• Теги
    • избранные теги
    • Люди2
      Страны / Регионы7
      Разное6
      Формат1
      Компании4
      Сферы2
Виктор Глушков
05 декабря 2016, 11:47

«Надежды на технологии»: стирая различия

В Гиперкубе Инновационного центра «Сколково» 1 декабря прошел I Национальный форум реабилитационной индустрии и универсального дизайна «Надежда на технологии». В нем приняли участие разработчики новых технологических решений для людей с ограниченными возможностями, предприниматели в области ассистивных технологий, а также представители государственной власти, экспертного сообщества, инвестиционных фондов и институтов развития.     Замглавы Минпромторга Гульназ Кадырова. Фото: Sk.ru На церемонии открытия участников форума поприветствовала заместитель министра промышленности и торговли РФ Гульназ Кадырова. «Во исполнение поручений по реализации послания президента Российской федерации мы вместе с вами, всем сообществом, которое за последние два года максимально консолидировалось, формируем облик современной отрасли производства товаров, реабилитационных изделий. И все это мы делаем в интересах более чем 60 миллионов граждан нашей страны. Область этих интересов включает сферы здравоохранения, образования, быт, трудовую деятельность, досуг, спорт, адаптивную физкультуру, возможность пользования без каких-либо ограничений транспортом и иной инфраструктурой», — сказала она, особенно подчеркнув, что цель этого форума — поднять развитие реабилитационной индустрии в России на уровень мировых стандартов.  Состояние индустрии: что дальше Центральным событием форума стало пленарное заседание в формате панельной дискуссии на тему «Реабилитационная индустрия: сегодня и завтра». Ключевые эксперты отрасли обсудили вопросы развития промышленности в сфере реабилитационной индустрии и рынка ассистивных технологий и устройств. Первый проректор, директор института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Леонид Гохберг, рассуждая о текущем состоянии рынка, озвучил прогноз, по которому в ближайшие 10-15 лет объем российского рынка реабилитационной индустрии удвоится под давлением спроса. «Один из ключевых факторов этой динамики — это проникновение новых технологий на рынок. Можно легко ожидать повышения требований к себестоимости и качеству продукции в реабилитационной индустрии, усилению конкуренции в отрасли. Поэтому ключевым фактором обеспечения конкурентоспособности производителей и самой продукции будет инновационная активность предприятий и переход к новым современным технологиям», — сказал Гохберг. Согласно озвученным им оценкам, наиболее высокими темпами будут развиваться сегменты, связанные с продуктами и технологиями в сфере компенсации нарушения мобильности и зрения, а где речь идёт о нарушениях слуха и речи, наиболее динамичными станут самые высокотехнологичные сегменты, например, связанные с нейроинтерфейсами или с бионическими технологиями. Вице-президент фонда «Сколково», исполнительный директор кластера биомедицинских технологий Кирилл Каем, выступая на заседании, заметил, что не все реабилитационные технологии относятся к биомедицинскому кластеру: многие из них разрабатываются в IT-кластере, как, например, ЭкзоАтлет, а некоторые возникают даже в энергетическом и ядерном кластерах. «Во многом интерес к реабилитационной индустрии зависит от того, как сформирован рынок, а формирование рынка зависит от позиции плательщика. В случае реабилитации. плательщик — это общество. Когда я пришел в «Сколково» три года назад, в кластере было три проекта связанных с реабилитацией. А сейчас, количество стартапов, которые занимаются техническими средствами реабилитации, растет из года в год. «Сколково» стало не только центром финансовой поддержки, но и ключом зажигания, потому что мы собираем вокруг себя правильных людей, ориентированных на НИОКР. Они понимают, что это не институтская работа и не статья в научном журнале, а реальное воплощение научных идей в жизнь. Особенно приятно, что количество проектов, связанных с реабилитацией, которые получают поддержку, за последние годы выросло в несколько раз», — заключил Кирилл Каем.    В Гиперкубе Сколково проходит национальный форум «Надежда на технологии». Фото: Sk.ru Наглядным примером успешного развития новых технологий в области реабилитационной индустрии стала презентация современной системы кохлеарной имплантации, которую в рамках заседания провел первый вице-президент датской компании William Demant Holding Питер Ладишинский. Он представил публике разработку фирмы  Oticon Medical — Neuro. Этот миниатюрный, хорошо продуманный прибор позволяет обрести слух глухому человеку и помочь в социальной интеграции. Не так давно его производство было локализовано: в России проект реализуется на базе «Исток-Аудио» в подмосковном наукограде Фрязино, а его партнерами являются ФГБУ НКЦО ФМБА России, William Demant Holding и Oticon Medical. Инновации для жизни  В рамках форума в Гиперкубе также прошла выставка технических средств реабилитации, ассистивных технологий и универсального дизайна. В частности, можно было ознакомиться, например, с неоднократно упоминавшимся спикерами форума проектом компании «Косима». Она является резидентом биомедицинского кластера «Сколково» и специализируется на разработке высокотехнологичных и доступных реабилитационных комплексов для пациентов после инсульта и травматической болезни спинного мозга. Цель таких комплексов — максимально эффективное восстановление двигательных функций у людей, страдающих  неврологической патологией. Около года назад разработчикам удалось добиться успеха в электрической неинвазивной стимуляции спинного мозга, первые клинические испытания на людях прошли хорошо. Это дает надежду на то, что с помощью технологии «Косима» можно будет восстанавливать часть утраченных организмом функций. Любопытным экспонатом на выставке стал интеллектуальный домашний робот-помощник Лекси. Устройство рассчитано на людей с нарушением зрения, в нем есть встроенная камера, динамики, датчики движения и сенсоры. Лекси первым начинает диалог и позволяет узнать погоду, проверить почту или написать друзьям в социальной сети. Кроме того, с его помощью можно управлять техникой в доме, что тоже может облегчить самостоятельную жизнь человека, у которого нарушено зрение. Разработчики полагают, что скоро Лекси станет для таких людей незаменимым помощником. Также важно отметить проект, который стал победителем конкурса «Качество Жизни» в этом году, это новосибирская компания «Катервиль», специализирующаяся на производстве автоматизированных инвалидных колясок, которые могут сделать владельца самостоятельным и независимым. Проще говоря, это коляски-вездеходы с электроприводом, колесными и гусеничными платформами, для которых любая среда будет доступной. На такой коляске можно преодолеть как обыкновенный бордюр, так и целую лестницу. Поддержка отрасли: вложения и риски Вопросу о том, как могут быть поддержаны проекты в области реабилитационной индустрии, было посвящено одно из заседаний параллельных сессий. Несмотря на то, что в России уже существуют разнообразные инструменты поддержки инноваций, не все из них и не всегда оказываются доступны для проектов в сфере реабилитационной индустрии. Если прежде это могло стать неразрешимой проблемой, то сейчас многие институты развития активно формируют специализированные механизмы поддержки таких проектов. Так, к примеру, директор по развитию центра развития социальных инноваций «Технологии возможностей» Виктор Глушков рассказал, что основной деятельностью его института является организация диалога между бизнесом, властью и молодыми учеными как раз с целью развития ассистивных технологий, реабилитационной индустрии, а также помощь молодым инноваторам в доработке проектов и их выводе на рынок. Также в «Технологиях возможностей» предусмотрены экспертные сессии и клубы в качестве вспомогательных инструментов. «Приходя к нам, проект получает всестороннюю поддержку по принципу службы одного окна», — сказал Глушков. Финансовые институты тоже оказывают поддержку молодым компаниям и инноваторам. Как рассказал вице-президент ОАО «Газпромбанк» Олег Костин, его банк занимается финансированием различного уровня проектов. «Для нас проекты в сфере фармы, медицины, инновационной индустрии близки, и мы действительно хотим держать руку на пульсе, понимая, что это очень перспективное направление, с точки зрения реализации новых инвестиционных проектов», — сказал Костин. По его словам, крупные и средние банки не включены в финансирование подобных проектов по той причине, что при оценке таких проектов банки должны понимать, каким образом будет осуществлен возврат инвестиций. «Система наших госзакупок непрозрачна, и нет гарантии, что если сегодня вы победите в одном тендере, то не проиграете завтра в другом. Соответственно, в этой части финансовая модель проекта подвержена серьезным рискам», — добавил Костин. Он видит необходимость в частичном пересмотре системы госзакупок и внесении изменений, которые позволили бы делать более внятные прогнозы по финансированию и возврату инвестиций. Совершенствование господдержки инвалидов и пожилых людей, адресная помощь тоже являются важными моментами, которыми необходимо заниматься, уверен Костин.  О поддержке предпринимателей рассказал и заместитель директора Фонда развития промышленности Михаил Макаров. Например, ФРП предоставляет кредитование на срок до 5 лет под уникальную в России ставку в 5% годовых в рублях на суммы от 50 до 500 миллионов рублей, при этом минимальная сумма займа была снижена, чтобы помочь большему количеству предприятий.  Руководитель Робоцентра Сколково Альберт Ефимов. Фото: Sk.ru Руководитель Робототехнического центра «Сколково» Альберт Ефимов, модерировавший эту дискуссию, заметил, что в настоящее время отрасль только формируется, и поэтому она несет в себе определенные риски: «Любое вложение в отрасль, для которой нет устоявшихся стандартов, не говоря уже о правилах и игроках, требует риска, а рисковать никто не хочет. Это создает замкнутое кольцо, следствием которого становится непрозрачность. Мы со своей стороны это кольцо размыкаем, поддерживая высокорисковые небольшие проекты, такие как, ''Бионик Натали'' или ''ЭкзоАтлет''. Кстати, по моему мнению, проект ''ЭкзоАтлет'' получил самое маленькое финансирование в России по теме реабилитационного экзоскелета из всех имеющихся у нас экзоскелетов. При этом они первые вывели на рынок и успешно продают отечественный экзоскелет. А это говорит о том, что не только финансирование играет роль, но и место размещения компании – ''ЭкзоАтлет'' прочно прописался в ''Сколково''». В рамках национального форума реабилитационной индустрии и универсального дизайна также состоялось вручение премий Минпромторга. В номинации «Лучший социально ориентированный проект в сфере реабилитационных технологий и устройств в 2016 году» были награждены сколковские проекты: «Моторика» – создание высокотехнологичных средств реабилитации и методик в области протезирования верхних конечностей для детей до 16 лет,  «Катэрвиль» – разработка и производство инвалидной коляски-трансформера с электроприводом.

Выбор редакции
20 ноября 2016, 23:52

Космический интернет

Оператор спутниковой связи Iridium Communications ввел в коммерческую эксплуатацию в Ижевске станцию сопряжения с российскими сетями связи, следует из его сообщения. Станция, в частности, позволит оператору соблюдать российское законодательство об оперативно-розыскных мероприятиях (СОРМ), отмечает гендиректор «Иридиум комьюникейшенс» (продает услуги оператора в России) Виктор Глушко. Бюджет строительства станции он оценивает в «десятки миллионов долларов».

01 ноября 2016, 16:02

В США вышла книга о достижениях советских кибернетиков

Советские ученые могли опередить США в создании интернета. Еще в начале 60-х годов прошлого века Виктор Глушков представил проект системы, которая должна была управлять всей экономикой СССР. Об этом и других достижениях отечественных кибернетиков в США вышла книга "Как не опутать сетью страну: Непростая история советского Интернета"

08 сентября 2016, 00:29

Генон и Маркс: единство противоположностей

Марксизм объективно совпадает с традиционализмом геноновского плана. Он также ориентирован на «Золотой Век», хотя отталкивание от религиозно-мистических основ делает традиционализм марксистов «слепым», бессознательным

14 апреля 2016, 18:01

Старцев пугали роботы

Интернет мог появиться в СССР ещё полвека назадФото: РИА Новости«Перфокарта управляет Кремлём» – под такой «шапкой» полвека назад в The Washington Post вышла одна из передовиц. Статья была направлена на дискредитацию советского учёного Виктора Глушкова, сумевшего создать аналог сегодняшнего «электронного правительства» ещё в 1961 году. Говорят, что заокеанская газетная «страшилка» возымела серьёзное действие на Никиту Хрущёва, испугавшегося, что «кремлёвских старцев» и правда вскоре заменят роботами. Именно по указке главы советского государства работу Глушкова приостановили, дав тем самым фору американцам.Именно Глушков, и никто другой, разработал и создал первую в мире персональную ЭВМ, названную «машиной для инженерных расчётов», сокращённо – МИР. Американцы зазывали Глушкова к себе, обещая заплатить за чтение курса из 12 лекций миллион долларов, – учёный наотрез отказался. Дважды на жизнь Глушкова организовывали покушения – то ли иностранные спецслужбы, то ли отечественные, поди разберись. А когда министр обороны Дмитрий Устинов поинтересовался у смертельно больного академика, нельзя ли ему чем-то помочь, Глушков нашёл в себе силы отшутиться: «Пришлите танк!»В 1967 году на выставке в Лондоне Советский Союз впервые продемонстрировал миру персональную электронно-вычислительную машину. До того как усилиями Глушкова на свет появился МИР, ЭВМ представляли собой огромные шкафы, занимавшие в помещении несколько комнат. А МИР умещался на обычном письменном столе. Мало того, в представленном Глушковым устройстве были использованы все основные принципы работы современного персонального компьютера, так что МИР с полным правом можно назвать его первым прообразом. Диковинную машину там же, на выставке, купили представители компании IBM – до сих пор не вполне понятно, как советское руководство вообще решилось вывезти за рубеж для широкого показа столь передовую разработку, а уж тем паче её продать. Тем не менее факт остаётся фактом: американцам компьютер продали. Якобы только для того, чтобы дать возможность представителям IBM доказать в суде, что их конкуренты использовали принцип программирования, уже изобретённый советскими инженерами. В результате Глушкову выдали международный сертификат, подтверждающий, что первый в мире персональный компьютер создал именно он, а заокеанские специалисты получили в свои руки новейшую советскую разработку. И вскоре у них появился аналог, ещё более компактный и функциональный.Кто покушался на жизнь гениального изобретателя А у Глушкова тем временем начались серьёзные проблемы. «В 1970-м я летел из Монреаля в Москву, – вспоминал академик. – Опытный лётчик почувствовал неладное уже над Атлантикой и возвратился назад. Оказалось, в горючее что-то подсыпали». А во время поездки в Югославию на машину, в которой ехал Глушков, налетел грузовик, – на следующий день его водителя обнаружили мёртвым. Но это было только началом неприятностей – в газете «Известия» вышла статья «Уроки электронного бума». В ней сообщалось, что работа над портативными ЭВМ признана за океаном бессмысленной, слишком дорогостоящей и неэффективной.«В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в США, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись, – вспоминал Глушков. – Мол, капиталисты покупают электронно-вычислительные машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными. Это дезориентировало наше руководство».Ещё больше руководство страны было «дезориентировано» ценой вопроса. Запуск информационной системы из сотен устройств типа МИР, соединённых в одну сеть – по тому же принципу, по которому сегодня действует .Работа над МИРом находилась в финальной стадии, и Глушков предложил задействовать передовую разработку в работе общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой, к которой крайне трепетно относился Косыгин. «К этому времени у нас уже имелась концепция единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации, – вспоминал Глушков. – Мы разработали первый эскизный проект единой государственной сети, включавший около 100 центров в крупных промышленных городах и районах, объединённых широкополосными каналами связи». Год-два – и в СССР можно было бы отправлять электронные письма.Плановой экономикой управлял бы «Интернет Глушкова» Советский прообраз Интернета был готов к осени 1963 года. Но в Кремле произошла внезапная смена власти, и новому руководителю – Леониду Брежневу было не до передовых разработок. «Начиная с 1964 года против меня стали открыто выступать учёные-экономисты, многие из которых потом уехали в США и Израиль, – писал Глушков в своих воспоминаниях. – Ориентировочно стоимость проекта оценивалась в 20 млрд рублей. Мы предусмотрели самоокупаемость затрат. За три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 млрд рублей. Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку. Нас отставили в сторону, стали относиться с настороженностью».А в Америке времени зря не теряли. В середине 1964 года учёный Джозеф Ликлайдер, работавший в области информационных технологий, впервые обнародовал идею создания разветвлённой компьютерной сети. Считается, что это было первым шагом к проектированию прообраза современного Интернета – системы ARPANET. Выходит, идеи Глушкова значительно опередили своё время. И при этом были заимствованы его критически настроенными коллегами из Москвы и Киева, оказавшимися впоследствии за океаном в команде того же Ликлайдера.Кстати, свой проект информационной сети Глушков представил Хрущёву ещё в феврале 1964 года – за несколько месяцев до того, как за океаном аналогичную систему продемонстрировал Ликлайдер. На тот момент в СССР производилось порядка 20 тыс. наименований товаров, а экономика была плановой. Но уследить за выпуском продукции было сложно – то тут, то там создавался дефицит того или иного товара.«Поскольку в СССР действовала централизованная система управления, можно было поставить ЭВМ на все предприятия и из единого центра следить за их работой, – пояснила дочь академика Вера Глушкова, старший научный сотрудник Института кибернетики НАН Украины. – Сегодняшняя база данных банков, работа с карточками клиентов – это фрагмент той системы, которую предлагал внедрить мой отец. Она включала и банки, и бухгалтерский учёт, в том числе и безналичную выдачу зарплаты, и производство, и транспорт, и армию… Это ноу-хау уже тогда опережало сегодняшний Интернет. По замыслу отца объединение вычислительных центров и автоматизированных систем управления предприятиями в одной структуре позволяло бы получать чёткую картину происходящего в народном хозяйстве и выбирать самый оптимальный вариант управления каждым предприятием, каждой отраслью».Кибернетик собирался автоматизировать работу правительстваОстаётся гадать, что послужило причиной того, что запуск советского Интернета постоянно затягивали – то ли косность высшего партийного и советского руководства, то ли происки зарубежных конкурентов. «Папа постоянно находился под пристальным вниманием Запада, – вспоминала Вера Глушкова. – Малейший его отрыв вперёд в работе над автоматизированной системой управления экономикой страны – и тут же западные газеты выходили с негативными статьями о Глушкове. Мол, кибернетик собирается автоматизировать Кремль и заменить людей роботами».В 1966 году американцы запустили эскизный проект информационной сети – на два года позже, чем в СССР. «В отличие от нас они не спорили, а делали, – писал в своих мемуарах Глушков. – Тогда забеспокоились и у нас». Академик передал в ЦК докладную записку, в которой предлагал немедленно вернуться к отложенному до лучших времён проекту информационной сети. И что же? «Была создана комиссия, но лучше бы её не создавали».В руководстве страны забеспокоились не напрасно: с внедрением автоматизированной системы управления – практически «электронного правительства» – всем станет понятна громоздкость советского управленческого аппарата. «Липовые» отчёты легко будет проверить, а их авторов – вывести на чистую воду. Да и громадная управленческая вертикаль едва ли станет нужна… А куда девать всех этих высвободившихся партийных и советских работников? В общем, работу Глушкова признали чуть ли не угрозой для безопасности страны. Выручил академика министр обороны Дмитрий Устинов: он дал добро на внедрение автоматизированных систем управления на оборонных предприятиях.Следует признать, что Глушков отнюдь не был гонимым всеми диссидентом. Он стал Героем Социалистического Труда, в течение нескольких созывов избирался депутатом Верховного Совета СССР, входил в состав Центрального комитета Компартии Украины, наконец, на протяжении 20 лет был бессменным вице-президентом украинской Академии наук. И тем не менее «пробить» главное изобретение своей жизни он так и не смог.Георгий Филин

18 августа 2012, 08:22

ОГАС (ОбщеГосударственная Автоматизированная Система сбора и обработки информации для учета, планирования и управлении народным хозяйством СССР)

В.М.Глушков на пресс-конференции, 1964 г. Проблемы научного устройства общества волновали ученых не одно столетие. Издавна люди пытались понять его суть. Над этим бились величайшие умы, в ходе этого появлялось множество гипотез, теорий, утопий. В процессе того, как стихийно изменялись общественные отношения, изменялись и представление о них. Задачей мыслителей всех времен было установление господства разума над стихийностью действий человека или хотя бы понимание природы этих действий. К сожалению, и сегодняшние общественные отношения можно охарактеризовать как стихийные, несмотря на то, что существует целый ряд наук, описывающих их. Основной недостаток в том, что они лишь описывают уже сложившиеся отношения, при этом используя устаревшие научные методы. Отличие настоящей прогрессивной науки в том, что она может дать не только описание, но и логическое объяснение причин явлений исходя из их сути, соответственно дать прогноз — куда и как развиваться, исходя из того, как будет лучше с точки зрения развития общества в целом, а не отдельных групп людей или стран. Уже давно ученые пришли к тому, что невозможно правильно организовать жизнь людей в обществе, не организовав правильно экономику. Современная экономика строится на основании закона спроса и предложения на рынке. В каждом единичном случае все как будто происходит по воле людей, но если взять не двух людей, а больше, то договориться им всем будет сложнее, поэтому мера обмена товара — цена — будет устанавливаться как среднее. От отдельного человека, как и от целой группы уже ничего не зависит — цена становиться сверхчеловеческой силой, которая управляет их поведением на рынке. Узнать нужное количество продуктов заранее невозможно, люди выпускают товар на рынок наугад. Поэтому, если взять масштаб страны, сознательно управлять экономическими процессами становится вовсе невозможно. Что могут сделать люди в этом случае — это, установив закономерности, пытаться не нарушать баланс спроса и предложения, чтобы продуктов производилось ровно столько, сколько нужно. И, может быть, это и удавалось бы, но человечество производит столько всего, что узнать необходимое количество товаров не представляется никакой возможности. Даже несмотря на то, что огромные усилия предприятий и корпораций направлены на расчет и прогноз, мир все сильнее страдает от периодических кризисов перепроизводства. Необходимость в научных методах чувствуется все острее.  В ХХ веке вместе с развитием ряда фундаментальных наук возникла новая междисциплинарная наука — кибернетика. Ученые-кибернетики поставили своей целью сформировать принципы научной организации управления в обществе благодаря правильному обмену информацией. Отцом-основателем кибернетики считается американский ученый Норберт Винер. Он очертил основные принципы этой науки, но особого развития в США кибернетика не получила. Из всего многообразия сторон этой науки должное развитие получила лишь разработка и производство компьютеров. Наибольший вклад в развитие кибернетики внес наш соотечественник Виктор Михайлович Глушков. Более двадцати пяти лет он был руководителем крупнейшего научного центра по кибернетике и вычислительной технике — Института кибернетики АН УССР. Под его руководством было создано несколько поколений вычислительных машин, которые в свое время являлись лучшими мировыми образцами. Но главным делом его жизни было создание автоматизированной системы управления экономикой (ОГАС). Такую задачу поставило правительство исходя из экономических трудностей начала 60-х годов. Особенностью советской экономики было то, что рыночные механизмы были ограничены и для эффективного управления требовалось надлежащее планирование на основе математического расчета. Чем больше росла советская экономика, тем сложнее было вести расчеты. Естественно, это касалось не только СССР, но там, где средства производства находятся в частной собственности, управление в рамках экономики в целом было в принципе невозможно из-за коммерческой тайны, которая делает невозможным получение необходимой расчетов оперативной информации. Глушков на этот счет говорил, что общество за свою историю пережило два кризиса управления, т. н. "информационных барьера". По началу проблем не было: материальная база была скудная из-за примитивных орудий труда, соответственно и деятельность человека была примитивная. "Первый информационный барьер" возник в условиях разложения общинно-родового хозяйства вследствие развития орудий труда. Решением проблемы стало возникновение товарно-денежных отношений и установление иерархической системы управления, когда старший начальник управляет младшими, а те уже — исполнителями. Попросту говоря, появилось разделение труда и обмен между отдельными производителями. Начиная с 30-х годов двадцатого столетия, считает Глушков, становится очевидным, что наступает "второй информационный барьер", когда уже не помогают ни иерархия в управлении, ни товарно-денежные отношения. Причиной такого кризиса оказывается невозможность даже множеством людей обеспечить управление экономикой. Виктор Михайлович говорил, что в 30-х годах для решения проблем управления нашим тогдашним хозяйством требовалось производить порядка 1014 математических операций в год, а в средине 70-х — уже примерно 1016. Если принять, что один человек без помощи техники способен произвести в среднем 106 операций, то есть 1 миллион операций в год, то получится, что необходимо около 10 миллиардов человек, для того, чтобы экономика оставалась хорошо управляемой. Единственный выход — использовать для обработки экономической информации электронно-вычислительные машины (ЭВМ), которые и быстрее, и точнее человека. Естественно, предполагались не просто компьютеры, а сеть компьютеров в масштабах всей страны — прототип Интернета, а точнее сеть, функционально намного шире, где современный Интернет был бы лишь одной из составляющих. К середине 1964 года Глушков разработал эскизный проект ОГАС. Предполагалось, что вся производственная информация прямо с предприятий, имеющих автоматизированную систему управления (АСУП), будет поступать в управляющие системы регионов (РАСУ) и далее — отраслей (ОАСУ). Сеть должна была объединить 100-200 крупных вычислительных центров в промышленных городах и экономических центрах. Оттуда обработанная информация поступала в единый общегосударственный центр. С помощью механизмов обратной связи осуществлялся контроль исполнения и постоянная корректировка управленческих решений. Т. е. система легко работала в условиях постоянного изменения производственной среды и могла сама проводить корректировки решений в простых ситуациях. На практике это привело бы к постепенному переходу рычагов управления от бюрократического аппарата к более продвинутым "органам". Ведь электронная машина и решения принимала бы быстрее, и просчитывала намного больше вариантов, и не спешила бы домой в конце рабочего дня, и не делала бы ничего "по блату". Кроме простого ускорения обработки информации, это давало возможность просчитывать наперед все потребности производства и оптимизировать усилия и средства. Учитывая огромные скорости вычисления, процессом производства можно было управлять в реальном масштабе времени, "на ходу" устраняя ошибки и недоработки. Для рыночной экономики эта задача неразрешима. Например, по подсчетам известного кибернетика Стаффорда Бира еще в начале 70-х годов для того, чтобы узнать результат каких-либо действий правительства в экономике, нужно было ждать 9 месяцев — такой средний срок получения экономических показателей и обработки их бюрократическими инстанциями. Поскольку механизмы рыночной экономики очень запутаны, то результат можно увидеть лишь по тому, какой в конечном итоге будет прибыль. Но и прибыль показывает реакцию на всю совокупность действий и решений, а не на какие-то конкретные. Поэтому действовать приходится часто "вслепую". А вот для экономики, построенной по научному типу, мерой служит не прибыль, а точный расчет. Глушков предложил ввести электронные деньги на 20 лет раньше чем на Западе. Они для расчета с населением в "переходной" период логически взяли бы на себя функции "живых" денег и постепенно вытеснили бы их. Таким образом, наука вытесняла рыночные методы. Найти конкретную техническую реализацию для осуществления расчета каждого отдельного человека с государством и с другим человеком в повседневной жизни без денег — дело не сложное. Например, сейчас почти у каждого человека есть мобильный телефон. Технически очень просто осуществить, чтобы можно было управлять своим электронным счетом со своего мобильного телефона из любого места, где есть покрытие. В таком случае необходимость в кошельке отпадает сама собой. Огромное преимущество перед западными странами состояло в том, что у нас была плановая экономика, была государственная собственность, не было конкуренции и коммерческой тайны, что позволяло объединять усилия, легко собирать и обрабатывать информацию для разумного управления экономикой. Этот же факт наполнял феномен электронных денег совершенно иной сущностью, чем в западных странах. Просчитанный с помощью ЭВМ научно обоснованный прогноз мог плавно превращаться в государственный план, выполнение которого с помощью той же самой системы сбора и автоматизированной обработки информации можно было в деталях контролировать в режиме реального времени и на ходу вносить коррективы, как в планы, так и в ход их исполнения. Здесь нужно сделать оговорку, дабы избавится от лишних иллюзий и заблуждений касающихся ОГАС. Никто не считал ОГАС панацеей, и не думал, что введение системы сразу же решит все экономические проблемы. Тем более никто не думал, что машина будет управлять вместо человека. Машина, по словам Глушкова, это только инструмент, который многократно усиливает человеческие возможности в области управления. Благодаря ОГАС руководители всех уровней имели бы возможность всегда получать свежие, точные и своевременные данные, а уже на основе их принимать решения. Также система упрощала управление, посему начальников требовалось не так много — это позволяло значительно сократить, а позже и вовсе отказаться от бюрократии. К сожалению, в 1965 году проект был отклонен правительством — посчитали, что он требует слишком много средств и можно обойтись без него, частично усилив рыночные методы управления государством. На что Глушков ответил, что к середине 80-х СССР ожидают большие экономические трудности. Его прогноз полностью оправдался. Развитие кибернетики на этом не прекратилось, но она утратила свою главную цель — помочь обществу научно организовать свою жизнь. ОГАС был введен лишь частично — в виде автоматических систем управления на предприятиях. Но частичные методы проблемы не решили. Тем не менее, Виктор Михайлович продолжал развивать свои взгляды. Например, такая проблема: как вычислить потребность в том или ином товаре? В рыночной экономике это можно узнать по соотношению спроса и предложения. А если взять ту же рыночную экономику, но в более зрелом виде — в виде монополий и корпораций, то там на этот закон уже не ориентируются. Нет разных производителей, есть один производитель и много потребителей с разными вкусами. Если все делать конвейерным способом, то продукт получается однообразным. С другой стороны, конвейерный способ наиболее эффективный. Как же быть, где "порог конвейерности"? Оказалось, что и эта проблема легко решается. Например, французская фирма "Рено" уже тогда больше половины автомобилей делала по индивидуальным заказам. Хотя "порог конвейерности" при этом был очень высокий. Просто на конечной фазе непосредственно узнавали, какая окраска угодна будущему владельцу, какая обивка, какие особые мелочи. С помощью системы, подобной ОГАС, можно узнавать потребность в любом товаре, и не производить лишнего. А если бросать товар на рынок в надежде, что кто-нибудь купит — это огромное расточительство. Большое внимание Глушков уделял прогнозированию. Для составления научно-обоснованного плана, говорил он, необходимо создание многовариантной гипотезы, в которой даются оценки относительной важности различных конкретных целей, а также времени и ресурсов, которые понадобятся для их достижения. Точный прогноз невозможно просчитать без компьютера, но компьютера самого по себе мало. Он должен быть связан с прогнозируемым процессом, для того, чтобы постоянно получать информацию. Чем быстрее и чаще — тем точнее будет прогноз. При этом желательно, чтобы учитывались все обстоятельства, влияющие на процесс. Например, нужно построить современный завод. Строительство рассчитано на 5 лет. Для эффективного строительства нужно учитывать многое: и материалы, и транспорт, и наличие средств, рабочей силы, усовершенствование технологий за эти 5 лет. Никакой директор, даже с огромной командой менеджеров, этого не сделает так, как автоматизированная система ЭВМ. Но для расчетов нужно своевременно получать всю необходимую информацию, следовательно, те органы, которые отвечают за материалы, транспорт, рабочую силу, технологии — должны давать вовремя эту информацию, т. е. тоже быть автоматизированными и соединенными в одну сеть. Это позволит сделать объект и быстрее, и надежней, и дешевле. Здесь прогноз составляется не на домыслах, и даже не на мнениях экспертов, а на математических расчетах, что намного надежней. Между таким прогнозом и планом практически нет разницы. Не зря профессионалы говорят, что лучший прогноз — это план. Всем известно, что мир постоянно изменяется, следовательно, мы должны быть готовыми к этому. Человечество должно так организовать свою деятельность, в т. ч. и производственную, чтобы постоянно учитывать изменения, предвидеть их — значит строить свою жизнь сознательно, а не полагаться на удачу. Правильно организованная экономика позволяет устранить пережитки периода экономической стихии и перешагнуть "второй информационный барьер". Это значит — правильно распределить и ресурсы, и время человека, не тратить их впустую, тратить на развитие человека как личности, а не как винтика большого механизма. Экономика, построенная не по научному типу, в прямом смысле становится опасной для людей. Производится и предлагается на рынок фиктивный товар — товар, который предназначен для утоления несуществующей потребности. В итоге — производятся ненужные потребности, потом они сполна удовлетворяются, и все это делается лишь с одной целью — стимуляции рыночной экономики. Иначе она не будет функционировать. В итоге на сегодняшний день не более 30% товаров соответствуют базовым потребностям человека, а все остальные товары удовлетворяют ненужные потребности. Например, производство оружия создает потребность в войне. Торговля оружием, как известно, наиболее прибыльная в мире. Человек разумный превратился в Человека потребляющего, и это не только моральная проблема. Чтобы одни потребляли без меры, другие должны заниматься рутинным изнуряющим трудом, в глубине души надеясь стать такими же потребителями. И для одних, и для других это происходит в ущерб творчества и развития своих способностей. Развитие новых экономических идей тормозится тем, что существующая экономика и экономическая теория объявляются единственно правильными, вечными и неизменными. Тот суррогат экономической теории, который дается в вузах под названием "экономикс" давно устарел. На смену ему должна прийти современная экономическая теория, основанная на новейших достижениях науки и техники, критически относящаяся к каким-либо "вечным истинам". Мир изменяется ежесекундно, поэтому принцип развития должен быть положен в основу новой экономики. Уже сегодня управление внутри крупных корпораций строят не на основе товарно-денежного обмена, а на научных принципах, на основе применения автоматизированных систем учета и контроля производства. Корпорации гораздо эффективнее, чем более мелкие формы собственности, однако они — только этап к дальнейшему обобществлению, к установления научно-обоснованного способа производства и распределения в масштабах всего общества. Будущее без новых экономических отношений между людьми — это не будущее, это затянувшееся прошлое. Поэтому уже сейчас нужно изучать и развивать принципы экономики будущего. А. Самарский

14 апреля 2016, 18:01

Старцев пугали роботы

Интернет мог появиться в СССР ещё полвека назадФото: РИА Новости«Перфокарта управляет Кремлём» – под такой «шапкой» полвека назад в The Washington Post вышла одна из передовиц. Статья была направлена на дискредитацию советского учёного Виктора Глушкова, сумевшего создать аналог сегодняшнего «электронного правительства» ещё в 1961 году. Говорят, что заокеанская газетная «страшилка» возымела серьёзное действие на Никиту Хрущёва, испугавшегося, что «кремлёвских старцев» и правда вскоре заменят роботами. Именно по указке главы советского государства работу Глушкова приостановили, дав тем самым фору американцам.Именно Глушков, и никто другой, разработал и создал первую в мире персональную ЭВМ, названную «машиной для инженерных расчётов», сокращённо – МИР. Американцы зазывали Глушкова к себе, обещая заплатить за чтение курса из 12 лекций миллион долларов, – учёный наотрез отказался. Дважды на жизнь Глушкова организовывали покушения – то ли иностранные спецслужбы, то ли отечественные, поди разберись. А когда министр обороны Дмитрий Устинов поинтересовался у смертельно больного академика, нельзя ли ему чем-то помочь, Глушков нашёл в себе силы отшутиться: «Пришлите танк!»В 1967 году на выставке в Лондоне Советский Союз впервые продемонстрировал миру персональную электронно-вычислительную машину. До того как усилиями Глушкова на свет появился МИР, ЭВМ представляли собой огромные шкафы, занимавшие в помещении несколько комнат. А МИР умещался на обычном письменном столе. Мало того, в представленном Глушковым устройстве были использованы все основные принципы работы современного персонального компьютера, так что МИР с полным правом можно назвать его первым прообразом. Диковинную машину там же, на выставке, купили представители компании IBM – до сих пор не вполне понятно, как советское руководство вообще решилось вывезти за рубеж для широкого показа столь передовую разработку, а уж тем паче её продать. Тем не менее факт остаётся фактом: американцам компьютер продали. Якобы только для того, чтобы дать возможность представителям IBM доказать в суде, что их конкуренты использовали принцип программирования, уже изобретённый советскими инженерами. В результате Глушкову выдали международный сертификат, подтверждающий, что первый в мире персональный компьютер создал именно он, а заокеанские специалисты получили в свои руки новейшую советскую разработку. И вскоре у них появился аналог, ещё более компактный и функциональный.Кто покушался на жизнь гениального изобретателя А у Глушкова тем временем начались серьёзные проблемы. «В 1970-м я летел из Монреаля в Москву, – вспоминал академик. – Опытный лётчик почувствовал неладное уже над Атлантикой и возвратился назад. Оказалось, в горючее что-то подсыпали». А во время поездки в Югославию на машину, в которой ехал Глушков, налетел грузовик, – на следующий день его водителя обнаружили мёртвым. Но это было только началом неприятностей – в газете «Известия» вышла статья «Уроки электронного бума». В ней сообщалось, что работа над портативными ЭВМ признана за океаном бессмысленной, слишком дорогостоящей и неэффективной.«В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в США, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись, – вспоминал Глушков. – Мол, капиталисты покупают электронно-вычислительные машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными. Это дезориентировало наше руководство».Ещё больше руководство страны было «дезориентировано» ценой вопроса. Запуск информационной системы из сотен устройств типа МИР, соединённых в одну сеть – по тому же принципу, по которому сегодня действует .Работа над МИРом находилась в финальной стадии, и Глушков предложил задействовать передовую разработку в работе общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой, к которой крайне трепетно относился Косыгин. «К этому времени у нас уже имелась концепция единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации, – вспоминал Глушков. – Мы разработали первый эскизный проект единой государственной сети, включавший около 100 центров в крупных промышленных городах и районах, объединённых широкополосными каналами связи». Год-два – и в СССР можно было бы отправлять электронные письма.Плановой экономикой управлял бы «Интернет Глушкова» Советский прообраз Интернета был готов к осени 1963 года. Но в Кремле произошла внезапная смена власти, и новому руководителю – Леониду Брежневу было не до передовых разработок. «Начиная с 1964 года против меня стали открыто выступать учёные-экономисты, многие из которых потом уехали в США и Израиль, – писал Глушков в своих воспоминаниях. – Ориентировочно стоимость проекта оценивалась в 20 млрд рублей. Мы предусмотрели самоокупаемость затрат. За три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 млрд рублей. Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку. Нас отставили в сторону, стали относиться с настороженностью».А в Америке времени зря не теряли. В середине 1964 года учёный Джозеф Ликлайдер, работавший в области информационных технологий, впервые обнародовал идею создания разветвлённой компьютерной сети. Считается, что это было первым шагом к проектированию прообраза современного Интернета – системы ARPANET. Выходит, идеи Глушкова значительно опередили своё время. И при этом были заимствованы его критически настроенными коллегами из Москвы и Киева, оказавшимися впоследствии за океаном в команде того же Ликлайдера.Кстати, свой проект информационной сети Глушков представил Хрущёву ещё в феврале 1964 года – за несколько месяцев до того, как за океаном аналогичную систему продемонстрировал Ликлайдер. На тот момент в СССР производилось порядка 20 тыс. наименований товаров, а экономика была плановой. Но уследить за выпуском продукции было сложно – то тут, то там создавался дефицит того или иного товара.«Поскольку в СССР действовала централизованная система управления, можно было поставить ЭВМ на все предприятия и из единого центра следить за их работой, – пояснила дочь академика Вера Глушкова, старший научный сотрудник Института кибернетики НАН Украины. – Сегодняшняя база данных банков, работа с карточками клиентов – это фрагмент той системы, которую предлагал внедрить мой отец. Она включала и банки, и бухгалтерский учёт, в том числе и безналичную выдачу зарплаты, и производство, и транспорт, и армию… Это ноу-хау уже тогда опережало сегодняшний Интернет. По замыслу отца объединение вычислительных центров и автоматизированных систем управления предприятиями в одной структуре позволяло бы получать чёткую картину происходящего в народном хозяйстве и выбирать самый оптимальный вариант управления каждым предприятием, каждой отраслью».Кибернетик собирался автоматизировать работу правительстваОстаётся гадать, что послужило причиной того, что запуск советского Интернета постоянно затягивали – то ли косность высшего партийного и советского руководства, то ли происки зарубежных конкурентов. «Папа постоянно находился под пристальным вниманием Запада, – вспоминала Вера Глушкова. – Малейший его отрыв вперёд в работе над автоматизированной системой управления экономикой страны – и тут же западные газеты выходили с негативными статьями о Глушкове. Мол, кибернетик собирается автоматизировать Кремль и заменить людей роботами».В 1966 году американцы запустили эскизный проект информационной сети – на два года позже, чем в СССР. «В отличие от нас они не спорили, а делали, – писал в своих мемуарах Глушков. – Тогда забеспокоились и у нас». Академик передал в ЦК докладную записку, в которой предлагал немедленно вернуться к отложенному до лучших времён проекту информационной сети. И что же? «Была создана комиссия, но лучше бы её не создавали».В руководстве страны забеспокоились не напрасно: с внедрением автоматизированной системы управления – практически «электронного правительства» – всем станет понятна громоздкость советского управленческого аппарата. «Липовые» отчёты легко будет проверить, а их авторов – вывести на чистую воду. Да и громадная управленческая вертикаль едва ли станет нужна… А куда девать всех этих высвободившихся партийных и советских работников? В общем, работу Глушкова признали чуть ли не угрозой для безопасности страны. Выручил академика министр обороны Дмитрий Устинов: он дал добро на внедрение автоматизированных систем управления на оборонных предприятиях.Следует признать, что Глушков отнюдь не был гонимым всеми диссидентом. Он стал Героем Социалистического Труда, в течение нескольких созывов избирался депутатом Верховного Совета СССР, входил в состав Центрального комитета Компартии Украины, наконец, на протяжении 20 лет был бессменным вице-президентом украинской Академии наук. И тем не менее «пробить» главное изобретение своей жизни он так и не смог.Георгий Филин

18 августа 2012, 08:22

ОГАС (ОбщеГосударственная Автоматизированная Система сбора и обработки информации для учета, планирования и управлении народным хозяйством СССР)

В.М.Глушков на пресс-конференции, 1964 г. Проблемы научного устройства общества волновали ученых не одно столетие. Издавна люди пытались понять его суть. Над этим бились величайшие умы, в ходе этого появлялось множество гипотез, теорий, утопий. В процессе того, как стихийно изменялись общественные отношения, изменялись и представление о них. Задачей мыслителей всех времен было установление господства разума над стихийностью действий человека или хотя бы понимание природы этих действий. К сожалению, и сегодняшние общественные отношения можно охарактеризовать как стихийные, несмотря на то, что существует целый ряд наук, описывающих их. Основной недостаток в том, что они лишь описывают уже сложившиеся отношения, при этом используя устаревшие научные методы. Отличие настоящей прогрессивной науки в том, что она может дать не только описание, но и логическое объяснение причин явлений исходя из их сути, соответственно дать прогноз — куда и как развиваться, исходя из того, как будет лучше с точки зрения развития общества в целом, а не отдельных групп людей или стран. Уже давно ученые пришли к тому, что невозможно правильно организовать жизнь людей в обществе, не организовав правильно экономику. Современная экономика строится на основании закона спроса и предложения на рынке. В каждом единичном случае все как будто происходит по воле людей, но если взять не двух людей, а больше, то договориться им всем будет сложнее, поэтому мера обмена товара — цена — будет устанавливаться как среднее. От отдельного человека, как и от целой группы уже ничего не зависит — цена становиться сверхчеловеческой силой, которая управляет их поведением на рынке. Узнать нужное количество продуктов заранее невозможно, люди выпускают товар на рынок наугад. Поэтому, если взять масштаб страны, сознательно управлять экономическими процессами становится вовсе невозможно. Что могут сделать люди в этом случае — это, установив закономерности, пытаться не нарушать баланс спроса и предложения, чтобы продуктов производилось ровно столько, сколько нужно. И, может быть, это и удавалось бы, но человечество производит столько всего, что узнать необходимое количество товаров не представляется никакой возможности. Даже несмотря на то, что огромные усилия предприятий и корпораций направлены на расчет и прогноз, мир все сильнее страдает от периодических кризисов перепроизводства. Необходимость в научных методах чувствуется все острее.  В ХХ веке вместе с развитием ряда фундаментальных наук возникла новая междисциплинарная наука — кибернетика. Ученые-кибернетики поставили своей целью сформировать принципы научной организации управления в обществе благодаря правильному обмену информацией. Отцом-основателем кибернетики считается американский ученый Норберт Винер. Он очертил основные принципы этой науки, но особого развития в США кибернетика не получила. Из всего многообразия сторон этой науки должное развитие получила лишь разработка и производство компьютеров. Наибольший вклад в развитие кибернетики внес наш соотечественник Виктор Михайлович Глушков. Более двадцати пяти лет он был руководителем крупнейшего научного центра по кибернетике и вычислительной технике — Института кибернетики АН УССР. Под его руководством было создано несколько поколений вычислительных машин, которые в свое время являлись лучшими мировыми образцами. Но главным делом его жизни было создание автоматизированной системы управления экономикой (ОГАС). Такую задачу поставило правительство исходя из экономических трудностей начала 60-х годов. Особенностью советской экономики было то, что рыночные механизмы были ограничены и для эффективного управления требовалось надлежащее планирование на основе математического расчета. Чем больше росла советская экономика, тем сложнее было вести расчеты. Естественно, это касалось не только СССР, но там, где средства производства находятся в частной собственности, управление в рамках экономики в целом было в принципе невозможно из-за коммерческой тайны, которая делает невозможным получение необходимой расчетов оперативной информации. Глушков на этот счет говорил, что общество за свою историю пережило два кризиса управления, т. н. "информационных барьера". По началу проблем не было: материальная база была скудная из-за примитивных орудий труда, соответственно и деятельность человека была примитивная. "Первый информационный барьер" возник в условиях разложения общинно-родового хозяйства вследствие развития орудий труда. Решением проблемы стало возникновение товарно-денежных отношений и установление иерархической системы управления, когда старший начальник управляет младшими, а те уже — исполнителями. Попросту говоря, появилось разделение труда и обмен между отдельными производителями. Начиная с 30-х годов двадцатого столетия, считает Глушков, становится очевидным, что наступает "второй информационный барьер", когда уже не помогают ни иерархия в управлении, ни товарно-денежные отношения. Причиной такого кризиса оказывается невозможность даже множеством людей обеспечить управление экономикой. Виктор Михайлович говорил, что в 30-х годах для решения проблем управления нашим тогдашним хозяйством требовалось производить порядка 1014 математических операций в год, а в средине 70-х — уже примерно 1016. Если принять, что один человек без помощи техники способен произвести в среднем 106 операций, то есть 1 миллион операций в год, то получится, что необходимо около 10 миллиардов человек, для того, чтобы экономика оставалась хорошо управляемой. Единственный выход — использовать для обработки экономической информации электронно-вычислительные машины (ЭВМ), которые и быстрее, и точнее человека. Естественно, предполагались не просто компьютеры, а сеть компьютеров в масштабах всей страны — прототип Интернета, а точнее сеть, функционально намного шире, где современный Интернет был бы лишь одной из составляющих. К середине 1964 года Глушков разработал эскизный проект ОГАС. Предполагалось, что вся производственная информация прямо с предприятий, имеющих автоматизированную систему управления (АСУП), будет поступать в управляющие системы регионов (РАСУ) и далее — отраслей (ОАСУ). Сеть должна была объединить 100-200 крупных вычислительных центров в промышленных городах и экономических центрах. Оттуда обработанная информация поступала в единый общегосударственный центр. С помощью механизмов обратной связи осуществлялся контроль исполнения и постоянная корректировка управленческих решений. Т. е. система легко работала в условиях постоянного изменения производственной среды и могла сама проводить корректировки решений в простых ситуациях. На практике это привело бы к постепенному переходу рычагов управления от бюрократического аппарата к более продвинутым "органам". Ведь электронная машина и решения принимала бы быстрее, и просчитывала намного больше вариантов, и не спешила бы домой в конце рабочего дня, и не делала бы ничего "по блату". Кроме простого ускорения обработки информации, это давало возможность просчитывать наперед все потребности производства и оптимизировать усилия и средства. Учитывая огромные скорости вычисления, процессом производства можно было управлять в реальном масштабе времени, "на ходу" устраняя ошибки и недоработки. Для рыночной экономики эта задача неразрешима. Например, по подсчетам известного кибернетика Стаффорда Бира еще в начале 70-х годов для того, чтобы узнать результат каких-либо действий правительства в экономике, нужно было ждать 9 месяцев — такой средний срок получения экономических показателей и обработки их бюрократическими инстанциями. Поскольку механизмы рыночной экономики очень запутаны, то результат можно увидеть лишь по тому, какой в конечном итоге будет прибыль. Но и прибыль показывает реакцию на всю совокупность действий и решений, а не на какие-то конкретные. Поэтому действовать приходится часто "вслепую". А вот для экономики, построенной по научному типу, мерой служит не прибыль, а точный расчет. Глушков предложил ввести электронные деньги на 20 лет раньше чем на Западе. Они для расчета с населением в "переходной" период логически взяли бы на себя функции "живых" денег и постепенно вытеснили бы их. Таким образом, наука вытесняла рыночные методы. Найти конкретную техническую реализацию для осуществления расчета каждого отдельного человека с государством и с другим человеком в повседневной жизни без денег — дело не сложное. Например, сейчас почти у каждого человека есть мобильный телефон. Технически очень просто осуществить, чтобы можно было управлять своим электронным счетом со своего мобильного телефона из любого места, где есть покрытие. В таком случае необходимость в кошельке отпадает сама собой. Огромное преимущество перед западными странами состояло в том, что у нас была плановая экономика, была государственная собственность, не было конкуренции и коммерческой тайны, что позволяло объединять усилия, легко собирать и обрабатывать информацию для разумного управления экономикой. Этот же факт наполнял феномен электронных денег совершенно иной сущностью, чем в западных странах. Просчитанный с помощью ЭВМ научно обоснованный прогноз мог плавно превращаться в государственный план, выполнение которого с помощью той же самой системы сбора и автоматизированной обработки информации можно было в деталях контролировать в режиме реального времени и на ходу вносить коррективы, как в планы, так и в ход их исполнения. Здесь нужно сделать оговорку, дабы избавится от лишних иллюзий и заблуждений касающихся ОГАС. Никто не считал ОГАС панацеей, и не думал, что введение системы сразу же решит все экономические проблемы. Тем более никто не думал, что машина будет управлять вместо человека. Машина, по словам Глушкова, это только инструмент, который многократно усиливает человеческие возможности в области управления. Благодаря ОГАС руководители всех уровней имели бы возможность всегда получать свежие, точные и своевременные данные, а уже на основе их принимать решения. Также система упрощала управление, посему начальников требовалось не так много — это позволяло значительно сократить, а позже и вовсе отказаться от бюрократии. К сожалению, в 1965 году проект был отклонен правительством — посчитали, что он требует слишком много средств и можно обойтись без него, частично усилив рыночные методы управления государством. На что Глушков ответил, что к середине 80-х СССР ожидают большие экономические трудности. Его прогноз полностью оправдался. Развитие кибернетики на этом не прекратилось, но она утратила свою главную цель — помочь обществу научно организовать свою жизнь. ОГАС был введен лишь частично — в виде автоматических систем управления на предприятиях. Но частичные методы проблемы не решили. Тем не менее, Виктор Михайлович продолжал развивать свои взгляды. Например, такая проблема: как вычислить потребность в том или ином товаре? В рыночной экономике это можно узнать по соотношению спроса и предложения. А если взять ту же рыночную экономику, но в более зрелом виде — в виде монополий и корпораций, то там на этот закон уже не ориентируются. Нет разных производителей, есть один производитель и много потребителей с разными вкусами. Если все делать конвейерным способом, то продукт получается однообразным. С другой стороны, конвейерный способ наиболее эффективный. Как же быть, где "порог конвейерности"? Оказалось, что и эта проблема легко решается. Например, французская фирма "Рено" уже тогда больше половины автомобилей делала по индивидуальным заказам. Хотя "порог конвейерности" при этом был очень высокий. Просто на конечной фазе непосредственно узнавали, какая окраска угодна будущему владельцу, какая обивка, какие особые мелочи. С помощью системы, подобной ОГАС, можно узнавать потребность в любом товаре, и не производить лишнего. А если бросать товар на рынок в надежде, что кто-нибудь купит — это огромное расточительство. Большое внимание Глушков уделял прогнозированию. Для составления научно-обоснованного плана, говорил он, необходимо создание многовариантной гипотезы, в которой даются оценки относительной важности различных конкретных целей, а также времени и ресурсов, которые понадобятся для их достижения. Точный прогноз невозможно просчитать без компьютера, но компьютера самого по себе мало. Он должен быть связан с прогнозируемым процессом, для того, чтобы постоянно получать информацию. Чем быстрее и чаще — тем точнее будет прогноз. При этом желательно, чтобы учитывались все обстоятельства, влияющие на процесс. Например, нужно построить современный завод. Строительство рассчитано на 5 лет. Для эффективного строительства нужно учитывать многое: и материалы, и транспорт, и наличие средств, рабочей силы, усовершенствование технологий за эти 5 лет. Никакой директор, даже с огромной командой менеджеров, этого не сделает так, как автоматизированная система ЭВМ. Но для расчетов нужно своевременно получать всю необходимую информацию, следовательно, те органы, которые отвечают за материалы, транспорт, рабочую силу, технологии — должны давать вовремя эту информацию, т. е. тоже быть автоматизированными и соединенными в одну сеть. Это позволит сделать объект и быстрее, и надежней, и дешевле. Здесь прогноз составляется не на домыслах, и даже не на мнениях экспертов, а на математических расчетах, что намного надежней. Между таким прогнозом и планом практически нет разницы. Не зря профессионалы говорят, что лучший прогноз — это план. Всем известно, что мир постоянно изменяется, следовательно, мы должны быть готовыми к этому. Человечество должно так организовать свою деятельность, в т. ч. и производственную, чтобы постоянно учитывать изменения, предвидеть их — значит строить свою жизнь сознательно, а не полагаться на удачу. Правильно организованная экономика позволяет устранить пережитки периода экономической стихии и перешагнуть "второй информационный барьер". Это значит — правильно распределить и ресурсы, и время человека, не тратить их впустую, тратить на развитие человека как личности, а не как винтика большого механизма. Экономика, построенная не по научному типу, в прямом смысле становится опасной для людей. Производится и предлагается на рынок фиктивный товар — товар, который предназначен для утоления несуществующей потребности. В итоге — производятся ненужные потребности, потом они сполна удовлетворяются, и все это делается лишь с одной целью — стимуляции рыночной экономики. Иначе она не будет функционировать. В итоге на сегодняшний день не более 30% товаров соответствуют базовым потребностям человека, а все остальные товары удовлетворяют ненужные потребности. Например, производство оружия создает потребность в войне. Торговля оружием, как известно, наиболее прибыльная в мире. Человек разумный превратился в Человека потребляющего, и это не только моральная проблема. Чтобы одни потребляли без меры, другие должны заниматься рутинным изнуряющим трудом, в глубине души надеясь стать такими же потребителями. И для одних, и для других это происходит в ущерб творчества и развития своих способностей. Развитие новых экономических идей тормозится тем, что существующая экономика и экономическая теория объявляются единственно правильными, вечными и неизменными. Тот суррогат экономической теории, который дается в вузах под названием "экономикс" давно устарел. На смену ему должна прийти современная экономическая теория, основанная на новейших достижениях науки и техники, критически относящаяся к каким-либо "вечным истинам". Мир изменяется ежесекундно, поэтому принцип развития должен быть положен в основу новой экономики. Уже сегодня управление внутри крупных корпораций строят не на основе товарно-денежного обмена, а на научных принципах, на основе применения автоматизированных систем учета и контроля производства. Корпорации гораздо эффективнее, чем более мелкие формы собственности, однако они — только этап к дальнейшему обобществлению, к установления научно-обоснованного способа производства и распределения в масштабах всего общества. Будущее без новых экономических отношений между людьми — это не будущее, это затянувшееся прошлое. Поэтому уже сейчас нужно изучать и развивать принципы экономики будущего. А. Самарский