• Теги
    • избранные теги
    • Люди66
      • Показать ещё
      Разное57
      • Показать ещё
      Страны / Регионы38
      • Показать ещё
      Сферы4
      Международные организации6
      Компании8
      • Показать ещё
Виталий Аверьянов
Виталий Аверьянов
Виталий Владимирович Аверьянов (17 октября 1973, Московская область) — российский православный публицист и писатель, философ, директор Института динамического консерватизма[2]. Один из учредителей, исполнительный секретарь Изборского клуба. Доктор философских наук. С 27 июля 2009 года по ...

Виталий Владимирович Аверьянов (17 октября 1973, Московская область) — российский православный публицист и писатель, философ, директор Института динамического консерватизма[2]. Один из учредителей, исполнительный секретарь Изборского клуба. Доктор философских наук. С 27 июля 2009 года по 23 октября 2014 года член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

ВИДЕОПОДБОРКА

Биография

Родился в 1973 году под Москвой. В 1978 году семья переехала в Москву.

В 1996 году с отличием окончил факультет журналистики МГУ и поступил в аспирантуру философского факультета МГУ. Работал доцентом в московских вузах.

В 1998—1999 годах был главным редактором газеты «Православное книжное обозрение».

В 1999 году — главный редактор информационного агентства «Русские новости».

Активно публиковался как в академических, так и в популярных изданиях — таких как «Вопросы литературы», «Вопросы философии», «Общественные науки и современность», «Человек», "Вопросы культурологии», в журналах «Москва», «Волшебная гора», «Эксперт», «Золотой лев», «Русский предприниматель», «Политический класс», «Свободная мысль», в «Философской газете» и др. В 2000 году инициировал в «Независимой газете» и ряде сетевых изданий дискуссию об идеологическом консерватизме, православном по своему источнику.

В 2000 году защитил диссертацию на тему «Проблема традиции в русской философии XX века (Русское зарубежье)» и стал кандидатом философских наук.

Специализировался на создание интернет-проектов. Разработал целый ряд издательских, информационных и сетевых проектов, среди которых Православие.Ru (запущен в 2000 году).

В 2000—2002 году директор информационных программ ООО Проектный центр «Докса».

В 2002—2005 годы — руководитель и главный редактор издательства Общества сохранения литературного наследия.

В 2002—2006 годах — научный сотрудник Института философии РАН.

В 2002—2005 года руководитель и главный редактор издательства Общества сохранения литературного наследия. Автор стихов и песен, член Союза писателей России. Неопубликованный поэтический сборник — «Где-то выше сердца». В течение нескольких лет сотрудничал в качестве составителя, автора вступительных статей и комментариев с издательством «Республика» над Собранием сочинений В. В. Розанова под редакцией А. Н. Николюкина.

В 2005 году стал одним из учредителей Центра динамического консерватизма, занимающегося разработкой доктрины консервативных преобразований в России («Русская доктрина — Сергиевский проект»).

В апреле 2009 года под его руководством учреждёна общественная организация «Институт динамического консерватизма».

27 июля 2009 года решением Священного Синода включён в состав Межсоборного присутствия.

В сентябре 2012 года стал одним из учредителей Изборского клуба, его исполнительным секретарём.

В 2012 году защитил в МГУ докторскую диссертацию.

Не вошёл в новый состав Межсоборного присутствия, утверждённый 23 октября 2014 года решением Священного Синода Русской православной церкви.

 

Библиография

  • Природа русской экспансии. — Лепта-Пресс. — Москва, 2003. — 512 с. — 3000 экз. — ISBN 5-98194-003-4.,
  • Традиция и динамический консерватизм (Издательская серия ИДК). — М.: Центральный издательский дом, 2012. — 696 с. ISBN 978-5-902574-20-0,
  • Империя и воля: Догнать самих себя (Коллекция Изборского клуба). — М.: Книжный мир, 2014. — 384 с. ISBN 978-5-8041-0701-8.
  • Стратегия Русской доктрины. Через диктатуру к государству правды. (Серия «Служить России»). — М.: Книжный мир, 2014. — 512 с. ISBN 978-5-8041-0721-6.
  • Выступил в качестве руководителя и соавтора целого ряда коллективных разработок, в частности:
  • Русская доктрина (Сергиевский проект) / Под ред. А. Б. Кобякова и В. В. Аверьянова — М., 2005. (Выдержала три издания.)
  • Преображение России. Декларация Русской доктрины. — М., 2007.
  • Молодое поколение России: Проект доктрины / Руководитель авторского коллектива В. В. Аверьянов. — М., 2008.
  • Мы верим в Россию. 133 ответа «Народного собора» на вопросы, наиболее часто задаваемые нашим сторонникам / Под ред. В. В. Аверьянова и В. Е. Хомякова. — М., 2010.
  • Калашников М., Аверьянов В., Фурсов А. Новая опричнина, или Модернизация по-русски. — М., 2011.
  • На пространствах империи: Традиция, история, культура (Изд. серия ИДК)/ Составители: В. В. Аверьянов и М. В. Демурин. — М., 2012.
  • Кризис России в контексте глобального кризиса (Изд. серия ИДК)/ Составители: В.Аверьянов и М.Калашников. — М., 2013.
  • Аверьянов В. В., Венедиктов В. Ю., Козлов А. В. Артель и артельный человек / Сост., введение В. В. Аверьянова. — М.: Институт русской цивилизации, 2014.

Монографии

Аверьянов Виталий. Природа русской экспансии. – М., 2003.

Аверьянов В.В. Традиция и динамический консерватизм. – М., 2011.

Аверьянов В. Империя и воля. Догнать самих себя. – М., 2014.

Аверьянов В. Стратегия Русской доктрины. Через диктатуру к государству правды. (Серия «Служить России»). – М., 2014.

Аверьянов В. Крытый крест. Традиционализм в авангарде. – М., 2015.

Аверьянов В. Наш дух не сломлен. – М., 2015.

Коллективные монографии и сборники

Русская доктрина (Сергиевский проект) / Под ред. А.Б. Кобякова и В.В. Аверьянова – М., 2005.

Преображение России. Декларация Русской доктрины. – М., 2007 (в соавторстве).

Молодое поколение России: Проект доктрины / Руководитель авторского коллектива В.В.Аверьянов. – М., 2008.

Новая русская доктрина: Пора расправить крылья / Аверьянов В.В. и др. – М., 2009.

Мы верим в Россию. 133 ответа «Народного собора» на вопросы, наиболее часто задаваемые нашим сторонникам / Под ред. В.В.Аверьянова и В.Е.Хомякова. – М., 2010.

Калашников М., Аверьянов В., Фурсов А. Новая опричнина, или Модернизация по-русски. – М., 2011.

На пространствах империи: Традиция, история, культура (Изд. серия ИДК)/ Составители: В.В.Аверьянов и М.В.Демурин. – М., 2012.

Кризис России в контексте глобального кризиса (Изд. серия ИДК)/ Составители: В.Аверьянов и М.Калашников. – М., 2013.

Аверьянов В.В., Венедиктов В.Ю., Козлов А.В. Артель и артельный человек / Сост., введение В.В.Аверьянова. – М.: Институт русской цивилизации, 2014.


 

Статьи и интервью

Новые публикации

Аверьянов В. Об организаторах Всеправославного Собора // Сайт Изборского клуба 14.06.2016

Аверьянов В. Мы намерены создать обновленную доктрину Русского мира // Сайт Изборского клуба 3.06.2016

Аверьянов В. В России есть класс носителей высокой культуры // Regnum 15.04.2016

Аверьянов В. Мамонопоклонство и стадное потребительство – заодно // Сайт Изборского клуба 15.04.2016

Аверьянов В. Для Запада Молдавия – обреченная страна // Regnum 6.04.2016

Аверьянов В. К Русскому миру причисляет себя все больше «нерусских» // Сайт Изборского клуба 4.04.2016

 

Аверьянов В. О патриотизме Путина: сказав А, нужно сказать и Б // Сайт Изборского клуба 10.02.2016

Аверьянов В. Отставка Чалого подобна гласу вопиющего в пустыне // Сайт Изборского клуба 30.12.2015

Аверьянов В. Как упредить переброску террористической войны к нашим границам // 26.12.2015

Аверьянов В. Политические лимерики // Завтра 26.11.2015

Аверьянов В. Пора избавиться от хэллоуинщиков и валентинщиков // Сайт Изборского клуба 31.10.2016

Аверьянов В. Путин рвет "петлю Анаконды" // портал "Империя" 12.10.2015

Аверьянов В. Это заявка на новую глобальную систему безопасности // Сайт Изборского клуба - ИДК 1.10.2015

Аверьянов В. Потуги к реформированию ООН отвергнуты Россией // Сайт газеты "Завтра" 29.09.201

 

Аверьянов В. Взыскующие правды // Изборский клуб № 7 2015

Аверьянов В. Не бойся идти в Донбасс! (О романе А.Проханова "Убийство городов") // Завтра 25.06.2015

 

Аверьянов В. Заявка на "зачистку" Минобрнауки // Свободная пресса 27.05.2015

 

Аверьянов В. Доклад в Пекине // Сайт Изборского клуба, 20.05.2015

Аверьянов В. История дает Путину отсрочку за отсрочкой // Говорит Москва, 10.05.2015

 

Аверьянов В. Выступление в Белграде // Сайт Изборского клуба 28.03.2015

 

Аверьянов В. О ключевом национальном мифе // Изборский клуб 2015 № 1

 

Аверьянов В. Запад попал в психологическую ловушку // Завтра 12.02.2015

Аверьянов В. Немецкие репарации актуальнее Холокоста // Завтра 04.02.2015

 

Аверьянов В. О непрерывности истории // Русская народная линия 4.02.2015

 

Аверьянов В. О последствиях смерти короля Абдаллы // Бизнес-онлайн 23.01.2015

 

Аверьянов В. Надежный способ нейтрализовать американцев // Портал «Империя» 25.12.2014

 

Аверьянов В. «Крымского энтузиазма» может не хватить // сайт газеты «Завтра» 22.12.2014

Аверьянов В. Донбасс говорит по-русски! // «Русский вестник», № 23 (911), 2014

Аверьянов В. Через Донбасс Россию втягивает в ее будущее // Портал «Империя» 9.11.2014

Аверьянов В. О выборах в Новороссии // Сайт Изборского клуба 3.11.2014

Аверьянов В. Битва за Путина // Сайт Изборского клуба 12.10.2014

Аверьянов В. Русская артель. Невостребованный опыт // Свободная мысль 2014 № 3

Аверьянов В. Эмбарго открывает России шансы // Ридус.ru 12.08.2014

Аверьянов В. О политических ведьмах и креативном классе // Свободная пресса 5.07.2014

Аверьянов В. Путин отрезал себе путь назад // Сайт Изборского клуба 26.06.2014

 

Аверьянов В. Новороссия – наш авангард // Завтра 5.06.2014

Аверьянов В. Сокрытая харизма // Однако апрель-май 2014

Аверьянов В. «Изборянин» Охлобыстин // Известия 14.05.2014

Аверьянов В. Наш дух не сломлен / Журнал "Изборский клуб" 2014 № 3

Аверьянов В. Решающая битва за Украину // Накануне.ru 10/04/2014

Аверьянов В. Нужен вождь-виртуоз // Сайт Изборского клуба 9.04.2014

Аверьянов В. О донецком сценарии // РЕГНУМ 7.04.2014

Аверьянов В. Сильным будет - все признают // Сайт Изборского клуба 17.03.2014

Аверьянов В., Кобяков А. Аксиомы подлинного консерватизма // Голос России 2.02.2014

Аверьянов В. Уроки русских революций // Журнал «Изборский клуб» 2013 № 11-12

Аверьянов В. Вместо связной истории - эклектика // Русская народная линия 16.12.2013

Аверьянов В. Город гнева // Русская народная линия 16.11.2013

Аверьянов В. С точки зрения русского империалиста // Русская служба новостей 13.10.2013

Аверьянов В. Об обществе спектакля // Русская служба новостей 8.09.2013

Аверьянов В. Изборский клуб и главный вопрос эпохи//Впервые в полной авторской редакции опубликовано в журнале Изборский клуб 2013 № 6.

Аверьянов В. Мы глашатаи термидора//Русская служба новостей 7.07.2013

Аверьянов В. Изборский клуб проводит психотерапию // Радио КП 18.05.2013

Аверьянов В. Необходима симфония властей в голове // РСН 12.05.2013

Аверьянов В. Неолиберализм себя изживает // Областная газета 23.04.2013

Аверьянов В. Живая Россия будет собирать себя во времени // АПИ-Урал, 18.04.2013

Аверьянов, Виталий. Патриотов в элите стало больше // Клуб регионов, 31.01.2013

Аверьянов Виталий. Догнать самих себя // «Завтра» 02.01.2013.

 

 

Из других публикаций

 

В.Аверьянов, К.Черемных. Русская правда: Преодоление Смуты // Завтра, 14.11.2012

Аверьянов Виталий. «Нам есть, что сказать народу» // Русская народная линия, 1.10.2012

Аверьянов Виталий. Динамический консерватизм: Принцип, теория, идеология // Сайт ИДК, 3.03.2012.

Аверьянов Виталий. О либералах и Церкви // Портал «Православие и мир», 22.01.2012

Аверьянов В.В. Империя и воля // Москва 2012 № 1. – С. 180-193.

 

О междисциплинарном характере традициологии и ее месте в культурологии. // Вопросы культурологии. 2012 № 3.

Об архетипах «исторической России» // Свободная мысль 2011 № 6. – С. 157-164.

Император-батька и цивилизационный суверенитет // АПН.ru 4.07.2011

Мы не вправе их бояться (Тезисы к созданию Русской коалиции) // Сайт ИДК, 25.05.2011

ГКЧП-2, Беловежье-2 и другие сценарии // АПН.ru 25.04.2011

Пять лет Русской доктрине // Завтра, 29.12.2010.

Двусмысленность президентского послания // Русский обозреватель, 1.12.2010.

Нужны другие люди // Завтра, 14.07.2010.

Опричнина – модернизация по-русски // АПН.ru 27.03.2010.

Два понимания традиции (к сопоставительному анализу интерпретаций проблемы культурного наследования в современной отечественной мысли) // Вопросы культурологии 2009 № 3. – С. 12-16.

Либерально-консервативная трактовка социокультурной традиции в контексте отечественной философской мысли // Вопросы культурологии 2009 № 5. – С. 34-38.

Царство Россия // Трибуна русской мысли № 8. – М., 2008.

Другой царь и другой Сталин. – Завтра. №№ 41 (776), 42 (777) от 8.10.2008 и 15.10.2008. (в соавт. с П.Мультатули)

Невостребованная «вечная Россия» – статья напечатана в итальянском журнале: Averˊjanov Vitalij. Perché non possiamo dirci occidentali // Limes 2008 № 3 (На русском языке опубликована на нескольких интернет-ресурсах).

«Альтернативная история» на Западе. – Волшебная гора. XIII 2007.

Традиция // Русская философия. Энциклопедия / Под общ. ред. М.А. Маслина – М., 2007.

Другая дискретность // Миропознание и миростроительство. Материалы научного семинара "Sinergia". Выпуск № 1 – М., 2007.

Нам есть, что сохранять // Москва № 5 2007.

Идентичность России: "иудеохристианство" или "хрислам"? // Политический класс. № 11 (23) 2006.

Консерватизм в отдельно взятой стране. // Волшебная гора. XII 2006.

Nетократия – духовный театр войны. // Волшебная гора. XII 2006.

Тезисы Русской доктрины (в соавт. с А. Кобяковым) // Главная тема, ноябрь 2005.

Мистика Традиции у В.Н. Лосского // Волшебная гора №9. – М., 2005.

Органическая Россия // Политический класс. № 4 2005.

О неизбежности репрессий. // Политический класс. № 3 2005.

Столкновение миссий // Русский предприниматель. № 1-2 2005. – С. 6-9.

О публицистической «листве» Розанова (послесловие). – в кн.: Розанов В.В. Собрание сочинений. Около народной души (Статьи 1906-1908 гг.) / Под общ. ред. А.Н.Николюкина. М.: Республика, 2003.

Вдох и выдох России // Эксперт № 30(337) 2002.

Проблема традиции в «Христианской философии» М.М. Тареева – в: Историко-философский ежегодник-2000 / Под ред. Н.В. Мотрошиловой – М., 2002. – С. 293-306.

Русская историческая традиция в неоконсерватизме И.А. Ильина // История философии № 9. – М., 2002. – С. 110-119.

Кастрация гермафродита – конец постмодерна? // Волшебная гора. VIII 2002.

Третий полюс // Эксперт. № 10 (317) 2002.

Метафизика родополового начала В.В.Розанова. // Москва. 2002 №2.

Отчаянье бриллианта (интервью). // Эксперт. № 1-2 (309) от 14 января 2002.

Россия – не от мира сего. // Завтра. № 2 (425) от 8.01.2002.

Корпоратизм – новая мифология. // Философская газета. 2001 №№ 1(2)-2(3).

Традиция и традиционализм в научной и общественной мысли России (60-е – 90-е гг. XX века) // Общественные науки и современность 2000 № 1. – С. 68-77.

Традиция как преемственность и служение // Человек 2000 № 2. – С. 38-51.

Крытый крест (Основы философии богочеловеческой культуры). // Волшебная гора. VI 1997.

В.В.Хлебников: Традиционализм в авангарде. // Волшебная гора. V 1996.

Феноменология Смутного времени: откуда ждать Минина и Пожарского? // Общественные науки и современность 1996 № 3. – С. 95-103.

http://www.izborsk-club.ru/content/articles/895/

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
07 ноября, 11:00

Убедительной концепции народного единства у Кремля пока нет

Зампред Изборского клуба Виталий Аверьянов о том, какую державу строит Путин и почему надо закрепить статус русских как государствообразующей нации«Совершенно не обязательно называть русских „старшим братом“, но все мы, независимо от этничности, являемся частью Русской цивилизации», — полагает философ. «ИЗ 4 НОЯБРЯ ВЫРОС НЕ ТОЛЬКО «РУССКИЙ МАРШ», ИЗ НЕГО ВЫРОСЛИ ВПОСЛЕДСТВИИ И «РУССКАЯ ВЕСНА», И «БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК»— Виталий Владимирович, вы согласны с тем, что 4 ноября как «красный день календаря» появился в противовес 7 ноября? Что касается последней даты, то ее в последнее время попытались свести к годовщине военного парада на Красной площади в 1941 году. Налицо — война смыслов: 4 ноября как символ возрождения державы после Смутного времени и 7 ноября — как символ гибели той же державы в огне революции. Но перевесят ли в восприятии народа 4 ноября и «парад на Красной площади» (тоже державный, сталинский) — «праздник великого Октября»?— В вашем вопросе слышится отзвук дуальных схем, которые навязывались нам в 90-е годы. Тогда пытались внушить, что могут быть только «демократы» и «коммунисты», только движение «вперед» и «назад», — и ничего третьего быть не может. 4 ноября по своему смыслу — это не антисоветский, и не просоветский праздник, это символ чего-то третьего. Я помню, как первоначально обсуждалась идея этого праздника, она шла из кругов, близких Православной Церкви — и воспринималась именно как «третий путь». Официально авторами идеи выступили члены Межрелигиозного совета России. Я уверен, что в замысле Патриарха Алексия и его коллег не было желания наносить удар по коммунистам, они исходили из других целей.Другое дело, что этой инициативой воспользовались политики. И здесь вы правы. Истолкование 4 ноября как контртезы к 7 ноября справедливо именно в плоскости политтехнологий. Но жизнь в эту плоскость целиком никак не помещается. И если политические кукловоды хотели использовать 4 ноября для ослабления КПРФ (примерно так же, как чуть раньше партию «Родина» в 2003 году использовали для «отъема голосов» у коммунистов), это не значит, что для нас, людей, не занимающихся политтехнологиями, это главное. Выборы прошли, а праздник остался. И хитрецы, которые манипулировали на выборах, перехитрили сами себя.— Однако в первые годы после появления праздника создавалось ощущение, что его празднуют только активисты «Русских маршей»...— Я думаю, что из того же духа, который породил идею праздновать 4 ноября, вырос не только «Русский марш», из него выросли впоследствии и «Русская весна», и «Бессмертный полк». И это действительно нечто третье, уже не советское, и в то же время не либеральное, не проолигархическое. Кстати, дух этот не отрицает советское прошлое, среди его носителей много советских патриотов, много сталинистов, много людей социалистических идеалов. Не все, правда, отчетливо представляют себе смысл 4 ноября — в силу плохого знания истории, нечувствия к православной символике (Казанской Божией Матери) и тому сплаву церковных, народных и государственных смыслов, который был до революции. Основные СМИ у нас с 2005 года заняли к этому празднику позицию «глухой обороны», и, заметьте, они это делают не из глубоких симпатий к 7 ноября.Вряд ли когда-либо большевистский переворот вернется в своем пафосе в народное сознание. Но 7 ноября — это нечто гораздо большее, чем событие 1917 года. Это символ целой эры: советского праздника, советского быта, советского духа любви, который жил в нашем многоэтничном народе. Все это очень дорого людям. И, конечно, очень значим и символичен парад 1941 года. Его странно было бы противопоставлять дате празднования революции, и в то же время центр тяжести в современной ментальности смещается с троцкистско-ленинской авантюры к великой битве и победе. Он смещается с 1917 года, года смуты, предательства, масонских игр в политику, мародерства и дезертирства — к 1941 году — году всенародной жертвы, перехода от отступления к контрнаступлению, величия духа. Мне кажется, что эта тенденция здоровая.Во многом не благодаря, а вопреки политической воле основных действующих лиц власти, в России наступает новая эпоха. Происходит то, что должно происходить. Олигархи, режимы, чиновники приходят и уходят, сменяя друг друга, а Русский мир останется и будет прирастать дальше.«БУДУЩАЯ ИДЕОЛОГИЯ „ПЯТОЙ ИМПЕРИИ“ БУДЕТ ВО МНОГОМ ЕВРАЗИЙСКОЙ»— Считается, что Владимир Путин возрождает СССР как «единую семью народов», но можно ли возродить «красную державу» без ее коммунистической идеологии? Или же — какая идеология может придти на смену научному коммунизму? Евразийская?— Любой честный философ признает, что советская школа мышления остается на сегодня образцом интеллектуальной дисциплины. Это очень важно для всех, кто занимается мировоззрением. В каком-то смысле эта дисциплина мышления должна возвращаться. Но вряд ли вместе с ней вернется марксистская идеология. Собственно, Владимир Путин и не занимается возрождением «красной державы». Он в лучшем случае возрождает тысячелетнюю державу.Сложность нашего момента в том, что сегодня единственными реальными консерваторами в стране являются советские патриоты. Ведь все остальные эпохи уже слишком далеко в прошлом. СССР, сделанное и построенное в нем, продолжает все еще питать и согревать нас. Советское под рукой — оно живо даже в лице носителей советской школы во всем: в науке, индустрии, образовании, обороне и т.д. Патриоты-монархисты, патриоты-реконструкторы древних битв — во многом несут на себе печать постмодернизма. Их консерватизм сам по себе неплох, но довольно абстрактен.Многим кажется, что возрождение традиций и духа стабильной державы несет в себе сугубо «советское начало». Это иллюзия, и она пройдет со временем. В то же время мы обязательно будем брать в будущее многое из советских ценностей: таких как связь прав граждан с их обязанностями перед обществом, инновации как локомотивы развития, целенаправленное формирование общественных фондов потребления в интересах всех членов общества, а не в «коммерческих» интересах. Здесь и поднимающий, а не опускающий вектор в СМИ, массовой культуре, образовании. Здесь и советское стремление трудиться не «на кого-то», а «ради чего-то», желание строить настоящее не в угоду инвестору, а ради детей, будущих поколений. Это вещи, в которых СССР доказал свою правоту и силу. И сегодня это все более и более очевидно для большинства людей.Среди тех, кто отрицает советский строй, есть и люди убежденные, есть и люди пострадавшие (к примеру, родственники репрессированных, раскулаченных и т.д.). Да мы все, в общем-то, пострадавшие. Но движущей силой борьбы с памятью о советском прошлом являются другие люди, довольно могущественные — это те, кто построил свое благополучие и свою «элитарность» на приватизации советского наследства. Им просто не выгодно, чтобы народ понимал, кто все это реально построил, кто ради этого жертвовал куском хлеба, сном, а порою и жизнью. Это опасно для них.Что касается евразийства — да, оно все больше доказывает свою объяснительную силу. Проблема евразийства в том, что оно очень разрослось, и у него нет на сегодня единого идеологического канона. В этом плане оно проигрывает марксизму-ленинизму. Однако будущая идеология «Пятой Империи», о которой мы говорим, будет во многом евразийской. Это так потому, что Россия в действительности является уникальной северо-евразийской цивилизацией. Учение евразийцев довольно точно описывает «экологическую нишу», которую мы исторически заняли и которую нам подарил Господь-Бог.— В свое время «красная идея» победила, не в последнюю очередь, благодаря гибкой национальной политике своих носителей. Как вы оцениваете современную национальную политику Кремля?— Что касается гибкой национальной политики Ленина, то важно понимать, что его модель федерализма строилась в расчете на скорейшую мировую революцию. И поэтому очень скоро эта модель превратилась в анахронизм — в СССР никто всерьез не воспринимал эту модель. Был единый союзный бюджет, была единая партия, которая фактически управляла государством. Но как только эта система ослабла, заложенные Лениным федералистские принципы сработали как взрывной механизм (о том, что именно Ленин заложил «атомную бомбу под здание, называемое Россией, говорил в январе этого года президент РФ Владимир Путин — прим. ред.).Причем народы СССР в основном не желали развода. Их развели зарубежные силы, которые прекрасно сыграли на амбициях и корыстных интересах этнократических элит. С этими элитами была предварительно проведена серьезная работа, фактура и теория которой беззастенчиво описана у Збигнева Бжезинского, например.Современная национальная политика в России очень слаба. Недавно принята новая Стратегия национальной политики, которая слегка подновляет ельцинскую модель, но по существу мало что меняет. А ведь при Ельцине усилиями тогдашних политиков была воспроизведена фактически русофобская модель национальных отношений. Ельцин отказался почти от всего советского наследия, но вот ленинские принципы в этой сфере он почему-то не стал ломать.На днях мы провели в Общественной палате слушания на тему «Русско-кавказской инициативы». Ряд северокавказских организаций в союзе с русскими патриотическими организациями выступили с настойчивым пожеланием закрепить в законе государствоообразующий статус русского народа. Я говорю «закрепить», потому что статус этот де факто уже признан на самом высоком уровне (об этом говорили в последние годы и президент, и патриарх). Инициативу поддержали многие национальные общины России, и работа по сбору откликов на нее продолжается.«В РОССИИ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ „НАЦМЕНОВ“, А — РУССКИЕ ВЕЛИКОРОССЫ, РУССКИЕ ТАТАРЫ, РУССКИЕ АДЫГИ, РУССКИЕ БУРЯТЫ»— Почему так важно признать русский народ государствообразующим? Может ли еще какой-то народ из проживающих в РФ претендовать на эту роль?— Звучат разные предложения: придать всем народам России статус соучредителей государства, ввести категорию «права народов». Но если бы мы дали статус государствообразующих всем народам, смысл статуса был бы утрачен.Ведь этот статус нужен не как декларативная запись в Конституции или каком-то законе. Его смысл состоит в двух главных вещах. Во-первых, он позволит выстраивать более гармоничную национальную политику, когда права и интересы русских будут учитываться и соблюдаться по всей России, на всех уровнях власти и во всех институтах общества. Во-вторых же, и это не менее важно, такой статус позволит русским вновь по праву взять основную ответственность за межнациональное согласие в стране и за сохранность своеобразия всех народов, включая малые народы. Именно этого ждут от русских в самой России. Да и народы бывшего СССР ожидают, когда же бывший «старший брат» возьмется за ум. Во всяком случае, так думает старшее поколение везде, где раньше была единая страна.И совершенно не обязательно называть русских «старшим братом». Наоборот, признание статуса откроет путь к другой истине: что все мы, независимо от этничности, — части Русской цивилизации, ее носители. Само выявление понятия «Русский мир» в его современном понимании содержит в себе преодоление узкого понимания русскости. Ведь к Русскому миру относятся по праву не только восточные славяне, а все носители Русской цивилизации. Мы объединены общей судьбой, трудом и подвигом предков. Стыдливо-боязливое отношение к слову «русский», которое навязывалось сверху, уходит в прошлое.По выражению Путина, в России не должно быть «нацменов», но должны быть русские великороссы, русские татары, русские адыги, русские буряты и т.д. В этих словах президент идет по стопам видного теоретика национальной политики Ивана Ильина. Ильин писал о том, что России свойствен «иоанновский дух», который незаметно пронизывает и пропитывает все народы, идущие рядом с русскими и делает их родственными по духу, во многом ближе к русским, чем к их единоверцам и родственникам в других странах.В правовом плане Россия должна представлять собой коалицию, братский союз народов, каждый из которых имеет равные права, но и несет равные обязанности перед державой. По просьбе режиссера и депутата Владимира Бортко, нашего друга, мы пытаемся найти правовую формулу, которую можно было бы внести в Конституцию. Вот такая формула была озвучена мной на нашем заседании:«Мы, русский народ и присоединившиеся к нему народы, исторически образовали государство Россию и совместно развивали Русскую цивилизацию. В России мы видим гарантию сбережения и воспроизводства наших народов, их культурной и нравственной идентичности, их традиционных ценностей, их права на самобытность и своеобразие, которое не должно попираться и размываться во имя утверждения в ущерб им иных видов прав и свобод».— Удивительно, что во главе «Русско-кавказской инициативы» встали адыги, народ, который более других пострадал в Российской империи в ходе «замирения Кавказа». Но этот народ дал и целую плеяду героев Великой Отечественной войны, в том числе и героя Советского Союза Андрухаева, политрука, подорвавшего себя и фашистов связкой гранат со словами: «Русские не сдаются!» (Хусен Андрухаев, адыгейский журналист и поэт, погиб в ноябре 1941 года в возрасте 21 год — прим. ред.)— А как, в принципе, национальный вопрос разрешается в евразийстве, и в чем отличие этого решения от ленинских заветов?— Интернационализм и евразийский национализм — это диаметрально противоположные подходы. Сталин в реальной практике был в большей степени евразийцем до евразийцев и, хотя ему не удалось переспорить Владимира Ленина в 1922 году, но впоследствии он «отыграл» многие вещи в национальной политике. Правда, на это ушли многие годы. В целом в середине 30-х годов Сталин уже остановил так называемую «коренизацию кадров» (данная компания в 1937 году была заменена умеренной русификацией — прим. ред.) в партийном и государственном аппарате союзных республик и повернул ее вспять. Тем не менее, Сталин не закрепил свою позицию в правовом отношении. Юридически СССР и РСФСР строились по ленинским лекалам до самого распада державы.Письма и записки Сталина Ленину в 1922 году показывают, что он был, конечно, не «великорусским шовинистом», а исходил из заботы о прочности государства. И стратегически он оказался, безусловно, прав. Хотя тактически Ленин был более точен в оценках событий — он сумел привлечь на свою сторону тех, кого Сталин называл «национал-независимцами».Ленин вступил на путь заигрывания с этнократиями. Когда центр слаб — это приходится делать, чтобы собрать рассыпающуюся страну. То же самое делал и Борис Ельцин, и даже после Ельцина местные элиты торговались с центром, выпрашивали себе преференции в обмен на лояльность. Это порочная политика. В 90-е годы шла игра с огнем — и чеченская война показала, как далеко эта игра могла завести. Если бы не мудрость народов России, парад суверенитетов мог бы привести к распаду России. Неорганичная для нашей страны модель Тишкова и его единомышленников о «российской идентичности» была весьма удобной для такого распада (Валерий Тишков, российский этнолог и социальный антрополог, был министром по делам национальностей в 1992 году. Утверждает, что русского народа как этнической общности не существует вообще — прим. ред.). Слава Богу, этого не произошло.Называясь россиянами, представители меньшинств от этого не становились ближе ни к себе самим , ни к русскому народу. Либералы-ельцинисты фактически терроризировали патриотическое крыло с помощью нехитрой манипуляции на мнимых противоречиях интересов русского большинства и этнических меньшинств. И сами местные элиты, взращенные либералами, несли в себе нечто противоестественное. Разве естественно, к примеру, для мусульманина грозить Москве сепаратизмом и при этом апеллировать к Вашингтону и Брюсселю, к абстрактным правам человека? Там ли подлинный источник права для мусульманина? Там ли суверен для коренных народов России? Или западная политкорректность и толерантность чем-то лучше многовековой терпимости, которая культивировалась у нас? Либералы как будто нарочно вскармливали внутри России антипатриотизм. Самое же главное, что эти местные национализмы не были нужны самим народам, а нужны были лишь паразитическим этнократиям, пытавшимся встроиться в новый «глобальный порядок» за счет России как целого.«НАМ НЕОБХОДИМ ГЛУБОКИЙ СИНТЕЗ СОВЕТСКОГО МОДЕРНА И РУССКОГО ТРАДИЦИОНАЛИЗМА»— В царской России интеллигенция считалась носительницей левой идеи, в то время как правительство рассматривалось как оплот правой консервативной идеологии. В СССР Кремль — формально или на самом деле — стал «левым» в политическом смысле, а часть интеллигенции резко поправела. Как сейчас, на Ваш взгляд, выглядит расстановка сил на идеологическом поле? Кто представляет «левых», а кто «правых»? Нет ли путаницы, когда, к примеру, левых по своим взглядам Александра Проханова или Максима Шевченко, считают консерваторами? Или прежние критерии больше не актуальны?— Сегодня нужны более точные термины. Неолибералы или западники-глобалисты — это точный термин. Советские консерваторы (патриоты) — это точный термин. Русские православные традиционалисты — это точный термин. Сторонники национальной диктатуры — это достаточно точно, хотя и не привычно. Поэтому нет ничего странного в том, что Изборский клуб считают консервативным. Это клуб государственников, патриотов разных оттенков — они являются консерваторами в том плане, что выступают за ценности национального большинства: за отечество, за религиозную традицию, за символы великих побед прошлого, за инновационное, научное и промышленное развитие, за те советские ценности, которые я перечислял выше. Нам необходим глубокий синтез советского модерна и русского традиционализма, — это и есть платформа Изборского клуба.Казалось бы, нас могло бы разъединять отношение к Смутам — кто-то более благосклонно смотрит на смуту 1905-1920 годов, а кто-то на Смуту 1988-2000 годов. Мое мнение, выражаясь, как Иосиф Виссарионович: обе хуже. Наша сила в том, что мы преодолеваем эти «черные дыры» своей истории и сшиваем ее, признавая ценный опыт и самодержавной России, и советской сталинской империи. Дух революционеров-террористов, дух февралистов, так же как и дух «демократов» перестройки и ельцинщины — враждебен национальной традиции и разрушителен. Против него и восстали консерваторы. И Шевченко, и Проханов были на Поклонной, а не на Болотной площади. Менее чем через год родился Изборский клуб, чтобы придать форму энергии Поклонной, которая не была какой-то искусственной массовкой, а стала новой вехой в нашей истории. Доказательство тому — «Русская весна» в Крыму и на Донбассе, которую поддержали десятки миллионов людей по всему Русскому миру.— Есть ли, на Ваш взгляд, у современного Кремля концепция «народного единства»? Вокруг чего должен объединяться народ — вокруг идеи «сильного государства», вокруг вилл и яхт олигархов, вокруг швейцарских часов патриарха etc?— Убедительной концепции пока нет. Такой концепцией могла бы стать двухконтурная доктрина Русского мира. Что это такое? Есть контур государственного патриотизма, и есть контур народного патриотизма. Дело в том, что Русский мир активнее и пассионарнее государства, он способен подстегивать государство и опережать его. И в то же время русский народ не может без государства, оно, не всегда справедливое, не всегда симпатичное, не всегда милосердное, но необходимо ему для фиксации его собственных достижений и побед.Этот праздник, День народного единства, подчеркну еще раз, символизирует не победу, которую народ одержал над нашествием по приказу власти — он символизирует победу народа над собственной неорганизованностью, над своей неспособностью к подлинной гражданственности и ответственности. Это дата рождения Русского мира как всенародного победоносного ополчения. Я уже говорил, что этому духу соответствует и нынешний дух «крымской весны». Пока не понятно до конца, можно ли все это соединить в календарных датах. Думаю, и не нужно это соединять, пусть дух «Русского мира», дух Минина и Пожарского, дух Крыма и Донбасса 2014 года, дух «Бессмертного полка» разольется по всему годовому циклу. И пусть появятся новые даты и праздники. При этом 7 ноября в этом контексте обретет свое достойное место в национальном календаре — оно будет символом наших советских парадов, нашей славы.Концепция народного единства должна прийти не из Кремля, а снизу, и, по-моему, она уже не за горами.................. Если кто-то отождествляет понятия «родина» и «государство» — и на этом основании критикует «родину», то мне в этой связи вспоминаются известные строки из песни:И еще запомни друг мой милый:Нынче мало родину любить.Надо, чтоб она тебя любила!Ну а это надо заслужить!В годину испытаний мы нужнее родине, чем она нам, она нуждается в нашей защите, — как мать, как жена, как дочь... Я бы так ответил Петру Чаадаеву: истина в том, что путь на небо лежит через любовь к родине. Тот же Иван Ильин формулировал так: «Человек может найти общечеловеческое только углубив свое духовно-национальное лоно до того уровня, где живет духовность, внятная всем векам и народам».Никакого другого пути к общечеловеческому, вернее, ко всечеловеческому пониманию жизни, а значит и к небесному взгляду на мир — просто не существует.Источник

05 ноября, 08:20

Виталий Аверьянов: «В России должны быть не «нацмены», а русские татары, русские адыги»

«Совершенно не обязательно называть русских «старшим братом», но все мы, независимо от этничности, являемся частью Русской цивилизации», — полагает писатель и философ Виталий Аверьянов. В интервью «БИЗНЕС Online» в канун 4 ноября он рассказал, как идет переломный процесс отсеивания офшорных аристократов от служилых людей и в чем была гибельность ленинского пути заигрывания с этнократиями.

04 ноября, 23:35

Александр Проханов (интервью) // "БИЗНЕС Online", 4 ноября 2016 года

Александр Проханов: «Если исчезнет Путин... Я почти вижу, как летят оторванные головы»Известный писатель о том, почему 4 ноября — «слабый праздник» и что запишут в новом законе о российской нации.4 ноября не сможет заслонить 7 ноября, потому что за первым праздником стоит локальное событие, а за вторым — космогоническое, считает писатель и политик Александр Проханов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему в споре байкера Хирурга и актера Райкина он на стороне Хирурга и его мотоцикла, как ему довелось принять крещение в день Казанской иконы Божией Матери, а также поделился своим желанием стать главным шаманом у нанайцев и поставить памятник воссоединению России и Крыма.«ФАКТ ПРИСОЕДИНЕНИЯ КАЗАНИ К МОСКОВСКОМУ КНЯЖЕСТВУ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ МЕДОМ ДЛЯ ТАТАР»— Александр Андреевич, в эти дни мы празднуем сразу два праздника: 4 ноября и 7 ноября. Нет ли между этими датами скрытой войны смыслов? Ведь 4 ноября появилось в нашем календаре как праздник возрождения державы после Смутного времени, а 7 ноября теперь преподносится как антипраздник — как гибель романовской державы в огне народного бунта.— Да, здесь чувствуется лукавство либеральных идеологов. Они хотели одним нововведенным праздником побить второй — главный праздник, 7 ноября. Конечно же, эти даты враждуют, первая будет затмевать вторую — вплоть до того, что один из праздников может быть запрещен. Но дело-то не в этом, а в том, что 7 ноября — это гигантское общемировое событие, когда в России совершилась поистине всемирная революция, преобразовавшая не просто СССР, а все человечество. Это, повторяю, событие космогоническое, когда человечество в лице революционеров замахнулось на создание, по существу, идеального общества. Октябрьская революция отвергла все архаические, устаревшие формы организации человечества с их иерархиями, где обязательно присутствовали богатые и бедные, угнетенные и угнетатели. К тому же революционеры бросили вызов самой страшной несправедливости — смерти, это была борьба с энтропией. Исторический процесс, запущенный 7 ноября, сопровождался коренной модернизацией страны, победой в самой страшной мировой войне и космическими достижениями. Это все, вместе взятое, помогает понять советский смысл революции и делает ее грандиозной и незыблемой.А 4 ноября — это прежде всего день Казанской иконы Божией Матери. Меня, кстати, крестили в этот день. Поэтому праздник Казанской иконы Божией Матери — это мой день, день моих святых, моего крещения. Но ведь Казанская Божия Матерь не может быть в той же степени святой для татар, для калмыков, кавказцев или для тех же якутов наших. Как ни относись к этому дню, все-таки это локальное явление. Безусловно, очень важное для русских — особенно для православных русских. Но оно очень мало значит для мусульман. Тем более что казанская богородичная икона явилась вскоре после покорения Казани и присоединения Казанского ханства к России. Каким бы значительным ни выглядел факт присоединения Казани к Московскому княжеству в истории русского государства, он не является медом для татар.Теперь об исторической подкладке 4 ноября. Освобождение Москвы от поляков — прекрасная, замечательная дата, трудно с этим спорить. Но вспомним, что Москву освобождали не только от поляков. Ее освобождали и от французов, и от татар...— Ну да, во время набегов ханов Тохтамыша и Девлет-Гирея, в период нашествия Наполеона.— Да, от Тохтамыша, от Наполеона... То есть фактов освобождения Москвы можно привести множество. Поэтому 4 ноября — это слабый праздник. Он теряется в общем потоке исторического времени. Ведь государство Российское прошло четыре имперские фазы и в настоящее время проходит пятую. Первая фаза связана с Киевско-Новгородской Русью, и в память об этой эпохе в Москве на Боровицкой площади открывают в эти дни памятник князю Владимиру как основателю и наиболее яркой фигуре данного этапа. Второй этап — это Московское царство, центральной фигурой которого является царь Иван Грозный. Мы знаем, что недавно этому царю поставили памятник в Орле и вокруг монумента не перестают кипеть страсти. Третья империя — романовская. Апофеоз этой империи, конечно же, император Петр I. Ему посвящен знаменитый Медный всадник в Петербурге. Причем, раз уж мы говорим о праздниках, стоит отметить, что датой основания петровской империи не является 4 ноября. Первым актом создания романовского государства, видимо, может считаться избрание Михаила Романова и венчание его на царство в 1613 году.Четвертая империя — сталинская. Мы знаем, что памятники Иосифу Сталину разрушены — по крайней мере, на некоторое время. Их нет у нас в России. Но в качестве довоенного символа этой империи можно рассматривать мухинский монумент «Рабочий и колхозница» в Москве. Это грандиозный эпический памятник, это ангелы советского времени! А после Великой Победы символами сталинской державы также стали три горы, три священные вершины: Мамаев курган в Волгограде, Саур-Могила в Донбассе и Сапун-Гора в Севастополе.У нынешней пятой империи, которая сейчас зарождается и строится, таких памятников пока нет. Ну поставили в 1994 году в Ленинграде памятник Чижику-Пыжику. Видимо, творцы этого монумента тоже задумывали его как этакий памятник русскому героизму, в лице Чижика-Пыжика слились и Владимир Святой, и Грозный, и Сталин. Но, если серьезно, следующим памятником, который выразит наше время, может стать памятник воссоединению России и Крыма. Это символ возрождающегося государства Российского.«ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ПО БОЖЬЕМУ УЛОЖЕНИЮ, А НЕ ПО ТОМУ УЛОЖЕНИЮ, КОТОРОЕ ПРИДУМАЛ ДЛЯ НАС ШАХРАЙ»— Недавно Владимир Путин предложил создать закон о российской нации как новой общности, объединяющей народы РФ. Чем, на ваш взгляд, будет отличаться российская нация от советского народа и подданных Российской империи? Это что-то третье?— Нет, это не что-то третье и не принципиально что-то новое. Это выражение потребности на новом историческом уровне сформулировать наднациональное качество многонационального государства. Но, по сути, это наименование одного и того же. Россия, как мозаика, сложена из множества народов, территорий и субъектов, где каждый имеет свой вектор развития, свою культуру, язык и вероисповедание. Если же мы, такие разные, являемся одним государством, то кроме общих границ у нас должен существовать общий интеграл. И это не просто общее экономическое пространство для железных дорог, которые связывают наши территории, это некая сущность, которая витает над всей полифонией, это симфонизм, связывающий наши народы. И этот симфонизм будет именоваться российской нацией.Само это название — российская нация — постепенно будет наполняться смыслом. Сегодня для России оно важно, но еще не наполнено смыслом. Мы еще несем в себе травму этого разгрома, связанного с потерей категории «советский народ». Но по мере того, как Российское государство будет развиваться, будет отбиваться от внешних угроз (что каждый раз потребует народной консолидации), станет предпринимать коренные преобразования, запустит, наконец, процесс развития, в котором все народы найдут свое место и при этом будут обеспечены достойными оценками своего участия в преобразованиях, — по мере всего этого будут наполняться значением и смыслом слова о российской нации.Думаю, что в будущем законе о российской нации Владимир Путин сформулирует, что сегодня в России нет неполноценных народов, нет национальных меньшинств, нет ненужных периферийных народов, а, наоборот, каждый народ драгоценен и участвует в формировании державы.— Однако все-таки важно, что является ядром для объединения нации. Вот для подданных Российской империи таким ядром был монарх, для советского народа — советская власть. Монархия и советская власть в определенный момент закончились, вместе с ними исчезли и общности в виде подданных и советского народа...— Вы знаете, и солнце когда-нибудь погаснет. С этим приходится считаться.— Но разве категории народа и России, вокруг которых нам сейчас предлагают строить новую нацию, не более надежный общероссийский интеграл, чем прежние, связанные исключительно с преходящей формой правления (монархия и советская власть)?— Солнце погаснет, а народ останется — с этим я согласен. Но все-таки в этом нет ничего «более надежного». Важно другое: когда в одних границах, от океана до океана, есть множество народов, то они существуют не совсем обособленно. Они живут внутри одного и того же государственного процесса. При этом они развиваются вокруг собственных национальных ядер, но над ними существует нечто наднациональное. Можно это наднациональное не называть — тогда оно останется безымянным. А можно поискать для него наименования. Сейчас такое наименование вроде бы найдено: российская нация. Но можно назвать и по-другому: например, вселенский народ или богооткровенный народ. Следует помнить, что народы, которые живут в России и которые составляют ее суммы, этнические и экономические, сложились, сформировались благодаря тому, что над ними еще кто-то или что-то есть. Что-то, их соединяющее. Поскольку сейчас в Российском государстве наступил момент, когда уже просто необходимо назвать по имени это нечто наднациональное, то закон о российской нации, безусловно, будет издан.— А наступит ли в таком случае исторический момент, когда следом за общностью «российская нация» нам вернут и саму идеологию, без которой то же понятие «советский народ» выглядело неполным?— Я думаю, что идеология уже возвращена. Многие этого не понимают и видят ее лишь при столкновении с тем узким жизненным сегментом, который их интересует. Поэтому кто-то называет идеологию футболом или, к примеру, развитием свобод. Реальная же идеология состоит из двух компонентов. Первый — это имперскость. Россия — это не национальное государство, как того хотели разрушители Советского Союза, полагавшие, что вывалившееся из СССР новое государственное образование, РФ, останется ограниченной национальной формой. Но эти люди обманулись: Россия не является национальным государством — она является многонациональной империей. И второй компонент: внутренним содержанием этой империи должна быть идея божественной справедливости. Не только социальной справедливости, как говорили в СССР, а именно божественной справедливости, которая учитывает справедливое распределение энергии между обществом и государством, между природой и машиной, между цветком и звездой. Вот эти две категории — имперскость как форма существования нации и справедливость как мечта — и русского, российского человека, и всего человечества.— Но эта идеология не записана в российской Конституции. Или этого и не требуется?— В нашей Конституции вообще-то записано, что мы живем без идеологии. Это ложь. Начиная с 1990-х годов мы жили при либеральной идеологии. Сама Конституция создавалась как продукт либеральной идеологии. Поэтому давайте жить по божьему уложению, а не по тому уложению, которое придумал для нас Шахрай (Сергей Шахрай — известный российский государственный деятель, один из авторов действующей Конституции РФ 1993 года — прим. ред.).«В СПОРЕ ХИРУРГА И РАЙКИНА Я НА СТОРОНЕ ХИРУРГА И ЕГО МОТОЦИКЛА»— Примирятся ли в России с памятниками Ивану Грозному, возникнет ли вокруг этой фигуры гражданское согласие? Вот против памятников Петру Первому никто не протестует, хотя он был не менее жесток, чем Грозный.— Я думаю, никто не будет примиряться вокруг памятника Грозному. Любая точка, возникающая в сегодняшнем социуме, есть точка разногласий и страсти. Наше общество кипит. Скажем, конфликт между Константином Райкиным и Хирургом — это одно поле (напомним, после того как 24 октября худрук театра «Сатирикон» Константин Райкин на съезде союза театральных деятелей выступил против цензуры в сфере искусства, байкер Александр Залдостанов (Хирург) заявил, что «под видом свободы эти райкины хотят превратить страну в сточную канаву, по которой текли бы нечистоты»; конфликт выплеснулся в СМИ и удостоился комментария путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, язвительно заметившего, что «просто бес попутал этого мотоциклиста», — прим. ред.), конфликт вокруг памятника Грозному — это другое поле, закон Магнитского — третье и пр. Все, что бы ни происходило сейчас в России, — вокруг всего возникают разногласия.— Это пассионарный котел кипения? Из него рождается какая-то новая энергия?— Нет, данные конфликты — это не свидетельство какой-то особой пассионарности общества, а итог того, что после 1991 года в России все поле — и идеологическое, и политическое — было захвачено либералами. Тотально во всех сферах господствовал либеральный проект. А потом постепенно, при помощи, кстати, загадочных усилий сквозь либеральный асфальт стали пробиваться традиционные, консервативные, державно-патриотические энергии. И советские, и имперские. И они постепенно стали занимать все больше и больше места, а либеральное начало отступать. Сейчас либеральное значительно отступило, его место заняло державно-патриотическое направление. Но эта череда отступлений и наступлений не происходит бесконфликтно: все время, как линию фронта, мы можем фиксировать черту схватки между либеральным и консервативным.— В «черте схватки» Хирурга и Райкина вы на какой стороне?— Если говорить о персоналиях, то я дружу с Хирургом — здесь не может быть никаких сомнений. Я на стороне Хирурга и его мотоцикла. Мне очень нравятся и сам Залдостанов, и его мотоцикл, и скорость, с которой носятся «Ночные волки» (байк-клуб, известный своей патриотической направленностью и возглавляемый Залдостановым, — прим. ред.). Что касается Райкина, я понимаю, что это очень талантливый человек, а его «Сатирикон» — это грандиозный театр, он наверняка собирает миллиарды людей, которые приходят туда и после хохочут месяцами напролет. Но на самом деле все это очень разные вещи и разные пласты. «Сатирикон» — это маленький камерный театр, он, на мой взгляд, никогда не собирает аншлага.Кстати, Хирург — мастер театра, его байк-шоу в этом смысле — грандиозные деяния. Я был на двух таких байк-шоу, одно из которых проходило в Сталинграде, а другое — в Севастополе. И вот туда действительно приходят сотни тысяч людей — в основном молодых. Они смотрят на эти безумные скачки мотоциклов, на сверкающие лазеры, на летающие в небесах искусственные самолеты... Это потрясающая феерия! Хирург мастерски создает этот народный театр. Но все-таки я не хотел бы, чтобы одно било другое, чтобы возникал жесткий выбор: либо Хирург, либо Райкин.Конфликт-то ведь в другом. Наша интеллигенция либеральная — чем она хороша, чем она мила моему сердцу? Тем, что она всегда против государства. Она шельмует государство, она подрывает его этику, эстетику, идеологию, прикрываясь правом на самовыражение. И в итоге подталкивает государство к тому, что оно падает. Потому что как можно ткнуть пальцем в какого-нибудь утонченного эстета?! Он же «узник совести», он просто обязан постоянно поносить власть и показывать ей зеркало, в котором она выглядит как кровавая скотина, как свинья! Это его долг — конечно, правильно! Но, когда государство падает, от этой интеллигенции летят клочья. Когда пала Российская империя, ошельмованная либеральной интеллигенцией, у причалов загудели «философские пароходы» (известное наименование пассажирских судов, вывезших в 1922 году в Германию ряд культурных деятелей, несогласных с советской властью, — Бердяева, Булгакова, Трубецкого, Франка и пр. — прим. ред.), а тем, кто не уехал, стали башку отрывать. А когда в свой черед погибло советское государство, которое, без сомнения, тоже было ужасным, страшным, свирепо подавляло свободу, но при котором, как ни странно, выросла великая литература со всем многоцветьем ее направлений (Шолохов, городская трифоновская проза, деревенская и пр.), была великая скульптура (выше я говорил о монументе Веры Мухиной), была музыка Шостаковича, Свиридова, Прокофьева... Но вот когда наступила долгожданная и блаженная свобода, вся эта либеральная интеллигенция просто исчезла, она оказалась абсолютно ненужной истории.Зато очень много этих театриков сейчас расплодилось. Они, как осиновые гнезда, заполонили Москву-матушку. Все ждут от них меда, а там одно жужжание да уколы.Поэтому спор государства и либеральной (подчеркиваю) интеллигенции всегда трагичен. Вначале для государства, которое подтачивают, а потом для интеллигенции, потому что, когда государство падает, начинается уничтожение либеральной интеллигентской культуры. Спор Райкина и Хирурга надо рассматривать в этом контексте. Хирург чем для нас важен? Он страж государства. А Райкин — это фразер, ему хочется шпынять государство. Ну шпынял бы он его на уровне, скажем, «Макбета»! Однако в современной драматургии я не вижу уровня Шекспира. Я каждый год хожу на Чеховский фестиваль, куда привозят в Москву из Европы лучшие спектакли. Это грандиозное искусство, абсолютно новое слово в искусстве, которое приходит в лучших своих образцах из Парижа и Лондона. Что до наших авангардистов, то все, что они могут сделать, — это испортить русскую классику! Анна Каренина у них — проститутка, дядя Ваня — наркоман, три сестры — это три блудницы. Поэтому в споре Райкина и Хирурга я и философски, и экзистенциально на стороне Хирурга.— То, о чем вы говорите, хорошо понимали и некоторые представители дореволюционной либеральной элиты вроде Михаила Гершензона, который еще в 1909 году писал в «Вехах», что интеллигенция должна «благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной».— Но кто его тогда услышал? А сейчас? Я представляю: если сейчас падет государство, исчезнет Путин... Ведь наше современное государство на самом деле очень несовершенно: оно во многом воровское, оно туповатое — оно даже тупое. Но оно — государство! В нем много функций по сбережению наших огромных пространств. Так вот, если вся эта государственная машина в одночасье падет и если ей на смену оперативно не придет корпус американской морской пехоты, который установит в российских городах комендантский час, то этой либеральной интеллигенции в очередной раз оторвут башку, причем немедленно! Я почти вижу, как летят эти оторванные головы!— То есть криминальными войнами, которыми завершился распад СССР, на этот раз мы не отделаемся.— Да, это будет полный беспредел, вы угадали.«Я БЫ С УДОВОЛЬСТВИЕМ СТАЛ ГЛАВНЫМ ШАМАНОМ НАНАЙЦЕВ, ПЛАВАЛ БЫ ПО АМУРУ И ЛОВИЛ ОГРОМНЫХ БЕЛЫХ РЫБ»— Недавно ваш коллега по Изборскому клубу, философ Виталий Аверьянов, предложил законодательно закрепить статус русского народа как государствообразующего. Вы согласны с этим? Или еще какой-то иной народ из проживающих в РФ можно «назначить» на эту роль?— Вы знаете, я бы сделал государствообразующим народом нанайцев. Ведь они живут в устье Амура, вблизи океана — через Амур они связаны со всей Евразией. Они незлобливы, они глубоки, они религиозны, они поклоняются духам. Многие из них — шаманы. И вот этот народ будет греметь в устье Амура в бубны и созывать на свои шаманские пиры все остальные не менее великие и духовно наполненные народы России. Я бы сам с удовольствием стал главным шаманом нанайцев...— Надеюсь, белым шаманом?— Да, обязательно белым шаманом! И я плавал бы на долбленке по Амуру и ловил бы огромных белых рыб.— Вам можно верить: вы ведь неоднократно бывали в Туве и наверняка знакомы с шаманизмом не понаслышке.— Я был и в Якутии, и в Туве, даже участвовал во многих современных городских политических течениях, которые тоже по большому счету наполнены шаманизмом. Кроме того, на Алтае я дружу с прекрасным алтайским писателем Бронтоем Бедюровым. Так что, полагаю, у меня есть некоторые шансы стать нанайским шаманом.Беседовал Валерий Береснев

04 ноября, 08:00

Александр Проханов: «Если исчезнет Путин... Я почти вижу, как летят оторванные головы»

4 ноября не сможет заслонить 7 ноября, потому что за первым праздником стоит локальное событие, а за вторым — космогоническое, считает писатель и политик Александр Проханов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему в споре байкера Хирурга и актера Райкина он на стороне Хирурга и его мотоцикла, как ему довелось принять крещение в день Казанской иконы Божией Матери, а также поделился своим желанием стать главным шаманом у нанайцев и поставить памятник воссоединению России и Крыма.

23 октября, 09:25

Новости: Российские общественники поддержат закрепление государствообразующего статуса русского народа

В Общественной палате РФ 24 октября 2016 года состоится круглый стол «Русско-кавказская инициатива и выработка новой модели межэтнических отношений в России», организованный комиссией ОП РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений и Изборским клубом. Участники мероприятия обсудят вопрос придания русскому народу государствообразующего статуса. Данная инициатива была выдвинута в июле 2016 года в Майкопе и была активно поддержана Изборским клубом, общественной организацией «Старейшины Адыгеи» и многими другими патриотическими объединениями из разных регионов России. По мнению организаторов круглого стола, юридическое закрепление государствообразующего статуса русского народа способствовало бы выстраиванию модели межэтнических отношений, соответствующей её многовековому историческому опыту, а не идеологическим шаблонам 90-х годов. Кроме того, это позволило бы вытеснить с общественно-политического поля национал-маргиналов, которые позиционируют себя защитниками интересов русского народа, но при этом делают все для того, чтобы подорвать и дестабилизировать Российское государство, разорвать его по этническому признаку. Как сообщает портал СКФОNews, среди участников круглого стола ведущие общественные деятели и представители экспертного сообщества, члены Общественной палаты России и Изборского клуба. Среди них директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин, заместитель председателя Изборского клуба Виталий Аверьянов, президент Конгресса Национальных объединений России, директор Фонда «Единения русского и грузинского народов» Владимир Хомерики, заместитель полпреда президента РФ в Центральном федеральном округе (ЦФО), экс-президент Республики Ингушетия Мурат Зязиков, депутат Государственной Думы РФ от КПРФ, режиссёр Владимир Бортко, председатель Союза добровольцев Донбасса Александр Бородай, лидер Евразийского союза молодёжи (ЕСМ), председатель партии «Национальный курс» Андрей Коваленко, руководитель оргкомитета «Русско-кавказской инициативы» Владимир Хомяков, председатель Совета «Старейшины Адыги», руководитель отделения Изборского клуба в Адыгее («Зихия-Избора»), член-корреспондент Академии геополитических проблем Аскарбий Аджигириев, а также другие политические и общественные деятели. Модератором дискуссии выступит член ОП РФ и Изборского клуба Валерий Коровин. Круглый стол состоится в Москве в здании Общественной палаты РФ по адресу: Миусская площадь, дом 7 строение 1, зал №1. Начало в 14-00.

11 сентября, 17:47

Новости: Аверьянов: В государстве должен жить огненный патриотизм

В подмосковном Красногорске 9 сентября 2016 года состоялся круглый стол, участники которого обсудили основы развития России. Участники мероприятия пришли к мнению, что таковыми в первую очередь являются патриотизм, духовность и культура, отмечает корреспондент портала «Евразия». «Духовность и культура это в своем начале сущность огненная. Они горят, они зажигают! Русский мир активен, наиболее пассионарные люди идут впереди. В государстве должен жить настоящий, огненный патриотизм», - отметил в своем выступлении философ, общественный деятель, директор Института динамического консерватизма Виталий Аверьянов.

09 сентября, 19:27

Новости: Зязиков: Россия никогда на колени не становилась и ей не надо с них вставать (ФОТО)

В доме культуры города Красногорска 9 сентября 2016 года состоялся круглый стол на тему: "Патриотизм, духовность и культура - основа развития России" "Россия никогда на колени не становилась, и ей не надо с них вставать", - заявил заместитель Полномочного представителя президента РФ в ЦФО Мурат Зязиков на круглом столе, на котором так же обсуждались вопросы образования, предпринимательства в России и деятельность Изборского клуба. Как сообщает корреспондент портала "Евразия", в круглом столе также участвовали советник Президента РФ, Сергей Глазьев, член Изборского клуба и Общественной палаты РФ Валерий Коровин , экономист и академик РАН Павел Стариков, исполнительный секретарь Изборского клуба, публицист Виталий Аверьянов, член Изборского клуба Сергей Черняховский и эксперт Изборского клуба Наталья Макеева и другие эксперты.

09 сентября, 09:26

Новости: Изборский клуб определит главные основы развития России

Изборский клуб проводит 9 сентября 2016 года круглый стол по теме «Патриотизм, духовность, культура – основы развития России», который состоится в городе Красногорске Московской области, сообщает корреспондент портала «Евразия». В заседании примут участие ведущие эксперты, члены Изборского клуба: глава муниципального образования «Городское поселение Красногорск» Павел Стариков, экономист, академик РАН, советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции Сергей Глазьев, публицист, первый заместитель председателя Изборского клуба Олег Розанов, философ, общественный деятель, директор Института динамического консерватизма Виталий Аверьянов, политолог и публицист, вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов, заместитель главного редактора газеты «Завтра» Александр Нагорный, профессор Российской академии музыки имени Гнесиных, заслуженный артист России Юрий Богданов, директор Центра геополитических экспертиз, член Общественной палаты РФ, главный редактор информационно-аналитического портала «Евразия» Валерий Коровин, политолог и философ, член Общественного Совета Министерства культуры РФ Сергей Черняховский, руководитель Орловского регионального отделения Изборского клуба Сергей Кочергин, руководитель Ярославского регионального отделения Изборского клуба Александр Гончаров, руководитель Брянского регионального отделения Изборского клуба Сергей Ушкалов. Также среди приглашенных на круглый стол экспертов значатся: генерал-лейтенант, бывший президент Республики Ингушетия, а ныне - заместитель Полномочного представителя президента РФ в ЦФО Мурат Зязиков, президент фонда «Правовое государство», заслуженный юрист Евгений Тарло, помощник председателя партии «Справедливая Россия» Сергея Миронова Максим Бородин, заместитель директора Центра геополитических экспертиз, эксперт Изборского клуба Наталья Макеева, культуролог, автор экспертного доклада для Изборского клуба Наталья Овчинникова, журналист Юрий Ковальчук, председатель Харьковской областной общественной организации «Русь Триединая» Сергей Моисеев. Трансляцию заседания будет вести интернет-телеканал «День-ТВ».

06 июля, 14:16

Время общественных инициатив. В Адыгее прошла встреча Изборского клуба

Источник: АиФ-Адыгея Встреча известных ученых, писателей, политиков и общественников прошла в Доме правительства республики Адыгея. Члены Изборского клуба собрались под эгидой главы региона Аслана Тхакушинова. Фото: А. Гусев Лидеры Изборского клуба считают, что Адыгея может стать центром народной дипломатии. Цель их поездки — открытие в Майкопе 25-го регионального отделения Изборского клуба, которое объединит представителей трех регионов: Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Инициативную группу по этому вопросу возглавил председатель Совета «Старейшины Адыги» Аскарбий Аджигириев. Важная встреча В ходе встречи обсудили вопросы взаимодействия с органами власти и перспективы деятельности членов регионального отделения клуба. Аслан Тхакушинов также рассказал гостям о республике, её достижениях и задачах, подчеркнув важность развития гражданского общества, его интеллектуального потенциала. В связи с этим Глава Адыгеи поддержал позитивные идеи изборцев и инициативу открытия в Адыгее регионального отделения организации. «Сегодня Изборский клуб — не только консультационная платформа, но и информационный центр с большим потенциалом в части разработки важнейших актуальных инициатив и проектов. Стремление консолидировать все здоровые силы вокруг президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина во имя будущего нашей общей родины не может не вызывать нашей поддержки. Эта деятельность имеет важную объединяющую силу и позитивно повлияет на развитие патриотизма в стране», — отметил руководитель республики. Фото: А. Гусев Глава Адыгеи также считает, что залогом успешной деятельности изборцев является активное привлечение самых широких кругов граждан к обсуждению насущных социально значимых вопросов. Важным аспектом является и учёт специфики регионов, особенностей менталитета, истории народов нашей страны. «Мы стремимся к тому, чтобы местная интеллигенция не чувствовала себя отделённой, а встраивалась в общероссийский процесс. Надеемся, что члены нового отделения займутся вопросами Кавказской цивилизации, которая имеет великолепные традиции. Нужно объяснять и говорить об уникальности и самобытности каждого народа, в частности, жителей Кавказа. У нас уже есть предложение в очередном номере журнала написать об Адыгее, её жителях», — сказал писатель Александр Проханов. Фото: А. Гусев Почетные гости В мероприятиях также приняли участие председатель Госсовета-Хасэ республики Адыгея Владимир Нарожный, прокурор республики Василий Пословский,председатель Комитета Адыгеи по делам национальностей, связям с соотечественниками и СМИ Аскер Шхалахов, представители органов власти и общественных объединений региона. С деловым визитом в Адыгею прибыли: известный публицист Олег Розанов, директор института динамического консерватизма, доктор философских наук Виталий Аверьянов, политолог, директор Центра геополитических экспертиз, главный редактор портала «Евразия» Валерий Коровин, общественный деятель и меценат Сергей Кочергин, писатель, историк и публицист Николай Стариков, арт-директор журнала «Изборский клуб» Василий Проханов, представители и руководители ряда региональных отделений Изборского клуба, а также делегация из Республики Абхазия во главе с председателем Совета старейшин Очамчырского района Аполлоном Думаа. Фото: А. Гусев В ходе трехдневного визита в Адыгею члены Изборского клуба проведут круглый стол на тему: «Современная Россия и народы, формирующие державу» с участием представителей органов власти и общественности региона. Кроме того, запланировано посещение Свято-Михайловского монастыря, мемориала воинам «Дикой дивизии», а также ряда других достопримечательностей и памятных мест региона. Изборский клуб экспертов создан в сентябре 2012 года в городе Изборск Псковской области. Инициаторами клуба выступили известные политики, мыслители и общественные деятели государственно-патриотической направленности. Одной из главных задач Изборского клуба является создание и представление власти и обществу России аналитических докладов, направленных на формирование патриотически ориентированной государственной политики во всех сферах национальной жизни. Оригинал размещён в моём блоге.

05 июля, 11:59

Время общественных инициатив. В Адыгее прошла встреча Изборского клуба

Встреча известных ученых, писателей, политиков и общественников прошла в Доме правительства республики Адыгея. Члены Изборского клуба собрались под эгидой главы региона Аслана Тхакушинова.

01 июля, 09:05

Новости: Изборский клуб обсудит роль народов Кавказа в формировании Российской державы

Изборский клуб 1-3 июля 2016 года проводит выездное заседание в Республике Адыгея, в рамках которого будет проведён круглый стол по теме «Современная Россия и народы, формирующие державу», а также состоятся встречи с представителями власти и общественности северокавказских регионов. Как отмечает собкор портала СКФОNews, в мероприятиях примут участие постоянные члены Изборского клуба - писатель и журналист, председатель ИК Александр Проханов, ответственный секретарь организации Олег Розанов, исполнительный секретарь Изборского клуба, православный публицист и философ Виталий Аверьянов, политолог, главный редактор портала «Евразия» и главный научный консультант информационного агентства «СКФОNews» Валерий Коровин, экономист, советник Президента РФ Сергей Глазьев, писатель, общественный деятель Николай Стариков. Ожидается также открытие трёх новых региональных отделений Изборского клуба – в Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Отметим, что Изборский клуб - консервативное интеллектуальное сообщество, созданное в 2012 году в древнем русском городе Изборске на Псковщине с целью формирования патриотически ориентированной государственной политики и идеологии.

16 апреля, 12:02

Монастыри и колхозы

Изборский клуб провёл ряд дискуссий на тему "Православный социализм". Участники дискуссий говорили о возможности православного (или христианского) социализма как перспективного идеологического направления нашей общественной и политической жизни. В выступлениях затрагивались и другие темы.Геннадий ЗЮГАНОВ, лидер КПРФ, доктор философских наук.епископ Городецкий и Ветлужский Августин,Виталий Аверьянов, Сергей Глазьев,Александр Елисеев, Геннадий ЗюгановНа фото: Священник церкви Святой Троицы отец Григорий (Королев), он же — председатель колхоза «Колос» (2006 год)Благодарю за приглашение в ваш интеллектуальный клуб. Мы внимательно следим за вашими работами, в частности, опубликованными в журнале "Изборский клуб". И многими из ваших разработок пользуемся.Мы подготовили программу, связанную со столетием трёх событий: столетие февраля 1917 года, столетие Великого Октября, столетие гражданской войны. Мы рассматриваем гражданскую войну, прежде всего, как войну пролетарского октября с либерально-масонским февралём. Сам же факт подготовки нашей программы был связан с проведением выдающихся выставок в Манеже: "Рюриковичи", "Романовы". Государство демонстрирует внимание и уважение к своей истории, и нельзя не отметить, что в последнее время довольно достойно показывают советскую эпоху. Не без перекосов, но многое из советской эры было отражено более достоверно, чем это делалось ранее.За 150 лет истории было 12 кризисов капитализма, при этом два последних системных кризиса закончились мировыми войнами, что не может не тревожить. Новый системный кризис разразился в 2008-м году, и одному Богу известно, чем он закончится.Из предыдущего глобального кризиса мир был выведен во многом благодаря советскому проекту. Этот выход был обеспечен нашей великой победой. Я считаю, что на войне мы, умывшись кровью, примирились — и белые, и красные, и репрессированные священники, и казаки. И май 1945-го мы встретили единым народом.А сейчас пытаются снова нас сталкивать, и в этой связи нам угрожают серьёзнейшие опасности. Об одной из них сказал Путин на сессии ООН: нас пытаются брать в клещи. Американцы подготовили торговое партнёрство со своими сателлитами в Европе. Это партнёрство выдавливает нас с европейских рынков. И если мы потеряем европейские рынки, наш бюджет, и без того дохлый и хилый, развалится. Готовится такое же партнёрство в азиатско-тихоокеанском регионе. Оно должно не пустить нас на азиатские рынки, где мы теперь в основном торгуем сырьём. Эти клещи сейчас могут сомкнуться, и надо искать противоядие против данной угрозы.Идеи православия, дружбы народов, соборности и коллективизма имеют у нас тысячелетнюю историю. Они могут и должны быть не только главной духовной, но и социально-экономической опорой. Идеалы социализма, в основу которых заложены справедливость, труд и дружба народов, и идеалы православной культуры, на базе которых вырастали целые поколения наших державников, сегодня вполне совместимы и востребованы.Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН, советник президента РФ.Современная ситуация в экономике характеризуется нарастающим хаосом. Экономика вышла из режима какой-либо управляемости. К примеру, мы пришли к таргетированию инфляции и в итоге получили двукратное повышение инфляции. Мы говорили о переходе на инновационный путь развития и в итоге получили дальнейшую деградацию в экономике.Мы говорили о деофшоризации, а получили рост доли иностранного капитала в корпорациях, в промышленности. Мы говорили об импортозамещении, но вместо импортозамещения получили дальнейшее повышение цен. И этот нарастающий хаос — следствие двух процессов. Во-первых, продолжается углубление нашей внешней зависимости от американоцентричной финансовой системы. С другой стороны, во внешней сфере мы оказываемся на острие американской агрессии и вынуждены ей сопротивляться. Явно имеет место диссонанс между финансово-экономической внешней зависимостью и необходимостью суверенной внешней политики, проводимой для того, чтобы выжить.Наш финансовый рынок на две трети контролируется нерезидентами, а в сфере валютно-финансовых спекуляций доля нерезидентов составляет 90%. Это — прямое следствие проводившейся у нас политики Вашингтонского консенсуса, которая выражается рекомендациями Международного валютного фонда. Смысл этой политики очень простой: подчинение национального пространства интересам международного, главным образом американского, финансового капитала. Отказ от суверенитета в области денежной политики, отказ от самостоятельной эмиссии денег и привязка денежной эмиссии только к расширению валютных резервов. До сих пор две трети эмиссии у нас формируется под иностранные источники.Раньше эта зависимость мало ощущалась потому, что шёл приток дешёвых кредитов из-за границы, наши корпорации вместе с государством позанимали там 700 млрд. долларов. Развивалось при этом только то, что нужно было Западу, — экспорт сырья, импорт товаров народного потребления. Уничтожалось всё то, что было нужно для внутреннего рынка. Но эта внешняя зависимость проявилась во всей своей мощи, как только мы столкнулись с санкциями. Санкции заключаются в том, что нам прекратили рефинансировать внешние кредиты, и сразу наша денежная база начала сдуваться.Рубль — самая обеспеченная валюта мира сегодня, наши валютные резервы избыточны, т.е. вдвое больше, чем денежная база, рубль недооценён в 5 раз по паритету покупательной способности. Рубль — самая заниженная в мире валюта по цене, самая обеспеченная при этом и одновременно самая волатильная. Таким образом, нас искусственно загнали в стагфляционную ловушку.Во всём мире развитые страны перешли к денежно-промышленной политике. То есть они заливают экономику деньгами. Уже восемь лет, как идёт беспрецедентная денежная эмиссия доллара, евро, фунта, йены, юаня. Объём мировых валют в долларах, то есть количество долларовой массы, выросло с 2007-го года в четыре раза. Наша финансовая система сжимается, западная система расширяется, под разговоры про инновации поднимают процентную ставку. А ещё Шумпетер доказал, что процентная ставка — это налог на инновации и на инвестиции. Мы убиваем нашей макроэкономической политикой переход к новому технологическому укладу и одновременно усиливаем зависимость от внешних источников, потому что экономика идёт туда, откуда приходят деньги. А раз деньги оттуда уже не приходят, экономика сжимается.Бурно растут Китай, Корея, Вьетнам, Малайзия, Индия. Такие темпы экономического роста демонстрируются на основе новой системы производственных отношений. Это то, что Питирим Сорокин назвал в 60-е годы "интегральным строем": сочетание плана и рынка. То, что наши экономисты позднее назвали "конвергенцией двух систем". И мы видим: эта конвергенция состоялась, и на наших глазах формируется новая система производственных отношений, система институтов, которые кардинально отличаются от глобальной либерализации американского образца.Если главным движущим мотивом в американоцентричной системе является максимизация прибыли, где бал правит финансовый олигархат, то новая финансовая система ставит перед собой задачу роста народного благосостояния, гармонизацию социально-экономических отношений. Государство выстраивает такие правила игры, чтобы обеспечивать эффективную работу бизнеса в интересах общества. Китайцы называют это социализмом с китайской спецификой, японцы — джапан инкорпорейтед, у корейцев своя система, во Вьетнаме по-прежнему строят социализм, в Индии элементы этого порядка тоже работают.Та программа, которую мы предлагаем, — это программа перехода на внутренние источники кредита, стратегическое планирование, использование наших конкурентных преимуществ на основе долгосрочного целеполагания и система целевого кредита под низкие процентные ставки в соответствии с индикативными стратегическими планами на основе частно-государственного партнёрства.Чего нам недостаёт, так это идеологии. И в этом смысле опыт православной традиции и опыт строительства социализма в нашей стране может дать качественно-новый идеологический взгляд, который упорядочит наше понимание и собственных перспектив, и собственных преимуществ, и новое понимание окружающего нас мира. Нам такая идеология крайне нужна. Она, замечу, отвергается нашими европейскими партнёрами напрочь, хотя там есть и социал-христианские, и христианско-демократические движения. Но все мои попытки в Социнтерне объяснить, что нужно переходить к консервативному синтезу, опираясь на традиционные ценности, вовлекая религиозные конфессии в формирование идеологического базиса, не встретили никакого понимания. Их волнуют однополые браки и прочий сатанизм. К ценностям исконным они возвращаться не хотят, исходя из чего, я думаю, что Европа обречена.При этом по теме сегодняшнего заседания необходимо сказать очень важную вещь. Сама по себе идеология социал-христианства прекрасно подходит к шестому технологическому укладу, где возникает общество знаний, где прибыль не играет уже особой роли, где цены формируются по потребностям. Эта "новая экономика" очень сильно не соответствует традиционным представлениям, вплоть до того, что в ситуации автоматизации, в режиме создания объектов с заранее заданными свойствами производитель настолько подлаживается под потребителя, что богатому он втирает втридорога, а бедному отдаёт бесплатно. На наших глазах рождается экономика, которая может сочетаться как с православной, так и с социалистической доктриной.Один из признаков новой эпохи: западный мир перешёл на отрицательные процентные ставки (как раз и с православием, и с социализмом процент не совместим). И это, похоже, очень серьёзная трансформация. Экономическая политика РФ архаична, и это радикализует то положение, в котором мы оказались.АВГУСТИН, епископ Городецкий и Ветлужский.Я сейчас выступаю не от имени Патриарха, не от имени Церкви, а лично от себя, как человек, как гражданин России. 40 лет примерно в Церкви нахожусь, при этом я — государственный человек, юрист по первому образованию, работал и в иностранной Юридической коллегии, и в Министерстве транспортного строительства, и где только не пришлось на руководящих постах работать, когда был ещё молодым.Я был верующим с детства, но это — разные вещи: быть церковным и быть верующим. Когда я попал в 28 лет в Тернопольской области в Почаевский монастырь и взял там в руки первую книгу — сразу нашёл ответы на всё то, чем мучился и страдал эти годы. И с этого момента у меня начинается совершенно другая жизнь.На мой взгляд, православный социализм имеет право на существование по нескольким причинам и основаниям. Первое: планета Земля есть уникальное явление во Вселенной, при этом она — хрупкий феномен. Всё на этой планете уникально и одновременно феноменально. Уникальные вещества: вода, воздух, почва, газы, химические соединения. Виды живых существ — всё это разнообразие участников земных отношений находится в упорядоченном сотрудничестве, сотворчестве, воспроизводстве, но неосмысленном и неосознанном. Всё это многообразие чудесным образом организуется, управляется и корректируется объективными законами, действующими на уникальной планете Земля. Ещё одна составляющая нашей планеты — это люди, народы, человечество в целом. Это фундаментально иная группа участников земных отношений по сравнению с животными и органическим миром.Человек — существо разумное, душевное, духовное, нравственное, со свободной волей, бессмертное, творческое. Мы знаем, что первый человек совсем не похож на нас. Он был духовным! Адам, говорят, даже был светящимся. Разум и свободная воля, творчество и бессмертие не только отличают человека от остальных земных существ, но отличают даже от ангелов. Ангелы — это только служебные духи, их воля ограничена и направляется извне.Если все живые существа планеты жёстко и последовательно реализуют вложенные в их генотип и природу планы и программы Того, Кто их сотворил и ввёл в земное пространство, то человек априори, то есть изначально, обладая разумом, творчеством и свободной волей, явно имеет иные цели, иную программу. Тело человека — это его соединение с минеральным, растительным и животным миром Земли и космоса. Духовность — это прямое соединение с Богом и ангелами, это наполнение природы человека дарами Святого Духа, которые может дать только Бог. Нравственность — это качество воли и поведения человека, имеющее целью исключительное служение, безопасное, творческое и жертвенное. Поэтому люди обязаны жить в соответствии со своей природой — духа, души и тела, то есть люди обязаны жить в социуме, в общении, в браке (если они не монахи), в союзе, в коллективе, в народе.Существование народов в современной цивилизации требует принципиально новых подходов, переосмысления прежних парадигм и методик, которые были введены в жизнь и в действие в XIX-XX веках. Это была модель, основанная на арифметике, на логике, на рассудке, на превосходстве количественных показателей в постижении всех явлений. Сегодня нужны иные принципы в организации и построении совершенно новых моделей и программ — в законах, образовании, здравоохранении, в целом в системе безопасности государства, общества, личности, брака, семьи, устройства территорий. И в этих рассуждениях есть фундаментальная тема: возможно ли построение и реализация модели и уклада жизни человека и общественных отношений на фундаменте парадигмы Бога и его заповедей? И в свете идеала совершенного поведения человека в личном плане, в обществе и в природной среде?Вот почему тема православного социализма для меня является более чем интересной. Самые разные авторы, уникальные выдающиеся личности из многих народов занимались анализом темы социализма. Но эти выдающиеся личности, как правило, жили в другое время, в другой парадигме, в другом качестве государства, религии, в других социальных укладах народной жизни.Нынешнее отношение "цивилизации тела" к природной среде, к невозобновляемым ресурсам, к обществу ведёт прямой дорогой к Апокалипсису. Лучшая, понимающая часть российского населения сегодня обязана осознать данную опасность и взять на себя ответственность за судьбу своего народа и человечества. Почему именно российская элита должна это сделать? Огромная территория — 18 миллионов квадратных километров земли, такой территории ни у кого нет. Феноменальные природные ресурсы, вся таблица Менделеева. Талантливый народ, обладающий подражательными способностями делать, творить и созидать всё, что способны делать любые народы. Буквально всё — наука, спорт, искусство — всё, что только могут делать люди на земле, мы умеем делать.Я думаю, что мы сегодня неверно оцениваем Советский Союз, его опыт. К модели Советского Союза, на мой взгляд, надо относиться следующим образом. Идея социализма пришла с Запада. Однако этот марксистский социализм лишь претендовал на всеобъемлющую теорию, но не был прописан ни на экономическом уровне, ни на политическом, ни на нравственном и, тем более, духовном уровне. Это действительно просто утопия. И на этом фоне построение социализма в сталинскую эпоху — это совершенно уникальный опыт в истории.Троцкий сказал: мы Сталина за всё простим, но мы его не простим за то, что он стал строить социализм в отдельно взятой стране.Сталин действовал в темноте, не на кого было сослаться, не с кого взять пример, но дело его, тем не менее, было совершено. Спрашивается: почему Бог выбирает большевиков, а не творцов Февральской революции? Не потому ли, что из их среды в скором времени выделится человек, который, не имея никакого образования, не окончив даже семинарии, совершит столь великое дело? Этот человек после того, как в войне и катаклизмах были уничтожены миллионы представителей национальной элиты (крестьян, рабочих, врачей, учителей, военных), за какие-то 15 лет совершает невозможное, немыслимое. Он создаёт всю инфраструктуру оборонки, высокой науки, образования. Это невероятный феномен. Никакая Римская империя, никакая Атлантида не идут с этим в сравнение.Мы должны дать правильную оценку Сталину. В первый период его правления, до 1941 года, он собирал народ, выполняя миссию Моисея. Когда Моисей выводил из Египта своё племя, Бог ему сказал: "Собирай народ". Сталин собрал советский народ, и этот народ защитил свою идею, свою землю во время страшного испытания. И кончилось тем, что Сталин и Рузвельт поделили весь мир пополам. А Черчилль был вынужден это подписать. Вот какой авторитет был у Сталина в то время!Второй период, который Сталин не успел закончить: он обратился после 1945-го года к представителям всех церквей и хотел провести Восьмой Вселенский Собор. Все испугались, зная, что такое "Восьмой собор". И тогда провели в 1948 году 500-летие автокефалии Русской православной церкви, куда приехали все выдающиеся богословы. Это была идея Сталина, хотевшего сделать православие ведущей силой в мире.Нам может что-то нравиться или не нравиться в советском проекте — идеального государства никогда не будет. Но на сегодняшний день мы должны вспомнить слова Христа: "По плодам их узнаете их".Нам надо бороться за идею православного социализма. Мы его можем построить на нашей земле, потому что нам близка и тема общины, и схода, и бережливого отношения ко всему в природе, и мы никогда не сводили смысл жизни к получению больших денег.Если мы по-настоящему проработаем идею православного социализма — эту идею поддержат все народы, которых не устраивает американская парадигма. Потому что сегодня всем народам слабым, немощным, маленьким нужен кто-то, за кого они могут держаться, и самое главное — всем нужно знамя, за которым можно идти.Именно Изборский клуб мог бы стать Козьмой Мининым в наше время — к нему тянется народ, желают не только слушать, но и слышать, не только смотреть, но и видеть, не только читать, но и понимать то, что написано.Александр ЕЛИСЕЕВ, историк, ведущий эксперт Изборского клуба.Базовый институт, в котором выражен примат общественного над частным — это община. Это может показаться немножко архаичным: сразу представляется дореволюционная поземельная крестьянская община. Но не обязательно замыкаться на этом. Она может быть совершенно разной. На Западе сейчас принято выражение "комьюнити" в отношении разных общественных организаций, и это направление очень бурно развивается.Социализм — это примат, превалирование общин территориальных и общин производственных. Здесь говорилось о социализме Герцена, о содружестве самоуправляемых общин (эту идею разрабатывал также Кропоткин и многие другие теоретики левого толка), но они всегда допускали большую ошибку: они забывали о государственной власти. В этом плане их идея выглядела и смотрелась утопически.Это содружество общин должно иметь над собой ещё и мощную государственную вертикаль с властью сильного правителя. Государство должно защищать общины от эксплуатации и угнетения, чтоб одна группа богатых и знатных не могла поработить большинство, чтобы одни общины не могли поработить другие. В этом — главная функция государства.Итак, сильная государственная власть с личной властью правителя, плюс мощное самоуправление общин территориальных и общин промышленных. Вот, на мой взгляд, модель русского народного православного социализма.Протоиерей АЛЕКСАНДР (Миняйло), ректор Уральского института бизнеса, доктор экономических наук.Дорогие братия и сестры! Вот уже это обращение "братья и сестры" сразу же и стирает из сознания такое понятие в существующей экономике, как "конкуренция". Братья и сестры, какая конкуренция внутри страны? Её надо заменить кооперацией, тогда синергетический эффект будет колоссальный. Новое поколение смутно знает о социализме, который строили в нашей стране. Да, мы строили совершенно новое общество. Да, есть огромные положительные моменты в этом обществе, хотя есть и определённые ошибки.Когда у страны нет цели, какое общество мы строим? Мы должны строить духовно-нравственную цивилизацию, в которой образование, медицина и сам человек являются главенствующими. Поэтому в этой цивилизации должна быть другая экономика, называемая духовно-нравственной. Нравственность — это отношения между людьми. А духовность — это уже высший порядок. Поэтому целевая установка такой экономики отличается от существующей: существующая базируется только на получении максимальной прибыли. При этом бездуховный человек стремится к комфорту. А в духовно-нравственной экономике общественная задача заключена в том, чтобы народ жил в достатке. И главная задача человека — спасение, приближение к Богу, познание Бога как абсолютной истины. Такого рода мировоззрение полностью меняет экономические категории. К примеру, если в нынешней экономике земля продаётся, то в духовно-нравственной экономике земля не должна продаваться. Она принадлежит Богу.Правильно академик Глазьев говорит, что с шестым технологическим укладом меняется и хозяйственный уклад. Исходя из этого, конечно, мы не можем рассчитывать на ту финансовую систему, которая базируется на ростовщичестве. Это система величайшего греха. Мы должны написать чисто российский учебник, а не учить студентов по американскому Экономиксу. В противном случае мы воспитываем "пятую колонну".Ещё одна важнейшая задача — консолидировать народ. Потому что без великого общего дела нельзя создать новое общество. Какой программой мы можем это сделать? Мы построили в XX веке величайшую страну, но это породило урбанизацию. А Господь нам дал величайшее пространство. Поэтому сейчас мы должны перейти к деурбанизации, расселению народа, когда каждый русский мужик строит свой дом. Не в ущерб ВПК мы возродим таким образом Россию, освоим необжитые пространства. Такая программа объединит народ.Игумен АФАНАСИЙ (Селичев), наместник Свято-Архангельского монастыря в Юрьеве-Польском.Нас объединяет тема суверенного социального государства, государства социальной справедливости. И Церковь, которая эту справедливость провозгласила ещё со времен апостольской общины, будет сотрудничать в этом важном деле со всеми желающими это государство строить — с атеистами в том числе.Что касается марксизма: другого реального опыта построения социального государства, действительно, нет. И как человек, всерьёз увлекавшийся в юности марксизмом, могу сказать, что сегодня, с высоты прожитых лет, и церковного опыта, и опыта житейского, у меня к марксизму единственная претензия: это атеистический материализм. Заимствован он был из фейербахианского богоборчества. И если социалисты откажутся от этой неорганичной глупости, внедрённой в их мировоззрение, то с ними можно будет сотрудничать в построении социального государства.Виталий АВЕРЬЯНОВ, директор Института динамического консерватизма, доктор философских наук.Из рассматриваемых нами трактовок понятия "социализм" самым значимым является опыт конкретного исторического уклада. Потому что все теории стоят гораздо меньше, чем этот 70-летний опыт. Безусловно, это тот реальный социализм, явленный в истории со всеми его грехами, пороками и, в то же время, со всеми его достижениями. Это тот социализм, который должен рассматриваться, когда мы ставим вопрос, возможно ли соединение социалистических идей с православными ценностями.Однако для нас крайне важно, что социализмом можно называть и определённые старинные традиции русской самоорганизации. Знаменитый спор об общине в XIX веке поставил вопрос о социализме, который существовал в недрах самодержавия в течение многих веков. А значит, можно предположить, что в архетипе русского мужика социалистическое начало было заложено задолго до любых теорий. И может быть, именно здесь заключается разгадка того, почему удалось построить в России такой мощный социалистический уклад в XX веке. Ведь крепостной крестьянин (даже не берём государственных крестьян) владел землей через общину. Часто называли крепостных рабами, но это были рабы-землевладельцы. Собственность эта была, конечно, не частная, а в форме коллективной, общинной. Отсюда и представление о том, что земля — Божья. Кстати говоря, после завершения гражданской войны, как показывают современные исследования, большинство крестьян вернулось к общине. Ни столыпинская реформа, ни даже Декрет о земле, который, безусловно, апеллировал к инстинкту частной собственности, не переломили народное представление о справедливости. В общинных отношениях, при всей их неоднозначности, русский человек видел гарантию от явной социальной несправедливости, от социальных хищников, от скупщиков земли.Даже Карл Маркс писал в письмах Засулич и в редакцию "Отечественных записок", что Россия, обладая такой мощной и развитой общиной и артелью, сможет перепрыгнуть в социализм, минуя все трагические периоды "первоначального накопления", которые свойственны западной истории.Герцен полагал, что можно объединить эти русские общины, эти малые социализмы в единый земский собор — такой республиканский парламент. Безусловно, это была утопия, но ведь, если называть вещи своими именами, и марксизм тоже был утопией.Социализм не был изначально ни атеистическим, ни космополитическим, не был ему свойствен в обязательном порядке и экономический детерминизм. Изначально на Западе широко был распространён христианский социализм. Он возрождался в XX веке, в частности, в католической теологии освобождения. Мать Тереза в 86-м году говорила: "Я считаю учение Христа глубоко революционным и глубоко соответствующим делу социализма. Оно не противоречит даже марксизму-ленинизму". Не так давно Уго Чавес говорил: Иисус Христос — наш, он принадлежит бедным, он принадлежит тем, кто решает задачи освободительные.Часто говорилось, что задача социализма — это, прежде всего, преодолеть голод, преодолеть нужду. Но, с другой стороны, главный вопрос заключается ведь не в том, как преодолеть голод, а в том, ради чего голодать и ради чего насыщаться. Даже утопии своим энергетическим зарядом сообщают человеку вектор его смысложизненных ориентиров. Если утопия ориентирует человека на полный холодильник, то мы и получим в результате недолёт — во всех отношениях. Если же человек ориентируется на воскрешение отцов (утопия русского космизма), то такая планка обеспечивает благородную и, в сущности, довольно точную оценку очень многих жизненных вопросов.В истории России ХХ века мы видели два магистральных облика социалистической идеи — это социализм сталинского образца и поздний зрелый социализм, который возник после хрущёвского перелома. Первый социализм был нацелен и направлен на рывок в развитии, в производстве и создании нового индустриального уклада, а также на выработку принципиально нового типа человека. Второй образ социализма, который постепенно переходил в стадию энтропии, поставил совсем другую задачу: догнать и перегнать Запад по потреблению. Это был очень существенный перелом в ценностных ориентирах общества, и после того как этот перелом произошёл, постепенно стало ясно, что целевые векторы развития у социалистической и капиталистической систем, в общем-то, не сильно отличаются друг от друга.Столкнулись две полуправды, а значит, две лжи. С одной стороны, мамонопоклонство, узкий эгоизм, а с другой стороны — потребительство, стадный эгоизм. И произошло взаимопроникновение этих двух полуправд, они фактически на определённом этапе выступили заодно. Поэтому, когда мы ставим вопрос о православном социализме, мы, конечно, ставим вопрос об определённом метафизическом перевороте. Потому что полный холодильник, развлечения, свободное время — эти вещи, которые были ориентиром прогресса для революционных социалистов, безусловно, не могут задать такую планку развитию человека, которая бы способствовала его совершенствованию, в том числе и социальному.Есть определённая недооценка человека, когда говорят о том, что он зависит от среды, что если поменять среду, то поменяется и человек. Помимо уровня преодоления нужды, есть более высокие уровни человеческой жизни: это творчество, совершенствование души и ума, и ещё более высокий этаж — это служение как преображение мира. Не всегда творчество и служение становятся возможными благодаря удовлетворению нужды. Очень часто первый этаж удовлетворённых потребностей, напротив, запирает путь к верхним этажам личности.Православие, идея Христа и социализм как преодоление невзгод мира с помощью труда могут быть союзниками в своём восстании против метафизического зла, метафизической несправедливости. По выражению нашего выдающегося христианского социалиста Сергия Булгакова, зло — это паразит, который вторгся в благую природу творения и живёт в ней. И этот паразит меняет свои лики, всё время является в разных обличьях. Поэтому идея православного социализма как преображения социума может быть весьма богатым источником для наших идейных решений в будущем.

15 апреля, 22:44

Монастыри и колхозы

Изборский клуб провёл ряд дискуссий на тему "Православный социализм". Участники дискуссий говорили о возможности православного (или христианского) социализма как перспективного идеологического направления нашей общественной и политической жизни. В выступлениях затрагивались и другие темы.Геннадий ЗЮГАНОВ, лидер КПРФ, доктор философских наук.епископ Городецкий и Ветлужский Августин,Виталий Аверьянов, Сергей Глазьев,Александр Елисеев, Геннадий ЗюгановНа фото: Священник церкви Святой Троицы отец Григорий (Королев), он же — председатель колхоза «Колос» (2006 год)Благодарю за приглашение в ваш интеллектуальный клуб. Мы внимательно следим за вашими работами, в частности, опубликованными в журнале "Изборский клуб". И многими из ваших разработок пользуемся.Мы подготовили программу, связанную со столетием трёх событий: столетие февраля 1917 года, столетие Великого Октября, столетие гражданской войны. Мы рассматриваем гражданскую войну, прежде всего, как войну пролетарского октября с либерально-масонским февралём. Сам же факт подготовки нашей программы был связан с проведением выдающихся выставок в Манеже: "Рюриковичи", "Романовы". Государство демонстрирует внимание и уважение к своей истории, и нельзя не отметить, что в последнее время довольно достойно показывают советскую эпоху. Не без перекосов, но многое из советской эры было отражено более достоверно, чем это делалось ранее.За 150 лет истории было 12 кризисов капитализма, при этом два последних системных кризиса закончились мировыми войнами, что не может не тревожить. Новый системный кризис разразился в 2008-м году, и одному Богу известно, чем он закончится.Из предыдущего глобального кризиса мир был выведен во многом благодаря советскому проекту. Этот выход был обеспечен нашей великой победой. Я считаю, что на войне мы, умывшись кровью, примирились — и белые, и красные, и репрессированные священники, и казаки. И май 1945-го мы встретили единым народом.А сейчас пытаются снова нас сталкивать, и в этой связи нам угрожают серьёзнейшие опасности. Об одной из них сказал Путин на сессии ООН: нас пытаются брать в клещи. Американцы подготовили торговое партнёрство со своими сателлитами в Европе. Это партнёрство выдавливает нас с европейских рынков. И если мы потеряем европейские рынки, наш бюджет, и без того дохлый и хилый, развалится. Готовится такое же партнёрство в азиатско-тихоокеанском регионе. Оно должно не пустить нас на азиатские рынки, где мы теперь в основном торгуем сырьём. Эти клещи сейчас могут сомкнуться, и надо искать противоядие против данной угрозы.Идеи православия, дружбы народов, соборности и коллективизма имеют у нас тысячелетнюю историю. Они могут и должны быть не только главной духовной, но и социально-экономической опорой. Идеалы социализма, в основу которых заложены справедливость, труд и дружба народов, и идеалы православной культуры, на базе которых вырастали целые поколения наших державников, сегодня вполне совместимы и востребованы.Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН, советник президента РФ.Современная ситуация в экономике характеризуется нарастающим хаосом. Экономика вышла из режима какой-либо управляемости. К примеру, мы пришли к таргетированию инфляции и в итоге получили двукратное повышение инфляции. Мы говорили о переходе на инновационный путь развития и в итоге получили дальнейшую деградацию в экономике.Мы говорили о деофшоризации, а получили рост доли иностранного капитала в корпорациях, в промышленности. Мы говорили об импортозамещении, но вместо импортозамещения получили дальнейшее повышение цен. И этот нарастающий хаос — следствие двух процессов. Во-первых, продолжается углубление нашей внешней зависимости от американоцентричной финансовой системы. С другой стороны, во внешней сфере мы оказываемся на острие американской агрессии и вынуждены ей сопротивляться. Явно имеет место диссонанс между финансово-экономической внешней зависимостью и необходимостью суверенной внешней политики, проводимой для того, чтобы выжить.Наш финансовый рынок на две трети контролируется нерезидентами, а в сфере валютно-финансовых спекуляций доля нерезидентов составляет 90%. Это — прямое следствие проводившейся у нас политики Вашингтонского консенсуса, которая выражается рекомендациями Международного валютного фонда. Смысл этой политики очень простой: подчинение национального пространства интересам международного, главным образом американского, финансового капитала. Отказ от суверенитета в области денежной политики, отказ от самостоятельной эмиссии денег и привязка денежной эмиссии только к расширению валютных резервов. До сих пор две трети эмиссии у нас формируется под иностранные источники.Раньше эта зависимость мало ощущалась потому, что шёл приток дешёвых кредитов из-за границы, наши корпорации вместе с государством позанимали там 700 млрд. долларов. Развивалось при этом только то, что нужно было Западу, — экспорт сырья, импорт товаров народного потребления. Уничтожалось всё то, что было нужно для внутреннего рынка. Но эта внешняя зависимость проявилась во всей своей мощи, как только мы столкнулись с санкциями. Санкции заключаются в том, что нам прекратили рефинансировать внешние кредиты, и сразу наша денежная база начала сдуваться.Рубль — самая обеспеченная валюта мира сегодня, наши валютные резервы избыточны, т.е. вдвое больше, чем денежная база, рубль недооценён в 5 раз по паритету покупательной способности. Рубль — самая заниженная в мире валюта по цене, самая обеспеченная при этом и одновременно самая волатильная. Таким образом, нас искусственно загнали в стагфляционную ловушку.Во всём мире развитые страны перешли к денежно-промышленной политике. То есть они заливают экономику деньгами. Уже восемь лет, как идёт беспрецедентная денежная эмиссия доллара, евро, фунта, йены, юаня. Объём мировых валют в долларах, то есть количество долларовой массы, выросло с 2007-го года в четыре раза. Наша финансовая система сжимается, западная система расширяется, под разговоры про инновации поднимают процентную ставку. А ещё Шумпетер доказал, что процентная ставка — это налог на инновации и на инвестиции. Мы убиваем нашей макроэкономической политикой переход к новому технологическому укладу и одновременно усиливаем зависимость от внешних источников, потому что экономика идёт туда, откуда приходят деньги. А раз деньги оттуда уже не приходят, экономика сжимается.Бурно растут Китай, Корея, Вьетнам, Малайзия, Индия. Такие темпы экономического роста демонстрируются на основе новой системы производственных отношений. Это то, что Питирим Сорокин назвал в 60-е годы "интегральным строем": сочетание плана и рынка. То, что наши экономисты позднее назвали "конвергенцией двух систем". И мы видим: эта конвергенция состоялась, и на наших глазах формируется новая система производственных отношений, система институтов, которые кардинально отличаются от глобальной либерализации американского образца.Если главным движущим мотивом в американоцентричной системе является максимизация прибыли, где бал правит финансовый олигархат, то новая финансовая система ставит перед собой задачу роста народного благосостояния, гармонизацию социально-экономических отношений. Государство выстраивает такие правила игры, чтобы обеспечивать эффективную работу бизнеса в интересах общества. Китайцы называют это социализмом с китайской спецификой, японцы — джапан инкорпорейтед, у корейцев своя система, во Вьетнаме по-прежнему строят социализм, в Индии элементы этого порядка тоже работают.Та программа, которую мы предлагаем, — это программа перехода на внутренние источники кредита, стратегическое планирование, использование наших конкурентных преимуществ на основе долгосрочного целеполагания и система целевого кредита под низкие процентные ставки в соответствии с индикативными стратегическими планами на основе частно-государственного партнёрства.Чего нам недостаёт, так это идеологии. И в этом смысле опыт православной традиции и опыт строительства социализма в нашей стране может дать качественно-новый идеологический взгляд, который упорядочит наше понимание и собственных перспектив, и собственных преимуществ, и новое понимание окружающего нас мира. Нам такая идеология крайне нужна. Она, замечу, отвергается нашими европейскими партнёрами напрочь, хотя там есть и социал-христианские, и христианско-демократические движения. Но все мои попытки в Социнтерне объяснить, что нужно переходить к консервативному синтезу, опираясь на традиционные ценности, вовлекая религиозные конфессии в формирование идеологического базиса, не встретили никакого понимания. Их волнуют однополые браки и прочий сатанизм. К ценностям исконным они возвращаться не хотят, исходя из чего, я думаю, что Европа обречена.При этом по теме сегодняшнего заседания необходимо сказать очень важную вещь. Сама по себе идеология социал-христианства прекрасно подходит к шестому технологическому укладу, где возникает общество знаний, где прибыль не играет уже особой роли, где цены формируются по потребностям. Эта "новая экономика" очень сильно не соответствует традиционным представлениям, вплоть до того, что в ситуации автоматизации, в режиме создания объектов с заранее заданными свойствами производитель настолько подлаживается под потребителя, что богатому он втирает втридорога, а бедному отдаёт бесплатно. На наших глазах рождается экономика, которая может сочетаться как с православной, так и с социалистической доктриной.Один из признаков новой эпохи: западный мир перешёл на отрицательные процентные ставки (как раз и с православием, и с социализмом процент не совместим). И это, похоже, очень серьёзная трансформация. Экономическая политика РФ архаична, и это радикализует то положение, в котором мы оказались.АВГУСТИН, епископ Городецкий и Ветлужский.Я сейчас выступаю не от имени Патриарха, не от имени Церкви, а лично от себя, как человек, как гражданин России. 40 лет примерно в Церкви нахожусь, при этом я — государственный человек, юрист по первому образованию, работал и в иностранной Юридической коллегии, и в Министерстве транспортного строительства, и где только не пришлось на руководящих постах работать, когда был ещё молодым.Я был верующим с детства, но это — разные вещи: быть церковным и быть верующим. Когда я попал в 28 лет в Тернопольской области в Почаевский монастырь и взял там в руки первую книгу — сразу нашёл ответы на всё то, чем мучился и страдал эти годы. И с этого момента у меня начинается совершенно другая жизнь.На мой взгляд, православный социализм имеет право на существование по нескольким причинам и основаниям. Первое: планета Земля есть уникальное явление во Вселенной, при этом она — хрупкий феномен. Всё на этой планете уникально и одновременно феноменально. Уникальные вещества: вода, воздух, почва, газы, химические соединения. Виды живых существ — всё это разнообразие участников земных отношений находится в упорядоченном сотрудничестве, сотворчестве, воспроизводстве, но неосмысленном и неосознанном. Всё это многообразие чудесным образом организуется, управляется и корректируется объективными законами, действующими на уникальной планете Земля. Ещё одна составляющая нашей планеты — это люди, народы, человечество в целом. Это фундаментально иная группа участников земных отношений по сравнению с животными и органическим миром.Человек — существо разумное, душевное, духовное, нравственное, со свободной волей, бессмертное, творческое. Мы знаем, что первый человек совсем не похож на нас. Он был духовным! Адам, говорят, даже был светящимся. Разум и свободная воля, творчество и бессмертие не только отличают человека от остальных земных существ, но отличают даже от ангелов. Ангелы — это только служебные духи, их воля ограничена и направляется извне.Если все живые существа планеты жёстко и последовательно реализуют вложенные в их генотип и природу планы и программы Того, Кто их сотворил и ввёл в земное пространство, то человек априори, то есть изначально, обладая разумом, творчеством и свободной волей, явно имеет иные цели, иную программу. Тело человека — это его соединение с минеральным, растительным и животным миром Земли и космоса. Духовность — это прямое соединение с Богом и ангелами, это наполнение природы человека дарами Святого Духа, которые может дать только Бог. Нравственность — это качество воли и поведения человека, имеющее целью исключительное служение, безопасное, творческое и жертвенное. Поэтому люди обязаны жить в соответствии со своей природой — духа, души и тела, то есть люди обязаны жить в социуме, в общении, в браке (если они не монахи), в союзе, в коллективе, в народе.Существование народов в современной цивилизации требует принципиально новых подходов, переосмысления прежних парадигм и методик, которые были введены в жизнь и в действие в XIX-XX веках. Это была модель, основанная на арифметике, на логике, на рассудке, на превосходстве количественных показателей в постижении всех явлений. Сегодня нужны иные принципы в организации и построении совершенно новых моделей и программ — в законах, образовании, здравоохранении, в целом в системе безопасности государства, общества, личности, брака, семьи, устройства территорий. И в этих рассуждениях есть фундаментальная тема: возможно ли построение и реализация модели и уклада жизни человека и общественных отношений на фундаменте парадигмы Бога и его заповедей? И в свете идеала совершенного поведения человека в личном плане, в обществе и в природной среде?Вот почему тема православного социализма для меня является более чем интересной. Самые разные авторы, уникальные выдающиеся личности из многих народов занимались анализом темы социализма. Но эти выдающиеся личности, как правило, жили в другое время, в другой парадигме, в другом качестве государства, религии, в других социальных укладах народной жизни.Нынешнее отношение "цивилизации тела" к природной среде, к невозобновляемым ресурсам, к обществу ведёт прямой дорогой к Апокалипсису. Лучшая, понимающая часть российского населения сегодня обязана осознать данную опасность и взять на себя ответственность за судьбу своего народа и человечества. Почему именно российская элита должна это сделать? Огромная территория — 18 миллионов квадратных километров земли, такой территории ни у кого нет. Феноменальные природные ресурсы, вся таблица Менделеева. Талантливый народ, обладающий подражательными способностями делать, творить и созидать всё, что способны делать любые народы. Буквально всё — наука, спорт, искусство — всё, что только могут делать люди на земле, мы умеем делать.Я думаю, что мы сегодня неверно оцениваем Советский Союз, его опыт. К модели Советского Союза, на мой взгляд, надо относиться следующим образом. Идея социализма пришла с Запада. Однако этот марксистский социализм лишь претендовал на всеобъемлющую теорию, но не был прописан ни на экономическом уровне, ни на политическом, ни на нравственном и, тем более, духовном уровне. Это действительно просто утопия. И на этом фоне построение социализма в сталинскую эпоху — это совершенно уникальный опыт в истории.Троцкий сказал: мы Сталина за всё простим, но мы его не простим за то, что он стал строить социализм в отдельно взятой стране.Сталин действовал в темноте, не на кого было сослаться, не с кого взять пример, но дело его, тем не менее, было совершено. Спрашивается: почему Бог выбирает большевиков, а не творцов Февральской революции? Не потому ли, что из их среды в скором времени выделится человек, который, не имея никакого образования, не окончив даже семинарии, совершит столь великое дело? Этот человек после того, как в войне и катаклизмах были уничтожены миллионы представителей национальной элиты (крестьян, рабочих, врачей, учителей, военных), за какие-то 15 лет совершает невозможное, немыслимое. Он создаёт всю инфраструктуру оборонки, высокой науки, образования. Это невероятный феномен. Никакая Римская империя, никакая Атлантида не идут с этим в сравнение.Мы должны дать правильную оценку Сталину. В первый период его правления, до 1941 года, он собирал народ, выполняя миссию Моисея. Когда Моисей выводил из Египта своё племя, Бог ему сказал: "Собирай народ". Сталин собрал советский народ, и этот народ защитил свою идею, свою землю во время страшного испытания. И кончилось тем, что Сталин и Рузвельт поделили весь мир пополам. А Черчилль был вынужден это подписать. Вот какой авторитет был у Сталина в то время!Второй период, который Сталин не успел закончить: он обратился после 1945-го года к представителям всех церквей и хотел провести Восьмой Вселенский Собор. Все испугались, зная, что такое "Восьмой собор". И тогда провели в 1948 году 500-летие автокефалии Русской православной церкви, куда приехали все выдающиеся богословы. Это была идея Сталина, хотевшего сделать православие ведущей силой в мире.Нам может что-то нравиться или не нравиться в советском проекте — идеального государства никогда не будет. Но на сегодняшний день мы должны вспомнить слова Христа: "По плодам их узнаете их".Нам надо бороться за идею православного социализма. Мы его можем построить на нашей земле, потому что нам близка и тема общины, и схода, и бережливого отношения ко всему в природе, и мы никогда не сводили смысл жизни к получению больших денег.Если мы по-настоящему проработаем идею православного социализма — эту идею поддержат все народы, которых не устраивает американская парадигма. Потому что сегодня всем народам слабым, немощным, маленьким нужен кто-то, за кого они могут держаться, и самое главное — всем нужно знамя, за которым можно идти.Именно Изборский клуб мог бы стать Козьмой Мининым в наше время — к нему тянется народ, желают не только слушать, но и слышать, не только смотреть, но и видеть, не только читать, но и понимать то, что написано.Александр ЕЛИСЕЕВ, историк, ведущий эксперт Изборского клуба.Базовый институт, в котором выражен примат общественного над частным — это община. Это может показаться немножко архаичным: сразу представляется дореволюционная поземельная крестьянская община. Но не обязательно замыкаться на этом. Она может быть совершенно разной. На Западе сейчас принято выражение "комьюнити" в отношении разных общественных организаций, и это направление очень бурно развивается.Социализм — это примат, превалирование общин территориальных и общин производственных. Здесь говорилось о социализме Герцена, о содружестве самоуправляемых общин (эту идею разрабатывал также Кропоткин и многие другие теоретики левого толка), но они всегда допускали большую ошибку: они забывали о государственной власти. В этом плане их идея выглядела и смотрелась утопически.Это содружество общин должно иметь над собой ещё и мощную государственную вертикаль с властью сильного правителя. Государство должно защищать общины от эксплуатации и угнетения, чтоб одна группа богатых и знатных не могла поработить большинство, чтобы одни общины не могли поработить другие. В этом — главная функция государства.Итак, сильная государственная власть с личной властью правителя, плюс мощное самоуправление общин территориальных и общин промышленных. Вот, на мой взгляд, модель русского народного православного социализма.Протоиерей АЛЕКСАНДР (Миняйло), ректор Уральского института бизнеса, доктор экономических наук.Дорогие братия и сестры! Вот уже это обращение "братья и сестры" сразу же и стирает из сознания такое понятие в существующей экономике, как "конкуренция". Братья и сестры, какая конкуренция внутри страны? Её надо заменить кооперацией, тогда синергетический эффект будет колоссальный. Новое поколение смутно знает о социализме, который строили в нашей стране. Да, мы строили совершенно новое общество. Да, есть огромные положительные моменты в этом обществе, хотя есть и определённые ошибки.Когда у страны нет цели, какое общество мы строим? Мы должны строить духовно-нравственную цивилизацию, в которой образование, медицина и сам человек являются главенствующими. Поэтому в этой цивилизации должна быть другая экономика, называемая духовно-нравственной. Нравственность — это отношения между людьми. А духовность — это уже высший порядок. Поэтому целевая установка такой экономики отличается от существующей: существующая базируется только на получении максимальной прибыли. При этом бездуховный человек стремится к комфорту. А в духовно-нравственной экономике общественная задача заключена в том, чтобы народ жил в достатке. И главная задача человека — спасение, приближение к Богу, познание Бога как абсолютной истины. Такого рода мировоззрение полностью меняет экономические категории. К примеру, если в нынешней экономике земля продаётся, то в духовно-нравственной экономике земля не должна продаваться. Она принадлежит Богу.Правильно академик Глазьев говорит, что с шестым технологическим укладом меняется и хозяйственный уклад. Исходя из этого, конечно, мы не можем рассчитывать на ту финансовую систему, которая базируется на ростовщичестве. Это система величайшего греха. Мы должны написать чисто российский учебник, а не учить студентов по американскому Экономиксу. В противном случае мы воспитываем "пятую колонну".Ещё одна важнейшая задача — консолидировать народ. Потому что без великого общего дела нельзя создать новое общество. Какой программой мы можем это сделать? Мы построили в XX веке величайшую страну, но это породило урбанизацию. А Господь нам дал величайшее пространство. Поэтому сейчас мы должны перейти к деурбанизации, расселению народа, когда каждый русский мужик строит свой дом. Не в ущерб ВПК мы возродим таким образом Россию, освоим необжитые пространства. Такая программа объединит народ.Игумен АФАНАСИЙ (Селичев), наместник Свято-Архангельского монастыря в Юрьеве-Польском.Нас объединяет тема суверенного социального государства, государства социальной справедливости. И Церковь, которая эту справедливость провозгласила ещё со времен апостольской общины, будет сотрудничать в этом важном деле со всеми желающими это государство строить — с атеистами в том числе.Что касается марксизма: другого реального опыта построения социального государства, действительно, нет. И как человек, всерьёз увлекавшийся в юности марксизмом, могу сказать, что сегодня, с высоты прожитых лет, и церковного опыта, и опыта житейского, у меня к марксизму единственная претензия: это атеистический материализм. Заимствован он был из фейербахианского богоборчества. И если социалисты откажутся от этой неорганичной глупости, внедрённой в их мировоззрение, то с ними можно будет сотрудничать в построении социального государства.Виталий АВЕРЬЯНОВ, директор Института динамического консерватизма, доктор философских наук.Из рассматриваемых нами трактовок понятия "социализм" самым значимым является опыт конкретного исторического уклада. Потому что все теории стоят гораздо меньше, чем этот 70-летний опыт. Безусловно, это тот реальный социализм, явленный в истории со всеми его грехами, пороками и, в то же время, со всеми его достижениями. Это тот социализм, который должен рассматриваться, когда мы ставим вопрос, возможно ли соединение социалистических идей с православными ценностями.Однако для нас крайне важно, что социализмом можно называть и определённые старинные традиции русской самоорганизации. Знаменитый спор об общине в XIX веке поставил вопрос о социализме, который существовал в недрах самодержавия в течение многих веков. А значит, можно предположить, что в архетипе русского мужика социалистическое начало было заложено задолго до любых теорий. И может быть, именно здесь заключается разгадка того, почему удалось построить в России такой мощный социалистический уклад в XX веке. Ведь крепостной крестьянин (даже не берём государственных крестьян) владел землей через общину. Часто называли крепостных рабами, но это были рабы-землевладельцы. Собственность эта была, конечно, не частная, а в форме коллективной, общинной. Отсюда и представление о том, что земля — Божья. Кстати говоря, после завершения гражданской войны, как показывают современные исследования, большинство крестьян вернулось к общине. Ни столыпинская реформа, ни даже Декрет о земле, который, безусловно, апеллировал к инстинкту частной собственности, не переломили народное представление о справедливости. В общинных отношениях, при всей их неоднозначности, русский человек видел гарантию от явной социальной несправедливости, от социальных хищников, от скупщиков земли.Даже Карл Маркс писал в письмах Засулич и в редакцию "Отечественных записок", что Россия, обладая такой мощной и развитой общиной и артелью, сможет перепрыгнуть в социализм, минуя все трагические периоды "первоначального накопления", которые свойственны западной истории.Герцен полагал, что можно объединить эти русские общины, эти малые социализмы в единый земский собор — такой республиканский парламент. Безусловно, это была утопия, но ведь, если называть вещи своими именами, и марксизм тоже был утопией.Социализм не был изначально ни атеистическим, ни космополитическим, не был ему свойствен в обязательном порядке и экономический детерминизм. Изначально на Западе широко был распространён христианский социализм. Он возрождался в XX веке, в частности, в католической теологии освобождения. Мать Тереза в 86-м году говорила: "Я считаю учение Христа глубоко революционным и глубоко соответствующим делу социализма. Оно не противоречит даже марксизму-ленинизму". Не так давно Уго Чавес говорил: Иисус Христос — наш, он принадлежит бедным, он принадлежит тем, кто решает задачи освободительные.Часто говорилось, что задача социализма — это, прежде всего, преодолеть голод, преодолеть нужду. Но, с другой стороны, главный вопрос заключается ведь не в том, как преодолеть голод, а в том, ради чего голодать и ради чего насыщаться. Даже утопии своим энергетическим зарядом сообщают человеку вектор его смысложизненных ориентиров. Если утопия ориентирует человека на полный холодильник, то мы и получим в результате недолёт — во всех отношениях. Если же человек ориентируется на воскрешение отцов (утопия русского космизма), то такая планка обеспечивает благородную и, в сущности, довольно точную оценку очень многих жизненных вопросов.В истории России ХХ века мы видели два магистральных облика социалистической идеи — это социализм сталинского образца и поздний зрелый социализм, который возник после хрущёвского перелома. Первый социализм был нацелен и направлен на рывок в развитии, в производстве и создании нового индустриального уклада, а также на выработку принципиально нового типа человека. Второй образ социализма, который постепенно переходил в стадию энтропии, поставил совсем другую задачу: догнать и перегнать Запад по потреблению. Это был очень существенный перелом в ценностных ориентирах общества, и после того как этот перелом произошёл, постепенно стало ясно, что целевые векторы развития у социалистической и капиталистической систем, в общем-то, не сильно отличаются друг от друга.Столкнулись две полуправды, а значит, две лжи. С одной стороны, мамонопоклонство, узкий эгоизм, а с другой стороны — потребительство, стадный эгоизм. И произошло взаимопроникновение этих двух полуправд, они фактически на определённом этапе выступили заодно. Поэтому, когда мы ставим вопрос о православном социализме, мы, конечно, ставим вопрос об определённом метафизическом перевороте. Потому что полный холодильник, развлечения, свободное время — эти вещи, которые были ориентиром прогресса для революционных социалистов, безусловно, не могут задать такую планку развитию человека, которая бы способствовала его совершенствованию, в том числе и социальному.Есть определённая недооценка человека, когда говорят о том, что он зависит от среды, что если поменять среду, то поменяется и человек. Помимо уровня преодоления нужды, есть более высокие уровни человеческой жизни: это творчество, совершенствование души и ума, и ещё более высокий этаж — это служение как преображение мира. Не всегда творчество и служение становятся возможными благодаря удовлетворению нужды. Очень часто первый этаж удовлетворённых потребностей, напротив, запирает путь к верхним этажам личности.Православие, идея Христа и социализм как преодоление невзгод мира с помощью труда могут быть союзниками в своём восстании против метафизического зла, метафизической несправедливости. По выражению нашего выдающегося христианского социалиста Сергия Булгакова, зло — это паразит, который вторгся в благую природу творения и живёт в ней. И этот паразит меняет свои лики, всё время является в разных обличьях. Поэтому идея православного социализма как преображения социума может быть весьма богатым источником для наших идейных решений в будущем.

06 апреля, 14:29

Молдова и Россия: взгляд в единое будущее

"Молдова и Россия: общая история, общие ценности, общий взгляд на будущее". Запись с Международной конференции в Кишинёве. В конференции участвуют: писатель Александр Проханов, историк Николай Стариков, экономист Михаил Делягин, политолог Виталий Аверьянов, публицист Олег Розанов, профессор Георгий Филимонов, а также председатель ПСРМ Игорь Додон, председатель парламентской фракции ПСРМ Зинаида Гречаный, башкан Гагаузской автономии Ирина Влах, депутат парламента РМ Богдан Цырдя. Также в работе конференции приняли участие представители дипломатического корпуса, депутаты Парламента РМ, историки, политологи и представители научных кругов Республики Молдова и "Изборского клуба". Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

05 апреля, 15:00

Русский мир вовлекает в себя разные культуры, народы и цивилизации.

Виталий АверьяновСловосочетание "Русский мир", безусловно, очень загадочно. Хотя оно встречается в русской письменности давно, еще в древней Руси, но концептуальным сделалось совсем недавно — в связи с гибелью Советского Союза, когда из-под расползающейся империи обнажился каркас нашей идентичности, наша "русскость" как последнее основание.У идеологов 90-х годов, заговоривших о "Русском мире", термин "русский" имел специфическое звучание — как знак ущербности и поражения. У Щедровицкого-младшего, Павловского, Чернышева доктрина "русскости" и "Русского мира" отражала ощущение сжимающейся России. Тогда это казалось аксиомой: говорили про "остров Россию", говорили про "архипелаг Россию", некоторые доходили даже до того, что Русь может сжаться до размеров Владимиро-Суздальской земли. И общим местом стало сведение Русского мира к языку. Это была в значительной степени концепция уменьшительная, отступательная.Почему это важно помнить? Дело в том, что, когда Путин впервые в 2001 году заговорил о Русском мире, а затем в 2006 году, накануне Года русского языка, поднял эту тему на государственную высоту, в значительной степени у него данный дискурс был продиктован именно тем, что предложили эти господа с их лингвистическим толкованием "Русского мира".Откуда пошло такое толкование? Первоисточником является, скорее всего, небезызвестный советский диссидент Михаил Гефтер, который еще в конце 80-х годов рассуждал на тему русской культуры как космополитической в своей сущности. И тогда он впервые употребил словосочетание "русский мир" в этом контексте. Позднее один из друзей Щедровицкого Сергей Градировский в интервью украинским СМИ проговорился, что фактически через русский язык и эти самые русскоязычные диаспоры предполагалось получить доступ к глобальным экономическим ресурсам. И он пишет такую интересную вещь: "Обратите внимание, когда у вас появляются ресурсы такого масштаба, вас уже не интересуют русские Крыма или Ташкента, вас интересуют русские с Брайтон Бич, русские Израиля и Силиконовой долины, те, кто чего-то достиг в Париже, Лондоне, Пекине, Лос-Анджелесе и так далее. Иначе говоря, у вас появляется другой список лиц, с которыми вам важно и интересно работать".В последние 8 лет происходит значимая трансформация, сначала заработал фонд "Русский мир", который в своей концепции являлся во многом всё ещё пленником языкового подхода, затем к этой теме подключился святейший патриарх Кирилл, и он привнес в нее бо́льшую определенность с точки зрения цивилизационного подхода. Ну, и, наконец, самой главной вехой, на мой взгляд, является 2014 год — это воссоединение с Крымом, где слова "Русский мир" стали знаменем и символом национального пробуждения, а затем события на Донбассе, куда стекались добровольцы именно под лозунгами Русского мира. Это совершенно другая постановка вопроса, когда Русский мир является не пассивным ресурсом самосохранения, но двигается в истории и пространстве как активный субъект.Очень трудно определять живое — то, что еще развивается. Тем не менее, в первом приближении Русский мир можно охарактеризовать как поле тяготения Русской цивилизации, которое вовлекает элементы других культур, народов, религий, цивилизаций. При этом надо понимать, что это не только внешнее проявление тяготения, оно работает и внутри, поэтому изначально порочным был подход к тому, что Русский мир — это, прежде всего, работа с соотечественниками за рубежом, с зарубежными диаспорами. Это очень важное направление, но ни в коей мере не исчерпывающее тему Русского мира.В 1990 годы была рождена концепция "россиян" как политической нации РФ. Это был примитивный подход к нации как к простой совокупности граждан. Академик Тишков предложил рассматривать русских как чисто этническое понятие. А на место того, что понималось раньше под русскими в имперской России, и что понималось под советскими людьми в СССР, было предложено понятие "россияне". Это было закреплено и зафиксировано Ельциным. Между тем, понятие "русские" изначально было в первую очередь маркером цивилизационной, а не этнокультурной идентичности. Таким образом, в XX веке была осуществлена терминологическая диверсия, выбивающая основания из-под цивилизационного прочтения "Русского мира". Но сегодня это прочтение восстанавливается, и к "Русскому миру" причисляет себя всё больше и больше людей, которые не являются русскими и даже славянами в этнокультурном плане. Эпоха обмана проходит.В принципе, всё, что делает Изборский клуб, от начала и до конца, — это стратегии Русского мира, этому посвящен любой наш доклад. Сегодня я бы хотел остановиться на ещё одном аспекте русской стратегии. Он связан с тем, что в XXI веке Русский мир столкнётся с небывалыми вызовами, которые раньше перед ним еще не стояли. Мы сейчас находимся в очень агрессивной геоэкономической и геополитической среде: среди бурно растущих народов, экономик, растущих амбиций других держав и других цивилизаций. В этих условиях, если стратегия Русского мира будет выстроена неправильно, есть очень большой риск оказаться зажатыми и даже расплющенными между цивилизационными гигантами — прежде всего, Западом и Китаем. У нас сейчас на волне определенной антизападной риторики возникла обратная крайность такого несколько беспечного оптимизма по отношению к союзу с Китаем. Как бы мы ни относились к этому союзу, во всяком случае, смешно было бы рассчитывать на равное партнерство, просто сопоставив сегодняшние экономические массы наших стран. При несопоставимой экономической и демографической мощи цивилизаций очень трудно сохранить свою геополитическую субъектность. И вряд ли это соотношение радикально поменяется в ближайшие 50 лет, поскольку, по нашим оценкам, даже при самых высоких темпах развития, всё равно наша доля в мировой экономике (даже с учётом СНГ) будет где-то от 2% до 5%.Сейчас наш Институт динамического консерватизма работает над новым докладом Изборскому клубу, посвященным выстраиванию третьего мирового полюса, который создаст соответствующую геоэкономическую базу, и на ее основе сможет защитить суверенитет тех держав, который будут входить в этот третий полюс. Знаменательно, что сегодня среди нас присутствует представитель Ирана, потому что, как нам кажется, такие державы как Индия, Иран и Россия могли бы создать необходимый базис для третьего геополитического полюса в XXI веке, и это было бы наиболее органичным решением. Россия может быть чрезвычайно важна в этом союзе — и как инициатор, и как носитель определенных важных технологий, и как носитель очень богатого исторического опыта. Мы не можем сегодня себе позволить роскошь заняться собой, забыв о больших геополитических вопросах, нам придется решать всё одновременно: и внутренние, и глобальные проблемы. Иначе мы не сможем выстоять и выжить в наступающей эпохе.http://www.izborsk-club.ru/content/articles/8758/

31 марта, 11:36

Александр Проханов // "Завтра", №13, 31 марта 2016 года

Русский мир: молитвы и стратегииВиталий Аверьянов, Сергей Батчиков, Михаил Кильдяшов, Александр Проханов, Олег РозановЧто такое "Русский мир"? Он объединяет людей по национальности? По месту проживания? Или это культура, вероисповедание? Своими размышлениями по этому поводу поделились участники "круглого стола", который Изборский клуб провёл в селе Вятское Ярославской области.Александр Проханов, председатель Изборского клуба:— Формулой "Русский мир" в последнее время оперируют самые разные люди. Что есть Русский мир? Это какая-то космическая энергия, которую пока не удаётся определить, найти её мерило и параметры, но то, что она есть, — это совершенно очевидно. И в недрах категории "Русского мира" происходят и будут происходить очень важные для нашей родины грандиозные события, связанные с реинтеграцией пространств, может быть, связанные с обороной, связанные со сложнейшими духовными конвергентными явлениями.Сначала существовала огромная Киевско-Новгородская языческая империя, населённая множеством самых разных народов. И весь этот языческий конгломерат жил, двигался, управлялся, торговал, воевал, и это была мощная сетевая геостратегическая организация. Князь Владимир Красное Солнышко, который волею судеб возглавил эту империю, оказавшись в Херсонесе и ступив босыми ногами в купель, принял Святое крещение. Говорят, что он выбирал между религиями, искал наиболее оптимальную веру для своих владений. Но мне кажется, что это неправильно, потому что религию не выбирают, Христа не выбирают. Христос либо вселяется в тебя, либо проходит мимо. Православие выбрало Владимира, а Владимир, став христианином, транслировал чудо своего преображения на все гигантские пространства своей земли. С этого момента и образовался Русский мир.Русский мир несёт в себе, на мой взгляд, две компоненты: одна связана с небесами, с нетленным, с фаворским светом, с чудом преображения, с крещением. А вторая компонента — земная, имперская, это организация земель, пространств, культур. Если небесная компонента остается незыблемой, потому что не подвержена тлению, поруганию, исчезновению, то земная, государственная, имперская категория Русского мира постоянно меняется. Она то увеличивается, то уменьшается, то теряет свои пространства и народы, то вновь разрастается. Это мы называем таинственной синусоидой русской истории, когда русские империи, достигая величайшего расцвета, потом пропадают и превращаются в чёрные дыры, зияющие ямы. Затем из этих чёрных дыр они опять восходят, создавая всякий раз новую форму Русской цивилизации.Эта пульсация говорит нам, что Русский мир может сжиматься, иногда до нуля. Сжимается Киевско-Новогородская империя, но потом на её месте возрождается Русский мир уже как Московское царство, затем и оно гибнет в океане смутных вихрей, но возрождается и превращается в романовскую 300-летнюю империю, которая, прекратив своё существование на станции Дно, уступает место будущей сталинской красной империи, непобедимой и несокрушимой, — и в то же время в три дня превратившейся в прах в 1991 году. И теперь возникает пятая, сегодняшняя империя.Если бы не было небесной вертикали, небесной Святой Руси, то с Русским миром было бы давно покончено. Как Русская цивилизация переплывала эти чёрные бездны? По-видимому, переплывала благодаря тому, что у неё сохранялась нетленная вертикальная небесная компонента. И в чёрную чашу смерти капало с небес несколько живительных капель нисходящей нетленной энергии, и из этих чёрных океанов, из пучин опять возникала русская государственность. Это наше умирание и страшно, и не страшно, поскольку история вселяет в нас мысль о том, что мы, как государственность, — непобедимы.В Русском мире существует область, которая требует непрестанных молений, молитв, — это та вертикаль, о которой я сказал. Но в Русском мире есть и нужда в разработке и отстаивании стратегий, их требует имперская, земная, двухмерная Россия. Поэтому мы говорим сегодня о соединении молитв и стратегий.Наша история несёт в себе пасхальный смысл. В русскую историю вселился Христос во время Крещения, и это придало ей характер непрерывной Голгофы, восхождения на крест, и затем — пасхального Воскрешения. Это сделало Русскую цивилизацию жертвенной и мученической. Как бы мы ни наряжались в золотые кафтаны, мы должны знать, что рано или поздно эти кафтаны будут разодраны. Мы примем на себя мировое зло, пострадаем в этом мировом зле, оно испепелит нас, может быть, даже почти до конца. Но наша задача — превращать мировое зло в мировой свет. Эта задача, непосильная другим народам, вменена нам именно потому, что мы — Русский мир. Отсюда же проистекает такая категория, как святость русского оружия, подтверждённая святостью нашей Победы 1945 года.И если Святая Русь присутствует во всех фрагментах русской истории, то она присутствует и в красном периоде. И задача сегодняшних христиан, носителей русских смыслов заключается в том, чтобы христианизировать красный период русской истории. Это гигантская мировоззренческая, историософская и духовная задача.

04 января, 01:50

ДОКЛАД «Изборскому клубу». Мир – это война. Новые измерения жесткого противоборства с Россией: от скрытой к открытой агрессии

ФОТО: «Пролив между Канадой и Мексикой говорите товарищ Курчатов…» http://prikol.i.ua/view/297995/. См. также главу авторов в книге: Холодная война 2.0. Стратегия русской победы. М.: Книжный мир, Изборский клуб, 2015. 384 с. Купить на OZONE.ru. В конце 2013 года США и их союзники начали, а в 2014 году открыто объявили войну против России. Войну ранее небывалого типа, которую сегодня называют «новой холодной войной», DIME-войной («горяче-холодной», или «гибридной» войной), «hold-war» («hold» — контаминация слов hot, «горячий» и cold, «холодный», имеющая в английском языке также и собственное значение: «выдержка», «терпение», т.е. «война как испытание прочности»), а также «глобальной хаотической войной». Уже известные технологии «информационной войны» и «цветных революций» дополняются технологиями террористического подполья, запретительных санкций и манипуляциями на глобальных рынках: сырья, услуг, финансов и т.д. Участники и эксперты «Изборского клуба», созданного по инициативе писателя Александра Проханова, в своей новой книге раскрывают различные аспекты тех системных угроз со стороны Запада, с которым столкнулась современная Россия: от причин их возникновения до путей к новой Победе. Как стать свидетелем новой Русской Победы расскажут Александр Проханов, Сергей Глазьев, Владимир Овчинский, Елена Ларина, Виталий Аверьянов, Александр Нагорный, Александр Агеев, Шамиль Султанов, Андрей Кобяков, Сергей Батчиков, Леонид Ивашов, Олег Розанов, Юрий Тавровский, Михаил Делягин, Георгий Малинецкий, Сергей Черняховский, Максим Калашников, Валерий Коровин, Владислав […]

Выбор редакции
31 декабря 2015, 10:43

Отставка Чалого подобна гласу вопиющего в пустыне

Буквально накануне заявления о своей отставке Алексей Чалый, глава Заксобрания Севастополя и его «народный мэр» (титул, к которому не может быть применена приставка «бывший») проводил встречи в Москве. В том числе появился он и в Изборском клубе, где в частной беседе подробно рассказал нам о сложившейся в городе ситуации. О намерении подать в отставку он не говорил, но в целом обрисовал существующее положение очень откровенно. Суть проста – разработанная для Севастополя амбициозная программа развития не сдвинулась с места, несмотря на то, что на словах ее все поддержали. Вместо нее город все больше погрязает в обычной российской бюрократической пучине со всеми ее родовыми пороками. Кто такой Чалый? Дон Кихот, который не предвидел, что после романтического периода воссоединения с Россией наступит сложный период «поглощения» города государственной системой? Или он рассчитывал воспользоваться особым статусом Крыма и Севастополя, чтобы попытаться показать всем, как надо развивать регион? Алексей Михайлович производит сильное впечатление, вполне соответствующее выполненной им исторической миссии. Мы говорили с ним о том, что события в Крыму 2014 года необходимо максимально точно описать и сохранить для потомков. Однако Чалый практик, и ему еще рано думать о мемуарах. Репутация Чалого во многом уникальна. Ученый, который на основе своей лаборатории создал в 1990 году эффективную промышленную группу «Таврида Электрик», выпускающую сложную и конкурентоспособную электротехническую продукцию, которая востребована на рынке более чем в 70 странах. Общественный деятель с ярко выраженной имперской патриотической позицией, профинансировавший создание знаменитого мемориала воинской славы «35 батарея» а также восстановление памятников в Инкермане. Инициатор и лидер народного сопротивления евромайдану, решительно отстаивавший курс на возвращение в лоно России. Для Чалого выбор Севастополем и Крымом исторического пути – это судьба, это мечта и главное дело жизни. Это очевидно, и здесь нечего даже обсуждать. Политологи, которые сегодня пророчат ему роль крымского «Навального», не понимают, о чем говорят. Чалый, как и сами севастопольцы (с которыми довелось мне общаться этим летом), несмотря ни на что счастливы своим воссоединением с Россией и в подавляющем большинстве готовы терпеть лишения. Но лишения лишениям рознь – происки врагов не так обидны как глупость, некомпетентность и вороватость своих собственных властей. Чалый попал под санкции Запада, и от этого страдает его компания. Его партнеров в США, Канаде, Европе вынуждают отказываться от сотрудничества с дочерними предприятиями «Таврида Электрик», хотя сам Чалый, став государственным деятелем, вышел из бизнеса. Казалось бы, о таких политиках, выросших на героической волне «Русской весны», можно только мечтать. Однако, одно дело спасение родины в критический момент, а другое дело – выживание в условиях существующей бюрократической системы. Чалый дейстивтельно не вписывается в формат, он «знаменит» тем, что не носит костюмы, даже на церемонию подписания договора о присоединении Крыма и Севастополя к России он явился в свитере, и это бросалось в глаза. На мой взгляд, Чалый и в данном аспекте был небезнадежен – человек тонкий, наблюдательный, прекрасный организатор, он мог бы найти свою нишу и в российской чиновничьей системе, если бы по натуре был несколько более склонен к карьеризму, интригам, конъюнктуре. Вместо этого Чалый хотел использовать исторический шанс, чтобы совершить стратегический прорыв в развитии Севастополя, ради чего оставил весной 14-го года губернаторский пост. Ради этого формировал он и депутатскую команду, прошедшую в городское Заксобрание. Чалый рассчитывал, что депутаты будут поддерживать его стратегический план развития города, но тщательно подобранные и казалось бы проверенные люди, как он признается, вскоре начали «приспосабливаться» к власти и предавать общее дело. Тем не менее, многого удавалось добиться – блокировались коррупционные проекты по перераспределению земельного фонда, не соответствующей законам застройке и др. Поднялось целое народное движение "за прекращение разграбления Севастополя", голоса которого дошли и до слуха президента Путина. Однако, по мнению Чалого, мало бороться с коррупцией и беззаконием, гораздо важнее – позитивное развитие. А этого в Севастополе как раз совсем нет. Очень жаль, что существующая политическая система отторгает таких людей как Чалый. Это, в конечном счете, не на пользу самой системе. Отставка Чалого – это сигнал верховной власти о неэффективности навязываемой городу «классической российской» модели. Это призыв и к губернатору Меняйло вспомнить о своих предвыборных обещаниях. Это крик о правоте, которая не услышана и проигнорирована. Возможно, у Чалого, если он поднимает этот крик, есть надежда, что его все-таки услышат… Виталий Аверьянов

03 июля 2015, 14:00

ВСПЛЫВАЮЩАЯ ИМПЕРИЯ. Об имперском переломе и запросе на Империю

Из доклада Изборскому клубу под редакцией В.В.АверьяноваРазрушение Советского Союза прошло под аккомпанемент публицистических заклинаний о временности любой империи, о том, что все империи рано или поздно разрушаются. Происхождение этого мотива у идеологов и обслуги перестройки не так легко объяснить. В самом деле, что они хотели этим сказать? Ведь факт разрушения империй не опровергает ни того, что они востребованы человеческой историей, ни того легко доказуемого факта, что они являются более долговечными, чем другие политические формы. Если бы разрушители СССР взаправду захотели учредить на большей части его территории стабильное и жизнеспособное политическое устройство, то следовало бы вновь выбрать именно имперскую форму.Может быть, конструкторы антисоветской идеологии почерпнули этот мотив у одного из главных гуру англосаксонской историософии Арнольда Тойнби? Тойнби в «Постижении истории» поражался необыкновенному упорству, с которым «универсальные государства» борются за свою жизнь, как будто они и есть «конечная цель существования», действительно Вечный Город, Бессмертная Империя. Тойнби признавал, что труднообъяснимая вера людей в бессмертие их держав, которая проявлялась даже после крушения империй, порой позволяла возрождать эти империи в новой форме, как будто «мертвая цивилизация и живая связаны между собой сыновне-отеческим родством»[1]. Эта вера сродни той, что, по евангельскому слову, движет горами. Не значит ли это, что заклинания о смертности империй в конце 80-х годов были призваны внушить позднесоветскому, а затем и постсоветскому обществу обратные убеждения, так сказать, вакцинировать его от «имперского синдрома»?Другой мотив, связанный с предыдущим, и имеющий хотя бы какую-то внутреннюю логику, заключался в том, что империя как политическая форма в принципе уходит в прошлое, то есть попросту устарела. Действительно, XX век стал веком небывалых антиколониальных и национально-освободительных движений, в результате которых пали ведущие державы-метрополии от империи Габсбургов на Западе до царства династии Цин на Востоке, а затем с мировой карты исчезли колонии Великобритании, Франции и Португалии. В этой оптике СССР мог показаться последним образованием имперского характера, чем-то вроде реликта русского имперского проекта, получившего за счет левой революции отсрочку собственной гибели. Такую трактовку нередко можно встретить у неолиберальных публицистов – и теперь уже не только в отношении СССР, но и современной, путинской России, новый консервативный курс которой, как говорят некоторые, призван вновь отсрочить неизбежный и окончательный развал нашего государства, столь для них желанный.Не в последнюю очередь разрушение СССР рассматривалось политическими элитами британского мира как своего рода «месть» за освободительное движение, которое было спровоцировано социалистическим блоком в его противостоянии с миром капитализма. В настоящем докладе мы приходим к выводу, что тезис о «конце всех империй» был справедлив по отношению к западным колониальным империям Нового времени, а потому западные идеологи и ученые спроецировали его и на «восточные» державы. Это была «месть» не только политическая, но и, в некотором роде, методологическая, поскольку западный человек разочаровался в своих империях, убедительно продемонстрировав себе и всему миру свою «имперскую несостоятельность». Так называемый «викторианский синдром», который крайне болезненно переживала британская элита в 60-е – 70-е годы XX века, до сих пор не изжит. К примеру, воссоединение России с Крымом отзывается имперскими фантомными болями (принц Чарльз, встречаясь с меджлисом крымских татар, декларировал собственное родство с крымскими ханами). Дополнительная фантомная боль провоцируется тем фактом, что Крым не стал-таки яблоком раздора между Россией и Турцией.Антиимперский и антиимпериалистический пафос коммунистов и социалистов первой половины века был взят на вооружение неолибералами. До сих пор в представлении западной политологии, во многом наследующей штампы «революции 1968 года», империя сводится к захвату ресурсов, подчинению слабых государств и ограблению населения. Но на практике «молодежный класс» мобилизуется часто против правительств, старательно внедряющих демократическую модель с разделением властей, в то время как реальные вассальные диктатуры (напр., монархии Персидского залива) получают «иммунитет».Вместе с тем гипотеза о смерти всех империй, этот своеобразный аналог мифа о «конце истории», будучи удачно примененной как инструмент демонтажа восточного блока и СССР, оказалась сама по себе мимолетной. Лишь в 90-е годы идея освобождения от бремени и наследия империи лежала в основе целой волны внешне объективных академических исследований, проводившихся в основном при поддержке западных фондов. Правительствам «переходных экономик» внушалась модель национального государства как естественного воплощения демократии. При этом параллельно происходило конструирование Евросоюза и разворачивались программы партнерства с НАТО в Восточной Европе, что означало реальное имперостроительство и учреждение «вассалитетов» на освободившихся от советского влияния территориях.Тем не менее, в те годы встречались и откровенные признания со стороны ведущих западных ученых. Так, например, Хью Тревор-Ропер уже в 1993 году, отбрасывая камуфляж, утверждал, что малые нации не могут обладать полным суверенитетом, поскольку так или иначе являются частями имперских систем[2]. Тогда это был один из немногих голосов, затерявшихся в хоре политкорректности и эйфории «конца истории».В течение одного десятилетия ситуация с трактовками империи сильно изменилась и наметился так называемый «имперский перелом»[3]. Размытость понимания империи привела и к размытости ее критики. Одновременно произошла деконструкция понятия «нации» и производного от него «национального государства». Национальное государство как ориентир 90-х годов, по выражению К. Кейдера, все больше утрачивало «очарование». Попытки представить понятие империи в виде «воображаемого сообщества» в целом оказались безуспешными. Ученые заговорили о «когнитивном расстройстве» имперских исследований. По выражению Марка Бейссингера, «денатурализация» нации привела к опасности романтизации былого имперского разнообразия, и теперь империя – о, ужас! – может занять ставшее вакантным место основополагающего элемента истории[4].Объявление о «конце империй» оказалось ничтожным перед лицом истории, и от разговоров об имперском реваншизме все чаще стали переходить к констатации неустранимости имперского начала в российской политике[5]. С другой стороны, американская имперская традиция также возрождается, и все отчетливее звучат голоса о строительстве всеобъемлющей империи как однополярного мира, а не просто абстрактного global state. Об этом пишут и противники американской империи, такие как Энтони Негри и Майкл Хардт, и её апологеты, вроде неоконсерваторов Роберта Кейгана и Уильяма Кристола или менее идеологизированный Параг Ханна.В России, наряду с неолиберальной и нигилистической волной, существовала и развивалась собственная традиция описания империи. Суть ее может быть охарактеризована словами В.П. Булдакова об отказе воспринимать империю как исключение, а не правило всемирной истории или тем более как «дурное прошлое», от которого необходимо открещиваться[6]. К заметным проектам апологетического по отношению к имперскому опыту России характера можно отнести дискуссии в журналах «Родина» (1995-1997 гг.) и «Философия хозяйства» (1999 – 2005 гг.). Идеологами империи в этом ключе выступили митрополит Иоанн (Снычев), В.Л. Махнач, Ю.М. Осипов, А.Г. Дугин, A.C. Панарин и др. В наиболее зрелом виде неоимперский подход проявился в работах второй половины нулевых и последующих годов[7].Один из пороков постмодернистских подходов к истории заключался в том, что историки этой генерации зачастую игнорировали глубинные, свойственные коренному большинству населения той или иной страны установки и предпочтения и сосредотачивали свои исследования на наиболее заметных «пограничных» меньшинствах. Такой подход был выгоден для тех сил, которые рассматривали научный и концептуальный анализ не как средство подлинного понимания объекта, а как поиск и конструирование наиболее эффективных способов манипуляции объектом, в том числе его разрушение.Именно стремлением найти идеальный способ манипуляции и разрушения объясняются многие структурные исследования империй, в том числе Российской империи и СССР. Вычленение слабых мест, уязвимых сообществ, тех меньшинств, которые склонны к поддержке процессов политического разложения и распада, конструирование протестной субъектности даже тогда, когда она носит явно искусственный характер – вот фирменный стиль этой манипулятивной империологии[8]. Сработав в 80-е годы в восточном блоке, метод разжигания межнациональных конфликтов был спроецирован и в прошлое (историю Российской империи), и в будущее (современная РФ). Видные теоретики ослабления империй через рост национализмов (Д.Ливен, Р.Суни и др.) заложили неплохой фундамент для этого подхода. В национализме видели главный «мотор развития» (читай: дезинтеграции империи), а в качестве аксиомы насаждался тезис об «искусственном сдерживании национального развития» в империи. Тем не менее, золотой век идеализации «национальных государств» – в прошлом. Те, кто связал себя с таким ложно понятым национализмом, игнорировали существовавший всегда опыт постижения империи, который отражен, к примеру, в высказывании Поля Мари Вейна: «Политический порядок парил над этническим разделением, подобно тому как у нас цивилизация парит над национальными границами и не является поводом для шовинизма»[9]. Несмотря на то, что метод один раз сработал, он не может считаться совершенным – напротив, в новых исторических условиях он выдает регулярно повторяющийся порок западных обобщений – упрощение и недооценку незападных культур.В целом на сегодня на Западе пытаются построить подход, связанный с членением имперских пространств не на народы в чистом виде, а на «регионы», абстрактные территориальные единицы, в которых аналитик наблюдает уникальное сочетание различных компонентов: этносов, национальностей, политических традиций, религий, имущественных и потребительских особенностей и т.д. Соответственно, в современной практике манипуляции каждый регион рассматривается как объект, для которого создается неповторимая, специально под него рассчитанная манипулятивная стратегия.В этом подходе как в искривленном зеркале отражается традиционная имперская стратегия, где в каждом элементе титула императора символизируется своеобразный тип правления империи в конкретном регионе. Логика собирания земель в империи у современных глобальных субъектов превращается в логику «рассыпания» земель – с тем чтобы затем унифицировать и нивелировать их уже в новой, глобальной системе. Стратегически речь идет о строительстве мировой гиперимперии, которое осуществляется через расчистку поля, через «игру на понижение» в отношении религиозных, этнокультурных, государственных традиций. Возникающая гиперимперия вынуждена критиковать все бывшие до нее империи, поскольку они были не чем иным как вариантами «альтернативной глобализации» на своих локальных участках, то есть фактически ее конкурентами, почему и добрая память о них или попытки их возрождения совершенно неприемлемы. С другой стороны, она вынуждена критиковать и традиционную культуру, мораль и религиозные убеждения как недостаточно соответствующие ценностям индивидуальной «свободы».Ставка на меньшинства при этом сохраняется, и, несмотря на ее неосновательность, в настоящее время оказывается оправданной исходя из опыта так называемых революций-2.0. Режиссеры этих революций, похоже, полагают, что чаяния обществ и элит заведомо существуют в непересекающихся измерениях, и если большинство еще не противопоставлено власти усилиями активного меньшинства, значит, это большинство пассивно (равнодушно, пребывает в «темном», «рабском» состоянии и т.п.). Таким образом, разложение незападных обществ выдают за своего рода «просвещение». В других докладах Изборского клуба уже неоднократно проводилась мысль о том, что в реальности новейшие массовые движения базируются на новом поколении технологий, предполагающих более низкий уровень образования, психологической самодостаточности, целостности ментальной «картины мира» и меньшей индивидуальной зрелости агентов этих движений, чем ранее (например, в той же революции 1968 года, не говоря уже о классических революциях)[10].В информационных войнах ключевым зажигательным элементом эпохи технологий 2.0 была признана «картинка», а не вербальное сообщение. К примеру, в российских политических новостях знаковой картинкой был пожар в московском Манеже в день инаугурации Путина, с Раушской набережной выглядевший как зрелище горящего Кремля; другой знаковой картинкой – панк-молебен в главном соборе Москвы, участницам которого были в деталях знакомы египетские прецеденты создания революционных «картинок».Однако, все это вмиг померкло перед кадрами ликующей человеческой массы у здания Верховного совета Крыма, а следом, вскорости – километровой очереди на референдуме донетчан и луганцев в Москве. Обе эти незапрограммированные картинки и были основанием для термина «информационные войска Путина» – поскольку иначе как прямым производным от государственной пропаганды стандартная западная аналитика этот феномен рассматривать не могла. Прошло некоторое время, прежде чем Москве была предъявлена претензия в имперском реваншизме, с соответствующими заявлениями на саммите НАТО и после него. Пропагандистское усилие со стороны РФ сыграло вспомогательную роль: оно само по себе не генерировало запроса на империю, а лишь открыло шлюзы для выхода в публичное пространство этого накопленного под спудом общественного запроса. Когда этот факт стал уже неопровержимо очевиден для глобальных экспертных кругов, последовали глобальные оргвыводы.Последовательность этих оргвыводов обернулась еще одним просчетом: так называемый «ближний круг» российского лидера сплотился, не смутившись как экономическим, так и статусным ущербом. Более того, обнаружилось, что критерий личного статуса для сообщества-мишени не тождественен допуску в наднациональные клубы; более того, глобальный корпоративный мир не проявил ожидавшейся решимости к отторжению российских участников: пришлось прибегать к персональному давлению и даже точечным ликвидациям (Кристофа де Маржори).Как итоги референдума в Крыму, так и (в еще большей степени) опросы граждан России об отношении к присоединению Крыма, или замеры рейтинга президента России – недвусмысленно свидетельствовали о том, что колоссальные средства, вложенные в «ломку русского менталитета» через государственные (связанные с USAID), квазинезависимые (многочисленные НКО – иностранные агенты) и частные каналы, были потрачены во многом впустую. Общество, от которого ожидалось «несогласие» с властью, ответило «несогласием» с манипуляторами.Несмотря на то, что сети публично интерпретировались в период «арабской весны» лишь как технический инструмент, как «модератор коммуникации», энтузиасты «технологий 2.0» исходили из аксиомы о том, что степень интернетизации пропорциональна степени «правильной» трансформации обществ-мишеней. В то же время сеть, транслирующая не либеральные, не радикально-националистические, а имперские смыслы, в представлении экспериментаторов – просто нонсенс: ее «не может быть, потому что не может быть никогда». Ведь имперское мышление – возврат в XIX век (как и говорилось с высоких трибун), а в XIX веке сетевых сообществ не было.Симптомы возрождения имперского сознания на уровне элит целого ряда государств с имперских прошлым лежали на поверхности – от посещений первыми лицами Японии храма Ясукуни до присвоения новому мосту через Босфор в Стамбуле имени султана, не говоря уже о том, что китайцы даже в государственной прессе стали именовать свою страну не только народной республикой, но и Поднебесной (империей). Если эта тенденция отметалась как некая случайная аномалия, обусловленная причудами или «заскоками» отдельных амбициозных лидеров, то этот факт можно объяснить исключительно идеологической установкой, стереотипом, исходящим из «желаемого» (wishful thinking).Поэтому, когда западная публицистика рассчитывает на действие антироссийских санкций как на «победу (пустого) холодильника над телевизором», эта вульгарно-материалистическая метафора неточна: чтобы превратить русских людей в животных, их, кроме телевизора, нужно лишить по крайней мере еще и компьютера. Того самого средства, которое задумывалось как инструмент деидентификации, а стало в России рупором имперских смыслов.............................[1] Тойнби А. Постижение истории. М. 1991. С. 485-489.[2] Trevor-Roper H. Aftermaths of Empire – in: End of Empire. The Demise of the Soviet Union / ed. by G.Urban. Washington 1993. С. 93.[3] Он отразился в большом количестве работ о России, таких как: Wortman R. Scenarios of Power: Myth and Ceremony in Russian Monarchy. Princeton: Princeton University Press, 2000; Imperiology: From Empirical Knowledge to Discussing the Russian Empire / Ed. by Kimitaka Matsuzato. Sapporo: Slavic Research Center, Hokkaido University, 2007; Russian Empire: Space, People, Power, 1700–1930 / Ed. by J. Burbank, M. von Hagen, A. Remnev. Bloomington: Indiana University Press, 2007 и мн. др.При этом в России неспроста в тот же самое время продолжаются разработки, призванные объяснить «отмирание» империи становлением «наций» и предупредить против опасностей, сопряженных с возрождением имперских комплексов: сборники российско-американского журнала «Ab Imperio»; Миллер А. Империя Романовых и национализм. М., 2006; Западные окраины Российской империи / Под ред. М.Д. Долбилова и А.И. Миллера. М.: НЛО, 2007; Сибирь в составе Российской империи / Под ред. Л.М. Дамешека, A.B. Ремнева и др. М.: НЛО, 2007; Северный Кавказ в составе Российской империи / Под ред. В.О. Бобровникова и И.Л. Бабич. М.: НЛО, 2007; После империи / Под ред. И.М.Клямкина. М., 2007 и мн. др.[4] Beissinger M.R. The Persistence of Empire in Eurasia // NewsNet: News of the American Association for the Advancement of Slavic Studies. Vol. 48 (2008). № 1.[5] Rоsefelde S. Russia in the 21-st Сentury. The Prodigal Superpower. Cambridge University Press, 2005; Паин Э. Россия между империей и нацией // Pro et Contra. 2007. Май-июнь; King Ch. Crisis in the Caucasus: A New Look at Russia’s Chechen Impasse // Foreign Affairs. 2003. March-April.[6] Булдаков В.П. Империя и смута: К переосмыслению истории русской революции // Россия и современный мир. 2007 № 3. С. 7.[7] Русская доктрина / под общ.ред. А.Кобякова и В.Аверьянова. М., 2005; Крепость «Россия» / М.Леонтьев, М.Юрьев, А.Невзоров, М.Хазин и др. М., 2005; Проханов А. Симфония Пятой империи. М., 2006; Проханов А., Кугушев С. Технологии Пятой империи. М., 2007; Бабурин С.Н. Мир империй. М. 2010; Аверьянов В. Империя и воля // Москва 2012 № 1 и др.[8] Это напоминает анекдот о конкурсе на лучшую книгу о слонах. В нем немцы привезли на тележке многотомный труд «История изучения слонов – Введение», американцы – брошюру «Все, что вы хотели знать о слонах», французы – изящный альбом «Сексуальная жизнь слонов», а англичане – том в кожаном переплете «Как охотиться на слонов». Подход англичан в этом анекдоте – красноречивая метафора того, что такое «имперские исследования России» на Западе в постколониальную эпоху.[9] Paul Veyne. L’Empire romain. – In: Maurice Duverger (ed.) La Concept d’Empire. Paris: Presses Univ. des France, 1980. С. 122.[10] Черемных К., Восканян М., Кобяков А. Анонимная война (доклад) // Изборский клуб, 2013, № 6; Доклад «Линии раскола в российском обществе» / под ред. А. Кобякова // Изборский клуб, 2014, № 6 (18) и др.Полностью читать доклад на сайте Изборского клуба

11 мая 2015, 12:30

В чем сходятся китайская и русская мечта

1-6 мая делегация Изборского клуба посетила Китайскую народную республику и приняла участие в конференции в Пекине, посвященной положению России и Китая в меняющемся мире. В своем выступлении на этой конференции 5 мая исполнительный секретарь Изборского клуба, Виталий Аверьянов отметил, что у русских и китайцев есть ряд общих ценностных принципов, на основе которых может быть построен более справедливый миропорядок.Говоря о новой модели мироустройства, более справедливой чем нынешняя, можно исходить из того, что базовым принципом этой модели станет доверие. Это доверие будет покоиться на том, что у каждого из геополитических субъектов есть свои святыни. Уважение к святыням друг друга может быть достаточным основанием для союза против субъекта субверсии и разложения традиционных культур. Нам не стоит стесняться ни своего имперского прошлого, ни нашего имперского будущего, ведь наши империи будут не воспроизведением западных образцов колониальных работорговых империй, но человечными и терпимыми. Мы используем для описания сущности Пятой империи России, которая должна утвердиться в XXI веке, понятие империи халкидонского типа, то есть гаранта бесконфликтного сосуществования религиозных и этнических групп. В русском понимании империя нацелена на приобщение человека высшим ценностям (в пределе русский идеал – святость, Святая Русь, это универсалистский идеал, не ограниченный географически, идеологически, метафизически). В его нравственной подоплеке этот идеал перекликается с учением Конфуция.Русской историей был воспитан народ, который в принципе пригоден к большой мировой миссии и воспроизводит ее исходя не из ожиданий сиюминутной отдачи или тем более прибыли, но целенаправленно – как духовную установку на преображение мира. В полной мере этот дух русского народа проявился в советский период. Об этом говорил Мао Цзэ-дун: «Наши друзья сочувствуют нам неподдельно, относятся к нам, как к родным братьям. Кто же они, эти люди? Это советский народ, это Сталин. Ни одна страна не отказывалась от своих привилегий в Китае, от них отказался только Советский Союз».Общим для Китая и России в выстраивании ими образов своей мечты является противодействие разрушительному, идущему с Запада, индивидуализму и атомизации общества. Даже сама «американская мечта» в значительной мере строится на успехе индивидуума вопреки и наперекор успеху других людей – то есть это успех за счет неуспеха других. Американские идеологи и Голливуд стремились скрыть подноготную суть капиталистического миропорядка, но для русской и китайской ментальностей, несмотря на соблазны и временные помрачения, эта суть достаточно очевидна.Вместо американской мечты и «стиля жизни» со ставкой на индивидуальный успех мы могли бы предложить миру русскую всечеловечную мечту «общего дела», заразительную идею сплочения вокруг привлекательной задачи, радости от общего смысла жизни и общего успеха с приоритетами общественной целесообразности и социальной правды. Россия была империей, которая утверждала свою метафизическую правду не как частность («наша правда» против «вашей правды»), а в качестве универсалии (вселенская правда России как мировой гармонии, как модели такой гармонии под эгидой «Белого Царя»).У русских и китайцев во многом есть общее понимание того, что ключевыми общественными ценностями будущего станут: 1) справедливость социальная, личная и небесная (в том числе и справедливость глобального мироустройства); 2) сакральность суверенного государства-субъекта в противовес «сервисному государству»; 3) отрицание необратимости торжества евроатлантической модели глобализации, открытость к многополярному миру с принципиально разными доктринами развития; 4) признание семьи (брака мужчины и женщины с рождением и воспитанием детей) как главенствующего института воспроизводства человека в его духовной сущности; 5) модель хозяйства достатка в противовес моделям сверхпотребления и homo economicus; 6) переход от навязанной глобализаторами модели «демократии», которую Запад превратил в инструмент подавления инакомыслия в других государствах, к модели «подлинных народовластий», вытекающих из принципов и ценностей каждого народа.http://www.dynacon.ru/content/articles/5473/

10 ноября 2014, 14:25

07.11.2014 "Изборский клуб" Аверьянов

 В заседании Изборского Клуба «Новороссия» принял участие Виталий Аверьянов, исполнительный секретарь Изборского Клуба, директор Института динамического консерватизма.