• Теги
    • избранные теги
    • Люди28
      • Показать ещё
      Страны / Регионы35
      • Показать ещё
      Компании10
      • Показать ещё
      Разное35
      • Показать ещё
      Формат1
      Сферы2
      Издания2
      Международные организации1
Виктор Иваненко
Виктор Иваненко
Люди с генеральскими лампасами после отставки редко остаются невостребованными. Как правило, выйдя на пенсию, они направляются в офис какой-нибудь коммерческой корпорации, где их связи находят достойное применение. В Британии для таких людей был придуман специальный термин - "поработать в Сити& ...

Люди с генеральскими лампасами после отставки редко остаются невостребованными. Как правило, выйдя на пенсию, они направляются в офис какой-нибудь коммерческой корпорации, где их связи находят достойное применение. В Британии для таких людей был придуман специальный термин - "поработать в Сити", вошедший в обиход с лёгкой руки автора шпионских романов Фредерика Форсайта. Это означает поработать несколько лет после отставки в советах директоров крупных банков, чтобы подкопить денег на безбедную старость. В России продолжать так служебную карьеру стало возможным всего десять лет назад. И за это время бывшие чекисты дали сто очков вперёд западным коллегам. А некоторые из них стали миллионерами.

Виктора Иваненко, акционера компании ЮКОС, сегодня можно смело назвать самым богатым отставником спецслужб. Молодой генерал госбезопасности в области личного обогащения переплюнул прежнего руководителя "идеологического" управления КГБ Филиппа Бобкова, возглавлявшего в последние годы службу безопасности "Медиа-Моста", не говоря уже об одном из последних председателей КГБ СССР Крючкове, тоже попробовавшем себя в бизнесе.

Выяснилось это в июне, когда ЮКОС раскрыла информацию о точной структуре акционерного капитала компании. Как сообщили нам в пресс-службе НК "ЮКОС", Виктор Иваненко является акционером (0,9% акций) компании МЕНАТЕП, которая, в свою очередь, владеет 61% акций НК "ЮКОС". Иными словами, Иваненко владеет всего 0,549% акций ЮКОСа, что тем не менее оценивается приблизительно в 110 млн. долларов. Таким образом, всего за 10 лет человек, командовавший в начале 90-х всей российской госбезопасностью, стал первым легальным мультимиллионером с "силовым" прошлым.

Топ-председатель

Генерал-майор госбезопасности Виктор Иваненко родился в сентябре 1947 года в деревне Кольцовка Ишимского района Тюменской области. После школы поступил в Тюменский индустриальный институт, откуда вышел в 1970 году с дипломом инженера-электрика. Полученная специальность не очень привлекала Иваненко, и он, решив сделать карьеру в органах, поступил на Высшие курсы КГБ СССР.

Так получилось, что первое место службы связало его с нефтянкой. В Управлении КГБ по Тюменской области Иваненко отвечал за безопасность нефтяной промышленности. По всей видимости, в это время он и познакомился с известным тюменским нефтяником Виктором Муравленко, сын которого, Сергей, также является топ-менеджером ЮКОСа.

С 1986 по 1991 год Иваненко, послужив в должности старшего инспектора и начальника отдела, дорос до заместителя начальника инспекторского управления КГБ СССР. Смутное время в истории госбезопасности он провёл с пользой для карьеры, и в мае 1991-го стал председателем КГБ РСФСР, которое вскоре переименовали в Агентство федеральной безопасности. Через 9 месяцев Иваненко освободили от занимаемой должности без указания причин. За время службы он был награждён орденом Красной Звезды, шестью медалями, а также успел обзавестись тремя дочерьми.

В 1992 году Иваненко пошёл в бизнес. До 1993 года отставник работал консультантом ЗАО "Российская промышленная компания "ЛТД", а в апреле 1993 года стал вице-президентом НК "ЮКОС". Уже через два года Иваненко - первый вице-президент компании. Правда, в июне 1998-го он подал в отставку. С октября 1998 по октябрь 1999-го Иваненко числился советником министра по налогам и сборам, с января 2000-го является вице-президентом фонда "Развитие парламентаризма в России".

А вот бывшему председателю КГБ СССР Крючкову в бизнесе не так повезло. В июле другая крупная российская корпорация - АФК "Система" раскрыла имена своих владельцев. Но среди них не оказалось Крючкова, который, насколько известно, консультирует "Систему".

Запад мы уже обогнали

Западные отставники, как это ни странно, значительно отстали от российских в зарабатывании денег. К примеру, бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси, возглавлявший американскую разведку в 1993-1995 годах, ныне является всего лишь партнёром в юридической конторе Shea & Gardner в Вашингтоне. Правда, он входит в совет директоров ВС International Corporation, одной из крупнейших газовых компаний, но является скорее свадебным генералом.

Многие бывшие сотрудники ЦРУ и других американских спецслужб трудятся в нефтяной компании UNOCAL. Причём ротация кадров между этой компанией и госструктурами происходит постоянно. Например, в настоящее время первым заместителем госсекретаря США является Ричард Армитейдж, который работал на эту компанию в Центральной Азии в 1997 году.Роберт Окли, бывший посол США в Пакистане и затем специальный посланник в Сомали, тоже работал на UNOCAL. В совет директоров этой компании сегодня входят Дональд Райе, командующий ВВС США при Джордже Буше, и Чарльз Ларсон, командующий ВМФ США на Тихом океане.

В английской нефтяной компании British Petroleum также трудятся сотрудники разведки. Однако там предпочитают не генералов, а боевых офицеров. К примеру, заместителем шефа управления безопасности долгое время был Тони Линг, отставной офицер САС (знаменитого британского спецназа).

Но основная масса отставников спецслужб среднего звена продаёт свои связи в те компании, где существенную долю прибыли обеспечивают оборонные заказы. Естественно, ни о каком участии в прибылях речи в подавляющем большинстве случаев не идёт. Отставники работают только в качестве наёмных служащих.

Часто "бывшие переходят в компании, работающие в сфере безопасности, - от охранных фирм до контор по вербовке наёмников, которых добывающие корпорации берут для охраны своих промыслов в "горячих точках".

Правда, тут есть одна опасность. Когда с наёмниками расплачиваются долей в прибылях, "бывших" перестаёт устраивать роль только охранников, и они пытаются поставить весь бизнес под контроль.

К примеру, в середине 90-х годов фирма Executive Outcomes (EO), одна из крупнейших охранных структур на Африканском континенте, осуществила грандиозную операцию по скупке нескольких крупнейших алмазодобывающих компаний.

DiamondWorks, фирма, аффилированная с наёмнической фирмой Sandline, приобрела компанию Branch Energy, владельцем контрольного пакета акций которой являлась EO. Branch Energy разрабатывает месторождения в Сьерра-Леоне и Анголе, а подконтрольная ей Branch Minerals владеет там золотыми концессиями. Ключевой фигурой сделки был Энтони Баюингем, ветеран британского спецназа САС.

/ Версия 26.08.2002 /

 

Вики!!!

Развернуть описание Свернуть описание
03 декабря, 12:00

Политика: Из уничтожения КГБ нужно вынести несколько важных уроков

Ровно 25 лет назад был принят закон «О реорганизации органов государственной безопасности», которым были юридически ликвидированы остатки КГБ СССР. Но до сих пор остаются два вопроса – как уничтожение якобы всесильной структуры вообще стало возможным и почему комитет «проспал» распад страны, безопасность которой был призван защищать? Совет Республик Верховного Совета СССР, принявший закон «О реорганизации органов государственной безопасности», сам по себе был нелегитимен – в качестве органа власти он не упоминался в Конституции СССР. Однако в обстановке общего хаоса на это уже никто не обращал внимания. Упразднить КГБ, согласно статье 113 Конституции, могли только обе палаты Верховного Совета одновременно. А Верховный Совет вплоть до распада Союза не изымал упоминание о КГБ из Закона СССР от 16.05.1991 «Об органах государственной безопасности». Разобрать на запчасти Сейчас уже понятно, что основной удар по дееспособности центрального аппарата КГБ был нанесен задолго до декабря 1991 года. Точка невозврата – 5 мая 1991 года, когда Борис Ельцин, Михаил Горбачев и тогдашний председатель КГБ СССР Владимир Крючков неформально договорились о создании самостоятельного КГБ РСФСР. РСФСР была единственным субъектом Союза, у которой не было республиканского управления КГБ – с 1965 года ее местные органы напрямую подчинялись центральному аппарату. На следующий день была обнародована декларация, согласно которой КГБ РСФСР вошел в структуру КГБ СССР как союзно-республиканский, а не как орган центрального подчинения. А уже упомянутый выше закон «Об органах государственной безопасности» юридически закрепил подчиненность союзного КГБ законодательной власти. То есть управление и контроль над органами государственной безопасности переходили от правительства к Верховным Советам республик, а в РСФСР конкретно – к Ельцину. К этому моменту уже была отменена пресловутая 6-я статья о «руководящей и направляющей роли партии» и довольно успешно проведена департизация КГБ. Изначально штат КГБ РСФСР состоял из 14 человек, которые ютились в паре комнат в Белом доме и не имели никаких контактов с органами на местах. При этом в соглашении от 5 мая специально оговаривалось, что Управление по Москве и области остается в союзном подчинении. Возглавил республиканское КГБ Виктор Иваненко – ничем не примечательный 44-летний опер из Тюмени, работавший на тот момент замначальника инспекторского управления КГБ СССР. В августе он возглавит и опергруппы по аресту Владимира Крючкова и Бориса Пуго, а до того осуществлял руководство обороной Белого дома из кабинета Геннадия Бурбулиса. Переход на службу к Ельцину карьерных сотрудников, не имевших перспектив в союзных ведомствах, нормальное явление того времени. Пример тому – Андрей Козырев, взлетевший до министра иностранных дел РСФСР с поста в управлении МИД СССР по международным организациям. Дальнейшая жизнь и судьба Иваненко довольно показательны. В ноябре 1991 года Ельцин переименовал КГБ РСФСР в Агентство федеральной безопасности РСФСР, чтобы стилистически откреститься от самой аббревиатуры КГБ. Генерал-майор Иваненко возглавил новую структуру уже в ранге министра, но уже через три месяца был уволен «по сокращению штатов» – после того, как на заседании Конституционного суда РСФСР выступил против объединения АФБ и МВД в монструозное Министерство безопасности и внутренних дел (МБВД). Тогда Иваненко перешел в Газпром, считается создателем его службы безопасности, но расцвел в родном Тюменском крае, проработав все 90-е годы вице-президентом, первым вице-президентом и заместителем председателя правления компании ЮКОС. Его должностные полномочия до конца так и не были прояснены, версии варьируются от руководства службой безопасности до лоббизма в госструктурах. Зато после раскрытия структуры ЮКОСа выяснилось, что активы Иваненко приблизительно равны 110 млн долларов и что он стал самым богатым выходцем из КГБ, чем заслужил прозвище «генерал и бизнесмен» по аналогии с персонажем фильма Эмира Кустурицы «Черная кошка, белый кот» – «патриотом и бизнесменом». В 2008 году ему пришлось выступать свидетелем на суде по делу Невзлина, но по делу Пичугина – фактического руководителя службы безопасности ЮКОСа, осужденного за заказные убийства, Иваненко не допрашивали, хотя он был прямым руководителем осужденного. С мая 1991 года началось планомерное уничтожение структуры союзного КГБ, а после августовского путча это превратилось в избиение. Сперва из состава комитета были выведены 8-е Главное управление (правительственная связь и криптография) и 16-е управление (радиоэлектронная разведка и ее криптография) – их объединили в Комитет правительственной связи. В августе – сентябре в состав Министерства обороны были переданы едва ли не все подразделения войск КГБ, включая спецназ и закрытые диверсионные части внешней разведки, что привело к их фактическому расформированию и утечке уникальных кадров. В сентябре 9-е Главное управление («девятка», охрана руководителей государства) преобразована в самостоятельное Управление охраны при президенте СССР (по факту Горбачеву уже никто не подчинялся, но соблюдалась преемственность названий). Примерно тогда же упразднен 4-й отдел управления «З» («защита конституционного строя»), занимавшийся религиозными (но не сектантскими) организациями. Управление по защите конституционного строя, бывшее 5-е (идеологическое управление), упразднено целиком, что тогдашний начальник КГБ СССР Бакатин объявил главной победой демократических реформ. К 9 сентября был установлен запрет на использование оперативно-технических средств для получения информации, не относящейся к компетенции органов госбезопасности. Наконец, 22 октября согласно постановлению Государственного Совета (ситуативного, «революционного» органа власти, не существовавшего в Конституции) КГБ СССР упразднялся, а на его базе создавались Центральная служба разведки СССР, Межреспубликанская служба безопасности и Комитет по охране государственной границы – эфемерные структуры, призванные сохранять видимость преемственности. Закон от 3 декабря стал и вишенкой на торте победителей, и последней подписью. Еще 5 сентября органы государственной безопасности на местах в большинстве субъектов РСФСР были переданы в подчинение КГБ РСФСР (Чечня, разумеется, провисла). В начале ноября 7-е управление (оперативно-поисковое, «наружка»), 12-й отдел (прослушка), следственный изолятор «Лефортово» и технические службы официально передаются туда же. Собственно, уже на этом контору можно было закрывать, поскольку центральный союзный аппарат лишился технической возможности проводить не то что контрразведывательную работу, но борьбу с коррупцией, ловлю маньяков и противоборство организованной преступности. Оставалось только охранять кукурузу и остатки архивов. Мотивы действий Ельцина и его окружения (в первую очередь Геннадия Бурбулиса, дирижировавшего всем этим процессом) были понятны – он последовательно переподчинял себе структуры государственной безопасности, начав с 14 человек и закончив разгромом центрального аппарата. К Горбачеву вообще нет никаких претензий в силу того, что он в тот период уже по факту ничем не управлял и ему до конца остался верен один-единственный человек – его личный телохранитель полковник Дмитрий Фонарев, ныне возглавляющий Национальную ассоциацию телохранителей России (НАСТ). А вот мотивы поведения Владимира Крючкова и многих других старших офицеров КГБ СССР, добровольно пошедших на вышеописанную организационно-идеологическую гильотину, действительно интересны. Смутное время К весне 1991 года было покончено почти со всеми промосковскими правительствами в странах Восточной Европы. В центральном аппарате КГБ пристально следили за происходящим западнее Бреста, пустив на самотек ситуацию внутри страны. Меж тем в Москве уже более года проходят масштабные митинги и шествия, на которые стихийно собираются до миллиона человек. Эти митинги плохо организованы, практически неуправляемы и парализуют весь центр города. От греха подальше центр просто закрывают для транспорта и отдают толпе по первому требованию. Организацию по технической части – транспорт, репродукторы, трибуны – берет на себя Моссовет, в котором доминируют либералы. И стоит учитывать, что город тогда был устроен иначе, нежели сейчас: Манежная площадь представляла собой открытое пространство с двусторонним движением транспорта вдоль Александровского сада – и по ней свободно перемещались миллионы человек. Злых, голодных и требовавших перемен. В какой-то момент – уже любых КГБ по факту самоустранилось от происходящего. Начальник УКГБ по Москве и области Виталий Прилуков ситуацию не контролировал. Большая часть личного состава, включая разведку, была погружена во внутренние проблемы, которые начались еще с момента департизации. Проблемы эти откололи Первое главное управление (внешняя разведка) от основной части КГБ, поскольку разведка демонстративно поддержала упразднение партийного контроля, что было естественной реакцией на непрофессионализм и беспринципность партийного руководства в этой особой сфере. Сотрудники разведки массово выходили из партии или прибегали к уловкам, чтобы оказаться вне контроля системы. Например, автор этих строк, переходя из Международного отдела ЦК КПСС и не будучи членом партии, просто «потерял» комсомольский билет, что было воспринято отделом кадров и самой комсомольской организацией с пониманием. А тронуть человека, с апреля 1991 года находившегося «на полевой работе» в горячей точке – Южной Осетии, с которой даже связи не было, а лавины по весне перекрывали единственную трассу, ни у кого рука не поднялась. Так называемая демократическая улица рано или поздно предложила бы собственную систему организации госбезопасности, которая с высокой долей вероятности контролировалась бы из посольства США. На площади из ниоткуда возникли бы некие лидеры, которые в инициативном порядке пришли бы к Ельцину (скорее всего, при посредничестве Моссовета и американцев) и навязали бы ему себя в качестве альтернативной системы государственной безопасности. Кандидатурой на пост руководителя мог быть и Олег Калугин, уже находившийся в оперативной разработке по подозрению в шпионаже в пользе ЦРУ. В конечном итоге это привело бы к насильственному разрушению КГБ СССР до основания, вплоть до люстрации и физических преследований сотрудников вне зависимости от их ранга, звания и специализации деятельности. На руинах была бы создана «карманная» структура, а руководили бы ею американские советники и консультанты, как это произошло в Восточной Европе и в Прибалтике. Самый радикальный, восточногерманский, вариант тоже рассматривался всерьез. А он предусматривал и штурм зданий КГБ, и организованное разграбление архивов, что означало бы смерть нового российского государства в утробе. В качестве «ролевой модели» упоминались и события 1956 года в Венгрии, где восставший народ первым делом напал на здание Госбезопасности, перевешал – в прямом смысле слова – охрану и вынес архивы. Кстати, облицовка нижних этажей комплекса зданий на Лубянке гранитным камнем была сделана именно после Венгрии-56. При этом многие офицеры вполне поддерживали и перестройку, и лично Ельцина. Не было противостояния «КГБ против народа», о котором любят «вспоминать» либеральные СМИ. Другое дело, что часть сотрудников была деморализована трехлетней идеологической атакой со стороны СМИ, и даже глубоко идейные коммунисты, истово веровавшие в это учение, находились в состоянии, близком к прострации. На некоторых, особенно из старшего поколения, было страшно смотреть. И это притом что республиканские КГБ уже прекратили сотрудничество с центром, в лучшем случае дистанцировавшись от происходящего, а в худшем, как в Грузии, перейдя на сторону местных националистов. Как-то сопротивлялся только КГБ Литвы, но лишь за счет харизматичности его тогдашнего руководства. И в какой-то момент генералам Эйсмунтасу и Марцинкусу пришлось организовывать спецоперацию по вывозу архива из Вильнюса на поезде. Крючкову и части его окружения (Агеев, Пономарев, Грушко) разумным выходом представлялся организационно-кадровый компромисс с Ельциным. Соглашение от 5 мая 1991 года должно было гарантировать, что набиравшее силу руководство РСФСР создаст свою службу госбезопасности не на основе «демократической улицы», а из старых кадров КГБ СССР, идеологически готовых работать с Ельциным и Бурбулисом (в случае последнего это было чрезвычайно сложно). Но Крючков, похоже, уже не понимал, что ситуация вышла из-под контроля, так что глубоко продуманные интриги и схемы, к которым он привык в прежние времена, уже не работают. Передача полномочий новому КГБ РСФСР переросла в разгром центрального аппарата, но хотя бы без насилия, люстраций, «запретов на профессию» и прочих прелестей Восточной Европы. Возможно, это можно считать достижением. Кадры решают многое В любом случае разрушение центрального аппарата привело к интеллектуальной катастрофе. Люди, всю свою жизнь отдавшие союзному государству, выбрасывались на улицу, если не декларировали свою приверженность новым идеалам, так до конца и не сформулированным. У ряда старших офицеров, работавших только в союзных структурах и не перешедших в национальную юрисдикцию, несмотря на их опыт и подготовку, просто не осталось средств к существованию. При этом одиозные персонажи, связанные, к примеру, с идеологическими репрессиями в советский период, прекрасно прижились и в 90-х годах. В первую очередь речь идет о вечном начальнике 5-го Главного управления (борьба с «антисоветчиной») генерале Филиппе Бобкове. Все 90-е годы он возглавлял так называемое аналитическое управление (по факту – службу безопасности) АО «Группа «Мост» Владимира Гусинского – одну из наиболее одиозных по тем временам олигархических и медийных структур. Что удивительно, он регулярно допускал огромное количество ошибок (например, взял на работу автора этих строк), но продолжал работать на этой должности даже после бегства Гусинского за границу. Именно при Бобкове в «Мосте» сформировалась плеяда нынешних «лидеров общественного мнения» либерального толка. И тот же Бобков публично поддерживал сокращение резидентур российской разведки в нескольких регионах мира, хотя его мнения по этому поводу никто не спрашивал – он не имел к ней ровно никакого отношения. Случай Бобкова – это частный случай самопиара КГБ, бытующего до сих пор. Деградация тех систем, которые отвечали за ситуацию внутри страны, началась даже не в 1987 году, когда отмена предварительной цензуры спустила на органы государственной власти всех собак. Даже сейчас принято идеализировать и сам КГБ как явление, и отдельно взятых сотрудников старшего поколения. На деле многие из них (в том числе те, кто торпедирует общество мемуарами и «экспертными мнениями») сами виноваты в разрушении как инфраструктуры КГБ, так и государства в целом. Управления со 2-е по 6-е еще с 70-х были поражены многочисленными кадровыми болезнями. Подбор сотрудников «по анкете», помноженный на разнообразные формы «советской политкорректности» (национальные кадры, «комсомольский набор», «селяне»), приводил к постепенному понижению профессионального уровня. Особое внимание стоит обратить на так называемые школы КГБ, которые стали формировать в 70-х годах. Наиболее знаменитые из них – в Минске, Киеве, Вильнюсе, Тбилиси, Ленинграде, Новосибирске и Львове – по ускоренной системе готовили к работе кадры, посланные по национальной квоте или комсомольской путевке. Не все, конечно, так страшно, есть множество прекрасных профессионалов и симпатичных людей, эти школы окончивших, но многие другие полученный набор специфических навыков затем использовали в основном в личных целях, а качество их подготовки оставляло желать лучшего. Речь, правда, не идет о внешней разведке – там были свои сложности, но до ускоренных курсов для людей чуть ли не с улицы дело не дошло. В результате сформировалась целая система, отторгавшая новизну, нестандартное мышление и самостоятельность оценки. Мешала и военизированность КГБ – выходцы из армии, при всем к ним уважении, менее склонны к критическому мышлению. Гражданские специалисты чаще проявляют принципиальность в отстаивании своей точки зрения, нежели кадровые офицеры, в которых изначально заложено чинопочитание. Сложился и культ командования. То есть отдавать приказы и разрабатывать планы считалось более важным, чем заботиться о том, чтобы они были правильными. А судорожные попытки уже в горбачевскую эпоху создать некие «аналитические отделы» привели лишь к появлению на руководящих должностях заслуженных генералов, больше склонных к поиску вселенских заговоров, чем к объективной обработке поступающих данных. Герои сопротивления Традиционный вопрос о том, как это так случилось, что гигантская структура, охватывавшая весь СССР и все якобы контролировавшая, проспала распад государства, не совсем правильно сформулирован. В реальности КГБ СССР образца 80-х годов сам себя не контролировал. Распад начался с отпада части национальных отделений, с поляризации мнений внутри самой организации, с вынесения на публику внутренних идеологических дискуссий, а в дальнейшем все это только росло как снежный ком. Чинопочитание, карьеризм и общее снижение интеллектуального уровня привели к невозможности адекватно оценивать поступавшую информацию, а поступала она в огромных количествах. В той же Литве, например, националистические настроения отчасти поддерживались местным ЦК партии, который безуспешно пытался их возглавить. КГБ же не могло пойти против мнения партийного начальства, которое отмахивалось от оперативных донесений, ссылаясь на Москву и «перестройку». А в кавказских республиках рычаги управления вообще были утеряны, причем отчасти из-за давления партийной власти. Роль КГБ СССР в истории и в событиях 1988–1991 годов – отчасти вопрос веры. Людей, считающих, что эта организация была абсолютным злом, никак не переубедить, но это и не нужно. Людям, которые отождествляют своих современников с крестьянским призывом времен Ежова, в принципе сложно что-то объяснить. Даже попытки отделить деятельность внешней разведки от одиозных мероприятий 5-го главка времен Андропова наталкиваются на неприятие самой аббревиатуры. Возможно, главный урок событий двадцатипятилетней давности касается не общей роли органов государственной безопасности в структуре власти, а их интеллектуальной и организационной ниши в этой системе. Роль КГБ СССР в конце 80-х – начале 90-х сводилась к не свойственным государственной безопасности функциям поддержки авторитета власти на фоне идеологических изменений в обществе. Но и сам КГБ (как центральный аппарат, так и республиканские органы) разрывался от внутренних противоречий, так что требовать спасительных идей от структуры, разлагавшейся одновременно со всей системой государственной власти, было бы наивно. Даже имидж КГБ разлагался под массированной атакой СМИ, хотя в какой-то мере работает до сих пор. Внутри системы государственной безопасности, которая по идее должна была вбирать в себя лучших, просто не нашлось тех интеллектуальных сил, которые могли бы оказать политике распада и разложения достойное сопротивление. А это и есть главный урок. Система органов государственной безопасности не может быть массовой, она не может быть основана на «анкетном» подборе кадров. Она не может быть идеальной, но стремиться к этому идеалу необходимо. А всех, кто участвовал в борьбе за единое государство – «в поле» ли, на ступеньках здания КГБ на Лукишках, на Лубянской площади, на паркетах комплекса правительственных зданий от Рыбного переулка и наверх – не стоит поминать злым словом. Случилось неизбежное. Но могло быть гораздо хуже. Теги:  Борис Ельцин, спецслужбы, Михаил Горбачев, история СССР, разведка, перестройка, КГБ, памятная дата

05 ноября, 13:23

Глава МВД отметил рост выявляемости коррупционных преступлений

Глава МВД России Владимир Колокольцев заявил, что ведомство отмечает рост выявляемости коррупционных преступлений на 21% за последние пять лет. «Если посмотреть за динамикой последних пяти лет, то на 21% увеличилась выявляемость данного вида преступления»,— сказал господин Колокольцев в интервью программе «Поздняков» на НТВ.По словам министра, в целом с начала 2016 года «органами внутренних дел было выявлено 93 тыс. экономических преступлений». «Каждое четвертое — совершенное в крупном и особо крупном размере»,— отметил он.Как писал «Ъ», информация об очередном проекте реформирования российских спецслужб и возможном слиянии разных ведомств в новую структуру вызвала оживленные дискуссии. У этого проекта, примерно такие же перспективы, как и у идеи 25-летней давности слияния МВД и КГБ. О том, что было 25 лет назад в этой сфере, читайте в интервью первого и последнего главы КГБ РСФСР Виктора Иваненко журналу…

26 сентября, 20:13

Генерал-полковник КГБ - поп-расстрига МП

Экс-глава КГБ РСФСР Виктор Иваненко:"Собчак ультимативно потребовал сменить все старое руководство питерского ГБ. Мы сменили. Анатолий Алексеевич Курков — уважаемый профессионал, но его время ушло... Мы приехали, объявили ему и его людям все, они безропотно написали рапорта. Тут же встал вопрос, а кого на смену? Началась, как водится, борьба групп влияния. Звонил мне тогда помощник Собчака: "Назначайте Александра Григорьева!" Я Сашу знал хорошо и давно, но была проблема — он был прикомандирован к епархии РПЦ и на тот момент имел сан. Пришлось идти к Ельцину, он, естественно, кандидатуру не поддержал: на фоне скандалов вокруг разоблачения связей РПЦ с КГБ такое назначение было бы воспринято в штыки многими. Кстати, Григорьев все же возглавил питерскую ГБ, но уже в 1994-м…" http://kommersant.ru/doc/3093796"С 1975 года служил в Управлении КГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области (вместе с В.Путиным). В 1985 вернулся в УКГБ по Ленинградской области. По данным ряда СМИ, работал в структурах Русской православной церкви под именем отец Александр".http://www.kommersant.ru/doc/485775 ("КоммерсантЪ Власть", 28 июня 2004). "бывший инструктор Ленинградского горкома комсомола Григорьев некоторое время работал в структурах Московской Патриархии под именем отца Александра. Там он курировал Таллинского епископа и будущего патриарха Алексия, фигурировавшего в лубянских документах под псевдонимом Дроздов, с которым чрезвычайно сблизился"https://neva.versia.ru/grigorev"Григорьев был другом умершего за 5 дней до него Патриарха Алексия II, деятельность которого он когда-то курировал от КГБ" при этом "Он не болел, работал, никаких предчувствий не было. Это полная неожиданность. Наверное, что-то случилось с сердцем". http://www.anticompromat.org/grigoriev01/index.html "Он очень тяжело переживал уход из жизни Патриарха Алексия. Александр Андреевич был глубоко верующим человеком и большим личным другом Патриарха".http://www.rospres.com/specserv/3808/Официальная биография:https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

26 сентября, 00:01

«Кого-то пугают всемогущие спецслужбы, а кого-то — коррупция, воровство» // Экс-глава КГБ РСФСР Виктор Иваненко — о нюансах реформирования непростых ведомств

Информация об очередном проекте реформирования российских спецслужб и возможном слиянии разных на сегодня ведомств в новую структуру вызвала оживленные дискуссии на прошлой неделе. У этого проекта, впрочем, сегодня примерно такие же перспективы, как и у идеи 25-летней давности слить МВД и КГБ. О том, что было четверть века назад, "Огоньку" рассказал первый и последний глава КГБ РСФСР Виктор Иваненко.

09 августа, 21:45

Дело ЮКОСа угрожает приватизации

Дело акционеров ЮКОСа против России рискует запустить процесс пересмотра итогов приватизации 1990-х годов России. Новые представители России в американском суде пытаются доказать, что нефтяная компания была приватизирована незаконными методами. Представленные в суд Вашингтона материалы о коррупции в ходе приватизации ЮКОСа поднимают вопрос о приватизационных сделках, осуществленных в России. В июне российская защита в лице юристов White & Case представила в суд округа Колумбия, где рассматривается ходатайство бывших акционеров компании (Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum) о признании и исполнении в США решения Гаагского третейского суда о выплате им $50 млрд, доказательства того, что приватизация активов ЮКОСа в 1995-1996 годах была осуществлена путем мошенничества и подкупа государственных должностных лиц. В частности, защита утверждает, что предприватизационные менеджеры ЮКОСа Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко получили взятку в размере 15% от любой сделки по продаже акций ЮКОСа, что могло составлять от $1 млрд до $2 млрд, за то, что выстроили процесс приватизации в пользу Михаила Ходорковского и его соратников Платона Лебедева, Леонида Невзлина, Владимира Дубова, Михаила Брудно, Василия Шахновского. Взятки, по словам адвокатов, перечислялись в адрес компании Tempo Finance, зарегистрированной на Британских Виргинских островах и учрежденной небезызвестной панамской фирмой Mossack Fonseca. Старые партнеры надежд не оправдали До недавнего времени интересы России во всех юкосовских делах представляла фирма Cleary Gottlieb, Steen & Hamilton - основной юрисконсульт России, а также многих российских компаний в течение нескольких десятилетий. Возможно, нанимая в этом деле Cleаry Gottlieb, российские чиновники делали ставку на то, что юридическая фирма прекрасно знакома с компанией и поможет быстрее построить линию защиты, так как она неоднократно участвовала в ее сделках. Так, в 2004 году Cleary Gottlieb, Steen & Hamilton была привлечена ЮКОСом в качестве юрисконсульта по разделению "ЮКОС-Сибнефти" на две отдельные компании. "Cleary могли специально нанять потому, что они хорошо знали "внутреннюю кухню" ЮКОСа. Это ведь тоже один из возможных вариантов. Не говоря уже о том, что ЮКОС привлекал фирму для работы в сфере M&A, а Российская Федерация - для работы в международных арбитражах", - полагает партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров. Впрочем, несмотря на то что Cleary Gottlieb также ранее пыталась сыграть на "нечестности сделки", их стратегия принесла ровно обратный результат. В ходе прений в арбитраже коллегия судей отклонила эту версию. Более того, суд принял версию, что владельцы ЮКОСа в 2002 году не являлись теми же персонами, которые участвовали в "приватизации века" в 1995 году. Такая позиция окончательно сломала линию обороны российских юрисконсультов, в результате в 2015 году арбитраж присудил акционерам ЮКОСа $50 млрд. Прецедент создан Теперь White & Case в США пытается доказать связь между офшорными компаниями Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum, бывшими акционерами ЮКОСа, и бенефициарами залогового и инвестиционного аукционов, в результате которых в середине 1990-х ЮКОС был приватизирован. На прошлой неделе информацию о незаконных платежах со стороны Ходорковского и его соратников подтвердил бывший глава правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов, находящийся в розыске по линии Интерпола и проживающий в настоящее время в Великобритании. В показаниях, которые российская защита попросила приобщить к материалам дела в суде округа Колумбия, в частности, говорится, что в начале нулевых, когда ЮКОС готовился разместить депозитарные расписки в США, бенефициары ЮКОСа целенаправленно пытались скрыть от американских регуляторов "старые грехи" (так Гололобов называет нарушения в ходе приватизации 1995-1996 годов). Кстати, в этой истории ЮКОС также получал консультации от Cleary Gottlieb. Как пишет Гололобов в своем меморандуме для американского суда, листинг АДР ЮКОСа был приостановлен в 2003 году с официальным объяснением этого решения тем, что ЮКОС проводит слияние с "Сибнефтью". Это, впрочем, был лишь удобный предлог... Настоящей причиной приостановки "Проекта "Вояж" был правовой риск, - продолжает Гололобов, поясняя, что бенефициары ЮКОСа опасались уголовного преследования, которое могло бы начаться, если бы власти выяснили подробности приватизационной сделки 1995-1996 годов. Похожую схему вашингтонская фирма White & Chase уже использовала три года назад: тогда шли разбирательства между израильской компанией Metal-Tech и Узбекистаном. Metal-Tech инвестировала в молибденовое производство в Узбекистане в начале нулевых. Но в 2007 году ее активы были переданы двум государственным компаниям, а против руководителя Metal-Tech ташкентская прокуратура возбудила уголовное дело. Metal-Tech обратилась в международный арбитраж за компенсацией от правительства Узбекистана. Но в ходе судебных разбирательств адвокаты со стороны ответчика представили доказательства того, что Metal-Tech через офшорные компании давала взятки высшим должностным лицам государства для лоббирования своих интересов. В результате арбитражный суд постановил, что права инвестора не могут защищаться, если инвестиции "были запятнаны незаконной деятельностью, в частности коррупцией. В такой ситуации инвестор лишается защиты, и, как следствие, принимающее государство избегает какой-либо потенциальной ответственности". В 2014 году Гаагский арбитражный трибунал присудил экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд компенсации со стороны России. Но в апреле 2016 года окружной суд Гааги отменил решение гаагского арбитража. Теперь российская защита требует и в американском суде прекратить рассмотрение иска бывших владельцев ЮКОСа.(http://www.gazeta.ru/busi...)

05 августа, 07:29

СМИ: Обама покусал РФ за Сирию

Президент США, перестраховываясь, заявил, что в возможном срыве режима прекращения огня целиком и полностью будет виновата Москва, а не силы антитеррористической коалиции, возглавляемые Америкой

04 августа, 18:25

Бывший главный юрист ЮКОСа дал показания в пользу России

Бывший юрист ЮКОСа Дмитрий Гололобов, проживающий в Лондоне, дал показания в пользу России для американского суда, где рассматривается иск бывших акционеров ЮКОСа Бывший глава правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов, проживающий в Англии с 2004 года и до сих пор разыскиваемый Россией по линии Интерпола, дал показания в американском суде против бывших владельцев нефтяной компании. Его заявление на 39 страницах, подписанное 26 июля в Лондоне (копия есть у РБК), адвокаты Российской Федерации из White & Case вчера попросили приобщить к ходатайству РФ о непризнании гаагского арбитражного решения на $50 млрд в США. В своих показаниях Гололобов заявляет о незаконных, по его мнению, платежах со стороны "олигархов" во главе с Михаилом Ходорковским в адрес государственных менеджеров ЮКОСа за помощь в приватизации компании в середине 1990-х, о выводе акций ЮКОСа в офшоры без разрешения российских властей и целенаправленных усилиях топ-менеджеров по сокрытию "старых грехов" (нарушениях закона в 1995-1996 годах) в документах для американских регуляторов в начале 2000-х, когда ЮКОС готовился разместить депозитарные расписки в США. Российская защита подчеркивает, что Гололобов до последнего времени не соглашался свидетельствовать в суде в отношении "криминальных действий" своих бывших работодателей. В 2010 году он собирался давать показания в защиту Ходорковского по второму "делу ЮКОСа", после того как бизнесмен призвал бывших коллег, чьи показания не используются стороной обвинения, помочь "отстаивать доброе имя всего ЮКОСа", писала в то время газета "Ведомости". Теперь Россия позиционирует показания Гололобова как "критически значимые" для прояснения "незаконного и коррупционного приобретения ЮКОСа посредством подкупа четырех назначенных государством менеджеров компании" (Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко. - РБК). Хотя большинство актуальных документальных свидетельств уже было собрано в ходе российского следствия, "объяснения господина Гололобова дают ключ к тому, чтобы этот пазл полностью сложился", утверждает российская защита. "Мной абсолютно добровольно предоставлен в американский суд меморандум (statement) содержащий мое видение ряд аспектов дела ЮКОСа, включая приватизацию компании", - написал Гололобов в четверг в своем Facebook. По его словам, документ "не содержит практически ничего нового" по сравнению с его собственными публикациями в СМИ за последние годы. Гололобов работал на банк "Менатеп" и ЮКОС с 1995 по 2004 год. В 2004 году он был объявлен в международный розыск и по-прежнему числится в базе Интерпола как разыскиваемый в России за хищение и легализацию незаконно приобретенных активов. Ранее, в сентябре-октябре 2015 года российская сторона уже привлекла к даче свидетельских показаний в США бывшего директора компании Russian Trust and Trade (RTT), в 90-х годах подконтрольной банку "Менатеп", Гитаса Повило Анилиониса и его тогдашнего подчиненного Аркадия Захарова - они рассказали, что RTT занималась созданием сотен подставных юрлиц, которые казались независимыми, но на самом деле контролировались владельцами банка "Менатеп". В частности, RTT учредила подставные компании "Лагуна" и "Реагент", которые "соперничали" на аукционе по приватизации ЮКОСа. "Ни на одном из конкурсов, относящихся к приобретению акций ЮКОСа, не было двух подлинных претендентов [как того требовало законодательство] - факт, который олигархи активно пытались скрыть", - пишет в своих показаниях Гололобов. Кроме того, по его словам, "олигархи", чтобы выиграть инвестиционный тендер на 33% акций ЮКОСа, заключили "незаконное соглашение" с Муравленко, Голубевым, Казаковым и Иваненко, пообещав им "экстраординарное вознаграждение" за помощь в приватизации ЮКОСа на выгодных для покупателей условиях. Впоследствии, когда ЮКОС готовился к листингу своих расписок в США, Ходорковскому и Платону Лебедеву "было очень трудно решить, как лучше характеризовать обещание таких огромных сумм, чтобы это удовлетворило аудитора Дуга Миллера из PwC", пишет Гололобов. Юристы White & Case, защищающие Российскую Федерацию, в начале июня подали в суд округа Колумбия, США, дополнительное ходатайство о непризнании решения гаагского арбитражного трибунала от 2014 года, присудившего экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд компенсации. Основной акцент был сделан на том, что шестеро российских "олигархов" (Михаил Ходорковский, Платон Лебедев, Леонид Невзлин, Владимир Дубов, Михаил Брудно, Василий Шахновский) подкупили государственных менеджеров ЮКОСа, чтобы те обеспечили переход компании в нужные руки. Сами взятки якобы перечислялись в 2002-2003 годах, их размер мог составить до $2 млрд, а среди получателей были два действующих депутата Госдумы. Решение гаагского арбитража было отменено 20 апреля окружным судом Гааги, и Россия настаивает на том, чтобы американский суд утвердил ее суверенную неприкосновенность и прекратил рассмотрение иска бывших акционеров ЮКОСа. Те, в свою очередь, уже начали процедуру обжалования решения Гаагского окружного суда и просят суд Вашингтона не прекращать, а только приостановить процесс на время рассмотрения апелляции в Гааге(http://www.rbc.ru/society...)

08 июля, 07:00

aftershock: Россия представила суду США доказательства мошенничества при приватизации ЮКОСа

https://aftershock.news/?q=node/408417Доказательства нарушений при приватизации нефтяной компании «ЮКОС» Россия представила в суд округа Колумбия 5 июня. «Шестеро олигархов захватили права собственности на компанию «ЮКОС» в ходе залоговой приватизации 1995–1996 гг. путем мошенничества, сговора и подкупа государственных должностных лиц», – пересказываетсуть обновленного ходатайства собеседник ТАСС, близкий к российской стороне. Речь идет о госчиновниках, назначенных правительством Виктора Черномырдина управляющими ЮКОСа, которые «помогли подстроить процесс приватизации в пользу олигархов, сразу сделав тех миллиардерами». В обмен чиновники получили 15%-ный «откат», что «было равносильно взятке в размере $1–2 млрд», – рассказал собеседник агентства.Получателями взятки в ходатайстве названы Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко, назначенные государством менеджерами ЮКОСа до приватизации компании, сообщает РБК со ссылкой на судебные документы. http://www.rbc.ru/politics/08/06/2016/575881139a794764b42124feИз ходатайства следует, что шестеро российских «олигархов» пообещали им «огромные взятки», если те помогут правильно приватизировать компанию. Взятки перечислялись в 2002–2003 гг. в адрес подставной компании Tempo Finance Ltd. (Британские Виргинские острова). Между ней и Yukos Universal в 2002 г. был заключен договор, из которого следует, что «олигархи» пообещали отдать «должностным лицам» 15% от любой сделки по продаже акций ЮКОСа. На тот момент эта доля могла составлять от $1 млрд до $2 млрд, указывается в ходатайстве.Российская защита в лице юристов White & Case утверждает, что эти доказательства мошенничества при приватизации ЮКОСа были впервые представлены в документах для Высшего регионального суда Берлина 20 апреля 2016 г., но имена Муравленко, Казакова, Иваненко и Голубева звучали в судах по делам компании в 2000-х гг. Обвинений им, впрочем, предъявлено не было. В 2007 г. Муравленко, давая свидетельские показания, рассказывал следователям, что перед приватизацией ЮКОСа Михаил Ходорковский «устно пообещал» экс-чиновникам, что их «материальные интересы будут учтены». Муравленко также рассказывал, что подписывал договор 2002 г., по которому Group Menatep Limited выплачивает денежные средства Tempo Finance, бенефициарами которой являлись четверо топ-менеджеров.Эта же схема фигурировала в постановлении о привлечении Ходорковского в качестве обвиняемого и приговоре Хамовнического суда Ходорковскому и Платону Лебедеву в декабре 2010 г.Как рассказали собеседники ТАСС, после заключения соглашения часть акций была продана «олигархами» в виде американских депозитарных расписок инвесторам из США, которые в итоге «потеряли миллиарды долларов, когда олигархам пришлось расплачиваться за свои преступления».Глава Международного центра правовой защиты Андрей Кондаков оценивал потери американских инвесторов в $4,5 млрд., приводит РБК его заявление ВВС. «Было размещено приблизительно 15% уставного капитала ЮКОСа на американском и европейских рынках, и их купили мелкие инвесторы. Суммарно от продажи 15% своих акций ЮКОС получил порядка $4,5 млрд. То есть потери американских инвесторов составили $4,5 млрд», – отметил он.Информация о взятках при приватизации ЮКОСа была представлена в американский суд, который рассматривает ходатайство бывших акционеров компании о признании и исполнении в США решения Гаагского третейского суда о выплате им $50 млрд.В конце марта 2016 г. Ходорковский заявил, что считает приватизацию нефтяных активов, на базе которых был создан ЮКОС, несправедливой, но законной. «Я купил ЮКОС в 1996 г., а отняли его у меня в пользу «хорошо известной лично» Путину «Байкалфинансгрупп» из распивочной «Лондон» в Твери в 2004. Я считаю несправедливым и первое, и второе. Но я купил, как все прочие, по тогдашним законам, а у меня отняли для друзей Путина, убив тюрьмой Алексаняна и изломав судьбы десятков людей», – написал он в Facebook.Ведомости http://www.vedomosti.ru/business/news/2016/06/09/644739-rossiya-sudu-moshennichestva-yukosaСергей Муравленко – — депутат Государственной думы 4-го, 5-го и 6-го созывов, член комитета по природным ресурсам и природопользованию, фракция КПРФ. Занимал пост председателя совета директоров НК «ЮКОС» с 1997 по июнь 2003 года, бывший член президиума центрального политсовета движения «Россия». В 2004 году занял 73 место в списке богатейших людей России по версии журнала Forbes с состоянием в 340 млн долларов.Ссылка на сайт КПРФ: https://kprf.ru/personal/muravlenkoВиктор Казаков - депутат Государственной Думы четвертого-шестого созывов (2003-2007, 2007-2011, 2011-2016), бывший первый вице-губернатор Самарской области, бывший президент ЗАО "ЮКОС Эксплорейшн & Продакшн", бывший первый вице-президент АО "Нефтяная компания "ЮКОС".Ссылка на сайт ГД: http://www.duma.gov.ru/structure/deputies/131082/Виктор Иваненко —бывший генерал-майор ФСБ. С мая 1991 года — и. о. председателя, а с 5 августа по 26 ноября 1991 года — председатель КГБ РСФСР. Создатель Службы безопасности РАО «Газпром». С апреля 1993 по октябрь 1998 года вице-президент, первый вице-президент, заместитель председателя правления АО «Нефтяная компания „ЮКОС“».

15 июня, 15:00

Как разворовали Закавказский военный округ

Как генералы распродавали боевые арсеналы Закавказского военного округа. Дневник бывшего начальника разведки 19-й отдельной армии ПВО Памяти российских военнослужащих и их семей, погибших и живых, прошедших через мясорубку кровавых войн в Закавказских республиках. Историю не повернуть вспять. Упущенные возможности не вернуть. Как очевидец и участник событий в Закавказье начала 90-х годов прошлого века, я пытаюсь ответить на вопрос: «Могла ли обстановка в этом регионе сложиться по-другому?» […]

15 июня, 09:22

Пятиминутка здравого смысла о пересмотре приватизации ЮКОСа

Вчера выяснялось, что эпопея с 50 миллиардами долларов, которые бывшие акционеры ЮКОСа пытались отсудить у России, получила неожиданное продолжение. На этот раз ход сделала российская сторона. Как сообщают СМИ, в американские и немецкие суды, в которых Россия судится с бывшими акционерами ЮКОСа для защиты своих активов от ареста, были поданы ходатайства, в которых описываются противоправные действия, совершенные участниками приватизации этой нефтяной компании. Скорее всего, аналогичные ходатайства будут поданы во всех странах, где друзья и коллеги господина Ходорковского пытаются через суд отжать российскую собственность.

11 июня, 10:23

Преданная и проданная армия. Продолжение

«Батальон уже продан»В январе 1992 года два генерала выводили из Лагодех (Грузия) 12-ю отдельную бригаду СПЕЦНАЗ ГРУ ГШ. Это были начальник разведки ЗакВО генерал-майор Виктор Иваненков и прибывший на подмогу из ГРУ генерал-майор Симонов (не путать с автором этих строк). Боевики-непрофессионалы силой отобрали у наших спецназовцев всё оружие (1200 единиц стрелкового оружия, 250 новейших противотанковых комплексов «Метис», мины направленного действия, сотни килограммов взрывчатки), имущество и даже продовольственные припасы. Потом без боя был разоружён разведывательный полк ОСНАЗ ГРУ ГШ, который дислоцировался в Гардабани (Грузия). Боевики напали на часть, когда личный состав следовал в столовую на обед.___Главные персонажи закавказской драмы: командующий ЗакВО генерал-полковник Валерий Патрикеев, начальник разведки ЗакВо генерал-майор Виктор Иваненков и криминальный грузинский авторитет Тенгиз КитованиСовсем обратная картина была с выводом из Азербайджана 22-й отдельной бригады СПЕЦНАЗ ГРУ ГШ, отряды которой были блокированы азербайджанскими боевиками в военных городках. Командир бригады полковник Александр Тимофеевич Гордеев отклонил ультиматум о сдаче оружия и техники и пригрозил азербайджанским боевикам, что применит всю огневую мощь, если они не снимут блокаду и будут препятствовать выходу личного состава и техники из мест постоянной дислокации. На маршруте следования его бригада тараном сметала все препятствия и без потерь передислоцировалась в Россию.Мне посчастливилось познакомиться с полковником Гордеевым. 3 февраля 1993 года мы с окружными разведчиками подполковниками Виталием Ежовым и Виктором Сухановым остановились на ночь в новом расположении бригады. Вот тогда я узнал много интересного о выводе бригады и её командире полковнике Гордееве, который окончил Московское высшее общевойсковое командное училище, Военную академию имени М. В. Фрунзе и воевал в Афганистане. В Москве было принято решение расформировать бригаду прямо в Азербайджане, и только благодаря отказу её командира выполнить тот приказ и самостоятельному поиску им структуры, которая примет его бригаду в России, удалось спасти от уничтожения это соединение, кстати, самое боеспособное в ЗакВО. Во-вторых, бригаде повезло, что к ней не приставили паркетных генералов, как это было с выводом 12-й бригады. Хотя вряд ли Гордеев допустил бы генералов к командованию своей бригадой. В-третьих, сам командир и большинство офицеров уже имели опыт вывода бригады из Афганистана.Теперь опишу, как в тайне ото всех выводился в Россию подчинённый мне отдельный разведывательный батальон (тактической разведки). Командиром батальона был подполковник Наиль Валеев, татарин по национальности. Согласно существующему порядку, передислокация любой воинской части должна была осуществляться по письменному приказу командующего армии, к которому прилагалась карта и пояснительная записка. Я давно заметил, что когда всё делалось по закону, то все части на маршруте следования подвергались нападению и разграблению. Ко мне поступила информация от местных агентов, что батальон уже продан и покупатели находятся в ожидании его выхода из военного городка. Ранее мне самому предлагали большие деньги и даже угрожали, чтобы я продал технику и оружие батальона. Воспользовавшись отсутствием на месте командующего и начальника штаба армии, я и Наиль Валеев решили передислоцировать батальон в Россию, никого не оповещая и не оформляя положенных документов. Это была единственная возможность сохранить воинскую часть. С другой стороны, наш поступок был воинским преступлением, за которое мы оба могли попасть под трибунал. На кону была наша офицерская карьера и благополучие семей.___Комбат Наиль Валеев (слева), который без потерь вывел свой батальон в РоссиюВечером перед маршем мы в последний раз встретились и обсудили порядок действий. Договорились, что с наступлением темноты батальон скрытно загрузится и на рассвете покинет военный городок, двигаясь на максимальной скорости через всю Грузию и Абхазию. Расчёт был на внезапность. Также в случае блокирования батальона на дороге я надеялся решить эту проблему с криминальным авторитетом Джабой Иоселиани, отряды которого как раз и занимались грабежом на дорогах. С ним я ранее встречался. Наиболее опасным был район Зугдиди, который контролировали вооружённые сторонники Звиада Гамсахурдиа. Но там близко к маршруту находились части 31-го армейского корпуса, у которых можно было попросить помощи. В этом мне обещали содействовать офицеры разведывательного управления округа.В районе Зугдиди худшее и произошло. Боевики захватили трёх военнослужащих и потребовали от командира сдачи всей техники и оружия. Наиль Валеев не смог сообщить мне об этом по радиосвязи и один отправился к бандитам. Они поставили комбата к стенке и имитировали расстрел. Понимая, что российского офицера не сломать и батальон без боя не сдастся, они согласились отпустить заложников в обмен на грузовую машину и прицепную электростанцию, которая особенно ценилась у местных в условиях отсутствия электричества.На четвёртые сутки я получил короткое радиосообщение: «Батальон – в Геленджике. Потерь среди личного состава нет. Оружие и разведывательная техника – в сохранности». Я сразу подготовил документы о награждении подполковника Наиля Валеева орденом Красной Звезды и отдал в кадры на утверждение. Вскоре ко мне подошёл кадровый офицер и сказал: «Награждение невозможно по двум причинам. Во-первых, указание вашей фамилии на документах вызовет негативную реакцию в Москве. Во-вторых, из-за исчезновения батальона в штабе армии разразился скандал».Особое неудовольствие по поводу вывода батальона в Россию выражал начальник политотдела армии генерал-майор Владимир Тимошенко, персона которого заслуживает особого рассмотрения. Он начал вывозить домашние вещи из «горячего» региона, ещё до объявления эвакуации семей военнослужащих. Был такой случай – в начале 1992 года на аэродроме Насосная (недалеко от Баку) шла срочная эвакуация в Россию оружия и секретной техники. В любой момент могло случиться нападение азербайджанских боевиков. И вот появляется генерал-майор Тимошенко на КамАЗе с удлинённой платформой, нагруженной его домашними вещами. Как старший по званию и должности, этот генерал потребовал отставить ящики с оружием и секретной техникой в сторону и загрузить в самолёт его домашние вещи. Не помогли никакие уговоры, что в первую очередь нужно спасти военное имущество. Тимошенко выдвинул ультиматум: если ему немедленно не выделят самолёт, то ни одна единица техники не покинет аэродром. Так ему удалось выбить себе транспортник Ан-12.___Генерал-майор Владимир ТимошенкоПриведу ещё один факт из разведсводки ЗакВО (от 29 марта 1992 года): «В разжигании антироссийских страстей большую активность проявляют члены так называемого Союза украинских офицеров вместе с бывшим членом военного совета 19-й ОА ПВО генерал-майором Тимошенко. Последний намеревался стать командующим ПВО Азербайджана». Примечательно, что Тимошенко стал генералом, никогда ничем не командуя и не участвуя в боевых действиях. Окончив среднее военное училище, он два года работал обыкновенным техником, в подчинении которого был один паяльник. Осознав, что с паяльником при самом лучшем исходе можно дослужиться до майора, он начал играть роль активного комсомольца, в результате чего стал освобождённым секретарём комсомольского бюро отдельного батальона аэродромно-технического обслуживания, затем помощником начальника политотдела по комсомольской работе и так дорос до начальника политотдела армии. Не всякий бывалый боевой офицер имел столько наград, сколько этот кабинетный генерал. Ещё в советское время он был награждён боевым орденом Красной Звезды и двумя орденами «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР», плюс ещё 9 медалей.На мой взляд, этот генерал был главным виновником разграбления азербайджанскими боевиками 97-й дивизии ПВО и 4-й общевойсковой армии ЗакВО. Мне не известно ни одного случая, чтобы Тимошенко, будучи народным депутатом и военным советником при Президенте Азербайджана, выступил в защиту российских военнослужащих, которых брали в заложники, либо поднял вопрос о нападениях на российские части. Мне известно, что офицеры армии неоднократно просили командование дать оценку действиям бывшего начальника политотдела, но за обещаниями разобраться ничего не последовало. В кулуарах говорили, что Тимошенко знает слишком много о руководстве и поэтому его трогать нельзя. Ныне он заслуженный пенсионер России, получает генеральскую пенсию и пользуется льготами орденоносца.Аукцион распродажи полкаЧем хуже складывалась обстановка в Закавказье, тем интенсивнее шла распродажа российского оружия и техники. Всё списывалось на мнимые и реальные нападения. Особенно по крупному наживались генералы в Москве. Опишу, как начальник разведки Главного штаба Войск ПВО генерал-майор Виктор Чирков поступил с 39-м разведывательным полком ОСНАЗ, который дислоцировался в Баку. Якобы для вывода полка в Россию он послал в Баку своего подчинённого полковника Олега Дейчукова. Результат можно узнать из шифртелеграммы № 1158 из Главного штаба Войск ПВО страны, принятой в 21.35 09.03.1992 г.: «Командир 53 отдельной разведывательной бригады особого назначения полковник Дейчуков О. А., находясь в служебной командировке в г. Баку с целью подготовки к передислокации подчинённого ему 39-го разведывательного полка особого назначения продал частным предпринимателям 7 автомобилей. Вырученные деньги установленным порядком в войсковой части не оприходовал. Приказываю: 1. За злоупотребление служебным положением, проявленную нечестность и незаконную продажу техники частным предпринимателям командира 53-й отдельной разведывательной бригады особого назначения полковника Дейчукова О. А. от занимаемой должности отстранить и представить материал на увольнение из рядов вооружённых сил по служебному несоответствию».___Фото: Сергей МамонтовНесмотря на грозный приказ, упомянутый полковник продолжал командовать бригадой ещё более года. Почему? Да потому, что ему покровительствовал его непосредственный начальник Чирков. Когда Дейчуков распродавал свой полк, ко мне поступило сообщение из Главного штаба Войск ПВО, что 39-й разведывательный полк ОСНАЗ ПВО захвачен. Я решил перепроверить данное сообщение – связался по закрытой связи с полком и попросил к разговору старшего по званию. На трубке отозвался подполковник Адыл Гаджиев, которого я знал по прежней работе. Гаджиев рассказал, что представитель Москвы организовал чуть ли не открытый аукцион распродажи оружия и техники полка всем желающим. Пришлось офицерам-азербайджанцам, которые служили в полку, взять командование на себя и объявить о переходе воинской части под юрисдикцию Азербайджана. На мой взгляд, из-за действий Дейчукова Россия потеряла боевую часть с дорогостоящим оборудованием разведки. Считаю, не меньшая вина лежит на его непосредственном начальнике генерал-майоре Чиркове. Ведь полк в полном составе можно было вывести в Россию через Дагестан или эвакуировать самое ценное оборудование транспортными самолётами с аэродрома Насосная (вблизи Баку). Не буду судьёй этому московскому генералу, скажу только, что при нём воровство в системе разведки Войск ПВО приняло повальный характер.«Нам запретили защищаться»Пока в Москве политики были заняты борьбой за власть и генералитет сколачивал себе состояния, российские войска в Закавказье оказались брошенными на произвол судьбы. Они оказались в ловушке, из которой было очень трудно выбраться. Все поезда и автобусы подвергались ограблению. Целые поселения жили за счёт грабежей и относились к ним как к своей постоянной работе. Вот рассказ Елены Филимоновой, которая ехала к отцу-офицеру в поезде № 13 «Москва – Тбилиси» в декабре 1992 года: «В 12 часов дня поезд был остановлен на маленькой станции в Чечне. В вагон вошли вооружённые люди. Они потребовали приготовить деньги. Один из них записывал и принимал деньги от пассажиров каждого купе. Всё изъяли. Около 18 часов на одной из остановок в вагон вошли азербайджанцы с пистолетами. Начали проверять документы и вещи, выдавая себя за работников таможни. Если находили деньги, ценности, то всё забирали. Я сказала, что денег уже нет, но один азербайджанец начал вытряхивать парфюмерию из моей сумочки. Под подкладкой нашёл последние 1000 рублей. Затем он велел мне сложить всю парфюмерию в сумочку и забрал её. Ночью с проверкой появились вооружённые грузины, но «проверять» уже было нечего».Кавказские джигиты не гнушались запускать свои грязные руки в нижнее бельё женщин в поисках денег и драгоценностей. Если в поезде находили офицеров, то их расстреливали или захватывали в заложники для выкупа родственниками. Обстановка вокруг военных городков катастрофически ухудшалась. Электричества и снабжения водой не было. Бандитизм развился до такой степени, что нашим военнослужащим и членам их семей было одинаково опасно находиться в гарнизонах и на улицах населённых пунктов. Дети не учились, досуга никакого. Из дома не выйти, так как могут похитить и изнасиловать. В некоторых частях из-за длительной задержки выплаты денежного довольствия офицеры и прапорщики вынуждены были собирать и сдавать бутылки. Любой выезд одиночных машин или колонн за пределы военного городка можно было приравнять к боевому выходу.В этой связи приведу такой факт: 25 сентября 1992 года из Сухуми в Тетри-Цкаро выехали три КамАЗа с войсковым имуществом и домашними вещами семей офицеров. Одна из машин оказалась в огненном мешке. В кабине находились водитель рядовой Михаил Шевелёв, майор Юрий Корицкий, его жена Светлана и их 10-летний сын Серёжа. Водителю пуля угодила в коленный сустав, мальчику одна пуля задела голову и вторая раздробила кость голени. Светлана была ранена в ступню. Домашний скарб и машина были похищены. Вот так семья майора в одночасье потеряла и здоровье, и всё имущество.Фактически российские военнослужащие находились на войне, которая обрела все черты афганской. Но в Афганистане можно было стрелять в ответ, а в Закавказских республиках россиянам запретили защищаться. Если это происходило, то российский военнослужащий уголовно преследовался по местным законам, а командование округа и Москва как бы забывали о нём.Например, так произошло с начальником секретной части штаба 19-й отдельной армии ПВО старшим прапорщиком Леликовым. Он убил человека, который напал на него с целью завладения оружием. Леликов был похищен из своей квартиры вооружёнными людьми. Об этом нам сообщила его жена. Пропажа начальника секретной части штаба армии была большим ЧП, о котором нужно было докладывать в Москву. В любом другом случае исчезновение военнослужащего было бы просто единичкой в статистике. Положение усугублялось тем, что по всему Тбилиси шли интенсивные бои между сторонниками президента Звиада Гамсахурдиа и неформальными вооружёнными отрядами Тенгиза Китовани и Джабы Иоселиани. Начальник штаба армии генерал-майор Николай Репин приказал мне найти пропавшего начальника секретной части.На поиски я взял капитана Владимира Барахтяна, смелого и выдержанного офицера. Мы нашли место, где держали Леликова. В здание разрешили войти только мне одному, а Володя с автоматом остался снаружи. Когда за мной захлопнулись ворота, в висок упёрся ствол пистолета. Со второго этажа в мою стороны смотрела ещё пара стволов. Прозвучало требование сдать оружие или, в противном случае, я останусь здесь навсегда. Я спокойно ответил «согласен» и расстегнул куртку, под которой из нагрудных карманов торчали запалы гранат Ф-1. В руке была ещё одна, и я начал демонстративно вытягивать предохранительное кольцо. При этом внятно разъяснял: «Разлёт осколков – 200 метров, гранат – по одной на каждого. Если взорвутся – мало не покажется». После небольшой паузы в ответ прозвучало: «Комдыр, это была шутка». Меня допустили к Леликову, который выглядел очень плохо. Он рассказал, что каждые 20 минут бородачи привязывали по сторонам его руки и тренировались в нанесении ударов. Мне удалось договориться, чтобы Леликова не били. За это я отдал несколько пачек пистолетных патронов, которые были у похитителей в большом дефиците. Они требовали оставить гранаты, но я им сказал: «Гранаты – моя медицинская страховка». Через некоторое время Леликова удалось освободить.___Фото: Андрей Соловьёв, Геннадий ХамельянинПримерно в то же время в Азербайджане был приговорён к смерти и ждал исполнения приговора российский лейтенант Евгений Лукин, которому было всего 23 года. В одну из ночей июня 1991 года лейтенант возглавлял дежурство на КПП Бакинского высшего общевойскового командного училища, которое находилось под юрисдикцией России. Внезапно ворота протаранила грузовая машина, и с неё посыпались азербайджанцы с пистолетами и ножами. Они устремились к оружейному складу. Предупредительные выстрелы в воздух не остановили их. Тогда Лукин приказал караулу отразить нападение. В результате три азербайджанца были убиты. Наша военная прокуратура вместо собственного расследования передала россиянина азербайджанской стороне. Это было предательством. 31 августа 1991 года Верховный суд Азербайджана приговорил нашего лейтенанта к расстрелу за превышение служебных полномочий. Но наш офицер действовал согласно уставу, он честно исполнил присягу и офицерский долг, защищая своих солдат и российское имущество. Я часто ставил себя на его место: какие муки испытывал молодой человек, находясь около пяти месяцев в камере смертников? Каждое утро могло быть последним. Что переживали всё это время его родители и близкие? Наверняка проклинали тот день, когда Евгений стал российским офицером. К счастью, этот случай получил широкую огласку в СМИ, что заставило российское руководство принять быстрые и решительные меры по его освобождению. Видимо, обменяли на оружие. Жизнь молодого офицера была спасена – он вернулся в Россию и продолжил армейскую службу.В 1993 году в азербайджанских камерах смертников ждали своей участи уже 6 россиян. Из-за безденежья они стали наёмниками и воевали против азербайджанцев в Нагорном Карабахе. К счастью, их обменяли на 14 пленных азербайджанцев. Лётчик моей армии капитан Юрий Беличенко тоже стал наёмником за пять тысяч долларов в месяц. До первой получки так и не долетал – был сбит над Степанакертом, катапультировался и попал в плен. По агентурным данным, был расстрелян армянами. Ему было всего 26 лет.Вообще, я презираю наёмников, воюющих за деньги. Другое дело добровольцы, которые рискуют своей жизнью за идею. К сожалению, наёмников из российских военнослужащих было немало на всех закавказских войнах. Бывало, что офицеры из одного училища и выпуска воевали друг против друга. Ничего личного, только деньги. Пехотинец получал до 1000 долларов, лётчик – до 5000 тысяч долларов в месяц. Было немало случаев, когда к концу срока наёмнику просто пускали пулю в лоб, чтобы не платить деньги. Типичный тому пример – судьба лейтенанта Алексея Котова, начальника расчёта 501-й зенитной ракетной бригады в Азербайджане. Этот парень отличался всегда детским выражением лица. Он оформил отпуск и договорился с другими отпускниками встретиться на военном аэродроме в Гяндже через два дня. Но через два дня он лежал в морге с пулевым отверстием точно посередине лба и с отрезанным левым ухом. Выяснилось, что за эти два дня до отлёта он собирался подзаработать денег на стороне азербайджанцев – вызвался уничтожить армянского снайпера. Скорее всего, после выполненной работы Котова убили из-за денег. На нём заработали трижды – не заплатили причитающихся денег, отдельно продали тело и ухо как наёмника армян. Отрезание уха и плата за него практиковалось только у азербайджанцев. Поистине, Восток – дело тонкое.Примечательно, что обстановка в Закавказье официально не признавалась боевой, хотя были значительные боевые потери. Это делалось для того, чтобы не платить личному составу «боевые» и не предоставлять льготы как участникам боевых действий. Военные действия были, но их как бы не было. Мне самому в Нагорном Карабахе приходилось прятаться в подвалах при обстреле «градами». Не забуду, как перетягивал жгутом бедро молодой женщины и вкалывал ей толстой иглой наркотик, чтобы она не умерла от болевого шока. Ей осколком снаряда срезало коленную чашечку. В одночасье красивая женщина стала инвалидом.Наглядным примером положения наших военнослужащих и членов их семей может служить объяснительная записка командира 366-го мотострелкового полка подполковника Зарвигорова Ю. Ю. (штаб в Степанакерте, Нагорный Карабах):«Офицеры и солдаты месяцами не получали денежного довольствия, неделями не ели хлеба, ели только сухари из НЗ (неприкосновенного запаса). Как в городе, так и в полку не было воды, нельзя было поменять бельё, в подразделениях имелись случаи педикулёза. Врачи части боролись с этим как могли, но их возможности были ограничены. Последние месяцы – январь – февраль 1992 года – не хватало в санчасти даже бинтов. С декабря 1991 года до начала марта дома, где проживали офицеры и их семьи, подвергались ежедневным ракетно-артиллерийским обстрелам. Погибла от осколков снаряда жена майора Пономарёва. Погибли при обстреле полка рядовой Ковалёв и младший сержант Бурковецкий, оторвало ногу осколком снаряда у лейтенанта Забелина. Об этой обстановке я постоянно докладывал командованию дивизии и армии. Кроме указаний копать щели и наблюдать за обстановкой, других каких-либо конкретных указаний по защите личного состава я не получал».В марте 1992 года сразу три генерала – заместитель командующего округа генерал-лейтенант Юрий Греков, начальник разведки округа генерал-майор Виктор Иваненков и заместитель командующего по тылу генерал-майор Оганян – выводили из Степанакерта 366-й мотострелковый полк. Результат: с нашей стороны двое убитых, 10 раненых, 180 человек пропали без вести. Вся боевая техника и всё личное оружие военнослужащих полка было захвачено армянскими боевиками. Полк расформирован. Вскоре генерал-лейтенант Греков стал командующим Уральского военного округа и получил звание генерал-полковника, а генерал-майор Иваненков был переведён с повышением в центральный аппарат ГРУ ГШ, стал генерал-лейтенантом. Меня сильно удивляет, что оба генерала прошли войну в Афганистане, а один полк вывести в безопасное место не смогли. А ведь полк представлял собой немалую силу – 3 мотострелковых батальона, 1 танковый батальон, 1 артиллерийский дивизион, 1 разведывательная рота, 1 инженерно-сапёрная рота, 1 зенитная батарея и 1 батарея ПТУРС (противотанковых управляемых реактивных снарядов). Полк мог самостоятельно защитить себя и передислоцироваться в Россию. Была бы воля соответствующих начальников. Кстати, личный состав полка перед эвакуацией вертолётами разоружали силой присланные десантники…http://eto-fake.livejournal.com/1034391.htmlокончание следует

10 июня, 13:35

Пятиминутка здравого смысла о пересмотре приватизации ЮКОСа

Видео: Politrussia.comВчера выяснялось, что эпопея с 50 миллиардами долларов, которые бывшие акционеры ЮКОСа пытались отсудить у России, получила неожиданное продолжение. На этот раз ход сделала российская сторона. Как сообщают СМИ, в американские и немецкие суды, в которых Россия судится с бывшими акционерами ЮКОСа для защиты своих активов от ареста, были поданы ходатайства, в которых описываются противоправные действия, совершенные участниками приватизации этой нефтяной компании. Скорее всего, аналогичные ходатайства будут поданы во всех странах, где друзья и коллеги господина Ходорковского пытаются через суд отжать российскую собственность. Суть обвинений заключается в следующем: шесть совладельцев ЮКОСа провели через офшоры серию «незаконных платежей» (то есть взяток) должностным лицам, которые дали им возможность приобрести акции ЮКОСа в 1995 и 1996 годах. Эти должностные лица: Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко. Государственные чиновники, о которых идет речь, были в то время назначенными правительством управляющими ЮКОСа и помогли подстроить процесс приватизации в пользу олигархов, сразу сделав тех миллиардерами. Обозначена и общая сумма взятки - около 2 миллиардов долларов. И вот документы, подтверждающие это, и были переданы в американские и европейские суды. Это очень важная новость, и сейчас я объясню почему. Дело в том, что до недавнего времени власть предпочитала не ворошить прошлое и без особой необходимости не трогать приватизационные сделки эпохи зарождения дикого капитализма. Сейчас во многом благодаря усилиям самого Запада, а также господина Ходорковского, это табу было торжественно выкинуто на свалку истории, с чем я вас и поздравляю. Я бы не стал ожидать каких-то быстрых, радикальных и публичных изменений в этой связи. Хотя бы потому что это не соответствует стилю нашего президента, который любит всё делать плавно и осторожно. Но уже сейчас можно констатировать, что тектонический сдвиг позиции самой власти по вопросу осторожного пересмотра первой волны приватизации состоялся. Можно посетовать на то, что Следственный комитет двигает дело о незаконной приватизации ЮКОСа медленнее, чем это делают российские адвокаты в западных судах, но так даже лучше. Сейчас у западных судов есть возможность вынести решение по этому поводу без риска быть обвиненными в том, что они копируют решения российской Фемиды. А ещё будет интересно посмотреть, как те же европейские суды оценят роль западных финансовых структур, которые были замешаны в передаче той самой взятки в 2 миллиарда долларов, за которую, по версии российской стороны, и был приватизирован ЮКОС. И я бы не спешил говорить, что взяткодателей, взяткополучателей и их западных посредников обязательно оправдают. В позитивное для России решение окружного суда Гааги тоже мало кто верил. Давайте подождем результатов. А еще очень хочется увидеть реакцию некоторых структур на обвинения, изложенные в ходатайствах российских адвокатов. Ведь в материалах российской стороны указаны несколько знаковых имен: Сергей Муравленко - бывший председатель совета директоров компании ЮКОС, который вот уже много лет является депутатом Государственной Думы от фракции КПРФ; Виктор Казаков - бывший первый вице-президент АО «Нефтяная компания "ЮКОС"», ныне депутат Госдумы от фракции «Единая Россия». Кстати, Казаков будет баллотироваться в Думу и в этом году. Он уверенно занял первое место в предварительном голосовании по своему округу. Кстати, на официальном сайте предварительного голосования в его биографии нет ни слова о его работе в ЮКОСе. Интересно, как деяния своего однопартийца будут оценивать в «Единой России», ну и, конечно же, очень интересно узнать о том, как в КПРФ оказался бывший руководитель ЮКОСа и знатный приватизатор Муравленко и что о его деятельности думают его соратники. Мы живем в интересное время. Люди, которые много лет считали себя неприкасаемыми и неуязвимыми, вдруг оказались перед перспективой того, что им припомнят дела давно минувших дней. Я уверен, что если как следует покопаться, то во многих сделках по приватизации можно найти нарушения закона похлеще тех, которые зафиксированы в деле ЮКОСа. Нас ждет много увлекательных открытий и, надеюсь, несколько увлекательных судебных процессов. Страна этого явно заждалась.

10 июня, 12:10

Ходорковский назвал враньем обвинения в незаконной приватизации компании: Мы еще не раз удивимся делу ЮКОСа

Михаил Ходорковский опроверг обвинения в коррупции при приватизации ЮКОСа в середине 90-х годов. Об этом экс-глава компании написал на своей странице в Facebook. Ранее Россия обвинила акционеров компании в том, что ЮКОС приватизировали незаконным путем. Соответствующие доказательства были представлены в суде США. В документе названы имена четырех российских чиновников, которым были выплачены взятки на сумму до $2 млрд. Речь идет о Сергее Муравленко, Юрии Голубеве, Викторе Казакове и Викторе Иваненко. Бывший глава правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов ответил на вопросы ведущего Коммерсантъ FM Петра Косенко. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

10 июня, 07:59

Россия назвала суду в США получателей взятки при приватизации ЮКОСа. Мир аферистов

В новом обращении в американский суд Москва обвинила акционеров ЮКОСа в том, что компания была приватизирована по мошеннической схеме, при этом размер взятки достигал $2 млрд. В документе названы получатели взятки

09 июня, 21:24

Ходорковский ответил на обвинения в даче взяток на $2 млрд

Экс-глава компании ЮКОС Михаил Ходорковский отверг обвинения американской юридической фирмы White & Case в даче взяток назначенным государством менеджерам компании в 2002-2003 годах за содействие в приватизации компании в 1996 году. Об этом бывший глава ЮКОСа...

09 июня, 12:04

Дело "ЮКОСа" стукнуло США

В новом ходатайстве в американский суд Россия раскрыла мошенническую схему, по которой была осуществлена незаконная приватизация нефтяной компании

09 июня, 10:39

Россия назвала суду США получателей взяток на $2 млрд при приватизации ЮКОСа

Россия представила в американский суд новые доказательства незаконной приватизации ЮКОСа, назвав имена четырех должностных лиц в правительстве России, которым были выплачены взятки на сумму от $1 млрд до $2 млрд за возможность приобрести акции компании в 1995 и 1996 годах,...

09 июня, 10:20

Россия назвала суду в США получателей взятки при приватизации ЮКОСа

В новом обращении в американский суд Москва обвинила акционеров ЮКОСа в том, что компания была приватизирована по мошеннической схеме, при этом размер взятки достигал $2 млрд. В документе названы получатели взятки Россия подала в американский суд новые доказательства незаконной приватизации ЮКОСа в середине 1990-х годов. Как говорится в обновленном ходатайстве российской стороны в суд округа Колумбия, поданном 5 июня, эти доказательства были впервые представлены в документах для Высшего регионального суда Берлина 20 апреля 2016 года. РБК ознакомился с содержанием ходатайства. В представленных документах утверждается, что шестеро российских "олигархов", владевших ЮКОСом, "переводили незаконные платежи напрямую через одного из заявителей (Yukos Universal Limited) с целью взяток правительственным должностным лицам, которые изначально помогли олигархам приобрести акции ЮКОСа в 1995 и 1996 годах". Эти должностные лица - Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко, говорится в российском ходатайстве в суд США, где они указаны как Mr. Sergey V. Muravlenko, Mr. Youry A. Golubev, Mr. Viktor A. Kazakov, and Mr. Viktor V. Ivanenko. Они были назначенными государством менеджерами ЮКОСа до его приватизации. В ходатайстве говорится, что в 1995 году "олигархи" пообещали Муравленко, Голубеву, Казакову и Иваненко "огромные взятки", если те используют свои полномочия, чтобы обеспечить переход компании в нужные руки. Взятки перечислялись в 2002-2003 годах в адрес подставной компании Tempo Finance Ltd. (Британские Виргинские острова). Россия утверждает со ссылкой на соглашение между Yukos Universal и Tempo Finance от 2002 года, что "олигархи" пообещали отдать этим четырем лицам 15% от любой сделки по продаже акций ЮКОСа. Основываясь на цене акций компании на момент заключения этого соглашения, сумма взяток могла составить от $1 до $2 млрд, говорится в ходатайстве. Защита России в лице юристов White & Case называет это "новыми" и "заново открывшимися" доказательствами, но по существу вся эта информация уже фигурировала в многотомном российском "деле ЮКОСа" в 2000-х годах. Сергей Муравленко и Виктор Казаков (бывшие топ-менеджеры и миноритарные акционеры ЮКОСа, ныне - депутаты Госдумы), Виктор Иваненко и Юрий Голубев фигурировали в материалах дела, хотя никаких обвинений им предъявлено не было. Первые двое, в частности, давали свидетельские показания, и Муравленко в мае 2007 года говорил следователям, что перед приватизацией ЮКОСа Михаил Ходорковский "устно пообещал", что их (Муравленко, Казакова, Иваненко и Голубева) "материальные интересы будут учтены". Муравленко также рассказал, что подписывал договор 2002 года, по которому Group Menatep Limited выплачивает денежные средства компании Tempo Finance, бенефициарами которой являлись четверо топ-менеджеров. В постановлении о привлечении Ходорковского в качестве обвиняемого говорилось, что он и другие участники руководимой им "организованной группы" в 1996 году заключили устное, а в 2002 году - письменное соглашение с Муравленко, Казаковым, Иваненко и Голубевым, согласно которому Yukos Universal Limited выплачивает Tempo Finance денежные средства в размере 15% от полученных от продажи акций ЮКОСа средств. На основании этого соглашения в период по май 2003 года продавались акции ЮКОСа и вознаграждение перечислялось в Tempo Finance, говорилось в приговоре Хамовнического суда Ходорковскому и Платону Лебедеву в декабре 2010 года. Глава Международного центра правовой защиты Андрей Кондаков в интервью Би-би-си оценил потери американских инвесторов в $4,5 млрд. "Было размещено приблизительно 15% уставного капитала ЮКОСа на американском и европейских рынках, и их купили мелкие инвесторы. Суммарно от продажи 15% своих акций ЮКОС получил порядка 4,5 млрд долларов. То есть потери американских инвесторов составили 4,5 млрд долларов", - отметил Андрей Кондаков. Он рассказал, что подача еще одного обращения в суд связана с тем, что российская сторона получила новые свидетельства незаконного перехода компании в частные руки.(http://www.rbc.ru/politic...)

09 июня, 07:00

Россия назвала суду в США получателей взятки при приватизации ЮКОСа

Россия назвала имена чиновников, которые могли получить взятки при приватизации ЮКОСа в середине 90-х годов. В обновленном ходатайстве, поданном в суд США, упоминаются Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко.

09 июня, 04:24

Россия обличила взяточников из бывшего топ-менеджмента ЮКОС

Имена взяточников из бывшего топ-менеджмента ЮКОС находятся фактически в открытом доступе после того, как российская сторона передала в суд США ряд документов, сообщил гендиректор Международного центра правовой защиты, экс-глава департамента экономического сотрудничества МИД России Андрей Кондаков. По его словам, имена взяточников из бывшего топ-менеджмента ЮКОСа наверняка будут названы на суде по иску экс-акционеров этой компании к России, если такие судебные слушания состоятся в Вашингтоне, передает ТАСС. В среду из юридических источников, близких к российской стороне процесса, стало известно, что 5 июня российская сторона представила в вашингтонский суд документы о мошеннической схеме, с помощью которой «шестеро олигархов захватили права собственности на компанию ЮКОС в ходе залоговой приватизации 1995-1996 годов путем мошенничества, сговора и подкупа государственных должностных лиц». По словам юристов, «государственные чиновники, о которых идет речь, были в то время назначенными правительством управляющими ЮКОСа и помогли подстроить процесс приватизации в пользу олигархов, сразу сделав тех миллиардерами». В обмен чиновники получили 15%-й «откат», что «было равносильно взятке в размере 1-2 млрд долларов», - указали специалисты. Персонально никого из олигархов и чиновников они не называли. Но имена первых и так общеизвестны, а имена последних содержатся в пакете документов, переданных в суд и находящихся теперь фактически в открытом доступе. Это Юрий Голубев, Виктор Иваненко, Виктор Казаков и Сергей Муравленко. Известно, что часть акций ЮКОСа была продана олигархами в виде так называемых американских депозитарных расписок инвесторам из США. Соответственно последние потеряли миллиарды долларов, когда олигархов настигло возмездие.  «Новые данные, представленные Россией, включают деловую переписку олигархов с их юристами и бухгалтерами в США и показывают, что олигархи знали о рисках для американских инвесторов, но предпочитали их не раскрывать», - сообщили специалисты. Опираясь на дополнительную информацию, адвокаты российской стороны подали в вашингтонский суд дополнительное ходатайство об отклонении исходной петиции истцов. В апреле суд Гааги признал, что гаагский арбитраж, обязавший Россию выплатить 50 млрд долларов экс-акционерам ЮКОСа, не имел надлежащей для этого компетенции. Решение было отменено, так как Россия не ратифицировала договор к Энергохартии, на который ссылались истцы. Закладки:

14 июня 2015, 11:01

Scofield: Старшие товарищи МБХ

МБХ в интервью «Ведомостям» в сентябре 2014 г. сделал несколько принципиальных заявлений...«Кризисный управляющий» намекнул, что результат путча 1993 г. и поведение КПРФ в 1996 г. (в обоих случаях у власти остался Борис Николаевич) в какой-то степени обеспечивались и при его участии. В одиночку МБХ такими процессами управлять не мог. Кто же действовал вместе с ним?