• Теги
    • избранные теги
    • Люди926
      • Показать ещё
      Компании1006
      • Показать ещё
      Страны / Регионы416
      • Показать ещё
      Издания168
      • Показать ещё
      Разное953
      • Показать ещё
      Формат36
      Показатели23
      • Показать ещё
      Международные организации12
      • Показать ещё
      Сферы2
Виктор Вексельберг
20 января, 17:02

Вексельберг: санкции скоро не отменят

О продуктивности форума в Давосе, международных отношениях и санкциях, альтернативной энергетике, инвестициях фонда Сколково и группы "Ренова" рассказал в интервью Виктор Вексельберг.

20 января, 17:02

Вексельберг: санкции скоро не отменят

О продуктивности форума в Давосе, международных отношениях и санкциях, альтернативной энергетике, инвестициях фонда "Сколково" и группы "Ренова" рассказал в интервью Виктор Вексельберг.

20 января, 11:53

Ренова: альтернативная энергетика поможет РФ уйти от зависимости

Один из способов не просто уменьшить зависимость от сырьевого рынка, но и вообще свести её к минимуму - это разработка технологий в области альтернативной энергетики. И у России здесь - большие возможности. Такое мнение в интервью высказал глава группы компаний "Ренова" Виктор Вексельберг.

Выбор редакции
19 января, 21:23

Экономика. Курс дня. Эфир от 19 января 2017 года

Регулировать волатильность рубля: правительство и Банк России дискутируют об уместности валютных интервенций. Ничего не меняем, но готовы увеличить выкуп активов: глава ЕЦБ Марио Драги "уронил" курс евро. Встречи в Давосе: об удачных инвестициях, перспективных проектах и ожиданиях бизнеса в отношении диалога России и США рассказал глава группы компаний "Ренова" Виктор Вексельберг.

19 января, 21:22

Вексельберг не ожидает снятия санкций против России в 2017 году

Президент Фонда «Сколково», предприниматель Виктор Вексельберг не ожидает, что в 2017 г. санкции в отношении России будут сняты. Об этом он заявил в интервью телеканалу «Россия 24».

19 января, 21:17

Не в этом году. Вексельберг: снятие санкций - процесс длительный

Холоднее некуда: при Обаме отношения между Вашингтоном и Москвой достигли максимального "минуса". С приходом Трампа мир получит надежду на конструктивный диалог, однако ждать сиюминутного снятия антироссийских санкций все же не стоит. И тем не менее, позитивных новостей немало: российский рынок не беспочвенно ожидает притока американских инвестиций, а Пекин может не опасаться торговых войн. Такое мнение председатель Совета директоров группы компаний "Ренова" Виктор Вексельберг высказал в беседе с ведущей Наилей Аскер-заде.

19 января, 20:38

Вексельберг: аэропорт в Ростове сдадим в декабре

Глава группы "Ренова" Виктор Вексельберг в интервью телеканалу "Россия 24" заявил о скором завершении строительства аэропортового комплекса в Ростове-на-Дону – в декабре 2017 г.

19 января, 20:37

Вексельберг: аэропорт в Ростове сдадим в декабре

Глава группы "Ренова" Виктор Вексельберг в интервью телеканалу "Россия 24" заявил о скором завершении строительства аэропортового комплекса в Ростове-на-Дону – в декабре 2017 г.

19 января, 09:15

Вексельберг: Россию ждет "девятый вал" американских инвестиций

Российское бизнес-сообщество с оптимизмом смотрит на перспективы отношений Москвы и Вашингтона при новом президенте США. Об этом рассказал глава группы компаний "Ренова" Виктор Вексельберг. Сейчас он находится на Всемирном экономическом форуме в Давосе. По мнению предпринимателя, поведение рынков свидетельствует том, что все готовятся притоку американских инвестиций в Россию.

18 января, 03:50

Trump's Commerce Pick Outsourced Thousands Of Jobs And Oversaw A Deadly Coal Disaster

President-elect Donald Trump pledged during his campaign to scrap key global trade deals, reverse the flow of manufacturing jobs overseas and bring well-paying mining jobs back to coal country. Those promises may prompt some awkward questions for Wilbur Ross, the billionaire Trump nominated to become commerce secretary, at his Senate confirmation hearing this Wednesday. The 79-year-old private equity mogul earned the nicknames “bottom feeder” and “king of bankruptcy” in the mid-2000s, when he became known for buying up decaying businesses, including steels mills, coal mines and textile factories. At the time the U.S. economy was shedding more than 100,000 manufacturing jobs each year as companies moved factories to countries like China, where labor was cheap and safety and environmental rules were few. Ross reaped profits by stripping workers of health benefits, ignoring safety concerns and sending jobs abroad, where workers expect lower wages. In total, Ross offshored roughly 2,700 jobs at companies he invested in since 2004, according to Labor Department data Reuters published on Tuesday. In 2004, Ross bought Cone Mills, a struggling North Carolina textile company, and combined it with another factory to form International Textile Group. He later renamed the company Cone Denim, and as Bloomberg reported in 2012, expanded production “in less-expensive emerging markets” and moved to “eliminate duplicative facilities.” The firm operated two mills in Mexico and one in China. In 2004, Cone Mills employed 1,100 people. By 2012, the company had just 300 workers in North Carolina, a 72 percent drop. In a scathing retelling of the incident, The Daily Beast dubbed Ross “Trump’s future secretary of outsourcing.” The Trump transition team did not immediately respond to a Huffington Post request for comment. Reuters reported that Ross did not respond to several requests for comment. The same year Ross bought Cone Mills, he formed International Coal Group. ICG became the corporate umbrella for mines Ross bought in 2005 from an ailing coal producer called Horizon after a bankruptcy judge stripped thousands of miners, some with black lung disease, of their medical coverage and shredded their union contract. ICG was also the vehicle where Ross placed the assets of Anker Coal Group. Ross had been buying up Anker shares since 1999, and by 2001 he owned 47 percent of the company and was its largest shareholder at 47 percent. ICG fully acquired Anker’s coal assets in 2005.  Among the former Anker properties Ross controlled was Sago Mine, which the federal Mine Safety and Health Administration cited in 2005 for 208 violations. (In 2005, two employees joined ICG from Massey, a coal company that became infamous for its disregard for safety regulations under CEO Don Blankenship. In 2010, an explosion at Massey’s Upper Big Branch mine killed 29 workers, and Blankenship was found guilty of conspiring to violate mine safety and health standards and sentenced to a year in prison. Blankenship endorsed Trump for president from prison in 2016.) More than half of the citations at Sago were labeled “serious and substantial,” including 20 dangerous roof falls, 14 power wire insulation problems and three cases of inadequate ventilation plans. On Jan. 2, 2006, an early-morning blast ripped through the mine, trapping 13 miners underground for two days. Only one survived. Ross, who did not leave his Manhattan office to visit the disaster site, said the deaths haunt him. He agreed to pay $2 million, to be divided among the families of the deceased. “He certainly had the authority to try to make a difference and make sure those mines were operated differently. In my view, they were a bunch of dog-hole mines,” attorney Tony Oppegard, a former mine safety official who now represents miners in his private practice, told HuffPost in November. “Bottom line is to get as much coal out as cheaply as possible and get as much coal as possible. That’s what a dog hole is.” Ross may also face sharp question over his willingness to do business with some of Russia’s wealthiest and least savory businessmen. Ross was the leader of a $1.1 billion buyout of a troubled Cyprus bank in 2014 that seemed initially to remove Russian owners from the bank’s list of equity owners. But Mother Jones’ David Corn and Ross Choma noted in December that shortly after the deal was complete, Ross made a deal with Viktor Vekselberg, the oligarch whose ownership of the bank had worried members of the European Union, to allow his company, the Renova Group, to become the second largest shareholder in the bank. After Rex Tillerson was battered in his Senate confirmation hearings for Exxon Mobil’s financial ties to Russia, it would seem likely that senators of both parties would pursue a line of questioning about direct deal-making with one of Russia’s richest men. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

18 января, 03:50

Trump's Commerce Pick Outsourced Thousands Of Jobs And Oversaw A Deadly Coal Disaster

President-elect Donald Trump pledged during his campaign to scrap key global trade deals, reverse the flow of manufacturing jobs overseas and bring well-paying mining jobs back to coal country. Those promises may prompt some awkward questions for Wilbur Ross, the billionaire Trump nominated to become commerce secretary, at his Senate confirmation hearing this Wednesday. The 79-year-old private equity mogul earned the nicknames “bottom feeder” and “king of bankruptcy” in the mid-2000s, when he became known for buying up decaying businesses, including steels mills, coal mines and textile factories. At the time the U.S. economy was shedding more than 100,000 manufacturing jobs each year as companies moved factories to countries like China, where labor was cheap and safety and environmental rules were few. Ross reaped profits by stripping workers of health benefits, ignoring safety concerns and sending jobs abroad, where workers expect lower wages. In total, Ross offshored roughly 2,700 jobs at companies he invested in since 2004, according to Labor Department data Reuters published on Tuesday. In 2004, Ross bought Cone Mills, a struggling North Carolina textile company, and combined it with another factory to form International Textile Group. He later renamed the company Cone Denim, and as Bloomberg reported in 2012, expanded production “in less-expensive emerging markets” and moved to “eliminate duplicative facilities.” The firm operated two mills in Mexico and one in China. In 2004, Cone Mills employed 1,100 people. By 2012, the company had just 300 workers in North Carolina, a 72 percent drop. In a scathing retelling of the incident, The Daily Beast dubbed Ross “Trump’s future secretary of outsourcing.” The Trump transition team did not immediately respond to a Huffington Post request for comment. Reuters reported that Ross did not respond to several requests for comment. The same year Ross bought Cone Mills, he formed International Coal Group. ICG became the corporate umbrella for mines Ross bought in 2005 from an ailing coal producer called Horizon after a bankruptcy judge stripped thousands of miners, some with black lung disease, of their medical coverage and shredded their union contract. ICG was also the vehicle where Ross placed the assets of Anker Coal Group. Ross had been buying up Anker shares since 1999, and by 2001 he owned 47 percent of the company and was its largest shareholder at 47 percent. ICG fully acquired Anker’s coal assets in 2005.  Among the former Anker properties Ross controlled was Sago Mine, which the federal Mine Safety and Health Administration cited in 2005 for 208 violations. (In 2005, two employees joined ICG from Massey, a coal company that became infamous for its disregard for safety regulations under CEO Don Blankenship. In 2010, an explosion at Massey’s Upper Big Branch mine killed 29 workers, and Blankenship was found guilty of conspiring to violate mine safety and health standards and sentenced to a year in prison. Blankenship endorsed Trump for president from prison in 2016.) More than half of the citations at Sago were labeled “serious and substantial,” including 20 dangerous roof falls, 14 power wire insulation problems and three cases of inadequate ventilation plans. On Jan. 2, 2006, an early-morning blast ripped through the mine, trapping 13 miners underground for two days. Only one survived. Ross, who did not leave his Manhattan office to visit the disaster site, said the deaths haunt him. He agreed to pay $2 million, to be divided among the families of the deceased. “He certainly had the authority to try to make a difference and make sure those mines were operated differently. In my view, they were a bunch of dog-hole mines,” attorney Tony Oppegard, a former mine safety official who now represents miners in his private practice, told HuffPost in November. “Bottom line is to get as much coal out as cheaply as possible and get as much coal as possible. That’s what a dog hole is.” Ross may also face sharp question over his willingness to do business with some of Russia’s wealthiest and least savory businessmen. Ross was the leader of a $1.1 billion buyout of a troubled Cyprus bank in 2014 that seemed initially to remove Russian owners from the bank’s list of equity owners. But Mother Jones’ David Corn and Ross Choma noted in December that shortly after the deal was complete, Ross made a deal with Viktor Vekselberg, the oligarch whose ownership of the bank had worried members of the European Union, to allow his company, the Renova Group, to become the second largest shareholder in the bank. After Rex Tillerson was battered in his Senate confirmation hearings for Exxon Mobil’s financial ties to Russia, it would seem likely that senators of both parties would pursue a line of questioning about direct deal-making with one of Russia’s richest men. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

17 января, 15:20

"Правую руку" Михаила Фридмана арестовали в Испании по делу о коррупции

Испанская полиция арестовала известного голландского корпоративного юриста Петера Вакки, управляющего банкротящейся мадридской Zed+. Заявлено, что Вакки препятствовал расследованию о многомиллионных взятках российского подразделения Zed. Об этом сообщило испанское онлайн-издание El Confidencial; источник в местной полиции подтвердил арест агентству Reuters. Zed — один из мировых лидеров в сфере продажи мобильного контента. Компания принадлежит испанским предпринимателям (основатель Zed Хавьер Перез Дольсет, банк Santander, медиагруппа Planeta) и российскому телеком-оператору "Вымпелком". Основной бенефициар "Вымпелкома" (через "Альфа-групп") — гражданин России и Израиля Михаил Фридман, номер два в отечественном списке Forbes с состоянием $13,3 млрд. Последние пару лет, после продажи "Альфой" своей доли в ТНК-BP "Роснефти" за $13,9 млрд, Фридман с партнёрами развивает холдинг LetterOne (базируется в Люксембурге). Петер Вакки (Peter Wakkie) был арестован в аэропорту Мадрида, откуда он собирался в Амстердам. Краткая биография 68-летнего менеджера-юриста с перечислением должностей занимает целую страницу, для голландских СМИ его арест стал неожиданной топовой новостью. Его последним крупным работодателем был голландский банк ABN Amro, где он входил в набсовет и был главным по зарплатам и бонусам. Нередко консультирует футбольный клуб "Аякс". В настоящее время Вакки руководит основной холдинговой структурой группы Zed — голландской Zed+, она образовалась несколько лет назад путём слияния испанской Zed Worldwide и российской Temafon — были планы вывести Zed+ на биржу в ходе IPO на 1,5 млрд евро. Задолго до этого "Вымпелком" вошёл в капитал поставщика мобильного контента "Тема", а в 2009 году Zed выкупила контрольный пакет "Темы". К этому времени Фридман успел познакомиться с основателем Zed Хавьером Дольсетом. К 2014 году у структур Фридмана был 31% Zed
. Дружба длилась недолго. Дольсет в 2013 году обнаружил, что средства из Zed вдруг стали утекать через фирму Temafon в компанию Vstrecha, а из неё направлялись в компанию FunBox, — утекло порядка $30 млн. Впоследствии выяснилось, что деньги пошли на взятки чиновникам. Руководство Zed+ просто не могло поверить в такую наглую схему и даже запросило несколько экспертных заключений у консалтинговой компании Pricewaterhouse. Аудиторы пришли к закономерному выводу, что "ресурсы испанской фирмы и её российского подразделения использовались для создания прибыли для третьих лиц". Дольсет отказался подписывать годовой отчёт компании и обратился в полицию. Однако тогда же компания не смогла погасить кредит в 140 млн евро и пошла на банкротство. Коммерческий суд Амстердама в 2014 году назначил управляющим Zed+ Вакки, а Дольсет был отстранён от управления компанией. Сообщается, что в целом корпоративный конфликт спровоцирован российской стороной, чтобы LetterOne смогла купить её по бросовой цене. El Confidential называет Вакки ни много ни мало правой рукой Фридмана: по данным издания, Вакки связан с фондом Highland Marine Stichting. Через эту фирму LetterOne Михаила Фридмана владела и продавала активы в Северном море. Кроме того, как писало голландское издание NRC, назначенный в Zed+ аудитор Франк Шреве и испанские акционеры заявляли, что Вакки действует в интересах LetterOne — и желает, чтобы компанию выкупил LetterOne. Именно поэтому, по их мнению, он в 2015 году отказался от предложения о поглощении Zed со стороны китайской Dawn Galaxy. Так или иначе, обиженные испанские акционеры заинтересовали правоохранительные органы по обе стороны Атлантики. В расследовании участвуют также Комиссия по ценным бумагам и биржам США, американская прокуратура, ФБР и даже ЦРУ.  Российский бизнес Zed представляют главным образом ЗАО "Темафон" и ЗАО "Тематика" (владеет доменом zedplus.ru). По данным базы СПАРК, совокупная выручка этих ЗАО за 2015 год — 1,7 млрд рублей, чистая прибыль — 517,6 млн рублей. Бизнес Zed Russia на сегодняшний момент тривиален: компания организует различные развлекательные сервисы для "Билайна", среди прочего это "Мелодии вместо гудков". В разные периоды всеми этими фирмами руководил предприниматель Владимир Туровецкий. Он же был гендиректором ООО "Встреча" — эта фирма сейчас в стадии ликвидации. "Пожалуйста, помогите нам. Я девять лет строил этот бизнес", — дрожащим голосом просил по-английски Туровецкий Амстердамский коммерческий суд в 2015 году, писал NRC. Испанская полиция вместе с соратниками из США и Нидерландов считает, что "Встреча" не единственная компания, которую использовали злоумышленники. Указано, что в подкупах могли участвовать по меньшей мере ещё четыре фирмы: Vstrecha 2, BMK, A1 Systems и Expert Promotion. В обманных схемах, предположительно, участвовали и сам "Вымпелком", Bambalia и Gervaser. Бенефициаром последних двух компаний, как указывает El Confidencial, является Ваге Энгибарян, близкий друг Михаила Фридмана. Известно, например, что несколько лет назад они вместе совершали трёхдневное пешее паломничество из пустыни Арава в Иерусалим. Фридману часто припоминают фразу, сказанную им в 2003 году в интервью Financial Times: "Правила бизнеса [в России] довольно отличаются от западных стандартов. Трудно сказать, что можно оставаться полностью чистым и прозрачным". С этой реальностью пришлось мириться и экс-главе "Вымпелкома" Михаилу Слободину. Его в 2016-м объявили в розыск за взятки в бытность директором "КЭС-холдинга" (ныне "Т плюс" "Реновы" Виктора Вексельберга), двое его бывших коллег арестованы. Пока что расследование сфокусировано на российском подразделении Zed, однако в дальнейшем не исключено привлечение к делу "Вымпелкома". У американских властей уже есть опыт подробного сотрудничества с российским телеком-оператором. В 2016 году, напомним, на "Вымпелком" наложили штраф за взятки в Узбекистане размером $795 млн — этот штраф стал вторым по величине за время действия американского закона о коррупции за рубежом. Больше платила только Siemens за взятки в ряде стран, включая опять же Россию. Официальный представитель господина Фридмана отказался от комментариев. — Впервые слышу имя Петера Вакки, — заявил он Лайфу.

17 января, 13:02

Операторы экспресс-доставки DPD и SPSR Express объявили о слиянии

Фонд Russian Retail Growth Fund, (RRGF), в который инвестировали в том числе миллиардеры Виктор Вексельберг и Александр Мамут, выйдет из состава акционеров SPSR Express, продав свои 30% французскому холдингу GeoPost

Выбор редакции
17 января, 08:00

Слияние с доставкой // DPD и SPSR Express объединяются

Конкуренты на логистическом рынке DPD и SPSR Express договорились о слиянии. В рамках сделки фонд Russian Retail Growth Fund, в который инвестировали Виктор Вексельберг и Александр Мамут, планирует продать 30% SPSR Express французскому холдингу GeoPost, владеющему DPD. Сделка поможет загрузить логистические мощности DPD за счет контракта SPSR Express по доставке покупок с AliExpress, но в будущем компании рискуют столкнуться со снижением числа зарубежных посылок из-за законодательных ограничений, считают участники рынка.

Выбор редакции
17 января, 00:21

Слияние с доставкой // DPD и SPSR Express объединяются

Конкуренты на логистическом рынке DPD и SPSR Express договорились о слиянии. В рамках сделки фонд Russian Retail Growth Fund, в который инвестировали Виктор Вексельберг и Александр Мамут, планирует продать 30% SPSR Express французскому холдингу GeoPost, владеющему DPD. Сделка поможет загрузить логистические мощности DPD за счет контракта SPSR Express по доставке покупок с AliExpress, но в будущем компании рискуют столкнуться со снижением числа зарубежных посылок из-за законодательных ограничений, считают участники рынка.

16 января, 12:56

Поток международных пассажиров аэропорта Кольцово за год снизился на четверть

Международный пассажиропоток екатеринбургского аэропорта Кольцово (входит в холдинг "Аэропорты Регионов", подконтрольный ГК "Реново" Виктора Вексельберга) в 2016 году снизился на 23,5% по сравнению с показателями 2015 ...

11 января, 18:14

The Trump Administration's Conflicts of Interest: A Crib Sheet

The financial baggage the president-elect’s advisers bring to the White House—and the steps they’re taking to address ethical and legal concerns

02 января, 14:50

На новогодней вечеринке Абрамовича пели Маккартни и The Killers

В новогодней вечеринке российского миллиардера Романа Абрамовича принял участие знаменитый певец Пол Маккартни.

30 декабря 2016, 14:24

«Гороскоп» миллиардеров. Астрологический подсчет

Как выяснил Forbes, самый популярный зодиакальный знак российских миллиардеров — это Скорпион, а в год Петуха родились пятеро из них

05 февраля 2014, 21:04

Сенатор Лебедев раскрыл американскому суду детали "мутных" сделок 90-х

Иск сенатора Леонида Лебедева к бывшим совладельцам Тюменской нефтяной компании (ТНК), поданный в Нью-Йорке, может перерасти в очередное громкое разбирательство между российскими олигархами в зарубежных юрисдикциях. Как и знаменитая лондонская тяжба Романа Абрамовича и покойного Бориса Березовского, намечающееся "дело ТНК" обещает раскрыть увлекательные подробности российского бизнеса "смутных" 90-х и начала 2000-х. Во вторник, 4 февраля, представители Лебедева подали в Верховный суд штата Нью-Йорк исковое заявление к миллиардерам Леонарду Блаватнику и Виктору Вексельбергу с требованием возместить Лебедеву более $2 млрд, которые якобы причитались ему по прошлогодней сделке по продаже нефтяной компании ТНК-BP за $55 млрд. Покупателем выступила "Роснефть": госкомпания выкупила по 50% ТНК-BP у британской BP и консорциума AAR, участниками которого были компании Access Industries и "Ренова" Блаватника и Вексельберга. Фактически Лебедев утверждает, что был непризнанным миноритарным акционером ТНК-BP, а Блаватник и Вексельберг утаили этот факт от BP на этапе создания российско-британской компании. Предыстория спора о долях в ТНК, по версии Лебедева, излагается в 24-страничном документе, направленном в суд Нью-Йорка. В нем говорится, что нефтяное партнерство трех предпринимателей началось в конце 1997г., когда Блаватник и Вексельберг, пожелавшие совместно выкупить приватизируемые акции ТНК, предложили Лебедеву объединить усилия и финансовые ресурсы. На тот момент у Лебедева были 1,8% акций ТНК и 10,5% ее ключевой производственной "дочки" - "Нижневартовскнефтегаза". Первое соглашение, заключенное между Лебедевым, Блаватником и Вексельбергом, отражало план создания акционерной компании, которой они будут владеть на паритетных началах и которая будет контролировать ТНК. Как утверждает Лебедев, он передал структурам Блаватника/Вексельберга $25 млн, долю в уставном капитале ТНК и долю в "Нижневартовскнефтегазе", а взамен должен был получить 33,3% в совместном предприятии, призванном контролировать ТНК. Блаватник и Вексельберг, благодаря денежному взносу Лебедева, сумели профинансировать выкуп 40% акций ТНК, на который они подписались в рамках тендера еще до заключения договоренностей с Лебедевым. Но, как следует из иска, Блаватник и Вексельберг так и не передали Лебедеву долю в нефтяном бизнесе, хотя и использовали его активы для покупки акций ТНК. Вместо этого они начали оспаривать стоимость их вкладов в капитал совместного предприятия, в результате чего неопределенная ситуация затянулась до начала 2000-х. Лебедев также обвиняет Блаватника и Вексельберга в недобросовестных действиях, предпринятых с целью обеспечить фиктивное соблюдение обязательств в рамках приватизации ТНК. "Ответчики использовали то, что снисходительно может быть названо творческим учетом (creative accounting - методы искажения финансовой отчетности для повышения ее привлекательности. - Примеч. РБК), ради выполнения обязательств по вложению в общей сложности $810 млн в капитал ТНК", - говорится в жалобе. Например, "Ренова" оценила ноу-хау (нематериальный актив) Вексельберга в $100 млн, хотя, как уверяет истец, Вексельберг не обладал никаким опытом управления нефтегазовым бизнесом и не располагал значимыми связями в отрасли. Кроме того, в жалобе утверждается, что ответчики использовали существующие средства ТНК для покупки акций "Нижневартовскнефтегаза". В 2001г. стороны договорились встретиться в Нью-Йорке для улаживания конфликта. Как сообщается в судебном документе, предприниматели общались в течение трех дней в различных местах: в офисе Блаватника, в частной резиденции Вексельберга и во время прогулки по городскому Центральному парку. Несмотря на взаимные претензии, партнеры вроде бы пришли к согласию и условились подписать окончательную версию соглашения на третий день переговоров, однако утром в гостинице Лебедев узнал, что Блаватник "неожиданно уехал из города по неотложным делам". Вексельберг встретился с Лебедевым и заверил, что Блаватник полностью уважает достигнутые договоренности. Двое из трех партнеров скрепили соглашение подписями. При этом Лебедев указывает, что данные подписи носили личный характер, то есть не были сделаны от имени каких-либо компаний. В соответствии с "соглашением об инвестициях", подписанным Лебедевым и Вексельбергом в Нью-Йорке, за Лебедевым было признано "право владения 15% совокупной доли сторон в нефтяном бизнесе, в частности право на 15% акций OGIP" - офшорной компании, которая должна была держать акции бизнесменов в ТНК. Кроме того, соглашение оговаривало, что Лебедев имеет право на 15% доходов от совместного нефтяного бизнеса (в виде дивидендов или в какой-либо иной форме). В своих документах партнеры называли совместное предприятие, через которое они должны были контролировать ТНК, "Нефтяной бизнес". Как утверждает Лебедев, договоренности, закрепленные письменно в 2001г., предусматривали, что он также имеет право на 15% в любой компании - правопреемнице "Нефтяного бизнеса", кроме того, ему причитается не подлежащая размытию 15-процентная доля в прибылях ТНК. Однако к началу 2003г. Блаватник и Вексельберг якобы в обход Лебедева договорились с "Альфа-Групп", которая владела остальными акциями ТНК, о формировании нового партнерства - консорциума "Альфа"- Access-"Ренова" (AAR). "Альфе" доставалось 50% нефтяной компании, вторая половина отходила структурам Блаватника и Вексельберга. Таким образом, по соглашению 2001г. Лебедев должен был получить 7,5% в новом консорциуме (то есть 15% совместной доли партнеров), говорится в иске. В феврале 2003г. AAR подписал меморандум о намерениях по созданию совместного предприятия между ТНК и российским подразделением британской British Petroleum (BP). Консорциум получал 50% в новом совместном предприятии ТНК-BP, значит, Лебедеву причиталось 3,75% в компании, утверждает истец. Однако после подписания меморандума с BP Блаватник и Вексельберг якобы сообщили Лебедеву, что сокрыли от британцев факт его участия в капитале ТНК, ссылаясь на то, что в противном случае BP отказалась бы от сделки. Как поясняется в иске, это было связано с "негативными сообщениями в прессе", в которых имя Лебедева связывалось с некими правонарушениями. Блаватник и Вексельберг предложили выкупить долю Лебедева втайне от BP, однако на тот момент у них не было денег, да и сам Лебедев, как сообщается, не хотел продавать актив. В конечном счете сделка по объединению ТНК и российских активов BP была заключена, как если бы Лебедев не имел к ней никакого отношения, следует из иска. Лебедев считает, что бывшие партнеры должны ему более $2 млрд (исходя из непризнанной доли в 3,75% ТНК-BP - преемницы Тюменской нефтяной компании). Кроме того, он требует возместить ему ущерб, связанный с "вредоносным поведением" Блаватника и Вексельберга. Лебедев запросил судопроизводство по иску с участием присяжных заседателей. Суд Нью-Йорка выбран Лебедевым для разрешения спора на том основании, что и Блаватник, и Вексельберг располагают в Нью-Йорке жильем и другими активами, а также вели в этом городе бизнес, относящийся к "делу ТНК". Ответчики должны отреагировать на жалобу в течение 20 или 30 дней - в зависимости от обстоятельств ее вручения. Леонид Лебедев - член Совета Федерации, делегирован в верхнюю палату российского парламента Государственным Советом Чувашии. Один из наиболее состоятельных сенаторов: в 2011г. эксперты журнала "Финанс" оценили его капитал в 2,2 млрд долл. В том же году эксперты Forbes оценили доход семьи сенатора в 187,12 млн руб., из которых сам Лебедев заработал лишь 2,26 млн, а все остальное пришлось на долю его супруги. В 1979г. Лебедев закончил Московский институт химического машиностроения, в 1988г. стал одним из основателей советско-американского СП "Синтез Интернешнл", в 1989г. вместе с Александром Кутиковым из "Машины времени" основал звукозаписывающую компанию "Синтез рекордз". В начале 1990-х занялся нефтью (стал владельцем "Негуснефти" и акционером "Нижневартовскнефтегаза" и Ярославского НПЗ) и банковским бизнесом. В начале 2000-х пытался получить контроль над "Славнефтью", но проиграл борьбу за пост генерального директора компании Михаилу Гуцериеву. Впоследствии продал большую часть нефтяных активов, сохранив лишь "Негуснефть". В 2012г. компания добыла 437,2 тыс. т нефти и 128 млн кубометров газа. В состав ГК "Синтез" входит инвестиционная компания "Корес Инвест", участвующая в ряде масштабных энергетических проектов. В частности, ей принадлежит пакет акций ТГК-2. Лебедев является одним из учредителей кинокомпании "Красная стрела", выпустившей фильмы "Стиляги", "Географ глобус пропил" и т.д. В 2011г. за поддержку выпуска книги "Православие в Китае" Лебедев был награжден Русской Православной Церковью орденом святителя Иннокентия.

18 апреля 2013, 09:58

Алишер Усманов сохранил лидерство в топ-200 богатейших бизнесменов России журнала Forbes

В четверг Forbes опубликовал десятый рейтинг богатейших бизнесменов России. Как и в прошлом году, на первом месте из 200 оказался владелец "Металлоинвеста" Алишер Усманов. Его состояние по сравнению с прошлогодней оценкой снизилось на $0,6 млрд долларов и теперь оценивается в $17,6 млрд. Глава НЛМК Владимир Лисин на этот раз уступил вторую строчку совладельцу "Альфа-групп" Михаилу Фридману, увеличившему за год свое состояние на 3,1 млрд долларов – до $16,5 млрд. Сам Владимир Лисин расположился лишь на 8 позиции ($14,1 млрд). На третьей строке рейтинга 2013 года - председатель правления "НОВАТЭКа" Леонид Михельсон ($15,4 миллиарда). В прошлом году Фридман занимал в рейтинге шестое место, Михельсон - десятое. В первой десятке также оказались владелец "Реновы" Виктор Вексельберг ($15,1 млрд), президент "ЛУКОЙЛа" Вагит Алекперов ($14,8 млрд), председатель совета директоров "Еврохима" Андрей Мельниченко ($14,4 млрд), глава "Интерроса" Владимир Потанин ($14,3 млрд), совладелец "НОВАТЭКаа" и Gunvor Геннадий Тимченко ($14,1 млрда). На десятом месте с капиталом в $13 млрд располагается владелец группы "ОНЭКСИМ" Михаил Прохоров. Генеральный директор "Северстали" Алексей Мордашов скатился с третьего места в 2012 году на одиннадцатое ($12,8 млрд). Из первой десятки также выбыл и совладелец Evraz Роман Абрамович. Абрамович, в прошлом рейтинге ставший девятым, за год потерял $1,9 млрд (теперь его состояние оценивается в $10,2 млрд) и занял 13-е место. Совокупное богатство 200 предпринимателей выросло до $488,3 млрд (в 2012 году - $446,3 млрд). На первую сотню бизнесменов приходится $416,5 млрд. В списке 16 новичков, самый богатый из них - владелец группы компаний "Содружество" Александр Луценко ($1,1 млрд), заработавший состояние на импорте сои и соесодержащих субстантов, используемых в свиноводстве. Впервые в рейтинг попал основной владелец компании MD Medical GroupМарк Курцер ($950 млн) и основатель ОАО "Медицина" Григорий Ройтберг ($500 млн). По итогам 2012 года удачным сектором стала "стройка": коммерческая недвижимость, строительство, девелопмент, производство строительных материалов, земля и ТЭК. Наиболее пострадавшие, как и в прошлом году, - металлурги, угольщики, банкиры. В списке Forbes 2013 года 23 представителя власти: 10 депутатов Госдумы, 4 представителя региональных заксобраний, 4 сенатора, 2 главы региона, заммэра Москвы, федеральный министр. Средний возраст участника списка в 2013 году - 51 год. Самому молодому участнику рейтинга 30 лет, самому пожилому - 75 лет. Единственная женщина в списке 200 - Елена Батурина ($1,1 млрд). Основное место проживания богатейших россиян - Москва (145 человек) и Санкт-Петербург (13 человек).