для предсказания атак террористов, но и для предсказания террористических атак противников и соперников Соединённых Штатов. СТИВ МАЙЕРС: Вот уже многие годы вы помогаете Пентагону и ЦРУ быть готовыми к противостоянию асимметричным военным действиям и финансовым угрозам, потому что сегодня есть чрезвычайные опасения, что по нам нанесут удар, и это будет, как вы описывали ранее, финансовый Перл Харбор. ДЖИМ РИКАРДС: Есть озабоченность в разных частях американского правительства. Исторически, о долларе заботились Вашингтон, Фед и Казначейство. Пентагон и Разведсообщество занимались остальными угрозами, но что делать, если доллар и есть угроза?  Американцы знают, что:         Фед увеличил денежную массу на 3.1 триллиона.       У нас 17.5 триллиона долга.        У нас 127 триллионов нефинансируемых обязательств.  Что это значит?  Медикер, Медикейд, Социальное страхование, студенческие займы, Фанни Май, Фредди Мак, FHA. Вы спускаетесь по списку, а он всё не кончается. И нет способов это всё оплатить. Долг не может больше использоваться для того, чтобы наращивать нашу экономику. Во время бума 50-х и 60-х на каждый доллар долга мы получали 2.41 доллара экономического роста. Доллар получил такой неплохой толчок. Но к концу семидесятых это соотношение на самом деле разрушилось. На доллар долга в конце семидесятых мы получали только 41 цент роста, очевидно, огромное падение. И вы знаете, какое это число сегодня? Сегодня на каждый доллар долга мы получаем 3 цента роста.  То есть мы наращиваем долг, но получаем всё меньше и меньше роста. Вот такой тренд – 2.41, потом 41, потом 3. Скоро пойдут отрицательные числа. Это признак того, что сложная система скоро рухнет. СТИВ МАЙЕРС: Об этом как раз идёт речь в вашей новой книге, Смерть Денег, с таким красноречивым заголовком, который как бы говорит нам – источник опустел. Вы предупреждаете, что мы вот-вот упадём в четвертьвековую Великую депрессию. Что фондовый рынок может просесть на день на 70%. ДЖИМ РИКАРДС: (прерывает) Знаете, когда я использую термин «25-летняя депрессия», это звучит немного чересчур, но исторически тут ничего экстраординарного. У нас была 30-летняя депрессия в США с 1870 года по 1900. Экономисты называют её «Длинной Депрессией». Это было до Великой депрессии. Великая депрессия продолжалась с 1929 по 1940, тоже довольно долго. В США уже началась депрессия. СТИВ МАЙЕРС: Ну, наверное многие бы с вами не согласились насчёт того, что у нас уже депрессия. Слово «депрессия» вызывает в памяти образы тридцатых годов и бесплатные столовые. ДЖИМ РИКАРДС: Так у нас уже есть сегодня бесплатные кухни… Они прямо в Whole foods и ваших местных супермаркетах, потому что 50 миллионов американцев сидят на фудстемпах. Дело не в том, есть ли у нас проблемы. У нас огромные проблемы, но они спрятаны различными способами. Уровень безработицы сегодня 23 процента, если считать её правильно.  СТИВ МАЙЕРС: И вы показываете прямо на Фед, Конгресс и Белый Дом. ДЖИМ РИКАРДС: Я был на встрече в Казначействе и там сказал: «Главными угрозами национальной безопасности являются Фед и Казначейство, а не Аль Каида». Прямо там, в этом здании, перед этими людьми… «Это вы разрушаете доллар и вопрос времени, когда он разрушится». По этому поводу я свидетельствовал перед Сенатом Соединённых Штатов.  Я предупреждал Сенат, может быть мы не можем прекратить землетрясения по разлому Сан Андреас… Но никто не думает, что послать армейских инженеров сделать этот разлом больше – хорошая идея. Но печатая деньги, раздавая кредиты и проводя беспечную монетарную политику Феда, мы ежедневно делаем разлом Сан Андреас больше. А когда вы делаете сложную систему большой, риск растёт не постепенно, а экспоненциально. И сейчас риск стал уже неуправляемым. Коллапс ещё не наступил, но силы накапливаются, и вот-вот выстрелит. СТИВ МАЙЕРС: Джим, ваш подход, и многих из Разведсообщества… Очень отличается от того, что мы слышим с Капитолийского холма. Вот почему обвинения, которые вы делаете в этой книге, вызывают такое отторжение в Вашингтоне. ДЖИМ РИКАРДС: Недавно я был на закрытом собрании в Скалистых Горах с парой главных банкиров, один из Федерального Резерва и один из Банка Англии. В частной беседе они могут сказать то, что не скажут официально. И мне передали сборник Джанет Йеллен. То, что делает Фед – это какие-то пропагандистские попытки… Врать нам по поводу экономических перспектив, говорить о «признаках роста», вселять ложный оптимизм, чтобы заставить нас потратить деньги. Фед не знает, что он делает. И не думайте, что они знают, что делают. Вы можете напечатать сколько угодно денег, но если люди не хотят их брать в долг, если они не тратят эти деньги, тогда ваша экономика коллапсирует, хоть вы и печатаете деньги. Вот так оно примерно происходит… Предположим, что я иду на обед и даю чаевые официанту. Официант берёт мои чаевые и берёт такси, чтобы доехать домой. Водитель такси берёт плату и заливает в бак бензин. В этом примере у моего доллара есть скорость «три». 1 доллар поддерживает три доллара товаров и услуг: чаевые, поездку на такси и топливо. Ну а что если я себя плохо чувствую? Я остаюсь дома и смотрю телевизор. Я не трачу деньги. И у денег скорость ноль. Я оставляю деньги в банке, но не трачу ничего. Посмотрите на то, что происходит со скоростью денег. Она тонет. Она падает очень быстро.  Сравните это падение скорости сегодня с тем, что, как мы видели, привело к Великой депрессии. Во дни Великой депрессии скорость была ещё меньше… Но… Если сравнить то, что происходит сегодня, с тем, что было в конце двадцатых, как раз перед Великой депрессией, можно увидеть поразительное сходство.  Так что не имеет никакого значения, сколько денег печатает Фед. Представьте себе пикирующий самолёт. Он падает… падает… приближается к земле. Фед пытается схватить штурвал и вывести самолёт из пике, вернуть его опять в воздух… Но это, к сожалению, не работает, катастрофа всё ближе. СТИВ МАЙЕРС: Мы сейчас обсудили много всех этих поразительных чисел, эти признаки приближающейся Великой Депрессии. Давайте посмотрим, удастся ли мне всё это собрать вместе. Никто не отрицает, что у нас в стране долговой кризис, но вы говорите, что мы не можем больше наращивать долг без существенного замедления экономики. Мы сейчас едва над водой. Это сигнал номер 1. Сигнал номер 2 – опасное замедление в скорости денег. Скорость уже замедлилась до уровней, не наблюдаемых со времени Великой Депрессии тридцатых годов. Есть ли какие-то другие сигналы, наблюдаемые Разведсообществом, которые бы говорили, что катастрофа прямо за углом? ДЖИМ РИКАРДС: Да, есть, Стив. Сигналов много, и они очень, очень беспокоящие. За одним из них я наблюдаю очень пристально, и я знаю людей из Разведсообщества, которые тоже этим занимаются. Называется «индекс Горя». Индекс Горя = Реальный уровень инфляции + Реальный уровень безработицы. Если посмотреть на индекс Горя сегодня, и сравнить его с периодом стагфляции поздних семидесятых и ранних восьмидесятых, которые американцы помнят очень хорошо, что сегодня всё на самом деле хуже. Это может привести к социальной нестабильности…  Посмотрите, что было во времена Великой Депрессии. Индекс Горя был 27. Сейчас он 32,89.  Верите или нет, сегодня хуже, чем было во времена Великой Депрессии. Что происходит, когда депрессия усиливается? Бизнесы не могут платить свои долги. Банки несут потери. Банки в конце концов падают. Такое случалось раньше. Феду приходилось спасать банки. Но что случится, когда Фед, в свою очередь, оказывается в опасности? СТИВ МАЙЕРС: Судя по тем сигналам, за которыми вы наблюдаете, Федеральный Резерв должен упасть? ДЖИМ РИКАРДС: Федеральный Резерв, на самом деле, в некотором смысле уже упал. Я говорил с членом Совета Управляющих Федерального Резер